Карибский кризис 1962 года краткое содержание: Карибский кризис 1962 года: предпосылки, причины, итоги

Содержание

Карибский кризис 1962 года: предпосылки, причины, итоги

Остров Свободы

На протяжении сотен лет Куба, открытая Христофором Колумбом в октябре 1492 г., являлась оплотом испанской короны в Новом Свете. После состоявшейся в 1898 г. Испано-американской войны остров официально стал независимым государством, попав, однако, под сильное влияние Соединенных Штатов.

В 1950-х гг. Куба находилась под властью диктатора Фульхенсио Батисты. Недовольство правлением диктатора привело к началу партизанской борьбы в декабре 1956 г. Руководителем восстания стал молодой и еще не известный на весь мир адвокат Фидель Кастро. После продолжительной борьбы, в январе 1959 г. повстанцы вошли в столицу республики — Гавану.

Фидель Кастро, ставший кубинским лидером, понимал необходимость заручиться поддержкой Соединенных Штатов. Однако камнем преткновения между двумя государствами стала аграрная реформа. Кубинская земля, принадлежавшая ранее американским компаниям, оказалась в собственности государства.

Недовольство пришедшей к власти в США демократической партии во главе с президентом Дж. Кеннеди вызывало и преследование сторонников прежнего режима со стороны Кастро.

Противостояние двух стран вылилось в попытку США (при помощи кубинских иммигрантов) свергнуть революционное правительство. Бой в Заливе Свиней, состоявшийся в апреле 1961 г., закончился поражением американских сил. Кастро, понимая невозможность постоянно противостоять столь сильному государству, обратился за помощью к главному противнику США.

Холодная война

Окончание Второй мировой войны дало начало новому этапу в истории XX века. С 1945 г. мир был разделен на две части, каждая из которых находилась под влиянием сверхдержавы. С одной стороны — Соединенные Штаты, стремившиеся привнести в другие страны идеи демократии, а также способствовать сохранению и развитию в них капиталистического начала. С другой стороны — СССР, социалистическое государство, стремившееся к укреплению идей социального и экономического равенства в разных точках мира.

Противостояние капиталистической и коммунистической систем, продолжавшееся на протяжении полувека, принято называть «Холодная война». Столкновение США и СССР приводило к кризисам на различных континентах: будь то Корейская война (1950-1953 гг.) или же вопрос о разделе Берлина (1961 г.). Впрочем, обе державы всячески стремились избежать прямого вооруженного конфликта. Причиной тому стало появление у Соединенных Штатов и Советского Союза чрезвычайно мощного оружия.

Всеобщая история. 9 класс. Учебник.

Учебник продолжает курс всеобщей истории, охватывая период с конца Первой мировой войны до современности. Сочетание страноведческого и проблемного подходов позволяет увидеть, как события в отдельных странах влияли на ход общемирового развития. Исторический процесс представлен в учебнике как закономерное движение общества по пути глобализации, роста взаимосвязанности и взаимозависимости стран мира. Учебник способствует углублённому изучению предмета.

Купить

Ядерная гонка

Холодная война не случайно получила такое название. Одной из ее важнейших частей стала гонка вооружений. Принципиальная задача США и СССР состояла в том, чтобы обогнать противника в деле создания более совершенного оружия.

В 1945 г. американские ученые успешно испытали первую в истории атомную бомбу. Появление оружия сокрушительной мощи сразу способствовало выдвижению США в качестве ведущей мировой державы. СССР предстояло дать ответ на вызов Соединенных Штатов, и в 1949 г. произошло испытание первой советской атомной бомбы.

Вскоре перед странами встал вопрос о способах доставки нового оружия. Силы обоих государств были направлены на развитие ракетостроения. Появление в 1950-х гг. межконтинентальных ракет позволило США и СССР в кратчайшие сроки наносить удары по противнику.

Обе державы стремились использовать свою военную мощь для сдерживания друг друга. Воспользовавшись тесными связями с Турцией, Соединенные Штаты поместили свои ракеты на территории союзного государства в непосредственной близости от границ СССР. В ответ на это советский лидер Н.С. Хрущев принял решение отправить на Кубу ядерные боеголовки. Размещение ракет должно было уравновесить силы противников, а заодно обезопасить Остров Свободы от возможного вторжения.

Причины Карибского кризиса

В итоге можно выделить следующие причины разразившегося в 1962 г. Карибского или, как еще его называют, Кубинского кризиса:

  1. Холодная война. Невозможность прямого столкновения США и СССР привело обе державы к борьбе за влияние в отдельных точках земного шара. Куба стала очередным фронтом противостояния двух систем.
  2. Последствия кубинской революции. Земельная реформа и преследование сторонников США на Кубе привели Соединенные Штаты к попыткам свергнуть власть Кастро. Куба была вынуждена обратиться за помощью к СССР.
  3. Гонка вооружений. Размещение ракет в Турции стало поводом для советского руководства к отправке собственных ракет на Остров Свободы.

1962 год

К 1962 г. положение в Карибском бассейне было очень непростым. Давление на Кубу со стороны США возрастало. В январе прошло заседание Организации Американских государств, на котором было принято решение исключить Кубу из ее состава. В результате страна лишилась международной поддержки со стороны соседних государств. Опасаясь новой попытки военного вторжения на остров, СССР начал поставлять на Кубу военную помощь.

Однако подобная поддержка не могла гарантировать безопасность государства. Памятуя о размещенных в Турции американских ракетах, 24 мая советское руководство принимает решение об отправке по морю собственных ракет на Кубу.

Операция по доставке и размещению советских боеголовок на Кубе получила название «Анадырь». Вместе с ядерным вооружением на Остров Свободы были также направлены военнослужащие Советской Армии общей численностью в 43 тыс. чел. Операция проходила в строжайшей секретности. Даже сами моряки, отправившиеся из советских портов в Новый Свет, не знали изначально о том, куда держат путь.

К осени советские корабли достигли берегов Кубы. Началось возведение пусковых установок для ракет. Размещенные на острове боеголовки могли в считанные минуты достигнуть территории США...

Октябрь

Американское руководство долгое время не располагало данными о размещенных советских ракетах на Кубе. Однако 14 октября самолет-разведчик США U-2, пролетавший над островом, смог сделать фотографии ракетных установок. Два дня спустя эти фотографии были представлены президенту США Дж. Кеннеди.

В Вашингтоне сложилась непростая обстановка. Все руководство США было согласно в одном: нужно добиться того, чтобы СССР убрал свои ракеты с острова. Вопрос, однако, состоял в том, каким образом это сделать. Американские политики из числа «ястребов» предлагали нанести военный удар по Кубе. «Голуби» же всячески стремились избежать прямого военного конфликта, призывая найти с Советским Союзом компромисс.

22 октября Дж. Кеннеди выступил с обращением к американскому народу. Президент заявил о размещении советских ракет на Кубе. Дабы не допустить дальнейшего усиления советских сил на острове, США ввели морскую блокаду Кубы, которую сами американцы называли «карантин». Флот Соединенных Штатов препятствовал проходу на остров любых судов из СССР. В это же время на Кубу направлялись советские корабли. Любое столкновение американского флота с советским могло стать поводом для начала конфликта.

Самым тяжелым днем всего Карибского кризиса стала «Черная суббота» — 27 октября. В небе над Кубой был сбит американский самолет-разведчик U-2. Гибель пилота могла стать поводом для американского руководства к началу боевых действий. Мир стоял на грани ядерной катастрофы.

Всеобщая История. Новейшая история. 9 класс. Учебник.

Учебник входит в учебно-методический комплекс по все общей истории для 9 класса. На основе современных научных подходов в нём освещены наиболее важные события политической, экономической и духовной жизни общества в XX — начале XXI века. Методический аппарат учебника включает разнообразные вопросы и задания, авторские карты и документальные материалы, яркие и образные иллюстрации, которые позволят учащимся усвоить основные факты и понятия курса. Учебник полностью соответствует Федеральному государственному образовательному стандарту основного общего образования, имеет гриф «Рекомендовано» и включён в Федеральный перечень.

Купить

Разрядка, последствия, уроки

Еще накануне «Черной субботы» 26 октября Н.С. Хрущев направил Дж. Кеннеди письмо с предложением разрешить сложившуюся ситуацию. Советский лидер соглашался удалить ракеты с острова, если США дадут гарантии безопасности правительству Кастро на Кубе. В ответном письме американский президент согласился выполнить предложенные Н.С. Хрущевым условия. 28 октября считается окончанием наиболее сложного этапа Карибского кризиса. США обеспечивали безопасность Кубе и удаляли собственные ракеты из Турции. СССР — отменял свою программу по размещению ядерного оружия на Кубе.

Карибский кризис стал поворотным моментом во всей Холодной войне. Еще никогда человечество не было так близко к ядерной катастрофе. Полученный в октябре 1962 г. опыт — итоги Карибского кризиса — позволили обеим державам более внимательно относиться к интересам друг друга, а также способствовал в дальнейшем ограничению ядерного вооружения.

СССР и США извлекли серьезные уроки из сложившегося кризиса, главный из которых, по мнению участника событий советского дипломата Г.М. Корниенко, состоит в следующем:

«...не допускать возникновения подобных кризисов, чреватых пусть даже небольшой вероятностью перерастания в большую войну, не полагаться на то, что всякий раз удастся остановиться у опасной черты».

Что ещё почитать?

#ADVERTISING_INSERT#

Карибский кризис - кратко, самое главное

Содержание статьи:


Карибский кризис – самая яркая и напряженная глава в истории Холодной войны. Она могла бы стать последней для всего человечества. Но события приняли самое благоприятное направление из всех возможных вариантов.

Под Карибским кризисом понимается обострение политического конфликта между лидерами США и СССР, пик которого пришелся на осень 1962 года. Результатом кризиса стало потепление в отношениях двух держав.

Предпосылки

Вторая мировая война показала СССР как крупную державу, оказывающую серьезное влияние на международные события. США остро ощутили реальную социалистическую угрозу и приняли решение наращивать военную мощь, что вызвало ответную реакцию со стороны Союза.

Гонка вооружений, стартовавшая в конце 40-х годов 20 века, постепенно охватила и другие страны. Основным союзником СССР стала Куба, ставшая на путь социалистических преобразований после революции 1959 года. Союз активно поддерживал Фиделя Кастро, возглавившего страну, на разных уровнях:

  • обеспечивал финансовые вливания;
  • оказывал политическую помощь;
  • налаживал торговые связи.

Тесное сближение Кубы и СССР, а также национализация американских предприятий на острове вызвали бурный протест властей США, которые увидели в сложившейся ситуации прямую угрозу своей безопасности.

В 1961 году Штаты договорились с Турцией о размещении на ее территории военной базы и ракет с ядерными боеголовками. Их дальности хватало на то, чтобы в случае военного конфликта нанести серьезные разрушения СССР.

Понимая опасность ситуации, Н. Хрущев, исполнявший обязанности генсека СССР, решил усилить присутствие Советов на Кубе и разместить боеголовки у самых берегов США. С этой целью была разработана секретная операция «Анадырь»,

сутью которой являлись отправка и установка ракет на кубинской земле под прикрытием транспортировки мирного груза на Чукотку. Операция была проведена филигранно и к 14 октября 1962 года советские военные установили около четырех десятков ракет. Американская разведка обнаружила их на следующий день, что стало началом сильнейшего кризиса в мировой истории.

Основные события

Получив 15.10.62 года доклад о ситуации на Кубе, президент Д. Кеннеди собрал экстренное совещание, на котором обсуждался возможный ответ от властей США. Предложения были различные, но все они носили силовой характер и выставляли Штаты в глазах мирового сообщества агрессором. После бурных обсуждений было принято решение о морской блокаде острова – она распространялась на 500 миль вокруг Кубы.

Если рассматривать содержание принятого Кеннеди решения через призму международного права, то всеми заинтересованными сторонами оно рассматривалось как военный акт. Поэтому силы США и СССР были приведены в боеготовность.

С этого момента события развивались стремительно. Кратко они изложены в таблице (эту информацию удобно использовать для подготовки к ЕГЭ).

Дата Самое важное
24.10.62 Начало блокады с одновременным укреплением кубинской советской базы тремя десятками кораблей с ядерным оружием.
25.10.62 Боевая готовность американских войск дошла до уровня DEFCON-2 – это беспрецедентная ситуация, создавшаяся в истории Штатов в первый и последний раз на текущий момент времени.
26.10.62 Лидеры обеих держав обмениваются письмами и телеграммами – Хрущев близок к демонтажу ракет, но с условием предоставления полной безопасности Кубе.
27.10.62 «Черная суббота»

 

«Черная суббота» стала пиком кризиса и могла превратиться в первый день Третьей мировой войны. В эту дату с небольшой разницей во времени произошли два события:

  • самолет-разведчик U-2, принадлежащий США, был сбит в воздушном пространстве Кубы;
  • противостояние советской лодки Б-59 с ВМС Штатов.

Последняя ситуация чуть было не привела к первому ядерному удару в сложившемся конфликте. Противостояние разворачивалось следующим образом:

  • лодка Б-59 вышла в сторону Кубы 1.10.62 с ядерными боеголовками на борту;
  • американские ВВС обнаружили подлодку и потребовали ее всплытия;
  • советские моряки не имели связи со столицей, но всплывать отказались;
  • американцы не владели информацией о наличии ядерного оружия у противника и начали обкладывать лодку бомбами;
  • на Б-59 начали голосование о начале ядерной атаки – один из офицеров не поддержал подавляющее большинство и план не привели в действие;
  • лодка приняла требование США и поднялась на поверхность.

В ночь на 28.10.62 ведутся активные переговоры между двумя державами посредством посла СССР и министра юстиции США. Рано утром Джон Кеннеди согласился на условия Советов и пообещал невмешательство в дела Кубы в обмен на демонтаж ракетных установок.

Итоги

Несмотря на то, что СССР пришлось убрать свои ракеты с острова, определенных целей он добился:

  • ракетные установки с территории Турции были также вывезены;
  • Куба получила гарантию американского невмешательства в свое становление в качестве социалистического государства;
  • формирование прямой телефонной линии Москва-Вашингтон.

Но все же главным итогом кризиса историки считают потепление отношений между СССР и США. Осознание реальной угрозы ядерного столкновения помогло лидерам держав снизить обороты маховика Холодной войны.

Карибский кризис. Развязка драматичных событий на пороге Третьей мировой — Российская газета

Над одним из столиков фешенебельного вашингтонского ресторана "Оксидентал" висит табличка, на металле несколько строк: "В напряженный период Карибского кризиса (октябрь 1962 года) таинственный русский мистер "Х" передал предложение о вывозе ракет с Кубы корреспонденту телекомпании "Эй-би-си" Джону Скали. Эта встреча послужила устранению возможной ядерной войны".


Резидент политической разведки

Рядом с табличкой - портрет корреспондента. Но нет ни имени, ни портрета его собеседника. С кем общался за этим историческим столиком Джон Скали, звезда американской тележурналистики, человек, приближенный к семье Кеннеди? Русский мистер "Х" - резидент советской политической разведки в Вашингтоне Александр Фомин.

Подлинное имя - Александр Семенович Феклисов.

Вернемся в тот день, 26 октября 1962 года. На Кубу уже переброшен 40-тысячный контингент наших военных, почти завершен монтаж 42 ракет с ядерными боеголовками, нацеленными на США. Мир на грани третьей мировой войны. Полковник внешней разведки Александр Феклисов - один из тех очень немногих людей, благодаря которым удалось предотвратить катастрофу.

Его дочь Наталия Александровна Феклисова-Асатур узнала о тайной работе отца уже взрослым человеком.

- Только в сорок девять лет, - рассказывает она мне, - я впервые услышала, что отец занимался разведкой, работал с такими людьми, как Юлиус Розенберг и Клаус Фукс. .. Я была ошеломлена. В школе нам рассказывали о жестокости и предвзятости американского суда, пославшего молодых супругов Розенберг на электрический стул. Я и представить себе не могла, что отец встречался с ними и даже считал Юлиуса Розенберга своим другом! Об этом дома никогда не было ни слова, ни намека. Мы с сестрой четко знали одно: отец - сотрудник МИДа. Он очень любил фильм "Семнадцать мгновений весны", когда его показывали, всегда звал нас с сестрой, хотел, чтобы мы смотрели вместе. Мы думали: вот как нравится папе картина. Только много лет спустя я стала понимать, что его жизнь, работа в Нью-Йорке, Лондоне и Вашингтоне - материал для нескольких таких фильмов!


Холостой стажер

Разведчиком, как рассказывал сам Феклисов в документальном фильме "Карибский кризис глазами резидента", он стал случайно. "Мой отец - стрелочник на железной дороге, и в детстве я мечтал стать помощником машиниста, ну, может быть, даже машинистом". Но когда Феклисов заканчивал Институт инженеров связи, ему предложили продолжить учебу в ШОН - Школе особого назначения. А уже через год, в 1941-м, стали готовить к командировке в США.

Наталия Александровна до сих пор удивляется: как могли отца послать в Америку? Слишком молод. Языком владеет слабо. Не обзавелся семьей. Наконец, глуховат. В юности, когда загорелся дом, где жила семья Феклисовых, он всю ночь спасал людей и под утро рухнул спать на холодные доски в сарае. Проснувшись, не сразу понял, что одно ухо не слышит.

Но руководство ШОН разглядело в нем нечто более важное: Феклисов способен работать сутками и всегда добивается поставленной цели. Первое задание начинающему разведчику - установить двустороннюю радиосвязь с Москвой. Каким образом? Это он должен решить сам, на месте. Стажеру генконсульства СССР в Нью-Йорке Александру Фомину, так его зовут по легенде, выделяют комнату в невысоком доме, окруженном многоэтажками. Парень с Рогожской заставы находит и покупает несколько бамбуковых шестов (такими пользуются спортсмены), скрепляет их муфтами, ставит получившуюся антенну на растяжки - и отныне Нью-Йорк с Москвой соединены невидимой прочной нитью.

Довольно быстро Александр исправляет в анкете графу "не женат". Наталия Александровна показывает фотографию миловидной молодой женщины:

- Это мама в год их знакомства. В Нью-Йорк прислали для работы в Амторге десять девушек, окончивших в Москве иняз. Отец говорил, что Зина Осипова сразу очаровала его своими васильковыми глазами. Зинуля, так отец звал маму, стала не только женой, но и хорошей помощницей. Свободно владея английским, она могла заговорить и увести в сторонку любую американскую жену, чтобы мужчины наедине могли обсудить свои проблемы.

Отец умел расположить к себе почти любого человека. За время работы, это мы позже узнали, у него было 17 агентов-иностранцев, - продолжает Наталия Александровна. - Некоторых он называл друзьями. Уже много позже отец устроил в своей московской квартире на Большой Грузинской "тайник дорогих вещей" (так он его называл), видимо, на случай, если в дом залезут воры. Как-то достал при нас с сестрой старый потрепанный бумажник: "Подарок американского друга". Но какого, так и не сказал.

Работа с "друзьями" и приводила разведчика не раз в центр важных, поистине исторических событий.


Великий переговорщик

22 октября 1962 года Фомина приглашает на завтрак в ресторан "Оксидентал" Джон Скали - известный политический телеобозреватель. Разведчик встречался с ним уже в течение полутора лет.

Скали выглядит взволнованным. Без предисловий начинает обвинять Хрущева в агрессивной политике: "Не свихнулся ли ваш генсек?" Феклисов возражает: "Гонку вооружений инициировали Соединенные Штаты!"

Двое расстаются, недовольные друг другом. Ситуация с каждым часом становится все более взрывоопасной. В резидентуру просачиваются секретнейшие сведения: американская армия будет готова к высадке на Кубу 29 октября. И в то же время из Москвы не поступает никаких важных указаний...

- Отец, - говорит Наталия Александровна, - молчал о событиях вокруг Карибского кризиса много лет. Однажды только было что-то вроде намека, но я тогда по молодости ничего не поняла. Он дал мне два билета в театр Сатиры на спектакль по пьесе Бурлацкого "Бремя решений". Сказал: "Это может быть интересно. Там про американские дела, президента Кеннеди играет Андрей Миронов. Я пойти не могу". Мы с подругой побежали только из-за Миронова. В пьесе говорилось о Карибском кризисе, там был советский сотрудник по фамилии Фомин, а я ведь, поскольку родилась в Нью-Йорке, в детстве носила эту же фамилию! Могла бы, кажется, о чем-то задуматься... Но, честно говоря, нам смотреть спектакль было не интересно.

Утром 26 октября Фомин решает пригласить Скали на ланч в тот же ресторан в надежде получить от него свежую информацию. В книге "Опасность и выживание" Макджордж Банди (советник по вопросам национальной безопасности США) напишет потом, что о предстоящей встрече Скали с советским разведчиком было доложено президенту. Кеннеди велел передать Фомину: "Время не терпит. Кремль должен срочно сделать заявление о своем согласии без каких-либо условий вывести свои ракеты с Кубы".

Память разведчика сохранила эту встречу во всех деталях. Александр Семенович рассказал о ней в книге "Признание разведчика" (вышла в 1999 году; второе издание, подготовленное уже дочерью, увидело свет 2016 году):

"Потирая руки и с улыбкой глядя на меня, Скали сказал:

- Хрущев, видимо, считает Кеннеди молодым, неопытным государственным деятелем. Он глубоко заблуждается, в чем скоро убедится. Пентагон заверяет президента, что за сорок восемь часов сможет покончить с режимом Фиделя Кастро и советскими ракетами.

- Вторжение на Кубу равносильно предоставлению Хрущеву свободы действий. Советский Союз может нанести ответный удар по уязвимому для Вашингтона месту.

Скали, видимо, не ожидал такого ответа. Он долго смотрел мне в глаза, потом спросил:

- Ты думаешь, Александр, это будет Западный Берлин?

- Как ответная мера - вполне возможно... Знаешь, Джон, когда в бой идет тысячная лавина советских танков, а с воздуха на бреющем полете атакуют самолеты-штурмовики. .. Они все сметут на своем пути...

На этом наша полемика со Скали закончилась... Здесь я должен сказать, что никто не уполномочивал меня говорить Скали о возможном захвате Западного Берлина. Это был порыв моей души... Я действовал на свой страх и риск".


Информатор Хрущева

Разведчик не мог предполагать дальнейшего. Его слова были без промедления доведены до хозяина Белого дома, и уже через три часа Кеннеди передал журналисту компромиссное предложение об урегулировании кризиса.

Скали вызвал Фомина на новую встречу.

"Не теряя времени, он заявил, что по поручению "высочайшей власти" передает следующие условия решения Карибского кризиса: СССР демонтирует и вывозит с Кубы ракетные установки под контролем ООН; США снимают блокаду острова; США публично берут на себя обязательство не вторгаться на Кубу".

Разведчик попросил уточнить, что означает термин "высочайшая власть". "Чеканя каждое слово, собеседник произнес: "Джон Фицджеральд Кеннеди - президент Соединенных Штатов Америки".

Фомин заверил Скали, что немедленно доложит о предложении американской стороны своему послу. "Но одно дело обещать, а другое - сделать". Посол Добрынин ровно три часа изучал ошеломляющий текст, потом пригласил Феклисова. Извиняющимся голосом произнес: "Я не могу послать такую телеграмму, поскольку МИД не уполномочивал посольство на такие переговоры".

"Удивившись нерешительности посла, - вспоминал Феклисов, - я подписал телеграмму сам и передал шифровальщику для отправки моему шефу".

Положительный ответ Хрущева пришел в воскресенье, 28 октября, в десять часов утра. СССР вывел свои ракеты с Кубы, США сняли блокаду с острова, а через шесть месяцев убрали свои ракеты из Турции. Земляне вздохнули с облегчением.

Доктор философских наук Акоп Назаретян, руководитель Евро-Азиатского центра мегаистории и системного прогнозирования Института востоковедения РАН, утверждает: эти два мужчины - Феклисов и Скали - спасли не просто миллионы жизней, а цивилизацию планеты Земля. "Это были дни и часы мировой истории, весьма скромно запечатленные в России неблагодарными потомками".


Таинственный мистер "Х"

Американский ученый Джеймс Блайт, автор книги On the Brink ("На грани"), в 1989 году в Москве вручил разведчику свою книгу с дарственной надписью "Александру Феклисову - человеку, с которым я всегда хотел встретиться; личности, сыгравшей ключевую роль в величайшем событии нашего времени".

По книге "13 дней" Роберта Кеннеди, в те времена министра юстиции, был снят одноименный фильм, где один из главных персонажей выведен под именем Александр Фомин. Когда стало ясно, что возможности официальной дипломатии исчерпаны, политическому советнику американского президента (его играет Кевин Кёстнер) приходит счастливая мысль подключить к переговорам тележурналиста, который дружен с неким Александром Фоминым. "Его подлинное имя Александр Феклисов, - говорит советник. - Это супершпион! Главный разведчик КГБ!"

Фильм вышел в 2000 году, Феклисов успел его посмотреть. Наталия Александровна вспоминает:

- Отцу фильм понравился. Рассердило только то, как одели "Александра Фомина" - из-под пиджака у него выглядывал ворот свитера. Он заявил: "В свитерах ходили только фермеры, а я всегда был в сорочке и при галстуке!" А в целом, сказал, фильм точно отражает события.

Реферат на тему: Карибский кризис

У вас нет времени на реферат или вам не удаётся написать реферат? Напишите мне в whatsapp — согласуем сроки и я вам помогу!

В статье «Как научиться правильно писать реферат», я написала о правилах и советах написания лучших рефератов, прочитайте пожалуйста.

Собрала для вас похожие темы рефератов, посмотрите, почитайте:

  1. Реферат на тему: Грипп и его профилактика
  2. Реферат на тему: Чайковский
  3. Реферат на тему: Сельское хозяйство
  4. Реферат на тему: Дифтерия

Введение

Карибский кризис (Кубинский кризис) 1962 года — это международная конфликтная ситуация, вызванная размещением на Кубе советских ракет средней дальности. Человечество в полной мере испытало реальность апокалипсиса. К счастью, разум взял на себя ту безжалостность и те эмоции, которые были разыграны. Государственные деятели СССР, США и Кубы впервые признали, что такое «ядерный тупик», и, проявив необходимый реализм в ликвидации кризисной ситуации, нашли в себе силы встать на путь решения наиболее острых международных проблем не военным, а дипломатическим путем. И не будет преувеличением сказать, что уроки кризиса, предостерегающие от поспешных, непродуманных действий, стали серьезным вкладом в развитие как нового образа мышления, так и новых подходов к событиям на мировой арене.

Внешнее полотно этих давних событий хорошо известно: 14 октября 1962 года разведывательные самолеты ВВС США обнаружили на «Острове Свободы» — в Республике Куба — советские ракеты, которые представляли реальную угрозу безопасности Соединенных Штатов. Американский президент Джон Ф. Кеннеди призвал советское правительство вывести ракеты. Эти события могут поставить мир на грань ядерной ракетной войны.

Таково краткое содержание этой далекой истории, за которой скрываются кардинальные повороты мировой политики.

Цель моего выступления — показать причины конфликта между СССР и США в послевоенные десятилетия, определить, насколько серьезными и плодотворными были предпринятые шаги по его предотвращению, а также упомянуть об уроках и последствиях Карибского кризиса.

Условия

В 1961 году США разместили в Турции ракеты средней дальности ПГМ-19 «Юпитер», которые угрожали городам западной части Советского Союза, в том числе Москве и важным промышленным центрам. Они могли достичь объектов на территории СССР за 5-10 минут, в то время как советские межконтинентальные ракеты достигли США всего за 25 минут. Именно поэтому Советский Союз решил воспользоваться случаем, когда его попросили защитить кубинское руководство Фиделя Кастро, которое американцы пытались свергнуть с помощью «Операции в Свином заливе» (1961). Хрущев решил установить на Кубе на стороне США (90 миль от Флориды) советские ракеты средней дальности Р-12 и Р-14, способные нести ядерное оружие.

Кризису предшествовало развертывание Соединенными Штатами в 1961 году в Турции ракет средней дальности «Юпитер», которые непосредственно угрожали городам западной части Советского Союза. Этот тип ракет «достиг» Москвы и крупных промышленных центров.

Советские стратеги признали, что определенный ядерный паритет может быть эффективно достигнут путем размещения ракет на Кубе.

Глава Советского Союза Хрущев публично выразил возмущение фактом размещения ракет в Турции. Он считал эти ракеты личным оскорблением. Размещение ракет на Кубе — первый раз, когда советские ракеты покинули советскую территорию — считается прямой реакцией Хрущева на американские ракеты в Турции.

При таком расположении вооруженных сил действия СССР в то время были действительно форсированы. Советское правительство должно было сбалансировать свой военный потенциал не за счет увеличения количества ракет, а за счет их стратегического развертывания. Советский Союз стал рассматривать Кубу как плацдарм для «симметричного ответа» на угрозу американских ракет в Европе.

Соединенные Штаты не только не добились положительных результатов в результате своей агрессивной политики в отношении Кубы, но и продемонстрировали всему человечеству, что их собственные национальные интересы для них важнее общепринятых норм международного права, которые они всегда отстаивали.

События Карибского кризиса

20 мая 1962 года Никита Хрущев провел в Кремле встречу с министром иностранных дел Андреем Громыко, Анастасом Микояном и министром обороны Родионом Малиновским, в ходе которой представил свою идею: в ответ на постоянные просьбы Фиделя Кастро увеличить советское военное присутствие на Кубе с целью размещения на острове ядерного оружия.

21 мая предложение Хрущева было поддержано на заседании Совета обороны. Министерству обороны и министерству иностранных дел было поручено организовать скрытую транспортировку войск и военной техники морским путем на Кубу.

10 июня на заседании Президиума ЦК обсуждались итоги визита советской делегации на Кубу. После доклада Рашидов Малиновский представил предварительный проект операции по переброске ракет, подготовленный Генштабом. На Кубе планировалось разместить 43-ю ракетную дивизию, имевшую в своем составе ядерные ракеты Р-12 и Р-14 с дальностью действия 2,5 тыс. и 5 тыс. км соответственно, способные поражать все цели на американском континенте до границы с Канадой. Она также должна была развернуть крылатые ракеты, способные нести ядерные боеголовки.

В июне 1962 года Генеральный штаб уже разработал палубную операцию с кодовым названием «Анадырь». Планировал и руководил операцией Маршал Советского Союза Ованес Хачатурович Баграмян. По словам проектировщиков, это было сделано для того, чтобы ввести в заблуждение американцев относительно места назначения груза. Всем советским солдатам, техникам и другим лицам, сопровождающим «груз», также сообщили, что они отправятся на Чукотку. Но, несмотря на столь масштабное прикрытие, операция имела один серьезный недостаток: нельзя было скрыть ракеты от американских самолетов-разведчиков U-2, которые регулярно летали над Кубой. Поэтому план был разработан заранее с учетом того, что американцы обнаружат советские ракеты еще до того, как они все будут собраны. Единственный способ для военных найти их — разместить несколько зенитных батарей, уже находящихся на Кубе, в точках разряда.

Для переброски войск было 85 кораблей. Ни один капитан не знал содержимого трюма и пункта назначения до отправления. Каждый капитан получил запечатанный пакет, который должен быть вскрыт в море в присутствии замполита. В конвертах им было приказано ехать на Кубу и избегать контакта с кораблями НАТО.

Первые корабли прибыли на Кубу в начале августа. Ночью 8 сентября в Гаване была произведена разгрузка первой партии баллистических ракет средней дальности, а 16 сентября прибыла вторая партия. Штаб-квартира Советской группы на Кубе (ГСВЦ) находится в Гаване. Основные силы были сосредоточены вокруг ракет в западной части острова, но несколько крылатых ракет и полк мотострелковых винтовок были переброшены на восточную часть Кубы — в сто километров от Гуантанамо и военно-морской базы США в Гуантанамском заливе. К 14 октября 1962 года на Кубу были доставлены все 40 ракет и большая часть оборудования. Карибский конфликт Анадырь Мангуст

Стоит отметить, что хотя американцы почти с самого начала были информированы о советской военной помощи Кубе и делали интенсивные аэрофотосъемки острова, у них не было конкретных доказательств применения здесь советского наступательного оружия. Советская сторона объяснила оснащение платформ и подъездных путей на острове использованием оборонительных зенитно-ракетных комплексов. В сентябре-октябре 1962 г. плотный облачный покров и череда ураганов на Карибах не позволили американцам проводить регулярную воздушную разведку. Таким образом, в непосредственной близости от территории США была сформирована военная группировка, уклониться от которой в случае конфликта было очень трудно.

Эскалация и разрешение конфликтов. Операция «Мангуст».

Соединенные Штаты также проводили широкомасштабные военные мероприятия: Вашингтон разработал специальный план по роспуску правительства Фиделя Кастро под кодовым названием «Мангуст».

План состоял из двух этапов:

  1. Август-сентябрь 1962 года — Подготовка и начало антикастрийского «повстанческого» движения на Кубе.
  2. Октябрь — организация «народного восстания» при поддержке американских спецслужб и войск с возможной высадкой американских войск на острове.

Последствия Карибского кризиса

В результате успешного урегулирования Карибского кризиса супердержавы, похоже, осознают свою уязвимость и взаимозависимость. Стало ясно, что угроза Третьей мировой войны не может быть сыграна. Урок был усвоен: оба правительства никогда больше не допускали таких опасных кризисных ситуаций в своих отношениях. И следует отметить, что только с окончанием Карибского кризиса отношения между соответствующими странами перешли от категорического отказа к попытке сотрудничества. Примером тому является договор о запрещении ядерных испытаний.

Была достигнута принципиальная договоренность о подписании Договора о нераспространении и желательности двусторонних переговоров об ограничении стратегических вооружений. Договор о нераспространении ядерного оружия, подписанный 1 июля 1968 года представителями СССР, США и Великобритании, имел большое значение для улучшения советско-американских отношений и международной обстановки в целом. Американская сторона также поставила вопрос о взаимном отказе от создания систем противоракетной обороны, поскольку размещение таких систем дестабилизирует общую стратегическую ситуацию и приведет к новому дорогостоящему раунду ядерных ракетных гонок без реальной безопасности для обеих сторон.

Кризис в Карибском бассейне также имел серьезные негативные последствия для долгосрочного плана. Советское руководство не могло забыть об унизительной потере своего престижа, когда ему пришлось на глазах у всего мира забрать свои ракеты с Кубы. Советский военный аппарат воспользовался этим для реализации новой важной ракетно-ядерной программы. Кризис в Карибском бассейне, по-своему, придал новый импульс гонке вооружений и сделал нестабильной военную и, следовательно, политическую обстановку в мире.

В то же время, обе державы имели хорошие шансы в то время контролировать эту гонку взаимно, по крайней мере, в некоторых областях. Необходимо было приложить все усилия для продления срока действия соглашения о выводе ракет средней дальности с территории Турции и Кубы путем взаимного запрета на размещение всего класса таких ракет. Однако Соединенные Штаты не пытались этого сделать, поскольку у них уже были аналогичные ракеты в Италии и Великобритании, а Советский Союз не использовал их в других странах, кроме Кубы.

Кеннеди и Хрущев

23 октября. Роберт Кеннеди прибывает в советское посольство и предупреждает о серьезных намерениях США остановить все корабли в этом районе.

24 октября. Кеннеди посылает телеграмму Хрущеву, в которой призывает его перестать «быть осторожным» и не нарушать условия блокады Кубы. В своем ответе Хрущев обвиняет США в ультиматумах и описывает карантин как «акт агрессии», который может привести человечество к глобальной катастрофе посредством ракетного удара. В то же время Первый секретарь предупреждает Президента США, что советские корабли не будут следовать «пиратским действиям» и что СССР примет все меры для защиты кораблей в случае опасности.

Утром 26 октября Никита Хрущев начал писать новое, менее воинственное послание Кеннеди. В письме он предложил американцам возможность демонтировать установленные ракеты и вернуть их в СССР. В ответ он потребовал гарантий того, что «Соединенные Штаты не будут вторгаться на Кубу со своими войсками и не будут поддерживать никакие другие силы, которые намереваются вторгнуться на Кубу». Он завершил свое письмо знаменитой фразой: «Мы с тобой не должны теперь тянуть концы веревки, на которую ты завязал узел войны».

Хрущев написал это письмо в одиночку, не собирая президентства. Позже в Вашингтоне появилась версия, что второе письмо не было написано Хрущевым и что в СССР мог произойти государственный переворот. Другие считали, что Хрущев, напротив, ищет помощи в борьбе против сторонников жесткой линии в руководстве вооруженных сил СССР. Письмо прибыло в Белый дом в 10 утра. Еще одно условие было объявлено в открытом радиобращении утром 27 октября с призывом к выводу американских ракет из Турции в дополнение к требованиям, упомянутым в письме.

Заключение

В пятницу, 26 октября, в 13:00 по вашингтонскому времени репортер Джон Скалли из ABC News сообщил, что к нему обратился сотрудник КГБ Александр Фомин. Встреча прошла в ресторане «Оксидентал». Фомин выразил обеспокоенность по поводу роста напряженности и предложил Скали подойти к своим «высокопоставленным друзьям в Государственном департаменте» с предложением найти дипломатическое решение. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства об удалении ракет с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу.

Руководство США отреагировало на это, сообщив Фиделю Кастро через бразильское посольство, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы «вторжение маловероятно».

Список литературы

  1. Холодная война: новые документы по Карибскому кризису 1962 г. документы по истории России: приложение к журналу «Родина». — – 2002. — – №5(59).– С. 34-40.
  2. Дипломаты помнят: Мир глазами ветеранов дипломатической службы: [Коллекция] Красный. П.П. Петрик. — М.: Научная книга, 1997 — 505 в.
  3. Кеннеди Джон Ф. Профиль мужества. — М.: Международные отношения, 2005. — — 328 с.
  4. Киссинджер Г. Дипломатия Пер. с англ. языка — М.: Ладомирский научно-издательский центр, 1997 — 847 с.
  5. Корниенко Г.М. «Холодная война»: Сертификат участника. Мемуары. 2-е издание — М.: ОЛМА Пресс, 2001. — 413 с.
  6. Хрущев Н. Кубинский ракетный кризис. События для Кремля и Белого дома почти вышли из-под контроля // Международная жизнь. — – 2002. — – №5. — – С.57–79.
  7. Хрущев Н. Рождение супердержавы: Книга об отце. — М.: Время, 2002. — 638 в.

работа над ошибками. Учимся применять ВМФ

У идущих на Кубу советских транспортов не было другой защиты
Карибский кризис стал первым масштабным столкновением советского и американского флотов, в которых выполнялось слежение оружием, преследование и готовность участников применить оружие друг против друга, включая ядерное.

Как известно, кризис закончился в пользу США, которые добились того, что все, находившиеся в море на момент решения Кеннеди о введении блокады советские транспортные суда, вернулись обратно, а ракеты, бомбардировщики и истребительная авиация были выведены с Кубы. Сами же американцы убрали из Турции ракеты «Юпитер» с задержкой, а вскоре развернули в Средиземном море боевое дежурство ПЛАРБ «Джордж Вашингтон». «Юпитеры» они и так собирались выводить из Турции в связи с их устареванием (в СССР про это не знали). Единственное, чего реально добился СССР в ходе кризиса, была гарантия того, что США не вторгнутся на Кубу. Это, конечно, было достижением, но задача ставилась более масштабная – как немедленный вывод «Юпитеров» из Турции, так и организация постоянного и открытого присутствия ВС СССР на Кубе. Получилось только с гарантиями.

На сегодня в среде серьёзных исследователей существует единство мнений о том, что более интенсивное использование флота помогло бы СССР более эффективно добиваться желаемого от США. Что важно, так думают американцы, те, кто смотрит на мир глазами противника и думает, как он. А значит, это действительно было так, по крайней мере, с высоко степенью вероятности.

Сегодня, когда морская мощь России находится буквально на дне, а её политика в мире по-прежнему весьма активна, нам как никогда важно научиться применять военно-морской флот правильно, как с чисто военной точки зрения, так и с политической.
Рассмотрим те варианты, которые имел СССР во время Карибского кризиса.

Предпосылки провала


Элементарная логика требует рассматривать военные операции на других континентах в условиях, когда их проведение пытается сорвать противник, имеющий военный флот, как в том числе морские. Это и понятно, чтобы танкисты и пехотинцы начали действовать, они должны попасть на театр военных действий. Если это возможно только по морю, и если флот противника этому противодействует, то необходимо, чтобы свой флот тем или иным способом обеспечил перевозку. На войне – путём завоевания господства на море, в мирное время – недопущением действий флота противника против своих транспортов путём демонстрации силы или как-то иначе.

В планировании переброски войск на Кубу это понимание отсутствовало.

Вспомним этапы подготовки.

Решением ЦК КПСС от 20 мая 1962 года была начата подготовка к переброске войск на Кубу. Операцию планировал Генеральный штаб, она получила названием «Анадырь».

Залогом успешности операции ГШ принимал скрытность перевозки войск.
Также предполагалось, что на Кубе будет развёрнута советская эскадра в составе 2-х крейсеров проекта 68-бис (флагман – «Михаил Кутузов»), 4-х эсминцев, в том числе 2-х ракетных (пр. 57-бис), дивизии ракетных подводных лодок (7 кораблей пр. 629), бригады торпедных подводных лодок (4 корабля пр. 641), 2-х плавучих баз, 12 ракетных катеров пр. 183Р и отряда судов обеспечения (2 танкера, 2 сухогруза и плавмастерская).

Изначально предполагалось, что транспортные суда пойдут самостоятельно, не привлекая к себе внимания. Без эскорта. Так и вышло, и поначалу скрытность себя оправдала.
В сентябре американцы наконец-то сообразили, что что-то тут не так – советские транспорта сновали через Атлантику с беспримерной интенсивностью. 19 сентября 1962 года американским эсминцем был перехвачен первый советский транспорт – сухогруз «Ангарлес». Американские патрульные самолёты стали выполнять облёты и фотографирования советских судов.

В этот момент надо было вводить в дело надводные силы. Но 25 сентября Совет обороны решил надводные корабли в операции не задействовать.

Дальнейшее известно – после ведения блокады транспорта повернули обратно, три из четырёх подлодок, отправившихся на Кубу, американцы нашли и принудили к всплытию.
О причинах отказа от применения НК в той операции до сих пор спорят. В отечественной литературе можно найти утверждения, что скрытность переброски войск пострадала бы, но она уже была на тот момент утрачена. Есть мнения военных, которые были уверены, что не выдержат боя с американцами. Это была полуправда. И об этом будет сказано ниже. Есть мнение американских историков, которые склоняются к тому, что советские моряки были неспособны планировать военные операции в открытом океане. Это явным образом неверно.

Выскажем гипотезу. Надводные корабли не были использованы по сложному комплексу – внимание – субъективных причин. В основе его лежала личная убеждённость Хрущёва в том, что надводные корабли устарели, маниакальное стремление генералов подмять флот под сухопутные войска (реализованное окончательно только при Сердюкове) и натуральный погром отечественной военно-морской мысли в 30-е годы, сопровождавшийся расстрелом многих ведущих военных теоретиков. К этому мы ещё вернёмся, а пока разберём, какие возможности у СССР были на море к моменту кризиса.

Наличный флот


Для океанских операций в любом случае требуются большие корабли, именно они являются средством придания боевой устойчивости любой военно-морской группировке. Как адекватно оценить то, какими кораблями реально мог распоряжаться ВМФ к началу Карибского кризиса? И что они могли дать?

Как известно, ВМФ как раз к тем годам закончил переживать «хрущёвский погром». Стоит оценить его масштабы.

Смотрим на статистику – вот что Хрущёв успел уничтожить реально ценного. Разный довоенно-трофейный металлолом не посчитан. Также не учтены «Сталинграды», которые прекратили строить ещё до Хрущёва.


Да, погром серьёзный. Обидно, как только что, по сути, введённые в строй корабли уничтожались.

Но ведь нам важно то, что осталось к моменту принятия решения о развёртывании войск на Кубе, так?

Вот что было в наличии. Крейсера, которые ранее были переведены в учебные, посчитаны как боевые, так как их можно было использовать в бою.


Тут надо сделать оговорку – не все корабли на момент принятия решения были боеготовы. Но – и это важный момент – до начала операции большинство из них могло бы быть возвращено в строй, и даже курсовые задачи успели бы сдать. А некоторые и так были боеготовы.

Предположим, что СССР мог бы использовать в операции по три крейсера разных проектов с Северного, Балтийского и Черноморского флотов – всего 9 единиц, из которых, к примеру, 7 относились бы к проекту 68бис.

Крейсера проекта 68бис были самыми мощными надводными кораблями ВМФ в «доракетную» эру
Но, кроме крейсеров, нужны и корабли других типов, так? И тут у нас есть ответ. На флотах в европейской части СССР к тому моменту несло службу шесть эсминцев проекта 57бис. С ПКР «Щука» в качестве основного оружия. Какой бы «Щука» ни была, а не учитывать её в своих планах противник просто не мог. Эсминец проекта 57 «Зоркий» на параде в Ленинграде, 60-е. Видна решетчатая пусковая направляющая для крылатой ракеты.
Ну и, конечно, эсминцы проекта 56, которые были основными по численности кораблями ВМФ, способными действовать в океанских районах. ВМФ мог выделить для операции несколько десятков таких кораблей в любом случае. Тот факт, что корабли безнадёжно устарели, в данном случае был неважен, о чём будет сказано ниже.Эсминец проекта 56
Что могли сделать эти силы?

Если опереться на знание того, как флот работает в принципе, то сначала надо было растащить американские силы по разным ТВД. И пример был перед глазами – можно просто посчитать, сколько сил, нужных союзникам на Тихом Океане, оттягивал на себя «Тирпиц» в Норвегии. Например, линкор «Вашингтон» во время сражения при Мидуэе занимался защитой конвоев в СССР от «Тирпица». А ведь это сражение могло пойти совсем иначе, Маккласки во многом просто повезло, как и американцам, в принципе. А если бы нет? Тогда даже один линкор оказался бы более чем «к месту», но они занимались «сдерживанием» «Тирпица», и по факту… помощью Красной армии, если уж окончательно называть вещи своими именами.

Был ли этот пример доступен для изучения в 1962-м? Более чем. А другие такие же? Их ведь было немало в той войне. Тоже были.

Так, можно было сформировать корабельную ударную группу из состава Тихоокеанского флота и отправить её, например, к Гавайям, демонстративно маневрируя кораблями вблизи границы территориальных вод США, демонстрируя американской авиаразведке мины на палубах эсминцев, например, сближаясь с торговыми судами, и так далее.
Предполагая, что СССР мог бы использовать свои тихоокеанские силы для отвлечения внимания США (хотя бы разведки), мы не сваливаемся в ловушку послезнания, а оперируем только той информацией, которая в те годы была доступна. И возможности у Тихоокеанского флота были.

Что дальше? Дальше всё очень просто. Корабельные ударные группы в составе крейсеров проектов 26бис, 68К и 68бис – все, которые удалось бы подготовить к походу к этому моменту, должны были бы находиться на боевой службе в готовности немедленно собрать разрозненные советские суда, выходящие в Атлантику в конвои, и сопроводить их до Кубы, чтобы американцы не могли рассчитывать на то, что можно будет отдельно взятым эсминцем перехватить советское судно и увести его в свой порт.

Лёгкий крейсер проекта 68К «Железняков». На момент Карибского кризиса был в строю.
Одно дело – принудить к остановке сухогруз. Другое – победить в бою КУГ из пары-тройки артиллерийских крейсеров, пары ракетных эсминцев и да, десятка эсминцев торпедных.

Разберём возможности, которые имели для разгрома таких групп в море американцы. Во-первых, ни отдельным крейсером, ни парой задачу было бы не решить. Скорее всего, даже отдельным линкором. Так как пришлось бы одновременно вести артиллерийский бой с крейсерами, отбивать удар крылатыми ракетами (какими бы плохими они ни были бы), а потом ещё и отстреливаться от эсминцев, пусть даже устаревших. В таком бою торпедные эсминцы становились значимым фактором – это сами по себе они к быстроходному артиллерийскому кораблю не факт, что подобрались бы, а вот к «подранку» после обмена залпами и попадания ПКР – запросто. И это тоже пришлось бы учитывать.

Решить задачу разгрома такого охранения конвоя с приемлемым уровнем надёжности и приемлемыми потерями мог только немаленький отряд боевых кораблей.

А если бы все советские силы действовали бы единым соединением? Тогда без вариантов пришлось бы привлекать авианосцы, причём не один. Просто потому, что пробивать без ядерных бомб ПВО группы из нескольких «Свердловых» и десятка кораблей послабее нужно было бы немаленькими силами. Крейсера проекта 68бис на учениях сбивали даже ракеты-мишени на базе ПКР П-15, с самолётами они бы тоже могли справиться.

И вот тут и начинаются нестыковки в любой «игре за американцев». С одной стороны, вроде как у США более чем достаточно сил, чтобы разгромить советские эскадры. С другой – это полномасштабная война, которой США тогда не хотели. Остановка советского конвоя потребовала бы военной операции, по масштабам и потерям соразмерной сражениям Второй мировой войны. Это не могло не быть сдерживающим фактором.

Сегодня мы знаем, что Кеннеди имел намерение атаковать Кубу, если хоть один американский самолёт будет сбит. Но когда это всё-таки случилось (был сбит U-2, пилот погиб), то американцы передумали. Тогда, конечно, этого никто в СССР не знал. А вот то, что атака на советские надводные корабли приведёт к утрате американцами внезапности в части нападения на СССР, было очевидно и нам, и самим американцам.

В США узнали о наличии ракет только в первой декаде октября. До этого речь шла о подозрительной советской активности. Присутствие кораблей ВМФ, во-первых, сразу же исключало из арсенала американцев блокаду. У них не было бы возможности нагнетать обстановку так, как они делали это реально. Теперь им пришлось бы выбирать между ядерной войной и переговорами, причём сразу. Проводку всех запланированных транспортов на Кубу пришлось бы «сглотнуть». Или начинать войну с утратой внезапности.

В реальности они выбрали переговоры.

И когда мы влезли в это дело, то были уверены, что они выберут переговоры. Надо было идти до конца. Они бы не напали. Они реально не напали даже тогда, когда наш флот стоял в базах. Когда он был бы в море, они не напали бы тем более.

И это при условии, что, вообще, не проморгали бы ситуацию, гоняясь за КУГами Тихоокеанского флота.

У СССР был и ещё один козырь.

Подводные лодки стратегического назначения


К моменту принятия решения о развёртывании ракет на Кубе в состав Северного флота поступило 15 дизель-электрических подлодок проекта 629 разных модификаций. Эти подводные лодки были вооружены ракетными комплексами Д-1 с баллистической ракетой Р-11ФМ дальностью 150 км и частично (освоение начиналось) Д-2 с ракетой Р-13 и дальностью 400 км. Кроме того, несли службу 5 подлодок проекта АВ611, каждая из которых также была вооружена баллистическими ракетами Р-11ФМ в количестве двух единиц.

При всей примитивности этих подводных лодок, ВМФ имел возможность развернуть у берегов США не менее десяти ракетоносных подлодок, а скорее всего – больше.

Подводная лодка проекта 629 выполняет залп баллистической ракеты Р-13
Какими были бы их шансы на успех? И вот тут мы опять вспоминаем надводные корабли – они вполне смогли бы прикрыть развёртывание подлодок, во-первых, отвлекая на себя огромные силы разведки, а во-вторых, мешая надводным кораблям ВМС США работать.

Подлодки стали бы серьёзным фактором. Даже тридцать долетевших до США ядерных ракет, во-первых, привели бы к потерям десятков миллионов человек, а во-вторых, не менее чем на несколько суток дезорганизовали бы ПВО, что дало бы неплохие шансы для бомбардировщиков. Найти все лодки, не перетопив надводные корабли, США опять же, бы не успели, а атаковав корабли, они бы утратили внезапность и подставились под ответный удар. И это было бы для них очевидно.

Развёртывание подобных сил (невозможное без участия надводных кораблей), дало бы Хрущёву куда больше козырей на любых переговорах.

Естественно, при правильной дипломатической подаче.

Дипломатия канонерок


Какую позицию должен был бы занять СССР?

Во-первых, необходимо бы было дать понять американцам, что СССР готов к войне. Реально, Хрущев, как позже говорили американцы, «моргнул первым», столкнувшись с их жёсткой реакцией. И это неудивительно – крыть СССР было нечем, никаких сил, способных затруднить действия американцев против Кубы, в море не было. Бредовая идея отправить против всех ВМС США в Атлантике четыре дизель-электрических подлодки, не могла дать и не дала СССР никаких выгод, даже с учётом ускользнувшей от американцев Б-4.

Наличие надводных сил, способных не дать помешать сообщению с Кубой без начала реальной масштабной войны и обеспечить развёртывание у берегов США ракетных подлодок, наличие самих ракетных подлодок, способных нанести ответный удар по американской территории, вполне стало бы козырем, если бы было правильно презентовано. Стоит помнить, что тогда у США не было такой противолодочной обороны, как после, в 70-х и 80-х, засечь тихие «дизелюхи» американцам было бы трудно, непрерывно их отслеживать при наличии надводного флота – невозможно.

По мере того, как кризис шёл к своему пику, надо было показать американцам и другие вещи – дозаправку в воздухе Ту-16, которая тогда уже была и давала возможность нанести этими самолётами удары по Аляске. Пуск крылатой ракеты Х-20 с бомбардировщика Ту-95К без указания её точной дальности. Можно было бы намекнуть им, что таких ракетоносных самолётов у СССР большинство (что было неправдой, но тут все средства были бы хороши).

В итоге президент Кеннеди должен был бы получить послание с примерно следующим содержанием:

«СССР имеет на территории Кубы развёрнутые носители ядерного оружия и боезаряды, в количестве, которое Вам неизвестно, и в местах, которые полностью Вам тоже неизвестны, а командиры советских частей уполномочены его применить, если будут атакованы.

Параллельно с этим мы развернули у Ваших берегов подводные лодки с баллистическими ракетами. Наши бомбардировщики рассредоточены и готовы к ответному удару. Вы знаете, что они могут наносить удары по Вашей территории ракетами, не приближаясь к ней, и вся Ваша оборона бесполезна. Мы не будем наносить удар по США первыми, но мы готовы ответить на Ваше нападение всей своей мощью.

Каким бы сильным ни был удар со стороны США по СССР, наш ответный удар в любом случае положит конец существованию США. Для предотвращения этих ужасных событий, мы предлагаем Вам следующее…»


Вот это был бы правильный подход – ввязываясь в такие игры надо было понимать, какими они будут и, выражаясь современным языком, «не съезжать с темы». Действия флота существенно усилили бы позиции Москвы в любых переговорах с Вашингтоном. И конечно, было глупо скрывать то, какими силами группировка на Кубе реально может ударить. Невозможно запугивать противника, пряча от него угрозу, это даже с точки зрения логики неверно.

Советский Союз вполне мог бы навязать США куда более равноправные переговоры и выводить войска на совсем иных условиях, нежели это было сделано. ВМФ, будь он правильно использован, даже в своём тогдашнем состоянии, помог бы этого добиться, будь он применён правильно. Но применён правильно он не был. И всё то, что последовало, было следствием этой ошибки.

Как так получилось? Почему СССР повёл себя настолько странно и нелогично? И самое главное – какое значение для нас это имеет сегодня?

Сухопутная «держава» и континентальное мышление


И вот тут мы возвращаемся к субъективным факторам. История отечественного флота после окончания Гражданской войны, с одной стороны, никакими войнами и сражениями не изобилует, но с другой – очень драматична. Драматична по причине погрома военной науки, предпринятого по инициативе группы молодых карьеристов, желавших сделать себе карьеру и готовых подвести под репрессии тех, кто занимал желаемые ими должности. Речь идёт о так называемой «молодой школе», наиболее известным представителем которой был А. Александров (Бар).

Об этих событиях очень подробно и доходчиво написано в очерке капитана 1-го ранга М. Монакова «Судьбы доктрин и теорий» в «Морском сборнике», начиная с номера 11 за 1990 год. Архив «Морского сборника» доступен по ссылке (номера не все).

Пересказывать этот очерк нет смысла, нужно ограничиться главным. Адепты «молодой школы» выбрали самый разрушительный способ расправы с конкурентами – они смогли, используя тогдашнюю прессу, объявить теории боевого применения, разработанные преподавателями и руководителем Военно-морской академии Б. Жерве, вредительскими и не соответствующими современности.

Надо сказать, что критиканские теории «молодой школы» были откровенно убоги. Но главного эти люди добились – в начале тридцатых почти весь цвет отечественных военно-морских теоретиков был репрессирован и позже расстрелян. Б. Жерве удалось выжить, но ценой публичного унижения – чтобы выжить, ему пришлось написать покаянную статью, в которой он объявил пропагандируемую им ранее необходимость вести борьбу за господство на море ошибочной. Тяжело переживая арест, пребывание в тюрьме, репрессии соратников, публичное унижение и крах карьеры, Б. Жерве вскоре скончался. Ему повезло, многие из его коллег до своей смерти дожить не смогли. Для тех, кто не понимает, что это было, пример – это как объявить преступлением борьбу за господство в воздухе для авиации и расстреливать генералов-лётчиков, которые этого требуют.

Есть мнение, и, видимо, небезосновательное, что за всеми этими событиями стоял М. Н. Тухачевский, для которого это была борьба за бюджет.

Последствия были ужасны – флот утратил предназначение. А когда нет предназначения, нет возможности организовать подготовку командных кадров – просто потому, что непонятно, что они должны делать.

Расплата пришла во время войны в Испании – советские советники при республиканском флоте (включая Н. Г. Кузнецова) показали неспособность вести войну на море. Приказ Сталина осуществить развёртывание флота в Средиземном море и защитить коммуникации республиканцев флот выполнить не смог – вообще никак. Сталин на это отреагировал новой волной кровавых репрессий, которая просто добила флот полностью.

То, как «бледно» флот «выступил» во время Великой Отечественной войны, обусловлено именно этим. Он, на самом деле, всё равно сыграл в ней важную роль, куда более важную, чем сегодня принято думать. Но с теми силами и средствами, которые имелись на 21 июня 1941 года, можно было сделать намного больше.

После войны началось восстановление. Была снята анафема с подготовки к ведению реальной войны, началась проработка тактических и оперативных вопросов применения флота в современной войне. Тактическая, огневая и техническая подготовка тоже «подтянулась».

Но тут подоспели армейские генералы:

«Уже в 1953 году на военно-научной конференции, проходившей в Высшей военной академии, прозвучали выступления, в которых говорилось о неправомерности признания морской стратегии, поскольку её существование якобы противоречило принципу единства военной стратегии».


«В октябре 1955 года в Севастополе под руководством Н. С. Хрущёва было проведено совещание членов правительства и руководящего состава Министерства обороны и ВМФ по выработке путей развития флота. В выступлениях главы государства и министра обороны Маршала Советского Союза Г. К. Жукова были высказаны взгляды на применение ВМФ в будущей войне, в которых предпочтение было отдано действиям сил флота тактического и оперативного уровня.

Через два года вновь был поднят вопрос о неправомерности существования морской стратегии как категории военно-морского искусства. Точка в её развитии была поставлена в 1957 году после публикации в журнале «Военная мысль» статьи начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза В. Д. Соколовского, в которой подчёркивалась недопустимость выделения морской стратегии из общей стратегии Вооружённых сил. В этой связи В. Д. Соколовский отмечал, что следует говорить не о самостоятельной стратегии Военно-воздушных сил и Военно-морского флота, а об их стратегическом использовании.

Руководствуясь этими указаниями, учёные Военно-морской академии подготовили проект Наставления по ведению морских операций (НМО-57), в котором категория «морская стратегия» была заменена категорией «стратегическое использование ВМФ», а от такой категории военно-морского искусства, как «война на море», полностью отказались. В 1962 году в свет вышел теоретический труд «Военная стратегия» под редакцией начальника Генерального штаба, где утверждалось, что применение ВМФ следует ограничить действиями «главным образом в оперативном масштабе».

Ссылка

Видно, что «зарубив» морскую стратегию, генералы немедленно «зарубили» и собственную придумку – «стратегическое применение», низведя флот от вида ВС, который в принципе предназначен именно для решения стратегических задач, на оперативно-тактический уровень.

Всё это не было обусловлено никакими рациональными доводами. Весь опыт Второй мировой показывал колоссальное значение флотов. Даже Красная армия не смогла бы вести войну, если бы немцы перерезали на море ленд-лиз, а на юге дошли бы до турецкой границы. А без флота они дошли бы – ни изматывающих и тормозящих блицкриг десантов бы не было, ни помех для того, чтобы немцы сами массово высаживали бы войска с моря, хотя бы на Кавказе. Что говорить о западных театрах военных действий и Тихом океане! Смогли бы советские войска попасть на Курилы, если бы Императорский флот не был бы разбит ВМС США? Всё это было проигнорировано.

Добавим сюда фанатичную убеждённость Н. С. Хрущёва в устарелости надводного флота и всемогуществе подлодок (нереалистичность этого догмата Карибский кризис как раз и показал) и, в общем, его невысокие способности к логическому мышлению (пугать американцев ядерным оружием, про которое им не говорили и не показывали), и зададим себе вопрос – могла ли эта политическая система правильно использовать флот? Нет, потому что для этого пришлось бы признать его полезность.

Признало бы её политическое руководство СССР, если бы хотя бы примерно догадывалось, чем будет Карибский кризис? Об этом можно пофантазировать, посмотрев военно-теоретические работы, выходившие после Карибского кризиса.

Выше упоминалась «Военная стратегия» под редакцией маршала В. Д. Соколовского. Её следующее издание вышло в 1963, после Карибского кризиса. Там в главе, посвящённой строительству вооружённых сил, приоритеты в развитии вооружённых сил поставлены в следующем порядке:

- РВСН. Это, в общем, понятно и вопросов не вызывает.

- Сухопутные войска. А вот это уже вызывает. Советские генералы не могли понять, что если противник за океаном, то пехотой до него не добраться. Чтобы оправдать вложение в «свой» вид ВС, проводилось непрерывное наращивание мощи советских войск в Европе. Это имело смысл как инструмент сдерживания до выхода на ядерный паритет, а потом нет – в случае агрессии Запад можно было бы подвергнуть тотальной ядерной зачистке, а для этого десятки тысяч танков были не нужны. Но это никого не волновало. Мы сухопутная держава, иного пути нет.

- Истребительная авиация ПВО и ПВО в целом. Логично для стороны, которая собирается обороняться.

- Остальная авиация. Но в части поддержки Сухопутных войск. Слов «господство в воздухе» с «военной стратегией» нет, никаких самостоятельных задач для авиации не предусматривается. Кратко оговаривается то, что в некоторых случаях авиация может выполнять ударные задачи, но без конкретики.

Налицо стратегия, которая в ракетно-ядерный век с сотнями или тысячами межконтинентальных бомбардировщиков, с главными врагами (США и Великобритания) за морями, всё равно строится вокруг пехоты и танков.

Флот в списке приоритетов на последнем месте. В числе его задач числятся нарушение коммуникаций противника, уничтожение его надводных сил, удары по базам, высадка десантов, основные силы – подлодки и авиация.

Тот же тезис отстаивается в разделе, описывающем военно-стратегические черты будущей мировой войны.

При этом ни необходимость вести противолодочную оборону, ни возможная роль флота в ядерном сдерживании и ядерной войне (подлодки с ракетами уже в строю) не упоминается. То, что подлодки уже на практике, а корабли – теоретически являются мобильными носителями ракет с ядерной боевой частью и могут своими ударами оказывать влияние на исход даже наземной войны, не упоминается.

Не упоминается защита своих коммуникаций – вообще нигде. А ведь блокадой американцы перерубили именно их. Такое чувство, что никаких выводов из Карибского кризиса не сделано, в переиздании об этом ничего.

Патрульный «Нептун» ВМС США засёк перевозку разобранных бомбардировщиков Ил-28 на Кубу
И уж, конечно, нет ни слова про срыв ядерного удара с морских и океанских направлений.
При этом вклад армейских командиров в провал похода подлодок был решающим – именно министр обороны Гречко задал лодкам скорость на переходах, которая привела к их обнаружению.

Разбор факта всплытия тоже «впечатляет», взять хотя бы «легендарную» фразу министра обороны:

«Какая зарядка батарей? Каких батарей? Вы почему, когда всплыли, не закидали американцев гранатами?»


Закидать гранатами надо было эсминец ВМС США. А потом, выяснив, что оказывается лодки-то были дизельные, а не атомные (после операции, в которой он приказы раздавал!), министр разбил свои очки об стол в ярости.

Потрясающее качество управления, не так ли?

ГШ ВМФ, конечно, тоже был виноват, слишком частые выходы на связь были его виной. Но откуда бы взяться специалистам по морской войне во флоте, который руководство Минобороны просто гнобит? Неоткуда. Сейчас, кстати, та же проблема встаёт.

Вот в итоге как выглядят причины того, что флот не был использован по назначению в Карибском кризисе – сухопутное мышление, делающее невозможным понимание тех результатов, которых можно добиться, применяя флот по назначению. А в некоторых случаях – тупая борьба против реальности, которая не вписывается в чьи-то представления, идейные установки и догмы.

Итоги


После Карибского кризиса кое-какие позитивные сдвиги всё-таки произошли. Формально придерживаясь объявленных ранее стратегических постулатов, военно-политическое руководство СССР, всё-таки «развязало руки» С. Г. Горшкову, пусть и чуть-чуть, и задумалось о применении тех сил, которые имело.

Так, через год на первую боевую службу вышла подлодка проекта 629 К-153 с тремя баллистическими ракетами Р-13. Лодку прикрывали три торпедных подлодки Б-74, Б-76 и Б-77 проекта 613. Нет никаких данных о том, что эти лодки были обнаружены. Это же самое вполне могло бы быть сделано и в 1962 для подкрепления советских действий. Но, по крайней мере, побывав под угрозой опустошающего американского ядерного нападения, советское руководство начало использовать часть сил флота по предназначению.

В самом ВМФ чуть погодя с 1964 стартовала обширная тактическая дискуссия по вопросам ведения ракетной войны. ВМФ начал вносить свой вклад в ядерное сдерживание своими подлодками и в целом начал тот путь, который приведёт его к психологической победе над ВМС США в 70-х.

Но всё это было без официального признания ошибочности прошлых подходов (хотя бы в специализированной военной прессе, в тех же «Военной мысли» и «Морском сборнике»). А без признания ошибок невозможна никакая работа над ошибками. И её в полном объёме не было.

Выводы для нашего времени.

Мы сегодня живём в похожую эпоху. Армейские генералы опять, как это некоторое время было до Великой Отечественной войны, ликвидировали флот как самостоятельный вид вооружённых сил. Подробности описаны в статье «Разрушенное управление. Единого командования флотом давно нет». На очереди ВКС, где уже есть армейский командующий. В медиа исподволь расползается «континентальное мышление», а Минобороны вкладывает деньги в подплав, который просто не переживёт столкновения с системой противолодочной войны на ТВД «американского» типа – кто бы её не развернул. У нас снова нет видения того, для чего и как применяется ВМФ. Генштаб опять командует флотами, отталкиваясь от того опыта, который офицеры ГШ получали в Сухопутных войсках в основном.

Есть и проблемы, которых в начале 60-х не было.

Вырастить Главнокомандующего ВМФ негде – Главкомат превращён в снабженческую структуру и занимается закупками и парадами, Главный штаб ВМФ не является органом военного управления в полном смысле этого слова и не участвует в планировании военных операций. В итоге будущему Главкому просто негде получить опыт, соразмерный тем задачам, которые он должен будет выполнять. Уже много лет Главкомы у нас назначаются сразу с командующего одним из флотов. Для контраста вспомним В. Н. Чернавина, который попал на свой пост, уже имея опыт работы начальником ГШ ВМФ и первого заместителя Главкома. Это не было системой в нашей стране, но сейчас такой возможности в принципе нет – в нынешнем ГШ ВМФ потенциальный новый Главком ничему не научится.

В таких условиях мы запросто можем оказаться в положении, в чём-то похожем на положение СССР на пике Карибского кризиса. Оно к тому же может усугубляться банальной нехваткой кораблей и почти полностью погибшей морской авиацией. С одной стороны, сегодня руководство России понимает в использовании флота явно больше, чем советское во времена Н. С. Хрущёва. Флот внёс свой вклад в недопущение уничтожения Сирии до 2015 года, и немалый. Сейчас ВМФ также применяется по предназначению, например, обеспечивая поставки в эту страну иранского топлива. Флот используется в акциях устрашения Украины, более-менее успешно, несмотря на своё ужасное состояние. Настолько грубых ошибок, как Карибский кризис, руководство РФ не допустит. Текущее, по крайней мере.

Но с другой стороны, описанные выше проблемы, делающие построение боеспособного флота невозможным, запросто могут привести к тому же финалу, к которому привело непонимание военно-морских вопросов руководством СССР в 1962 году: к необходимости отступать от заявленных целей, причём явно и публично – со всем вытекающим из этого политическим ущербом.

Нам явно пора проводить работу над ошибками.

Карибский кризис: причины, разрешение и последствия

Этапы развития Карибского кризиса

Дата

Событие

1959 год Революция на Кубе
1960 год Национализация сфер США на Кубе
1961 год Обращение Фиделя к правительству США и получение отказа в помощи. Размещение ракет США в Турции.
20 мая 1962 года Совет министров обороны и иностранных дел с Хрущевым по поводу Кубы
21 мая 1962 года 21 мая на заседании Совета обороны СССР поставлен этот вопрос на обсуждение размещения ракет на Кубе
28 мая 1962 года Отправлена делегация на Кубу во главе с послом.
10 июня 1962 года Представлен проект размещения ракетных установок на Кубе
Конец июня 1962 года Разработан план по секретной переброске сил на Кубу
Начало августа 1962 год На Кубу отправлены первые суда с техникой и людьми
Конец августа 1962 года Первые фотографии Американских разведчиков о строящихся ракетных установках
4 сентября 1962 года Заявление Кеннеди о отсутствии на Кубе ракетных сил конгрессу
5 сентября — 14 октября 1962 года Прекращение разведки кубинских территорий авиацией США
14 сентября 1962 года Снимки с самолета разведчика США о построенных ракетных установках попадают на стол Кеннеди
18 октября 1962 года Президента США посетил министр иностранных дел СССР
19 октября 1962 года Подтверждение самолетом разведки четырех пусковых установок на Кубе
20 октября 1962 года Объявление Блокады Кубы со стороны США
23 октября 1962 года Роберт Кеннеди отправляется в посольство СССР
24 октября 1962 года — 10:00 Вступление блокады Кубы в силу
24 октября 1962 года — 12:00 Донесение Хрущеву о благополучном прибытии военных кораблей СССР на Кубу
25 октября 1962 года Требование Кеннеди о демонтаже ракетных установок на Кубе
26 октября 1962 года Отказ Хрущева требованиям Кеннеди
27 октября 1962 года — 17:00 Замечен самолет разведчик США над Кубой
27 октября 1962 года — 17:30 Самолет-разведчик вторгается на территорию СССР
27 октября 1962 года — 18:00 Подняты истребители СССР по боевой тревоге
27 октября 1962 года — 20:00 Подняты истребители и бомбардировщики США по боевой тревоге
27 октября 1962 года — 21:00 Фидель сообщает Хрущеву о готовности США к атаке
С 27 на 28 октября 1962 года Встреча Роберта Кеннеди с послом СССР
28 октября 1962 года — 12:00 Собрание ЦК КПСС и секретное совещание.
28 октября 1962 года — 14:00 Запрет использования зенитных установок СССР на территории Кубы
28 октября 1962 года — 15:00 Связь Хрущева и Кеннеди
28 октября 1962 года — 16:00 Приказ Хрущева о демонтаже ракетных установок
Через 3 недели Завершение демонтажа и снятие блокады с Кубы
Через 2 месяца Полный демонтаж ракетных установок США в Турции

Причины Карибского конфликта

Карибский кризис — это общепринятое название, очень сложный и напряженных отношений между Советским союзом и Соединёнными Штатами Америки. Настолько напряженными, что ядерная война не была ни для кого сюрпризом.

Началось все с того, что Америка в 1961 году, разместила на территории Турции свои ракеты с ядерными боеголовками. А продолжилось тем, что СССР ответил расположением военных баз на Кубе. Также с ядерными зарядами и полной комплектацией воинских частей.

Мир в то время замер в ожидании планетарной катастрофы.

Напряженность того времени доходил до того, что ядерная война могла начаться от единого резкого высказывания той или иной стороны.

Но дипломаты того времени смогли найти общий язык и решить конфликт мирным способом. Не без напряженных моментов, не без отголосков, даже в наше время, но смогли. Как все это было — описано ниже.

Плацдарм на Кубе

Снимок ракет с американского самолёта-разведчика. 14 октября 1962 года

Причина Карибского кризиса 1962 года, вопреки сложившемуся мнению, сокрыта отнюдь не в размещении военных подразделений на Кубе.

Начало данному конфликту положило правительство Штатов, когда разместило свои ядерные и атомные ракеты на территории современной Турции.

Смотрите также статью Карабахский конфликт и ситуация сегодня

Ракетное оснащение американских баз было средней дальности.

Что позволяло в самые кратчайшие сроки поразить ключевые цели Советского союза. Включая города и столицу — Москву.

Естественно, такое положение дел не устраивало СССР. И при вынесении ноты протеста, получив отказ о выводе войск из Турции, Союз принял ответные меры. Скрытые, незаметные и тайные.

На Кубинских островах, в строжайшей секретности, были размещены регулярные войска СССР. Пехота, техническое обеспечение, техника и ракеты.

Ракеты разного калибра и назначения:

  1. средней дальности;
  2. тактические ракеты;
  3. баллистические ракеты.

Каждая из них могла нести на себе ядерную боеголовку. Секретность подобных действий была обусловлена не актом агрессии, как преподносится сейчас, а исключительно без провокационным смыслом, дабы не развязать ядерную войну.

Само базирование войск на Кубе обосновано стратегически и носило больше оборонительный характер.

При помощи этого присутствия недалеко от берегов США, Союз сдерживал возможные акты агрессии со стороны Турецко-Американских дислокаций.

Карибский кризис был вызван следующими действиями сторон:

  1. Размещение в Турции, в 1961 году, американских ядерных ракетных установок средней дальности.
  2. Помощь СССР Кубинским властям, в 1962 году, после революции в охране суверенитета.
  3. Объявленная США блокада Кубы в 1962 году.
  4. Размещение на территории Кубы ядерных ракетных установок средней дальности и войск СССР.
  5. Нарушение Американскими самолетами разведчиками границ СССР и Кубы.

Хронология событий

Говоря о хронологии событий, следует заглянуть в чуть более раннее время от начала ядерной гонки США и СССР. История эта начинается в 1959 году, во времена холодной войны между сверхдержавами и Кубинской революции во главе с Фиделем Кастро.

Смотрите также статью Холодная война ХХ века и её причины

Поскольку противостояние двух стран не было локальным и явно выраженным, каждая из них старалась охватить большее количество зон влияния.

США делали основной упор на страны третьего мира с проамериканскими настроями, а Советский Союз на страны того же света, но с социалистическими настроениями.

Кубинская революция в первое время не привлекла внимание Союза, хоть и руководство страны обращалось к СССР за помощью. Но обращение Кубы к американцам было еще более провальным.

Президент США демонстративно отказался встречаться с Кастро.

Чем вызвал серьезное негодования Кубы и, как следствие, полная национализация всех внутренних ресурсов США в стране.

Более того, такой исход событий вызвал интерес со стороны СССР и следующее обращение за помощью было услышано. Были перенаправлены Кубинские ресурсы нефти и сахара от США к СССР, а также получена договоренность о размещении регулярных войск Союза в стране.

США, безусловно, такой перевес сил не устроил и под предлогом расширения баз НАТО на Турецкой территории были размещены военные базы, на которых располагались готовые к бою ракеты средней дальности с ядерными боеголовками.

И следующим этапом развития Карибского кризиса стало секретное размещение войск СССР на территории Кубы. Также с полным боекомплектом ядерного оружия.

Естественно, данные событие не происходили за один день. Длились они в течении нескольких лет, о чем и будет рассказано ниже.

14 октября 1962 года. Начало Кризиса. Решение Кеннеди

Фото, представленное Кеннеди 14 октября 1962 года

Четырнадцатое октября 62 года принято считать началом Карибского кризиса. Именно в этот день началось нарастание конфликта между двумя державами.

В этот день, после длительного отсутствия над территорией Кубы, Американский самолет-разведчик сделал фотоснимки. На них при детальном рассмотрении военными специалистами США были распознаны пусковые площадки для ядерных ракет.

А после более досконального исследования стало понятно, что площадки аналогичны тем, что находятся на территории СССР.

Это событие настолько потрясло американское правительство, что президент Кеннеди (первый за все время президентства в Штатах) ввел уровень опасности FCON-2. Это по факту означало — начало войны с применением оружия массового поражения (в том числе и ядерного).

Решение США могло стать началом Мировой ядерной войны.

Это понимал и он сам, и все остальные в Мире. Необходимо было искать решение данного вопроса и как можно скорее.

Критическая фаза. Мир на грани атомной войны

Отношения между двумя державами настолько накалились, что в обсуждение данного вопроса даже не стали включаться остальные страны. Конфликт следовало урегулировать именно между СССР и США, которые участвовали в Карибском кризисе.

Погрузка ракет

После введения военного положения второго уровня в Штатах, мир замер. По сути это означало, что война начата. Но понимание последствий обеими сторонами не позволило нажать на главную кнопку.

В год, когда был Карибский кризис, через десять дней после начала (24 октября) объявлена блокада Кубе. Что также фактически означало объявление войны этой стране.

Со стороны Кубы были также введены ответные санкции.

Даже были сбиты несколько самолетов разведчиков США над Кубинской территорией. Что могло сильнейшим образом повлиять на решение о начале ядерной войны. Но здравый смысл восторжествовал.

Понимание того, что затягивание ситуации приведет к ее неразрешимости, обе державы сели за стол переговоров.

27 октября 1962 года — «Черная суббота»: апогей Кризиса

Самолет разведчик U-2

Данный день принято считать самым близким моментом к всемирной ядерной войне. Именно в эту субботу, когда разразился Карибский кризис, человечество от планетарной катастрофы отделяли считанные часы.

Все началось с того, что утром во время шторма над Кубой был замечен самолет-разведчик U-2.

Было принято решение сделать запрос в вышестоящий штаб, для получения инструкций. Но из-за проблем со связью (возможно, сыграл роль шторм) распоряжения не были получены. И самолет был сбит по приказу местных командиров.

Практически в это же время над Чукоткой ПВО СССР засекли такой же самолет-разведчик. По боевой тревоге были подняты военные истребители МиГ. Естественно, американская сторона об инциденте узнала и опасаясь массированного ядерного удара, подняла истребители над своей стороной.

U-2 был в недосягаемости истребителей, поэтому его не сбили.

Как выяснилось в ходе расследования СССР и США, пилот самолета попросту сбился с курса, выполняя заборы воздуха над Северным полюсом.

Практически в этот же момент над Кубой были обстреляны самолеты-разведчики из зенитных установок.

Со стороны это казалось началом войны и подготовкой одной из сторон к атаке. Кастро, убежденный в этом, писал Хрущеву о нападении первым, чтобы не потерять время и преимущество.

А советники Кеннеди видя поднятые в воздух истребители и самолеты дальней авиации в СССР из-за сбившегося с маршрута самолета U-2, настаивали о сиюминутной бомбардировке Кубы. А именно баз СССР.

Но ни Кеннеди, ни Никита Хрущев не послушали никого.

Инициатива американского президента и предложение Хрущева

Встреча Хрущева и Кеннеди во время Карибского кризиса

Понимание обеих сторон того, что может произойти непоправимое — сдерживало обе страны. Судьбу Карибского кризиса решали на высшем уровне по обе стороны океана. Решением проблемы стали заниматься на уровне дипломатии, для поиска мирного выхода из ситуации.

Переломный момент произошел после обоюдных предложений по урегулированию Карибского кризиса. Президент Кеннеди выступил с инициативой направить правительству СССР требование о устранении ракет с территории Кубы.

Но инициатива лишь была озвучена. Никита Хрущёв выступил первым с предложением Америке — снять блокаду с Кубы и подписать пакт о ненападении на нее же. На что СССР демонтирует ракеты на ее территории. Чуть позже было добавлено условие о демонтаже ракетных установок в Турции.

Переговоры произошли после событий 27 числа, в ночь на 28 октября.

Череда нескольких совещаний в обеих странах привели к разрешению данной ситуации. Начало исполнения договоренностей произошло утром 28 октября.

Разрешение Карибского кризиса

«Черная суббота» была самым близким к мировой катастрофе, днем. Именно она и повлияла на решение закончить конфликт мирным путем для обеих мировых держав. Несмотря на резкое противостояние, правительство США и СССР приняли обоюдное решение по завершению конфликта.

Поводом для начала войны мог стать любой мелкий конфликт или внештатная ситуация. Как например сбившийся с курса U-2. И результаты такой ситуации стали бы катастрофическими для всего мира. Начинаясь с гонки вооружений.

Ситуация могла кончится гибелью миллионов людей.

И осознание этого помогло принять правильное решение обеим сторонам.

Принятые договоренности были исполнены обеими сторонами в самые кратчайшие сроки. Например, демонтаж ракетных установок СССР на Кубе начался уже 28 октября. Также были запрещены любые обстрелы самолетов противников.

Через три недели, когда на Кубе не осталось ни единой установки, блокада была снята. А через два месяца были демонтированы установки в Турции.

Кубинская революция и ее роль в конфликте

Фидель Кастро

В момент обострения холодной войны между США и Советским союзом, на Кубе происходили события, казалось бы, никак не связанные с глобальным противостоянием двух мировых держав. Но в итоге, сыгравшие значительную роль в ходе и завершении мирового конфликта.

После революции на Кубе, к власти пришел Кастро и в первую очередь, как к ближайшим соседям обратился за помощью к Штатам. Но из-за неправильной оценки ситуации, правительство США отказали Фиделю в помощи. Посчитав, что заниматься вопросами Кубы нет времени.

Как раз в этот момент были размещены ракетные установки США в Турции.

Фидель, поняв, что от США помощи не будет, обратился к Союзу.

Хотя при первом обращении ему также было отказано, но ввиду размещения у границ СССР ракетных подразделений, коммунисты пересмотрели свое мнение и решил оказать поддержку революционерам Кубы. Склонив их от националистических замашек, к коммунистическим.

А также, разместив на территории Кубы (под предлогом защиты от нападения США на Кубу)  ядерные ракетные установки.

События развивались по двум векторам. Помощь Кубе в защите суверенитета и снятии блокады со стороны. А также гарантия безопасности СССР в возможном ядерном конфликте. Так как размещенные ракеты на Кубинских островах находились в зоне досягаемости Америки и в частности Вашингтона.

Ракетные позиции США в Турции

Президент Кеннеди и ракетные войска

Соединённые Штаты Америки, разместив свои ракетные установки в Турции, близ города Измира, по своей сути спровоцировали конфликт между собой и Советским Союзом.

Хотя президент США и был уверен, что подобный шаг не имеет никакого значения, так как баллистические ракеты с подводных лодок США могут достать до той же территории.

Но в Кремле отреагировали совершенно по-другому. Баллистика флота Америки, хоть и могла достигнуть тех же целей, но на это у нее заняло бы куда больше времени. Тем самым, в случае внезапного нападения, у СССР было бы время на отражение атаки.

Подводные лодки США не всегда находились на боевом дежурстве.

А в момент выхода всегда были под пристальным присмотром Советского союза.

Ракетные установки в Турции, хоть и были морально устаревшими, могли достичь Москвы за считанные минуты. Что подвергало опасности всю европейскую часть страны. Именно это и стало причиной поворота СССР в сторону отношений с Кубой. Как раз, утратившую дружеские отношения со Штатами.

Разрешение Карибского конфликта 1962 года

Флаг СССР и флаг США

Кризис закончился 28 октября. В ночь с 27 числа, президент Кеннеди отправил своего брата Роберта к Советскому послу, в Посольство СССР. Состоялся разговор, где Роберт высказал опасение президента о том, что ситуация может выйти из-под контроля и породить цепочку событий, которые нельзя будет повернуть вспять.

На что советский посол, высказал пожелание Союза о демонтаже ракетных установок в Турции.

Роберт ответил:

Роберт Кеннеди

Политик

[/aside]

«Президент не видит трудностей».

В эту же ночь был отправлен рапорт в Кремль с полным докладом о разговоре и опасениями, что на президента США оказывается давление со стороны военных. Именно поэтому переговоры были не лично с Кеннеди, а с его братом и на территории посольства.

Получив данное донесение, Никита Хрущев решил вывести войска с Кубы, так как ситуация была настолько накалена, что любое промедление стоило бы жизни миллионов.

Отправленная радиограмма по незашифрованным каналам президенту Кеннеди от Хрущева, поставила точку в Карибском конфликте. Полный демонтаж на Кубе и в Турции завершился спустя два месяца. Блокада с кубы была снята.

Последствия Карибского кризиса (кратко)

Как бы это странно ни звучало, но мирное разрешение ситуации было не всем по душе. Например, ЦК КПСС снял Хрущева со своего поста, через два года после кризиса. Мотивируя это тем, что он пошел на уступки Америке.

Смотрите также статью Что такое КПСС и его история

На Кубе демонтаж наших ракет расценили, как предательство. Так как ожидали атаки на Соединенные Штаты и готовы были принять первый удар. Также многие из военного руководства Америки остались недовольны.

Карибский кризис стал началом глобального разоружения.

Показав всему миру, что гонка вооружений может привести к катастрофе.

В истории, Карибский конфликт оставил заметную печать и многие страны взяли ситуацию за пример того, как не стоит вести себя на мировой арене. Но на сегодняшний день, наблюдается практически аналогичная ситуация с самым началом холодной войны. И опять на арене два основных игрока — Америка и Россия, кто решал судьбу Карибского кризиса и Мира полвека назад.

Итоги Карибского кризиса 1962 года

В заключение, подведем итоги, чем закончился Карибский кризис.

  1. Заключение мирного соглашения между СССР и США.
  2. Прямая экстренная телефонная линия Кремль-Белый дом.
  3. Договор о разоружении в области ядерных ракет.
  4. Гарантия ненападения на Кубу со стороны США.
  5. Демонтаж ракетных установок СССР на Кубе и ракет США в Турции.
  6. Куба расценила поведение СССР, как предательство по отношению к ней.
  7. Снятие в СССР Хрущева с должности, по причине «уступки США» и убийство Кеннеди в Америке.

Карибский кризис (октябрь 1962 г.) кто прав, кто виноват.

Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Могилёвский государственный университет имени А.А. Кулешова» Историко-филологический факультет Карибский кризис (октябрь 1962 г.): кто прав, кто виноват? Реферат по истории восточных славян (Россия и Украина) студента 3 курса, 1-02 01 01, «История и обществоведческие дисциплины», дневная форма обучения Терещенко Антона Сергеевича Научный руководитель: старший преподаватель кафедры истории Беларуси и восточных славян Головач Елена Ивановна Могилев, 2018 Содержание Глава 1. Краткая хронология кризиса…………………………………………..4 Глава 2. Возникновение, развитие и разрешение кризиса………………..…..6 2.1. Кубинская революция и планы по ее подавлению…………….………....6 2.2. Военно-стратегическое соотношение между США и СССР….………....7 1 2.3. Тайное размещение СССР ракет на Кубе………………………………….8 2.4. Обнаружение США советских ракет и планы вторжения на Кубу.…....10 2.5. Первые шаги к примирению……………………………………………….11 2.6. «Черная суббота» Карибского кризиса и его разрешение…………..…11 Глава 3. Ошибочная информация и решения во время кризиса…………….13 Глава 4. За кулисами истории…………………………………………..……..14 Глава 5. Последствия возможного ядерного конфликта…………………....17 Глава 6. Последствия Карибского кризиса………………………...……...….19 Заключение…………………………………………………………………...…20 Список используемой литературы…………………………………………....21 Введение Изобретение ядерного оружия, а позднее – и средств его доставки к цели, было, несомненно, эпохальным событием. Мощь военного потенциала сверхдержав и их готовность эту мощь использовать породили ситуацию, при которой любой конфликт между ними приводил бы к тотальной ядерной войне и как следствие, к возможному полному уничтожению человеческой цивилизации на Земле. Биполярный мир, где обе стороны обладали ядерным оружием в количестве, достаточном для полного уничтожения, как главного противника, так и его соседей и союзников, дальних и близких, был в силу ряда причин структурой нестабильной. Оба полюса – СССР и США были непримиримыми врагами. Вражда их своими корнями уходит в идеологию и геополитику, и задачей–минимум каждой из сторон было если не уничтожение оппонента, то, по крайней мере, обеспечение своего военно- стратегического превосходства, территориального доминирования. В 1962 году, в беспрецедентной близости к ядерной войне, все решалось только на уровне глав государств. И именно их благоразумие спасло планету от глобальной катастрофы. В этом же году вплотную столкнулись интересы двух сверхдержав – представителей двух частей света, и никто не мог наверняка знать, чем могло 2 1 января 1959 г. на Кубе после долгой гражданской войны коммунистические партизаны во главе с Фиделем Кастро свергли правительство президента Батисты. К тому времени администрация США придерживалась внешнеполитической стратегии "отбрасывания коммунизма", провозглашенной Дуайтом Эйзенхауэром еще в феврале 1954г., основой которой являлось военное, в том числе ядерное, превосходство и угроза применения вооруженной силы. Поэтому США весьма встревожились перспективой получить у себя под боком коммунистическое государство. В начале 1960 года администрация Эйзенхауэра поручила ЦРУ создать, вооружить и тайно подготовить в Центральной Америке бригаду из 1400 кубинских эмигрантов для вторжения на Кубу и свержения режима Кастро. В марте 1961 г., только вступивший в Белый дом после инаугурации президент Кеннеди, санкционировал проведение подготовленной при прежней администрации США операции по высадке десанта кубинских контрреволюционеров. [2,с. 25] Бригада, состоявшая из 17,5 тысяч наемников ЦРУ, высадилась в заливе Кочинос, на юго-западном побережье Кубы, 17 апреля 1961 г., но была разгромлена в течении трех дней. Тысячи наемников попали в плен, рассказав о планах ЦРУ по свержению правительства Фиделя Кастро. План операции был заранее известен правительству Кубы, благодаря тому, что агентам Кубинской разведки удалось проникнуть в ряды бригады. Это дало возможность стянуть в район высадки значительное количество войск, а кубинский народ, вопреки прогнозам ЦРУ, мятежников не поддержал. "Путь спасения" превратился в 80 миль по непролазным болотам, где были добиты остатки высадившихся боевиков. Провал операции стал причиной отставки многолетнего директора ЦРУ Аллена Даллеса. Несмотря на поражение десанта Джон Кеннеди в августе 1961 г. санкционировал подготовку новой тайной операции против Кубы под кодовым названием "Мангуста", предусматривавшей возможность поддержки высадки кубинских "контрас" армией и ВМС США. Советская разведка получила информацию о содержании плана "Мангуста" и реальных мерах по его выполнению в апреле 1962 г.. Широкой общественности о плане "Мангуста" стало известно только в 1975 г. в ходе расследования деятельности ЦРУ США комиссией сенатора Черча. [3,с. 44] Оперативный план "Мангуста" предусматривал два этапа: • - август-сентябрь 1962 г. - подготовка и начало антикастровского "повстанческого" движения на Кубе; • - октябрь - организация "народного восстания" при поддержке американских спецслужб и войск с возможной высадкой американского десанта на остров. Антикастровские силы имели в своем распоряжении свыше 80 судов, которые неоднократно в октябре выходили в море и 17 ночей подряд ждали 5 сообщения о "начале антикастровского восстания на острове", что должно было стать сигналом для начала высадки десанта "контрас". С мая 1962 г. к подготовке заключительной фазы операции "Мангуста" был подключен Пентагон, готовивший планы интервенционистских действий против Кубы. 23 августа 1962 г. Кеннеди приказал активизировать меры по "намеренному разжиганию полномасштабного восстания против Кастро". Что, помимо прочего, свидетельствует о полном фиаско американской разведки по получению объективной информации о происходящих на острове событиях. Лишь 16 октября, после обнаружения советских ракет на Кубе, президент США отказался от завершения оперативного плана "Мангуста". [1,с. 28] 2.2. Военно-стратегическое соотношение между США и СССР К 1962 г. США не только увеличили число своих военных баз по периметру границ СССР, но и развернули батареи стратегических ракет "Юпитер" в Турции и планировали их размещение в Японии и Италии, что было призвано изменить как пропорциональность ядерных зарядов и их носителей в пользу США, так и сократить "подлетное время", являющееся важной стратегической характеристикой ядерного сдерживания. [5,с. 38] Опираясь на свое мнимое научно-техническое превосходство, США полагали, что отныне космические и иные технические средства разведки надежно гарантируют безопасность страны и поэтому решили перенести тяжесть разведывательной деятельности с агентурной разведки на техническую. Из этой - оказавшейся впоследствии ложной - посылки, между прочим, был сделан и достаточно сомнительный вывод о том, что в разведывательном противоборстве центр тяжести также надо перенести с агентурной защиты государственных секретов на техническую, акцентировав основное внимание на противодействии техническим разведкам противника. США удалось добиться в разведывательной области крупного успеха: офицер ГРУ полковник О. Пеньконский, пользуясь своей близостью к маршалу артиллерии С.С. Варенцову, сумел добыть и передать ЦРУ данные о ракетных войсках стратегического назначения (РВСН) СССР. Хотя Н.С. Хрущёв неоднократно заявлял на весь мир, что мы делаем «ракеты, как сосиски» - реальное положение было иное. По данным министра обороны США Р. Макнамары, в тот период США превосходили СССР по количеству стратегических ядерных боеголовок в 17 раз. [7,с. 56] 2.3. Тайное размещение СССР ракет на Кубе Вторжение на Кубу наемников в 1961 г. подтолкнули Кастро к более тесному сближению с Москвой. Для кубинского, и советского руководства к маю 1962 г. сложилась ситуация, во многом аналогичная периоду перед началом Великой Отечественной войны, - они знали об агрессивных планах и приготовлениях "западного соседа" и в этой связи должны были принимать соответствующие политические решения. 6 Стремясь добиться ядерного паритета с США, укрепить собственную безопасность и гарантировать независимость Кубе Совет Обороны СССР принял 15 мая 1962 г. решение об оказании военной помощи Кубе и развертывании на ее территории Группы советских войск (ГСВК) численностью в 51 тыс. военнослужащих (реальная численность к концу сентября составила 41 тыс. чел.). Также предполагалось развертывание на Кубе Отдельной ракетной дивизии, что должно было служить гарантией независимости и суверенитета Кубы. Всего же планировалось поставить здесь на боевое дежурство 36 баллистических ракет Р-12 (по западной терминологии "СС-4"), 24 ракеты Р-14 ("СС-5"), 6 бомбардировщиков Ил-28 и истребители прикрытия Миг-21. [2,с. 44] Это решение, отвечало интересам обеих сторон - Куба получала надежное прикрытие от любой агрессии со стороны США, а Советское военное руководство сокращало подлетное время своих ракет до американской территории. В СССР решение о создании ГСВК принимали Н.С.Хрущев, министр обороны Р.Я.Малиновский, министр иностранных дел А.А.Громыко, заместитель председателя совета министров Д.Ф.Устинов, секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев. Командующим создаваемой группировки ГСВК был назначен командующий Северо-Кавказским военным округом генерал-лейтенант И. А. Плиев, дважды Герой Советского Союза, но ранее в боевой обстановке командовавший кавалерийскими частями. О принятом решении о создании военной базы на Кубе не был проинформирован даже В.Е. Семичастный, в октябре 1961 г. ставший председателем КГБ СССР. Впрочем, понимая свою недостаточную компетентность, Семичастный и не пытался вникать в драматические события, связанные с возникновением и эскалацией кризиса, предоставив полную свободу действий своему первому заместителю И. П. Ивашутину и начальнику разведки КГБ А.М. Сахаровскому – за их подписями в архивах находится большинство документов, связанных с этими событиями.[4,с. 61] Стоит подчеркнуть, что подобная практика заключения секретных соглашений имела и имеет поныне широкое распространение, и единственно в чем можно было упрекнуть советского лидера - это в отступлении от официально провозглашенного "ленинского принципа" внешней политики - отказа от заключения тайных договоров. В то же время эта мера в конкретных условиях обстановки была абсолютно оправдана с военной и политической точек зрения и не противоречила нормам и принципам международного права. В конце мая Генеральный штаб приступил к подготовке и осуществлению стратегического мероприятия "Анадырь", как официально именовалось операция по созданию советской военной базы на Кубе. Несмотря на разветвленную разведывательную сеть, в том числе и на Кубе, наличие американской военной базы на острове, с одной стороны, а с другой - дальние морские коммуникации, вовлечение в подготовку 7 2.6. «Черная суббота» Карибского кризиса и его разрешение Но 27 октября наступила "черная суббота" Кубинского кризиса, когда лишь чудом не вспыхнула новая мировая война. В те дни над Кубой с целью устрашения дважды в сутки проносились эскадрильи американских самолетов. И вот 27 октября во время разведывательного полета советскими войсками зенитной ракетой был сбит американский самолет-разведчик У-2 и погиб 25-летний пилот майор Р.Андерсон, ставший единственной американской жертвой этого кризиса. Ситуация накалилась до предела. С одной стороны Кеннеди не стал акцентировать внимание на этом трагическом инциденте, делая ставку на прямые и секретные переговоры с советским лидером, с другой стороны президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и военную атаку на остров. План предусматривал 1080 самолето-вылетов в первый же день боевых операций. Силы вторжения, дислоцированные в портах на юго-востоке США, насчитывали 180 тысяч человек. Многие американцы покидали крупные города, опасаясь скорого советского удара. Мир оказался на грани ядерной войны. Так близко к этой грани он никогда еще не был. Однако в воскресенье, 28 октября, советское руководство решило принять американские условия. Открытым текстом было передано послание президенту США. Н.С.Хрущев впервые признал факт присутствия советских ракет на Кубе и согласился на их эвакуацию под контролем США. В Кремле уже знали о намеченной бомбардировке Кубы. Решение убрать с Кубы ракеты было принято без согласования с кубинским руководством. Возможно, так поступили намеренно, поскольку Фидель Кастро категорически возражал против удаления ракет. Международная напряженность стала быстро спадать после 28 октября. Советский Союз вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики. 20 ноября США сняли морскую блокаду острова. Между руководителями двух мировых держав установлена прямая "горячая линия" телефонной связи. При этом США конфиденциально обязались в течение двух месяцев демонтировать "Юпитеры" в Турции, отказаться от их размещения в Италии и Японии и гарантировали неприкосновенность "острову Свободы". Тогда же на Кубе была открыта советская военная базы в Лурдесе, являвшаяся форпостом советской технической разведки в Западном полушарии и ликвидированная в 2002 г. Принятые на себя американской администрацией обязательства свято соблюдались даже после гибели Джона Кеннеди в ноябре 1963 г. [8,с.200-201] 10 Глава 3. Ошибочная информация и решения во время кризиса Карибским кризис мирно завершился, однако он дал повод для дальнейших размышлений о судьбе мира. Во время многочисленных конференций с участием советских, кубинских и американских участников тех событий, стало ясно, что на решения, принимавшиеся тремя странами перед кризисом и во время него, воздействовали неверная информация, неправильные оценки и неточные расчеты, искажавшие смысл событий. Бывший министр обороны США Роберт Макнамара в своих воспоминаниях приводит такие факты: 1. Уверенность советского и кубинского руководства в неизбежном скором вторжении армии США на Кубу, в то время, как после провала операции в заливе Свиней у администрации Джона Кеннеди таких намерений не было; 2. В октябре 1962г. советские ядерные боеголовки уже находились на Кубе, более того, в момент наивысшего накала кризиса они были доставлены из мест хранения в места развертывания, в то время, как ЦРУ докладывало, что никакого ядерного оружия на острове пока нет; 3. Советский Союз был уверен, что ядерное оружие можно будет доставить на Кубу тайно и об этом никто не узнает, а Соединенные Штаты никак на это не отреагируют и когда о его размещении станет известно; 4. ЦРУ сообщало о присутствии на острове 10 тысяч советских военнослужащих, в то время, как там их находилось около 40 тысяч, и это помимо хорошо вооруженной 270-тысячной кубинской армии. Поэтому советско-кубинские войска, вдобавок вооруженные тактическим ядерным оружием, просто-напросто устроили бы "кровавую баню" высадившемуся амерканскому экспедиционному корпусу, результатом чего неминуемо стала бы неконтролируемая эскалация военного противостояния. В целом Кубинский кризис повлиял на мир лишь благотворно, заставив СССР и США идти на взаимные уступки во внешней политике. Глава 4. За кулисами истории Стоит сказать и еще об одной стороне этого процесса, оставшейся "за кулисами" истории. Речь идет об участии в разрешении конфликта посольских резидентур Главного разведывательного управления (ГРУ) Министерства обороны и Первого Главного управления (ПГУ) КГБ СССР. Сын одного из главных «переговорщиков» с США со стороны СССР, С.А.Микоян в своей весьма объемной монографии «Анатомия Карибского 11 кризиса», так же не осветил этого вопроса, упоминая фамилии советских разведчиков лишь по материалам обсуждения их предложений в Белом Доме. Эта неафишируемая сторона дела состоит в том, что еще в мае 1961 г. братом президента и министром юстиции Робертом Кеннеди по собственной инициативе был установлен контакт с резидентом ГРУ в Вашингтоне в должности атташе посольства СССР по вопросам культуры и редактора журнала "Soviet Life Today" Георгием Никитовичем Большаковым. [8,с.248] На одной из встреч Р.Кеннеди предложил Большакову "установить неофициальный обмен мнениями" по различным вопросам международного и двустороннего характера. При этом обеими сторонами ясно понималось, что речь идет о конфиденциальных отношениях высшего уровня, идущих от имени руководителей государств и в целях установления лучшего понимания позиций друг друга. "Тайный канал" связи с советским руководством через Большакова был дезавуирован Р.Кеннеди в книге мемуаров "Тринадцать дней", появившейся в 1969 г. Подобная практика "неофициальных", зондажных отношений имела и имеет широкое распространение в мире. Вопрос о предложении Кеннеди рассматривался Президиумом ЦК КПСС, который и дал соответствующую санкцию Большакову на контакты с Р.Кеннеди. Всего по октябрь 1962 г. между ними состоялось более 40 встреч, в том числе в неформальной обстановке, в кругу семьи Р.Кеннеди. [8,с. 250] После 15 октября Р.Кеннеди обратился к Большакову за соответствующими разъяснениями, но, следуя установкам из Москвы, советский разведчик вполне искренне дезинформировал своего американского визави, что подорвало доверие президента к этому конфиденциальному каналу сотрудничества. Поэтому с 22 октября их встречи прекратились. Достоверной информацией о "мероприятии "Анадырь" не располагал даже советский посол в США. Политическая мудрость президента США Дж.Кеннеди была такова, что он, допуская возможную неискренность Большакова либо связанных с ним советских представителей, решился на беспрецедентный по мужеству поступок - обратиться напрямую к советскому резиденту в Вашингтоне: 22 октября советника посольства СССР "Фомина" попросил о встрече известный в то время обозреватель телеканала Эй-би-си Джон Скали. После ряда зондажных бесед, 26 октября Скали "по поручению высочайшей власти", то есть президента страны, передал Феклисову американские предложения по урегулированию конфликта: 1. СССР демонтирует и вывозит с Кубы ракетные установки под контролем ООН; 2. США снимают морскую блокаду Кубы; 3. США публично берут на себя обязательство не вторгаться на Кубу. 12 гибели 90% трудоспособного населения и поражения оставшейся части радиацией. [9,с. 110] Изменилась бы сама структура взаимоотношений между странами, образовалась бы новая система международных отношений, мир бы стал мультиполярным. А потомкам выживших представителей стран, развязавших войну, еще долго бы припоминали, как их предки чуть не уничтожили человечество. Но войны не произошло, СССР и США пошли на взаимные уступки, и, по сути, после Карибского кризиса наступила первая оттепель в отношениях между ними. Неважно, что она была недолгой, и потом последовали годы бессмысленного противостояния, главное, что это был первый шаг к окончанию холодной войны. [9,с. 118] Глава 6. Последствия Карибского кризиса Последствием успешного разрешения Карибского кризиса представляется осознание сверхдержавами своей уязвимости и зависимости друг от друга. Стало ясно, что угрозой третьей мировой войны играть нельзя. Урок был усвоен: правительства обеих стран никогда больше не допускали в своих отношениях таких опасных кризисных ситуаций. И надо заметить, что именно после конца Карибского кризиса отношения между странами- участницами перешли не несколько новый уровень: от категорического неприятия к попытке сотрудничества. Примером этого может служить Договор о запрещении ядерных испытаний. [5,с. 180] Были достигнуты принципиальные договоренности относительно подписания Договора о нераспространении ядерного оружия, а также о 15 желательности двусторонних переговоров об ограничении стратегических вооружений. Договор о нераспространении ядерного оружия, подписанный 1 июля 1968 года представителями СССР, США и Великобритании, имел большое значение для улучшения советско-американских отношений и международной обстановки в целом. Также американской стороной был поднят вопрос о взаимном отказе от создания систем противоракетной обороны, т.к. развертывание таких систем дестабилизирует общую стратегическую обстановку и повлечет за собой новый дорогой виток гонки ракетно-ядерных вооружений без реального обеспечения безопасности обеих сторон. Карибский кризис имел и серьезные негативные последствия долгосрочного плана. Советское руководство не могло забыть унизительной, как ему казалось, потери своего престижа, когда ему на глазах всего мира пришлось вывозить обратно свои ракеты с Кубы. Советский военный истеблишмент воспользовался этим для того, чтобы добиться новой большой программы наращивания ракетно-ядерных вооружений. Таким образом, Карибский кризис по-своему дал новый импульс гонке вооружений, что делало нестабильной военную, а значит, и политическую обстановку в мире. В то же время у обеих держав в тот момент был неплохой шанс начать взаимно контролировать эту гонку, по крайней мере, в отдельных областях. Надо было приложить все усилия, чтобы расширить договоренность о выводе ракет средней дальности из Турции и Кубы путем взаимного запрета на размещение всего класса таких ракет средней дальности. Однако США не стремились к этому, т.к. они уже имели подобные ракеты также в Италии и Великобритании, а Советский Союз не размещал их в других странах, кроме Кубы. [9,с. 202] Заключение Карибский кризис продолжался 38 дней. Он имел чрезвычайно важное психологическое и историческое значение. Человечество впервые в своей истории оказалось на грани самоуничтожения. Разрешение кризиса стало переломным моментом в Холодной войне и началом Разрядки международной напряжённости. Те далекие от нас события более чем 45 летней давности до сих пор привлекают внимание историков и политиков. Шок, испытанный миром в ходе Карибского кризиса, заставил сверхдержавы перейти от «холодной войны» к политике разрядки. Важными шагами в этом направлении были Договор об атомных испытаниях 1963 г., и Договор нераспространении ядерного оружия 1968 г. Политика разрядки достигла апогея в Соглашении об ограничении стратегических вооружений. Однако советская оккупация Афганистана в конце 1979 г., а также американская политика после отказа ратифицировать СНВ-2 вызвали заметное охлождение в отношениях двух стран. Карибский кризис стал для ядерных держав серьёзным экзаменом на выдержку и ответственность перед всем мировым сообществом. И хотя после 16 него игра «ядерными мускулами» продолжалась, но до столь опасного рубежа она не доходила, грозить друг другу войной политиви СССР и США уже не осмеливались. Карибский кризис вызвал угрозу термоядерного конфликта СССР и США. Эти события могли реально поставить мир на грань ракетно-ядерной войны. Самый острый кризис «Холодной войны» имел далеко идущие последствия для обеих сверхдержав. Ракетный кризис, показав опасность балансирования на грани войны, заставил США и СССР пойти на диалог. Кубинский кризис привёл к падению авторитета СССР на международной арене. В результате ракетного кризиса Советский Союз избрал путь наращивания количества и качества стратегического ядерного оружия, окончательно оказался от политики ограниченной либерализации. «Кубинское унижение» означало «начало конца» и Н.С. Хрущёва. Карибский кризис привел к коренному пересмотру США всей своей внешнеполитической стратегии, что нашло свое законодательное завершение в переходе к доктрине "наведения мостов" или "расшатывания социализма изнутри". Это также означало коренную перестройку всей разведывательно- подрывной деятельности против государств социалистического содружества. 17

Кубинский ракетный кризис, 1962 год: документы

Примечание: английский перевод иностранного языка документы следуют оригиналам.

СССР, Меморандум, Рассказ А. Аджубея о визите в Вашингтон в ЦК КПСС, 12 марта 1962 г. (на русском с англ. перевод)

ЦРУ, Протокол, СЕКРЕТНО "Встреча с Генеральным прокурором г. Соединенные Штаты в отношении Кубы ", 19 января 1962 г. (Ричард Шлем)

DOD, Меморандум, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, "Планы прикрытия и обмана для Карибская исследовательская группа », 19 февраля 1962 года (операция« Нортвудс »).

Бриг. Gen. Эдвард Лэнсдейл, Обзор OPERATION MONGOOSE, Phase One, 25 июля 1962 г.

Национальная безопасность Меморандум о действиях № 181, Указ Президента о действиях и исследования в ответ на новую активность советского блока на Кубе, 23 августа 1962 года.

ЦРУ, Протокол, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, "Протокол заседания Специального Группа (дополненная) операции "Мангуст", 4 октября 1962 года.

Хронология составлена ​​для Президента Консультативный совет внешней разведки (PFIAB), "Хронология конкретных событий, связанных с наращиванием военной мощи на Кубе ", Недатированный [выдержка].

Министерство обороны США, стенограммы, СЕКРЕТНО, записи взяты из стенограмм заседаний Совместного Начальники штабов, октябрь-ноябрь 1962 года: борьба с кубинцами Ракетный кризис.

Специальная национальная разведка ЦРУ Оценка, основные последствия определенных действий США на Кубе, 20 октября 1962 г.

министр обороны Роберт Макнамара, военный инструктаж, Заметки 21 октября 1962 г. Встреча с Президент.

СССР, директива, ТОП СЕКРЕТНО, Приказ Малиновских Плиеву от 22 октября 1962 года.

Радио-ТВ Обращение Президента к народу из Белого дома, 22 октября 1962 г.

Дискуссионный документ группы Диллон, Сценарий авиаудара по ракетным базам и Бомбардировщики на Кубе, 25 октября 1962 года.

Prime Письмо министра Фиделя Кастроса премьер-министру Хрущеву, октябрь 26, 1962.

ежедневный отчет ЦРУ, «Кризис СССР / Куба», 27 октября 1962 г.

Кабель получен из США.Посол в Турцию Раймонд Харе в Государственный департамент по вопросам турецкого ракеты, 26 октября 1962 г.

DOJ, Меморандум, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, меморандум для государственного секретаря от Генеральный прокурор, о встрече Роберта Кеннеди 27 октября с Добрынин, 30 октября 1962 г.

СССР, Кабель, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, Добрынин Отчет о встрече с Робертом Кеннеди об ухудшении Угроза, 27 октября 1962 года.

ВМС США, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО / СЕКРЕТНО / ДЛЯ ОФИЦИАЛЬНЫХ ЛИЦ ТОЛЬКО ИСПОЛЬЗУЙТЕ карты / журналы операций противолодочной обороны относился к подводной лодке СССР Б-59, октябрь 1962 г.

СССР, Воспоминания, Воспоминания Вадима Орлова (Подводная лодка СССР Б-59): Мы их всех потопим, Но не опозорим наш флот, (2002).

Аспектос важные материалы и информация о рецидиве пор лос Джефес militares reunidos el día 24 октября 1962 г. Генеральный мэр Estado con el Comandante en Jefe Fidel Castro.

СССР, проект директивы, Распоряжение Главнокомандующему Советскими Силами на Кубе о переводе Ил-28 и ракет "Луна", а также Управление по применению тактических Ядерное оружие, 8 сентября 1962 года.

СССР, Директива, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, запрет на применение ядерного оружия без приказов из Москвы, 27 октября 1962 г., 16:30.

СССР, Директива, СЕКРЕТНО, Ответное поручение Президиума ЦК КПСС Плиеву на его Telegram от 27 октября 1962 г.

СССР, Письмо председателя Хрущева премьер-министру Министр Кастро, 28 октября 1962 г.

Куба, письмо премьер-министра Кастро председателю Хрущев, 28 октября 1962 года.

Белый Хаус, Post Mortem на Кубе, 29 октября 1962 года.

СССР, Письмо председателя Хрущева Премьер-министру Кастро, 30 октября 1962 г.

Куба, письмо премьер-министра Кастро Председателю Хрущеву, 31 октября 1962 года.

Бромлей Смит, Краткий отчет о заседании Исполнительного комитета НСК, 2 ноября 1962 г.

Бромлей Смит, Краткий отчет о заседании Исполнительного комитета НСК, 5 ноября 1962 года.

СССР, Меморандум о разговоре между Микояном и кубинскими лидерами, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, 5 ноября 1962 г. (Вечер).

СССР, Телеграммы Малиновского. Плиеву, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, начало ноября ( около 5 ноября) 1962.

СССР, зашифрованная телеграмма Микояна в ЦК КПСС, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, 6 ноября 1962 года.

президента Кеннеди письмо премьер-министру Хрущеву от 6 ноября 1962 г.

Генерал Максвелл Тейлор, Обсуждение документов председателей для встречи с президентом, ноябрь 16, 1962 г.

Куба, Заказ, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, Разрешение на зенитный огонь, 17 ноября 1962 г.

Куба, Заказ, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, Отмена Разрешение на инициирование зенитного огня 18 ноября 1962 г.

СССР, Инструкция из Президиума ЦК КПСС Микояну, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, 22 ноября, 1962.

Венгрия, посольство, Гавана, Telegram, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, Суть советско-кубинских расхождений заключения от 1 декабря 1962 г.

Великобритания, Отправка, КОНФИДЕНЦИАЛЬНО, посол Великобритании на Кубе в министерстве иностранных дел, Кубинский кризис, главы I и II, 10 ноября 1962 г. минут от американского отдела FOs в качестве прикрытия).

Кубинский ракетный кризис | Ассоциация по контролю над вооружениями

К юбилею

В октябре исполнилось 40 лет кубинскому ракетному кризису, в ходе которого Соединенные Штаты и Советский Союз были пугающе близки к ядерной войне из-за размещения советского стратегического оружия на Кубе.Продолжая свое исчерпывающее устное изучение истории кризиса, Архив национальной безопасности и Институт международных отношений Уотсона Университета Брауна организовали 11-13 октября в Гаване конференцию, на которую собрались официальные лица и ученые США, Советского Союза и Кубы.

В этом специальном разделе, Arms Control Today представлены некоторые основные моменты той конференции. Роберт С. Макнамара, министр обороны президента Кеннеди, начинает раздел с комментария к решениям, принятым в октябре 1962 года, и к последствиям кризиса на сегодняшний день.В заключение он задает несколько нерешенных вопросов о советских и кубинских намерениях во время кризиса. Интересно, что ответы на некоторые из этих вопросов были даны на конференции в ходе последующего разговора Макнамара с двумя бывшими советскими чиновниками. Здесь приводятся отрывки из этого разговора, показывающие, как мало предусмотрительно было уделено действиям США и Советского Союза, которые спровоцировали кризис. Наконец, ACT включает отрывки из недавно опубликованных американских, советских и кубинских документов, которые иллюстрируют, как развивались события до, во время и после кризиса для участников.

Воспоминания участников в сочетании с новыми архивными материалами наглядно демонстрируют ставки кубинского ракетного кризиса и важность текущих усилий по предотвращению распространения и применения оружия массового уничтожения. Как написали два организатора конференции Джеймс Блайт и Том Блэнтон: «27 октября 1962 года, когда кубинский ракетный кризис достиг своего пика, был самым опасным днем ​​в истории человечества. Поскольку мир сталкивается с кризисом, касающимся того, что делать с возможным оружием массового уничтожения в Ираке, стоит задуматься над этим ближайшим промахом до ядерной катастрофы, превратив это событие в своего рода виртуальную `` Хиросиму '', что приводит нас к выводу: никогда очередной раз.Или, как Макнамара резюмировал уроки конференции: «Нам чертовски повезло быть здесь».

Перейти: Комментарий Макнамара, Беседа в Гаване или недавно опубликованные документы.


Роберт С. Макнамара

В течение многих лет я считал кубинский ракетный кризис самым управляемым внешнеполитическим кризисом за последние полвека. Я по-прежнему считаю, что действия президента Кеннеди в решающие моменты кризиса помогли предотвратить ядерную войну. Но теперь я прихожу к выводу, что, как бы проницательно ни удалось справиться с кризисом, к концу этих необыкновенных 13 дней - с 16 по 28 октября 1962 года - удача также сыграла значительную роль в предотвращении ядерной войны на волосок.

Нам повезло, но не только. Я считаю, что мы не пережили бы эти 13 дней, если бы президент не формировал и не руководил способами, которыми его старшие советники противостояли кризису. Это началось в считанные минуты после того момента, когда во вторник утром, 16 октября, советник по национальной безопасности Макджордж Банди сообщил президенту, что у нас есть фотографии строящихся советских ракетных ядерных объектов на острове Куба. Эти баллистические ракеты средней и средней дальности, которые были развернуты не только тайно, но и под тщательно продуманным прикрытием обмана, могут, если они будут введены в действие, доставить ядерные боеголовки на все основные территории США на восточном побережье.С. города, подвергая риску 90 миллионов американцев.

Мы не ожидали такой акции Советов. Фактически, летом и в начале осени 1962 года различные советские официальные лица, включая министра иностранных дел Андрея Громыко, говорили нам, что на Кубе нет советских ядерных ракет и что Москва не будет размещать такое оружие на острове. Поскольку нас успокоили таким образом, мы не смогли сформулировать и обсудить до их открытия альтернативные способы решения проблемы развертывания.

Президент сразу же признал, что нам придется заставить Советы удалить ракеты. 4 сентября он выступил с заявлением, в котором указывалось, что, хотя он не ожидал развертывания ракет на Кубе, «самые серьезные проблемы возникнут», если такое развертывание действительно произойдет. Президент знал, что должен действовать в соответствии с этим заявлением. Однако он также знал, что начало военных действий по удалению ракет сопряжено с серьезными рисками для всех вовлеченных сторон: Соединенных Штатов, а также Советского Союза и Кубы.Поэтому ключевой вопрос для него и для тех из нас, кто давал ему советы, заключался в следующем: как мы можем принудительно удалить ракеты, не начав войну?

С этой целью президент Кеннеди принял три жизненно важных решения в первый же час после изучения фотографических свидетельств утром 16 октября:

1. Он заявил, что только ограниченное число высокопоставленных должностных лиц будет проинформировано о размещении ракет на Кубе - в Государственном департаменте и министерстве обороны, Белом доме и канцелярии советника по национальной безопасности.Нас было около 15 человек - так называемый Исполнительный комитет Совета национальной безопасности, или «ExComm» - которые консультировали его на протяжении всего кризиса.

2. Исполком должен будет радикально ограничить любую информацию, предоставляемую своим сотрудникам, чтобы гарантировать, что ни пресса, ни Конгресс, ни широкая общественность не узнают о ситуации до тех пор, пока президент не будет готов отреагировать на нее.

3. Исполнительному комитету было приказано немедленно собраться, чтобы определить альтернативные ответы на советскую угрозу и обсудить плюсы и минусы каждого из них - без присутствия президента.Нам было поручено не приносить ему рекомендации до тех пор, пока все его советники не согласятся единогласно относительно того, какие действия следует предпринять, или пока не станет ясно, что мы не можем прийти к согласию по единому курсу действий. Далее он проинструктировал нас использовать любое время, которое может потребоваться, чтобы согласовать рекомендацию.

Ни одно последующее решение США по кубинскому ракетному кризису не способствовало предотвращению войны больше, чем первые три решения, принятые президентом Кеннеди. Они сформировали и ограничили U.Действия С. в последующие дни, чтобы не было немедленной, резкой, эмоциональной реакции на известие о развертывании. Это гарантировали скорейшие решения президента.

На первом заседании Исполкома во вторник, 16 октября, большинство гражданских и военных советников президента высказались за немедленное воздушное нападение на Кубу с целью уничтожения ракетных объектов. Однако вокальное меньшинство выдвинуло другие альтернативы.

К концу недели, после нескольких дней дебатов, Исполком согласился представить президенту две альтернативы: первая - это морской «карантин» Кубы, чтобы помешать Советам поставить на Кубу дополнительное военное оборудование; вторым был воздушный удар, за которым почти наверняка последовало бы вторжение У.С. сил.

Президент назначил окончательный обзор двух альтернатив на воскресенье, 21 октября. Он должен был состояться в овальном зале семейных покоев Белого дома. Я хорошо помню ту встречу. Присутствовало, возможно, 17 или 18 человек, в том числе несколько человек, служивших в предыдущих администрациях, например, Дин Ачесон и Джек МакКлой. Президент попросил генерала Макса Тейлора, председателя Объединенного комитета начальников штабов, представить доводы в пользу авиаудара и возможного вторжения; и он попросил меня представить аргументы против нападения и в пользу карантина.

После двух презентаций президент спросил каждого из нас, один за другим, какой курс действий мы предпочитаем. Большинство поддержало атаку.

Президент Кеннеди затем обратился к генералу Уолтеру Суини, главе тактического авиационного командования ВВС США, который возглавит воздушный удар по Кубе, если президент прикажет действовать таким образом. Он спросил генерала Суини, уверен ли он, что его войска смогут уничтожить все советские ракеты, размещенные на Кубе. Запланированная атака была бы масштабной: 1080 самолето-пролетов против кубинских ракетных объектов только в первый день (например, больше самолето-вылетов, чем было выполнено силами НАТО в любой день во время конфликта 1999 г. из-за Косово).

Я мог бы поцеловать Суини за его ответ. Суини сказал президенту:

«У нас лучшие военно-воздушные силы в мире. Если мы не можем выполнить эту работу, никто не сможет. Но могу ли я сказать, что нет никаких шансов, что одна или две ракеты и ядерные боеголовки все еще могут быть в рабочем состоянии и могут быть запущены после атаки? Нет, господин президент, я не могу этого сказать ».

Какой ответственный президент согласился бы на риск взрыва даже одной ядерной боеголовки над U.С. Сити, убивая беспрецедентное количество американских граждан? После ответа Суини президенту я сразу почувствовал, что любые действия, которые мы предпримем, начнутся с карантина. Фактически, карантинная линия вокруг Кубы вступила в силу в 10:00 утра по восточному времени в среду, 24 октября.

К субботе, 27 октября, советский лидер Никита Хрущев все еще не дал указания, что он уберет ракеты. Исполком весь день обсуждал, какие действия предпринять. В то время ЦРУ сообщило, что не верит, что ядерные боеголовки для ракет были доставлены на Кубу.Насколько я помню, они считали, что первая партия боеголовок была на борту корабля «Полтава», который должен был прибыть на Кубу через несколько дней. Наши разведывательные фотографии показали, что ракетные объекты быстро вводятся в строй. Таким образом, если атака должна была быть осуществлена, казалось очевидным, что ее следует нанести до того, как ракеты войдут в боевой состав и до прибытия боеголовок. В противном случае мы рискуем нанести советский ответный удар по территории США, если одна или несколько ракет не повредятся после авиаудара.

Примерно в 16:00 27 октября по восточноевропейскому времени генерал Тейлор сообщил президенту, что Объединенный комитет начальников полиции теперь рекомендует нанести воздушный удар в понедельник утром, 29 октября, за которым через семь дней последует вторжение. Эту точку зрения разделяло большинство гражданских советников президента.

Поздно в пятницу, 26 октября, а затем рано утром следующего дня пришли два сообщения от Хрущева. Первое сообщение было длинным и бессвязным и, похоже, было написано человеком, находящимся в ужасном стрессе.Тем не менее, он также был красноречивым в том, что описывал очевидные выборы, стоящие перед нами. Вот несколько выдержек из этого замечательного письма:

Всем нужен мир; как капиталисты, если они не потеряли рассудка, тем более коммунисты.

Война - наш враг и бедствие для всех людей.

Если действительно разразится война, то остановить ее было бы не в наших силах, ибо такова логика войны. Я участвовал в двух войнах и знаю, что война заканчивается только тогда, когда она прокатывается по городам и деревням, повсюду сея смерть и разрушения.

Я хочу, чтобы вы согласились, что нельзя поддаваться давлению; надо их контролировать.

Если люди не проявят мудрости, то в конечном итоге они придут к столкновению, как слепые кроты, и тогда начнется ответное истребление.

Если вы не потеряли самообладание, тогда, господин президент, мы и вы не должны сейчас тянуть за конец веревки, на которой вы связали себя узами войны, потому что чем больше мы вдвоем тянем, тем крепче узел будет завязан.И может наступить момент, когда этот узел будет так крепко завязан, что даже у того, кто его завязал, не хватит сил развязать его. И тогда нужно будет разрубить этот узел.

И что это будет значить, не мне вам объяснять, потому что вы сами прекрасно понимаете, какими ужасными силами обладают наши страны. Давайте не только ослабим силы, тянущие на конец веревки; давайте возьмем средства, чтобы развязать узел. Мы к этому готовы.

Сообщение заканчивалось предложением, которое мы могли полностью принять: если мы гарантируем, что не вторгнемся на Кубу, Хрущев уберет ракеты с Кубы.

Однако в то время нам казалось, что второе сообщение было составлено сторонниками жесткой линии в Политбюро Хрущева. Более того, сообщение было передано прессе до того, как мы его получили. В сообщении от субботнего утра 27 октября говорилось, что советские ракеты останутся на Кубе до тех пор, пока мы не выведем из Турции то, что Хрущев теперь называл нашими «аналогичными» ракетами Юпитер. Это сильно усложнило ситуацию, так как казалось, что время на принятие решения до ввода в действие ракетных объектов истекало.Турция, член НАТО, решительно выступила против удаления ракет НАТО, размещенных на ее территории, как и многие другие страны НАТО.

Президенту Кеннеди и большей части Исполнительного комитета казалось очевидным, что мы должны ответить на письмо, пришедшее вторым. Это уже было общеизвестно. И мы получили его после пятничного письма, которое я только что подробно процитировал. Это был критический момент кризиса. Если бы мы просто отвергли предложение Хрущева о торговле ракетами, мы бы быстро сократили количество вариантов удаления ракет, за исключением войны.

Именно в этот момент Ллевеллин («Томми») Томпсон, бывший посол в Москве, имевший большой опыт работы с Советами и лично с Хрущевым, предложил нам просто проигнорировать письмо, содержащее неприемлемую сделку, и ответить на первое письмо. . Здесь мы вступаем в то, что, возможно, было самым важным обменом мнений за весь кризис на стороне США и, учитывая ставки в этот чрезвычайно опасный момент, одним из самых важных обсуждений всей холодной войны.Я цитирую ленты Кеннеди:

Президент Кеннеди: «Мы не собираемся вывозить это оружие с Кубы, наверное, в любом случае ... Я имею в виду переговоры ... Я не думаю, что есть сомнения, что он не собирается отступать сейчас, когда он обнародовал это. , Томми. Он не собирается вывезти их с Кубы ».

Ллевеллин Томпсон: «Я не согласен, господин президент. Я думаю, что у нас еще есть шанс наладить эту линию ».

Президент Кеннеди: "Он отступит?"

Ллевеллин Томпсон: «Мне кажется, что для Хрущева важно иметь возможность сказать:« Я спас Кубу; Я остановил вторжение », и он может избежать наказания за это, если он захочет, и он попробовал себя в этой истории с Турцией, и это мы обсудим позже.”

Президент Кеннеди: «Хорошо».

Я все еще дрожу, когда читаю эти строки. С одной стороны, президент, время у которого истекало, искал способ разрешить кризис мирным путем, но был сбит с толку двойным посланием Хрущева. С другой стороны, был Томми Томпсон, высокопоставленный офицер дипломатической службы, но с точки зрения ранга один из низших членов EXCOMM, консультировавший президента. Но вера президента в опыт Томми была настолько велика, что он сочувствовал Хрущеву и всему руководству в Москве, что он тут же задал Томми вопрос, чтобы тот проголосовал за него или за него.И Томми оказался совершенно прав. Я благодарю Бога за то, что у нас был президент, который был полон решимости найти выход из кризиса без войны, и такой советник, как Томми, который так сочувствовал нашему советскому противнику.

К субботе, 27 октября, события вышли из-под контроля Москвы и Вашингтона. Например, этим утром над восточной частью Кубы был сбит американский разведывательный самолет U-2. Хрущев правильно считал, что мы интерпретируем это как преднамеренную эскалацию противостояния.На самом деле U-2 был сбит, как мы теперь знаем из показаний генерала Анатолия Грибкова и других, по настоянию кубинцев с разрешения полевого субкомандующего на Кубе генерала Степана Гречко вопреки приказу Хрущева. из Москвы. Примерно в то же время другой U-2, выполнявший миссию по отбору проб над Аляской, попал в советское воздушное пространство. Мы опасались, что Советы могут прийти к правдоподобному, но ошибочному выводу, что U-2 выполнял задание по фотографированию советских военных объектов незадолго до нападения на советскую родину.

В то время эти события казались опасными. Но только спустя почти тридцать лет из показаний генерала Грибкова на конференции в этом зале в Гаване в январе 1992 года мы узнали, что ядерные боеголовки для тактического и стратегического ядерного оружия уже достигли Кубы до того, как была закрыта линия карантина. установлено - всего 162 ядерные боеголовки. Если бы президент нанес удар с воздуха и вторжение на Кубу, силы вторжения почти наверняка были бы встречены ядерным огнем, что потребовало бы ядерного ответа со стороны Соединенных Штатов.

На конференции в Гаване в январе 1992 г. мы, американцы, были шокированы этой информацией. Итак, во время той конференции я задал президенту Кастро три вопроса:

1. Вы знали, что ядерные боеголовки были на Кубе?

2. Если да, порекомендовали бы вы их использование?

3. Если бы ядерное оружие было применено, каков был бы исход для Кубы?

От ответа президента Кастро у меня по спине пробежал холодок. Он ответил:

Итак, мы исходили из предположения, что в случае вторжения на Кубу разразится ядерная война.Мы были уверены в этом ... нам придется заплатить цену, что мы исчезнем ... Был бы я готов применить ядерное оружие? Да, я бы согласился на применение ядерного оружия.…

А где бы конфликт закончился? Я считаю, что ответ таков: полная катастрофа не только для Кубы, но и для Советского Союза, моей страны и всего остального мира.

Мы должны узнать как можно больше о ядерной опасности в октябре 1962 года - о факторах, которые к ней привели; о причинах, по которым мы избежали окончательных последствий событий; о том, что могло случиться, но, к счастью, этого не произошло; и о том, могут ли уроки, извлеченные из ракетного кризиса, помочь тем из нас, кто заинтересован в снижении риска ядерной катастрофы в 21 веке, и каким образом.

С этой целью я хочу задать тринадцать вопросов, которые, как мне кажется, требуют дальнейшего изучения:

1. Влияние на ядерный баланс. Считали ли Советы, что размещение ракет средней и средней дальности на Кубе существенно изменило военный баланс между Варшавским договором и НАТО? Если да, то почему? Разве они не осознавали, что в отношении ядерного баланса до развертывания на Кубе Соединенные Штаты обладали явным сдерживающим потенциалом, но не способностью нанести «обезоруживающий первый удар»? Размещение ракет на Кубе не изменило этой ситуации.

2. Ответ США. Как Советы и кубинцы думали, что Соединенные Штаты отреагируют на установку ракет на Кубе?

3. Зачем развертывать тактическое ядерное оружие? Это было для сдерживания вторжения США? Если да, то каким образом это оружие могло бы выступить в качестве сдерживающего фактора, если на самом деле мы ничего не знали об их присутствии на острове во время кризиса? А когда на Кубу прибыли боеголовки для тактического ядерного оружия?

4. Применение тактического ядерного оружия. Как Советы планировали использовать тактическое ядерное оружие в случае вторжения США на остров?

5. Реакция США на советское применение тактического ядерного оружия. Какой, по мнению СССР и кубинцев, будет ответ США?

6. Советский ответ. Если бы США ответили, если использовать выражение президента Кастро, заставить Кубу «исчезнуть», напали бы Советы на материковую часть США - или нет - ядерным оружием, запущенным с Кубы или из Советского Союза?

7. Советская стратегия. Было ли советское руководство заранее продумано ответы на вопросы 2, 3, 4, 5, 6?

8. Ядерная война на море. Только в прошлом году, почти через 40 лет после событий, я узнал во время визита в Москву, что ядерная война на море была реальной возможностью в октябре 1962 года. Я хотел бы услышать от советских подводников, каковы были условия, поскольку мы преследовали свои подлодки вокруг Атлантики. Каковы были ваши постоянные приказы в отношении как торпед с обычными боеголовками, так и торпед с ядерными боеголовками? И насколько близко они действительно подошли к запуску торпеды с ядерной боеголовкой по У.S. судов, сбрасывающих на них глубинные бомбы?

9. Из-под контроля. Чувствовали ли лидеры в Москве и Гаване (как и мы в Вашингтоне), что к субботе, 27 октября, события выходят из-под контроля? Если да, то какие события наиболее убедительно указывали на то, что лидеры теряют контроль над ситуацией?

10. Советские и кубинские различия. Были ли важные различия между Советским Союзом и кубинцами - непосредственно до, во время и после кризиса? Я должен признать, что в то время мы, консультировавшие президента Кеннеди, не особо задумывались об этой возможности.Но теперь мне приходит в голову, что эти различия, возможно, увеличили риск превращения кризиса в войну, даже ядерную войну.

11. Вывод средств. Почему Хрущев объявил о своем решении вывести ракеты по общественному радиопередатчику в Москве?

12. «Два сообщения». Почему мы получили два сообщения от Хрущева: в пятницу, 26 октября, и в субботу, 27 октября? Было ли «пятничное сообщение» написано до (или после) «субботнего сообщения»?

13. Последствия для Хрущева. Пришло ли решение Хрущева отозвать ракеты, бомбардировщики и тактические ядерные боеголовки к его свержению? И знал ли он о такой возможности, когда принимал решение?

Мир стоит перед лицом новой потенциальной войны в Ираке. У нас впереди множество потенциальных конфликтов в ближайшие 50 или 100 лет. Мы должны извлечь уроки из кубинского ракетного кризиса и ошибок, которые многие из нас сделали, чтобы определить, как снизить риск таких войн в будущем.

Роберт С. Макнамара был министром обороны с 1961 по 1968 год.


Несколько бывших руководителей встретились 12 октября во время конференции в Гаване, чтобы обсудить роль ядерного оружия в кризисе и масштабы ядерной опасности 27 октября, за день до того, как Кеннеди и Хрущев договорились о сделке, по которой Советы согласились удалить ракеты на Кубе; Соединенные Штаты публично пообещали не вторгаться на Кубу; и в секретном соглашении Соединенные Штаты обязались удалить ракеты НАТО из Турции.Разговор отличался откровенностью относительно того, насколько плохо американцы и Советы продумали свои действия, приведшие к кризису.

В следующих отрывках из беседы в Гаване участвуют Роберт Макнамара, министр обороны президента Кеннеди; Георгий Михайлович Корниенко, бывший первый заместитель министра иностранных дел СССР; и Николай С. Леонов, 30 лет возглавлявший Управление КГБ по делам Кубы. Макнамара и Корниенко встречались однажды, в 1991 году; Леонов и Макнамара никогда не встречались.- Томас С. Блэнтон и Джеймс Дж. Блайт

Изменение стратегического баланса?

Корниенко: Г-н Макнамара, вы спросили, повлияло ли размещение на Кубе на ядерный баланс? Что ж, Хрущев думал, что ракеты изменят ядерный баланс, но не значительно. Как вы думаете, это изменило баланс?

Макнамара: Нет, не знаю. Во вторник утром, 16 октября, в день, когда мы узнали о размещении ракет на Кубе, я сказал, что не верю, что развертывание ракет, происходящее на Кубе, изменило ядерный баланс между Советским Союзом и Соединенными Штатами - ни капли .Но я был в меньшинстве, кто верил в это.

Корниенко: Вы все еще можете продолжить развертывание. Вы могли легко и быстро компенсировать все, что мы могли сделать на Кубе. Не правда ли?

Макнамара: Совершенно верно. Было абсурдно полагать, что ракеты на Кубе повлияли на глобальный ядерный баланс. Важным фактором, который, безусловно, повлиял на президента Кеннеди, меня и других, было то, что мы были введены в заблуждение. Ему сказали, что ядра нет. ar на Кубе, и что их там не будет.Кеннеди, действуя в соответствии с советскими заверениями, заявил 4 сентября, что в отношении советских заверений «в противном случае возникнут самые серьезные последствия». Что ж, все было иначе, и с политической точки зрения у него не было другого выбора, кроме как решительно ответить.

Корниенко: Согласен. Мы все время возвращаемся к вопросу об обмане Хрущева. Похоже, это был фактор, который помешал Кеннеди найти выход из этого без кризиса.

Макнамара: Да.

Корниенко: Итак, как мы думали, вы отреагируете на развертывание? Думаю, Хрущев просто надеялся, что Кеннеди, так сказать, «проглотит какие-то ракеты». Хрущев считал Кеннеди очень умным человеком. Поэтому Кеннеди, вероятно, принял бы советские ракеты на Кубе не из-за слабости, а из-за осторожности.

Макнамара: Мне кажется, что Хрущев надеялся, что Кеннеди согласится с размещением ракет на Кубе - и я подчеркиваю «надежду», потому что я не думаю, что он это вообще продумал.Он каким-то образом рассчитывал удивить Кеннеди и весь мир. Это было больше похоже на фантазию, чем на план. У него не было запасного варианта на случай, если они обнаружатся раньше.

Леонов: Конечно, не продумал. Почему? На мой взгляд, это связано с тем, что когда решения принимаются почти в полной секретности, в них вовлечено очень мало людей. Долгое время в советском руководстве знали только шесть человек, и никто из их подчиненных не знал. Поэтому аналитического обдумывания этих решений было мало.

Тактическое ядерное оружие

Макнамара: Почему Советский Союз разместил тактическое ядерное оружие на Кубе? Здесь, на конференции в Гаване, генерал [Анатолий] Грибков вчера заявил, что тактическое оружие предназначено только для сдерживания. Но как они могли сдерживать, если мы даже не знали, что они на острове?

Корниенко: Вот и проблема. О размещении ядерного оружия планировали объявить в ноябре.Тогда, конечно, не было бы секрета. Тогда и только тогда тактическое ядерное оружие сможет удержать США от военных действий против Кубы. Другими словами, если американцы обнаружат ракеты до того, как они вступят в строй и до того, как Хрущев сделает свое громкое заявление, у него будут проблемы.

Макнамара: Насколько я понимаю, генерал [Исса] Плиев изначально имел право использовать тактическое ядерное оружие, но это право было отозвано 27 октября.Скажите, вы верите, что Плиев применил бы тактическое ядерное оружие в случае американского вторжения, даже если бы Москва отозвала на это разрешение?

Корниенко: Сказать с какой-либо степенью уверенности, конечно, невозможно. Но в очень сложных обстоятельствах - из-за вашего запланированного массированного вторжения на Кубу - не исключено, что он чувствовал бы своим долгом предоставить своим войскам все оружие, которое он имел в своем распоряжении, включая тактическое ядерное оружие.

Леонов: Мне довелось пообщаться с командующим береговой обороной, которая также имела тактическое ядерное оружие. Он сказал, что если у него не будет приказа из Москвы, но если ему угрожает опасность быть уничтоженным американскими десантниками, то, конечно, он не позволит уничтожить свое оружие. Он сказал, конечно, что все мы бы погибли, но так бы отреагировал любой командир.

Макнамара: Совершенно верно!

«27 октября, самый опасный день»

Леонов: Во время ракетного кризиса советские моряки и солдаты на острове были одеты в кубинскую форму, хотя при них была советская форма.Утром 27 октября они получили приказ надеть советскую форму. Почему? Потому что им сказали, что они готовятся к битве и хотят умереть в форме своей страны. Мне кажется, это очень важно. Не только кубинцы были готовы сражаться насмерть, но и Советы. Вот такая была ситуация. Они считали, что их вот-вот будут уничтожены, и хотели вести себя достойно, как солдаты. Плиев был очень хорошим солдатом, стойким солдатом, как он доказал во время Второй мировой войны.В этой ситуации для меня немыслимо, чтобы он не позаботился о вооружении и стрельбе из своего тактического ядерного оружия! Немыслимо!

McNamara: Конечно, может показаться логичным использование тактического ядерного оружия, если вы чувствуете угрозу и не имеете альтернативы из-за массированной атаки. Да, с точки зрения полевого командира, это логично. Но с точки зрения политического руководства это кажется почти безумием из-за опасности неконтролируемой эскалации. Я имею в виду, к чему это приведет - к применению тактического ядерного оружия? К ядерной катастрофе, к уничтожению наций, даже таких больших наций, как ваша и моя.

Леонов: Должен выразить свое удивление, что я, бывший офицер КГБ, оказался в полном согласии с бывшим министром обороны США.

Макнамара: Как, по мнению Советов, США ответили на использование советского тактического ядерного оружия? Мне кажется, что советские руководители не продумали это до мелочей. У нас была похожая проблема. Например, в марте 1961 года я поехал в Германию с Полом Нитце, который тогда был одним из моих заместителей, и председателем Объединенного комитета начальников штабов генералом Лайманом Лемницером.Я спросил полевых командиров НАТО, как они собираются использовать находящееся под их командованием тактическое ядерное оружие. Они сказали, что мы будем использовать их против Варшавского договора или советских войск, если они противостоят нам. Я спросил их, что будет тогда? У них не было ответа. Они этого не продумали. А как насчет Хрущева и его коллег?

Леонов: Так было и у нас. Я абсолютно уверен, что они этого не продумали. Когда все мы умрем, тогда на небесах мы созовем новую конференцию, в которой также примут участие Хрущев и Кеннеди.Тогда мы узнаем правду. [Смех]. Но я думаю, что очевидно - как бы это сейчас ни казалось невероятным, - что советское руководство просто не имело четкого представления о том, что произойдет, если они применит ядерное оружие на Кубе против атакующих войск США.

Корниенко: Я просто не знаю, какой была бы реакция Советского Союза, если бы США напали на Кубу и уничтожили кубинское руководство, правительство и многих кубинских и советских граждан. Я надеюсь, что мы не ответим ядерным ударом.Но кто знает? Конечно, возможно, что мы сделали бы это в той ситуации, о которой вы спрашиваете. Конечно, если бы у нас было ... ну ... я не могу назвать словами ни на русском, ни на английском языке, чтобы описать ужасный результат таких действий.

Леонов: Страшно даже подумать о том, что было бы. В таких условиях погибла бы целая группа советских войск на Кубе, а также, возможно, миллионы кубинцев. Следовательно, если бы произошло то, что вы описываете, ни один советский лидер не смог бы удержать свой пост, не предприняв ответных драматических действий.Ближайшая цель, конечно, находилась в Западном Берлине. Думаю, мы бы захватили Западный Берлин.

Макнамара: И мы бы ответили ядерным оружием ...

Леонов: Да. Я хорошо помню 27 октября, самый опасный день. Хрущев, как мы знаем, получил телеграмму от Фиделя 27-го в Москве (26-го в Гаване), в которой говорилось, что американское нападение неизбежно в течение 24-72 часов. Конечно, это был шок. Но в то же время пришла телеграмма Алексеева [советского посла на Кубе Александра] главе КГБ со следующей фразой: «Фидель сказал, что вероятность нападения и вторжения составляет не менее 95 процентов; и если американцы атакуют и вторгнутся, вы [Хрущев] должны атаковать США.С. и сотри их с лица земли! » Очевидно, дела выходили из-под контроля. Такие беспрецедентные сообщения в такое время означали, что нам нужно было найти выход, каким бы он ни был. И нашли как раз вовремя.

Макнамара: Из этого обсуждения я пришел к выводу, что нам чертовски повезло быть здесь. Мы были так близки к ядерной катастрофе.

Леонов: Одна ошибка в неподходящее время в октябре 1962 года, и все могло быть потеряно. Я с трудом могу поверить, что мы сегодня здесь говорим об этом.Это похоже на то, как если бы произошло какое-то божественное вмешательство, чтобы помочь нам спастись, но с одной оговоркой: мы никогда больше не должны приближаться так близко. В следующий раз нам не повезет, как вы выразились.

Томас С. Блэнтон - исполнительный директор Архива национальной безопасности Университета Джорджа Вашингтона. Джеймс Дж. Блайт - профессор международных отношений Института международных отношений Уотсона при Брауновском университете.


Выдержки из недавно рассекреченных документов

Предоставлено Архивом национальной безопасности

Кубинский ракетный кризис вполне мог начаться в Бухте Свиней в апреле 1961 года, поскольку даже после этого «полного провала» Вашингтон продолжал тайное планирование и открытые военные учения с целью военного вмешательства на Кубу.30 ноября 1961 года президент Кеннеди санкционировал операцию «Мангуст», новую крупную тайную программу действий против режима Кастро; Объединенный комитет начальников штабов подготовил несколько планов операций на Кубе вплоть до вторжения. Это выдержки из отчета от 9 марта 1962 года, подготовленного для Объединенного комитета начальников штабов, в котором излагается, как можно найти предлог для вторжения на Кубу.

… 5. Предлагаемый план действий, прилагаемый к Приложению А, основан на предпосылке, что военное вмешательство США будет результатом периода повышенной американо-кубинской напряженности, которая ставит Соединенные Штаты в положение, в котором они испытывают оправданные недовольства.Мировое общественное мнение и форум Организации Объединенных Наций должны получить благоприятный эффект от развития международного имиджа кубинского правительства как опрометчивого и безответственного, а также как тревожную и непредсказуемую угрозу миру в Западном полушарии.

6. Хотя вышеизложенная посылка может быть использована в настоящее время, она будет оставаться в силе только до тех пор, пока существует разумная уверенность в том, что военное вмешательство США на Кубе не будет напрямую затрагивать Советский Союз. Пока нет двустороннего соглашения о взаимной поддержке, обязывающего СССР защищать Кубу, Куба еще не стала членом Варшавского договора, а Советы не создали советских баз на Кубе по образцу баз США в Западной Европе.Таким образом, поскольку время представляется важным фактором в решении кубинской проблемы, все проекты предлагаются в течение следующих нескольких месяцев. …

Приложение к приложению к приложению А

1. Поскольку было бы желательно использовать законную провокацию в качестве основы для военного вмешательства США на Кубе [,] план прикрытия и обмана… может быть выполнен как первая попытка спровоцировать реакцию Кубы. Особое внимание будет уделено преследованию и обманным действиям с целью убедить кубинцев в неизбежном вторжении.Наша военная позиция на протяжении всего выполнения плана позволит быстро перейти от учений к интервенции, если ответ Кубы будет оправдан.

2. Будет запланирована серия хорошо скоординированных инцидентов в Гуантанамо и его окрестностях [Куба, где у Соединенных Штатов была военно-морская база], чтобы создать подлинное впечатление, что они совершаются враждебными кубинскими силами.

а. Инциденты для установления вероятного нападения (не в хронологическом порядке):

(1) Старт слухов (много). Используйте подпольное радио.

(2) Высадить дружественных кубинцев в униформе «через забор» для атаки на базу.

(3) Захватить кубинских (дружественных) диверсантов внутри базы.

(4) Начало беспорядков у главных ворот базы (дружественные кубинцы).

(5) Взрыв боеприпасов внутри базы; разжечь пожары.

(6) Сжечь самолеты на авиабазе (диверсия).

(7) Мины стреляют из-за пределов базы в базу. Некоторые повреждения установок.

(8) Захватить штурмовые группы, приближающиеся с моря или из окрестностей города Гуантанамо.

(9) Захватить группу ополченцев, штурмующих базу.

(10) Диверсия корабля в гавани; большие пожары - нафталин.

(11) Затопить корабль у входа в гавань. Провести похороны лиц, имитирующих жертву (возможно, вместо (10)).

г. Соединенные Штаты ответят, проведя наступательные операции для обеспечения водоснабжения и энергоснабжения, уничтожив артиллерийские и минометные огневые точки, которые угрожают базе.

г. Начните крупномасштабные военные операции Соединенных Штатов.

3. Инцидент «Помни Мэн» можно оформить в нескольких формах:

а. Мы можем взорвать американский корабль в заливе Гуантанамо и обвинить Кубу.

г. Мы могли взорвать беспилотный (беспилотный) корабль в любом месте кубинских вод. … США могут продолжить операцию по спасению с воздуха / моря прикрытием американских истребителей, чтобы «эвакуировать» оставшихся членов несуществующего экипажа. Списки раненых в газетах США вызовут полезную волну национального возмущения.

4.Мы могли бы развернуть коммунистическую кубинскую террористическую кампанию в районе Майами, в других городах Флориды и даже в Вашингтоне. Кампания террора может быть направлена ​​против кубинских беженцев, ищущих убежища в Соединенных Штатах. Мы могли потопить лодку с кубинцами по пути во Флориду (настоящую или смоделированную). Мы могли бы способствовать покушению на жизнь кубинских беженцев в Соединенных Штатах, даже вплоть до нанесения ранений в случаях, которые будут широко освещаться. Взрыв нескольких пластиковых бомб в тщательно выбранных местах, арест кубинских агентов и публикация подготовленных документов, подтверждающих причастность Кубы, также были бы полезны в распространении идеи безответственного правительства.…

Поводом для ракетного кризиса стало массовое развертывание советских войск, оборудования, зенитного оружия и баллистических ракет на Кубе, которое началось в июле 1962 года, когда первые баллистические ракеты средней дальности были доставлены к 29 сентября. сообщение советского министра обороны Малиновского от 5 октября 1962 года, направленное в Центральный комитет, с указанием того, какие ядерные вооружения будут отправлены на Кубу. В сообщении отмечается, что это вторая такая отправка.Р-14 - это ракеты средней дальности, способные достичь Сиэтла; ракеты ФКР - крылатые ракеты с дальностью полета около 100 километров.

Я докладываю:

В соответствии с планом мероприятий «Анадыря», утвержденным Президиумом ЦК КПСС, вторая партия спецбоеприпасов готова к отправке.

Боекомплект специального назначения составляет 68 единиц, в том числе:

-24 боеголовки для ракет Р-14;
-44 боеголовки к ракетам ФКР, загруженным (на) транспортом Александровск в порту Североморск.

Три автоматические 37-мм пушки с боезапасом по 1200 патронов в каждой установлены на транспорте Александровск для защиты от кораблей и самолетов пиратов (НИЦ).

Приказано открывать огонь по решению капитана корабля только в случае явной попытки захватить или потопить транспорт. …

Кризис начался, когда американский разведывательный самолет U-2 утром 14 октября сфотографировал позиции советских баллистических ракет средней дальности на Кубе.Еще до того, как фотографии были полностью обработаны и проанализированы, и до того, как утром 16 октября были предупреждены президент Кеннеди и другие высокопоставленные должностные лица, Объединенный комитет начальников штабов уже приступил к планированию будущего вторжения на Кубу, как показано в этом отрывке из выступления руководителей. 'отмечает 15 октября. Министр обороны Роберт Макнамара сообщает руководству, что в ближайшие 30 дней, вероятно, не будет никаких военных действий, но что Соединенные Штаты «не контролируют события».

JCS [Объединенный комитет начальников штабов] собрался в 14:00; SecDef и DepSecDef [министр обороны и заместитель министра обороны] присоединились к ним в 14:30; Обсуждение JCS 2304/68, чрезвычайное планирование для Кубы:

CJCS [председатель Объединенного комитета начальников штабов]: если требования OPLAN [план операции] 316 о воздушном нападении после пятидневной подготовки должны быть выполнены, RCT морской пехоты [полковая боевая группа] должна переехать из Кэмп-Пендлтон на восточное побережье. .

SecDef: Президент не хочет военных действий в течение следующих трех месяцев, но он не может быть уверен, поскольку не контролирует события. Например, сделанные сегодня утром аэрофотоснимки показывают 68 ящиков на кораблях, которые не считаются Ил-28 и не могут быть идентифицированы. Однако существует большая вероятность того, что в ближайшие 30 дней не начнутся военные действия.

Обсуждение JCS 2304/69, которое касается подготовки, необходимой для выполнения планов:

SecDef: Предлагаю использовать [материал отредактирован].Мы не можем сделать то, что британцы и французы сделали в отношении Суэца, - сказать, что мы примем меры, а затем ничего не делать, пока завершится длительное наращивание. Мы ничего не можем сделать в течение 18-дневного подготовительного периода к OPLAN 314, пока противник готовится и мировое давление нарастает. Поэтому я предлагаю [материал отредактирован].

По мере нарастания кризиса все стороны готовились к войне. У Соединенных Штатов было несколько подготовленных военных вариантов, и Куба ожидала, что вторжение неизбежно. В этом приказе советского министра обороны Малиновского в Москве советскому командующему на Кубе генералу Иссе Плиеву предлагается готовиться к борьбе с американцами, но не ядерными средствами.«Стаценко» относится к командующему советскими ракетами на Кубе; «Белобородов» отвечал за советские ядерные боеголовки на Кубе. Фактически, этот приказ отменил понимание местных советских командиров о том, что они имеют право применять ядерные средства в случае нападения.

В связи с возможной высадкой на Кубу американцев, участвующих в маневрах в Карибском море, принять срочные меры по повышению боевой готовности и отражению врага совместными усилиями кубинской армии и всех советских воинских частей, за исключением оружия Стаценко и всего оружия Белобородова. груз.

Во время кризиса Роберт Кеннеди несколько раз тайно встречался с послом СССР Анатолием Добрыниным. В этой беседе, о которой Добрынин сообщил 24 октября советскому министерству иностранных дел, Кеннеди обвиняет Советы в том, что они начали кризис из-за своей двуличности, утверждая, что у них нет наступательного оружия на Кубе при установке ядерных ракет. Первые два абзаца - это краткое изложение комментариев Кеннеди Добрыниным, а последний - собственные наблюдения Добрынина по поводу встречи.

… Все это привело к тому, что президент [Джон Ф.Кеннеди] поверил всему, что говорилось с советской стороны, и по существу поставил на эту карту свою политическую судьбу, публично заявив США, что поставки оружия на Кубу носят чисто оборонительный характер, хотя ряд республиканцев утверждали иначе. И тут президент неожиданно получает достоверную информацию о том, что на Кубе вопреки всему, что было сказано советскими представителями, в том числе и последним заверениям, сделанным совсем недавно А.А. Громыко во время этой встречи с Президентом появились советские ракеты с дальностью действия, которые охватывают почти всю территорию США. Действительно ли это оружие предназначено для оборонительных целей, о которых вы, господин посол, А.А. Громыко, Советское правительство и Н.С. Хрущев говорил?

Президент почувствовал себя обманутым, обманутым умышленно. Он убежден в этом и сейчас. Для него это было большим разочарованием или, прямо говоря, тяжелым ударом по всему, во что он верил и что стремился сохранить в личных отношениях с главой Советского правительства: взаимное доверие в личных заверениях друг друга.В результате реакция, нашедшая отражение в заявлении президента, и связанные с этим крайне серьезные текущие события, которые могут пока никому неизвестно к чему привести.

… В целом визит его [Роберта Ф. Кеннеди] произвел несколько странное впечатление. Он не говорил о будущем и путях урегулирования конфликта, а вместо этого совершил «психологический» экскурс, как если бы он пытался оправдать действия своего брата, президента, и возложить ответственность за свое поспешное решение на в правильности которой они и он, видимо, не совсем уверены, на нас.

Самая опасная часть кризиса фактически закончилась, когда советский лидер Никита Хрущев объявил по советскому радио 28 октября, что оружие на Кубе, которое Соединенные Штаты считают наступательным, будет демонтировано. Но советское решение, которое было принято без консультации с Гаваной, оставило кубинцев равнодушными. 31 октября посол Чехословакии на Кубе Павличек направил в свое министерство иностранных дел следующую телеграмму, в которой можно было получить представление о настроениях на Кубе.

Карлос Рафаэль Родригес [президент Кубинского национального института аграрной реформы] посетил меня и сообщил мне о сокрушительных впечатлениях и ситуации, в которой находятся Фидель [Кастро] и правительство в отношении кубинского народа; ибо Фидель вообще не был проинформирован ни о приказе о демонтаже, ни об инспекции ООН, против которой он был категорически против.В то же время они не видят никаких гарантий, которые можно было бы дать Кубе, поскольку они не доверяют США. Поэтому они сосредотачивают свои усилия на выполнении 5 пунктов Фиделя. Утверждения, что Куба не была заброшена, стремительно распространяются среди населения. …

Среди советских друзей царит раздавление. После получения приказа советские кадры совершенно ничего не понимали и плакали. Некоторые специалисты и техники отказались работать дальше, и в старой Гаване было много случаев пьянства.Родригес сказал, что они ждут прибытия [советского представителя] Микояна. Несмотря на это, он сказал, что действия Советского Союза будут иметь катастрофические последствия для позиции СССР, а также всего социалистического лагеря и Латинской Америки. Он видит лишь частичное спасение ситуации в виде совершенных гарантий, в которые он никак не верит. …

Действительно, Кастро был взбешен советским решением и выразил свои опасения в серии сложных встреч с советским посланником Анастасом Микояном, который в течение трех недель в ноябре 1962 года оставался на Кубе, пытаясь наладить отношения.В этом отрывке из встречи 4 ноября с Кастро и высшим кубинским руководством Микоян пытается представить вывод советских войск и обещание Америки не вторгаться на Кубу как хороший результат, а на самом деле как победу СССР и Кубы.

Утром 28 октября… мы получили достоверные сообщения о подготовке нападения на Кубу…. [Американский] план состоял из двух частей. Желая избавиться от угрозы удара стратегических ракет, они решили ликвидировать пусковые установки на Кубе с помощью обычных боеголовок и сразу после этого высадить войска на кубинскую территорию, чтобы как можно скорее ликвидировать очаги сопротивления. .

В этих условиях для нас было бы невозможно не дать отпор агрессии США. Этот штурм означал бы штурм нас с вами, поскольку на Кубе располагались советские войска и стратегические ракеты. В результате такого столкновения неизбежно развяжется ядерная война. Конечно, мы уничтожим Америку, наша страна тоже будет сильно повреждена, но у нас территория больше. Куба была бы уничтожена первой. Империалисты сделают все возможное, чтобы ликвидировать Кубу.

Целью всех мер, предпринятых Советским Союзом, была защита Кубы. … Потеря Кубы станет серьезным ударом для всего социалистического лагеря. И именно в тот момент, когда мы размышляли над вопросом, что делать в созданной ситуации, мы получили сообщение от товарища Кастро, это было в воскресенье, о том, что в ближайшие 24 часа будет развязана агрессия против Кубы. … Необходимо было использовать искусство дипломатии. Если бы мы не добились успеха в этом отношении, была бы развязана война.Пришлось использовать дипломатические средства.

Кеннеди делал заявления, что он ничего не имеет против размещения на Кубе советского оружия, даже войск, но что размещение стратегического оружия на Кубе является свидетельством подготовки к нападению на США. Поэтому США будут защищаться. Учитывая, что ракеты были обнаружены и больше не являлись средством сдерживания, мы решили, что ради спасения Кубы необходимо отдать приказ о демонтаже и возврате стратегических ракет Советскому Союзу и проинформировать об этом Кеннеди.Вы согласились с выводом стратегических ракет с Кубы, оставив там все другие виды вооружений. Нам удалось сохранить все силы и средства, необходимые для защиты кубинской революции, даже без стратегических ракет, которые были средством сдерживания, но они были обнаружены и поэтому потеряли свое значение. У нас достаточно мощных ракет, которые можно использовать с нашей территории. Поскольку Кеннеди согласился с сохранением советских войск на Кубе, кубинцы сохранили мощное вооружение и зенитные ракеты, поэтому мы считаем, что он [Кеннеди] также пошел на уступку.

Заявление Кеннеди о ненападении на Кубу со стороны США и стран Латинской Америки также представляет собой уступку. Если учесть эти взаимные уступки и все другие факторы, мы увидим, что была одержана большая победа. Никогда раньше американцы не делали такого заявления. Поэтому мы решили, что главная цель - спасение Кубы - достигнута. Нападения на Кубу не будет. Не было бы войны. Мы завоевываем все более выгодные позиции.

Демонтаж советских ракетных огневых точек на Кубе произошел через несколько дней сразу после заявления Хрущева от 28 октября, но советские бомбардировщики средней дальности Ил-28 и тактическое ядерное оружие остались на Кубе. Последние были неизвестны политикам США, которые сосредоточили внимание на Ил-28, поскольку они могли достичь территории США, а язык Хрущева охватывал все «оружие, которое вы считаете наступательным». К середине ноября под давлением США и отчасти из-за продолжающегося разочарования в отношении Кастро Хрущев принял решение отозвать Ил-28, а также тактическое ядерное оружие - приказ министра обороны Малиновского официально передан генералу Плиеву 20 ноября.

Ракеты с обычными зарядами для «Луны» и ФКР оставить на Кубе. На пароходе «Аткарск» отправить в Советский Союз 6 ядерных бомб, 12 боеголовок для «Луны» и 80 боеголовок для ФКР.

Кубинский ракетный кризис, 1962 год

Осенью 1962 года Соединенные Штаты и Советский Союз как никогда близко подошли к глобальной ядерной войне. В надежде исправить то, что он считал стратегическим дисбалансом с Соединенными Штатами, советский премьер Никита Хрущев начал тайно размещать баллистические ракеты средней дальности (БРСД) и баллистические ракеты средней дальности (БРСД) на Кубе Фиделя Кастро.После ввода в действие это ядерное оружие могло быть использовано в городах и военных целях на большей части континентальной части Соединенных Штатов. Однако до этого американская разведка обнаружила дерзкий маневр Хрущева. В ходе так называемого кубинского ракетного кризиса президент Джон Ф. Кеннеди и встревоженные и взволнованные американское правительство, вооруженные силы и общественность вынудили Советы убрать с Кубы не только свои ракеты, но и все свое наступательное оружие.

ВМС США сыграли решающую роль в этом кризисе, продемонстрировав критическую важность военно-морских сил для национальной обороны.Действия ВМС соответствовали его стратегической доктрине, которая актуальна сегодня, как и в конце 1962 года. Военно-морской флот в сотрудничестве с другими вооруженными силами США и союзниками Америки использовал военную мощь таким образом, что это сделал президент. не нужно прибегать к войне для защиты жизненно важных интересов Запада. Хрущев понял, что его ракетные и бомбардировочные силы не могут сравниться с мощными подводными лодками ВМФ, запускающими баллистические ракеты «Полярис», и наземными системами доставки ядерного оружия ВВС, как только это американское оружие будет полностью готово к эксплуатации.Военно-морские силы под Атлантическим командованием США во главе с адмиралом Робертом Л. Деннисоном (CINCLANT) вышли в море, перехватывая не только торговые суда на пути на Кубу, но и советские подводные лодки, действующие в этом районе. Американские эсминцы и фрегаты, оставшиеся на стоянке за счет пополнения запасов нефтяниками и складскими судами, поддерживали месячный военно-морской "карантин" острова Куба. Корабли радиолокационного дозора, поддерживаемые истребителями ВМС и самолетами дальнего радиолокационного обнаружения, помогали командованию ПВО ВВС США готовиться к защите американского воздушного пространства от советских и кубинских войск.Воздушные фотографические и патрульные самолеты ВМС сыграли жизненно важную роль не только в наблюдении за размещением советских наступательных вооружений на Кубе; но отслеживая их вывод по морю.

В качестве единого командующего в Карибском бассейне адмирал Деннисон отвечал за подготовку штурмовых сил армии, авиации, морской пехоты и флота к возможному вторжению на Кубу. Он также служил главнокомандующим Атлантическим флотом США. Авианосцы, эсминцы и морские силы подчиненного Второго флота под командованием вице-адмирала Альфреда Г.Ward были готовы нанести с моря воздушные, морские и морские артиллерийские удары по советским и кубинским войскам на берегу. Быстро и эффективно другие подразделения флота усилили гарнизон морской пехоты в Гуантанамо на юго-восточной оконечности Кубы и эвакуировали американских граждан. Деннисон также координировал операции по поддержке на море, проводимые силами Канады, Великобритании, Аргентины и Венесуэлы.

Хрущев, столкнувшись с вооруженной мощью Соединенных Штатов и их союзников, не имел другого выбора, кроме как найти выход из сложной ситуации, в которую он поставил себя и свою страну.Президент Кеннеди не стал настаивать на преимуществе, которое ему дала сила военно-морских и военных сил США и их союзников. Таким образом, советский лидер смог мирным путем вывести свою страну из этой самой серьезной конфронтации времен холодной войны.

Кубинский ракетный кризис 1962 года: Ракеты октября

Задание 1. Открытие ракет

Как Фидель Кастро пришел к власти? Почему Кастро выступил против вмешательства США в дела Кубы? Почему он заключил союз с Советским Союзом? Эти вопросы и путь к кубинскому ракетному кризису рассматриваются в приведенном выше эпизоде ​​документального сериала о холодной войне, в котором основное внимание уделяется Кубе (1959-1962).Эпизод включает оригинальные телевизионные репортажи, фотографии и карты ракет на Кубе, а также интервью с теми, кто в то время жил на Кубе и работал в правительстве США.

На первом занятии студенты индивидуально или в группах возьмут на себя роль аналитиков ЦРУ. Сначала попросите их прочитать следующее заявление, которое Кеннеди сделал 4 сентября 1962 года, предостерегая Советы от размещения ракет на Кубе.

Затем им следует изучить следующие документы, большинство из которых ЦРУ представило Кеннеди на его брифингах в первые дни кризиса.К ним относятся:

Обратите внимание, что документы 2–6 на самом деле являются изображениями, поэтому учителя могут захотеть воссоздать напряженность этого события, используя проектор, чтобы показать их всему классу.

Как аналитики ЦРУ, задача студентов - составить меморандум для президента, в котором они должны объяснить ему, почему присутствие этих ракет представляет угрозу национальной безопасности США. (Студентов могут попросить сделать это индивидуально или в небольших группах по усмотрению учителя.) Рабочий лист с документами и указаниями, включая отрывок из последнего документа (№ 7), который в своей полной форме довольно длинный - включен в качестве страниц 1-2 текстового документа в формате PDF, сопровождающего этот урок.Поскольку некоторые из этих материалов включают технические термины, относящиеся к советскому вооружению, на странице 3 текстового документа в формате PDF представлен краткий глоссарий.

Мероприятие 2. Дни принятия решений

Теперь, когда учащиеся определили, что наличие ракет представляет собой угрозу национальной безопасности, во втором упражнении они индивидуально или в группах будут играть роль президента Кеннеди посредством интерактивного упражнения. Им будет представлено меню возможных вариантов, а затем у них будет возможность проконсультироваться с консультантами перед тем, как выбрать один из вариантов.При прокрутке фотографии Кеннеди и его кабинета появляются имена некоторых советников. При нажатии на имя в нижней части экрана появится краткий список заявлений этого человека. После того, как они это сделают, студенты должны прочитать «Оценка специальной разведки», подготовленная ЦРУ; это появится при щелчке по вкладке «Оценка особого интеллекта».

После того, как студенты ознакомятся с кабинетом и оценкой специальной разведки, они должны принять решение о том, как реагировать на ракеты на Кубе, и выбрать вариант, который больше всего соответствует их выбору.Это даст краткое повествование, объясняющее, было ли это решение также принято президентом, и почему или почему нет. После того, как учащиеся завершат упражнение, учителя должны обсудить в классе, почему они выбрали те варианты, которые они сделали. После того, как они это сделают, класс перейдет к третьему заданию, которое касается фактического ответа Кеннеди.

Рабочий лист, который поможет студентам выполнить это упражнение, доступен на страницах 4–5 текстового документа PDF.

Задание 3. «Карантинная» речь Кеннеди


К 22 октября президент Кеннеди принял решение; пришло время объявить об этом миру. В третьем задании студенты прочитают текст радио и телеобращения Кеннеди к нации, в котором он объявил «карантин» Кубы. Полный текст доступен на веб-сайте Президентской библиотеки и музея Джона Ф. Кеннеди (доступен через сайт POTUS, проверенный EDSITEment).На том же сайте находится аудиоверсия документа, которую учителя, возможно, захотят послушать ученикам. Отрывок, включающий наиболее важные разделы выступления, также доступен на страницах 6-8 текстового документа PDF.

После прочтения или просмотра речи (или ее отрывков) студенты должны ответить на следующие вопросы (включены в рабочий лист на странице 8 текстового документа PDF):

  • Для чего, по словам Кеннеди, были ракетные объекты на Кубе?
  • Почему, по мнению Кеннеди, наличие ракет представляло угрозу для Соединенных Штатов?
  • Кеннеди относится к 1930-м годам.О чем он имел в виду и, что более важно, чему из этого можно было научиться?
  • Первым действием Кеннеди было введение «строгого карантина». Что он имел в виду под этим?
  • Какие еще шаги планировал предпринять Кеннеди?

Учителя могут завершить это задание обсуждением речи в классе; то есть, сделал ли Кеннеди правильный выбор, каковы его последствия и насколько эффективно выступление передало серьезность ситуации.

Мероприятие 4.Выход из кризиса

Серьезно кризис начался 22 октября, поскольку в тот день Кеннеди сообщил советскому лидеру Никите Хрущеву - и всему остальному миру - что он знает о ракетах на Кубе. Результатом стала неделя яростных переговоров между двумя сторонами, в то время как военные корабли США начали останавливать советские суда у кубинского побережья. В четвертом и последнем задании студенты прочитают отрывки из следующих семи документов - переписки между Кеннеди и Хрущевым, в которой две стороны ведут переговоры о сделке по удалению ракет.Этот обмен можно полностью найти на сайте The Avalon Project, прошедшем рецензирование EDSITEment. Выдержки приведены на страницах 9-13 текстового документа в формате PDF, прилагаемого к этому уроку.

  • Письмо президента Кеннеди Председателю Хрущеву, 22 октября 1962 года
  • Письмо председателя Хрущева президенту Кеннеди, 24 октября 1962 г.
  • Телеграмма Государственного департамента посольству в Советском Союзе, 25 октября 1962 г.
  • Телеграмма из Посольства в Советском Союзе в Государственный департамент, 26 октября 1962 г.
  • Послание председателя Хрущева президенту Кеннеди, 26 октября 1962 года
  • Телеграмма Государственного департамента посольству в Советском Союзе, 27 октября 1962 г.
  • Послание председателя Хрущева президенту Кеннеди, 28 октября 1962 года

Вышеупомянутое видео является отрывком из серии BBC о холодной войне.Уникальным для этого отрывка является включение точки зрения советских граждан на то, что происходило на Кубе, и на то, как решения, принимаемые в Вашингтоне, округ Колумбия, могут повлиять на тех, кто находится в Советском Союзе.

Студентов могут попросить выполнить это чтение самостоятельно в качестве домашнего задания. В качестве альтернативы учителя могут выбирать учеников для чтения вслух определенных разделов в классе. В любом случае упражнение должно завершиться дискуссией в классе, посвященной следующим вопросам:

  • Что Кеннеди согласился сделать, чтобы положить конец кризису?
  • На что согласился Хрущев, чтобы положить конец кризису?
  • В итоге, победила ли в итоге какая-либо из сторон? Если да, то какой и почему?

Джон Ф.Кеннеди и Никита Хрущев положили конец кубинскому ракетному кризису

«Лидерство и обучение незаменимы друг для друга». - Джон Ф. Кеннеди

В 1962 году Америка и Россия ринулись к термоядерному уничтожению.

Когда-то союзные сверхдержавы во время Второй мировой войны стали смертоносными противниками, каждая из которых не доверяла влиянию, мотивам и бряцанию оружием друг друга. В 1949 году Россия испытала свою первую атомную бомбу. Ядерная война была реальной угрозой.

К 1960 году Никита Хрущев сменил Сталина на посту советского премьера.Америка находилась в процессе принятия решения, станет ли вице-президент Эйзенхауэра Ричард Никсон или сенатор Джон Ф. Кеннеди (JFK) 35-м президентом страны.

Кеннеди подверг критике международный послужной список администрации, назвав Кубу «самым вопиющим провалом американской внешней политики».

В сентябре 70 миллионов американцев наблюдали за Никсоном и Кеннеди на первых в истории президентских дебатах, транслируемых по телевидению, открывая новую политическую эру, в которой имидж имеет такое же значение, как и сообщение.Внешность Кеннеди и его уверенная и непринужденная манера поведения выиграли ночь, а шесть недель спустя - самые близкие президентские выборы в истории. Кеннеди заметил, что телевидение «переломило ситуацию».

Запуск советского спутника в 1957 году удивил Америку. Космос стал теперь эталоном для измерения ядерного превосходства. Америка была позади. Одержимость Кеннеди смещением кубинского Фиделя Кастро обернулась катастрофическим вторжением в залив Свиней в апреле 1961 года.

Возглавив июньский саммит в Вене, 67-летний Хрущев наслаждался ошеломляющим триумфом; 45-летний Кеннеди пострадал в результате «колоссальной ошибки».Хрущев воспользовался своим преимуществом, а Кеннеди назвал саммит «самым тяжелым делом в моей жизни».

Чувствуя уязвимость Кеннеди и желая укрепить отношения между Россией и Кубой, одновременно сдерживая дальнейшее вторжение США, Хрущев на секретной встрече с Кастро в июле 1962 года согласился предоставить Кубе ракеты. К концу лета установка ракет уже шла - в 90 милях от Флориды.

Чрезвычайная ситуация без плана

15 октября на фотографиях, сделанных воздушной разведкой, советские солдаты были пойманы с поличным.Никакого плана противодействия этой чрезвычайной ситуации не существовало, потому что специалисты американской разведки были убеждены, что Советы никогда не пойдут на этот шаг.

На следующий день в 11:45 Кеннеди созвал Исполнительный комитет Совета национальной безопасности, чтобы определить реакцию Америки.

«Как я мог быть таким глупым?» - подумал Джон Кеннеди.

Провал «Залива свиней» произошел из-за того, что плохие идеи остались незамеченными. На этот раз JFK задаст больше вопросов и побудит к дальнейшим дебатам.Собравшись в Исполнительный комитет, Кеннеди задал первый из многих вопросов, взвесив варианты решения судьбы мира. Что русские задумали на Кубе? «Откуда вы знаете, что это баллистическая ракета средней дальности?» - спросил Кеннеди.

Последовали новые вопросы: когда ракеты будут введены в эксплуатацию? Какие у нас есть варианты? Когда мы сообщаем нашим союзникам и какой помощи нам нужна?

Генералы выступали за военные решения; политики склонялись к дипломатии.
В заключение встречи JFK резюмировал варианты: уничтожить ракеты наземным вторжением или воздушным ударом; инициировать морскую блокаду; или использовать дипломатическое давление.

До следующего собрания в 18:30 нужно было ответить еще на несколько вопросов. Каждый вариант, каждый ход был просчитан.

Напряженность, юмор, осмотрительность и такт

Во время кризиса JFK сохранял хладнокровие, даже когда его критиковали. Ястребы считали JFK нерешительным или, что еще хуже, бесхребетным. Едва. Он оценивал свой выбор. Мир не мог позволить себе еще одну Бухту Свиней.

Начальник штаба ВВС генерал Кертис Лемей бросил вызов Джону Кеннеди, сказав: «Вы в довольно плохой ситуации.”

«Ты там со мной», - парировал Кеннеди.

Джон Кеннеди сохранил чувство юмора перед лицом невообразимого напряжения: «Надеюсь, вы все понимаете, что в бункере Белого дома не хватит места для всех нас».

Он держал своего собственного совета, уверенный, что Конституция была на его стороне, когда пришло время принятия решения.

Чтобы добиться успеха, переговоры Кеннеди с высокими ставками должны были убедить русских в том, что Соединенные Штаты ищут выход, при этом подчеркивая возможность военного ответа.

В четверг, 18 октября, Исполнительный комитет оставался раздельным и в 17:00. JFK встретился с советским министром Андреем Громыко, который прочитал ему лекцию о Бухте Свиней. Поскольку решение не было окончательно принято, JFK отказался показать Громыко фотографии ракеты.

«Черная суббота» была самым нервным из 13-дневного кризиса, поскольку вероятность ядерной войны возрастала. Советские войска на Кубе сбили американский самолет-разведчик U-2, и Джон Кеннеди сдерживал своих генералов. На борту советской подводной лодки в Карибском море хладнокровие преобладали, когда американские эсминцы кружили над головой.

Кеннеди принял решение о блокаде.

Решение vs игра

Было бы, подумал Джон Кеннеди, «адской авантюрой», если бы Хрущев не отступил. К воскресенью Советы почувствовали, что их секрет раскрыт. В понедельник Хрущев узнал, что JFK объявит об обнаружении ракет и их блокаде в выступлении, транслируемом по национальному телевидению.

«Дело в том, что мы не собирались развязывать войну», - сетовал Хрущев. «Мы просто хотели их запугать».

JFK дал Хрущеву 24 часа на ответ.Генеральный прокурор Роберт Кеннеди направил советскому послу Анатолию Добрынину послания по обратному каналу, в котором пообещал не атаковать Кубу, если ракеты будут удалены. К 25 октября Хрущев сообщил Кеннеди, что ракеты будут выведены.

Третья мировая война предотвращена.

«Вы никогда не узнаете, сколько плохих советов я получил в те дни», - сказал позже Джон Кеннеди.

Получите ли вы хороший или плохой совет, решение остается за вами.

Вдохновляясь наследием JFK, подумайте о своем подходе к лидерству.Будьте готовы извлечь уроки из прошлых ошибок.
  • Как бы вы оценили свои навыки ведения переговоров? От чего можно отказаться, чтобы получить желаемое?
  • Какие существенные изменения внесли конкуренты? Какие шаги вы можете предпринять, чтобы не упустить возможность столкнуться с срывом рынка - пусть даже маловероятным?
  • Вы больше говорите, чем спрашиваете? Какие вопросы вы должны задавать о своих самых больших проблемах?

Эта статья представляет собой отрывок из книги «Как лидеры решают: вечное руководство по принятию трудных решений», которая дебютировала как новый исторический справочник №1 на Amazon.

Настоящий кубинский ракетный кризис

16 октября 1962 года Джон Ф. Кеннеди и его советники были ошеломлены, узнав, что Советский Союз без всяких провокаций установил ядерные баллистические ракеты средней и средней дальности. Куба. С помощью этого наступательного оружия, которое представляло новую и реальную угрозу для Америки, Москва значительно повысила ставки в ядерном соперничестве между сверхдержавами - гамбит, который поставил Соединенные Штаты и Советский Союз на грань ядерного Армагеддона.22 октября президент, не имея другого выхода, заявил в телеобращении, что его администрация знает о незаконных ракетах, и предъявил ультиматум, настаивая на их удалении, объявив американский «карантин» Кубы, чтобы заставить выполнить его требования. Тщательно избегая провокационных действий и хладнокровно обдумывая каждую советскую контрмеру, Кеннеди и его помощники не терпели компромиссов; они стояли твердо, несмотря на попытки Москвы увязать решение с внешними проблемами и несмотря на предсказуемую бушевку Советского Союза по поводу американской агрессии и нарушения международного права.В напряженном 13-дневном кризисе американцы и Советы сходились во мнениях. Благодаря безмятежной решимости администрации Кеннеди и осмотрительному управлению кризисами - благодаря тому, что специальный помощник Кеннеди Артур Шлезинджер-младший охарактеризовал как «сочетание жесткости и сдержанности, воли, нервов и мудрости президента, столь блестяще контролируемого, столь бесподобно выверенного, что [он] ослепил мир »- советское руководство моргнуло: Москва демонтировала ракеты, и катаклизм был предотвращен.

Каждое предложение в предыдущем абзаце, описывающее кубинский ракетный кризис, вводит в заблуждение или ошибочно. Но это была передача событий, которую администрация Кеннеди скармливала доверчивой прессе; это была история, которую участники в Вашингтоне обнародовали в своих мемуарах; и эта история вошла в национальную память, о чем свидетельствуют комментарии ученых мужей и освещение в СМИ по случаю 50-летия кризиса.

Ученые, однако, давно знают совсем другую историю: с 1997 года у них был доступ к записям, которые Кеннеди тайно делал встреч со своими главными советниками, Исполнительным комитетом Совета национальной безопасности («ExComm»).Шелдон М. Стерн - который был историком в Библиотеке Джона Ф. Кеннеди в течение 23 лет и первым исследователем, оценившим записи ExComm, - входит в число многочисленных историков, которые пытались установить рекорд. В его новой книге собраны неопровержимые доказательства, позволяющие лаконично опровергнуть мифическую версию кризиса. Хотя нет оснований полагать, что его усилия принесут какую-либо пользу, тем не менее их следует приветствовать.

Сделанный на основе трезвого анализа вывод Стерна о том, что «Джон Ф. Кеннеди и его администрация, несомненно, несут значительную долю ответственности за начало кубинского ракетного кризиса», шокировал бы американский народ в 1962 г. Причина в том, что администрация Кеннеди ввела их в заблуждение относительно военного дисбаланса между сверхдержавами и скрыла свою кампанию угроз, заговоров с убийствами и саботажа, направленную на свержение правительства на Кубе - усилие, хорошо известное советским и кубинским официальным лицам.

На президентских выборах 1960 года Кеннеди цинично атаковал Ричарда Никсона справа, утверждая, что администрация Эйзенхауэра-Никсона допустила опасный «ракетный разрыв» в пользу СССР. Но на самом деле, как предполагали Эйзенхауэр и Никсон - и как показали секретные брифинги, которые Кеннеди получил в качестве кандидата в президенты, - ракетный разрыв и ядерный баланс в целом были в огромной степени на пользу Америке. Во время ракетного кризиса у Советов было 36 межконтинентальных баллистических ракет (МБР), 138 бомбардировщиков дальнего действия с 392 ядерными боеголовками и 72 боеголовки баллистических ракет (БРПЛ) подводных лодок.Эти силы были выстроены против гораздо более мощного ядерного арсенала США, состоящего из 203 межконтинентальных баллистических ракет, 1306 бомбардировщиков дальнего действия с 3104 ядерными боеголовками и 144 БРПЛ - все это примерно в девять раз больше ядерного оружия, чем СССР. огромное преимущество не только в количестве оружия, но и в его качестве и применении.

Кеннеди и его гражданские советники понимали, что ракеты на Кубе не изменили стратегический ядерный баланс.

Более того, несмотря на подавляющее ядерное превосходство Америки, Джон Кеннеди, в соответствии с его общепризнанной целью проводить внешнюю политику, характеризуемую «энергичностью», приказал осуществить крупнейшее расширение военной мощи Америки в мирное время и, в частности, колоссальный рост ее стратегических ядерных сил. .Это включало развертывание, начиная с 1961 года, ядерных ракет средней дальности «Юпитер» в Италии и Турции, прилегающих к Советскому Союзу. Оттуда ракеты могли достичь всего западного СССР, включая Москву и Ленинград (и это не считая ядерных ракет «Тор», которые США уже нацелили на Советский Союз с баз в Великобритании).

Ракеты «Юпитер» были исключительно неприятным компонентом ядерного арсенала США. Поскольку они сидели над землей, были неподвижны и требовали много времени для подготовки к запуску, они были чрезвычайно уязвимы.Не имея ценности в качестве сдерживающего фактора, они казались оружием, предназначенным для обезоруживающего первого удара - и, таким образом, сильно подрывали сдерживание, потому что они способствовали упреждающему советскому удару по ним. Дестабилизирующий эффект Юпитеров был широко признан экспертами по обороне в правительстве США и за его пределами и даже лидерами Конгресса. Например, сенатор Альберт Гор-старший, союзник администрации, сказал госсекретарю Дину Раску, что они были «провокацией» на закрытом заседании сенатского комитета по международным отношениям в феврале 1961 года (более чем за полтора года до этого). ракетный кризис), добавив: «Интересно, каково было бы наше отношение», если бы Советы развернули на Кубе ракеты с ядерным оружием.Сенатор Клэйборн Пелл выдвинул аналогичный аргумент в записке, переданной Кеннеди в мае 1961 года.

Учитывая мощное ядерное превосходство Америки, а также развертывание ракет «Юпитер», Москва подозревала, что Вашингтон рассматривает первый ядерный удар как привлекательный вариант. Они были правы в своих подозрениях. Архивы показывают, что на самом деле администрация Кеннеди решительно рассматривала этот вариант во время берлинского кризиса 1961 года.

Неудивительно, что, как утверждает Стерн, опираясь на множество научных исследований, в том числе, что наиболее убедительно, историка Филипа Нэша элегантное исследование 1997 года, «Другие ракеты» октября года - развертывание Кеннеди ракет «Юпитер» было ключевой причиной решения Хрущева отправить ядерные ракеты на Кубу.Сообщается, что Хрущев принял это решение в мае 1962 года, заявив своему доверенному лицу, что американцы «окружили нас базами со всех сторон» и что ракеты на Кубе помогут противостоять «невыносимой провокации». Сохраняя развертывание в секрете, чтобы поставить США перед свершившимся фактом, Хрущев вполне мог предположить, что ответ Америки будет аналогичен его реакции на ракеты Юпитер - риторическое осуждение, но никакой угрозы или действий, направленных на то, чтобы помешать развертыванию с помощью военной атаки. ядерное или иное.(Выйдя на пенсию, Хрущев объяснил свои рассуждения американскому журналисту Строубу Тэлботту: американцы «узнают, каково это, когда вражеские ракеты указывают на вас; мы будем делать не что иное, как давать им немного их собственного лекарства». )

Хрущев также руководствовался своей вполне обоснованной верой в то, что администрация Кеннеди хотела уничтожить режим Кастро. В конце концов, администрация начала вторжение на Кубу; последовал за этим с саботажем, военизированными нападениями и попытками убийства - крупнейшей тайной операцией в истории ЦРУ - и организовал крупномасштабные военные учения в Карибском бассейне, явно призванные расстроить Советский Союз и их кубинского клиента.Эти действия, как продемонстрировали Стерн и другие ученые, помогли вынудить Советы установить ракеты, чтобы сдерживать «скрытые или открытые атаки США» - во многом так же, как Соединенные Штаты прикрывали своих союзников ядерным зонтиком для сдерживания. Советская подрывная деятельность или агрессия против них.

Примечательно, что, учитывая встревоженную и конфронтационную позицию, которую Вашингтон занял во время ракетного кризиса, записи обсуждений в Исполнительном комитете, которые Стерн тщательно оценил, показывают, что Кеннеди и его советники понимали ядерную ситуацию во многом так же, как и Хрущев.В первый день кризиса, 16 октября, обдумывая мотивы Хрущева для отправки ракет на Кубу, Кеннеди сделал то, что должно быть одним из самых ошеломляюще рассеянных (или саркастических) наблюдений в анналах американской политики национальной безопасности: «Почему? а он их туда кладет? … Это как если бы мы внезапно начали размещать в Турции основных БРСД [баллистических ракет средней дальности]. Думаю, теперь это будет , чертовски опасный ». Макджордж Банди, советник по национальной безопасности, сразу заметил: «Ну что ж, мы сделали это, г-н.Президент ».

Как только это было улажено, сам Кеннеди неоднократно заявлял, что ракеты «Юпитер» «такие же», как советские ракеты на Кубе. Раск, обсуждая советские мотивы отправки ракет на Кубу, процитировал мнение директора ЦРУ Джона Маккоуна о том, что Хрущев «знает, что у нас есть существенное ядерное превосходство ... Он также знает, что мы на самом деле не живем в страхе перед его ядерным оружием до такой степени. что ему приходится жить в страхе перед нашим. Кроме того, у нас есть ядерное оружие поблизости, в Турции.Председатель Объединенного комитета начальников штабов Максвелл Тейлор уже признал, что основная цель Советов при установке ракет на Кубе заключалась в том, чтобы «дополнить их довольно дефектную систему межконтинентальных баллистических ракет».

Советы были полностью оправданы в своем убеждении, что Кеннеди хотел уничтожить режим Кастро.

Кеннеди и его гражданские советники понимали, что ракеты на Кубе не изменили стратегический ядерный баланс. Хотя Кеннеди заявил в своем телеобращении 22 октября, что ракеты представляют собой «явную угрозу миру и безопасности всей Америки», он на самом деле оценил, как он сказал Исполнительному комитету в первый день кризиса, что «это не так. Нет никакой разницы, взорвется ли вас межконтинентальная баллистическая ракета, летевшая из Советского Союза, или та, которая была в 90 милях от вас.География не так уж много значит ". Европейские союзники Америки, продолжал Кеннеди, «будут утверждать, что при худшем значении - наличие этих ракет действительно не меняет» ядерного баланса.

То, что ракеты были близки к Соединенным Штатам, было, как признал президент, несущественным: ничтожная разница во времени полета между межконтинентальными баллистическими ракетами Советского Союза и ракетами на Кубе не изменила бы последствий, когда ракеты поразили свои цели и в любом случае время полета советских БРПЛ уже было таким же или короче, чем время полета ракет на Кубе, потому что это оружие уже скрывалось на подводных лодках у американского побережья (как, конечно, американские БРПЛ у берегов США). Советский берег).Более того, в отличие от советских межконтинентальных баллистических ракет, для подготовки ракет на Кубе к пуску требовалось несколько часов. Учитывая эффективность американской воздушной и спутниковой разведки (наглядно продемонстрированной изображениями ракет в СССР и на Кубе, которые они дали), у США почти наверняка было бы гораздо больше времени, чтобы обнаружить и отреагировать на неминуемый советский ракетный удар с Кубы, чем атакам советских бомбардировщиков, межконтинентальных баллистических ракет или БРПЛ.

«Ракета - это ракета», - заявил министр обороны Роберт Макнамара.«Нет большой разницы, убиты ли вы ракетой из Советского Союза или с Кубы». В тот первый день заседаний Исполкома Банди прямо спросил: «Какое стратегическое влияние на положение Соединенных Штатов БРСД на Кубе? Насколько серьезно это изменяет стратегический баланс? » Макнамара ответил: «Вовсе нет» - приговор, который Банди затем сказал, что полностью поддерживает. На следующий день специальный советник Теодор Соренсен резюмировал взгляды Исполнительного комитета в меморандуме для Кеннеди.«Принято считать, - отметил он, - что эти ракеты, даже когда они находятся в полной боевой готовности, существенно не изменяют баланс сил, то есть они не значительно увеличивают потенциальный мегатоннаж, который может быть выпущен на американскую территорию, даже после неожиданный американский ядерный удар ».

Комментарий Соренсена о внезапном нападении напоминает нам, что, хотя ракеты на Кубе не добавили ощутимой ядерной угрозы, они могли несколько усложнить планирование Америки для успешного первого удара - что вполне могло быть частью обоснования Хрущева их развертывания. .Если так, то ракеты, как это ни парадоксально, могли бы усилить сдерживание между сверхдержавами и тем самым снизить риск ядерной войны.

Тем не менее, хотя военное значение ракет было незначительным, администрация Кеннеди пошла на опасный курс, чтобы заставить их удалить. Президент предъявил ядерной державе ультиматум - удивительно провокационный шаг, который немедленно вызвал кризис, который мог привести к катастрофе. Он приказал блокаду Кубы, акт войны, который, как мы теперь знаем, поставил сверхдержавы на волосок от ядерной конфронтации.Осажденные кубинцы охотно приняли оружие своего союзника, поэтому советское размещение ракет полностью соответствовало международному праву. Но блокада, даже если администрация эвфемистически назвала ее «карантином», была, как признали члены Исполкома, незаконной. Как напомнил юрисконсульт Госдепартамента: « Наша юридическая проблема заключалась в том, что их действие не было незаконным». Кеннеди и его лейтенанты намеренно задумывались о вторжении на Кубу и воздушном нападении на советские ракеты, находящиеся там - действия, которые с большой вероятностью могли спровоцировать ядерную войну.В свете крайних мер, которые они применяли или искренне принимали для разрешения кризиса, который они в значительной степени создали, реакция Америки на ракеты, оглядываясь назад, требует такого же объяснения, как и советское решение развернуть их - или даже большего.

Советы подозревали, что США рассматривали первый ядерный удар как привлекательный вариант. Они были правы в своих подозрениях.

В тот самый первый день заседаний Исполнительного комитета Макнамара представил более широкий взгляд на значение ракет: «Я буду откровенен.Я не думаю, что здесь есть военная проблема ... Это внутренняя, политическая проблема ». В интервью 1987 года Макнамара объяснил: «Вы должны помнить, что с самого начала именно президент Кеннеди сказал, что для нас неприемлемо политически , чтобы мы оставляли эти ракетные объекты в покое. Он не сказал военного, он сказал политически ". Что в значительной степени сделало эти ракеты политически неприемлемыми, так это явная и горячая враждебность Кеннеди по отношению к режиму Кастро - позиция, которую Кеннеди признал на заседании Исполнительного комитета, европейские союзники Америки считали «фиксацией» и «слегка сумасшедшей».

В своем предложении на пост президента Кеннеди заманил администрацию Эйзенхауэра-Никсона на «красную наживку», заявив, что ее политика «помогла коммунизму создать первую базу в Карибском бассейне». Учитывая, что он определил жесткую позицию по отношению к Кубе как важный вопрос выборов, и учитывая унижение, которое он перенес в результате разгрома в заливе Свиней, ракеты представляли для Кеннеди большую политическую опасность. Как позже сказал директор по разведке и исследованиям Госдепартамента Роджер Хилсман, «Соединенным Штатам, возможно, и не угрожает смертельная опасность, но… администрация наверняка была в опасности.Друг Кеннеди Джон Кеннет Гэлбрейт, посол в Индии, позже сказал: «Когда [ракеты] были там, политические потребности администрации Кеннеди заставили ее пойти на любой риск, чтобы избавиться от них».

Но еще более серьезным, чем внутренняя политическая катастрофа, которая могла бы обрушиться на администрацию, если бы она показалась мягкой по отношению к Кубе, было то, что помощник госсекретаря Эдвин Мартин назвал «психологическим фактором», что мы «расслабились и позволили им сделать это с нами». . » Он утверждал, что это «более важно, чем прямая угроза », и Кеннеди и другие его советники энергично согласились.Несмотря на то, что Соренсен в своем меморандуме президенту отметил консенсус Исполкома о том, что кубинские ракеты не изменили ядерный баланс, он также заметил, что Исполком, тем не менее, считает, что «Соединенные Штаты не могут мириться с присутствием известных ракет» на Кубе, «если союзники или противники поверят нашему мужеству и обязательствам» (курсив мой). Европейские союзники Америки (не говоря уже о Советах) настаивали на том, чтобы Вашингтон игнорировал эти нематериальные опасения, но Соренсен был пренебрежительно.Обращаясь к психологии, а не к жестким расчетам управления государством, он утверждал, что такие аргументы «несут некоторую логику, но не имеют большого веса».

В самом деле, самоуважение Вашингтона к своему авторитету почти наверняка было главной причиной, по которой он рисковал ядерной войной из-за незначительной угрозы национальной безопасности. На той же встрече, на которой Кеннеди и его помощники обдумывали военные действия против Кубы и СССР - действия, которые, как они знали, могут привести к апокалиптической войне, - президент заявил: «В прошлом месяце я сказал, что мы не собираемся [разрешить советские ядерные ракеты на Кубе], а в прошлом месяце я должен был сказать… нам все равно.Но когда мы сказали, что , а не , пойдем, и [Советы] идут вперед и делают это, а потом мы ничего не делаем, тогда ... я думаю, что наши ... риски увеличиваются на ».

Риски такого обрушения, по мнению Кеннеди и его советников, были разными, но взаимосвязанными. Во-первых, противники Америки сочтут Вашингтон малодушным; Кеннеди сказал, что известное присутствие ракет «заставляет их выглядеть так, как будто они равны нам и тому подобное» - здесь министр финансов Дуглас Диллон прервал его: «Мы боимся кубинцев.Второй риск заключался в том, что друзья Америки внезапно усомнились в том, что на страну, склонную к умиротворению, можно положиться в выполнении своих обязательств.

На самом деле, союзники Америки, как признал Банди, были ошеломлены тем, что США угрожали ядерной войной из-за стратегически незначительного условия - наличия ракет средней дальности в соседней стране, - что эти союзники (и, если на то пошло, Советы) жили годами. В напряженные дни октября 1962 года союз с Соединенными Штатами потенциально равнялся, как предупреждал Шарль де Голль, «уничтожению без представительства».Кеннеди и Исполкому, кажется, никогда не приходило в голову, что все, что Вашингтон получил, продемонстрировав твердость своих обязательств, он потерял из-за эрозии уверенности в своих суждениях.

Этот подход к внешней политике руководствовался - и по-прежнему руководствуется - тщательно продуманным теоретическим основанием, основанным на школьном взгляде на мировую политику, а не на хладнокровной оценке стратегических реалий. Это поставило - и до сих пор ставит - Америку в любопытное положение, когда ей приходится вступать в войну, чтобы поддержать то самое доверие, которое должно было предотвратить войну в первую очередь.

Если бы только внутриполитические приоритеты администрации продиктовали удаление кубинских ракет, решение проблемы Кеннеди казалось бы довольно очевидным: вместо публичного ультиматума с требованием, чтобы Советы вывели свои ракеты с Кубы, частное соглашение между сверхдержавами по удалить как ракеты Москвы на Кубе, так и ракеты Вашингтона в Турции. (Напомним, что администрация Кеннеди обнаружила ракеты 16 октября, но только объявила об открытии американской общественности и Советам и предъявила ультиматум 22-го.)

Администрация, однако, не сделала такой попытки Советам. Вместо этого, публично потребовав одностороннего вывода советских войск и введя блокаду Кубы, он спровоцировал то, что по сей день остается самым опасным ядерным кризисом в истории. В разгар этого кризиса самые здравомыслящие и разумные наблюдатели - в том числе дипломаты в Организации Объединенных Наций и в Европе, редакционные авторы для Manchester Guardian , Уолтер Липпманн и Адлай Стивенсон - считали торговлю ракетами довольно простой решение.Пытаясь выйти из тупика, сам Хрущев открыто выступил с этим предложением 27 октября. Согласно версии событий, пропагандируемой администрацией Кеннеди (и давно принимаемой как исторический факт), Вашингтон однозначно отверг предложение Москвы и вместо этого, благодаря решимости Кеннеди, , вынудил односторонний вывод советских войск.

Однако, начиная с конца 1980-х годов, открытие ранее засекреченных архивов и решение ряда участников наконец сказать правду показали, что кризис действительно разрешился путем явной, но скрытой сделки по удалению как Юпитера, так и Кубы ракеты.Кеннеди фактически пригрозил отменить, если Советы раскроют это. Он сделал это по тем же причинам, которые в значительной степени породили кризис, - внутренняя политика и поддержание имиджа Америки как незаменимой нации. Рассекреченная советская телеграмма показывает, что Роберт Кеннеди, которому президент поручил разработать секретный обмен с послом СССР в Вашингтоне Анатолием Добрыниным, настаивал на возвращении Добрынину официального советского письма, подтверждающего соглашение, поясняя, что письмо «может нанести непоправимый вред моей политической карьере в будущем.”

Лишь горстка чиновников из администрации знала о торговле; большинство членов ExComm, включая вице-президента Линдона Джонсона, этого не сделали. И, пытаясь сохранить сокрытие, ряд тех, кто это делал, в том числе Макнамара и Раск, солгали Конгрессу. Дж. Кеннеди и другие молчаливо поощряли убийство Стивенсона, позволяя изобразить его как умиротворителя, который «хотел Мюнхен» за предложение сделки - сделку, которую, как они громогласно утверждали, администрация никогда бы не разрешила.

Артур Шлезингер-младший «неоднократно манипулировал и скрыл факты».

Терпеливая подготовка Стерна и других ученых с тех пор привела к новым откровениям. Стерн демонстрирует, что Роберт Кеннеди едва ли играл роль примирителя и государственного деятеля во время кризиса, который его союзники описали в своих житийных хрониках и мемуарах, и что он сам выдвинул свою посмертно опубликованную книгу Тринадцать дней . Фактически, он был одним из наиболее последовательно и безрассудных ястребиных советников президента, настаивая не на блокаде или даже воздушных ударах по Кубе, а к полномасштабному вторжению как «последний шанс, который у нас будет для уничтожения Кастро.Стерн авторитетно заключает, что «если бы РФК был президентом и возобладали взгляды, которые он выражал на заседаниях Исполкома, ядерная война была бы почти неизбежным исходом». Он справедливо критикует льстивого придворного Шлезингера, чьи истории «неоднократно манипулировали и затемняли факты» и чьи рассказы - «глубоко вводящие в заблуждение, если не откровенно обманчивые» - были написаны не для науки, а для Кеннеди.

Хотя Стерн и другие ученые перевернули панегирическую версию событий, выдвинутую Шлезингером и другими приспешниками Кеннеди, исправленная хроника показывает, что действия Джона Кеннеди по разрешению кризиса - опять же кризиса, который он в значительной степени создал - были разумными, ответственными и смелыми. .Ясно потрясенный апокалиптическим потенциалом ситуации, Кеннеди выступил перед лицом воинственного и почти единодушного противодействия своих псевдо-крутых советников, приняв предложение об обмене ракетами, предложенном Хрущевым. «Для любого человека в Организации Объединенных Наций или для любого другого рационального человека это будет выглядеть как очень честная сделка», - рассудительно сказал он Исполнительному комитету. «Большинство людей думают, что если вам разрешили равную сделку, вы должны воспользоваться этим». Он ясно понимал, что история и мировое общественное мнение осудят его и его страну за развязывание войны - войны, которая почти наверняка перерастет в обмен ядерными ударами - после США.С.С.Р. публично предложил такую ​​разумную услугу за услугу. Предложение Хрущева, как отмечает историк Рональд Стил, «напугало советников Белого дома - не в последнюю очередь потому, что оно выглядело совершенно справедливым».

Хотя Кеннеди фактически согласился на обмен ракетами и вместе с Хрущевым помог зрелым образом урегулировать конфронтацию, наследие этой конфронтации, тем не менее, было пагубным. Успешно скрывая сделку от вице-президента, поколения политиков и стратегов, а также от американской общественности, Кеннеди и его команда укрепили опасное представление о твердости перед лицом того, что Соединенные Штаты считают агрессией, и Постепенная эскалация военных угроз и действий по противодействию этой агрессии способствует успешной стратегии национальной безопасности - на самом деле, почти определяет ее.

Президент и его советники также подтвердили сопутствующее мнение о том, что Америка должна определять угрозу не просто как обстоятельства и силы, которые прямо угрожают безопасности страны, но как обстоятельства и силы, которые могут косвенно заставить потенциальных союзников или врагов усомниться в решимости Америки. . Этот непонятный расчет привел к американской катастрофе во Вьетнаме: пытаясь объяснить, как потеря стратегически несущественной страны Южного Вьетнама может ослабить доверие к Америке и тем самым поставить под угрозу безопасность страны, один из ближайших помощников Макнамары, помощник министра обороны Джон Макнотон, допустил, что «требуется некоторая изощренность, чтобы увидеть, как Вьетнам автоматически затрагивает» наши жизненно важные интересы.Кеннеди сказал в своем обращении к нации во время ракетного кризиса, что «агрессивное поведение, если его не сдерживать и не оспаривать, в конечном итоге приводит к войне». Он объяснил, что «если друг или враг снова поверит нашему мужеству и нашим обязательствам», то Соединенные Штаты не могут мириться с таким поведением Советов, хотя, опять же, он в частном порядке признал, что развертывание ракеты не изменили ядерный баланс.

Это представление о том, что противодействие агрессии (каким бы размытым и широким оно ни было) будет сдерживать агрессию в будущем (как бы размыто и широко оно ни определялось), не выдерживает исторического исследования.В конце концов, американское вторжение и оккупация Ирака не остановили Муаммара Каддафи; Война Америки против Югославии не остановила Саддама Хусейна в 2003 году; Освобождение Кувейта Америкой не остановило Слободана Милошевича; Вмешательство Америки в Панаму не остановило Саддама Хусейна в 1991 году; Вмешательство Америки в Гренаду не остановило Мануэля Норьегу; Война Америки против Северного Вьетнама не остановила сильного лидера Гренады Хадсона Остина; и конфронтация Джона Кеннеди с Хрущевым из-за ракет на Кубе, конечно же, не остановила Хо Ши Мина.

Более того, идея о том, что усилия иностранной державы противостоять подавляющему стратегическому превосходству Соединенных Штатов - страны, которая тратит на оборону почти столько же, сколько и весь остальной мир вместе взятые, - ipso facto ставит под угрозу безопасность Америки, глубоко ошибочна. Подобно тому, как Кеннеди и его советники осознавали угрозу в советских усилиях по нейтрализации того, что на самом деле было дестабилизирующей ядерной гегемонией США, сегодня и либералы, и консерваторы оксюморонически утверждают, что безопасность Соединенных Штатов требует, чтобы страна «уравновесила» Китай путем сохранение своего стратегически доминирующего положения в Восточной Азии и западной части Тихого океана, то есть на заднем дворе Китая.Это означает, что Вашингтон рассматривает попытки Пекина исправить слабость своей собственной позиции как опасность, даже несмотря на то, что политики признают, что США имеют сокрушительное превосходство вплоть до края азиатского материка. Однако позиция Америки больше говорит о ее собственных амбициях, чем о Китае. Представьте, что ситуация изменилась, и военно-воздушные и военно-морские силы Китая были доминирующим и потенциально угрожающим присутствием на прибрежном шельфе Северной Америки. Конечно, U.С. хотел бы противодействовать этому перевесу. На огромной части земного шара, простирающейся от канадской Арктики до Огненной Земли и от Гренландии до Гуама, США не потерпят вмешательства другой великой державы. Безусловно, безопасность Америки не будет поставлена ​​под угрозу, если другие великие державы будут пользоваться своими собственными (и в этом отношении меньшими) сферами влияния.

Эта эзотерическая стратегия - эта неуместная одержимость доверием, эта опасно расширяющаяся концепция того, что составляет безопасность, - поразившая как демократическую, так и республиканскую администрации, а также либералов и консерваторов, является антитезой государственному искусству, которое требует проницательности, основанной на силе и интересе. , и обстоятельства.Это позиция по отношению к миру, которая может легко обречь Соединенные Штаты на военные обязательства и интервенции в стратегически незначительных местах по по сути тривиальным вопросам. Это позиция, которая может породить внешнюю политику, приближающуюся к паранойе в упорно хаотическом мире, изобилующем государствами, личностями и идеологиями, которые являются сомнительными и антигениальными, но не обязательно смертельно опасными.

Как удалось предотвратить ядерный «кризис» с помощью анализа изображений | by NGA

ЕДИНСТВЕННАЯ СЛУЧАЙ КРИЗИСА

U.Майор ВВС США Рудольф Андерсон погиб в бою 27 октября 1962 года, когда его разведывательный самолет U-2 был сбит ракетой SA-2 над Кубой во время фоторазведки. Андерсон стал единственной жертвой кубинского ракетного кризиса и первым получил Крест ВВС. Уроженец Южной Каролины из текстильного региона, он окончил Клемсон в 1948 году и учился в первом классе учебного корпуса офицеров резерва ВВС Клемсона. Он служил в Корейском конфликте, где его оперативная боевая карьера началась в 1953 году, выполняя разведывательные миссии RF-86 SABRE.За службу в Корее он был награжден двумя Почетными летными крестами (DFC). Впервые он получил квалификацию U-2 в 1957 году.

Андерсон был членом 4028-й стратегической разведывательной метеорологической эскадрильи, 4080-го стратегического крыла Стратегического авиационного командования, базирующейся на авиабазе Лафлин, штат Техас. Его цитата из «Креста ВВС»:

«Президент Соединенных Штатов Америки, уполномоченный разделом 10 статьи 8742 Кодекса Соединенных Штатов, гордится тем, что вручает Крест ВВС (посмертно) майору Рудольфу Андерсону-младшему., ВВС США, за выдающийся героизм в связи с боевыми действиями против вооруженного противника, когда он служил пилотом самолета U-2 в 4080-м дивизионе стратегической разведки Стратегического авиационного командования (SAC) с 15 октября 1962 года по 27 октября 1962 года. В этот период великого национального кризиса майор Андерсон, летевший на невооруженном самолете без сопровождения, погиб, участвуя в одной из нескольких миссий воздушной разведки над Кубой.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *