Сравнительно историческая школа – rulibs.com : Наука, Образование : История : Сравнительно-историческая школа : Олег Омельченко : читать онлайн : читать бесплатно

6. Сравнительно-историческая школа.

Сравнительно-историческое литературоведение, раздел истории литературы, изучающий международные литературные связи и отношения, сходство и различия между литературно-художественными явлениями в разных странах. Сходство литературных фактов может быть основано, с одной стороны, на сходстве в общественном и культурном развитии народов, с другой стороны — на культурных и литературных контактах между ними; соответственно различаются: типологические аналогии литературного процесса и "литературные связи и влияния". Обычно те и другие взаимодействуют, что, однако, не оправдывает их смешения.

Предпосылкой С.-и. л. является единство социально-исторического развития человечества. В результате сходных общественных отношений у разных народов в развитии разных литератур в одну историческую эпоху могут наблюдаться историко-типологические аналогии. Предметом сравнительно-исторического изучения с этой точки зрения могут быть отдельные литературные произведения, литературные жанры и стили, особенности творчества отдельных писателей, литературные направления. Так, в средние века у разных народов Востока и Запада черты такого сходства обнаруживает народный героический эпос; в период расцвета феодализма — рыцарская лирика провансальских трубадуров, немецких миннезингеров, ранняя классическая араб. любовная поэзия, стихотворный рыцарский роман на Западе и "романический эпос" в восточных литературах.

Сходные пути развития литературы у разных народов не исключают возможности международных контактов и взаимовлияний и обычно перекрещиваются с ними. Однако для того чтобы влияние стало возможным, должны существовать внутренняя потребность в таком культурном "импорте", аналогичные тенденции развития в данном обществе и в данной литературе. А. Н. Веселовский говорил о "встречных течениях" в заимствующей литературе. Поэтому всякое литературное влияние бывает связано с частичной трансформацией заимствованного образца, т. е. с его творческой переработкой в соответствии с национальным развитием и национальными литературными традициями, а также с идейно-художественным своеобразием творческой индивидуальности писателя; эти различия для С.-и. л. не менее важны, чем сходство.

Сравнительно-исторический метод (компаративистика)

Компаративистика – это самое серьезное, что есть в филологии. Сравнительно-исторический подход складывался медленно и трудно. И предпосылкой было открытие, которое сделали методологи. Сходство фабул мифов разных народов было открыто. Сторонники мифологической школы открыли, что существовал единый миф, но потом подвергли сомнению. Тогда была выдвинута гипотеза заимствования.

Первая стадия: Школа Бродячих сюжетов, миграционная теория. Имело место простое заимствование сюжетов у одного народа другим. Они стали искать первоисточники. Пионером был немецкий историк, лингвист Теодор Бенфней. Перевел на немецкий язык древнеиндийскую книгу. Он установил, что сюжеты рассказов Декамерона, повторяют сюжетную схему этой древней книги. Декамерон – это заимствование. Пути перемещения: Великий шелковый путь из Индии в Китай. Второй путь – при посредстве буддизма идеи переносились на север, в Монголию. При великих этих натисках монголы и турки несли сюжеты, сказания. Идеи Бенфея распространял Стасов. Стасов «Происхождение русских былин». Стасов доказывал, что в русских былинах нет ничего оригинального. Они повторяют индийские сказания и легенды.

Вторая стадия: Антропологическая школа. Она объясняла единством человеческой природы сходство мифов и сюжетов. Все главные события Ветхого Завета есть и в фольклоре африканских племен. Факт заимствования имел место. Другое дело – в каких масштабах ведется это заимствование. Уже Белинский рассуждал об этом.

Главное имя – это Веселовский А.Н. Известен как создатель исторической поэтики. Александр Веселовский начинал свое творчество как сторонник миграционной теории. Но он увидел крайности этой теории. Он понял, что она механистична. Он создал свою теорию сюжета. Для создания исторической поэтики Веселовский должен был пройти путь развития, критический отнестись к основам теории Бенфея. Он был и полиглотом, он легко усваивал языки, он знал не только европейские языки, но и тюркские и другие. Он был отправлен для подготовки к профессорскому знанию в Европу. Веселовский печатал статьи в Берлинском университете, других европейских. Его первая книга была опубликована на итальянском, посвящена была итальянскому Возрождению, открытому им роману эпохи возрождения.

В 80-е годы он опубликовал книгу «Противоречия итальянского Возрождения». О Бокаччо, о Данте. Двухтомное исследование об итальянском Возрождении. В нем проявились принципы сравнительно-исторического языкознания. В 72 году он опубликовал свою первую большую книгу и защитил докторскую

«Славянские сказания о Соломоне и Китоврасе и западные легенды о Морольфе и Мерлине». Начав с древнеиндийских текстов, Веселовский проследил путь этих мотивов и фабулы через весь мир. По материалам Веселовского фабула рассказов о мудром царе-судье возникла в Индии в античное время, была связана с именем мудрого царя-судьи Викрамы. Царь Викрама обладал с детства исключительной мудростью. Он судил правильно там, где взрослые судьи не могли справиться. Когда этот текст был восстановлен, то стало ясно, что библейские сказания не первоисточник. Вывод – сюжеты перемещаются.

Веселовский поставил вопрос о литературных влияниях, каково было воздействие буддийского, иранского, иудейского, славянского, западноевропейского миров?

ИДЕЯ СТАДИАЛЬНОСТИ: Все народы проходят одни и те же стадии, но в разное время. Русские былины они появились через 2500 лет после Гомера, но стадия та же. Все народы обречены идти одними и теми же путями.

СЮЖЕТ НЕЛЬЗЯ ПЕРЕНЕСТИ: сюжет каждый раз новый, каждый пересказ – это изменение сюжета. Перемещаются мотивы, а не сюжеты. Мотивы – атомы повествования.

Историческая поэтика складывалась не без влияния позитивизма. Веселовский хотел создать тонную науку. Он долгие годы занимался сравнительно-исторические анализами. Последние годы писал книгу о Жуковском. Двухтомный труд «Из истории романа и повести». Противники Веселовского видели в нем западника. Почти все сюжеты русских былин протосюжеты он находил на западе. Оппонент – Г.Н. Потанин. Он выдвинул противоположную концепцию – тюрко-монгольская концепция. Две крайности. Даже в русских духовных стихах Веселовский находил сплошь заимствованные сюжеты.

Далее Веселовский пришел к идее стадиальности. Он сделал правильный вывод, что более всего сходны народы на ранних стадиях развития, затем они отдаляются от этой привычной простоты.

1-я стадия – синкретическая стадия. До всякого разделения, нет никаких жанров и родов. Нет отдельно эпоса, лирики и драмы. Здесь и было начало исторической поэтики.

2-я стадия – традиционализм

3-я стадия – обновление, новаторство

Эти стадии народы Земли проходят в разное время. Их миновать нельзя. Веселовский был сторонником антропологической природы. Он боролся с культом гения. Надо восстанавливать общий фон эпохи, восстанавливать имена. Самое ненадежное – это смысловое толкование, интерпретация. Позитивисты пришли к в выводу, что это не область науки. Он предложил методику погружения в чужую культуру, чтобы не внести своего понимания. Он на этом пути и начал труд над исторической поэтикой. Отсюда первый шаг к формализму. Формальная школа в России - это преемники Веселовского. Веселовский сосредоточился на проблемах фольклорных и литературных связей. И он пришел к выводу, что наука преувеличивает момент оригинальности и индивидуальности. Это Неизжитый романтизм, надо от него отходить. Возникает понятие всеобщей литературы, проследить единство литературы. Брат Веселовского,

Алексей Николаевич, позднее пришел в литературу. Открыл в Московском университете кафедру всеобщей литературы. Концепт – выявлять общее в литературе. Эта идея сводилась к тому, что литература человечества едина – разница в стадиальности.

Алексей Веселовский: В разных регионах Земли возникает различная плотность литературного и художественного процесса. Он был крайним западником, он считал, что русская литература она все еще в периоде ученичества. Он написал историю русской литературы по эпохам влияния (голландский, немецкий, французский, английский). Когда они преступали к изучению конкретных авторов, они тоже выделяли такие периоды.

Против этой крайности выступили критики – поздние славянофилы. «Борьба с западом в русской литературе». Он показал, что русская литература росла не на повторении, а обороняясь.

Работа в области всеобщей литературы только начата. Идея повторяемости и влияний, но есть ведь и идея отталкивания! Компаративистика в советское время подчинилась марксистской идеологии.

Сторонники компаративистики были многочисленны. В.М. Жирмунский. Начинал он из причастности к школе акмеистов, потом занялся сравнительно-историческим анализом. «Романтизм в Германии», «Гете в России» и другие работы. Переклички русских поэтов со школой Гете. Книга-легенда о «Докторе Фаусте». Он занимался так же и сопоставительным анализом греческого эпоса. Сопоставление русских былин со среднеазиатским эпосом.

На этом пути начинается неизбежная утрата оригинальности автора. На этом пути пришли к идее написать историю литературы без имен.

Николай Иосифович Конрат. Он востоковед, занимался японской и китайской литературами, книга «Запад и Восток». Его заветная идея – восточное Возрождение. Он отстаивал мысль о том, что все народы прошли или пройдут эпоху Возрождения. Он находил эти признаки даже у среднеазиатских народов. «Алишер Наваи и среднеазиатское возрождение». В России признаков Возрождения ученый не нашел, разве что некоторые тенденции, связанные с Пушкиным. Потому что Россия – страна православная, а это явление средневековья, православие не признает чистилища. А Возрождение начиналось именно с идеи чистилища. Пока в России православие – Возрождения нам не видать. С ним солидарен Лотман.

Мысль о том, что у всех народов Земли было Возрождение поспешна. Все это дискуссионно. Вопрос: когда возникла всемирная литература? Конрат считал, что с Возрождением. Но и это сомнительно. Девятитомная история всемирной литературы превратилась в восьмитомную. Там нет изданий 20 века.

studfiles.net

Сравнительно-историческая школа. Всеобщая история государства и права. Том 1

Сравнительно-историческая школа

Развитие в середине XIX в. науки социологии, а затем появление сравнительно-исторического метода (см. § 1) изменили исследовательские задачи историографии всеобщей истории права. Правоведы и историки стали искать общие пути развития правовых и государственных систем разных народов и таким путем устанавливать общие закономерности перемен историко-юридических институтов. Всеобщая история государства и права стала пониматься только как сравнительная история: то, что одинаково у разных народов, — это предмет всеобщей истории права, то, что различно, — узконациональной.

