Васильев брестская крепость – . : — .

не так уж важно, где лежат наши сыновья.(37) Важно только то, за что они сражались.(По Б. Л. Васильеву*)* Борис Львович Васильев (1924-2013) — русский писатель.

(1) Брестская крепость. (2)Совсем недалеко она от Москвы: меньше суток идёт поезд. (З)Все, кто бывает в тех краях, обязательно приходят в крепость.(4) 3десь громко не говорят: слишком оглушающими были дни сорок первого года и слишком многое помнят эти камни. (б)Сдержанные экскурсоводы сопровождают группы по местам боёв, и вы можете спуститься в подвалы 333-го полка, прикоснуться к оплавленным огнемётами кирпичам, пройти к Тереспольским и Холмским воротам или молча постоять под сводами бывшего костёла.(6) Не спешите. (7)Вспомните. (8)И поклонитесь.(9)В музее вам покажут оружие, которое когда-то стреляло, и солдатские башмаки, которые кто-то торопливо зашнуровывал ранним утром 22 июня. (10)Вам покажут личные вещи защитников и расскажут, как сходили с ума от жажды, отдавая воду детям… (11)И вы непременно остановитесь возле знамени — единственного знамени, которое пока нашли в крепости. (12)Но знамёна ищут.(13) Ищут, потому что крепость не сдалась, и немцы не захватили здесь ни одного боевого стяга.(14) Крепость не пала. (15)Крепость истекла кровью.(16) Историки не любят легенд, но вам непременно расскажут о неизвестном защитнике, которого немцам удалось взять только на десятом месяце войны.(17) На десятом, в апреле 1942 года. (18)Почти год сражался этот человек. (19)Год боёв в неизвестности, без соседей слева и справа, без приказов и тылов, без смены и писем из дома. (20)Время не донесло ни его имени, ни звания, но мы знаем, что это был советский солдат.(21) Каждый год 22 июня Брестская крепость торжественно и печально отмечает начало войны. (22)Приезжают уцелевшие защитники, возлагаются венки, замирает почётный караул.(23) Каждый год 22 июня самым ранним поездом приезжает в Брест старая женщина. (24)Она не спешит уходить с шумного вокзала и ни разу не была в крепости. (25)Она выходит на площадь, где у входа в вокзал висит мраморная плита:С 22 ИЮНЯ ПО 2 ИЮЛЯ 1941 ГОДА ПОД РУКОВОДСТВОМ ЛЕЙТЕНАНТА НИКОЛАЯ (фамилия неизвестна) И СТАРШИНЫ ПАВЛА БАСНЕВА ВОЕННОСЛУЖАЩИЕ И ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКИ ГЕРОИЧЕСКИ ОБОРОНЯЛИ ВОКЗАЛ.(26) Целый день старая женщина читает эту надпись. (27)Стоит возле неё, точно в почётном карауле. (28)Уходит. (29)Приносит цветы. (30)И снова стоит, и снова читает. (31)Читает одно имя. (32)Семь букв: «НИКОЛАЙ».(ЗЗ)Шумный вокзал живёт привычной жизнью. (34)Приходят и уходят поезда, дикторы объявляют, что люди не должны забывать билеты, гремит музыка, громко смеются люди. (35)И возле мраморной доски тихо стоит старая женщина.(36) Не надо ей ничего объяснять: не так уж важно, где лежат наши сыновья.(37) Важно только то, за что они сражались.(По Б. Л. Васильеву*)* Борис Львович Васильев (1924-2013) — русский писатель.

neznaika.info

Борис Васильев, «В списках не значился»: анализ произведения

Борис Васильев — один из самых известных русских писателей, которые писали о войне. Его повести «А зори здесь тихие…», «Глухомань», «Не стреляйте белых лебедей» проникнуты любовью к людям и родной природе.

Мы рассмотрим повесть «В списках не значился», анализ которой пригодится для изучения произведения в школе.

Начало военной карьеры Коли Плужникова

Повесть открывается историей молодого парня Николая Плужникова, у которого все в жизни складывается: карьера (ему присвоили воинское звание младшего лейтенанта), новая форма, предстоящий отпуск… Плужников идет на один из самых лучших вечеров в его жизни — на танцы, куда он приглашает библиотекаршу Зою! И даже просьба начальства пожертвовать своим отпуском и остаться, чтобы разобраться с имуществом училища, не омрачает чудесного настроения и жизни Коли Плужникова.

После командир спрашивает о том, что Николай намерен делать дальше, собирается ли он идти учиться в академию. Однако Коля отвечает, что хочет «послужить в войсках», ведь настоящим командиром стать невозможно, если не служил. Генерал одобрительно смотрит на Николая, начиная его уважать.

Николая направляют в Западный округ, на Брестскую крепость.

Вдруг началась война…

Анализ произведения «В списках не значился» (Васильев) невозможен без упоминания о промежуточной остановке Коли между училищем и крепостью. Этой остановкой стал его дом. Там Николай увиделся с матерью, сестрой Варей и ее подружкой Валей. Последняя подарила ему поцелуй и пообещала непременно дождаться.

Николай Плужников отправляется в Брест. Там Коля слышит о том, что немцы готовятся к войне, однако большинство горожан не верят в это, не воспринимают всерьез. К тому же русские верят в силу Красной Армии.

Коля подходит к крепости, его сопровождает хромоногая девушка Мирра, которая раздражает Плужникова своей болтовней и осведомленностью. На КПП Колю пропускают, дают ему комнату для командировочных и обещают разобраться с его распределением после.

В 4 часа утра 22 июня 1941 года Брестскую крепость начинают бомбить. Очень реалистично умел описывать войну Борис Васильев. «В списках не значился» анализирует и показывает всю обстановку, в которой приходится сражаться таким солдатам, как Коля Плужников, их мысли и мечты о доме и родных.

Последний герой

После нападения немцев все русские, которые были на Брестской крепости, надеются, что вот-вот подоспеет Красная Армия и окажет помощь, самое главное — дожить до подмоги. Но Красной Армии все нет, а немцы уже разгуливают по крепости, как у себя дома. Повесть «В списках не значился», анализ которой мы делаем, описывает, как маленькая горстка людей сидит в подвале крепости и доедает найденные сухари. Они сидят без патронов, без еды. На улице настоящий русский мороз. Эти люди ждут подмоги, однако ее все еще нет.

Люди, сидящие в подвале, начинают умирать. Остается только Николай Плужников. Он стреляет в немцев последние патроны, а сам постоянно прячется в расщелинах. Во время одной из перебежек на другое место он находит укромное местечко, залезает туда и вдруг… слышит человеческий голос! Там Плужников видит очень худого человека в ватнике. Он плачет. Оказывается, он уже три недели не видел людей.

Плужников умирает в конце повести. Но он умирает после того, как его спасают русские войска. Он падает на землю, смотрит в небо и умирает. Николай Плужников остался единственным живым русским солдатом после вторжения немцев на Брестскую крепость, а это значит, что она не была завоевана до конца. Николай Плужников умирает свободным, непобежденным человеком.

Повесть «В списках не значился», анализ которой мы делаем, не дает сдержать слез в финале произведения. Борис Васильев пишет так, что каждое слово буквально цепляет за душу.

История создания произведения

В конце повести читатели наблюдают, как к вокзалу Бреста приезжает женщина и возлагает цветы. На дощечке написано, что во времена Великой Отечественной войны вокзал оберегал Николай (фамилия его неизвестна). Свидетелем этой истории, произошедшей в реальности, стал Борис Васильев.

«В списках не значился» (анализ этой повести невозможен без опоры на следующие факты) — произведение, основанное на том, что сам Васильев проезжал мимо станции вокзала в Бресте и заметил женщину, которая стояла перед табличкой с надписью о неизвестном Николае. Он расспросил ее и узнал, что во времена войны был такой солдат, который пал героем.

Борис Васильев попытался поискать о нем что-либо в документах и архивах, но ничего не нашел. Потому что солдат в списках не значился. Тогда Васильев придумал ему историю и донес ее до нашего поколения.

Любовная линия

Сначала Николай Плужников влюбился в Валю — подругу своей сестры. Она обещала его ждать, а Коля обещал вернуться. Однако на войне Николай полюбил снова. Да, между ним и той самой хромоножкой Миррой вспыхнула любовь. Они сидели в подвале и планировали, как они оттуда выберутся и поедут в Москву. А в Москве они пойдут в театр… Мирра поставит протез и не будет больше хромать… Таким мечтаниям предавались Коля и Мирра, сидя в холодном, сером, Богом забытом подвале.

Мирра забеременела. Пара поняла, что Мирре невозможно оставаться в подвале и питаться одними сухарями. Ей необходимо выбраться, чтобы сохранить ребенка. Однако она попадает в руки к немцам. Немцы долго избивают Мирру, потом протыкают штыками и оставляют умирать на глазах у Плужникова.

Другие герои повести

Плужников воюет с солдатом Сальниковым. Удивительно, как война меняет людей! Из зеленого юнца он превращается в сурового мужчину. Перед смертью он винит себя в том, что часто думал не о самом ходе боя, а о том, как его встретят дома. Его нельзя винить в этом. Никто из молодых ребят, находившихся на Брестской крепости, не был предупрежден и подготовлен к встрече с врагами лицом к лицу.

Одна из главных героинь, о которых говорилось выше, — это Миррочка. Девушка, которая вообще не должна была оказаться на Брестской крепости в такое нелегкое время! Она нуждалась в защите своего героя — Коли, которого она, может быть, отчасти в благодарность и полюбила.

Таким образом, Борис Васильев («В списках не значился»), анализ произведения которого мы сделали, создал историю одного героя, подвиг которого олицетворяет подвиги всех русских солдат в Великой Отечественной войне.

fb.ru

Брестская крепость / Весенняя Беларусь / Владимир Кезлинг

Тяжкий грохот обрушился на землю. Вмиг погас свет, но сквозь отдушины в подвал то и дело врывались ослепительные вспышки. Вздрогнули стены каземата, с потолка сыпалась штукатурка, и сквозь оглушительный вой и рев все яснее и яснее прорывались раскатистые взрывы тяжелых снарядов. Наружную дверь смело взрывной волной, и Коля видел оранжевые сполохи пожаров. Узкий коридор уже заволакивало дымом, пылью и тошнотворным запахом взрывчатки. Тяжко вздрагивал каземат, все вокруг ныло и стонало, и было 22 июня 1941 года: четыре часа пятнадцать минут по московскому времени…
Борис Васильев. «В списках не значился»

Брестская крепость находится на западной границе Беларуси в месте впадения реки Мухавец в Западный Буг, по которому, в свою очередь, проходит граница Польши с Беларусью.

Крепость состоит из нескольких частей. Центральное укрепление — цитадель — расположено на естественном острове, образованном двумя рукавами Мухавца и руслом Западного Буга. Вокруг цитадели устроены три искусственных острова, на которых расположена круговая система обороны, состоящая из трёх укреплений — Кобринского, Тереспольского и Волынского.

Строительство крепости началось русскими войсками в 1833 году на месте, где раньше находилось городище Берестье. Работы были закончены к 1842 году.

В конце XIX века укрепление было модернизировано. В ходе Первой мировой войны крепость была позорно сдана отступающими русскими войсками немцам, после чего была передана полякам.

В 1939 году, после начала Второй мировой войны и захвата Польши немецкими и советскими войсками, крепость была торжественно передана Советскому союзу. В честь этого на центральной улице Бреста даже был устроен совместный военный парад вермахта и красной армии.

В 1941 году крепость была западным форпостом Советского союза, которому было суждено принять на себя первый и самый сильный удар фашистских войск в Великой Отечественной войне.

22 июня в 4 часа 15 минут утра по московскому времени начался артиллерийский обстрел крепости, в результате которого были уничтожены склады, повреждён водопровод и прервана связь.

Сегодня всех посетителей крепости как дань памяти о тех минутах встречает голос Юрия Левитана, сообщающий о нападении германских войск на Советский союз. Кстати, 22 июня 1941 года этот текст по радио был произнесён не Левитаном, а Молотовым. Ну а данная запись, знакомая каждому, кто был рождён в Советском союзе, была подготовлена в 1950-е годы для истории.

В 4:23 начался штурм крепости. На укрепление были брошены около полутора тысяч пехотинцев вермахта.

Кстати, если быть совсем точным, крепость штурмовали не немцы, а австрийцы — именно из них состояла 45-я пехотная дивизия вермахта, первой перешедшая границу Советского союза.

При этом неожиданность немецкой атаки привела к тому, что немцы вначале не встретили особого сопротивления и насквозь проскочили Тереспольское укрепление и цитадель, дойдя до Кобринского укрепления.

Только после этого защитники крепости опомнились у ударили проскочившей вперёд дивизии с тыла.

После некоторой неразберихи и ряда штыковых атак к 10 часам утра крепость была полностью окружена. В цитадели осталось около 7-8 тысяч советских солдат.

С первых дней обороны начались большие проблемы с водой — водопровод был повреждён в первые минуты войны, а все подходы к окружавшим цитадель руслам рек простреливались войсками вермахта.

Каждая вылазка за водой превращалась в настоящий подвиг. Сегодня об этом напоминает монумент «Жажда».

«Штык» брестской крепости установлен в самом центре цитадели. Он хорошо виден не только со многих точек Бреста, но и из Польши.

Вся территория цитадели представляет собой один большой мемориал — по-советски суровый и бескомпромиссный. Центральное место в нём занимает монумент «Мужество».

В ночь на 23 июня артиллерийский обстрел крепости продолжился. В перерывах немцы настойчиво предлагали защитникам прекратить сопротивление. Около двух тысяч советских солдат сдались.

Организованная оборона крепости продолжалась до 27 июня. К этому времени большая часть крепости была уже занята войсками вермахта, но несколько зданий всё ещё удерживались несколькими сотнями советских бойцов.

30 июня фашисты начали использовать 600-мм артиллерию, стрелявшую двухтонными зарядами, оставлявшими тридцатиметровые воронки. После этого защищать крепость осталось лишь несколько изолированных групп и отдельных бойцов, периодически делавших попытки уйти к партизанам в Беловежскую пущу.

Точечная оборона крепости продолжалась вплоть до конца июля-начала августа 1941 года. В одной из казарм позже была найдена выцарапанная на стене неизвестным защитником крепости надпись «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20/VII-41»

Восстановленный Свято-Николаевский храм, до войны здесь располагался католический костёл, в начале войны — красноармейский клуб.

Южная стена крепости, на которую была брошена вся огневая мощь вермахта.

Остатки крепостных казарм. Когда-то они окружали по периметру всю цитадель двухкилометровым кольцом.

Всё что осталось от подвалов крепостных казарм. Прятавшихся здесь советских солдат забрасывали гранатами и выжигали огнемётами.

Сохранившиеся здания казарм на южном русле Мухавца с какой-то избирательной реставрацией. Некоторые проломы в стенах были явно отреставрированы, а некоторые оставлены. Лучше бы всё оставили как было — более сильное впечатление производило бы.

Тереспольские ворота.

Холмские ворота — символ Брестской крепости.

Волынское укрепление.

Наверное, эта дорога ещё помнит топот фашистских сапог.

Отсюда до Евросоюза — буквально пара сотен метров. Граница, так же как и наша — на замке.

Крепость не пала. Крепость истекла кровью. Историки не любят легенд, но вам непременно расскажут о неизвестном защитнике, которого немцам удалось взять только на десятом месяце войны. На десятом, в апреле 1942 года. Почти год сражался этот человек. Год боев в неизвестности, без соседей слева и справа, без приказов и тылов, без смены и писем из дома. Время не донесло ни его имени, ни звания, но мы знаем, что это был русский солдат.
Борис Васильев. «В списках не значился»

Скорее всего это всего лишь легенда, растиражированная советской пропагандой, но то что крепость по праву заслужила своё звание «героя», думаю, сомнению не подлежит…

The show will go on!

Следующая часть: Музеи Бреста: Берестье и железнодорожный музей

kezling.ru

Как начиналась война? Брестская крепость | Культура

Брестская крепость находится на западной границе Беларуси в месте впадения реки Мухавец в Западный Буг, по которому, в свою очередь, проходит граница Польши с Беларусью. Крепость состоит из нескольких частей.

Территория цитадели представляет собой один большой мемориал — по-советски суровый и бескомпромиссный
Фото: В. Кезлинг, личный архив

Центральное укрепление — цитадель — расположено на естественном острове, образованном двумя рукавами Мухавца и руслом Западного Буга. Вокруг цитадели устроены три искусственных острова, на которых расположена круговая система обороны, состоящая из трёх укреплений — Кобринского, Тереспольского и Волынского.

Строительство крепости началось русскими войсками в 1833 году на месте, где раньше находилось городище Берестье. Работы были закончены к 1842 году. В конце XIX века укрепление было модернизировано. В ходе Первой мировой войны крепость была позорно сдана отступающими русскими войсками немцам, после чего была передана полякам.

Холмские ворота — символ Брестской крепости
Фото: В. Кезлинг, личный архив

В 1939 году, после начала Второй мировой войны и захвата Польши немецкими и советскими войсками, крепость была торжественно передана Советскому союзу. В честь этого на центральной улице Бреста даже был устроен совместный военный парад вермахта и красной армии. В 1941 году крепость была западным форпостом Советского союза, которому было суждено принять на себя первый и самый сильный удар фашистских войск в Великой Отечественной войне.

22 июня в 4 часа 15 минут утра по московскому времени начался артиллерийский обстрел крепости, в результате которого были уничтожены склады, повреждён водопровод и прервана связь.

Наверное, эта дорога ещё помнит топот фашистских сапог
Фото: В. Кезлинг, личный архив

Сегодня всех посетителей крепости как дань памяти о тех минутах встречает голос Юрия Левитана, сообщающий о нападении германских войск на Советский союз.

Малоизвестный факт: 22 июня 1941 года этот текст по радио был произнесён не Левитаном, а Молотовым. Ну, а данная запись, знакомая каждому, кто был рождён в Советском союзе, была подготовлена в 1950-е годы для истории.

Сохранившиеся здания казарм на южном русле Мухавца
Фото: В. Кезлинг, личный архив

В 4:23 начался штурм крепости. На укрепление были брошены около полутора тысяч пехотинцев вермахта. Если быть совсем точным, крепость штурмовали не немцы, а австрийцы — именно из них состояла 45-я пехотная дивизия вермахта, первой перешедшая границу Советского союза. При этом неожиданность немецкой атаки привела к тому, что немцы вначале не встретили особого сопротивления и насквозь проскочили Тереспольское укрепление и цитадель, дойдя до Кобринского укрепления.

Только после этого защитники крепости опомнились, и ударили проскочившей вперёд дивизии с тыла. После некоторой неразберихи и ряда штыковых атак к 10 часам утра крепость была полностью окружена. В цитадели осталось около 7−8 тысяч советских солдат.

Каждая вылазка за водой превращалась в настоящий подвиг. Сегодня об этом напоминает монумент «Жажда»
Фото: В. Кезлинг, личный архив

С первых дней обороны начались большие проблемы с водой — водопровод был повреждён в первые минуты войны, а все подходы к окружавшим цитадель руслам рек простреливались войсками вермахта.

В ночь на 23 июня артиллерийский обстрел крепости продолжился. В перерывах немцы настойчиво предлагали защитникам прекратить сопротивление. Около двух тысяч советских солдат сдались. Организованная оборона крепости продолжалась до 27 июня. К этому времени большая часть крепости была уже занята войсками вермахта, но несколько зданий всё ещё удерживались несколькими сотнями советских бойцов.

Восстановленный Свято-Николаевский храм, до войны здесь располагался католический костёл, в начале войны — красноармейский клуб
Фото: В. Кезлинг, личный архив

30 июня фашисты начали использовать 600-мм артиллерию, стрелявшую двухтонными зарядами, оставлявшими тридцатиметровые воронки. После этого защищать крепость осталось лишь несколько изолированных групп и отдельных бойцов, периодически делавших попытки уйти к партизанам в Беловежскую пущу.



Тереспольские ворота
Фото: В. Кезлинг, личный архив

Точечная оборона крепости продолжалась вплоть до конца июля-начала августа 1941 года. В одной из казарм позже была найдена выцарапанная на стене неизвестным защитником крепости надпись «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20/VII-41.»

Крепость не пала. Крепость истекла кровью. Историки не любят легенд, но вам непременно расскажут о неизвестном защитнике, которого немцам удалось взять только на десятом месяце войны. На десятом, в апреле 1942 года. Почти год сражался этот человек. Год боев в неизвестности, без соседей слева и справа, без приказов и тылов, без смены и писем из дома. Время не донесло ни его имени, ни звания, но мы знаем, что это был русский солдат.
Борис Васильев. «В списках не значился»

Фото: В. Кезлинг, личный архив

Скорее всего это всего лишь легенда о солдатах победы, растиражированная советской пропагандой, но то что крепость по праву заслужила своё звание Героя, думаю, сомнению не подлежит…

Фото: В. Кезлинг, личный архив

Статья подготовлена по материалам моего блога
Vladimir Kezling


shkolazhizni.ru

реферат `Тема героизма и патриотизма в книгах С. Смирнова Брестская крепость и Б. Васильева В списках не значился`



Реферат
«Тема героизма и патриотизма в книгах С. Смирнова «Брестская крепость» и Б. Васильева «В списках не значился»»
Давно отгремели залпы Великой Отечественной войны. Но о ней продолжают вспоминать, рассказывать, писать. И вспоминают, и рассказывают, естественно, по-разному: по-своему, часто о своем. Время не властно над памятью народа, передающего из поколения в поколение историческую значимость и нравственную суть подвига, совершенного советскими людьми во имя спасения человечества от фашизма. В свое время В. Г. Белинский писал, что общенародная война за правое дело пробуждает, вызывает, наружу все «внутренние силы народа»1. Именно такая война составляет собой эпоху в истории народа и влияет «на всю его последующую жизнь»2. Проблема памяти о войне – важнейшая проблема нашей современности.
Прикасаясь к героическому времени Великой Отечественной войны, новые поколения россиян принимают эстафету отцов, дедов, а теперь уже прадедов, черпают уроки мужества, гражданской зрелости, готовности к активной защите всего, что завоевано нашей страной за весь исторический путь ее развития.
И немалая роль в приобщении молодежи к подвигу народа принадлежит литературе и искусству, зримо воссоздающим ратный труд 1418 огнеметных дней и ночей. Литература и искусство неизменно выступают как хранители памяти поколений. С особой силой это проявляется в произведениях, запечатлевших героические страницы жизни нации.
Одной из замечательных страниц истории героической войны советских людей стала оборона Брестской крепости. О сражениях в крепости над Бугом, ее непокорившихся защитниках написал свою книгу «Брестская крепость» Сергей Сергеевич Смирнов. Легендарной обороне брестского гарнизона посвящена и книга Бориса Львовича Васильева «В списках не значился».
Художественная летопись героической обороны Брестской крепости начала создаваться еще в годы Великой Отечественной войны. В 1941 году в печати появилось стихотворение «Майор привез мальчишку на лафете», в котором К.М. Симонов впервые показал необыкновенный подвиг воинов, защищавших западные границы нашей Родины, и величайшую трагедию: во время войны седеют дети.
В годы войны Кузьма Чорный работал над романом «Большой день», в котором описан бой с фашистами под Брестом.3
Начиная с 50-х годов появляется особенно много произведений о героической защите Брестской крепости. Это связано с тем, что благодаря поискам С.С. Смирнова, деятельности сотрудников музея общественность узнала ее историю во всей правдивости. Многочисленные публикации С.С. Смирнова, его книга «Брестская крепость», вышедшая в 1956-м году и в 1965-м удостоенная Ленинской премии, послужили основой в их творческих планах. Сергей Сергеевич Смирнов как человек, как художник сформировался в годы Великой Отечественной войны. Военный опыт он широко использовал в своих произведениях. Заслуга С.С. Смирнова в том, что он воссоздал одну из самых героических страниц истории Великой Отечественной войны, и делал это ради нас, чтобы мы знали, «какою ценой завоевано счастье» (Р.Рождественский). В книге освещен героический подвиг целого гарнизона бойцов.
Для этого требовался целый цикл очерков. Автору книги надо было не просто воссоздать обстановку в Брестской крепости накануне и в первые недели войны, но и разыскать ее бывших защитников спустя много лет, тем более что документов о них почти не сохранилось. Главным источником послужили свидетельства оставшихся в живых героев, их близких и друзей.

schoolfiles.net

Синичкино лукошко: Брестская крепость-герой

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: очень много текста и фотографий!

Наверно у каждого человека есть заветные места, где сердце бьется с другим ритмом, то убыстряя, то замедляя свой стук; где душа замирает от благоговения перед землей, по которой ступаешь; где с особой отчетливостью понимаешь сущность вещей и смысл жизни. Именно таким местом для меня является Брестская крепость.

Мерный стук метронома, рев самолетов, гул взрывов и «Священная война», постоянно звучащие на входе в цитадель, заставляют ступать медленнее, говорить тише и наполняют все существо благоговейным трепетом.

Фото 2007г.

Брестская крепость расположена у западной окраины Бреста, на границе сегодняшних Белоруссии и Польши (в 1941 году — на границе СССР и оккупированной нацистами Польши). До 1939 года она находилась на польской территории (по Брестскому договору), но по соглашению с Германией вместе с прилегающими областями вошла в состав Советского Союза. Расположение самого Бреста на Днепро-Бугском водном пути в узле дорог на Москву, Варшаву, Киев и Вильнюс еще во времена Российской империи определило его стратегическое значение как опорного пограничного пункта страны. Предложение о строительстве оборонительных укреплений у слияния рек Буга и Мухавца появилось в конце XVIII века. Ход Отечественной войны 1812 года подтвердил его целесообразность, и в 1833 году был утвержден проект крепости, разработанный военными инженерами Опперманом, Малецким и Фельдманом. Крепость была торжественно заложена 1 июня 1836 года. Через шесть лет она стала действующей.

Древнее предание говорит, что в районе Волынского укрепления, на Госпитальном острове, был когда-то монастырь в честь Рождества Богородицы. В энциклопедическом справочнике «Праваслаўныя храмы на Беларусi» написано, что когда-то «у раёне Замухавечча знаходзiўся Свята-Раства-Багародзiцкi манастыр i меў 2 царквы: Свята-Раства-Багародiцкую i Святага Крыжа». Известно еще и то, что в XVI веке обитель была разрушена униатами. Вот, к сожалению, только эти скудные сведения о монастыре дошли до нас. И понадобилось пять столетий(!), чтобы он вновь возродился на этом месте. 

Колокольня и двор перед входом в здание и храм обители.

Новый мост от Волынского укрепления к Холмским воротам.

По старому мосту 23 июня время атаки на эти рубежи гитлеровцы  гнали впереди себя захваченных в госпитале больных и раненых, женщин и детей. 

Холмские ворота

На территории крепости (за цитаделью) находится уникальный археологический музей «Бере́стье» (белор. Бярэсце), филиал Брестского областного краеведческого музея. Расположен на мысе, образуемом рекой Западный Буг и левым рукавом реки Мухавец, на территории Волынского укрепления Брестской крепости. Музей был открыт 2 марта 1982 года на месте археологических раскопок, проводившихся с 1968 года под руководством доктора исторических наук П.Ф. Лысенко. В экспозиции и фондах музея хранится в общей сложности 43 тыс. экспонатов.

Вся экспозиция находится в крытом павильоне площадью 2400 м².

В основе музея — вскрытые остатки городища древнего Бреста, постройки ремесленного посада XIII века. На территории «Берестья» на глубине 4 м археологами раскопаны улицы, вымощенные деревом, остатки построек различного назначения, находящиеся на площади около 1000 м². В экспозиции представлено 28 жилых бревенчатых зданий — одноэтажных срубов из брёвен хвойных деревьев (в том числе два из них сохранились на 12 венцов). Деревянные постройки и детали мостовых были законсервированы специально разработанными синтетическими веществами.

Вокруг вскрытого древнего посада размещена экспозиция, посвящённая жизненному укладу славян, населявших в древности эти места, представлены археологические находки, сделанные в ходе раскопок — изделия из металлов, стекла, дерева, глины, кости, ткани, в том числе многочисленные украшения, посуда, детали ткацких станков.

Через Холмские ворота по уникальной мостовой, чудом сохранившаяся до сей поры, мы идем в Цитадель…


Вид на Холмские ворота со стороны Цитадели (фото 2007 г.).

Брестские крепостные укрепления заняли территорию около 4 квадратных километров на берегах Буга, Мухавца и каналов. Главное укрепление — Цитадель — разместилось на центральном острове и было окружено Волынским, Кобринским и Тереспольским укреплениями. Внешняя линия земляных валов превышала 6,5 километров при высоте около 10 метров. В толще валов находились многочисленные каменные казематы.

Цитадель была сплошь опоясана двухэтажными с подвалами казармами, повторяющими абрис острова. Их протяженность достигала 1800 метров, что позволило разместить здесь пятьсот казематов, защищенных двухметровыми стенами. Впоследствии мощь крепости еще более выросла за счет новых фортов и многокилометровых оборонительных линий. К началу ХХ века Брест стал крепостью I класса, основным форпостом России на западной границе.


На протяжении второй половины XIX — в начале XX века в крепости неоднократно проводились работы по модернизации и расширению, в которых принимали участие известные инженеры-фортификаторы. Среди них герой обороны Севастополя в Крымскую войну генерал Эдуард Тотлебен и военный инженер Дмитрий Карбышев, впоследствии генерал и Герой Советского Союза.

Экспозиция артиллерийского оружия.

Многострадальный Свято-Николаевский гарнизонный собор на территории Цитадели. 

Храм построен в1851-1876 годах по проекту академика Российской академии художеств архитектора Давида Ивановича Гримма.

Это купольное здание, церковная базилика в византийском стиле, внутри которого было установлено 8 колон. Свет проникал через 7 окон в овальной части и такое же число окон с каждой стороны. Храм был расписан в романском стиле. Величественный купол храма венчал Георгиевский крест.

В начале XX века Свято-Николаевский собор был главным храмом Западнорусского края и одним из самых красивых построенных в центре Европы. После подписания Рижского мирного договора (18 марта 1921 года) храм, находившейся уже на территории принадлежавшей Польше, в 1924-1929 годах перестроили в римско-каталитический гарнизонный костел Святого Казимира по проекту польского архитектора Ю. Лисецкого.

С приходом красной армии культовый объект был переоборудован: на кануне войны в нем размещался клуб 84-го стрелкового полка.

Фото 2007 г.

В ходе боев 1941 года здание стало важным пунктом обороны, так как расположено на самом высоком месте острова, откуда хорошо просматривается вся территория крепости.

Утром 22 июня 1941 года штурмовой отряд фашистов прорвался через Тереспольские ворота на территорию Цитадели. Здание не раз переходило из рук в руки. Оно стало одним из последних очагов сопротивления в Цитадели. 

«…Кругом все горело. Горела кольцевая казарма, дома возле церкви, гаражи на берегу Муховца. Горели машины на стоянках, будки и временные строения, магазины, склады, овощехранилища — горело все, что могло гореть, а что не могло — горело тоже, и в реве пламени, в грохоте взрывов и скрежете горящего железа метались полуголые люди.

И еще кричали лошади. Кричали где-то совсем рядом, у коновязи, за спиной Плужникова, и этот необычный, не животный крик заглушал сейчас все остальное, даже то жуткое, нечеловеческое, что изредка доносилось из горящих гаражей. Там, в промасленных и пробензиненных помещениях с крепкими решетками на окнах, в этот час заживо сгорали люди. …»

Борис Васильев. В списках не значился.

Храм во имя св. мч. Иоанна воина (день памяти 12 августа по н. ст.). Кое-где не заштукатуренная кладка поражает аккуратностью и тщательностью работы. 

«…Рискнули выползти ночью, хотя эта ночь была беспокойнее предыдущих. Немцы прочно блокировали берега, ярко освещали крепость ракетами и не прекращали минный обстрел. То и дело слышались глухие взрывы: немецкие саперы методически рвали фугасами стены, потолки и перекрытия, расчищая путь своим штурмовым группам. …»

Борис Васильев. В списках не значился.

Руины казармы 333 стрелкового полка.

Вход в подвалы казармы.

К сожалению, я не знаю, для чего предназначался этот подвал. Может, кто-то здесь был и подскажет?

Тереспольские ворота. Вид со стороны Цитадели.

Здесь мы обнаружили чугунные столбики, предназначение которых осталось для нас неизвестным. Может коновязь? Хотя для коновязи пожалуй низковато…

За Тереспольскими воротами был мост. Сейчас остались только мощные гранитные плиты основания и построен новый спуск к воде.

Западный Буг. Тот берег уже не наш.


«…Канонада оборвалась резко, будто вдруг выключили все звуки. И сразу зазвучал знакомый, усиленный динамиками голос:

— Доблестные защитники крепости! Немецкое командование призывает вас прекратить бессмысленное сопротивление. Красная армия разбита…

— Врешь, сволочь! — крикнул Денищик. — Брешешь, жаба фашистская!

— Войну не перекричишь. — Политрук чуть усмехнулся. — Она выстрел слышит, а голос — нет. Не горячись.

Иссушающая жара плыла над крепостью, и в этой жаре вспухали и сами собой-шевелились трупы. Тяжелый, густо насыщенный пылью и запахом разложения пороховой дым сползал в подвалы. И дети уже не плакали, потому что в сухих глазах давно не было слез.

— Всем, кто в течение получаса выйдет из подвалов без оружия, немецкое командование гарантирует жизнь и свободу по окончании войны. Вспомните о своих семьях, о невестах, женах, матерях. Они ждут вас, солдаты!

Голос замолчал, и молчала крепость. Она молчала тяжело и грозно, измотанная круглосуточными боями, жаждой, бомбежками, голодом. И это молчание было единственным ответом на очередной ультиматум противника.

— О матерях вспомнили, — сказал политрук. — Значит, не ожидал немец такого поворота.

Степь да степь кругом,

Путь далек лежит…

Чисто и ясно зазвучала в раскаленном воздухе песня. Родная русская песня о великих просторах и великой тоске. От неожиданности у Плужникова перехватило дыхание, и он изо всех сил стиснул зубы, чтобы сдержать нахлынувшие вдруг слезы. А сильный голос вольно вел песню, и крепость слушала ее, беззвучно рыдая у закопченных амбразур.

— Не могу-у!.. — Сальников упал на пол, вздрагивая, бил кулаками по кирпичам. — Не могу! Мама, маманя песню эту…

— Молчать! — крикнул политрук. — Они же на это и бьют, сволочи! На это, на слезы наши!..

Сальников замолчал. Музыка еще звучала, но сквозь нее Плужников уловил вдруг странный протяжный гул.

Прислушался, не смог разобрать слов, но понял: где-то под развалинами хриплыми, пересохшими глотками нестройно и страшно пели «Интернационал». И поняв это, он встал.

Это есть наш последний и решительный бой…

— из последних сил запел политрук. Хрипя, он кричал слова гимна, и слезы текли по изможденному лицу, покрытому копотью и пылью. И тогда Плужников запел тоже, а вслед за ним и пограничник. И Сальников поднялся с пола и встал рядом, плечом к плечу, и тоже запел «Интернационал»:

Никто не даст нам избавленья,

Ни бог, ни царь и ни герой…

Они пели громко, так громко, как не пели никогда в жизни. Они кричали свой гимн, и этот гимн был ответом сразу на все немецкие предложения. Слезы ползли по грязным лицам, но они не стеснялись этих слез, потому что это были другие слезы. Не те, на которые рассчитывало немецкое командование. …»

Борис Васильев. В списках не значился.

Мемориальный памятник «Жажда». Фото отсюда

«…Они пришли к своим, и не было ни воды, ни патронов, только пять ящиков гранат без взрывателей. И по ночам они ходили к немцам, и в узких каменных мешках, хрипя и ругаясь, били этих немцев прикладами и гранатами без взрывателей, кололи штыками и кинжалами, а днем отражали атаки тем оружием, какое смогли захватить. И ползали за водой под фиолетовым светом ракет, раздвигая ослизлые трупы. А потом те, кто остался в живых, ползли назад, сжимая в зубах дужку котелка и уже не опуская головы. И кому не везло, тот падал лицом в котелок, и, может быть, перед смертью успевал напиться воды. Но им везло, и пить они не имели права.

А днем — от зари до зари — бомбежки сменяли обстрелы и обстрелы — бомбежки. И если вдруг смолкал грохот, значит, опять чужой механический голос предлагал прекратить сопротивление, опять давал час или полчаса на раздумье, опять выматывал душу до боли знакомыми песнями. И они молча слушали эти песни и тихий плач умирающих от жажды детей. …»

Борис Васильев. В списках не значился.

Там где Мухавец впадает в Западный Буг. На противоположном берегу дозорная вышка — польская граница.

р. Мухавец. Тишина… 

Мемориальный памятник «Мужество».

«… Он не знал, сколько суток лежал вот так, без слов, дум и движения, и не хотел знать. Днем и ночью в подземелье стояла могильная тишина, днем и ночью тускло светили жировые плошки, днем и ночью за желтым чадным светом дежурила темнота, вязкая и непроницаемая, как смерть. И Плужников неотрывно смотрел в нее. Смотрел в ту смерть, в которой был виновен.

С удивительной ясностью он видел сейчас их всех. Всех, кто, прикрывая его, бросался вперед, бросался не колеблясь, не раздумывая, движимый чем-то непонятным, непостижимым для него. И Плужников не пытался сейчас понять, почему все они — все погибшие по его вине — поступали именно так: он просто заново пропускал их перед своими глазами, просто вглядывался. Вглядывался неторопливо, внимательно и беспощадно.

Он замешкался тогда у сводчатого окна костела, из которого нестерпимо ярко били автоматные очереди. Нет, не потому, что растерялся, не потому, что собирался с силами: это было его окно, вот и вся причина. Это было его окно, он сам еще до атаки выбрал его, но в его окно, в его бьющую навстречу смерть, кинулся не он, а тот рослый пограничник с неостывшим ручным пулеметом. И потом — уже мертвый — он продолжал прикрывать Плужникова от пуль, и его загустевшая кровь била Плужникову в лицо как напоминание.

А наутро он бежал из костела. Бежал, бросив сержанта с перевязанной головой. А сержант этот остался, хотя был у самого пролома. Он мог уйти и — не ушел, не отступил, не затаился, и Плужников добежал тогда до подвалов только потому, что сержант остался в костеле. Так же, как Володька Денищик, грудью прикрывший его в ночной атаке на мосту. Так же, как Сальников, сваливший немца тогда, когда Плужников уже сдался, уже не думал о сопротивлении, уже икал от страха, покорно задрав в небо обе руки. Так же, как те, кому он обещал патроны и не принес их вовремя.

Он недвижимо лежал на скамье под собственной шинелью, ел, когда давали, пил, когда подносили кружку ко рту. И молчал, не отвечая на вопросы. И даже не думал: просто считал долги.

Он остался в живых только потому, что кто-то погибал за него. Он сделал это открытие, не понимая, что это — закон войны. Простой и необходимый, как смерть: если ты уцелел, значит, кто-то погиб за тебя. Но он открывал этот закон не отвлеченно, не путем умозаключений: он открывал его на собственном опыте, и для него это был не вопрос совести, а вопрос жизни. … «

Борис Васильев. В списках не значился.



«… человека нельзя победить, если он этого не хочет. Убить можно, а победить нельзя. …»

Борис Васильев. В списках не значился.


«…Чиркнула спичка, вырвав из мрака худую, длиннопалую руку, клок черной, с густой проседью, бороды. Рука поднесла спичку к стоявшему на ящике огарку, и, когда разгорелся огонь, он увидел живой скелет в ватнике, туго затянутом ремнем. Увидел отросшие до плеч полуседые волосы, лихорадочно блестевшие глаза и руку, которая тянулась к нему. И бросился к этой руке.

— Погоди, браток. Погоди, не тискай. И ноги у меня болят, и целоваться мы разучились. Дай руку свою, родной ты мой землячок, советский ты мой солдат. Руку дай. Вот так. И замри, а я погляжу на тебя. Что, не взяли нас гады, а? Ни автоматами, ни толом, ни огнеметами. Не взяли, не взяли!.. — (…)

— Мы честно выполняли долг свой, себя не щадя. И до конца так, до конца. Не позволяй убивать себя раньше, чем умрешь. Только так. Только так, солдат. Смертию смерть поправ. Только так. …»

Борис Васильев. В списках не значился.


«… Крепость не пала. Крепость истекла кровью. …»

Борис Васильев. В списках не значился.

Но Крепость — это не только Цитадель. Фортификационные сооружения растягиваются на десятки километров. В их число входит и Форт № 5. Построен в 1878 – 1888 гг., модернизировался в 1908 – 1911 гг. Расположен в 4 км юго-западнее Брестской крепости в микрорайоне Аркадия г. Бреста. Занимает площадь – около 1 кв. км.

Форт имеет пятиугольную форму. Был воздвигнут из кирпича, обнесён земляным валом, рвом, заполненным водой. В горжевой (тыльной) части была построена казарма для гарнизона, насчитывающая одиннадцать казематов, обвалованная землёй со стороны напольного фаса. Во фронтальной части находился передний капонир (на фото: фортификационное сооружение, способное вести огонь в двух противоположных направлениях) на шесть орудий, соединённый с казармой центральной потерной (подземный коридор, связывающий различные строения форта между собой).

В июне 1941 г. в форту находился 3-й стрелковый батальон 44-го стрелкового полка. С началом Великой Отечественной войны батальон был поднят по тревоге. Часть бойцов попыталась прорваться в Брестскую крепость, а потом с боями отходила на восток.

В годы оккупации в форту были склады.

В июле 1944 г. он был освобождён воинами 1295-го стрелкового полка 160-й стрелковой дивизии 70-й армии.

После войны некоторое время также находились армейские склады. После вывода воинской части форт был в заброшенном состоянии, разрушался.

В 1995 г. 5 форту был присвоен статус историко-культурной ценности.

С 1997 г. проведены большие реставрационные работы.

В 1999 г. форт был передан на баланс Мемориальному комплексу «Брестская крепость-герой».

8 мая 2000 г. открыт для посещения. (http://www.brest-fortress.by/?sec=5)

Как могла я рассказала вам об этом, не боюсь этого слова, святом месте. Простите за многословие, но, право слово, я просто не знала что еще убрать…

Подробнее об истории Крепости можно прочитать здесь


ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ГЕРОЯМ, ПАВШИМ В БОЯХ ЗА НАШУ РОДИНУ! 

НИЗКИЙ ПОКЛОН И БЕСКОНЕЧНАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ ВАМ, ВЕТЕРАНЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ, РЯДОВЫЕ И ОФИЦЕРЫ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!

sinitca.blogspot.com

«Я умираю, но не сдаюсь». Когда погиб последний защитник Брестской крепости | История | Общество

22 июня 1941 года в 4 часа утра, произошло событие, перевернувшее жизнь каждого гражданина нашей страны. Вроде бы времени с того момента прошло немало, но и тайн, и недоговорённостей до сих пор осталась масса. Над частью из них мы попытались приподнять завесу.


Подземные герои 


 «АиФ» провёл специальное расследование, просмотрев архивы вермахта. Выводы оказались ошеломляющие.

«Потери очень тяжёлые. За всё время боёв — с 22 по 29 июня — мы потеряли 1121 человека убитыми и ранеными. Крепость и город Брест захвачены, бастион находится под полным нашим контролем, несмотря на жестокую смелость русских. По солдатам до сих пор стреляют из подвалов — фанатики-одиночки, но мы скоро с ними справимся».


Это выдержка из доклада в Генштаб генерал-лейтенанта Фрица Шлипера, командира 45-й пехотной дивизии вермахта — той самой, что штурмовала Брестскую крепость. Официальная дата падения цитадели — 30 июня 1941 г. Накануне немцы предприняли масштабный штурм, овладев последними укреплениями, включая Холмские ворота. Оставшиеся в живых советские бойцы, утратив своих командиров, ушли в подвалы и наотрез отказались сдаться.





Мемориальный комплекс «Брестская крепость — герой». Руины Белого дворца. Фото: РИА Новости / Ян Тихонов

Призраки-одиночки


— После захвата цитадели партизанская война в казематах шла как минимум месяц, — объясняет Александр Бобрович, историк-исследователь из Могилёва. — В 1952 г. на стене казармы у Белостокских ворот найдена надпись: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.VII.1941». Воевали по тактике «стреляй-беги»: делали пару точных выстрелов по немцам и уходили обратно в подвалы. 1 августа 1941 г. унтер-офицер Макс Клегель записал в своём дневнике: «В крепости погибли двое наших — полумёртвый русский зарезал их ножом. Здесь до сих пор опасно. Я слышу стрельбу каждую ночь».


…Архивы вермахта бесстрастно фиксируют героизм защитников Брестской крепости. Фронт ушёл далеко вперёд, бои шли уже под Смоленском, но разрушенная цитадель продолжала сражаться. 12 июля «русский бросился с башни на группу сапёров, держа в руках две гранаты, — четверо убиты на месте, двое умерли в госпитале от ран». 21 июля «капрал Эрих Циммер, выйдя за сигаретами, был задушен ремнём». Сколько бойцов пряталось в казематах, неясно. Не существует и единого мнения о том, кем мог быть самый последний защитник Брестской крепости. Историки Ингушетии ссылаются на показания Станкуса Антанаса, пленного офицера СС: «Во второй половине июля я видел, как из казематов выбрался офицер Красной армии. Увидев немцев, он застрелился — в его пистолете был последний патрон. При обыске тела мы обнаружили документы на имя старшего лейтенанта Умат-Гирея Барханоева». Самый поздний случай — пленение майора Петра Гаврилова, руководителя обороны Восточного форта. Он был взят в плен 23 июля 1941 г. на Кобринском укреплении: израненный человек в перестрелке убил двух немецких солдат. Позже Гаврилов рассказал, что прятался в подвалах три недели, совершая вылазки по ночам вместе с одним из бойцов, пока тот не погиб. Сколько ещё в Брестской крепости оставалось таких призраков-одиночек?


…В 1974 г. Борис Васильев, автор книги «А зори здесь тихие…», опубликовал роман «В списках не значился», получивший неменьшую известность. Герой книги, лейтенант Николай Плужников, в одиночку сражается в Брестской крепости… вплоть до апреля 1942 г.! Смертельно раненный, он узнаёт новость, что немцы разбиты под Москвой, выходит из подвала и умирает. Насколько достоверна эта информация?


— Должен заметить, что роман Бориса Васильева — сугубо художественное произведение, — разводит руками Валерий Губаренко, директор мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», генерал-майор. — И приведённые там факты гибели последнего защитника Бреста никаких документальных подтверждений, к сожалению, не имеют.





Монумент «Мужество» мемориального комплекса «Брестская крепость-герой». Фото: РИА Новости / Александр Юрьев

Огнемёты против мужества


Между тем 15 августа 1941 года в нацистской прессе появилось фото солдат с огнемётами, «выполняющих боевую задачу в Брестской крепости», — живое доказательство того, что перестрелки в казематах шли почти два месяца после начала войны. Потеряв терпение, немцы использовали огнемёты, чтобы выкурить из убежищ последних храбрецов. Полуослепшие во тьме, без еды, без воды, истекая кровью, бойцы отказывались сдаваться, продолжая сопротивление. Жители деревень вокруг крепости утверждали: стрельба из цитадели слышалась до середины августа.


— Предположительно, финалом сопротивления советских пограничников в крепости можно считать 20 августа 1941 г., — полагает Тадеуш Крулевский, польский историк. — Чуть раньше немецкого коменданта Бреста, Вальтера фон Унру, посетил полковник генштаба Блюментритт и приказал «срочно привести крепость в порядок». Трое суток подряд, днём и ночью, используя все виды вооружений, немцы проводили тотальную зачистку Брестской крепости — наверное, в эти дни и пали её последние защитники. А уже 26 августа мёртвую крепость посетили два человека — Гитлер и Муссолини…


…Сам генерал-лейтенант Фриц Шлипер в том же докладе указал: он не может понять смысла столь ожесточённого сопротивления — «наверное, русские сражались сугубо из боязни расстрела». Шлипер дожил до 1977 года и, думается, так и не понял: когда человек бросается с гранатой на вражеских солдат, он делает это не из-за чьих-то угроз. А просто потому, что воюет за свою Родину…


Малоизвестные факты


1. Брестскую крепость штурмовали не немцы, а австрийцы. В 1938 г., после аншлюса (присоединения) Австрии к Третьему рейху, 4-я австрийская дивизия была переименована в 45-ю пехотную дивизию вермахта — ту самую, что перешла границу 22 июня 1941 г.


2. Майор Гаврилов не был репрессирован, как указано в титрах кинохита «Брестская крепость», но в 1945-м его исключили из партии… за утерю в плену партбилета!


3. Помимо крепости гитлеровцы 9 дней не могли взять Брестский вокзал. Железнодорожники, милиция и пограничники (около 100 человек) ушли в подвалы и ночами совершали вылазки на перрон, расстреливая солдат вермахта. Бойцы питались печеньем и конфетами из буфета. В итоге немцы затопили подвалы вокзала водой.

www.aif.ru

Author: alexxlab

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о