Варфоломеевская ночь википедия краткое содержание: за что истребляли гугенотов – статьи

Содержание

за что истребляли гугенотов – статьи

В 1572 г. Папа Римский Григорий XIII устроил торжества с фейерверками и слал французскому королевскому двору поздравления. Папа радовался резне гугенотов — Варфоломеевской ночи. «Эта кровавая расправа лучше пятидесяти побед над турками», — говорил он. Уничтоженные гугеноты описываются порой как угнетенное меньшинство и вызывают сочувствие как попавшие под пресс религиозной нетерпимости католиков. Но у католиков были причины их ненавидеть. Гугеноты — вот кто действительно знал, что такое чувства верующих и как их правильно оскорблять.

Война католиков и гугенотов

Гугеноты (от нем. Eidgenossen — «сотоварищи») — это французские протестанты, кальвинисты. Именно над ними учинили католики расправу во время Варфоломеевской ночи в 1572 г. Войны католиков и гугенотов во Франции длились уже много лет, с 1559 г. Кальвинизм распространился на западе и юго-западе страны в 1530−40-е гг. Кальвинистская доктрина предопределения (только Бог заранее решает, кто спасется, человек никак не в силах это изменить) снимала с кальвиниста ответственность и избавляла от постоянных забот о спасении.

Кроме того, кальвинисты освобождали себя от уплаты церковной десятины. В результате число гугенотов, в том числе знатных, быстро росло. В 1534 г. король Франциск I обнаружил на дверях своих покоев листовки с высмеиванием католицизма. С этого момента началось преследование гугенотов. Вскоре за отправление их культа корона уже угрожала смертью.

Жан Кальвин. (sokrsokr.net)

Кальвинисты боролись за свободу отправления своего культа, но со временем война стала главным образом борьбой политических кланов за корону — Бурбонов (протестантов), с одной стороны, и Валуа и Гизов (католиков), с другой. Бурбоны были первыми после Валуа в очереди на трон, что подогревало их готовность к войнам. К Варфоломеевской ночи с 23 на 24 августа 1572 г. они пришли следующим образом. После очередной войны в 1570 г. был заключен мир.

Хотя гугеноты не выиграли ни одного крупного сражения, корона продолжать войну не могла: слишком дорого. И пошла на мир с большими уступками гугенотам. Гугенотам разрешались богослужения везде, кроме Парижа, а также было позволено занимать государственные должности. Они получали 4 крепости (в том числе мощную Ла-Рошель). Кроме того, их лидер адмирал де Колиньи получил место в королевском совете и начал оказывать сильное влияние на короля. Ни королеве-матери Екатерине Медичи (мать короля), ни Гизам это понравиться не могло. Чтобы скрепить мир, Екатерина решила отдать свою дочь Маргариту в жены Генриху IV Наваррскому, знатнейшему гугеноту. Съехалось огромное количество гостей-гугенотов. Но спустя 4 дня по приказу герцога Генриха де Гиза было совершено покушение на адмирала Колиньи. Де Гиз мстил за убитого 9 лет ранее Франсуа де Гиза (по приказу адмирала, нанявшего убийцу). Кроме того, он был раздосадован, что принцессу Марго отдали не за него. Но пуля, выпущенная из аркебузы убийцы, лишь ранила Колиньи. Протестанты требовали наказать виновных. Собравшийся королевский совет, опасаясь мести гугенотов, навязал зависимому от окружения королю решение нанести превентивный удар и враз покончить с врагами.

Свадьба Маргариты Валуа и Генриха Наваррского. (storyfiles.com)

К 1572 г. высшая власть ненавидела гугенотов — правящая династия Валуа опасалась за свою безопасность. Дважды за историю религиозных войн гугеноты пытались похитить короля Карла IX Валуа и королеву-мать Екатерину Медичи, чтобы навязать им свою волю. Важно было и то, что в окружении короля ведущую роль играли герцоги Гизы, ревностные католики.

Причины Варфоломеевской ночи

Кроме того, гугеноты приглашали себе в помощь иностранные войска (англичан и немцев-протестантов), и разумеется, обещали уступки за счет королевства. Гугеноты были в меньшинстве (около 10% населения, т. е. почти 2 млн человек), но желали всех привести к своей вере и были очень энергичны. Войны с ними разоряли Францию. Так что они стали большой угрозой.

Совет планировал только устранение раненого Колиньи (что и было сделано) и еще десятка гугенотских вождей, захват Генриха Наваррского и его кузена Конде (это тоже было сделано, и Генриха заставили принять католичество; потом он сбежал и вновь принял протестантство). Однако парижане давно просили короля огнем и мечом истребить всех гугенотов. И как только в ночь на 24 августа начались расправы над их вождями, горожане высыпали на улицы и начали погромы.

Обыкновенно одетых в черное гугенотов легко было отличить от католиков. Женщины, дети, старики — убивали всех без разбора. Погибло от 2 до 3 тыс. человек. Расправы длились несколько дней во многих городах: Париж, Орлеан, Мо, Труа, Сомюр, Руан, Тулуза, Лион… В результате в провинции было убито еще 6−10 тыс. гугенотов. В погромах участвовали даже дети (их жертвами становили дети враждебного лагеря). Поэт Агриппа д’Обинье писал, что «ветер обратился в стон и крики», а в Сене «не вода, а кровь». Устроенную католиками кровавую баню осудил даже не склонный к гуманности Иван Грозный. До 200 тыс. гугенотов в панике бежали из страны. С большим трудом по приказу короля войска навели порядок.

Е. Медичи осматривает трупы гугенотов. (aif.ru)

Чем была обусловлена такая жестокость? С одной стороны, все усугублялось тем, что во время безумств толпы многие люди сводили личные счеты с кредиторами, оппонентами в суде, просто врагами…

Кто там потом разберет, кто был гугенот, а кто его убийца. Многие во время Варфоломеевской ночи обогатились. Безнаказанность увеличивала количество жертв. Например, граф де Бюсси д’Амбуаз зарезал своего кузена гугенота Антуана де Клермона только потому, что так он устранил конкурента за наследство, из-за которого они долго судились. Философ П. Рамус был убит по заказу другого мыслителя, Ж. Шарпантье: они по-разному понимали философию Аристотеля и сломали в спорах много копий.

Но главной причиной стихийного буйства католиков стала всеобщая ненависть к гугенотам. Ведь по плану королевского совета убиению подлежали единицы, а не десятки тысяч людей: это была народная инициатива. Несколько факторов способствовало ненависти толпы. Во-первых, в то время любые изменения в религиозной жизни воспринимались как покушение на давно устоявшийся порядок, выстроенный для спасения души.

«Канун Варфоломеевской ночи». Карл Гун. Источник: wikipedia.org

Резня в Варфоломеевскую ночь

Господь, как считалось, покарает всю страну за неспособность христианского общества хранить верный уклад жизни. А именно гугеноты внесли раскол. Примерно так же восприняли старообрядцы реформы Никона в сер. 17 в., из-за чего русское общество раскололось на непримиримые группы. Во-вторых, когда гугеноты прибыли в Париж, население которого составляли в основном фанатичные католики, они раздражали их еще и своим богатством, ведь на свадьбу людей королевских кровей прибыли знатные гости. А Франция того времени переживала тяжелый экономический кризис, и толпы бедняков не могли сдержать агрессию при виде роскоши религиозных врагов. А самое главное, гугеноты заслужили недовольство той же нетерпимостью, которую проявляли и католики. Сам Кальвин давал пример свои последователям: он казнил своих противников, сжигая их на костре.

Гугеноты действовали не менее решительно. Обе стороны обвиняли друг друга в пособничестве сатане. А сатанистов нужно высмеивать и громить: религия — это не личное дело, как в XXI веке, и не может быть двух религий в одном королевстве! Там, где гугеноты преобладали, они требовали от католиков навсегда уйти из города или села. Они разрушали и грабили католические храмы, ломали и жгли реликварии, иконы, разбивали распятия, ломали статуи, пытали и калечили монахов и священников, вешали их. Иконоборчество стало у гугенотов еще в конце 1550-х гг. хорошим тоном: на погромы отправлялись целыми семьями, как на праздник. Ритуалы католиков они считали идолопоклонничеством и суеверием.

Варфоломеевская ночь. Источник: wikipedia.org

4 июля 1560 г. гугеноты Лиможа голову статуи Святой Девы прикрепили к позорному столбу. Как пишет историк Ж. М. Констан, такие символические казни происходили нередко. В другом случае, в Труа в том же году, гугеноты забросали статую Святой Девы помоями, а на шею ей повесили дохлую кошку. Иногда оскорбления католиков и убийства настолько повышали накал в обществе и доводили католиков до такой исступленной ненависти, что самому Колиньи и даже Кальвину приходилось просить гугенотов умерить пыл. Самый жуткий случай произошел в Ниме в 1567 г.: гугеноты за одну ночь убили десятки местных католических священников, а тела сбросили в колодец (погибло от 80 до 90 человек). В Париже обо всех этих случаях отлично знали. В общем, гугеноты были так же жестоки к католикам, как и католики к ним. И за это получили Варфоломеевскую ночь.

Резня католиков в Ниме. Источник: midilibre. fr

Варфоломеевская ночь ничего не решила. Лишь обострилась вражда и началась новая война. Войн было еще несколько. В ходе последней (1584−1589) от рук наемных убийц погибли все основные претенденты на корону (включая короля Генриха III), кроме гугенота Генриха Наваррского. Он и взял власть. Чтобы это сделать, ему пришлось принять католичество. Без особых переживаний он стал католиком (уже во второй раз, первый был как раз в Варфоломеевскую ночь). По легенде, Генрих произнес: «Париж стоит мессы», показывая, что готов ради власти пожертвовать верой. Война двух партий, оформленная в религиозное противостояние, завершилась победой Бурбонов. Десятки тысяч жертв ради победы одного клана над другим…

Но выиграли наконец и гугеноты. В 1598 г. король Генрих IV издал Нантский эдикт, давший гугенотам равные с католиками права.

ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ (Saint-Barthélemy) — массовое убийство гугенотов католиками, начавшееся в Париже в ночь на четверг 24 августа 1572 года, день Святого Варфоломея, и продолжавшееся в течение нескольких дней.

Стало примером для других городов Франции, где резня продлилась вплоть до начала октября; кульминационное событие Религиозных или Гражданских войн (1559-1598), получившее огромный политический резонанс. Жертвами  Варфоломеевской ночи в Париже стали в основном дворяне, которые прибыли на свадьбу одного из своих лидеров — 19-летнего Генриха де Бурбона, короля Наваррского, первого принца крови, и его ровестницы, сестры царствующего короля Карла IX Маргариты де Валуа, — состоявшейся 17-18 августа.

Историки различают три этапа этого события. Первый связан с покушением, случившимся прямо в разгар свадебных торжеств — 22 августа — на адмирала Колиньи, который был самым влиятельным протестантом страны, членом королевского совета, и являлся инициатором идеи превращения гражданской войны во внешнюю. Долгое время историография возлагала вину за это на королеву-мать Екатерину Медичи, однако сегодня ее участие в покушении рассматривается лишь как одна из возможных версий. Вся логика действий Екатерины Медичи в предшествующее время — долгое и сложное согласование условий бракосочетания через хлопотные переговоры с матерью Генриха Наваррского Жанной д’Альбре, а также папским престолом, во имя упрочения Сен-Жерменского мира 1570 года — показывает, что королева-мать стремилась к политическому единству королевства, закрепляемому символическим актом бракосочетания гугенота и католички.

Подозрения на нее падали в том числе по причине ее открытого противодействия идее Колиньи организовать поход в Нидерланды: адмирал рассчитывал оказать помощь восставшим против испанского владычества кальвинистам под руководством принца Оранского. Королева, со своей стороны, была убеждена в военной и финансовой слабости Франции, обескровленной гражданскими потрясениями. В покушении на адмирала был заинтересованы главный внешний соперник Франции – король Испании Филипп II, и его наместник в Нидерландах герцог Альба, которые опасались реализации планов Колиньи по оказанию военной поддержки единоверцам-протестантам и потери нидерландских провинций.  Личными врагами Колиньи были также герцоги Гизы, самая могущественная католическая семья Франции, которая возлагала на него ответственность за убийство герцога Франсуа де Гиза в 1563 году.

Установлено точно, что выстрел из аркебузы, повредивший руку адмирала, был произведен из дома, принадлежавшем Анне д’Эсте, герцогине Немурской, вдове Гиза, и скорее всего, сделан он был сеньором де Моревером, личным врагом Колиньи. До сих пор историки не ответили не вопрос, было ли это покушение политическим преступлением двора, недовольным усилением влияния адмирала на короля и государственные дела, или же актом кровной мести.

Второй этап связан с подготовкой и принятием решения о резне, которое, скорее всего, состоялось поздно вечером 23 августа. Также неизвестно, принял ли его Карл IX самостоятельно или же оно ему было навязано его родственниками и членами совета. Вскоре после покушения, Карл IX в сопровождении своего двора посетил раненого адмирала и пообещал ему провести расследование, «установить справедливость», прислав к нему лучшего придворного хирурга Амбруаза Паре. Гугенотское дворянство в то же время начало себя вести вызывающе, обвиняя в преступлении клан Гиз-Лотарингских и требуя возмездия. Члены семьи Гизов поспешили покинуть Париж и расположились в окрестностях.

Положение начало резко обостряться, поскольку значительное число протестантских дворян проживало непосредственно в Лувре, королевской резиденции, и в близлежащих кварталах, и двор почувствовал себя в опасности. На ужине у королевы-матери один из этих дворян (сеньор де Ла Мот-Гондрен) в ультимативной форме потребовал найти и наказать виновных. В отсутствие герцогов Гизов и Монморанси, первых баронов Франции, рассорившихся друг с другом и находящихся вне Парижа вместе со своими свитами, Екатерина Медичи оказалась в условиях, когда ситуация начала выходить из-под контроля. Угрозы гугенотов захватить короля и двор уже воплощались в Амбуазский заговор 1560 года и т.н. «сюрприз в Мо» 1567 года, когда королевская семья была вынуждена обороняться и спасаться бегством. При таких обстоятельствах королева-мать и члены Узкого совета короля не могли рисковать, очевидно, придя к мысли о нанесении превентивного удара.

Вечером 23 августа этот совет собрался в Лувре и состоял из Екатерины Медичи, герцога Анжуйского, брата короля, хранителя печатей Бирага, маршала Таванна, барона де Реца, герцога Неверского и епископа Орлеанского, по большей части итальянцев. Нам ничего не известно, каким образом принималось решение о резне, но судя по всему, ключевую роль здесь сыграл бывший воспитатель короля барон де Рец. Карл IX, 22-летний молодой человек с неустойчивой психикой, уступил общему мнению своего окружения, по легенде прознеся фразу: «Пусть убьют их всех, чтобы не осталось никого, кто мог потом попрекнуть меня!».

С целью объяснить и оправдать резню при отсутствии королевских актов, дающих на это право, юристы писали позднее, что это было сделано в условиях угрозы всему королевству, при чрезвычайных обстоятельствах, дающих королю «особые полномочия творить справедливость» (Пибрак, «Письмо Элвидию»). Король одновременно принял решение сохранить жизнь гугенотским принцам крови – королю Наваррскому и принцу де Конде, при условии принятия католической веры. После чего Екатерина Медичи приказала вызвать в Лувр городское руководство и одновременно послать за Гизами. Муниципалитету предписывалось запереть городские ворота, увести суда с Сены, вооружить городское ополчение, взяв под охрану площади, набережные, перекрестки больших улиц. Регистры Парижского муниципалитета сохранили королевский приказ: «Пусть в ближайшую ночь в каждом доме находится кто-нибудь вооруженный, с факелом наготове и белой повязкой на левой руке; и пусть в каждом доме горит свеча. Колокол Дворца правосудия подаст сигнал». Командование парижскими буржуа было доверено молодому герцогу Генриху де Гизу и его дяде герцогу Омальскому.

Третьим этапом были сами события бойни, получившей также название «кровавой парижской свадьбы». Скорее всего, резня началась одновременно в Лувре и в самом городе. Примерно в пятом часу утра Генриха Наваррского и его свиту, которая всю ночь провела в его апартаментах и не сомкнула глаз, пригласили в королевскую приемную дожидаться церемонии утреннего подъема короля (двор летом вставал рано – в пять-шесть часов утра), но по пути разлучили. Большую часть гугенотов, расквартированных в замке, собрали во внутреннем дворе, где они были зарублены швейцарцами и королевскими гвардейцами. Нескольким протестантам удалось уцелеть, в том числе благодаря королеве Наваррской, Маргарите де Валуа, которая спасла как минимум трех человек. Позднее трупы были раздеты, выставлены на обозрение и позже сброшены в реку. Король Наваррский и принц де Конде после разговора с королем были заключены под арест, причем, первый сразу же  согласился сменить религию. До сих пор неизвестны намерения Екатерины Медичи в отношении Маргариты де Валуа, поскольку многое указывает на то, что королева-мать не исключала ее смерти  — позднее это оправдало бы все убийства, поскольку гибель дочери Франции была бы списана на месть гугенотов. Известно также, что только Маргарита и Елизавета Австрийская, жена Карла IX, бросились в ноги королю с просьбой остановить избиения. Сам король спас от смерти нескольких дворян, а королева-мать — свою подругу герцогиню д’Юзес и ее мужа.

Видимо, чуть ранее погиб адмирал Колиньи, убитый подручными герцога де Гиза в его присутствии: позже его тело было изуродовано толпой и повешено на Монфоконе. Сигнал о начале массовой резни в городе первым подал колокол церкви Сен-Жермен-л’Оксерруа, расположенной возле Лувра, подхваченный колоколами других церквей, поскольку королева-мать опасалась, что звон колокола Дворца правосудия не будет услышан. По замыслу Екатерины Медичи и ее окружения, погибнуть должны были прежде всего военные капитаны протестантов, список которых даже успели составить в Лувре, однако очень скоро избиение перекинулось на всех гугенотов, приехавших или проживающих в Париже, — мужчин, женщин и детей, без различия сословий и рангов. У запертых в городских стенах гугенотов не было никаких шансов остаться в живых: раздетые тела, часто со вспоротыми животами (считалось, что гугенотская религия имеет некую внутреннюю субстанцию, существующую в организме человека) сбрасывались в Сену, дома их грабились и сжигались. Вдохновляемые католическими проповедниками, исполненные эсхатологических настроений, парижане были убеждены, что благодаря своим действиям они избавляют город от участи Содома и Гоморры и одновременно спасают свои души. Неожиданным чудом, посланным как знак благословления небес, стало цветение засохшего ранее боярышника, который увидели на кладбище Невинноубиенных утром 24 августа. В столице резня не прекращалась в течение недели, вплоть до 30/31 августа, несмотря на то, что уже 24 августа король приказал остановить избиения, которые постепенно распространялись на иностранцев – итальянцев и немцев, и фактически заперли короля и двор в Лувре. Карл IX  мог опираться только на авторитет герцога де Гиза, который по его распоряжению обеспечил безопасность дома английского посла Ф. Уолсингема, в котором укрылись многие протестанты. В отеле Гизов обрела безопасность также гугенотка Рене Французская, герцогиня Феррарская, двоюродная бабушка короля и родная бабушка самого герцога де Гиза, и ее окружение. 26 августа на торжественном заседании Парижского парламента – высшей судебной инстанции Франции, король объявил себя ответственным за все решения по организации Варфоломеевской ночи. Примерное число погибших в Париже составило 2-3 тысячи человек.

Известия о парижских событиях быстро распространились по стране и спровоцировали резню в других городах — Ла Шарите (24 августа), Мо (25-26), Бурже (26 августа и 11 сентября),  Орлеане (26-27), Анжере (28-29), Лионе (31 августа — 2 сентября), Руане (17-20 сентября) Бордо и Тулузе (3 октября) и др. Всего там погибло не менее десяти тысяч человек. По отношению к католическому разгулу, за редким исключением, власти этих городов занимали либо поощрительную, либо нейтральную позицию.

Французский двор колебался при официальном определении причин случившегося, и поначалу королевский циркуляр, направленный в провинции губернаторам и наместникам, представил парижскую резню как следствие ссоры семей Колиньи-Шатильонов и Гиз-Лотарингских, однако вскоре принял иную версию, представив все как масштабный заговор гугенотов во главе с адмиралом и его сподвижниками. Папа Григорий XIII по случаю событий Варфоломеевской ночи приказал служить благодарственный молебен Te Deum и выпустить памятную медаль, а испанский и португальский короли направили Карлу IX свои поздравления. Протестантка Елизавета I Английская, принявшая французского посла в подчеркнуто траурном облачении, вместе с тем предпочла не предпринимать никаких враждебных действий в отношении Франции. Известна также реакция Ивана IV Грозного, который осудил парижские убийства в письме к императору Максимилиану II Габсбургу.

События Варфоломеевской ночи избавили католиков от эсхатологического напряжения, а гугенотов – от иллюзий, что существует возможность сосуществования с католиками в рамках одной общины  и свободного  отправления обоих культов. Началась очевидная политизация и деконфессионализация конфликта. Франция четко разделилась на два лагеря, причем, на юге страны возникла настоящая конфедерация гугенотских городов, не признающая королевскую администрацию. Авторитет королевской власти заметно пошатнулся, поскольку началась борьба не за влияние на короля, как было раньше, а против него. Корона, со своей стороны, перестала искать мирного компромисса с гугенотами. Сен-Жерменский мирный эдикт 1570 года был отменен. Король Наваррский в торжественной обстановке отрекся от протестантизма, оставаясь луврским заложником вплоть до февраля 1576 г., когда ему удалось бежать и позднее возглавить гугенотское движение. В 1572 году многие протестанты эмигрировали из Франции в Женеву, Германию, Англию, Нидерланды и северные страны. Столицей французских гугенотов на долгие годы стала Ла-Рошель, которая будет подчинена короне только при Людовике XIII и Ришелье в 1628 году. Все попытки Карла IX захватить город в привели только к новой, Четвертой гражданской войне 1572-1573 годов. События и последствия Варфоломеевской ночи. резко обострили болезнь короля — туберкулез, от которого он скончался два года спустя.  

Варфоломеевская ночь дала стимул появлению многообразной политической полемики, ставшей благодатной почвой для многочисленных католических и гугенотских сочинений (Жана Бодена, Ф. дю Плесси-Морне, монархомахов-тираноборцев) о природе и сущности публичной власти, зачастую нацеленных против королевской особы, двора и членов королевской семьи. Так, Екатерина Медичи обвинялась в том, что задумала Варфоломеевскую ночь еще во время встречи с герцогом Альбой в Байонне в 1565 году. Вместе с тем одним из итогов стало появление политического объединения умеренных католиков — т.н. «недовольных» или «политиков», во главе с младшим братом короля герцогом Алансонским, стремящихся политическими методами урегулировать религиозный конфликт, в т.ч. путем создания органов управления и представительных институтов (Генеральных штатов) на межконфессиональной основе и предоставления государственных должностей в равной мере как католикам, так и гугенотам.  Именно «политики» в дальнейшем приведут к власти Генриха Наваррского, став его главной политической опорой в деле замирения французского королевства.

Исторические источники:

Toleranzedikt und Bartholomäusnacht. Französische Politik und europäische Diplomatie. 1570-1572 / Eingelietet von Ilja Mieck. Göttingen, 1969.

Иллюстрация:

Ф. Дюбуа. Варфоломеевская ночь. Между 1572 и 1584 гг. Деталь.

Автор статьи: Шишкин В.В.

Варфоломеевская ночь — это… Что такое Варфоломеевская ночь?

Варфоломеевская ночь
Варфоломеевская ночь — массовое уничтожение гугенотов католиками во Франции в период Религиозных войн. Началось в Париже в ночь на 24 августа 1572 г. (праздник святого Варфоломея). Было организовано матерью французского короля Карла IX Екатериной Медичи (оба католики) и Католической лигой, которую возглавляли представители аристократического рода Гизов. Опасаясь усиления гугенотов (так во Франции называли протестантов-кальвинистов) и влияния их главы адмирала Колиньи на короля, они решили уничтожить своих политических противников, воспользовавшись назначенной на этот день в Париже свадьбой одного из вождей гугенотов Генриха Наваррского (позднее — король Генрих IV) с сестрой короля Маргаритой. Дома гугенотов в городе были отмечены белыми крестами. Резня началась глубокой ночью. Во время Варфоломеевской ночи погибли Колиньи и др. влиятельные гугеноты, а также несколько тысяч простых горожан.

Исторический словарь. 2000.

Синонимы:
  • варрон
  • Варшава

Смотреть что такое «Варфоломеевская ночь» в других словарях:

  • ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ — (кровавая свадьба) избиение католиками гугенотов в Париже, в ночь св. Варфоломея, с 23 на 24 августа 1572 г., во время бракосочетания Генриха Беарнского с Маргаритою Валуа. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Павленков Ф …   Словарь иностранных слов русского языка

  • варфоломеевская ночь — См …   Словарь синонимов

  • Варфоломеевская ночь — ночь на 24 августа 1572 года, иначе называемая Парижской кровавой свадьбой: в эту ночь в Париже было убито около 2000 гугенотов (см. это слово), собравшихся в столицу Франции на празднование брака своего вождя, Генриха Наварского с Маргаритой… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ — ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ, массовая резня гугенотов католиками в ночь на 24.8.1572 (день Святого Варфоломея) в Париже, организованная Екатериной Медичи и Гизами (в Париже погибло по меньшей мере 3 тыс. человек) …   Современная энциклопедия

  • ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ — массовая резня гугенотов католиками в ночь на 24.8.1572 (день святого Варфоломея) в Париже, организованная Екатериной Медичи и Гизами …   Большой Энциклопедический словарь

  • Варфоломеевская ночь — Массовое избиение французских протестантов в Париже 24 августа 1572 г. в ночь на день святого Варфоломея (по католическому календарю). Расправа со сторонниками Реформации готовилась католиками загодя и была приурочена к свадьбе сестры короля… …   Словарь крылатых слов и выражений

  • Варфоломеевская ночь — массовая резня гугенотов католиками в ночь с 24 на 25 августа 1572 (день святого Варфоломея) в Париже, организованная Екатериной Медичи и Гизами, важнейшее событие Гугенотских войн во Франции. Политическая наука: Словарь справочник. сост. проф… …   Политология. Словарь.

  • Варфоломеевская ночь — ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ, массовая резня гугенотов католиками в ночь на 24.8.1572 (день Святого Варфоломея) в Париже, организованная Екатериной Медичи и Гизами (в Париже погибло по меньшей мере 3 тыс. человек).   …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Варфоломеевская ночь — Резня в Варфоломеевскую ночь Варфоломеевская ночь (фр. massacre de la Saint Barthélemy  резня св. Варфоломея)  массовая резня …   Википедия

  • Варфоломеевская ночь — массовая резня гугенотов католиками в ночь на 24 августа 1572 (день св. Варфоломея) в Париже, организованная Екатериной Медичи и Гизами. * * * ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ, массовая резня гугенотов (см. ГУГЕНОТЫ) католиками в ночь с… …   Энциклопедический словарь


24 августа 1572 года — Варфоломеевская ночь в Париже — EADaily, 24 августа 2016 — Общество. Новости, Новости Европы

В ночь на 24 августа 1572 года в преддверии дня св. Варфоломея в Париже произошла массовая резня гугенотов. Это кровавое событие, получившее название «Варфоломеевская ночь», послужило началом массового истребления гугенотов по всей Франции. Бесчинства продолжались вплоть до 3 октября в Бордо, Лионе, Орлеане, Руане и других городах.

В 1570 году завершилась Третья гугенотская война во Франции. Она была одной из религиозных войн, сотрясавших французское государство в XVI веке. Это был острый конфликт между католиками и протестантами, которых на французских землях называли гугенотами.

Война завершилась Сен-Жерменским миром. По нему гугеноты получили свободу в вероисповедании. Под их контролем оказалось несколько мощных крепостей. Вождь французских протестантов адмирал де Колиньи (1522−1572) был включён в государственный совет при короле. Очень скоро он приобрёл большое влияние на Карла IX Валуа (1550−1574). Чтобы ещё больше укрепить мир, решено было заключить брак между принцессой Маргаритой Валуа (1553−1615) и одним из лидеров гугенотов Генрихом Наваррским (1553−1610).

Временная стабильность принесла удовлетворение народу, но вызвала недовольство у ряда вельмож, исповедующих католицизм. Самую радикальную фракцию возглавляло семейство Гизов. Это был очень авторитетный древний французский род. Он являлся одной из ветвей Лотарингского дома, которой вёл свою родословную от Каролингов (Карл Великий).

Адмирал де Колиньи оказался трезвомыслящим политиком, радеющим о благе Франции. Он хотел, чтобы его держава была могущественной, но этому мешала католическая Испания (королева морей в то время). Колиньи предложил королю поддержать протестантов Нидерландов, которые боролись за свою независимость с испанскими католиками. Это спровоцировало бы войну с королевой морей, но сплотило бы французских католиков и гугенотов, ведь национальные интересы превыше всего.

Однако всё усиливающееся влияние гугенота на молодого короля не нравилось королеве-матери Екатерине Медичи (1519−1589). К тому же она не могла допустить войну с католической Испанией, причиной которой стала бы поддержка протестантов Нидерландов. Это восстановило бы против Франции папу римского и всех католиков Европы, что грозило национальной катастрофой.

Свадьба Маргариты и Генриха Наваррского была назначена на 18 августа. На это торжество съехалось множество знатных вельмож из числа гугенотов. Большая их часть разместилась в центре Парижа, где жили только католики. Роскошный вид протестантской знати вызвал неприязнь у большинства парижан. Они отнюдь не жировали, благодаря непомерным налогам и высоким ценам на продукты и вещи первой необходимости. Ещё большую неприязнь вызвала богатая свадьба. Каждый понимал, что на неё потратили огромную сумму денег, взятую из карманов налогоплательщиков. Поэтому обстановка в городе постепенно накалялась.

Негативной ситуацией решили воспользоваться Гизы. С согласия Екатерины Медичи они организовали заговор против адмирала де Колиньи. 22 августа тот поздно вечером возвращался из королевского дворца. Его путь домой пролегал мимо дома, принадлежавшего Гизам. Когда адмирал поравнялся с ним, раздался выстрел, произведённый из окна. Но убийца целился в голову, а попал в руку. Раненого лидера гугенотов отвезли домой.

Однако католики перешли Рубикон, и пути назад у них уже не было. В самый канун полуночи 24 августа разъярённая толпа ворвалась в дом раненого адмирала и зверски убила его. Именно с этого убийства и началась Варфоломеевская ночь.

Незадолго до этого Медичи убедила сына в гугенотском заговоре. Она заявила, что необходимо уничтожить самых опасных заговорщиков, благо, все они находились в Париже. Под давлением матери король приказал закрыть городские ворота и привести в боевую готовность всю городскую стражу.

После того, как во дворец поступила весть об убийстве Колиньи, было приказано бить в набат. Это был сигнал для католиков. Они вышли на улицы, и началась поголовная резня гугенотов. Разъярённая толпа врывалась в дома и убивала всех тех, кто не желал исповедовать католицизм. Под горячую руку попадались все подряд. Эта ночь дала повод мужьям разделаться с надоевшими жёнами, а любовники жён убивали их мужей. Должники резали кредиторов, а тот, кто мечтал о мести, наконец-то её осуществил. Всё тёмное, что пряталось в человеческих душах, вырвалось наружу.

Когда 24 августа забрезжил рассвет, резня не закончилась. Это не входило в планы Екатерины Медичи. Она лишь планировала убить пару десятков протестантских лидеров, но ситуация вышла из-под контроля. В Париже начались грабежи, там и тут на улицах и в домах возникали вооружённые стычки. Воры, грабители, убийцы, прятавшиеся раньше в притонах, вышли на улицы. Добропорядочные граждане гибли сотнями уже независимо от религиозной принадлежности. Мужчин убивали, женщин насиловали и затем тоже убивали. Власть в городе рухнула.

Кровавая вакханалия продолжалась целую неделю. Городская стража смешалась с народом и грабила наравне со всеми. Лишь королевские гвардейцы остались верны закону и монарху. Они хоть как-то пытались навести порядок на городских улицах, но этих сил было явно недостаточно.

Самое же страшное заключалось в том, что беспорядки в Париже спровоцировали цепную реакцию. В других городах также началась вакханалия беззакония, сопровождаемая убийствами гугенотов. 26 августа король Франции Карл IX официально заявил, что убийства протестантских лидеров произошли по его приказу. Он разослал письма по города и провинциям, в которых утверждал, что сорвал крупный антигосударственный заговор. Однако призвал жителей страны к порядку и восстановлению законности. В то же время было официально объявлено, что религиозные свободы не отменяются.

Генрих Наваррский, женившийся на Маргарите Валуа, остался цел и невредим. Чтобы сохранить себе жизнь он стал католиком. Так же поступил и его кузен Генрих Конде. А вот другие знатные и известные гугеноты погибли.

Кровавая резня во Франции была одобрена папой римским и королём Испании. Зато вызвала неодобрение в Англии и Германии. Отрицательно к этому отнеслись также в Речи Посполитой и Московском царстве. Жестокие убийства спровоцировали продолжение Гугенотских войн. Однако теперь протестанты уже не шли ни на какие сделки с королевским правительством. Их главной задачей стало создание независимого государства в южных районах Франции.

Королева Марго — краткое содержание романа Дюма

Король Франции Генрих II был плодовитым отцом — его жена Екатерина Медичи родила супругу десятерых детей. Потомство, однако, крепким здоровьем не отличалось. Трое детей умерли во младенчестве, а из остальных самой цветущей казалась Маргарита, родившаяся в 1553 году. Когда девочке было всего шесть лет, Генрих умер, и на престол один за другим стали подниматься трое её старших братьев.


Екатерина Медичи с детьми. Франсуа Клуэ, 1561 год. (en.wikipedia.org)

Ещё при Генрихе II жизнью дворца полностью распоряжалась властолюбивая королева Екатерина. После смерти мужа она стала заправлять всеми делами государства, почти полностью подавив волю своих венценосных, но слабых сыновей. Она подыскивала им невест в соседних королевствах (правда, безуспешно), затевала войны и заключала мирные соглашения. Главной проблемой Франции являлась затяжная вражда между католиками и протестантами, которых в стране называли гугенотами. Екатерина, истовая католичка, мечтала окончательно разделаться с протестантской заразой, но гугенотов было много, и у них имелись авторитетные заступники в высших эшелонах власти.

Пока мать и старшие братья занимались государственными делами, Маргарита росла как дикий цветок. Под руководством придворных педагогов она послушно овладевала необходимыми знаниями, но вне классной комнаты вела себя, как взбалмошная и непослушная девчонка. Очень рано соблазнительная внешность принцессы стала привлекать внимание представителей мужского пола, и девушка быстро научилась этим пользоваться. Правила приличия и нормы христианской морали преградами для неё не являлись. В своих мемуарах, написанных в конце жизни, Маргарита прозрачно намекала, что имела связь с тремя своими братьями, соблазнив даже Генриха, которого больше тянуло к мужчинам. В 17 лет Маргарита закрутила бурный роман с видным деятелем католической партии герцогом Генрихом де Гизом, который был на три года старше её. Об их отношениях судачил весь Париж, а иностранные дипломаты писали подробные отчеты об этом романе своим государям.

Сексуальная раскрепощённость дочери спутала все планы Екатерине Медичи. Она хотела выдать Маргариту за наследника испанского престола, но в Мадриде сочли любвеобильную девушку неподходящей партией для будущего монарха самого католического из государств. Король Филипп II предпочёл взять в невестки старшую сестру Маргариты Елизавету, а когда та приехала в Мадрид, посмотрел и сам женился на ней. Екатерина попробовала пристроить Маргариту в Португалию, но и это сватовство успехом не увенчалось. Пришлось предложить принцессу в жёны Генриху Бурбону, наследнику небольшого королевства Наварра, располагавшегося между Францией и Испанией. Королева-мать была очень недовольна этой партией: Наварра, по её представлению, была так себе государством, жених приходился невесте троюродным братом, а самое главное — являлся гугенотом. Но что поделать — кроме Беарнца (так называли Генриха по месту его рождения) никто не соглашался взять в жены её красивую и беспутную доченьку. Генриха же мало заботило воспитание невесты. Он сам был известный на всю Европу ловелас и не собирался менять свои привычки после вступления в брак.

Пока шли переговоры о свадьбе, Генрих после смерти матери стал королем Наварры. В августе он прибыл в Париж, куда по случаю бракосочетания съехались сотни видных гугенотов. Венчание состоялось 18 августа 1572 года в соборе Нотр-Дам. Еретика-жениха внутрь католического храма не пустили. Стоя на ступенях, он наблюдал церемонию через открытые двери. В первую брачную ночь молодожены договорились, что жить как супруги не будут и не станут мешать друг другу вести жизнь, к которой привыкли. В своих мемуарах Маргарита писала, что муж ей был «физически неприятен», тем не менее отношения между ними установились тёплые и дружеские. Свадебные торжества по плану должны были продолжаться неделю. Прервались они самым жутким образом.

Варфоломеевская ночь как начало странной семейной жизни

Католическая лига, объединявшая самых воинственно настроенных сторонников римской церкви, задумала одним махом решить проблему религиозного противостояния во Франции. Для этого следовало перерезать всех собравшихся в Париже гугенотов, расслабившихся на королевской свадьбе. В ночь на 24 августа, когда праздновался день святого Варфоломея, тревожно зазвенел колокол церкви Сен-Жермен-л’Оксеруа. Это было сигналом — протестантов начали убивать. Резня была благословлена Екатериной Медичи и её сыном Карлом IX. Убийства совершались даже в Лувре. Новобрачному Генриху удалось уцелеть лишь благодаря заступничеству венценосного шурина и тому, что он срочно согласился перейти в католицизм.


В спальне Маргариты в Варфоломеевскую ночь. Фрагонар, 1836 год. Источник: en. wikipedia.org

События этих дней подробно описаны в романе Александра Дюма «Королева Марго». Знаменитый беллетрист по своему обыкновению довольно далеко отошёл от реальной истории. Даже именем Марго никто настоящую Маргариту не называл. Сильно искажена в романе и история её связи с де Ла Молем. Этот персонаж действительно существовал, но совсем не походил на описанного Дюма молодого и красивого графа-гугенота. Реальный Жозеф де Ла Моль был яростным католиком, графским титулом не обладал, и к началу связи с 20-летней королевой ему стукнуло 47 лет, то есть по тем временам он находился в предпенсионном возрасте.

Де Ла Моль был одновременно известным бабником, ревностным христианином, каждое утро замаливавшим свои ночные грехи, и изощрённым интриганом. Он увивался вокруг младшего брата Маргариты герцога Алансонского, и, по некоторым сведениям, находился в интимной связи с ними обоими. Король Карл IX уже дышал на ладан, и целью интриг де Ла Моля было посадить на престол в обход очередного претендента своего любовника. Заговор провалился, и де Ла Молю на парижской Гревской площади отрубили голову, которую, по слухам, Маргарита хранила в заспиртованном виде.

Провалившийся заговор ударил и по Генриху Наваррскому. Мужа Маргариты заподозрили в причастности к нему и заключили в Венсенский замок. Прощение он получил только после смерти Карла IX, когда на престол взошёл ещё один брат Маргариты Генрих III. Помилованный Беарнец воспользовался случаем и в 1576 году сбежал из Парижа, где его четыре года продержали насильно. Добравшись до Наварры, он вновь объявил себя гугенотом. Маргарита прожила в столице Франции ещё два года: брат и мать не выпускали её к мужу, думая, что держа её в заложницах, можно будет влиять на политику Наварры. Поняв, что Беарнца не очень интересует судьба супруги, её в 1578 году отпустили к мужу. Семья воссоединилась.

Странной была жизнь наваррской королевской четы. Супруги предоставили друг другу полную свободу и даже поощряли любовные похождения своих половинок. Генрих, если возникала угроза придворному этикету, прятал в своей спальне любовников Маргариты. Та оказывала покровительство фавориткам короля. Однажды королева даже принимала роды у одной из метресс Генриха. А тех из юных любовниц мужа, которые были ей особенно симпатичны, называла «доченьками».


Генрих и Маргарита Наваррские. (en. wikipedia.org)

Парижская родня Маргариты лишь морщила носы по поводу такого Содома. Нравы наваррского двора оставались бы личным делом этих «диких южан», если бы не грозивший Франции династический кризис. Генрих III, не питавший интереса к женскому полу, наследников не имел. Его младший брат герцог Алансонский в 1584 году умер бездетным. Династия Валуа заканчивалась. Ближайшим родственником, имевшим все права на наследование престола, оказался Генрих Наваррский, приходившийся французскому королю троюродным братом. Значение Наварры резко подскочило.

Все ждали, что Маргарита займется подготовкой супруга к восшествию на французский престол, а ей словно вожжа под хвост попала. Любовников она и до этого меняла чересчур часто, а теперь с такой же быстротой начала менять политические и религиозные взгляды, что в то время было почти одним и тем же. Вдруг она вспомнила о чувствах, которые питала в молодости к герцогу де Гизу, и вновь сошлась с ним. Де Гиз во главе католической Лиги как раз враждовал с Генрихом III, желавшим религиозного мира для Франции. Жена Беарнца, лидера гугенотов, вдруг объявила себя ревностной католичкой. Она попыталась провозгласить независимость графства Ажен, доставшегося ей в приданое, что окончательно взбесило Генриха III и вывело из себя её мужа.

Король Франции приказал арестовать сестру и заточить её в замок Юссон. Поговаривали, что Екатерина Медичи предлагала отравить свою необузданную доченьку и женить Генриха Наваррского на ком-нибудь попокладистей. Заключение Маргариты длилось всего пару месяцев и закончилось необычно. Для начала она соблазнила коменданта, а затем герцог де Гиз просто купил замок Юссон и подчинил тамошний гарнизон вчерашней узнице.

В 1588 году герцога де Гиза убили по приказу короля. Самого Генриха III кинжал киллера достал через год. Франция осталась без короля. Против восшествия на престол гугенота из Наварры выступили не только французские католики, но и Испания, желавшая видеть в Лувре своего ставленника. Религиозная война закипела с новой силой. Так продолжалось четыре года. От войны устали все. Даже Папа Римский согласился признать право Генриха на французский трон, если тот опять вернется в лоно католической церкви. Беарнец, который уже несколько раз менял свою религиозную ориентацию, легко согласился, и со словами «Париж стоит обедни» вновь объявил себя католиком. 27 февраля 1594 года он был коронован как Генрих IV.

Популярные сегодня пересказы

  • Золя
    Эмиль Золя появился на свет в Париже, 2 апреля 1840 года. Он родился в смешанном браке итальянца и француженки. Его отец до 45 лет не был женат, поездил по свету, после встречи юной красавицы, остепенился
  • Краткое содержание Рассказа отца Алексея Тургенева
    История про старика Алексея. Благодаря диалогу выясняются чувства священника которой серьезные психологические проявления. Автор является частным аудитором поместья своей тети, где он встречает местных священников
  • Похититель трупов — краткое содержание романа Стивенсона
    Вечерами в гостинице собиралась компания любителей выпить. Участником хмельных посиделок был старый бездельник Феттс. Все звали его доктором за то, что он умел вправлять вывихи. Однако о своем прошлом Феттс никому не рассказывал.
  • Базаров — краткое содержание статьи Писарева
    В своей статье Писарев высоко оценивает роман Тургенева «Отцы и дети». Он говорит о том, что роман правдоподобный. Каждый молодой человек в нём может найти себя.

Маргарита Валуа — королева-разведёнка

Уже семь лет жившая в замке Юссон Маргарита вдруг стала королевой. Хотя это для неё мало что изменило. Супругу было хорошо и без жены, покинувшей его в ответственный момент, и он запретил ей покидать замок. Лувр заполнили молодые красавицы, и от отсутствия женских ласк новый король явно не страдал. Его основная фаворитка Габриэль д’Эстре родила ему сына.


Портрет Маргариты Наваррской. Николас Хиллиард, 1577 год. Источник: en. wikipedia.org

Новый король Франции остро нуждался в законных наследниках — он видел, чем заканчиваются царствования бездетных монархов. К Маргарите в Юссон помчались гонцы с предложением развестись. Королева отвлеклась от написания мемуаров и занялась изучением бракоразводных тонкостей. Уступать мужа, пускай и номинального, какой-то мадам д’Эстре она отчаянно не желала, и поэтому сперва на уговоры не шла. Генрих попытался прибегнуть к помощи Папы, попросив Рим подтвердить, что его брак с Маргаритой не был благословлен Ватиканом. Понтифик это делать отказался. Пока шла напряженная переписка между Юссоном, Римом и Парижем, Габриэль д’Эстре умерла от последствий выкидыша. Её смерть мгновенно смягчила упрямство Маргариты, и она не только согласилась на развод, но и сама предложила официальный повод для него. Так как венценосные супруги никогда не спали в одной постели, то их брак действительным считаться не мог. При этом она потребовала себе огромных отступных, на что желавший свободы супруг тут же согласился. 30 декабря 1599 года состоялся развод Генриха и Маргариты.

Через год король Франции женился на Марии Медичи, родственнице своей бывшей тёщи. Новая жена быстро родила ему наследника и бесперебойно продолжала приносить потомство мужу-монарху. Маргариту на всякий случай Генрих еще несколько лет продержал в Юссоне и разрешил ей вернуться в Париж только в 1605 году. Для королевы Маргариты (право на этот титул за ней сохранилось) построили дворец на берегу Сены, в котором она собирала цвет французской литературы и науки. Ей уже перевалило за 50, но она продолжала пользоваться успехом у мужчин. Однажды прямо на её глазах её девятнадцатилетний любовник убил 18-летнего соперника, тоже возжелавшего сердца и прочих прелестей немолодой красавицы. Маргарита приказала отдать убийцу под суд и лично присутствовала при его казни. Она вновь наладила дружеские отношения с королём, а Марии Медичи часто помогала ценными советами. Маленького дофина бездетная Маргарита любила, как собственного сына.

В 1610 году Генрих IV был убит католическим фанатиком Равальяком. Королём провозгласили девятилетнего Людовика XIII, и началась свара за право регентства. В этой суматохе про стареющую Маргариту все забыли. 27 марта 1615 года она умерла от воспаления лёгких. Её не смогли похоронить с полагавшимися почестями. Лишь через год её прах перенесли в королевскую усыпальницу Сен-Дени.

Содержание фильма Королева “Марго” (2017) на Россия-1, чем закончится, актёры и роли

Здравствуйте дорогие читатели сайта Спринт-Ответ. Только что закончил просмотр четырёхсерийного фильма Королева “Марго” (2017) на телеканале Россия-1 и решил поделиться тем, что уже знаю. Сразу хочу предупредить, что фильм я начал смотреть не с самого начала, поэтому скорее всего посмотрю начало фильма вместе в вами, в 21:00 вечера субботы, 27 мая 2021 года. Название фильма соответствует его содержанию, но фильм совсем не о истории Франции. Это мелодрама со счастливым концом и весьма трогательным сюжетом. Начало этой истории думаю было не таким хорошим, как её конец, в чем достаточно убедиться, прочитав содержание фильма на канале Россия-1. Впрочем я его приведу прямо здесь. Вот содержание фильма Королева “Марго”.

Сериал «Дылды 2» содержание серий 2 сезон

18/03/2021

Сериал «Заповедный спецназ» содержание серий

18/03/2021

Накануне свадьбы Маргариту Мартынову (Евгения Лоза), парикмахера салона красоты “Натали”, неожиданно бросает жених Денис (Дмитрий Соломыкин). Когда, с трудом взяв себя в руки, Рита все-таки выходит на работу, она узнает, что там тоже все изменилось. Салон давно стал убыточным, и его владелец Сойкин (Кирилл Кяро) решил навести порядок, поставив управляющим своего давнего друга – бывшего прораба Анатолия Родионова (Алексей Зубков).

Всю жизнь проведший на стройках, Анатолий решил оптимизировать работу сотрудников салона в соответствии со своим опытом – ввел систему штрафов, режим жесткой экономии и тотальный контроль. А еще он задумал устроить показательное увольнение – за опоздание выгнать с работы Риту, которая первая попалась ему под руку.

Так началось противостояния Риты и Анатолия, в которое постепенно влились все работницы салона.

Чтобы вытеснить из сердца боль измены, подруга предлагает Рите забыть Дениса и начать ходить на свидания…

Энциклопедия Школьника – содружество русского слова и литературы

Королева Марго Александр Дюма Королева Марго

1570 год, эпоха гражданских войн во Франции, кровавых столкновений католиков и гугенотов. За десять предыдущих лет погибли вожди враждующих сторон. В Сен-Жермене заключается мир, для закрепления которого сестра короля Карла IX принцесса Маргарита выдается замуж за Генриха Наваррского. Этот брак в равной мере изумляет и возмущает бойцов в обоих станах. При дворе творится что-то несусветное! Совсем недавно адмирал Колиньи был заочно приговорен к казни, за его голову королем назначалась щедрая награда, а теперь король именует его в Лувре отцом и поручает ему командование объединенными войсками в предстоящей кампании во Фландрии.

Король Генрих Наваррский объясняется с молодой женой. Их брак — союз политический, они равнодушны друг к другу. Генрих влюблен не без взаимности в г-жу де Сов, супругу государственного секретаря; у Маргариты свои сердечные тайны. Но это брак двух честных и чистых душой людей — так почему им не быть союзниками? Маргарита обещает Генриху поддерживать его до конца.

В эти дни во дворце стремительно раскручивается интрига, вдохновительница которой — Екатерина Сиенская, вдовствующая королева, ненавидящая гугенотов. Терпения противников едва хватило на неделю: готовится покушение на адмирала Колиньи. Король Карл IX поручает это дело Морвелю — офицеру отряда петардщиков. Слухи о новых кровавых распрях расползаются по всему королевству. В Париже в одночасье приезжают два молодых дворянина: граф Лерак де Ла Моль, гугенот, с письмами королю Генриху и адмиралу Колиньи, и граф Аннибал де Коконнас, католик, — с тайным посланием герцогу де Гизу, лютому врагу Колиньи. Поселившись в гостинице «Путеводная Звезда», молодые люди быстро сближаются и за карточной игрой сообщают друг другу, что ночью у них обоих весьма важные аудиенции в Лувре. Это была ночь — с 24 на 25 августа — ночь св. Варфоломея, кровавая ночь избиения гугенотов.

Втянутые в бойню, Ла Моль и Коконнас обращают оружие друг против друга. увы, Ла Моль одинок, а Коконнас — во главе отряда солдат-католиков. Истекающий кровью Ла Моль спасается от погони в покоях королевы Маргариты Наваррской. Однако и Коконнас тяжело ранен — и он находит приют в доме ближайшей подруги Маргариты, герцогини Анриэтты Невэрской. Лозунгам враждующих станов две красавицы, влюбившиеся в спасенных ими воинов, противопоставляют свой девиз: «Eros-Cupido-Amor».

К Марго после страшной ночи является её брат, герцог Алансонский. Происшедшее — сообщает он — лишь пролог к великим потрясениям. Король Карл болен, его мучают припадки. Разгром гугенотов сделал фактическим правителем де Гиза. Брак с гугенотом сейчас и предосудителен, и не ко времени, все еще можно переиграть. Марго отказывается предать мужа. Она ясно увидела грозящие ей и Генриху беды: Карл IX не воспрепятствовал бойне, задуманной королевой-матерью и де Гизом; Гиз и её брат Франсуа, герцог Алансонский готовы извлечь из пролившейся крови как можно больше выгод; едва короля Наваррского не станет — а все клонится к тому, — его владения захватят, а её, вдову, отправят в монастырь. Мадам де Сов извещает Марго о высочайшем повелении назначить Генриху Наваррскому свидание в её покоях: она подозревает, что это провокация и его хотят убить. Маргарита прячет супруга в своей спальне, где его с удивлением и негодованием обнаруживает королева-мать, подстроившая это злоумышление. Какой конфуз: король гугенотов ночует не у своей любовницы, а у законной жены! Он безупречен — и ей нечего поставить ему в вину. После её ухода Маргарита представляет Генриху спрятанного в одной из соседних комнат Ла Моля. Юноша с опозданием передает королю письмо, предупреждающее его о смертельной опасности. Ах, если бы король не был занят в тот час, когда Ла Моль впервые явился в Лувр, история Франции могла сложиться по-другому! Возлюбленный королевы Марго спит в эту ночь в её постели в ногах её супруга-короля — как его товарищ по несчастью, верный подданный и новый друг, но никак не соперник в любви.

Вдовствующая королева Екатерина в ярости. Всё — и события минувшей ночи, и предсказания чародея Рене — против её воли, против её страстного желания избавиться от Генриха Наваррского. Терпит фиаско очередная её авантюра: подосланная ею г-же де Сов отравленная губная помада, смертоносная и для красотки и для её частого гостя Генриха, почему-то не действует (Екатерине невдомек, что сам мэтр Рене в последнюю минуту заменил зловещую склянку на другую, вполне безобидную). Королеву-мать не может примирить с зятем даже его переход в католичество.

Принимает католичество одновременно со своим королем и Ла Моль: он дал обет принять веру покойной матери в случае чудесного избавления от смерти. Его и Коконнаса излечил от ран все тот же мэтр Рене — и вчерашние враги делаются неразлучными приятелями, чей союз скреплен в придачу нежными чувствами их прекрасных дам, Маргариты и Анриэтты. Ла Моль еще не в состоянии поверить, что на его любовь ответила красивейшая из королев. Приятели обращаются за окончательным ответом к ясновидящему Рене. Нет сомнений: Марго любит Ла Моля столь же горячо, как и он её. Доказательство — восковая гадательная фигурка в короне и мантии с сердцем, пронзенным острой иглой, Подобно иконе, Ла Моль прячет у себя эту куколку — образ обожаемой им Маргариты Наваррской…

В Париже — де Муи, глава гугенотов, стремящихся к политическому реваншу. Подслушав его разговор с Генрихом, герцог Алансонский пытается убедить де Муи, что он — более достойный претендент на престол, когда тот опустеет после смерти брата Карла. Дабы де Муи было проще проникать в Лувр, герцог Франсуа советует ему сшить такой же вишневый плац, как у фаворита Маргариты — Ла Моля. Генрих встревожен: кто-то снова встал на его пути, и он знает — кто. За спиной Франсуа ясно просматривается фигура его матери. Он не ошибается: именно сейчас в кабинете короля Карла королева-мать, стращая его известием о появлении в Лувре де Муи, вынуждает сына издать указ об аресте Генриха, поручая пленить его — живым или мертвым — Морвелю.

Карлу на следующий день приходится пожалеть о своем указе: на охоте Генрих спасает его от клыков вепря. Тем самым король Наваррский не просто спас жизнь человеку, но и предотвратил смену государей в трех королевствах, но главное — сохранил жизнь себе и Марго. Генрих доверительно беседует с герцогом Алансонским: де Муи предложил ему заговор против Карла — он отверг эти предложения. Но де Муи не успокоится, он направит взоры в другую сторону, к примеру на принца Конде… или еще на кого-нибудь. Франсуа бледнеет: кажется, Генрих разгадал злые умыслы его и матушки. Он пылко убеждает короля Наваррского стать во главе движения гугенотов, чтобы направлять его. Гугеноты доверяют Генриху, король Карл его любит, сам Франсуа уже подготовил акт о своем отречении от престолонаследия в его пользу: «Судьба — в ваших руках!» Собеседники пожимают друг другу руки — в эту минуту в комнату входит Екатерина Сиенская. Лицемерно умиляясь рукопожатию братьев-королей, она внутренне торжествует победу над Генрихом. Ночью в его спальню врывается Морвель со стражей и натыкается на де Муи. Двое стражников убиты, Морвель тяжело ранен. Инцидент становится очередным дворцовым скандалом. В действительности своим спасением Генрих обязан не только вождю гугенотов, но и королю католиков: Карл увел его поздно вечером из дворца. Он решил доверить Генриху свою тайну — познакомить с очаровательной Мари Туше и их незаконнорожденным сыном. По дороге с ними случилось нечто забавное. Встреченные ими на одной из темных улиц герцог Гиз и герцог Анжуйский (брат Карла и Франсуа, без пяти минут король Польши) ведут их к дому, где, по их словам, проходит свидание двух весьма сиятельных дам с двумя господами, вхожими в Лувр (речь, понятно, идет о Маргарите и Анриэтте, ужинающих в компании Ла Моля и Коконнаса). Попытка вломиться в дом встречает решительный отпор: на головы короля и его свиты из окон летят горшки, тазы и снедь…

Вернувшись во дворец, Генрих узнает о ночной доблести де Муи. Однако герцог Алансонский внушает ему подозрение, что это мог быть и Ла Моль: храбрец, чуть не убивший Морвеля, был одет в вишневый плащ. Король Наваррский спешит к жене: «Над нашим другом нависло страшное подозрение!» — «Это невозможно: он был ночью в другом месте». Марго падает к ногам матери: «Ла Моль невиновен. Он провел эту ночь со мной. Если его арестуют, он вынужден будет в этом сознаться». — «Успокойтесь, дочь моя, — отвечает королева Екатерина. — Я стою на страже вашей чести!»

Королеве-матери становится ясно: Ла Моль не разлучает её дочь с Генрихом, напротив, он — их союзник. Герцог Алансонский по наущению матери приглашает к себе Ла Моля — и подстерегает его с несколькими верными людьми в сумраке коридора. Замысел разгадывает король Наваррский, он предупреждает Ла Моля об опасности и советует ему скрыться. Вступив в сговор с де Муи, Ла Моль готовится примкнуть к гугенотам, следя с безопасного расстояния за своей возлюбленной, каждый вечер выходящей на свидание с ним «по-испански» на балкон дворца.

Мэтр Рене ворожит королеве-матери, предсказывая скорую смерть её сыну Карлу — смерть насильственную. Делая и некоторые другие предсказания, Рене между прочим рассказывает королеве Екатерине о гадании на предмет Маргариты по просьбе Ла Моля. Надо спешить разорвать все узлы: в Париже — польские послы, прибывшие для коронации герцога Анжуйского, она обязана обеспечить будущее своим сыновьям! По её просьбе мэтр Рене пропитывает ядом старинное руководство по соколиной охоте, которое она поручает передать королю Наваррскому. Но книга эта оказывается в руках Карла IX. Неизлечимо больной король устраивает соколиную охоту. Де Муи, Ла Моль и Коконнас поджидают короля Генриха в лесу, чтобы бежать в лагерь гугенотов. План этот сорван герцогом Алансонским, посвященным в заговор и в решающий момент отказавшимся составить Генриху компанию.

Ла Моль и Коконнас в крепости. Туда же король Карл заключает и Генриха: это — единственное средство спасти ему жизнь, в тюрьме он по крайней мере под охраной. Начинаются допросы плененных заговорщиков. Одно из доказательств злых намерений Ла Моля — восковая кукла в королевских регалиях. Буква «М» на месте сердца, пронзенная иглой, — означает, конечно же, «смерть» (morte)! Ла Моль не может отклонить это обвинение: королева Маргарита, его божественная возлюбленная, должна остаться вне подозрений. Двум друзьям отрубают головы. Получив их из рук палача, Маргарита и Анриэтта орошают их слезами…

Близок смертный час и Карла IX. Он наконец догадывается, что его недуг — результат отравления, что отравила его мать и что яд передал ему младший брат. Он призывает к себе любезного Анрио — короля Наваррского и объявляет о решении объявить его регентом и наследником престола до возвращения из Польши герцога Анжуйского. Если герцог Анжуйский и станет оспаривать власть Генриха — последний сможет предъявить грамоту Папы о своих правах (грамота уже в пути). Герцог Алансонский должен быть заточен в крепость, королева-мать — сослана в монастырь. Свою волю умирающий Карл объявляет матери и брату Франсуа. На пути к Парижу отряд гугенотов во главе с де Муи. Всё говорит о том, что Генрих — король Франции! Однако гугенотов опережает поезд герцога Анжуйского: он был извещен матерью, что брат Карл при смерти, и поспешил, покинув Польшу, прибыть в Лувр для наследования короны.

Королева-мать ликует: хоть одно из мрачных пророчеств мэтра Рене не сбылось! Она предпринимает последнюю попытку устранить Генриха, диктуя Морвелю письмо на имя государственного советника де Сова: его жена — в гостинице «Путеводная Звезда» в обществе франта из числа его друзей. Что было позволено Генриху при короле Карле — непозволительно при короле Генрихе III, тезке и сопернике короля Наваррского в борьбе за престол. Расчет прост: ревнивый супруг поспешит на место свидания — и любовник, которого он терпел столько лет, будет убит! На страже у дверей гостиницы стоят де Муи и двое его офицеров. Генрих, предупрежденный об опасности, прыгает из окна и срывается. Де Муи преследует Морвеля, пришедшего со стражниками отметить за оскорбленную честь господина де Сова, — и убивает его. Вернувшись в гостиницу, Генрих видит умирающую Шарлотту: её ударил ножом шедший за Морвелем мрк.

В числе тех, кто подоспел из дворца на место злодеяния, — мэтр Рене. Генрих, потрясенный случившимся, готовый снова покинуть Париж, восклицает: «И ты говорил, что я стану королем?! Я — несчастный изгнанник?!» — «Нет, сир, это говорю не я. Это говорит она!» — и мэтр Рене указывает на звезду в просвете черных туч, возвещающую о грядущем славном короле Франции и прекрасной королеве Маргарите, не любящей его, но беспредельно ему верной…

korolevamargo

Екатерина Медичи – биография, фото, личная жизнь, фильмы, книги

Биография

С детства Екатерину Медичи преследовали неприятные прозвища. Ее звали Дитя смерти, потому что мать скончалась от родильной горячки после родов, а отец погиб несколькими днями позже. При дворе ее звали Купчихой, намекая на отсутствие дворянского происхождения. Подданные именовали Екатерину Медичи Королевой смерти, так как период ее правления ознаменовался кровопролитием и распрями.

Детство и юность

Екатерина Мария Ромола ди Лоренцо де Медичи, герцогиня Мантуи, будущая королева Франции, родилась 13 апреля 1519 года. С юных лет ее сопровождало богатство, известность и блага, которыми располагал отцовский род банкиров Медичи, правивший Флоренцией, а также связи и статус рода матери де ла Тур.

Портрет Екатерины Медичи

Но Екатерина чувствовала себя одинокой и обделенной любовью. Она лишилась родителей и воспитывалась бабушкой Альфонсиной Орсини. После смерти женщины хлопоты о ребенке взяла на себя тетя Клариче Строцци. Екатерина росла с кузенами: Алессандро, Джулиано и Лоренцо Медичи.

Члены семейства Медичи неоднократно становились римскими папами, поэтому превосходство рода сложно недооценить. Власть не была безоговорочной. Положение семьи часто оказывалось рискованным, а маленькая Екатерина подвергалась опасности. Так, в 1529 году при осаде Флоренции войсками Карла V разбушевавшаяся толпа чуть не повесила 10-летнюю девочку на городских воротах. Спасло юную герцогиню веское слово французского короля Франциска I. Екатерину увезли в Сиенский монастырь, где в течение 3 лет она получала образование.

Екатерина Медичи

В обители она подверглась нападению захватчиков, присланных правителями Флоренции, но Екатерине удалось спастись. Поняв, что за ней прибыли, девушка остригла волосы и надела монашеское платье. Она предстала перед врагами и предложила везти ее во Флоренцию в таком виде, чтобы люди знали, как обращаются с монахинями.

Екатерине повезло: девушку перевели в монастырь со строгим содержанием и не оскорбили ее достоинства. Жестокость, с которой Екатерина Медичи столкнулась в детстве, повлияла на формирование характера. Волнения скоро сошли на нет, Медичи вновь обрели власть, а Екатерина получила титул герцогини Урбинской. Она стала завидной невестой с богатым приданым.

Джулио Медичи (папа Климент VII)

О будущем девушки позаботился Джулио Медичи (папа Климент VII). Ее сосватали за сына французского короля Генриха. Венчание молодых людей состоялось в Марселе в 1533 году. Выгодный для обоих семейств брак позволил укрепить связь Италии и Франции. Первые получили представительницу при французском дворе, а вторые – земли, за которые боролись не одно 10-летие.

Королева Франции

Екатерина Медичи правила Францией во время кровопролитных сражений и постоянных битв между католиками и гугенотами. Страну одолевали религиозные войны, которые привели к гражданской войне. Остановить происходящее Екатерина была не в силах. Ей не хватало мудрости и хитрости, чтобы управлять конфликтом. Королева подходила к решению проблемы со стороны политики, а внимание следовало уделять духовным аспектам противостояния.

Королева Екатерина Медичи

Екатерина была регентом Франции при трех сыновьях, восходивших на престол: Франциске, Карле и Генрихе. Первым с борьбой гугенотов и католиков столкнулся юный Франциск, взошедший на престол 15-летним подростком. Спустя 2 года он заболел ушной гангреной и после двух недель болезни скончался в возрасте 17 лет. Место брата на престоле занял Карл IX. Война набирала обороты, а Медичи не могла ее унять, руководя страной от имени сына.

Екатерина решила устранить проблему с помощью соединения семей. Она планировала выдать дочь Маргариту замуж за гугенота Генриха Наваррского, сына Жанны д’Альбре. Перед свадьбой состоялось знакомство Екатерины и Жанны. Будущая родственница не нравилась правительнице. Поэтому, когда Жанна скоропостижно скончалась перед свадьбой сына, плохая репутация Екатерины укрепилась. Версия об отравлении не сходила с уст придворных и простого народа.

Екатерина Медичи с детьми

Свадьба Маргариты Валуа и Генриха Наваррского все же состоялась. На ней присутствовали гугеноты и протестанты. На празднике лидер гугенотов Гаспар де Колиньи познакомился с будущим королем. Они быстро нашли общий язык. Екатерина Медичи испугалась влияния адмирала на сына и приказала убить неугодного вельможу. Покушение провалилось.

Генрих начал расследование, в результате которого о поступке «черной королевы» узнали бы все. Дознание прекратила Варфоломеевская ночь, произошедшая с 24 на 25 августа 1572 года. Исследователи до сих пор спорят о том, спровоцировала ли ее Медичи.

Екатерина Медичи смотрит на убитых во время резни в Варфоломеевскую ночь

В эту ночь в Париже погибли 2 тыс. человек, а во всей Франции жертвами пали 30 тыс. гугенотов. Убийцы не останавливались перед детьми, женщинами и стариками. Так Екатерина Медичи снискала ненависть всей страны.

Главной целью Екатерины было сохранение престола за династией Валуа. Фортуна ей не благоволила. Сыновья, восходя на престол, погибали. Карл IX в 23 года скончался от туберкулеза, от которого страдали все сыновья королевы. Престол достался Генриху III, недавно коронованному в Польше. Фактически Генрих сбежал, чтобы править Францией. Он отстранил мать от престола, позволив только путешествовать и иногда принимать участие в королевских делах.

Личная жизнь

Екатерина Медичи не получила достаточного количества любви в детстве и не обрела желаемого тепла в браке. Выйдя замуж, она надеялась увидеть в супруге опору и поддержку. Но юная особа не блистала красотой и как ни пыталась покорить супруга модными туалетами, его сердце принадлежало другой.

Диана де Пуатье

С 11 лет Генрих II был влюблен в Диану де Пуатье. Придворная дама была старше любовника на 20 лет, но это не помешало сопровождать наследника престола по жизни. Рассудительная красавица превосходила Медичи. Екатерина понимала, что тягаться с соперницей непросто, ведь она была чужой при дворе. Единственно верным решением было поддерживать с ней приятельские отношения.

Свадьба Екатерины Медичи и Генриха II

Спустя год после свадьбы Екатерины и Генриха папа Климент VII скончался, и его преемник отказался выплачивать весомую часть приданного, предлагаемого за Екатерину. Позиции Медичи пошатнулись еще сильнее. Никто не хотел с ней общаться.

Большой проблемой становилось бесплодие королевы. Став дофином Франции в 1547 году, Генрих завел ребенка на стороне и начал планировать развод. Но у законной супруги получилось забеременеть. Этому способствовали врачи и астролог Мишель Нострадамус.

Мишель Нострадамус

После появления первенца Екатерина родила еще 9 детей. Девочки- близнецы, появившиеся последними, чуть не убили мать. Первая оказалась мертворожденной, а вторая прожила чуть больше месяца.

Долгожданное освобождение от соперницы Дианы де Пуатье, которая сломала Екатерине личную жизнь, пришло в 1559 году. В ходе рыцарского турнира король получил травму, несовместимую с жизнью. Щепка от копья попала в щель шлема и через глаз повредила мозг. Спустя 10 дней Генрих II погиб, а его фаворитка была изгнана.

Смерть

Екатерина умерла в январе 1589 года, на 6 месяцев раньше Генриха III. Причиной смерти послужил гнойный плеврит, которым королева заболела в путешествии по Франции. Тело правительницы не повезли в королевскую усыпальницу в Сен-Дени, так как народ угрожал выбросить его в Сену.

Саркофаг Екатерины Медичи

Позднее урну с прахом королевы доставили в усыпальницу, но места для погребения рядом с Генрихом II не оказалось. Екатерина Медичи нашла последнее пристанище неподалеку от него.

Память

Династия Медичи славилась меценатством и покровительством искусства и науки. Екатерина не была исключением среди родственников. По ее приказу был выстроен замок Тюильри, Суассонский отель, крыло Лувра и другие великолепные здания. Библиотека королевы состояла из древних рукописей и книг, исчислявшихся сотнями экземпляров. Балет также стал новинкой, которую внедрила Екатерина Медичи.

Меган Фоллоуз в роли Екатерины Медичи в сериале «Царство»

Биография французской королевы полна интересных фактов. История ее восхождения на трон и правления стала сюжетом для нескольких фильмов. В 2013 году на телеэкраны вышел сериал «Царство», повествующий о жизни Марии Стюарт. Екатерина Медичи играет в повествовании важную роль как мать Франциска, жениха королевы Шотландии.

Интересные факты

  • Екатерина Медичи первая при французском дворе надела каблуки. Девушка пыталась компенсировать маленький рост. Ее платья пришлись по вкусу французским дамам, повторявшим наряды венценосной особы. Корсеты и нижнее белье также появились благодаря итальянской моднице.
  • «Черной королевой» Медичи называли за цвет одеяний, который она не сменяла после кончины супруга. Она была первой дамой, облачившейся в знак скорби в черное, а не в белое. Так появилась новая традиция. На большинстве портретов королева изображена в траурных нарядах.
  • Из 10 детей Екатерины только дочь Маргарита дожила до преклонного возраста, скончавшись в 62 года. Александр Дюма посвятил монаршей особе роман «Королева Марго». Генрих III погиб в возрасте 40 лет, а его братья и сестры не дожили и до 30. Дочь Екатерины Медичи, испанская королева Елизавета Валуа, прожила 23 года.
Екатерина Медичи в траурном одеянии
  • Медичи была суеверна. При рождении детей она требовала вычисления расположения звезд, под которым малыши появлялись на свет. Королева имела специальную астрологическую книгу, на страницах которой располагались подвижные созвездия. Перемещая их, она составляла комбинации для гороскопов.
  • В центре Парижа, в районе Ле-Аль, находится памятник, напоминающий о располагавшемся здесь поместье Екатерины, колонна Медичи. Она является архитектурной частью астрономической обсерватории королевы.
  • В 1560 году, когда в Европу завезли табак. Екатерина не стала его курить, но приказала стереть в порошок, чтобы нюхать. За целебные свойства придворные прозвали нюхательный табак «зельем королевы». Это название перекликалось с репутацией отравительницы, закрепившейся за Екатериной Медичи.

24 августа 1572 г. в Париже произошла массовая резня гугенотов (Варфоломеевская ночь)


В ночь на 24 августа 1572 г., в канун дня святого Варфоломея, в Париже началось массовое избиение протестантов. Организатором бойни традиционно считают мать французского короля Карла IX Екатерину Медичи (с подачи итальянских советников, таких как Альбера де Гонди и Лодовико Гонзага) и Генриха де Гиза, герцога Лотарингского, который был организатором и руководителем многочисленного и влиятельного движения — Католической Лиги. Это кровавое событие произошло всего спустя шесть дней после свадьбы лидера гугенотов и короля Наварры Генриха и королевской сестры Маргариты Валуа, в связи с которой значительная часть самых знатных и богатых гугенотов собрались в преимущественно католическом Париже.

Бракосочетание лидера гугенотов с сестрой французского короля Карла IX и дочерью Екатерины Медичи должно было стать символом укрепления мира между французами разных конфессий. Однако в реальности, это событие стало удобным моментом для ликвидации Католической Лигой множества своих политических противников и нанесения серьёзного удара по гугенотам. Во французскую столицу приехали сотни дворян – протестантов, которые сопровождали короля Генриха Наваррского на брачной церемонии. Чтобы убийцы ночью не ошиблись в поисках жертв, всем католикам Парижа было велено нацепить на шляпы белые кресты. Кроме того, гугенотов можно было отличить по чёрной одежде, а их дома пометили белыми крестами. Колиньи был убит один из первых, его тело подвергли оскорблениям.

Политическая акция была усилена стихией толпы. Горожане-католики с раздражением восприняли наплыв гугенотов в Париж. Ненависть подогревалась ростом налогов, цен на продовольствие, предметы первой необходимости, людей раздражала показная роскошь, устроенная по случаю королевской свадьбы. Кровь привела к тому, что город оказался во власти черни. Преступники совершали свои тёмные дела, люди убивали своих кредиторов, просто иностранцев (немцев, фламандцев), грабили соседей, избавлялись от родственников. Генрих Наваррский и Конде, жившие в Лувре, спаслись тем, что перешли в католичество. Бойня в Париже привела к волне насилия, которая прокатилась в других городах и селениях в масштабах всей страны. Были убиты тысячи людей, но организаторы решили главную задачу – эта резня стала коренным переворотом в Религиозной войне во Франции, гугенотам был нанесён сокрушительный удар. Десятки тысяч гугенотов сбежали в другие страны. Католичество одержало победу во Франции.

Необходимо сказать о цинизме западников и их российских лакеев, которые любят говорить о «кровавом» Иване Грозном, при котором за всё его длинное правление было казнено примерно 4 – 7 тыс. человек (значительная часть из них была сторонниками децентрализации Русского государства, т. е. с языком 20 столетия представители «пятой колонны»). В Париже и Франции было уничтожено больше людей за один день, чем за всё правление Ивана Васильевича!

Предыстория

Реформационные идеи во Франции начали распространяться с 20-х годов XVI века. Сильная королевская власть, отсутствие раздробленности и большая самостоятельность французской церкви от Рима, позволили сохранить во Франции преобладание католической церкви. Король и дворянство были в целом довольны католической церковью. В 1516 году между королём Франциском I и Римом был заключён Болонский конкордат. Папа согласился с тем, что король выбирал кандидатов на высшие церковные должности во Франции, а Рим их только утверждал. Король мог долгое время не замещать открывшиеся вакансии и брать доходы с церковных земель в свою пользу (церковь была крупнейшим землевладельцем Франции). Постепенно церковь стала государственным учреждением. Прелаты церкви назначались из дворянских семей, высшие церковные должности стали уделом младших членов аристократических фамилий Франции.

Необходимо учесть и тот факт, что крестьянская масса была в целом довольна изменениями, которые произошли в 15-16 столетия, ухудшение их положения не произошло. В результате крестьяне в подавляющем большинстве были равнодушны к идеям Реформации.

Королевская власть первоначально не препятствовала распространению протестантских идей в стране. Французский король Франциск I поддерживал протестантских князей в Германии, т. к. это наносило удар по Габсбургам. Однако у идей Реформации не было широкой социальной базы во Франции. За реформацию выступали некоторые аристократы, дворяне, представители интеллигенции, буржуазии в крупных торговых городах. До середины 1540-х годов протестантские общины были небольшими, так в Париже было всего 300-400 человек.

Ситуация изменилась в 1534 году. Приверженец протестантизма Маркур, в связи с арестами нескольких протестантов, выступил с резкими тезисами. Фактически он обвинил папу и весь клир в обмане, идолопоклонстве и богохульстве. По его мнению, Церковь занималась всякими пустяками вроде колокольного звона, пения, пустых церемоний, бормотания молитв и пр. Это выступление мобилизовало католиков Франции. Еретиков стали отправлять на костёр. Так, в январе 1535 года было сожжено 35 лютеран и ещё 300 человек арестовали. Королевская власть попыталась запретить печать и закрыть все типографии, но вскоре выяснилось, что это невозможно. Поэтому, печатное дело поставили под особый контроль парламентской комиссии. С 1538 года началось сближение французского короля с императором и Римом. Протестантов стали жестко преследовать, либеральные времена окончательно ушли в прошлое.

В 1540-1550-е годы во Франции распространяется учение Кальвина. Сторонников Реформации во Франции стало значительно больше. Идеи кальвинизма были близки буржуазии, особенно учение об абсолютном предопределении. Кроме того, кальвинизм создавал мощные организации, которые могли противостоять другим протестантским направлениям и контрреформации. В этот период во Франции ряды кальвинистов укрепляются за счёт дворянства и католических клириков из низшего, разночинного клира, которые переходят в протестантизм. Правительство Генриха II (правил с 1547 г. — по 1559 г.) ужесточает меры против протестантов. В октябре 1547 года при парламенте была создана т. н. «Огненная палата», которая вела дела по делам ереси. Большинство приговорённых было из среды низшего духовенства и ремесленников, т. к. дворяне и богатые буржуа имели средства и влияние, чтобы откупиться, замять дело, или сбежать за границу.

В отличие от Германии, где главной движущей силой Реформации выступило крестьянство и Нидерландов, где в революционном движении преобладала буржуазия, во Франции борьбу начало дворянство (французская буржуазия в большинстве своём не решилась взяться за оружие). Причём дворяне, когда их притязания провалились, снова в своей массе перешли в католичество. Зажиточная буржуазия, когда после отмены Нантского эдикта в 1685 году началось массовое изгнание гугенотов из Франции, была вынуждена уехать из страны. Дворяне мечтали о конфискации церковных земель и получения политических прав. Крупные гугенотские сеньоры мечтали о разделе Франции на ряд самостоятельных провинций, о возвращении во времена до объединения государства под сильной властью короля. В результате «гугеноты религиозные» далеко не всегда были заодно с «гугенотами политическими». Их интересы сильно различались.

В региональном плане оплотом гугенотов стал юг Франции, который позже всех остальных областей был включён в состав единого французского государства и всегда был центром различного рода ересей (достаточно вспомнить Альбигойские войны – серию военных кампаний, инициированных Римом по искоренению ереси катаров в области Лангедок). Южные города пользовались большой автономией, и усиление центральной власти сопровождалось нарушением привилегий горожан. Наиболее известные центры – это Ла-Рошель, Ним, Монтобан, Монпелье. До Варфоломеевской ночи они защищали свои старые права и прежде всего, право свободы от королевских гарнизонов. Наличие королевского гарнизона означало полное подчинение города центральной власти (особенно в сфере выплаты всех податей, которые постоянно росли).

Однако до 24 августа 1572 года города не шли на открытый конфликт с королевской властью. Варфоломеевская ночь привела к восстанию почти всего дворянства на юге страны. Даже в этот момент города не сразу порвали с королем. Лишь после того, как в городах власть захватили радикальные элементы («рьяные»), они начинают поддерживать дворянство и финансировать его.

Верность католичеству и королю сохранило дворянство севера, северо-востока страны, большая часть бюрократического аппарата, которая была создана королевской властью, буржуазия северных городов, в первую очередь Парижа. Столица сыграла огромную роль в религиозной войне во Франции – это был огромный город с 300 – 500 тыс. населением (данные различных исследователей отличаются). Северная буржуазия выступала с лозунгом: «единый бог, единый король, единая вера, единый закон». Париж имел слишком много преимуществ от единства страны и сильной центральной власти, чтобы выступить против короля и католичества. Осталось верным старой религии и большая часть крестьянства. Ересь во Франции была порождением города, дворянства и интеллигенции. Мелкое крестьянское хозяйство во Франции не было разрушено, как в Англии, не произошло и резкое ухудшение жизни крестьян, как в Германии. Поэтому крестьяне в своей массе сохранили верность католицизму и королю. К тому же крестьяне видели в гугенотах-дворянах классового врага, который мог вернуть страну во времена феодальных войн, регулярных грабежей и насилий.

1559 году трон занял Франциск II. Он ничего не понимал в государственных делах, поэтому вся власть перешла в руки дядям его жены Марии (шотландская королева Мария Стюарт) Гизам. Франсуа Гиз возглавил армию, епископ Лотарингский и кардинал взял в руки гражданское управление. Это привело к созданию двух властных противоборствующих группировок. Гизы привлекли на свою сторону мать короля Екатерину Медичи, но оттерли от власти любимца покойного короля Генриха II коннетабля Монморанси и его родственников адмирала Колиньи и двух его братьев, а также постарались отделаться от ближайших родственников королевского дома, Бурбонов. Принцы крови и вельможи образовали единый фронт против Гизов. Старший представитель Бурбонов Антуан по браку с королевой Наваррской стал королем крошечного государства на границе Франции и Испании. Его жена была страстной поклонницей учения Кальвина, обиженный принц также стал склоняться к кальвинизму. В результате Наварра стала центром оппозиции.

Ситуацию ухудшил ещё один фактор. Франция заключила мир с Габсбургами. Большая часть армии была распущена. Множество офицеров и солдат осталось без дела. Многие были южанами и составили первые кадры дворянского мятежа. Французские и немецкие кальвинистские священники объявили, что недовольные могут взяться за оружие в борьбе с «узурпаторами» (Гизами). Был составлен заговор, во главе которого встал Конде. Он планировал отстранить от власти Гизов, созвать генеральные Штаты и обеспечить интересы Бурбонов и французских протестантов. Заговорщики собирались захватить короля и действовать от его имени. Если бы Франциск стал упорствовать, его решили низложить и отстранить от власти Гизов. Заговор получил название Амбуазского, так как королевский двор тогда находился в замке Амбуаз.

Гизы узнали о заговоре и вызвали Колиньи. Его спросили о причинах недовольства. Адмирал объяснил появление заговора преследованием протестантов и предложил издать эдикт, который успокоит страну. Эдикт от 8 марта 1560 года приостановил гонения за религию и обещал амнистию всем, кроме заговорщиков и кальвинистских проповедников. Вожди заговорщиков успокоились, но дворяне решили попробовать реализовать план захвата короля самостоятельно. В Амбуаз были двинуты войска, но они потерпели поражение. Эдикт от 8 марта был отменён и всех арестованных казнили без суда и следствия. Пленных солдат и командиров вешали на виселицах, стенах Амбуазского замка и топили в Луаре. Однако истинные зачинщики не пострадали. Они обратились за материальной помощью к Англии и протестантским германским князьям. В свою очередь Гизы попросили помощи у испанского монарха. Стране появились слухи о близкой высадке английского десанта.

Гизы от имени короля вызвали ко двору Антуана и Конде. Их арестовали и предали суду. Конде был приговорён к смерти. Его спасла неожиданная смерть короля – он скончался 5 декабря 1560 года. Новым королем стал несовершеннолетний Карл IX (правил с 1560 г. по 1574 г.) и законным опекуном стал Антуан Бурбон. Екатерина Медичи смогла заставить его отказаться от своего права на опеку, но приблизила к себе, чтобы ослабить влияние Гизов. В декабре 1560 года в Орлеане были созваны Генеральные штаты, в 1561 году Штаты созвали в Понтуазе. Однако они не смогли, да и не хотели, вернуть мир в стране. В январе 1562 года правительство издало «эдикт терпимости». Кальвинистам даровали свободу вероисповедования вне городов и собрания в городах. Этот закон озлобил католиков и не мог полностью удовлетворить протестантов (большинство гугенотов жило в городах).

В Париже время от времени происходили погромы и избиения протестантов. На юге Франции жертвами становились католики. Страна скатывалась к гражданской войне на религиозной почве. 1 марта 1562 года Франсуа Гиз устроил бойню в месте Васси. Париж после этого события встретил Гиза, как героя. Это событие привело к серии расправ над кальвинистами. В Париже протестантов изгоняли под угрозой виселицы. Протестанты ответили погромами католиков, гугеноты заняли Лион, Орлеан, Тулузу, Бурж. Страна окончательно раскололась и началась религиозная война.

День Святого Варфоломея (24 августа 1572 г.)

Королевский брак

Сен-Жерменский договор 1570 года стал новой попыткой установления гражданского мира и положил конец третьей религиозной войне. Однако это вызвало гнев ультра-католиков, которые во главе с семьей Гизов сочли его слишком благоприятным для протестантов.

Королева-мать Екатерина Медичи, надеясь навсегда установить национальное примирение, помогла заключить брак Анри Наваррского, будущего протестанта Генриха IV, с Маргаритой де Валуа, сестрой Карла IX. Многочисленные протестантские дворяне из свиты короля Наварры приехали в Париж на свадьбу, которая состоялась 18 -го августа.

Возможная война против Фландрии

Лидер протестантской партии адмирал де Колиньи, фаворит короля, убеждал его принять участие в войне, которая происходила в Нидерландах (или Фландрии).Его идея заключалась в том, чтобы Франция объединила свои силы с принцем Оранским и поддержала тех, кто восстал против Филиппа II Испанского. Он был убежден, что война против Испании будет лучшим способом примирения католиков и протестантов, объединившихся против общего врага.

Покушение на де Колиньи

22 августа было совершено покушение на адмирала де Колиньи, когда он выходил из королевского совета во дворце Лувр.Попытка не удалась, но адмирал был ранен. Вероятно, это была работа семьи Гизов, которые были очень настроены против войны во Фландрии; и Испания могла принять участие в сюжете.

Убийство протестантских лидеров

  • Резня в день святого Варфоломея в Париже (1572 г.) — Франсуа Дюбуа © С.H.P.F.

Люди были ошеломлены этой новостью, а атмосфера в Париже была взрывоопасной.

В ночь на 23 августа состоялся королевский совет, на котором было принято решение убить адмирала де Колиньи и некоторое количество лидеров гугенотов.Колокола Сен-Жермен-л’Оксеруа забили тревогу.

Адмирал был зверски убит в своем доме, а его тело выбросило из окна. Многие дворяне-гугеноты были убиты во дворце Лувра или на улицах столицы; застигнутые врасплох ночью, они не смогли защитить себя — как писал Теодор де Без, их убили «как овец на бойне».

Резня распространилась по всему Парижу

  • День святого Варфоломея — 24 августа 1572 г. © С.H.P.F.

Резня продолжалась три дня по всему Парижу, но король не мог контролировать ситуацию. Насилие было на пике. Католики, узнаваемые по белому кресту на шляпах, напали на все дома протестантов.

Улицы были красные от крови. Число жертв в Париже оценивается примерно в 4.000 человек. 26 августа король встал в парламент и взял на себя ответственность за резню.

Резня распространилась на провинцию

По мере распространения новостей насилие вспыхнуло и в провинциях; местный св.Варфоломейская резня произошла с августа по сентябрь 1572 года в Ла-Шарите, Мо, Орлеане, Лионе и других городах. Всего в провинции было убито не менее 10 тысяч человек.

Папа Григорий XIII приветствовал эту новость с энтузиазмом: он приказал провести мессы благодарения и изготовил специальную медаль в ознаменование этого события.

Резня св.Варфоломей привел к новой войне

Резня святого Варфоломея была самым трагическим событием религиозных войн, и ее можно вспомнить как начало четвертой войны между католиками и протестантами.

Санкт-ПетербургДень Варфоломея, резня

Резня в День святого Варфоломея была резней гугенотов, начавшейся в Париже 24 августа 1572 года. 12), а в Орлеане (21 апреля) — это самая известная резня гугенотов во Франции. Это не была заранее спланированная мера, а была продиктована «логикой событий», которая имела как политические, так и религиозные причины и в значительной степени была сформирована политикой целесообразности, которую проводила Екатерина Медичис.Это не было результатом глубоко продуманного плана, вдохновленного религиозной ненавистью, хотя многие отдельные убийства были вызваны духом нетерпимости и жаждой мести. Несмотря на слухи о том, что этот план был разработан Екатериной и испанским герцогом Альва еще в Байонне в 1565 году, решение, похоже, было результатом обстоятельств. Тактические действия Екатерины непосредственно перед резней отражают степень взаимосвязи ее внутренней и внешней политики со всем гугенотским вопросом.

Сила гугенотов и французская корона. Поначалу казалось, что события августа 1572 года мало что предвещали. Третья религиозная война закончилась Сен-Жерменским миром (8 августа 1570 года) — на условиях, весьма благоприятных для гугенотов. Екатерина изменила свою политику в отношении последнего. Видя положительную роль для них в сдерживании других партий, она работала над сближением лагерей гугенотов и католиков. Гаспар де Колиньи, лидер гугенотов, получил влиятельное положение в качестве члена Совета, пришел ко двору и вскоре присоединился к королю Карлу IX в планировании кампании против Испании в Нидерландах, чтобы поддержать восстание Вильгельма Оранского.Но подготовка к войне закончилась расколом между королевой-матерью и лидером гугенотов; в то время как Екатерина опасалась испанской военной мощи и не хотела вступать в открытый конфликт с Филиппом II Испанским (ее зять), Колиньи решительно настаивал на тотальной войне. Он также получил поддержку Карла IX, который без ведома Екатерины позволил армии гугенотов выступить на помощь Монсу, осажденному Альвой. Армия была легко разбита испанцами. Екатерина прекратила дальнейшие приготовления к кампании из-за беспокойства о том, что Франция может вести войну в одиночку — нейтралитета в лучшем случае ожидалось от Англии, — и из-за своей зависти к усилению Колиньи власти благодаря его влиянию на молодого короля.Затем она подумала об уничтожении Колиньи — идея, которая пришла ей в голову во время предыдущей войны. Хотя она знала, что его убийство изменит ее политику примирения, она приняла этот факт, но еще не придумала план уничтожения гугенотов одним ударом.

Резня и ее продолжение. 22 августа, через три дня после свадьбы дочери Екатерины Маргариты с Генрихом Наваррским (номинальным лидером гугенотов), Колиньи был ранен двумя выстрелами из аркебузы.Проведенное королем расследование показало, что дом, из которого велись выстрелы, принадлежал бывшему наставнику Генриха, герцогу Гизу; Дядя Генриха, герцог Аумале, познакомил с домом убийцу Мавревеля (Maurevert). Опасаясь, что ее роль в заговоре скоро будет раскрыта и что в результате религиозные войны начнутся заново, Екатерина внушила Карлу IX мысль о том, что главный заговор гугенотов направлен на арест королевской семьи и установление республиканское правительство.Она преодолела его возражения, сославшись на недавние угрозы знати гугенотов, которые требовали справедливости после ранения Колиньи. Король в ужасе согласился на массовую резню, восклицая, что все они должны быть убиты («Qu’on les rue tous»). Приказ был отдан 23 августа на следующую полночь. Гугеноты, собравшиеся в Париже на торжества, связанные с недавней свадьбой Генриха де Наварра, были легкой мишенью. Анри де Гиз руководил убийством Колиньи и ряда других лидеров гугенотов.Карл IX наблюдал за убийством из королевского дворца. Жители Парижа несколько дней охотились на гугенотов; их примеру последовали многие провинциальные города. Тысячи были убиты. Оценки количества жертв в Париже разнятся; имеющиеся цифры не являются надежными. Наивысшая цифра (10 468) указана в «Мартирологии » Жана Креспина. Наиболее часто цитируемая оценка — от 3000 до 4000. Среди наиболее выдающихся жертв были граф де ла Рошфуко, маркиз де Рейнель, М.де Герши, Ж. Гросло, философ П. Рамус и историк П. де ла Плас. Единственными гугенотскими дворянами, которые избежали резни, были молодые принцы крови, Генрих де Наваррский и принц Конде (отказавшийся от своей веры), Комон-ла-Форс, граф де Монморанси и Видам де Шартр.

Внутренне непосредственным продолжением резни стала пятая религиозная война; в результате долгосрочного развития раскол между гугенотским меньшинством и католическим большинством стал еще более глубоким.Внешне Франция явно отмежевывалась от восстания во главе с Вильгельмом Оранским, которого она планировала поддержать против Испании; но ей удалось сохранить хорошие отношения с протестантскими странами, несмотря на их негодование по поводу резни.

Библиография: с. erlanger, Варфоломеевская ночь…, тр. п. О’Брайан (Нью-Йорк, 1962). час noguÈres, La Saint – Barthélemy (Париж, 1959 г.). л. Ромье, «Сен-Бартелеми, римские веяния и премьера резни», Revue du XVI и siècle (1913) 529–560.час bordier, «Сен-Бартелеми и современная критика», (Женева, 1879 г.). c. c. м. час artaud de la ferriÈre, La Saint-Barthélemy: La veille, le jour, le lendemain (Париж, 1892). час привет, Католики и протестанты XVI века e siècle: La Saint – Barthélemy (Париж, 1899 г.).

[ш. j. stankiewicz]

Королева Марго (1994) — Королева Марго (1994) — Обзоры пользователей

Александр Дюма принес легкое повествовательное мастерство, глубокий портретный портрет человека и сверхъестественную способность реанимировать прошлое… Его романы — произведение удивительного ума и чистого очарования, приключения для сердца и разума …

«Королева Марго» дает великолепное, пульсирующее жизнью описание Резни Святого Варфоломея и событий последующих лет. , заканчивая смертью короля Франции Карла IX … Фильм показывает, как религия, безусловно, была основой войны, и углубляется в заговоры, безжалостные убийства и сокрытия, предательство, соблазнение и подстрекательство к инцесту…

«Королева Марго» обильно предлагает кровавую бойню в День святого Варфоломея, как ее стали называть, уничтожив целое поколение гугенотских лидеров, а также создает проницательную характеристику, сложную эволюцию сюжета и острые политические и социальные понимание …

Франция была «первой дочерью церкви» и ее королем, «самым христианским королем», и никто не мог представить себе жизнь иначе … Одна вера, один закон, один король. Это традиционное высказывание дает некоторое представление о том, как государство, общество и религия были связаны воедино в умах и опыте людей… Религиозные войны начались с открытых боевых действий в 1562 году и продолжались до Нантского эдикта в 1598 году …

Фильм открывается в 1572 году …

Адмирал де Колиньи, ныне главный военачальник гугенотов, получил доверие короля и пытается втянуть его в опасную войну против католической Испании … Братья короля, герцоги Анжуйские и Алансонские, и их союзник, молодой герцог де Гиз, выступают против Колиньи и его влияния …

In В попытке вернуть себе власть и добиться мира, королева-мать начала переговоры о выдаче своей прекрасной дочери Маргариты замуж за Генриха Бурбонского, «первого принца крови», следующего в очереди на французский престол…

Однако, хотя это соглашение предназначено для обеспечения мира между соперничающими религиозными фракциями, это брак по расчету, союз протестантов и католиков в то время, когда политическая вражда двух религий была сильной и ожесточенной. … Простые люди не чувствовали такой гармонии, и напряженность в городах и сельской местности росла ..

Изабель Аджани прекрасна, как Маргарита де Валуа, самая красивая женщина во французском дворе … Черные волосы, прекрасный цвет лица, сладострастие глаза, красный и красивый рот, изящная шея, очаровательная фигура лет двадцати, очень «любимая» даже тремя ее братьями… Марго живет великолепно, свободна заниматься своими любовными делами …

Даниэль Отей очень хорош в роли Анри Наваррского, беспокойного лидера гугенотской или протестантской партии, которому со всех сторон угрожают три брата — король, и герцоги Анжуйский и д’Алансон, их мать, и герцог Гиз … Генрих обладал качествами, которые, как молния, особенно ярко сияли в моменты бури и мрака …

Вирна Лиси диктаторский, беспринципный, расчетливый и лукавый, как Екатерина Медичи, королева-мать, наиболее влиятельные личности в религиозных войнах… С безудержной жестокостью — ее глаза иногда могли быть одновременно остекленевшими и проницательными …

С Жан-Юго Англадом в роли бледного молодого короля, Винсентом Пересом в роли злополучного любовника, Паскаль Греггори в роли фаворита Екатерины Сын Асии Ардженто в роли изящно красивой баронессы, «Королева Марго» была номинирована на премию «Золотой глобус» на лучший фильм на иностранном языке и на премию «Оскар» за лучший дизайн костюмов … Каннский кинофестиваль вручил Вирне Лиси награду за лучшую женскую роль… Приз жюри получил режиссер Патрис Шеро ..

Резня в день святого Варфоломея | Христианская история

Подпишитесь на «Христианство сегодня» и получите мгновенный доступ к прошлым выпускам «Истории христианства»!

B Утром 24 августа 1572 года перед рассветом в парижском квартале Сен-Жермен-л’Оксеруа прозвенели церковные колокола. Всего за несколько минут до этого солдаты под командованием Анри, герцога Гиза, преодолели сопротивление и убили адмирала Франции, лидера гугенотов Гаспара де Колиньи, в его спальне.Они выбросили тело из окна на землю внизу, где разгневанные толпы позже изувечили его, отрубив голову и руки, и потащили по улицам Парижа. Когда Гиз выходил из жилища Колиньи, его услышали, как он сказал: «Это приказ короля».

Убийство вызвало взрыв народной ненависти к протестантам по всему городу. В последующие ужасные дни около 3000 гугенотов были убиты в Париже и, возможно, еще 8000 — в других провинциальных городах.

Этот кровавый сезон, известный как бойня в День святого Варфоломея, окончательно положил конец надеждам гугенотов превратить Францию ​​в протестантское королевство. Это остается одним из самых ужасающих эпизодов эпохи Реформации.

Опасное десятилетие

Историки давно обсуждают причины резни 1572 года. Опираясь на книгу Фрэнсиса Хотмана De Furoribus Gallicis (1573), протестантские толкователи с XVI века часто изображали Колиньи и его единоверцев как героических жертв преднамеренного заговора с целью уничтожения гугенотов. движение, вдохновленное злой королевой-матерью Екатериной Медичис.

С другой стороны,

католических историков обычно следовали королевской интерпретации, которую король Карл IX издал через два дня после начала насилия. С этой точки зрения, король и его совет назвали насилие оправданным упреждающим ударом для защиты католической короны от протестанта …

Вы достигли конца этой статьи.

Чтобы продолжить чтение, подпишитесь сейчас. Подписчики имеют полный цифровой доступ.

Уже подписчик CT? Войдите в систему, чтобы получить полный цифровой доступ.

Резня в день святого Варфоломея

Начиная с 24 августа 1572 года и продолжаясь почти два месяца после этого, десятки тысяч мужчин, женщин и детей были убиты по всей Франции в рамках продолжающейся войны, чтобы решить, чей Иисус был прав.

Религиозные войны во Франции

Несмотря на то, что он кипел годами, ад в Европе разразился после того, как Мартин Лютер прибил длинный список жалоб на католицизм к дверям Замковой церкви в Виттенберге, Саксония, в ночь на Хеллоуин 1517 года.В том, что священник делал это, не было ничего необычного. Это было обычным способом для духовенства предлагать вопросы для обсуждения между собой для дальнейшего личного обсуждения позднее. Что отличает этот случай от всех других бумаг, прибитых к дверям церкви, так это то, что кто-то перевел слова с латыни на немецкий. Большинство обывателей не умели читать по-латыни, но некоторые умели читать по-немецки. После перевода содержание этой диссертации распространилось со скоростью лесного пожара.

Этот акт, который часто называют искрой протестантской Реформации, вызвал серию религиозных войн между народами и внутри них.

Восстание и преследование гугенотов

Протестантизм уже сделал сильные набеги на Францию ​​к середине 16 -го века, и многие из них следовали учениям Мартина Лютера и Жана Кальвина.

Кальвин был уроженцем Франции, который бежал от преследований, но нашел дом в Швейцарии, где он опубликовал религиозные трактаты, такие как Институты христианской религии и Церковные таинства .Популярный, особенно среди знати, кальвинизм вскоре утвердился во Франции благодаря помощи бурбонского принца Конде и Генриха Наваррского. Тем не менее французская монархия неизменно оставалась католической.

По мере того, как протестанты становились все более и более смелыми, предпринимая такие действия, как « Affairs des Placards », а также печатали и распространяли трактаты Кальвина и другие протестантские трактаты, французская монархия усилила преследования.

В 1545 году вальденсы были убиты в Мериндоле, а в 1551 году король Генрих II издал эдикт Шатобриана , который, среди прочего, позволил королю конфисковать собственность протестантов.Примерно в это же время протестанты нескольких реформированных конфессий стали называться гугенотами. (Почему их так назвали, точно не известно.)

Битва начинается

К 1560 году численность гугенотов выросла, и несколько аристократических протестантов разработали неудавшийся заговор с целью вырвать власть у католиков, известный как заговор Амбуаза. В то же время значительно возросла практика уничтожения католических икон в церквях (иконоборчество).Кроме того, к концу этого года ребенок Карл IX стал королем Франции, но под контролем его матери Екатерины Медичи.

За этим восхождением последовали три войны — первая (1562-1563 гг.), Вторая (1567-568 гг.) И третья (1568-1570 гг.) — и каждая из них сопровождалась столкновениями, сражениями, резней, убийствами и всеобщими беспорядками. Для католиков заметными участниками были герцоги Гизы (Франциск и Генрих), Антуан де Наваррский (не путать с Генрихом) и Генрих III, герцог Анжуйский.

С протестантской стороны в число авторитетов входили Генрих Наваррский, принц де Конде, адмирал Колиньи, Вильгельм Оранский и герцог Цвайбрюккен.

Временный мир

Третья война закончилась подписанием Сен-Жерменского мира в августе 1570 года, хотя напряженность оставалась высокой, а периодические массовые убийства гугенотов продолжались по всей Франции.

Чтобы справиться с беспорядками, Екатерина Медичи организовала брак между своей католической дочерью Маргаритой де Валуа и протестантом Генрихом Наваррским в Париже 18 августа 1572 года.

Все блестящие представители протестантского движения собрались в Париже на свадьбу и считали, что в соответствии с Сен-Жерменским договором они были в безопасности. Эксперты расходятся во мнениях относительно того, кто и что заказал, но вскоре после свадьбы Генри и Маргарет напряженность резко возросла.

Покушение на покушение

Одним из самых могущественных протестантских лидеров был адмириал Гаспар де Колиньи, и 22 августа 1572 года, когда он оставался в Париже на праздновании королевской свадьбы, на его жизнь было совершено покушение.По мнению некоторых, это было частью заговора Екатерины и других с целью «избавиться от пяти или шести голов» и, таким образом, положить конец «гражданским раздорам», раздиравшим Францию ​​в течение последних 10 лет.

Однако это не удалось и, по одной из версий:

[Екатерина] узнала. . . что гугеноты решили. . . отомстить за покушение на убийство Колиньи маршем на Париж; она знала, что католики готовятся к защите, и предвидела, что в отношениях с обеими сторонами король будет одинок и бессилен.. . . Угрозы гугенотов и испуг ее сына побудили Екатерину попытаться предотвратить эту гражданскую войну, организовав немедленную резню протестантов.

Резня

24 августа 1572 года началась резня. Некоторые приписывают вину герцогу Гизу, а другие говорят, что это была идея Екатерины:

Именно из-за того, что нападение на Колиньи 22 августа провалилось, Екатерина задумала устроить всеобщую резню.. . . [который] возник в сознании Екатерины под давлением своего рода безумия; она видела в этом решении средство сохранить свое влияние на короля и предотвратить месть протестантов, которые были возмущены нападением на Колиньи. . .

Те, кто считает, что Екатерина была причастна к заговору, говорят, что она и другой сын, герцог Анжуйский, убедили Карла IX одобрить заговор, о чем он, по слухам, сказал:

Господи! Поскольку вы считаете правильным убить адмирала, я согласен, но все гугеноты во Франции также должны погибнуть, чтобы потом не осталось ни одного, чтобы упрекнуть меня.

В любом случае резня была спланирована и возглавлена ​​герцогом Гизом:

Кто получил полное руководство предприятием [и] вызвал ночью нескольких капитанов. . . и некоторые командиры. . . и сказал им, что Царь желает, чтобы они отомстили по воле Бога. . . . Сигнал к началу резни должен был подаваться колоколом дворца, а знаками, по которым они должны были узнавать друг друга в темноте, были кусок белого полотна, обвязанный вокруг левой руки, и белый крест на шляпе.

Атака началась, когда адмирал Колиньи был загнан в угол в своей квартире:

Бесме [один из людей герцога де Гиза] нанес ему удар мечом в тело, а, вынув меч, еще один удар в рот, из-за чего его лицо было изуродовано. . . . Потом герцог Гиз. . . спросили, и они выбросили тело [Колиньи] через окно во двор. . . . После того, как тело [Колиньи] подверглось всевозможным оскорблениям. . .[они] наконец отрубили ему голову, которую отправили в Рим.

После этого город вспыхнул, и католики тысячами истребили гугенотов в Париже и других городах. По имеющимся данным:

[Многие] выбиты в дверях домов гугенотов. . . [и] на следующее утро кровь текла ручьями; дома богатых разграблялись независимо от религиозных взглядов их владельцев.

Хотя Карл IX послал своим провинциальным губернаторам инструкции по подавлению насилия:

[В] двенадцати городах, которые действительно пережили резню.. . когда-то были значительные протестантские меньшинства, которые в некоторых случаях фактически были захвачены силами гугенотов в предыдущих войнах. . . [где] католическое большинство остро ощущало угрозу религиозного загрязнения.

Чтобы избежать смерти, Генрих Наваррский и принц Конде на короткое время обратились в католицизм, пока не сбежали из Парижа. По оценкам, число протестантов, убитых к моменту окончания резни в октябре 1572 года, колеблется от 2 000 до 70 000 человек.

Если вам понравилась эта статья, возможно, вам понравится наш новый популярный подкаст The BrainFood Show (iTunes, Spotify, Google Play Music, Feed), а также:

Разверните для ссылок

Варфоломеевская ночь (Мериме)

Проспер Мериме, после 1850 г.

Варфоломейская ночь (франц. Chronique du règne de Charles IX ) — исторический роман французского писателя Проспера Мериме, впервые опубликованный 5 марта 1829 года. Роман предлагает панораму Франции Карла IX.о ночи святого Варфоломея и осаде Ла-Рошели. Еще в 1832 году издательство Брауншвейг Vieweg опубликовало перевод на немецкий язык Карла фон Лютцова (1794–1868).

Историческая справка и источники Мериме

В своем предисловии Мериме проводит различие между тремя противоборствующими сторонами во время гугенотских войн — протестантами (гугенотами), королем и гизенами (папистами). В конце романа католическая армия снимает осаду Ла-Рошели.Заключен четвертый мир во время гугенотских войн. После смерти принца Конде протестантов возглавляет адмирал де Колиньи. Главы папистов — герцоги Гизы Франц фон Лотринген и его старший сын Генрих. Из современных авторов, писавших на эту тему, Мериме рекомендует Монлюк, Брантом, д’Обинье, Таванн и Ла Нуэ. [1] Среди этих источников он предпочитал работы д’Обинье.

action

1572, до 24 августа

Когда молодой сельский дворянин Бернар де Мержи впервые прибыл в столицу Парижа верхом в 1572 году, у него не было опыта дуэлей.Благородный новичок еще не участвовал ни в одном сражении. В таверне «Золотому льву» близ Этампа цыганка Мила предсказала, что прольет собственную кровь. На следующее утро после запоя кошелек Бернара, включая дукаты, и прекрасная лисица исчезли.

Бернар из протестантской семьи должен присоединиться к следующей кампании адмирала Колиньи во Фландрию, согласно желанию своего отца. В Париже, спустя семь лет, он снова встречает своего старшего брата, капитана Жоржа де Мержи. Джордж смеется над своим братом, заменяет украденное и пытается отговорить его от приключений во Фландрии.Джордж говорит, что изменил свою религию из-за любовной связи. В «Gasthaus zum Mohren» Бернар знакомится с двумя молодыми католическими дворянами. Барон де Водрей и виконт де Бевиль рассказывают ему о жизни и происходящем при дворе. Недавно был ужасный Raffiné [2] Граф фон Комминг, увлеченный капризной фрейлиной графини Дайан де Тургис. Католик Георгий ведет своего брата в церковь Сен-Жак. Протестант Бернар соглашается, потому что мессу красноречивого отца Любина посещают прекрасные фрейлины.Действительно, молодой человек видит графиню фон Тургис рядом с пресловутым Коммингом.

Бернарду не дает покоя удача. Адмирал Колиньи принимает в свои ряды сына своего старого товарища. Карл IX отправляет молодому человеку свидетельство корнета. После того, как новый корнет в Мадридском замке лично поблагодарил своего короля, графиня де Тургис проносится мимо него. Бернарда, явно пораженного красотой этой молодой женщины, яростно отталкивает Коммингес. У молодого дворянина не было выбора, и он вызвал знаменитого фехтовальщика на дуэль.Графиня дарит Бернарду небольшой плоский золотой медальон в качестве амулета. Дуэль происходит на лугу Сены Пре-о-Клерс вместо. В своей первой дуэли с режущим и колющим оружием Бернар наносит удар лучшему рафину в суде и вынужден опасаться наказания короля. Его брат прячет раненого победителя. Старая Марта Микели по прозвищу Камилла — в союзе с графиней — заботится и лечит больных в соответствии с «правилами магического сочувствия» [3] . Бернар де Мержи и Дайан де Тургис становятся любовниками, которым Бевиль может принести хорошие новости.Благодаря заступничеству Королевы-матери дуэлянтка была помилована Королем. Бернар подозревает, что обязан королевской милостью своей возлюбленной. С тех пор фехтовальщик на мечах Бернар пользуется при дворе таким же уважением, каким был когда-то Коммингес.

Карл IX цитирует Джорджа про себя и говорит ему, что хотел бы, чтобы капитан стрелял в адмирала. Король чрезвычайно искусен, он знает почти все, что происходит в Париже. Колиньи оскорбил капитана за его изменение веры. Поскольку Джордж не хочет становиться убийцей, его отправляют в свою компанию в Мо обратной почтой.За два дня до Варфоломеевской ночи Колиньи был смертельно ранен выстрелом из винтовки некоего Maurevel [4] .

Бернар, протестант, подвергается преследованиям на улице со стороны группы парижских католиков, и ему удается избежать верной смерти только благодаря мужественному вмешательству красноречивого отца Любина, который случайно проходит мимо. Бернар узнал среди католиков барона Водрея и говорил с ним спокойным тоном перед ссорой. Водрей предупредил друга.

24 августа 1572 года, Париж: Варфоломейская ночь

В начале этого раздела Мериме цитирует трагедию Томаса Отуэя Venice Preserv’d (1682): « Те из нас, кто щадит нашего отца , брат или друг погибнуть «. [5]

Убийца Колиньи Мавревель идет прямо от короля к Джорджу со списком. Все убитые протестанты с улицы Сен-Антуан стоят на ней.Джордж не присоединяется, передает команду своему корнету, покидает труппу, позже арестовывается за невыполнение приказов и снова освобождается. Дайан знает о кровавой бойне в Париже и умоляет Бернарда в последнюю минуту обратить его в свою веру и таким образом спасти его шкуру. Бернар остается протестантом.

Джорджу предстоит наблюдать зверства на пути к своему брату. Цепи, натянутые на улицах, мешают ему двигаться вперед. Карл IX стреляет в гугенотов из своего окна. Бевиль сталкивается с капитаном, который не дежурит.Бевиль с неизменным интересом наблюдает, как живых и мертвых гугенотов сбрасывают с моста в Сену. Он указывает Джорджу на женщину, которая висит юбкой на колонне и хочет увидеть ее поближе. Теперь Джордж считал этого зевака одним из самых благородных дворян Парижа. Бевиль говорит, что спрятал ростовщика-гугенота Майкла Корнабона в своем подвале, а взамен получил все его векселя.

Бернар переживает резню в Париже в доме графини Дайан, которая считается набожной.Католические проповедники требуют от верующих повышенной жестокости. Через два дня было убито 60 000 гугенотов. Король тщетно пытается положить конец резне.

1573

Бернар бежит в Ла-Рошель, оплот протестантов, где Ла Нуэ служит адъютантом, спасает тяжело раненого католического капитана Бевиля от раннего захоронения и командует отрядом стрелков, которые по его команде стреляют в него. брат Георгий с лошади. Католические капитаны Бевиль и Жорж де Мержи умирают в больнице.Бернар оплакивает своего брата. Сбылось пророчество цыганки Милы в Этампе. Умирая, Джордж сказал своему брату Бернарду о жене Тургиса, что она все еще любит его. Рассказчик от первого лица оставляет читателю возможность построить счастливый конец.

Комментарий и прием

Роман «Мериме» содержит обширный паноптикум исторических и вымышленных актеров и, таким образом, показывает основные характеристики исторической новеллистики. Он колеблется между двумя способами репрезентации: некоторые характеристики только акцентируются автором по мере того, как он проходит мимо, и как бы с опозданием.Так что Бевиль объявляет себя молодым в лагере смерти только в последней главе. Впрочем, его возраст читатель уже видит из названия третьей главы — «Юные придворные». Иногда рассказчик также характеризует своих персонажей в прямом комментарии — например, когда он показывает в главе 9, что графиня де Тургис по-прежнему будет играть главную роль в его романе.

Иногда голос анонимного рассказчика от первого лица индивидуализируется дополнительными комментариями. Он объясняет употребление вина французским: «чай и кофе еще не были обычным явлением.» [6] В восьмой главе -» разговор между читателем и автором «- ослабляет ожидание автора, читателей. Возможно, в этой главе у него есть структурная слабость в его взглядах на его взгляды, связанные вместе эпизоды которых делают повествовательный поток кажется прерывистым и резким. Мериме выделяет некоторые вещи из богатства исторических событий, но, к разочарованию читателя, не всегда заканчивает их с таким же вниманием к деталям. Например, в конце восьмой главы Шарль де Телиньи, зятя Колиньи, и в конце десятой главы, озаглавленной «Охота», был воспроизведен эпизод, в котором Телиньи попал в немилость короля, произнеся громкое высказывание.Однако рассказчик не описывает убийство гугенота Телиньи в Варфоломеевскую ночь. Он лишь предполагает, что король не забыл дерзкое высказывание протестанта, переданное ему придворным. То же самое и с бароном Водрей. Барон хорошо знаком с парижскими обычаями и традициями дуэльной знати. Он советует и наставляет Бернарда, неопытного новичка из провинции. Но Водрей просто больше не упоминается во время Варфоломеевской ночи и после нее.

Последняя глава Мериме, кажется, сформирована атеизмом 19 века, когда умирающие воины отказываются от духовной поддержки.

Свидетельства

В двух письмах своему другу Альберту Стапферу Мериме выразил странную дистанцию ​​от одной из своих самых сильных работ:

  • 16 декабря 1828 года: «Я пишу плохой роман, который меня утомляет». [7]
  • 17 марта 1829 года: «Я злюсь, что вы купили мой плохой роман». [8]

На прием романа в Германии

В 1833 году произведение было воспринято как слишком кровожадное, а также «слишком рваное и отрывочное» (ср.критика со стороны Allgemeine Literatur-Zeitung по веб-ссылкам). В своем предисловии к новому изданию романа 1957 года Герберт Кюн похвалил повествовательную технику Мериме за виртуозную вставку исторических фигур, таких как Карл IX. и Колиньи в ролях второго плана. [9]

См. Также

Немецкие издания

  • Бернар Мерджи или Варфоломейская ночь. Историко-романтическая живопись XVI века. Свободно переведен с французского Карлом фон Лютцовым, Великим Герцогом Мекленбург-Шверинским Чемберленом, Рыцарем Королевского Прусского Ордена Святого Иоанна.Фридрих Веег, Брауншвейг 1832. Первая часть: 208 страниц, вторая часть: 150 страниц.
  • Варфоломейская ночь, исторический роман . Перевод Генриха Эльснера. Verlag Becher & Müller, Штутгарт и Каннштатт 1845 г.
  • Варфоломейская ночь. Роман 1572 года. Перевод с французского Каролы Фрейн фон Крайльсхайм и Гертруд Фогель. Пауль Франке, Берлин, 1920 г. 292 страницы.
  • Варфоломейская ночь. Передано от Гертруды Оуккамы Кнуп.Insel-Verlag, Leipzig 1925. 289 страниц.
  • Варфоломейская ночь. Перевод с французского Альфреда Семерау. Послесловие Мориса Рэта. Манесс, Цюрих, 1942, 375 страниц.

Использованное издание

Ссылки

Текст на французском оригинале
Немецкие издания
обзор

Примечания

  1. ↑ Издание использованное, стр. 3.
  2. ↑ В тексте раффине — это чувак (использованное издание, стр.48, 144), которые, кроме того, сражаются друг с другом из-за всякой мелочи.
  3. ↑ Используемое издание, стр. 114.
  4. ↑ Mérimée использует другое написание Maurevel.
  5. ↑ Используемое издание, стр. 156.
  6. ↑ Использованное издание, с. 53.
  7. ↑ Используемое издание, с. XXI.
  8. ↑ Используемое издание, стр. Хх.
  9. ↑ В предисловии к изданию использовано, стр. Xiv — xx.

BBC — История — Британская история в глубине: что, если бы заговор с порохом увенчался успехом?

Введение

Как выяснилось на самом деле, есть две очень веские причины, по которым Пороховой заговор потерпел неудачу.Первая заключалась в том, что заговорщики попали в двойную уловку большинства заговорщиков раннего Нового времени: чтобы заставить восстание работать, нужно было задействовать множество людей, но чем больше людей знали о заговоре, тем больше оно было вероятность утечки.

В случае с этим средство достижения этого путем убийства большей части английской политической элиты было настолько сенсационным и морально тревожным для большинства людей, что вероятность того, что кто-то дует свисток, была необычно высока.

Именно это и произошло; один из людей, привлеченных к участию в заговоре на его поздних стадиях (вероятно, нестабильный Фрэнсис Трешем), рассказал об этом своему оппортунисту лорду Монтиглу, который предупредил правительство.Другая причина, по которой заговор провалился, заключалась просто в том, что порох не взорвался.

Когда он был перенесен в журнал Лондонского Тауэра после того, как был пойман Гая Фокса, было обнаружено, что он «разложился»; то есть он делал то, что всегда делал с порохом, когда его слишком долго оставляли сидеть, и разделялся на составляющие химические части, делая его безвредным. Если бы Гай погрузился в факел, когда Парламент был готов над ним, все, что произошло бы, было бы влажным шумом.

Однако обе эти роковые слабости были обусловлены одной исторической случайностью; отсрочка парламента. Первоначально оно было запланировано на 3 октября 1605 года, и только оставшиеся в Лондоне следы бубонной чумы заставляли отложить это мероприятие на месяц.

Предположим, что эта единственная переменная была удалена и этим летом в столице не было чумы. Парламент собрался бы за месяц до этого, очень вероятно, когда порох (хранившийся в подвале с июля) был еще смертельно эффективен, и, возможно, до того, как один из менее осторожных заговорщиков потерял хватку духа, чтобы поговорить с Монтиглом.

Таким образом, мы вправе предположить, что в октябре 1605 года король Джеймс, королева Анна и обе палаты парламента действительно взлетели бы вместе, оставив католических заговорщиков готовыми захватить королевство. Что было бы тогда?

Кровавые последствия

Фрагмент гравюры, показывающей казнь заговорщиков пороха. © Почти наверняка это привело бы к катастрофе для английской римско-католической общины.План заговорщиков состоял в том, что, пока Гай взрывает парламент, большинство остальных отправятся в Мидлендс, чтобы захватить старшую дочь мертвого короля Элизабет из ее резиденции в Уорикшире и начать там вооруженное восстание, которое распространится на весь мир. захватить страну.

Старший сын короля, Генрих, умер бы вместе со своими родителями, а младший, Чарльз, должен был быть взят в плен в Лондоне, прежде чем заговорщики уйдут, а затем доставлены в Мидлендс, чтобы присоединиться к его сестре.

Что действительно важно в результатах, так это не то, что взрыв не произошел, и не то, что заговорщики не смогли найти Чарльза, чтобы схватить его перед поездкой на север, но то, что когда они достигли центральных графств, они вели себя так, как будто вся схема сработала. , объявив своим друзьям, что король мертв.

Несмотря на эту ложь, к ним присоединилось очень мало новобранцев, и проект по захвату Елизаветы пришлось отменить. Небольшая вооруженная группа, которую они собрали, была выслежена протестантскими линчевателями во главе с местными властями, а затем была убита или взята в плен.

Вряд ли все было бы иначе, если бы произошел взрыв, даже если бы заговорщики схватили королевских детей. По очевидным причинам безопасности большая часть небольшой английской католической общины не была проинформирована о заговоре, и один важный член, который услышал об этом случайно, Генри Гарнет, лидер английских иезуитов, пришел в ужас и приказал заговорщикам воздержаться.

По мере распространения новостей о массовом убийстве в Вестминстере и восстании в Мидлендсе, остальные английские католики были бы застигнуты врасплох и были бы потрясены масштабом преступления.

У них не было бы физического или эмоционального положения, чтобы поддержать мятежников, и они были бы окружены протестантами, которые слышали о зверствах в столице и восстании, зная, что католики несут ответственность за и то, и другое, и оставались бы под командованием их выживших местных лидеров.

Почти наверняка они взялись бы за оружие в панике, набросились бы на католиков в своих областях, заключили в тюрьмы или убили их, что в английском эквиваленте волны ненависти и страха, которая подтолкнула французских католиков к резне протестантов. в день святого Варфоломея в 1572 году.

Протестантское ополчение и дружинники собрались бы против повстанцев в Мидлендсе и сокрушили бы их. Маловероятно, что заговорщики убили бы королевских детей в окружении. Их действительное поведение, когда они были брошены на произвол судьбы, было благородным смирением с мученической смертью.

Католические державы Европы выразили бы протест против резни, нанесенной их единоверцам, но убийство короля, королевы и пэра сделало бы многое, чтобы оправдать это в глазах иностранных государств.

Абсолютная монархия

Ирландская проблема была бы решена с помощью программы массовой конфискации и массовой евангелизации, оставив три протестантских королевства под одним монархом. Короче говоря, если бы Гай Фокс добился успеха, британское государство превратилось бы в протестантскую абсолютную монархию, как это сделали Швеция, Дания, Саксония и Пруссия в течение 17 века; но намного сильнее, чем любой из них. Как таковая, она, в свою очередь, заплатила бы цену этого достижения, поскольку ее могущественная монархия рухнула в результате революции в наше время.

Но есть и другой сценарий. Предположим, что английское протестантское большинство было достаточно шокировано и деморализовано уничтожением своей правящей элиты и достаточно успокоено обещаниями религиозной терпимости, предложенными новым правительством, контролируемым католиками, чтобы уступить заговорщикам.

Королевские дети должны были быть переданы на воспитание иезуитам во главе с кротким и умным отцом Гранатом. Что бы ни думала Элизабет, вполне возможно, что природа Чарльза, как набожная, так и неуверенная, отреагировала бы на них, тем более, что Гарнет подчеркнул бы свое личное отвращение к резне, вызванной взрывом.

Карл тогда обратился бы в католицизм, что соответствовало бы его стремлению к порядку, гармонии и красоте, а также его вкусу в искусстве и архитектуре. Многие из его подданных постепенно последовали бы его примеру, пока протестантизм в Англии не превратился в меньшинство, от которого в будущих поколениях можно было бы отказаться от терпимости, как это было во Франции.

Ирландия с энтузиазмом поддержала бы новый режим, сделав англо-ирландские отношения образцом сотрудничества, в то время как Шотландия провозгласила бы независимость при двоюродных братьях Стюартов и стала бы убежищем для английских протестантов; в конечном итоге он, вероятно, был бы завоеван.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.