Из всеобщей истории права стали выделять особую историческую, сравнительную этнологию, которая должна была установить происхождение государства и права у всех народов земли. Это происхождение должно быть единым, потому что, как замечал один из основателей этого направления немецкий историк и правовед А. Г. Пост в «Очерках по всеобщей сравнительной истории государства и права» (1878), в самые различные эпохи у разных народов проявляется замечательное согласие в юридических обычаях и институтах и по новым данным истории и этнографии «становится возможным открыть общую историю развития человеческого права». Сравнительная история сделала важные наблюдения не только о тождестве юридических институтов у разных народов в разное время, но и о влиянии развития государства и права одних народов на другие, о возможном существовании когда-то единого права и общего государственного строя у многих индоевропейских народов, позднее распавшихся на отдельные системы. Примеры такого исследования всеобщей истории государства и права дали работы известного английского правоведа и историка

Г. Мэна, посвященные праву древних народов и древнейшим формам государственности.

Большой вклад в сравнительно-исторические исследования права внесли также работы французского правоведа Р. Дарреста. В его исследовании всеобщая история права включила в себя правовые системы древней Скандинавии, славянских народов даже до XIX в., кавказских народов, Венгрии, Персии. По его инициативе было начато издание общеевропейского по значению «Журнала истории французского и зарубежного права», выходившего десятилетия.

Сравнительно-историческая школа, конечно, не исчерпывала всех направлений историко-правового изучения во второй половине XIX — начале XX в., но она была определяющей в Европе. Классическая юридическая школа исследования истории права также ознаменовалась важными новыми трудами и концепциями. Знаменитый немецкий историк Т. Моммзен, помимо известной «Истории Рима» (в 4 т.), опубликовал обширные собрания памятников римской истории, в том числе надписей, которые вводили ученых в многовековую, не только литературную, но реально правовую жизнь древнего римского общества. Его перу также принадлежат доныне классические труды по римскому государственному и римскому уголовному праву. Своеобразием концепционного взгляда на историю государственных и правовых институтов отличался труд О. Гирке по правовой истории германских народов. Согласно общей идее, вся история права есть установление и развитие традиций «товарищественности», в которой находят согласие и идея свободы личности, и интересы государства и общества. В трудах европейски знаменитого германского правоведа Р. Иеринга на основе исследований тысячелетнего взаимодействия римского права с правовыми системами других народов была раскритикована позиция исторической школы права на развитие права как тихий и безмятежный процесс: за утверждение новых правовых принципов, выделял Иеринг, идет настоящая политическая и идейная борьба. О влиянии на развитие форм государства международных отношений, военного давления на страну в истории писал в своих исследованиях О. Хинтце.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Сравнительно-историческая школа (компаративизм). Теория литературы

Сравнительно-историческая школа

(компаративизм)

Основоположник сравнительно-исторической школы – А.Н. Веселовский (1838—1906), европейски образованный ученый, академик, знаток славянских, немецкой, итальянской культур; вошел в науку в последней трети XIX в. В своих работах опирался на достижения мифологической школы Я. Гримма и своего учителя Ф.И. Буслаева, на труды ученых культурно-исторической школы Н.С. Тихонравова и А.Н. Пыпина, а также на работы представителей психологической школы А.А. Потебни и Д.Н. Овсянико-Куликовского. Ранние работы Веселовского, включая в себя методологические посылки культурно-исторической системы (широкий общеисторический охват материала), уже характеризовались интересом к проблемам сравнительно-исторического изучения культур. Таковы его «Вилла Альберти» (1870) и «Славянское сказание о Соломоне и Китоврасе и западные легенды о Морольфе и Мерлине» (1872). «Вилла Альберти» – вариант магистерской диссертации Веселовского. Имеются свидетельства того, что еще до выхода Предисловия Т. Бенфея к немецкому переводу древнеиндийского эпоса «Панчатантра» (1859), где была изложена идея заимствования, Веселовский уже рассматривал иные, более основательные возможности изучения литературы. Еще в период пребывания в Европе, а затем в лекциях он намечает контуры своего метода изучения литературы (лекция 1870 г. «О методе и задачах истории литературы как науки»). Следует вместе с тем отметить, что относительную завершенность проблемы исторической поэтики получили в работах Веселовского, опубликованных в конце ХIХ – начале XX в. Так, работа «Из введения в историческую поэтику» опубликована в 1893 г., «Эпические повторения как хронологический момент» – в 1897 г., «Психологический параллелизм и его формы в отражениях поэтического стиля» – в 1898 г., «Три главы из исторической поэтики» – в 1898 г., а «Поэтика сюжетов» – лишь во втором томе Собрания сочинений Веселовского, издававшегося в 1908—1938 гг. Из других работ Веселовского могут быть названы «Опыты по истории развития христианской легенды» (1875—1877), «Разыскания в области русских духовных стихов» (1879—1891), «Южно-русские былины» (в двух томах, соответственно 1881 и 1884 гг.), «Из истории романа и повести» (два тома, соответственно 1886 и 1888 гг.), «Из истории эпитета» (1895). К этому времени были широко известны не только работа Бенфея, но также и работа Э. Тейлора «Первобытная культура» (1871), где была заложена идея самозарождения, труды И. Тэна «Философия искусства» (1865), «Об уме и познании» (1870), Д.Н. Овсянико-Куликовского, А.А. Потебни, В. Гумбольдта. Это не только не умаляет оригинальности литературно-эстетических концепций Александра Николаевича Веселовского, но, напротив, позволяет рассматривать их как высшее достижение не только русской, но и европейской филологической науки в целом.

«Историческая поэтика» Веселовского вобрала в себя, переработала, придала ускорение многим продуктивным направлениям гуманитарных наук прежних эпох и открыла новые научные горизонты. Научное лидерство Веселовского было сразу же, с появлением его первых работ, признано не только его современниками-учеными, но и старшим поколением ученых (А.Н. Пыпиным, Н.С. Тихонравовым), в том числе и его учителем Ф.И. Буслаевым. Сравнительное изучение явлений культуры к концу XIX в. получило широкое распространение в Европе и в России в различных областях и сферах. Начатое Я. Гриммом и Ф.И. Буслаевым на уровне народно-поэтической мифологии, сравнительное изучение позволило утвердить в качестве научного генетический принцип сравнения, отыскания сходства или различия явлений на основе общности их предка. Ф.И. Буслаев, опираясь на идеи сравнительного языкознания, «путем генетическим», старался объяснить «низшую», «мифологическую ступень в языке», «генеалогию» «корней и слов» «первоначальным их значением», а в литературе ставил задачей выход на «древнейшее предание». Веселовский учитывает этот способ сравнительного изучения, предложенный его учителем, сохраняя понятие «предания» для обозначения продуктов коллективного творчества в противовес творчеству «личному», индивидуальному. Теория заимствования Бенфея объясняла сходство близких, рядоположенных явлений, но не годилась, с точки зрения Веселовского, для изучения проблем возникновения и генезиса родовых литературных категорий. Возможности взаимовлияния литератур ограничены к тому же, как полагает Веселовский, определенным уровнем их «внутреннего» соответствия. Теорию миграции, «переселения» сюжетов он также ограничивает, распространяя ее лишь на простейшие сюжеты, не закрепившиеся в прочные «схемы». Ближе всего Веселовскому концепция самозарождения, выдвинутая Тейлором, хотя и она целиком не определяет его научный метод. Возникновение или сходство литературных явлений выступает в этом случае как «продукт равномерного психического развития, приводившего там и здесь к выражению в одних и тех же формах одного и того же содержания». Сходство же сложных разноплеменных мотивов, по мнению Веселовского, трудно объяснить «психологическим самозарождением». Здесь может идти речь о заимствовании.

На первый взгляд может показаться, что Веселовский концепцию самозарождения связывает только с психологическими («психическими») процессами. Сходство на уровне самозарождения возникает, по мысли Веселовского, в широком взаимодействии факторов быта, мифов, преданий в «результате исторического процесса». «Предание – это будто бы перепутье от истории к эпосу, устное органическое развитие исторического факта», – поясняет он. «Историческую народность и ее творчество» Веселовский рассматривает как «комплекс влияний, веяний и скрещиваний», «комбинации» устойчивых мотивов в новых исторических условиях. Что касается историко-психологического фактора развития, то он приобретает у Веселовского самостоятельное значение. Специфика народной психологии учитывалась им при изучении литературных мотивов и образов. Вслед за Буслаевым, изучавшим сравнения в форме параллелизмов, Веселовский создает учение о психологическом параллелизме как способе выражения отношений субъекта и объекта в их «волевой жизнедеятельности». При этом речь идет «не о сравнении», где соотносимые явления воспринимаются как раздельные, и не об «отождествлении человеческой жизни с природною», «а о сопоставлении по признаку действия, движения» (например: дерево сгибается, девушка кланяется). Накопленный «сложный комплекс» сходных признаков вызывал «вереницу сопоставлений», характерных для определенного национального типа восприятия, «спроса познавания». По мере исторического развития в дальнейшем у человека возникают «все новые аналогии» явлений окружающей действительности «с его внутренним миром» на основе «параллелизма-сопоставления». Веселовский разрабатывает систему параллелизмов, зависящих от количества и особенностей сопоставляемых явлений («мотивов»): одночленный (метафора), двучленный, многочленный, отрицательный параллелизмы. Помимо этого, он рассматривает своеобразие «формального» и «ритмического» праллелизмов. Психологический параллелизм Веселовский отличает от умозрительных, «психологически-отвлеченных», «банальных» подходов, построенных на отдельных «психологических и эстетических посылках», а не «на идее развития в широкой исторической перспективе».

Столь же отвлеченной, неприемлемой для себя считает Веселовский и идею «чистого искусства», «чистой красоты», которую он склонен связывать с преувеличением значения индивидуального («личного») вклада писателя в творчество, восходящего к эстетике Гегеля. В идеале Веселовскому близка неосуществленная поэтика В. Шерера, «построенная на массовом сравнении фактов, взятых на всех путях и во всех сферах поэтического развития». Ошибки в выводах исторического анализа основаны, по мнению ученого, на «неполноте» обобщений, т. е. на недостатках научного метода. Понятие причины и следствия Веселовский прежде всего распространяет «на ближайшие из смежных фактов». В новых «параллельных» рядах возникают и новые причинные связи. «Чем более таких проверочных повторений, тем более вероятия, что полученное обобщение подойдет к точности закона», – полагает Веселовский. Изучая эпоху, следует учитывать как крупные, так и мелкие факторы, сравнивая «разные группы фактов» и «взаимно» проверяя «несколько рядов выводов». «Восходя далее и далее, вы придете к последнему, самому полному обобщению, которое, в сущности, и выразит ваш конечный взгляд на изучаемую область. Если вы вздумаете изобразить ее, этот взгляд сообщит ей естественную окраску и цельность организма. Это обобщение можно назвать научным», – пишет Веселовский. Народно-исторические предания, психологические мотивы обобщались, по Веселовскому, в соответствующих «типах», устойчивых национально-исторических структурах, которые могли возникать в результате «механической работы народного предания», оформляясь в песенные, обрядово-ритуальные и другие «циклы». Формы обобщения обозначаются у Веселовского по-разному. Применительно к обобщению на уровне образно-речевого стиля он употребляет термин «формула», в котором также фиксируется определенная степень устойчивости. Так, требование «народного самосознания» у сарацин выражалось в типической «народно-песенной психологии и ритмике», а «стилистический прием» отрицательного одночленного параллелизма характеризовал «особый, элегический склад славянского лиризма». Стилевые «формулы» возникали на основе исконной «стилистики языка», отмеченной Потебней. У Веселовского эта символика выступает как «результат психологического процесса» и фиксируется в жестких, хотя и «условных» образно-психологических и речевых обобщениях: «формула желания», «формула пожелания», «формула невозможности», «формула ключа к сердцу», «формула птички в клетке» и т. д. «Формулы-сюжеты» Веселовский называет «схемами», наиболее устойчивыми типами обобщений. Теория сюжета изложена Веселовским в отдельном разделе – «Поэтика сюжетов». Сюжет у Веселовского основан на «мотиве», «простейшей повествовательной единице, образно ответившей на разные вопросы первобытного ума или бытового наблюдения», «одночленной», неразложимой «формуле» (в сказке, мифе), в которой природа открывается человеку, общественности. Таков, например, мотив похищения невесты. Сходные мотивы могут зарождаться в «разноплеменных средах» независимо от влияний, вполне самостоятельно. К мотиву «приращиваются» новые единицы (особенно во второй части мотива: невеста могла быть заколдована и т. д.), образуя сюжеты – «сложные схемы, в образности которых обобщились известные акты человеческой жизни и психики в чередующихся формах бытовой действительности». Таким образом, сюжет – это «комбинация мотивов», даже – «тема», синтезирующая «положения-мотивы». Мотивы и сюжеты, по словам Веселовского, «входят в оборот истории», образуя «обязательный стилистический словарь», которым «орудует» поэт. Личный вклад в творческий процесс, или «личный почин», как называет его ученый, сводится, таким образом, до минимума. Возникновение искусства в трех его родовых категориях – эпосе, лирике и драме – Веселовский связывает с коллективным, синкретическим началом, в котором были синтезированы хор, игра, пляска, обряд, действо, сказ, диалог, миф. С увеличением удельного веса личности запевала в хоре постепенно трансформируется в поэта.

В исторической поэтике Веселовский видел две задачи:

1) определить «законы поэтического творчества» и «критерии для оценки его явлений» не из «господствующих» «отвлеченных определений», а «из исторической эволюции поэзии»;

2) определить поэзию «со стороны объекта и психологического процесса» на материалах языка, образов, мотивов, типов, сюжетов.

С этой точки зрения современная Веселовскому художественная литература фотографична, так как не содержит того самого «лишка», который, по его мнению, и отличает искусство от фотографии. Эстетическое он рассматривает как условное изображение предметного мира в типической цельности, центром которой является личность, синтезирующая «ряды ассоциаций» по их смежности. Таким образом, и специфику творчества Веселовский рассматривает в широком контексте взаимосвязей и ассоциаций. Столь же широкое определение Веселовский дает и истории литературы, сближая ее с историей культуры. «История литературы в широком смысле этого слова, – пишет он, – это история общественной мысли, насколько она выразилась в движении философском, религиозном и поэтическом и закреплена словом». В этой системе историческая поэтика Веселовского выступает как методология истории литературы.

Сравнительно-историческую методологию развивали и другие ученые-литературоведы в России. Так, широкую известность получили многочисленные работы по русской и особенно западноевропейской литературе брата Александра Николаевича – академика Алексея Николаевича Веселовского. Целый ряд изданий, в частности, выдержала его известная работа «Западное влияние в новой русской литературе» (1883).

librolife.ru

Сравнительно-историческая школа.

Развитие в середине XIX в. науки социологии, а затем появление сравнительно-исторического метода (см. § 1) изменили исследовательские задачи историографии всеобщей истории права. Правоведы и историки стали искать общие пути развития правовых и государственных систем разных народов и таким путем устанавливать общие закономерности перемен историко-юридических институтов. Всеобщая история государства и права стала пониматься только как сравнительная история: то, что одинаково у разных народов, – это предмет всеобщей истории права, то, что различно, – узконациональной.

Из всеобщей истории права стали выделять особую историческую, сравнительную этнологию,которая должна была установить происхождение государства и права у всех народов земли. Это происхождение должно быть единым, потому что, как замечал один из основателей этого направления немецкий историк и правоведА. Г. Пост в «Очерках по всеобщей сравнительной истории государства и права» (1878), в самые различные эпохи у разных народов проявляется замечательное согласие в юридических обычаях и институтах и по новым данным истории и этнографии «становится возможным открыть общую историю развития человеческого права». Сравнительная история сделала важные наблюдения не только о тождестве юридических институтов у разных народов в разное время, но и о влиянии развития государства и права одних народов на другие, о возможном существовании когда-то единого права и общего государственного строя у многих индоевропейских народов, позднее распавшихся на отдельные системы. Примеры такого исследования всеобщей истории государства и права дали работы известного английского правоведа и историкаГ. Мэна,посвященные праву древних народов и древнейшим формам государственности.

Большой вклад в сравнительно-исторические исследования права внесли также работы французского правоведа Р. Дарреста. В его исследовании всеобщая история права включила в себя правовые системы древней Скандинавии, славянских народов даже до XIX в., кавказских народов, Венгрии, Персии. По его инициативе было начато издание общеевропейского по значению «Журнала истории французского и зарубежного права», выходившего десятилетия.

Сравнительно-историческая школа, конечно, не исчерпывала всех направлений историко-правового изучения во второй половине XIX – начале XX в., но она была определяющей в Европе. Классическая юридическая школа исследования истории права также ознаменовалась важными новыми трудами и концепциями. Знаменитый немецкий историк Т. Моммзен, помимо известной «Истории Рима» (в 4 т.), опубликовал обширные собрания памятников римской истории, в том числе надписей, которые вводили ученых в многовековую, не только литературную, но реально правовую жизнь древнего римского общества. Его перу также принадлежат доныне классические труды по римскому государственному и римскому уголовному праву. Своеобразием концепционного взгляда на историю государственных и правовых институтов отличался трудО. Гирке по правовой истории германских народов. Согласно общей идее, вся история права есть установление и развитие традиций «товарищественности», в которой находят согласие и идея свободы личности, и интересы государства и общества. В трудах европейски знаменитого германского правоведаР. Иерингана основе исследований тысячелетнего взаимодействия римского права с правовыми системами других народов была раскритикована позиция исторической школы права на развитие права как тихий и безмятежный процесс: за утверждение новых правовых принципов, выделял Иеринг, идет настоящая политическая и идейная борьба. О влиянии на развитие форм государства международных отношений, военного давления на страну в истории писал в своих исследованияхО. Хинтце.

studfiles.net

Сравнительно-историческая школа.

Развитие в середине XIX в. науки социологии, а затем появление сравнительно-исторического метода (см. § 1) изменили исследовательские задачи историографии всеобщей истории права. Правоведы и историки стали искать общие пути развития правовых и государственных систем разных народов и таким путем устанавливать общие закономерности перемен историко-юридических институтов. Всеобщая история государства и права стала пониматься только как сравнительная история: то, что одинаково у разных народов, – это предмет всеобщей истории права, то, что различно, – узконациональной.

Из всеобщей истории права стали выделять особую историческую, сравнительную этнологию,которая должна была установить происхождение государства и права у всех народов земли. Это происхождение должно быть единым, потому что, как замечал один из основателей этого направления немецкий историк и правоведА. Г. Пост в «Очерках по всеобщей сравнительной истории государства и права» (1878), в самые различные эпохи у разных народов проявляется замечательное согласие в юридических обычаях и институтах и по новым данным истории и этнографии «становится возможным открыть общую историю развития человеческого права». Сравнительная история сделала важные наблюдения не только о тождестве юридических институтов у разных народов в разное время, но и о влиянии развития государства и права одних народов на другие, о возможном существовании когда-то единого права и общего государственного строя у многих индоевропейских народов, позднее распавшихся на отдельные системы. Примеры такого исследования всеобщей истории государства и права дали работы известного английского правоведа и историкаГ. Мэна,посвященные праву древних народов и древнейшим формам государственности.

Большой вклад в сравнительно-исторические исследования права внесли также работы французского правоведа Р. Дарреста. В его исследовании всеобщая история права включила в себя правовые системы древней Скандинавии, славянских народов даже до XIX в., кавказских народов, Венгрии, Персии. По его инициативе было начато издание общеевропейского по значению «Журнала истории французского и зарубежного права», выходившего десятилетия.

Сравнительно-историческая школа, конечно, не исчерпывала всех направлений историко-правового изучения во второй половине XIX – начале XX в., но она была определяющей в Европе. Классическая юридическая школа исследования истории права также ознаменовалась важными новыми трудами и концепциями. Знаменитый немецкий историк Т. Моммзен, помимо известной «Истории Рима» (в 4 т.), опубликовал обширные собрания памятников римской истории, в том числе надписей, которые вводили ученых в многовековую, не только литературную, но реально правовую жизнь древнего римского общества. Его перу также принадлежат доныне классические труды по римскому государственному и римскому уголовному праву. Своеобразием концепционного взгляда на историю государственных и правовых институтов отличался трудО. Гирке по правовой истории германских народов. Согласно общей идее, вся история права есть установление и развитие традиций «товарищественности», в которой находят согласие и идея свободы личности, и интересы государства и общества. В трудах европейски знаменитого германского правоведаР. Иерингана основе исследований тысячелетнего взаимодействия римского права с правовыми системами других народов была раскритикована позиция исторической школы права на развитие права как тихий и безмятежный процесс: за утверждение новых правовых принципов, выделял Иеринг, идет настоящая политическая и идейная борьба. О влиянии на развитие форм государства международных отношений, военного давления на страну в истории писал в своих исследованияхО. Хинтце.

studfiles.net

Сравнительно-историческая школа.

Право Сравнительно-историческая школа.

Количество просмотров публикации Сравнительно-историческая школа. - 43

 Наименование параметра  Значение
Тема статьи: Сравнительно-историческая школа.
Рубрика (тематическая категория) Право


Развитие в середине XIX в. науки социологии, а затем появление сравнительно-исторического метода (см. § 1) изменили исследовательские задачи историографии всеобщей истории права. Правоведы и историки стали искать общие пути развития правовых и государственных систем разных народов и таким путем устанавливать общие закономерности перемен историко-юридических институтов. Всеобщая история государства и права стала пониматься только как сравнительная история˸ то, что одинаково у разных народов, – это предмет всеобщей истории права, то, что различно, – узконациональной.

Из всеобщей истории права стали выделять особую историческую, сравнительную этнологию, которая должна была установить происхождение государства и права у всех народов земли. Это происхождение должно быть единым, потому что, как замечал один из основателей этого направления немецкий историк и правовед А. Г. Поств ʼʼОчерках по всеобщей сравнительной истории государства и праваʼʼ (1878), в самые различные эпохи у разных народов проявляется замечательное согласие в юридических обычаях и институтах и по новым данным истории и этнографии ʼʼстановится возможным открыть общую историю развития человеческого праваʼʼ. Сравнительная история сделала важные наблюдения не только о тождестве юридических институтов у разных народов в разное время, но и о влиянии развития государства и права одних народов на другие, о возможном существовании когда-то единого права и общего государственного строя у многих индоевропейских народов, позднее распавшихся на отдельные системы. Примеры такого исследования всеобщей истории государства и права дали работы известного английского правоведа и историка Г. Мэна, посвященные праву древних народов и древнейшим формам государственности.

Большой вклад в сравнительно-исторические исследования права внесли также работы французского правоведа Р. Дарреста. В ᴇᴦο исследовании всеобщая история права включила в себя правовые системы древней Скандинавии, славянских народов даже до XIX в., кавказских народов, Венгрии, Персии. По ᴇᴦο инициативе было начато издание общеевропейского по значению ʼʼЖурнала истории французского и зарубежного праваʼʼ, выходившего десятилетия.

Сравнительно-историческая школа, конечно, не исчерпывала всех направлений историко-правового исследования во второй половине XIX – начале XX в., но она была определяющей в Европе. Классическая юридическая школа исследования истории права также ознаменовалась важными новыми трудами и концепциями. Знаменитый немецкий историк Т. Моммзен, помимо известной ʼʼИстории Римаʼʼ (в 4 т.), опубликовал обширные собрания памятников римской истории, в т.ч. надписей, которые вводили ученых в многовековую, не только литературную, но реально правовую жизнь древнего римского общества. Его перу также принадлежат доныне классические труды по римскому государственному и римскому уголовному праву. Своеобразием концепционного взгляда на историю государственных и правовых институтов отличался труд О. Гиркепо правовой истории германских народов. Согласно общей идее, вся история права есть установление и развитие традиций ʼʼтоварищественностиʼʼ, в которой находят согласие и идея свободы личности, и интересы государства и общества. В трудах европейски знаменитого германского правоведа Р. Иеринга на базе исследований тысячелетнего взаимодействия римского права с правовыми системами других народов была раскритикована позиция исторической школы права на развитие права как тихий и безмятежный процесс˸ за утверждение новых правовых принципов, выделял Иеринг, идет настоящая политическая и идейная борьба. О влиянии на развитие форм государства международных отношений, военного давления на страну в истории писал в своих исследованиях О. Хинтце.


Сравнительно-историческая школа. - понятие и виды. Классификация и особенности категории "Сравнительно-историческая школа." 2014, 2015-2016.

referatwork.ru

Сравнительно – историческое литературоведение, или компартивистика как научная школа

Термин «компаративистика» от лат. означает «сравнивать». Создателями сравнительно – исторического литературоведения признают германских филологов, в частности, Иогана Готфрида Гердера (1744 - 1803). Он рассматривал литературный процесс в зависимости от исторического и духовного развития каждого народа. Методы исторического исследования литературы Гердер изложил в научных работах «О новейшей немецкой литературе. Фрагменты» (1766 - 1768) и «Критические леса» (1769). «Предвосхищая сравнительно – исторический метод в литературоведении, ученый определяет своеобразие литературных памятников разных народов мира» (Н.П. Банникова; КЛЭ, т. 2. Столб. 134). Предпосылки компаративистики находятся в международных историко – экономических связях.

Манифестом эстетического компаративизма стала вступительная статья Теодора Бенфея (1809 - 1881) к немецкому переводу «Панчатантры» («Пятикнижие», 1859). Теодор Бенфей является автором «Греческого этимологического словаря» и «Санскритско – английского словаря». Он написал фундаментальные учебники «Санскритская грамматика» и «История языкознания в Германии». Мировую известность ему принесла теория бродячих сюжетов и миграции жанров. Согласно учению Т. Бенфея, все фольклорные сюжеты были созданы в Индии (или на Тибете), а затем распространились по планете. Эта теория имеет свои положительные моменты, во – первых, вдохновила ученых мира на полемику с концепцией Т. Бенфея; во – вторых, заставила филологов видеть в фольклоре триадный синтез – практическую, магическую и эстетическую направленность.

Методология эстетического компаративизма окончательно оформилась в трудах итальянского ученого Х.М. Познетта. В 1886 году он издал книгу «Сравнительное литературоведение». Цель этого метода сводится к установлению в произведениях типологических аналогий, общих свойств, повторяющихся однородных признаков.

Краткую историю становления и развития западноевропейской компаративистики изложил в небольшой брошюре «Что представляет собой сравнительное литературоведение?» австрийский филолог Г. Зайдлер («Seidler H. Was ist vergleichende literaturwi – ssenschaft? – Wein, 1973. – 18 s.»). Ученый указал на истоки этой методологии, находящихся в трудах француза Ш. Перро, немцев Г. Лессинга, И. Гердера и братьев Шлегель. Г. Зайдлер обозначил разделы, включив в них обзор развития компаративистики в целом ряде стран.

В эпоху романтизма филологи локализуют свои учения пределами национальных литератур, но затем наступает период, когда «автономность» одной художественной культуры оказывается недостаточной, и тогда возникает потребность в расширении литературоведческого поискового диапазона.

В XIX веке наибольшего распространения эта школа получает во Франции: создаются кафедры сравнительного литературоведения в Лионе и Париже. С 1921 года начинает издаваться специальный альманах «Revue de litterature comparee». В 1829 году в Сорбонне А.Ф. Вильмен прочитал лекцию о заметном влиянии французской литературы XVIII века на всю европейскую культуру. Односторонний процесс влияния справедлив, однако выдвинутые мысли А. Вильменом научная среда проигнорировала. Более того, Ф. Бальдансперже и Р. Этьембле выступили против теории «чисто французской» доминантной традиции. Сравнительно – исторический метод этих ученых несколько снизил остроту в понимании проблемы одностороннего французского влияния на разные литературы.

В США компаративистика активно развивается после 1945 года. В это время создается Американская ассоциация сравнительного литературоведения, которая влилась в Международную ассоциацию сопоставительного литературоведения. Представителями этого направления были видные ученые Г. Ремак и Р. Веллек (Уэллек). В качестве достижений компаративистики США Г. Зайдлер называет широту уподобляемых материалов и концептуальность обобщаемых фактов. В 50 – е годы в Америке создается единая теория компаративистики.

В Германии в XX веке сравнительное литературоведение заметно тормозилось диктатурой, после Второй мировой войны многие литературоведы перестали изучать литературу исключительно одной страны. Успехов в этой области достигли К. Вайс и Х. Рюдигер. Эти филологи стали углубленно исследовать тематические аналоги литературных текстов.

В Польше своими достижениями выделяется Г. Маркевич, в Венгрии – Д.М. Вайда, в Украине – Г.Вервес. В 60 – е годы XX века в университетах Запада повсеместно были открыты кафедры компаративистики.

Задача сравнительно – исторического литературоведения сводится к следующему: создание сходных типологических моделей; анализ причин, вызывающих смещение центра и периферии в процессе развития литературы; исследование взаимовлияния разных литератур в течение ряда столетий; сопоставительное рассмотрение истории зарождения и миграции литературных жанров; выявление общих принципов в литературных направлениях и течениях; проведение аналогий в творчестве двух писателей разных культур; применение метода сравнительного изучения в границах временных пересечений, например, писатель XX века испытал влияние античной литературы. Сравнительный анализ может применяться в пределах творчества одного писателя. Метод комплексного сопоставления позволяет исследовать не только шедевры, но и посредственные в художественном отношении произведения, неизвестные и недостаточно известные тексты.

Цель исследования направлена на поиск праначал изучаемых проблем. Например, общепризнанные сюжетные триады конфликтов, получивших название любовных треугольников, действуют на всем историко – литературном пространстве. И что это дает? Возможность познать истину, что все начала неразложимые, однако мировой сюжетный слой на национальной почве может возрождать праобразы. Прародина любовных сюжетных треугольников находится в рыцарской культуре Средневековья.

Компаративистика в литературоведении имеет под собой прочную научную основу, но в этом методе обнаруживается и внутренняя несостоятельность. Разумеется, каждая литературоведческая школа не является нелепым и диким заблуждением, всякая ложь не есть выдумка, рожденная в голове. Тут одна черта абсолютизируется, ученые впадают в крайность, и научный парадокс состоит в том, что в «крайностях» исследователи одерживают победы и поражения.

Само название «сравнительно – историческая школа» достаточно красноречиво. Слово «сравнительное» подтверждает то, что в литературе наличествуют художественные параллели, которые переходят из одной эстетической формации в иную. С другой стороны, название «историческое» указывает, что сходные мотивы не только повторяются, но, сохраняя свой скелет, облачаются в новые одежды и преображаются.

 

aim.uz

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *