Собственность в системе общественных отношений: Собственность в системе экономических отношений

Содержание

Собственность в системе экономических отношений

Экономическая мысль 19 века внесла существенный вклад в изучение собственности, как центральной экономической категории. Французский экономист Пьер-Жозеф Прудон (1809 – 1885) сущность собственности определил следующей фразой: «Собственность – это кража». Хотя это определение и не получило признания, однако в нем есть рациональное зерно.

Оно заключается в том, что в основе собственности лежат не природные, а общественные отношения, так как если вещь принадлежит определенному лицу, то она не может принадлежать другому. Следовательно, категория собственность возникает только в обществе людей. Робинзону на необитаемом острове даже мысль не приходит в голову о понятии собственность. Категория собственность имеет место и связана как с людьми, так и с вещами. Нельзя ее рассматривать без вещей, и без общества людей.

Таким образом, собственность – это отношения между людьми, выражающие определенную форму присвоения материальных благ (вещей), и в особенности решающих вещей – средств производства.

Роль и место собственности в системе общественных отношений дает о ней наиболее полное представление.

Собственность – это основа, базис всей системы экономических отношений. От установившихся форм собственности зависят характер распределительных отношений в обществе, а также характер обмена и потребления. Именно от собственности зависит имущественное положение и уровень потребления отдельных социальных групп населения.

Собственность – категория историческая. Ее формы меняются с изменением способа производства. Однако переход одних форм собственности в другие может происходить эволюционным путем, т.е. отмиранием неэффективных форм и заменой более жизнеспособными ее формами. Существует и революционный путь замены форм собственности, т.е. насильственные методы утверждения новых форм собственности.

Теоретические исследования чаще всего направлены на выяснение частной и общественной собственности. Частная собственность выражает присвоение средств производства и результатов труда отдельными лицами – индивидуумами. Общественная собственность означает совместное присвоение средств и результатов производства. Она соединяет производителей со средствами производства как общим достоянием.

Историческая миссия общественной собственности на средства производства состоит в преодолении антагонизма между трудом и присвоением средств производства и результатов труда. Общественная собственность ассоциированных трудящихся может состояться лишь в том случае, когда собственники средств производства являются одновременно и собственниками прибавочного продукта.

Отношения собственности предполагают наличие субъектов и объектов собственности.
В качестве субъектов выступают индивид, коллектив, государство.
В качестве объектов собственности – средства производства, предметы потребления, земля, ее недра, воды, леса.

Представителем или субъектом общественной собственности в СССР стало государство. При этом трудящиеся стали собственниками только необходимого продукта. Хозяевами в обществе неизбежно оказались «соответствующие органы», а провозглашенные хозяевами средств производства и всего общественного достояния трудящиеся таковыми не получились.

Произошло огосударствление собственности, когда у предприятия больше экономической ответственности, меньше экономических возможностей, а у аппарата государственной власти наоборот. Высокий государственный монополизм на средства производства привел к отчуждению трудящихся от собственности и управления производством, а следовательно к снижению их трудовой и социальной активности. Отношения собственности, сложившиеся в СССР, превратились в один из факторов, препятствующих социально-экономическому прогрессу.

Государственные предприятия экономически не были заинтересованы в использовании новых достижений науки и техники. Отсутствие конкуренции лишило предприятия экономических стимулов к повышению качества продукции и снижению издержек производства.

В рамках частной собственности на практике встречаются различные ее формы:

  • индивидуальная трудовая частная собственность;
  • индивидуальная собственность с применением наемного труда;
  • коллективная форма частной собственности (кооперативы, товарищества, акционерные общества).

В рыночной экономике имеет место и государственная собственность в подлинном понимании термина, но не отождествленная с общественной, общенародной собственностью. В экономике США государственная собственность составляет до 10%, в настоящее время в России – около 35%.

Анализ понятия собственности показывает, что она выражает в обществе не только экономические, но и юридические отношения, поэтому она является одновременно категорией и экономики и права. Без юридического оформления объектов собственности соответствующими субъектами не возможно использование средств производства и произведенных продуктов. Юридические и экономические отношения собственности тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены.

В экономической литературе чаще всего выделяют три уровня присвоения объектов собственности:

  • право владения, т.е. право исключительного контроля над благами;
  • право пользования, т.е. право применения полезных свойств благ для себя;
  • право распоряжения, т.е. право решать, кто и как будет обеспечивать использование благ.

Юридические решения, правовые акты могут иметь важное значение в переломные периоды развития общества. С помощью права можно решать экономические задачи по изменению установившихся отношений собственности. Именно этот путь избран в настоящее время в перестройке отношений собственности в странах, в прошлом строящих социализм и коммунизм. Взамен тоталитарной государственной собственности создаются многообразные формы частной и ассоциированной собственности.

Для эффективного функционирования различных форм собственности в рыночной экономике необходимо законодательное закрепление трех различных объектов собственности:

  • недвижимое имущество (недвижимость) – производственные и непроизводственные помещения, дороги, транспортные сооружения, объекты инфраструктуры, земля;
  • движимое имущество (движимость) – имущество свободно перемещаемое: машины, оборудование, инструменты, мебель, ценные бумаги и т.д.;
  • интеллектуальная собственность – изобретения, программное обеспечение электронной техники, рукописи, произведения искусства и т.д.

Права интеллектуальной собственности закрепляются патентами, авторскими правами, товарными знаками и т.п. Значение интеллектуальной собственности особенно возрастает в условиях рыночной экономики.

Собственность в системе производственных отношений

Собственность – это система исторически изменяющихся объективных отношений между людьми в процессе производства, распределения, обмена, потребления, характеризующих присвоение средств производства и предметов потребления.

Собственность, по определению К. Маркса, есть отношение к условиям производства как к своим, и осуществляется она только через само производство[1].

В любом обществе отношениям собственности на средства производства принадлежит ведущая роль, обусловленная тем, что основу экономической жизни общества образует совершающийся в определенной исторической форме процесс производства, который невозможен без соответствующих материальных факторов.

Собственность на средства производства характеризует сущность социально-экономических отношений, господствующих в данном обществе. Она определяет форму, посредством которой рабочая сила приводит в действие средства производства и осуществляет процесс труда. «Каковы бы ни были общественные формы производства, рабочие и средства производства всегда остаются его факторами. Но, находясь в состоянии отделения друг от друга, и те и другие являются его факторами лишь в возможности. Для того чтобы вообще производить, они должны соединиться. Тот особый характер и способ, каким осуществляется это соединение, отличает различные эпохи общественного строя»[2].

Собственность на средства производства выражает экономические различия и характер взаимоотношений между разными социальными группами.

Каждая общественно-экономическая формация характеризуется свойственными ей формами собственности. Данному уровню развития производительных сил соответствуют специфические исторические отношения собственности. Поэтому собственность нельзя рассматривать как самостоятельное отношение, независимое от исторически определенного способа производства. «В каждую историческую эпоху собственность развивалась различно и при совершенно различных общественных отношениях»[3].

Хотя в «Капитале» Маркс глубоко исследует буржуазные формы собственности, проблема собственности не выделена в особую проблему.

В ранних произведениях К. Маркса, особенно в работах, где он полемизирует с французским мелкобуржуазным социалистом П. Ж. Прудоном, содержатся прямые высказывания по проблемам исследования собственности.

К. Маркс в рукописях 1844 г., анализируя отчужденный труд, пишет: «…хотя частная собственность выступает как основа и причина отчужденного труда, в действительности она, наоборот, оказывается его следствием…»[4] Он подчеркивает, что отчуждение труда проявляется не только в готовом продукте, но и главным образом «в самом акте производства, в самой производственной деятельности»[5]. Этот вывод основывается на более фундаментальном положении о том, что труд является сущностью, творческой причиной собственности[6].

Уже в этой ранней работе К. Маркса содержатся фундаментальные положения о том, что отношение частной собственности – это труд, капитал и их взаимоотношение.

К. Маркс достаточно ясно высказывался по вопросам природы собственности, ее места в системе производственных отношений и метода ее исследования в связи с оценкой работы Прудона.

Анализируя книгу Прудона «Что такое собственность?», Маркс писал: «Уже само заглавие указывало на недостатки книги Прудона. Античные “отношения собственности” были уничтожены феодальными, а феодальные – “буржуазными”. Сама история подвергала таким образом критике отношения собственности прошлого»[7].

Логические и исторические границы экономического содержания собственности представлены К. Марксом в первом отделе первого тома «Капитала». В этом отделе Маркс рассматривает собственность только в форме буржуазной собственности.

Собственность нельзя оторвать от категорий «товар» и «капитал». К. Маркс неразрывно связывал собственность с товарным и капиталистическим производством и прямо писал, что в той мере, в какой товарное производство превращается в капиталистическое, в той же самой мере собственность товарного производства превращается в закон капиталистического присвоения[8].

К. Маркс относил собственность к области экономических (базисных) отношений. Это он разъясняет в письме В. И. Засулич о генезисе капиталистического способа производства. Маркс писал: «Частная собственность, основанная на личном труде, вытесняется капиталистической частной собственностью, основанной на эксплуатации чужого труда, на труде наемном»[9].

Собственность, в том числе и собственность на средства производства, – категория сложная, имеющая различные уровни развертывания своего содержания, характер и способ соединения непосредственных производителей со средствами производства образует первую ступень экономического содержания собственности на средства производства. И в этом экономически конкретизированном смысле их содержание совпадает, поскольку в способе соединения собственность находит свое конкретное экономическое содержание. Именно в этом смысле собственность можно назвать основным отношением.

Поиски экономического содержания собственности на средства производства привели многих авторов к тому, что в качестве ее конкретного экономического содержания все чаще стали выдвигать способ соединения непосредственных производителей со средствами производства.

В «Курсе политической экономии» Н. А. Цаголов и многие другие экономисты считают основным производственным отношением способ соединения производителей со средствами производства[10].

Собственность как весьма сложное экономическое явление развертывает свое экономическое содержание на различных уровнях. Поэтому необходимо системное исследование содержания собственности.

Феномен собственности охватывает сложную совокупность общественных отношений, важнейшими из которых являются экономические и правовые.

Лишение системы экономических отношений присвоения собственных, то есть экономических, форм проявления, с одной стороны, и лишение юридической формы собственности собственного, то есть юридического, содержания – с другой, является отрывом собственности от производственных отношений.

Собственность как сложное отношение (подсистема отношений), как исовокупность отношений владения, распоряжения, пользования, реализуется через всю систему экономических отношений данного общества, и, следовательно, познать ее экономическое содержание и закономерности движения возможно лишь через исследование всей системы экономических отношений.

В советской политико-экономической литературе имели место длившиеся десятилетиями, особенно с середины 60-х до конца 80-х гг., методологические дискуссии по поводу уточнения категориального определения собственности, выявления ее места в системе производственных отношений. Несмотря на абстрактно-схо-ластический характер этих дискуссий, ведущий к отрыву экономической теории от хозяйственной практики, советскими эконо-мистами тем не менее был сделан значительный вклад в разработку целостной политико-экономической концепции собственности.

Положение дел существенным образом изменилось в начале 90-х гг. Экономическая наука, как и обществоведение в целом, оказалась в глубоком системном кризисе. В российских вузах вместо политической экономии стали изучаться предметы нового толка: «Экономика», «Рыночная экономика», «Экономическая теория» и т. п. «Экономическая теория», как известно, нацелена на изучение функциональных связей, количественных зависимостей только одной экономической системы – рыночной – на той ступени ее развития, когда она стала зрелой системой, достигла своей классической формы. В результате этого остаются без анализа фундаментальные проблемы историко-экономического процесса (в том числе проблемы собственности), а следовательно, все многообразие теоретических воззрений, определяющих этот процесс.

Между тем научный статус политической экономии определяется прежде всего тем, что она дает целостное представление об условиях и формах экономической деятельности людей. Особенность политико-экономического исследования состоит в том, чтобы рассматривать все экономические и социально-политические явления и процессы с точки зрения: а) причины возникновения; б) законов развития; в) всесторонней взаимосвязи; г) условия отмирания. Отсюда проистекает специфика предмета политической экономии – она исследует качественное своеобразие, структуру и особенности развитых типов экономических систем, их закономерную смену в ходе исторического развития. В этой связи чрезвычайно важное методологическое значение имеет понимание ключевой роли собственности в историко-экономическом процессе. Дело в том, что в любую эпоху собственность выступает в качестве существенного элемента экономической системы. Однако сущность самой собственности, ее места и роли в экономической системе трактуется по-разному.

Как известно, в советской политэкономии сложились два главных направления исследования собственности, каждое из которых имеет свои отличительные особенности. В рамках первого направления собственность рассматривается как экономическая категория (одновременно признается правовой статус собственности). Причем внутри первого направления, в свою очередь, сформировались два подхода к трактовке собственности: ограничительный и расширительный. Согласно ограничительному подходу собственность является главным конституирующим элементом экономической системы, в которой она выступает в качестве отдельного (исходного и основного) производственного отношения. С точки же зрения расширительного подхода собственность сама по себе вообще не может выступать в качестве отдельного, самостоятельного производственного отношения, поскольку она, будучи условием и результатом общественного процесса производства, охватывает всю систему производственных отношений, в пределах которой развертывается ее экономическое содержание.

В рамках второго направления, напротив, собственность рассматривается как юридическая категория, как правовой феномен, означающий фактическую принадлежность вещей (независимо от того, оформлена ли она в нормах права или нет). Собственность как волевое (правовое) отношение представляет собой не отношение определенных субъектов к средствам производства, а отно-шение между ними по поводу владения, пользования и распоряжения средствами производства, где воля одних лиц так или иначе выступает границей для воли других. Иначе говоря, собственность сама по себе (только как волевое отношение) не содержит никакого экономического содержания. Такое содержание собственность получает извне, из производственных отношений.

Несмотря на сближение позиций участников дискуссии, тем не менее полного единства достигнуто не было. Вряд ли правильным будет резкое противопоставление юридических и экономических сторон собственности, поскольку они диалектически взаимосвязаны между собой и при соответствующих условиях переходят друг в друга. По сути своей собственность выступает в качестве интегрирующего, связывающего звена экономических отношений. Вся совокупность этих отношений распадается на две большие группы: 1) отношение между человеком и природой; 2) отношение между людьми. В конечном счете данные отношения складываются по поводу присвоения и соответственно отчуждения материальных благ и услуг.

В этой связи чрезвычайно важно отметить два существенных момента. Во-первых, будучи не только результатом, но и условием процесса производства и воспроизводства, собственность неразрывно связана с производственными отношениями. Вследствие непрерывного функционирования последних, с одной стороны, она постоянно находится в движении, наполняется реальным (экономическим) содержанием. С другой стороны, содержание собственности выражается в многообразных формах (товаре, деньгах, прибыли, проценте, ренте и т. д.). В этом смысле она охватывает всю совокупность производственных отношений.

Во-вторых, собственность всегда характеризует социальную принадлежность объектов присвоения – отчуждения, то есть исторически определенную систему отношений между собственниками и непосредственными производителями, а также между самими собственниками. Данные отношения по сути своей являются волевыми (правовыми) отношениями. Собственность как социально-волевое отношение закрепляется в законодательном порядке и обретает юридический статус. В этом качестве собственность выступает как юридическое выражение производственных отношений.

Собственность как социально-волевое отношение (право собственности) и свойственные ему нормы права может соответствовать или, напротив, входит в противоречие с существующими производственными отношениями, поскольку нормативно-правовые акты, регулирующие экономическую деятельность, с течением времени устаревают и перестают отвечать потребностям общественного развития.

Собственность как социально-волевое отношение (право собственности) является результатом взаимодействия многообразных факторов.

Решающий среди них, конечно же, фактор материально-произ-водственный. Поэтому и собственность неразрывно связана прежде всего с производственными отношениями (хотя, разумеется, и не единственно с ними). Собственность как экономическая категория охватывает всю систему производственных отношений, как юридическая же категория она фиксирует факт социальной принадлежности тех или иных объектов определенным лицам, юридическую форму данной принадлежности (в этой связи различаются частная, государственная, смешанная и т. п. формы собственности).

Итак, собственность представляет собой двойственный феномен. С одной стороны, она характеризует социально-экономи-ческую форму процесса присвоения – отчуждение условий и результатов производства, с другой – социально-правовую форму данного процесса (форму социальной принадлежности тех или иных объектов определенным лицам), то есть юридическую (волевую) форму выражения производственных отношений.

Поскольку собственность играет ведущую, ключевую роль в экономической системе, постольку вся совокупность производственных отношений, их специфика и динамика развития предопределяются отношениями собственности. В силу этого основным вопросом политической экономии является вопрос о главном, сущностном отношении, свойственном экономической системе, то есть об отношении между собственниками условий производства и непосредственными производителями по поводу факторов и результатов общественного производства.

Что же касается качественных преобразований отношений собственности современной России, то они осуществлялись в русле проводившейся политики «шоковой терапии» с целью создания капиталистически ориентированной (либерально-рыночной) многоукладной экономики. Основные элементы «шоковой терапии» –либерализация цен, приватизация и макроэкономическая стабилизация. Все это привело не к созданию нормального классического рынка, а к развалу экономики и обнищанию подавляющего большинства населения России. Реформаторы надеялись, что будет солидное поступление в бюджет страны в виде доходов от приватизации, реструктуризации народного хозяйства (что позволит снизить бремя оборонных расходов и эффективно провести конверсию), либерализации внешней экономической деятельности и интеграции российской экономики в мировую хозяйственную систему, и рассчитывали получить за счет этого крупные инвестиции.

Реформаторы предполагали, что первоначально население ощутит определенные тяготы и лишения, связанные с падением темпов экономического роста. Но уже через несколько месяцев якобы произойдет стабилизация, начнется бурный экономический подъем. Однако реальные результаты оказались совершенно иными, прямо противоположными тем, которых намеревались достигнуть.

Об этом красноречиво свидетельствуют следующие факты. Экономический потенциал страны фактически наполовину разрушен. Подобного разрушения не наблюдалось даже в годы второй мировой войны. Произошел колоссальный спад промышленного производства – более чем на 50 % (для сравнения: во время Великой депрессии 1929–1933 гг. в США он составил 35 %). Огромный ущерб нанесли также и сельскому хозяйству. Была разрушена его материально-техническая база, резко сократилось производство сельскохозяйственной продукции, и как следствие возникла угроза национальной безопасности в продовольственной сфере (доля импортируемого продовольствия в общем объеме потребления продуктов питания превысила 60 %). В результате Россия из индустриально-аграрной страны превратилась в сырьевую.

Радикальное преобразование в экономике обусловили и предопределили, в свою очередь, коренные изменения в других сферах общественной жизни – социальной, политической и духовной. Все эти преобразования иначе как революционными назвать нельзя, так как любые крупномасштабные социально-экономические изменения в столь рекордно короткие сроки никак не могут быть эволюционными. Провозглашенная установка на деидеологизацию общественной жизни фактически приобрела форму буржуазнойидеологии, выражающейся в ненависти к марксистской идеологии и советской действительности.

Сегодняшняя действительность убедительно свидетельствует о том, что современная экономика России находится в состоянии системного кризиса. Он явился закономерным «шокотерапевтическим» курсом хозяйственных преобразований. К числу причин, обусловивших подобный кризис, следует отнести, во-первых, неадекватную оценку реформаторами столь масштабного трансформационного процесса, происходящего в современной России; во-вторых, отсутствие четко выраженной экономической программы; в-третьих, полное игнорирование позитивных наработок виднейших экономистов-ученых; в-четвертых, подмену целей реформы средствами ее достижения; в-пятых, избрание модели рыночной экономики времен «дикого капитализма» со всеми присущими ему атрибутами, чудовищным ограблением народа в ходе ускоренного передела государственной собственности и первоначального накопления капитала, резкой имущественной дифференциацией общества; в-шестых, отсутствие четкой идеологической определенности в построении нового общества в России. В этой связи возникает необходимость кардинального переосмысления грубых ошибок и принципиальных просчетов выбранного курса реформ.

[1] См.: Маркс, К. Энгельс, Ф. Соч. – т. 46. – ч. I. – с. 482–483.

[2] Там же. – т.24. –с. 43–44.

[3] Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. – т. 4. – с. 168.

[4] Там же. – т. 42. – с. 97.

[5] Там же. – с. 90.

[6] Там же. – с. 113, 139, 140.

[7] Маркс, К., Энгельс, Ф. Указ. соч. – т. 16. – с. 25–26.

[8] Там же. – т. 23. – с. 601.

[9] Там же. – т. 19. – с. 250–251.

[10] См.: Курс политической экономии: в 2 т. / под ред. Н. А. Цаголова. – М., 1973. – т. 2. – с. 118–119.

Отношения собственности и их роль в жизни общества Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

Бекбергенева Д.Е.

Оренбургский государственный университет E-mail: [email protected]

ОТНОШЕНИЯ СОБСТВЕННОСТИ И ИХ РОЛЬ В ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА

Как экономическая категория собственность существует независимо от воли и сознания людей. Собственность как основное отношение всякой экономической системы раскрывается через всю систему экономических отношений. Определено, что экономические отношения могут рассматриваться как в широком, так и в узком смысле слова. В узком смысле слова они включают отношения, характеризующие социально-экономический тип общественного производства. В широком смысле слова в них наряду с социально-экономическими включаются организационноэкономические отношения, возникающие в связи с организацией производства как такового и характеризующие состояние производства независимо от его социально-экономической формы.

Ключевые слова: региональная экономика, управление, собственность, право собственности, рынок недвижимости.

В повседневной жизни под собственностью чаще всего понимают принадлежность того или иного имущества кому-либо. Как научная категория понятие собственность сложное и многомерное. Оно является определяющим признаком в экономических отношениях. Субъекты собственности — это отдельные лица, их ассоциации, трудовые коллективы, социальные группы, общество в целом, владеющие ресурсами или факторами производства. Объекты собственности — то, чем владеет собственник и результаты производства — блага. Между субъектами собственности и объектами собственности очевидна взаимосвязь, определённые отношения. Поэтому когда рассматривают понятие собственность, то рассматривают чаще всего не просто собственность, а отношения собственности, которые в данном случае носят объективно-субъективный характер. К тому же в хозяйственной жизни общества по отношению к собственности между членами общества возникают тоже отношения:

— присвоения;

— владения;

— пользования;

— распоряжения и т. д.

Это субъектно-субъективные отношения.

Отношения собственности в основном реализуются на рынке. «Рынок — представляет собой совокупность всех отношений, а также форм и организаций сотрудничества людей друг с другом, касающихся купли-продажи товаров и услуг». Процессами, протекающими на рынке собственности и его секторах, управляют системы управления. С точки зрения теории систем управления они характеризуются своими субъектами, с их функциями, связями и отношениями. Процессы на рынке собственности

можно моделировать используя модели межры-ночных балансов, модели Ланчестера, Боул-динга и др. Государство управляет рынком собственности с помощью управляющих воздействий: экономическими (налоговая политика, финансовая: инвестиционно-кредитная политика, тарифная, промышленная, социальноэкономическая и другие политики) и административными методами (законодательное, нормативное правовое обеспечение и др.). Если система управления замкнута, рынок собственности сбалансирован и эффективно управляется государством, то процессы на нем протекают стабильно. При малых входных сигналах рынок самостоятельно или с участием государства отрабатывает их и также приходит в устойчивое состояние. Если на вход системы управления подается большой сигнал, который вызывает большое отклонение рынка от устойчивого состояния и регулятор (государство или другой регулирующий орган) не может привести систему в устойчивое состояние, то рынок становится неустойчивым. Поэтому главная задача государства как регулирующего органа рынка собственности с помощью управляющих сигналов эффективно им управлять и поддерживать его в устойчивом и стабильном состоянии. Анализ показывает, что структуры систем управления секторами рынков государственной и федеральной собственности на федеральном уровне практически совпадают, при этом некоторые субъекты системы выполняют разные функции. Субъекты Российской Федерации управляют сектором рынка государственной собственности — рынком собственности субъекта, а на рынке федеральной собственности только принимают участие как субъекты рынка.

Для экономического подхода детализация прав необходима, поскольку отражает усложняющуюся систему новой экономики. Следует только тщательно раскрывать и сопоставлять содержание каждого экономического права с тем, что бы избежать дублирования и не усложнить сущности сверх меры. Деятельность собственника в рамках института собственности включает ряд целенаправленных действий и ряд взаимосвязанных функций. Всякие отношения собственности можно представить как актуализацию функций. В этой связи при характеристике содержания собственности необходимо выделять и фиксировать ряд функций собственности, которые объективно должен выполнять собственник того или иного объекта для осуществления реального присвоения полезного эффекта от этого объекта. В рамках целостной деятельности собственника прежде всего выделяются основные компоненты этой деятельности, которые включают группы функций собственности, т. е. те функции, выполнение которых и позволяет говорить о субъекте как о собственнике. Это такие функции, как:

— регламентация использования объектов собственности, т. е. регламентация всякой деятельности, установление необходимой процедуры, касающейся объекта собственности, в частности, извлечения и использования полезного эффекта от объекта собственности;

— извлечение полезного эффекта из объекта собственности;

— управление процессом использования объектов собственности, т. е. организация и управление деятельностью по присвоению полезного эффекта;

— распределение полезного эффекта от эксплуатации;

— утилизация полезного эффекта от объекта собственности;

— ответственность за отрицательные внешние эффекты от эксплуатации объекта собственности;

— сохранение и преумножение объекта собственности.

Конкретное содержание функций собственности зависит от характеристик объекта собственности, поскольку именно он обусловливает конкретные способы извлечения и присвоения полезного эффекта. Изменение функций в отношении объекта собственности представля-

ет собой и изменение самой собственности, какие бы формы она ни имела и какой бы интерпретации не подвергалась. Любая собственность, а собственность на средства производства в особенности, практически всегда имеет и будет иметь дробный, дисперсионный характер, т. е. функции собственника всегда распылены между несколькими субъектами. В этой связи понятие собственность отражает полную или частичную, постоянную или временную принадлежность субъекту одной или многих функций в отношении определенной потребительной стоимости. В содержании понятия «формы реализации собственности» выделяются два смысловых подхода. В узком смысле под формами реализации собственности понимаются конкретные формы дохода (прибыль, рента, процент, арендная плата, дивиденд и др.), приносимые конкретными видами собственности. В более широком смысле собственность реализуется в многообразных отношениях и формах социально-экономического, юридического и психологического содержания. Именно формы реализации делают собственность реально ощутимой, многогранной, связывают ее с системой разнообразных общественных отношений.

Последняя четверть ХХ в. и начало XXI в. -время становления новой экономики, которая проявляется как финансовая экономика с властным, монопольным контролем финансовых структур, управлением и рентой в качестве основной формы дохода; как информационная экономика, характеризующаяся преодолением времени и пространства, в возможности контролировать из центра сбор и переработку информации, присваивать ее, а так же принимать глобальные решения, влияющие на основные параметры мировой экономики; глобальная экономика — как единый планетарный механизм управления сверху. Главная особенность новой экономики заключается в том, что она проявляется как виртуальная экономика. И во всех этих экономиках есть собственнический эффект, проявляющийся в объектных отношениях (собственность на деньги, финансы, на информацию, решения, управление, на время -геопространство, на мир). Национальные экономики исчезают как некая целостность. Не мировое хозяйство теперь функция от национальных, а эти последние функция от мирового, однако с все большим растворением в после-

днем. В результате проведенного анализа основных черт и особенностей новой экономики выявлено ее влияние на структуру института собственности как сложной многоуровневой системы, в рамках которой выделяются территориальные, отраслевые и межотраслевые уровни собственности, начиная с муниципальных и до национально-государственных, межгосударственных и транснациональных, в результате чего собственность фактически становится многосубъективной, что не только расширяет и усложняет внутреннюю структуру субъектов собственности, но и вносит существенные аспекты в содержание института собственности. Во-первых, происходящие изменения в новой экономике затрагивают состав объектов государственной собственности, меняются цели государственного участия в экономике, принципы регулирования и т. п. Во-вторых, повышение в материально-вещественных объектах собственности объемов и значения объектов потребительского и смешанного потребительско — производственного назначения. Это — электротехнические, электронные, информационные, транспортные, жилищно-бытовые и другие средства, в которых воплощаются достижения научного, технического, технологического, производственного и интеллектуального прогресса. Функции собственности на объекты подобного рода проявляются не только в улучшении условий и повышении качества жизни, но и в создание предпосылок удовлетворения основных потребностей ряда социальных групп, интересы которых не связаны или мало связаны с предпринимательской деятельностью, с обладанием средствами производства. В-третьих, возрастание роли и выделение особого блока отношений интеллектуальной собственности. Продукт интеллектуального труда как объект собственности специфичен, поскольку главное средство его производства — интеллектуальные, творческие способности человека. Поскольку интеллектуальная деятельность — это широкий спектр областей и видов духовного, научного, технического, технологического и т. п. творчества, постольку в рамках новой экономики формируется особый слой собственников-интеллек-туалов. Главными субъектами собственности в неоэкономике становятся не реальные собственники, а собственники-интеллектуалы. Процесс превращения идеи в материальные и духовные

ценности, так же как и сами эти ценности, является базой возникновения различных способов присвоения в зависимости от целей, особенностей производства и необходимых для этого ресурсов. В-четвертых, неоднозначное изменение значимости влияния власти на институт собственности. Анализ приведенных выше характеристик позволил автору установить институциональные особенности взаимодействия власти и собственности в условиях неоэкономики:

1) устойчивое доминирование власти над собственностью как на макро-, так и микроуровне их взаимодействия: если на макроуровне многообразие отношений собственности формируется на основе использования командных инструментов, то есть путем формального преобразования прежней государственной собственности (приватизация), то на микроуровне собственность не находит адекватного механизма реализации и редуцируется до комплекса прав формального распоряжения совокупностью хозяйственных ресурсов;

2) сохраняющаяся несоразмерность налогового бремени возможностям процесса воспроизводства отношений собственности: собственность реализуется, прежде всего, в процессе доходного участия хозяина факторов производства в совокупном финансовом результате деятельности. Если такое участие не оставляет хозяину факторов производства средств, необходимых для развития производства и обеспечения адекватного образа жизни, то отношения собственности не воспроизводятся в расширенном масштабе. Потребности власти (налоговое бремя) берут верх над потребностями воспроизводства собственности; взаимодействие обоих феноменов переходит в режим конфликта;

3) отсутствие социально-экономического механизма защиты отношений собственности: собственность представляет собой особую локальную систему отношений присвоения и отчуждения, каждый элемент которой нуждается в защите. В условиях выхода из трансформационного кризиса наименее защищены доходное (дивидендное) участие акционеров в прибыли корпорации, их доступ к достоверной информации и участие в стратегическом управлении;

4) преемственность взаимодействия власти и собственности по отношению к прежней системе хозяйствования: власть стремится командовать собственностью как на макро-, так и на микроуровне их взаимодействия. Этому спо-

собствует продолжающийся процесс перераспределения прав собственности, в котором противоборствующие стороны апеллируют к власти, ищут ее покровительства; тем самым воспроизводятся условия патронажа власти над собственностью. Политическое решение данной проблемы означает выход власти за пределы активного участия в процессе перераспределения прав собственности;

5) затягивание указанного выше политического решения обрекает власть на институциональное переплетение с собственностью. В этом случае складываются условия для реализации тенденции к реставрации их соединения, описываемого формулой «власть — собственность, воплощенная в одном лице».

В-пятых, существенное и неоднозначное значение для изменений отношений собственности имеет усиление обособленности оборота денежного и финансового капитала как объекта собственности. Это обстоятельство, расширяя возможности перелива и миграции капитала, может способствовать развитию инвестиционных процессов, глобализации экономических связей. Обратной стороной этого процесса является возможность роста спекулятивного капитала, перемещения больших денежных масс, способных дестабилизировать экономическую ситуацию, как в отдельных странах, так и целых регионах, о чем свидетельствуют финансовые кризисы последних лет. Современная реальность национальных экономик, связанная с развитием глобального сообщества и глобальной экономики, состоит в том, что они оказываются плотно интегрированными в глобальное перераспределение ресурсов и собственности и быстро превращаются в субъекты качественно новых форм международной конкурентной борьбы и монополизации. Это происходит в ходе втягивания всего мира в открытую систему финансово-экономических, общественно-политических и культурных связей на основе новейших коммуникационных и информационных технологий. Под влиянием трансформационных процессов создаются новые виртуальные организации, что приводит к образованию особой конкурентной среды. Вертикальная интеграция заменяется виртуальной организацией -сетевым (виртуальным) предприятием как специфической формой предприятия, система средств которого составлена путем пересечения

сегментов автономных систем целей. Компоненты сети одновременно автономны и зависимы и могут быть частью других сетей и систем средств, ориентированных на другие цели. Отличительной особенностью виртуальной организации является сосуществование компаний и бизнес-элементов, не связанных какими-либо структурными ограничениями и работающих совместно для достижения взаимовыгодных целей.

Глобализация экономики привела к тому, что на основе новых отношений собственности формируются новые рынки: это глобальные потребительские рынки, рынки капитальных товаров, рынки перераспределительных услуг, мировые финансовые рынки, рынки ресурсов, рынки технологий, мировые рынки интеллектуальной собственности, глобальные рынки информации и т. п.; новые субъекты этих рынков: государство, транснациональные корпорации, транснациональные банки и институциональные инвесторы, сообщества; новые формы их рыночного поведения: формирование глобальных стратегий, глобальные масштабы конкуренции и новые приемы конкурентной борьбы, глобальные сети, слияния, поглощения, взаимные приобретения активов, стратегические альянсы и другие организационно-управленческие технологии; новые интересы: глобальные интересы.

Современная мировая экономика характеризуется существенными качественными преобразованиями, благодаря которым мировое хозяйство приобретает новые черты. Заметным становится его участие:

— в целенаправленном регулировании мирового хозяйства;

— в создании всемирной экономической инфраструктуры;

— в регулировании международного обмена товарами и услугами;

— в создании наднациональных международных органов обеспечения государств экономическими ресурсами, в том числе капиталом и информационными технологиями;

— в ускорении процесса создания и расширения экономических, валютных и политических международных союзов;

— в развитии и усилении роли в мировом хозяйстве международных корпораций;

— в массовом переходе экономик стран мира на общемировую систему статистического и бухгалтерского учета.

Организационно-экономической основой всех новых явлений в мировой экономике, решающим фактором современных международных отношений служит постоянно развивающийся и углубляющийся процесс международной интеграции. Следовательно, возникает невозможность формирования реальных цен на некоторые объекты собственности. Собственность составляет основу всех хозяйственных систем и всегда была предметом изучения как российских, так и зарубежных ученых. Она выступает как крайне сложное явление, обладающее множеством свойств, признаков и качеств, выражается в многообразных формах, что дает основание быть объектом анализа различных областей научных знаний. Форма отношений собственности определяет экономический строй общества.

Отношения собственности находятся в состоянии изменений, т. е. они эволюционируют вместе с трансформацией всей экономики и общества в целом. Для трансформационной экономики вообще типичны качественные изменения институтов, форм, прав собственности и объектов собственности, происходящие в общей обстановке нестабильности, подвижности, неустойчивости и противоречивости институциональной системы (диффузии институтов). Для проведения институциональных реформ необходимо понимание механизмов трансформации института собственности. Эта проблема должна рассматриваться в связи институциональными особенностями развития хозяйственных систем и ролью групп специальных интересов как институциональных инноваторов.

27.11.2012

Список литературы:

1. Буреш О. В., Гербеева Л. Ю., Бекбергенева Д. Е., Управленческие аспекты трансформации отношений собственности в период рыночных преобразований // Экономические науки. — 2010. — № 63. — С. 232-236.

2. Управление социально-экономическим развитием региона: теория и практика: Монография / О. В. Буреш [и др.]. -Москва: Изд-во «Ваш полиграфический партнер», 2011. — 160 с.

3. Механизм управления социально-экономическим развитием региона / Н. Н. Прядкина, Л. Ю. Гербеева, А. Ф. Исхакова // VIII Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Эффективные механизмы инновационно — технологического развития современного общества». — Сочи, 2012. — С. 145-149.

Сведения об авторе:

Бекбергенева Дина Евгеньевна, доцент кафедры управления бизнесом Оренбургского государственного университета, кандидат экономических наук 460018, г. Оренбург, пр-т Победы, 13, ауд. 6309, тел. (3532) 372441

UDC 330.322 Bekbergeneva D.E.

Orenburg state university, е-mail: [email protected] PROPERTY RELATIONS AND THEIR ROLE IN SOCIETY LIFE

As the economic category property exists irrespective of will and consciousness of people. The property as the main relation of any economic system reveals through all system of the economic relations. It is defined that the economic relations can be considered as in wide, and in the narrow sense of the word. In the narrow sense of the word they include the relations characterizing social and economic type of a social production. In the broadest sense they along with the social and economic join the organizational and economic relations arising in connection with the organization of production as those and characterizing a condition of production irrespective of its social and economic form.

Key words: regional economy, management, property, property right, real estate market.

Bibliography:

1. Buresh O. V., Gerbeev L. Yu. Bekbergeneva D. E. Administrative aspects of transformation of the relations of property during market conversions // Economic sciences. — 2010. — № 63. — P. 232-236.

2. Management of social and economic development of the region: theory and practice: The monograph / O. V. Buresh [et al.]. -Moscow: Publishing house «Your printing partner», 2011. — 160 p.

3. The management mechanism socially economic development of the region / N. N. Pryadkina, L. Yu. Gerbeeva, A. F. Iskhakova // the VIII All-Russian (with the international participation) the scientific and practical conference «Effective Mechanisms Innovatively Technological Development of Modern Society». — Sochi, 2012. — P. 145-149.

О теории общественной собственности в марксистской социологии | Таранова

1. Ельмеев В. Я., Тарандо Е. Е. Общественные блага и социализация собственности // Социологические исследования. 1999. № 1. С. 41-48.

2. Ельмеев В. Я., Тарандо Е. Е. Социология собственности. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2000. 88 с.

3. Философские вопросы теоретической социологии / под ред. В. Я. Ельмеева, Ю. И. Ефимова. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2009. 743 с.

4. Ельмеев В. Я., Тарандо Е. Е. Проблемы труда и собственности в экономической социологии. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2009.

5. Малинина Т. Б. О конструкции общественной собственности в социально-экономических науках // Наука и бизнес: пути развития. 2016. № 5. С. 54-59.

6. Малинина Т. Б. Мера труда и мера потребления в системе отношений собственности // Общество. Среда. Развитие. 2011. № 4. С. 11-14.

7. Борисов А. Ф. Личность работника и его собственность. СПб.: Изд-во МВД России, СПб. юрид. ин-т, 1995. 133 с.

8. Борисов А. Ф. Собственность работников и самоуправление (опыт американских компаний) // Социология политики и управления. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2002. С. 149-159.

9. Тарандо Е. Е., Пруель Н. А., Никифорова О. А. О модели общественной собственности в первобытном хозяйстве // Перспективы науки. 2015. № 3. С. 177-183.

10. Афанасенко И. Д. Экономика и духовная программа России. СПб.: Третье тысячелетие, 2001. 416 с.

11. Тарандо Е. Е. Теория собственности в экономической социологии // Общество. Среда. Развитие. 2012. № 4. С. 69-73.

12. Тарандо Е. Е., Пруель Н. А., Никифорова О. А. О модели общественной собственности в первобытном хозяйстве // Перспективы науки. 2015. № 3. С. 177-183.

13. Кузьминов Я. И. Основное отношение первобытнообщинного способа производства: автореф. дисс.. канд. экон. наук. М.: МГУ, 1984. 24 с.

14. Салинз М. Экономика каменного века. М.: О.Г.И., 1999. 293 с.

15. Тарандо Е. Е. Труд и собственность: диалектика развития. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003.

16. Тарандо Е. Е. Распределительная справедливость: к вопросу о социально-экономических особенностях принципов распределения // Общество. Среда. Развитие. 2012. № 2. С. 157-161.

17. Гребер Д. Долг: первые 5000 лет истории. М.: Ад Маргинем Пресс, 2016. 528 с.

18. Тарандо Е. Е. Частная собственность: к вопросу о социально-экономических функциях (марксистский подход) // Общество. Среда. Развитие. 2014. № 2. С. 160-164.

19. Будущее за обществом труда / под ред. В. Я. Ельмеева. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003. 271 с.

20. Тарандо Е. Е. Собственность: динамика социально-экономического содержания // Общество. Среда. Развитие. 2009. № 1. С. 3-15.

21. Тарандо Е. Е. О политэкономическом подходе к исследованию общественного сектора // Экономист. 2010. № 9. С. 43-48.

22. Тарандо Е. Е. Социализация собственности как тенденция экономического развития // Проблемы современной экономики. 2011. № 2. С. 55-58.

23. Тарандо Е. Е. К вопросу об общественных благах и общественной собственности // Экономист. 2017. № 6. С. 49-53.

24. Правила справедливого общества: коллективная монография / под ред. А. А. Липатова. СПб.: Реноме, 2016. 404 с.

25. Градусова В. Н., Липатова Л. Н. Собственность на общественные блага и развитие трудового потенциала работника // Управленческое консультирование. 2015. № 6. С. 91-96.

26. Липатова Л. Н., Градусова В. Н., Солдатов А. А. Социально-экономические факторы воспроизводства трудового потенциала населения Мордовии // Вестник Мордовского университета. 2010. № 2. С. 202-207.

О ПЕРСПЕКТИВАХ РАЗВИТИЯ ОТНОШЕНИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СОБСТВЕННОСТИ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ on JSTOR

Abstract

в условиях развитого социализма проблема совершенствования отношений социалистической собственности выдвыгается на одно из главных мест. Это объясняется тем, что каждый работник, занятый в народном хозяйстве, вооружен сейчас средствами производства стоимостью в десятки и сотни раз большей, чем это было прежде. or сознательного, квалифицированного и бережливого отношения к социалистической собственности, от инициативности в прннятин хозяйственных решеннй теперь, как ннкогда, зависит успех развития социалистической экономики, рост национального богатства, более того — гармоническое развитие ричности. Такое отношенне нельзя выработать одними призывамн к трудящимся: работать добросовестно, относиться бережно к социалистической собственности, надо так построить хозяйственные отношения, чтобы каждый трудящихся осязаемо ощущал, что он, по словам Ленина, «работает на себя».

Journal Information

Acta Oeconomica publishes articles on Eastern European and Hungarian economic transition, theoretical and general issues of the transition process, economic policy, econometrics and mathematical economics. Space is also devoted to international economics, European integration, labour economics, industrial organisation, finance and business economics.Publishes book reviews and advertisements.

Publisher Information

Akadémiai Kiadó is Hungary’s most important publisher of scientific and academic books and journals as well as the publisher of a wide variety of dictionaries in many languages. The company is majority-owned by the Amsterdam-based publishing conglomerate Wolters Kluwer and a minority is owned by the Hungarian Academy of Sciences. Akadémiai Kiadó has been a well-known brand name in the international science publishing field for many years. Its activity covers every major field of science and scholarship, and a major part of its output appears in foreign languages, mainly in English.

Собственность как экономическая категория, сущность собственности, формы собственности

Собственность занимает определяющее место в системе производственных отношений по следующим признакам:

  1. Собственность — фундамент всей системы общественных отношений;
  2. От собственности зависит положение определенных слоев общества и возможность использования ими факторов производства;
  3. Собственность — это главная движущая сила развития производственных сил;
  4. Каждой экономической системе присуща основная специфическая для него форма собственности.

Собственность (как юридическая категория) — это право пользоваться и распоряжаться вещами.

Собственность (как экономическая категория) — это отношение между людьми, выражающее определенную форму присвоения благ, в особенности средств производства.

Субъект собственности — это активная сторона отношений собственности, имеющая право обладать объектом собственности.

Объект собственности — пассивная сторона отношений собственности в виде предметом природы, вещества, энергии, имущества, информации.

Отношения собственности:

  1. Субъектно-объектные отношения.
    Между собственником и объектом собственности различают отношения владения, пользования, распоряжения (высшая форма развития) и ответственности.
  2. Субъектно-субъектгные отношения.
Отношения между субъектами по поводу объекта собственности, которые возникают:
  • когда приходится делить существующую собственность;
  • по поводу создания новой формы собственности.

С 1 января 1991 года в России начал действовать закон о собственности, в котором закреплены 4 формы собственности:

  1. частная;
  2. коллективная;
  3. государственная;
  4. смешенная с иностранными гражданами и государствами.

Разгосударствление — снятие с государства функций прямого хозяйственного управления, передача хозяйственных полномочий на уровень предприятий, замена вертикальных хозяйственных связей горизонтальными.

Приватизация — это процесс преобразования государственной собственности в коллективную или частную посредством передачи или продажи.

Собственность в системе экономических отношений

Понятие собственности

Определение 1

Собственность – это экономическая категория, которая обозначает отношения, складывающиеся между субъектами по поводу владения, передачи и распоряжения имуществом.

Субъектом отношений собственности является собственник. Он реализует свои интересы с помощью принадлежащего ему имущества. С точки зрения юриспруденции, под собственностью понимается комплекс прав, которыми наделен владелец имущества. Отношения, возникающие между субъектами относительно владения и распоряжения имуществом, составляют гражданско-правовой институт, чья основная задача заключается в регулировании отношений собственности правовыми методами.

Чтобы отношения собственности возникли, необходимо как минимум два субъекта, в которых они принимают непосредственное участие. Если в античности и средние века экономические связи носили простой характер, то развитие промышленности и усложнение производства потребовали формирования новых институтов, регулирующих отношения между экономическими агентами. Теперь важно учитывать, кто является владельцем имущества, как он им распоряжается, каким образом используется доход от имущества. Важно отметить, что в экономике на первый план выходят именно юридические аспекты взаимодействия субъектов, что гарантирует выполнение обязательств сторонами, а так же предоставляет им право на защиту своих интересов в случае возникновения разногласий.

Традиционный подход к изучению права собственности — комплексный. В нем учитывают сразу юридический и экономический аспекты. Собственность выражается не только материальным или нематериальным объектом имущества, но и комплексом прав, которые возникают в ходе ее эксплуатации.

Классификация собственности

Критерий классификации собственности выбирается в зависимости от целей этого мероприятия. Она может различаться с юридической и экономической точек зрения. Так же ее классифицируют в зависимости от уровня развития экономики, политических особенностей национальной системы и так далее. Наиболее известными способами классификации считаются следующие типологии:

  1. С точки зрения финансов она делится на оборотные и необоротные активы.
  2. С точки зрения правового регулирования она подразделяется на движимое имущество, недвижимое имущество и интеллектуальную собственность.
  3. В зависимости от типа собственность делят на коллективную собственность и частную собственность.

К недвижимому имуществу относят объекты, которые не могут быть перемещены без существенного нарушения их структуры. Движимое имущество может быть перемещено без ущерба его целостности. Продуктом умственной деятельности в научной и культурной сферах является интеллектуальная собственность.

Готовые работы на аналогичную тему

По форме присвоения выделяют коллективную, государственную и частную собственность. Сегодня большое распространение получила государственно-частная собственность. Так же она может быть групповой, общественной и индивидуальной. Классификация собственности осуществляется и по субъекту, который ей распоряжается. Это могут быть отдельные граждане, юридические лица, органы государственной власти, коллективы.

В рыночной экономике большое значение играет частная собственность. Предприниматель или частное лицо распоряжается имуществом по своему усмотрению, либо для получения выгоды, либо для извлечения дохода. Объединение нескольких собственников позволяет управлять имуществом коллективно. Особой формой является общественная собственность, так как распоряжаться ею совместно могут сразу большое количество лиц. Государственная собственность касается имущества органов власти, а так же стратегических важных объектов экономики, например, инфраструктуры.

Роль отношений собственности в экономике

Экономика базируется на производственном процессе, который реализуется через эксплуатацию факторов производства для получения хозяйственного результата. Субъекты вступают в различные виды отношений, преследуя свои цели, при этом отношения собственности выходят на первый план. Рынок предполагает конкуренцию и быстрые темпы развития, поэтому защита собственных интересов при совершении сделок является приоритетной задачей.

Отношения собственности рассматриваются сразу с юридической и экономической точек зрения. Их безопасность обеспечивается за счет соблюдения норм и правовых аспектов, а так же за счет сбора актуальной информации о второй стороне сделки. Подготавливаясь к вступлению в отношения собственности, контрагент проводит предварительный анализ о состоянии дел второго лица. Здесь могут исследоваться стабильность, репутация, финансовая независимость и другие аспекты деятельности. Так же важным элементом является изучение цены, так как на рынке всегда существует более выгодная альтернатива. Передача прав собственности обычно сопровождается юридически после проведения предварительных переговоров. Имущество переходит к другому владельцу только тогда, когда его права фиксируются в соответствующих органах власти.

Стоит отметить, что собственник может отказаться от имущества добровольно, но он все равно будет нести за него ответственность в случае, если кто-то от него пострадает.

Еще одним видом отношений собственности является приватизация. Она подразумевает установление права на владение имуществом частным лицом. Переход права собственности в данном случае осуществляется либо целиком, либо через преобразование государственного имущества в акционерную собственность с последующей продажей пакетов акций. У акционерных обществ есть слабые места, которые заключаются в ограниченности возможности концентрации ресурсов. Создание государственно-частной собственности позволяет расширить границы доступа к факторам производства, а так же увеличить эффективность их эксплуатации.

Таким образом, отношения собственности в экономике защищают права сторон и предоставляют гарантии исполнения обязательств в условиях рыночного хозяйства.

Концепция собственности: отношения через объекты общественного благосостояния

Теория собственности должна провести некоторый анализ воздействия, которое «объект общественного богатства» оказывает на институт собственности; В конце концов, собственность — это ресурсы, будь то материальные вещи или нематериальные формы богатства. Возвращая объекты в картину собственности, социальные цели, определяющие контуры прав и обязанностей, связанных с различными видами ресурсов, становятся более очевидными.В этой статье я анализирую, как и почему теория свойств должна учитывать роль, которую играют различные ресурсы в понимании и определении отношений собственности. Поступая так, я предложу новую метафору для понимания частной собственности — что собственность — это отношения между людьми через объекты общественного богатства — и включу эту метафору в следующее исчерпывающее определение: частная собственность — это социальный институт, который включает множество контекстуальных отношений между людьми через объекты социального богатства и предназначен для обслуживания разнообразных индивидуальных и коллективных целей.Он характеризуется наделением индивидов определенным контролем над использованием и отчуждением, определенной степенью исключительности в использовании и определенной долей обязательств и ответственности в отношении редких и отдельных объектов общественного богатства. Это очевидное небольшое изменение метафоры и последующее переопределение лучше отражает контекстуальную природу собственности как в праве собственности, так и в теории и имеет глубокие последствия для дискурса собственности. Примечательно, что изменение подразумевает, что объект отношения собственности оказывает некоторое влияние на само отношение собственности.В частности, этот шаг открывает возможность для определенных объектов собственности определять контуры отношений собственности, обусловливая их обязанности и права; это обычная практика в дискурсе собственности, хотя обычно она подразумевается. В отличие от доминирующей парадигмы, основанной на правах, новое определение позволяет конкретным объектам собственности нести с собой обязанности управления или обязательства использовать определенным образом. Общие социальные цели частной собственности как института, а также конкретные социальные цели, относящиеся к конкретному ресурсу, являются необходимой частью понимания частной собственности.

Некоторые размышления о марксистской концепции социально-имущественных отношений

На этой неделе мы узнали печальную новость о кончине Эллен Мейксинс Вуд. (Кори Робин опубликовал элегантную дань уважения Вуду в Crooked Timber).

Книги

«Встреча с Вудом» были для меня очень значимыми, так как они давали мощный первоначальный импульс основным дебатам в марксистской историографии. Со временем я начал думать об истории и о марксистском наследии в манере, совершенно отличной от той, которую пропагандирует Вуд, — действительно, в манере, которую она категорически не одобрила, игра, не стоящая свеч, — и поэтому Мне неловко писать на данный момент гораздо больше о ее (очень значительном и важном) вкладе.

Вместо этого я хотел бы в общих чертах обрисовать некоторые мысли, которые у меня возникли в последнее время по поводу категории, которая послужила основой для многих работ Вуда: «отношения между обществом и собственностью». Я не делал тщательного анализа происхождения этого термина, но я думаю, что он уходит корнями в зрелые размышления Маркса о политической экономии (в частности, лихорадочные заметки Grundrisse ), которые были развиты в трудах Мориса Добба и затем уточняется в работе Роберта Бреннера.

Простейшее определение «общественно-имущественных отношений» объясняет, что в классовых обществах (после появления государственной формы) организация эксплуатации — извлечение излишков — основывается на правовом определении того, кто может владеть определенными видами собственности. вещей (таких как земля, инструменты и фабрики), а кто не может.В «отношениях между обществом и собственностью» нет ничего статичного или автоматического: условия упорядочивания и легитимизирующее тщеславие должны регулярно обновляться, процесс, который часто включает (снизу вверх) насильственный протест против жестокости данной системы и (сверху вниз) насильственный подавление эгалитарной агитации. Время от времени из таких сражений рождаются новые способы производства (или, если хотите, способы эксплуатации).

Историки этих переходов (в том числе Вуд и многие исследователи, на которых оказал влияние Вуд) пришли к выводу, что концепция «социально-имущественных отношений» незаменима.Например, переход от феодализма к капитализму — который больше не может быть объяснен в терминах технологических революций или идеологических эффектов протестантизма — должен быть объяснен нарушением существующего порядка понимания суверенитета, владения и приобретенных прав принуждения. труд других и возникновение новой политической экономической логики (той, за которую, как всегда настаивал Вуд, немногие жители старого режима проголосовали бы за них, если бы им был предоставлен выбор).

По сути, категория «общественно-имущественных отношений» важна для исторических материалистов, потому что она помогает реабилитировать марксистское представление об историческом развитии как о последовательности классовой борьбы.Многие марксистские рассказы о классовой борьбе настолько телеологически предопределены или представлены на такой высоте абстракции, что перестают быть «историей» и начинают казаться священным писанием. Выдвигая на первый план «общественно-имущественные отношения», Вуд и другие, связанные с проектом политического марксизма, упорно боролись за то, чтобы вернуть классовой борьбе ее собственно человеческий масштаб и вновь открыть жизненно важные вопросы развития и трансформации, которые более вульгарные течения историографии пытались закрыть.

В ближайшие недели я надеюсь набросать некоторые идеи о сложностях и трудностях, присущих понятию «отношения общества и собственности»: идеи, уходящие корнями в психоаналитические, феноменологические и деконструктивистские теории капитализма, закона и конституции. как собственности, так и социального.Это, без сомнения, будет работа, явно противоречащая позиции, сформулированной Вудом (и которой я обязан многим интеллектуальным долгам). Но я надеюсь, что он, тем не менее, останется верным, в каком бы ослабленном смысле он ни был, для настойчивого требования Вуда о том, что никогда нельзя предполагать то, что нужно объяснять.

Социальные отношения> Отношения собственности: теоретическая учебная программа — Класс

То, что я предлагаю , это спекулятивный проект. Развивающийся набор мыслей, своего рода лихорадочная мечта, признание, цель которого — попытаться представить себе, как отдать предпочтение общественным отношениям над отношениями собственности.Или вообще не «отдавать предпочтение» им, поскольку это означало бы, что отношениям собственности следует разрешить оставаться нетронутыми, и что я просто выступаю за переупорядочение ценностей, тогда как на самом деле я предлагаю, чтобы мы могли мечтать о мире в котором наши отношения друг с другом, с животными и ландшафтом производятся и обусловливаются не владением и собственностью, а своего рода социальностью, взаимозависимостью и сотрудничеством. Как это может повлиять на то, как мы относимся друг к другу (человек / животное), а также к материалам и ресурсам, которые населяют ландшафт? Что нам нужно переосмыслить или перестроить? Как мы могли выполнить такую ​​задачу или хотя бы подойти к ней как к возможности?

Мое колебание, когда я впервые писал, чтобы признать, что я мечтаю о такой вещи, следует рассматривать как пример того, как капитализм внушал мне (нам) идеологию и историческое стирание любой прошлой, настоящей или будущей альтернативы.Марк Фишер подчеркивает это в книге «Капиталистический реализм », имея в виду антиутопию в фильме Альфонсо Куарона « Дети мужчин » и воображаемое, которое она вызывает. Из своих воспоминаний о фильме Фишер пишет:

Мы неизбежно вспоминаем фразу, которую приписывают Фредерику Джеймсону и Славою Жижеку, что легче представить конец света, чем представить конец капитализма. Этот лозунг как раз отражает то, что я имею в виду под «капиталистическим реализмом»: широко распространенное мнение, что капитализм не только является единственной жизнеспособной политической и экономической системой, но и что сейчас невозможно даже вообразить ему внятную альтернативу.[1] 1
Марк Фишер, Капиталистический реализм (Zero Books, 2009), 2.

Капиталистический реализм, как предполагает Фишер, «не может ограничиваться искусством или квазипропагандистским способом функционирования рекламы. Это больше похоже на всепроникающую атмосферу, обусловливающую не только производство культуры, но и регулирование работы и образования, и действующую как своего рода невидимый барьер, сдерживающий мысли и действия ». [2] 2
Там же, 16. Фишер делает здесь два интересных замечания.Во-первых, он признает место образования в обсуждении капитализма; во-вторых, он формулирует капитализм как идеологию, то есть как всепроникающий и все же невидимый — или, лучше сказать, «естественный» — набор убеждений и отношений. Мне кажется очевидной необходимость понять, что управление и соблюдение логики собственности и собственности является частью таких капиталистических идеологий, но я хочу усложнить это представление, предположив, что эти же самые логики являются импортированными колониями и, как таковые, служат остатками колониальных систем поселенцев, насильственно насильственно насильственных для коренных народов, животных и земель.

Важно напомнить себе, что такие системы, как капитализм и неолиберализм, были так быстро натурализованы, потому что они остаются функциональными в загробной жизни европейского колониализма поселенцев. Большая часть работы колониального государства поселенцев построена на идее подготовки: подготовка земель, ресурсов и народов для извлечения, спекуляции, заключения, исключения, уничтожения и, в конечном итоге, смерти. Эти приготовления происходят одновременно в нескольких направлениях. Речь идет не только о колонии и ее окружении, но и о подготовке колонизаторов, империй, бюрократов, законодателей и правоохранительных органов.Если мы представим его как машину, мы должны увидеть своего рода самокорректирующийся искусственный интеллект: он учится на себе и своей окружающей среде, чтобы делать прогнозный выбор в отношении того, как работать с максимальной эффективностью в будущем. Все это означает, что хотя термин «отношения собственности» требует обсуждения капитализма, он также сплетен в сложный узел пересекающихся и взаимосвязанных идей, включая колониализм, образование и тюремное заключение, если назвать лишь некоторые из них.

Важность определения места образования в этом постоянно сужающемся узле проистекает из признания не только привилегии, связанной с доступом к образованию и производству знаний и способов, которыми они ограничивают или расширяют в зависимости от накопления богатства, но также и политики, которая распределяет или отказать в возможности на основании географической близости к данному сообществу или школе.Лишение инвестиций в данном сообществе следует рассматривать как имущественные отношения в той мере, в какой изъятие инвестиций включает не только тела и жизни людей в этих сообществах, но также их дома, школы и прилегающие земли. Плохие школы, закусочные, ограниченный доступ в общественные парки — все это регулируется собственностью, владением и прибылью. Если часть колониального проекта направлена ​​на «подготовку» земель, народов, ресурсов и т. Д., То роль образования в практике колониальной идеологической обработки состоит в том, чтобы «подготовить» интеллект и дух как колонизатора, так и колонизированного путем стирания , утаивание и обесценивание знаний коренных народов с одновременной заменой их колониальным мировоззрением, которое переписывает отношение человека к себе и миру, создавая способность самостоятельно производить колониальные ценности.Колониализм не только говорит нам, что думать, но и как думать. Недостаточно строить наш мир вокруг таких вещей, как собственность и собственность; мы также должны глубоко усвоить истинность этого решения и рассматривать его как уникальное и оригинальное. Мартин Конрой следует аналогичной линии, связывая образование с империализмом и капитализмом в своей книге «Образование как культурный империализм :

».

«Традиционная» теория школьного образования основана на широко распространенном представлении о том, что западное образование выводит людей из их невежества и отсталости в состояние просвещения и цивилизации … С появлением капиталистических форм производства эта педагогическая концепция человеческого преобразования была принята. постепенно включился в теорию накопления капитала.Подобно тому, как человеческий разум может быть преобразован из невежества в интеллект, человеческий труд может быть преобразован из неквалифицированного в квалифицированный, из феодального мировоззрения в рациональный и конкурентоспособный, из социально опасного в упорядоченный. [3] 3
Мартин Конрой, Образование как культурный империализм (Addison-Wesley Longman Ltd, 1974), 2.

Конрой раскрывает, каким образом сама идея образования на Западе, самая суть педагогики, как мы ее обычно практикуем, коренится в понятиях неполноценности, вежливости, порядка, наказания и криминализации.Эта последняя идея важна для рассмотрения повсеместного продвижения и поддержания наших обязательств в отношении имущественных отношений в ущерб нашему социальному благополучию. Мы должны думать не только о галереях и музеях как о местах, где это происходит, но и о художественных школах — самих местах производства художественных знаний. Именно в художественных школах художественные ценности вписываются в практику и умы студентов и факультета. Мы должны подумать о том, как наши системы образования, действующие как зеркала и инструменты культурных и социальных норм, не только подверглись влиянию неолиберальной и капиталистической логики, но и были заражены карцеральной логикой, укоренившейся в других сферах нашей жизни. .

Этот образ мышления возник у меня, когда я читал книгу Джеки Ванга Carceral Capitalism . Писая о партии Черных пантер, люмпенизации и автоматизации, Ван напоминает нам об идеях черных радикальных интеллектуалов, таких как Джордж Джексон, для которых социально-экономические условия не только создают законы, но и тем самым определяют, что есть, а что нет. закона, но также укажите, кто является преступником или нет. Поскольку эти законы основаны на отношениях собственности, а не на общественных отношениях, они созданы для защиты и сохранения тех самых отношений, которые их порождают.Здесь уместно процитировать книгу Джорджа Джексона «Кровь в моем глазу », поскольку он освещает взаимосвязь между имущественными отношениями, криминализацией и лишением свободы: «Высшее выражение закона — это не порядок, это тюрьма. Существуют сотни и сотни тюрем и тысячи и тысячи законов, но нет общественного порядка, нет социального мира. Англо-саксонское буржуазное право прочно связано с экономикой … Буржуазное право защищает отношения собственности, а не общественные ». [4] 4
Джордж Джексон, Кровь в моем глазу (Black Classic Press, 1975), 63.«Порядок» — это идея, которая связывает эти различные колониальные, педагогические и карцеральные нити. Это потребность упорядочить, организовать, осмыслить, которая требует от ландшафта четкости и своего рода европейской разборчивости; это упорядочение ведет к разделению ландшафта, к различию между частными и общественными землями. Именно эта потребность по-прежнему движет системой образования, которая больше озабочена «социальным порядком», чем коллективным производством знаний. Именно эта потребность маскирует хранение черных и коричневых тел в тюремно-промышленном комплексе под правосудие.

Если мы, по крайней мере, должны мечтать о мире, в котором наши отношения друг с другом, с животными и ландшафтом производятся и обусловливаются не владением и собственностью, а своего рода социальностью, взаимозависимостью и сотрудничеством — и Я верю, что мы можем — чем мы должны подвергнуть сомнению наше собственное желание упорядочить мир. Почему мы требуем, чтобы наши соседи, наши студенты, наши коллеги, семьи и друзья были понятны и доступны для нас таким образом, чтобы это соответствовало нашим ожиданиям и предположениям о том, кто они такие? Почему мы должны фиксировать мир в статической форме? Для развязывания узла требуется отказ от собственности и владения, а также поощрение социальности, которая сосредоточена не на человеке, а на взаимосвязанном коммунизме, который включает в себя людей, животных и земли.

— Энтони Ромеро

Энтони Ромеро — художник, писатель и организатор из Бостона, который занимается документированием и поддержкой художников и цветных сообществ. Недавние проекты и выступления были представлены в Центре современного искусства Бемис, Омаха; Blue Star Contemporary, Сан-Антонио; и Биеннале перформативного искусства Mountain Standard Time, Калгари. Публикации включают The Social Practice That Is Race , в соавторстве с Дэном С.Ван и каталог выставки «Организуй свое собственное: политика и поэтика самоопределения» , редактором которого он был. Он является соучредителем премии Latinx Artist Visibility Award, национальной стипендии для латинских художников, созданной в сотрудничестве с художником Дж. Сото и Школой искусств OxBow, а также соучредителем Latinx Artists Retreat, национального собрания латинских художников и администраторов. . Он является профессором практики в Школе Музея изящных искусств Университета Тафтса в Бостоне.

Недвижимость | Ключевые слова

«Собственность» относится не только к объектам, находящимся в собственности, как в обычном использовании, но и к социальной системе, в которой право и способность владеть являются основой государства и гражданского общества. В такой системе собственность является фундаментальным правом, гарантирующим все другие права, поскольку гражданин, владеющий собственностью, которого политический теоретик К. Б. Макферсон (1962) назвал «собственническим индивидом», — единственный узнаваемый субъект государства.Собственность обычно считается правом, защищаемым всеми, и современное национальное государство основывается на представлении о том, что все граждане имеют равную защиту своей собственности. Однако такое предположение отменяет насильственное, продолжающееся преобразование земель, социальных отношений и людей в собственность в поселенческих колониальных обществах. В таком контексте защита права собственности для одних является фундаментальным насилием, которое обеспечивает и делает возможным лишение собственности других в рамках системы отношений собственности.

По этой причине «собственность» лучше понимать как относящуюся к набору социальных отношений , а не к объектам, которыми владеют. Другими словами, собственность описывает не только отношения между вами и тем, чем вы владеете, но и систему, в которой государство защищает право человека на что-либо, гарантируя, что никто другой этого не сделает. Это право собственности гарантируется государством; действительно, для Джона Локка это центральная роль государства: « Политическая власть , тогда я считаю, что право принимать законы со смертной казнью и, следовательно, со всеми меньшими наказаниями, для регулирования и сохранения собственности »([1690] 1980, 8).Государство допускает не только отношения собственности; скорее, защита имущественных интересов — это оправдание существования государства. В этой системе владение чем-либо подразумевает возможность делать с этим то, что хочет, таким образом предполагая, что воля других не влияет на способность человека выражать свою волю. Когда Локк провозгласил известное заявление, что «каждый человек имеет свойство в своем собственном человеке » (19), он назвал собственность системой, которая производит субъект, определяемый его способностью владеть, прежде всего, самим .

В то время как государство заявляет о своей легитимности через свои полномочия по защите имущественных отношений в равной степени для всех граждан, социальные теоретики определили центральное противоречие в этой политической системе: не каждый может свободно осуществлять волю, поскольку волеизъявление одного человека всегда является посягательством на волю другого человека. , и поэтому государство должно отдавать предпочтение воле одних за счет других. Карл Маркс ([1844] 1978, 34), один из самых известных из этих теоретиков, отмечает в «К еврейскому вопросу», что членство в политической сфере либерального государства требует отказа от индивидуальной специфичности ради «нереальной универсальности». абстрактного гражданина.Однако репрезентация через абстрактное гражданство не означает, что люди в обществе каким-то образом отказываются от эгоизма. Вместо этого государство становится гарантом этих интересов, хотя и на неравной основе, гарантируя частную собственность. Поскольку абстрактный гражданин также является имущим субъектом, государство должно исповедовать равенство, одновременно выступая в качестве гаранта неравноправных отношений собственности, порожденных капиталистическими способами производства.

Как бы ни была полезна критика Маркса, исследования коренных народов, этнические исследования, американские исследования и исследования культуры утверждали, что классовое противоречие, выявленное Марксом, должно быть дополнено анализом, подчеркивающим колониальные и расовые противоречия капитала.Маркс описал несколько изменений в системе отношений собственности как формы «первоначального накопления», произошедшие на «заре эпохи капиталистического производства»: огораживания в Европе, в результате которых земли, находящиеся в общем владении и пользовании, превращались в частную собственность; колониальное присвоение земель коренных народов как собственности поселенцев; и превращение людей в собственность в условиях движимого рабства (Маркс [1867] 1990, 915). Для Маркса, поскольку эти процессы происходят от до до развития собственно капитализма, феодальная, коренная или расовая история не может быть основой для возникновения революционного вызова капиталистическим отношениям собственности.

Напротив, исследователи коренных народов подчеркивают, каким образом практика суверенитета коренных народов ставит под сомнение законность отношений собственности поселенцев и колоний и становится основным основанием для демонтажа капитализма поселенцев и колониализма (Simpson 2014). Такие ученые утверждали, что превращение поселенцев-колониальных земель в собственность, являющуюся территориальной основой коренных обществ, является по своей сути нестабильным процессом. Чтобы присвоить земли коренных народов в рамках верховенства закона, государства-поселенцы должны узаконить свои полномочия по изъятию земель, которые не являются собственностью и, следовательно, явно не находятся в его ведении (поскольку отношения колониального государства с территорией являются только собственностью).Это делается с помощью , задним числом , определяя земли, отобранные у коренных народов, как собственность только после того, как эти земли были отчуждены, в «рекурсивной логике …, которая порождает законное владение в результате явно незаконных захватов» (Nichols 2018 , 20; курсив в оригинале). Коренные народы испытали колониальное лишение собственности поселенцев до того, как были включены в качестве собственников. Таким образом, мы можем понимать владение (навязывание системы собственности) и лишение собственности (изъятие собственности в рамках одной и той же системы) не как противоположности друг другу, а как взаимно конституирующие процессы.

Хотя в либеральном капитализме он часто изображается как универсально достижимый, субъективность обладающего собственностью собственнического индивида подразумевает его диалектическую противоположность; принадлежащие, превращенные в объекты. Возможно, наиболее ярким примером является рабство движимого имущества. Орландо Паттерсон (1982), например, описывает состояние порабощенного человека как состояние «социальной смерти», когда человек не имеет отношения к обществу и не находится в нем, кроме как через своего хозяина. Если собственность является основой свободы, определяемой как способность осуществлять свою волю в отсутствие влияния других, ее противоположностью является порабощение.Тем не менее, поскольку либеральные общества основаны на претензиях на равенство и горизонтальное товарищество, их материальная и идеологическая зависимость от неравенства и иерархии должна быть устранена. Порабощение как бесспорно неравноправное условие должно быть отвергнуто как антитеза свободы. Даже после формальной отмены порабощения в европейских колониях и Америке наследие собственнического индивидуализма и его стертое следствие, социальная смерть, продолжает структурировать расовое гражданство. Как отмечали ученые-правоведы, собственность и белизна являются взаимообусловленными.Они описывают историю, в рамках которой суды США «установили белизну в качестве предварительного условия для осуществления принудительных прав собственности», таким образом гарантируя, что «собственность может быть приобретена и обеспечена в соответствии с законом только благодаря тому, что она была белой» (К. Харрис, 1993, 1724). ). Но закон не просто установил белизну как предпосылку владения собственностью. Он также утвердил саму белизну как собственность «белых людей». Ссылаясь на прецеденты, когда закон «защищал даже ожидания прав как фактической законной собственности», Черил Харрис (1993, 1729, цитируя Пауэлла 1990, 366) утверждает, что в этом типе расистского общества привилегия белых становится ожиданием, которое затем воплощается в жизнь. как собственность по закону.

Таким образом, мы можем определить колонизацию и расовую принадлежность населения как процесс, посредством которого они лишаются собственности, поскольку они включаются в имущественные отношения, которые в первую очередь обеспечиваются гетеропатриархатом и домашним хозяйством белых буржуазии. Гендерные формы порабощенного и карцерального труда на Юге США обеспечили материальные и идеологические условия возможности для защищенной белой женственности (Carby 1987; Haley 2016). В Канаде поправка 1876 г. к Закону об индейцах 1868 г. установила отцовскую основу для членства в племени, что означает, что статус присваивался через членов-мужчин.Женщины из числа коренного населения, вышедшие замуж вне семьи, а также их дети были лишены племенного гражданства (Barker 2008). Действительно, couverture , или правовая доктрина, согласно которой женщин можно было узнать только по статусу их отцов или мужей, была центральным механизмом колонизации и расовости (Cho 2013). В середине двадцатого века сегрегация де-юре, а также де-факто практики, такие как расистская политика жилищного кредитования и ограничительные соглашения, привели к расовому лишению собственности через механизмы пригородного домовладения и приватизированной домашней жизни (Lipsitz 1995; Oliver and Shapiro 1995).Эта генеалогия объясняет, почему Родерик Фергюсон (2004) постулирует «странную цветную критику» как, возможно, наиболее убедительное вмешательство в противоречия капиталистических отношений собственности в рамках либеральной демократии.

По этой причине собственность может пониматься как эпистемология или способ познания, который узаконивает социальные отношения, основанные на собственности. Эта эпистемология натурализует националистические нарративы о формировании субъектов; он также запрещает знание способов, которыми навязывание имущей субъективности по своей сути лишает собственности по признакам расы, класса и пола.Альтернативные артикуляции и среды обитания социальных отношений, которые не основаны на собственности, действительно существуют, хотя они закрываются, превращаются в девиантные или стираются националистическими нарративами и аффектами. Они часто встроены в оппозиционные культурные формы и практики. В то время как многие определения культуры подчеркивают воображаемое превосходство забот повседневной жизни, материальные истории тех, кто лишился собственности в результате включения в отношения собственности, проявляются через культуру по-разному.В этих случаях образная функция литературы и культуры может раскрывать и вмешиваться в колониальную, расовую и гендерную структуру системы собственности. Кроме того, мы могли бы обратиться к культуре в поисках способов артикуляции представлений о себе и сообществе, которые не согласуются с универсализирующей логикой собственнического индивидуализма и национальной принадлежности.

2007/2020

О собственности и отношениях собственности

← 8 | 9 →

Введение

Предлагаемый том содержит систематический анализ рассуждений Карла Маркса о собственности.По правде говоря, владение — одна из центральных категорий в его теориях и доктринах, и, что более уместно здесь, оно продолжает вызывать большой интерес и эмоции как у политиков, так и у ученых. Десятки авторов прошлого и настоящего ссылаются на Маркса, когда пишут о собственности, независимо от того, принимают они или отвергают его взгляды. Тем не менее, их выбор источников и их интерпретация часто настолько предвзяты, что можно сделать вывод, что Маркса — как автора оригинальной и новой теории собственности — еще предстоит открыть.

Такое положение дел в дискуссиях относительно концепции собственности Маркса проистекает из последствий социального или теоретического характера. Среди первых — в основном полемика идеологического и политического характера. Среди последних теоретические решения попали в ловушку практических контекстов и конкретных эффектов, которые препятствовали беспристрастному академическому анализу. Ведь на протяжении всего 20–90–137–90–138 века работы Маркса трансформировались и превращались в примитивную политическую доктрину.Таким образом, значительная часть его взглядов была уведена в тень и подавлена. Даже критики марксизма не интересовались выходом за рамки упрощенной интерпретации слов Карла Маркса.

Среди дилемм в этом исследовании стоит отметить большие трудности, возникающие в результате однозначного восприятия марксистской мысли. Собственность и владение составляют общую тему во всех его существенных трудах — от самых ранних до последних, — но ни одна позиция не включает систематический дискурс по этой конкретной теме.По общему признанию, только определенный фрагмент его работы носит научный характер: во многих текстах преобладает идеологический или программный аспект, связанный с его политическими убеждениями или его участием в коммунистическом движении. Более того, тонкий, сложный или неоднозначный анализ переплетается с ясными и простыми заявлениями. Здесь важно то, что Маркс, создатель теории, которая должна была описать и прояснить социальную реальность, — это животное, отличное от Маркса, создателя доктрины, которая должна была изменить мир.

Естественно, сам Маркс не согласился бы с этим последним утверждением. В конце концов, он с самого начала предполагал единство критической теории и практики. Тем не менее, между теорией Маркса и его практикой существует темная область невнимательности и непоследовательности; Доказательством чего является, по правде говоря, концепция коммунистического общества. Создавая лучший мир, Маркс игнорировал угрозы, которые несет общественная собственность, несмотря на то, что умело идентифицировал их в исследованиях различных докапиталистических форм общей собственности.← 9 | 10 →

В этом изложении взглядов Маркса на право собственности я буду полностью использовать объемные источники, периодически цитируя Маркса — а также Энгельса и других — или отсылая читателя к оригинальным текстам. После всех этих десятилетий мы слишком часто находим ссылки на второстепенные материалы в современных исследованиях Маркса, на часто повторяющиеся интерпретации и те же цитаты. По моему мнению, эти ссылки обычно включают цитаты, скопированные из вторичных анализов, а не из первичных текстов, написанных самим Карлом Марксом.Свидетельством тому может служить ограниченный ассортимент, который теперь составляет этакий банальный канон WikiQuotes . Поэтому я стараюсь углубиться в менее цитируемые материалы; не так уж и сложно, учитывая, насколько заброшены эта тема и подход. Восприятие мнений Маркса по вопросу о собственности поверхностно, а интерпретации чреваты многими ошибками. Только тщательное и исчерпывающее представление доступного материала позволяет провести точный анализ и защитить себя от обвинений в высказываниях, которые никогда не произносились.

Анализ концепции Маркса здесь будет проводиться с той интеллектуальной точки зрения, которая подчеркивает эластичность и открытость его собственного исследовательского подхода. Это реакция на схоластическое и догматическое прочтение его произведений; тенденция, начатая Энгельсом, консолидировавшим наследие Маркса, и впоследствии продолженная Лениным и другими марксистами разного толка.

В первую очередь я сконцентрируюсь на анализе множества значений, придаваемых терминам «частная собственность» и «общая собственность» или «социальная собственность». право собственности.«Ведь частная и общая собственность приняли множество исторических форм, которые принципиально отличаются друг от друга. В принципе, я попытаюсь прорваться сквозь примитивные интерпретации, которые различают у Маркса решительную критику частной собственности и апологию общей собственности. На самом деле его подход к этим вопросам был намного сложнее. В нескольких случаях Маркс как ободряюще говорил о конкретных формах частной собственности, так и пренебрежительно говорил о конкретных формах общей собственности.

Во-вторых, я буду с равным вниманием относиться как к процессам приватизации, так и к социализации собственности в том виде, в каком их анализировал Маркс. Таким образом, я стремлюсь разрушить своего рода монокультуру, когда дело доходит до интерпретации произведений Маркса; склонность обсуждать и обдумывать социализацию в довольно ограниченной степени.

В-третьих, я стремлюсь пролить свет на выводы и мнения Маркса относительно различных способов, которыми человек может стать собственником в различных формах частной или совместной собственности.Неверно, что люди делятся на две категории; они не просто владельцы и не владельцы, как часто утверждали комментаторы Маркса; опять же, независимо от того, защищают ли они марксизм или выступают против него. ← 10 | 11 →

В-четвертых, я уделяю особое внимание тому аспекту теории собственности Маркса, который относится к межличностным отношениям. Для Маркса каждая форма собственности — это система сложных отношений между конкретными индивидами, а не некая абстрактная институциональная конструкция, в которой одни являются собственниками, а другие — нет.Здесь я также разрушаю определенный интерпретативный стереотип, согласно которому Маркс является просто создателем абстрактной теории, за пределами которой нельзя ожидать никаких индивидуальных действий или межличностных отношений. Фактически подход Маркса ближе к социологии социальных отношений, о чем свидетельствует его теория собственности.

Основной целью проведенного исследования и анализа является собственность, рассматриваемая как социально-экономическая категория. Конечно, нельзя игнорировать вопросы, относящиеся скорее к философским или юридическим категориям.Хотя, с моей точки зрения, они не составляют отдельную тему, а, скорее, дополняют обсуждения более социально-экономического характера.

О собственности написано так много, что независимо от руководящих указаний любая библиография будет неполной. Уже классические мыслители античности говорили о собственности и собственности; он был и остается предметом размышлений христианской философии. Эпохи Возрождения, Реформации и Просвещения также были свидетелями множества трактатов на эту тему; достаточно упомянуть святого Фомы Аквинского, Томаса Гоббса, Джона Локка, Дэвида Юма, Жан-Жака Руссо и Георга В.Ф. Гегель. На рубеже 18–90–137– гг. И 19–90–137– веков из социальных наук возникло несколько новых дисциплин, включая экономику, и многие из них также рассматривали собственность как предмет своего интереса (см., Например, Адама Смита). .

Это был также момент, когда появились наиболее значимые произведения представителей утопического социализма; например, Роберт Оуэн и Пьер- Жозеф Прудон. Это было также в 19, -м, веках, когда Карл Маркс написал социально-экономическую теорию собственности.Впоследствии, на рубеже 19 и 20 веков, социологические теории собственности появились в работах Фердинанда Тонниса, Георга Зиммеля и Макса Вебера.

В -х гг. гг. Собственность была предметом исследований, проводимых в рамках наиболее значительных теоретических школ и направлений; это также было важным игровым полем для их конфликтов и разрешений. Некоторые из этих школ заслуживают особого упоминания. Одна из них — либерально-этическая школа, которая видит основную проблему в ответе на вопрос, как можно справедливо распределить частную собственность и гражданские права.Знаменосцем этой группы был Роберт Нозик, хотя вдохновение пришло от Томаса Гоббса и Джона Локка. Вторая школа, которую я здесь назову либерально-прагматической, ставит вопрос о том, какие конфигурации прав собственности и привилегий ← 11 | 12 → обеспечит эффективную экономию и максимизацию полезности. Это направление теоретических размышлений о собственности было развито, среди прочего, представителями Школы прав собственности и новой институционализированной экономики (e.g., Армен Алчиан, Стивен Чунг, Рональд Коуз и Гарольд Демсец). Предшественников этой группы можно найти в классической экономике или в психологической школе экономики. Некоторых представителей вдохновили также работы Макса Вебера и Карла Маркса.

В Центральной и Восточной Европе ортодоксальный марксизм, сосредоточенный на апологетике различных форм общей и государственной собственности, распространился в 20, и веках. Эта школа мысли по-разному воспроизводила концепцию собственности, найденную в трудах Ленина или подписанных Сталиным.На этом региональном фоне польское прикладно-аналитическое направление было уникальным и приобрело черты теоретической школы. Представители этого направления мысли собрались вокруг Станислава Козыр-Ковальского и его сочинений; они также пытались использовать Карла Маркса и других теоретиков, занимающихся вопросами собственности, таких как Макс Вебер, для разработки новых исследовательских инструментов. Такие инструменты должны были облегчить критическую диагностику и выяснение отношений собственности в обществах государственного социализма, а также в обществах постмодернистской рыночной экономики.

В научных размышлениях первых двух десятилетий 21-го -го века заметны все новые исследования, вдохновленные работами Карла Маркса. Это особенно относится к созданию теоретических инструментов, которые должны служить для интерпретации процессов, происходящих в настоящее время в мировых финансах, и влияния финансов на реальную экономику. Однако мне кажется, что это возрождение интереса к творчеству Маркса — это повторение истории чрезмерных упрощений и деконструкции его взглядов и убеждений.По-новому интерпретируя Маркса, и социологи, и экономисты повторяют те же обобщения и попадают в те же ловушки, что и их предшественники в предыдущем столетии. Это еще одна причина, по которой я решил вернуться к вопросу о собственности и собственности, заново исследовать Маркса в оригинале и опубликовать этот том.

Позволить себе вдохновиться трудами Маркса — это с теоретической точки зрения многообещающее научное предприятие. Точно так же есть глубокий смысл вникнуть в взгляды на собственность, которой придерживается Св.Фома Аквинский, Макс Вебер и Георг Зиммель, представители Школы прав собственности, и многие другие мыслители. Идеи наших предшественников должны служить стимулом и воодушевлять. Как сказал Роберт Мертон, ученый — это карлик, стоящий на плечах гигантов, у которых он учится. В случае Карла Маркса такое заявление тем более оправдано: даже если он писал в 19, -м, веках, его мышление остается актуальным. Процессы, которые Маркс выявил и осветил в своем дневном манифесте ← 12 | 13 → громко и ясно в 21, и веке, поэтому стоит проверить применимость его исследовательской точки зрения.

Земля как социальное отношение — Журнал Briarpatch

Майк Гоулдхок 10 сент.2020 г. Читать 10 мин Поделиться

В январском видеоролике YouTube под названием «#LANDBACK Update from Gidimt’en Territory» Дензел Сазерленд-Уилсон из Gitxsan Nation размышляет о выселении трубопроводной компании Coastal GasLink с земель Wet’suwet’en Nation за девять дней. ранее. «Люди не понимают, чего мы хотим, как коренные жители. Это похоже на «что ты хочешь?»… Просто вернись.Хотя это забавно. Когда я сказал это своему отцу, вы знаете, людям Gitxsan-Wet’suwet’en, если вы расскажете им о Land Back, они скажут: «Мы все равно не теряли землю». И это правда ».

Как коренные народы, мы никогда полностью не теряли ни нашей связи с нашими землями и водами, ни нашего коллективного понимания себя как народов, несмотря на продолжающуюся насильственную оккупацию Канадой наших территорий, неоднократные перемещения наших общин и различные попытки ассимилировать нас в его политический и экономический порядок.

Поскольку Канада не может скрыть земли наших народов, она стремится удалить само наше сознание и разрушить наш способ социальных отношений.

Канада со временем меняла свою колониальную тактику. Он использовал войну и дипломатию, удалял целые общины и удалял наших детей из наших общин. Но вся его тактика преследует одну и ту же цель: устранить политическую альтернативу и сопротивление Канаде, которые представляют коренные народы.

И мы, как коренные народы, также использовали различные средства сопротивления на протяжении многих лет — от вооруженного конфликта до прямого обращения к политикам, когда голосование и наем адвокатов были запрещены в соответствии с Законом об Индии, до невооруженных блокад и оккупаций, чтобы остановить проекты развития поселенцев. .

Куда делась земля?

В 1911 году вожди десятков местных банд в Британской Колумбии написали федеральному министру внутренних дел с ходатайством о признании их права собственности на землю, в чем правительство провинции отказывалось и которое остается нерешенным предметом конфликта. день. «Если человек завладевает чем-то принадлежащим вам, конечно, вы это знаете, и он это знает, а земля — ​​это вещь, которую нельзя отнять и спрятать», — писали они.«Мы видим это постоянно, и все, что с ним делается, должно быть более или менее в поле зрения».

Поскольку Канада не может скрыть земли наших народов, она стремится устранить само наше сознание и разрушить наш способ социальных отношений. Но само по себе прямое насилие и репрессии не уничтожают наше коллективное сознание, поэтому государство прибегает к множеству все более коварных тактик.

Но вся его тактика преследует одну и ту же цель: устранить политическую альтернативу и сопротивление Канаде, которые представляют коренные народы.

В то время как канадцы довольствовались тем, что рассматривали школы-интернаты и другие ограничения Закона об индейцах просто как досадные эпизоды истории, которые нужно оставить в прошлом, задержания детей из числа коренного населения в приемных семьях для лиц, не принадлежащих к коренным народам, не ослабевают. В то же время за последнее десятилетие резко возросло количество лишенных свободы коренных жителей.

Когда вспыхивает сопротивление, как это было с движением солидарности Wet’suwet’en по пересеченной местности в начале этого года, привлекается полиция, чтобы изгнать нас с наших земель, и канадские государственные и корпоративные СМИ работают. сверхурочно, чтобы ложно представить конфликт как исключительно уголовное дело, ссылаясь на верховенство закона Канады и игнорируя законы коренных народов.

После так называемого «окского кризиса» 1990 года, когда коренные жители по всей стране установили блокады в знак солидарности с общиной могавков Канехсата: ке, Канада активизировала свою реакцию сразу по двум направлениям: усиление контроля над СМИ при ответе на прямые действия и политические маневры вокруг самоуправления в муниципальном стиле и «примирения».

Земля всегда была здесь, и мы всегда возвращали ее части. Итак, задача Канады состоит в том, как удержать нас от этого и как удержать нас от идеи, что мы должны вернуть ее обратно.

Чья земля?

Некоренные народы, как сторонники сопротивления коренных народов, так и те, кто против них, часто упрощают нашу борьбу, просто говоря о том, кому принадлежит земля, принадлежит ли она Канаде или нашим народам. Но не менее важно то, как мы владеем землей — как мы с ней связаны, как мы через нее относимся друг к другу и кто «мы» как коренные народы.

В поселенческих колониальных обществах земля проявляется как огромное скопление прав собственности. Для традиционных коренных народов, напротив, земля — ​​это не вещь сама по себе, а социальные отношения между всеми живыми и неживыми существами.

Политика штата поселенцев — это война другими средствами, направленная на замену нашего полного суверенитета и юрисдикции над нашими землями и водами простыми муниципальными полномочиями, делегированными указанными выше провинциальными и федеральными правительствами, и открывающая путь для дальнейшего корпоративного развития.

Для традиционных коренных народов, напротив, земля — ​​это не вещь сама по себе, а социальные отношения между всеми живыми и неживыми существами.

Канада стремится заменить наши традиционные формы управления, в которых в решающей степени участвовали женщины, небинарные, трансгендерные люди и люди с двумя духами, собственными патриархальными политическими формами, такими как система советов групп в соответствии с Законом об индейцах или другие бюрократические структуры, финансируемые государством. .То, как мы относимся к земле, зависит от того, кем мы являемся. Когда мы говорим «Земля обратно», то к кому должна возвращаться эта земля и в какой форме?

Лидер Kainai Nation (Blood Tribe) Мари Смоллфейс Марул прокомментировала эту динамику в своей статье 1984 года о местном управлении, заявив: «Принудительное навязывание канадским правительством избранной формы правления индейцам находится в прямом противоречии с традиционными формами государственного управления. правительство. Выборная модель основана на индивидуальной собственности на землю и делегировании полномочий сверху, и она создала серьезные проблемы в наших индийских общинах.Это особенно верно среди прерийных племен, где всегда существовала сильная традиция принятия решений консенсусом, а не отдельными лицами, наделенными властью ».

Отношения назад

Канадская политика в отношении коренных народов в настоящее время продвигает так называемые соглашения о самоуправлении (включая современные «договоры» в Британской Колумбии) и различные средства, позволяющие группам коренных народов частично или полностью отказаться от Закона об индейцах.

Это также включает преобразование резервных и незарезервированных традиционных земель в частную собственность (известное как «простая плата») и заключение постоянных соглашений с советами групп, которые запрещают им когда-либо возбуждать судебные дела о праве собственности на землю коренных народов в будущем (например, в Заключительном соглашении между коренными народами Цаввассен 2007 г.).Цель состоит в том, чтобы создать экономическую уверенность для корпораций поселенцев, желающих инвестировать в строительство на родных землях.

Однако эта попытка мошенничества не всегда бывает успешной — как, например, в 2018 году, когда община Лхейдли Теннех (из народа Дакель) проголосовала против «договора» в соответствии с современным процессом Британской Колумбии.

Цель состоит в том, чтобы создать экономическую уверенность для корпораций поселенцев, желающих инвестировать в развитие на Родной земле.

Писательница Mushkegowuk (Болотный кри) Жаклин Хукимо-Витт объяснила в своей диссертации 1997 года, частично основанной на интервью со старейшинами, разницу между концепцией владения землей кри и колониальной концепцией частной собственности: «Вы не можете купить землю и владеть ею. это как будто у тебя есть машина.Тем не менее, мы владеем землей в другом смысле, что объясняется в ответе Джона Маттинаса, который утверждает, что, поскольку мы «владеем» землей, другие существа на земле (животные, растения, камни) владеют землей. земля тоже, что означает, что мы были посажены на землю Создателем, и все, что на земле, принадлежит ей и может использовать эту землю ».

Земля — ​​это территория, на которой развиваются все наши отношения, и ее даже можно рассматривать как само живое существо, которое постоянно формируется и формируется другими формами жизни.Земля — ​​это не просто место, это также территория, которая подразумевает политические, правовые и культурные отношения юрисдикции и заботы.

Претензии поселенцев на суверенитет и частную собственность также носят реляционный характер, то есть транзакционные. Они отражают отношения между отдельным гражданином и его государством, а также особый способ отношения друг к другу и к миру — социальные и экономические системы господства, индивидуализма, конкуренции и эксплуатации.

Земля — ​​это не просто место, это еще и территория, которая подразумевает политические, правовые и культурные отношения юрисдикции и заботы.

Традиционные законы кри, такие как sihtoskâtowin (объединение во взаимной поддержке) и miyo-wîcêhtowin (намеренное развитие хороших отношений), резко контрастируют с этой системой поселенцев, которая основана на частных и индивидуальных правах на собственность и политическое представительство.

После вооруженного сопротивления метисов в 1869-70 и 1885 годах в различных частях нашей территории, Канада создала земельные комиссии для распределения так называемых «сенов», что дало семьям метисов право на получение денег или отдельных участков земли в качестве частной собственности за простую плату, в обмен на аннулирование нашего титула на землю коренных народов.Однако на практике из-за тяжелых социальных условий наши люди сталкивались с ограниченными возможностями и часто выманивались из нашей земли и сумы поселенцами и их компаниями по спекуляции землей.

Необходимость восстановления здоровых отношений бросает вызов навязанной структуре колониальной системы. Нашим отношениям нужно пространство, на котором они могут развиваться, то есть наша земля, вода и чистый воздух. Когда мы говорим «Земля обратно», мы также имеем в виду «Возвращение отношений».

Похищение нас с земли

Эллисон Стивенсон, профессор метисов и заведующая кафедрой метисоведения имени Габриэля Дюмона в Университете Саскачевана, много писала об изъятии детей коренных народов из их семей как колониальном методе уничтожения. она указывает, что не только для Канады, но также использовалась в «Соединенных Штатах, Новой Зеландии, Австралии и, по-разному, в Латинской Америке.

Стивенсон также писала о противодействии женщин-метисов программе «Принять индейцев-метисов» в Саскачеване, где дети коренных народов Саскачевана в 1960-х и 1970-х годах были объектами агрессивной рекламной кампании по размещению в белых приемных семьях, что даже привело к появлению детей из числа коренных народов. отправляются жить с белыми семьями в другие страны.

«Мы хотим, чтобы наши дети воспитывались метисами, а не псевдобелыми из среднего класса».

В 1971 году женский комитет метисов перешел на страницы газеты New Breed , чтобы выступить против белых приемных домов. размещения и рекламы программы «Принять индейских метисов», призывающей к серьезным изменениям, таким как создание специального приюта, полностью укомплектованного коренным населением, отдельно от отдела социального обеспечения (последнее они назвали «репрессивным и дискриминационным»).

«Мы хотим, чтобы наши дети воспитывались метисами, а не псевдобелыми из среднего класса», — писали они. «Эти дети принадлежат к нашей культуре и нации метисов. Мы против программы приемных семей в качестве программы переселения или интеграции. Мы выступаем против безличного и бесчеловечного институционального опыта, который навязывают нашим приемным детям белые сотрудники ».

Политическое насилие

Открытое колониальное насилие в Канаде всегда на поверхности. За нападениями RCMP и полиции провинции Онтарио на защитников земель Ветсувет’ен и Тайендинага-могавк в начале этого года в последние месяцы последовали смертельные случаи насилия со стороны поселенцев против охотников-метисов в Альберте, а также многочисленные убийства коренных жителей Виннипегом. и полиция Торонто и офицеры КККП в Нью-Брансуике.*

Несмотря на пустую риторику «примирения» (у нас никогда не было позитивных отношений, которые мы можем восстановить), колонизация остается физически насильственным процессом, где бы коренные народы ни находились, будь то в сельской местности или в городах. , в тюрьмах или в приемных семьях.

Хотя политика государства поселенцев не столь очевидна, как прямое вторжение полиции, она столь же вредна и даже фатальна. Пренебрежение предоставлением основных услуг, таких как вода, жилье и здравоохранение, также является формой насилия, как и абсолютная неспособность государства что-либо сделать с эпидемией насилия в отношении женщин, девочек из числа коренных народов, а также небинарных и небинарных людей. Духовные люди, несмотря на то, что в прошлом году это признали геноцидом.Все эти формы насилия подрывают наши традиционные системы управления и в конечном итоге предоставляют поселенцам привилегированный доступ к нашим землям.

Восстановление наших разнообразных отношений, наших законов и систем ценностей является ключом к успешному возвращению нашей земли и не только к выживанию, но и к созданию жизни, достойной того, чтобы жить для всех нас.

Колониальная тактика со временем меняется, но общая стратегия колонизаторов была последовательной войной на истощение, пытаясь измотать нас в долгосрочной перспективе и в конечном итоге устранить проблему, которую наше коллективное сознание коренных народов и сопротивление заявленному суверенитету государства поселенца.

Восстановление наших разнообразных отношений, наших законов и систем ценностей является ключом к успешному возвращению нашей земли и не только к выживанию, но и к созданию жизни, достойной жизни для всех нас. Для развития наших отношений важно, чтобы они были прочно укоренены в материальной и духовной реальности, в которой мы живем, на наших территориях (города также являются частью земли) и в солидарности с другими угнетенными людьми, которые также борются , отвечая взаимностью на солидарность, которую они проявили к нам в наши времена сопротивления.

* Упомянутые коренные жители, убитые гражданскими лицами, полицией или находящимися под стражей, — это Джейкоб Сансом, 39 лет; Моррис Кардинал, 57 лет; Эйшиа Хадсон, 16 лет; Джейсон Коллинз, 36 лет; Стюарт Эндрюс, 22 года; Регис Корчински-Паке, 29 лет; Шантель Мур, 26 лет; Родни Леви, 48 лет. Да пребудут они у власти.

Майк Гоулдхок — писатель метисов и кри и организатор общественного движения, чья семья происходит из кистапинаника (принца Альберта) и Новонакивина (Мон-Небо) на территории Договора 6 в Саскачеване.Он живет на территориях Sḵwx̱wú7mesh, Səl̓ílwətaʔ и xʷməθkʷəym (Ванкувер, Британская Колумбия) и был частью движений коренных народов и борьбы с бедностью в городе.

Теги: ’60-е годы индейский акт земли коренных народов назад земли защитники школы-интернаты

Значение, элементы, характеристики и типы

В данной статье представлена ​​информация о значении, элементах, характеристиках, типах, содержании и функциях социальной системы:

Термин «система» подразумевает упорядоченное расположение, взаимосвязь частей.В аранжировке каждой части отведено фиксированное место и определенная роль. Части связаны взаимодействием. Чтобы понять функционирование системы, например человеческого тела, необходимо проанализировать и идентифицировать подсистемы (например, кровеносную, нервную, пищеварительную, выделительную системы и т. Д.) И понять, как эти различные подсистемы вступают в определенные отношения при выполнении органической функции тела.

Изображение предоставлено: typophile.com/files/Sociology.jpg

Точно так же общество можно рассматривать как систему взаимосвязанных взаимозависимых частей, которые взаимодействуют друг с другом, чтобы сохранить узнаваемое целое и удовлетворить некоторые цели или задачи.Социальную систему можно описать как систему социальных взаимодействий, основанную на общих нормах и ценностях. Его составляют индивиды, и у каждого есть место и функция для выполнения в нем.

Значение социальной системы :

Это Талкотт Парсонс дал понятие «система», актуальное в современной социологии. Социальная система относится к «упорядоченному устройству, взаимоотношениям частей». В аранжировке каждой части отведено фиксированное место и определенная роль.Части связаны взаимодействием. Система означает, таким образом, шаблонные отношения между составными частями структуры, основанные на функциональных отношениях, которые делают эти части активными и связывают их с реальностью.

Общество — это система обычаев, авторитета и взаимности, основанная на чувствах и сходстве «Мы». Не исключены различия внутри общества. Однако они подчинены подобию. Его основа — взаимозависимость и сотрудничество. Он связан взаимным осознанием.По сути, это образец для передачи социального поведения.

Он состоит во взаимном взаимодействии и взаимосвязи индивидов и в структуре, образованной их отношениями. Это не ограничено по времени. Он отличается от совокупности людей и сообщества. По словам Лапьера, «термин« общество »относится не к группе людей, а к сложному шаблону норм взаимодействия, возникающему между ними и между ними».

Применяя эти выводы к обществу, социальную систему можно описать как систему социальных взаимодействий, основанную на общих нормах и ценностях.Его составляют индивиды, и у каждого есть место и функция для выполнения в нем. В процессе одно влияет на другое; формируются группы и они получают влияние, возникают многочисленные подгруппы.

Но все это связно. Они действуют как единое целое. Ни индивидуум, ни группа не могут действовать изолированно. Они связаны единством, нормами и ценностями, культурой и общим поведением. Образующийся таким образом образец становится социальной системой.

Социальная система может быть определена после Парсонса как множество социальных акторов, которые вовлечены в более или менее стабильное взаимодействие «в соответствии с общими культурными нормами и смыслами». Индивиды составляют базовые единицы взаимодействия.Но взаимодействующие единицы могут быть группами или организациями отдельных лиц внутри системы.

Социальная система, согласно Чарльзу П. Лумису, состоит из шаблонного взаимодействия визуальных акторов, чьи отношения друг к другу взаимно ориентированы посредством определения посредничества шаблона структурированных и общих символов и ожиданий.

Таким образом, все социальные организации являются «социальной системой», поскольку они состоят из взаимодействующих индивидов. В социальной системе каждый из взаимодействующих индивидов выполняет функцию или роль с точки зрения статуса, который он занимает в системе.Например, в семье родители, сыновья и дочери должны выполнять определенные социально признанные функции или роли.

Точно так же социальные организации функционируют в рамках нормативной модели. Таким образом, социальная система предполагает социальную структуру, состоящую из различных частей, которые взаимосвязаны таким образом, чтобы выполнять свои функции.

Социальная система представляет собой комплексное устройство. В его орбите входят все разнообразные подсистемы, такие как экономическая, политическая, религиозная и другие, а также их взаимосвязь.Социальные системы связаны окружающей средой, например географией. И это отличает одну систему от другой.

Элементы социальной системы :

Элементы социальной системы описаны как:

1. Вера и знания:

Вера и знания вызывают единообразие в поведении. Они действуют как контролирующие органы различных типов человеческих обществ. Вероисповедание или вера — это результат преобладающих обычаев и верований.Они пользуются силой личности, ориентируются в определенном направлении.

2. Мнение:

Человек не живет одним разумом. Чувства — сыновние, социальные, условные и т. Д. Сыграли огромную роль в обеспечении преемственности общества. Это напрямую связано с культурой народа.

3. Конечная цель или объект:

Человек рождается социальным и зависимым. Он должен соответствовать своим требованиям и выполнять свои обязательства. Человек и общество существуют между потребностями и удовлетворением, целью и целью.Они определяют характер социальной системы. Они открывали путь прогресса и уходящие горизонты.

4. Идеалы и нормы:

Общество устанавливает определенные нормы и идеалы для сохранения целостности социальной системы и для определения различных функций различных единиц. Эти нормы предписывают правила и положения, на основе которых отдельные лица или отдельные лица могут обрести свои культурные цели и задачи.

Другими словами, идеалы и нормы несут ответственность за идеальную структуру или систему общества.Благодаря им человеческое поведение не становится отклоняющимся, и они действуют в соответствии с нормами общества. Это ведет к организованности и стабильности. Эти нормы и идеалы включают народные обычаи, обычаи, традиции, моду, мораль, религию и т. Д.

5. Статус-роль:

Каждый человек в обществе функционален. Он идет по статусно-ролевым отношениям. Он может приходить к человеку в силу его рождения, пола, касты или возраста. Добиться этого можно на основе оказанной услуги.

6. Роль:

Как и статус, общество предписало разным людям разные роли. Иногда мы обнаруживаем, что каждому статусу приписана роль. Роль — это внешнее выражение статуса. Выполняя определенную работу или делая определенные вещи, каждый сохраняет в уме свой статус. Это ведет к социальной интеграции, организации и единству в социальной системе. Фактически, статусы и роли идут рука об руку. Их невозможно полностью отделить друг от друга.

7. Питание:

Конфликт — это часть социальной системы, а порядок — его цель. Следовательно, подразумевается, что некоторые должны быть наделены властью наказывать виновных и вознаграждать тех, кто подает пример. Авторитет, осуществляющий власть, будет отличаться от группы к группе; в то время как власть отца может быть высшей в семье, в государстве она принадлежит правителю.

8. Разрешение:

Это подразумевает подтверждение вышестоящим руководителем действий, совершенных подчиненным, или наложение штрафа за нарушение командования.Действия, совершенные или невыполненные в соответствии с нормами, могут повлечь за собой награду и наказание.

Характеристики социальной системы :

Социальная система имеет определенные характеристики. Эти характеристики следующие:

1. Система связана с множеством отдельных субъектов:

Это означает, что система или социальная система не может выноситься в результате деятельности одного человека. Это результат деятельности разных людей.Для системы или социальной системы должно быть взаимодействие нескольких индивидов.

2. Цель и объект:

Человеческие взаимодействия или действия отдельных субъектов не должны быть бесцельными или беспредметными. Эти действия должны соответствовать определенным целям и задачам. Выражение различных социальных отношений, порожденных человеческим взаимодействием.

3. Порядок и образец среди различных составляющих единиц:

Простое соединение различных составляющих единиц, которые из социальной системы не обязательно создают социальную систему.Он должен быть в соответствии с рисунком, расположением и порядком. Подчеркнутое единство между различными составными единицами приводит к «социальной системе».

4. Функциональная взаимосвязь — основа единства:

Мы уже видели, что разные составляющие единицы объединяются, чтобы образовать систему. Это единство основано на функциональных отношениях. В результате функциональных отношений между различными составляющими единицами создается единое целое, известное как социальная система.

5. Физический или экологический аспект социальной системы:

Это означает, что каждая социальная система связана с определенной географической областью или местом, временем, обществом и т. Д. Другими словами, это означает, что социальная система не одинакова в разное время, в разных местах и ​​при разных обстоятельствах. Эта характеристика социальной системы снова указывает на ее динамичный или изменчивый характер.

6. Связано с культурной системой:

Социальная система тоже связана с культурной системой.Это означает, что культурная система способствует единству различных членов общества на основе культур, традиций, религий и т. Д.

7. Заявленные и подразумеваемые цели и задачи:

Социальная система также связана с явно выраженными и подразумеваемыми целями. Другими словами, это означает, что социальная система представляет собой объединение различных отдельных субъектов, которые мотивированы своими целями и задачами и своими потребностями.

8. Характеристики регулировки:

Социальная система имеет характеристику настройки.Это динамическое явление, на которое влияют изменения, вызванные социальной формой. Мы также увидели, что на социальную систему влияют цели, объекты и потребности общества. Это означает, что социальная система должна быть актуальной только в том случае, если она изменяется в соответствии с изменившимися объектами и потребностями. Было замечено, что изменения происходят в социальной системе в связи с человеческими потребностями, окружающей средой и историческими условиями и явлениями.

9. Порядок, структура и баланс:

Социальная система имеет характеристики шаблона, порядка и баланса.Социальная система — это не единое целое, а совокупность различных единиц. Это объединение не происходит случайным и случайным образом. Есть заказ на балансе.

Это так, потому что разные единицы общества не работают как независимые единицы, но они существуют не в вакууме, а в социокультурной модели. В шаблоне разные единицы имеют разные функции и роли. Это означает, что в социальной системе есть закономерность и порядок.

Типы социальных систем:

Парсонс представляет классификацию четырех основных типов с точки зрения переменной шаблона.Это следующие:

1. Партикулярный аскриптивный тип:

Согласно Парсонсу, этот тип социальной системы имеет тенденцию организовываться на основе родства и социальности. Нормативные образцы такой системы традиционны, и в них полностью преобладают элементы приписывания. Этот тип системы в основном представлен дописьменными обществами, в которых потребности ограничиваются биологическим выживанием.

2. Тип конкретного достижения:

Религиозные идеи играют важную роль как дифференцирующий элемент в общественной жизни.Когда эти религиозные идеи рационально систематизированы, появляется возможность новых религиозных концепций. В результате такой природы пророчества, а во-вторых, это может зависеть от неэмпирической области, с которой связан порфир.

3. Универсалистское достижение Тип:

Когда этическое пророчество сочетается с неэмпирическими концепциями, возникает новый набор этических норм. Это потому, что этический пророк бросает вызов традиционному порядку во имя сверхъестественного.Такие нормы вытекают из существующих отношений члена общества; поэтому они универсалистичны по своей природе. Кроме того, они связаны с эмпирическими или неэмпирическими целями, поэтому ориентированы на достижение.

4. Универсальный тип описания:

В этом социальном типе элементы ценностной ориентации преобладают элементы приписывания. Поэтому акцент делается на статусе актера, а не на его игре. В такой системе достижения актера — это почти ценности для коллективной цели.Поэтому такая система становится политизированной и агрессивной. Пример такого авторитарного государства.

Поддержание социальной системы :

Социальная система поддерживается различными механизмами социального контроля. Эти механизмы поддерживают равновесие между различными процессами социального взаимодействия.

Вкратце эти механизмы можно разделить на следующие категории:

1. Социализация.

2.Социальный контроль.

(1) Социализация:

Это процесс, с помощью которого индивидуум приспосабливается к общепринятому образцу социального поведения. Ребенок по рождению не социальный и не асоциальный. Но процесс социализации превращает его в действующего члена общества. Он приспосабливается к социальным ситуациям в соответствии с социальными нормами, ценностями и стандартами.

(2) Социальный контроль:

Подобно социализации, социальный контроль — это также система мер, с помощью которых общество формирует своих членов в соответствии с утвержденным образцом социального поведения.Согласно Парсонсу, в каждой системе существуют два типа элементов. Они интегрируют и дезинтегрируют и создают препятствия на пути интеграции.

Функции социальной системы :

Социальная система — это функциональное устройство. Если бы это было не так, его бы не было. Его функциональный характер обеспечивает социальную стабильность и преемственность. Функциональный характер общества Парсонс подробно рассмотрел. Другие социологи, такие как Роберт Ф.Тюки тоже это обсуждали.

Принято считать, что социальная система должна решать четыре основные функциональные проблемы. Это:

1. Адаптация,

2. Достижение цели,

3. Интеграция,

4. Скрытое техническое обслуживание.

1. Адаптация:

Приспособляемость социальной системы к изменяющейся среде имеет важное значение. Несомненно, социальная система является результатом географической среды и длительного исторического процесса, который по необходимости придает ей постоянство и жесткость.Тем не менее, это не должно делать его деревянным и неэластичным. Это должно быть гибкое и функциональное явление.

Экономия для его обслуживания, разделение труда для лучшего производства товаров и эффективных услуг, а также дифференциация ролей для возможностей трудоустройства. Дюркгейм в своей работе «Разделение труда в обществе» уделяет большое внимание роли разделения труда и ролевой дифференциации, поскольку они делают возможной более высокую среднюю степень квалификации, чем это было бы возможно в противном случае.

Отсутствие приспособляемости очень часто ставило под сомнение социальную систему.Это вызвало революцию, приведшую к капитальному ремонту системы. Британская система в девятнадцатом веке, когда континент находился в аду революции, показала замечательную адаптируемость. Он хорошо отреагировал на растущие требования перемен. Со временем наша система продемонстрировала отличное чувство адаптируемости.

2. Достижение цели:

Достижение цели и способность к адаптации глубоко взаимосвязаны. Оба способствуют поддержанию общественного порядка.

Каждая социальная система имеет одну или несколько целей, которые должны быть достигнуты совместными усилиями. Возможно, лучший пример социальной цели — национальная безопасность. Разумеется, для достижения целей необходима адаптация к социальной и несоциальной среде. Но, кроме того, человеческие и нечеловеческие ресурсы должны быть мобилизованы каким-либо эффективным образом в соответствии с конкретным характером задач.

Например, должен существовать процесс обеспечения того, чтобы достаточное количество людей, но не слишком много, занимало каждую из ролей в определенное время, и процесс определения лиц, которые будут занимать какие роли.Эти процессы вместе решают проблему распределения членов в социальной системе. О «необходимости» норм собственности мы уже говорили. Правила, регулирующие наследование, например, первородство, частично решают эту проблему.

Распределение членов и распределение ограниченных ценных ресурсов, конечно, важны как для адаптации, так и для достижения цели. Разница между адаптацией и достижением цели относительна.

Экономика общества — это подсистема, которая производит товары и услуги для самых разных целей; «государственное устройство», которое включает в себя, прежде всего, правительство в сложных обществах, мобилизует товары и услуги для достижения конкретных целей всего общества, рассматриваемого как единая социальная система.

3. Интеграция:

Социальная система — это, по сути, система интеграции. В общем распорядке жизни человек чувствует себя более вовлеченным и заинтересованным не в обществе, а в группе или подгруппе. Общество в целом не поддается расчету. Тем не менее, как указывает Дюркгейм, мы знаем, что индивид является продуктом общества. Эмоции, настроения и исторические силы настолько сильны, что невозможно оторваться от стоянки.

Действие этих сил лучше всего видно, когда общество вовлечено в внутренний кризис или внешний вызов. Призыв во имя общества, культуры, наследия, патриотизма, национальной солидарности или социального благополучия вызывает быстрый отклик. Сотрудничество в усилиях часто свидетельствует об интеграции. Это реальная основа интеграции.

В обычное время дух интеграции лучше всего выражается в соблюдении регулирующих норм. Их соблюдение необходимо, иначе это будет господство силы над правом, своего «я» над обществом, и дух взаимности, основанный на общем благе, будет устранен.Существующие отношения командования и подчинения основаны на рациональности и порядке. Если его не поддерживать, социальный порядок рухнет.

Почти в каждой социальной системе и в любой системе такого размера, как общество, некоторые участники, включая целые подгруппы, нарушают относительные или регулирующие нормы. Поскольку эти нормы отвечают социальным потребностям, нарушения представляют угрозу для социальной системы,

Это требует социального контроля. «Социальный контроль» — это необходимость стандартизированной реакции на нарушения с целью защиты целостности системы.Когда возникает спор относительно толкования относительных или регулирующих норм или относительно фактических аспектов конфликта интересов, необходимы согласованные социальные меры для разрешения спора. В противном случае социальная система будет подвержена прогрессирующему расколу.

4. Скрытое обслуживание:

Поддержание модели и управление напряжением — основная функция социальной системы. Без соответствующих усилий в этом направлении сохранение и преемственность общественного строя невозможно.Фактически в каждой социальной системе есть встроенный механизм для этой цели.

Каждый человек или подгруппа изучает шаблоны в процессе усвоения норм и ценностей. Социализация работает, чтобы дать участникам соответствующее отношение и уважение к нормам и институтам. Нет; однако не менее важен лишь вопрос о том, чтобы передать образец. Для этого всегда есть постоянные усилия — в оперативном смысле — социальный контроль.

Еще могут быть случаи, когда компоненты социальной системы могут стать предметом отвлечения и беспокойства. Напряжение может возникнуть из-за внутренних или внешних причин, и общество может попасть в критическую ситуацию. Подобно тому, как семья, терпящая бедствие, использует все свои ресурсы для его преодоления, так и общество должно его преодолеть.

Этот процесс «преодоления» — это управление напряжением. Общество, как и семья, несет ответственность за поддержание работоспособности своих членов, избавление их от беспокойства, поощрение тех, кто может нанести ущерб всей системе.Упадок обществ произошел в значительной степени из-за того, что механизм поддержания модели и управления напряжением часто выходил из строя.

Равновесие и социальные изменения :

Равновесие — это состояние «баланса». Это «состояние равновесия». Этот термин используется для описания взаимодействия единиц в системе. Состояние равновесия существует, когда системы стремятся к условиям минимального напряжения и наименьшего дисбаланса. Наличие баланса между блоками способствует нормальной работе системы.Сообщество оценивает и признает важность равновесия.

Состояние равновесия — это «условие интеграции и устойчивости». Иногда это становится возможным с развитием определенного набора производительных сил, таких как группы давления, которые создают соответствующую надстройку институтов. Равновесие также может быть подвижным, что, по Парсонсу, представляет собой «упорядоченный процесс изменения системы».

Поддержание равновесия, по его словам, разрешает два фундаментальных типа процессов: «Первый из них — это процесс социализации, посредством которого акторы приобретают ориентации, необходимые для выполнения своих ролей в социальных системах, когда они ранее не делали этого. обладал ими; второй тип — это процессы, участвующие в балансе между генерацией мотиваций к отклонению поведения и противовесом уравновешивающих мотиваций к восстановлению стабилизированного интерактивного процесса, который мы назвали механизмом социального контроля ».

Социальная система подразумевает порядок между взаимодействующими единицами систем. Этот порядок, будь то равновесие или гармоничные отношения между индивидами, может иногда нарушаться социальными изменениями, вызванными нововведениями, которые приводят к появлению новых концепций ролей и норм. На роль домохозяйки влияет, когда она уезжает на работу вдали от дома. Это изменение обязательно повлияет и на другие социальные институты.

Трудно поддерживать порядок или социальную систему, когда социальные изменения происходят часто.Герберт Спенсер ввел причинно-следственные связи для объяснения меняющейся природы обществ в анализе равновесия / неравновесия.

Структурно-функциональная модель институтов, составляющих общество, будет меняться в соответствии с изменениями, с которыми оно может столкнуться во всей своей внешней среде, и с изменениями во внутренних условиях. До тех пор, пока не будет достигнуто некоторое подходящее «равновесие», будет меняться расположение частей общества.

Спенсер, разрабатывая теорию равновесия, указал на ее универсальную применимость.Он указал, что члены общества постоянно находятся в процессе адаптации к его материальной сущности. «Каждое общество, — писал он, — демонстрирует процесс уравновешивания в непрерывном приспособлении своего населения к средствам существования.

Племя людей, питающихся дикими животными и плодами, явно похоже на каждое племя низших существ, всегда колеблющееся из стороны в сторону от среднего числа, которое местность может поддерживать. Идея непрерывного совершенствования искусственного производства, высшая раса постоянно изменяет предел, который внешние условия накладывают на население, однако когда-либо проводится проверка популяции на временном достигнутом пределе ».

Разрабатывая свою теорию равновесия, Спенсер обратился к нескольким экономическим аспектам и к промышленной системе общества, которое постоянно приспосабливается к силам «спроса и предложения». Он также обсуждал политические институты в терминах «равновесия-неравновесия». Это применимо ко всем обществам в равной степени.

Если рассматривать общество как единое целое и его взаимосвязь с его частями, изменения в них можно объяснить корректировками «равновесие-неравновесие».«Марксистский исторический материализм» отмечает Рональд Флетчер в «Создании социологии», на самом деле «равновесно-неравновесный анализ исторических последовательностей социального порядка и социальных изменений и объяснение этого процесса с точки зрения материальных изменений, сопутствующих социальных конфликтов.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.