Внешняя политика и внутренняя политика это: Чем отличается внутренняя и внешняя политика история шестого класса

Содержание

Внешняя и внутренняя политика Украины на современном этапе | Ильинова

1. Жильцов С.С. Неоконченная пьеса для «оранжевой» Украины. Москва: Международные отношения; 2005. 264 с

2. Жильцов С.С., Ишин А.В., Мальгин А.В. Федерализация Украины: к единству через разнообразие. Москва: Восток – Запад; 2011. 227 с.

3. Жильцов С.С. Государственное устройство Украины: между унитаризмом и федерализмом. Проблемы постсоветского пространства. 2015; 2: 5–17.

4. Жильцов С.С. Украина: новый этап политического развития. Проблемы постсоветского пространства. 2014;1: 4–23.

5. Жильцов С.С. Украина: 20 лет пути к независимости. Москва: Восток – Запад; 2012. 338 с.

6. Жильцов С.С. Украина: изменение политического ландшафта. Геополитический журнал. 2014; 5: 19–30.

7. Ворошилов О. Новый украинский Кабмин — «правительство камикадзе»? Резонанс. 2014;15: 13–25.

8. Горовая С. Украине уже помогают … намерениями. Резонанс. 2013;88: 12–18.

9. Жильцов С.С. Украинский кризис в контексте геополитики. Современный мир и геополитика. Москва: Канон+; 2015. С. 374–410.

10. Жильцов С.С. Сланцевый флэшмоб: технологии, экология, политика. Москва: Восточная книга; 2013. 212 с.

11. Жильцов С.С., Ильинова К.Г. Политика США в отношении Украины (1991–2012). Вестник РУДН. Серия политология. 2014;1:20–35.

12. Жильцов С.С. Стратегия ЕС в Черноморском регионе. В: Материалы международного научно-практического круглого стола «Современное государство в условиях глобализации: институты, процессы, технологии» (Москва, 24–25 апреля 2013 г. Москва, РУДН). Москва. МАКС Пресс; 2013. С. 69–73.

13. Гриневецкий С.Р., Жильцов С.С., Зонн И.С. Дунайская энциклопедия. Москва: Международные отношения; 2009. Т.1. 304 с.

14. Бусол П.А. Проблема федерализации в украинских реалиях: мнения экспертов и политиков. Украина: события, факты, комментарии. 2014;9: 43–55.

15. Симоненко Е. Визит МВФ: новые кредиты, старые проблемы. Резонанс. 2014;20: 5–19.

16. Рябоконь А. Реакция местных органов власти и общественности юго-восточных областей Украины на события в Киеве. Резонанс. 2013;98: 13–22.

17. Филиппов Н. Распад или раздел. Таврические вести. Новороссия. 2014;8: 1–2.

18. Горовая С. Территориальная целостность Украины в контексте потенциальных угроз. Резонанс. 2014;27: 5–11.

19. Жильцов С.С. Истоки современного украинского национализма. Вестник РУДН. Серия политология. 2014;4: 21–36.

20. Жильцов С.С. Евразийская интеграция: проблемы и перспективы. Вестник РУДН. Серия политология. 2016;1: 7–15.

21. Жильцов С.С. «Сланцевая революция» и энергетическая политика России. В: Материалы XII международной научной конференции «Современные проблемы управления природными ресурсами и развитием социально-экономических систем. (Москва, 7 апреля 2016 г.). Москва. университет им. С.Ю. Витте; 2016. С. 338–348.

22. Жильцов С.С. Революционные волны на постсоветском пространстве. Центральная Азия и Кавказ. 2005;6: 7–13.

23. Жильцов С.С. Государственное устройство Украины: проблемы современного развития. Обозреватель. 2015;5: 5–14.

24. Жильцов С.С., Зонн И.С. Черноморский регион: новые очертания. Москва: МГОУ; 2010. 198 с.

25. Гриневецкий С.Р., Жильцов С.С., Зонн И.С. Черноморский узел. Москва: Международные отношения; 2007. 200 с.

26. Гриневецкий С.Р., Жильцов С.С., Зонн И.С. Геополитическое казино Причерноморья. Москва: Восток – Запад; 2009. 351 с.

27. Жильцов С.С. Может ли повториться «оранжевая революция» на Украине? В: Круглый стол «Проблемы развития и реформирования СНГ». (Москва, Дипломатическая академия МИД РФ, 16–20 апреля 2007). Москва. Известия; 2007. С. 102–110.

28. Гриневецкий С.Р., Жильцов С.С., Зонн И.С. Дунайская энциклопедия. Москва: Международные отношения; 2009. Т.2. 351 с.

29. Жильцов С.С. Украина: перезагрузка. Москва: Восток – Запад; 2009. 463 с.

30. Гришин О.Е., Жильцов С.С., Иванова Е.А., Михайлова Н.В., Попов С.И., Степанов С.А. Проблемы политической науки. Москва: МАКС Пресс; 2014. 164 с.

31. Жильцов С.С. «Восточное партнерство»: значение и возможные последствия для постсоветского пространства. Вестник Дипломатической академии МИД России. 2010; 1: 5–14.

32. Жильцов С.С., Григорьянц В.Е., Ишин А.В. Сланцевый газ. Симферополь: Таврия-Плюс; 2012. 136 с.

33. Жильцов С.С. Постсоветское пространство: тенденции развития. Москва: Эдель-М; 2001. 199 с.

34. Платонов В.М., Жильцов С.С., Глебов В.А. Конституционная реформа на Украине: основные этапы развития. Вопросы национальных и федеративных отношений. 2015;4: 5–21.

35. Жильцов С.С. Парламентские выборы на Украине: внешние и внутренние факторы. Обозреватель. 2013;2: 30–42.

36. Жильцов С.С. Технологии политической борьбы за власть на Украине. Полис. 2014;6: 52–61.

Президент ∙ Структура ∙ Президент России

Конституционные полномочия Президента по определению основных направлений внутренней политики государства вытекают из статуса Президента как главы государства, обеспечивающего согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. Правовые рамки этой прерогативы Президента обусловлены тем, что основные направления государственной политики должны соответствовать Конституции и федеральным законам.

При этом по Конституции Президент определяет не весь комплекс ближайших, среднесрочных и долгосрочных целей и задач в сфере внутренней политики, но лишь её основные направления. Реализуют их как непосредственно Президент, так и федеральные органы государственной власти в рамках своей компетенции. Вопрос о степени директивности положений внутренней политики, определяемых главой государства, неразрывно связан с принципом разделения и самостоятельности законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти.

Императивность действий Президента в проведении внутренней политики наиболее полно проявляется в его взаимоотношениях с Правительством. Президент наделён полномочиями по определению состава и порядка деятельности Правительства. Будучи главой государства, Верховным Главнокомандующим и председателем Совета Безопасности, Президент вправе председательствовать на заседаниях Правительства, давать соответствующие поручения Правительству и федеральным органам исполнительной власти, ведающим вопросами обороны, безопасности, внутренних и иностранных дел, предотвращения чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий. 

Более сложна и многопланова взаимосвязь основных положений внутренней политики, определяемых Президентом, применительно к Федеральному Собранию. Как и Правительство, парламент играет активную роль в определении основных направлений внутренней политики: он принимает федеральные законы, постановления палат, заявления, декларации. Принципиальные позиции главы государства по вопросам внутренней политики государства находят своё выражение в заключениях на проекты федеральных конституционных законов и федеральных законов, а также в письмах об отклонении федеральных законов. Президент может отклонить принятый палатами Федерального Собрания федеральный закон. Для преодоления «вето» Президента палатам необходимо проголосовать за закон ещё раз, но квалифицированным большинством.

В рамках имеющихся в его распоряжении конституционно-правовых полномочий Президент определяет основные направления внутренней политики также через нормотворческую и организационно-распорядительную деятельность — путём издания указов и распоряжений. Позицию главы государства по основным положениям государственной политики определяет базовый документ — Послание Президента Федеральному Собранию. Необходимость ежегодного обращения Президента к Федеральному Собранию с посланиями о положении в стране, об основных направлениях государственной политики предусмотрена Конституцией.

Начиная с 1994 года Президент ежегодно выступает перед членами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы с изложением своей оценки ситуации в различных сферах общественной жизни, формулирует своё видение основных направлений политики государства. Обозначенные в Послании приоритеты — важные ориентиры для Федерального Собрания и Правительства. Заявленные главой государства позиции по вопросам внутренней политики учитываются как парламентом, так и Правительством при составлении планов законопроектных работ, определении позиций депутатов по законопроектам. Сформулированные в Послании Президента оценки и приоритеты оказывают серьёзное влияние на формирование общественного мнения по ключевым направлениям внутренней политики. По сложившейся практике основные направления внутренней политики Президент формулирует не только в указах и посланиях, но и в иных публичных выступлениях. Их тексты размещаются на официальном интернет-представительстве главы государства.

Для содействия Президенту в реализации его конституционных полномочий по определению внутренней политики при главе государства создан Государственный совет – постоянно действующий консультативный орган.

Политика наизнанку - Ведомости

Главное, что случилось с нашим обществом за последние два года, – это полное растворение любой содержательной внутрироссийской повестки дня во внешней политике и геополитической пропаганде. Кремлю удалось провернуть этот трюк – рискованный, но, безусловно, выигрышный в краткосрочной перспективе. Благодаря ему вся критика социально-экономической ситуации в стране оказалась неуместной и едва ли не постыдной на фоне теперь уже официального участия нашей страны в военных действиях за рубежом. Новые правила оказались удобными для системных партий и сил. Более того, по шаткому мостику лояльности президенту в условиях геополитической бури в провластный лагерь вернулись многие из тех, кто в 2011–2013 гг. успел достаточно далеко сместиться в оппозиционный спектр.

Перенос акцента с Украины на Сирию лишь упростил все дело: если гибридная война на Донбассе для многих была совершенно неприемлемой, то официальные бомбардировки далекой Сирии под лозунгом «Всем миром победим террористов!» внешне выглядят гораздо более приличным поводом присягнуть-таки Кремлю накануне выборов и запрыгнуть в последний вагон системной политики. Власть прилагает впечатляющие усилия, чтобы такая ситуация сохранялась как можно дольше, как минимум в течение выборного цикла 2016–2018 гг., – и пока вполне успешно.

В этих условиях странно выглядит нежелание некоторых представителей оппозиции замечать произошедшие перемены - оппозиционеров, продолжающих вдохновляться протестной мифологией 2011–2013 гг. Согласно ей, сложившаяся тогда коалиция недовольных властью не распалась, а все еще существует, охватывая всех тех, кто по каким-либо причинам не готов голосовать за «Единую Россию», недоволен мэром, губернатором, коррупцией или работой своей управляющей кампании. Между тем все эти недовольные частностями граждане вовсе не обязательно противопоставляют себя Путину, и даже наоборот.

Внутри пузыря

Гипотезу, отчасти объясняющую, куда делись оппозиционно настроенные граждане и откуда взялось столько лоялистов, выдвинул директор «Левада-центра» Лев Гудков, выступая в рамках проекта «В какой стране мы живем».

Анализируя рост популярности Путина после присоединения Крыма, он констатирует: «Пузырь надувался за счет наиболее демократически и наиболее прозападно ориентированной части общества». По подсчетам социолога, тот самый «средний класс», который был движущей силой протестной активности 2011–2013 гг., раскололся «на неравные части, а большая часть присоединилась к Путину – это и дало прирост от 60–64% поддержки, вплоть до 87%. И протестная часть – прозападная демократическая либеральная часть российского общества – сократилась буквально до минимума».

Гудков предлагает считать это крахом идеи среднего класса, который должен был бы стать локомотивом демократизации и социального прогресса. Вопрос о том, что такое средний класс в России и каковы его перспективы, – отдельная большая тема. Вполне можно предположить, что как таковой класс никуда не делся, просто власти удалось завербовать значительную его часть, предложив новый консенсус: не обмен благосостояния на невмешательство во внутреннюю политику, как это было раньше, а чувство почти религиозного единения вокруг лидера, вокруг ощущения общей причастности к международному величию страны.

Обмен может показаться неравноценным. Но если оценивать смену концепций в навязанных категориях великодержавной демагогии, считающей единственно верным выбором жертвовать материальным ради высоких идей, то кто-то может даже гордиться радикальной сменой своих взглядов. При таком подходе значительная часть вполне вестернизированного общества оказалась в ловушке культурно-политических мифов имперской и советской цивилизаций и не смогла адекватно среагировать на происходящее. Оставаясь средним и даже вполне креативным классом с точки зрения доходов и образа жизни, те же самые люди, которые ходили с белыми ленточками и старательно «лайкали» посты Навального, сменили свои политические взгляды если не на радикальное охранительство, то как минимум на одну из разновидностей умеренного лоялизма. Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов и элемент принуждения: несогласие с властью по внешнеполитическим вопросам гораздо проще приравнять к шпионажу и подрыву государства, чем попытки полемизировать по вопросам коррупции и внутренней политики.

Необходимо признать: сегодня власть опирается на широкий альянс самых разных общественных сил, объединенных готовностью поддерживать нынешний курс и лично В. В. Путина, сознательно игнорируя постепенное ухудшение экономической и социальной ситуации в стране. За два года существования российского общества в безвоздушном пространстве пропаганды и геополитического прожектерства все потенциально невыгодные для власти темы, во-первых, вытеснены на обочину общественного интереса, во-вторых, эффективно перехватываются и профанируются ею. Прекрасная иллюстрация – демонстративная, но совершенно ничего не меняющая «борьба с коррупцией», когда козлами отпущения становятся губернаторы далеких и малонаселенных регионов, и разочарование исходом «дела Васильевой» сменяется воодушевлением от «дела Гайзера»: все-таки борьба с коррупцией идет, так и до остальных доберутся!

Сложившийся консенсус позволил Кремлю значительно расширить пространство для маневра, отделив наконец-то первое лицо государства от «Единой России». По сути, сейчас «Единая Россия» – просто первая среди равных в широком лоялистском альянсе. Несомненно, такое положение не очень устраивает саму ЕР, которая за первые 13 лет нового порядка привыкла считать себя «партией власти», а потому значительная часть ее функционеров все еще делает вид, что ничего не изменилось. Между тем ситуация очевидно изменилась и в ходе начавшегося избирательного цикла мы в этом не раз убедимся: в рамках существующего консенсуса Кремль спокойно допускает конкуренцию между лояльными себе частями политической элиты, ничуть не беспокоясь, что вместо единоросса губернатором какого-то региона вдруг станет коммунист или жириновец. Пора признать, что партийная принадлежность чиновников и депутатов в последние годы имеет значение только во внутривидовой конкуренции.

Проект «новой Ялты»: запрограммированная уязвимость

Может ли сыграть ставка на внешнюю политику?

Положение руководства современной России в мире отчасти напоминает положение руководства СССР в 1939–1941 гг. Тогда Советский Союз находился в полной международной изоляции, отягощенной неприемлемой для тогдашнего Запада внешней и внутренней политикой. Вступление СССР в войну против гитлеровской Германии радикально изменило ситуацию, и к 1945 г. он оказался в числе влиятельнейших держав, определивших архитектуру послевоенного мира. Все претензии к внутренней политике СССР, а также предвоенные события были забыты, в качестве трофея Сталин получил гарантии учета своих интересов как в Европе, так и в Азии.

Можно предположить, что Владимир Путин именно так видит выход из всех своих затруднений, в том числе и во внутренней политике. Так, участие в важнейшей схватке современности, войне против пресловутого халифата, воспринимается как шанс обрести статус лидера державы-победительницы и уже с этой позиции принудить США и Европу к новому разделу сфер влияния, переформатированию международных структур и т. д. Программа-минимум при таком развитии ситуации тоже вполне очевидна: добиться признания нового статуса Крыма, гарантий соблюдения интересов России на Украине, во всем бывшем СССР и в Арктике, подтвердить нерушимость своего статуса на право вето в Совбезе ООН, добиться отмены всех санкций и зафиксировать какие-то торговые и экономические привилегии. При таком подходе внешнеполитические успехи теоретически могут в какой-то степени помочь в решении экономических проблем России.

Если все эти надежды оправдаются, то выборы 2018 г. окажутся лишь новым триумфом и ничто уже не сможет поколебать авторитета Путина еще многие десятилетия. Во внутренней политике это приведет к окончательной ликвидации самой возможности существования каких-либо сил, не согласных с его политикой.

При этом надо учитывать, что террористическое квазигосударственное образование на Ближнем Востоке – это во всех смыслах не гитлеровская Германия и при желании покончить с ним можно довольно быстро, хоть и большой кровью. Так что теоретически план вполне реализуем и ставку на внешнюю политику нельзя считать таким уж безумием – во всяком случае на первый взгляд.

Между тем в разбираемой стратегии запрограммирована уязвимость, с которой ничего нельзя поделать с помощью пропаганды и внутриполитических манипуляций и которая рано или поздно может стать роковой.

Во-первых, война с запрещенным в России ИГИЛ – это локальный конфликт и статус победителя в нем несопоставим со статусом победителя в мировой войне, так что даже при благоприятном развитии ситуации нет никаких гарантий, что Россия получит что-то, кроме устной благодарности от нового сирийского правительства. Во-вторых, нельзя забывать, что геополитическая игра идет на не контролируемом Россией поле, где на ее исход влияет слишком много игроков и внешних факторов.

Для благополучного сохранения власти Путину необходимо минимум три года геополитических успехов. Сделать определяющим фактором внутренней политики череду внешнеполитических побед – это как планировать семейный бюджет, рассчитывая на постоянные выигрыши в лотерею. Надо ли говорить, что шансы на столь счастливое стечение обстоятельств невелики, а неблагоприятное развитие международной ситуации довольно быстро уничтожит внутрироссийский консенсус? Вместе с ним рухнут высокие рейтинги власти, ребром поставив вопрос о смене первого лица. История учит, что лояльность потенциальному победителю неизбежно сменяется демонстративным же презрением к проигравшему.

Крах внешней политики может стать причиной новой протестной волны в обозримом будущем, а вчерашние лоялисты (они же позавчерашние оппозиционеры, о чем не надо забывать!) – оказаться в первых рядах недовольных. Осознание того, что все лишения, жертвы и предательства были напрасны, а вместо обещанного чувства гордости приходится испытывать лишь разочарование и горечь поражения, – слишком сильное потрясение, чтобы и без того фрустрированное общество смогло его пережить безболезненно.

Всем ответственным силам общества, и лоялистским, и оппозиционным, надо заранее задуматься, как действовать в такой ситуации, ведь именно тот, кто в момент всеобщей депрессии не растеряется, а найдет новые цели и смыслы для страны и для каждого человека, в итоге станет лидером на новом этапе истории России.

Автор – президент Института развития и модернизации общественных связей, Екатеринбург

Системный подход к изучению взаимосвязи внешней и внутренней политики Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

И. А. Тюрина

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ ВЗАИМОСВЯЗИ ВНЕШНЕЙ

И ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ

Работа представлена кафедрой политологии.

Научный руководитель - доктор социологических наук, профессор Г. И. Грибанова

Статья посвящена актуальной проблеме взаимосвязи внутренней и внешней политики государства в условиях формирования новой политической структуры мира. В статье рассматривается многообразие конкурирующих парадигм, изучающих соотношение внешней и внутренней политики государства, используя системный подход, с помощью которого выявляется корреляция между взаимодействующими элементами данной политической системы на национальном уровне.

The article is dedicated to the problem of interrelationship between domestic and foreign policy of a modern state. The analyses of a wide range of different paradigms, based on the system approach, gives an opportunity to find out the correlation between interrelated elements of the national political system.

Изучение феномена взаимосвязи внутренней и внешней политики занимает одно из центральных мест в теории международных отношений. Особенно актуальна эта проблема в условиях формирования новой политической структуры мира под воздействием глобализации. Среди всего многообразия тенденций развития процессов глобализации можно выделить две, на мой взгляд, наиболее существенные: 1) происходит размывание межгосударственных границ; 2) увеличение количества различных акторов на мировой сцене изменяет характер их деятельности. «Прозрачность межгосударственных границ сделала мир более взаимозависимым. Кроме того, транспарентность межгосударственных границ из-

менила прежние представления о безопас -ности, о конфликтах и об их урегулирова-нии, о соотношении внешней и внутренней политики, о дипломатии и о других базовых проблемах классических исследований по международным отношениям, но главное - она стерла существовавшие ранее жесткие барьеры между внешней и внутренней политикой, а также той политологией, которая изучала отдельное государство, и традиционными международными исследованиями, занимавшимися анализом взаимодействия государств на мировой сцене»1 .

Теория международных отношений занимается изучением закономерностей меж -дународных отношений как целостной системы, анализирует международную и вне-

шнюю политику отдельных государств; проводит анализ динамики и тенденций развития мирового политического процесса и основных направлений деятельности его ведущих субъектов.

Ядром международных отношений являются политические взаимодействия, представляющие собой соперничество и согласование интересов, целей и ценностей международных акторов, которые используют при этом различные средства. Речь идет о столкновениях по поводу власти и распределения ресурсов. Разные виды политической деятельности используют разные средства: во внешней политике, например, армия, военная стратегия, дипломатия, во внутренней - полиция, государственной право, налоги. Международные отношения преимущественно являются средой внешнеполитической деятельности государства как социально-политического института, представляющего собой совокупность государственных и общественных организаций, объединений, правовых и политических норм, принципов организации и осуществления политической власти в обществе. Т. е. государство является политической системой, каждый из компонентов которой имеет свою собственную структуру, формы внутренней и внешней организации и способы выражения. Государство играет значительную роль в выполнении задач и реализации функций политической системы. Внутренняя политика государства охватывает все сферы общественной жизни, всю систему общественных отношений. Она находит выражение в осуществлении планов и программ социально-политического и культурного развития страны. Внутренняя политика призвана реализовывать как интересы общества в целом, так и всех регионов, социально-этнических образований, а также обеспечить механизмы правовой, экономической, политической и социальной защиты граждан.

Внешняя политика - общий курс государства в международных делах, регулиро-

вание отношений с другими государствами. Внешняя политика той или иной страны представляет собой конкретное, практическое воплощение министерством иностранных дел (или соответствующим ему внешнеполитическим ведомством) основных принципов международной политики государства, вырабатываемых в рамках его более широких структур и призванных отра-жать его национальные интересы.

Одним из наиболее применимых методов является системный подход, который позволяет изучать объект в единстве и целостности. Он способствует нахождению корреляций между взаимодействующими элементами, а также помогает выявить закономерности функционирования международной системы в целом. При исследовании междуна-родной политики системный подход используется на нескольких уровнях:

• «уровень системных моделей, на котором изучаются принципы международных взаимодействий;

• уровень процессов принятия решений, в рамках которого исследуются особенности формирования внешней политики того или иного государства с учетом его взаи-модействия с другими государствами и реакции на воздействия внутренней и международной среды;

• уровень взаимодействия между национальной политической системой и ее внутренними подсистемами типа общественного мнения, групп интересов и культуры;

• уровень внешних “взаимосвязанных групп”, т. е. других политических систем, акторов или структур международной системы, с которой рассматриваемая национальная система имеет прямые отношения;

• уровень взаимодействия между “взаимосвязанными группами” и внутренними группами, наиболее чувствительными к внешним событиям, типа внешнеполитического или военного руководства, бизнесменов международного масштаба»2 .

Существует многообразие конкурирующих парадигм в рамках науки международных отношений, рассматривающих про-

блему взаимоотношений внешней и внутренней политики.

Сторонники геополитических концепций, теорий «богатого Севера» и «бедного Юга», а также неомарксистских теорий зависимости, «мирового центра» и «мировой периферии» считают, что источником внутренней политики являются внешние принуждения. Мир - глобальная империя, центром которой является небольшая группа экономически развитых государств. Она потребляет ресурсы «мировой периферии» и является производителем промышленной продукции, потребительских благ, необходимых для существования слаборазвитых стран. Существуют две взаимозависимые мировые системы - «центр» и «периферия», которые являются полем их внешнеполитической борьбы. От успеха внешней политики зависит внутреннее благополучие. Значение внутриполитических процессов, борьбы партий и движений в рамках той или иной страны определяется ролью, которую они способны играть в контексте «миро-экономики»3 .

Для сторонников политического реализма внешняя и внутренняя политика составляют разные сферы государственной поли -тики, хотя и имеют единую сущность в качестве борьбы за силу. Внешняя политика определяется объективными национальными интересами, которые связаны с неизменной человеческой природой, географическими условиями, социокультурными и истори-ческими традициями народа. Государство имеет монополию на связь с внешнем миром. Внутренние факторы жизни страны, к которым относят, например, политический режим, общественное мнение, могут меняться от различных обстоятельств. По убеждению Г. Моргентау, «национальный интерес не связан с характером политического режима», а значит, «внутренняя и внешняя политика обладают значительной автономией по отношению друг к другу»4.

С точки зрения представителей марксизма, связь между внутренней и внешней политикой детерминирована. Внешняя политика является отражением классовой сущности внутриполитического режима и зави-

сит от экономических отношений общества. Согласно Марксу и Энгельсу, международные отношения в целом носят «вторичный» и «третичный», «перенесенный»5 характер.

Основным тезисом концепций взаимозависимости мира является то, что государство - основа внутренней и внешней политики. Любое суверенное государство обла-дает двумя монополиями власти: правом на использование силы в рамках своей территории и правом взимать налоги. Где кончается право одного государства на насилие, начинается право другого. Изменение оптимальных границ может вызвать конфликты между государствами. Часть общего дохода является внутренней компетенцией государства. Внезапное повышение налогов, при чрезмерной конфискации совокупного дохода граждан, способно вызвать внутренний конфликт в стране. Таким образом, вопрос о детерминанте внутренней и внешней политики не принципиален. В современном мире государство уже не является единственным участником мировой политики, а на передний план выступают такие международные акторы, как межправительственные и неправительственные организации, транснациональные корпорации, политические и социальные движения. Происходят интеграционные процессы, которые формируют новую политическую структуру мира.

Представители неореализма и структурализма разделяют точку зрения о том, что внешняя политика является продолжением внутренней, а международные отношения -продолжением внутриобщественных отношений. Решающую роль в определении внешней политики играет внутренняя динамика международной системы. Она диктует государствам свои законы взаимоотношений.

По мнению сторонников транснационализма, отношения между государствами уже не являются основой мировой политики. Происходит трансформация общения между участниками международных отношений «из “интернационального” (т. е. межгосударственного) в “транснациональное” (т. е. осуществляющееся помимо и без участия государств)»6. В новом глобальном

мире разделение политики на внутреннюю и внешнюю не имеет значения.

Модернисты иначе, чем реалисты, анализируют политику государства. Если реалисты рассматривали государства как цельные единицы, определяющие свой курс на основе национальных интересов, то модернисты рассматривают государства как системы, подверженные влиянию извне и изнутри. Г. Аллисон и Дж. Розенау описали социальные и политико-психологические факторы, действующие на формирование и осуществление внешнеполитического процесса. Это позволило выделить во внешней политике три области: бюрократическая сфера с ее вниманием к особенностям функционирования действующих в этой сфере организаций; специфика принятия решений по вопросам внешней политики государственным руководством; роль элит и групп давления в формировании внешней политики. Все они объединялись изначально концепцией внутриполитических истоков внешней политики.

Особое значение в этом направлении имели идеи Дж. Розенау о взаимосвязи внутренней жизни общества и международных отношений, о роли социальных, экономических и культурных факторов в объяснении международного поведения правительств, о «внешних» источниках, которые могут иметь «внутренние» события. В мировой политике происходит сосуществование межгосударственных отношений и взаимоотношений негосударственных участников. Дж. Розенау называет этот мир «полицентричным»7, в котором взаимодействуют межправительственные и неправительственные организации, социальные группы, государственные бюрократии и транснациональные акторы.

Анализируя внешнюю политику государства Г. Аллисон выделяет 3 модели формирования внешней политики:

1. Внешняя политика является результатом сознательной, целенаправленной, рациональной деятельности актора (государства в целом, правительства или их руководителя). Эта модель отождествляет внешнюю политику с «поведением» государства как единого целого. Такое понимание политики оправдано в случаях, при которых

внешнеполитический курс определяется одним человеком.

2. Государство как политическая система состоит из множества организационных структур, которые несут ответственность за внешнеполитические действия на международной арене. Каждая организация имеет свою специфику и предоставляет соответствующую информацию для принятия внешнеполитических решений. Деятельность всех организаций в структуре государственного аппарата формализована и запрограммирована. У каждой из них имеется набор процедур решения задач. Высшее руководство несет ответственность за выработку и реализацию политического курса.

3. Внешняя политика как результат политического торга ведомств и их лидеров. Г. Аллисон отмечал то, что отдельные структуры внутри государственного аппарата при формировании общих целей внешней политики могут преследовать свои узковедомственные интересы. Это так называемая «бюрократическая теория внешней политики»8. Исходя из этого, внешняя политика - итог сложных отношений между ведомствами, которые участвуют в выработке, принятии и осуществлении внешнеполитического курса. Каждое ведомство лоббируется извне и действует в условиях межведомственных конфликтов, столкновения интересов, амбиций руководителей.

Представители социологического подхода - прежде всего в лице современной французской школы международных отношений, представленной в работах Б. Бади, Д. Биго, М.-К. Смуте и др., - настаивают на все более заметном стирании различий между внутренней и внешней политикой, на изменении в этой связи роли государства во взаимодействии с другими международными акторами и на радикальной трансформации таких основополагающих понятий, как суверенитет, территориальность и безопасность.

Б. Бади рассматривает проблему импорта странами «Юга» западных политических моделей. Он констатирует провал универсализации западной модели политического устройства, что повлекло за собой современные конфликты в междуна-

родных отношениях. Государства-импортеры западной модели политического ус -тройства не идентифицируют себя с ней, что приводит к поиску иных форм социально-политических организаций. Инфляция идентичности вынуждает правитель -ства и политических лидеров придавать этим действиям не только национальное, но и международное значение.

Подводя итоги, можно выделить несколько положений:

• Детерминистические объяснения соотношения внутренней и внешней политики не универсальны. Любые значимые события во внутриполитической жизни государства отражаются на его международном

положении и требуют от него адекватных шагов в области внешней политики.

• Предметом внутренней и внешней политики нередко являются национальные интересы государства, что доказывает их тесную взаимосвязь.

• Рост числа негосударственных акторов на международной арене не уменьшает роли государства как политического института, а его внутренняя и внешняя политика являются как бы «сторонами одной медали».

• Действия многочисленных и многообразных участников мировой политики, выходящих за рамки национальных границ, влекут за собой изменения в экономических, социальных и политических отношениях государства.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Лебедева М. Формирование новой политической структуры мира и место в ней России // http:// www.archipelag.ru/geoeconomics/global/megatrend/forming/

2 Янг О. Р. Политические разрывы в международной системе”/ Теория международных отношений: Хрестоматия / Сост., науч. ред. и коммент. П. А. Цыганков. М.: Гардарики, 2003.

3 Валлерстайн И. Россия и капиталистическая мир-экономика, 1500-2010 // Свободная мысль. 1996, № 5.

4 Теория международных отношений: Учеб. пособие / П. А. Цыганков. М.: Гардарики, 2006.

5 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 2.

6 Теория международных отношений: Учеб. пособие / П. А. Цыганков. М.: Гардарики, 2006.

7 Розенау Дж. К исследованию взаимопересечения внутриполитической и международной систем // Теория международных отношений: Хрестоматия / Сост., науч. ред. и коммент. П. А. Цыганков. М.: Гардарики, 2003.

8 Мировая политика и международные отношения: Учеб. пособие / Под ред. С. А. Ланцова, В. А. Ачкасова. СПб.: Питер, 2006.

Внешняя политика Украины как эксперимент — Клуб «Валдай»

Украинская внутренняя политика препятствует формированию сколь-либо целостной национальной стратегии. Это следствие «бесплатной» независимости, которая без борьбы фактически упала в руки украинским элитам. О том, какой могла бы быть реалистичная дорожная карта для Украины, пишет Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай».

Каждое государство является экспериментом с открытым финалом. Многие молодые государства экспериментируют со своей внешней политикой так, как будто они изобретают это понятие заново. Элиты молодых государств не считают, что чужой опыт может их чему-то научить и стремятся совершить собственные ошибки. К сожалению, к этим государствам относится наш ближайший сосед и родственная страна – Украина.

Давайте применим классическую матрицу для анализа внешнеполитической стратегии, которая состоит из шести компонентов: оценка потребностей, международной среды, формулирование интереса и целей, анализ ресурсов и выработка образа действия. Текущая стратегия Украины состоит в следующем. Свою потребность в безопасности и территориальной целостности Украина стремится удовлетворить в обход России и в противостоянии с ней. По оценкам украинских элит, в международной среде происходят события, которые очевидно говорят о снижении влияния России: Запад неизбежно одолеет Москву путём санкций и давления, нужно только подтолкнуть и ускорить этот процесс. Рядом с Украиной стоят разделяющие её оценки соседи – Прибалтика и Польша, в то время как партнёры России на Западе в меньшинстве.

На основании этой оценки украинские элиты формируют свой внешнеполитический интерес – привлечение на свою сторону стран Запада, превращение Украины в бастион против России. Этот интерес ведёт к формированию перечня целей: торпедировать проект «Северный поток – 2», осуществлять внешнеполитические провокации накануне крупных саммитов между Россией и Западом, любой ценой оставаться в мировой повестке дня. Эти цели делают украинские интересы избыточно зависимыми от внешней среды. Вместо того чтобы сосредоточиться на внутреннем развитии, Украина стремится во что бы то ни стало обратить на себя внимание, а лучше – получить ресурсы Запада для противостояния с Россией. Такую стратегию поддерживают украинская диаспора за рубежом, нанятые лоббисты, разного рода провокаторы, спецслужбы, которые компенсируют недостаточный военный ресурс страны. Выбранный украинскими элитами образ действия – провокации, информационные войны, кибероперации и другие непрямые средства силового воздействия.

Общая и прикладная политология. Глава XI. Внешняя политика

Общая и прикладная политология. Глава XI. Внешняя политика

Под общей редакцией В.И. Жукова, Б.И. Краснова

М.: МГСУ; Изд-во “Союз”, 1997. – 992 с.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

ГЛАВА XI. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

 

1. Определение внешней политики, ее функции, цели и средства реализации

 

Внешняя политика – это общий курс государства в международных делах. Она регулирует отношения данного государства с другими государствами и народами в соответствии с его принципами и целями, которые реализуются различными способами и методами. Внешняя политика любого государства тесно взаимосвязана с его внутренней политикой и должна отражать характер государственного и общественного строя. В этом случае она сочетает национальные интересы и ценности с общечеловеческими интересами и ценностями особенно в вопросах безопасности, сотрудничества и укрепления мира, в решении глобальных международных проблем, возникающих на пути социального прогресса.

Формирование внешней политики происходит по мере вызревания объективных потребностей данного общества или государства вступить в определенные взаимоотношения с внешним миром, то есть с другими обществами или государствами. Поэтому она появляется позднее, чем внутренняя политика. Обычно начинается с простого интереса: а что у них есть такого, чего у нас нет? И когда этот интерес становится осознанным, то он превращается уже в политику – в конкретные действия по его реализации.

Существует множество теорий внешней политики, которые по-разному объясняют ее основные цели и задачи, сущность и функции. Но есть и общая теория, на базе которой разрабатываются наиболее эффективные средства и методы достижения поставленных целей, осуществляется планирование и координация различных внешнеполитических мероприятий и акций.

В свою очередь планирование внешней политики означает перспективную разработку конкретных действий на международной арене и оно состоит из нескольких стадий. Во-первых, составляется прогноз вероятного развития системы международных отношений в целом или в отдельных регионах, а также отношений между данным государством и другими государствами. Такой прогноз является одним из самых сложных видов политического [c.165] прогнозирования и он дается на основе анализа тенденций возможного изменения тех или иных элементов системы международных отношений. Это позволяет произвести достаточно точную оценку вероятностных последствий планируемых внешнеполитических действий. Во-вторых, определяются размеры ресурсов и средств, которые потребуются для решения выдвинутых внешнеполитических задач. В-третьих, устанавливаются первоочередные цели внешней политики данного государства по различным направлениям, исходя прежде всего из его экономических и политических интересов. В-четвертых, разрабатывается комплексная программа всех внешнеполитических мероприятий, которая обязательно утверждается правительством страны.

Из конкретных теорий внешней политики наиболее известной считается теория американского политолога Г. Моргентау. Он определяет внешнюю политику прежде всего как политику силы, в которой национальные интересы возвышаются над любыми международными нормами, принципами и поэтому сила (военная, экономическая, финансовая) превращается в основное средство достижения поставленных целей. Отсюда вытекает и его формула: “Цели внешней политики должны определяться в духе национальных интересов и поддерживаться силой”.

Приоритет национальных интересов служит двум задачам: 1. Придает внешней политике общую ориентацию и 2. Становится критерием выбора в конкретных ситуациях. Таким образом, национальные интересы определяют как долговременные, стратегические цели, так и краткосрочные, тактические действия. Для оправдания использования силы Г. Моргентау вводит в оборот термин “баланс сил”, который известен еще с эпохи Возрождения. Под этим термином он подразумевает, во-первых, политику, направленную на определенную расстановку военной силы, во-вторых, описание любого действительного состояния сил в мировой политике, в-третьих, относительно равное распределение силы на международном уровне. Однако при таком подходе, когда руководствуются только собственными национальными интересами, взаимовыгодное сотрудничество может отойти на второй план, так как предпочтение отдается только конкуренции [c.166] и борьбе. В конечном счете это та же древняя максима: хочешь мира – готовься к войне.

В конце ХХ века война не должна быть инструментом внешней политики, иначе нельзя гарантировать суверенное равенство всех государств, самоопределение народов в выборе пути развития, недопустимости захвата чужих территорий, установление справедливых и взаимовыгодных экономических и хозяйственных связей и т.п.

Современная мировая практика знает три основных способа обеспечения международной безопасности: 1. Сдерживание возможной агрессии при помощи различных форм давления (экономических, политических, психологических и др.). 2. Наказание агрессора путем применения против него конкретных практических действий. 3. Политический процесс как способ достижения мирных целей без силового решения (переговоры, совещания, встречи на высшем уровне и т.п.).

Среди основных целей внешней политики следует выделить, во-первых, обеспечение безопасности данного государства, во-вторых, стремление к увеличению материального, политического, военного, интеллектуального и др. потенциала страны и, в-третьих, рост ее престижа в международных отношениях. Реализация этих целей обусловливается определенным этапом развития международных отношений и конкретной ситуацией в мире. При этом деятельность государства во внешней политике должна учитывать цели, интересы и деятельность других государств, иначе она окажется неэффективной и может стать тормозом на пути социального прогресса.

К важнейшим функциям внешней политики государства относятся: 1. Оборонительная, противодействующая любым проявлениям реваншизма, милитаризма, агрессии со стороны других стран. 2. Представительно-информационная, имеющая двойное назначение: информирование своего правительства о положении и событиях в той или иной стране и информирование руководства других стран о политике своего государства. 3. Торгово-организаторская, направленная на установление, развитие и укрепление торгово-экономических и научно-технических связей с различными государствами.

Главным средством внешней политики является дипломатия. Этот термин греческого происхождения: [c.167] диплома – сдвоенные дощечки с нанесенными на них письменами, которые выдавались посланцам вместо ныне действующих верительных грамот, подтверждающих их полномочия. Дипломатия – это совокупность невоенных практических мероприятий, приемов и методов, применяемых с учетом конкретных условий и поставленных задач. Работники дипломатической службы, как правило, готовятся в специальных высших учебных заведениях, в частности, в России – это Московский государственный институт международных отношений и Дипломатическая академия. Дипломат – это должностное лицо государства, которое представляет его интересы за рубежом в посольствах или миссиях, на международных конференциях по внешней политике, по защите прав человека, имущества и граждан своего государства, временно находящихся за границей. Поэтому дипломат должен обладать искусством ведения переговоров с целью предотвращения или урегулирования международных конфликтов, поиска консенсуса (согласия), компромиссов и взаимоприемлемых решений, расширения и углубления взаимовыгодного сотрудничества по всем направлениям.

К наиболее распространенным дипломатическим методам относятся официальные визиты и переговоры на высшем и высоком уровне, конгрессы, конференции, совещания и встречи, консультации и обмен мнениями, подготовка и заключение двусторонних и многосторонних договоров и других дипломатических документов, участие в работе международных и межправительственных организаций и их органов, дипломатическая переписка, публикации документов и т.п., периодическое беседы государственных деятелей во время приемов в посольствах и миссиях.

Внешняя политика имеет свой собственный конституционно-правовой механизм организации, главными определяющими которого являются обязательства данного государства, закрепленные в нормах международного права, созданного на основе взаимных уступок и компромиссов.

Одним из важнейших принципов международного права и отношений между государствами стала их территориальная целостность. Это означает недопустимость каких-либо посягательств на территорию другого государства или насильственных мер, направленных против [c.168] неприкосновенности его территории. Такой принцип основывается на правиле взаимного уважения территориальной целостности государств, тесно связан с их обязанностью воздерживаться от применения или угрозы применения силы, с правом любого государства на индивидуальную или коллективную самооборону в случае вооруженного нападения извне. Это закреплено в Уставе Организации Объединенных Наций и в многочисленных межгосударственных соглашениях. В соответствии с Декларацией ООН от 1960 года о предоставлении независимости колониальным странам и народам каждый народ имеет неотъемлемое право на полную свободу осуществления своего суверенитета и целостность национальной территории. Поэтому любое насильственное удержание чужой территории или угроза захвата ее представляет собой либо аннексию, либо агрессию. И сегодня стало очевидным, что безопасность каждого народа неотделима от безопасности всего человечества. Таким образом, возникает проблема всестороннего осмысления нового построения мира и перспектив его развития.

В политологии обычно используются два понятия: “мировой порядок” и “международный порядок”. Они не идентичны. Первое охватывает более широкую сферу, так как характеризует не только внешние, но и внутриполитические отношения государств. Иначе говоря, это понятие помогает разрешить противоречия, возникающие в процессе функционирования международной системы, помогает упорядочить взаимодействие и взаимовлияние совершающихся в мире политических процессов. Второе понятие – “международный порядок” является основой мирового порядка, потому что оно требует интернационализации международных связей на базе укрепления мира и безопасности, на базе прогрессивного развития международного правопорядка, обеспечивающего суверенное равенство всех государств, больших и малых, самоопределения народов в выборе пути развития, установление справедливых экономических и хозяйственных отношений и т.д.

При построении нового мирового порядка особое значение приобретают следующие факторы: во-первых, это высокий уровень развития техники коммуникаций, позволяющей превращать информацию в эффективный [c.169] инструмент политического и идеологического влияния за внешними границами государств; во-вторых, это принципы так называемого “космического права”, отличающиеся широким демократизмом и требующие мирного космоса без угрозы “звездных войн”; в-третьих, это утверждение правопорядка в мировом океане, поскольку почти три четверти нашей планеты покрыты водой.

Названные факторы играют все большую роль во внешней политике различных государств, объединенных в мировое сообщество и заинтересованных в развитии международных отношений на принципах сотрудничества, взаимности, равенства и доверия, что может гарантировать безопасность каждому члену этого сообщества.

 

УСЛОВИЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

 

[c.170]

 

2. Субъекты, классификация и принципы международных отношений

 

Международные отношения – более сложное явление, чем внешняя политика. Это – совокупность экономических, политических, идеологических, правовых, военных, информационных, дипломатических и других связей и взаимоотношений между государствами и системами государств, между основными социальными, экономическими и политическими силами, организациями и движениями на мировой арене.

Субъекты международных отношений – это такие социальные общности, которые своими практическими действиями решают вопросы, влияющие на судьбы всего человечества. Обычно выделяют две группы социальных общностей: национальные, то есть нации, этносы, классы, профессиональные, женские, молодежные, научные и другие объединения, и интернациональные, то есть группы стран, народов, международных систем, движений (экологическое “Гринпис”, Неприсоединения и т.п.). Результатами взаимодействия субъектов международных отношений являются все политические, экономические, идеологические, культурные, военные процессы и события на мировой арене, которые существуют и развиваются вне пределов территории, компетенции и юрисдикции отдельных государств, могут затрагивать интересы двух, нескольких или всех государств мира, международных и межправительственных организаций. Поэтому международные отношения между их субъектами строятся на двусторонней или многосторонней основе, носят глобальный или региональный характер.

Общепринятая классификация международных отношений предложена югославским ученым Р. Вукадиновичем, который выделяет среди них четыре типа: 1. Классический тип, опирающийся на “равновесие сил” государств с приблизительно одинаковой военной и экономической мощью. Такой тип международных отношений нестабильный, поскольку война – основное средство разрушения равновесия или установления нового равновесия сил с учетом происшедших изменений в мире. 2. ”Холодная война”, вызванная к жизни после второй мировой войны противостоянием двух антагонистических мировых общественно-политических систем: капиталистической и [c.171] социалистической. Динамику отношений других государств определяли прежде всего отношения между двумя сверхдержавами: СССР-США. В этих условиях снижалась роль международных отношениях нейтральных, средних и малых стран. 3. ”Мирное сосуществование”, пришедшее на смену “холодной войне”. Этот тип характеризуется установлением паритета в военной сфере, усилением борьбы за безъядерный мир и безопасность во всем мире, повышением роли международных организаций в решении глобальных проблем, постепенным снижением уровня вооружений, сначала ракетно-ядерных, а затем и обычных. 4. Неприсоединение и сохранение свободы выбора решений и действий в международных отношениях, стремление к нормальному экономическому сотрудничеству со всеми государствами независимо от установившихся в них политических режимов.

В принципе первых три типа международных отношений уже ушли в историю и все большую роль играет четвертый тип, поскольку он лучше отвечает интересам всего человечества.

Виды международных отношений подразделяются на политические, экономические, идеологические, социальные, культурные, научно-технические, военно-стратегические и др. Из форм международных отношений выделяют политико-правовые, дипломатические, протокольные, организационные, торгово-экономические, финансовые, кооперативные, информационные, военно-стратегические (союзы, блоки, объединения). Особая роль принадлежит социальным формам международных отношений: а) международное контакты, начиная с простейших международных связей субъектов для удовлетворения их социальных потребностей – научные конференции, симпозиумы, гастроли театров, отдельных актеров, выступления писателей, музыкантов, певцов и т.п.; б) международное действие – совокупность актов одного субъекта ради изменения или поддержки взглядов, воли, поведения другого международного субъекта, то есть речь идет о митингах и демонстрациях у иностранных посольств и представительств, о резолюциях и петициях в отношении другого государства и т.д.; в) международной взаимодействие – социальная взаимосвязь двух международных субъектов, когда действия одного из них [c.172] вызывают ответные действия другого; г) международная зависимость – форма связи между субъектами международных отношений, которая может быть объективной зависимостью как часть от целого и как результат преднамеренного действия одного международного субъекта на другой путем применения определенных средств и методов принуждения и давления.

Международные отношения имеют разнообразные уровни: глобальный – Организация Объединенных Наций, межрегиональный – Движение неприсоединения, Гринпис, региональный – Европа, Ближний Восток, Тихоокеанская зона и т.д., локальный – Россия-Германия, Эстония-Финляндия, Франция-Англия и др. В связи с этим особое значение в современном мире приобретают концепции регионализма и глобализма.

Основные принципы международных отношений зафиксированы в Уставе ООН и в других документах, подписанных и ратифицированных большинством стран мира. Это прежде всего невмешательство, согласно которому никакое государство или группа государств не имеют права прямо или косвенно вмешиваться во внутренние и внешние дела другого государства. Принцип невмешательства запрещает также организацию, поощрение, помощь в вооруженной подрывной, или террористической деятельности, направленной на изменение общественно-политического строя другого государства путем насилия или агрессии.

Среди других важных принципов международных отношений можно выделить принцип мирного разрешения международных споров и конфликтов, то есть любые возникающие между субъектами международных отношений разногласия должны решаться с помощью переговоров, посредничества, судебного разбирательства, международного арбитража, чтобы не подвергать угрозе мир и безопасность народов. Принцип мирного сосуществования государств с различным общественным строем, то есть признание нерушимости границ, территориальной целостности, всестороннее сотрудничество, отказ от применения силы с целью нарушить политическую независимость того или иного государства. Принцип равноправия и самоопределения народов, принцип суверенного равенства государств, исключающий [c.173] всякую иностранную власть на территории другого государства. Суверенитет всегда является полным, исключительным, неотъемлемым свойством государства. Принцип полного соблюдения прав человека и основных свобод, под которыми понимается комплекс социально-экономических, гражданских, политических, культурных прав и свобод, характеризующих статус личности в данном государстве. Помимо Устава ООН этот принцип закреплен во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г., в Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1966 г., в Пактах о правах человека 1966 г., в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. и в других международных документах. Этот принцип осуждает также любые формы расовой дискриминации из-за цвета кожи, этнического происхождения, вероисповедания, языка, пола как посягательство на достоинство личности. В современных условиях быстрого развития и распространения электронных средств массовой информации все большее значение приобретает принцип безусловного воздержания от пропаганды насилия, террора и войны как инструментов лишения народов – больших или малых – формы их национального существования. И, наконец, принцип добросовестного выполнения государствами обязательств, взятых ими в соответствии с Уставом ООН.

Сегодня определяющими тенденциями развития международных отношений являются гуманизация и демократизация. Гуманизация означает переход к такому типу международных отношений, которые в наибольшей мере служат интересам личности, способствуют созданию максимальных возможностей для ее дальнейшего развития и совершенствования, для повышения качества самой ее жизни. Демократизация международных отношений выступает в качестве средства построения гуманного миропорядка. [c.174]

 

3. Особенности внешней политики современной России и ее роль в международном сообществе

 

Проблемы формирования новой государственности в России с точки зрения ее роли в мировом политическом процессе нельзя рассматривать без учета взаимозависимости основных субъектов международных отношений. Этим объясняются и некоторые особенности ее внешней политики, а также и особенности ее роли, которую она играет в международном сообществе.

Во-первых, на ускорении развития мирового исторического процесса очень серьезно сказался распад СССР и формирование на большей части его территории Содружества независимых государств. При дальнейшем развитии событий это может привести к возникновению нового международного образования по типу европейского сообщества. Кроме того, такое положение привело к изменению некоторых приоритетов, основных целей и ориентиров во внешней политике России и ее поведения в мировом сообществе народов.

Среди приоритетов внешней политики России центральное место сегодня занимают ее отношения не с США, Японией, Францией, Англией, Европой в целом, а с Германией. Как это ни парадоксально, но между двумя странами – непримиримыми противниками во второй мировой войне, которая принесла огромные жертвы и разрушения для обеих сторон, установились взаимовыгодные связи в экономической, научно-технической и даже в военной сферах.

Непосредственная угроза развязывания прямой агрессии против России сейчас значительно снизилась, но она все же не потеряла своей актуальности. В связи с этим можно определить долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные интересы безопасности Российской Федерации.

К долгосрочным интересам безопасности относятся: а) проведение такой внешней политики, которая способствует сохранению общей стабильности в мире, чтобы не допускать локальных или межрегиональных вооруженных конфликтов; б) предотвращение или ликвидация любых очагов напряженности вблизи территории России; в) установление и сохранение нормальных отношений со всеми государствами, независимо от общественного строя и политического режима, царящего в [c.175] них; г) укрепление и развитие миротворческих возможностей России по линии ООН и других международных организаций в целях быстрого политического урегулирования конфликтов, которые могут перерасти в вооруженные столкновения; д) восстановление в полной мере международного престижа России как правопреемника СССР, признанного мировым сообществом.

Среди среднесрочных интересов безопасности России особое внимание заслуживают нормализация и стабилизация обстановки в ближнем зарубежье. Речь идет о том, что создание единого экономического пространства требует немедленного решения вопросов о границах как между государствами СНГ, так и по всему периметру бывшего Советского Союза. Без этого невозможно избежать экономических диверсий, роста преступности, коррупции и т.п.

К краткосрочным интересам безопасности России относятся решение проблем после гражданской войны в Чечне, а также недопущение локальных конфликтов вдоль юго-западных и южных границ бывшего СССР, где проявилось противостояние на религиозной, националистической или клановой основе. Для этого необходимо координировать со странами СНГ как общую внешнюю политику, так и конкретные действия по обеспечению взаимной безопасности.

Систему приоритетов во внешней политике России составляют ряд факторов, которые определяют реализацию ее международных интересов. Это прежде всего кардинальное изменение геополитического положения России, ставшей самостоятельным субъектом международных отношений после распада Советского Союза. Численность населения и ее экономический потенциал составляют сегодня около 60 процентов от бывшего СССР, а территория – 76 процентов. Но Россия не просто уменьшилась в размерах и по населению, а оказалась в принципиально новом внешнем окружении с запада и с юга, где расположены бывшие советские республики. Но границы с ними очень условны, прозрачны и почти не охраняются, так как для этого требуются значительные материальные и людские ресурсы. Второй фактор состоит в том, что Россия, оставаясь одной из ведущих держав мира в силу гигантских масштабов, богатых природных ресурсов и неограниченного интеллектуального потенциала, пока не в [c.176] состоянии определять ход мировых событий. Являясь постоянным членом Совета безопасности ООН, Россия стремится удержать свои позиции великой мировой державы. То же самое относится к ее внешнеполитической работе и в других международных организациях.

Международные организации – это межправительственные и неправительственные объединения государств, созданные на основе международных соглашений для осуществления определенных целей. Универсальной международной организацией является Организация Объединенных Наций, родившаяся в итоге великой победы над фашистской Германией и милитаристской Японией. Устав ООН, подписанный всеми ведущими участниками антигитлеровской коалиции, вступил в силу 24 октября 1945 года. Поэтому этот день ежегодно отмечается во всем мире как День ООН. Штаб-квартира находится в Нью-Йорке. Ее главными органами являются Генеральная Ассамблея, Совет Безопасности, Экономический и Социальный Совет – Экосос, Совет по опеке, Международный суд и Секретариат. Кроме того имеется ряд специализированных учреждений ООН, которые в соответствии со сферой деятельности подразделяются на три основные группы. В первую группу входят учреждения экономического характера. Это – Международный валютный фонд – МВФ, Международный банк реконструкции и развития – МБРР, Международная финансовая корпорация – МФК, Международная ассоциация развития – МАР, Продовольственная и сельскохозяйственная организация объединенных наций – ФАО, Всемирный почтовый союз – ВПС, Организация объединенных наций по промышленному развитию – ЮНИДО, Межправительственная морская организация – ИМО, Международный союз электросвязи – МСЭ, Всемирная метеорологическая организация – ВМО. Вторую группу составляют специализированные учреждения социального характера. Это – Международная организация труда – МОТ и Всемирная организация здравоохранения – ВОЗ. Третью группу образуют специализированные учреждения культурно-гуманитарного характера. Это – Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры – ЮНЕСКО, Всемирная организация интеллектуальной собственности – ВОИС, Детский фонд ООН – ЮНИСЕФ. В развитии международного [c.177] сотрудничества в области мирного использования атомной энергии важную роль играет Международное агентство по атомной энергии – МАГАТЭ.

Помимо названных специализированных учреждений ООН существуют различные международные межправительственные организации, которые занимаются узкими конкретными вопросами: Международный институт холода, Международный союз публикации таможенных тарифов, Дунайская комиссия и др.

Поскольку международные межправительственные организации занимают значительное место в современных международных отношениях, то в их работе активно участвуют представители России как суверенного государства. Это позволяет ей сохранять и укреплять позиции ведущей державы мира, оказывая широкое воздействие на рост и интенсификацию международных связей по всем направлениям.

От международных межправительственных организаций следует отличать международные неправительственные организации. Их членами могут быть как национальные общественные организации, так и отдельные лица, а также города и научные учреждения. В то же время всякого рода тайные общества и закрытые клубы не считаются международными неправительственными организациями.

В настоящее время в мире насчитывается свыше трех тысяч международных неправительственных организаций. Наиболее известные из них – это Всемирная федерация профсоюзов – ВФП, Всемирная федерация породненных городов – ВФПГ, Международный совет научных союзов – МСНС, Международная организация журналистов – МОЖ, Международная ассоциация юристов-демократов – МАЮД и др. В работе многих из них участвуют организации и граждане России. И хотя статус у международных неправительственных организаций в основном консультативный, они играют существенную роль в развитии плодотворного сотрудничества народов, в мобилизации мирового общественного мнения против политики агрессии, расового и национального угнетения, за мир и безопасность, за всеобщее разоружение и дальнейший социальный прогресс.

Краткие выводы: [c.178]

1. Содержание и направленность внешней политики любого государства обусловливаются природой его общественного строя и существующим политическим режимом.

2. Интернационализация современных международных отношений требует сохранения и укрепления мира, безопасности и справедливости во имя жизни нынешнего и будущих поколений землян.

3. Смещение приоритетов во внешней политике России произошло из-за глубокого социально-политического и экономического кризиса, поразившего страну после распада Советского Союза. Современные международные отношения невозможно представить без активного участия в них России, которая всячески стремится укрепить свои позиции ведущей державы мира. [c.179]

 

Глава XI.

 

Основные понятия: внешняя политика, внутренняя политика, международная политика, функции внешней политики, международные отношения, безопасность национальная.

 

Вопросы для размышления и самопроверки, учебные задания:

 

1. Сопоставьте различные определения внешней политики и ее функции.

2. Каковы средства реализации внешней политики различных политических режимов?

3. Нарисуйте схему “Виды, формы, уровни международных отношений”.

 

Литература:

 

1. История внешней политики. М., 1991. Т. 1-2.

2. История дипломатии. М., 1990. Т. 1-5.

3. Устав ООН.

4. Всеобщая декларация прав человека 1948 г.

5. Мировая экономика и международные отношения, 1994, № 10.

6. Дипломатический словарь. М., 1989. Т. 1-3. [c.179]

 

Сайт создан в системе uCoz

Международная и внешняя политика - Онлайн библиотека

Различия между внешней и международной политикой является не только терминологическими, но и содержательными. Связаны они прежде всего с различиями между субъектами этих видов политики. Когда речь идет о внешней политике, которую иногда называют еще зарубежной, то имеется в виду деятельность государства за пределами своих национальных границ. При этом государство может выступать и как территориально организовано и политически независимое общество, и как политический институт - система организаций и учреждений. В первом случае субъектами внешнеполитической деятельности, кроме государства как политического института, выступят также другие политические институты - политические партии, общественно-политические организации, общественные движения, органы местного самоуправления, средства массовой информации. Во втором случае субъектом внешней политики является лишь государство как политический институт.

Чаще всего во внешней политикой понимают только зарубежную деятельность государства как политического института. Связано это с тем, что государство является единственным общенациональным политическим институтом, уполномоченным осуществлять внешнюю политику, только она наделена правом официально представлять все общество во внешних сношениях, участвовать от его имени в отношениях с другими государствами и международными организациями, заключать договоры, объявлять войну и т.д.

Кроме государства и других национальных политических институтов, субъектами политики выступают также различные организации международного характера. Для обозначения многообразной деятельности всех субъектов внешнеполитической деятельности и международного политического жизнь используется термин «международная политика», тогда как термин «внешняя политика» обычно обозначает только зарубежную деятельность государства.

Другими словами, международная политика - это вся совокупность действий политических субъектов в отношениях между государствами и на международной арене в целом.

Этот вид политики называется еще «мировой политикой».

Внешняя политика в научной литературе обычно определяется через деятельность государства: «Внешняя политика - деятельность государства на международной арене, которая регулирует отношения с другими субъектами внешнеполитической деятельности: зарубежными государствами, партиями и другими общественными организациями, всемирными и региональными международными организациями».

Указанное различие внешней и международной политики дает возможность, в частности, разграничить внешнеполитическую деятельность государства как выражение общенациональных интересов и действия отдельных национальных субъектов политики, например партий или средств массовой информации, на международной арене, которые могут противоречить общенациональным интересам и уже по этой причине не считаются составными внешней политики государства. Чаще всего такие противоречия между внешней политикой государства и отдельными действиями проявляются в сфере экономической политики, негосударственные субъекты которой, например биржи, банки, корпорации, могут действовать вопреки общенациональным интересам, следовательно, и внешней политике государства.

Таким образом, внешняя политика - это заграничная деятельность государства.

Действия всех других субъектов политики на международной арене являются составными не внешней политики государства, а международной политики.

В определении специфики внешней политики важное значение имеет выяснение ее соотношение с внутренней политикой. Существует несколько вариантов решения этой проблемы. Первый связан с теорией завоевания, которая объясняет возникновение государств завоеванием одних народов другими. Согласно этой теории внешняя политика, в результате которой возникают и существуют государства, является определяющей по отношению к их внутренней политики. Так, один из авторов теории завоевания польско-австрийский социолог и юрист Л. Гумплович утверждал, что внутреннее развитие государства определяется развитием ее внешних сил, что внутренняя история государства является простым приложением внешней, предопределяется последней.

Другой вариант трактовки соотношение внешней и внутренней политики предложил марксизм, который исходит из того, что внешнеполитический курс любого государства является продолжением ее внутренней политики, вызванного экономическим базисом и интересами правящих сил. Наконец, третий вариант заключается в том, что внешняя и внутренняя политика трактуются как равнозначные.

Каждый из перечисленных вариантов отмечает некой особенности соотношение внешней и внутренней политики, одновременно недооценивая другие. При определенных условиях внешняя политика действительно может стать определяющей в отношении внутренней. Так, во время ведения войны, которая на протяжении всей истории человечества была одним из главных средств внешней политики, все внутреннюю жизнь страны подчиняется достижению победы: экономика переводится «на военные рельсы», ограничивается действие отдельных конституционных положений, запрещается деятельность некоторых организаций, вводится цензура и т.д. Однако война является экстремальным, а не нормальным состоянием общества и она также направлена на удовлетворение определенных внутренних интересов и потребностей. Поэтому нельзя утверждать, что внешняя политика всегда и во всем определяет внутреннюю. Подобные утверждения отрывают внешнюю политику от внутренней и превращают ее в самоцель.

Так же неправомерно было бы считать, что внешняя политика является лишь простым продолжением внутренней. Внешнеполитическая деятельность государства - это взаимодействие с другими государствами и международными организациями, которые оказывают ощутимое обратное воздействие на субъект внешней политики. їноді это влияние заставляет государство корректировать, а то и существенно изменять ее внутреннюю политику. Зависимость внешней политики государства от других субъектов международной политики не позволяет одновременно утверждать, что и внутренняя политика во всем определяет внешнюю.

Казалось бы, наиболее приемлемым является третий вариант, который признает внешнюю и внутреннюю политику равнозначными. Однако и он является упрощенным трактовкой соотношение внешней и внутренней политики, которое не раскрывает их действительной взаимозависимости.

Внешняя и внутренняя политика находятся в тесной взаимосвязи и взаимообусловленности. Стороны этого единства имеют общие черты и качественные отличия, и внешняя политика не является простым продолжением внутренней. Особенность внешней политики заключается прежде всего в том, что она не имеет властного характера. Если внутренняя политика является деятельностью по осуществлению власти, субъектами и объектами внешней политики выступают государства как суверенные образования, ни одно из которых не может (не должно) навязывать свою волю другому. Конечно, в реальных международных отношениях случается доминирование одних государств над другими, однако оно не признается нормой международных отношений, а ее нарушением.

Второй особенностью внешней политики является ее обусловленность определенным этапом развития международных отношений и конкретной ситуацией на международной арене. Определение и реализация государством целей во внешней политике, особенно формирования программ и организация действий, должны осуществляться с учетом действий и целей других суверенных государств. Внутренняя политика имеет относительную автономию в отношении внешних факторов.

Третьей особенностью внешней политики является ее зависимость не только от государства, что ее осуществляет, но и от степени согласованности или конфликта интересов данного государства с интересами и устремлениями других государств; в зависимости от степени согласованности этих интересов проведения внешней политики облегчается или затрудняется.

Наконец, четвертая особенность внешней политики заключается в том, что она имеет собственное институциональное обеспечение. Полномочиями по осуществлению внешней политики наделяются высшие органы законодательной и исполнительной власти. Больше всего таких реальных полномочий в зависимости от формы государственного правления у главы государства или премьер-министра. В то же время в государстве существуют и специальные институты, назначение которых заключается в непосредственной реализации внешней политики. Главным таким институтом является министерство иностранных дел с сетью иностранных дипломатических представительств. Специальными внешнеполитическими институтами выступают также органы внешней разведки, министерства внешней торговли, внешнеэкономической деятельности и др. Задачей специальных органов внешнеполитической деятельности является реализация соответствующих решений высших органов государства, сбор и анализ данных об политические процессы в других государствах, анализ объективных и субъективных типов их внешней политики, выработка рекомендаций для практической деятельности правительства и других высших органов государства.

Следовательно, внешняя и внутренняя политика не являются равнозначными. В диалектическом единстве этих видов политики есть своя ведущая, определяющая сторона; это - внутренняя политика. Именно она определяет главные направления и цели внешней политики, а также обеспечивает средства ее реализации. Однако внешняя политика не является простым продолжением внутренней. Последняя определяет первую лишь в главном, наиболее существенной, первая производит ощутимый обратное воздействие на вторую. Внешняя политика влияет на другие государства, прежде всего с целью создания благоприятных условий для осуществления внутренней политики. С развитием международных отношений, усилением взаимозависимости государств растет и зависимость внутренней политики от внешней.

Внутренняя политика и внешняя политика

Окончание "холодной войны" ослабило напряженность в Европе, но не принесло гармонии Вашингтону. Американская внешняя политика сегодня, пожалуй, более спорна, чем за 60 лет. Будь то Россия, миротворчество, химическое оружие, торговля, Организация Объединенных Наций, Китай, иностранная помощь, глобальное потепление или контроль над вооружениями, почти ни одна политика не пользуется широкой поддержкой. Чиновники на обоих концах Пенсильванской авеню постоянно жалуются, что внешнеполитический процесс сломался и остро нуждается в ремонте.

В попытках объяснить эту рознь обычно ошибочно обвиняют изоляционистскую общественность и Конгресс. Среди общественности проблема не в антипатии к международному сотрудничеству, а в апатии. Большинство американцев не видят причин для беспокойства за границей, даже если они продолжают выступать за участие в мировых делах. Апатия общественности к иностранным делам была бы неважной, возможно, даже благословением, если бы Вашингтон согласился с тем, что должно заменить сдерживание в качестве центрального организационного принципа американской внешней политики.Но это не так. Вместо этого элиты спорят о том, что Америка должна делать в мире, в котором ее участие основано на возможностях, а не на страхе. Это сочетание общественной апатии и разногласий элиты, а не тоска по Крепости Америка, повлияла на внешнюю политику? делает так спорно.

Если не появится угроза в советском стиле, ни одна из этих основополагающих динамик вряд ли изменится. В результате центральная задача управления внешней политикой состоит в том, чтобы не допустить, чтобы политические разногласия подавили достаточно широкую общественную и элитную поддержку участия Америки в мировых делах.В конечном итоге успех зависит от президента. Сегодня, как никогда ранее, президентам необходимо мобилизовать общественное мнение и наладить отношения с Капитолийским холмом. Если президенты не осознают, что победившие внешнеполитические коалиции необходимо создавать, а не предполагать, результатом будет законодательный тупик и непоследовательная внешняя политика.

Приняли ли американцы изоляционизм?

Вот уже десять лет журналисты и политические обозреватели предупреждают о возрождающемся U.С. изоляционизм. Хотя утверждение, что американцы, если заимствовать красочную фразу Артура Шлезингера, стремление «вернуться в утробу», является хорошей копией, скудные доказательства его подтверждают. Опросы общественного мнения неоднократно показывают, что значительное большинство американцев выступает за интернационалистскую внешнюю политику. Например, когда Чикагский совет по международным отношениям опросил американцев в конце 1998 года, он обнаружил, что 61 процент опрошенных согласились с тем, что «будет лучше для будущего страны, если мы будем принимать активное участие в мировых делах.«Хотя эта доля снизилась на 4 процентных пункта по сравнению с 1992 годом, она выросла на 7 процентных пунктов по сравнению с 1982 годом и находится в пределах диапазона, который возникал при таких вопросах с момента их первого задания в 1947 году.

Отказ общества вернуться в утробу можно также увидеть по его реакции на войну в Косово. По данным Gallup, общественная поддержка оставалась выше 50 процентов в ходе воздушной кампании, хотя быстро стало ясно, что администрация Клинтона неправильно оценила решимость сербов.Большинство населения выступало против отправки боевых войск в Косово, что вряд ли примечательно, учитывая, что президент Клинтон изначально исключил отправку наземных войск. Более показательно то, что четверо из десяти американцев, тем не менее, поддержали отправку войск.

Сила интернационалистского влияния на американское общество также проявляется в президентской политике. Несмотря на все разговоры о изоляционизме, на предвыборной кампании он показал плохие результаты. Кандидаты в президенты, у которых есть сильный стимул говорить избирателям то, что они хотят услышать, в большинстве случаев избегают занимать изоляционистские позиции.Двое из тех, кто этого не сделал, Росс Перо и Пэт Бьюкенен, увидели, что их популярность упала, а не выросла в течение 1990-х годов. Действительно, недавний переход Бьюкенена от республиканцев к Партии реформ является признанием того, что его сочетание изоляционизма и социального консерватизма является проигрышной формулой.

Американцы остаются широко интернационалистами, потому что интернационализм имеет глубокие корни в американском обществе. Большинство взрослых американцев достигли совершеннолетия, когда интернационализм был данностью, а изоляционизм - пережитком времен цилиндров и тростей.Такие укоренившиеся политические взгляды трудно сломать. В конце концов, потребовались две мировые войны, чтобы дискредитировать изоляционистскую политику и твердо подтолкнуть Соединенные Штаты к интернационалистическому лагерю. До сих пор ни одно событие не разрушило основание для активной внешней политики. Несмотря на то, что администрация Клинтона справилась с гибелью 18 армейских рейнджеров в Могадишо в 1993 году, Сомали - это не Перл-Харбор.

В то же время интернационализм остается относительно недорогой политикой, которая мало требует от отдельных американцев ни крови, ни сокровищ.Очень немногие американцы погибли в зарубежных приключениях за последнее десятилетие. Расходы на иностранные дела составляют всего около пенни из каждого федерального доллара. И большинство американцев признают, что расходы на оборону обеспечивают рабочие места, а также безопасность.

Наконец, хотя глобализация может создавать проигравших в экономике США, она также создает победителей, заинтересованных в интернационалистской внешней политике. Пояс фермы является хорошим примером. На протяжении большей части 20-го века Средний Запад был домом для изоляционизма.Ситуацию изменил значительный рост сельскохозяйственного экспорта и экспорта, связанного с сельским хозяйством. Теперь финансовое здоровье свиноводов Айовы и производителей зерна Небраски зависит от процветания в Джакарте и Токио - точке, которую азиатский финансовый кризис привел домой. Неудивительно, что многие члены Конгресса со Среднего Запада стали ярыми интернационалистами, сыграв заметную роль в усилиях по увеличению вклада США в Международный валютный фонд и обузданию использования экономических санкций, среди других законодательных баталий.

Хотя американцы по-прежнему остаются интернационалистами в целом и, вероятно, останутся такими на долгие годы, их интерес к иностранным делам ослаб. Когда американцев просят назвать самую важную проблему, с которой сегодня сталкивается страна, они в подавляющем большинстве упоминают внутренние проблемы. У большинства американцев также нет сформированного мнения о приоритетах внешней политики страны. Когда в 1998 году Чикагский совет по международным отношениям попросил людей назвать «две или три крупнейшие внешнеполитические проблемы, с которыми сегодня сталкиваются Соединенные Штаты», наиболее частым ответом на сегодняшний день (21 процент) было «Не знаю.”

«Не знаю» преобладают, потому что немногие американцы следят за иностранными делами. Взять, к примеру, Косово. Администрация Клинтона начала угрожать применением силы против Сербии в середине 1998 года. Угрозы получили широкое освещение в СМИ. Однако даже в феврале 1999 года, когда созывалась конференция в Рамбуйе, Исследовательский центр Pew для народа и прессы обнаружил, что только один из девяти американцев заявил, что они «очень внимательно следят за политикой США в Косово». Шесть из десяти заявили, что следили за историей «не слишком внимательно» или «совсем не внимательно».”

Отсутствие интереса общественности к иностранным делам может быть прискорбным, но вполне разумным. Соединенные Штаты обладают непревзойденной политической, экономической и военной мощью. Никакой серьезной угрозы безопасности США не существует. В то время как эксперты предупреждают об угрозах, вырисовывающихся на далеком горизонте, американцы следуют совету Кэлвина Кулиджа: «Когда вы видите десять проблем, катящихся по дороге, если вы ничего не сделаете, девять из них скатятся в канаву, прежде чем доберутся до нее. ты."

Конгресс - изоляционист?

Американское общество, возможно, не стало изоляционистом, но Конгресс стал? Стивен Кулл и я.М. Дестлер говорит «да» в своей важной книге «Неправильное понимание публики». Но действительно ли образовался разрыв между сторонним обществом и внутренним Конгрессом?

Безусловно, сейчас на Капитолийском холме голоса изоляционистов громче, чем за более чем 50 лет. В отличие от холодной войны, когда отождествление с изоляционизмом могло быть предвыборным поцелуем смерти, некоторые члены Конгресса с гордостью принимают знамя «Америка прежде всего». Более того, изоляционистские настроения пересекают партийные линии.Республиканцы возглавляют движение по сокращению финансирования международных отношений, а демократы выступают против попыток наделить президента полномочиями в ускоренном порядке заключать международные торговые соглашения.

Тем не менее изоляционисты остаются меньшинством в Конгрессе и в обеих политических партиях. Сокращение финансирования международных отношений связано не столько с изоляционизмом, сколько с интенсивным давлением, направленным на поиск политически безболезненных способов сокращения федеральных расходов, хорошо задокументированными недостатками американских программ иностранной помощи и отсутствием убедительного обоснования для оказания помощи в отсутствие финансовой помощи. Советская угроза.Усилия Конгресса по навязыванию реформы Организации Объединенных Наций получили поддержку не столько из-за того, что его члены хотели отвернуться от мира, сколько из-за широко распространенного мнения о том, что это плохо управляемая организация. Попытка ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний провалилась не из-за изоляционистской оппозиции, а потому, что видные интернационалисты, в том числе шесть бывших министров обороны, утверждали, что это ущемляет интересы США.

В то же время многие внешнеполитические дебаты в Конгрессе носят явно интернационалистский характер.Каким бы неразумным ни было расширение НАТО, введение санкций в отношении стран, нарушающих религиозные права, прекращение помощи странам, которые приобретают ядерное оружие, признание Тибета в качестве суверенной страны, поощрение независимости Тайваня и наказание стран, торгующих с Кубой. и Иран, это не предложения, направленные на отстранение США от мировых дел.

Таким образом, суть многих конфликтов между Белым домом и Капитолийским холмом заключается не в том, должны ли Соединенные Штаты участвовать за границей, а скорее в том, как и с какой целью.Правда заключается в том, что через 10 лет после падения Берлинской стены мнение элиты о внешней политике остается раздробленным. По-прежнему существуют разногласия как по диагностике политики, так и по предписаниям. Китай - стратегический партнер или новая угроза? Россия - это вопрос прошлого или будущего? Следует ли Соединенным Штатам действовать в многостороннем или одностороннем порядке? Будет ли участие способствовать соблюдению прав человека или поможет увековечить диктаторские режимы? Подобно друзьям, которые соглашаются пообедать вне дома, но не могут договориться о ресторане, внешнеполитическая элита соглашается с тем, что Соединенные Штаты должны что-то делать, а не что.

Конгресс, естественно, отражает этот разногласие, затрудняющее функционирование учреждения. Разделенный по палате, партии, идеологии, региону, комитету и поколению, Конгресс ведет к параличу всякий раз, когда отсутствует хоть какое-то согласие и чувство меры. Апатия общественности к внешней политике только способствует этому. Когда члены получают больше свободы для обсуждения, они становятся более восприимчивыми к узким интересам и меньше вынуждены идти на компромисс. В результате может пострадать согласованность политики.

Управление внешней политикой для мира после холодной войны

Центральная задача управления внешней политикой сегодня - воплотить общее стремление Америки к участию в мировых делах в практической политике. Это требует сохранения законных разногласий по поводу роли Америки в мире в продуктивных рамках. Отнюдь не гарантируется, ответит ли Вашингтон на этот вызов.

Одно из решений, на которое не стоит надеяться, - это появление угрозы в советском стиле.Угрозы могут привести к соглашению, но только ценой больших затрат. В то же время решение, на которое все могли надеяться - общенациональные дебаты, которые приведут к консенсусу относительно роли Америки в мире - маловероятно. Кампания по выборам президента 2000 года дает возможность для таких дебатов, но апатия общественности и разногласия внутри двух партий побуждают кандидатов избегать вопросов внешней политики. В той мере, в какой они говорят о мире за границей, кандидаты будут стремиться успокоить избирателей? опасения по поводу своей внешнеполитической компетенции, а не сплотить их вокруг общей стратегии.И любой, кто надеется, что конец разделенного правительства принесет мир на Пенсильвания-авеню, должен прислушаться к предупреждению депутата Джо Скарборо (R-FL): «Любой президент-республиканец, который ожидает, что члены Палаты представителей и, возможно, новые члены Сената будут с радостью согласиться. и штамп «его политика национальной безопасности» будет очень разочарован ». То же самое относится и к демократической стороне прохода.

В условиях отсутствия нового консенсуса во внешней политике, который мог бы спасти положение, ключом к тому, чтобы избежать тупика во внешней политике, является политическое лидерство.Это руководство будет исходить не от Капитолийского холма. Хотя Конгресс может реагировать на сильное политическое руководство, он институционально неспособен его обеспечить. Это бремя лежит на президенте. Действительно, президентское лидерство сегодня важнее, чем когда-либо прежде. Во время холодной войны президенты могли воспринимать поддержку Конгресса и общества как должное. Когда политика становилась противоречивой, они часто выигрывали, просто называя ее «жизненно важной» для национальных интересов. Результатом стала некоторая степень самоуспокоенности президента; В отличие от внутренней политики, где их политические навыки постоянно проверялись, президенты в значительной степени могли командовать внешней политикой.Больше никогда. Члены Конгресса разделились еще больше, чем когда-либо прежде, и они видят меньше причин, чтобы оправдать свое сомнение у президента. Теперь президенты должны создавать выигрышные политические коалиции.

Способность будущих президентов создавать эти коалиции основывается на трех вещах. Во-первых, президенты должны знать, куда они хотят идти во внешней политике. Самая большая угроза ответственному американскому интернационализму - это не капризный Конгресс или апатичная публика, а президент, для которого внешняя политика является второстепенным.Как свидетельствуют первые годы правления Билла Клинтона, президенты, которые реагируют на события за рубежом, уступают свои институциональные преимущества законодательной власти. Конгресс не терпит пустоты и заполняет ее, иногда непродуктивно. Президенты не могут руководить Конгрессом и страной, если они не знают, куда они хотят идти.

Во-вторых, как показывает судьба договора о запрещении испытаний, президенты и их советники должны начать доводить до общественности и Конгресса аргументы в пользу своих приоритетов внешней политики, прежде чем они станут спорными.Президенты пользуются значительным преимуществом в определении того, как общественность и Конгресс думают о проблемах. Однако это преимущество сохраняется только тогда, когда президенты действуют заранее. Например, с пакетом мексиканской помощи 1995 года и пополнением резервов МВФ администрация Клинтона медленно подошла к определению этого вопроса. Его противники не проявили такой нерешительности, осудив оба предложения как «спасение» расточительных иностранцев и неосмотрительных спекулянтов. Ярлык прижился, и администрация пошла в гору.Во внешней политике, как и в футболе, всегда труднее догонять. Тем не менее, президенты и их советники могут утешаться опросами общественного мнения, которые ясно показывают, что существует интернационалистское большинство, которое нужно мобилизовать.

В-третьих, президенты и их советники должны вкладывать средства в личные отношения с членами Конгресса. На протяжении «холодной войны» должностные лица исполнительной власти обычно игнорировали Конгресс до тех пор, пока не столкнулись с решающим голосованием. Тогда они не могли достаточно проконсультироваться.Эта стратегия больше не работает. Неудачные попытки обеспечить ускоренную торговлю и добиться одобрения Сенатом договора о запрещении испытаний показывают, что призывы к национальной безопасности и призывы к сохранению прерогатив президента больше не волнуют законодателей. Усилия администрации по налаживанию связей с Конгрессом осложняются огромным числом членов, с которыми необходимо консультироваться. Как администрация обнаружила в ходе битв из-за мексиканской помощи и задолженностей перед ООН, лидеры конгресса часто не могут оказать рядовую поддержку соглашениям, которые они заключают.В результате, хотя предложения об официальном оформлении консультаций между президентом и руководством Конгресса могут принести пользу, они являются плохой заменой для охвата широкой части членов.

Эти три предложения не волшебные палочки. Без национального консенсуса относительно роли Америки за рубежом управление внешней политикой всегда будет нестабильным. Однако, если президенты не адаптируют свой стиль руководства к изменившимся условиям Америки после холодной войны, внешнеполитический тупик неизбежен.

Отрывок: Внешняя политика начинается дома

Вернуться к Внешняя политика начинается дома .

Введение

Эта относительно небольшая книга основана на важной идее: самая большая угроза безопасности и процветанию Америки исходит не из-за границы, а изнутри. Соединенные Штаты поставили под угрозу свою способность действовать в мире эффективно из-за безудержных внутренних расходов, недостаточных инвестиций в человеческий и физический капитал, финансового кризиса, которого можно было избежать, излишне медленного восстановления, войны в Ираке, которая была ошибочной с самого начала, и войны в Ираке. Афганистан, который стал несовершенным по мере развития своей цели, повторяющегося бюджетного дефицита и глубоких политических разногласий.Чтобы Соединенные Штаты продолжали успешно действовать за рубежом, они должны восстановить внутренние основы своего могущества. Внешняя политика должна начинаться дома, сейчас и в обозримом будущем.

«Внешняя политика начинается дома» - книга, которую я даже не предполагал написать. Наждачной бумагой удалите нюансы и тонкости, и эта книга приводит доводы в пользу того, чтобы уменьшить внешнюю политику, подобную той, которую проводят Соединенные Штаты, и сделать больший упор на внутренние инвестиции и реформу политики. Для кого-то вроде меня, который на протяжении почти четырех десятилетий был членом внешнеполитического истеблишмента с визитной карточкой, это граничит с ересью.

Что меня привело к этому моменту? В первую очередь, это началось со второй войны в Ираке (начавшейся в 2003 году) и наращивания численности афганских войск в 2009 году. Я упоминаю и то, и другое, потому что мои разногласия по поводу траектории американской внешней политики не связаны с какой-либо одной стороной. Многие участники внешнеполитических дебатов с обеих сторон, похоже, забыли предписание бывшего президента и госсекретаря Джона Куинси Адамса (что Америка «не уезжает за границу в поисках монстров, которых нужно уничтожить»), а также уроки Вьетнама относительно пределы военной силы и стремление локальных реалий преобладать над глобальными абстракциями.Как и в случае с Вьетнамом, ни Ирак, ни Афганистан (по состоянию на 2009 год) не были войной по необходимости; что более важно, ни то, ни другое не было оправданной войной по выбору. В обоих случаях поставленные на карту интересы были явно менее чем жизненно важными. В обоих случаях были доступны альтернативные стратегии, обещавшие сопоставимые выгоды для этой страны при гораздо меньших затратах. И в обоих случаях история и даже беглое изучение рассматриваемых обществ предполагали, что амбициозные попытки переделать работу и политическую культуру этих стран потерпят неудачу.Более того, тогда все это было предсказуемо. Теперь, оглядываясь назад, мы можем увидеть, что более чем десятилетние огромные жертвы повредили репутации этой страны с точки зрения здравого смысла и компетентности и не принесли результатов, соизмеримых с человеческими, военными и экономическими затратами на предпринимаемые действия. Такой дисбаланс между средствами и целями даже в лучшие времена не имеет стратегического смысла; это еще менее оправданно сейчас, когда Соединенные Штаты сталкиваются с серьезными вызовами своей платежеспособности.

Эта книга естественным образом выросла из двух моих предыдущих книг. В «Неохотном шерифе», опубликованном в 1997 году в первые годы постсоветской эпохи после холодной войны, утверждалось, что Соединенные Штаты в то время, когда они обладали исключительными преимуществами и возможностями влиять на другие правительства, рискуют упустить уникальный шанс принести пользу. об устойчивых изменениях в мире за счет слишком низких целей и слишком малых усилий для создания новых международных институтов, способных противостоять возникающим глобальным вызовам.Вторая, опубликованная в 2005 году под названием The Opportunity, обосновывала, что Соединенные Штаты пытались сделать слишком много неправильных вещей (в первую очередь, войну в Ираке 2003 года), и снова призывала к более активным усилиям по установлению прочных международных соглашений, которые помочь обуздать глобализацию и обуздать слишком реальные экономические угрозы и угрозы безопасности американским интересам и мировому порядку.

Чем эта книга больше всего отличается от моих предыдущих книг, так это тем, что она сосредоточена на внутренней политике, на том, что мы переделываем самих себя больше, чем мир.Конечно, есть и внешние вызовы, в том числе, но не ограничиваясь ими, растущий Китай, милитаризованная Северная Корея, Иран, который, возможно, собирается приобрести ядерное оружие, нестабильный Пакистан, жестокие террористы и потепление на планете. Это реальные и обоснованные опасения, которые требуют серьезного ответа. Но что делает ситуацию особенно тревожной, так это большое количество внутренних событий, в том числе растущий дефицит и задолженность, разрушающаяся инфраструктура, второклассные школы, устаревшая иммиграционная система и перспектива длительного периода низкого экономического роста.Многие основы могущества этой страны разрушаются; эффект, однако, не ограничивается ухудшением транспортной системы или рабочих мест, которые остаются незаполненными или заграничными из-за нехватки квалифицированных американских рабочих. Напротив, недостатки здесь, у себя дома, напрямую угрожают способности Америки проецировать власть и оказывать влияние за рубежом, конкурировать на мировом рынке, генерировать ресурсы, необходимые для продвижения всего спектра интересов США за рубежом, и подавать убедительный пример, который будет влиять на мышление и поведение других.В результате способность Соединенных Штатов действовать и руководить миром уменьшается. Я бы предпочел не проверять идею о том, что этой стране нужен полноценный кризис, будь то в форме бегства по доллару или какой-то катастрофы, вызванной террористами или природой, чтобы заставить ее правительство делать то, что нужно, в отчасти потому, что если это произойдет, то будет гораздо более болезненно и дорого устранять недостатки американской экономики, школ, иммиграционной политики, инфраструктуры и многого другого.

Я пишу все это в надежде, что меня могут изобразить карикатурно на два фронта. Одна из возможностей состоит в том, что меня будут изображать пораженцем, просто еще одним апостолом упадка Америки. Так что позвольте мне быть максимально ясным: я считаю, что Соединенные Штаты обладают огромными сильными сторонами и огромным потенциалом. Экономика США является крупнейшей в мире и продолжает расти; лучшее в американском высшем образовании - лучшее в мире; это общество остается удивительно новаторским и адаптивным; его запасы пресной воды, энергии и пахотных земель просто изобилуют; и население относительно «сбалансировано» в том смысле, что оно не страдает ни от выпуклости у молодых, ни у пожилых людей, которые характерны для многих других обществ по всему миру.Недавние прорывы во внутренней добыче нефти и газа благодаря новым технологиям и методам - ​​лишь последний пример способности этой страны справляться со значительными проблемами, с которыми она сталкивается.

Но сказать, что Соединенные Штаты не находятся в упадке, - это нечто иное, чем предположить, что американцы должны быть оптимистичны в отношении того, где они находятся и куда они направляются. Учитывая ее значительные возможности и преимущества, эта страна явно отстает. Между тем, многие другие страны работают лучше, чем в прошлом, а в некоторых областях - лучше, чем в Соединенных Штатах.Сочетание этих тенденций плохо сказывается на способности Соединенных Штатов вести экономическую конкуренцию и влиять на международные события.

Я также ожидаю, что меня осудят как изоляциониста. Изоляционизм - это умышленное отворачивание от мира, даже когда строгая оценка национальных интересов свидетельствует о необходимости действовать от их имени. Изоляционизм не имеет абсолютно никакого смысла в двадцать первом веке. Даже если бы они захотели, Соединенные Штаты не смогли бы отгородиться от глобальных угроз, таких как терроризм, распространение ядерного оружия, торговый и инвестиционный протекционизм, пандемические заболевания, изменение климата или потеря доступа к финансовым, энергетическим или минеральным ресурсам.Границы - это не барьеры. Правительство США должно активно противодействовать этим угрозам. Существуют также возможности, в том числе возможность вывести сотни миллионов и, возможно, миллиарды людей из нищеты, повысить качество и продолжительность жизни, расширить личную свободу и урегулировать споры до того, как они приведут к вооруженному конфликту. Принятие изоляционизма ускорит появление более беспорядочного и опасного мира, менее безопасного, менее свободного и менее процветающего.Изоляционизм был бы глупостью.

В то же время Соединенные Штаты должны стать значительно более разборчивыми в выборе того, что они делают в мире и как они это делают. Необходимо сделать трудный выбор. Дело не только в том, что ему необходимо признать, что ограниченность его ресурсов требует от него строгости при расстановке приоритетов; он также должен осознавать пределы своего влияния. Соединенным Штатам необходимо переосмыслить то, чего они хотят достичь за рубежом. Американцы должны различать желаемое и жизненное, а также возможное и невозможное.За последние два десятилетия американская внешняя политика, поглощенная преобразованием значительной части Большого Ближнего Востока, попросту вышла за рамки допустимого. Есть веские доводы в пользу того, что внимание и усилия США следует лучше распределить по всему миру, уделяя больше внимания все более критическому Азиатско-Тихоокеанскому региону и Западному полушарию и несколько меньше - Ближнему Востоку; есть еще более веские доводы в пользу того, что внешняя политика США должна быть сосредоточена не столько на том, что другие страны находятся внутри своих границ, а больше на том, что они делают за пределами своих границ.Временами это будет сложно, поскольку будут возникать ситуации, в которых отстранение от позиции будет казаться аморальным или стратегически недальновидным, или и тем, и другим одновременно; При этом Соединенным Штатам необходимо уравновесить свое желание творить добро со своей способностью творить добро, а также с необходимостью делать много других вещей от имени своих граждан дома и своих интересов за рубежом. Чтобы проводить эффективную внешнюю политику, Соединенные Штаты сначала должны навести порядок в своем доме. Самая очевидная причина - ресурсы. Национальная безопасность обходится недешево.Деньги - в большом количестве - требуются для создания способных современных вооруженных сил с широким спектром задач, для создания необходимой разведки против широкого спектра угроз, для защиты родины от широкого спектра непредвиденных обстоятельств, для проведения дипломатии и оказания помощи для продвижения широкого круга интересов. В настоящее время Соединенные Штаты тратят на эти задачи около 800 миллиардов долларов в год - это примерно одна пятая всех федеральных расходов и около 5 процентов от общего ВВП. Экономика должна расти традиционными темпами (около 3 процентов или выше), а внутренние расходы, которые не квалифицируются как инвестиции, должны контролироваться, чтобы страна не была вынуждена выбирать между национальной безопасностью и всем остальным.Увы, экономика США сейчас растет вдвое меньше, в то время как внутренние расходы, не имеющие ничего общего с инвестициями, растут.

Соединенные Штаты с гораздо большей вероятностью столкнутся с угрозой и нападением, если они будут считаться слабыми и уязвимыми. Сильные Соединенные Штаты будут удерживать потенциальных конкурентов или противников от вступления в конфронтацию. Сильные Соединенные Штаты заставят других с большей вероятностью работать с ними, чем против них. И сильные Соединенные Штаты смогут лучше справиться с любым недальновидным противником.

Соединенные Штаты также должны навести порядок в своем доме, чтобы не оказаться в положении высокой уязвимости для сил или действий, находящихся вне их контроля. Прямо сейчас правительству США требуется приток более 1 миллиарда долларов в день для поддержки валового федерального долга, который составляет около 16 триллионов долларов и увеличивается более чем на 1 триллион долларов в год. Мы можем взглянуть на нашу собственную историю, чтобы увидеть, что может случиться, когда иностранные правительства получат такие рычаги воздействия. В 1956 году правительство США, разъяренное участием Великобритании во вторжении в Египет после национализации Суэцкого канала Насером, заблокировало международные займы, необходимые британцам для предотвращения краха их валюты.Тогдашнее британское правительство было вынуждено отступить. А теперь представьте, что могло бы случиться, если бы Китай пригрозил аналогичными действиями против Соединенных Штатов во время кризиса вокруг Тайваня или Южно-Китайского моря.

Другой сценарий - это просто сценарий, при котором денежные рынки теряют уверенность в способности Америки управлять своими финансами и начинают требовать более высокую цену за свою постоянную готовность ссужать деньги. Это вынудит Федеральный резерв повысить процентные ставки не с традиционной целью охлаждения инфляционного давления, а, скорее, для привлечения необходимых долларов, которые требуют более высокой прибыли, учитывая опасения по поводу кредитоспособности Америки.Это означало бы катастрофу для экономики, которая едва выйдет из рецессии. Этот сценарий мог бы уже осуществиться, если бы не кризис еврозоны, который устранил жизнеспособную альтернативу доллару. Но американцы не могут рассчитывать на то, что европейцы навсегда сделают неправильный поступок, или на то, что Китай по-прежнему не желает позволять своей валюте играть международную роль.

Тогда есть сила примера. Успешная американская экономика, которая генерирует богатство, рабочие места и инновации, наряду с успешной американской политической системой и обществом, та, которая готова и способна принимать трудные, но необходимые решения, представляет не только образ, но и реальность функционирования страны. на высоком уровне, на уровне политической свободы, высокого и постоянно растущего уровня жизни и социальной мобильности.Это модель, которой другие страны захотят подражать. Битва идей далека от завершения; действительно, он стал более интенсивным с экономическим успехом Китая и других авторитарных режимов, с трудностями, с которыми столкнулись зрелые демократии в 2008 году и впоследствии, а также с драматическими событиями, которые произошли на Ближнем Востоке, начиная с конца 2010 года. Политика - это не только то, что говорят дипломаты и делают солдаты: это также пример, который подает страна.

Верно также и то, что более эффективная внешняя политика принесла бы пользу американцам дома, с большим количеством ресурсов, которые можно было бы тратить на их общество и в их обществе, будь то отдельные лица или федеральные, государственные или местные органы власти для повышения качества жизни, уровня жизни или безопасности.Более мирный и организованный мир создал бы условия, в которых американская экономика должна процветать. А процветающая экономика - страна с относительно устойчивым ростом - улучшит жизнь большинства американцев. Это важно, поскольку терпимость к неравенству доходов и благосостояния, как правило, возрастает, если положение каждого улучшается. В отсутствие такого роста социальная и экономическая мобильность будет атрофирована, а классовые трения увеличатся, в результате чего население будет сосредоточено внутрь себя.

Соединенным Штатам еще не поздно навести порядок в своем доме.Это не просто случай необходимости; в настоящее время у него есть исключительная возможность сделать это. В настоящее время и в обозримом будущем мир относительно снисходителен. Нет эквивалента в двадцать первом веке тому, чем была Германия в первой половине двадцатого века и Советский Союз во второй. Конечно, существуют реальные и потенциальные угрозы американским интересам и благополучию, но ни одна из них не сводится к экзистенциальной. Теоретически Китай мог бы бросить вызов Соединенным Штатам за первенство, но нет уверенности в том, что у него будут для этого средства и аппетит.В любом случае, как будет показано ниже, любой такой вызов не является ни неизбежным, ни неизбежным. Соединенным Штатам повезло, что у них есть что-то вроде стратегической передышки; то, насколько она будет продолжительной и обширной, конечно, будет частично зависеть от решений и действий других. Но даже в большей степени это будет зависеть от того, насколько успешно Соединенные Штаты докажут, что они будут восстанавливать основы своей власти, насколько дисциплинированно они могут обладать этой властью и насколько разумно предоставить другим стимул участвовать в строительстве и эксплуатации. международного порядка.

Эта книга разделена на три части. Первый фокусируется на мире, на основных чертах международной системы через поколение после окончания холодной войны, через десять лет после 11 сентября и через полдесятилетия после начала американского, а затем глобального экономического кризиса. Это картина американского превосходства - сначала среди неравных, если хотите, - но также и картины широко распространившейся власти и технологий в мире, в котором отсутствуют механизмы для решения большинства проблем, которые уже существуют или скоро появятся; мир, в котором одни регионы демонстрируют гораздо больший динамизм, чем другие; эпоха, когда зачастую трудно превратить власть в влияние; и время, когда правительствам трудно управлять дома и сотрудничать за границей.

Вторая часть книги носит более предписывающий характер и фокусируется на том, что Соединенным Штатам следует и что не следует делать за границей. Речь идет о более дискриминационной внешней политике, как в том, что требуется, так и в том, что тратится, и дополняется более дисциплинированной внутренней политикой. В книге будут приводиться доводы в пользу принятия новой американской внешней политики, определяемой доктриной, которая положит конец эпохе, характеризуемой крупными сухопутными войнами, призванных изменить страны на Большом Ближнем Востоке и заменить ее подходом к мир, который будет уделять больше внимания Азиатско-Тихоокеанскому региону и Западному полушарию, инструментам государственного управления, отличным от военных, и формированию большего количества действий других правительств за пределами своих границ, а не внутри них.

Третья часть книги также носит преимущественно предписывающий характер, но фокусируется на том, как Америке следует решать свои внутренние проблемы. Рекомендации касаются бюджета, энергетики, образования, инфраструктуры и иммиграции. В книге также предлагается экономическая политика, которая, в случае ее принятия, должна стимулировать рост, и политические реформы, которые, в случае их проведения, повысили бы вероятность того, что лидеры страны будут или, по крайней мере, смогут сделать то, что необходимо. Ставки огромны. В отсутствие лидерства США мир не справится сам.Это не призыв к односторонним действиям, что в большинстве случаев не является жизнеспособным вариантом. И это не отражение американского высокомерия. Это простой факт. Ни у одной другой страны нет возможностей, привычек и желания взять на себя эту ответственность. Без такой благотворной силы порядок никогда не возникнет просто так. Никакая невидимая рука не работает, чтобы разобраться в геополитическом рынке. Вопрос в том, справится ли видимая рука Соединенных Штатов с этим вызовом. На это искренне надеемся, потому что на волоске не что иное, как будущее этой страны и характер двадцать первого века.

Определение внешней политики | Американское правительство

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Объясните, что такое внешняя политика и чем она отличается от внутренней
  • Определите цели внешней политики США
  • Опишите различные типы внешней политики
  • Определите основные проблемы правительства США во внешней политике

Когда мы рассматриваем политику как центр нашего внимания, мы широко смотрим на действия U.С. правительство выполняет для определенных целей. В случае внешней политики эта цель состоит в том, чтобы управлять своими отношениями с другими странами мира. Еще одно отличие состоит в том, что политика является результатом курса действий или последовательности действий с течением времени, а не одного действия или решения. Например, внешняя политика США в отношении России вырабатывалась несколькими президентами, а также секретарями кабинета министров, членами палаты представителей и сената, а также бюрократами внешнеполитических ведомств. Политика также имеет цель или предназначена для каких-либо действий; то есть разработка политики не случайна.Когда Соединенные Штаты заключают международное соглашение с другими странами по таким целям, как свободная торговля или ядерное разоружение, они делают это по определенным причинам. Установив это общее определение политики, мы теперь углубимся в конкретную область внешней политики США.

Основы внешней политики

Внутренние выпуски иногда могут стать международными, если речь идет о такой теме, как внешняя торговля. Здесь президент Джордж У. Буш обменивается рукопожатием с законодателями и должностными лицами администрации после подписания 2 августа 2005 года Закона о выполнении Центральноамериканского соглашения о свободной торговле (CAFTA) .

Что такое внешняя политика ? Мы можем рассматривать это на нескольких уровнях, как «цели, которых государственные чиновники стремятся достичь за рубежом, ценности, которые приводят к этим целям, а также средства или инструменты, используемые для их достижения». Это определение подчеркивает некоторые ключевые темы внешней политики США, такие как национальные цели за рубежом и способы, которыми Соединенные Штаты пытаются их достичь. Также обратите внимание на то, что мы отличаем внешнюю политику, ориентированную на внешнюю сторону, от внутренней политики, которая устанавливает внутренние стратегии Соединенных Штатов, хотя эти два типа политики могут сильно переплетаться.Так, например, можно говорить о политике латиноамериканцев как о внутренней проблеме при рассмотрении образовательной политики, направленной на увеличение числа латиноамериканцев, которые посещают и заканчивают колледж или университет США.

Однако, как показали первичные дебаты, предшествующие выборам 2016 года, латиноамериканская политика может быстро стать вопросом внешней политики при рассмотрении таких тем, как иммиграция из стран Центральной и Южной Америки и внешняя торговля со странами Центральной Америки. Каковы цели U.С. внешняя политика? Хотя цели внешней политики страны всегда открыты для обсуждения и пересмотра, тем не менее, есть четыре основные цели, которым мы можем приписать большую часть того, что делает правительство США во внешней политике: (1) защита США и их граждане, (2) поддержание доступа к ключевым ресурсам и рынкам, (3) сохранение баланса сил в мире, и (4) защита прав человека и демократии.

Первая цель - защита Соединенных Штатов и жизни их граждан, как во время их пребывания в Соединенных Штатах, так и во время их поездок за границу.С этой целью безопасности связана цель защиты союзников страны или стран, с которыми Соединенные Штаты дружат и поддерживают друг друга. В международной сфере угрозы и опасности могут принимать несколько форм, включая военные угрозы со стороны других стран или террористических групп, а также экономические угрозы от бойкотов и высоких торговых тарифов.

В рамках экономического бойкота Соединенные Штаты прекращают торговлю с другой страной до тех пор, пока они не изменят политику, против которой возражают Соединенные Штаты.Прекращение торговли означает, что товары из США не могут быть проданы в этой стране, а их товары не могут быть проданы в Соединенных Штатах. Например, в последние годы Соединенные Штаты и другие страны осуществили экономический бойкот Ирана, поскольку он наращивал развитие своей ядерной энергетической программы. Недавняя ядерная сделка с Ираном - это пакт, в котором Иран соглашается остановить ядерные разработки, в то время как Соединенные Штаты и шесть других стран снимают экономические санкции, чтобы снова разрешить торговлю с Ираном. Торговые барьеры также включают тарифы или сборы, взимаемые за перемещение товаров из одной страны в другую.Протекционистская торговая политика повышает тарифы, так что импортным товарам, которые теперь стали более дорогими, становится трудно конкурировать по цене с отечественными товарами. Соглашения о свободной торговле направлены на снижение этих торговых барьеров.

Вторая главная цель внешней политики США - обеспечить стране доступ к ключевым ресурсам и рынкам по всему миру. Ресурсы включают природные ресурсы, такие как нефть, и экономические ресурсы, включая вливание иностранных капиталовложений в проекты внутренней инфраструктуры США, такие как здания, мосты и системы вооружений.Конечно, доступ к международному рынку также означает доступ к товарам, которые могут понадобиться американским потребителям, таким как швейцарский шоколад и австралийское вино. Внешняя политика США также направлена ​​на продвижение интересов американского бизнеса, как для продажи отечественной продукции на международном рынке, так и для поддержки общего экономического развития во всем мире (особенно в развивающихся странах).

Третья главная цель - сохранение баланса сил в мире. Баланс сил означает, что ни одна страна или регион не может быть намного сильнее в военном отношении, чем страны остального мира.Достижение идеального баланса сил, вероятно, невозможно, но общая стабильность или предсказуемость в работе правительств, сильных институтов и отсутствие насилия внутри и между странами могут быть возможны. На протяжении большей части истории США лидеры рассматривали мировую стабильность через призму Европы. Если европейский континент был стабильным, то был и мир. В эпоху холодной войны и эпохи , которая последовала за Второй мировой войной, стабильность была достигнута благодаря существованию двойных сверхдержав, Соединенных Штатов и Советского Союза, а также благодаря реальному страху перед ядерным уничтожением, на которое они оба были способны.Примерно до 1989–1990 годов развитые индустриальные демократии поддерживали одну из этих двух сверхдержав.

Президент Барак Обама вместе с президентом Франции Франсуа Олландом и мэром Парижа Анн Идальго возлагают розы на импровизированный мемориал перед концертным залом Батаклан, одним из мест, ставших жертвами террористических атак в Париже 13 ноября 2015 года.

Сегодня, в эпоху после холодной войны, многие части Европы политически более свободны, чем были в годы советского блока, и существует меньше опасений перед ядерной войной, чем когда Соединенные Штаты и Советский Союз наводили ракеты. друг на друга четыре десятилетия подряд.Однако, несмотря на в основном стабилизирующее присутствие Европейского Союза (ЕС), в который сейчас входят двадцать восемь стран-членов, в Восточной Европе и бывшем Советском Союзе велось несколько войн. Более того, сам ЕС сталкивается с некоторыми проблемами, включая голосование в Соединенном Королевстве за выход из ЕС, продолжающиеся споры о том, как урегулировать государственный долг Греции, и кризис в Европе, созданный тысячами беженцев с Ближнего Востока.

Тщательно спланированные террористические акты в США, Азии и Европе привели к появлению нового типа врагов в уравнении баланса сил - негосударственных или неправительственных организаций, таких как Аль-Каида и ИГИЛ (или ИГИЛ), состоящих из различных террористов. ячейки, расположенные в разных странах и на всех континентах.

Четвертая главная цель внешней политики США - защита прав человека и демократии. Плата за стабильность, которая достигается за счет достижения других целей внешней политики США, - это мир и спокойствие. Безусловно, следя за своими собственными стратегическими интересами при рассмотрении внешнеполитической стратегии, Соединенные Штаты, тем не менее, пытаются поддерживать международный мир посредством многих аспектов своей внешней политики, таких как иностранная помощь, а также посредством своей поддержки и участия в международных организациях, таких как Организация Объединенных Наций, Организация Североатлантического договора (НАТО) и Организация американских государств.

United Nations (UN) , возможно, сегодня является ведущей международной организацией в мире. Основными институциональными органами ООН являются Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности. Генеральная Ассамблея включает в себя все страны-члены, принимает новых членов и утверждает бюджет ООН большинством в две трети голосов. В Совет Безопасности входят пятнадцать стран, пять из которых являются постоянными членами (включая Соединенные Штаты), а десять - непостоянными и меняются на пятилетний срок.Все члены связаны решениями Совета Безопасности, который принимает все решения, касающиеся международного мира и безопасности. Двумя другими важными подразделениями ООН являются Международный Суд в Гааге (Нидерланды) и Секретариат ООН, в который входят Генеральный секретарь ООН и руководители и сотрудники персонала ООН.

Создание Организации Объединенных Наций

Одним из уникальных и сложных аспектов глобальных дел является тот факт, что не существует власти мирового уровня, которая бы определяла, когда и как взаимодействуют страны мира.После неудачной попытки президента Вудро Вильсона и других официально оформить «Лигу Наций » после Первой мировой войны в 1920-х годах и вслед за мировой депрессией, начавшейся в 1929 году, пришла Вторая мировая война. , самый смертоносный военный конфликт в истории. Сейчас, в первые десятилетия двадцать первого века, принято думать о террористических атаках 11 сентября 2001 года, которые сильно изменили правила игры. Тем не менее, в то время как 9/11 было чрезвычайно значительным в Соединенных Штатах и ​​за рубежом, Вторая мировая война имела еще большее значение.Нападение японцев на Перл-Харбор (Гавайи) в декабре 1941 года было сопоставимым нападением внезапного типа, которое ввергло Соединенные Штаты в войну.

Масштабы конфликта в Европе и Тихом океане и почти успешная попытка Гитлера полностью захватить Европу вселили страх в умы и сердца. Война кардинально изменила международные отношения и управление, от плана Маршалла по восстановлению Европы до НАТО, создавшего межнациональный военный щит для Западной Европы, до создания ООН в 1945 году, когда представители пятидесяти стран встретились и подписали Устав Организации Объединенных Наций в Сан-Франциско, Калифорния.

26 июня 2015 года лидер меньшинства Палаты представителей Нэнси Пелоси (штат Калифорния) присоединилась к Генеральному секретарю ООН Бану Ги Мун , губернатору Калифорнии Джерри Браун и другим высокопоставленным лицам в ознаменование семидесятой годовщины принятия Устав ООН в Сан-Франциско. (кредит: модификация работы «Нэнси Пелоси» / Flickr)

Сегодня в состав Организации Объединенных Наций со штаб-квартирой в Нью-Йорке входят 193 из 195 стран мира. Это добровольная ассоциация, в которую страны-члены платят взносы в зависимости от размера своей экономики.Основными целями ООН являются поддержание мира и безопасности, поощрение прав человека и социального прогресса, а также развитие дружественных отношений между странами.

Последующая деятельность: Помимо содействия коллективному принятию решений по мировым вопросам, ООН выполняет множество различных программ. Посетите веб-сайт ООН, чтобы найти информацию о трех различных программах ООН, которые реализуются по всему миру.

Постоянный вопрос для Соединенных Штатов в ведении войны с терроризмом заключается в том, в какой степени они должны работать вместе с ООН для реализации антитеррористических инициатив по всему миру на многосторонней основе, а не преследовать принцип «действовать в одиночку». стратегия односторонности.Тот факт, что у правительства США есть такой выбор, говорит о добровольном характере США (или другой страны) принятия управления внешней политикой на мировом уровне. Если бы Соединенные Штаты действительно чувствовали себя связанными мнением ООН относительно того, как они ведут свою войну с терроризмом, они обратились бы за одобрением в Совет Безопасности ООН.

Еще одна межнациональная организация, с которой связаны Соединенные Штаты и которая существует для того, чтобы силой представлять западных союзников и, в свою очередь, укреплять мир, - это Организация Североатлантического договора (НАТО) .НАТО было сформировано после Второй мировой войны, когда началась холодная война между Востоком и Западом. Будучи более милитаристским по своему подходу, чем Организация Объединенных Наций, НАТО преследует цель защитить интересы Европы и Запада и гарантировать поддержку и защиту со стороны стран-партнеров. Однако, хотя это сильная военная коалиция, она не стремилась к расширению и захвату других стран. Скорее, его главные цели - это мир и стабильность в Европе. Первоначально в НАТО входили только западноевропейские страны и США.Однако после окончания холодной войны в альянс НАТО вступили дополнительные страны с Востока, такие как Турция.

Помимо участия в ООН и НАТО, Соединенные Штаты также ежегодно распределяют сотни миллиардов долларов в виде иностранной помощи для улучшения качества жизни граждан в развивающихся странах. Соединенные Штаты также могут простить иностранные долги этих стран. По определению, развивающиеся страны не модернизируются с точки зрения инфраструктуры и социальных услуг и поэтому страдают от нестабильности.Помощь им в модернизации и развитии стабильных правительств предназначена для них как на благо и как опора для стабильности в мире. Альтернативный взгляд на помощь США состоит в том, что действуют более гнусные цели, что, возможно, она направлена ​​на приобретение влияния в развивающихся странах, обеспечение позиции в регионе, получение доступа к ресурсам или усиление зависимости от Соединенных Штатов.

Соединенные Штаты преследуют свои четыре основные внешнеполитические цели посредством нескольких различных типов внешней политики или отдельных основных областей внешней политики, в которых участвуют Соединенные Штаты.Это торговля, дипломатия, санкции, вооруженные силы / оборона, разведка, иностранная помощь и глобальная экологическая политика.

Торговая политика - это способ взаимодействия Соединенных Штатов с другими странами для облегчения торговых потоков, товаров и услуг между странами. Утверждается, что страна применяет протекционизм , когда она не разрешает другим странам продавать товары и услуги в пределах ее границ или когда она взимает с них очень высокие тарифы (или налоги на импорт) за это.На другом конце спектра находится подход к свободной торговле , при котором страна допускает беспрепятственный поток товаров и услуг между собой и другими странами. Иногда Соединенные Штаты были ориентированы на свободную торговлю, а иногда - на протекционизм. Возможно, наиболее ориентированным на свободную торговлю шагом было выполнение в 1991 г. Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА). Этот пакт устранил торговые барьеры и другие операционные издержки, налагаемые на товары, перемещаемые между США, Мексикой и Канадой.

Критики считают подход свободной торговли проблематичным и вместо этого выступают за протекционистскую политику, которая защищает американские компании и их продукцию от более дешевых иностранных товаров, которые могут быть импортированы сюда. Один из наиболее ярких недавних примеров протекционистской политики произошел в сталелитейной промышленности, поскольку американские компании на международном рынке стали боролись с конкуренцией, в частности, со стороны китайских заводов.

Торговый баланс - это соотношение между притоком и оттоком товаров в страну.Соединенные Штаты продают множество товаров и услуг по всему миру, но в целом они поддерживают торговый дефицит, при котором из других стран поступает больше товаров и услуг, чем собирается продаваться за границу. Текущий торговый дефицит США составляет 37,4 миллиарда долларов, что означает, что стоимость того, что Соединенные Штаты импортируют из других стран, намного превышает стоимость того, что они экспортируют в другие страны. Этот торговый дефицит побудил некоторых выступить за протекционистскую торговую политику.

Для многих внешняя политика является синонимом дипломатии. Дипломатия - это установление и поддержание официальных отношений между странами, которые регулируют их взаимодействие по таким разнообразным вопросам, как туризм, налогообложение товаров, которыми они торгуют, и посадка самолетов на взлетно-посадочные полосы друг друга. Хотя дипломатические отношения не всегда радужны, когда они работают, это говорит о том, что между странами все идет хорошо. Дипломатические отношения оформляются совместным участием послов. Послы - это представители страны, которые живут и имеют офис (известный как посольство) в другой стране.Подобно тому, как обмен послами формализует двусторонние отношения между странами, вызов их домой означает конец отношений. Дипломатия обычно является первым шагом правительства США, когда оно пытается разрешить конфликт с другой страной.

Чтобы проиллюстрировать, как развиваются международные отношения, когда страны вступают в конфликт, рассмотрим то, что стало известно как инцидент на острове Хайнань. В 2001 году американский самолет-шпион столкнулся с китайским реактивным истребителем недалеко от воздушного пространства Китая, где У.Самолеты С. не были разрешены. Китайский истребитель потерпел крушение, пилот погиб. Самолет США совершил вынужденную посадку на острове Хайнань. Китай вернул самолет и захватил американских пилотов. Затем послы США попытались договориться об их возвращении. Эти переговоры были медленными, и в них приняли участие представители президентского кабинета, но в конечном итоге они сработали. Если бы они не добились успеха, все более широкий набор вариантов, вероятно, включал бы дипломатические санкции (отстранение послов), экономические санкции (например, эмбарго на торговлю и денежные потоки между странами), второстепенные военные варианты (например, создание бесполетная зона за пределами воздушного пространства Китая) или более важные военные варианты (например, целенаправленная кампания по проникновению в Китай и возвращению пилотов).Невоенные инструменты влияния на другую страну, такие как экономические санкции, называются мягкой силой , а использование военной силы - жесткой силой .

Президент Джордж HW Буш приветствует американские войска, дислоцированные в Саудовской Аравии в День благодарения в 1990 году. Первые войска были развернуты там в августе 1990 года в рамках операции «Щит пустыни», которая должна была укрепить военную мощь США в этом районе. для возможной военной операции.

На более серьезном конце спектра принятия внешнеполитических решений и обычно в качестве крайней меры, когда дипломатия терпит неудачу, военный и оборонный истеблишмент США существует для того, чтобы предоставить Соединенным Штатам возможность вести войну против других государственных и негосударственных субъектов. Такая война может быть наступательной, как и война в Ираке в 2003 году и смещение в 1989 году лидера Панамы Мануэля Норьеги . Или он может быть оборонительным, как средство ответа на агрессию со стороны других, например, Война в Персидском заливе в 1991 году, также известная как операция «Буря в пустыне».Потенциал для военного вмешательства и, действительно, разброс по земному шару сотен американских военных объектов также может быть потенциальным источником силы внешней политики Соединенных Штатов. С другой стороны, в мире дипломатии такой подход может рассматриваться другими странами мира как империалистический.

Политика разведки связана с обороной и включает открытый и скрытый сбор информации из иностранных источников, которая может представлять стратегический интерес для Соединенных Штатов.Мир разведки, возможно, больше, чем любая другая область внешней политики, захватывает воображение широкой публики. Многие книги, телешоу и фильмы развлекают нас (с разной степенью точности) рассказами об операциях и людях спецслужб США.

Иностранная помощь и глобальная экологическая политика - два последних типа внешней политики. С обоими типами, как и с другими типами, Соединенные Штаты действуют как стратегический игрок, имея в виду свои собственные интересы, но здесь они также действуют как международный управляющий, пытающийся служить общему благу.С помощью иностранной помощи Соединенные Штаты оказывают материальную и экономическую помощь другим странам, особенно развивающимся странам, в целях повышения их стабильности и качества жизни своих граждан. Этот вид помощи иногда называют гуманитарной помощью; в 2013 году вклад США составил 32 миллиарда долларов. Военная помощь классифицируется как военная / оборонная политика или политика национальной безопасности (в 2013 году она составила 8 миллиардов долларов). Общий бюджет внешней помощи США на 2013 год составлял 40 миллиардов долларов, но составлял менее 1 процента от всего федерального бюджета.

Глобальная экологическая политика направлена ​​на решение экологических проблем мирового уровня, таких как изменение климата и глобальное потепление, истончение озонового слоя, истощение тропических лесов в районах вдоль экватора, а также загрязнение океана и исчезновение биологических видов. Приверженность Соединенных Штатов решению таких вопросов с годами значительно варьировалась. Например, Соединенные Штаты были крупнейшей страной, не подписавшей Киотский протокол 1997 года о выбросах парниковых газов. Однако мало кто станет утверждать, что правительство США не было лидером в глобальных экологических вопросах.

Уникальные вызовы внешней политики

Внешняя политика США - масштабное и сложное мероприятие. В чем заключаются его уникальные вызовы для страны?

Во-первых, не существует истинного авторитета мирового уровня, диктующего, как нации мира должны относиться друг к другу. Если одна нация ведет переговоры недобросовестно или лжет другой, на мировом уровне нет центрального органа власти, который мог бы наложить санкции на эту страну. Это превращает дипломатию и международную координацию в постоянную сделку, поскольку проблемы меняются, а лидеры правительств и государства меняются.Международные отношения, безусловно, улучшаются благодаря существованию межнациональных добровольных ассоциаций, таких как Организация Объединенных Наций, Организация американских государств и Африканский союз . Однако эти ассоциации не имеют строгих правоприменительных полномочий в отношении определенных стран, если только группа стран-членов не предпримет каких-либо действий (которые в конечном итоге являются добровольными).

Европейский Союз - это единая наднациональная организация, обладающая реальной и значительной властью над странами-членами.Принятие единой валюты, евро, влечет за собой уступки со стороны стран по целому ряду вопросов, а экономические и экологические нормы ЕС являются самыми строгими в мире. Тем не менее, даже у ЕС есть проблемы с принуждением, о чем свидетельствует борьба в его рядах за то, чтобы вынудить члену Грецию сократить свой государственный долг, или повторяющаяся проблема чрезмерного вылова рыбы Испанией в Северном Атлантическом океане.

Международные отношения проходят в относительно открытом месте, где редко бывает ясно, как добиться коллективных действий между странами в целом или между Соединенными Штатами и отдельными другими странами в частности.Когда имеет смысл подписывать многонациональный пакт, а когда нет? Действительно ли конкретное двустороннее экономическое соглашение так же выгодно для Соединенных Штатов, как и для другой стороны, или мы слишком много отдаем в сделке? Это открытые и сложные вопросы, на которые нам помогут ответить различные школы мысли, обсуждаемые далее в этой главе.

Вторая проблема для Соединенных Штатов - это сильно различающиеся взгляды стран на роль правительства в жизни людей.Правительство жесткой коммунистической Северной Кореи ежедневно регулирует все в жизни своего народа. На другом конце спектра находятся страны с низкой государственной деятельностью, например, часть острова Новая Гвинея. Между ними находится огромное количество разнообразных подходов к управлению. Такие страны, как Швеция, предоставляют комплексные программы социальных услуг, такие как здравоохранение и образование, которые в некоторых частях Индии в лучшем случае минимальны. В Египте некоммерческий сектор предоставляет множество услуг, а не правительство.Соединенные Штаты наслаждаются своей традицией свободы и принципом ограниченного правительства, но практика и реальность могут несколько отличаться. В конце концов, он находится где-то посередине этого континуума из-за того, что он сосредоточен на правопорядке, образовательных и обучающих услугах, пенсиях по старости и здравоохранении в форме социального обеспечения и медицинской помощи.

Задача определения соответствующей роли правительства может больше походить на внутреннюю, чем на внешнюю политику, и в некоторой степени это внутренний выбор способа взаимодействия правительства с народом.Однако внутренние (или внутренние) отношения между правительством и его народом часто могут быть переплетены с внешней политикой. Например, узкая позиция Ирана в отношении личной свободы, которую Иран занял в последние десятилетия, вынудила другие страны ввести экономические санкции, которые нанесли ущерб стране изнутри. Некоторые из этих санкций были ослаблены в свете новой ядерной сделки с Ираном. Таким образом, сферы внутренней и внешней политики переплетаются с точки зрения того, что мы считаем национальными приоритетами - например, включают ли они создание нации за рубежом или создание инфраструктуры здесь, у себя дома.Этот последний выбор часто называют спорами « ружей против масла ».

Третья и связанная с этим уникальная проблема для Соединенных Штатов во внешней политике - это различные представления других стран о подходящей форме правления. Эти формы варьируются от демократий с одной стороны до различных авторитарных (или недемократических) форм правления с другой. Отношения между Соединенными Штатами и демократическими государствами, как правило, развиваются более гладко, исходя из общего основного предположения, что власть правительства исходит от народа.Монархии и другие недемократические формы правления не разделяют этого предположения, что может значительно усложнить внешнеполитические дискуссии. Люди в Соединенных Штатах часто предполагают, что люди, живущие в недемократической стране, предпочли бы жить в демократической. Однако в некоторых регионах мира, таких как Ближний Восток, похоже, что это не так - люди часто предпочитают стабильность внутри недемократической системы переходу к менее предсказуемой демократической форме правления.Или они могут верить в теократическую форму правления. И Соединенные Штаты имеют официальные отношения с некоторыми более тоталитарными и монархическими правительствами, такими как Саудовская Аравия, когда это в интересах США.

Четвертая проблема заключается в том, что многие новые вопросы внешней политики выходят за рамки границ. То есть больше нет просто дружественных государств и вражеских государств. Проблемы во всем мире, которые могут повлиять на Соединенные Штаты, такие как терроризм, международная работорговля и изменение климата, исходят от групп и проблем, не зависящих от конкретной страны.Они транснациональны. Так, например, хотя мы легко можем назвать врагов союзных войск во Второй мировой войне (Германия, Италия и Япония), война США против терроризма была нацелена на террористические группы, которые не вписываются в границы каких-либо границ. одна страна, с которой Соединенные Штаты могли бы быстро взаимодействовать, чтобы решить проблему. Сбор разведывательной информации и целенаправленное военное вмешательство необходимы больше, чем традиционные дипломатические отношения, и отношения могут осложняться, когда Соединенные Штаты хотят преследовать террористов в пределах границ других стран.Постоянным примером является использование американских беспилотников по объектам террористов в Пакистане в дополнение к кампании 2011 года, в результате которой был убит Усама бен Ладен, основатель «Аль-Каиды».

Президент Барак Обама (второй слева) с вице-президентом Джо Байден (крайний слева), госсекретарь Хиллари Клинтон (второй справа), министр обороны Роберт Гейтс (крайний справа) и другие Советники по национальной безопасности в Ситуационной комнате Белого дома наблюдают за успешным налетом на резиденцию Усамы бин Ладена 1 мая 2011 года.

Пятая и последняя уникальная проблема - это меняющиеся условия в странах мира и их влияние на то, что возможно с точки зрения внешней политики и дипломатических отношений. Отношения между Соединенными Штатами и стабильной индустриальной демократией будут проще, чем между Соединенными Штатами и нестабильной развивающейся страной, управляемой военной хунтой (группой, взявшей под контроль правительство силой). Более того, нестабильная страна будет больше сосредоточена на установлении внутренней стабильности, чем на более широких мировых проблемах, таких как экологическая политика.Фактически, развивающиеся страны временно освобождаются от требований определенных договоров, пока они стремятся создать стабильные промышленные и правительственные структуры.

Совет по международным отношениям - одна из старейших организаций страны, которая существует для содействия вдумчивому обсуждению внешней политики США.

Сводка

По мере того, как президент, Конгресс и другие лица проводят внешнюю политику США в области торговли, дипломатии, обороны, разведки, внешней помощи и глобальной экологической политики, они преследуют множество целей и сталкиваются с множеством проблем.Четыре основные цели внешней политики США - это защита Соединенных Штатов, их граждан и союзников, обеспечение постоянного доступа к международным ресурсам и рынкам, сохранение баланса сил в мире и защита прав человека и демократия.

Перед грандиозной и сложной внешней политикой США стоит множество проблем. Во-первых, не существует настоящего авторитета мирового уровня, который бы диктовал, как нации мира должны относиться друг к другу.Вторая проблема - это сильно различающиеся взгляды стран на роль правительства в жизни людей. Третья - это различные представления других стран о подходящей форме правления. Четвертая проблема заключается в том, что многие новые вопросы внешней политики выходят за рамки границ. Наконец, меняющиеся условия в странах мира влияют на то, что возможно во внешней политике и дипломатических отношениях.

Практические вопросы

  1. Каковы два основных различия между разработкой внутренней и внешней политики?
Показать глоссарий

баланс сил ситуация, в которой ни одна страна или регион не может быть намного сильнее в военном отношении, чем любой другой в мире

торговый баланс соотношение между притоком и оттоком товаров в страну

Холодная война период от вскоре после Второй мировой войны до примерно 1989–1990 годов, когда развитые индустриальные демократии разделились за две сверхдержавы (Восток: Советский Союз, Запад: Соединенные Штаты) и страх перед ядерной войной был в изобилии

дипломатия установление и поддержание официальных отношений между странами

внешняя политика цели правительства в отношениях с другими странами или регионами и стратегия, используемая для их достижения

свободная торговля политика, при которой страна разрешает неограниченный поток товаров и услуг между собой и другими странами

жесткая сила использование или угроза военной мощи с целью повлиять на поведение другой страны

Организация Североатлантического договора (НАТО) межнациональная военная организация с базами в Бельгии и Германии, созданная для поддержания стабильности в Европе

протекционизм политика, при которой страна не разрешает другим странам продавать товары и услуги в пределах ее границ или взимает с них очень высокие тарифы (налоги на импорт) за это

мягкая сила невоенные инструменты, используемые для воздействия на другую страну, такие как экономические санкции

United Nations (UN) международная организация национальных государств, которая стремится содействовать миру, международным отношениям, а также экономическим и экологическим программам


Глава 2: Внутренний контекст: внешняя политика и процесс выбора

Внешняя политика процесс , посредством которого делается выбор внешнеполитической стратегии.Это намного сложнее, чем изображается в расхожем мнении. Основные выкройки имеют как консенсус, так и конфликт, с положительными и отрицательными вариациями каждый с точки зрения их влияния на политику. Миф о том, что политика "останавливается" на у кромки воды "необходимо исключить из нашей концепции внешней политики для три основные причины:

  • Исторически сложилось так, что отечественный консенсус, характерный для эпохи холодной войны, был скорее исключением, чем правило.
  • Консенсуса во внешней политике нет всегда хорошо.
  • Внутриполитического конфликта нет обязательно всегда плохо для внешней политики.
  • При анализе процесса и реализации внешнеполитической стратегии мы ориентируемся на пять наборов основных ключевых актеров:

    • Президентско-конгрессный отношения
    • Политика внутри исполнительной власти
    • Группы интересов
    • Средства массовой информации
    • Общественное мнение

    Президентско-конгрессный отношения в формировании внешней политики имеют важное значение для понимания процесс, посредством которого делается выбор внешней политики.Отношения между эти две ветви характеризуются четырьмя различными паттернами: кооперация, конструктивный компромисс, институциональная конкуренция, и противостояние . И президент, и Конгресс обладают уникальными внешнеполитическими полномочиями. В разделение этих властей часто приводит к политическому перетягиванию каната в сфере выработки внешней политики.

    Процесс, с помощью которого выбор внешнеполитической стратегии также зависит от внутриведомственно-исполнительная политика.Хотя президент - лидер иностранных политики в исполнительной власти, насколько хорошо он выполняет эту роль, зависит от несколько факторов:

    • Степень внешней политики опыт и знания, которые президент приносит в офис.
    • Личные характеристики президент как личность.
    • Президентская система убеждений .

    Старшая внешняя политика советники также имеют решающее значение при разработке внешней политики.Часто "большой четыре "борются за влияние в исполнительной власти и отношениях между Старшие советники по политике могут быть одним из консенсуса или конфликта . Политика внутри исполнительной власти также происходит на нижнем бюрократическом уровне. поскольку различные департаменты и агентства исполнительной власти соперничают за продвижение своих интересы. В результате всех этих факторов рациональная исполнительная власть процесс разработки политики желателен, но часто труден, поскольку динамика внутри исполнительная власть может стать очень сложной.

    Силы за пределами правительство также может влиять на внешнюю политику и выбор, сделанный Государственные чиновники. Такое внешнее влияние в первую очередь исходит от трех Источники: группы по интересам, средства массовой информации, и общественное мнение, .

    Группы интересов, которые Попытка влиять на внешнеполитические решения делится на пять различных категорий:

    • Экономические группы
    • Идентификационные группы
    • Группы по политическим вопросам
    • Государственные и местные органы власти
    • Правительства иностранных государств

    Эти организации имеют конкретные политики и методы, которые они используют в попытке повлиять внешняя политика.О том, какую роль должны играть группы по интересам, идет много споров. в принятии внешнеполитических решений и какое влияние они должны иметь.

    СМИ также влияет на принятие внешнеполитических решений тремя различными способами:

    • Настройка повестки дня
    • Формирование общественного мнения
    • Прямое влияние на политиков

    За прошедшее столетие СМИ иногда играли роль как болельщика, так и критика. поддерживая внешнюю политику и, в других случаях, сильно критикуя решения политиков.Роль средств массовой информации также вызывает вопрос о том, как найти баланс между свободой прессы и национальной безопасностью. Дебаты были постоянным вопросом в американской политике и исторически Прецеденты по этому вопросу имеют двусторонний характер.

    Наконец, общественное мнение также имеет возможность влиять на внешнюю политику. Однако есть споры, относительно того, является ли общественное мнение в основе своей невежественным или информированным и разумно. Ни одна из характеристик общественного мнения не актуальна все время и оба держат некоторое время.Как и другие внешние факторы, влияющие на внешнюю политику, общественное мнение имеет особые механизмы, с помощью которых оно может влиять на иностранные политические решения, в том числе:

    • Настройка параметров
    • Центростремительное притяжение к центру о президентах, которым необходимо создавать коалиции
    • Способность влиять на Конгресс
    • Влияет на дипломатические отношения
    • Через президентские выборы

    Есть много факторов и влияющих на процесс принятия внешнеполитических решений.Этот процесс это одновременно борьба за власть и компромиссы. Внешняя политика структурный, состоящий как из политических институтов, так и из основных социальных влияет.

    Внешняя политика: что теперь? [ushistory.org]

    Американское правительство 1. Природа правительства а. Цели правительства b. Типы правительства c. Что такое демократия? d. Демократические ценности - свобода, равенство, справедливость 2. Основы американского правительства а. Колониальный опыт б.Независимость и статьи Конфедерации c. Создание Конституции d. Билль о правах 3. Федерализм а. Основатели и федерализм б. Склонение чаши весов к национальной мощи c. Отношения между федерацией и государством сегодня: возвращение к правам штатов? 4. Американские политические взгляды и участие а. Американская политическая культура б. Какие факторы формируют политические взгляды? c. Измерение общественного мнения d. Участие в правительстве e. Голосование: забытая привилегия? 5. Как граждане связываются со своим правительством? а.Политические партии b. Кампании и выборы c. Группы интересов d. СМИ e. Интернет в политике 6. Конгресс: Народная ветвь? а. Полномочия Конгресса b. Лидерство в Конгрессе: это партийное дело c. Важность комитетов d. Кто в Конгрессе? е. Как законопроект становится законом 7. Президентство: ветвь руководства? а. Эволюция президентства б. Все мужчины и женщины президента c. Выбор и преемственность президента d. Работа президента e.Президентский характер 8. Бюрократия: реальное правительство а. Развитие бюрократии б. Организация бюрократии c. Кто такие бюрократы? d. Реформирование бюрократии 9. Судебная власть а. Создание федеральных судов б. Структура федеральных судов c. Верховный суд: что он делает? d. Как выбираются судьи и судьи e. Полномочия федеральных судов 10. Гражданские свободы и гражданские права а. Права и обязанности граждан б.Права на Первую поправку c. Преступление и надлежащее судебное разбирательство d. Гражданские права 11. Формирование политики: политические взаимодействия а. Внешняя политика: что теперь? б. Оборонная политика c. Экономическая политика d. Социальная и нормативная политика 12. Государственные и местные органы власти a. Государственные и местные органы власти: демократия в действии? б. Финансирование государства и местного самоуправления c. Кто платит за образование? 13. Сравнительные политические и экономические системы а. Сравнение правительств b. Сравнение экономических систем c. Маленький, маленький мир?
    Соединенные Штаты осуществляют свою внешнюю политику посредством экономической помощи.Например, помощь голодающим в Северной Корее предоставляет не только гуманитарную помощь, но и является плацдармом для развития демократических идеалов и институтов.

    Прощальное обращение Джорджа Вашингтона в 1789 году содержало один важный совет стране относительно отношений с другими странами: «избегайте запутывания союзов». Эти слова более века определяли внешнюю политику Соединенных Штатов.

    Сегодня некоторые американцы думают, что слова Вашингтона по-прежнему мудры и что Соединенным Штатам следует по возможности уйти от мировых дел.На самом деле, однако, Соединенные Штаты были втянуты в мировую политику на протяжении всего ХХ века, и в результате внешняя политика отнимает у правительства много времени, энергии и денег.

    Если изоляционизм устарел, какой внешней политике придерживаются Соединенные Штаты? В годы после Второй мировой войны Соединенные Штаты в основном руководствовались принципом сдерживания - политикой предотвращения распространения коммунизма за пределы стран, уже находящихся под его влиянием. Политика применялась к миру, разделенному холодной войной, борьбой между Соединенными Штатами и Советским Союзом.

    С распадом Советского Союза в 1991 году сдерживание больше не имело смысла, поэтому в последние десять лет Соединенные Штаты пересмотрели свою внешнюю политику. Каковы его обязанности перед остальным миром, если таковые имеются, теперь, когда у него нет стимула переманивать их на американскую «сторону» в холодной войне? Нужны ли еще США союзники? Какие действия следует предпринять, если таковые имеются, когда вспыхивает «горячая точка», причиняющая страдания людям, живущим в соответствующих странах? Ответить непросто.


    Экономическая сторона сдерживания: план Маршалла был разработан, чтобы предотвратить коммунистический захват европейских стран путем перекачивания американской помощи в больную экономику и инфраструктуру Западной Европы.

    Цели внешней политики

    Для исследования характера текущей внешней политики Соединенных Штатов логическим источником является Государственный департамент, задача которого - определять и направлять ее. Цели внешней политики включают следующее:

    • Сохранение национальной безопасности США
    • Содействие миру во всем мире и безопасной глобальной окружающей среде
    • Поддержание баланса сил между странами
    • Работа с союзниками для решения международных проблем
    • Поощрение демократических ценностей и прав человека
    • Развитие кооперативной внешней торговли и глобального участия в международных торговых организациях

    Тщательное изучение этих целей показывает, что они основаны на сотрудничестве с другими странами, хотя «сохранение национальной безопасности Соединенных Штатов» подразумевает возможную конкуренцию и конфликт.

    Кто определяет внешнюю политику?


    Генри Киссинджер занимал пост советника по национальной безопасности и государственного секретаря при президентах Никсоне и Форде. Он был ключевой фигурой в формулировании внешней политики США во время холодной войны.

    Как и в любой другой политике, многие люди и организации участвуют в определении внешней политики Соединенных Штатов. Основная цель внешней политики - использовать дипломатию - или разговаривать, встречаться и заключать соглашения - для решения международных проблем. Они стараются не допустить перерастания проблем в конфликты, требующие военного урегулирования.

    Президент почти всегда несет главную ответственность за формирование внешней политики. Президенты или их представители встречаются с лидерами других стран, чтобы попытаться решить международные проблемы мирным путем. Согласно Конституции, президенты подписывают договоры с другими странами с «совета и согласия» Сената. Таким образом, Сенат и, в меньшей степени, Палата представителей также участвуют в формировании внешней политики.

    Государственный секретарь и многие другие должностные лица Государственного департамента играют важную роль в определении внешней политики.Государственный секретарь обычно является главным советником президента по внешней политике и главным координатором всех действий правительства, влияющих на отношения с другими странами.

    Дипломатическая служба состоит из послов и других официальных представителей в более чем 160 странах. Послы и их сотрудники открывают посольства в странах, признанных Соединенными Штатами, и служат в качестве американского представительства за рубежом. Посольства являются частью Государственного департамента, они защищают американцев за рубежом и несут ответственность за гармоничные отношения с другими странами.


    Президенты могут играть важную роль в формировании внешней политики, выступая посредником в переговорах между спорящими сторонами. Здесь президент Клинтон встречается с президентом Палестины Ясиром Арафатом и премьер-министром Израиля Ицхаком Рабином.

    Совет национальной безопасности, входящий в состав Администрации президента, помогает президенту решать вопросы внешней, военной и экономической политики, влияющей на национальную безопасность. В его состав входят президент, вице-президент, государственный секретарь, министр обороны и другие лица, назначаемые президентом.Советник по национальной безопасности, который координирует работу Совета, иногда имеет такое же влияние, как и государственный секретарь, в зависимости от его или ее отношений с президентом.

    Центральное разведывательное управление (ЦРУ), одно из самых известных агентств, которое определяет внешнюю политику, собирает, анализирует и передает информацию из других стран, которая может иметь важное значение для безопасности нации. Хотя ЦРУ печально известно своим участием в «шпионской» работе и «совершенно секретных» расследованиях, большая часть его работы является публичной и рутинной.Директор ЦРУ назначается президентом и утверждается Сенатом.

    Внешняя политика Соединенных Штатов резко изменилась со времен Джорджа Вашингтона. Хотя американцы всегда обращают внимание на советы своего уважаемого основателя, мир, конечно, не тот. Многие люди, которые сегодня определяют американскую внешнюю политику, признают тот факт, что Соединенные Штаты являются членом мирового сообщества, которое не может позволить себе игнорировать важность того, чтобы ладить.

    Почему интернационалистской внешней политике нужен более сильный внутренний фундамент

    U.Президент Джо Байден заявил, что под его руководством «Америка вернулась» и снова «готова возглавить мир». Байден хочет вернуть стране ее традиционную роль катализатора международного сотрудничества и стойкой защиты либеральных ценностей за рубежом. Однако его проблема в первую очередь связана с политикой, а не с политикой. Несмотря на победу Байдена на прошлогодних президентских выборах, его интернациональное видение встречает глубоко скептически настроенную американскую общественность. Политические основы интернационализма США рухнули.Внутренний консенсус, который долгое время поддерживал участие США за рубежом, рухнул перед лицом растущих партийных разногласий и углубления разногласий между городскими и сельскими американцами.

    Этот растущий разрыв сопровождался поворотом внутрь себя. Односторонность, неоизоляционизм, протекционизм и нативизм президента Дональда Трампа были проклятием для большей части внешнеполитического истеблишмента США. Но подход Трампа к искусству управления государством вызвал опасения общественности по поводу чрезмерного охвата американцев, что способствовало его победе в 2016 году и помогло ему заручиться поддержкой 74 миллионов избирателей в 2020 году.Подход «Америка прежде всего» к миру хорошо продается, когда многие американцы испытывают экономическую незащищенность и чувствуют, что они оказались на проигрышном конце глобализации. Недавний опрос Pew Research Center показал, что примерно половина населения США считает, что стране следует меньше внимания уделять проблемам за границей и больше концентрироваться на решении проблем дома.

    Устранение невзгод, с которыми сталкиваются многие работающие американцы, необходимо для того, чтобы сделать страну прививкой от политики «Америка прежде всего» и нелиберальной политики недовольства Трампом.Эта задача начинается с экономического обновления. Восстановление народной поддержки интернационального призвания страны повлечет за собой устойчивые инвестиции в восстановление после пандемии, здравоохранение, инфраструктуру, зеленые технологии и рабочие места, а также в другие внутренние программы. Эти шаги потребуют структурных политических реформ, чтобы облегчить тупиковую ситуацию и обеспечить, чтобы внешняя политика США служила интересам работающих американцев.

    Байдену нужен подход «наизнанку», который свяжет внутренние императивы с целями за рубежом.Многое будет зависеть от его готовности и способности предпринять смелые действия для восстановления широкой народной поддержки интернационализма с нуля. Успех значительно снизил бы шансы на то, что президент, который следует за Байденом, даже если он или она республиканец, вернется к провальной внешней политике Трампа. Такая готовность к будущему имеет решающее значение для восстановления международного доверия к Соединенным Штатам. В свете дисфункции и поляризации, преследующих политику США, лидеры и люди во всем мире справедливо задаются вопросом, представляет ли Байден новую норму или просто мимолетную отсрочку от «Америка прежде всего».”

    БУДЕТ ИГРАТЬ В ПЕОРИИ?

    президентов США, которые проигнорировали задачу мобилизации и сохранения внутренней поддержки своих усилий по пересмотру международных амбиций страны, часто платили цену за свою политическую халатность: их внешняя политика зашла на мель у себя дома. Победив на выборах 1844 года, отчасти поддерживая экспансионистскую платформу, президент Джеймс Полк, демократ из Теннесси и протеже президента Эндрю Джексона, в 1846 году повел разделенную страну на войну против Мексики.Соединенные Штаты легко выиграли войну, и сделка по ее прекращению расширила границу Техаса на юг и привела к приобретению США значительной части мексиканской территории. Но это расширение подпитывало усиливающееся соперничество между Севером и Югом за рабство, что привело к поражению демократов в 1848 году и подтолкнуло страну к гражданской войне. Манифест Судьбы преодолел ее внутренние основы.

    Внешнеполитические амбиции президента Вудро Вильсона постигла та же участь.Поворот Вильсона к интернационализму начался достаточно гладко, когда Конгресс подавляющим большинством поддержал его решение в 1917 году отказаться от нейтралитета и вступить в Первую мировую войну в ответ на ряд провокаций со стороны Германии. Но история закончилась плохо, несмотря на поражение Германии: Вильсону не удалось добиться одобрения Сенатом участия США в Лиге Наций. Уилсон считал, что заключение мирного пакта предоставит Соединенным Штатам «бесконечную привилегию исполнить свое предназначение и спасти мир». Его высокий интернационализм, однако, представлял собой радикальный отход для страны, намного превосходящий то, что позволяла внутренняя политика.Идеалистическое видение Уилсона новой роли США в мире рухнуло в пароксизме пристрастия. Сенат трижды отклонял лигу, и на выборах 1920 года демократы потерпели поражение.

    Не только президенты-экспансионисты и президенты-интернационалисты столкнулись с внутренними препятствиями. Лозунг Трампа «Америка прежде всего» поначалу понравился многим избирателям, но он не смог поддержать свою привлекательность, особенно среди умеренных политических деятелей. Трамп ввел поспешные тарифы, нарушил международные обязательства, игнорировал права человека и избегал союзников.Его заядлые сторонники поддержали его, но многие американцы отвернулись от него - и легко понять почему. В конечном итоге торговая политика Трампа принесла американским рабочим больше вреда, чем пользы. Он обвинил Китай в пандемии COVID-19, но в основном бездействовал, поскольку болезнь опустошила Соединенные Штаты. Он оставил Соединенные Штаты в стороне от их союзников и серьезно задумался о своих главных стратегических приоритетах, таких как обуздание ядерных программ в Иране и Северной Корее. Эти неудачи способствовали его поражению в прошлом году.

    Байден подписывает Американский план спасения в Вашингтоне, округ Колумбия.C., март 2021 г.

    Том Бреннер / Reuters

    Напротив, Франклин Рузвельт является, пожалуй, лучшим примером президента, который ловко руководил внутренней политикой внешней политики. Он опрокинул изоляционистский консенсус, сковывавший внешнюю политику США в межвоенный период, и создал широкую двухпартийную коалицию, стоящую за его военным ответом на угрозы, исходящие от нацистской Германии и имперской Японии, а затем и за своими планами в послевоенном мире.Успех Нового курса и бум военного времени помогли ему убедить американцев в том, что участие США за рубежом и открытая мировая экономика укрепят безопасность страны и принесут послевоенное процветание. Во внешней политике Рузвельта особое внимание уделялось американским ценностям, а также интересам. Он нравился как идеалистам, так и реалистам и приносил дивиденды американцам из всех регионов страны и из всех слоев общества (несмотря на не столь выдающуюся репутацию Рузвельта в области гражданских прав). Рузвельт больше, чем любой другой президент, способствовал укреплению либерального интернационализма в качестве руководящего принципа У.С. государственное управление в ХХ веке.

    Байден ясно дал понять, что хочет смоделировать свое президентство по образцу президентства Рузвельта, и даже повесил портрет Рузвельта в Овальном кабинете. Но Байден сталкивается с политическим моментом, даже более сложным, чем тот, с которым столкнулся его герой. Когда Рузвельт вступил в должность в 1933 году, демократы пользовались большинством в 196 мест в Палате представителей и большинством в 23 места в Сенате, тогда как у Байдена незначительное отставание от демократов в обеих палатах. К тому времени, когда Рузвельт намеревался продавать интернационализм электорату после начала Второй мировой войны, он выполнил большую часть Нового курса; Последствия амбициозной внутренней программы Байдена в основном еще предстоит увидеть.Сегодня Соединенные Штаты более политически разделены, экономически неравны и демографически разнообразны, чем это было во времена Рузвельта. Действительно, политические препятствия на пути к управлению в Вашингтоне стали настолько высокими, что теперь для партии большинства практически невозможно заручиться поддержкой партии меньшинства даже столь популярного законодательства, как законопроект о помощи от COVID-19, одобренный в марте. Если Байден надеется построить новый интернационализм, он должен преобразовать американскую политическую экосистему.

    ТРЕЙДЕР ДЖО?

    Байден может начать заново связывать то, что Соединенные Штаты делают за границей, с экономическими и социальными потребностями избирателей из рабочего класса у себя дома, открыв создание внешней политики новым голосам.Слишком долго администрации демократов и республиканцев проводили политику, которая разжигала недоверие населения, служа интересам немногих за счет многих. Процесс разработки внешней политики, хотя и открыт для крупных корпораций, в значительной степени игнорирует интересы американских рабочих. Обычно заботы обычных американцев, если они вообще учитываются, проявляются только после того, как будет определена внешняя политика, особенно когда дело касается торговли. К тому времени, когда Конгресс вовлекается в торговую сделку, уже слишком поздно вносить в повестку дня права рабочих или рабочие места.

    Показательный пример - подход президента Барака Обамы к переговорам, которые привели к заключению масштабного торгового соглашения, известного как Транстихоокеанское партнерство. До заключения сделки администрация Обамы не учла должным образом элементы пакта, ставившие в невыгодное положение рабочих, таких как система разрешения споров, благоприятствующая корпоративным интересам, и лазейки, которые позволяли Китаю пользоваться беспошлинным экспортом товаров. части и компоненты на рынок США через других участников TPP.Во время президентской кампании 2016 года Трамп критиковал соглашение об оказании помощи особым интересам за счет рабочих. Его оппонент, Хиллари Клинтон, участвовала в переговорах по ТТП, когда была первым госсекретарем Обамы, но она дистанцировалась от сделки во время кампании, как и многие кандидаты от Демократической партии, проголосовавшие за меньшее количество голосов. К тому времени, когда Трамп отключил ее, через несколько дней после вступления в должность, TPP уже находилась на системе жизнеобеспечения.

    Если Байден надеется построить новый интернационализм, он должен преобразовать американскую политическую экосистему.

    Чтобы положить на стол интересы работающих семей, Байден должен сделать министра труда США постоянным членом Совета национальной безопасности, как и министр финансов. Это дало бы фабричным рабочим, сельскохозяйственным работникам и работникам сферы услуг более весомый голос в обсуждениях Белого дома по внешней политике. Байдену также следует создать должности старших заместителей в Совете национальной безопасности США и в Государственном департаменте, Министерстве обороны, Офисе торгового представителя США и других внешнеполитических ведомствах, чтобы гарантировать, что потребности американских рабочих учитываются на раннем этапе и часто в процесс разработки политики.Администрация Байдена должна также углубить институциональные связи между НСК и ведомствами, имеющими дело с внутренним фронтом, такими как Национальный экономический совет и Совет по внутренней политике. Администрация могла бы организовать еженедельные заседания межведомственного комитета по политике в области экономической безопасности под сопредседательством NSC, NEC и DPC.

    Вашингтону также нужен новый подход к регулированию торговли, то есть шаги, предпринимаемые правительством для смягчения негативных последствий (снижение заработной платы, потеря рабочих мест), которые торговые сделки неизбежно оказывают на многих рабочих.В настоящее время Вашингтон предлагает уволенным работникам консультации, переподготовку, обучение и другие формы поддержки в рамках программы, известной как помощь в регулировании торговли. Однако программа слишком реактивна, поскольку помогает работникам только после того, как компании закрывают фабрики или увольняют сотрудников. Более того, TAA не в состоянии решить проблемы сбоев на рынке труда, вызванных не торговлей или глобализацией, а, скорее, технологическими изменениями. Обучая рабочих новым навыкам и делая государственные инвестиции в здравоохранение, образование и государственные услуги, Байден может создать больше рабочих мест, которые менее подвержены вытеснению за счет автоматизации или торговли.Администрации также необходимо устранить последствия потери работы на уровне сообществ, в том числе экономический застой, сокращение численности населения, злоупотребление психоактивными веществами, а также рост преступности и насилия. Одной из возможных моделей является Программа оборонной экономической корректировки Пентагона, которая поддерживает экономическую диверсификацию в сообществах, пострадавших от закрытия военных баз или отмены оборонных программ.

    Эти реформы окупятся на долгие годы, что повысит вероятность того, что Вашингтон будет агрессивно применять У.S. законы о внутренней торговле, использовать существующие международные форумы, такие как Всемирная торговая организация, для обеспечения более справедливой торговли и проводить политику в отношении налогов, закупок, окружающей среды, инфраструктуры и развития рабочих, которая сделает американский бизнес и рабочих более устойчивыми и конкурентоспособными. Внедрение этих улучшений сейчас, на раннем этапе администрации, увеличит шансы на то, что преемник Байдена сохранит их, независимо от того, какая партия держит Белый дом. В эпоху популизма следующий президент не увидит особых политических преимуществ в сворачивании реформ, которые продвигают интересы американских рабочих.

    ИСПРАВИТЬ СЕНАТ

    Байден может еще больше укрепить внутренние основы государственного управления США, вернув стратегические приоритеты в соответствие с политическими средствами. Администрация Байдена должна сократить обязательства США на Ближнем Востоке, продолжая сокращать американское военное присутствие в регионе; «вечные войны» в Афганистане и Ираке мало что принесли. Тем временем Байден должен вернуться к проверенному временем критерию государственного управления США: работе с союзниками для защиты демократии и содействия стабильности в Азии и Европе.К этой традиционной повестке дня Байден должен сделать новый акцент на борьбе с изменением климата и адаптации к нему, укреплении здоровья во всем мире и сохранении преимущества США в области технологических инноваций.

    Эта стратегическая перестройка - это не только хорошая политика, это еще и хорошая политика. Примерно три четверти американских избирателей хотят, чтобы войска США покинули Афганистан и Ирак. Напротив, пребывание в Азии и Европе вместе с демократическими союзниками пользуется сильной общественной поддержкой. НАТО получает твердую поддержку со стороны избирателей обеих основных стран.С. Политические партии. Демократы и республиканцы также согласны с необходимостью занять твердую позицию в отношении Китая, и администрация Байдена имеет прочную политическую основу в укреплении связей с партнерами в Индо-Тихоокеанском регионе, подтверждая приверженность США безопасности Тайваня и призывая мировые демократии к «Отделиться» от Китая, когда речь идет о чувствительных технологиях. Американское общество также уделяет приоритетное внимание вопросам изменения климата и глобального здоровья.

    Байден может добиться дальнейшей поддержки нового интернационалистского консенсуса, сделав значительные инвестиции во внутреннюю экономику, которые поднимут уровень жизни, уменьшат неравенство и восстановят общественный договор.Взяв на себя эту задачу, Байден не может позволить себе ждать двухпартийного соглашения в Конгрессе, которое вряд ли появится в сильно поляризованном Вашингтоне. Программа Байдена потребует амбициозного и дорогостоящего законодательства, подобного которому Соединенные Штаты не видели со времен Нового курса. Чтобы пройти через это, Байден и его союзники в Конгрессе должны будут пересмотреть архаичные правила пиратства в Сенате США. Многие наблюдатели утверждают, что флибустьер способствует достижению консенсуса, вынуждая две стороны искать точки соприкосновения.На самом деле, однако, флибустьер редко имеет такой эффект: часто он просто служит для того, чтобы убить закон, принятый Палатой представителей. Вынуждая партию большинства собрать подавляющее большинство в 60 голосов для принятия большинства законов, пират позволяет меньшинству блокировать законопроекты, в том числе те, которые пользуются широкой поддержкой населения. Чтобы освободить политику из тисков этого искусственно созданного тупика, Байден должен призвать сенатских демократов сразу отказаться от пиратов или существенно реформировать их, чтобы Конгресс мог вернуться к делу принятия необходимых законов.

    Байдену и его союзникам в Конгрессе необходимо пересмотреть архаичные правила пиратства в Сенате США.

    Республиканцы будут кричать оскорбительно. Но они отказались от пирата в 2017 году, когда дело дошло до утверждения кандидатур в Верховный суд. Если отказ от пирата имеет смысл, когда дело доходит до системы правосудия, то, безусловно, имеет смысл восстановить экономику и гарантировать безопасность нации. Более того, отмена нынешнего требования о квалифицированном большинстве может в конечном итоге увеличить двухпартийность.Продвигая политику, пользующуюся популярностью у более широкого электората, президенты со временем смогут снова заручиться поддержкой партии меньшинства. Рассмотрим, например, успех Рузвельта в обеспечении поддержки обеих партий. Ему удалось привлечь на свою сторону многочисленных республиканских членов Конгресса, потому что они были выходцами из штатов, которым многое понравилось в «Новом курсе» и экономических выгодах либерального интернационализма.

    Следуя примеру Рузвельта, Байден может возродить двухпартийность за счет стратегических государственных инвестиций, используя предложение по инфраструктуре «Build Back Better» на сумму 2 триллиона долларов, которое он проводил, чтобы преодолеть разрыв между городом и деревней, который усиливает политический паралич и расширяет разногласия между партизанами.Распространение широкополосных сетей на сельские районы будет способствовать более справедливому экономическому росту и более широкой гражданской активности. Ремонт запущенных в стране мостов, дорог и систем общественного транспорта будет стимулировать рост в мегаполисах. Переход от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии создаст миллионы новых рабочих мест и повысит конкурентоспособность США в отстающих секторах. Ориентируясь на инвестиции в инфраструктуру и климат, Байден может стимулировать участие частного сектора в нужных местах и ​​способствовать сокращению экономического неравенства.Стратегические инвестиции в стране также принесут отдачу за рубежом, стимулируя высокотехнологичные инновации, поскольку геополитическая конкуренция обостряется из-за изменения климата, кибербезопасности и искусственного интеллекта.

    ПРОГУЛКА

    Еще один способ укрепить поддержку интернационализма - восстановить американский бренд, отстаивая демократию и права человека во всем мире. Зарубежные партнеры присоединяются к большинству американцев и приветствуют усилия Байдена по возвращению Соединенных Штатов на правильную сторону истории.Но для достижения этой цели Соединенные Штаты должны продемонстрировать дома те ценности, которые они стремятся продвигать за рубежом.

    В 1950-х годах сегрегация и расовая дискриминация подорвали доверие к США за рубежом, особенно в развивающихся странах. Принятие переломного акта 1964 года о гражданских правах не заставило замолчать самых ярых иностранных критиков Соединенных Штатов, но облегчило Вашингтону продвижение социальной справедливости за пределами своих границ. Эпоха Трампа, напротив, серьезно подорвала моральный авторитет Америки.Нативистские призывы Трампа обострили расовую напряженность, а его отказ признать результаты выборов 2020 года представляет собой нападение на институты и нормы американской демократии. К тому времени, когда 6 января сотни сторонников Трампа предприняли яростную атаку на Капитолий США, имидж страны среди иностранных партнеров уже упал до исторического минимума.

    После этих событий Байдену придется сочетать свою защиту демократии за рубежом с политической реформой дома, если он хочет избежать обвинений в лицемерии.Предложение спикера палаты представителей Нэнси Пелоси о создании двухпартийной независимой комиссии для расследования нападения на Капитолий является сильным шагом в правильном направлении, и Байден разумно поддержал его. В обязанности комиссии должно входить выяснение того, что привело к восстанию и почему меры безопасности в Капитолии были настолько неадекватными. Кроме того, в нем следует рассмотреть вопрос о том, как предотвратить фиктивные вызовы при сертификации будущих выборов, и предложить широкомасштабные реформы для укрепления избирательных процедур в стране, включая управление передачей власти.

    Соединенные Штаты должны продемонстрировать дома те ценности, которые они стремятся продвигать за рубежом.

    Соединенным Штатам также следует начать восстановление своей все более непредставительной избирательной системы. Принятие Закона Джона Льюиса о продвижении избирательных прав повернет вспять годы усилий федерального правительства и штата по ограничению доступа к голосованию для меньшинств, пожилых людей и граждан с ограниченными возможностями. Этот законопроект должен продвигаться вперед вместе с комплексным законодательством, известным как Закон о людях, который был принят Палатой представителей и затруднил бы законодателям подтасовку избирательных участков таким образом, чтобы снизить представленность растущего небелого населения.В ближайшей перспективе принятие этих законопроектов явно будет в пользу демократов. Однако в более долгосрочной перспективе такое законодательство укрепит демократию в США, стимулируя обе стороны бороться за голоса всех американцев.

    Наконец, Байдену следует поощрять инициативы на уровне штатов по реформированию того, как избиратели избирают своих представителей. В настоящее время в большинстве штатов проводятся раздельные первичные выборы только для партий. В условиях сегодняшней интенсивной поляризации эта система наказывает умеренных; чтобы добиться выдвижения, кандидаты обслуживают свои идеологические фланги, а не политический центр.Аляска, следуя примеру многих устоявшихся демократий по всему миру, демонстрирует, как повернуть вспять эту динамику. Он отменил партийные праймериз в пользу единых открытых праймериз. Четыре кандидата, набравшие наибольшее количество голосов, затем перейдут к всеобщим выборам, на которых избиратели будут использовать систему ранжированного выбора для составления списка кандидатов от всех партий, от наиболее предпочтительных до наименее предпочтительных. Если ни один из кандидатов не набирает 50 процентов голосов первого выбора, кандидат с наименьшим количеством голосов за первое место исключается, и затем эти голоса присуждаются тем голосам, которые выбрали второго кандидата для этого кандидата.Процесс повторяется до тех пор, пока один из кандидатов не получит большинство. Рейтинговое голосование - не панацея. Но поскольку он побуждает кандидатов обращаться к как можно большему числу избирателей, он может помочь детоксикации политической экосистемы страны.

    МОДЕЛЬ РУЗВЕЛЬТА

    Сенатор Артур Ванденберг от Мичигана, ведущий республиканский голос по вопросам внешней политики во время президентств Рузвельта и Трумэна, возможно, лучше всего запомнился заявлением о том, что «политика останавливается у кромки воды.«С тех пор политики обеих партий ссылаются на линию Ванденберга. Тем не менее, фраза, если она запоминается, вводит в заблуждение. Когда дело доходит до проведения внешней политики, наиболее успешными президентами являются те, кто владеет не только искусством управления государством, но и текущей политикой.

    Рузвельт, возможно, был особенно искусен в дипломатии и обладал силой США за границей, правильно понимая геополитический ландшафт, поскольку он отличал жизненно важные интересы от периферийных, друг от врага и возможности от намерений.Но что сделало Рузвельта по-настоящему великим государственным деятелем, так это его способность понимать внутреннюю политическую территорию: знать, где были ограничения, как отвечать на нужды и чаяния людей и как обеспечить прочную политическую поддержку интернационалистской программе во время кризиса. .

    Байден может извлечь уроки из опыта Рузвельта, чтобы преодолеть внутренние препятствия, которые способствуют сегодняшним кризисам: процесс разработки политики, неадекватно представляющий интересы обычных американцев, дисфункциональная политическая практика, которая блокирует двухпартийность и усугубляет разногласия, а также избирательная система, которая кажется более целеустремленной. лишение избирательных прав избирателей, чем обеспечение того, чтобы их голоса были услышаны.Задача Байдена состоит не только в том, чтобы вернуть Соединенные Штаты на мировую арену посредством тактических и временных корректировок, он также должен переосмыслить то, что политически возможно. Реформировав и укрепив институты страны и сделав ее внутреннюю и внешнюю политику более инклюзивной с экономической точки зрения, Байден может лучше отстроиться, чтобы пережить его президентство и восстановить приверженность страны устойчивому и целеустремленному бренду американского интернационализма.

    Загрузка ...
    Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

    Внутреннее обновление как приоритет внешней политики

    СЕКРЕТАРЬ МИГАЕТ: Что ж, добрый день всем.

    Замечательно находиться здесь, в Университете Мэриленда, Колледж-Парк, одном из выдающихся государственных исследовательских университетов нашей страны, когда к нам присоединяются некоторые студенты, руководители университетов и государственные служащие, которые помогают сделать это сообщество таким динамичным местом для жизни. учиться, учить и творить.

    Господин Президент, я особенно хочу поблагодарить вас как за добрые слова, за то, что приняли нас сегодня, так и за ваше руководство этим учреждением. Лидер Хойер, для меня всегда большая честь и удовольствие быть с вами. Я знаю, что вы очень гордитесь выпускником этого университета. Большое спасибо за то, что нашли время присоединиться к нам, а также моим коллегам и друзьям, сенатору Кардину, сенатору Ван Холлену. Мне приятно думать, что я имел какое-то отношение к твоему пребыванию здесь сегодня днем, но я знаю, что это не так.Это университет, Мэрилендский университет. Я знаю, что вы во всем мире поддерживаете это выдающееся учреждение, и рад, что могу поделиться этим с вами сегодня.

    И Сара, особая благодарность тебе за прекрасное вступление. Послушайте, в том маловероятном случае, если инженерное дело как-то не сработает, дипломатия, подумайте об этом. Мы можем захотеть пригласить вас сюда. Большое вам спасибо.

    Лучшая часть сегодняшнего дня для меня - это провести время с некоторыми из выдающихся молодых людей здесь, в Колледж-Парке.

    Как секретарь, я часто сосредотачиваюсь на событиях, которые происходят за тысячи миль от нас. Последняя лаборатория, которую я посетил, была в Копенгагенском университете, то есть за океаном. Но я хотел приехать сегодня сюда, в Университет Мэриленда - в 10 милях от Государственного департамента - потому что, как уже отмечалось, инновации, происходящие здесь и в тысячах колледжей и университетов по всей Америке, являются огромным источником нашей силы.

    И то, будет ли Америка защищать и вкладывать в наши силы у себя дома, определит, останемся ли мы сильными в мире и принесем ли результаты американскому народу.

    Я должен сказать вам, что, может быть, больше, чем когда-либо в моей карьере - может быть, в моей жизни - старые различия между внутренней и внешней политикой просто исчезли. Наше внутреннее обновление и наша сила в мире полностью переплетены.

    И именно поэтому я здесь сегодня, потому что мы не можем сделать ничего, что улучшило бы наш глобальный статус и повлияло бы больше, чем то, что может дать наше внутреннее обновление, особенно когда речь идет о силе нашей рабочей силы, нашем экономическом динамизме, качестве возможностей, которые мы предлагаем нашим сотрудникам, устойчивости нашей инфраструктуры и мощи наших инноваций.

    И я здесь, чтобы сказать вам, что у нас могло бы получиться лучше. Это суровая правда.

    Мы отстаем от того, где когда-то были в мире. А наши соперники медленно, но верно подтягиваются к нам. В некоторых областях они уже опережают нас.

    И это важно.

    Это важно, потому что, если эти тенденции сохранятся, мы будем менее конкурентоспособными в более конкурентном мире.

    Пострадает вес нашей дипломатии и наша способность продвигать интересы и ценности американского народа.

    И демократическая модель и образ жизни будут менее способны противостоять жестокому вызову со стороны авторитарных правительств.

    Прежде всего, инвестиции в обновление нашей страны сейчас сделают наше будущее более безопасным, более процветающим и более свободным.

    Итак, что я хотел бы сделать сегодня, это поговорить о внешней политике, о доводах национальной безопасности для государственных инвестиций в стране, потому что нам жизненно важно действовать.

    И давайте начнем с шага назад на минуту.

    Я думаю, вы все это очень, очень хорошо знаете: в течение долгого времени Америка вкладывала большие средства в себя.

    Мы открыли универсальную начальную школу. Мы вложили средства в государственное среднее образование. Между 1910 и 1940 годами процент американских подростков в средней школе увеличился с 18 до 70 процентов. Президент Линкольн подписал контракт с юридическими колледжами, предоставляющими земельные участки, такими как Университет Мэриленда, чтобы больше людей могло получить высшее образование. Президент Рузвельт подписал законопроект о военнослужащих, чтобы больше военнослужащих и ветеранов могли поступить в колледж и получить профессиональную подготовку, а более 50 процентов его бенефициаров начали свое дело.

    Эти и другие программы были несовершенными. Мы знаем это. Они не были справедливыми. Многие люди были исключены из-за их расы или пола. Сегодня мы все еще работаем над устранением этих пробелов. Но эти инвестиции помогли экономике Америки сделать рывок вперед и сделали рабочую силу Соединенных Штатов самой богатой и образованной во всем мире.

    На протяжении десятилетий мы также инвестировали в дороги, железные дороги, автомагистрали, порты, аэропорты, электросети, водные системы - обширную общественную инфраструктуру, которая стала основой для нас, став самой сильной экономикой в ​​мире, с рабочей силой и уровень жизни, который нас выделяет.

    Но за последние десятилетия наши государственные инвестиции как доля экономики упали более чем на 40 процентов. Мы по-прежнему сильно полагаемся на эти более ранние достижения - школы, дороги и инновации, созданные давным-давно.

    Между тем, другие страны выросли вдвое. Например, Китай ежегодно тратит на инфраструктуру в три раза больше, чем мы. И это не только Китай. Соединенные Штаты сейчас занимают 13-е место в мире по общему качеству нашей инфраструктуры, и если мы не сделаем крупные инвестиции в ближайшее время, их опередят более чем 12 стран.

    Мы отстаем в инновациях. Тридцать лет назад мы занимали первое место в мире по объему вложений нашей экономики в исследования и разработки. Именно так мы выиграли космическую гонку, нанесли на карту геном человека, построили Интернет. Теперь мы номер девять. Раньше Китай был восьмым номером. Теперь они номер два.

    Здесь, в школе Кларка, студенты изучают передовые производственные технологии, такие как этот контейнер Hyperloop для скоростных поездов на магнитных линиях, созданный отмеченной наградами командой UMD Loop, полностью состоящей из студентов.Я только что посетил лабораторию Advanced Fabrication Lab и увидел кое-что из того, что вы создаете здесь с помощью 3D-печати. Мы как страна должны делать гораздо больше для поддержки такого рода работы. Например, двухпартийный Закон США об инновациях и конкуренции, одобренный Сенатом, увеличит федеральное финансирование производства полупроводников в США и предоставит 52 миллиарда долларов в течение пяти лет на исследовательские инициативы. Потому что исследования в таких областях, как робототехника, искусственный интеллект, нанотехнологии и солнечные элементы, стремительно идут вперед - и слишком часто мы не в первых рядах.Мы упускаем шанс создать отрасли будущего и возглавить их.

    Нет никаких сомнений в том, что свободный рынок может многое сделать для стимулирования инвестиций. Креативность, изобретательность и динамизм американского частного сектора не имеют себе равных в мире. Это наше самое большое конкурентное преимущество. Но есть вещи, которые даже самый динамичный частный сектор не может сделать в одиночку. Государственные инвестиции по-прежнему жизненно важны.

    Более того, американские предприниматели могут выполнять свою новаторскую работу отчасти благодаря фундаменту, обеспечиваемому государственными инвестициями.Работа самых выдающихся ученых основана на фундаментальных исследованиях, финансируемых государством. Компании работают на коммунальных услугах. Государственные школы помогли обучить свою рабочую силу.

    Итак, необходимы как государственные, так и частные инвестиции. Это не то или другое. Это и / и.

    Итак, не заблуждайтесь - мы все еще самая могущественная страна и экономика в мире. Мы стойкие и предприимчивые; не зря здесь рождаются самые успешные компании мира. Наша сеть альянсов и партнерства с другими странами не имеет себе равных; наши вооруженные силы - самая мощная боевая сила на планете.И американская рабочая сила выдающаяся, и это включает в себя всех людей из других стран, которые переезжают в Соединенные Штаты каждый год, чтобы усердно работать и строить лучшую жизнь для себя, потому что это все еще то место, где стремятся и мечтатели мира хотят быть.

    Как сказал президент Байден, делать ставки против Америки - никогда не лучший вариант - никогда не было и не будет.

    Но мы стали Соединенными Штатами Америки, потому что прошлые поколения американцев заново изобретали, обновляли и реинвестировали в наши основные источники силы.Для этого они использовали американскую изобретательность и решимость - и они не просто готовились к будущему, они его создали. Они придумали это.

    Теперь наша задача - принять эстафету и передать ее будущим поколениям.

    Я считаю, что наше внутреннее обновление - это самое важное, что мы можем сделать для продвижения нашей внешней политики по трем причинам.

    Во-первых, это наша глобальная конкурентоспособность.

    Мы соревнуемся за работу. Мы хотим, чтобы высококвалифицированные и высокооплачиваемые карьеры будущего создавались здесь, а не где-то еще.

    Мы соревнуемся за инвестиции. Мы хотим, чтобы инвесторы, компании, страны посмотрели на Соединенные Штаты и сказали: «Вот где мы хотим быть». И они с гораздо большей вероятностью скажут, что, зная, что все, что касается работы в Америке, является высшим, от надежности нашего широкополосного доступа до эффективности наших портов и того, насколько хорошо обучены наши сотрудники.

    Мы конкурируем за торговлю. Слишком долго мы думали, что можем больше торговать с миром, вкладывая меньше здесь, дома.Это не сработало для нашей экономики, для наших рабочих или для наших сообществ. Президент Байден ясно дал понять, что, прежде чем заключать больше торговых сделок, мы должны сначала инвестировать в нашу собственную конкурентоспособность. Наше внутреннее обновление стоит на первом месте. Если мы это сделаем, мы будем соревноваться в глобальной экономике 21 века с позиции силы. Мы будем хранить верность американским рабочим; формировать условия мировой торговли; обеспечить защиту трудовых, экологических норм и стандартов интеллектуальной собственности; и поддерживайте наших союзников и партнеров, когда другие пытаются ими воспользоваться.

    Мы также соревнуемся за лучших и самых умных. Одна из самых сильных и даже волшебных вещей о Соединенных Штатах заключается в том, что мы давно стали местом притяжения талантливых, целеустремленных людей со всех уголков Земли. Ни в одной другой стране нет такого влияния на воображение и амбиции людей. То же самое и с нашими университетами. Здесь, в Колледж-Парк, тысячи лучших иностранных студентов, которые получают образование мирового класса; нам повезло, что они выбрали нас. Мы хотим всегда быть местом, которое представляет возможности, возможности, достижения.Инвестирование в обновление нашей страны означает, что мы можем продолжать быть маяком для всего мира.

    Во-вторых, наше внутреннее обновление является приоритетом внешней политики, потому что оно укрепляет нашу дипломатию. Поверьте мне, когда вы сидите за столом с иностранными лидерами, пытаясь убедить их согласиться с вашей точкой зрения, присоединиться к вашей коалиции или перестать делать что-то, с чем вы не согласны, в этом мире все зависит от того, действовать с позиции национальной силы.И это выходит далеко за рамки военной мощи. Если ваша экономика растет, если ваши люди здоровы, если культурная жизнь вашей страны процветает, если ваша страна, как известно, дает людям любого происхождения доступ к возможностям, все это добавляет к большей дипломатической силе.

    Страны обращают внимание на эти вещи. И они обращают внимание, если вы тоже не сильны в этом.

    Это особенно важно сейчас, потому что ни для кого из нас не секрет, что правительства Китая и России, среди прочего, публично и в частном порядке приводят аргументы в пользу того, что Соединенные Штаты находятся в упадке - так что лучше решить свою судьбу их авторитарное видение мира, чем наше демократическое.

    Мы можем и напоминаем им, что мы продолжаем оставаться чрезвычайно сильной страной в меру за мерой. Когда мы встретились с китайскими официальными лицами в Анкоридже в марте, нашей первой темой обсуждения было то, чего мы достигаем здесь, дома - устойчивого экономического подъема, масштабной национальной программы по борьбе с COVID. Мы хотели, чтобы они знали, что мы выйдем из пандемии сильнее, чем раньше, и сможем сплотить наших друзей и партнеров в мире, чтобы они противостояли агрессии, жестокому обращению и принуждению.

    Ничто не положило бы конец их ложным аргументам о том, что лучшие дни Америки остались позади, чем если бы Соединенные Штаты прямо сейчас сделали серьезные инвестиции в обновление нашей страны. Гораздо труднее сказать, что страна находится в упадке, когда вы видите, как она становится сильнее, эффективнее, сплоченнее на ваших глазах.

    Я также могу сказать вам, что по моему собственному опыту в качестве государственного секретаря, когда я говорю странам, что Америка вернулась, они верят этому, потому что видят, сколько усилий мы вкладываем в построение наших союзов и партнерств. , и снова появиться в комнатах, где принимаются решения и защищаются демократические принципы.Но они поверят в это еще больше, когда мы сделаем крупные инвестиции в собственное обновление здесь, у себя дома. И это облегчит мою работу по продвижению наших интересов и ценностей по всему миру, потому что не будет никаких сомнений в том, что Америка вернулась.

    Я также могу сказать вам, что наши друзья по всему миру также надеются, что мы сделаем эти инвестиции. Они очень хотят, чтобы мы преуспели, потому что знают: когда мы сильны, они тоже выигрывают.

    В-третьих, наше внутреннее обновление - это защита демократии , , и это императив внешней политики.

    Демократия сейчас находится под угрозой во всем мире. На подъеме авторитаризм и национализм. И Соединенные Штаты каждый день ведут добрую борьбу за политическую свободу и права человека. Мы утверждаем, что наша система - демократическая система - лучше. Но одно дело сказать это; другое - показать это. Вкладывая в свои силы у себя дома, мы можем показать миру, что демократии могут делать сложные вещи и что мы можем делать их, не сажая в тюрьму диссидентов, не позволяя коррупции разрастаться и не нарушая основных свобод.

    Чем больше мы и все демократии можем показать миру, что мы можем предоставить - для наших людей, друг для друга - тем больше мы сможем опровергнуть ложь, которую любят рассказывать авторитарные страны, - что наша система безнадежно поляризована и парализована, а их лучший способ удовлетворить основные потребности и надежды людей.

    Я сказал сегодня слово «Китай» несколько раз, и это правда, что когда мы говорим о конкурентах, мы часто говорим о Китае. Они восходящая сила. И они идут полным ходом, когда речь идет об инвестициях в инфраструктуру, рост и инновации.

    Но сегодня я говорю не только о Китае. Многие страны прямо сейчас вкладывают значительные средства в обновление своей собственной внутренней территории. Чтобы Соединенные Штаты продолжали лидировать и успешно объединяли страны в общем деле на благо всего нашего народа, мы должны делать то же самое.

    Плюс, в конечном счете, речь идет ни о ком другом. Это о нас и о том, что мы можем сделать, чтобы сделать нашу жизнь и свое будущее еще ярче.

    Когда президент Байден удостоил меня чести взять на себя роль главного дипломата Америки, он ясно дал понять, что у меня одна работа превыше всех остальных: помогать приносить пользу американскому народу, делать вашу жизнь более безопасной, создавать возможности для вы и ваши семьи, и преодолеть глобальные кризисы, которые все больше влияют на вашу жизнь.Моя способность сделать это - и способность каждого, кто будет заниматься этой работой после меня, - будет зависеть от выбора, который мы сделаем как страна сейчас, а также в ближайшие месяцы и годы.

    В своих лучших проявлениях американский народ разделяет дух безграничного оптимизма и возможностей. Это вдохновляет людей во всем мире; Я слышу это везде, где бываю. Нам необходимо использовать этот дух в наших усилиях по обновлению наших внутренних источников силы и инвестированию в наше будущее величие. Вот как мы будем вести мир в отраслях завтрашнего дня и именно так мы продолжим вечную работу по превращению Соединенных Штатов в более совершенный союз.

    Author: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *