Сферы общественной жизни таблица по обществознанию: Сферы общественной жизни – основные совокупности в таблице (обществознание)

Содержание

Основные сферы жизни общества

Автор:

Советова Наталья Владимировна.

Возрастной диапазон:

обучающиеся 10-х классов.

Изучаемые элементы содержания образования:

общество, сферы жизни общества, экономическая сфера жизни общества, политическая сфера жизни общества, социальная сфера жизни общества, духовная сфера жизни общества, социальные институты в сферах общества, взаимосвязь сфер общественной жизни.

Для проведения урока необходимы:

планшеты или ноутбуки.

Место проведения:

Государственный центральный музей современной истории России, Московский метрополитен, улицы Москвы.

Сайт учреждения: http://www.sovr.ru/

Форма проведения:

урок с элементами поисково-исследовательской деятельности.

Галерея изображений:

Свободное описание:

Урок предполагает использование образовательного потенциала города Москвы, в частности объектов на улицах города Москвы, Московского метрополитена, ресурсов Государственного центрального музея современной истории России.

Обучающиеся работают в малых группах по рабочим листам, включающим задания для каждой из шести групп, в том числе и опережающее задание. Результаты самостоятельной учебно-исследовательской работы по изучению сфер жизни общества обучающиеся представляют в виде выполненных заданий на рабочих листах, а затем в виде общего электронного учебного альбома с комплектом таблиц и схем или электронного буклета «Сферы жизни общества, их взаимосвязь».

Данная форма проведения урока способствует активизации познавательной деятельности обучающихся и формированию у них универсальных учебных действий.

Приложения:

  • Коллекция элементов
  • Текстовые материалы учителя
  • Текстовые материалы для учеников
  • Технологическая карта
  • Задание
  • Тесты
  • Ссылки
  • Список литературы

Сферы жизни общества.

Обществознание, 8 класс: уроки, тесты, задания.
1. Что такое общество и сферы общества?

Сложность: лёгкое

1
2. Основные понятия по теме «Сферы общества»

Сложность: лёгкое

1
3. Примеры проявления сфер общества в жизни человека

Сложность: лёгкое

1
4. Сферы общества

Сложность: среднее

2
5. Признаки общества

Сложность: среднее

2
6. Особенности сфер общества

Сложность: среднее

2
7. Основные понятия темы «Сферы общества»

Сложность: сложное

1
8. Сферы жизни общества

Сложность: сложное

3
9. Социальные факты и сферы общества

Сложность: сложное

5

список, описание, таблица, значение / Справочник :: Бингоскул

Социальная система базируется на сформировавшихся субъектах и иных образованиях. Общество – сложное понятие, характеризующее специальную, организованную жизнедеятельность каждого индивида. Общественная общепринятая система включает в себя подсистемы – это сферы общественной жизни, таблица по обществознанию поможет познакомиться с каждой из них.  

Сфера общества характеризует некую группу взаимоотношений между людьми, которые определяются устойчивостью, стабильностью. Рисунок сферы общества указывает на наличие тесной взаимосвязи между всеми подсистемами. 

Основные сферы общественной жизни – таблица

Каждый институт является частью жизни людей, входит в одну из подсистем. Каждая из них – стабильная, обособленная, масштабная область деятельности людей. Любой (легкий или сложный) процесс входит в эту глобальную конструкцию. Сферы общества таблица «Основной склад подсистем»:
 

Тема: Из чего сформированы области жизни людей
Деятельность индивида Религиозные взгляды, образовательный процесс, политическая приверженность
Социальный институт Храмы, соборы, университеты, предприятия, семья
Взаимоотношения между личностями Экономические взаимоотношения между индивидами, распределение и обмен
Личная взаимосвязь Общение, сотрудничество, взаимная помощь, поддержка

Сферы общественной жизни – таблица

Таблица по обществознанию Сферы общества состоит из четырех элементов. Это духовные ценности, принципы жизни в социуме, политические взгляды, экономические взаимоотношения. 

 

Направленность На чем базируется подсистема Основополагающие критерии
Экономическая Бизнес, предпринимательская деятельность, права на имущественную, интеллектуальную, частную собственность. В основе: обмен, потребление, производственные процессы Налоговая, экономическая система, занятость, трудовая, профессиональная деятельность, рыночные взаимоотношения, торговля
Политическая Власть, управление населением, группами людей, национальные, международные отношения, регулирование экономических процессов Формирование политических партий, гражданских образований, территориальное устройство государства, внешняя и внутренняя политика
Социальная Построение взаимоотношений между демографическими, возрастными, профессиональными группами.
Разделение на классы по профессиональному признаку
Обеспечение социальной мобильности, семейных институтов, межнационального понимания. Создание каст, классового равноправия
Духовная Формирование взаимоотношений между людьми на основании ценностей, человеческих качеств Религиозные взгляды, культурное, научное, образовательное направление, развитие эстетических, этических принципов

Основные сферы жизни общества таблица разделяет на основании характерных признаков, свойственных для каждой подсистемы. Это набор базовых критериев и направлений, определяющих дальнейшее развитие и становление населения. Задание социологов – поиск оптимального соотношения между всеми элементами с целью достижения баланса.

К какой сфере жизни относится семья

Семья входит в основные сферы жизни общества, таблица относит ее к социальным критериям жизни людей. В науке семья классифицируется следующим образом:

  • Представляет собой малую социальную группу. В основе – брак, кровные узы или усыновление. Характерные черты – общий быт, взаимная ответственность, помощь в решении личных проблем;

  • Является институтом, отвечающим за выполнение важного функционала в жизни каждого человека. Для современного общества семья – нечто среднее между кастой и общественной единицей. В семье формируется образ поведения индивида, закладываются мировоззрение, принципы. Членами семьи считаются: родители, дети, супруги, братья, сестры. 

Обществознание. Поурочные разработки. 9 класс. (Боголюбов Л. Н., Жильцова Е. И., Кинкулькин А. Т. и др.)

%PDF-1.6 % 615 0 obj > endobj 612 0 obj > endobj 614 0 obj >stream application/pdf

  • АО "Издательство "Просвещение"
  • Обществознание. Поурочные разработки. 9 класс. (Боголюбов Л. Н., Жильцова Е. И., Кинкулькин А. Т. и др.)
  • 2014-01-16T16:32:39+04:00PScript5.dll Version 5.2.22015-06-11T15:04:55+03:002015-06-11T15:04:55+03:00Acrobat Distiller 10. 0.0 (Windows)uuid:093a6fa3-773d-4266-b31e-d33ae2c6bd63uuid:fd675b89-f3c4-4e16-b05c-3810d403b8bc endstream endobj 794 0 obj > endobj 795 0 obj > endobj 330 0 obj > endobj 48 0 obj > endobj 798 0 obj > endobj 362 0 obj > endobj 331 0 obj > endobj 363 0 obj > endobj 394 0 obj > endobj 425 0 obj > endobj 456 0 obj > endobj 487 0 obj > endobj 518 0 obj > endobj 549 0 obj > endobj 546 0 obj > endobj 550 0 obj > endobj 553 0 obj > endobj 556 0 obj > endobj 559 0 obj > endobj 562 0 obj > endobj 563 0 obj >stream h

    Вступительное испытание - Обществознание

    Сфера духовной культуры и ее особенности. Мировоззрение. Жизненные ценности и ориентиры. Проблема смысла жизни. Свобода и ответственность. Социальные ценности и нормы. Мораль. Добро и зло. Гуманизм. Патриотизм и гражданственность.

    Наука в жизни современного общества. Возможности получения общего и профессионального образования в Российской Федерации. Непрерывность образования.

    Религия и церковь, их роль в жизни современного общества. Связь религии и морали. Свобода совести.

    Экономика и ее роль в жизни общества. Товары и услуги, ресурсы и потребности, ограниченность ресурсов. Альтернативная стоимость. Экономические системы и собственность. Разделение труда и специализация. Обмен, торговля, формы торговли и реклама.

    Деньги. Инфляция. Обменные курсы валют. Банковские услуги, предоставляемые гражданам. Формы сбережения граждан (наличная валюта, банковские вклады, ценные бумаги). Страховые услуги, предоставляемые гражданам. Неравенство доходов и экономические меры социальной поддержки. Экономические основы прав потребителя. Потребительский кредит. Семейный бюджет, реальные и номинальные доходы семьи. Личное подсобное хозяйство.

    Рынок и рыночный механизм. Предпринимательство. Цели фирмы, ее основные организационно-правовые формы. Производство, производительность труда и факторы, влияющие на производительность труда. Основные формы организации производства. Малое предпринимательство и индивидуальная трудовая деятельность. Затраты, выручка, прибыль. Заработная плата и стимулирование труда. Налоги, уплачиваемые гражданами. Безработица как социальное явление. Профсоюз.

    Экономические цели и функции государства. Государственный бюджет. Международная торговля.

    Социальная сфера. Семья как малая группа. Брак и развод, неполная семья. Отношения между поколениями.

    Образ жизни. Социальная значимость здорового образа жизни. Физкультура и спорт как социальное явление. Социальное страхование.

    Отклоняющееся поведение. Наркомания, алкоголизм, их опасность для человека и общества.

    Сфера социального управления. Власть. Политический режим. Демократия, ее развитие в современном мире. Разделение властей. Местное самоуправление. Участие граждан в политической жизни. Опасность политического экстремизма.

    Выборы, референдум. Политические партии и движения, их роль в общественной жизни. Влияние средств массовой информации на политическую жизнь общества. Роль политики в жизни общества.

    Право, его роль в жизни общества и государства. Понятие и признаки государства. Формы государства. Гражданское общество и правовое государство. Принципы права. Норма права. Нормативный правовой акт. Система законодательства. Доступ к правовой информации. Базы правовых данных. Субъекты права. Понятие прав, свобод и обязанностей. Понятие правоотношений. Признаки и виды правонарушений. Понятие и виды юридической ответственности. Презумпция невиновности.

    Права и свободы человека и гражданина в России, их гарантии. Конституционные обязанности гражданина. Права ребенка и их защита. Особенности правового статуса несовершеннолетних. Механизмы реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина.

    Правовые основы гражданских отношений. Право собственности на землю. Права собственника. Права потребителей Семейные правоотношения. Права и обязанности родителей и детей. Жилищные правоотношения. Правовое регулирование отношений в области образования. Право на труд и трудовые правоотношения. Административные правоотношения, правонарушения и наказания. Основные понятия и институты уголовного права. Пределы допустимой самообороны.

    Основы конституционного строя Российской Федерации. Федеративное устройство России. Государственное устройство Российской Федерации. Правоохранительные органы. Судебная система. Адвокатура. Нотариат. Взаимоотношения органов государственной власти и граждан.

    Неделя литовской культуры-2015

    Дни литовской культуры проходят в гимназии с 2003 года, и это стало доброй традицией. За это время реализован не один образовательный проект, гимназия принимала видных деятелей культуры, искусства и литературы Литвы.

    Гостями церемонии открытия Недели стали заместитель председателя ассоциации учителей литовского языка в Калининградской области Альгирдас Кормилавичус, фольклорный коллектив «Рутяле» (г. Гурьевск) под руководством Ирены Тирюбы, фольклорный коллектив (художественный руководитель Ирма Куркова) из пос. Переславское «Куполите». Ирена Тирюба рассказала о народных литовских инструментах и особенностях национального костюма.

    В рамках реализации гимназического проекта «Неделя литовской культуры» состоялась открытая лекция Б.Н. Адамова для учащихся гимназии. Борис Николаевич Адамов - член правления и один из организаторов Калининградского клуба краеведов, автор книги «Кристионас Донелайтис. Время. Люди. Память». В лекции об известных литовцах Кёнигсберга он особое внимание уделил Людвигу Резе – литовскому поэту, критику, переводчику, профессору и ректору Кёнигсбергского университета.

    Тренер баскетбольной команды БФУ им.И. Канта Гедиминас Мелунас провел мастер-класс для баскетбольной команды 5«А» класса. Ребятам были показаны новые техники и приемы игры в баскетбол, которые многому  их научили. Время пролетело очень быстро, но тренер обещал встретиться еще раз.

    Учащиеся 10-х классов, слушатели Школы юного дипломата, совершили визит в Генеральное консульство Республики Литва. Это событие стало частью программы Дней литовской культуры в гимназии № 40. Учащихся встречали Генеральный консул господин Витаутас Умбрасас и атташе по культуре господин Романас Сенапедис, которые очень тепло и радушно отнеслись к гостям. На встрече обсуждались такие вопросы, как путь дипломата в профессию. Другой интересующей всех участников темой был вопрос молодежного международного сотрудничества. Учащиеся поделились своим впечатлениями от проектов с литовскими школами и гимназиями. Другим вопросом обсуждения стала деятельность консульства в сфере обмена культур на территории Калининградской области.  

    10-я юбилейная Неделя Литовской культуры в гимназии № 40 завершилась 20 февраля 2015 г. Почетными гостями церемонии стали руководитель представительства МИД России в Калининграде Павел Анатольевич Мамонтов, Витаутас УМБРАСАС, министр-советник, исполняющий обязанности генерального консула Литовской Республики, заместитель председателя ассоциации учителей литовского языка в Калининградской области Альгирдас Кормилавичус, руководитель общественной кафедры «Образование и дипломатия» гимназии №40, главный специалист-эксперт Представительства МИД России в Калининграде Юлия Изидоровна Матюшина. Были подведены итоги Недели, награждены участники и победители различных конкурсов. В конкурсе чтецов «По следам  литовских поэтов» среди учащихся 5-11 классов победителями стали Булаев Дмитрий, ученик 6«С» класса, Балесная Мария, ученица 7«Б» класса, Даудова Деши, читавшая стихотворения на литовском языке. В фотоконкурсе «Путешествие по Литве» победителем конкурса стала творческая группа 8«О» класса (Волошина Тамара, Громазина Арина, Рубцова Лариса Владимировна).  Дипломы победителям вручали руководитель представительства МИД России в Калининграде Павел Анатольевич Мамонтов и Витаутас Умбрасас, министр-советник, исполняющий обязанности генерального консула Литовской Республики. Ярким украшением Церемонии закрытия стало выступление народного коллектива лицея № 35 «Жюгелис (žiogelis)» (руководитель Альгирдас Кормилавичус) и музыкального коллектива гимназии № 40 «Канцона» (руководитель Н.В. Литвинова).

    Список альбомов пуст.


    Тема 3. Социальная структура общества

    Социальная структура и социальные институты

    В социологии понятие социальная структура (упорядоченные в одно целое отдельные части общества) трактуется в широком и узком смыслах.

    В узком смысле социальная структура - это социальная стратификация, т.е. распределение в иерархическом порядке групп и слоев, выделенных по какому-либо признаку (экономическому, политическому, профессиональному и др.).


    Социальное неравенство и социальная стратификация

    Социальным неравенством (социальной дифференциацией) называются различия, порожденные социальными факторами: разделением труда, укладом жизни, особенностями профессии и т. д.

    Но общество не только дифференцировано и состоит из множества социальных групп, но и иерархизировано (из этих групп составлена иерархия). Иерархии по разным признакам (основаниям) образуют основу социальной стратификации. Социальная стратификация - это дифференциация совокупности людей в иерархическом порядке в рамках определенного основания (экономического, политического, профессионального и др.). Можно выделить множество оснований социальной стратификации. Так, П.Сорокин выделяет их три: экономическое, политическое, профессиональное. М.Вебер особо выделял такое основание (вид) социальной стратификации, как престиж.


    Типы стратификационных систем

    Можно выделить несколько исторических типов социальной стратификации. Так, Э.Гидденс выделяет рабство, касты, сословия, классы. Именно в таком порядке увеличивается возможность для вертикальной социальной мобильности в этих типах социальной стратификации.

    В 30- 40-е годы в американской социологии У. Уорнером была предпринята попытка составить стратификационную модель общества на основе принципа самоидентификации индивидов с одним из предложенных классов. Такого рода исследования показали, что люди ощущают, осознают иерархичность общества, интуитивно определяют параметры, принципы, определяющие положение человека в обществе.

    При выработке наиболее общего представления о социальной иерархичности общества на основании предложенных критериев следует основываться на выделении трёх уровней: высшего, среднего и низшего. Распределение индивидов и социальных групп по этим уровням возможно на основании всех критериев стратификации. Причём значимость критерия будет определяться господствующей в обществе нормативно-ценностной системой, идеологическими установками.

    Стабильность иерархической структуры общества зависит от удельного веса и роли среднего слоя, который занимает промежуточное положение между противостоящими полюсами стратификационной структуры, является нейтральным связующим звеном.

    Эгалитаризм, как стремление к равенству, является антиподом иерархии. Стремление к равенству проявляется в периоды экономических кризисов, когда нарастает чувство неуверенности в способности социальной структуры обеспечить эффективное развитие общества. Но стратификационная система имеет институциональный механизм защиты и воспроизводства социальной иерархии, способный адекватно реагировать на проявления эгалитаристских устремлений.


    Социальная мобильность

    Социальная стратификация предполагает более или менее свободное перемещение индивидов из одних социальных групп в другие. Такое перемещение называется социальной мобильностью. Итак, социальная мобильность – есть изменение социальной группой или индивидом социального положения в социальной структуре общества. Термин «социальная мобильность» ввел в научный оборот П.А.Сорокин в работе «Социальная мобильность» (1927 г). Он выделял два основных типа социальной мобильности: вертикальную и горизонтальную. Под горизонтальной социальной мобильностью или перемещением подразумевается переход индивида или социального объекта из одной социальной группы в другую, расположенную на том же уровне в иерархической системе; под вертикальной мобильностью - перемещение индивида или социального объекта из одного социального пласта в другой. В зависимости от направления перемещения существует два типа вертикальной мобильности: восходящая и нисходящая, т.е. социальный спуск и социальный подъем. П.А. Сорокин утверждал, что в обществе постоянно происходят изменения интенсивности и направленности социальной мобильности, носящие кратковременный характер. П. Сорокин, кроме горизонтальной и вертикальной мобильности, различал также групповую и индивидуальную мобильность. В отличие от индивидуальной мобильности как смены социальных позиций отдельного индивида, групповая мобильность определяется Сорокиным как перемещение социальных групп, классов, наций, сословий, рангов, происходящее в связи с изменением общественной значимости данных социальных групп и общностей. Причинами групповой мобильности, по мнению П.Сорокина являются социальные революции, войны, военные перевороты и смена политических режимов, восстания и другие проявления напряженности социальных отношений в социально– политической сфере общественной жизни.

    П.Сорокин выделяет следующие каналы социальной мобильности: армия, церковь, школа, правительственные группы, политические организации и партии, профессиональная организация, предприятия, семья и т.д. Условием рационального функционирования общества и создания особой динамической стабильности является гибкость структурных границ стратификационного общества. Различные социальные институты выполняют функции социальной циркуляции, своего рода «лифтов», позволяющих подниматься на различные этажи социальной иерархии. Но адаптация в новой социокультурной среде достаточно сложна. Социокультурная оболочка каждой социальной страты, выполняющая роль «фильтра», осуществляет своего рода контроль, способствующий отстранению индивидов, не сумевших адаптироваться в новой социокультурной среде, на «нейтральную территорию». Этот феномен нахождения человека на стыке двух страт, двух культур, называется маргинальностью. Маргинальность – состояние индивида, утратившего прежний социальный статус, и неспособного органично функционировать в рамках нового социального статуса, адаптироваться в новой культурной среде, соотнося индивидуальную систему ценностей с системой ценностей социальной группы, в которой он формально существует.

    В широком смысле социальная структура - совокупность социальных институтов, статусных отношений, групп, слоев, классов данного общества.


    Cоциальная группа и социальная общность

    Социальная общность – это совокупность индивидов, отличающаяся относительной целостностью и выступающая самостоятельным субъектом социального действия, поведения. Для социальных общностей характерно наличие самых общих объединительных признаков.

    Социальные общности отличаются огромным разнообразием видов и форм. Они значительно варьируются как по количественному составу, так и по продолжительности существования. Как правило, общность можно выделить по системообразующим признакам: территориальные, этнические, демографические и другие.

    Массовые социальные общности:

    1. представляют собой структурно нерасчлененные аморфные образования с довольно раздвинутыми границами, с неопределенным качественным и количественным составом;
    2. для них может быть характерен ситуативный способ существования;
    3. им присуща разнородность состава, межгрупповая природа;
    4. для них может быть характерно объединение по какому-то одному признаку или основанию.

    Социальная группа - совокупность индивидов, определенным образом взаимодействующих друг с другом, осознающих свою принадлежность к данной группе и признающихся членами этой группы с точки зрения других (Р. Мертон).

    Социальные группы в отличие от массовых общностей характеризуются:

    1. устойчивым взаимодействием, которое способствует прочности и стабильности их существования в пространстве и во времени;
    2. относительно высокой степенью сплоченности;
    3. отчетливо выраженной однородностью состава, т. е. наличием признаков, присущих всем индивидам, входящим в группу;
    4. вхождением в более широкие общности в качестве структурных образований.

    Виды социальных групп:

    Агрегация – некоторое количество людей, собранных в определенном физическом пространстве, но не осуществляющих сознательного взаимодействия.

    Квазигруппа – неустойчивое, спонтанное образование, осуществляющее кратковременное взаимодействие какого-либо одного вида.

    Номинальная группа – совокупность индивидов, выделенная для целей анализа по какому-либо признаку, не имеющему социального значения (группы условные, статистические).

    Реальная группа – совокупность индивидов, воспринимаемых как единое целое, имеющих единую цель, общую для всех членов группы, которая может быть достигнута только путем совместных организованных действий.

    Референтная группа – реальная или воображаемая группа, с которой индивид соотносит себя, как с эталоном, и на нормы, ценности которой ориентируется в своем поведении и в самооценке.

    В соответствии со степенью и характером взаимосвязей индивидов, в социальной группе различают:

    Первичную группу, как разновидность малой группы, отличающуюся высокой степенью солидарности, пространственной близостью членов группы, единством идей, добровольностью вступления в ее ряды и неформальным контролем за поведением ее членов;

    Вторичную группу – группу, социальные контакты между членами которой носят безличный характер. Главным критерием выделения данной группы является функциональный критерий, т.е. способность осуществлять определенные функции и достигать общей цели.

    Социальные группы подразделяются также на формальные и неформальные.

    1. Формальные социальные группы - группы со строго определенной структурой, правилами и регламентацией действий членов этой группы в том случае, если эта деятельность связана с официальным статусом члена группы. Для формальной группы характерно наличие структуры, рационализации функций, разделение обязанностей. По форме своей организации формальная социальная группа является социальным институтом. Поэтому к формальной социальной группе применяются все характеристики социального института (функции, признаки и т.д.)

    2. Неформальные социальные группы – группы, не имеющие структуры и всего перечисленного в характеристике формальных групп. Взаимодействие между членами группы строится на основе межличностных отношений по инициативе самих индивидов, общности их интересов и т.п.

    В соответствии с местом в системе общественных отношений в социологии выделяют большие и малые социальные группы.

    1. Малая социальная группа — это достаточно устойчивая общность людей, в которой общественные отношения выступают в формах непосредственного личностного общения.

    2. Большая социальная группа – группа с большим числом членов, основанная на различных типах социальных связей, не предполагающих обязательных прямых личных контактов. Большая социальная группа структурируется, как правило, как социальная организация.

    Социальная организация – определённая общность, объединяющая некоторое количество индивидов, создающих некоторую систему отношений для достижения взаимосвязанных специфических целей и формулирующих высокоформализированные структуры.

    Основные черты социальных организаций:

    1. обладают целевой природой, так как создаются для быстрой и эффективной реализации определённых целей;
    2. члены организации распределяется по иерархической лестнице соответственно ролям и статусам;
    3. разделение труда, его специализация по функциональному признаку;
    4. управляющие подсистемы формируют свои механизмы и средства регулирования и контроля за деятельностью различных элементов организации.

    Цели организации – желаемый результат или те условия, которых пытаются достичь, используя свою активность, члены организации для удовлетворения коллективных потребностей.

    Социальная структура организации – совокупность взаимосвязанных ролей, а также упорядоченных взаимоотношений между членами организации, отношениями власти и подчинения.


    Теории бюрократии

    Бюрократия – социальная структура, основанная на иерархии должностей и ролей, предписанных чёткими правилами и стандартами и на разделении функции и власти.

    Концепция рациональной бюрократии М. Вебера

    М. Вебер в работе «Хозяйство и общество» разработал идеально-типическую модель рациональной бюрократии. М. Вебер различает два типа бюрократии:

    1) традиционную «патримониальную», преимущественной сферой влияния которой является область государственного управления;

    2) рациональную, пронизывающую сферу частно - хозяйственной деятельности.

    Отличительными чертами рациональной бюрократии М. Вебер считал следующие:

    1. специализация и профессиональная компетентность чиновников, которая проверяется экзаменом и удостоверяется соответствующим дипломом;
    2. ресурсы организации отделены от имущества ее членов, как частных лиц;
    3. должностные обязанности чиновников регулируются правилами;
    4. иерархия должностей, предполагающая определенную степень ответственности нижестоящих перед вышестоящими должностными лицами, контроль за исполнением приказаний, и назначение на нижестоящие должности чиновников вышестоящими органами;
    5. строгая дисциплина;
    6. управление основывается на письменных документах;
    7. наличие каналов коммуникации, по которым передаются распоряжения «сверху – вниз»;
    8. контрактно - договорной характер отношений между отдельным чиновником и организацией;
    9. работа рассматривается как карьера;
    10. условием продвижения по службе являются заслуги перед организацией;
    11. вознаграждение – постоянное денежное жалование.

    Современные формы организации практически совпадают с «бюрократической» организацией (политические партии, государство, группы по интересам). Бюрократическое управление обосновывается тем, что бюрократия выступает носителем специальных знаний. Данное превосходство бюрократия увеличивает путем сокрытия знаний, исключая публичность своей деятельности. М.Вебер полагал, что бюрократия технически способна к достижению максимального уровня эффективности и , таким образом, является наиболее рациональным средством управления.

    Функциональные теории бюрократии

    Т. Парсонc, основываясь на структурно-функциональном подходе, считал наиболее важными чертами бюрократии следующие:

    1. институализация ролей в виде должностей с определенными должностными функциями, полномочиями;
    2. должностные роли отделены от сферы частной жизни чиновника;
    3. должности дифференцируются по функциям и по месту в иерархической структуре организации;
    4. договорная система назначения должностных лиц в организации.

    Т.Парсонс рассматривал бюрократическую организацию как преимущественно политический феномен, поскольку ориентирована она на достижение коллективных целей.

    П. Блау считал критерием для определения бюрократической организации процедуру мобилизации и координации усилий различных социальных групп для достижения общих целей. Он отмечал, что бюрократической организации свойственны скорее усилия по поддержанию функционирования организации, чем усилия, необходимые для достижения основных целей.

    Р. Мертон обратил внимание на проблему взаимоотношения между рациональностью и жесткостью бюрократических организаций. Исследуя социальную структуру организации, Р. Мертон выделял «механическую» и «органическую» управленческие системы. Первая соответствует рациональной модели бюрократической организации и подходит для решения долговременных стабильных задач. Вторая подходит к нестабильным условиям и ситуациям, когда проблему нельзя решить на основе формального распределения обязанностей и следования инструкциям. В этом случае на первый план выходит сотрудничество между участниками в решении поставленной задачи в процессе горизонтальных консультаций.

    Конфликтные теории бюрократии акцентируют внимание на роли бюрократии в борьбе за власть в обществе либо в отдельных социальных группах.

    К. Маркс считал, что бюрократия призвана обслуживать интересы правящего класса и к важным ее чертам относил:

    1. иерархичность, жесткую регламентацию деятельности;
    2. многоступенчатость в передаче информации;
    3. конформизм и авторитарность сознания и поведения;
    4. превращение «формальных» целей в содержание деятельности.

    Французский социолог М. Крозье в своей работе «Феномен бюрократии» утверждает, что власть бюрократии основана на доступе к информации, который дает возможность предвидеть результаты деятельности и приобретать влияние в соответствии со статусом в иерархической системе. Такие формальные черты бюрократии как: система распределения власти и четкое определение ролей и методов деятельности способствуют урегулированию конфликтов в организации за счет укрепления дисциплины.


    Управление в организациях

    Управление – это область науки, позволяющая дать теоретическую и практическую базу, обеспечивать научными рекомендациями практическую деятельность управленца (руководителя).

    Процесс принятия решений. Управление рассматривается как процесс принятия управленческих решений. Поддержанию непрерывности процесса производства сопутствует множество ситуаций, проблем, которые требуют от руководителя принятия решения.

    Ядро управления оказывает целенаправленное управляющее воздействие: прямое (приказ) и опосредованное: (через мотивы и потребности; через систему ценностей; через окружающую социальную среду).

    Воздействие руководителя на подчинённых имеет цель побуждать к определённому трудовому поведению как в соответствии с требованиями организации, так и согласно собственным представлениям.

    Стиль руководства – систематическое проявление каких-либо личных качеств руководителя в его отношениях с подчинёнными, в способах решения деловых проблем (авторитарный, демократический, либеральный).

    Стимулирование – метод опосредованного воздействия на трудовое поведение работника, его мотивацию через удовлетворение потребностей личности, что выступает как компенсация за трудовое усилие.

    Организационная культура – система общих ценностей и норм, правил поведения, разделяемых всеми членами организации.

    Функции организационной культуры:

    1. формирование имиджа организации;
    2. появление чувства обязанности у всех членов организации;
    3. усиление вовлеченности в дела организации и преданности ей;
    4. усиление социальной стабильности в организации;
    5. выступает средством формирования и контроля поведения сотрудников, являющегося целесообразным с точки зрения организации.

    Групповые нормы и санкции

    В социальных группах существуют групповые ценности и нормы. Групповые ценности - это разделяемые социальной группой (или обществом в целом, если речь идет о социальных ценностях) убеждения по поводу целей, которых необходимо достигнуть, и тех основных путей и средств, которые ведут к этим целям. Групповые нормы производны от групповых ценностей и основываются на них. Они отвечают уже не на вопрос об отношении к явлениям и процессам, происходящим внутри группы и в обществе, а на вопрос о том, что и как с ними делать. Если групповые ценности определяют общую, стратегическую составляющую поведения группы, то групповые нормы - конкретные установки поведения отдельного члена группы, определяющие границы желательного и допустимого поведения индивида в конкретной ситуации с точки зрения этой группы. Итак, групповые нормы - это правила поведения, ожидания и стандарты, регулирующие поведение человека в соответствии с ценностями данной конкретной группы. При этом понятно, что ценности у разных групп - разные. Соблюдение этих норм обеспечивается в группе путем применения наказаний и поощрений. Формы поощрения, как и формы наказания, у каждой группы свои.

    Если же говорить об обществе в целом, то, аналогично групповым ценностям и групповым нормам, существуют социальные нормы и ценности, которые регулируют отношения в обществе в целом.



    1. Какие исторические типы стратификации выделил Э Гидденс?
    2. Что такое социальная мобильность?
    3. Какие виды социальной мобильности выделил П. Сорокин?
    4. Раскройте содержание понятия «маргинальность».
    5. Какие типы социальных групп можно выделить?
    6. Что представляют собой групповые ценности и нормы?
    7. Что такое этническая общность?
    8. Дайте характеристику первичной и вторичной социальной группе.
    9. Какие отличительные особенности малой группы выделял Г. Зиммель?
    10. В чем заключается цель управления в организации?
    11. Раскройте содержание теории рациональной бюрократии М.Вебера.
    12. В чем заключается особенность конфликтных теорий бюрократии?
    13. Каковы основные черты бюрократического управления?
    14. Что общего в функциональных и конфликтных теориях бюрократии?

    История непрофессиональных знаний и опыта

    «В искусно написанных тематических исследованиях Агусти Ньето-Галан проводит читателя через сложную общественную сферу западной науки, которая развивалась с эпохи Возрождения. В книге сочетаются научный авторитет, неизменно международная перспектива и точный анализ. «Наука в публичной сфере» не только предлагает столь необходимый исторический отчет, но и поднимает важные вопросы для тех, кто занимается популяризацией в наш век всеобщего недовольства культурой науки. Это крупномасштабное письмо высшего порядка ».

    Роберт Фокс, Оксфордский университет, Великобритания

    "В этой проницательной и увлекательной книге Агусти Ньето-Галан дает первое исчерпывающее описание роста и становления научной культуры. Следовательно, это книга не о науке, а о ее популяризации, ее становлении на доминирующее положение в мире. публичная сфера и ее растущее влияние на все сферы жизни.Чтобы познать себя, нам нужно знать о культуре науки, и эта книга является незаменимым руководством.«

    Джон Генри, Эдинбургский университет, Великобритания

    «В этой увлекательной книге Агусти Ньето-Галан опирается на опыт широкого круга стран и общественности, чтобы показать, как эта нисходящая популяризация не сработала. Публика была не так глупа, как предполагалось: ученые обнаружили, что они не были некритически уважаемы, но должны были должным образом участвовать и оправдываться - и место науки, существенной, но недоверчивой, в нашем мире стало более спорным и интересным. Книга открывает глаза ".

    Дэвид М. Найт, Даремский университет, Великобритания

    " Наука в общественной сфере - это книга о многих участниках, которые вносят свой вклад в формирование науки через сети коммуникации, которые выходят за рамки устаревшей модели нисходящей популяризации. Опираясь на обширный пул тематических исследований из разных стран. Ньето-Галан, называемый научными центрами и перифериями, блестяще иллюстрирует идею Людвига Флека о том, что каждое отдельное событие научного общения на самом деле создает науку.Я настоятельно рекомендую эту книгу не только историкам науки, но и журналистам, политикам в области науки и всем, кто интересуется сложными отношениями между наукой и обществом ».

    Жауме Наварро, Университет Страны Басков, Испания

    «Ньето-Галан начинает с амбициозного начинания и хорошо доводит до конца. Он вдумчиво справляется с взаимодействием широкой публики и научного истеблишмента. Эта работа также является отличным дискурсом о взаимодействии и приливах и отливах научных открытий. как результат тех открытий... Мысли, выраженные в произведении, вызовут особый интерес в современном обществе. Подводя итоги: рекомендуется "

    F. W. Yow, CHOICE Отзывы

    Модель гендерного неравенства с отдельными сферами

    Образец цитирования: Миллер А.Л., Боргида Э. (2016) Модель гендерного неравенства с отдельными сферами. PLoS ONE 11 (1): e0147315. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0147315

    Редактор: Delphine S.Курвуазье, Женевский университет, ШВЕЙЦАРИЯ

    Поступила: 29 апреля 2015 г .; Принята к печати: 30 декабря 2015 г .; Опубликовано: 22 января 2016 г.

    Авторские права: © Миллер, Боргида, 2016. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все представленные здесь данные доступны по адресу http: // dx.doi.org/10.6084/m9.figshare.1598239.

    Финансирование: Это исследование проводилось при поддержке Андреа Миллер со стороны аспирантуры и стипендии Евы О. Миллер в Университете Миннесоты. Исследование также было поддержано грантом Общества психологических исследований социальных проблем (www.spssi.org) (ALM), грантом Центра изучения политической психологии Университета Миннесоты ( www.polisci.umn.edu/politicalpsych/center.html) (ALM), премии Колледжа гуманитарных исследований и путешествий (ALM) и средств Департамента психологии Университета Миннесоты (Psych.umn.edu) (ALM). Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    На протяжении более десяти лет доминирующим социально-психологическим подходом к изучению гендерного неравенства и дискриминации на рабочем месте было исследование роли описательных и предписывающих гендерных стереотипов (напр. г., [1]). Социальные психологи установили, что когда женщины кажутся слишком женственными, материнскими, общительными или теплыми, они считаются недостаточно компетентными или недостаточно преданными своему рабочему месту [2]. Это может привести к негативной реакции в виде меньшего количества рекомендаций по продвижению по службе, более низких показателей найма и меньшего желания обучать матерей по сравнению с другими сотрудниками [3–6]. И наоборот, когда женщины кажутся слишком мужественными, активными или компетентными, их наказывают за нарушение гендерных норм женственности [1, 4, 6–10].Мужчины также сталкиваются с негативной реакцией на рабочем месте, когда они нарушают гендерные нормы мужественности и преданности своему делу, пытаясь заниматься уходом и другими формами домашнего труда [10–14].

    Общей темой в изучении гендера является идея о том, что мужчины и женщины принадлежат к разным сферам общества, причем мужчины особенно подходят для работы, а женщины особенно подходят для домашнего хозяйства. Как описано выше, исследования теории соответствия ролей и описательных и предписывающих стереотипов на рабочем месте показали, что, когда мужчины и женщины нарушают гендерные стереотипы, пересекая сферы деятельности, когда женщины стремятся к успеху в карьере, а мужчины вносят свой вклад в домашний труд, они сталкиваются с негативной реакцией и экономическими штрафами.Однако меньше известно о типах людей, которые с наибольшей вероятностью будут участвовать в этих формах обратной реакции и дискриминации, и о типах ситуаций, в которых это наиболее вероятно. Хотя идея разделенных, но равных сфер для мужчин и женщин существовала в нашей культуре долгое время [15–16], социальные психологи не исследовали систематически эту систему убеждений как психологический процесс. Мы предполагаем, что психологические исследования гендерного поведения и результатов в обществе выиграют от дополнения существующих исследовательских подходов моделью, которая помещает локус причинно-следственной связи в отношения и поведение актора, осуществляющего различение. Такой подход позволяет психологам изучать индивидуальные различия в поддержке SSI, поскольку они взаимодействуют с ситуативными и контекстными силами. В этом наборе исследований мы характеризуем SSI как психологический конструкт, отмеченный индивидуальными различиями и тенденциями мотивированного системного обоснования, операционализируем SSI с новой мерой шкалы и моделируем SSI как предиктор нескольких важных форм гендерного неравенства в обществе. Таким образом, в данной статье представлен новый теоретический подход, дополняющий существующие подходы к изучению гендера в социальной психологии, а также новый инструмент измерения.

    Соответственно, мы представляем модель отдельных сфер, которая обеспечивает психологическую конструкцию системы убеждений, известную как идеология отдельных сфер, и предсказывает конкретные отношения между одобрением людьми этой идеологии и другими когнитивными, установочными и поведенческими процессами. В частности, модель отдельных сфер предполагает, что индивидуальная поддержка идеологии отдельных сфер взаимодействует с множеством контекстуальных и ситуационных факторов, приводящих к гендерным результатам в обществе. В качестве первого шага к разработке модели отдельных сфер и изучению контуров идеологии отдельных сфер мы разрабатываем меру одобрения отдельными людьми этой системы убеждений и демонстрируем надежность, конвергентную валидность и возрастающую прогностическую валидность этой меры по отношению к другие современные меры гендерного отношения. Мы также поддерживаем новую гипотезу о том, что идеология отдельных сфер предсказывает отношение к гибкости рабочего места, сообщаемое распределение доходов внутри семей между мужчинами и женщинами, сообщаемое распределение труда между работой и семьей и сообщаемое поведение на рабочем месте.Наконец, мы обеспечиваем экспериментальную поддержку новой гипотезы о том, что идеология отдельных сфер представляет собой мотивированную систему убеждений, принимающую форму идеологии, оправдывающей систему.

    Идеология отдельных сфер как новый теоретико-психологический конструкт

    Общее представление об отдельных сферах для мужчин и женщин глубоко укоренилось в нашей культуре. Журналисты, правоведы и социологи наблюдали широкий спектр гендерных феноменов, которые, по-видимому, являются проявлением настойчивого общественного мнения о том, что мужчины и женщины занимают разные сферы.Напротив, мы предлагаем, что идеология отдельных сфер - это измеримая психологическая конструкция с индивидуальной и ситуативной вариабельностью. Мы утверждаем, что, исследуя одобрение индивидами идеологии отдельных сфер как индивидуального различия и моделируя идеологию отдельных сфер как источник поведенческих результатов, социальные психологи и другие социологи могут обнаружить ранее неизученные источники индивидуальных и ситуативных вариаций в склонности к участвовать в гендерной дискриминации и негативной реакции на других, а также поддерживать политику, усугубляющую гендерное неравенство в обществе.

    Поскольку психологи систематически не изучали идеологию отдельных сфер, мы заимствуем литературу в других областях, чтобы разработать рабочее определение системы убеждений. Мы определяем идеологию отдельных сфер (SSI) как систему убеждений, которая утверждает, что: 1) гендерные различия в обществе являются врожденными, а не созданы культурно или ситуативно; 2) эти врожденные различия побуждают мужчин и женщин свободно участвовать в разных сферах жизни общества; и 3) гендерные различия в участии в общественной и частной сферах естественны, неизбежны и желательны.Мы воспринимаем идеологию отдельных сфер как единую конструкцию, состоящую из этих взаимосвязанных принципов. Более того, в отличие от гендерной идеологии, которая обычно определяется в терминах личной идентичности и супружеских и семейных ролей [17–20], SSI, как мы ее определяем, представляет собой набор представлений о надлежащих ролях мужчин. и женщины в обществе. Мы более подробно очерчиваем несколько важных аспектов этой системы убеждений в том виде, в каком мы ее концептуализировали, и проиллюстрируем эти аспекты примерами различных социальных явлений, наблюдаемых другими учеными.

    SSI утверждает, что гендерные различия являются врожденными.

    Согласно этой системе убеждений, гендерные различия, которые мы наблюдаем в обществе, являются естественными и врожденными. Например, социальные психологи продемонстрировали у некоторых людей склонность к эссенциализации различий между мужчинами и женщинами, рассматривая гендерные категории как неизменно различные [21–23]. Теория социальной роли утверждает, что убеждения людей о различиях между мужчинами и женщинами происходят из наблюдения за мужчинами и женщинами в различных социальных ролях, и что эти убеждения затем способствуют реальным различиям в поведении между мужчинами и женщинами [24].Независимо от того, откуда берутся эссенциализирующие гендерные тенденции, эти тенденции составляют один из компонентов поддержки SSI.

    SSI игнорирует ситуативные ограничения на поведение мужчин и женщин.

    Эта система убеждений не только подчеркивает врожденность гендерных различий в родительских ролях и карьерных амбициях, но также приуменьшает степень, в которой социальные институты воспроизводят гендерные различия и неравенство. Например, несколько исследователей в области социологии показали, что юноши и девушки в США.У S. есть удивительно похожие цели с точки зрения создания гендерно-эгалитарных семей, в которых партнеры мужского и женского пола вносят равный вклад дома; однако структурные формы гендерного неравенства не позволяют людям создавать гендерно-эгалитарные семейные отношения [25–26]. Другие исследователи обнаружили, что, когда отцы пытаются внести свой вклад в выполнение обязанностей по уходу дома, их иногда наказывают за то, что они используют для этого пособия по гибкости на работе [11, 13]. SSI приуменьшает значение этих институциональных сил, которые способствуют сохранению гендерных различий, в пользу веры в то, что эти гендерные различия являются естественными и врожденными.

    SSI утверждает, что гендерные различия в участии являются вопросом личного выбора.

    Эта система убеждений предполагает, что причина того, что женщины недопредставлены и недооценены на рабочем месте, заключается в том, что женщины свободно предпочитают отдавать предпочтение семье над работой (выбор, который коренится в врожденных потребностях женщин в уходе, как описано выше). Печатные СМИ увековечивают идею о том, что матери свободно отказываются от работы, игнорируя при этом свидетельства того, что их систематически выталкивают с рабочего места [27–28].В отличие от представленного в СМИ образа белых женщин из среднего и высшего класса, которые массово бросают свою карьеру, исследования показывают, что женщины, покидающие рабочее место, когда у них есть дети, встречаются реже, чем принято считать [29–30]. Это также часто женщины с низкими доходами, которые не могут позволить себе оплачивать уход за детьми из-за своей низкой заработной платы [29–30]. Наконец, женщин часто хвалят за то, что они полностью отказываются от работы, чтобы заботиться о своих детях, но часто наказывают, если они остаются на работе и используют политику гибкости [31].Таким образом, несмотря на наличие значительных ситуативных и институциональных факторов, влияющих на феномен «отказа», SSI характеризует этот поступок как вопрос личного выбора каждой отдельной женщины.

    SSI сравнивает отдельные гендерные сферы с равенством.

    Эта система убеждений основана на логике разделения, но равноправия, которая считает, что домашняя роль женщины столь же важна и эффективна, как и рабочая роль мужчин, даже при этом настаивая на разделении этих сфер по половому признаку. Другими словами, это не идеология, которая прямо утверждает, что женщины уступают мужчинам (хотя в действительности работа по уходу в нашем обществе не вознаграждается экономически так же, как работа в общественной сфере).Ученые заметили, что люди все меньше склонны сообщать о том, что они считают женщин хуже мужчин, и вместо этого с большей вероятностью будут сообщать о негодовании по отношению к женщинам, которые отказываются от традиционных ролей [32].

    SSI тогда и сейчас.

    Как следует из этих примеров, идеология отдельных сфер - это концепция с несколькими взаимосвязанными принципами. Похоже, что SSI вредит как мужчинам, так и женщинам (хотя и не обязательно прямо сопоставимыми способами), ограничивая возможности женщин вносить полноценный вклад в жизнь общества и ограничивая возможности мужчин в полной мере участвовать в своей семейной жизни.SSI также наносит вред людям, которые идентифицируют себя как геи, лесбиянки, бисексуалы и транссексуалы, и лицам, не придерживающимся гендерной бинарности, не признавая законного существования альтернативных гендерных идентичностей, ролей и пар. Мы отмечаем, что наше обсуждение не предназначено для проведения резких различий между так называемыми старыми и новыми формами сексизма и не для того, чтобы предположить, что идеология отдельных сфер является новой как культурная идея. Мы утверждаем, что SSI продолжает оставаться актуальным в обществе сегодня, а также воспроизводит старомодные модели неравенства в сфере занятости, политики, права и дома.

    Несмотря на существование идеологии отдельных сфер как культурной идеи в обществе в течение стольких лет, понятие отдельных сфер как идеологической системы верований не исследовалось в психологии. Мы довольно много знаем о типах восприятия и поведения, которые могут привести к тому, что человек столкнется с гендерной дискриминацией и негативной реакцией, особенно на рабочем месте, но мы мало знаем об индивидуальных и ситуативных вариациях в склонности к гендерной дискриминации и негативной реакции на других. .В этом наборе исследований мы характеризуем SSI как психологический конструкт, отмеченный индивидуальными различиями и тенденциями мотивированного системного обоснования, операционализируем SSI с новой мерой шкалы и моделируем SSI как предиктор нескольких важных форм гендерного неравенства в обществе. Таким образом, в данной статье представлен новый теоретический подход, дополняющий существующие подходы к изучению гендера в социальной психологии, а также новый инструмент измерения. Первым шагом на пути к разработке модели отдельных сфер является создание меры поддержки SSI отдельными лицами.Теперь мы исследуем, чем измерение SSI отличается от предыдущих работ по социальной психологии.

    SSI не используется в социальной психологии

    Хотя в социальной психологии нет мер идеологии отдельных сфер, существует несколько показателей индивидуальных различий, которые охватывают другие аспекты гендерных отношений и убеждений. Эти меры полезны для различных целей измерения, и шкала идеологии отдельных сфер, представленная здесь, не предназначена для их замены.Мы кратко рассмотрим здесь некоторые из наиболее часто используемых показателей гендерного отношения, которые использовались в эмпирических исследованиях социальной психологии в течение последних нескольких десятилетий.

    Во-первых, опросник амбивалентного сексизма [33] измеряет убеждения людей о правильных отношениях между мужчинами и женщинами. Подшкала «Доброжелательный сексизм» измеряет веру в то, что мужчины должны относиться к женщинам с защитой и патернализмом (например, «Каждый мужчина должен иметь женщину, которую он обожает»). Подшкала «Враждебный сексизм» измеряет веру в то, что женщины должны подчиняться мужчинам, а также общее негодование и враждебность по отношению к женщинам, которые не могут быть покорными («Женщины стремятся получить власть, получив контроль над мужчинами.»). Эти шкалы также отражают положительные и отрицательные стереотипы о женщинах («Женщины по сравнению с мужчинами, как правило, обладают более высокой моральной чувствительностью»). Инвентаризация амбивалентного сексизма сыграла важную роль в теоретических достижениях в изучении сексизма. Например, идея о том, что некоторые формы сексизма приобретают положительный оттенок, стала ключевой для понимания психологами того, почему некоторые женщины поддерживают сексистские убеждения, которые ставят их в невыгодное положение [34–35]. Хотя женщины регулярно отвергают враждебный сексизм, они часто поддерживают доброжелательный сексизм, который ставит женщин на пьедестал и скрывает вредное гендерное неравенство, с которым они сталкиваются.

    Основное различие между инвентаризацией амбивалентного сексизма и шкалой идеологии отдельных сфер заключается в том, что первая не оценивает (и не предназначена для) оценки степени, в которой люди одобряют разделение мужчин и женщин на разные сферы общества. Кроме того, опросник амбивалентного сексизма в первую очередь фиксирует положительное и отрицательное отношение к женщинам, а не к мужчинам. Напротив, шкала идеологии отдельных сфер отражает представления о надлежащих социальных ролях как для мужчин, так и для женщин, и мы утверждаем, что эта идеология служит для принуждения мужчин и женщин к их традиционным ролям.Шкала идеологии отдельных сфер черпает вдохновение в исследованиях амбивалентного сексизма, поскольку признает, что сексизм часто имеет нюансы и имеет позитивный тон. Например, прославляя природные способности женщин в роли заботы, люди могут одновременно верить в то, что мужчины принадлежат работе, а женщины принадлежат дому, и верить, что мужчины и женщины, живущие в рамках этой разделенной системы, «равны».

    Шкала современного сексизма [32] измеряет степень, в которой люди отрицают существование продолжающейся дискриминации в отношении женщин (например,g., «Общество достигло точки, когда женщины и мужчины имеют равные возможности для достижения»). Точно так же шкала Обоснования гендерной системы [35] измеряет убеждение людей в том, что в целом гендерные отношения в современном обществе являются справедливыми и справедливыми (например, «Большая часть политики, касающейся гендера и разделения труда по половому признаку, служит большему благу»). . Лица, получившие высокие оценки по обоснованности гендерной системы, считают, что гендерный статус-кво такой, каким он должен быть. Это убеждение может происходить либо из веры в то, что гендерное неравенство было искоренено (что похоже на веру, лежащую в основе современного сексизма), либо из веры в то, что существующие гендерные различия сами по себе справедливы (что больше похоже на третий принцип SSI, поскольку мы концептуализировали это).Как и в случае с опросником амбивалентного сексизма, эти шкалы полезны для измерения того, для чего они были разработаны, и сыграли важную роль в психологическом исследовании гендерного неравенства. Однако ни одна из шкал не учитывает одобрение отдельными людьми разделения мужчин и женщин на разные сферы общества. Подход SSI черпает вдохновение из этих шкал, поскольку он признает роль менталитета «раздельного, но равного» по отношению к полу в оправдании и сохранении неравенства. Мы предлагаем, чтобы люди, которые считают, что женщины имеют врожденную склонность к уходу, которой не хватает мужчинам, лучше могли оправдать ограничение женщин домашним хозяйством и отстранение мужчин от него.Они также, вероятно, сочтут это разделение справедливым и справедливым.

    Старомодная шкала сексизма [32] и шкала отношения к женщинам [36] измеряют более широкие формы сексизма, которые затрагивают некоторые концепции, связанные с идеологией отдельных сфер, а также другие формы сексизма. Например, шкала старомодного сексизма включает пункт, касающийся участия мужчин и женщин в домашней сфере («Когда оба родителя работают и их ребенок болеет в школе, школа должна звонить матери, а не отцу.»), А также некоторые вопросы, касающиеся общей неполноценности женщин по сравнению с мужчинами (например,« Женщины, как правило, не так умны, как мужчины »). Точно так же шкала «Отношение к женщинам» включает некоторые элементы, относящиеся к гендерным социальным сферам («Женщины должны быть озабочены своими обязанностями по деторождению и ведению домашнего хозяйства, а не стремлением к профессиональной или деловой карьере»), а также многие элементы, которые охватывают другие виды сексизма (например, «Интоксикация у женщин хуже, чем у мужчин». «Женщин следует поощрять к тому, чтобы они не вступали в сексуальные отношения с кем-либо до брака, даже со своими женихами.»). Таким образом, хотя шкала старомодного сексизма и шкала отношения к женщинам содержат несколько пунктов, связанных с концепцией отдельных сфер, они содержат много пунктов, которые в совокупности задействуют разные конструкции, в частности, более устаревшие формы сексизма. В частности, мы провели опрос в рамках подготовки к этому исследованию (N = 303) и обнаружили, что только 5,3% выборки одобрили сексистские отношения с использованием шкалы Old-Fashioned Sexism Scale, и только 6,9% выборки одобрили сексистские отношения с использованием шкалы Attitude В сторону женских масштабов.Таким образом, кажется, что многие из представлений, представленных на этих шкалах, настолько устарели, что участники не поддержат их в опросе (см. Также [37]). По этой причине эти шкалы не включены в анализ, описанный в этой статье. Шкала SSI черпает вдохновение в этих шкалах, поскольку они отражают представления о социальных ролях женщин, но шкала SSI концептуально расходится с этими шкалами, поскольку она также не измеряет другие формы сексизма.

    Таким образом, существующие индивидуально-разностные измерения гендерных установок в социальной психологии вдохновили нас на исследование идеологии отдельных сфер.Каждая из этих мер касается концепций, которые в некоторой степени связаны с SSI или последующими последствиями, но ни один из них не отражает интересующую здесь конструкцию - в частности, представление о том, что мужчины и женщины естественным образом вписываются в разные области общества и должны ограничиваться этими областями. . В исследованиях с 1 по 3 мы показываем, что поддержка SSI людьми в значительной степени коррелирует, но отличается от оценок по доброжелательному и враждебному сексизму, обоснованию гендерной системы и современному сексизму.Мы также показываем, что одобрение SSI предсказывает важные результаты, выходящие за рамки этих мер.

    Шкала SSI отличается от существующих показателей гендерных отношений в социологии и политологии

    В отличие от социальной психологии, в социологии и политологии существуют меры, которые призваны уловить хотя бы некоторые аспекты одобрения отдельными людьми отдельных сфер для мужчин и женщин. Однако из-за того, как эти меры разработаны, их полезность для социальных психологов ограничена.Дэвис и Гринштейн [38] провели полезный обзор показателей отдельных сфер, используемых в социологии. Они выделили 34 отдельных пункта, которые в разной степени использовались в различных социологических исследованиях (например, «Женщины намного счастливее, если они остаются дома и заботятся о своих детях»). Эти задания используются парами или группами по несколько заданий за раз, и часто комбинации заданий различаются от одного исследования к другому. Они обычно используются в крупномасштабных общенациональных репрезентативных обследованиях, которые измеряют широкий спектр атрибутов (например,г., Общее социальное обследование). 34 пункта несколько различаются по степени одобрения отдельных сфер, но все они, по крайней мере, слабо связаны с этой концепцией. Хотя Дэвис и Гринштейн [38] заявляют, что каждый из этих пунктов обзора является надежным и действительным, они не были утверждены в качестве шкал. Похожая ситуация и в политической науке, где первичной мерой поддержки отдельных сфер является единичная мера, используемая в Американском национальном исследовании выборов (ANES).

    Отдельные элементы обследования полезны для той цели, для которой они предназначены; при проведении большого опроса в репрезентативной на национальном уровне выборке часто не хватает места или времени для включения полных шкал для каждой интересующей конструкции. Однако для социальных психологов, заинтересованных в изучении психологических процессов, эти меры бесполезны. Во-первых, поскольку идеология отдельных сфер, в частности, очень многогранна, психологи должны использовать многопозиционную шкалу, чтобы гарантировать достоверность концепции.Во-вторых, объединяя множество элементов в одну утвержденную шкалу, исследователи повышают надежность своих измерений [39], что особенно важно при изучении тонких, трудно обнаруживаемых психологических явлений [40]. Наконец, психологи часто не сталкиваются с теми логистическими ограничениями в отношении продолжительности опроса, с которыми сталкиваются социологи и политологи. При проведении экспериментов с конкретными целевыми гипотезами (в отличие от большого опроса, предназначенного для получения данных для множества различных исследований) легче попросить участников заполнить всю шкалу.

    По всем этим причинам элементы социологического и политологического опроса, которые измеряют гендерную идеологию, полезны для некоторых целей, но они бесполезны для психологов, надеющихся изучить психологические предпосылки, процессы и последствия SSI. В исследованиях 1–3 мы показываем, что поддержка индивидами SSI в значительной степени коррелирует с показателями гендерной идеологии, используемыми в социологии и политологии, но отличается от них. Мы также показываем, что поддержка SSI превосходит эти меры в прогнозировании важных результатов.

    Другие атрибуты, относящиеся к идеологии отдельных сфер

    Одним из атрибутов участника, который должен быть связан с одобрением SSI отдельными лицами, является пол. Как обсуждалось выше, и мужчины, и женщины могут придерживаться сексистских взглядов, особенно сексистских, более тонких и позитивных по тону, таких как доброжелательный сексизм [34]. По этой причине мы не ожидаем, что гендерные различия в оценках SSI превзойдут сходство между мужчинами и женщинами. Однако, поскольку женщины находятся в невыгодном экономическом положении из-за их ограниченного доступа к рабочей сфере, женщины могут демонстрировать несколько более низкую среднюю поддержку SSI, чем мужчины.

    Политический консерватизм также должен соответствовать одобрению SSI. Исследователи выявили связи между политическим консерватизмом и потребностями в порядке и структуре, поддержкой традиций и оправданием неравенства [41]. Эти тенденции и ценности согласуются с желанием четко структурировать общество по гендерным признакам и укрепить традиционные представления о соответствующих ролях мужчин и женщин.

    В исследованиях с 1 по 3 мы показываем, что поддержка SSI людьми в значительной степени коррелирует с политической идеологией и полом, но отличается от них.Мы также показываем, что поддержка SSI предсказывает важные результаты, выходящие за рамки политической идеологии и пола.

    Гипотеза 1 (конвергентная валидность): оценки по шкале идеологии отдельных сфер будут в значительной степени коррелированы с оценками по доброжелательному и враждебному сексизму, обоснованию гендерной системы, современному сексизму, предметам гендерной идеологии из социологии и политологии, гендерному и политическому консерватизму.

    SSI предсказывает важные гендерные результаты в обществе

    В дополнение к введению в действие SSI с помощью новой меры шкалы, Модель отдельных сфер моделирует SSI как предиктор важных гендерных результатов в обществе.Одним из возможных результатов поддержки отдельных сфер является противодействие гибкости, которую предлагают некоторые американские рабочие места. Многие рабочие места построены по расписанию, предполагающему, что каждый работник полностью доступен для компании и не имеет внешних жизненных конфликтов [10]. Политики на рабочем месте, которые обеспечивают гибкость адаптации (например, отпуск по уходу за ребенком, удаленные поездки, гибкое время начала и окончания), позволяют сотрудникам адаптировать свои графики, чтобы они могли заниматься как своей карьерой, так и личной и семейной жизнью по мере необходимости.По сути, они стирают границы между работой и домом, и некоторые из этих приспособлений помогают уменьшить экономическое неравенство для женщин, у которых есть как карьера, так и семьи, о которых нужно заботиться. Лица, поддерживающие отдельные сферы для мужчин и женщин, могут выступать против этой политики, потому что она имеет эффект как поощрения мужчин к участию в уходе за семьей, так и поощрения женщин к инвестированию в свою карьеру. С другой стороны, возможно, что, особенно в американском контексте, воплощенном в идеалах индивидуализма и меритократии, некоторые люди признают гендерное неравенство на рабочем месте, но все же не считают, что рабочие места должны нести бремя принятия политики гибкости.

    Гипотеза 2 (политики гибкости): a) Баллы по шкале идеологии отдельных сфер предсказывают сопротивление политике гибкости на рабочем месте. б) Этот эффект будет происходить помимо эффектов доброжелательного и враждебного сексизма, оправдания гендерной системы, современного сексизма, гендера и политического консерватизма.

    Второе возможное последствие SSI - это способ структурирования семей. Во многих семьях работа женщины считается «второй работой»; часто она уезжает первой, если семья переезжает или решает жить на один доход [42].Возможно, что люди, поддерживающие отдельные сферы для мужчин и женщин, с большей вероятностью будут иметь структуру семейного дохода, в которой доход мужчины выше, чем доход женщины (при условии цисгендерного и гетеросексуального партнерства).

    Гипотеза 3 (разделение семейного дохода): a) Баллы по шкале SSI позволяют прогнозировать традиционную структуру семейного дохода. б) Этот эффект будет происходить помимо эффектов доброжелательного и враждебного сексизма, оправдания гендерной системы, современного сексизма, гендера и политического консерватизма.

    Третий потенциальный результат индивидуального одобрения SSI - это степень участия индивидов в трудовой и домашней сферах. Как описано выше, общество часто требует от женщин более высоких стандартов, когда дело касается домашних обязанностей [16], а общество требует от мужчин более высоких стандартов, когда дело доходит до преданности делу [11, 13]. Возможно, что люди, поддерживающие SSI, структурируют свое время по гендерному принципу, так что мужчины проводят больше времени на работе, а женщины - на обязанностях по уходу.

    Гипотеза 4 (Участие в каждой сфере): Показатели SSI у мужчин позволяют прогнозировать, что они будут работать больше часов в неделю. Показатели SSI для женщин позволяют предположить, что они будут тратить больше времени на выполнение обязанностей по уходу.

    Наконец, четвертый потенциальный результат индивидуального одобрения SSI - это поведение руководителей по отношению к своим сотрудникам на рабочем месте. Психологи и ученые-правоведы задокументировали значительные случаи стигмы гибкости и дискриминации на рабочем месте из-за заботы сотрудников и их семейных обязанностей [10, 43].Руководители, поддерживающие SSI, могут с большей вероятностью проявить дискриминационное поведение в отношении сотрудников, выполняющих обязанности по уходу, потому что эти сотрудники стирают границы между домом и сферой работы.

    Гипотеза 5 (дискриминационное поведение на рабочем месте): баллы SSI руководителей позволяют прогнозировать степень дискриминационных действий, предпринимаемых в отношении сотрудников с семейными обязанностями, о которых они сообщают сами.

    SSI - мотивированная, оправдывающая систему идеология

    Отличительной чертой SSI является лежащая в его основе логика разделения, но равного.Это не система убеждений, которая доказывает неполноценность женщин; скорее, в нем утверждается, что мужчины и женщины отличаются друг от друга в том, что оба заслуживают уважения - женщины за их врожденные способности к уходу, а мужчины за их стремление к успеху. Соответственно, Модель отдельных сфер утверждает, что SSI выполняет мотивированную, оправдывающую систему роль для тех, кто ее поддерживает; люди, поддерживающие SSI, полагаются на эту систему убеждений для защиты, оправдания и сохранения гендерного неравенства в обществе.

    Обоснование системы - это процесс рационализации и защиты статус-кво или системы, в которой человек живет [44].Теория обоснования системы утверждает, что люди испытывают сильную мотивацию верить в справедливость системы, в которой они живут. Система может быть государством, работодателем, юридическим учреждением или любой другой структурной средой, в которой работает человек. Исследования показали, что люди идут на все, чтобы оправдать или объяснить несправедливость, которую они видят в обществе, чтобы они могли сохранить свою веру в справедливость мира.

    Согласно теории системного обоснования, люди различаются по степени хронической мотивации для обоснования системы [44].Сила этой мотивации также варьируется от ситуации к ситуации. Когда люди сталкиваются с системной угрозой, мотивация оправдать систему становится сильнее [45–46]. Системные угрозы могут проявляться в самых разных формах. Например, системная угроза в национальном контексте может возникнуть после прочтения статьи о том, как США переживают экономический и социальный спад. Все, что сигнализирует об угрозе статус-кво, может вызвать тенденции системного обоснования. Более того, предмет системной угрозы не обязательно должен совпадать с предметом конкретной системы, которую защищает индивид [46]; системная угроза в одной сфере жизни человека может привести к усилению обоснованности системы в другой сфере.

    Множество различных идеологий и верований могут служить оправданием системы. Точно так же, как человек может одобрить шкалу обоснования гендерной системы, выражая широкое убеждение в том, что гендерные отношения в обществе справедливы, можно также полагаться на свою политическую ориентацию [41], дополнительные стереотипы о мужчинах и женщинах [35] или эссенциалистские объяснения причин. гендерные различия [47] для оправдания гендерного статус-кво. Точно так же Модель отдельных сфер предлагает, чтобы SSI выполняла эту функцию обоснования системы для тех, кто ее поддерживает.Исследование гипотезы несоответствия статуса предполагает, что активные женщины и скромные мужчины подвергаются наказанию на рабочем месте, потому что эти наказания служат защите гендерной иерархии [48–49]. Модель отдельных сфер, напротив, утверждает, что как мужчины, так и женщины, пересекающие сферы, подвергаются наказанию на рабочем месте за нарушение гендерных социальных ролей, и эти наказания служат для защиты традиции отдельных, гендерных сфер.

    Потенциальная оправдывающая система функция SSI имеет важные последствия для гендерного неравенства в обществе.Исследования показали, что системное оправдание побуждает людей не только мириться с несправедливостью в обществе, но и активно сопротивляться переменам [50–51]. Чтобы социологи могли разработать эффективные меры вмешательства, способные уменьшить неравенство, мы должны сначала понять, в какой степени сопротивление людей потенциальным вмешательствам коренится в их психологической мотивации отстаивать статус-кво. Например, в контексте экологической политики люди, которые испытывали более сильные потребности в обосновании системы, с большей вероятностью отрицали изменение климата и выступали против проэкологической политики [52].Однако, когда эта проэкологическая политика была оформлена как патриотическая и согласованная с защитой статус-кво, а не изменением статус-кво, последствия системного оправдания были устранены. Таким образом, степень, в которой SSI принимает функциональную форму оправдывающей систему идеологии, не является просто предметом научных дискуссий. Эта функциональная форма имеет важное значение для степени, в которой возможен прогресс в направлении гендерного равенства, а также для конкретных стратегий, которые могут быть успешными в этом стремлении.В исследовании 3 мы показываем, что люди усиливают свою поддержку SSI в ответ на системную угрозу, предполагая, что SSI является мотивированной, оправдывающей систему идеологией, которую люди активно используют для защиты и сохранения гендерного неравенства в обществе. Мы также показываем, что эффект от манипуляции системной угрозой исчезает после того, как люди выражают свои убеждения в отдельных сферах, предполагая, что SSI выполняет паллиативную функцию, удовлетворяя повышенную потребность человека в оправдании системы.

    Гипотеза 6 (Обоснование системы): Участники, подверженные системным угрозам, будут иметь более высокие баллы SSI, чем участники, не подверженные системным угрозам. Системная угроза не повлияет на последующие меры политического отношения после того, как участники заполнят шкалу SSI.

    В трех исследованиях, включающих семь выборок и 1138 участников, мы сначала проверяем шкалу для измерения поддержки отдельными людьми идеологии отдельных сфер. В исследованиях 1–3 мы показываем, что отношения и поведение, характеризующие гендерное неравенство, систематически предсказываются индивидуальными различиями в одобрении SSI (представленных гипотезами 1–5).В исследовании 3 мы также показываем, что поддержка SSI людьми систематически меняется в зависимости от ситуации, а именно, действуя как мотивированная, оправдывающая систему идеология (представленная гипотезой 6).

    Общая дискуссия

    Мы представили идеологию отдельных сфер как психологический конструкт, характеризующийся индивидуальными различиями и мотивированной функцией обоснования системы, операционализировали SSI с новой мерой шкалы и смоделировали SSI как предиктор важных результатов, связанных с полом. дискриминация и неравенство в обществе.

    Во-первых, мы разработали шкалу идеологии отдельных сфер, которая является надежным и действенным средством измерения поддержки SSI отдельными лицами. Шкала SSI показала высокую надежность и согласованные психометрические свойства во всех семи выборках. Это было немалым подвигом, учитывая, что исследование включало две выборки студентов, три выборки разных взрослых американцев, одну выборку взрослых, имеющих работу, и одну выборку взрослых с руководящими обязанностями на своей работе. Надежность шкалы и последовательность результатов подтверждают предложение модели отдельных сфер, согласно которому одобрение SSI следует характеризовать как индивидуальное различие.

    Во-вторых, шкала SSI показала сходящуюся достоверность и инкрементную предсказательную достоверность. Показатели SSI коррелировали в прогнозируемом направлении с широким спектром современных, концептуально связанных показателей. Шкала SSI также предсказывала важные отношения и поведение, выходящие за рамки воздействия существующих психологических показателей. И SSI как психологическая конструкция, и шкала SSI как мера, похоже, способствуют нашему пониманию гендерного неравенства способами, которых не достигают существующие теоретические и измерительные подходы к изучению гендерных отношений.

    В-третьих, мы поддержали утверждение модели отдельных сфер о том, что SSI имеет важное значение для гендерного неравенства в обществе. Мы обнаружили, что поддержка SSI людьми была связана с более сильным противодействием политике, которая могла бы облегчить давление ухода, с которым сталкиваются многие женщины, позволить мужчинам извлекать больше пользы из семейной жизни и уменьшить экономическое неравенство, которое ставит женщин в невыгодное положение (Гипотеза 2). Поддержка SSI была также связана с дискриминационными действиями руководителей в отношении сотрудников, выполняющих обязанности по уходу (гипотеза 5).Эти результаты представляют два типа результатов работы на рабочем месте с разбивкой по полу, для которых подход индивидуального различия модели отдельных сфер находится в уникальном положении, поскольку существующий доминирующий подход к результатам на рабочем месте с учетом гендерного фактора сосредоточен на негативной реакции на гендерное поведение отдельных целей. Оценки SSI также предсказывали гендерное распределение доходов в семьях (гипотеза 3), и они предсказывали собственное участие людей в работе и домашних сферах в их повседневной жизни (гипотеза 4).Это важные реальные результаты, которые выходят за рамки простого прогнозирования масштабных мер с помощью других масштабных мер. Все эти результаты демонстрируют существенную (и методологическую) полезность модели отдельных сфер.

    В-четвертых, мы предоставили экспериментальную поддержку новой гипотезе о том, что идеология отдельных сфер принимает функциональную форму идеологии, оправдывающей систему. Системная угроза в двух различных формах заставила участников усилить свою поддержку SSI. Выражение их убеждений в отдельных сферах также, казалось, служило паллиативной функции для участников, помогая им разрешить их повышенную потребность в системном обосновании.Результаты этих исследований показывают, что SSI - это не просто пассивный набор установок, которые люди придерживаются в отношении надлежащих гендерных ролей, но мотивирован и активно используется участниками для защиты и оправдания гендерного статус-кво. Более того, эти результаты заслуживают особого внимания, потому что рассматриваемые угрозы никоим образом не были нацелены на гендерные роли. В угрожающей газетной статье в Исследовании 3а обсуждался социальный, экономический и политический упадок Соединенных Штатов, а в угрожающей статье в Исследовании 3b обсуждался провал американской мечты.Несмотря на то, что ни одна из этих манипуляций не угрожала традиционным гендерным ролям, участники ответили на эти угрозы, усилив свою опору на идеологию, которая оправдывает и продвигает гендерную сегрегацию в обществе. Этот вывод свидетельствует о том, что в повседневной среде существует множество возможностей вызвать системные угрозы и усилить поддержку SSI.

    В-пятых, результаты этих исследований, подтверждающих новые гипотезы модели отдельных сфер, характеризовались экологической обоснованностью как с точки зрения выборки, так и с точки зрения результатов.Участниками пяти из семи выборок были взрослые, которые ежедневно принимают решения о работе и семье. Исследование 2d, в частности, включало людей, которые имеют право принимать решения о приеме на работу в отношении других работников, включая разрешение на отпуск и другие возможности гибкости. Кроме того, влияние SSI не ограничивалось лабораторными измерениями, которые не могут быть распространены на поведение в реальном мире. Подтверждение SSI предсказывало гендерное участие мужчин и женщин в работе и домашних сферах в их повседневной жизни, сообщаемое распределение доходов в семьях участников и самоотчетное дискриминационное поведение руководителей на рабочем месте.Эти результаты подтверждают предположение модели отдельных сфер о том, что SSI имеет важное отношение к гендерному неравенству, и предполагают, что эта взаимосвязь является устойчивой.

    Наконец, результаты согласуются с результатами предыдущих исследований, которые продемонстрировали, что женщины часто поддерживают традиционные гендерные отношения наравне с мужчинами. В частности, с формами сексизма с нюансами и более позитивным тоном (такими как доброжелательный сексизм и идеология отдельных сфер) женщины могут и придерживаются сексистских убеждений почти так же часто, как и мужчины.По семи выборкам в этом проекте мы обнаружили, что, хотя средний балл мужчин несколько выше, чем у женщин, распределение баллов мужчин и женщин довольно сильно перекрывается. Возможно, это помогает объяснить стойкость этой системы убеждений с течением времени.

    Мы предложили, чтобы идеология отдельных сфер рассматривала домашнюю и общественную сферы как равноценные, даже при том, что де-факто настаивает на их разделении по полу. Однако также верно и то, что общественная сфера в нашем обществе более высоко ценится с финансовой точки зрения, при этом большая часть домашнего труда неоплачивается.Пока не ясно, считают ли люди, поддерживающие SSI, эти две сферы одинаково ценными для общества, или же общественную сферу по своей сути более ценную, но используют ли они риторику «раздельно, но равноправно» как способ поддержать гендерные институты. Для изучения этих возможностей необходимы дальнейшие исследования.

    В целом результаты этих исследований показывают, что модель отдельных сфер предлагает концептуальные и методологические преимущества в дополнение к существующим подходам к психологическому исследованию гендерного неравенства.Подход, основанный на предписывающих стереотипах и негативной реакции, оказался чрезвычайно плодотворным и во многом послужил источником вдохновения для этой работы. Однако измерение гендерной идеологии как индивидуального различия и моделирование ее в качестве предиктора гендерных результатов позволяет психологам исследовать гендерные результаты по-новому и повышает ценность существующих эмпирических подходов. Результаты этих исследований демонстрируют, что индивидуальные и ситуативные вариации в одобрении SSI систематически предсказывают результаты, которые имеют значение для гендерного неравенства.Такой подход позволит социальным психологам исследовать антецеденты и психологические процессы, лежащие в основе идеологии отдельных сфер, и разрабатывать новые меры для смягчения ее пагубных последствий. Эти вмешательства могут включать в себя такие стратегии, как тренинг по устранению предубеждений, используемый для ослабления эффектов неявных ассоциаций (см., Например, [58]), организационные факторы, ограничивающие степень проявления убеждений SSI при принятии решений на рабочем месте (см., Например, [59]), стратегии формирования сообщений, которые уменьшают угрозу для системы (см., E.g., [52]) или правовые реформы, направленные на сокращение дискриминации [60–61].

    До сих пор социальные психологи не использовали SSI как меру индивидуальных различий. Возможности использования шкалы SSI многочисленны. Например, будущие исследования могут изучить роль SSI на рабочих местах, включая степень, в которой индивидуальное одобрение SSI взаимодействует со структурными аспектами рабочего места и ведет к большей дискриминации и неравенству внутри организаций.Модель отдельных сфер предсказывает, что при определенных рабочих условиях одобрение SSI со стороны руководителей играет определенную роль в стигме гибкости и дискриминации в отношении семейных обязанностей. Исследователи могут также исследовать одобрение SSI на протяжении всей жизни; Знакомство с гендерными сообщениями в средствах массовой информации и других местах в раннем детстве может повлиять на развитие этого мировоззрения. Исследователи могли изучить роль SSI в политических институтах; средняя поддержка SSI в округе может снизить выдвижение женщин в качестве политических кандидатов.Наконец, исследователи могут исследовать более тонкие стимулирующие эффекты на одобрение отдельными людьми отдельных сфер, например, изменения в баллах SSI после воздействия сексистской рекламы. Таким образом, модель отдельных сфер, которая концептуализирует SSI как идеологию, характеризующуюся индивидуальными различиями и функцией обоснования системы, открывает двери для исследователей, стремящихся изучить психологические предпосылки, процессы и последствия поддержки гендерных сфер.

    Модель гендерного неравенства в отдельных сферах

    Резюме

    Исследования теории соответствия ролей и описательных и предписывающих стереотипов установили, что когда мужчины и женщины нарушают гендерные стереотипы, пересекая сферы, когда женщины стремятся к успеху в карьере, а мужчины вносят свой вклад в домашний труд, они сталкиваются с негативной реакцией и экономическими штрафами.Однако меньше известно о типах лиц, которые с наибольшей вероятностью будут участвовать в этих формах дискриминации, и о типах ситуаций, в которых это наиболее вероятно. Мы предполагаем, что психологические исследования выиграют от дополнения существующих исследовательских подходов моделью индивидуальных различий поддержки отдельных сфер для мужчин и женщин. Эта модель позволяет психологам исследовать индивидуальные различия в поддержке отдельных сфер, поскольку они взаимодействуют с ситуативными и контекстными силами.Идеология отдельных сфер (SSI) существовала как культурная идея в течение многих лет, но не была операционализирована или смоделирована в социальной психологии. Модель отдельных сфер представляет SSI как новую психологическую конструкцию, характеризующуюся индивидуальными различиями и мотивированной функцией обоснования системы, операционализирует идеологию с помощью новой шкалы и моделирует идеологию как предиктор некоторых важных гендерных результатов в обществе. В качестве первого шага к разработке модели отдельных сфер мы разрабатываем новый критерий одобрения SSI отдельными лицами и демонстрируем его надежность, конвергентную валидность и возрастающую прогностическую валидность.Мы поддерживаем новую гипотезу о том, что SSI предсказывает отношение к гибкости рабочего места, распределению доходов в семьях между мужчинами и женщинами, распределению труда между рабочей и семейной сферами и дискриминационному поведению на рабочем месте. Наконец, мы обеспечиваем экспериментальную поддержку гипотезы о том, что SSI является мотивированной, оправдывающей систему идеологией.

    Введение

    На протяжении более десяти лет доминирующим социально-психологическим подходом к изучению гендерного неравенства и дискриминации на рабочем месте было исследование роли описательных и предписывающих гендерных стереотипов (напр.г., [1]). Социальные психологи установили, что когда женщины кажутся слишком женственными, материнскими, общительными или теплыми, они считаются недостаточно компетентными или недостаточно преданными своему рабочему месту [2]. Это может привести к негативной реакции в виде меньшего количества рекомендаций по продвижению по службе, более низких показателей найма и меньшего желания обучать матерей по сравнению с другими сотрудниками [3–6]. И наоборот, когда женщины кажутся слишком мужественными, активными или компетентными, их наказывают за нарушение гендерных норм женственности [1, 4, 6–10].Мужчины также сталкиваются с негативной реакцией на рабочем месте, когда они нарушают гендерные нормы мужественности и преданности своему делу, пытаясь заниматься уходом и другими формами домашнего труда [10–14].

    Общей темой в изучении гендера является идея о том, что мужчины и женщины принадлежат к разным сферам общества, причем мужчины особенно подходят для работы, а женщины особенно подходят для работы в семье. Как описано выше, исследования теории соответствия ролей и описательных и предписывающих стереотипов на рабочем месте показали, что, когда мужчины и женщины нарушают гендерные стереотипы, пересекая сферы деятельности, когда женщины стремятся к успеху в карьере, а мужчины вносят свой вклад в домашний труд, они сталкиваются с негативной реакцией и экономическими штрафами.Однако меньше известно о типах людей, которые с наибольшей вероятностью будут участвовать в этих формах обратной реакции и дискриминации, и о типах ситуаций, в которых это наиболее вероятно. Хотя идея разделенных, но равных сфер для мужчин и женщин существовала в нашей культуре долгое время [15–16], социальные психологи не исследовали систематически эту систему убеждений как психологический процесс. Мы предполагаем, что психологические исследования гендерного поведения и результатов в обществе выиграют от дополнения существующих исследовательских подходов моделью, которая помещает локус причинно-следственной связи в отношения и поведение актора, осуществляющего различение.Такой подход позволяет психологам изучать индивидуальные различия в поддержке SSI, поскольку они взаимодействуют с ситуативными и контекстными силами. В этом наборе исследований мы характеризуем SSI как психологический конструкт, отмеченный индивидуальными различиями и тенденциями мотивированного системного обоснования, операционализируем SSI с новой мерой шкалы и моделируем SSI как предиктор нескольких важных форм гендерного неравенства в обществе. Таким образом, в данной статье представлен новый теоретический подход, дополняющий существующие подходы к изучению гендера в социальной психологии, а также новый инструмент измерения.

    Соответственно, мы представляем модель отдельных сфер, которая обеспечивает психологическую конструкцию системы убеждений, известную как идеология отдельных сфер, и предсказывает конкретные отношения между одобрением людьми этой идеологии и другими когнитивными, установочными и поведенческими процессами. В частности, модель отдельных сфер предполагает, что индивидуальная поддержка идеологии отдельных сфер взаимодействует с множеством контекстуальных и ситуационных факторов, приводящих к гендерным результатам в обществе.В качестве первого шага к разработке модели отдельных сфер и изучению контуров идеологии отдельных сфер мы разрабатываем меру одобрения отдельными людьми этой системы убеждений и демонстрируем надежность, конвергентную валидность и возрастающую прогностическую валидность этой меры по отношению к другие современные меры гендерного отношения. Мы также поддерживаем новую гипотезу о том, что идеология отдельных сфер предсказывает отношение к гибкости рабочего места, сообщаемое распределение доходов внутри семей между мужчинами и женщинами, сообщаемое распределение труда между работой и семьей и сообщаемое поведение на рабочем месте.Наконец, мы обеспечиваем экспериментальную поддержку новой гипотезы о том, что идеология отдельных сфер представляет собой мотивированную систему убеждений, принимающую форму идеологии, оправдывающей систему.

    Идеология отдельных сфер как новая теоретическая психологическая конструкция

    Общее представление об отдельных сферах для мужчин и женщин глубоко укоренилось в нашей культуре. Журналисты, правоведы и социологи наблюдали широкий спектр гендерных феноменов, которые, по-видимому, являются проявлением настойчивого общественного мнения о том, что мужчины и женщины занимают разные сферы.Напротив, мы предлагаем, что идеология отдельных сфер - это измеримая психологическая конструкция с индивидуальной и ситуативной вариабельностью. Мы утверждаем, что, исследуя одобрение индивидами идеологии отдельных сфер как индивидуального различия и моделируя идеологию отдельных сфер как источник поведенческих результатов, социальные психологи и другие социологи могут обнаружить ранее неизученные источники индивидуальных и ситуативных вариаций в склонности к участвовать в гендерной дискриминации и негативной реакции на других, а также поддерживать политику, усугубляющую гендерное неравенство в обществе.

    Поскольку психологи систематически не изучали идеологию отдельных сфер, мы заимствуем литературу в других областях, чтобы разработать рабочее определение системы убеждений. Мы определяем идеологию отдельных сфер (SSI) как систему убеждений, которая утверждает, что: 1) гендерные различия в обществе являются врожденными, а не созданы культурно или ситуативно; 2) эти врожденные различия побуждают мужчин и женщин свободно участвовать в разных сферах жизни общества; и 3) гендерные различия в участии в общественной и частной сферах естественны, неизбежны и желательны.Мы воспринимаем идеологию отдельных сфер как единую конструкцию, состоящую из этих взаимосвязанных принципов. Более того, в отличие от гендерной идеологии, которая обычно определяется в терминах личной идентичности и супружеских и семейных ролей [17–20], SSI, как мы ее определяем, представляет собой набор представлений о надлежащих ролях мужчин. и женщины в обществе. Мы более подробно очерчиваем несколько важных аспектов этой системы убеждений в том виде, в каком мы ее концептуализировали, и проиллюстрируем эти аспекты примерами различных социальных явлений, наблюдаемых другими учеными.

    SSI утверждает, что гендерные различия являются врожденными

    Согласно этой системе убеждений, гендерные различия, которые мы наблюдаем в обществе, являются естественными и врожденными. Например, социальные психологи продемонстрировали у некоторых людей склонность к эссенциализации различий между мужчинами и женщинами, рассматривая гендерные категории как неизменно различные [21–23]. Теория социальной роли утверждает, что убеждения людей о различиях между мужчинами и женщинами происходят из наблюдения за мужчинами и женщинами в различных социальных ролях, и что эти убеждения затем способствуют реальным различиям в поведении между мужчинами и женщинами [24].Независимо от того, откуда берутся эссенциализирующие гендерные тенденции, эти тенденции составляют один из компонентов поддержки SSI.

    SSI игнорирует ситуативные ограничения на поведение мужчин и женщин

    Эта система убеждений не только подчеркивает врожденные гендерные различия в родительских ролях и карьерных амбициях, но также приуменьшает степень, в которой социальные институты воспроизводят гендерные различия и неравенство. Например, несколько исследователей в области социологии показали, что юноши и девушки в США.У S. есть удивительно похожие цели с точки зрения создания гендерно-эгалитарных семей, в которых партнеры мужского и женского пола вносят равный вклад дома; однако структурные формы гендерного неравенства не позволяют людям создавать гендерно-эгалитарные семейные отношения [25–26]. Другие исследователи обнаружили, что, когда отцы пытаются внести свой вклад в выполнение обязанностей по уходу дома, их иногда наказывают за то, что они используют для этого пособия по гибкости на работе [11, 13]. SSI приуменьшает значение этих институциональных сил, которые способствуют сохранению гендерных различий, в пользу веры в то, что эти гендерные различия являются естественными и врожденными.

    SSI утверждает, что гендерные различия в участии являются вопросом личного выбора

    Эта система убеждений предполагает, что причина того, что женщины недопредставлены и недооценены на рабочем месте, заключается в том, что женщины свободно предпочитают отдавать предпочтение семье над работой (выбор, который коренится в врожденных потребностях женщин в уходе, как описано выше). Печатные СМИ увековечивают идею о том, что матери свободно отказываются от работы, игнорируя при этом свидетельства того, что их систематически выталкивают с рабочего места [27–28].В отличие от представленного в СМИ образа белых женщин из среднего и высшего класса, которые массово бросают свою карьеру, исследования показывают, что женщины, покидающие рабочее место, когда у них есть дети, встречаются реже, чем принято считать [29–30]. Это также часто женщины с низкими доходами, которые не могут позволить себе оплачивать уход за детьми из-за своей низкой заработной платы [29–30]. Наконец, женщин часто хвалят за то, что они полностью отказываются от работы, чтобы заботиться о своих детях, но часто наказывают, если они остаются на работе и используют политику гибкости [31].Таким образом, несмотря на наличие значительных ситуативных и институциональных факторов, влияющих на феномен «отказа», SSI характеризует этот поступок как вопрос личного выбора каждой отдельной женщины.

    SSI уподобляет раздельные гендерные сферы с равенством

    Эта система убеждений основывается на отдельной, но равной логике, согласно которой роль женщин в ведении домашнего хозяйства столь же важна и полезна, как и рабочая роль мужчин, даже при том, что эти сферы должны быть разделены по половому признаку. Другими словами, это не идеология, которая прямо утверждает, что женщины уступают мужчинам (хотя в действительности работа по уходу в нашем обществе не вознаграждается экономически так же, как работа в общественной сфере).Ученые заметили, что люди все меньше склонны сообщать о том, что они считают женщин хуже мужчин, и вместо этого с большей вероятностью будут сообщать о негодовании по отношению к женщинам, которые отказываются от традиционных ролей [32].

    SSI тогда и сейчас

    Как показывают эти примеры, идеология отдельных сфер - это концепция с несколькими взаимосвязанными принципами. Похоже, что SSI вредит как мужчинам, так и женщинам (хотя и не обязательно прямо сопоставимыми способами), ограничивая возможности женщин вносить полноценный вклад в жизнь общества и ограничивая возможности мужчин в полной мере участвовать в своей семейной жизни.SSI также наносит вред людям, которые идентифицируют себя как геи, лесбиянки, бисексуалы и транссексуалы, и лицам, не придерживающимся гендерной бинарности, не признавая законного существования альтернативных гендерных идентичностей, ролей и пар. Мы отмечаем, что наше обсуждение не предназначено для проведения резких различий между так называемыми старыми и новыми формами сексизма и не для того, чтобы предположить, что идеология отдельных сфер является новой как культурная идея. Мы утверждаем, что SSI продолжает оставаться актуальным в обществе сегодня, а также воспроизводит старомодные модели неравенства в сфере занятости, политики, права и дома.

    Несмотря на существование идеологии отдельных сфер как культурной идеи в обществе на протяжении стольких лет, понятие отдельных сфер как идеологической системы верований не исследовалось в психологии. Мы довольно много знаем о типах восприятия и поведения, которые могут привести к тому, что человек столкнется с гендерной дискриминацией и негативной реакцией, особенно на рабочем месте, но мы мало знаем об индивидуальных и ситуативных вариациях в склонности к гендерной дискриминации и негативной реакции на других. .В этом наборе исследований мы характеризуем SSI как психологический конструкт, отмеченный индивидуальными различиями и тенденциями мотивированного системного обоснования, операционализируем SSI с новой мерой шкалы и моделируем SSI как предиктор нескольких важных форм гендерного неравенства в обществе. Таким образом, в данной статье представлен новый теоретический подход, дополняющий существующие подходы к изучению гендера в социальной психологии, а также новый инструмент измерения. Первым шагом на пути к разработке модели отдельных сфер является создание меры поддержки SSI отдельными лицами.Теперь мы исследуем, чем измерение SSI отличается от предыдущих работ по социальной психологии.

    SSI не использовалась в социальной психологии

    Хотя в социальной психологии нет мер идеологии отдельных сфер, существует несколько показателей индивидуальных различий, которые охватывают другие аспекты гендерных отношений и убеждений. Эти меры полезны для различных целей измерения, и шкала идеологии отдельных сфер, представленная здесь, не предназначена для их замены.Мы кратко рассмотрим здесь некоторые из наиболее часто используемых показателей гендерного отношения, которые использовались в эмпирических исследованиях социальной психологии в течение последних нескольких десятилетий.

    Во-первых, опросник амбивалентного сексизма [33] измеряет убеждения людей о правильных отношениях между мужчинами и женщинами. Подшкала «Доброжелательный сексизм» измеряет веру в то, что мужчины должны относиться к женщинам с защитой и патернализмом (например, «Каждый мужчина должен иметь женщину, которую он обожает»). Подшкала «Враждебный сексизм» измеряет веру в то, что женщины должны подчиняться мужчинам, а также общее негодование и враждебность по отношению к женщинам, которые не могут быть покорными («Женщины стремятся получить власть, получив контроль над мужчинами.»). Эти шкалы также отражают положительные и отрицательные стереотипы о женщинах («Женщины по сравнению с мужчинами, как правило, обладают более высокой моральной чувствительностью»). Инвентаризация амбивалентного сексизма сыграла важную роль в теоретических достижениях в изучении сексизма. Например, идея о том, что некоторые формы сексизма приобретают положительный оттенок, стала ключевой для понимания психологами того, почему некоторые женщины поддерживают сексистские убеждения, которые ставят их в невыгодное положение [34–35]. Хотя женщины регулярно отвергают враждебный сексизм, они часто поддерживают доброжелательный сексизм, который ставит женщин на пьедестал и скрывает вредное гендерное неравенство, с которым они сталкиваются.

    Основное различие между инвентаризацией амбивалентного сексизма и шкалой идеологии отдельных сфер заключается в том, что первая не оценивает (и не предназначена для) оценки степени, в которой люди одобряют разделение мужчин и женщин на разные сферы общества. Кроме того, опросник амбивалентного сексизма в первую очередь фиксирует положительное и отрицательное отношение к женщинам, а не к мужчинам. Напротив, шкала идеологии отдельных сфер отражает представления о надлежащих социальных ролях как для мужчин, так и для женщин, и мы утверждаем, что эта идеология служит для принуждения мужчин и женщин к их традиционным ролям.Шкала идеологии отдельных сфер черпает вдохновение в исследованиях амбивалентного сексизма, поскольку признает, что сексизм часто имеет нюансы и имеет позитивный тон. Например, прославляя природные способности женщин в роли заботы, люди могут одновременно верить в то, что мужчины принадлежат работе, а женщины принадлежат дому, и верить, что мужчины и женщины, живущие в рамках этой разделенной системы, «равны».

    Шкала современного сексизма [32] измеряет степень, в которой люди отрицают существование продолжающейся дискриминации в отношении женщин (например,g., «Общество достигло точки, когда женщины и мужчины имеют равные возможности для достижения»). Точно так же шкала Обоснования гендерной системы [35] измеряет убеждение людей в том, что в целом гендерные отношения в современном обществе являются справедливыми и справедливыми (например, «Большая часть политики, касающейся гендера и разделения труда по половому признаку, служит большему благу»). . Лица, получившие высокие оценки по обоснованности гендерной системы, считают, что гендерный статус-кво такой, каким он должен быть. Это убеждение может происходить либо из веры в то, что гендерное неравенство было искоренено (что похоже на веру, лежащую в основе современного сексизма), либо из веры в то, что существующие гендерные различия сами по себе справедливы (что больше похоже на третий принцип SSI, поскольку мы концептуализировали это).Как и в случае с опросником амбивалентного сексизма, эти шкалы полезны для измерения того, для чего они были разработаны, и сыграли важную роль в психологическом исследовании гендерного неравенства. Однако ни одна из шкал не учитывает одобрение отдельными людьми разделения мужчин и женщин на разные сферы общества. Подход SSI черпает вдохновение из этих шкал, поскольку он признает роль менталитета «раздельного, но равного» по отношению к полу в оправдании и сохранении неравенства. Мы предлагаем, чтобы люди, которые считают, что женщины имеют врожденную склонность к уходу, которой не хватает мужчинам, лучше могли оправдать ограничение женщин домашним хозяйством и отстранение мужчин от него.Они также, вероятно, сочтут это разделение справедливым и справедливым.

    Старомодная шкала сексизма [32] и шкала отношения к женщинам [36] измеряют более широкие формы сексизма, которые связаны с некоторыми концепциями, связанными с идеологией отдельных сфер, а также с другими формами сексизма. Например, шкала старомодного сексизма включает пункт, касающийся участия мужчин и женщин в домашней сфере («Когда оба родителя работают и их ребенок болеет в школе, школа должна звонить матери, а не отцу.»), А также некоторые вопросы, касающиеся общей неполноценности женщин по сравнению с мужчинами (например,« Женщины, как правило, не так умны, как мужчины »). Точно так же шкала «Отношение к женщинам» включает некоторые элементы, относящиеся к гендерным социальным сферам («Женщины должны быть озабочены своими обязанностями по деторождению и ведению домашнего хозяйства, а не стремлением к профессиональной или деловой карьере»), а также многие элементы, которые охватывают другие виды сексизма (например, «Интоксикация у женщин хуже, чем у мужчин». «Женщин следует поощрять к тому, чтобы они не вступали в сексуальные отношения с кем-либо до брака, даже со своими женихами.»). Таким образом, хотя шкала старомодного сексизма и шкала отношения к женщинам содержат несколько пунктов, связанных с концепцией отдельных сфер, они содержат много пунктов, которые в совокупности задействуют разные конструкции, в частности, более устаревшие формы сексизма. В частности, мы провели опрос в рамках подготовки к этому исследованию (N = 303) и обнаружили, что только 5,3% выборки одобрили сексистские отношения с использованием шкалы Old-Fashioned Sexism Scale, и только 6,9% выборки одобрили сексистские отношения с использованием шкалы Attitude В сторону женских масштабов.Таким образом, кажется, что многие из представлений, представленных на этих шкалах, настолько устарели, что участники не поддержат их в опросе (см. Также [37]). По этой причине эти шкалы не включены в анализ, описанный в этой статье. Шкала SSI черпает вдохновение в этих шкалах, поскольку они отражают представления о социальных ролях женщин, но шкала SSI концептуально расходится с этими шкалами, поскольку она также не измеряет другие формы сексизма.

    Таким образом, существующие индивидуально-разностные измерения гендерных установок в социальной психологии вдохновили нас на исследование идеологии отдельных сфер.Каждая из этих мер касается концепций, которые в некоторой степени связаны с SSI или последующими последствиями, но ни один из них не отражает интересующую здесь конструкцию - в частности, представление о том, что мужчины и женщины естественным образом вписываются в разные области общества и должны ограничиваться этими областями. . В исследованиях с 1 по 3 мы показываем, что поддержка SSI людьми в значительной степени коррелирует, но отличается от оценок по доброжелательному и враждебному сексизму, обоснованию гендерной системы и современному сексизму.Мы также показываем, что одобрение SSI предсказывает важные результаты, выходящие за рамки этих мер.

    Шкала SSI отличается от существующих показателей гендерного отношения в социологии и политологии

    В отличие от социальной психологии, в социологии и политологии существуют показатели, которые призваны отразить хотя бы некоторые аспекты одобрения отдельными людьми отдельных сфер мужчина и женщина. Однако из-за того, как эти меры разработаны, их полезность для социальных психологов ограничена.Дэвис и Гринштейн [38] провели полезный обзор показателей отдельных сфер, используемых в социологии. Они выделили 34 отдельных пункта, которые в разной степени использовались в различных социологических исследованиях (например, «Женщины намного счастливее, если они остаются дома и заботятся о своих детях»). Эти задания используются парами или группами по несколько заданий за раз, и часто комбинации заданий различаются от одного исследования к другому. Они обычно используются в крупномасштабных общенациональных репрезентативных обследованиях, которые измеряют широкий спектр атрибутов (например,г., Общее социальное обследование). 34 пункта несколько различаются по степени одобрения отдельных сфер, но все они, по крайней мере, слабо связаны с этой концепцией. Хотя Дэвис и Гринштейн [38] заявляют, что каждый из этих пунктов обзора является надежным и действительным, они не были утверждены в качестве шкал. Похожая ситуация и в политической науке, где первичной мерой поддержки отдельных сфер является единичная мера, используемая в Американском национальном исследовании выборов (ANES).

    Отдельные элементы обследования полезны для той цели, для которой они предназначены; при проведении большого опроса в репрезентативной на национальном уровне выборке часто не хватает места или времени для включения полных шкал для каждой интересующей конструкции. Однако для социальных психологов, заинтересованных в изучении психологических процессов, эти меры бесполезны. Во-первых, поскольку идеология отдельных сфер, в частности, очень многогранна, психологи должны использовать многопозиционную шкалу, чтобы гарантировать достоверность концепции.Во-вторых, объединяя множество элементов в одну утвержденную шкалу, исследователи повышают надежность своих измерений [39], что особенно важно при изучении тонких, трудно обнаруживаемых психологических явлений [40]. Наконец, психологи часто не сталкиваются с теми логистическими ограничениями в отношении продолжительности опроса, с которыми сталкиваются социологи и политологи. При проведении экспериментов с конкретными целевыми гипотезами (в отличие от большого опроса, предназначенного для получения данных для множества различных исследований) легче попросить участников заполнить всю шкалу.

    По всем этим причинам элементы социологического и политологического опроса, которые измеряют гендерную идеологию, полезны для некоторых целей, но они бесполезны для психологов, надеющихся изучить психологические предпосылки, процессы и последствия SSI. В исследованиях 1–3 мы показываем, что поддержка индивидами SSI в значительной степени коррелирует с показателями гендерной идеологии, используемыми в социологии и политологии, но отличается от них. Мы также показываем, что поддержка SSI превосходит эти меры в прогнозировании важных результатов.

    Другие атрибуты, относящиеся к идеологии отдельных сфер

    Одним из атрибутов участника, который должен быть связан с одобрением отдельными лицами SSI, является пол. Как обсуждалось выше, и мужчины, и женщины могут придерживаться сексистских взглядов, особенно сексистских, более тонких и позитивных по тону, таких как доброжелательный сексизм [34]. По этой причине мы не ожидаем, что гендерные различия в оценках SSI превзойдут сходство между мужчинами и женщинами. Однако, поскольку женщины находятся в невыгодном экономическом положении из-за их ограниченного доступа к рабочей сфере, женщины могут демонстрировать несколько более низкую среднюю поддержку SSI, чем мужчины.

    Политический консерватизм также должен соответствовать одобрению SSI. Исследователи выявили связи между политическим консерватизмом и потребностями в порядке и структуре, поддержкой традиций и оправданием неравенства [41]. Эти тенденции и ценности согласуются с желанием четко структурировать общество по гендерным признакам и укрепить традиционные представления о соответствующих ролях мужчин и женщин.

    В исследованиях с 1 по 3 мы показываем, что поддержка SSI людьми в значительной степени коррелирует с политической идеологией и полом, но отличается от них.Мы также показываем, что поддержка SSI предсказывает важные результаты, выходящие за рамки политической идеологии и пола.

    Гипотеза 1 (конвергентная валидность): баллы по шкале идеологии отдельных сфер будут в значительной степени коррелированы с баллами по доброжелательному и враждебному сексизму, обоснованию гендерной системы, современному сексизму, предметам гендерной идеологии из социологии и политологии, гендерному и политическому консерватизму. .

    SSI предсказывает важные гендерные результаты в обществе

    Помимо введения в действие SSI с новой мерой шкалы, модель отдельных сфер моделирует SSI как предсказатель важных гендерных результатов в обществе.Одним из возможных результатов поддержки отдельных сфер является противодействие гибкости, которую предлагают некоторые американские рабочие места. Многие рабочие места построены по расписанию, предполагающему, что каждый работник полностью доступен для компании и не имеет внешних жизненных конфликтов [10]. Политики на рабочем месте, которые обеспечивают гибкость адаптации (например, отпуск по уходу за ребенком, удаленные поездки, гибкое время начала и окончания), позволяют сотрудникам адаптировать свои графики, чтобы они могли заниматься как своей карьерой, так и личной и семейной жизнью по мере необходимости.По сути, они стирают границы между работой и домом, и некоторые из этих приспособлений помогают уменьшить экономическое неравенство для женщин, у которых есть как карьера, так и семьи, о которых нужно заботиться. Лица, поддерживающие отдельные сферы для мужчин и женщин, могут выступать против этой политики, потому что она имеет эффект как поощрения мужчин к участию в уходе за семьей, так и поощрения женщин к инвестированию в свою карьеру. С другой стороны, возможно, что, особенно в американском контексте, воплощенном в идеалах индивидуализма и меритократии, некоторые люди признают гендерное неравенство на рабочем месте, но все же не считают, что рабочие места должны нести бремя принятия политики гибкости.

    Гипотеза 2 (Политика гибкости): a) Баллы по шкале идеологии отдельных сфер предсказывают сопротивление политике гибкости рабочего места. б) Этот эффект будет происходить помимо эффектов доброжелательного и враждебного сексизма, оправдания гендерной системы, современного сексизма, гендера и политического консерватизма.

    Второе возможное последствие SSI - это способ структурирования семей. Во многих семьях работа женщины считается «второй работой»; часто она уезжает первой, если семья переезжает или решает жить на один доход [42].Возможно, что люди, поддерживающие отдельные сферы для мужчин и женщин, с большей вероятностью будут иметь структуру семейного дохода, в которой доход мужчины выше, чем доход женщины (при условии цисгендерного и гетеросексуального партнерства).

    Гипотеза 3 (разделение семейного дохода): a) Баллы по шкале SSI позволяют прогнозировать традиционную структуру семейного дохода. б) Этот эффект будет происходить помимо эффектов доброжелательного и враждебного сексизма, оправдания гендерной системы, современного сексизма, гендера и политического консерватизма.

    Третий потенциальный результат индивидуального одобрения SSI - это степень участия людей в работе и дома. Как описано выше, общество часто требует от женщин более высоких стандартов, когда дело касается домашних обязанностей [16], а общество требует от мужчин более высоких стандартов, когда дело доходит до преданности делу [11, 13]. Возможно, что люди, поддерживающие SSI, структурируют свое время по гендерному принципу, так что мужчины проводят больше времени на работе, а женщины - на обязанностях по уходу.

    Гипотеза 4 (Участие в каждой сфере): Показатели SSI у мужчин позволяют прогнозировать, что они будут работать больше часов в неделю. Показатели SSI для женщин позволяют предположить, что они будут тратить больше времени на выполнение обязанностей по уходу.

    Наконец, четвертый потенциальный результат индивидуального одобрения SSI - это поведение руководителей по отношению к своим сотрудникам на рабочем месте. Психологи и ученые-правоведы задокументировали значительные случаи стигмы гибкости и дискриминации на рабочем месте из-за заботы сотрудников и их семейных обязанностей [10, 43].Руководители, поддерживающие SSI, могут с большей вероятностью проявить дискриминационное поведение в отношении сотрудников, выполняющих обязанности по уходу, потому что эти сотрудники стирают границы между домом и сферой работы.

    Гипотеза 5 (дискриминационное поведение на рабочем месте): баллы SSI руководителей позволяют прогнозировать степень дискриминационных действий, предпринимаемых в отношении сотрудников с семейными обязанностями, о которых они сообщают сами.

    SSI - это мотивированная, оправдывающая систему идеология

    Отличительной чертой SSI является лежащая в ее основе логика разделения, но равенства.Это не система убеждений, которая доказывает неполноценность женщин; скорее, в нем утверждается, что мужчины и женщины отличаются друг от друга в том, что оба заслуживают уважения - женщины за их врожденные способности к уходу, а мужчины за их стремление к успеху. Соответственно, Модель отдельных сфер утверждает, что SSI выполняет мотивированную, оправдывающую систему роль для тех, кто ее поддерживает; люди, поддерживающие SSI, полагаются на эту систему убеждений для защиты, оправдания и сохранения гендерного неравенства в обществе.

    Обоснование системы - это процесс рационализации и защиты статус-кво или системы, в которой человек живет [44].Теория обоснования системы утверждает, что люди испытывают сильную мотивацию верить в справедливость системы, в которой они живут. Система может быть государством, работодателем, юридическим учреждением или любой другой структурной средой, в которой работает человек. Исследования показали, что люди идут на все, чтобы оправдать или объяснить несправедливость, которую они видят в обществе, чтобы они могли сохранить свою веру в справедливость мира.

    Согласно теории системного обоснования, люди различаются по степени, в которой они хронически мотивированы, чтобы оправдать систему [44].Сила этой мотивации также варьируется от ситуации к ситуации. Когда люди сталкиваются с системной угрозой, мотивация оправдать систему становится сильнее [45–46]. Системные угрозы могут проявляться в самых разных формах. Например, системная угроза в национальном контексте может возникнуть после прочтения статьи о том, как США переживают экономический и социальный спад. Все, что сигнализирует об угрозе статус-кво, может вызвать тенденции системного обоснования. Более того, предмет системной угрозы не обязательно должен совпадать с предметом конкретной системы, которую защищает индивид [46]; системная угроза в одной сфере жизни человека может привести к усилению обоснованности системы в другой сфере.

    Множество различных идеологий и верований могут служить оправданием системы. Точно так же, как человек может одобрить шкалу обоснования гендерной системы, выражая широкое убеждение в том, что гендерные отношения в обществе справедливы, можно также полагаться на свою политическую ориентацию [41], дополнительные стереотипы о мужчинах и женщинах [35] или эссенциалистские объяснения причин. гендерные различия [47] для оправдания гендерного статус-кво. Точно так же Модель отдельных сфер предлагает, чтобы SSI выполняла эту функцию обоснования системы для тех, кто ее поддерживает.Исследование гипотезы несоответствия статуса предполагает, что активные женщины и скромные мужчины подвергаются наказанию на рабочем месте, потому что эти наказания служат защите гендерной иерархии [48–49]. Модель отдельных сфер, напротив, утверждает, что как мужчины, так и женщины, пересекающие сферы, подвергаются наказанию на рабочем месте за нарушение гендерных социальных ролей, и эти наказания служат для защиты традиции отдельных, гендерных сфер.

    Потенциальная оправдывающая система функция SSI имеет важные последствия для гендерного неравенства в обществе.Исследования показали, что системное оправдание побуждает людей не только мириться с несправедливостью в обществе, но и активно сопротивляться переменам [50–51]. Чтобы социологи могли разработать эффективные меры вмешательства, способные уменьшить неравенство, мы должны сначала понять, в какой степени сопротивление людей потенциальным вмешательствам коренится в их психологической мотивации отстаивать статус-кво. Например, в контексте экологической политики люди, которые испытывали более сильные потребности в обосновании системы, с большей вероятностью отрицали изменение климата и выступали против проэкологической политики [52].Однако, когда эта проэкологическая политика была оформлена как патриотическая и согласованная с защитой статус-кво, а не изменением статус-кво, последствия системного оправдания были устранены. Таким образом, степень, в которой SSI принимает функциональную форму оправдывающей систему идеологии, не является просто предметом научных дискуссий. Эта функциональная форма имеет важное значение для степени, в которой возможен прогресс в направлении гендерного равенства, а также для конкретных стратегий, которые могут быть успешными в этом стремлении.В исследовании 3 мы показываем, что люди усиливают свою поддержку SSI в ответ на системную угрозу, предполагая, что SSI является мотивированной, оправдывающей систему идеологией, которую люди активно используют для защиты и сохранения гендерного неравенства в обществе. Мы также показываем, что эффект от манипуляции системной угрозой исчезает после того, как люди выражают свои убеждения в отдельных сферах, предполагая, что SSI выполняет паллиативную функцию, удовлетворяя повышенную потребность человека в оправдании системы.

    Гипотеза 6 (Обоснование системы): Участники, подверженные системным угрозам, будут иметь более высокие баллы SSI, чем участники, не подверженные системным угрозам. Системная угроза не повлияет на последующие меры политического отношения после того, как участники заполнят шкалу SSI.

    В трех исследованиях, включающих семь выборок и 1138 участников, мы сначала проверяем шкалу для измерения поддержки отдельными людьми идеологии отдельных сфер. В исследованиях 1–3 мы показываем, что отношения и поведение, характеризующие гендерное неравенство, систематически предсказываются индивидуальными различиями в одобрении SSI (представленных гипотезами 1–5).В исследовании 3 мы также показываем, что поддержка SSI людьми систематически меняется в зависимости от ситуации, а именно, действуя как мотивированная, оправдывающая систему идеология (представленная гипотезой 6).

    Общее обсуждение

    Мы представили идеологию отдельных сфер как психологический конструкт, характеризующийся индивидуальными различиями и мотивированной функцией обоснования системы, операционализировали SSI с новой мерой шкалы и смоделировали SSI как предсказатель важных результатов, связанных с гендерная дискриминация и неравенство в обществе.

    Во-первых, мы разработали шкалу идеологии отдельных сфер, которая является надежным и действенным средством измерения поддержки SSI отдельными лицами. Шкала SSI показала высокую надежность и согласованные психометрические свойства во всех семи выборках. Это было немалым подвигом, учитывая, что исследование включало две выборки студентов, три выборки разных взрослых американцев, одну выборку взрослых, имеющих работу, и одну выборку взрослых с руководящими обязанностями на своей работе. Надежность шкалы и последовательность результатов подтверждают предложение модели отдельных сфер, согласно которому одобрение SSI следует характеризовать как индивидуальное различие.

    Во-вторых, шкала SSI продемонстрировала сходящуюся достоверность и инкрементную прогнозируемую достоверность. Показатели SSI коррелировали в прогнозируемом направлении с широким спектром современных, концептуально связанных показателей. Шкала SSI также предсказывала важные отношения и поведение, выходящие за рамки воздействия существующих психологических показателей. И SSI как психологическая конструкция, и шкала SSI как мера, похоже, способствуют нашему пониманию гендерного неравенства способами, которых не достигают существующие теоретические и измерительные подходы к изучению гендерных отношений.

    В-третьих, мы поддержали утверждение модели отдельных сфер о том, что SSI имеет важное значение для гендерного неравенства в обществе. Мы обнаружили, что поддержка SSI людьми была связана с более сильным противодействием политике, которая могла бы облегчить давление ухода, с которым сталкиваются многие женщины, позволить мужчинам извлекать больше пользы из семейной жизни и уменьшить экономическое неравенство, которое ставит женщин в невыгодное положение (Гипотеза 2). Поддержка SSI была также связана с дискриминационными действиями руководителей в отношении сотрудников, выполняющих обязанности по уходу (гипотеза 5).Эти результаты представляют два типа результатов работы на рабочем месте с разбивкой по полу, для которых подход индивидуального различия модели отдельных сфер находится в уникальном положении, поскольку существующий доминирующий подход к результатам на рабочем месте с учетом гендерного фактора сосредоточен на негативной реакции на гендерное поведение отдельных целей. Оценки SSI также предсказывали гендерное распределение доходов в семьях (гипотеза 3), и они предсказывали собственное участие людей в работе и домашних сферах в их повседневной жизни (гипотеза 4).Это важные реальные результаты, которые выходят за рамки простого прогнозирования масштабных мер с помощью других масштабных мер. Все эти результаты демонстрируют существенную (и методологическую) полезность модели отдельных сфер.

    В-четвертых, мы предоставили экспериментальную поддержку новой гипотезе о том, что идеология отдельных сфер принимает функциональную форму идеологии, оправдывающей систему. Системная угроза в двух различных формах заставила участников усилить свою поддержку SSI. Выражение их убеждений в отдельных сферах также, казалось, служило паллиативной функции для участников, помогая им разрешить их повышенную потребность в системном обосновании.Результаты этих исследований показывают, что SSI - это не просто пассивный набор установок, которые люди придерживаются в отношении надлежащих гендерных ролей, но мотивирован и активно используется участниками для защиты и оправдания гендерного статус-кво. Более того, эти результаты заслуживают особого внимания, потому что рассматриваемые угрозы никоим образом не были нацелены на гендерные роли. В угрожающей газетной статье в Исследовании 3а обсуждался социальный, экономический и политический упадок Соединенных Штатов, а в угрожающей статье в Исследовании 3b обсуждался провал американской мечты.Несмотря на то, что ни одна из этих манипуляций не угрожала традиционным гендерным ролям, участники ответили на эти угрозы, усилив свою опору на идеологию, которая оправдывает и продвигает гендерную сегрегацию в обществе. Этот вывод свидетельствует о том, что в повседневной среде существует множество возможностей вызвать системные угрозы и усилить поддержку SSI.

    В-пятых, результаты этих исследований, подтверждающих новые гипотезы модели отдельных сфер, характеризовались экологической обоснованностью как с точки зрения выборки, так и с точки зрения результатов.Участниками пяти из семи выборок были взрослые, которые ежедневно принимают решения о работе и семье. Исследование 2d, в частности, включало людей, которые имеют право принимать решения о приеме на работу в отношении других работников, включая разрешение на отпуск и другие возможности гибкости. Кроме того, влияние SSI не ограничивалось лабораторными измерениями, которые не могут быть распространены на поведение в реальном мире. Подтверждение SSI предсказывало гендерное участие мужчин и женщин в работе и домашних сферах в их повседневной жизни, сообщаемое распределение доходов в семьях участников и самоотчетное дискриминационное поведение руководителей на рабочем месте.Эти результаты подтверждают предположение модели отдельных сфер о том, что SSI имеет важное отношение к гендерному неравенству, и предполагают, что эта взаимосвязь является устойчивой.

    Наконец, результаты согласуются с результатами предыдущих исследований, которые продемонстрировали, что женщины часто поддерживают традиционные гендерные отношения наравне с мужчинами. В частности, с формами сексизма с нюансами и более позитивным тоном (такими как доброжелательный сексизм и идеология отдельных сфер) женщины могут и придерживаются сексистских убеждений почти так же часто, как и мужчины.По семи выборкам в этом проекте мы обнаружили, что, хотя средний балл мужчин несколько выше, чем у женщин, распределение баллов мужчин и женщин довольно сильно перекрывается. Возможно, это помогает объяснить стойкость этой системы убеждений с течением времени.

    Мы предложили, чтобы идеология отдельных сфер рассматривала домашнюю и общественную сферы как равноценные, даже при том, что де-факто настаивает на их разделении по половому признаку. Однако также верно и то, что общественная сфера в нашем обществе более высоко ценится с финансовой точки зрения, при этом большая часть домашнего труда неоплачивается.Пока не ясно, считают ли люди, поддерживающие SSI, эти две сферы одинаково ценными для общества, или же общественную сферу по своей сути более ценную, но используют ли они риторику «раздельно, но равноправно» как способ поддержать гендерные институты. Для изучения этих возможностей необходимы дальнейшие исследования.

    В целом результаты этих исследований показывают, что модель отдельных сфер предлагает концептуальные и методологические преимущества в дополнение к существующим подходам к психологическому исследованию гендерного неравенства.Подход, основанный на предписывающих стереотипах и негативной реакции, оказался чрезвычайно плодотворным и во многом послужил источником вдохновения для этой работы. Однако измерение гендерной идеологии как индивидуального различия и моделирование ее в качестве предиктора гендерных результатов позволяет психологам исследовать гендерные результаты по-новому и повышает ценность существующих эмпирических подходов. Результаты этих исследований демонстрируют, что индивидуальные и ситуативные вариации в одобрении SSI систематически предсказывают результаты, которые имеют значение для гендерного неравенства.Такой подход позволит социальным психологам исследовать антецеденты и психологические процессы, лежащие в основе идеологии отдельных сфер, и разрабатывать новые меры для смягчения ее пагубных последствий. Эти вмешательства могут включать в себя такие стратегии, как тренинг по устранению предубеждений, используемый для ослабления эффектов неявных ассоциаций (см., Например, [58]), организационные факторы, ограничивающие степень проявления убеждений SSI при принятии решений на рабочем месте (см., Например, [59]), стратегии формирования сообщений, которые уменьшают угрозу для системы (см., E.g., [52]) или правовые реформы, направленные на сокращение дискриминации [60–61].

    До сих пор социальные психологи не использовали SSI как меру индивидуальных различий. Возможности использования шкалы SSI многочисленны. Например, будущие исследования могут изучить роль SSI на рабочих местах, включая степень, в которой индивидуальное одобрение SSI взаимодействует со структурными аспектами рабочего места и ведет к большей дискриминации и неравенству внутри организаций. Модель отдельных сфер предсказывает, что при определенных рабочих условиях одобрение SSI со стороны руководителей играет определенную роль в стигме гибкости и дискриминации в отношении семейных обязанностей.Исследователи могут также исследовать одобрение SSI на протяжении всей жизни; Знакомство с гендерными сообщениями в средствах массовой информации и других местах в раннем детстве может повлиять на развитие этого мировоззрения. Исследователи могли изучить роль SSI в политических институтах; средняя поддержка SSI в округе может снизить выдвижение женщин в качестве политических кандидатов. Наконец, исследователи могут исследовать более тонкие стимулирующие эффекты на одобрение отдельными людьми отдельных сфер, например, изменения в баллах SSI после воздействия сексистской рекламы.Таким образом, модель отдельных сфер, которая концептуализирует SSI как идеологию, характеризующуюся индивидуальными различиями и функцией обоснования системы, открывает двери для исследователей, стремящихся изучить психологические предпосылки, процессы и последствия поддержки гендерных сфер.

    Взгляды ученых и общественности на науку и общество

    Разработка результатов опроса членов AAAS

    Научные инновации глубоко укоренились в жизни страны - в экономике, в основных политических решениях, касающихся того, как люди заботятся о себе и используют окружающие их ресурсы, а также в высших сферах воображения американцев.Опрос граждан, проведенных новым исследовательским центром Pew Research Center, и репрезентативная выборка ученых, связанных с Американской ассоциацией содействия развитию науки (AAAS), показывают мощные перекрестные течения, которые одновременно признают достижения ученых и выявляют серьезные разногласия между учеными и гражданами в целом ряде областей науки. инженерно-технические вопросы. В этом отчете представлены следующие основные выводы:

    Наука занимает почетное место среди граждан и профессионалов. Американцы признают достижения ученых в ключевых областях, и, несмотря на серьезные споры о роли правительства в других сферах, государственные инвестиции в научные исследования пользуются широкой общественной поддержкой.

    Ключевые данные:

    В то же время как общественность, так и ученые критически относятся к качеству естественных наук, технологий, инженерии и математики (предметов STEM) в классах K-12.

    Ключевые данные:

    Несмотря на во многом схожие взгляды на общее место науки в Америке, граждане и ученые часто видят связанные с наукой проблемы разными глазами. Их взгляды сильно разнятся по множеству вопросов.

    Ключевые данные:

    • Большинство населения (57%) считает, что генетически модифицированные (ГМ) продукты, как правило, небезопасны для употребления , в то время как 37% считают, что такие продукты безопасны; Напротив, 88% ученых AAAS считают, что генетически модифицированные продукты в целом безопасны на . Разрыв между гражданами и учеными в том, что они считают ГМ-продукты безопасными, составляет 51 процентный пункт. Это самая большая разница во мнениях между общественностью и учеными.
    • Граждане разделились в отношении исследований на животных: 47% поддерживают и 50% выступают против использования животных в научных исследованиях. Напротив, подавляющее большинство ученых (89%) предпочитают исследования на животных. Разница в доле, отдавшей предпочтение такому исследованию, составляет 42 процентных пункта.
    • В некоторых областях, таких как энергия, различия между группами не имеют единого направления - они могут варьироваться в зависимости от конкретной проблемы.Например, 52% граждан выступают за разрешение большего количества морского бурения, в то время как меньше ученых AAAS (32%), для сравнения, выступают за расширение бурения. Разрыв в поддержке морского бурения составляет 20 процентных пунктов. Но когда дело доходит до ядерной энергетики, разрыв идет в противоположном направлении. Сорок пять процентов граждан выступают за строительство новых атомных электростанций, в то время как 65% ученых AAAS поддерживают эту идею.
    • Единственный из 13 сравниваемых выпусков, в котором различия между двумя группами особенно скромны, - это космическая станция.Полностью 64% общественности и 68% ученых AAAS считают космическую станцию ​​хорошей инвестицией для страны; разница в четыре процентных пункта.
    По сравнению с тем, что было пять лет назад, и граждане, и ученые менее оптимистичны в отношении научного предприятия. Граждане по-прежнему в целом положительно оценивают место научных достижений США и их влияние на общество, но немного больше отрицательно, чем пять лет назад. И хотя большинство ученых считают, что сейчас хорошее время для науки, они менее оптимистичны, чем пять лет назад.Большинство ученых считают, что политические нормы в отношении землепользования, а также чистого воздуха и воды не всегда руководствуются лучшими научными данными.

    Ключевые данные:

    • В то время как большинство населения положительно оценивает научные достижения США, доля тех, кто считает, что научные достижения США являются лучшими в мире или выше среднего, сегодня снизилась на 11 пунктов до 54% ​​по сравнению с 65% в 2009 году.
    • 79% граждан говорят, что наука облегчила жизнь большинству людей, и только 15% говорят, что она сделала жизнь сложнее. Однако сегодня баланс мнений несколько менее положительный, чем в 2009 году, когда положительные взгляды опередили отрицательные на 83–10%. Похожая картина наблюдается в представлениях о влиянии науки на качество здравоохранения, питания и окружающей среды. В каждом случае, хотя большинство взрослых видят в науке положительный эффект, наблюдается небольшой рост доли негативных взглядов.
    • 52% ученых AAAS считают, что сейчас хорошее время для науки, что на 24 процентных пункта меньше, чем 76% в 2009 году. Точно так же доля ученых, которые говорят, что это, как правило, хорошее время для их научной специальности, снизилась с 73% в 2009 году до 62% сегодня. И доля ученых AAAS, которые считают, что это хорошее или очень хорошее время, чтобы начать карьеру в своей области, сейчас составляет 59% по сравнению с 67% в 2009 году.
    • Только 15% ученых считают, что при выборе политики в отношении землепользования большую часть времени или всегда руководствуются передовыми научными достижениями; 27% считают, что лучшая наука часто руководит правилами, касающимися чистого воздуха и воды; 46% считают, что передовые научные данные часто используются в правилах безопасности пищевых продуктов, и 58% говорят то же самое, когда речь идет о правилах, касающихся новых лекарств и методов лечения.

    Это некоторые из результатов новой пары опросов, проведенных исследовательским центром Pew Research Center в сотрудничестве с AAAS. Опрос населения проводился по стационарному и сотовому телефону 15-25 августа 2014 г. с репрезентативной выборкой из 2 002 взрослых по всей стране. Допустимая погрешность выборки для результатов, основанных на всех взрослых, составляет плюс-минус 3,1 процентных пункта. Опрос ученых основан на репрезентативной выборке из 3748 американских членов AAAS; Опрос проводился онлайн с сентября.11–13 октября 2014 г.

    Между широкой общественностью и учеными существует значительный разрыв во мнениях по целому ряду вопросов науки и технологий

    Взгляды граждан и ученых резко расходятся по целому ряду вопросов науки, техники и технологий. Мнения расходятся по всем 13 вопросам, по которым возможно прямое сравнение. Разница менее 10 процентных пунктов наблюдается только в двух из 13 стран.

    Наибольшие различия между общественностью и учеными AAAS заключаются в представлениях о безопасности употребления генетически модифицированных (ГМ) продуктов.Почти девять из десяти (88%) ученых считают, что употребление ГМО-продуктов в целом безопасно, по сравнению с 37% населения в целом, разница в 51 процентный пункт. Одна из возможных причин разрыва: когда речь идет о ГМ-культурах, две трети населения (67%) говорят, что ученые не имеют четкого представления о последствиях для здоровья.

    В главе 3 более подробно рассматривается отношение общественности и ученых к каждому из этих вопросов, а также несколько тем, которые задаются только широкой публике, включая доступ к экспериментальным методам лечения, биоинженерии и генетических модификаций.

    И общественность, и ученые смотрят на научные достижения США в позитивном свете. Но они критически относятся к STEM-образованию в K-12.

    Несмотря на различия во взглядах на ряд тем биомедицинских и физических наук, как общественность, так и ученые дают относительно высокие оценки научным достижениям страны и значительно более низкие оценки школьному образованию в области естественных наук, технологий, инженерии и математики (известного как КОРЕНЬ). Только 16% ученых AAAS и 29% взрослого населения рассматривают STEM-образование в K-12 в США.С. быть лучшим или выше среднего по сравнению с другими промышленно развитыми странами. Для сравнения, обе группы рассматривают научные достижения и лечение США в более позитивном свете.

    Около половины американцев (54%) считают научные достижения США выше среднего или одними из лучших в мире. Единственный аспект американского общества, получивший более высокую оценку, - это военная система США (77%). Около половины (51%) также рассматривают лечение в США как на высшем уровне по сравнению с другими промышленно развитыми странами.Общественное мнение о K-12 STEM заметно более негативно: 29% считают, что он лучший или выше среднего, 39% считают, что он средний, а еще 29% говорят, что он ниже среднего. (Подробнее об общественных оценках ключевых институтов и отраслей, включая экономику, здравоохранение и политическую систему, см. В главе 2.)

    По сравнению с широкой публикой, ученые еще более позитивно оценивают место научных достижений США. Девять из десяти (92%) ученых AAAS считают научные достижения в США.С. быть лучшим в мире (45%) или выше среднего (47%). Ученые также в значительной степени положительно относятся к глобальному статусу медицинского лечения в США (64% считают, что оно является лучшим в мире или выше среднего), а также к другим аспектам науки и технологий, включая докторантуру (87%), передовые фундаментальные исследования. (87%) и отраслевые исследования и разработки инноваций (81%).
    Только 16% ученых говорят то же самое о K-12 STEM.

    Среди ученых общественное мнение о науке - или его отсутствие - широко считается основной (84%) или второстепенной (14%) проблемой для данной области.

    И когда его спросили о четырех возможных причинах ограниченности научных знаний общественности, три четверти ученых AAAS в новом опросе ответили, что недостаточное образование в K-12 STEM является основным фактором.

    граждан по-прежнему в целом положительно относятся к достижениям американской науки и ее влиянию на общество, но немногим больше отрицательно, чем пять лет назад. Ученые также в целом настроены позитивно, но менее оптимистично, чем пять лет назад.

    Ряд вопросов, заданных в этих новых опросах, повторяют вопросы, которые Исследовательский центр Pew задавал гражданам и ученым в 2009 году.В ключевых областях и общественность, и ученые AAAS сегодня менее оптимистичны.

    В обществе восприятие научного предприятия и его вклада в общество, хотя и в значительной степени положительное, менее радужно, чем пять лет назад. Меньшее количество граждан считает научный вклад США высшим по сравнению с другими странами. И хотя большинство взрослых видят положительный вклад науки в жизнь в целом и в качество здравоохранения, питания и окружающей среды, наблюдается небольшой рост негативных взглядов в каждой области.Точно так же большинство граждан говорят, что государственные инвестиции в исследования окупаются в долгосрочной перспективе, но немногие более скептически относятся к преимуществам государственных расходов сегодня, чем в 2009 году. Хотя по некоторым из этих мер изменения незначительны, доля выражает негативные мнения по каждому из них. сегодня немного больше, чем в 2009 году.

    Взгляды ученых изменились в том же направлении. Хотя сегодня ученые в основном положительно оценивают состояние науки и свои научные специальности, они менее оптимистичны, чем в 2009 году, когда Pew Research провела предыдущий опрос членов AAAS.Спад широко распространен среди ученых AAAS независимо от дисциплины и сектора занятости.

    Восприятие научных достижений США

    В целом 54% взрослых считают научные достижения США лучшими в мире (15%) или выше среднего (39%) по сравнению с другими промышленно развитыми странами. Из семи оцененных аспектов американского общества только один был воспринят более благоприятно: армия США. Однако по сравнению с 2009 годом доля заявлений о том, что научные достижения США являются лучшими в мире или выше среднего, снизилась на 11 пунктов, с 65% в 2009 году до 54% ​​сегодня.Сейчас многие считают научные достижения США «средними» в глобальном контексте (рост с 26% в 2009 году до 34% сегодня) или «ниже среднего» (рост незначительно с 5% в 2009 году до 9% сегодня). Восприятие некоторых других ключевых секторов, включая здравоохранение США, также упало за этот период. См. Подробности в главе 2.

    Партизанские группы склонны придерживаться схожих взглядов на научные достижения США, и падение рейтингов научных достижений США с 2009 года произошло по всему политическому спектру.

    Однако когда дело доходит до политических предписаний, возникает разногласие. В отдельном отчете Pew Research Center, опубликованном в этом месяце, говорится, что демократы с большей вероятностью, чем республиканцы, будут отдавать приоритет «поддержке научных исследований» президента и Конгресса в следующем году. Более молодые люди также чаще, чем их старшие, считают, что поддержка научных исследований должна быть главным приоритетом для президента и нового Конгресса.

    Влияние науки на общество

    В целом американская общественность склонна рассматривать влияние науки на общество в положительном свете.79% граждан говорят, что наука облегчила жизнь большинству людей, и только 15% говорят, что она усложнила жизнь. Однако сегодня баланс мнений несколько менее положительный, чем в 2009 году, когда положительные взгляды опередили отрицательные на 83–10%.

    Аналогичным образом, большинство взрослых считают, что влияние науки на качество здравоохранения, продуктов питания и окружающей среды в США в основном положительное, как и в 2009 году. Увеличилась доля заявлений о том, что наука оказала отрицательное влияние в каждой области. немного.Например, 79% взрослых говорят, что наука оказала положительное влияние на качество здравоохранения, по сравнению с 85% в 2009 году, в то время как негативные мнения выросли с 10% в 2009 году до 18% сегодня.

    Предполагаемый вклад ученых, инженеров и врачей в общество

    Согласно отчету Pew Research за 2013 год, военные возглавляют список из 10 профессиональных групп, которые, как считается, вносят «большой вклад» в жизнь общества (78%), за ними следуют учителя (72%), врачи (66%), ученые ( 65%) и инженеры (63%).Порядок оценок для каждой из 10 групп в 2013 году был примерно таким же, как и в 2009 году, хотя общественная оценка некоторых профессий несколько снизилась.

    Общественная оценка вклада ученых упала на 5 пунктов с 70% в 2009 году до 65% в 2013 году с соответствующим ростом до 8% среди тех, кто говорит, что ученые вносят «не очень много» или «совсем ничего» по сравнению с 5% в 2009 году. Взгляды на вклад врачей упали на 3 пункта с 69% в 2009 году до 66% в 2013 году.У инженеров остались примерно такие же (64% в 2009 году и 63% в 2013 году).

    Взрослые в возрасте до 50 лет и выпускники колледжей, как правило, более оптимистично оценивают ученых, инженеров и врачей. Партизанские и идеологические расхождения были обнаружены во взглядах на вклад ученых и инженеров, но не во взглядах на врачей. Подробнее см. «Общественное уважение к военным по-прежнему высоко» от 11 июля 2013 г.

    Когда дело доходит до еды, 62% американцев говорят, что наука оказала в основном положительный эффект, в то время как 34% говорят, что наука в основном оказала отрицательное влияние на качество еды.Баланс мнений по этому поводу несколько менее радужный по сравнению с 2009 годом, когда положительные мнения опередили отрицательные на 66–24%.

    Точно так же сегодня все больше людей говорят, что наука оказала положительное (62%), чем отрицательное (31%) влияние на качество окружающей среды. Но баланс мнений по этому вопросу несколько изменился по сравнению с 2009 годом, когда 66% заявили, что наука оказала положительный эффект, а 23% - отрицательный.

    Эти скромные изменения с течением времени произошли как среди республиканцев (включая независимых сторонников республиканцев), так и среди демократов (включая независимых сторонников демократов).Однако взгляды республиканцев на влияние науки на здравоохранение и питание изменились больше, чем у демократов.

    И республиканцы, и демократы изменили свои оценки влияния науки на качество окружающей среды примерно на одинаковую величину; когда дело доходит до общего воздействия науки на окружающую среду, нет существенных различий по партийной принадлежности. Две трети (66%) республиканцев и независимых сторонников Республиканской партии говорят о влиянии науки на качество окружающей среды в США.С. был в основном положительным, как и 61% демократов и независимых, которые склоняются к Демократической партии. (Подробный анализ отношения политических групп к темам науки и технологий будет опубликован позднее в этом году).

    Государственная поддержка финансирования исследований с 2009 года

    Большинство населения видит общественные выгоды в государственных инвестициях в науку и инженерные исследования. Примерно семь из десяти взрослых говорят, что государственные инвестиции в инженерное дело и технологии (72%), а также в фундаментальные научные исследования (71%) окупаются в долгосрочной перспективе, в то время как меньшинство считает, что такие расходы того не стоят (22% и 24 человека). %, соответственно).Положительные взгляды на ценность государственных инвестиций в каждой области примерно такие же, как и в 2009 году, хотя отрицательные взгляды на то, что такие расходы не стоят того, поднялись на 5 баллов по инженерным и технологическим исследованиям и на 6 баллов по фундаментальным научным исследованиям.

    Взгляды на роль государственного финансирования по сравнению с частными инвестициями показывают устойчивую поддержку государственных инвестиций (61% в 2014 году и 60% в 2009 году), но есть небольшой рост во мнении, что частные инвестиции без государственных средств будут достаточно для обеспечения научного прогресса (с 29% в 2009 г. до 34% сегодня).Незначительная разница во времени проистекает из того, что сегодня мнения выражают больше, чем пять лет назад.

    Смешанные представления о степени научного консенсуса

    Широкая публика склонна придерживаться смешанных мнений о степени, в которой, по их мнению, существует научный консенсус по трем актуальным научным темам - теории «большого взрыва», изменению климата и эволюции.

    На вопрос, верят ли ученые, что Вселенная была создана в результате одного насильственного события, часто называемого «Большой взрыв», около четырех из десяти (42%) ответили утвердительно, а около половины (52%) ответили, что мнения ученых по этому поводу разделились. проблема.

    Когда дело доходит до изменения климата и эволюции, большинство взрослых считают, что ученые в целом согласны с тем, что Земля становится теплее из-за деятельности человека (57%) или что люди эволюционировали с течением времени (66%), хотя и составляет значительное меньшинство. видят ученых разделенными по каждому из них. Представления о позиции научного сообщества как в отношении изменения климата, так и в отношении эволюции, как правило, связаны с индивидуальными взглядами на проблему.

    Ученые по-прежнему в значительной степени позитивны, но менее оптимистичны в отношении состояния науки сегодня, чем пять лет назад.

    Общие оценки ученых в этой области, хотя и в основном положительные, менее оптимистичны, чем они были в 2009 году, когда Pew Research провела предыдущий опрос членов AAAS.

    Сегодня около половины ученых AAAS (52%) говорят, что это хорошее время для науки, что на 24 процентных пункта меньше, чем три четверти (76%) в 2009 году.

    Ученые по сравнению с ними более позитивны, когда дело доходит до состояния их научной специальности. Но и здесь ученые менее радужны в своих оценках, чем пять лет назад: 62% ученых AAAS считают, что сейчас хорошее время для их специальности, что на 11 процентных пунктов меньше, чем в 2009 году.

    Эти более оптимистичные оценки встречаются среди ученых AAAS во всех дисциплинах, среди тех, кто занимается как фундаментальными, так и прикладными исследованиями, и среди всех типов работодателей.

    Около 59% ученых AAAS считают, что это хорошее или очень хорошее время, чтобы начать карьеру по своей специальности, по сравнению с 67% в 2009 году. Оценка состояния своей специальности для новых абитуриентов примерно такая же, как в 2009 году для тех, кто заинтересован в этом. прикладных исследований (71% в 2009 году и 69% сегодня считают, что это хорошее или очень хорошее время), но среди тех, кто занимается фундаментальными исследованиями, этот показатель снизился на 15 процентных пунктов, с 63% в 2009 году до 48% сегодня, которые считают, что это хорошее или очень хорошее время. очень хорошее время, чтобы начать карьеру по специальности.

    Существует ряд возможных причин для менее оптимистичных оценок ученых за этот период, включая различный экономический и политический контекст, повышенную обеспокоенность ученых по поводу условий финансирования исследований и, возможно, то, что ученые считают ограниченным влиянием, которое оказывает их работа. о правилах политики.

    83% ученых AAAS сообщают, что получить федеральное финансирование исследований сегодня сложнее, чем пять лет назад. Более четырех из десяти говорят то же самое о финансировании отрасли (45%) и финансировании частных фондов (45%) по сравнению с тем, что было пять лет назад.Кроме того, когда их попросили рассмотреть каждую из семи потенциальных проблем как «серьезную проблему для проведения высококачественных исследований сегодня», 88% ученых AAAS ответили, что отсутствие финансирования фундаментальных исследований является серьезной проблемой, значительно большей, чем любая другая проблема. другие вопросы рассмотрены.

    Ученые в лучшем случае неоднозначно относятся к влиянию исследовательского предприятия на четыре области государственного регулирования. Большинство ученых AAAS (58%) говорят, что лучшая научная информация определяет правительственные постановления о новых лекарствах и методах лечения, по крайней мере, большую часть времени, в то время как около четырех из десяти (41%) говорят, что такая информация регулирует нормативные акты только в некоторых из них. время или никогда.Мнения о влиянии научной информации на правила безопасности пищевых продуктов более неоднозначны: 46% говорят, что лучшая информация направляет правила всегда или большую часть времени, и немного большая доля (52%) говорит, что это делается только иногда или никогда. Ученые в значительной степени пессимистичны в отношении того, что лучшая информация определяет правила, когда речь идет о правилах в отношении чистого воздуха и воды или правилах землепользования: 72% и 84% соответственно говорят, что это происходит лишь иногда или никогда.

    Мнения ученых о влиянии исследований на государственное регулирование в каждой области, как правило, связаны с их взглядами на состояние научной среды в целом.

    Например, те, кто видит более частое влияние научных открытий на правила землепользования, также склонны более оптимистично оценивать состояние науки сегодня; 62% считают, что сейчас хорошее время для науки. Для сравнения, те, кто говорит, что лучшая наука руководит правилами землепользования только примерно в случаях или никогда не , менее позитивны. Половина (50%) этой группы считает, что это хорошее время, и равная доля считает, что это плохое время для науки в целом. Такая же закономерность сохраняется для каждого из четырех типов нормативных актов, рассмотренных в обзоре.Ученые, которые ощущают более частое влияние передовой науки на нормативные акты, также с большей вероятностью скажут, что это хорошее время для науки, по сравнению с учеными, которые видят менее частое влияние лучшей научной информации на правила политики.

    Дорожная карта к отчету
    Что такое AAAS?

    Американская ассоциация развития науки (AAAS) - крупнейшее в мире общенаучное общество, и как таковое объединяет все дисциплины в научном сообществе.Основанный в 1848 году, AAAS издает Science, один из самых широко распространяемых рецензируемых научных журналов в мире. Это международная некоммерческая организация, миссия которой в широком смысле определяется как «продвижение науки, техники и инноваций во всем мире на благо всех людей».

    В оставшейся части этого отчета подробно описываются выводы, касающиеся взглядов общественности и ученых на темы науки, техники и технологий. В главе 1 кратко излагаются соответствующие исследования исследовательского центра Pew и рассматриваются некоторые ключевые предостережения и опасения при проведении исследований в этой области.В главе 2 рассматриваются общие взгляды на науку и общество, имидж США как мирового лидера, предполагаемый вклад науки в общество и взгляды на государственное финансирование научных исследований. В главе 3 рассматриваются взгляды и убеждения по ряду биомедицинских и физических наук. Он фокусируется на сравнении между общественностью и учеными AAAS, а также охватывает отношение общественности к доступу к экспериментальным лекарствам, биоинженерии искусственных органов, генетическим модификациям и восприятию научного консенсуса.В главе 4 исследуются взгляды ученых AAAS на научное предприятие, проблемы и проблемы, с которыми сталкивается научное сообщество, а также проблемы для тех, кто только начинает карьеру в науке. Он также включает в себя опыт и общие характеристики ученых AAAS, участвовавших в опросе. В приложениях представлен подробный отчет о методологии, использованной в каждом опросе, а также полные формулировки вопросов и частотные результаты для каждого вопроса в этом отчете.

    Об этом отчете

    Этот отчет основан на двух опросах, проведенных исследовательским центром Pew Research Center в сотрудничестве с Американской ассоциацией содействия развитию науки (AAAS).В нем рассматриваются взгляды широкой общественности и ученых на место науки в американской культуре, их взгляды на основные вопросы, связанные с наукой, и на роль науки в государственной политике.

    Это первый из нескольких отчетов, в которых анализируются данные этой пары опросов. В этом отчете основное внимание уделяется сравнению взглядов широкой общественности и ученых AAAS в целом. В последующих отчетах, запланированных на конец этого года, будут более подробно проанализированы мнения широкой общественности, особенно по демографическим, религиозным и политическим подгруппам.Некоторые результаты опроса ученых AAAS будут представлены в последующем отчете в середине февраля.

    Полевые исследования для обоих опросов проводились Princeton Survey Research Associates International. Контакт с членами AAAS, приглашенными для участия в опросе, осуществлялся сотрудниками AAAS с помощью Princeton Survey Research Associates International; AAAS также покрыла часть расходов, связанных с рассылкой участников. Все остальные расходы на проведение пары опросов взял на себя исследовательский центр Pew Research Center.Pew Research несет всю ответственность за содержание, дизайн и анализ опроса членов AAAS и опроса широкой общественности.

    Благодарности

    Особая благодарность Жанне Браха и Тиффани Лохуотер из AAAS, которые способствовали взаимодействию между Pew Research и сотрудниками AAAS для проведения опроса участников, и Яну Кингу, директору по маркетингу AAAS, а также Элизабет Саттлер и Джулианне Вильге, которые подготовили случайная выборка членов и рассылка всех контактов с членами AAAS, выбранными для участия.Мы также благодарны команде Princeton Survey Research International, которая руководила сбором данных для двух опросов.

    Дезинформация о науке в публичной сфере

    В начале 2020 года пандемия COVID-19 вызвала острую потребность не только в научной информации и консультациях, но и в политических предложениях, которые помогли сдержать распространение вируса, сведя к минимуму экономические и другие проблемы. побочные социальные эффекты. Реакция исследования была беспрецедентной.Всего через год PubMed возвращает более 100 000 публикаций, в 10 раз больше, чем публикаций по Эболе или Зика, и почти столько же, сколько было выпущено за 200 лет работы по гриппу.

    Некоторые рассматривали кризис COVID-19 в первую очередь как кризис дезинформации, последовавший за более длительной тенденцией «разложения истины» (1): то есть набор запутанных и противоречивых сообщений, которые ставят под сомнение факты, стирают грань между фактами и мнениями и отклонить ранее уважаемые источники информации как просто политические интересы, продвигающие партийную повестку дня.Всемирная организация здравоохранения зашла так далеко, что предостерегла от «инфодемии… переизбытка информации - часть точной, а часть нет - из-за которой людям трудно найти заслуживающие доверия источники и надежные рекомендации, когда они в этом нуждаются» (2).

    Но, конечно, информационная среда вокруг COVID-19 продолжает оставаться очень сложной. С самого начала пандемии наука развивалась с головокружительной скоростью и находилась под пристальным вниманием общественности. Влиятельные журналы опубликовали исследования только для того, чтобы вскоре отозвать их.И научное сообщество столкнулось с дилеммой исправления дезинформации, которая, как они знали, была ложной, в науке, которая появлялась и продолжала производить новые, а иногда и противоречивые результаты в ближайшие месяцы (3).

    Уроки COVID-19 ставят исследователей и практиков в области научных коммуникаций в трудное положение. Если мы не повысим научную грамотность, лежащую в основе нашего общественного и политического дискурса, как мы сможем разобраться в сложных проблемах, с которыми мы сталкиваемся? Мы не можем устанавливать политику или принимать информированные решения как граждане, если мы не согласны с общим набором фактов и не доверяем общей области знаний в качестве основы для разговора.В то же время дезинформация и дезинформация - явление многогранное. Диагностика, понимание и оценка проблемы и ее потенциальных решений осложняются множеством факторов, включая фундаментальную трансформацию нашей информационной экологии, расширение партийных разногласий, человеческие тенденции к мотивированной обработке информации и даже несовершенные стимулы в рамках научной системы (4). ). Короче говоря, COVID-19 убедительно иллюстрирует, почему создание актуальной для практикующих базы фактических данных для общения о науке и ее влиянии на общественность является более актуальным и более сложным, чем когда-либо.

    В ответ на эти сложности данный сборник статей представляет доклад о коллоквиуме Национальных академий наук, инженерии и медицины под названием «Развитие науки и практики научного общения: дезинформация о науке в общественной сфере». Это мероприятие было четвертым и самым последним в серии мероприятий, посвященных науке о научной коммуникации (5–7). Начиная с мая 2012 года, эта серия была разработана для обзора состояния эмпирических исследований социальных наук в области научной коммуникации и продвижения исследовательской программы.Итерация 2019 года была разработана более широко, приветствуя людей и организации, занимающихся коммуникацией науки с различными целями и с разных точек зрения, охватывающих исследовательские и практические сообщества. Участники представляли университеты, аналитические центры, благотворительные фонды, коммерческие исследовательские организации, профессиональные сообщества, журналистские и медийные компании, неформальные организации естественнонаучного образования, медицинские работники, некоммерческие организации и правительственные учреждения.

    Панели и презентации были организованы в соответствии с четырьмя основными принципами: 1) необходимость направлять усилия на достижение четко определенных целей в области распространения научных знаний; 2) важность теоретических и практических гипотез для оценки подходов к коммуникации; 3) потребность в (новых) метриках при оценке эффективности; и 4) важность партнерства между исследователями и практиками (включая науку, технологию, инженерию и математику или ученых STEM) для получения необходимых доказательств.Этот коллоквиум был задуман как первый шаг к построению такой исследовательской программы, ориентированной на практиков.

    Несмотря на то, что коллоквиум проводился до того, как COVID-19 стал одной из самых актуальных проблем науки (коммуникации) нашего поколения, многие из панелей и презентаций предвосхитили темы, которые возникли как проблемы для научного общения во время продолжающейся пандемии. Точно так же многие материалы для этого выпуска коллоквиума были подготовлены во время пандемии и основаны на некоторых проблемах научного общения, которые он поставил.Всего в рамках этого коллоквиума было выделено пять тем.

    Первый относится к неуверенности в том, что мы знаем и не знаем о дезинформационных инфодемиках. В какой степени дезинформация и дезинформация встречаются чаще или повсеместно (например, во время продолжающейся пандемии), чем в прошлом? И что в литературе по общественным наукам говорится о вмешательствах и их вероятности успеха? Обзор Cacciatore (8) определяет области консенсуса в различных направлениях литературы о том, в какой степени дезинформация может представлять проблему в различных областях.Он также исследует состояние доказательной базы социальных наук, лежащей в основе предлагаемых решений. Понимание меняющегося ландшафта дезинформации также потребует все более глубокого понимания информационной среды, в которой данные - точные или нет - производятся, распространяются и потребляются. Уоттс, Ротшильд и Мебиус (9) утверждают, что предыдущие подходы к отображению проблемы дезинформации были слишком узкими. Вместо этого они выступают за более широкий взгляд на проблему, охватывающий предвзятую и вводящую в заблуждение - но не обязательно неточную - информацию, которая может быть произведена или расширена основными новостными организациями.

    Конечно, COVID-19 обнажил неуверенность самой науки, что стало второй темой коллоквиума. Во время пандемии COVID-19 наука о вирусе, методах лечения и вакцинах развивалась с головокружительной скоростью и находилась под пристальным вниманием общественности. В результате ошибки были не только предсказуемы, но и неизбежны в среде, в которой ученые пытались исправить информацию, которая, как они знали, была неправильной, в отношении науки, которая сама по себе все еще оставалась неопределенной, а в некоторых случаях даже приходилось отозвать (3) .Уэст и Бергстром (10) рассматривают это как часть гораздо более серьезной проблемы, связанной с факторами, которые могут препятствовать способности научного сообщества создавать надежные и точные источники информации, начиная от шумихи и преувеличений до предвзятости публикации и неправильного цитирования, хищнических публикаций и фильтровать пузыри.

    Третьей темой коллоквиума, которая отразилась на всей пандемии COVID-19, был поиск эффективных мер по борьбе с распространением и восприятием дезинформации.Исследования корректирующих вмешательств дали в лучшем случае неоднозначные результаты, при этом некоторые метаанализы показали продолжающееся влияние дезинформации даже в условиях коррекции (11). Найхан (12) глубоко погружается в эту проблему, исследуя, почему краткосрочные исправления, даже если они доказали свою эффективность в лабораторных условиях, могут иметь короткий период полураспада в реальных конкурентных средах сообщений. Другими словами, вмешательства, основанные на фактах, могут оказаться бесполезными в долгосрочной перспективе из-за предвзятого рассуждения и обработки информации на основе личных данных.

    В результате ряд статей в этом выпуске коллоквиума затрагивают четвертую тему, предлагая переосмысление проблемы и возможные решения. Дальстром (13) исследует роль повествования в передаче научной информации. Хотя некоторые в научном сообществе с осторожностью рассматривают повествование как искажение науки, которое способствует дезинформации, этот метод может противодействовать дезинформации в определенных контекстах, связывая научные истины с человеческим опытом посредством приписывания значения и ценности реальности.Рейна (14) предлагает концептуальную основу для понимания того, как научные сообщения с большей вероятностью будут запоминаться и распространяться через социальные сети, в то время как дезинформация сопротивляется. Эффективные вмешательства, основанные на ее модели, меньше полагаются на мысленные репрезентации заученных фактов сообщения, а больше на его суть, которая отражает знания и опыт аудитории, вызывает эмоции и связана с социальными ценностями. Эту идею поддерживают Йео и Маккейси (15), которые делают обзор роли эмоций и юмора в формировании научного отношения и связанного с ним поведения.Обращаясь непосредственно к мотивационным факторам, лежащим в основе распространения и принятия дезинформации, Йео и Маккейси также обсуждают, как юмор и эмоции могут помочь в объяснении и потенциально преодолении неспособности или отсутствия мотивации аудитории распознавать и оспаривать дезинформацию.

    Хауэлл и Броссард (16) выделяют пятую и последнюю тему, возвращаясь к идее разложения истины, особенно во время пандемии COVID-19: что значит для граждан быть научными грамотными в мире, где авторитетные и хорошо проверенные источники научной информации конкурируют с натиском дезинформации и дезинформации в фрагментированной и часто пристрастной информационной среде? Обобщая литературу по информатике, коммуникации и образованию, среди прочего, Хауэлл и Броссард выделяют грамотность в области гражданских наук, грамотность в области когнитивных наук и, что, возможно, наиболее важно, грамотность в области цифровых медиа в качестве ключевых показателей при оценке эффективности мер по борьбе с дезинформацией.

    Хауэлл и Броссард (16), наряду с другими участниками этого выпуска коллоквиума, отмечают пагубные последствия глубоко укоренившегося социального неравенства. Это включает в себя доступ к информации, способность оценивать ее качество, а также наличие мотивации или способности извлекать соответствующий смысл своей жизни. Многие существующие попытки научного общения ориентированы на более состоятельную или уже пользующуюся информацией аудиторию, но при этом не работают с труднодоступной или, что более точно, с труднодоступной аудиторией (17).COVID-19 - это лишь одна из бесчисленных научных проблем, оказывающих непропорциональное воздействие на население в зависимости от пересечения социально-экономического статуса, пола, расы, этнической принадлежности и связанных с ними социальных детерминант здоровья. Двигаясь вперед, область научного общения должна еще более систематически полагаться на научно-обоснованные стратегии для конструктивного взаимодействия с аудиторией, которая, вероятно, будет наиболее уязвимой, не только для этого конкретного вируса и его последствий, но и для среды научного общения, не служит им должным образом.

    Кризис дезинформации, проявленный и усиленный пандемией COVID-19, бросает вызов всем специалистам по научным коммуникациям. Ученые, эксперты, преподаватели, активисты, организаторы, государственные служащие и филантропы разделяют обязательство участвовать в «сложных, широкомасштабных переговорах о моральных, финансовых и других социальных компромиссах наряду с коллективным исследованием научного потенциала» (18). . В конце концов, мы надеемся, что этот выпуск коллоквиума будет стимулировать более глубокое изучение причин и способов лечения дезинформации, проводимое в более тесном сотрудничестве между исследователями и практиками.

    Сноски

    • Вклад авторов: D.A.S., A.J.H., L.N. и C.M.R. написал газету.

    • Авторы заявляют об отсутствии конкурирующей заинтересованности.

    • Настоящий документ является результатом Коллоквиума Артура М. Саклера Национальной академии наук «Развитие науки и практики научного общения: дезинформация о науке в общественной сфере», состоявшегося 3–4 апреля 2019 г. Центр Арнольда и Мейбл Бекман Национальной академии наук и инженерии в Ирвине, Калифорния.Коллоквиумы NAS начались в 1991 г. и с 1995 г. публикуются в PNAS. С февраля 2001 г. по май 2019 г. коллоквиумы поддерживались щедрым подарком от Дамы Джиллиан и Фонда доктора Артура М. Саклера для искусств, наук и гуманитарных наук в г. память о муже дамы Саклер, Артуре М. Саклере. Полная программа и видеозаписи большинства презентаций доступны на веб-сайте NAS http://www.nasonline.org/misinformation_about_science.

    12.5: Гендерное расслоение - Социальные науки LibreTexts

    ВОЗНИКНОВЕНИЕ ДОМАШНЕГО (ЖЕНСКОГО) VS.ОБЩЕСТВЕННЫЕ (МУЖСКИЕ) СФЕРЫ

    В больших стратифицированных и централизованных обществах появляется различие между «общественным», «частным» или «домашним». Общественная, внебемейная сфера жизни является относительно недавним событием в истории человечества, хотя большинство из нас выросли в городах и поселках или вокруг них с их очевидными общественными пространствами, физическими проявлениями политических, экономических и других внебемейных институты, характерные для крупных обществ. В таких условиях легко определить домашнее или частное пространство, которое занимают семьи, но в деревнях существует аналогичное различие между общественным и домашним.Публичная сфера ассоциируется с мужчинами и часто в них преобладает. Домашняя сфера, напротив, в первую очередь связана с женщинами, хотя ее тоже можно разделить на мужскую и женскую сферы. Это называется дихотомией между государством и населением . В Индии, например, где домохозяйства часто состоят из нескольких поколений групп братьев и сестер мужского пола и их семей, часто есть места для «бездельничанья», где мужчины собираются, курят трубки, болтают и встречают посетителей. Места для женщин обычно сосредоточены вокруг кухни или очага (если на улице) или в других местах, где женщины занимаются. [25] В некоторых случаях внутренний двор - это женская зона, а внешнее крыльцо и дороги, соединяющие дома, - мужские. В некоторых ближневосточных деревнях женщины проложили над крышами дорожки для посещения друг друга, не выходя «наружу» в мужские пространства. [26]

    Определение: дихотомия между внутренним и общественным сектором

    Контраст между ролью женщин в доме и ролью мужчин в общественной жизни с соответствующей социальной девальвацией женского труда и ценности (Kottak, 2012, p.168).

    Гендерное разделение на общественное и частное / домашнее, однако, столь же символично, как и пространственно, часто подчеркивая гендерную идеологию социального разделения между мужчинами и женщинами (кроме маленьких детей), социальное регулирование сексуальности и брака, а также права мужчин и женщин. контроль над женщинами (женами, дочерьми, сестрами и матерями) 900 25. Он проявляется в виде отдельных пространств в мечетях, школах, разделенных по половому признаку, и отдельных «женских купе» в поездах, как в Индии (Рисунок 12.5.1).

    Рисунок \ (\ PageIndex {1} \): вагон поезда только для женщин в Индии.

    Конечно, невозможно полностью разделить пол. Сельские женщины проходят через общественные места деревни за водой и дровами, а также для работы на сельскохозяйственных полях. Женщины делают покупки на публичных рынках, хотя это может быть «мужской работой». Поскольку девочки чаще посещают школу, как в Индии, они пользуются общественным транспортом и, таким образом, путешествуют через общественные «мужские» места, даже если они едут в школы для девочек (Рисунок 12.5.2). В колледже они могут быть погружены и даже жить в университетских городках, где преобладают мужчины, особенно если они изучают инженерное дело, информатику или другие технические предметы (рис. 12.5.3). Это может серьезно ограничить выбор индийских девочек в сфере образования и профессии, особенно для девочек из относительно консервативных семей или регионов. [27]

    Один из способов, которым женщины перемещаются по «мужским» пространствам, - это принятие маршрутов, поведения (избегая зрительного контакта) и / или одежды, которые создают разделение. [28] Термин «пурдах», отделение или сегрегация женщин от мужчин, буквально означает «вуалирование», хотя могут использоваться и другие приспособления. В девятнадцатом веке в Джайпуре, Раджастане, королевские раджпутские женщины населяли внутренние дворики дворца. Но тщательно продуманный фальшивый фасад здания, хава-махал, позволял им наблюдать за приходом и уходом на улице, не подвергаясь при этом мужскому взору публики.

    По мере роста спроса на образование девочек в обществах, традиционно разделенных по половому признаку, были построены школы для девочек, параллельно с процессами конца девятнадцатого и начала двадцатого века в Соединенных Штатах.Однако на университетском уровне престижные школы, предлагающие такие востребованные предметы, как инженерное дело, часто исторически были полностью мужскими, за исключением женщин, как когда-то Гарвард. [29] В других случаях на факультетах нет женщин, преподающих традиционно мужские предметы, такие как инженерное дело, в женских колледжах. В Саудовской Аравии женские университеты проводят курсы с использованием системы замкнутого телевидения, чтобы избежать нарушения норм сексуальной сегрегации, особенно в отношении молодых незамужних женщин. [30] В таких странах, как Индия, гинекологами и акушерами были преимущественно женщины, отчасти потому, что семьи возражают против того, чтобы врачи-мужчины осматривали и лечили женщин. Таким образом, там, где нет врачей-женщин, может пострадать здоровье женщин.

    Рисунок \ (\ PageIndex {2} \): Школа для девочек в Бангалоре, Индия. Рисунок \ (\ PageIndex {3} \): аспиранты изучают менеджмент в Университете науки и технологий CUSAT-Кочин, Керала, Индия.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1. Кэрол К.Мухопадхьяй, «Женщины в науке: исчезает ли стеклянный потолок?» Материалы конференции, организованной Национальным институтом исследований развития науки и технологий Департамента науки и технологий правительства Индии; Индийский совет исследований в области социальных наук; и Индо-США. Форум науки и технологий. 8–10 марта 2004 г. Нью-Дели, Индия. ↵
    2. См., Например, http://www.newyorker.com/culture/culture-desk/a-powerful-documentary-about-pakistans-honor-killings и http: // www.latimes.com/world/afghanistan-pakistan/la-fg-pakistan-oscar-20160229-story.html. ↵
    3. Подробнее см. Фильм Лесли Удвин, Дочь Индии (Фиренце, Италия: Berta Film). В статье о фильме в Википедии отмечается нежелание индийского правительства транслировать фильм в Индии, en.Wikipedia.org/wiki/India’s_Daughter. ↵
    4. Критику «мифа» о средневековом поясе целомудрия см. Http://www.telegraph.co.uk/women/sex/chastity-belts-the-odd-truth-about-locking-up-womens- гениталии.↵
    5. См., Например, фильм Сабихи Сумар, Silent Waters (Мумбаи, Индия: Shringar Film). Хотя это не документальный фильм, фильм отражает бурную историю раздела на две страны. ↵
    6. Для! Kung San см. Marjorie Shostak, Nisa: Life and Words of a Kung Woman (New York: Vintage, 1983). О тробрианцах см. Annette B. Weiner, The Trobrianders of Papua New Guinea (Нью-Йорк: Holt Rinehart and Winston, 1987).↵

    КРЕДИТЫ ИЗОБРАЖЕНИЙ

    Рисунок 12.5.1. В Индии вагон поезда только для женщин. Фотография Аджая Таллама, 2007 г.

    Рисунок 12.5.2. Школа для девочек в Бангалоре, Индия. Фото Кэрол Мухопадхьяй, 1989 г.

    Рисунок 12.5.3. Аспиранты изучают менеджмент в Университете науки и технологий CUSAT-Кочин, Керала, Индия. Фотография Кэрол Мухопадхьяй, 1989 г.


    Палестина и общественная сфера

    Этот исследовательский кластер объединяет преподавателей и аспирантов для критических и междисциплинарных бесед и мероприятий, касающихся культурной, политической и экономической ситуации в Палестине и ее обрамления в U.С. академическая и общественная сферы. Сосредоточившись на педагогике и публичном дискурсе, мы исследуем дискурсивные структуры, ограничивающие условия дискуссии по этой теме, и то, как эти структуры раскрывают взаимосвязь между знанием, властью и политикой. Что еще более важно, этот кластер нацелен на представление и развитие новых возможностей для устойчивого, открытого и критического обмена мнениями по спорным темам.

    Мы исходим из того, что не все противоречия или темы явных политических разногласий оформляются или производятся как противоречивые, т. Е. Особенно подстрекательские и, следовательно, требующие определенного набора протоколов для управления беседой.С этой точки зрения Палестина вполне может быть взята как парадигма спорной темы. Под спорной темой мы подразумеваем не просто одну из бесчисленных тем, по которой люди обычно и категорически не соглашаются. Скорее, то, что характеризует такого рода споры, - это идея о том, что подверженность некоторым утверждениям, возражениям и чаяниям одной группы наносит ущерб благополучию другой, так что само представление точки зрения этой группы нарушает нормы чувствительности и вежливость.

    Например (как показал наш первый приглашенный спикер, учитель средней школы Джон Гринберг в своей январской лекции), учебная программа, посвященная расовому неравенству в государственных школах Сиэтла, пользующаяся одобрением в течение многих лет, недавно стала неоднозначной после того, как белая ученица пожаловалась чувствовал себя целенаправленным и неудобным, когда цветные ученики делились своим опытом расового профилирования. Точно так же, когда критические взгляды на политику израильского государства в отношении палестинцев формулируются как наносящие ущерб самобытности и безопасности еврейских студентов, тогда любая учебная программа, включающая палестинский опыт, становится глубоко противоречивой и, следовательно, подозрительной.В результате те, кто преподает взгляды палестинцев на их собственную историю, настоящее и возможное будущее, обычно обвиняются в «односторонности» и антиизраильской или антисемитской предвзятости.

    Как преподаватели, мы заинтересованы в том, чтобы проанализировать, как производство полемики часто исключает совещательный подход к теме Израиля / Палестины и как может быть установлена ​​возможность открытого и преобразующего исследования. Мы стремимся разработать критическую точку зрения на доминирующие способы конструирования «сторон» конфликта в институтах общественной жизни, включая средства массовой информации и академию.Как и большинство наших коллег по гуманитарным и социальным дисциплинам, которым мы обучаемся, мы придерживаемся той точки зрения, что знания и, следовательно, наука никогда не бывают просто «нейтральными» или аполитичными. Но наша цель в этом совместном исследовании политической культуры состоит в том, чтобы вывести из установленных сроков публичных дебатов по Палестине, чтобы критически оценить эти термины и, таким образом, понять, как, к каким последствиям и какой ценой были применены параметры дебатов. набор.

    С этой целью мы пригласили нашего второго спикера, Омара Баргути, помочь нам подумать о том, как в настоящее время структурированы общественные дебаты по теме движения бойкотирования, изъятия инвестиций и санкций.Вместо того, чтобы защищать, мы попросили Баргути поместить BDS в контекст - чтобы объяснить, как было задумано движение, что организаторы понимают как соответствующие исторические прецеденты для этой формы активности и как они оценили бы восприятие BDS в этой форме. точка. Вместо лекционного зала мы выбрали место, где аудитория могла сидеть и разговаривать за небольшими столиками. Наша цель при выборе этого места состояла в том, чтобы увидеть, сможем ли мы превратить формирование вопросов в , процесс опроса , основанный на множестве точек зрения, представленных для каждого стола, а не (как обычно выясняется) интервал, когда отдельные члены аудитории изображают сочувствие или враждебные вопросы, которые они задали бы, прежде чем услышать разговор или пообщаться со своими товарищами по столу.Как подтвердили многие участники, мероприятие в этом отношении было особенно успешным. Например, за одним столом вопрос одного участника о том, почему Баргути хочет видеть уничтожение Израиля, после обсуждения превратился в: "Как вы устраняете опасения по поводу того, что решение с одним государством может поставить под угрозу существование Израиля, и как Вы представляете себе возможную основу для сосуществования? " Мы воспринимаем это как положительный пример того, как изучение и пересмотр доминирующего фрейма спорных тем может создавать генеративные контексты для открытого, критического и гражданского обмена.

    Связанные

    Изображение: Хани Зуроб, Мой глаз и другие , из серии «Я говорю вам нет, это означает нет», акрил, холст и дерево, 37 x 6 дюймов и 37 x 37 дюймов, 2002 г.

    .

    Author: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *