Имена и годы правления 1 киевских князей: Прочитай имена и годы правления киевских князей: Олег (882-912) Владимир Святославович (980-1015)

Содержание

почему имя Владимира Мономаха стало символом великокняжеской власти — РТ на русском

905 лет назад Владимир Мономах вступил на киевский великокняжеский престол. Из 72 лет своей жизни князь лишь 12 правил в Киеве — меньше, чем его предшественники. Однако именно он остался в памяти потомков как идеал правителя и подлинный защитник Русской земли. По мнению историков, Мономах выстраивал новое политическое здание государства на выработанной им нравственной системе, принципы которой он изложил в своих сочинениях. Как великий князь сохранял политическое и духовное единство Руси — в материале RT.

В истории Руси Владимир Мономах известен как талантливый политик, полководец и писатель. Детство он провёл в Переяславле-Южном при дворе своего отца Всеволода Ярославича. В 1078 году Всеволод Ярославич занял киевский престол. Владимир получил во владение Чернигов, а затем Переславль. 4 мая 1113 года Владимир Мономах стал Великим Киевским князем. За годы правления ему удалось возглавить несколько удачных походов против половцев, разорявших русские земли, и на несколько десятилетий остановить их набеги, а также на 12 лет потушить пожар княжеских междоусобиц.

«Крестовый поход в степь»

Со второй половины XI века половцы беспрестанно совершали набеги на русские земли. Будучи ещё князем Переяславля, Владимир задался целью объединить военные силы русских князей, чтобы вместе противостоять половцам. Для этого было необходимо прекратить княжеские междоусобицы из-за уделов. Начало «примирительной» политики Владимир положил на Любечском съезде 1097 года. Окончательно сплотить силы враждующих князей ему удалось в начале 1103 года на съезде у Долобского озера недалеко от Киева.

  • © Иванов Сергей «Съезд князей»

Владимир Всеволодович настаивал на выступлении войска весной, однако Великий Киевский князь Святополк Изяславич не хотел отрывать крестьян от посевных работ. Тогда Владимир произнёс короткую, но пламенную речь: «Дивлюсь я, дружина, что лошадей жалеете, на которых пашут! А почему не подумаете о том, что вот начнёт пахать смерд и, приехав, половчин застрелит его из лука, а лошадь его возьмёт, а в село его приехав, возьмёт жену его и детей его и всё его имущество? Так лошади вам жаль, а самого смерда не жаль».

Слова Мономаха убедили русских князей, и весной 1103 года дружины выступили в степь. Решающее сражение произошло 4 апреля на реке Сутени недалеко от Азовского побережья. За несколько часов русским воинам удалось одержать первую большую победу в степи. На несколько лет набеги половцев на Русь прекратились, однако вскоре вспыхнули с новой силой. Тогда Владимир Мономах предпринял новый поход против половцев.  

В феврале 1111 года дружины русских князей выступили из Переславля. У ворот города был поставлен большой крест, отправлявшихся на битву воинов благословлял епископ. В походе войско сопровождали священники.

«Мономах, бывший вдохновителем этой войны, придал ей характер крестового похода по образцу крестовых походов западных властелинов против мусульман Востока», — пишет на страницах книги «История России с древнейших времён до конца XVII века» историк Андрей Сахаров.

Также по теме

Игра древнерусских престолов: как дети и внуки Ярослава Мудрого делили власть

19 октября 1097 года князья Древней Руси собрались на Любечский съезд, который должен был положить конец феодальной усобице,…

К концу марта русские дружины впервые достигли сердца Половецкой земли — города Шарукань недалеко от Дона. Спустя несколько часов после начала решающей битвы у притока Дона на реке Сальнице половцы бежали.

По словам кандидата исторических наук, заведующего кафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин Историко-архивного института РГГУ Евгения Пчелова, победу удалось одержать благодаря организаторскому и военному таланту Владимира Мономаха.

«Весть о русском крестовом походе в степь была доставлена в Византию, Венгрию, Польшу, Чехию и Рим. Таким образом, Русь в начале XII века стала левым флангом общего наступления Европы на Восток», — писал Сахаров.  

Непродолжительный расцвет государства

4 мая 1113 года после смерти Святополка Изяславича «златой» киевский престол занял его двоюродный брат Владимир Мономах.

«Через несколько дней после похорон Святополка Изяславича в Киеве вспыхнул мятеж — горожане разграбили двор тысяцкого, напали на евреев-ростовщиков. Была опасность, что мятеж, вызванный, вероятно, непопулярной политикой князя, разгорится ещё больше. Киевские бояре пригласили на престол княжившего тогда в Переславле Владимира Мономаха, поскольку он пользовался большой известностью на Руси и был авторитетным князем. По принципу наследования он также являлся одним из кандидатов на вакантный киевский стол. Судя по летописному сообщению, после вокняжения Мономаха в Киеве мятеж прекратился», — пояснил Пчелов в беседе с RT.

Сразу после вступления на престол Владимир Мономах принял меры, ограничивающие произвол ростовщиков. Так, великий князь принял устав, согласно которому сумма выплачиваемых по кредиту процентов не должна превышать 20% в год.

За время своего правления Мономаху удавалось поддерживать духовное и политическое единство Руси. «добрым страдальцем за Русскую землю» называет его автор Ипатьевской летописи.

Также по теме

Исторические узы: как московские князья породнились с потомками Чингисхана

700 лет назад великий князь Московский Юрий Данилович взял в жёны сестру хана Золотой Орды Узбека, праправнучку хана Батыя. Так…

По мнению историков, великий князь выработал нравственную систему, отражённую не только в его сочинениях, но и в его политике. В принятии решений Владимир Всеволодович руководствовался христианскими заповедями, которые он трактовал в «Поучении» — духовном завещании, обращённом к собственным сыновьям и другим русским князьям. Воспринимая князей как своих братьев не только по кровному, но и по духовному родству, Мономах стремился построить новое политическое здание Русского государства на принципах всепрощения и братолюбия.

«Научись, верующий человек, быть благочестию свершителем, научись, по евангельскому слову, «очам управлению, языка воздержанию, ума смирению, тела подчинению, гнева подавлению, иметь помыслы чистые, побуждая себя на добрые дела Господа ради; лишаемый — не мсти, ненавидимый — люби, гонимый — терпи, хулимый — молчи, умертви грех», — писал Владимир Мономах в своём «Поучении».

Помимо духовного завещания киевского князя до нас дошло пронизанное необыкновенным чувством христианского всепрощения письмо, отправленное Мономахом его врагу, князю Олегу Черниговскому.

«Наверное, это отчасти идеализированный образ. Как и всякий живой человек, Владимир не всегда соответствовал тому высокому идеалу, который сам создавал в своих сочинениях и к которому так стремился. Но он создал этот идеал — создал для себя и других, он искренне стремился достичь его, а это величайшая редкость и для политика, и для человека», — пишет в своей книге «Владимир Мономах» историк Алексей Карпов.

По мнению исследователей, Владимиру Мономаху благодаря его непререкаемому авторитету удалось на 12 лет потушить пожар княжеских междоусобиц. Однако после его смерти Русь вступила в эпоху феодальной раздробленности.

«Политического единства Руси не было уже с середины XI века. Мономах был главным среди других князей, поскольку Киев считался главным княжеским столом. А дальше всё зависело от личности и авторитета князя. Владимир Мономах таким авторитетом, безусловно, обладал. Его потомки обладали им, очевидно, в меньшей степени», — отметил Пчелов.

Спор о «шапке Мономаха»

 

С именем Владимира Всеволодовича связана одна из самых известных регалий великокняжеской власти, так называемая шапка Мономаха. Однако никакого отношения к Великому Киевскому князю она не имеет. По словам Пчелова, за Владимиром закрепилось прозвище «Мономах» потому, что по матери он являлся потомком византийской династии Мономахов. В переводе с греческого Мономах означает «единоборец».

Впервые шапка Мономаха упоминается в казне московских князей при Иване Калите. В 1317 году его старший брат, Великий князь Московский Юрий Данилович, женился на Кончаке, сестре золотоордынского хана Узбека. Как считают некоторые историки, расшитая золотом шапка была свадебным подарком московскому князю от Узбека.

  • Шапка Мономаха
  • © ФГБУК «Государственный историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль»

По мнению Пчелова, бесспорным является факт, что головной убор был сделан на Востоке, однако как он попал на Русь, остаётся неизвестным.

«Этот венец считался самым древним и самым почитаемым среди русских регалий. Именно шапкой Мономаха венчался первый русский великий князь, прошедший торжественную церемонию в Успенском соборе Кремля, в 1498 году — Дмитрий Иванович, внук Ивана III. С тех пор все великие князья и цари венчались на царство этой шапкой», — отметил Пчелов.

По словам историка, в конце XV века шапка стала считаться византийским подарком, якобы переданным на Русь Владимиру Мономаху от византийского императора Константина Мономаха вместе с другими регалиями.

«Таким образом, Русь становилась как бы символической преемницей Византийской империи, а русские цари получали наследие византийских императоров. Всё это соответствовало формировавшейся тогда идее о Москве как о Третьем Риме», — подытожил Пчелов.

Князь Олег («Вещий»), князь Новгородский, великий князь Киевский. Правил с 879 по 912 год. Интересные факты биографии.

Олег начал править в Новгороде после смерти Рюрика в 879 году. Он наследовал престол, поскольку сын Рюрика, Игорь, был ещё ребенком.

В летописях имеются две версии биографии Олега: традиционная, изложенная в «Повести временных лет», и менее известная, изложенная в Новгородской Первой летописи, сохранившей фрагменты более раннего летописного свода.

Согласно «Повести», Олег был родичем (соплеменником) Рюрика, возможно, его шурином, то есть, братом жены.

В Новгородской Первой летописи Олег представлен не князем, а воеводой при Игоре. Та же летопись относит смерть Олега к 922 году.

Русское произношение имени Олег возникло, вероятно, от скандинавского имени Helgi, что означает «посвященный богам». В скандинавских сагах также встречаются близкие по звучанию имена Ole, Oleif, Ofeig.

Из подчинявшихся Олегу окрестных племен – чуди, мери, ильменских славян, веси и кривичей и варягов – он собрал большое войско и двинулся на Юг. Занял Смоленск, посадил там править своего человека. Ставленник Олега стал править и в Любече, в земле северян.

В 882 году войско Олега подошло к Киеву, где в то время правили Аскольд и Дир, люди из дружины Рюрика. Олег хитростью выманил их из города. Предание гласит: «Спрятав своих воинов, Олег (он выдавал себя за купца) выманил на берег Аскольда и Дира. Когда они были захвачены, Олег приказал вынести младенца Игоря и сказал: “Вот он сын Рюрика!”, после чего Аскольд и Дир были убиты». Подробнее о тех событиях можно узнать в историческом парке «Россия-Моя история».

Некоторые исследователи объясняют жестокость Олега тем, что Аскольд и Дир уже успели принять христианство и отошли от язычества. На могиле Аскольда впоследствии была поставлена церковь Николы, а на могиле Дира – Ириновская церковь.

Когда Олег занял Киев, то провозгласил его столицей Руси, объединявшей северные и южные территории. С этого, собственно, и было принято начинать историю государства, получившего историческое название Русская Земля. Хотя, всё-таки это был следующий этап после создания Русского княжества в Ладоге, а затем в Новгороде. То есть, Киев – это третья столица Руси.

Олега называли «Вещим», то есть, ясновидящим, знающим будущее. По словам русского историка С. М. Соловьева, в истории Олег остался собирателем племён, строителем городов и начинателем порядка.

Строитель государства

Главным делом Олег считал расширение границ государства на восток и запад от Днепра. Он активно строит города, чтобы удержать завоёванные земли и защитить их от набегов кочевников, а также начинает регулярный сбор дани с подвластных племен.

Осев в Киеве, Олег «нача города ставити».

Но самое значимое его деяние – это установление тесных контактов с Византией (Восточной Римской империей). В 907 году, оставив править в Киеве сына Рюрика – Игоря, Олег совершил свой знаменитый византийский поход, о котором подробно рассказано в историческом парке «Россия-Моя история».

В знак победы Олег прибил свой щит к воротам Царьграда. Главным результатом похода стало заключение торгового договора, обеспечившего свободу беспошлинной торговли русским купцам. Договор с Византией – первый международный документ молодого государства.

В 912 году князь Олег погиб, якобы, от укуса змеи.

Место его захоронения точно не известно.

 

Подробнее об этом временном периоде можно узнать в историческом парке «Россия-Моя история». 

Состоялся Любечский съезд русских князей

В середине XI в., после смерти киевского князя Ярослава Мудрого в 1054 г., Русская земля была поделена его сыновьями на отдельные княжества. Старший сын, Изяслав, получил Киев, Великий Новгород и Туровское княжество; Святослав — Черниговскую землю, земли вятичей, Рязань, Муром и Тмутаракань; Всеволод — Переяславль Киевский, Ростово-Суздальскую землю, Белоозеро и Поволжье; Игорь — Владимир-на-Волыни; Вячеслав — Смоленск.

На Руси действовал «лествичный» порядок престолонаследия, в соответствии с которым киевский престол занимал старший из сыновей умершего великого князя. Далее престол передавался по старшинству от брата к брату, а после кончины самого младшего доставался старшему из следующего поколения князей. Князья-родичи не являлись постоянными владельцами областей, достававшихся им по разделу: с каждой переменой в наличном составе княжеской семьи шла передвижка, младшие родичи, следовавшие за умершим, передвигались из волости в волость, с младшего стола на старший, т. е. «поднимались по лестнице». Принцип очерёдности в отношениях между князьями по мере разрастания княжеского рода приводил к постепенному дроблению и измельчанию княжеских владений, а отношения между родственниками становились всё более запутанными. Возникавшие между князьями споры о старшинстве и порядке владения разрешались или договорами на съездах, или, если соглашение не удавалось, оружием.

19 октября 1097 г. в город Любеч (на Днепре) съехались 6 князей: Великий князь киевский Святополк Изяславич, черниговские князья Давыд и Олег Святославичи, переяславский князь Владимир Мономах, волынский князь Давыд Игоревич и теребовльский князь Василько Ростиславич. Инициатором съезда был Владимир Мономах.

Задача княжеского съезда состояла в том, чтобы закрепить «отчины» за князьями и объединиться в борьбе против половцев. Князья заключили между собой мир и постановили не допускать междоусобных распрей. По постановлению съезда каждому князю были отданы те земли, которые принадлежали его отцу. Таким образом, Русская земля перестала считаться единым владением всего княжеского дома, и стала совокупностью отдельных «отчин», наследственных владений ветвей княжеского дома.

Любечские решения не могли полностью предотвратить междоусобные столкновения, однако благодаря им удалось добиться важного перелома в борьбе с половецкими набегами. В 1103 г. объединённые дружины Святополка киевского, Владимира Мономаха и других князей в сражении при Сутени разгромили орды кочевников. В 1111 г. в верховьях Северного Донца Владимир Мономах с союзниками нанёс новое тяжёлое поражение половцам.

Лит.: Греков Б. Д. Киевская Русь. М., 1953; Рыбаков Б. А. Первые века русской истории. М., 1964.

См. также в Президентской библиотеке:

История Российского государства: территории и границы. СПб., 2010. [Эпизод 2]: Киевское государство : IX-XI вв.;

Михайловский М. И. Венец и похвала св. Владимиру, великому князю Киевскому, просветителю и преобразователю древней Руси. Чернигов, 1888;

Худяков И. А. Древняя Русь : [исторический очерк древнерусской жизни до Петра Великого]. СПб., 1867.

Устроено с умом: почему на Руси строили храмы во имя Божественной мудрости | Статьи

14 сентября 1052 года был освящен старейший из сохранившихся на Руси каменных храмов — собор Святой Софии в Новгороде. Вторую четверть XI века — время правления Ярослава Владимировича — можно назвать переломной эпохой в истории Руси. Его отец князь Владимир Святославович провозгласил свою страну христианской державой, но на деле Русь в основном оставалась языческой. И наследнику князя-крестителя Ярославу пришлось приложить немалые усилия, чтобы православие по-настоящему вошло в души славян. Одним из этапов этого пути стало создание великолепных каменных храмов в честь Святой Софии в трех главных городах Руси — Киеве, Новгороде и Полоцке. «Известия» — о старейшем храме северо-восточной России, Софии Новгородской.

Новые времена

Князь Владимир Святославович в памяти исторической и народной всё же остался скорее последним варяжским конунгом, нежели православным государем. И его былинный альтер-эго Красно Солнышко пирует с дружиной и заезжими богатырями, совершенно не заботясь о христианском смирении и воздержании. Ярослав же — иное дело. Несмотря на то что в его биографии историки находят множество белых пятен, он воспринимается уже как благочестивый православный монарх, строитель храмов и основатель монастырей, покровитель книжных наук и искусств, создатель Церковного устава и «Русской правды» — первого свода законов. Ярослав породнился с доброй половиной европейских дворов, выдавая замуж своих дочерей и подыскивая заморских жен многочисленным сыновьям. В официальной истории Российской империи ему было отведено место создателя православной державы, что впоследствии было подчеркнуто появившемся в середине XIX веке прозвищем Мудрый.

Фото: commons.wikimedia.org

Князь Ярослав Мудрый. Портрет из Царского титулярника, XVII век

Ярослав мечтал превратить Киев в новую столицу мирового православия, наследницу Иерусалима и Константинополя. Но для этого город должен был обладать соответствующими атрибутами. Отсюда и строительство Золотых ворот, и учреждение монастырей Георгиевского и Ирининского, точно как в Царьграде. Любой путник, вошедший в Золотые ворота столицы Византии, проходил между этими монастырями и приходил к главному храму города — Святой Софии. У Ярослава выбора не оставалось — нужно было строить аналогичный собор в Киеве.

Премудрость Божия

Софию Константинопольскую по приказу императора Юстиниана построили великие зодчие Анфимий из Тралл и Исидор из Милета. Это было самое грандиозное и великолепное здание на земле, производившее неизгладимое впечатление на людей и тем подтверждавшее величие православия и могущество византийского императора. На Руси тогда еще не строили больших каменных зданий. К тому же сооружение храма требовало знания церковного канона. Поэтому Ярослав вынужден был обратиться за помощью к грекам.

Интересно, что к началу XI века деревянные церкви в честь Софии — Премудрости Господней уже существовали и в Киеве, и в Новгороде. Первую построила Ольга, о чем говорится в Иоакимовской летописи. Про вторую мы знаем из текста Первой новгородской летописи:

Автор цитаты

«Постави владыка епископ Иоаким первую церковь деревянную дубовую святыя Софии, имущу верх 13; и стояла 60 лет. И поднялася от огня в лето 1049 марта в 4 день»

Киевский храм был сожжен в 1017 году во время княжеской междоусобицы, вспыхнувшей после смерти Владимира. Считается, что сожгли его поляки Болеслава Храброго — союзника Святополка, боровшегося против Ярослава. Столкновения между братьями продолжались еще много лет, из-за чего Ярослав, даже став официально Великим князем Киевским, предпочитал жить в Новгороде. Лишь в 1036 году, после смерти брата Мстислава, он окончательно вернулся в Киев. Тогда-то князь и пригласил византийских мастеров.

Софийский собор в Киеве

Фото: commons.wikimedia.org/Rbrechko

Мы не знаем, кто они были по происхождению — сведений об этом не сохранилось. Достоверно известно, что с 1036 по 1044 год иноземные мастера строят в Киеве несколько зданий, прежде всего Золотые ворота и Софию Киевскую. А потом отправляются на север, в Новгород, чтобы там возвести еще один храм в честь Премудрости Господней.

Новгородским князем в это время был старший сын Ярослава Владимир. В летописи за 1045 год сказано, что князем Владимиром и прибывшими из Киева каменщиками

Автор цитаты

«заложена бысть святая София Новегорода», а в 1050 году «священа бысть церкви София в Новегороде месяца сентября 14 на Воздвижение Честнаго Креста, повелением великого князя Ярослава Владимировича Киевского и Всея Руси и сына его князя Владимира Ярославича»

Всего через 20 дней после освящения храма совсем еще молодой князь Владимир, которому едва перевалило за 30, скоропостижно скончался. Он стал первым, кого похоронили в Софийском соборе.

Большинство ученых считают, что инициатором строительства Новгородской Софии был не Владимир, а его отец Ярослав. По летописным сведениям, он с супругой Ириной (Ингигерда — дочь первого христианского короля Швеции Олафа Шётконунга) даже приехал на закладку храма, хотя путь от Киева до Новгорода неблизкий. «Смотри, Соломон, я превзошел тебя!» — сказал, по преданию, Юстиниан, заходя впервые в Софию Константинопольскую. Ярослав не соревновался с предшественниками в величине и богатстве храма, зато он основывал уже вторую Софию и, видимо, уже держал в голове третью, которую та же бригада будет строить в Полоцке. Божественная мудрость (именно так Σοφία переводится с греческого) распространялась по Руси, а князь Ярослав и его отец Владимир-креститель вставали в один ряд с великими христианскими монархами и библейскими пророками. Ведь не случайно сподвижник Ярослава митрополит Иларион в своем «Слове о законе и благодати» описывает крещение Руси именно как приход Премудрости Божией, то есть Софии.

Вид на Софийский собор в Великом Новгороде

Фото: ТАСС/Максим Григорьев

Автор цитаты

«Итак, властители народов, если вы услаждаетесь престолами и скипетрами, то почтите премудрость, чтобы вам царствовать вовеки… Множество мудрых — спасение миру, и царь разумный — благосостояние народа»

Соломон называет Божественную мудрость «художницей всего», «дыханием силы Божией и чистым излиянием славы Вседержителя», «образом благости Его». Это продолжение идеи античного Логоса или талмудического Руах ха-Кодеш (Святого Духа). В православии к XI веку закрепилась точка зрения, связывавшая Софию с Христом и Приснодевой. Классической формулировкой стала «Премудрость созда Себе дом», где под домом понималась Богоматерь, а под Премудростью — воплощенный Бог-Сын.

Где София — там Новгород

Мысль, заложенная в архитектуре новгородского храма, по сей день остается загадкой. Киевская София отражала византийские традиции и имела 13 глав: центральная, самая большая, ассоциировалась со Спасителем, а двенадцать других — с апостолами. Четыре купола вокруг центрального — в память о евангелистах Матфее, Марке, Луке и Иоанне. Свод киевского храма, как и обоих его собратьев, держался на 12 колоннах, как православие стояло на плечах учеников христовых. Деревянная новгородская София тоже имела 13 куполов, но в каменной — шесть куполов!

Идея пяти, возвышающихся над собором, вполне традиционна: Спаситель и евангелисты, а символика шестого, установленного над лестничной башней, непонятна. Письменных сведений не сохранилось, устной традиции — тоже, поэтому ученые и богословы спорят уже почти тысячу лет. Возможно, это был какой-то замысел самого Ярослава и касался он всех трех храмов Софии, поскольку построенный теми же византийскими мастерами храм в Полоцке тоже был необычным — он имел семь глав! То есть суммарно новгородский и полоцкий храмы по числу куполов были равны киевскому.

Купола Софийского собора в Великом Новгороде

Фото: commons.wikimedia.org

Новгородский храм удивительно строг и гармоничен. В нем лишь отдаленно чувствуется влияние византийской традиции, но вместе с тем прослеживается суровая простота русского Севера. Не случайно его пропорции и форма лягут в основу церковного строительного канона, который тогда только начинал формироваться на Руси. Для постройки стен храма использовались местный известняк, гранитные валуны, плинфа. Штукатурки на внешних стенах храма изначально не было.

По словам замечательного новгородского реставратора Григория Штендера, всю жизнь посвятившего изучению и воссозданию облика древних храмов, «каменные стены представляли гигантскую цветную мозаику из фиолетово-серых, зеленых и желтых тончайших оттенков камней, оправленных в розовую основу гладко заполированного раствора, кирпичных орнаментов и цветных покрасок, создававших общий жизнерадостный настрой, свойственный народному искусству». Кирпич применялся для создания самых сложных мест: апсид, арочных сводов, барабанов, лопаток и т.д. Купола собора первоначально имели более простую шлемовидную форму. Они были черными (центральный позолочен в XV веке), что дополнительно придавало храму аскетизм и строгость.

Внутреннее убранство Софийского собора в Великом Новгороде

Фото: РИА Новости/Сергей Мамонтов

Внутри стены храма были покрыты цемянковым раствором (известковый раствор с примесью толченого кирпича, что придавало ему нежный розовый оттенок) и почти полностью расписаны. Некоторые фрески XI века сохранилась поныне (в основном на Мартириевой паперти), но большая часть была утрачена и заменена на новые. Сохранились и удивительные граффити — надписи на стенах, которые в разное время делали простые люди. Их более 800.

Магдебургские (Корсунские) врата Софийского собора в Великом Новгороде

Фото: РИА Новости/Сергей Мамонтов

Отдельного внимания заслуживают Магдебургские врата, которые также называют Корсунскими, Плоцкими или Сигтунскими. Покрытые великолепными рельефными изображениями сцен из Евангелия, врата в течение нескольких веков служили торжественным входом в собор. Происхождение их доподлинно неизвестно, но, по традиционной версии, они были сделаны в 1153 году в городе Магдебурге, а в собор попали как военный трофей новгородцев, ходивших в 1187 году на шведскую столицу Сигтуну. Впрочем, некоторые исследователи считают их изделием не западноевропейских, а византийских или даже новгородских мастеров.

Легенды святой Софии

За тысячу лет храм многое пережил, и часть его богатой истории приобрела легендарный, порой даже мистический характер. Например, существует легенда об иконе Пресвятой Богородицы «Знамение», на которой изображена Дева Мария с поднятыми к небесам руками и с младенцем Иисусом на груди. В 1169 году войска суздальского князя Андрея Боголюбского окружили Новгород. Враги были сильнее, и защитники города с величайшим трудом отбивали атаки. Но их становилось всё меньше, и новгородцам оставалось уповать на чудо.

Настоятель Софийского собора Иоанн много дней безустанно взывал к Господу о помощи. И вдруг он услышал голос, который велел ему взять из храма икону Богородицы и вынести ее на крепостную стену. Иоанн немедленно пошел за ней, и в этот момент сами собой зазвонили соборные колокола. Икону установили на стене ликом к противникам, которые стали обстреливать процессию из луков. И одна стрела попала в изображение Девы Марии. Тогда икона сама обратилась лицевой стороной к Новгороду, и из нее потекли слезы… А на осаждающих город суздальцев нашел морок, они ослепли и стали избивать своих же товарищей. В ужасе и смятении враг бежал. Документальных подтверждений легенда не имеет, но следы от стрел на иконе есть.

Фото: commons.wikimedia.org

Икона Пресвятой Богородицы «Знамение»

Еще одна легенда связана со временами Ивана Грозного, наверное, самыми страшными для новгородцев. Тогда царь отдал город на разграбление своим опричникам, и Волхов стал красным от крови. В разгар ужасной расправы на крест храма сел голубь и, увидев страшную картину, окаменел от страха. А вскоре к одному из местных монахов во сне снизошла Богородица и сказала, что голубь послан Новгороду в знак защиты. «Пока голубь будет на кресте Святой Софии, быть и городу в безопасности». Голубь и сегодня сидит на кресте — но в ХХ веке покинул его на несколько десятилетий.

15 августа 1941 года фашистские войска заняли Новгород. После артобстрелов крест с голубем был поврежден и повис на крепежных тросах, немецкий комендант города распорядился снять его совсем. Ценности из собора планово вывозились в Германию, а солдаты вермахта и испанской «Голубой дивизии» растаскивали золотую обшивку купола на сувениры. «Освободители от ига большевизма» вели себя как настоящие варвары, подчистую разграбив собор. Крест с голубем был отправлен в Испанию как трофей, после войны следы его затерялись. Лишь в 2002 году выяснилось, что крест находится в часовне музея Военно-инженерной академии Испании в Мадриде. После встречи президента России и короля Испании двумя годами спустя реликвия была торжественно возвращена на родину. Испанцам была подарена точная копия, изготовленная по заказу администрации области, — всё же бывшие оккупанты относились к священному символу со всем возможным уважением.

Голубь на кресте центрального купола Софийского собора в Великом Новгороде

Фото: commons.wikimedia.org

Почитание Божественной мудрости не прижилось на Руси, оказавшись слишком сложным для простых людей, и вскоре было вытеснено более понятным культом Богоматери. Князь Андрей Боголюбский, когда переедет во Владимир и сделает его новой столицей, рядом с традиционными Золотыми воротами поставит уже не храм Софии, а кафедральный Успенский собор. И лишь новгородская София будет напоминать нам о благих мечтах князя, которого вовсе не случайно называли Мудрым.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Семь тайн династии Рюриковичей — Российская газета

17 января 1598 года в возрасте 40 лет умер третий сын Ивана Грозного российский царь Федор I Иоаннович, которого также называли Феодором Блаженным. Он стал последним представителем московской ветви династии Рюриковичей, официально находящимся на престоле. Вскоре после смерти Федора Иоанновича власть перейдет к его шурину дворянину Борису Годунову.

В истории России многочисленная и разветвленная династия Рюриковичей , правящая Киевом , Новгородом, Ростовом, Москвой , другими важными городами сыграла огромную роль. Именно при этой династии русское государство окончательно сформировалось, прошло через такие важные этапы своего развития, как феодальная раздробленность, централизация и формирование самодержавной монархии. При этом Рюриковичи, боровшиеся за власть на протяжении семи столетий , всегда были окутаны тайнами и загадками.

Несколько из них — в подборке «РГ » .

1. А был ли Рюрик?

Рюриковичи точно были, а вот существовал ли основатель династии Рюрик, историки так и не могут окончательно сказать. Кем был призванный на княжение в Великий Новгород и откуда пришел Рюрик? Впервые Рюрик упоминается в «Повести временных лет» . Там описывается история о призвании восточными славянами на княжение варяга Рюрика и его братьев в 862 году. С этого года и принято отсчитывать начало династии Рюриковичей, укрепившейся в Новгороде, а потом, после смерти Рюрика, стараниями его родственника Олега, регента при Игоре Рюриковиче, захватившей и Киев. Однако «Повесть временных лет» начала составляться спустя два века после описываемых событий, ее источники не установлены, а в повествовании множество упущений и неясностей.

Это породило гипотезы относительно того, кем был Рюрик. Первая, так называемая норманнская теория, гласит, что Рюрик, его братья и дружина были скандинавами, то есть викингами. Аргументом в пользу этого считается исторически доказанное существование у скандинавских народов того времени имени Рюрик (означавшее «прославленный и знатный муж»). Правда, с конкретной исторической кандидатурой проблемы — ни один из кандидатов (а это знатный датский викинг IX века Рерик Ютландский, жизнь и деяния которого достаточно подробно описаны, и некий Эйрик Эмундарсон из Швеции, совершавший набеги на прибалтийские земли) не имеет решительных доказательств тождества с летописным Рюриком .

Вторая, славянская теория, которую поддерживали противники норманнской теории, называла Рюрика представителем княжеского рода ободритов, западнославянского племенного союза. Существуют данные, что варягами в те времена называли одно из прибалтийских славянских племен на территории исторической Пруссии. Рюрик же это вариант западнославянского «Ререк, Рарог» — не личного имени, а родового имени ободритского княжеского рода, обозначающего «сокол». Сторонники этого мнения считают, что герб Рюриковичей как раз представлял собой символизированное изображение сокола. Наконец, третья теория полагает, что никакого Рюрика в реальности не существовало — основатель династии Рюриковичей выдвинулся в ходе борьбы за власть из местного населения, а спустя пару столетий его потомки, чтобы облагородить свое происхождение, заказали автору «Повести временных лет» пропагандистскую историю о варяге Рюрике.

2. Месть Ольги

Осенью 945 года сын Рюрика великий киевский князь Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам ( славянское племя, обитавшее в украинском Полесье). Причем , произвольно увеличил величину дани прежних лет, а при ее сборе дружинники творили насилие над местными жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

«Поразмыслив, сказал своей дружине: «Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу еще». И отпустил дружину домой, а сам немногочисленными воинами вернулся для того, чтобы еще набрать дани. Древляне же, услышав, что Игорь снова идет к ним, решили на совете : » Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит». И древляне убили Игоря и его дружинников.

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. Император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла город Искоростень и возложила на них тяжелую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

3. От распутника до святого

Великий киевский князь Владимир — креститель Руси — до крещения был известен как «великий распутник» , имевший несколько сот наложниц в Киеве и в загородной резиденции Берестове. Помимо этого, он состоял в нескольких официальных языческих браках, в частности, с Рогнедой, с «чехиней» (на союз с Чехией он, по некоторым данным, опирался в борьбе с Ярополком, союзником германского императора) и «болгарыней» (из волжских или дунайских болгар — неизвестно; по одной из версий, это была дочь царя дунайских болгар Петра, а Борис и Глеб были ее детьми). Кроме того, Владимир сделал наложницей вдову своего брата Ярополка, греческую монахиню, похищенную во время одного из походов. Вскоре она родила сына Святополка, который считался «от двух отцов»: Владимир рассматривал его как своего законного наследника, в то время как сам Святополк, по косвенным данным, считал себя сыном Ярополка, а Владимира — узурпатором.

После крещения Владимир состоял предположительно в двух последовательных христианских браках — с византийской царевной Анной и,а после ее смерти в 1011, с неизвестной «мачехой Ярослава», попавшей в плен в 1018 году.

У Владимира было от разных женщин 13 сыновей и не менее 10 дочерей.

4. Братоубийца

Князь Туровский Святополк Владимирович ( по одним данным, сын Владимира , крестителя Руси) занял Киевский престол, убив своих сводных братьев.

По рассказу «Повести временных лет», рожден гречанкой, вдовой великого князя киевского Ярополка Святославича, погибшего в междоусобной войне с братом, князем новгородским Владимиром и взятой последним в наложницы. В одной из статей летопись говорит, что вдова уже была беременна. В таком случае отцом Святополка был Ярополк. Тем не менее, Владимир называл Святополка своим законным сыном (третьим по старшинству) и дал ему княжение в Турове.

Незадолго до смерти Владимира Святополк находился в Киеве в заключении. Вместе с ним под стражу была взята его жена . Причиной ареста Святополка , который восстал против Владимира, был, по-видимому, план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису. примечательно, что и другой — старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав , получивший впоследствии прозвище Мудрый, также примерно в это же время восстал против отца.

После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк оказался ближе всех других братьев к Киеву, вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол: его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники (известно 50 таких монет), похожие на сребреники Владимира.

В течение того же года были убиты три сводных брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав. «Повесть временных лет » обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат еще жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.

5. Где останки?

В XX веке саркофаг Ярослава Мудрого в Софийском соборе в Киеве вскрывался три раза: в 1936, 1939 и в 1964 годах. В 2009 году гробница в Софийском соборе вновь была вскрыта, а останки отправили на экспертизу. При вскрытии были обнаружены советские газеты «Известия» и «Правда», датированные 1964 годом. Опубликованные в марте 2011 года результаты генетической экспертизы таковы: в гробнице покоятся не мужские, а только женские останки, причем, составленные из двух скелетов, датирующиеся совершенно разным временем: один скелет времен Киевской Руси, а второй на тысячу лет древнее, то есть времен скифских поселений. Останки киевского времени, по утверждению ученых-антропологов, принадлежат женщине, при жизни много занимавшейся тяжелым физическим трудом, — явно не княжеского рода. Первым о женских останках среди найденных скелетов было написано в 1939 году. Тогда было объявлено, что помимо Ярослава, в гробнице похоронены и другие люди. На след праха Ярослава Мудрого может вывести икона Николы Мокрого, которая была вывезена из Софийского собора представителями церкви, отступившими вместе с немецкими оккупантами из Киева осенью 1943 года. Икона была обнаружена в Свято-Троицком храме (Бруклин, Нью-Йорк, США) в 1973 году. По мнению историков, останки великого князя также следует искать в США.

6. Сам умер или отравили?

Много загадок не только в жизни и смерти первых, но и последних представителей династии Рюриковичей.

Так, исследование останков Ивана Грозного показало, что в последние шесть лет жизни у него развились остеофиты (наросты на костной ткани), причем , до такой степени, что он уже не мог ходить — его носили на носилках. Обследовавший останки антрополог М. М. Герасимов отмечал, что не видел таких мощных отложений и у самых глубоких стариков. Вынужденная неподвижность, соединившись с общим нездоровым образом жизни, нервными потрясениями привела к тому, что в свои 50 с небольшим лет царь выглядел уже дряхлым стариком.

В феврале и начале марта 1584 года царь еще занимается государственными делами. К 10 марта относится первое упоминание о болезни (когда был остановлен на пути к Москве литовский посол «в связи с государевым недугом»). 16 марта наступило ухудшение, царь впал в беспамятство, однако 17 и 18 марта почувствовал облегчение от горячих ванн. Но после полудня 18 марта царь умер. Тело государя распухло и дурно пахло из-за разложения крови.

Существовали упорные слухи о насильственной смерти Грозного. Летописец XVII века сообщал, что «царю дали отраву ближние люди». По свидетельству дьяка Ивана Тимофеева Борис Годунов и Богдан Бельский «преждевременно прекратили жизнь царя». Коронный гетман Жолкевский также обвинял Годунова: «Он лишил жизни царя Ивана, подкупив врача, который лечил Ивана, ибо дело было таково, что если бы он его не предупредил (не опередил), то и сам был бы казнен с многими другими знатными вельможами». Голландец Исаак Масса писал, что Бельский положил яд в царское лекарство. Англичанин Горсей также писал о тайных замыслах Годуновых против царя и выдвинул версию удушения царя: «По-видимому, царю дали сначала яд, а затем для верности, в суматохе, поднявшейся после того, как он внезапно упал, ещё и придушили». Историк Валишевский писал: «Богдан Бельский со своими советниками извел царя Ивана Васильевича, а ныне хочет бояр побити и хочет подыскать под царем Федором Ивановичем царства Московского своему советнику (Годунову)».

Версия об отравлении Грозного проверялась при вскрытии царских гробниц в 1963 году: исследования показали нормальное содержание в останках мышьяка и повышенное содержание ртути, которая, однако, присутствовала во многих лекарственных препаратах XVI века и которой лечили , в частности, сифилис, которым предположительно был болен царь. Версия убийства осталась гипотезой.

В то же время, главный археолог Кремля Татьяна Панова совместно с исследовательницей Еленой Александровской сочли выводы комиссии 1963 года некорректными. По их мнению, допустимая норма мышьяка у Ивана Грозного превышена более, чем в 2 раза. По их мнению, царь был отравлен «коктейлем» из мышьяка и ртути, который давался ему в течение определенного времени.

7. Поранился ножичком?

Не разгадана также и тайна смерти царевича Дмитрия, сына Ивана Грозного . Официально он не мог претендовать на престол, так как был от шестой жены Грозного, а церковь признавала только три брака. Погиб Дмитрий во время царствования своего старшего брата, Федора Иоанновича, однако из-за слабого здоровья последнего реальное управление государством осуществлял боярин и шурин царя Борис Годунов. Долгое время была широко распространена версия о том, что именно Годунов, который заранее готовил себе царский престол после смерти бездетного царя Федора, организовал убийство царевича Дмитрия.

Однако есть и другая версия: это был несчастный случай. Первоначальная следственная комиссия установила следующую картину: царевич, которому на тот момент не исполнилось и девяти лет, играл «в ножички» со своими сверстниками. Во время игры у него случился приступ, похожий по описанию на приступ эпилепсии, в результате которой он получил смертельную рану на шею. Судя по показаниям свидетелей, рану Дмитрий получил от ножа, который держал в руках и на который упал после начала приступа. Брат царицы Марии Нагой, которому и было поручено оберегать царевича, испугался возможного наказания за роковой недосмотр и обвинил нескольких человек в том, что они убили Дмитрия. Разгневанная толпа растерзала «убийц», но впоследствии следствие установило, что в момент гибели царевича обвиненные находились на другом конце города.

Впрочем, в этой истории была и еще одна загадка. когда в начале XVII века на восточных границах появился Лжедмитрий I, объявивший себя чудесно спасшимся от подосланных Борисом Годуновым убийц царевичем Дмитрием, значительная часть населения ему поверила. Более того — в нем якобы узнала сына и царица Мария Нагая, к тому времени ставшая монахиней. По иронии судьбы Лжедмитрия I на троне сменил Василий Шуйский, в 1591 году возглавлявший следственную комиссию. На этот раз он заявил, что царевич был убит, но по приказу Бориса Годунова. Так что ясности в вопросе о судьбе последнего из династии Рюриковичей нет до сих пор, хотя современные историки склоняются к мнению, что имел место несчастный случай, а Годунов не вынашивал планов против Дмитрия, не имевшего законных прав на трон.

История: Наука и техника: Lenta.ru

Почему Андрей Боголюбский не стал править в Киеве после взятия города в 1169 году? Была ли его гибель от рук заговорщиков связана с основанием Москвы? Можно ли считать князя Андрея родоначальником деспотических традиций Московской Руси? Об этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Антон Горский.

«Лента.ру»: Знаменитый русский историк Василий Ключевский назвал князя Андрея Боголюбского первым великороссом, но почему он так малоизвестен нашей широкой публике, в отличие от того же Александра Невского?

Горский: Конечно, Александр Невский, а также отец Андрея Боголюбского Юрий Долгорукий или его дед Владимир Мономах — это более известные персонажи русской истории. Что касается «первого великоросса», то Ключевский писал очень образно, и тут в его оценке личности князя Андрея Юрьевича мы имеем дело с некоторой гиперболой. В дореволюционной российской историографии было принято считать, что именно в эпоху Андрея Боголюбского политический центр Древней Руси переместился из Киева в Суздальскую землю. Подобные утверждения до сих пор встречаются и у некоторых современных историков.

Это было не так?

Не совсем. Такие представления основаны на более поздних источниках, а именно на «Степенной книге», составленной при Иване Грозном. В ней была идеологически четко сформулирована мысль о переходе в правлении Андрея Боголюбского «старейшинства» и «самодержавства» от киевских князей сначала к владимирским, а потом и к московским Рюриковичам.

Конечно, в середине XII века Суздальская земля была одной из сильнейших на Руси, но никакого перемещения общерусской столицы из Киева во Владимир тогда не было. Киев вплоть до Батыева нашествия и даже некоторое время после него сохранял статус стольного града всей Русской земли. Вы упомянули Александра Невского — так вот именно в его эпоху Киев перестал быть общерусской столицей.

Почему? Из-за монгольского нашествия?

Да, после Батыева нашествия великий хан в Каракоруме старейшим среди русских князей признал Ярослава Всеволодовича, который и получил Киев. После его смерти киевским князем стал его сын Александр Ярославич, но он в разоренную монголами столицу не поехал, отправив туда своего наместника. Сам он сидел сначала в Новгороде, а потом во Владимире. Вплоть до конца XIII века Киев считался владением владимирских князей, но сами они там никогда не сидели.

Князь Боголюбский с похищенной иконой Божией Матери

Изображение: художник Иван Билибин

Позже в результате политической борьбы в Орде и на Руси владимирские князья утратили Киев, но сохранили статус первых среди русских князей. Вот с этого времени и можно считать, что Владимир стал общерусской столицей, тем более что в середине XIV века Киев отошел Великому княжеству Литовскому. Но в XII веке, при Андрее Боголюбском, этого еще не было.

Но князь Андрей тоже считался старейшим среди русских князей, хотя сам в Киеве не правил.

После смерти в 1157 году отца, киевского князя Юрия Долгорукого, Андрей успешно занимался обустройством Северо-Восточной Руси, перенеся столицу Суздальской земли из Суздаля во Владимир. Он стал претендовать на старейшинство в роду Рюриковичей после 1167 года, когда в Киеве скончался старший внук Владимира Мономаха Ростислав Мстиславич, родоначальник смоленского княжеского дома. И хотя старшим среди потомков Мономаха считался именно Андрей Юрьевич, киевским князем стал его двоюродный племянник Мстислав Изяславич из волынской ветви Мономаховичей. В ответ князь Андрей сформировал коалицию из многих русских князей во главе со своим сыном Мстиславом, чьи войска в марте 1169 года захватили и разграбили Киев.

Андрей Боголюбский не стал править в городе, оставив там на княжении младшего брата Глеба. Тогда впервые возникла ситуация, когда первый среди русских князей не стал одновременно и киевским князем, а остался сидеть во Владимире, на далекой северо-восточной окраине тогдашней Русской земли. Но такое положение вещей продлилось лишь два года: в 1171 году Глеб Юрьевич умер при странных обстоятельствах — есть подозрения, что его, как и отца, Юрия Долгорукого в 1157 году, отравили киевские бояре. Новый поход на Киев, организованный Андреем Боголюбским в 1173 году, окончился провалом, а через год его убили.

Почему Андрей Боголюбский не захотел княжить в Киеве, а остался в заштатном по тогдашним понятиям Владимире?

Еще при жизни отца, киевского князя Юрия Долгорукого, Андрей без его разрешения покинул Вышгород и уехал в Северо-Восточную Русь, где развернул бурную деятельность. Андрей Боголюбский стремился обустроить Владимир по образцу и подобию Киева и Константинополя. Именно при его власти в городе, основанном полвека назад его дедом Владимиром Мономахом, появились Золотые ворота и величественный Успенский собор.

Правда ли, что эти и некоторые другие сооружения были построены западноевропейскими мастерами, присланными по просьбе Андрея Боголюбского германским королем и императором Священной Римской империи Фридрихом Барбароссой?

Конечно, и ничего удивительно в этом нет. В домонгольский период у владимиро-суздальских князей были обширные контакты с Германией и Северной Италией, которая тогда входила в состав Священной Римской империи. Есть сведения, что когда в конце XV века приглашенный Иваном III для строительства Успенского собора в Московском Кремле итальянский зодчий Аристотель Фиораванти приехал во Владимир и увидел местный Успенский собор, он сразу определил: «Его возводили наши мастера». Именно Успенский собор во Владимире Фиораванти взял за образец для сооружения Успенского собора Московского Кремля.

Василий Ключевский писал, что во времена Андрея Боголюбского между жителями Южной и Северо-Восточной Руси уже существовала отчетливая неприязнь, которая «первоначально имела не племенную или областную, а социальную основу: она развилась из досады южнорусских горожан и дружинников на смердов и холопов, вырвавшихся из их рук и уходивших на север; те платили, разумеется, соответствующими чувствами». Действительно ли уже в XII веке киевляне и суздальцы настолько ненавидели друг друга?

Я с уважением отношусь к Василию Осиповичу Ключевскому, но тут он не совсем прав. Славянская колонизация территории нынешней Центральной России осуществлялась в основном лично свободными людьми, а не смердами и холопами. Причем это был длительный процесс, который начался лишь в X веке, а в XII веке, при Андрее Боголюбском, славянское расселение в Залесском крае (как тогда называлось междуречье Волги и Оки) еще не завершилось.

Осваивая эти территории, переселенцы из Южной Руси давали местным географическим объектам знакомые им по южнорусским землям наименования. Например, отец Андрея Боголюбского Юрий Долгорукий, основывая в 1152 году городок на берегу Плещеева озера, назвал его по имени места, где он родился, — Переяславля-Русского на берегу Днепра южнее Киева (ныне — Переяслав-Хмельницкий Киевской области Украины).

Вы говорите про Переславль-Залесский Ярославской области?

Да, конечно — потому он и Залесский. Река Трубеж, при впадении которой в Плещеево озеро стоит Переславль-Залесский, названа так по имени левого притока Днепра Трубежа, где находится нынешний украинский Переяслав-Хмельницкий.

Что касается якобы взаимной неприязни жителей Киевской земли к суздальцам, то не надо ее преувеличивать. Существовали, конечно, какие-то противоречия между населением различных русских городов, но это было нормальным явлением в Средневековье. Ни о каком особенном антагонизме между Киевом и Суздалем говорить нельзя.

Но после подозрительной смерти в 1157 году и пира с киевскими боярами князя Юрия Долгорукого в городе начался настоящий погром суздальцев, которых он привел с собой из Северо-Восточной Руси.

Ну и что? В те времена погромы в Киеве после смерти князя были обычным явлением, они отражали политическую борьбу различных претендентов на киевское княжение. Такие же беспорядки вспыхнули в Киеве после смерти князя Святополка Изяславича в 1113 году, когда горожане разгромили двор его тысяцкого Путяты Вышатича и сотских, хотя Путята был местным киевским боярином, а не каким-то пришлым чужаком. То же самое случилось после смерти Юрия Долгорукого в 1157 году, только на сей раз пострадали приближенные к нему суздальцы.

Битва новгородцев и суздальцев в 1170 году, фрагмент иконы 1460 года

Тот же Ключевский предполагал, что разорение Киева в 1169 году было местью суздальцев за резню, учиненную киевлянами в отношении их сородичей в 1157-м.

Я думаю, что мотивы мести здесь вообще никакой роли не играли, к тому же с тех событий прошло уже 12 лет. В войске, разграбившем Киев в марте 1169 года, помимо суздальцев, были смоленские, черниговские, переяславские и другие полки.

Тогда зачем они разграбили «матерь городов русских»?

Это проявление типичного ожесточения того времени. Мстислав Изяславич был хорошим полководцем и упорно защищал город. Не думаю, чтобы Андрей Боголюбский, отправляя на Киев своего сына Мстислава, приказывал ему не только взять русскую столицу, но и разграбить ее. Это был обычный для междоусобных войн в Древней Руси боевой поход, а не какая-то карательная экспедиция.

Андрей Юрьевич стремился лишь прогнать из Киева своего политического соперника Мстислава Изяславича, который утвердился в столице вопреки обычаям, но он вовсе не собирался ее разорять. Кстати, события 1169 года повторились в 1203-м, когда Киев захватили и разграбили войска князя Рюрика Ростиславича и черниговских князей совместно с половцами.

Вы упомянули, что Андрей Боголюбский активно и успешно занимался обустройством Владимиро-Суздальского края, где в его эпоху славянская колонизация была в самом разгаре. Можно ли считать Владимирскую Русь, возвышению которой он так способствовал, предтечей Московской Руси?

Конечно, Суздальская земля стала ядром будущего Российского государства, хотя это был постепенный и длительный процесс. В ордынский период в Северо-Восточной Руси установился порядок, при котором какой-либо правитель одного из мелких княжеств получал от хана Золотой Орды ярлык на великое княжение владимирское, становясь тем самым первым среди остальных князей. Во второй половине XIII века и все следующее столетие за это княжение шла ожесточенная борьба — в XIV веке в основном между Москвой и Тверью.

Но была одна особенность: этот ярлык очень долго нельзя было передать по наследству, то есть после смерти очередного великого князя владимирского хан мог его передать кому-либо из других князей. И только Дмитрий Донской в конце XIV века смог закрепить великое княжение владимирское как «отчину» за московскими князьями, что признали Орда и Литва, а также другие русские княжества. С этого времени уже можно сказать, что Москва окончательно заняла место Владимира в качестве общерусской столицы.

Тогда можно ли считать ту жесткую политическую систему, которую установил Андрей Боголюбский в Суздальской земле, предшественницей московского деспотического самодержавия?

Это очень распространенное мнение, что Андрей Боголюбский был создателем политической модели, перешедшей впоследствии в московское самодержавие. Я думаю, что это преувеличение, корни которого идут со «Степенной книги» Ивана Грозного. Разумеется, в XII веке никакого самодержавия в Северо-Восточной Руси еще не было.

Конечно, Боголюбский, как сказано в летописи, хотел «самовластец быти всей Суждальской земли», но ничего странного в подобном желании нет. Впоследствии его брат и преемник Всеволод Большое Гнездо разделил Владимиро-Суздальскую землю между своими сыновьями, и на ее территории вскоре появились новые княжества. Что касается того, что якобы в Северо-Восточной Руси при Андрее Юрьевиче сложились какие-то очень жесткие взаимоотношения между князем и служилыми людьми, то подтверждающих это данных в источниках нет. Политическая система там была в целом такой же, как и в остальных частях Древней Руси.

Что же тогда, на ваш взгляд, послужило причиной возникновения деспотических традиций в Северо-Восточной Руси? Неужели верно обывательское представление о влиянии татаро-монгольского ига?

Опосредованное влияние было. Например, существует небесспорная точка зрения, что при Батыевом нашествии в Северо-Восточной Руси значительная часть старой знати погибла и князья были вынуждены продвигать наверх людей низкого происхождения, которые были им всем обязаны. Но неверно было бы говорить о прямом воздействии Орды на политические порядки на Руси — нельзя же всерьез считать, что после поездок к ханам и знакомства с ордынскими порядками по возвращении домой русские князья тут же начинали лютовать и рубить всем подряд головы.

На мой взгляд, формирование самодержавных порядков началось в Северо-Восточной Руси в XIV-XV веках. Великое княжество Московское было зажато в тисках между Литвой и Ордой, поэтому в нем возник такой жесткий централизованный и военизированный тип государственности, где элита очень сильно зависела от князя. Это стало ответом на внешние вызовы — с другой политической системой, находясь со всех сторон во враждебном окружении, Московское государство в те времена просто бы не выжило.

Историческая картина: Андрей Боголюбский (убиение)

Изображение: картина Сергея Кириллова

Как вы думаете, зачем в 1174 году Андрея Боголюбского убили?

Это в определенной мере загадочная история. Когда недавно на стене Спасо-Преображенского собора в Переславле-Залесском нашли граффити со списком убийц князя Андрея Юрьевича, мы с коллегами шутили, что, подобно нынешним политическим убийствам, все равно осталось неясным, кто же был заказчиком этого злодеяния. Объективно устранение Андрея было выгодно его племянникам Ростиславичам, которые после его смерти и стали управлять Суздальской землей, но никаких подтверждений их причастности не находится.

Неясно, на что рассчитывали непосредственные исполнители этого убийства, кого видели новым князем — не собирались же они объявлять во Владимире республику по новгородскому образцу? Что касается упоминания в летописной «Повести об убиении Андрея Боголюбского» и о том, что причиной расправы над князем послужил его приказ казнить одного из братьев Кучковичей, то это тоже представляется сомнительным.

Братья Кучковичи были сыновьями суздальского боярина Кучки, чьим именем вроде бы первоначально называлась Москва и которого приказал убить отец Боголюбского князь Юрий Долгорукий?

Сведения о казни боярина Кучки по приказу Юрия Долгорукого приводятся в позднейших источниках, поэтому их достоверность весьма сомнительна. Что касается связи Кучки с Москвой, то она, скорее всего, была, поскольку в источниках XII века Москва иногда упоминается под другим названием — Кучково.

Имя и власть в Древней Руси – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

Мы публикуем текст лекции доктора филологических наук, заместителя директора Института славяноведения РАН, ведущего научного сотрудника Лаборатории медиевистических исследований НИУ ВШЭ Федора Успенского, прочитанной 25 октября 2012 года в клубе ZaVtra (ПирОГИ на Сретенке) в рамках проекта «Публичные лекции Полит.ру». 

«Публичные лекции «Полит.ру»» проводятся при поддержке:

Текст лекции

Сегодня я бы хотел представить вашему вниманию результаты довольно длительного по времени исследования, которое я проводил (и продолжаю заниматься этой темой) совместно с Анной Феликсовной Литвиной. Это исследование посвящено именам русских князей. Дело в том, что имена русских князей в науке до сих пор, как ни странно, не рассматривались как система. Меж тем, как показывают наши исследования и исследования некоторых наших коллег, бытование этих имен в эпоху Средневековья (а мы будем говорить исключительно об эпохе Средневековья) представляет немалый интерес и для историков, и для филологов. Соответственно, для изучения династических имен, как языковых, так и социокультурных процессов определенной эпохи необходим историко-филологический, и скорее даже филолого-исторический подход, учитывающий двоякую природу исследуемого нами явления. Иными словами, я пытался взглянуть на династическую историю глазами лингвиста, ни в коем случае не отказываясь при этом от рассмотрения конкретных исторических ситуаций. Смею надеяться, что у нас на этом сплаве истории и филологии что-то получилось. Что именно — я попытаюсь сегодня вам представить.

Например, в таких странах, как Русь и Скандинавия, то есть странах, которые приняли крещение по сравнению с другими государствами довольно поздно, освоение христианских имен проистекало, в общем-то, по-разному. Естественно, вместе с приходом христианства в обиход было привнесено множество новых имен, и церковь поначалу прилагала немало усилий для того, чтобы все обращенные именовались так, как подобает именоваться христианам. Однако на Руси и в Скандинавии, как и в других странах, принявших крещение на рубеже C и XI веков, постепенная адаптация, освоение христианских имен, как ни странно, вначале не носила губительный, деструктивный для языческой традиции именования характер. И мне кажется, мы даже можем объяснить, почему это так.

Дело в том, что языческий, традиционный именослов проявляет поразительную живучесть имянаречения; наречение именем оказывается одной из самых устойчивых, консервативных областей культуры. Исконно языческое имя устанавливало связь человека с его родом – с прошлым, настоящим и, конечно, с будущим. А вот христианское имя, только что появившееся в обиходе, хотя и поддерживалось, конечно, всем авторитетом церкви, относительно долгое время оставалось словом, как сказал бы лингвист, без коннотаций, то есть словом без дополнительных ассоциаций и значений. Такого рода ситуация могла вести к двуименности, потому что каждый человек оказывался обладателем традиционного, родового имени, не имевшего с христианством ничего общего, и имени христианского, которое давалось теперь уже при крещении. Пожалуй, наиболее полно бытование этих двух систем имен, двух именословов — языческого и христианского — прослеживается в обиходе династий, правящих на Руси.

Понятно, что выбор имени для любого человека в любой культурной традиции имеет немалую значимость. В этом смысле современный человек не так уж сильно отличается от человека древнего. Но если имя выбирается для князя, для будущего правителя, то его наречение — всегда важнейшее событие в жизни династии, а часто и в жизни страны, которой эта династия правит. Имена наследника определяли его место в роду, намечали властные привилегии, на которые он мог по замыслу своих родителей впоследствии рассчитывать. Иными словами, выбирая имя, князья всякий раз как бы актуализировали историю рода, планировали будущие союзы и нередко делали первые шаги к будущим войнам. История выбора имени, если взглянуть на нее с такой точки зрения, в определенном смысле и есть концентрированная, сжатая до предела история династии. Вот, собственно, о крестильных и мирских именах князей Рюриковичей и пойдет сейчас речь. Я сразу же определю некоторые константы, о которых я буду говорить, и вкратце дам общий очерк антропонимической ситуации на Руси, а по ходу дела буду выделять важнейшие для меня тезисы.

Федор Успенский. Фото Н.Четвериковой

В домонгольский период на Руси были гораздо более употребительны мирские, как их называют исследователи, княжеские имена, всем нам хорошие известные. Это такие имена, как Святослав, Ярослав, Всеволод, Мстислав, Ярополк, Игорь и другие. При этом именослов рода Рюриковичей был очень консервативен. Новые имена проникали в него с очень большим трудом, а большая часть из них повторялась в разрастающемся княжеском роду из поколения в поколение. С этой точки зрения указатель имен Рюриковичей может производить довольно монотонное впечатление. Тем не менее, этот повтор, преемственность вообще весьма характерны для родового мира. В данном случае, имена, конечно, еще и олицетворяли идею преемственности власти, наследственных прав на княжение, на землю. Всякий раз, называя именем предка, тем самым подтверждали некоторую преемственность властных полномочий, полученную от предков. То есть наследник рода должен был носить имя кого-то из предков, при этом родовая традиция, надо сказать, сразу проявляла относительное безразличие к источнику языковой или  этнической принадлежности такого имени. К середине XI века, например, имя Игорь, происходящее из древнескандинавского Ингвар, и, конечно же, славянское имя Святослав были с этой точки зрения одинаково пригодны для наследника княжеского рода по одной простой причине: к этому времени уже существовали Рюриковичи, эти имена носившие. То есть выбор имени для князя осуществлялся в связи с определенными принципами. Об этих принципах мы сейчас и поговорим.

Конечно, мы далеко не всегда знаем конкретные причины наречения князя тем или иным именем, и здесь есть довольно неожиданные моменты, на которые я, может быть, отвечу в ходе дискуссии. Исследование именослова в целом нередко позволяет реконструировать, вычислить эти причины, поскольку княжеские родовые имена представляли собой хотя и сложную, но довольно стройно организованную систему. И сразу же скажу, может быть, о самом актуальном принципе выбора имени для князя. Это принцип наречения в честь умершего предка. На первый взгляд, он может показаться тривиальным, но я попробую показать, какие последствия связаны с этим важнейшим, фундаментальным принципом.

Если речь шла о наречении мальчиков, то явное предпочтение отдавалось предкам по мужской линии. Был такой замечательный сначала новгородский, а потом киевский князь первого десятилетия XII века Мстислав Великий. Своего старшего сына он называет Всеволодом в честь Всеволода Ярославича — киевского князя и родного прадеда новорожденного. Почему именно в честь прадеда, а не в честь деда, что было бы нам в чем-то привычнее? Ответ на этот вопрос очень и очень прост: к тому времени, когда этот новорожденный княжич Всеволод появился на свет, его родной дед был еще жив, а, значит, его имя было занято. Именно поэтому Мстислав дает своему старшему сыну имя прадеда. Второй сын Мстислава Великого получает имя Изяслав в честь родного дяди, который погиб в княжеской междоусобице совсем молодым человеком. То занятое имя деда Владимир получил только младший сын Мстислава Великого: он был намного моложе своих братьев и появился на свет через два или три года  после того, как умер его дед Владимир Мономах, оставив киевское княжение отцу ребенка Мстиславу Великому. То есть княжеская родовая традиция как будто стремилась не оставлять вакантных имен — подобно тому, как никогда не оставались пустующими княжеские столы. Как только княжеский стол освобождается, сразу же надо кого-то за него посадить. Вообще процесс имянаречения, и это видно из заглавия моей лекции, теснейшим образом был связан со стратегией власти, потому что выбор предка-прототипа — того, в честь кого назовут новорожденного, — зависел от того места в княжеской иерархии, какое ребенку прочили его старшие родичи. И не случайно этот старший сын Мстислава Великого получил имя прадеда, наиболее почитаемого из умерших предков. А следующим по порядку наследникам могли уже доставаться имена непрямых предков Рюриковичей, на чьи княжеские столы они могут когда-нибудь, когда вырастут, впоследствии рассчитывать.

Имя для ребенка, как правило, выбирал отец или дед, то есть старший из живущих предков по мужской линии Рюриковичей. С этим нам на протяжении всей лекции придется иметь дело. Рюриковичи были очень ориентированы на мужскую линию рода, хотя женщины играли весьма значительную роль.

Как я уже сказал, имя непременно давалось в честь умершего предка, во всяком случае, существовал строжайший запрет на наречение мирским, то есть не христианским, а княжеским именем живого отца или деда. Ну, грубо говоря, не мог отец дать свое имя своему сыну, не мог быть князь по имени Владимир Владимирович или Святослав Святославович. Точнее, такие князья быть могли, но для всего населения Древней Руси это автоматически означало одну вещь — что князь появился на свет тогда, когда его отца уже не было в живых: пока он был в утробе матери, отец погиб. Такое нередко случалось. Таким образом, благодаря этому запрету называть в честь живого отца или деда, создавалась прочная цепь преемственности. У всех членов рода, живых и умерших, была своя собственная роль. Сразу же скажу, что иногда по тем или иным причинам ребенок мог получить имя из рода матери, однако если речь шла о мальчиках, то с наибольшей вероятностью это было еще одно, дополнительное родовое имя. Приведу пример, чтобы было понятно, о чем мы с вами говорим.

Тот же самый князь Мстислав Великий. Почему-то в древних русских летописях — и я, может быть, еще скажу об этом попозже — он фигурирует как Мстислав, но в иностранных источниках, прежде всего в исландских родовых сагах, он фигурирует под именем Гарольд или Харальд, что ставило в тупик многих исследователей. Дело в том, что он был не только сын Владимира Мономаха и правнук Ярослава Мудрого. По материнской линии наш Мстислав Великий принадлежал к не менее знатному англо-саксонскому роду. Более того, знаменитый король Гарольд Годвинсон, который погиб в 1066 году в битве при Гастингсе, последний английский правитель, проигравший Англию норманнам, был родным дедом русского князя Мстислава, поскольку дочь короля Гарольда Годвинсона, Гида, став изгнанницей после смерти своего отца (и это хорошо известно), была выдана замуж на Русь за Владимира Мономаха. В дополнение ко всему прочему, Мстислав был женат на шведской принцессе. Для нее-то, конечно, это скандинавское по происхождению имя Гарольд / Харальд было привычным и родным. Однако и само это имя, и западная культурная ориентация явно не эксплицируется в русских источниках, как будто этого не существовало. Дополнительного имени князя Гарольд на Руси мы попросту не находим. Этот старший сын Владимира Мономаха известен исключительно как Мстислав — или (в особых ситуациях) как Федор, то есть под своим крестинным, христианским именем.

Иными словами, основное имя княжича происходило из рода отца, в то время как имя материнского рода оставалось второстепенным, дополнительным. Причем дело обстояло именно так не только при связях с западным миром, но и при связях с миром кочевого Востока, которые, надо сказать, были довольно интенсивны у русских князей. Они легко входили в контакты с половцами, роднились с ними, так что тут почва для имянаречения была довольно богатой. Например, знаменитый князь Юрий Долгорукий был женат на половецкой княжне — это мы знаем достоверно из летописи. А его сын Андрей Боголюбский, который был, таким образом, наполовину половцем, по некоторым данным, может быть, вполне достоверным, носил дополнительное имя Китай, которое явно пришло к нему из половецкого рода матери.

Отмеченную мною важность принципа наречения в честь умершего предка для огромной семьи Рюриковичей довольно трудно переоценить. На самом деле этот принцип вообще был важен для родового мира, но в княжеской семье он приобретал совершенно другое значение. Совпадение имени молодого правителя с именем его умершего предка, когда-то княжившего на этой земле, конечно, означало, прежде всего, легитимность его права на власть. Быть живым подобием деда или прадеда означало быть законным наследником его княжеского полномочия. Такое отношение к структуре княжеской власти надолго переживает буквально веру в реинкарнацию, в переселение душ. Она является одной из самых существенных основ для выбора имени любой правящей династии. Вероятно, в основе такого принципа наречения лежит убеждение, что, называя внука в честь деда, мы как бы оживляем дух умершего деда во внуке. Но это не значит, что князья, о которых я сейчас говорю, действительно увлекались верой в переселение душ. Конечно, мы имеем дело с механизмом традиции, который работает воочию именно в именах. При этом прямое совпадение имени потомка с именем умершего предка не было единственным механизмом установления вот такой родовой преемственности, о которой я говорил. В наречении Рюриковичей довольно часто и активно использовались и другие средства. Например, такое, которое мы в своей работе привыкли называть «варьирование родового имени». Я сейчас объясню, в чем состоит этот принцип, но сразу же скажу, что он хорошо описан на материале германских двусоставных имен. Он заключается в следующем: двусложные имена детей, то есть Святослав, Всеволод — такого рода имена, повторяют отдельные элементы или основы имен родителей. Чтобы просто проиллюстрировать это каким-то примером, приведу краткую генеалогию готских правителей. Готский король Теодемир называет сыновей именами Теодорих, Теодемунт, а дочь получает имя Амальфреда. В свою очередь, его сын Теодерих называет своих дочерей Теодегота, Острогота и Амаласунта, а вот его сестра Амальфреда дает имена своим детям Амалаберга и Теодехат. Наконец, последний, этот Теодехат, подбирает для своих сыновей имена Теодегизль и Теоденантис. Но у германцев дело не ограничивается повтором только одной из основ. Имена детей и родителей вообще входят в сложные отношения. Нередко связаны они аллитерирующим созвучием, и такое внимание к созвучности имен детей с именем отца для народов, у которых — как у скандинавов и русских — есть отчество, — явление универсальное. Пока сохраняется отчество, поддерживается и некоторое стремление его гармонии с именем. Конечно, эта гармония всегда может пониматься очень по-разному, но заметьте, что и сейчас в современной России родители, выбирая имя для ребенка, заботятся о том, чтобы оно подходило к его отчеству. Во всяком случае, часто об этом думают.

Давайте вернемся к интересующему нас принципу варьирования родового имени. Я отмечу, что это было характерно не только для германцев. Я просто хотел на примерах готских королей с их экзотическими именами проиллюстрировать, как он работает. Он также характерен и для русских князей — по крайней мере, в начале династии. Учитывая, кстати, скандинавское варяжское происхождение русских князей, а также всю длительную традицию контакта германских славянских именословов, можно предположить, что у Рюриковичей этот принцип варьирования родового имени вообще является заимствованием от скандинавов. Иными словами, на Руси довольно рано появляются носители германских имен, пока еще германских, и варяги, не полностью обрусевшие, у которых имя сына и дочери повторяет одну из основ имени отца. Например, всем, думаю, хорошо известен князь, правящий в Полоцке в C веке, он носил имя Рогволод, которое очень надежно этимологизируется как скандинавское Рагнвальд. Его дочь звалась Рогнеда, т.е. Рагнхейдр. Эта Рогнеда, как вы знаете, стала впоследствии женой Владимира Святого и прародителеницей главной ветви Рюриковичей. Очень показательно в этом отношении, какие имена носят сыновья Рогнеды и Владимира Святославича. Большая часть этих имен варьирует имя деда, то есть содержит одну из основ имени Святослав. Это как какой-то конструктор, из которого вынимается одна деталь и приделывается к следующей конструкции. Сыновей Владимира и Рогнеды зовут соответственно Мстислав, Изяслав, Вышеслав, Ярослав. У одного из сыновей имя, однако, повторяет одну из основ отцовского имени, его зовут Всеволод Володимирич. Эта основа «волод» явно перетекает из имени отца.

Но, может быть, наиболее интересно имя еще одного крестителя Руси — Святополк, в котором воспроизводится не только первая основа имени деда «свят-», но и основа, входившая в имя старшего брата Владимира Святого – Ярополка. Я напомню, что речь идет о так называемом Святополке Окаянном, сопернике Ярослава Мудрого и предполагаемом убийце Бориса и Глеба. Хорошо известно предание о его появлении на свет. Дело в том, что мать Святополка Окаянного была сначала женой Ярополка Святославича – старшего брата Владимира, а Владимир, убив своего брата, как сказано в летописи, «залеже жену братьню грекиню и бе непраздна от нея же роди Святополка». Кроме того, в летописи утверждается, что Владимир не любил Святополка, потому что был от двух отцов — от Ярополка и от Владимира. Иными словами, что описывает летопись: Владимир убивает своего старшего брата, после чего он имеет некоторые отношения с уже, по-видимому, беременной женой этого старшего брата, и от этого двойственного союза рождается Святополк Окаянный. Дальше на Руси происходит чудовищное событие, потому что он-то в конце концов и оказывается повинен в братоубийственной распре. Подозрительно, что Святополк был единственным из детей Владимира Святого, который получил имя, содержащее вот этот элемент «полк», то есть со всей очевидностью воспроизводящее одну из основ имени Ярополк. Разумеется, это никак не может быть прямым доказательством отцовства Ярополка Святославича, однако, на мой взгляд, такое имянаречение придает большую достоверность преданию о появлении на свет Святополка Окаянного. Имя новорожденного не воспроизводит буквально имени ни одного из имен возможных отцов, но при этом явно актуализирует связь с ним. Тут, конечно, необходимо учитывать, что наречение в честь дяди по отцу было бы делом вполне обычным. Если Святополка Окаянного Владимир считал своим сыном, то тогда Ярополк ему приходится дядей, и ничто не мешало назвать его Ярополком. Тем не менее, он этого не делает, а вот такое комбинирование с использованием одной из основ имени старшего родича может, кажется, отражать сомнения Владимира, о которых повествуют летопись и другие источники. Вместе с тем, первая из основ имени Святополка демонстрирует, что он уж во всяком случае был внуком Святополка Игоревича. Тут все просто и надежно.

Я надеюсь, что вы еще не забыли в ходе моего рассказа и моих отступлений о том, что существовал достаточно жесткий запрет на наречение именем живого предка – отца, деда и прадеда. Никаких Владимиров Владимировичей. Действительно, прямое и полное воспроизведение имени предка исходно, как я уже сказал, было связано с верой в реинкарнацию, веру в то, что у новорожденного князя вновь оживает дух умершего родича. Когда будущий наследник появляется на свет, а его отец и дед еще живы, то довольно трудно представить, что их дух переселяется в новорожденных. Тем не менее, родственники, конечно, стремились предусмотреть ситуацию, когда ребенок после смерти своего отца станет главой рода, получит родовое имущество и власть. И вот именно тогда станет особенно важно, что он с рождения является  членом рода, прямым преемником отца. Когда такое родовое имя варьировалось, воспроизводилось лишь частично, то, с одной стороны, соблюдался запрет на повтор имени живого отца, а с другой стороны — поддерживалась преемственность родовых прав.

Вот так почти незаметно я сформулировал два весьма важных принципа выбора имени у Рюриковичей. Принцип буквального повтора имени умершего предка и принцип варьирования родового имени. Однако, конечно, систему имянаречения у Рюриковичей, чей род разрастался и дробился в каждом следующем поколении, невозможно описать, исходя исключительно из вертикальных связей – из связей, направленных от отца к сыну, от предков к потомку. Если отец, определявший династические перспективы ребенка, и располагал к этому моменту максимальной полнотой власти, он в той или иной степени всегда был вынужден считаться с существованием властных претензий всех ныне живущих родичей княжеского происхождения, всех окружавших его князей. Едва ли не самыми существенными при этом оказываются претензии его братьев, то есть дядьев нарекаемого наследника. И вот тут надо сказать, что противостояния между дядьями и племянниками, младшими сыновьями и старшими внуками составляют львиную долю всех династических конфликтов европейского Средневековья. Разумеется, в подобного рода конфликты были вовлечены более отдаленные родственники. Особенно часто это происходило в обширном роду Рюриковичей, где правнуки или праправнуки одного и того же князя то и дело делят между собой наследство их общего предка. Парадоксальным образом (и вот этот тезис мне, пожалуй, важен) княжеские права одновременно и разобщают род, то есть служат поводом для постоянной внутриродовой борьбы, и в то же время они объединяют его, потому что именно притязания на власть формируют длительную генеалогическую память. Нужно знать свою генеалогию, помнить, от кого ты происходишь, и заодно они актуализируют достаточно отдаленное кровное родство и, в общем, вторичным образом делают братьями всех многочисленных Рюриковичей.

Вот представьте себе, что Рюриковичи – это не династия, а просто родственники, большой род. Они были бы куда более изолированы друг от друга. Вот такое родовое сознание все время держит эту династию в форме и стягивает различные родовые линии. При этом династическая пара дяди и племянника представляет собой наиболее наглядную модель столкновения различных подходов к проблеме престолонаследия, различных принципов структурирования династии, потому что акт имянаречения сына — это выражение личной воли правителя, своеобразное, я бы сказал, высказывание князя, обращенное к современникам и потомкам. Все понимают, почему он назвал вот так, а не как-то иначе. Именно такие высказывания, наряду с княжескими завещаниями и другими правовыми текстами, являются тем материалом, на основании которого можно судить о взглядах на преемственность власти в Древней Руси. Наречение новорожденного именем живого дяди со стороны отца подразумевает наиболее непосредственную реакцию на текущую политическую ситуацию.

 

Федор Успенский. Фото Н.Четвериковой

Я еще раз напомню, что вообще-то в родовой традиции существует жесткий запрет на именование в честь живого предка по прямой линии, то есть в честь отца и деда. При этом запретов на совпадение имен у родственников, чуть более отдаленных, в династии Рюриковичей, видимо, не было. Дядя в этом смысле представляет собой фигуру, по видимому, двойственную с точки зрения допустимости использования его имени. С одной стороны, он был ближайшим кровным родственником по мужской линии после отца и деда, поэтому, коль скоро он был жив, использование его имени как бы и нежелательно. В то же время, строгого запрета на такое использование никогда не было. Двойственное положение по отношению к детям брата дядя занимает еще по другой причине. Действительно, именно дядя в случае смерти брата был потенциальным покровителем и защитником осиротевших племянников — так вот был устроен родовой мир. При этом на протяжении всей известной нам «домонгольской» истории Рюриковичей дядья по отцу были естественными врагами и конкурентами подрастающих сыновей своих братьев, и это некоторое противоречие, с которым род Рюриковичей постоянно имел дело.

 

Чтобы не утомлять вас деталями, я бы сказал, что все возможные случаи совпадения имен живого дяди и племянника сводятся к двум схемам. Эти схемы по своей сути интересные. Племянник получает имя в честь живого дяди — и оба они называются в честь общего одного и того же умершего деда. Вот первая схема, когда племянник назван в честь живого дяди, такая связь устанавливает скорее что-то между дружбой и покровительством между старшим и младшим родичами. А вот при реализации второй схемы, когда дядя и племянник названы в честь одного и того же предка, речь может идти о вытеснении дяди из цепи преемственности наследников власти. Любопытно, что если старший из мальчиков, главный наследник отца, оказывается тезкой своего живого дяди, это означало, что дядю стремятся по возможности оттеснить на периферию рода. А вот если в честь дяди назывался кто-то из младших княжичей, это с большой вероятностью означало как раз желание укрепить союзнические отношения между братьями, передать младших родичей на руки страшим. Более того, это мы знаем из летописи, нередко между братьями князьями заключался своего рода договор, согласно которому тот из братьев, который переживет другого, принимает на свое покровительство или (если пользоваться языком и терминологией того времени) берет себе в сыновья племянника. Такой договор относительно сыновей существовал, например, между Мстиславом Великим и его братом Ярополком Владимиричем, которому Мстислав честно завещал Киев после своей смерти. Такой же договор был между Юрием Долгоруким и рано умершим его братом Андреем Добрым. Характерно, например, что один из самых младших сыновей Мстислава назван Ярополком, то есть в честь дяди – будущего покровителя, а у Юрия Долгорукого третий сын получает имя Андрей, тоже в честь дяди, с которым заключен договор. Я поясню, что это именно тот самый Андрей-Китай Юрьевич, который впоследствии прославится как Андрей Боголюбский, и даже будет канонизирован Русской православной церковью. Канонизирован, на мой взгляд, довольно незаслуженно.

С другой стороны, мы знаем немало случаев, когда между тезками племянником и дядей существует жесточайшая конкуренция, заложенная уже при имянаречении младшего из них. Вот живет себе какой-то князь по имени, например, Святослав — и вдруг у него появляется племянник тоже по имени Святослав. И это для него сигнал, что его пытаются немножко оттереть от княжеской власти. Таких примеров очень много в черниговской ветке Рюриковичей, где, видимо, соперничество за родовое наследие было жестким, и была очень велика теснота антропонимического ряда, борьба за имена великих предков – такие, в первую очередь, как Святослав и Олег – это два имени, которые, как колода карт, тасуются в черниговской ветви Рюриковичей.

Надо сказать, что толпа Святославов Ольговичей и Олегов Святославичей, одновременно действующих на исторической арене XII века, производит впечатление даже при самом поверхностном взгляде на историю черниговских князей. Что поражает современного человека — обилие тезок в разросшемся к 12-му столетию в роду Рюриковичей, судя по всему, самих  князей нисколько не смущало, потому что то, о чем я говорю, — повтор имен умерших предков, варьирование и созвучие имен родичей, наречение в честь старшего покровителя — все это служило обеспечению легитимности власти и ее преемственности. И из этого было уже видно, что выбор имени был попыткой задать династическую судьбу ребенка. Имянаречение было, как я уже сказал, своего рода репликой правителя, и каждая такая реплика строилась в соответствии с законами этого своеобразного языка имен.

Если вы обратили внимание, я до сих пор говорил о нехристианских именах Рюриковичей, сами князья их называли княжьими или мирскими. Как правило — надо было, наверно, об этом сказать в самом начале, — в летописи гораздо чаще упоминаются именно эти мирские имена русских князей C-XII веков. Между тем, одной из наиболее ярких черт русского именослова этой поры является двуименность, о которой я вскользь уже сказал, но теперь поясню, что я имел в виду. У каждого русского князя, начиная с Владимира-Василия Святого, крестившего Русь, было какое-то христианское имя. Часто мы не знаем какое. Как же выбиралось это крестильное имя для княжичей? Сколько у него могло быть христианских имен? Более того, как осуществлялся этот контакт, сцепка мирского и христианского именослова в синхронии и диахронии – настоящем и прошлом? Связан ли в каждом конкретном случае выбор княжеского имени с именем мирского имени? Родился княжич, называют его Святославом или Игорем, подбирают ему крестильное имя к этому Святославу или Игорю – или, наоборот, его сначала крестят, а потом к нему подбирают родовое имя? Непонятно, какими путями вообще христианские имена замещают мирские родовые в антропонимии на протяжении всей истории. Все эти имена — Святослав, Мстислав, Всеволод – после татарского нашествия постепенно исчезают из рода Рюриковичей и сменяются более привычными нам: Иван, Федор, Николай, Василий и т.д. Я говорил о мирских именах, родовых, не связанных с христианством, как о самостоятельно замкнутой системе. По-видимому, в течение некоторого времени после принятия христианства так оно и было, и позднее, конечно, система выбора родового имени долго сохраняла цельность и нерушимость. Но все-таки принцип, о котором только что шла речь, сохранял свою актуальность примерно до второй трети XIII века. И, действительно, круг династических  имен был очень устойчив, консервативен и ограничен. В него почти не проникали новые имена. Тем не менее, на мой взгляд и на взгляд моего соавтора Анны Феликсовны Литвиной, не стоит переоценивать эту замкнутость и консервативность. В династии все же могли появляться новые имена и постепенно могли изменяться отношения к старым именам. В именах ведь запечатлевалась история рода, и она — как всякая история — изобиловала самыми неожиданными поворотами и коллизиями.

Например, основателем новой и могущественной династической ветки рода мог стать отнюдь не старший, а один из самых младших сыновей князя — и тогда смещались все акценты этой княжеской иерархии. Тем самым, изменялась ориентация рода в практике имянаречения. Род в целом, как это случалось с ближайшими потомками Рюрика, мог изменить национальную окраску именослова, переключившись со скандинавских имен на имена преимущественно славянские. Если вы обратите внимание, имена первых русских князей целиком скандинавские. Только в третьем поколении на уровне Святослава, внука Рюрика, мы видим, что появляется славянское имя. Разумеется, такие резкие перемены случались в династической антропонимии очень нечасто. И вообще требовались довольно значительные события в судьбе правящего рода, чтобы все это произошло. Но как я и сказал, природа имени как таковая в определенном смысле безразлична к родовой традиции: славянское или скандинавское, языческое или крестильное — имя, прежде всего, должно было отсылать к уже существовавшему в роду прототипу; вот это было главное — тем или иным образом связывать с родичами. То есть, упрощая дело, можно сказать, что родовое имя не обязательно должно было быть местного происхождения, но нужно, чтобы оно было именем предка, желательно по мужской линии. Или, в крайнем случае, предка по женской линии, может быть, побратима, легендарного прародителя, но всегда должен узнаваться прототип. Именно поэтому новые, неродовые имена входят в династическую традицию с большим трудом, и на Руси их проникновение носит постепенный и единичный характер. Но вот столкнувшись с массовой экспансией христианских имен, княжеская традиция немедленно выработала в качестве ответной стратегии двуименность. Тем не менее, со временем, как я и сказал, нехристианские имена постепенно вытесняются, выпадают из именослова династии. Родовая традиция именования при этом отнюдь не исчезает, она только изменяется. Структура остается той же, но заменяется ее наполнение. Многие принципы выбора имени сохраняются, но заменяются единицы именослова — сами имена. Как же происходит эта замена одних имен другими, и трансформируется сама система имянаречения во времени?

Уже во второй половине XI века, как мы помним, есть князья, которые в летописи упоминаются только под своими христианскими именами. Мы, честно сказать, не знаем – может, у них и были какие-то языческие имена, не связанные с христианством, но, тем не менее, в летописи они фигурируют только под своими христианскими именами. К началу XII века число таких членов княжеского рода несколько возрастает, а в середине XIII века их количество уже довольно велико. К XV веку мирские имена полностью вытесняются из обихода правящего рода, и нам остается задаваться вопросом, что, собственно, происходит на начальном этапе этого процесса. Какие христианские имена первыми начинают употребляться без мирских? Сразу скажу, что это, прежде всего, Василий, Роман и Давид, то есть христианские имена святых братьев Бориса-Романа, Глеба-Давида (тех самых, которых убил Святополк Окаянный) и их отца Владимира-Василия Святого. Нам представляется существенным то обстоятельство, что все эти князья в рассматриваемый мною период были прославлены как святые. Таким образом, для младших родичей потом уже их христианские имена были именами предков, причем предков, особо почитаемых церковью и впоследствии даже канонизированных. Я бы сказал так: христианское имя встраивается в родовую историю, будучи абсолютно новым и непривычным, по следующей модели — сперва прославленный церковью князь носит его в качестве крестильного, второго имени, а затем его потомок получает это имя в качестве единственного, так как для него оно уже становится и родовым, и христианским одновременно. Дело, правда, не ограничивается именами князей, причисленных к лику святых. Довольно скоро в качестве единственного имени князя появляются и другие христианские имена предков. Три таких имени, например, представлены в семье Владимира Мономаха. И носят их младшие сыновья – те его сыновья, которые родились, по-видимому, от второго брака. Почему же мирские имена старших сыновей Мономаха мы хорошо знаем, а от младших сохранялись лишь их христианские имена? Чем руководствовался Василий-Владимир Мономах, давая троим своим детям имена Юрий, Роман и Андрей? Казалось бы простой вопрос. Довольно интересен ответ на него. Для того чтобы приблизиться к этому ответу, нужно сделать отступление.

Вообще Владимир Мономах в том, что касается имянаречения и выбора имен,  особенно выделял фигуру своего деда Ярослава Мудрого. В своем «Поучении» — вы наверняка знаете — он специально подчеркивает, что его собственное имя ему дал Ярослав Мудрый, он сам пишет «Азъ худыи дедомъ своимъ Ярославомъ наречнемь въ крещении Василии Русьскымь именемь Володимиръ», то есть он говорит о том, что дед, Ярослав Мудрый, назвал его при крещении Василием и княжеским именем Владимир. При этом, кажется, на первый взгляд никто из детей Мономаха не был наречен непосредственно в честь прадеда Ярослава Мудрого. Имя Ярослав в семье Мономаха просто отсутствует. Может показаться, что Владимир Мономах никого из детей не назвал и именем своего отца Всеволода, хотя младшие из них появились на свет, несомненно, после смерти этого самого Всеволода. На самом деле, и имя деда, и имя отца в семье Владимира Мономаха присутствуют. Нам станет это ясно, если мы вспомним, что христианским именем Ярослава Мудрого было Георгий, а Всеволод Ярославич в крещении получил, по-видимому, имя Андрей. Как все пришло к такому положению вещей?

Вероятно, появление второй семьи у Владимира Мономаха означало появление новой точки отсчета в его системе имянаречения. Он, конечно, знал, что противостояние между детьми правителя от разных браков является распространенным явлением, в средневековой историографии это чуть ли не общее место. И, имея взрослых сыновей от первого брака, он совершенно не собирался лишать их родовых прав. Владимир, кажется, стремился предоставить равноценные права вновь появляющимся детям от второго брака. Мирские имена старших детей уже недвусмысленно означали их очень высокое положение в системе родовых отношений. Перед ним стояла задача: нужно обеспечить столь же высокое место в роду своим младшим детям. Тут нужно было выдумать какое-то ноу-хау, нужно было применить какой-то иной подход к выбору имени. При этом имена, как я уже говорил, должны были оставаться в полной мере родовыми, с легко узнаваемыми прототипами. Своего старшего сына от второго брака Владимир Мономах назвал Георгием, то есть христианским именем своего деда Ярослава-Георгия Мудрого, имя Юрий, таким образом, оказывалось и родовым, и христианским одновременно. А вот династическая судьба Юрия Долгорукого – основателя новой ветви рода, добившегося, в конце концов, киевского стола, за который он всю жизнь боролся, сделала его имя престижным и родовым для его потомков. На долю еще одного сына Владимира Мономаха от второго брака пришлось христианское имя отца Мономаха Всеволода-Андрея Ярославича. Любопытно, что этот сын Мономаха появился на свет позже, чем один из его внуков. Так внук был назван при рождении Всеволодом, а сыну досталось крестильное имя предка Андрей. В этом смысле это как пасьянс – карта может лечь, как она должна лечь, и никак иначе. Третий сын Мономаха от второго брака тоже известен только под христианским своим именем Роман. Такое имянаречение отсылает, конечно, к крестильным именам князей-мучеников Бориса-Романа и Глеба-Давида. Имена святых братьев к тому времени уже неоднократно различным образом воспроизводились в роду Рюриковичей, и, конечно, предположение о том, что Мономах назвал своего сына именно в честь недавно канонизированного родича, еще подтверждается и тем обстоятельством, что у новорожденного княжича и святого Бориса-Романа совпадают не только христианские имена, но и христианские отчества. Они оба являлись Романами Васильевичами. Итак, христианское имя родного прадеда получает Юрий Долгорукий, христианское имя двоюродного прадеда — его брат Роман, христианское же имя родного деда достается еще одному сыну Мономаха от второго брака, которого он называет Андрей. Я напомню, что этого прадеда и деда мы знаем преимущественно под мирскими их именами, однако крестильные имена, конечно, тоже были хорошо известны современникам и потомкам. И потому с определенного времени могли быть восприняты как родовые.

Таким образом, если первоначально христианские и родовые имена были жестко противопоставлены друг другу, то впоследствии, в XII веке, христианское имя начинает постепенно вбирать в себя две функции, являясь крестильным и родовым одновременно. Князья, нареченные таким христианским именем, как Роман, Давид, Василий, Георгий, Андрей, Михаил, Иоанн, в XII веке как бы уже зачастую не нуждаются в еще одном родовом имени. Иными словами, на протяжении XII века христианские имена постепенно завоевывают место в качестве родовых княжеских имен. Что ж тогда изменяется в принципах наречения?

 

Мы помним, что в роду Рюриковичей до определенной поры жестко соблюдается запрет не нарекать новорожденного мирским именем живого предка. Помните, что старший сын князя часто нарекается в честь прадеда, потому что дед еще был жив к моменту рождения старшего внука? Так вот, в XII веке можно потихоньку наблюдать, как некоторые законы, действующие при выборе мирского имени, по-видимому, не работают при выборе имени христианского. В частности, сын вдруг мог быть назван крестильным именем своего живого отца. Но это возможно только в ситуации, когда у них есть по два имени. Сейчас я попробую это объяснить. Ну, например, Всеволод Большое Гнездо, который в крещении носил имя Дмитрий, дает имя Дмитрий своему сыну, родившемуся на именины отца. На христианском уровне он становится Дмитрием Дмитриевичем, но у него было еще имя Владимир, поэтому на другом уровне он все еще оставался Владимиром Всеволодовичем. Когда христианские имена постепенно превращаются в родовые, размываются и принципы выбора мирских имен, языческих по происхождению. Уже другой сын Всеволода Большое Гнездо, не Дмитрий, его звали Ярослав- Федор, в 20-е годы XII века дает одному из своих сыновей собственное крестильное имя Федор, тогда другого своего сына называет своим мирским именем Ярослав, и в семье появляется Ярослав Ярославич. Вот это последнее, конечно, в корне противоречило исконной родовой традиции и было делом, неслыханным по тем временам.

Вообще, во многих европейских династиях на первый план очень отчетливо выступает тенденция к совпадению имени отца и имени сына. Уж очень заманчив был такой ход с точки зрения преемственности власти. При этом такой принцип, как я уже сказал, явным образом радикально противоречил архаической родовой практике. У Рюриковичей повтор имени живого отца становится возможным только тогда, когда исконные мирские имена, языческие по своему происхождению, сменяются христианскими. Можем ли мы утверждать, что с тотальным распространением христианских имен у князей родовые принципы, с которых я начал свой рассказ, были полностью позабыты? Скорее всего, нет. Они только принимают несколько иную форму и воплощаются при помощи иных терминов и понятий. Вот в оставшееся короткое время я и попытаюсь рассказать — как.

Мы знаем, что мирские языческие имена Рюриковичей отличались от имен всех остальных людей Древней Руси, между ними существовала некоторая граница. Иными словами, хотя имена Рюриковичей были похожи на имена других знатных людей, большинство княжеских имен употреблялись только князьями. Действительно, в летописи действуют бояре, воеводы по имени Творимир, Мирослав, Жирослав, Хотимир, но при этом имя Ярослав, Святослав или, скажем, Всеволод может носить исключительно князь. Далеко не любое имя годилось для князя, и большинством княжеских имен мог быть назван человек некняжеского происхождения. С христианскими же именами Рюриковичей дело обстояло сходным и одновременно несходным образом. Потому что, с одной стороны, именем Георгий, Михаил, Андрей, Федор, Борис при крещении мог быть назван любой человек, не только князь, но при этом далеко не любое имя из христианского именослова годилось для правителя в качестве крестильного. Тут князья проявляли известную щепетильность.

Очень рано, в домонгольский период, формируется такой круг христианских имен, пригодных для князей Рюриковичей. Именно этими именами с крайне незначительными процентами нововведений династия ограничивается на протяжении всего своего существования, то есть до конца XVI века. Таким образом, христианские имена в полном смысле остаются родовыми, они передаются от предков к потомкам. При этом довольно любопытно следующее обстоятельство. В домонгольский период, когда у князей сохраняются эти две параллельные системы именования, и в качестве родовых еще могут выступать языческие по происхождению имена, наблюдаются своеобразный синкретизм — или неразборчивость в почитании христианских святых тезок. Князь, названный в крещении Андреем, может числить среди своих покровителей всех святых Андреев, будь то Андрей Первозванный, Андрей Стратилат или Андрей Критский. Князь, носивший в крещении имя Федор, был связан со всеми многочисленными святыми Федорами. Правда, конечно, в случае с Федорами, например, в первую очередь выделялись фигуры святых воинов — святого воина Тирона и воина Стратилата. Вообще, князья при выборе патрональных своих святых тяготели явно к милитарной атрибутике. Если на изображении святых есть копье, меч, щит, значит, берем. Хотя бы если конь изображен боевой, то тоже берем. Потом этот принцип немножко ушел из жизни, но раньше это именно так и происходило.

Это вообще интересная проблема — как на ранних этапах в XI веке подбирались пригодные для князей христианские имена, из чего они складывались. Видимо, большую роль при этом сыграли святые воины. При этом князья очень даже переносили воинскую атрибутику на других святых, которые ею не обладали. Например, в качестве архистратига — предводителя небесного войска — в Древней Руси изображался не только архангел Михаил, но и архангел Гавриил. И мы действительно находим имя Гавриил в княжеском именослове.

Я это рассказываю потому, что в определенном смысле отождествление святых покровителей было для князей домонгольского периода гораздо важнее их различения. Последнее их как бы совершенно не интересовало. В первую очередь это, конечно, относится к святым тезкам. Позднее, когда языческие имена уходят из княжеского обихода и полностью сменяются именами христианскими, мы, как ни странно, можем наблюдать совершенно иную картину. Если в отношении христианских имен не существовало запрета на повтор имени живого отца, то что происходит? Ничто не мешало князю Рюриковичу быть Иваном Ивановичем или Василием Васильевичем. Мы знаем таких князей, однако каждый из этих поздних Рюриковичей чтит среди своих покровителей уже строго определенного святого.

Кроме прямых указаний, во чье имя был крещен князь, мы располагаем массой свидетельств такого особого почитания. Например, начиная от мерных икон (мерные иконы — это что-то вроде данных из роддома в современном мире: когда рождался младенец, рисовали иконы его патронального святого, и она часто соответствовала его росту, в точности повторяла размеры младенца). Так вот — мы знаем такие указания, начиная от мерных икон до поминальных записей скончавшегося князя, потому что там уточняется, на память какого святого надо было молиться. И опять мы сталкиваемся с тем, что здесь наблюдается строгая закономерность. Если князя XIV-XVI века зовут Иван Иванович, то отец его мог быть крещен в честь Иоанна Предтечи, а он сам — в честь Иоанна Лествичника или Иоанна Иерусалимского. У князя же Семена Семеновича отец был наречен в честь Симеона Столпника, в то время как сам он получал имя в честь Симеона Богоприимца. Соответственно, Василий Васильевич Темный был наречен в честь Василия Анкирского, а его отец Василий Дмитриевич I — в честь Василия Великого. Иными словами, мы видим, что отец и сын были тезками, от этого никуда не денешься, и это было на пользу с точки зрения их преемственности власти и властных привилегий. Надо учитывать, что параллельно с этим процессом идет централизация власти на Руси. В то же время они как бы не были тезками, что соответствовало духу исконно родовой традиции. Разумеется, такое сознательное расподобление святых покровителей не было случайным и не определялось только календарем.

Кроме этой прямой закономерности, есть и косвенные данные, подчеркивающие сверхщепетильное отношение к распределению патрональных святых в княжеской семье. Если княжичу давалось имя умершего предка, то святой покровитель для предка и потомка обязательно выбирался один и тот же. Ну, например Даниил — сын Ивана Калиты — был назван, как и его прадед, Даниил Александрович Московский, именно в честь Даниила Столпника, а не, скажем, в честь пророка Даниила. Любопытно при этом еще одно косвенное доказательство системы распределения святых покровителей в семье. В XIV-XVI века в княжеской семье два родных брата, живущих одновременно, бок о бок, вполне могли носить одно христианское имя одновременно, при этом святой покровитель таких братьев-тезок был обязательно один и тот же. Ну вот у уже упомянутого мною Василия Васильевича Темного было два сына, вне всякого сомнения, крещеных в честь Андрея Стратилата, а два сына Юрия Звенигородского – Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный — были крещены, по-видимому, в честь Дмитрия Солунского. Я подчеркну, что речь идет о детях, которые жили в семье в одно и то же время, однако, если младшего ребенка называли в честь умершего старшего, то действовали по тому же самому принципу. Например, в 1476 году у Ивана III умерла дочь Елена, которая была крещена в честь святой царицы Елены — матери Константина Великого. Через 10 дней после ее смерти у князя Ивана родилась еще одна дочь, святой покровительницей которой стала тоже, конечно же, царица Елена. Таким образом, у поздних Рюриковичей святые покровители детей-тезок должны были совпадать, а святые покровители отца и сына — непременно различаться. При том, я уже говорил, что для ранних и поздних Рюриковичей годилось далеко не всякое христианское имя, только определенный набор, и круг этих княжеских христианских имен всегда оставался довольно замкнутым и ограниченным. И вот в оставшиеся 5 минут я расскажу последнее, что связано с христианскими именами.

Итак, в XV-XVI веке новорожденному в семье дается родовое имя, ничего не изменилось, но теперь это имя уже из христианского именослова. Как известно, перечень имен содержался в святцах, где каждый день оказывается очень тесным образом связан с памятью святых. Календарь, таким образом, не мог не играть хотя бы какой-то роли в имянаречении. И я уже предвижу вопросы: вы спросите — какой? Иными словами, имя ребенка могло как-то связываться с датой его появления на свет. Связь эта могла быть довольно нелинейной. С одной стороны, ребенка могли называть непосредственно в честь святого, в день памяти которого он родился, однако к определенному времени на Руси появляется несколько разных обычаев наречения. Например, наречение по восьмому дню, то есть именем того святого, память которого приходится на 8-ой день после его рождения. Также, видимо, и 40-ой день был важен. Младенца могли называть по дню крещения, а если выбирали имя для девочки, то могли отсчитывать в святцах какое-то количество дней от дня ее рождения назад — с мальчиками такого делать было нельзя. При этом Рюриковичи далеко не всегда называли в строгом соответствии с церковным календарем. Я опять подчеркну важную для меня мысль, что будущий правитель должен был получить родовое христианское имя, а ориентация на календарь могла быть довольно приблизительной, а иногда и отсутствовать вовсе.

Итак, в домонгольский период князь получал два имени – родовое, языческое по происхождению, и христианское, постепенно становящееся родовым. При этом на календарь не очень-то оглядывались. Память святых при отсчете времени, по-видимому, начинает играть заметную существенную роль на Руси не очень рано, скорее всего, с конца XI столетия. Лишь с рубежа XI-XII веков всякое событие начинает регулярно связываться с именем того святого, в день памяти которого оно происходит. Разумеется, такая актуализация с календарем не может пройти незаметно для принципов наречения. Действительно, уже в XI веке князь, с одной стороны, должен был получить христианское имя, которое носили его предки, то есть родовое имя, — с другой стороны, дата появления его на свет прочно связывалась с именем святого. И вот получается так, что очень часто на день рождения этого княжича приходится день памяти какого-то святого, совершенно не подходящего для наречения Рюриковича.

В результате, у княжича оказывается как бы два христианских имени. Одно предназначено ему родовой традицией, а другое — выпавшее волей случая при его рождении. Родовое христианское имя становилось его публичным, официальным княжеским именем, и подданные его знали, прежде всего, под этим именем. Календарное же его имя оказывается второстепенным, но при этом более интимным, частным, связанным с его личной жизнью. Не исключаю ситуацию, когда его знал только духовник князя или какие-то ближайшие члены семьи. Для Ивана Грозного таким вторым христианским именем было имя Тит, для его отца Василия III — Гавриил, для его деда Ивана III  — Тимофей, для сына Ивана Грозного Дмитрия, того самого убитого в Угличе, таким именем было имя Уар. Характерна в этом отношении композиция нательного образка одного сына Ивана Грозного, Ивана Ивановича. Этот образок принадлежал его крестному отцу и, судя по всему, был связан с днем рождения и днем крещения царевича. На лицевой стороне образка был изображен Иоанн Лествичник, а на оборотной стороне — святой Марк, епископ Арефусийский, и другой святой — Кирилл Дьякон. Царевич известен под своим родовым христианским именем Иван, которое совпадает с именем отца. При этом, подчеркну, наша закономерность работает и здесь: у Грозного был святой покровитель Иоанн Предтеча, а у наследника — Иоанн Лествичник, все чисто! Родился же царевич в день памяти святого Марка Арефусийского и Кирилла Дьякона. Их имена совершенно не годились для официального имени царского сына, но при этом всю жизнь они, видимо, сопровождали его в качестве дополнительных. Перед нами, таким образом, чтобы не останавливаться на этом подробнее, своеобразная двуименность Рюриковичей, которая в чем-то сильно напоминает прежнюю двуименность домонгольскоговремени.

Я напомню, что раньше князья носили языческие имена, под которыми они правили. Христианские же имена для значительной части Рюриковичей оставались как бы в тени, они упоминались гораздо реже. Со временем формируется круг христианских имен, а родовые языческие имена постепенно уходят из обихода. При этом сама двуименность как модель княжеского именования не исчезает: у князей, как мы видим, могут быть вторые христианские имена, теперь уже связанные с датой их появления на свет. И вот эта модель двуименности, конечно, тесным образом связана с той двойной генеалогией, которую Рюриковичи приобретают с момента крещения Руси. Каждый князь включен в мир предков-властителей, связь с которыми является основой его собственного права на власть, но в то же время он связан как со своими небесными покровителями, христианскими святыми, так и с небесными покровителями всей своей родовой линии. И вот двойное именование князя, таким образом, определяет его существование в двух генеалогических перспективах, которые нисколько не противоречат и не исключают друг друга, а, напротив, выгодно и эффектно дополняют. На этом я, пожалуй, и закончу — большое спасибо за внимание!

Обсуждение лекции

Борис Долгин: Спасибо большое. Я начну наши вопросы с двух вещей. Язык имен очень напрашивается на использование в лингвистических задачах. Вы пробовали с этим работать?

Федор Успенский: Спасибо, несколько неожиданный вопрос. Я, во-первых, не являюсь лингвистическим композитором — если употреблять шахматный термин.

Борис Долгин: Явно эти сообщества недалеки.

Федор Успенский: Совсем недалеки, и, наверное, можно было бы сочинить какие-то задачи, я сам не занимался. Может быть, представленные вам сегодня данные еще не очень вошли в научный обиход; может, они не всех убеждают, чтобы ими оперировать. По крайней мере, такие лингвистические задачки неизвестны, хотя я слышал, что вроде бы в РГГУ кто-то пытался, может быть, на каких-то олимпиадах такое попадается.

Борис Долгин: И второе – в разных традициях есть явление вторых имен. Только уже в рамках сегодняшней лекции вы сказали, что как минимум в двух традициях есть системы двойных имен. Насколько механизмы вот этой двойственности имени в разных традициях вам кажутся связанными, как их можно типологизировать?

Федор Успенский: Спасибо, это очень важный, по-моему, вопрос. И очень интересный. Я не уверен, что я на него могу ответить исчерпывающе, но, конечно, определенная типология здесь выстраивается. Мы с вами относительно русского языка живем в убеждении, что у человека одно имя, во всяком случае — у большинства из нас. Это утверждение показалось бы странным средневековому человеку, потому что их многоименность не смущала, а даже ими приветствовалась. В одной исландской саге даже говорится, что чем больше у человека имен, тем больше у него удачи. Уж не знаю, что вкладывалось в эти слова, это не очень понятно из текста, но факт остается фактом. Конечно, такая многоименность, которую я описал на русском материале, отчасти была и в других странах. В странах Восточной Европы и в Скандинавии, хотя тут типология выстраивается и легко, и сложно одновременно, потому что очень по-разному относились к акту имянаречения на Руси и в какой-нибудь Скандинавии. Скандинавы, в отличие от русских, с приходом крещения совершенно не избавились от языческих имен. У них не было идеи, что каждый христианин должен обладать христианским именем. Вовсе нет. Мы повсюду встречаем какого-нибудь епископа по имени Торлак или архиепископа по имени Одинкар. И самих носителей этих имен, в общем, хотя они духовные лица, не смущает, что их имена содержат в себе элементы имен языческих богов – Тор, Один и так далее. Они просто не обращают на это внимания.

Борис Долгин: Прошу прощения, а такое вообще может быть? Такое стирание семантики в случае живых корней — очень понятных, а не каких-то забытых.

Федор Успенский: Конечно, на это все-таки какое-то внимание обращалось. Трудно поверить, что епископ по имени Торлак никогда не задумывался над своим собственным именем. Более того, есть какие-то глухие, косвенные данные, что в Исландии XII-XIII века епископ очень боролся с тем, что названия дней недели содержат в себе имена языческих богов, настолько боролся, что запрещал своей пастве их использовать. И надо сказать, что исландский язык в этом смысле здорово выделяется из других германских языков, потому что там дни недели не содержат тех привычных имен языческих богов, которые мы находим в немецком языке или английском.  Возможно, его реформа имела некоторый успех. Я объясняю для себя такие казусы тем, что на Западе (даже сейчас я говорю не про католицизм и православие, я скорее говорю про западное и восточное христианство) процесс имянаречения и процесс крещения не были так жестко увязаны друг с другом, как они были увязаны на Руси и в восточной церкви. Грубо говоря, ребенка могли крестить, не очень заботясь о выборе имени. Это были два разведенных во времени и в сознании акта. Вероятно, это и привело к такому странному сосуществованию — когда христиане носят причудливые имена, явно языческие по происхождению. Мы тоже знаем интересные примеры, когда на Руси составитель ценной рукописи оставил подпись, что это он написал рукопись, и назвал себя поп Упырь Лихой. Лихой — это прозвище, хотя отличить имя от прозвища в ту эпоху было практически невозможно, а имя Упырь — это явно его нехристианское имя, при этом он является священником, и надо полагать, что у него было какое-то другое христианское имя. Так что время от времени что-то похожее на Руси мы видим, но все-таки Русь в этом смысле гораздо более консервативно себя ведет.

Более того, в тех странах, где тоже была двуименность — в Венгрии, отчасти в Польше и Италии, — это ни на каком этапе не превратилось, во-первых, в систему; во-вторых — в средство манипулирования властью. Так и не превратилось в семиотическую систему. Это не использовалось как прямой инструмент, последовательно демонстрировавший преемственность власти и властных привилегий. На отдельных этапах существования двух имен — языческого и христианского — что-то похожее могло быть, но нигде это не было ни жестким законом, ни правилом, ни закономерностью. И потом постепенно эта система двойного именования ушла из стран — и ушла безвозвратно, ни во что не превратилась, в то время как на Руси она трансформировалась в интереснейшую систему. Чем это объяснить? Не знаю — может быть, невероятной, особой интересностью и живучестью рода Рюриковичей, с которыми мы имеем дело.

Роман: На Руси было представление мир земной и мир небесный. Вы очень хорошо показали, как покровитель рода из мира земного переходит под покровительство святого из мира небесного, но если я правильно понял вашу мысль, то этот ассоциативный ряд можно продолжить, и эти ассоциации приводили к очень интересным закономерностям. Хотелось бы, чтобы вы это как-то подтвердили или опровергли. Святой Дмитрий и Святой Георгий, изображенные на иконе, поскольку были покровителями византийской царской семьи, ассоциировались с русскими иконами Бориса и Глеба и, соответственно, ассоциации эти распространялись не только на иконы, но и на имена. В результате, когда называли в честь Бориса и Глеба, потом перешли на Дмитрия и Георгия, то уже последующие поколения в память Бориса и Глеба стали называть Дмитриями и Георгиями.

Федор Успенский: Такие своего рода отдаленные рифмы.

Роман: Это даже не рифмы, а ассоциативный ряд. Правильно я вас понял?

Федор Успенский: Не совсем. Сейчас я попробую, как смогу, ответить на эти вопросы. Что касается имен Бориса и Глеба, то поскольку эти святые принадлежат к княжескому роду, они довольно рано начали почитаться в княжеской семье, еще до своей общерусской канонизации. Дело не в том, что имена Борис и Глеб одно по происхождению тюркское, а другое – скандинавское, и с  христианством не имеющие никакой связи. Они не то что исчезли из княжеского именослова. Поскольку эти два брата почитались как святые, то они, наоборот, получили иной статус. Помимо имен Роман и Давид, имена Борис и Глеб тоже стали христианскими. Мы довольно быстро начинаем видеть ситуацию, когда отдаленные родственники Бориса и Глеба называют своих детей, четырех сыновей, именами Борис, Глеб, Роман и Давид. Никаких других имен у этих княжичей – Бориса, Глеба, Романа и Давида — мы уже не видим. То есть это их и крестильные имена, и родовые одновременно. Так что в этом смысле имена Борис и Глеб просто поменяли свой статус — они превратились из языческих по происхождению в христианские. Но какие-то ассоциативные ряды между именами, безусловно, князья выстраивали. Так, в частности, видимо, образовывались довольно странные именные пары. На протяжении всего рода Рюриковичей можно найти штук шесть Святославов-Николаев, у которых родовое имя Святослав, а в крещении они получали имя Николай. Это не значит, что каждый следующий Святослав-Николай назывался в честь предыдущего. Часто это довольно здорово отдаленные ветви рода. Тут явно работает какой-то ассоциативный ряд. Почему-то стремились княжича по имени Святослав назвать в крещении Николай. Может быть, сыграл роль календарный культ. Не знаю, не могу ответить.

С другой стороны, есть явная тенденция к сближению таких имен, как Мстислав и Федор. Я в своем выступлении назвал одного Мстислава Великого, которого называли в крещении Федор. На самом деле, судя по княжеским печатям, если у них правильная атрибуция, то таких Мстиславов-Федоров было гораздо больше. Так что, безусловно, при имянаречении работали такие суггестивные законы, но это настолько тонкая и эфемерная субстанция, что не всегда легко ее уловить, «сфотографировать», потому что уж больно тонкая и деликатная материя — с чем ассоциировалось в княжеском роду то или иное имя. Но я думаю, что сама постановка вопроса совершенно верная, и искать все равно надо. Я не уверен, что мы здесь на выходе получим некоторую систему, а вот какие-то интересные данные, связанные с ассоциациями, с коннотациями имен, наверняка уловить все-таки можно будет. Ассоциативность того или иного имени работает, например, в том случае, когда какие-то княжеские имена, напротив, исчезают из княжеского рода. Таких имен не так много, но, тем не менее, они есть. Это само по себе для исследователя подарок — когда было имя и почему-то пропало.

В этом смысле очень интересно, что был эпизод в княжеской истории, связанный с убийством Бориса и Глеба. В этом оказался вроде бы повинен, если верить русской летописи, Святополк Окаянный, о котором я сегодня говорил, и, казалось бы, имя Святополк должно быть выдрано из княжеского рода клещами. Ничего подобного не происходит. Ближайшие поколения после такого драматического события, как убийство Бориса и Глеба, спокойно называют своих детей Святополками (без эпитета Окаянный, конечно), но, тем не менее, имя Святополк никуда не девается. Какие же имена исчезают из княжеского рода? Таких примеров очень мало. Но одно имя — Судислав — действительно ушло из княжеского рода. Так звали одного из сыновей Владимира, брата Ярослава Мудрого, чья династическая и личная судьба сложилась таким образом, что, будучи молодым князем, он попал в поруб – тюрьму. В результате династической борьбы его посадили в темницу, где он просидел без малого 30 лет. Его оттуда вывели племянники, которые делали это тоже с некоторой опаской – а вдруг этот несчастный узник сейчас возьмет — и предъявит свои претензии на власть, на что с родовой точки зрения он имел право? Он один из самых старших, кто остался к тому времени на арене междинастической борьбы, но он никаких властных прав не потребовал, а, напротив, попросил, чтобы его постригли в иноки, на что племянники с готовностью согласились, и очень скоро после своего пострига он умер. Так вот, эта несчастная судьба Судислава Владимировича сыграла роковую роль для его имени. Это имя больше ни разу не повторится в династии Рюриковичей, потому что как-то, видимо, не захотелось, чтобы твой ребенок хотя бы отчасти повторил судьбу этого несчастного князя-инока. Это пример, который охватывает почти всю династию Рюриковичей.

С другой стороны, мы время от времени видим примеры, когда популярное княжеское имя Даниил на несколько поколений исчезает из княжеской семьи. Начинаешь задумываться и распутывать это проблему. Выясняется, что несколько княжичей подряд рождались в семье, их называли Даниил, после чего они умирали во младенчестве. Или приходила чума — и они умирали во младенчестве, или умирали по неизвестным причинам. Короче говоря, это явно вызывало у князей нежелательную ассоциацию, и при желании, имея под рукой генеалогическую таблицу, можно показать, как на некоторое время имя Даниил исчезает из княжеского рода. Потом трагические ассоциации, связанные с этим именем, потихоньку исчезают и забываются, и опять мы видим, что имя Даниил все-таки присутствует в роду. Так что какие-то такие ассоциативные ходы явно были, но, я боюсь, я не всегда способен четко их отрефлектировать.

Голос из зала: Вы практически ответили. А про убийство Святополка вы подтверждаете, что это имя продолжало присутствовать, потому что это является одним из аргументов тех, кто опровергает этот описанный рассказ, что он Окаянный?

Федор Успенский: Аргумент тех, кто продолжает рассказ, заключается в том, что это имя продолжают использовать?

Голос из зала: Да. Соответственно, как такое могло быть? Тогда я правильно понимаю, что в отношении этого имени Ярополк…

Федор Успенский: Святополк.

Голос из зала: Извините, Святополк. Продолжает действовать…

Федор Успенский: Меня как раз очень радует, что вы их путаете, значит, мой тезис о варьировании имен сработал.

Голос из зала: Я правильно понимаю, что в отношении этого Святополка подтверждается эта теория? Потому что этим именем продолжали называть внуков? Есть это? Или все-таки есть какое-то отличие?

Федор Успенский: Если я правильно понял ваш вопрос, то, безусловно, подтверждает. Именем Святополк, несмотря на произошедшее кровавое событие, продолжают называть. Понимаете, русские князья в этом отношении были устроены несколько иначе, чем мы. У нас есть довольно ясное отношение к истории убийства Бориса и Глеба. Мы не знаем, кто убил, продолжаем спорить, но на том, что это было роковым событием в истории Руси XI века, мы, в общем, наверное, согласимся. Это совсем не означает, что сами князья считали это роковым убийством. То, что они к этому относились плохо, — безусловно; то, что для них это было братоубийством и войной, – несомненно, так, но они явно рассматривали историю с Борисом и Глебом как внутриродовой конфликт, каковых было немало, своего рода беспредел. Убийца допустил поведение, так сказать, не по понятиям, но, тем не менее, это внутриродовой конфликт, династическая распря, некое звено в череде других династических конфликтов. Я не упрекаю их в каком-то специальном равнодушии, вовсе нет. Это, скорее, другой тип реакции на современные события. Владимир Мономах значительную часть свой жизни враждовал с черниговским князем Олегом Святославичем, очень интересным персонажем (его в крещении звали Михаил). Так вот, враждовал он с этим Олегом Святославичем вовсю. И войны были, и дети Мономаха участвовали в этих войнах, более того, один из сыновей Мономаха даже погиб в этой междоусобной борьбе за власть, погиб именно по вине Олега Святославича. Потом, как-то между делом, выясняется, что этот Олег Святославич — крестный отец погибшего князя. Выясняется не потому, что Мономах его в этом упрекает. Сохранилось замечательное, видимо, аутентичное, письмо Мономаха к Олегу, где он призывает того к примирению. Смерть сына — это огромное событие, но надо забыть, перешагнуть через это и дальше продолжать наши княжеские дела, примерно так пишет Мономах, казалось бы, своему злейшему врагу Олегу. Отчасти то же самое и в случае со Святополком. Я не хочу сравнивать два этих примера, со Олегом и со Святополком, но Рюриковичи, по-видимому, оценивали конфликт между Святополком и Борисом и Глебом несколько иначе, чем оцениваем его мы сегодня. Для них убийство Бориса и Глеба, судя по всему, не было достаточным поводом для того, чтобы напрочь исключить имя Святополка из родового обихода.

Борис Долгин: Даже если они полагали, что это таки он был.

Федор Успенский: Видимо, да, потому что логика такая: мало ли что случается на войне. Была борьба за власть.

Голос из зала: То есть аргумент, который предъявляют, не работает?

Борис Долгин: Вопрос заключается в том, можно ли считать, что отсутствие изменения в статусе имени Святополк ничего нам не говорит в подтверждение концепции, что это не Святополк?

Федор Успенский: Спасибо, Борис, да. Ну, пожалуй, что ничего не говорит, потому что тут мы имеем дело просто с другой оценкой. Для родовой традиции, видимо, безусловное убийство Бориса и Глеба, кто бы ни был убийцей, было событием значимым, но не фатальным. И оно не выкидывало, не отторгало родовое имя князя только из-за этого. Действительно, споры о том, кто убийца Бориса и Глеба, ведутся, споры эти связаны со многими аргументами. Вы, наверное, знаете, что существуют независимые от летописи тексты, согласно которым убийцей является вовсе не Святополк Окаянный, а кто-то другой. Таким образом, считают приверженцы этой теории, перед нами едва ли не первый случай идеологической фальсификации истории — она вся сконструирована Ярославом Мудрым, чтобы выставить Святополка Окаянного убийцей. Я могу честно сказать, что у меня нет решительного и ясного ответа на вопрос, кто убил Бориса и Глеба. Я обращу ваше внимание на то, что убийство Бориса и Глеба совсем, конечно, никуда не годилось, но в этом междинастическом конфликте, вообще говоря, Святополк был скорее на правой стороне, потому что он был старшим в роду, и по всем понятиям Киев полагалось отдавать после смерти ему.

Голос из зала: Зачем ему убивать, если он и так был на престоле?

Федор Успенский: Он не был на престоле. Он был некоторое время, потом он привел войска своего тестя Болеслава, но так можно сказать, что и Болеслав был. Я не спорю с вами, ваш вопрос совершенно правомерен, и я себе задаю такие же вопросы. Куда делся Святослав, который, кстати говоря, тоже погиб в этом конфликте, но его не упоминают ни источники, ни церковь, и святым он не стал в отличие от Бориса и Глеба? Тут действительно больше загадок, чем ясности.

Ирина: У меня вопрос по выпавшим именам. Александр Невский. Почему имя Александр больше нигде не упоминалось?

Федор Успенский: Имя Александр у Рюриковичей повторялось. Другое дело, что само имя Александр появляется на удивление поздно в роду Рюриковичей. Александр Ярославич Невский был если не первый, то второй или третий носитель этого имени в княжеском роду. Потом имя Александр повторялось. Самый интересный вопрос в том, в честь кого был крещен Александр Невский, это не очень понятно, ведь я не случайно говорил о том, что русские князья особенно любили святых воинов, а среди святых с именем Александр довольно мало воинов, святые, носившие имя Александр, в основном были клириками и епископами. В то время, как на печати Александра Святославича вроде как изображен святой воин, там есть, правда, и изображение святителя. Ну, чтобы не заводить вас в какие-то дебри, скажу, что есть теория (пока непонятно, как ее обосновать), что он вообще среди своих патрональных покровителей числил Александра Македонского, который святым на тот момент вроде бы не был. Это как в анекдоте про памятник Гоголю: кто же «Муму» написал? — Тургенев. — А почему тогда памятник Гоголю? Так и здесь. Почитался Александр Македонский, но крестили его в честь какого-то другого святого Александра — и до сих пор непонятно какого. Это одна из гипотез. Я бы не хотел настаивать на ней, но действительно образ Александра Македонского именно в этот период, когда появляется имя Александр, получает особое распространение. Вы знаете, например, изображения Александра Македонского на православных соборах.

Ирина: Я имела в виду именно прямых его потомков – внуков, правнуков и т.д.

Федор Успенский: Я не помню, чтобы оно полностью исчезало из именослова, но я сейчас сходу не вспомню точно всех имен внуков и правнуков Александра Ярославича. Я попробую проверить, спасибо за вопрос.

Ирина: Иван, Даниил, Дмитрий, Василий, Андрей, Федор.

Федор Успенский: Ну да, пожалуй, не скажу в точности почему. Конечно, можно подумать о том, что он принял постриг и сменил свое имя, но не уверен, что в этом дело, попробую подумать об этом, спасибо. Хотя у внуков Александра Ярославича имя Александр все же воспроизводится – вспомним хотя бы Александра Дмитриевича и Александра Даниловича, они, правда, рано умерли.

Голос из зала: Скажите, пожалуйста, вот то, что я услышал о процессе имянаречения, является элементом так называемого династического дискурса, да? И, соответственно, имя выполняет схему династического правосознания: передачу по наследству и сохранение рода. Но при этом я помню, что еще в названии лиц фигурировала тема власти. И тут появляются вопросы, связанные с внесением сюда некоторого проективного измерения, то есть здесь еще можно каким-то образом домыслить функцию проекта. Если исходить из того, что имя является в то же время схемой, организующей мышление и действие, и что имя, по вашему мнению, является социокультурным оператором, через него передается эта историческая линия и дальнейшие последствия, то при помощи имени можно моделировать дальнейшее развитие событий, через действия потомков. Учитывая, что семьи были многодетные, и семья правителя составляла костяк правящего сословия?

Борис Долгин: Что-что? Семья составляла костяк правящего сословия? Вы о чем?

Голос из зала: Может быть, являлась ядром? Я не буду на этом наставить, я предполагаю.

Федор Успенский: То есть вы хотите сказать, что у власти были кланы?

Голос из зала: Да. И через имена можно было планировать дальнейшую судьбу развития страны или той области, которой управляли.

Федор Успенский: Я, честно признаюсь, может быть, не все понял в вашем вопросе, потому что ряд формулировок, я подозреваю, носят общий смысл. Я бы сформулировал иначе. Если я правильно понял ваш вопрос, имянаречение – всегда реплика правителя, направленная, во-первых, на сиюминутную ситуацию, но в том числе и на будущее, конечно. Когда мы видим простую закономерность, что вот есть князь по имени Изяслав, который всю свою жизнь княжит в Курске и умирает на этом курском столе, а потом в семье его родственника рождается ребенок, того называют Изяславом и тоже потом, со временем, когда он возмужал, сажают в Курске, то из этого выстраивается некоторая сцепка между именем и возможным княжеским столом, который впоследствии получит тот или иной сын. Часто эти планы, к сожалению, не оправдывались, но тогда история Руси не была бы такой интересной: назвал Изяславом – значит, он всю жизнь будет княжить в Курске. Чаще всего такое не получалось, но, тем не менее, попытка оперировать, манипулировать этим явно была. И явно, когда отец называл младшего родича Изяславом в честь старшего, недавно умершего в Курске, он вкладывал в это имянаречение и имел в виду простое обстоятельство, что со временем тот получит Курск. Мы не всегда можем проследить такую корреляцию как некоторую систему. Тем не менее, на некоторых отрезках мы можем эту систему восстановить и реконструировать. Конечно, все факты имянаречения как-то были связаны и с будущим тоже. Выстраивалась перспектива, которая учитывала прошлое, настоящее и будущее. Несомненно.

Борис Долгин. Фото Н.Четвериковой

Борис Долгин: Я только не совсем понял в вопросе эту метонимию — династия и власть. Династия — она и есть династия властвующих, она и есть власть.

 

Федор Успенский: Они и есть носители власти. Понимаете, на мой взгляд, в средневековое время (может быть, я и ошибаюсь) Рюриковичи — единственная столь многочисленная династия, которая так долго правила одной территорией на одном основании — только на праве крови. Более 600 лет они правят только потому, что каждый следующий Рюрикович является сыном предыдущего. Никакого другого основания, кроме права крови, в основе этого не лежит. Мне не приходят на ум средневековые династии, которые были так живучи. То, что я сейчас говорю, я говорю неуверенно, потому что мне бы хотелось посмотреть и сверить, правят ли они более 600 лет. Получается больше, да? Ну, хорошо. Давайте тогда не будем грешить против исторической истины и будем говорить, что это одна из самых долговечных династий.

Борис Долгин: Что же касается проективности, мне кажется, вы действительно говорили и вновь повторили о проективности части судьбы нарекаемого, а проективность части страны и территории? Еще про это был вопрос.

Федор Успенский: Признаюсь, я не очень понял эту часть вопроса. Может быть, вы раскроете?

Голос из зала: Очень коротко я попробую. Я имею в виду, что помимо власти и правления присутствует еще функция управления. И я предполагаю, что тот, кто будет на следующем этапе или через шаг стоять у кормила, будет управлять, то есть он будет каким-то образом направлять движение дальнейшее страны. А если предположить, что имя так или иначе является схемой его последующего действия, т.е. он предполагает, что его предок действовал так, то и это направляет его действие в дальнейшем.

Федор Успенский: На самом деле ваш вопрос, если я правильно понял, сводится к тому, насколько вместе с именем приходил образец поведения будущего князя?

Голос из зала: Правильно.

Федор Успенский: Это, кстати, интересный вопрос. Я не уверен, что это так, потому что слишком бурной была история Руси XI-XII веков, чтобы можно было так неукоснительно и буквально повторять предыдущие образцы. Все менялось мгновенно — и на мгновенность этих изменений все время приходилось реагировать. То есть я бы не сказал, что вместе с именем, скажем условно, Изяславу Курскому в руки давался и чей-то стиль правления. Тут, пожалуй, место было для индивидуального маневра. Мы не видим такого клонирования образцов, связанных с именами. Хотя отдельные случаи, вероятно, могли быть. Понимаете, когда Владимира Мономаха нарекал, о чем он сам пишет, Ярослав Мудрый в честь Владимира Святого, потому что он становится Владимиром-Василием, какой-то момент отождествления не только имен, но и будущего могущества политики, если угодно, в это тоже вкладывался.

Борис Долгин: Это можно рассматривать как некоторый намек, который мог быть использован, но в зависимости от обстоятельств.

Федор Успенский: Родители задавали некоторый вектор, но внутри этого вектора, конечно, уже было большое пространство для маневра. Человек мог повторять поступки своего замечательного предка. Мог, наоборот, его не принимать и вести себя как-то иначе. Примеров такого рабского копирования в голову сейчас не приходит. Хотя — спасибо, теперь я понял вопрос, я подумаю.

Голос из зала: Здравствуйте. Я хотел бы спросить, почему настолько редко князьям давали имя Рюрик?

Федор Успенский: Это интересный вопрос. Его действительно дают редко, но, тем не менее, дают. Здесь важна даже не частотность, с которой это имя появляется, а тот промежуток, который разделяет варяга Рюрика, пришедшего править на Русь и ставшего основателем династии, и уже последующих Рюриков, которых отделяло от него много поколений. По-видимому, первое появление имени Рюрик после того легендарного, замечательного Рюрика, основателя династии, связано, как ни странно, с некоторой тупиковой ветвью, с изгойством семьи, которая на глазах теряла права на власть. И, видимо, желая поймать хотя бы что-то, они использовали такое архикозырное имя и назвали ребенка Рюриком. Потому что власть действительно буквально выпадала из рук этих князей из-за ряда довольно печальных обстоятельств. После этого имя Рюрик часто не появляется в княжеской династии, хотя среди его носителей были совершенно замечательные князья, которые составили отчасти славу династии Рюриковичей. Один из них — Рюрик Ростиславич, стал киевским князем, в крещении он был Василием. Почему Рюриков называют Рюриками — не всегда понятно, но, видимо, это имя все-таки довольно долго остается козырным. Его используют в экстремальных условиях как парашют, который позволяет обезопасить от некоторых плохо складывающихся обстоятельств.

Борис Долгин: А почему все-таки так нечасто к нему прибегали, с такими длительными перерывами? Ведь остальные имена как будто бы транслировались для последующих князей. Как это могло интерпретироваться?

Федор Успенский: Понимаете, Рюрик, который пришел править на Русь и стал основателем династии, для всех являлся очень отдаленным предком. Та монотонность имянаречения, о которой я говорил, связана с тем, что умер дед – внука тут же назвали в честь деда, умер прадед – тут же назвали правнука в честь него. Всегда оказывались более близкие родичи, чьи имена надо было тут же использовать. А Рюрик… Эта фигура чем дальше, тем больше становилась прошлым династии, страны, и к ней прибегают больше как к исключению. Был более актуальный порядок имен, которые, как только имена «освобождались», надо было использовать.

Андрей Винокуров: Вы упомянули, что князья имели особые, не такие, как  бояре и прочие, имена, что это имя во многом подтверждало их легитимность. Только тот, кто так называется, может править. Потом вы рассказали, что с христианскими именами потом была другая ситуация, хотя их конкретно называли в честь князя. Получалось родовое христианское имя. Но все равно, не кажется ли вам, что (почему и смутные времена пошли) христианское имя, которое давалось  в честь кого-то конкретно, но его все равно может носить любой, смыло в сознании легитимность, разрушило границу?

Федор Успенский: Спасибо. Отчасти вы правы. Просто это был не мгновенный процесс, а очень постепенный, и действительно эта граница потихоньку размывалась. Тут уже мяч оказывался на стороне князей, потому что когда христианские имена были укоренены, уже не всякое христианское имя брал себе князь. До того очень выделенная группа имен могла быть княжеской, а тут уже из всего набора христианских имен я выбираю очень отдельные имена своих предков. Конечно, я думаю, что эта граница потихоньку размывалась. Но надо сказать, что она начинала уже как-то размываться еще и в домонгольское время. Все-таки, несмотря на все то, что я сказал, эта граница между именами простых людей и князей действительно существовала. Тем не менее, мы знаем 2-3 случая, когда вдруг появляется боярин по имени Рогволод. Вообще-то Рогволод — это княжеское имя, правда, имя из особой полоцкой ветви, которая всю дорогу занимала особое место. На Руси с ними боролись, они сопротивлялись, но они всегда претендовали на некоторую автономию, вероятно, считая себя, что ли, самыми чистыми русскими князьями. И действительно мы находим в летописи боярина по имени Рогволод. И где-то в Галицкой Руси находим бояр с именами Владислав и Ярополк. Правда этими примерами дело ограничивается, но, тем не менее, они показательны. Видимо эта граница в XII-XIII веке начинает как-то разрушаться, а дальше наступила смута, а дальше у поздних Рюриковичей, конечно, эта граница истончалась и становилась все более прозрачной, это, несомненно, так.

Борис Долгин: Но какое это отношение может иметь к смуте? Если мы говорим непосредственно о смуте, то, насколько я помню, речь не шла о претензиях людей, которые имели более достойные имена. Речь шла, во-первых, о тех, кто пытался называться Дмитриями вослед Дмитрию.

Федор Успенский: Конечно, Дмитриев выдавали за сына Ивана Грозного. Про смуту я не сказал. После смуты в России к власти приходит другая династия, у них другой именослов. Тоже интересный, но другой, и другие принципы наречения. Тут я бы жестко разделил Рюриковичей и Романовых и не искал бы никаких точек пересечения. В этом отношении произошла полная перезагрузка, и я за Романовых, грубо говоря, не отвечаю.

Действительно, если употреблять термин «смута» в строгом смысле слова, то все самозванцы выдают себя за убиенного в Угличе царевича Дмитрия, и все они называются Дмитриями. Тут с точки зрения имянаречения ничего радикального и неожиданного не происходит. Единственное, что я бы добавил, — у Ивана Грозного было два сына Дмитрия, и вот этот угличский Дмитрий был наречен в честь другого Дмитрия, первенца Ивана Грозного, которого нянька выронила в воду, и он погиб.

Голос из зала: Утопила.

Федор Успенский: Да, но как-то хочется вступиться за няньку. Неужели она была такая кровожадная, что сознательно утопила? Что интересно, судя по каким-то календарным датам, которые появились в летописи — первенец Дмитрий тоже был Уаром, потому что, по-видимому, тоже был связан со святым Уаром по дате рождения. И младший Дмитрий копирует во всем старшего — его постигла несчастная судьба, чего уж тут говорить.

Григорий Чудновский: Есть же успешность этого проекта – система русских имен до сих пор действует в России. Власть же удерживается не за счет кровожадности, а за счет того, что они из-за своей большей тревожности, чем другие, угадывают сегодня то, что завтра будут повторять все. В этом на самом деле основа. И проблема в массовом сознании.

Борис Долгин: Стоп, причем тут имена?

Григорий Чудновский: Имя должно было быть для восприятия, то есть чтобы люди могли их повторять.

Федор Успенский: Я, может быть, что-то неправильно понял, но вообще отдельный интересный вопрос – это мода на имена, с которой, конечно, мы имеем дело.

Григорий Чудновский: Ну, можно и так сказать.

Федор Успенский: Весь XX — XXI век. Вспомните Адольфов, которыми перестали вдруг все называть, как только Германия напала на нас, а ведь до этого была дружба с Гитлером, и этих Адольфов было немерено. Это все очень интересные социолингвистические вопросы, я не уверен, что это напрямую связано с властью, потому что если говорить о моде на имена, речь идет все-таки не о людях, обладающих властью, а речь идет о людях, которых я бы очень условно назвал простые люди. Там мода имеет место, безусловно. Это отдельная, интересная тема, которая как-то изучается.

Я очень признателен за вопрос об Александре Невском. В общем, можно показать, как вспыхивает локальная мода на имя Александр в княжеском роду. То его не было, не было, люди о нем не вспоминали. Опять же — судя по тем данным, о которых я говорю. Потому что я не сказал самого главного. Очень часто мы не знаем крестильных имен многих русских князей. Может быть, какие-то Александры были в XI веке, но никаких данных, чтобы так думать, у нас нет. Поэтому вдруг вспыхивает такая локальная мода на имя Александр, появляются несколько князей, более или менее современники друг другу, которые одновременно становятся Александрами, — а потом она затухает. Такое вполне бывает, но я бы хотел подчеркнуть, что я в своем выступлении все-таки говорил не о моде на имена. Это отдельная, очень интересная тема, которую можно изучать на средневековом материале, но этим я не занимался. Я занимался стратегией имянаречения в династии Рюриковичей — не за ее пределами, а именно в правящем роду.

князей Киевских

князей Киевских Князья Киевские

Расцвет Первой Российской Империи

«Рождение Российской Империи падает. в период, когда скандинавские викинги были в зените своего власть. Подобно тому, как эти выносливые вездеходы пересекали Балтийское море, Атлантический океан и Средиземное море, пока они не достигли Исландии и Северной Америки, и на своих маленьких сорока весельных галерах поднялись из устьев Эльбы, Везер, Рейн, Маас и Сена далеко вглубь, поражая терроризировали жителей, и на востоке Европы они последовали по течению рек и открыл путь к Черному морю и Константинополю.Маршрут, который вел вверх по Двине, а затем вниз по Днепру в Византию. назывался варгианский путь; даже пороги Днепра несли, так что говорят, скандинавские имена. Скандинавы, которые основали здесь и там независимые империи на западе Европы могли сделать это еще легче на востоке.»

….. Книга истории , Vol. VIII, стр. 3285 (Лондон, 1914)


«Записанная русская история семьи Путиатин началась в 9 веке. века, когда славянские и финские жители северных земель обратился к могущественным варягам, которые были скандинавами, чтобы править их земля.Эти воины называли себя Руссами, старший из которых Князь Рюрик поселился в Новгородской области и стал основателем первая русская династия правителей. Семья Путиатин была прямой потомки князя Рюрика и семьи Романовых. » Академия балета Путиатин в Слиме, Мальта,
, выражает благодарность Десмонду Макаллистеру.
Щелкните, чтобы посетить веб-сайт Десмонда Макаллистера.


Первое поколение
Рюрик, великий князь Киевский
Родился около 800 г.
Умер в 879 г.
Рюрик, вождь викингов, который традиционно считается основателем Российского государства, родился в Фрисландия, регион на территории современной Голландии, контролируемый его отцом. Проведя набеги на Францию, Англию и Германию, Рюрик получил контроль. большой участок земли в Ютландии.Однако вскоре он отказался от своих претензий. под давлением соперничающих вождей.
В 850-х годах Рюрик и его братья Синеусы и Трувор возглавили отряд викингов на северо-запад России, где они основали поселение у Ладожского озера на территории нынешнего северо-востока России, совсем рядом граница с Финляндией. Вскоре Рюрик перенес часть поселения в соседнюю Новгород, по легенде, по приглашению местных славян. Там он установил центр своей власти и построил крепость, из которой он мог править русскими землями.Его правление простиралось на юг до Киева, где его преемники основали могущественное Киевское государство, просуществовавшее до 1200-е годы.
От Рюрика произошел дом Рюриковичей который правил Россией до конца 16 века.

У Рюрика был сын:

  • Игорь, великий князь Киевский


Второе поколение
Игорь, великий князь Киевский
Родился около 875 года в селе Новогород, Киев.
Зарегистрировано: 924
Умер в 945 году, убит древланцами из города. Коростеня
Хотя считается менее способным, чем лидерами до и после него, Игорь, тем не менее, совершил завоевания Киевская Русь дальше.Он предпринял походы против Персии, Константинополя. и Болгария.

Игорь женился в 903 году на святой Ольге, регентше Киева, которая была родился около 890 года и умер в 969 году.
У Игоря и Ольги родился сын:

  • Святослав I, великий князь Киевский
Игорь
Великий князь Киевский
924–945
ул.Ольга
Регент Киева
945–964
Святослав I
Великий князь Киевский
945–972

Третье поколение
Святослав I, великий князь Киевский

Родился около 942 г.
Вступил в 945 г.
Погиб в 972 году, попал в засаду и убит.
Святославу было всего около трех лет стар, когда его отец Игорь был убит в 945 году, поэтому его мать Св.Ольга до 964 года исполнял обязанности киевлян. Первым официальным актом Ольги было нанесение месть древланцам, убившим ее мужа, осаждая и горят их город Коростень. В 957 году Ольга с большой свитой отправилась в Константинополь принял христианство и принял крещение.
В 964 году Святослав принял власть, хотя его мать продолжала вести домашние дела до самой смерти в 970 г. Святослав возглавил военное завоевание Киевской Руси Булгары, отвечая на нападения хазарского племени.Он, в свою очередь, был попали в засаду и были убиты византийцами из Печенега на юге, которые, согласно по легенде превратили череп Святослава в сосуд для питья.

Святослав женился на Малуше, у них родился сын:

  • Святой Владимир Великий, великий князь Киевский
Святослав женился на Предеславе Венгерской, и у них следующие дети:
  • Ярополк I, великий князь Киевский, 972 — 978 гг .; его сын,
    • Святополк I, великий князь Киевский 1015 — 1019


Четвертое поколение
ул.Владимир Великий, великий князь Киевский
Родился в 960 г.
Поступил в 978 г.
Умер 15 июля 1015 года в Киеве.
Владимир вначале был язычником. своего правления, которое сначала было посвящено консолидации его территорий в единое Российское государство. Однако к началу X века Киев Русь установила тесные торговые и культурные связи с Византией. Империя, православное христианское государство. Он обратился в 988 г. в православие. Христианство и сделало православие официальной религией Киевской Руси. Выбор Владимиром православия, а не латинской церкви (Римский католицизм) или ислам оказали важное влияние на будущее России.

….. Энциклопедия Microsoft Encarta 99 . 1993–1998 гг. Корпорация Microsoft.

Выбор Владимира между христианской и исламской конфессиями на него сильно повлияло то, что ему нравилось употребление алкогольных напитков.Христианская вера допускала этого и исламской веры нет. Следовательно, Валидимир выбрал христианство.
Святой Владимир женился в 980 году на Рогнеде фон Полоцк, Монахиня и дочь Рогнальда Полоцкого. Рогнеда умер в 1002 году.
У святых Владимира и монахини Рогнеды родился сын:
  • Ярослав I Мудрый, великий князь Киевский
Святой Владимир женился после 1011 года на Мальфреде Богемской, дочь Куно, графа Охнингена, от Ричильды, которая была дочерью Отто I Великий, король Германии.
У святых Владимира и Малфреды родилась дочь:
  • Доброньега (также Добронега или Мария), вышедшая замуж в 1038 г. королю Казимиру I, королю Польши.
У святого Владимира Великого было много дополнительных жен и девочек. друзья; и многие другие дети.
Подробнее см. Джордж Эндрюс Мориарти: Плантагенеты Происхождение короля Эдуарда III и королевы Филиппы , Мормон Пионерское генеалогическое общество, Солт-Лейк-Сити, Юта, 1985, стр. 53.

Пятое поколение
Ярослав I Мудрый, великий князь Киевский
Родился в 978 году.
Принята в 1019 г.
Умер 20 Фербурари 1054 года в Киеве.

Киевская Русь достигла наибольшего могущества и великолепие при Ярославе Мудром в XI веке. Ярослав сделал Киев великий город и построены великолепные здания, в том числе и знаменитые. Собор Святой Софии или Святой Софии Киева. Ярослав много сделал для развивать образование и культуру Киевской Руси.Также он переработал первую русскую Кодекса законов, так называемая Русская правда или Российская юстиция. После его смерти в 1054 году Киевская Русь пришла в упадок. Внук Ярослава, Владимир II Мономах сделал последнюю попытку объединить Киевскую Русь, но после его смерти в 1125 г. раздробленность продолжилась, как и вся Киевская Русь. княжества бросили вызов господству Киева.
К 13 веку восточнославянские земли превратились в свободную федерацию городов-государств, объединенных общим язык, религия, традиции и обычаи.Хотя правят члены из дома Рюриковичей эти города-государства часто воевали друг с другом. Этот район стал легкой мишенью для банд вторгшихся азиатских монголов.

….. Энциклопедия Microsoft Encarta 99 . 1993–1998 гг. Корпорация Microsoft.


Ярослав женился 1019 на Ингеборг, дочери Олаф Сктконунг, король Швеции.
У Ярослава и Ингеборг были следующие дети:
  • Анны Киевской
  • Исяслав I, (1025 — 1078) князь Киевский, женился на дочери короля Польши Мешко.
  • Всеволод I, (1030 — 1093) киевский князь.
  • Анастасия Киевская, замужем около 1046 г. за Андреем I, царем Венгрия.


Шестое поколение
Анна Киевская
Родился в 1024 г.
Умер после 1075 г.

Анна вышла замуж 20 января 1044 года за Генри. I Capet, король Франции, и у них были следующие сыновья:

  • Филипп I Прекрасный Капет, король Франции, родился в 1052 г.
  • г.
  • Хью «Великий» де Крпи, граф Вермандуа
Для продолжения этой строки нажмите на Генри (I) Капет, король Франции.

Источники
Информация представлена ​​здесь взято из следующих источников:

Фредерик Л. Вайс и Уолтер Л. Шеппард: Наследие Корни , 7-е издание, Балтимор, 1999 г.
World Book Millenium 2000 Deluxe Edition , 1999 World Book Inc., IBM Corp.
Энциклопедия Microsoft Encarta 99 , 1993-1998 Корпорация Microsoft
Норман Ф.Кантор (ред.) Энциклопедия Средние века , Нью-Йорк, 1999 г.
Джордж Эндрюс Мориарти: Плантагенеты Происхождение короля Эдуарда III и королевы Филиппы ,

Родословная мормонов-пионеров Общество, Солт-Лейк-Сити, Юта, 1985.

Книга истории (18 томов), Лондон, 1914 г.
Medival Справочник по истории , http: // historymedren.about.com/index.htm

Посетите Sewell Генеалогическая карта сайта для других страниц этой серии.

Кто были «великие» правители средневековья?

Многие правители средневековья получили прозвища от Великолепного до Безумного. Некоторые монархи получили титул «Великие» — чем они заслужили такую ​​честь? Вот небольшая информация о 15 «великих» средневековых правителях, расположенных в хронологическом порядке:

Теодорих Великий (475-526)

Теодорих, король остготов — король остготов более пятидесяти лет (475–526) он возглавлял его народ в Италию, завоевал страну и основал собственное королевство, базирующееся в Равенне.Его правление ознаменовало возвращение к процветанию большей части итальянского полуострова.

Юстиниан I, византийский император — византийский император с 527 по 565 годы — во время его правления была предпринята попытка восстановления Римской империи, начавшаяся военными кампаниями против Персии, Северной Африки, Италии и Испании. Хотя он также известен своими обширными судебными реформами и строительством новых зданий, Юстиниан почти лишился власти в результате гражданских беспорядков в Константинополе, и его репутация среди современных писателей этого периода была неоднозначной.

Карл Великий, король франков и император Священной Римской империи — Имя Карл Великий происходит от имени Карла Магнуса или Карла Великого. Он стал королем франков в 768 году и в течение следующих 46 лет построил империю Каролингов и стал первым императором в Западной Европе примерно за три столетия.

Альфред, король Уэссекса — англосаксонский король с 871 по 899 год — он успешно защитил свое королевство от нападений викингов, способствовал образованию и обучению, а также провел правовые реформы.

Альфонсо III Астурийский — король Леона, Галисии и Астурии с 866 по 910 год. За время своего долгого правления Альфонсо смог консолидировать власть над северной Испанией и одержал многочисленные военные победы над исламскими и христианскими противниками.

Отто I, император Священной Римской империи — Став королем Германии в 936 году, Отто работал над установлением большей власти над своей аристократией. В 955 году он победил мадьяр в битве при Лехфельде, одном из самых важных сражений десятого века.За этой победой Отто последовал завоеванием Италии. В 961 году он был коронован королем Италии, а в следующем году стал императором Священной Римской империи. Отто умер в 973 году, начав эпоху, известную как «Оттонское Возрождение».

Рисунок Оттона I, 12 век

Владимир Святославич, великий князь Киевский — После убийства своего сводного брата Ярополка I Владимир правил как великий князь Киевский с 980 по 1015 год. Его обращение в христианство в 988 году было важным моментом. в христианизации Киевской Руси, и он считается национальным символом как Украины, так и России.

Санчо III Наваррский — Хотя ему было всего около 12 лет, когда он стал королем Наварры (само по себе очень незначительное королевство) в 1004 году, Санчо имел амбиции взять под свой контроль христианскую Иберию. Он смог захватить королевства Кастилия и Леон, а также французское герцогство Гасконь и заставить графа Барселонского стать своим вассалом. Ко времени своей смерти в 1035 году Санчо был известен как «rex Hispaniarum».

Кнут, король Дании, Англии и Норвегии — Начиная с Англии в 1016 году, Кнут смог получить короны трех стран (Дании в 1018 году и Норвегии в 1028 году).К моменту своей смерти в 1035 году он основал то, что можно рассматривать как скандинавскую империю.

Роджер II Сицилийский — король Сицилии с 1130 по 1154 год, Роджер смог захватить другие управляемые норманнами области Южной Италии и успешно защищаться от вторжения со стороны Священной Римской империи. Его королевство увидит экономическое процветание во время его правления, а также культурное взаимодействие между норманнами, византийцами и мусульманами.

Короли Дании: Вальдемар I, Свейн III и Канут V

Вальдемар I из Дании — После того, как его кузен Свейн III чуть не убил его на Кровавом празднике Роскилле, Вальдемар собрал армию и победил Свейна в битве при Грат-Хит в 1157 году.Он продолжал править Данией до 1182 года, когда его страна стала ведущей силой в Северной Европе.

Петр III Арагонский — король Арагона и Валенсии, граф Барселоны с 1276 по 1285 год и король Сицилии с 1282 по 1285 год — хотя его правление было короче, чем у большинства других монархов в этом списке, оно было преобладали агрессивные военные кампании, в том числе завоевание южной Италии и разгром французской армии, вторгшейся в его королевство в 1284-5 гг.

Казимир III Польский — король Польши с 1333 по 1370 — Несмотря на то, что он вступил на престол в 1333 году, когда Польша считалась слабым государством, Казимир смог удвоить размер королевства к концу своего правления, улучшить экономика, и наблюдать за правовыми реформами. Он также основал Краковский университет и построил Вавельский замок.

Людовик I Венгерский — король Венгрии и Хорватии с 1342 по 1382 год; Король Польши с 1370 по 1382 год. Все, кроме трех лет его сорокалетнего правления, он провел в иностранных военных действиях, его королевство расширилось на Балканы и приобрело сильное влияние на европейские дела.Между тем, сама Венгрия была относительно мирной и процветающей, так как золотые рудники сделали страну и двор очень богатыми.

Иван III из России — Великий князь Московский с 1462 по 1505 год. За свое 43-летнее правление Иван смог утроить размер своего царства и централизовать контроль над многими небольшими княжествами России.

Вы можете узнать больше о некоторых из этих средневековых правителей, в том числе:

Теодерих

Юстиниан

Карл Великий

Альфред Великий

Рогер II

Казимир Великий: 1310-70

Людовик Великий

Христианизация Киевской Руси и Пястовской Польши

См. Также Альфонсо Слюнявый и Ивар Беспощадный.

Глубокие корни в истории: столкновение России и Украины

В эпоху хазар, тюркского народа, славяне жили бок о бок с викингами в регионе к северу от Хазарского каганата.Викинг-славянские народы, называемые варягами, в византийских источниках со временем достигли внутренних районов современной России и берегов Черного моря. После нападения на Стамбул в 860 году византийские источники впервые использовали имя «Русь» для обозначения варягов. В IX веке три брата-варяжца Рюрик, Синеус и Трувор достигли берегов Ладожского озера. Поселившись в Новгороде после смерти своих братьев, Рюрик стал правителем Руси и дал свое имя династии, правившей Россией до 17 века.

КИЕВ, А ХАЗАРСКИЙ ГОРОД

Славяне распространились на юг во время правления Великого князя Олега Новгородского. Киев, находившийся в руках хазар, был завоеван и стал новой столицей Русского государства. Князь Олег впоследствии установил свой контроль над другими славянскими народами в регионе. Брат Игоря правил в то время Новгородом, находившимся под Киевом, но автономным. Киевские славяне пережили свой золотой век во времена правления Владимира Великого.Киевское княжество, когда-то важнейшее государство Руси, сократило свою экономическую мощь после упадка его торгового партнера на Черном море, Византии.

МОСКВА ВОСХОД

Монголы завоевали регион к северу от Черного моря в 1230-х годах. Киев, столица Украины, был завоеван ханом Батыя в 1240 году. Славяне в этом регионе долгое время находились под властью Золотого Ордынского каганата, который был основан в регионе в 1241 году. В этот период истории Москва была небольшой поселок.Город стал независимым княжеством после того, как Юрий Третий при поддержке Золотой Орды принял титул Великого князя Московского. Благодаря этой поддержке Москва стала сильнее по сравнению с Тверским, Псковским и Новгородским княжествами. Московские князья стали проводить политику объединения под собой всех русских земель. При Иване I, с 1328 по 1340 годы, титул московского князя стал «великим князем всея Руси». При Иване III в период с 1462 по 1505 годы все русские земли были объединены вокруг Москвы.

Киевские славяне, с другой стороны, основали Галицко-Волынское княжество на нынешней польско-украинской границе после монгольских нашествий. Но земли этого княжества были захвачены с севера Литвой, а с юга — Польшей. В 1569 году по Люблинскому договору регион полностью перешел под контроль Польши и Литвы. Южная Украина находилась под властью Крымского ханства, правопреемника Золотой Орды, и стала вассальным государством Османской империи в 1475 году.

ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ

Пока Киев и Украина находились под контролем иностранных держав, славяне на севере, сосредоточенные вокруг Москвы, становились сильнее. Казачество, один из предков украинцев, к 17 веку стало центральным вопросом украинско-российских отношений. Казачество было основной политической и военной силой в степях Украины с 16 века. Они заключили различные союзы с Россией, Польшей и Османской империей.По Андрусовскому договору между Россией и Польшей в 1667 году казаки, жившие в Киеве и вдоль Днепра, попали под власть России, а остальные попали под власть Польши.

Казаки, несмотря на оккупацию, продолжали бороться за независимость. Казацкий гетман Мазепа встал на сторону Карла XII Швеции против русского царя Петра I в 1709 году. Но поражение шведов от рук русских обернулось для казаков тяжелой ценой. Царь Петр I положил конец фактической независимости казачества в Украине.Во второй половине 18 века Екатерина II упразднила должность казачьего гетмана. Значительная часть украинских земель затем использовалась для переселения населения, проживавшего на завоеванных территориях в Польше и Прибалтике.

Украина возродилась после распада царской России. А в 1922 году официально вошел в состав СССР. В этот период подчеркивалась украинская идентичность республики. В ответ на политику Сталина по русификации, сразу после его смерти Хрущев передал Крымский полуостров Украине.Украина стала независимым государством в 1991 году после распада СССР.

УКРАИНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

Украина, название которой, как предполагается, происходит от «U» (ат) + «край» (граница), означающего «пограничье» на праславянском языке, является одним из старейших поселений в человеческом мире. история. Славяне стали более активными в регионе с уменьшением местного германского населения в V веке, когда славяне начали основывать свои собственные княжества. Христианство было принесено в регион после обращения Ольги Киевской, жены киевского князя Игоря, в IX веке.Ольга почитается Киевской церковью как святая. После того, как киевский князь Владимир Великий обратился в христианство и женился на византийской принцессе Анне в 988 году, религия распространилась еще больше среди славян. В Киеве возводили церкви в честь святого Василия, а языческие храмы разрушали.

Владимир по соглашению с Константинопольским Патриархатом учредил в Киеве митрополита Киевского и всея Руси. Константинопольский Патриархат имел право назначать митрополита, который управлял новообретенной митрополией.Но через некоторое время храм был перенесен в Москву из Киева. После последнего Русского Патриарха. носивший титул митрополита Киевского, митрополит Иона, навсегда перенес храм в Москву, город стал центром Русской Православной Церкви. В 1448 году русская митрополия приняла решение действовать независимо от Стамбула. «Кафедра» (должность) митрополита Киевского и всея Руси была передана Московскому Патриархату в 1886 году. В последние несколько месяцев Украинская Православная Церковь начала сотрудничать с Фенерским Патриархатом, чтобы стать независимым от Московского Патриархата.

Информационный бюллетень Daily Sabah

Будьте в курсе того, что происходит в Турции, это регион и мир.

ЗАПИШИТЕ МЕНЯ

Вы можете отписаться в любое время. Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими Условиями использования и Политикой конфиденциальности.Этот сайт защищен reCAPTCHA, и применяются Политика конфиденциальности и Условия использования Google.

мне / Лизи

________________
История членов этой семьи
кто являются прямыми предками

Миссис ДЭВИД БРЭДЛИ МОРГАН
(Княгиня Дарья Алексеевна Оболенская)



________________


Подготовлено по просьбе г-на Дэвида Б. Моргана компанией

АЛЕКСИС Б. ТАТИСТЧЕФФ
Нью-Йорк, 1971 год.

   ПОКАЗАТЕЛЬ

Страница
FORWORD, письмо г.Д. Б. Морган3
ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА ... 6
ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕРЕЧЕНЬ ПРЯМОГО
     ПРЕДКИ МИССИС. Д. Б. МОРГАН ... 11
РЕЗЮМЕ 1109-летней истории
     Семья Оболенских .. 18
ПОДРОБНЫЕ БИОГРАФИИ КОРОЛЕВСКИХ ПРЕДКОВ
     МИССИС. ДЭВИД Б. МОРГАН ... 18
КНЯЗЕЙ ЧЕРНИГОВСКИЕ.31
ОБОЛЕНСКИЕ КНЯЗЬЯ ... 34
КНЯЗЬЯ ОБОЛЕНСКИЕ ... 35
     КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР ПЕТРОВИЧ ОБОЛЕНСКИЙ .. 35
    КНЯЗЬ ДИМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ОБОЛЕНСКИЙ ... 37
         Декабристы44
КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР ДИМИТРИЕВИЧ ОБОЛЕНСКИЙ46
Половцевы и княгиня Анна
Александровна Оболенская50
Дети принца и
Княгиня А.Д. Оболенский53
Жизнь на Пестровке59
Охота на Пестровке..67
КНЯЗЬ АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ОБОЛЕНСКИЙ.71

ПРЕДИСЛОВИЕ
Письмо мистеру Дэвиду Брэдли Моргану.

Уважаемый Дэвид,
Оболенские - одна из ведущих аристократических семей России.
члены которой активно участвовали в 1000-летней истории
дореволюционная Россия с самого начала как организованное государство в
от 862 года нашей эры до того рокового 1917 года, когда величайшие социальные
потрясения, которые мир когда-либо знал, положили конец империи и правлению
царей.Что бы ни говорили о царизме и недостатках
абсолютная монархия, досоветские правители России, великие князья
Киев - Великие князья, а затем и цари Московии, в конце концов преуспели
цари и императоры Российской Империи - создали крупнейшие
географически и одна из самых могущественных и богатых наций на земле.
Члены семьи Оболенских вместе с другими представителями правящего класса
страна участвовала и внесла значительный вклад в этот рост.В отличие от того, чего хотят многие после революции 1917 года,
изображают этот класс кровожадными эксплуататорами невзгод великих
подавляющая часть народов России, это были патриотические личности, преданные
своего царя, за их православную веру, за благополучие и
счастье всего населения любимой страны.
По большей части это были простые люди, любившие природные красоты и
обильные ресурсы, которыми Всевышний так щедро одарил их
Россия.Они прославляли простые радости жизни, а в последнее время
в частности, члены семьи Оболенских внесли значительный вклад в
Культурное развитие России, особенно в области музыки и
искусства.
При написании краткой истории семьи Оболенских моей целью было
как можно больше изобразить его членов такими, какими они были: как они жили, как
они одевались, что делали и так далее.
Оболенские входили в "элиту" русских семей, проследивших свои
берет свое начало от "варяжского" князя по имени Рюрик, который в 862 году н.э.Д. Юнайтед
славянские племена, которые бродили по современной Европейской России, после того, как
приглашенные славянами править ими и наводить порядок в своей стране.
Рюрик в каком-то смысле является «Мэйфлауэр» из этих русских семей.
Русь, которой правили Рюрик и его ближайшие потомки, сначала была известна как
«Киевская Русь», а затем «Московия». Мне это показалось уместным,
поэтому, чтобы дать некоторую подробную информацию об этих ранних королевских
предки Оболенских. Я добавил простой список
различных последовательных членов семьи, называя свои имена и
даты, где это возможно, вместе с некоторыми более подробными фактами о некоторых
из наиболее выдающихся членов.Я особенно сконцентрировался на большем
недавние участники, начиная с прапрадеда вашей жены, принца
Александра Петровича Оболенского, и заканчивая ее отцом.
Большая часть того, что я изложил в этой истории, почерпнута из существующих
генеалогические ссылки, но собрана более свежая информация
из многочисленных источников, в том числе мемуаров и воспоминаний членов
Семья Оболенских. Насколько мне известно, последняя информация изложена
здесь на английском впервые.Надеюсь, что то, что я сделал, будет интересным, информативным и
предоставит тем из ваших потомков, кто может быть заинтересован, подлинные
информация о той части мировой истории, которая пришла к катаклизму
закончились около 54 лет назад, в марте 1917 года.

А. Б. Татищефф
Нью-Йорк, 1971 год.
 ИЗВИНЕНИЯ ЧИТАТЕЛЮ
Нерусским русские имена иногда трудно усвоить, чтобы сказать поздно.
ничего не произносить! Для нерусских читателей,
поэтому автору лучше придерживаться одного набора имен, когда
ссылаясь на людей в его повествовании.Автор этого скромного произведения
признает себя виновным в том, что не сделал этого.
Это наблюдение особенно относится к той части истории Оболенского.
которая начинается на странице 84 - «Дети принца и принцессы А.Д.
Оболенского. "Поскольку эти дети - четыре мальчика - все дяди автора.
и поскольку различные части этой части повествования были написаны в
в разное время, зажатый в промежутках между многочисленными путешествиями по насыщенной жизни, я
при перечитывании готовой копии обнаружил, что я сослался на каждую из них
по-разному.Вместо того, чтобы вносить изменения в текст, я подумал, что это
желательно указать имена, использованные в рассказе для этих четырех человек
таким образом, чтобы предоставить читателю готовую ссылку.
1) Димитрик, дядя Димитрик, Дмитрий Александрович, старший брат
Отец миссис Морган.

2) Алеша, дядя Алеша, Алексей Александрович, отец миссис Морган.

3) Саша, дядя Саша, Александр Александрович, брат госпожи.
Отец Моргана.

4) Петрик, дядя Петрик, Петр Александрович, младший брат госпожи А.Отец Моргана.
A.B.T
 ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА,
Это попытка пролить свет на происхождение русских имен.
и титулы.

По своему административному устройству Древняя Русь считалась собственностью.
правящей княжеской семьи, глава которой «сидел» в городе Киеве
и правил как Великий Князь. Вначале, с 862 г. по 1054 г.
Н.э., год, когда великий князь Киевский Ярослав великий-великий
умер внук Рюрика, киевские великие князья были единоличными правителями и «хозяевами»
из «собственности», известной как Киевская Русь.С 1054 г. и в течение примерно 43 лет до 1097 г.
разделены на княжества, основанные великим князем Ярославом, который
распределил их среди своих семи сыновей. Каждый из них правил своей землей как
Князь и каждый из них были известны по названию главного города, столицы
его царство. Эта система дала начало ряду княжеских семей, таких как
князья Черниговские, резиденцией которых был город Чернигов,
Смоленские князья, резиденцией которых был город Смоленск, и т. Д.Каждый из князей правил своим князем - своей «собственностью» в
полуавтономным образом, распознавая из них только старших, которые «сидели»
в Киеве как великий князь.
Поскольку власть этих князей не была наследственной, каждый из них наследовал
его смерть не от его старшего сына, а от кого-то из других князей
старшинство, в результате перетасовка всех князей вверх по линии
старшинства привели к большой неразберихе и кровавым междоусобицам
борьба.
В 1097 году на собрании всех князей в городе Любетш
система была изменена.С этого дня каждая княжеская семья стала
привязан к своему собственному царству, власть над которым перешла по наследству. С
однако у многих князей было более одного сына, и поскольку их отец
хотел, чтобы каждый был правым принцем со своим княжеством или
"собственность", это стало практикой для первоначальных княжеств.
подразделяется на ряд более мелких княжеств, где первоначальные
одно стало называться «Великое княжество» (на русском языке:
Великокняжество), а его правитель стал известен как «Великий князь» (в
Русский: Великий Князь).Так, например, Смоленский князь создал
Брянское княжество, город в его владениях, отдав его одному из своих
сыновья, которых потом стали называть Брянским князем, а сам он
стал великим князем Смоленским.
Эта «балканизация» Российского государства в конечном итоге привела к созданию
около десяти «великих княжеств» и более ста «княжеств», которые
продолжали свое полуавтономное существование около 300 лет, пока не стали
XIV век, когда постепенный рост превосходства Великой
Московское княжество привело к тенденции в обратном направлении -
воссоединение земель под эгидой Великого Московского Князя, который
в конце концов сам стал великим князем и «царем» «Всея Руси».Процесс воссоединения, который впервые был вызван результатом нескончаемого
междоусобная борьба между многочисленными князьями, которые сделали землю легкой
стать жертвой вторжения монгольских орд Чингиз-хана и его преемников из
пустыни Средней Азии, а позже, после разгрома захватчиков и
конец татарского владычества над Россией продолжился усилиями по
воссоединение сменяющих друг друга великих князей Москвы не дошло до
заканчивается до 16 века во время правления великого князя Василия III,
первый царь России и отец Ивана Грозного.Один из долгосрочных результатов «балканизации» России - наследие
сомнительная заслуга великого князя Ярослава Киевского - было породить
многочисленные русские семьи, сохранившие титул «князь» в качестве
право первородства. Некоторые из них, как и моя собственная семья - Татищева, за
например, - отказались от своих титулов по разным причинам, но бережно сохранили
семейные записи об их княжеском происхождении и гербах княжеских фамилий,
и сохранили свой статус членов ведущей знати России
аристократическое происхождение.Таким образом, потомство Рюрика положило начало многолетнему существованию в России
около 276 семей с титулом князя, и еще 40 дворянских семей
без названия. К началу революции в 1917 году эти 316 с лишним
количество семей сократилось до 28, как показано на прилагаемом
Генеалогическая таблица потомков Рюрика. Это мое мнение, основанное на некоторых
достаточно надежные оценки и предположения, что только около 12 из них находятся в
существование в настоящее время (1971). В порядке старшинства это:

Линия князей Черниговских:

Князья Горчаковы

Князья Барятинские

Князья Оболенские

Князья Долгорукые

Князья Щербатовы

Князья Волконские



Линия Смоленских князей:

Князья Вяземские

Князья Шаховской

Всеволожский

Татищефф


Линия князей Владимирских:

Князья Белосельские

Князья Гагарины

Волков

Хотя среди правящих кругов, конечно, было много других знатных семей.
класс дореволюционной России, вышеперечисленное можно считать «элитой».Одно из последствий такого акцента на старшинстве как внутри, так и в качестве
между разными семьями привело к тому, что в России обычай называть
лицо по его имени и отчеству, т. е. имени его
отец. Российские аналоги «Мистер». и «Миссис». - «Господин» и
«Госпожа» - никогда не употребляются при обращении к человеку в разговоре и только
редко используется в письменной форме. Даже в современной Советской России термин
«Товарищ» (по-русски: «Товарищ») используется только при обращении к члену.
Коммунистической партии.К нечленам по-прежнему обращаются по имени
и отчество (а иногда именуется «гражданин» - «гражданин» в
Русский). Таким образом, Михаил, сын Петра, будет называться «Михаил.
Петрович », его сестра Наталья, как« Наталья Петровна ». И так далее.
Морган, например, чье имя отца было Алексис / по-русски:
Алексей / по-русски будет называться Дарья Алексеевна.)
Так же, как в Америке принято просить человека написать его фамилию по буквам, это нормально.
одинаково нормально в России спрашивать у человека его отчество.(Это может показаться
особенно сложно и трудно вспомнить, как обращаться к нему или к ней
после первой встречи. Однако любопытно, что большинство россиян
у них нет проблем в этом отношении, или, по крайней мере, не больше, чем у людей в Америке
помнят имя и фамилию тех, с кем встречаются каждый день
жизнь.)
Что касается титулов, то в дореволюционной России существовало
две категории: титул «принц», обозначающий королевское происхождение, и титулы, подобные
как «Граф», «Барон», а также «Принц», которые были результатом
присвоение титула члену семьи, которого раньше не было,
в тех случаях, когда этот член семьи отличился каким-либо образом в
его служба царю или стране в военном или гражданском
емкость.В первую категорию входили, конечно, потомки Рюрика (в
Русские: «Рюриковичи») члены семьи Романовых в силу
тот факт, что царем России был некий Романов, а потомки
Великий князь Литовский Гедиминас, из которых только три семьи существуют в
присутствуют: князья Голицыны, Куракины и Трубецкие (см. прилагаемый
Таблица генеалогии). Это единственные российские семьи, которые могут быть
считается имеющим титул «Принц» по праву рождения. В этом случае
из всех остальных титулованных русских семей титул был «приобретен»
предоставлен одному члену семьи, после чего он был передан по наследству.
линия для всех потомков получателя.Это то, что составляет
распространение титулов среди членов бывшей российской правящей
класс.
В некоторых случаях царь хотел дать два титула особо важному человеку.
похвальный предмет. Так знаменитый русский генерал Александр Суворов в
18 века, в результате его побед над турецкими войсками на
река Рымник в 1791 г. впервые была удостоена титула «графа Рымника».
После его сокрушительного поражения французских армий при Кассано д'Адда и
реки Треббия в Италии в 1799 году, ему был присвоен дополнительный титул
«Принц Италии».Суворов умер бездетным, и поэтому его титулы не сохранились.
по наследству. Другой пример - получение дополнительной квалификации.
"Serene" человеку, уже имеющему титул "Prince". Таким образом,
Князь Александр Константинович Горчаков, современник немцев.
Канцлера Бисмарка, который был одним из двух или трех канцлеров
Российской Империи в истории страны, и кто имел титул
Князь, как потомок Рюрика, удостоился титула «Светлый» князь,
этот титул, разумеется, унаследовали его потомки.Были
несколько других «Светлых князей» в России, включая Галицынов и
Ливенс среди других. К князю в России обращались «Ваше Высочество».
К Безмятежному Принцу обращались как к «Ваша Безмятежность».
Так называемый «правящий класс» царской России, к которому принадлежали все титулованные семьи.
принадлежали, также многие из них не имели титула, но были признаны
принадлежность к «дворянству». Они были известны как «Дворяные», от
слово «двор» или «двор», означающее «придворные», служившие царю в различных
мощности.Дворяне вместе с титулованной знатью образовали
всего, возможно, около миллиона человек в России непосредственно перед
революция.
Затем в чрезвычайно сознательной царской России возникла так называемая
«Местчаные», от слова «Мьесто» или «местность», т. Е. «Местные жители».
или "местная шляхта". В их состав входили большинство ведущих торговцев, юристов,
врачи, инженеры и представители других профессий, а также
так называемая «интеллигенция». Большинство из них обслуживали «Дворянье», которое в
очередь, обслуживала государство, т.э., царь.
Подавляющее большинство из примерно 180 миллионов человек, которые
сформировали население России непосредственно перед революцией 1917 г.,
были простыми крестьянами и рабочими, большая часть которых
трагически безграмотные и крестьяне, до 1861 г.
крепостных в помещичьих имениях титулованного дворянства и Дворьяне.
Это краткое описание различных типов социальных классов, которые существовали
в старой России может помочь в более полном понимании обстоятельств, которые
окружали жизни тех, кто является предметом этой истории.ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕРЕЧЕНЬ
ПРЯМЫЕ ПРЕДКИ МИССИС. ДЭВИД Б. МОРГАН
(Второе имя после первого имени - «отчество».)

Великие князья Киевские, правители Киевской Руси
(С 862 по 1054 год нашей эры)
_________________________
РЮРИК, первый правитель России ...... с 862 по 879 гг.
ИГОРЬ РЮРИКОВИЧ ...... с 912 по 945
(За 33 года с 879 по 912 год дядя Игоря, ОЛЕГ, брат
Жена Рюрика, Энвинда, правила как регент.)
 СВЯТОСЛАВ Игоревич .... с 962 по 972
(17 лет с 945 по 962 г. мать Святослава, ОЛЬГА, правила как
регент.)
ВЛАДИМИР Святославич (Святой Владимир) .. 977 по 1015
 ЯРОСЛАВ Владимирович с 1019 по 1054
Князья Черниговские (1054-1300)
_________________________
СВЯТОСЛАВ Ярославич .... с 1054 по 1076 гг.
ОЛЕГ Святославич.1076 по 1115
ВСЕВОЛОД Олегович 2115 к 1146
СВЯТОСЛАВ Всеволодович .... с 1146 по 1194
ВСЕВОЛОД Святославич (по прозвищу «Черный») с 1194 по 1215 год.
МИХАИЛ Всеволодович (Святой Михаил) ... 1215 - 1246
ЮРИЙ Михайлович .... с 1246 по 1300



Князья Оболенские (1300 - 1368)
_________________________
 КОНСТАНТИН Юрьевич.нет дат
ИВАН Константинович. Без дат
КОНСТАНТИН Иванович.? К 1368 г.
Князья Оболенские (1368 г. по настоящее время)
_________________________
ИВАН Константиновично даты
 Известно, что он проходил военную службу у Великого князя Великого.
Москва. Российский историк Карамзин цитирует его как участника
со своим братом Семеном в битве на Куликовом поле в 1380 г.
когда русские войска нанесли татарам решительное поражение, таким образом
ознаменовав начало гегемонии татар над Россией, начавшейся в XII в.
век.СЕМЕН Иванович. Без дат
Мы знаем о нем и от русского историка Карамзина, который
упоминает, что в 1446 году он защищал Василия II, великого князя
Москва, против происков одного из нечестных князей.
придворные, некий Шемяка. Последнему удалось обмануть Гранд
Князя о предоставлении ему личной аудиенции, в ходе которой Шемяка
выкололи глаза великому князю, ослепив его. Василий II
по этой причине известный в русской истории как «Темный» - «Темный».В
1453 г. Семену Ивановичу Оболенскому удалось заставить Шемяку бежать в
город Новгород, тем самым избавив московский двор от этого человека. Для этого
подвиг Василий II подарил Оболенскому имение и деревню
Толстиково под Москвой - первая помещичья усадьба в г.
Семья Оболенских.
КОНСТАНТИН Семенович .. без дат
О нем ничего не известно, кроме его имени, которое упоминается в древних
Русские летописи.
МИХАИЛ Константинович .. без дат
Известен под прозвищем «Сухоруки», что означает «Иссохшая рука», уродство.
это было результатом ранения в бою.Он был военачальником
Русские войска в походе против казанских тараров в 1544 г.
Иван IV (Иван Грозный) Московский. При взятии города Казани,
он упоминается в "Русских летописях" как командир "левых"
Фланг »русских войск. В 1545 г. возглавил часть русских войск в г.
Рязанская битва; а в 1549 году он числится командующим
«Правый фланг» в битве со шведами. Древние записи города
Новгорода перечисляют его как обладателя нескольких помещичьих имений в
район Деревская.ВАСИЛИЙ Михайлович .. без дат
О нем ничего не известно, кроме его имени.
БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ .. без дат
Летописи города Новгорода упоминают его как владельца в 1582 году в г.
Деревенский район нескольких помещичьих имений, которые, как утверждают, принадлежат ему
унаследовал от деда и от дяди князя Федора (Теодора)
Оболенского.
АНДРЕЙ Борисовично даты
Упоминается в русских летописях как отправленный в Валдайский район г.
Европейская Россия с целью набора армии для князя
Скопина-Шуйского в 1610 году, в так называемые «смутные времена»
Российская история, предшествовавшая избранию первого царя Романовых на
престол московский.ВЕНЕДИКТ Андреевич ...... умер в 1651 г.
Занесен в Московские летописи как служивший военно-политическим
советник Патриарха Филарета, глава Русской Православной Церкви при
первым царем Романовых, Михаилом Федоровичем, в 1626 году. В 1627 году он стал
«Стольник», или главный советник царя. С 1629 по 1635 год он был
военачальник в районе Арзамасса, южнее Москвы. Вернувшись в
дворе царя в 1635 г. служил военачальником в Великих Луках.
к западу от Москвы на границе с Польшей в 1638 г., затем у Терки с 1645 г. по
1649.В 1650 году он упоминается как сопровождавший царя в паломничестве в
святыни в городах Суздаль и Владимир и великих
крепость-монастырь Святой Троицы (Троицко-Сегиевская Лавра, ныне
Загорск), одна из самых священных святынь Русской Церкви на юге
Москвы. Венедикт Андреевич, будучи военачальником в г.
Терка, способствовала развитию лесной промышленности этого района, стремительное развитие которой
полностью благодаря его усилиям. Он также начал индустрию шелководства.
(шелкопряды и натуральный шелк) в Терке и прилегающем районе.МАТВЕЙ Венедиктович умер в 1686 году.
Неизвестно участвовал в кампании против Литвы в
1654-56. Известен прежде всего как владелец многочисленных и обширных земель.
недвижимость в различных частях России, которую он, похоже, получил
через его три брака, вероятно, в виде приданого, данного его женам
своими семьями. Провёл жизнь придворным при дворе Москвы.
Царь как один из ближайших советников царя.
МИХАИЛ Матвеевич умер в 1739 г.
В 1686 году числился фельдшером царицы.Затем как военачальник
во время войны Петра Великого против Швеции, после которой он был в числе
придворных, которых приказал Императорский Сенат - орган, созданный
император Петр Великий - поселиться в новой столице Санкт-Петербурга.
Петербург. Стал участником труппы Шутов, созданной
императора за его личное развлечение, и цитируется как служивший
"священник" в этой труппе. Был получателем грантов от императора.
и по наследству от других бездетных членов семьи Оболенских, г.
многочисленные и обширные земельные наделы в разных частях России.Перед его
смерть в 1739 г. разделила его земельные владения между двумя сыновьями, Иваном и
Александр.
АЛЕКСАНДР Михайлович ..... 1712 - 1767 гг.
Зачислен сержантом Преображенского полка Императорской гвардии и
«Первый» (?) Майор этого полка в 1731 и 1745 годах соответственно. Женатый
дважды. Первая жена: Анна, дочь князя Алексея Ивановича Нарышкина.
Вторая жена: тоже Анна, дочь князя Михаила Сергеевича Милославского.
ПЕТР Александрович с 1742 по 1822 гг.
Статский советник. Женат на Екатерине Андреевне, дочери князя Андрея.
Федоровичи Вяземские, чрезвычайно богатая семья.В 1812 г. числится
будучи владельцем земель с 226 крепостными крестьянами, которые пришли к нему через его
жена. У него было десять детей - шесть сыновей и четыре дочери.
АЛЕКСАНДР Петрович. 1780 - 1855 гг.
Прадед миссис Морган. Похоронен в Лаврентийском монастыре в г.
город Калуга, столица одноименной губернии, в которой он
служил губернатором. В 1801 г. служил лейтенантом Императорского конного двора.
Гвардейский полк («Кавалергардия»), но уволился из этого полка в
1802 г. В 1807 г. числится капитаном Ингуерманляндского полка.
Драгуны, из которых он вышел в отставку в 1809 году подполковником.Сделано состояние
Советник и удостоен чина государственной службы «Джентльмен суда».
В том же 1809 году, кажется, впервые вернулся на военную службу.
Капитан Имперской конной гвардии, а затем, в 1812 г., капитан
Драгуны Его Величества. Уволился с военной службы в 1816 г. старшим.
Статский советник. Награжден золотой саблей за битву при Фридланде в 1807 году.
Георгиевский крест 4-й степени за битву при Люцене и орден
Прусский красный орел. Назначен губернатором Калужской губернии в 1825 г. и
Сенатор Империи в 1831 году.Работал в Сенате с 1839 по 1849 г., когда
он был назначен тайным советником императора. Он владел обширными земельными
имения в Московской и Калужской губерниях с более чем 1000 крепостными крестьянами,
бумажная фабрика и сахарный завод. Был женат дважды. Первая жена: Аграфена,
дочь князя Нелединского-Мелецкого. Вторая жена: Наталья, урожденная принцесса
Оболенского, который принес ему более 20 тысяч гектаров земли с примерно 250 крестьянами.
крепостные. У него было 12 детей - 9 сыновей и 3 дочери. Его общие земельные владения
превышала 100000 акров, в которых проживало, вероятно, более 2000 крестьянских
крепостные.По средней цене середины XIX века (десятилетие или
так что до Декларации об освобождении царя Александра II, освободившей
крестьян) в размере около 400 рублей на душу населения, только крепостное состояние его может быть
оценивается примерно в один миллион рублей - более 10 миллионов долларов в настоящее время
покупательная способность. Его земельные владения, должно быть, стоили как минимум еще
миллиона рублей, так что его общее состояние на момент смерти, считая бумажную фабрику
и сахарный завод, должно быть, стоили более 15 миллионов долларов.
эквивалент в настоящее время.Все его земли и крепостные были разделены между его
12 детей. Один из его сыновей, Сергей Александрович, является дедушкой
Полковник Серж Оболенский, известный деятель нью-йоркского общества. С
Родилась мать Сергея Александровича, первая жена его отца.
Нелединский-Мелецкий, был последним представителем этой прославленной России.
семья, Сергей Александрович обратился к царю с ходатайством о разрешении добавить ее
фамилия на свою. В 1870 г. ходатайство было удовлетворено, и он и его
потомки муравьев стали называться принцами
Оболенский-Нелединский-Мелецкий.(Более подробная биография князя А.П.
Оболенский появляется в другом месте этой истории.)
ДИМИТРИЙ Александрович 2822 по 1881 г.
Прадед миссис Морган. В 1842 году он окончил Имперский Закон.
Школа в Москве; и в 1843 году поступил на службу в Министерство юстиции.
и занимал пост председателя гражданского суда в Туле в 1844 году и в Санкт-Петербурге.
-Петербург с 1845 по 1854 год. С этого года до 1858 года, когда он был
назначен государственным секретарем Его Величества, служил в военно-морском министерстве в
гражданский потенциал.Назначенный тайным советником императора в 1862 году, он
служил исполняющим обязанности министра финансов до 1867 года. В 1870 году он был назначен
Министр государственных холдингов и член Совета Империи в
1880 г. Владелец имения Березичи в Московской губернии.
с примерно 25000 акров, на которых в 1860 году насчитывалось около 400 крестьянских
крепостные. Его привела жена Дарья Петровна, урожденная княгиня Трубецкой.
еще 20 000 соток в Саратовской области. У него было семеро детей ...
трое сыновей и четыре дочери, из которых старший сын Александр
Димитриевич, была госпожаДед Моргана. Его старшая дочь Варвара
Димитриевна, вышедшая замуж за генерала Михаила Бибикова, была моей материнской
бабушка. Следовательно, миссис Морган и я троюродные братья. (Более подробно
биография князя Димитрия Александровича Оболенского появляется в другом месте в
это история.)
АЛЕКСАНДР Димитриевич ... 1847-1917 гг.
Дед миссис Морган. Типичный «великий сеньор» Императорской России,
владелец в 1885 году более 150 000 соток земли в Никольском - Пестровке в с.
Московской губернии, член Совета Российской Империи и
известный меценат.Он окончил в 1871 году юридический факультет
Московского университета, но большую часть жизни прожил в Санкт-Петербурге, где он
Жил в просторной квартире на фешенебельной Сергиевской улице.
Названный джентльменом императорского двора в 1875 году, он был освобожден от военной службы.
служил старшим сыном, и примерно с 1875 по 1882 год служил офицером
для специальных миссий в Министерстве юстиции. Он был главнокомандующим
дворянства Пензенской губернии был назначен Его Величеством.
Чемберлен в 1882 году и адъютант императора в 1893 году.С 1899 по
1914 г., когда его назначили в Государственный совет, он работал в Сенате.
Награжден Орденом Рыцаря Белого Орла и Крестом Белого Орла.
Святой Владимир, 2 класс. Был женат на Анне, дочери Александра.
Александрович Половцев. Она умерла в Санкт-Петербурге незадолго до
Большевистский государственный переворот 7 августа 1917 года. Он пережил свою жену примерно на 3 года.
месяцев, был вынужден бежать из столицы в октябре 1917 г. и умер
26 ноября того же года в городе Ессентуки на Кавказе.Он
было четверо сыновей, второй из которых, Алексей Александрович, был от миссис Морган.
отец. (Более подробная биография князя Александра Димитриевича
Оболенский появляется в другом месте этой истории.)
АЛЕКСЕЙ Александрович. 1883 по 1942 гг.
Отец миссис Морган. Он был офицером Имперской конной гвардии.
полк и проходил боевую службу на фронте во время Первой мировой войны.
Военная карьера была прервана революцией 1917 года. Он и его
семья бежала из России в 1919 году и поселилась в Париже, где они
приехали нищие и нищие, как и большинство российских политических мигрантов в
время, где-то в 1920 году.Миссис Морган, его младшему ребенку, было 5 лет в
время. Его жена Любовь Петровна, урожденная княгиня Трубецкая, всегда славилась.
за ее находчивость и энергию открыла магазин платьев в модном
раздел Парижа под названием "T A 0", три буквы обозначают:
«Трубецкой», «Анненков», «Оболенский». Первые два имени были такими
золовки княгини Марьи Сергеевны Трубецкой и подруги,
Мисс Анненкова. T A 0 был очень успешным и был основным источником
доход семьи до тех пор, пока Оболенские не эмигрировали в Соединенные Штаты в
1929 г.Алексей Александрович, одаренный славным типично русским
звучный бас тем временем начал певческую карьеру. Он
занялся серьезной тренировкой голоса. Начиная с выступлений в частных домах
и благотворительности, он постепенно превратился в полноценного профессионального
певец немалого роста. Вместе со знаменитым сопрано Дамой
Нелли Мельба, они гастролировали по странам Европы, Австралии и США.
Штаты дают концерты. В начале 1926 года он поселился в Нью-Йорке.
продолжая выступать концертным исполнителем и педагогом пения.В 1929 году к нему присоединился
его жена и пять детей в Новом Свете. Умер в сентябре 1942 г.,
в Батлере, штат Нью-Джерси, где семья приобрела небольшой загородный дом.
где они проживали летом. Он умер за две недели до своего 59-летия.
день рождения.



РЕЗЮМЕ 1109-летней истории семьи Оболенских
_________________________
ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬЯ КИЕВСКИЕ, ПРАВИТЕЛИ РОССИИ С 862 ПО
1054..192 года
КНЯЗЬЯ ЧЕРНИГОВСКИЕ, с 1054 по 1300..246 гг.
КНЯЗЬЯ ОБОЛЕНСКИЕ, с 1300 по 1368 гг.0,68 года
КНЯЗЬЯ ОБОЛЕНСКИЕ, с 1368 г. по настоящее время (1971 г.) 603 г.
___________
1109 лет




ПОДРОБНЫЕ БИОГРАФИИ КОРОЛЕВСКИХ ПРЕДКОВ
МИССИС. ДЭВИД Б. МОРГАН
_________________________
862–879 RURIK
Рюрик, также известный в скандинавских исторических хрониках как Рерих, был
уроженец южной части полуострова Ютландия, области, известной как
«Рестринген» или «Рюстринген». В то время как личность самого Рюрика
не легендарный, большая часть истории его предков потеряна в древности и
дожил до наших дней только в виде шведских исторических легенд.Из этих легенд кажется подлинным то, что
народы, населявшие современные Швецию, Норвегию и Данию, были известны как
Скандинавы, что они говорили на языке, понятном всем, и
что ими правили несколько королей или "конунгов", принадлежавших к
некоторые прославленные семьи, среди которых были "Скджоэль-навоз" и
«Инглинги».
Все эти семьи враждовали между собой. Рюрик, похоже, принадлежал
семье Инглингов, которая в 780 году нашей эры была побеждена и изгнана
с полуострова Ютландия шведским королем Иваром Видерадмом, главой
"Skjoeldungs", который затем стал королем Швеции и Дании.Главный
Инглингов в то время был отец Рюрика, Хальвдан, который два года
позже, в 782 году нашей эры, присягнул на верность императору Священной Римской империи.
Карла Великого и получил от него фрисландское поместье в настоящее время.
Северная Германия.
В 823 году, после смерти Хальвдана, его старший сын Харальд вступил во владение
бразды правления. Рюрик, родившийся около 810 года, был тогда мальчиком.
13 лет. Карл Великий, умерший в 814 году, был преемником
между тем Людовиком, его третьим сыном, унаследовавшим престол Св.
Римская империя, который также стал королем Франции Людовиком I, известным как «Ле
Дебоннер ».По настоянию Луи язычник Гарольд обратился в
Христианство вместе со своим младшим братом Рюриком. После смерти
Харальд В 837 году Рюрик в возрасте 27 лет стал единоличным правителем Фрисландии.
Некоторое время спустя Клеф Рюрика снова был захвачен Скьёльдунгами и,
несмотря на помощь короля Людовика, Рюрик был изгнан со своей земли. К 843 г.
Фрисландия была отвоевана преемником Людовика, Лотаром, но по какой-то причине
Рюрика не восстановили на своей земле, которая была аннексирована Лотаром и сделана
часть Священной Римской империи.Разъяренный Рюрик отрекся от христианства и во главе инглингов, которые
остался верен ему, стал странствующим воином. Он привел своих хозяев в
множество набегов на побережья современной Германии, Франции и Англии
грабежи и опустошение больших территорий. Многие годы его имя наводило ужас
в сердца людей, и он был упомянут как печально известный 'Тел
Christiantatis »-« Галл христианского мира ». На протяжении десятилетий после этого
церкви во Франции и Германии откликнулись на молитву: "A furore Normanum
libere nos Domine - «Освободи нас от ярости норманнов, Господи."'
К 850 году или около того Рюрика, кажется, умиротворили.
Лотар, вернувший ему Фрисландию. Но возвращение к оседлому образу жизни
бездействие явно не устраивало Рюрика.
В течение нескольких лет различные скандинавские племена совершали набеги на
восточное побережье Балтийского моря. Некоторые проникли далеко вглубь страны, в
земли кочевых славянских племен в поисках богатых мехов, которые славяне
были готовы продать или обменять на скандинавское железо и текстиль. Рюрик,
тоже заинтересовался этим промыслом и обратил взоры на Восток.В отличие от других скандинавских лидеров, чье воинственное поведение заставило их
нежеланными гостями среди славян, однако Рюрик, чьи амбиции удались
помимо простого шанса получить ценные меха, вошел в страну
Славяне по-мирному. Когда-то в конце 850-х Рюрик отправил
один из его генералов, некий Рагнар-Бьорк с отрядом воинов в
На запад по морю. Ожидалось, что Бьорк пойдет на юг через пролив между
Англия и Франция, вокруг Испании и на востоке Средиземного моря до
Константинополь, богатая и изобильная земля греков.Сам Рюрик
должен был войти в землю славян с Балтийского моря и, плывя вниз
над озером Ильмень и на юг вдоль великой реки Днепр и Черного моря,
встретиться с Бьорком и его людьми в Константинополе, таким образом
огромная и очень амбициозная клещевая операция.
Весь проект, который, вероятно, зародился в сознании Рюрика в результате
его набеги вдоль побережья Франции и Англии, где он должен был
встреченные товары, происходящие из богатой земли греков, были
амбициозный поиск водного пути из Скандинавии в Грецию.На русском
история, в которой скандинавы именуются варягами, и
Балтийское море как Варяжское море, путь по Днепру -
известна как «Дорога из варяг в греки».
Это замечательное начинание делает Рюрика поистине великим государственным деятелем. Что
для Рюрика это не удалось (мы не знаем, что
произошло с его посланником Рагнаром-Бьорком), целиком и полностью объясняется тем обстоятельством, что
Рюрик не мог предвидеть, и во многом это было связано с его решением лечить
славянские племена мирно.Несколько лет славяне были
жертвы воинственного поведения большинства других скандинавских племен.
Более того, даже в те времена, за 300 лет до великого вторжения
Русь полчищами Генгиз Тхана, некоторыми славянскими племенами на
восточные границы страны начали испытывать растущую угрозу
набеги диких конных монгольских воинов из Азии. Славяне были
мирные люди. Нет никаких доказательств того, что кто-либо из них поддерживал какие-либо
организованные вооруженные силы для защиты своих территорий от внешних врагов.Рюрика, проникшего в землю славян до городов.
Ладоги и Новгорода, должно быть, поразили их обоих своим мирным
поведение и государственный статус.
В 862 году славяне попросили Рюрика остаться с ними. "Наша земля
велика и обильна, но в ней нет порядка. Приди и властвуй над нами ".
Таковы слова, которыми, согласно летописи, славянские племена
просили Рюрика стать их первым правителем. Рюрик принял, постановка
восстал великим князем, первым в городе Ладоге на озере
то же имя; позже он переехал в Новгород и основал князей и дворян
скандинавского или славянского происхождения в других населенных пунктах его
новоприобретенное царство.Летописи называют Рюрика и его воинов либо варягами, либо
древнерусское слово для скандинавов, или «русь». Последний, вероятно,
сокращение слова «Рюстринген», названия первоначального феодального владения Рюрика в
Ютландия.
Еще несколько лет назад Рюрика в русской истории обычно называли
как первый великий князь Киевский, правитель Киевской Руси. Бесспорно,
«Русь» - это происхождение названия страны, Россия. Пока Рюрик
несомненно, был первым правителем России как организованный
государства, недавние исторические исследования, кажется, установили довольно
окончательно то, что он никогда не был в Киеве.Тот город, который до сих пор известен как
мать городов русских и первая столица России, похоже,
был основан двумя его эмиссарами, варягами по имени Аскольд и Дир,
баронов при дворе Рюрика в Новгороде, которых он отправил на юг для связи
вместе с Бьорк в Константинополе. В Гипатских летописях говорится как
следует: «Аскольд и Дир спустились по Днепру и увидели городок.
на холме, и спросил: "Чей это город?" и горожане сказали: «Там
было три брата - Кий, Щок и Хорив, и их сестра Лыбедь.Кий
основал этот город, и теперь мы живем в нем и платим дань хазарам ».
Аскольд и Дир остались в городе и назвали его Киевом в честь его основателя и
собрал в нем много варягов и стал владеть землей от имени
Великого Князя Рюрика ".
Хотя это действительно положило начало Киевской Руси как отдельной нации,
он не утвердился на международной арене до тех пор, пока
смерть Рюрика в 879 г., когда его шурин Олег сошел с
Новгород убил Аскольда и Дира и основал город как резиденцию
новый Великий Князь Руси - Игорь, сын Рюрика, которым правил Олег
как регент.IGOR912 - 945
Сыну Рюрика, Игорю, было всего четыре года, когда Рюрик умер, поэтому Олег, один из
бароны при дворе Рюрика и брат его жены Энвинда считали
регентство.
Олег был амбициозным воином и инициировал политику расширения нового
штат. В 882 году, согласно Ипафанским летописям, Олег поставил
из Новгорода по Днепру, взяв с собой много воинов
из варягов и славян, к последним в том числе и чудь,
Мерианы, да, и кривичане.«Он объявил о своем прибытии еще до Киева.
как торговый караван, скрывающий свои войска в высоких тростниках на берегу
река. Аскольд и Дир в Киеве, полагая, что им нужно
с торговцами, которые обычно спускались по реке с богатыми мехами из
на север, распахнул городские ворота и вышел поприветствовать Олега. Последний
немедленно приказал убить их и приступил к занятию города. Он постепенно
привел под свою власть большую часть окрестных славянских племен, продолжавшуюся
далеко за пределами того времени, когда Игорь достиг совершеннолетия.Олег прославлен в российской истории как мудрый правитель и известен как
«Вещий», что означает «дальновидный» или мудрый. Он, а не Панк, взял
первые шаги к «де-факто» созданию новой нации Киевской Руси. Олег
предмет многих красочных легенд русской истории.
Одно из них касается его смерти. Говорят, однажды Олег попросил у своего двора
маг, чтобы предсказать способ его смерти. Ему сказали, что это
пришел к нему через его любимую лошадь. Неохотно у Олега животное
убит и похоронен в специально построенном кургане за пределами Киева.Несколько лет
позже Олег выехал на место захоронения и, поставив ногу на
черепа своего любимого коня, начал ругать мага за его фальшивый
пророчество. Именно тогда, по легенде, выползла ядовитая змея.
из черепа и вонзил клык Олегу в ногу, что привело к его смерти. Этот
было в 912 году, и Игорь, которому тогда было 37 лет, стал правителем в
его собственное право как великий князь Киевский.
Правление Игоря было охвачено волнениями и восстаниями среди различных славянских племен.
которых Олег поработил и которые теперь были обязаны платить дань киевлянам
Великий князь.Игорь провел несколько войн против греков Византии.
и был, вероятно, первым правителем любого европейского народа, который использовал
огнеметы в бою. Его флот начнется из устья
Днепр на Черном море и плыть по его западному побережью к «Царскому городу», как
Константинополь упоминается в ранних русских исторических летописях. В
однажды он уничтожил греческий флот в Босфоре,
воины бросают в греческие корабли копья, смоченные фосфором.
Периодически Игорь устраивал экспедиции среди славянских племен в
собирать дань.Это было известно как обычай «полюдье», то есть
Великий Князь шел «по людям» - «в народ». В течение
одна такая экспедиция против племени древлян (от слова
"дерево", что означает "дерево"), жившие в лесах к северу от Киева, разгневанные
Соплеменники убили Великого Князя в возрасте 70 лет.

СВЯТОСЛАВ с 962 по 972
И снова, как это было после смерти Панка, наследника престола.
Киевлян, сын Игоря, Святослав, был трехлетним младенцем, когда его
отец был убит.На этот раз регентство перешло к замечательному Игорю.
жена Ольга, которой на тот момент было 55 лет.
Ольга родилась примерно в 890 году нашей эры в славянском городе Пскове.
чистый славянин. Она была сама по себе богатой женщиной, владелицей многих
земля. Хроники не говорят нам, как она приобрела свое богатство, но они
упомянуть, что ей принадлежал весь город Вышгород, расположенный недалеко от
Киев, а также несколько деревень и населенных пунктов в Пскове и
Новгородская область.Первым поступком Ольги, став регентом, было
месть древлянам за смерть мужа.
Она лично вторглась на их земли во главе своих воинов и вызвала
все племя бежать и укрыться за деревянными укреплениями
их главный город, который она затем осадила. Чтобы заставить
Древлянье должно выйти из-за высокого деревянного частокола, окружавшего
своего города, она сообщила им, что довольна тем, что показала ей
военной мощи и надеялись, что древляне впредь будут уважать ее
сила.Она также сказала, что снимет осаду города, если
горожане отдали ей дань уважения в виде голубя от каждого
домашнее хозяйство.
Древляне обрадовались этой скромной просьбе и поспешили исполнить,
после чего Ольге была привязана тряпка, смоченная фосфором, к хвосту каждого из
птицы. Затем голуби были выпущены и полетели каждый к своему.
дом, поджигая деревянные жилища. Весь город был разрушен
огнем, и убегающие жители были безжалостно срублены Ольгой.
воины.Так погибло все племя.
Ольга провела важные административные реформы на своей земле, реформы, которые
она сначала попробовала в своих собственных областях. Она отменила обычай
"полюдье" путем разделения страны на административные единицы, которые были
известных как "погосты", дань в которых теперь собиралась агентами специально
назначенный Великой Принцессой, титул она приняла в ожидании прихода
возраст ее сына.
Ольга очень интересовалась развитием торговли с Византией. Умело
пользуясь репутацией покойного мужа и предыдущего регента Олега,
как свирепые и бесстрашные воины, она угрожала Византии вторжением
если греческий император не устроил немедленную отправку в Киев
флот с купцами и товарами, которые она сказала, что хочет приобрести взамен
для мехов и других товаров у славян.Вероятно, почувствовав ловушку, император отложил выполнение просьбы Ольги.
пока последний не встал на борт и не двинул могущественное войско через море в
Константинополь. Когда новости о приближении русского флота достигли
императора, он отправил эмиссаров с богатыми подарками из шелка и бархата.
ткани в попытке умилостивить Великую Принцессу. Ольга была так довольна
дары, которые она отправила весть императору о том, что она решила
прийти с миром в Константинополь без своей армии, чтобы посетить
земля, откуда к ней пришли такие прекрасные вещи.Император принял ее с большой помпой и церемонией в Константинополе и
усыпил ее большим количеством подарков. В качестве еще одного умиротворяющего жеста император
решил попытаться склонить язычницу Ольгу к принятию христианской веры.
Княгиня была так потрясена красотой богослужений в соборе.
Святой Софии, что она согласилась креститься, ее крестным отцом был
сам император.
После церемонии влюбленный в нее император сделал предложение
свадьба; но хитрая Ольга отказалась, указав императору, что
предлагая жениться на ней, он шел против заповедей своей религии
это запрещало отцу жениться на собственной дочери.Обращение Ольги в христианство произошло в 955 году нашей эры, и она
вернулся в Киев, чтобы стать кротким и доброжелательным правителем. В конце концов, она
был канонизирован Русской Православной Церковью под именем Святой Елены и
остался одним из самых почитаемых святых в Русской Православной церкви.
и по сей день. Ее сыну Святославу на момент ее рождения было 13 лет.
конверсия. Ольга продолжала править Россией еще семь лет, когда она
передал ему власть. Ей тогда было 73 года.Типичный языческий воин, Святослав был полной противоположностью своего нежного
мать. Он отверг ее христианскую веру. Его короткое десятилетнее правление было
отмечен непрерывными военными походами. Во главе своего хозяина он бродил
так далеко на восток, как Каспийское море и Уральские горы, и так далеко на юг и
на запад, как река Дунай. Он получил хотя бы временный контроль над огромными
участки, простирающиеся от предгорий Уральских гор на востоке, вниз
от Волги до Каспийского моря, а оттуда на запад по Кавказским горам
и северное побережье Черного моря, вплоть до Адрианополя и
Река Дунай.Описание Святослава дошло до нас через перо грека.
генерал Цимискес, встретивший великого князя и его войско на Дунае
реки в 971 году.
«Святослав переправился через реку в лодке скифского типа. Он держал весла.
рядом со своими людьми. Его внешний вид был следующим: он был среднего роста,
ни слишком высокий, ни слишком короткий; у него были густые брови, голубые глаза и курносый
нос. Его борода была выбрита, но он носил длинные густые усы,
свернулся с обеих сторон вокруг ушей.Вся его голова была обрита,
за исключением длинной прядки угольно-черных волос на одной стороне головы, которая была
признак благородства в своем клане. Его шея была толстой, плечи широкими, и
весь его рост был гордым, прекрасным и достойным. Он казался мрачным, и его глаза
имел дикий вид. Одно из его ушей было пронзено большой золотой серьгой,
украшен двумя жемчужинами и вставленным между ними рубином. Его белые одежды
были неотличимы от людей его людей, за исключением того, что они были
чистый."
Эта картина Святослава напоминает казаков Днепра,
так называемые «запорожцы» 16-17 веков, носившие
так называемый «Оселедец», прядь волос, оставленная для роста до естественной длины на
верхняя часть чисто выбритого черепа.В отличие от своих предшественников на киевском престоле, и особенно его
привычками матери до того, как она стала христианкой, Святослав никогда не прибегал к
хитрости при ведении боя. Он неукоснительно соблюдал правила ведения войны,
в том числе своего рода объявление войны. Это было его привычкой начать войну
отправив сообщение своим потенциальным врагам с лаконичным "Eedu na vy"
значение: «Я выступаю против вас». Он мало времени проводил в своем
столица, Киев, предпочитающий останавливаться на берегу Дуная.Он был готов оставить фактическую внутреннюю администрацию страны.
его стареющей матери, которая пользовалась всеобщей любовью и уважением, пока
смерть.
В 969 году Святослав объявил Ольге, которой тогда было 80 лет.
день рождения, что он решил перенести свою резиденцию в город
Переяславец на реке Дунай: «Поскольку этот город, - сказал он, - это
центр моего царства и место, где сосредоточены все богатства: золото,
шелка, вина и различные фрукты из Греции; серебро и лошади из
Венгрия и Богемия, а из России меха, воск, мед и рабы."  Он
остался в Киеве до смерти матери в том же году и сделал
уверена, согласно ее желанию, что ей было устроено христианское погребение. Затем он
отправился на Дунай.
Три года спустя хазары, кочевой народ монгольского происхождения, который кочевал
восточные степи, над которыми Святослав временно установил
гегемония, узнав о его отсутствии в столице, двинулась в сторону Киева. Слово
о готовящемся нападении был направлен Святославу, который поспешил обратно в
противостоять своему врагу. Погиб в перестрелке недалеко от Киева.Его
Враг, Курия, предводитель хазар, которые затем захватили Киев, приказал
Свято-славянский череп покрыть золотом и, наполнив его вином, выпить
тост за победу над убитым великим князем.

ВЛАДИМИР с 977 по 1015
В течение пяти лет после смерти Святослава страна была ареной
борьба за власть среди трех его сыновей: Ярополка, старшего, который «сидел» в
Киев, Олег, правивший землей Древлян, и Владимир,
младший, царствовавший в Новгороде. После смерти Святослава, один из
его генералы по имени Свенельд привели свои армии обратно в Киев и разбили
осада хазар.Затем он стал ближайшим советником Ярополка.
Амбициозный и властолюбивый человек, Свенельд стремился добавить богатую мехом землю
древлян к правящим из Киева. Он послал своего лейтенанта с
несколько человек в якобы охотничьей экспедиции в ту землю. На самом деле их
миссия заключалась в том, чтобы убить Олега, второго сына Святослава, и провозгласить
Владычество Киева над своими землями. Однако у Олега был лейтенант и
его люди были убиты как браконьеры, после чего Свенельд убедил Ярополка начать войну
на его брата и убить его.В 976 году войска Олега потерпели поражение от Ярополка, и Олег
сам скорее погиб ... (продолжение следует в ближайшее время).
 

ПАГАН В СВЯТОЙ — The New York Times

Владимир родился язычником, почитателем древних индоевропейских богов: Перуна, который владел громом; Волос, стороживший скот; и другие безвестные божества. Эти боги не рекомендовали кротость, которую христианам внушают их Священные Писания. Погром и изнасилование были правилом. В древнерусской летописи записано, что до обращения в христианство у Владимира было 300 наложниц в одном городе, 300 — в другом и 200 — в третьем.Монашеский летописец отмечает, что он был «ненасытен в пороке». Его энергия была, очевидно, настолько велика, что Титмар из Мерзебурга, который путешествовал по России, назвал его «блудником immensus et crudelis». Но эти комментарии могут быть преувеличены, попытки чтобы показать ужасное состояние души Владимира до того, как он принял христианство, потому что к этой резне и изнасилованию нужно добавить тему религиозного открытия.

Владимир был человеком задумчивым. Он уважал греков в Константинополе и был заинтригован их Богом.Он постепенно стал рассматривать свое язычество как отсталую религию и стал искать представителей других религий, чтобы просветить его. Возможностей было множество: ислам турецких племен; Римско-католическая церковь в Германии; Иудаизм в том виде, в каком его исповедовали хазары; и, конечно же, православие Византии. Просветление было легко доступно для столь могущественного князя. Верующие в ислам рассказали ему о своем славном боге, но сообщили, что он будет вынужден отказаться от алкоголя. Это, как сказал Владимир по-русски, абсурдно.Он был заинтригован еврейскими хазарами, пока ему не сказали, что в качестве наказания их бог изгнал их с их земли. Владимир приложил значительные усилия, чтобы создать свою империю, и не хотел рисковать ею ради бога, который мог бы послать его из нее. Спросив немцев, он узнал, что нужно поститься изо всех сил. Владимиру это тоже было неинтересно. Но красота греческой церкви, ее ритуал, ее песня, ее величие, в конце концов, взяли верх. Владимир был крещен византийскими епископами в 988 году, как и киевляне вскоре после этого.За ними последовали и другие. ТАК Киев, место первой столицы Руси, стал христианским. На этом этапе не было различия между Украиной и Россией. И хотя русский язык, на котором говорят в Северной России, несомненно, отличался от языка Киева на юге, только в XII веке украинцы рассматривались как народ, отдельный от русских. Этот факт сейчас создает трудности, поскольку в 1988 году исполняется 1000 лет русскому христианству. Люди на юге Советского Союза считают это украинским событием, поскольку оно было инициировано Владимиром в Киеве, ныне столице Украины; другие видят в этом русское событие, потому что оно произошло на земле Руси.Вполне вероятно, что советский лидер Михаил Горбачев благоразумно предоставит другим решать этот вопрос.

Г-н Волков — заслуживающий доверия популяризатор; он создает четкие картины, у него есть глаз на привлекательное, и он также хорошо осведомлен. Однако ему не хватает постоянного понимания. Он не пишет на уровне, например, Роберта К. Мэсси, чья книга о Петре Великом имела такой успех. Он также не соответствует В. Брюсу Линкольну, чье исследование Романовых так много расширило наше понимание.Но материал о Владимире I найти сложно. «Русский викинг Владимир» отвечает на потребность.

10 лучших принцесс-воинов Кейт Битон: от Елизаветы I до Боудикки | Детские книги

1. Елизавета I

Елизавета, вероятно, величайшая принцесса Англии. К тому времени, как она взошла на трон, она преодолела препятствия, которые явно были против нее, и к тому времени, когда она покинула его, ее страна была в золотом веке. Елизавета была девочкой в ​​неспокойные годы после смерти Генриха VIII, третьей в короне, но широко считавшейся незаконнорожденной.Она пережила правление своего отца, брата и сестры, ни одна из которых не хотела, чтобы она унаследовала их, и взошла на престол в возрасте 25 лет. Елизавета стремилась положить конец религиозной розни, раздиравшей ее страну. Когда пришло время выходить замуж, она не могла этого сделать, понимая, что любой брак может стать угрозой ее положению. Вместо этого она называла себя Королевой-девственницей, королевой, которая вышла замуж и посвятила себя только своему народу и стране. Правление Елизаветы отмечено расцветом искусства и путешествиями открытий, и трудно представить ее без сопутствующего образа Шекспира или Уолтера Рэли.Но на протяжении всего своего правления она все еще сталкивалась с опасностями и неопределенностью, с угрозами извне, приходящими в таких формах, как Испанская Армада или ее кузина Мария, королева Шотландии. Элизабет справилась со всеми ними, от великолепного выступления в Тилбери и разгрома Армады до более опасного случая казни Марии. Образ правления Елизаветы по-прежнему олицетворяет триумф и славу. В конце концов, она Глориана.

Портрет королевы Англии Елизаветы I (Портрет Армады) работы неизвестного художника, ок.1588. Фотография: Corbis

2. Йенненга

Йенненга жил в королевстве Дагомаба в начале XII века, которое в наши дни является северной Ганой. Она была дочерью короля Недеги и с юных лет обучалась воину. У нее это хорошо получалось. Йенненга умела обращаться с копьем, копьем и луком и была лучше наездницей, чем ее братья. Она была всеми любима и устрашающе умела в бою, командуя собственным батальоном. Йенненга так ценилась своим народом и так нужна ее отцу как вождю, что, когда она достигла совершеннолетия, он отказал ей в браке, дошедший до того, что запер ее, когда она пыталась убедить его отпустить ее.Но у нее этого не было. Ночью она сбежала с помощью одного из охранников Недеги и направилась на север. Стычка с соседними воинами Малинке стоила ее услужливому другу жизни, и она продолжалась одна, пока не пришла в дом Риале, известного охотника на слонов, который тут же влюбился в нее. Это принцесса-воин, которая должна жить долго и счастливо, и сегодня Йенненга известна как мать народа моси.

3. Пинъян

В конце династии Суй в Китае было тяжело жить, особенно если вы были крестьянином, и особенно если вам не повезло работать над одним из грандиозных проектов императора Яна. , как Великая Китайская стена.Император Ян, зная, что он непопулярен и параноидален по этому поводу, дал сигнал о казни многих своих генералов, в том числе отца Пинъяна Ли Юаня. Ли Юань подняла восстание, и когда Пинъян узнала об этом (она жила со своим мужем в Капитолии), она присоединилась. Пинъян была ловкой рукой в ​​подъёме армии, и она добивалась этого через завоевание сердец, а не жестокостью. Она продала имущество своей семьи и раздавала крестьянам деньги и еду, завоевывая их и настраивая против своих угнетателей, привлекая и этих людей к себе.К его концу она командовала более чем 70 000 солдат и придерживалась строгой политики запрета на изнасилование и грабежи, навсегда покорив ее простым людям. Их называли «Армией леди». Ли Юань в конце концов сверг императора Яна и основал династию Тан, золотой век для Китая. Принцессу Пинъян часто называют единственной женщиной, у которой в стране похоронили имперские военные.

4. Boudicca

Когда Pixar создавал Brave и создавал образ смелой британской принцессы, нетрудно представить, что они взглянули на Boudicca в поисках вдохновения.Это безошибочно узнаваемая куча рыжих волос. Боудикка была королевой племени Ичини в Британии во времена императора Нерона. Когда ее муж умер, она имела право по его завещанию на половину королевства, унаследованную ее дочерьми, а половина должна была перейти к оккупационным римским войскам. Вместо этого римляне под руководством губернатора Гая Светония Паулина аннексировали все ее земли, сделав жестокий пример Боудикке и ее дочерям. Боудикка восстала, собрав вместе несколько соседних с ней племен, все из которых подверглись жестокому обращению со стороны римлян-оккупантов.Восстание Боудикки охватило несколько городов, включая современный Колчестер, Лондон и Сент-Олбанс. Столкнувшись, наконец, с самим Светонием, армия Боудикки не могла соперничать с профессиональными римскими солдатами, и она потерпела поражение, хотя образ ее призыва к своим войскам от колесницы до последнего остается могущественным и живым.

5. Ольга из Киева

Муж Ольги был Игорь из Киева, и она, должно быть, очень любила его. Или очень любил свое положение королевы.Или не было времени на чушь или предательство. Потому что, когда Игорь был убит древлянским племенем в 945 году, Ольга не пощадила. И, возможно, она была слишком мстительной, в зависимости от вашего вкуса к мести. Когда древляне послали отряд, чтобы убедить Ольгу выйти замуж за их князя и отдать им свои земли, она похоронила их заживо. Когда она пригласила 20 их лучших людей поговорить о возможности, она заперла их в бане, а затем сожгла баню. Затем она начала свою кампанию мести на дороге, осадив город Искоростень, и, обманув их, заставив их думать, что они в безопасности, сожгла и его дотла.И поэтому Ольга вырастила своего сына (которому было три года, когда умер его отец), чтобы он стал следующим правителем, но до тех пор действовала как регент. Однако не все было пламенем и серой, Ольга понимала, что систему дани необходимо исправить, поскольку именно гнев по этому поводу привел к убийству Игоря. Она провела первую зарегистрированную правовую реформу в Европе, изменив ее. Сын Ольги Святослав часто участвовал в военных походах, оставив ей большую власть даже после того, как занял престол. Ольга обратилась в христианство, и, несмотря на ее неистовство, она объявляется в церкви святой, равной апостолам (одна из пяти женщин, удостоенных этой чести) за распространение информации о христианстве.

6. Рани Лакшмибай

Рани Лакшмибай — герой индийского восстания 1857 года. Жена махараджи Джханси, Раджи Гангадхара Рао Нивалкара, она была королевой штата Джханси на севере Индии. Она родила сына, который умер очень маленьким, и Махараджа заболел. Они усыновили ребенка перед его смертью. После смерти ее мужа оккупационное британское правительство отказалось признать ее приемного сына наследником, несмотря на то, что она оформляла усыновление своего сына через все надлежащие юридические каналы и при свидетелях.Генерал-губернатор Далхаузи приказал Рани Лакшмибай покинуть ее дом и отказаться от титула на пенсию. Далхаузи хотела захватить штат Джханси, Рани Лакшмибай твердо хотела защитить свой народ и земли, и проблемы нарастали. В мае 1857 года мятеж в Мееруте положил начало восстанию против британцев, Первой войне за независимость Индии. Изначально не желая присоединяться к распространению восстания, она была спровоцирована, когда сэр Хью Роуз осадил Джханси. В армии Рани было много верных бойцов, в том числе женщин, которых она тренировала, некоторые из которых находились в ее личной охране.Осада была свирепой, и Лакшмибай и ее люди защищали ее со страстью до последнего, когда, побежденная, она бежала ночью со своим сыном и охраной. Затем она присоединилась к повстанческим силам в другом месте и продолжала сражаться, умирая в бою. Роза назвала ее «самой опасной из всех лидеров повстанцев», и она стала символом сопротивления и героизма в Индии.

7. Зенобия

Зенобия была королевой Пальмирской империи, современной Сирии, в третьем веке. Ее описывают как красивую и умную, и ей нравилось вести себя «как мужчина», она наслаждается охотой и верховой ездой, а также иногда выпивает.Ее муж Оденат был правителем Пальмиры под властью Рима. Оденат отвоевал восточные провинции своей империи, когда они пали перед персами, и заработал себе титул царя царей. Когда он был убит вместе со старшим сыном, Зенобия заняла пост регента, а также взялась за дальнейшее расширение империи. Она дала своему маленькому сыну титул Август, а себе — Августа. У Зенобии была опытная армия, и вскоре она не просто защищала свою землю, но и вторгалась в другие.В 269 году она завоевала Египет. Затем она захватила огромные территории Анатолии, Сирии, Палестины и Ливана. Она пошла по важным торговым путям и выпускает монеты со своим лицом. В это время римский император Аврелиан вел кампанию в Галльской империи, но решил, что ему, вероятно, следует отправиться на восток и разобраться с королевой воинов. Они встретились недалеко от Антиохии, и в поражении недолговечная империя Зенобии закончилась. Но что касается ее смерти, существует несколько версий, в том числе и о том, что она прожила долгую жизнь.

8. Лозен

Апачский воин и пророчица, Лозен была сестрой великого вождя Викторио, жившего в Аризоне в середине 19 века. Вначале Лозен любил изучать навыки воина, а вскоре и само искусство войны. Она никогда не интересовалась традиционными ролями женщин-апачей и сражалась вместе со своим братом, который называл ее своей правой рукой и щитом для своего народа. Лозен была не только борцом, но и известной знахаркой. У нее были обширные познания в медицине исцеления, и было известно, что она могла угадывать важную информацию об их врагах из своих церемониальных ритуалов.Лозен также сражался вместе со знаменитым воином апачей Джеронимо. Она никогда не была замужем, но была очень близка с другой женщиной-апачей по имени Дахтесте, которая сильно отличалась от нее самой. В то время как Лозен не волновало, как она выглядит, Датесте была известной красавицей, обладала большим умом, свободно говорила на разных языках, очень гордилась тем, как она носит свои волосы и одежду, и держалась с царственной осанкой. Тем не менее, Дахтесте был таким же хорошим наездником, как и Лозен, и их так часто упоминают вместе, что они приобрели культовый статус в сообществе индейцев двух духов.

9. Басина и Клотильд

Басина была дочерью франкского короля Хильперика I, а Хлотильд — ее двоюродной сестрой, дочерью Хариберта I. Когда семья Басины была убита эпидемией дизентерии, а ее единственный оставшийся брат был убит , в возрасте семи лет ее отправили жить в аббатство, где также жила ее кузина Хлотильд, но не раньше, чем ее унижали и лишали ее наследства. Аббатство Святого Креста в Пуатье было не самым красивым местом, и двоюродные братья, похоже, растерзали аббатису, когда сами были королевской кровью.Но что удивительно, в 589 году Хлотильд и Басина подняли восстание против настоятельницы. Что еще более удивительно, они собрали армию — по общему мнению, головорезов и преступников — чтобы помочь им в этом. Мятежные монахини Басины и Колтильды и их головорезы похитили аббатису (ее звали Леубовер), разграбили аббатство и укрылись в соседней церкви. В конце концов Леубоверу удалось сбежать, но вся эта деятельность возмутила епископа, как вы можете себе представить. В этот момент Басина искала мира, но Хлотильд все еще была готова к битве.Поднятый ими шум стал причиной отлучения двоюродных братьев от церкви. Позже, однако, они были помилованы королем Хильдебертом, который однажды попытался подавить их. Летописец Григорий Турский отмечает (возможно, со вздохом), что «скандал не мог быть урегулирован». Басина вернулась к тихой монастырской жизни, а Хлотильде были пожалованы земли, которыми она правила без дальнейших проблем.

10. Aud the Deep Minded

Список принцесс, в основном воинов, не был бы полным без викингов.Aud the Deep Minded пережила свою собственную одиссею викингов. Ауд родилась в Норвегии и в детстве плыла со своей семьей на Гебриды, где ее отец Кетилль Флэтнос называл себя там королем островов. Ауд вышла замуж за Олафа Белого, он был королем викингов Дублина, она — принцессой викингов с островов. Вместе у них родился сын по имени Торстейн Красный, который пытался завоевать Шотландию. В конце концов, все удовольствие от захвата мест должно было догнать семью (например, Олаф любил совершать набеги на гробницы ирландских королей, это не очень хорошо), и действительно Олаф умер немного загадочно, хотя, вероятно, не приятно.Настоящих записей о его смерти нет. Торстейн был убит вскоре после этого, вероятно, из-за заговора против него недовольных шотландских вождей. К этому моменту, когда умер отец Ауд Кетилль, состояние семьи в Великобритании и Ирландии было не лучшим, так что пора было уходить. Ауд не хотела жить под желтком какого-нибудь другого правителя, и поэтому в своем среднем возрасте она заказала тайное строительство в лесу корабля, затем погрузила на него свою семью, друзей и рабов и возглавила экспедицию в Исландия (выходящая замуж за дочь по пути на Оркнейских островах), где она присоединилась к своим братьям.Когда она приземлилась, ее пленным рабам был присвоен статус освобожденных рабов. Ауд признана одним из ключевых основателей Исландии, обладательницей большого влияния и стойкости.

Кейт Битон — автор книги «Принцесса и пони». Принцесса Сосновая шишка хочет быть великим воином. На свой день рождения она просит отличную лошадь, достойную чемпиона. У нее получается маленькая круглая пони. В преддверии предстоящей битвы (любимое времяпрепровождение воина) дела идут не очень хорошо, но Шишка настроена на достижение своей мечты, и в конце концов, может быть, что-то вроде чемпиона в этой рыхлой маленькой пони.Узнайте больше о Кейт Битон и ее книгах. Купите «Принцессу и пони» в книжном магазине «Гардиан»

Ярослав Мудрый — Карли Сильвер

А как насчет шести сыновей Ярослава? Старший сын Владимир, названный в честь святого отца Ярослава, правил Новгородом и не прожил достаточно долго, чтобы вырваться наружу, но имел сына по имени Ростислав. Ростиславу пришлось драться со своими двоюродными братьями, сыновьями братьев Владимира, за наследство, но ему удалось захватить для себя богатый город Тмутарахань не один, а два раза.К сожалению, он правил недолго, так как убийца якобы использовал специальное кольцо. Убийца носил кольцо с маленькой кнопкой, которую он тайно нажал пальцем, выдавая яд в чашу жертвы. Так умер Ростислав в 1067 году.

Сын Ярослава Изяслав женился на Гертруде, сестре короля Польши. Она помогла ему консолидировать власть и править в Киеве после смерти Ярослава — и после того, как его дважды выгнали из своего царства; их сын стал православным святым. Другой Ярославич, Святослав, был женат дважды, его вторая супруга была племянницей Папы Льва IX и двоюродной сестрой Императора Германии, что добавило хороших западноевропейских связей.Его сыновья боролись со своими другими кузенами за господство над уже расколотыми владениями своего деда.

Еще одним сыном Ярослава был великий князь Вселевод, который укрепил связи с югом Киева, женившись на византийской принцессе, дочери Константина Мономаха. Этот тип союза не был новым — собственный отец Ярослава женился на Анне Порфирогените, другой византийской принцессе, — но оказался полезным, когда Вселеводу надоел его племянник Олег, сын вышеупомянутого Святослава от первого брака того князя.Проблемный Олег попал в ссылку… Дядя Вселевод был причастен? Ничего страшного, что он поехал в Константинополь, где за ним могли присматривать родственники Всевода. Вместе со своей византийской женой у Вселевода был знаменитый и плодовитый князь Владимир Мономах, долгое время поддерживавший династию Рюриковичей.

Будучи второй женой, Вселевод женился на принцессе половцев, кочевого народа, который годами преследовал его поселения. По имени Анна родила киевскую Евпраксию, которая приняла имя Аделаида, когда вышла замуж за императора Священной Римской империи.Однако Евпраксия-Аделаида восстала против своего мужа, которым был император Генрих IV, и пожаловалась, что он обращался с ней как с пленницей и заставлял ее быть свидетелем — или даже участвовать — в отвратительных актах невыразимого «блудодеяния». Сохранились письма от Евпраксии-Аделаиды, умоляющей ее семью позволить ему вернуться в Россию. Излишне говорить, что эти двое не были родственными душами, хотя историк Кристиан Раффенспергер называет ее «рок-звездой» как посредником между Востоком и Западом.

Другой сын Ярослава Игорь женился на немецкой графине Кунигунде.У них было двое сыновей, но их дети не пользовались таким большим успехом, как их двоюродные братья; То же самое и с последним сыном Ярослава Борисом.

Библиография

Брэдбери, Джим. Капетингов: короли Франции: 987-1328 . Лондон: Hambledon Continuum, 2007.

Димник, Мартин. Черниговская династия 1054–1146 гг. Торонто: Папский институт средневековых исследований, 1994.

Дунбабин, Жан. «Что в имени? Филипп, король Франции », Speculum 68 (1993): 949–68.

Дворник, Фрэнсис. «Киевское государство и его отношения с Восточной Европой». Труды Королевского исторического общества , XXIX (1947). 27-46.

Ингам, Норман У., «Была ли найдена пропавшая дочь Ярослава Мудири?» Российская история ‘/ Histoire Russe , 25 (1998), 231-70.

Ковач, Szllvia. «Династические отношения половцев с соседними государствами». Труды Девятой конференции Европейского общества по изучению Центральной Азии , под редакцией Томаша Гацека, Ядвига Пструсиньск, Cambridge Scholars Publishing, 2009, 200–210.

Раффенспергер, Кристиан. «Агент перемен: Евпраксия Всеволодовна между императором и папством». Портреты средневековой Восточной Европы , 900-1400, под редакцией Дональда Островски и Кристиана Раффенспергера. Абингдон: Рутледж, 2018, 178-214.

-. «Превосходное приключение Изяслава Ярославича: построение родства для обретения и восстановления власти в Европе XI века», Medieval Prosopography (2015): Vol. 30: Вып. 1, статья 2.

-. Царство Русское. Каламазу. MI: Arc Humanities Press, 2017.

Робинсон, И.С. Генрих IV Германии: 1056-1106.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.