Государство определение по истории: Что такое государство?(определение по истории 6 класс)

Содержание

К истории формирования понятия "государство" Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

К ИСТОРИИ ФОРМИРОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «ГОСУДАРСТВО»

Аннотация. В статье представлен обзор и анализ терминологии, применявшейся для обозначения государства от древности до XIX века. Ключевые слова: республика, государство, власть, гражданское общество, содружество.

DOI: 10.17803/2311-5998.2018.44.4.037-048

O. V. MARTYSHIN, Doctor of Law, Professor, Professor of the Department of Theory of the State and Law of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL) [email protected] 125993, Russia, Moscow, ul. Sadovaya-Kudrinskaya, 9 THE HISTORY OF THE GENERATION OF THE CONCEPT OF «STATE» Abstract. Present review and analysis of terminology used to designate state from antiquity to the 19th century. Keywords: republic, state, power, civil society, commonwealth.

Орест Владимирович МАРТЫШИН,

доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры теории государства и права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) [email protected] 125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9

S

Государство — объединение людей, проживающих на определенной территории и подчиняющихся единому правительству, обладающему суверенной властью. Подобное первоначальное определение, нуждающееся в уточнениях и детализации, применимо как к межгосударственным, так и внутригосударственным отношениям. Специально для последнего случая более подходит иная дефиниция: организация публичной власти в обществе. И она требует пояснений, так как в глубокой древности публичная власть не носила государственного харак- □ тера, а если верить анархистам и коммунистам, не будет его носить и в будущем. и Современное понятие государства — продукт длительной исторической эво- т люции. Его самым отдаленным прообразом явилась, вероятно, идея власти, рас- 4 сматривавшейся как важнейший элемент социального устройства, являющегося, н в свою очередь, частью установленного по воле богов мирового порядка. Власть й понималась как средство введения общественной жизни в определенные рамки, □ подчинения всех людей установленным высшими силами правилам. Еще в до- □ исторические времена люди пришли к выводу, что состояние безвластия — это а бедствие. Предметность мышления не позволяла выработать общее понятие т анархии, но ее конкретные формы и ее пороки были хорошо известны древним и народам. В Индии, в ведийской литературе, часто встречаются два термина: 1"°сударстве «апарудха» — ситуация, когда царь оказывается изгнанным, и «араджата» — состояние безвластия1.

>

Saletore B. A. Ancient Indian Political Thought and Institutions. и мени O.E. Кугафина (МПОА)

Анархия — это торжество эгоистических стремлений людей, постоянная борьба между ними, в ходе которой сильные торжествуют над слабыми. Древнеиндийские источники говорят, что в этом состоянии господствует «закон рыб» (большие хищные рыбы пожирают маленьких), что соответствует нашему представлению о «законе джунглей».

Различным вариантам анархий противопоставлялись представления об упорядоченной общественной жизни, о наличии власти. Она определялась словами «раштра» (переводится иногда как «государство» или «царство») и «кшатра» — власть, суверенность.

Монархия обозначалась термином «царство». Немонархические политические образования определялись санскритскими словами «сангха», «гана». Их значение не адекватно «республике», оно более конкретно связано со специфическими формами общин и корпораций. «Сангха» примерно соответствует конфедерации немонархических объединений. «Гана» — отдельное немонархическое объединение. Термин этот понимается и как племя, собрание.

Ведийские источники говорят о двух властях — духовной и светской, «брахме» и «кшатре»; первая — принадлежность варны (касты) брахманов, вторая — кшатриев. Кшатра — это власть правителя, политическая власть, а брахма — духовный авторитет, способность к сношению с высшими силами, обязанность обучать ведам и толковать их и т.п. Древние источники говорят, что брахма выше кшатры, что кшатра произошла от брахмы (Законы Ману, IX, 321), но это не решение проблемы политического верховенства, а утверждение первичности духовного начала по отношению к телесному.

Все древнейшие религиозные системы мировоззрения рассматривают власть в обществе как проявление воли богов. Среди египтян существовал миф, что некогда фараонами были боги и полубоги, потом их сменили люди, которые сохраняли особую близость к богам, что делало вполне объяснимым их обожествление. В ведийской Индии выдвигалось два решения проблемы происхождения кшатры: создание правителя богами (или утверждение его власти по воле богов) и избрание правителя людьми. Но и в последнем случае боги всегда санкционируют результат народного выбора и как бы берут власть под свою опеку. В древнейший период истории Китая (династия Инь или Шан) считалось, что основателем правящей династии было само небо, что ваны — властители иньцев — получили власть от своих обожествленных предков и осуществляли связь с небесными силами. Пришедшая на смену иньцам в конце XII в. до н.э. династия Чжоу взяла на вооружение прежнюю систему идеологического оправдания власти — мандат неба (тянь-мин), дополнив ее идеей периодической смены мандатов: небо отбирает мандат у одной династии и передает его другой.

Идея божественного происхождения власти сочеталась у народов Древнего Востока с патерналистскими представлениями о государстве. Конфуций уподобляет государство гигантской семье. Царь — отец, старший в роде. Цель царской власти — общее благо этой семьи. Конфуций предпочитает и семейные методы управления — личный пример, добродетельность царя и чиновников, нравственное воздействие, а не обращение к закону и связанному с ним принуждению. Правда, с конфуцианством конкурировала школа легистов, доказывавших, что

имени O.E. Кутафина (МГЮА)

призывы к добродетели — пустая болтовня и что управлять нужно посредством закона и принуждения.

Концепция божественного происхождения власти и патернализма характерны для всех древних и средневековых обществ. На Западе они находили не только выразителей, но и многочисленных приверженцев еще в ХVII в. Накануне Английской буржуазной революции король Яков I отстаивал доктрину божественного права королей, неограниченности их полномочий и отеческого характера власти. Другой английский политический мыслитель той поры, Р. Филмер, в сочинении «Патриархия», написанном не позднее 1642 г., переносит принципы семейной организации на политические отношения. Филмер полагает, что создатель, наделив Адама властью над всеми живыми существами, сделал его монархом и что только монархия как форма отеческой власти, предначертанной заповедью «почитай отца своего», основывается на божественном праве. Рецидивы патриархальной теории встречались и в XVIII в. В России представления о «царе-батюшке» сохранялись в народном сознании и значительно позже.

В VI—V вв. до н.э. рядом с мифологическим объяснением природы государства возникает рационалистическое. Конфуцию приписывают мысль, что нет таких явлений, которые не могут быть поняты с помощью разума. Будда, отвергая священный характер вед, стремился десакрализировать и политическое сознание. Он не признавал божественного происхождения варн и власти. В сборнике «Дигха Никайя», представляющем собой часть наиболее древних священных текстов буддизма, так называемого Палийского канона (V—III в. до н.э.), содержится поразительный по глубине и оригинальности рассказ о происхождении политической власти. Индийские исследователи видят в нем предвосхищение мыслей, изложенных Ж.-Ж. Руссо в «Рассуждениях о происхождении и основаниях неравенства среди людей». «Дигха Никайя» предлагает вариант договорной теории происхождения государства, которая была известна и источникам ведийской эпохи. Однако, в отличие от брахманистских текстов, идея выбора первого правителя народом проводится с полной последовательностью, о каком-либо вмешательстве или одобрении богов совершенно не упоминается. Вместо абстрактных рассуждений о нарушении людьми своего долга (дхармы), об эгоизме, о «законе рыб» четко проводится мысль, что государство возникло в связи с конфликтами из-за владения землей (именно это вызывает ассоциации с Руссо). С общественными неурядицами и избранием правителя «Дигха Никайя» связывает и возникновение сословно-кастового строя. Первый правитель положил начало варне кшатриев. Принадлежность к той или иной варне определяется родом деятельности каждого Р

человека. и мени O.E. Кугафина (МПОА)

быстро пробежали путь от патриархальной монархии через аристократию и тиранию к наиболее развитым формам своей государственной организации — полной или цензовой демократии.

Рассуждения о политике, т.е. о государстве, приобрели в Греции постоянный и профессиональный характер благодаря софистам. Их отличали рационализм и скептицизм, сказавшийся в критическом отношении к существующим порядкам. Восточные мудрецы раскрывали разумность извечных божественных установлений. Высшим проявлением критического отношения к действительности с их стороны служил призыв вернуться к первозданному совершенству, нарушенному из-за своеволия неразумных людей. Греки, свидетели и участники бурной общественной жизни, концентрировали свои интеллектуальные усилия на создании модели наилучшего политического устройства. Такая ориентация придавала их мысли динамизм, освобождала от патриархальности.

Если Конфуций уподобляет государство огромной семье, то Аристотель считает важным провести четкую грань между отеческой и государственной, т.е. политической, властью. Для него государство — сложная система, состоящая из многих в чем-то самостоятельных и свободных составных частей, каковыми являются селения, семьи и граждане. Аристотель отмечает, что семья отличается большим единством, чем государство, а отдельный человек — большим единством в сравнении с семьей. Попытка утвердить в государстве ту же степень единства, что в семье и человеке, привела бы к уничтожению государства. В домохозяйстве Аристотель выделяет три вида власти: власть господина над рабами, власть отца над детьми и власть мужа над женой. Лишь последний вид Аристотель уподобляет власти политического деятеля. Принципиальную особенность политической власти он видит в том, что, в отличие от господства над рабами и зависимыми людьми, это власть над людьми свободными и равными.

Греки не прибегают к «мандату неба» для обоснования природы государства и его происхождения. Государство либо создается путем общественного договора (точка зрения некоторых софистов), либо представляет собой творение природы. В последнем случае оно возникает само по себе в ходе общественной эволюции. Это результат естественного разделения труда, диктуемого потребностями достижения наибольшего эффекта посредством профессионализации и кооперации, взаимодополняемости разных профессий (Платон), или столь же естественного стремления человека как «животного политического» к общению с себе подобными для достижения своих целей, подталкивающего его от низших форм объединения (семья, селение) к совершенной форме (государство), позволяющей удовлетворить все потребности человека (Аристотель).

Для обозначения того, что ныне называется государством, Аристотель, как и все мыслители древней Греции, пользовался понятием «полис» (город-государство). Оно и шире, и в то же время уже современного понятия государства. Шире, потому что под полисом понимались и государство, и город, т.е. и государство, и общество, одно не отделялось от другого. Уже, потому что иные формы политических объединений (в первую очередь власть варварских монархов, восточная деспотия) не признавались государствами в строгом смысле слова. Считалось, что они не доросли до полисного или политического уровня. Они оставались за пределами политической науки.

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Строгому противопоставлению полисного и неполитического общения людей несколько противоречило деление всех форм государства на правильные и неправильные, характерное для древнегреческих авторов. По Аристотелю, только те государственные устройства, которые имеют в виду общую пользу, являются согласованными со строгой справедливостью, правильными, а те, которые имеют в виду только благо правящих, представляют собой отклонения от правильных и основаны на началах господства. Трудно понять, чем тирания, являющаяся неправильной формой монархии, отличается от неполитических форм, от той же деспотии варварских восточных монархов, кроме своих территориальных пределов и специфики исторически сложившихся обычаев.

Если, противопоставляя полисные формы неполисным, античные греки отгораживались от Востока, то в отождествлении общества и государства, в рассмотрении их как единого, нерасчлененного целого они следовали традиции всей политической мысли древности и Средневековья. Речь шла о едином понятии политически организованного общества, об обществе, неотъемлемой, органической частью которого является политическая власть. Именно таково содержание слова «полис». И мыслители Востока при всей предметности и эмпиричности их представлений о государстве, при отсутствии абстрактного понятия, соответствовавшего греческому полису, понимали под ним примерно то же — общество с политической властью. Так, в древнеиндийской традиции заменителем абстрактного понятия государства в какой-то мере служили представления о составных частях «царства». Ранние шастры (трактаты по «политической науке») перечисляли семь элементов политической структуры: правитель, министры, сельская местность, город, казна, армия и союзник (последнее свидетельствует о том, что представления о внешнем суверенитете, об обособленности государств были столь же условны или неразвиты, как и различия между политическим и неполитическим). Этот перечень воспроизводится и в «Артхашастре» Каутильи (к нему прибавлен восьмой элемент — враг)2, и в Законах Ману ОХ, 294).

Латинизация категорий, которыми пользовались древнегреческие писатели, в частности перевод на латынь платоновского диалога «Государство», привела к появлению нового термина, которым в Европе стали широко пользоваться для выражения идеи политически организованного общества.

Слово «республика» в буквальном переводе с латинского означает «общее благо», «общее дело», «общее достояние». Оно примерно соответствовало содержанию «полиса» или «политики», для которых было характерно приобщение Р

к управлению, т. и мени O.E. Кугафина (МПОА)

оно служило официальным наименованием недолговечной английской республиканской государственности.

С христианством в европейскую мысль и практику пришло различие между духовной и светской властью, неизвестное Греции и Риму.

В чем-то оно напоминало различие между брахмой и кшатрой брахманизма и индуизма. Однако четкая институционализация церкви, ее соперничество со светскими властителями и посягательства на их прерогативы придали этому делению большое политическое значение. Соотношение «града божьего» и «града земного» стало главной теоретической и практической проблемой в политической жизни средневековой Европы. Умеренный вариант решения этой проблемы, предложенный Августином Блаженным, сводился к независимости двух градов и невмешательству в дела друг друга при безусловном признании духовных принципов и ценностей высшими. Однако слабость королевской власти подталкивала папский престол к провозглашению своего верховенства, к притязаниям на высшую не только духовную, но и светскую власть над всем христианским миром. В православной, греческой церкви эта проблема была решена проще и последовательнее. Юстиниан, император Восточной Римской империи, в V в. провозгласил себя высшей властью в церкви, сведя дуализм к минимуму.

Термин, применяемый ныне в западноевропейских языках для обозначения государства, был введен в обиход в начале XVI в. Н. Макиавелли. Итальянское «stato» преобразовалось во французское «État», английское «state», немецкое «Staat», испанское и португальское «Estado». Близкие к stato слова использовались для выражения понятий «состояние», «положение». Stato восходило к латинскому status, производному от глагола «stare», и несло смысловую нагрузку, включавшую «состояние», «установление», «структуру», «порядок». Новый термин придавал понятию суверенитета, т.е. высшей власти, абстрактное содержание, отделял его от конкретных носителей власти. Для Макиавелли государство означало не столько действительность с раздробленностью страны, междоусобицей, сколько состояние, к которому Италии следовало стремиться. Введя термин «государство» (stato), Макиавелли впервые стал четко употреблять традиционное понятие «республика» в его современном значении, т.е. как форму правления, как родовое понятие по отношению к аристократии и демократии, как противоположность монархии.

Признаком зрелости понятия «государство» служит его отделение от таких явлений, как общество, страна, народ, территория, от конкретных органов или индивидуальных носителей власти. Хотя Макиавелли не провел этих различий, введение нового термина содействовало решению задачи.

То, что введенный Макиавелли термин прижился во всех западноевропейских языках, свидетельствовало о его полезности. Всеобщее признание было завоевано не сразу. Продолжали употреблять и старые выражения. Современник Макиавелли Лютер в сочинениях на латинском языке пользовался словом «республика», на немецком Obrigkeit, что значит «власть», «начальство». Жан Боден (1530—1596), который не мог простить Макиавелли его славы творца политической науки (по мнению Бодена, незаслуженной), также рассуждал о «республике». Но у представителей светской мысли в таких случаях происходило постепенное усвоение, восприятие потенциальных возможностей новой терминологии, введенной Макиавелли.

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Именно Боден в «Шести книгах о государстве» (т.е. «республике») заложил основы современного понимания этого явления. Боден определяет государство («республику») как «справедливое управление многими семьями и их общими интересами с суверенной властью». Главный компонент этого определения — понятие суверенитета, абстрагирующееся от его конкретных носителей. Суверенитет, по Бодену, абсолютная, т.е. независимая ни от какой другой власти, и постоянная власть. Последующие усовершенствования боденовского определения свелись к выявлению географических пределов, т.е. территориальных границ власти, и ее возможности применять законное принуждение, ее монополии на законное принуждение, впрочем, последнее заложено и в боденовском понимании абсолютной власти.

С XVI в., с Макиавелли, Бодена и их современников, начинает складываться понятие государства-нации, противопоставлявшееся городу-государству, власти феодальных сеньоров. Оно соответствовало практике постепенного, но неуклонного становления централизованных абсолютистских монархий в крупнейших странах Европы. XVI век был отмечен крупными достижениями в этом плане в Англии, Франции, Испании, России. Мечта Макиавелли, цель, которую он ставил перед Италией, — объединение страны, создание национального государства. Новому явлению соответствовало и новое слово.

Появление абстрактных понятий для обозначения политической власти, суверенитета — полис, республика — представляет собой, пожалуй, специфику европейской культуры, результат бурной политической жизни, а главное, существенной эволюции политических институтов, несвойственной странам Востока. Там на протяжении тысячелетий сохранялись патриархальные представления о власти и терминология, возникшая на основе древней или средневековой цивилизации.

Показательна в этом отношении мусульманская традиция, сложившаяся на основе самой молодой из мировых религий — ислама. Исламский мир не знает понятия, полностью соответствующего современному европейскому определению государства. Оно заменяется терминами «халифат» или «имамат», возникшими по той же предметной логике, как царство или королевство — от царя и короля. «Халифат» — это объединение верующих под главенством халифа, преемника пророка, слово означает «преемство». нового термина для определения государства. Буквальное и архаичное зна- п чение этого слова, производного от «государя», тождественно «королевству», а «царству». Это словообразование — типичный пример конкретного мышления в древних народов. Государство неразрывно связывается с государем: это его и владение, его вотчина, объект, на который распространяется его власть. Власть государстве

с

Г".П77 lf пп-_ г

44 ВЕКТОР ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ / /_J ) УНИВЕРСИТЕТА

/-и мени O.E. Кутафина (МПОА)

правителя ассоциируется со справедливостью, законом, правдой, единством. Ей противопоставляется анархия, междоусобица. Согласно «Повести временных лет» варяжский князь Рюрик, основатель династии киевских «державцев», был призван славянскими племенами для установления порядка, которого не было в их земле. Для обоснования власти государя русская политическая литература, наряду с версией добровольного призвания Рюрика, т.е. своего рода договора, широко прибегала и к авторитету религии. Идея божественной санкции царской власти получила четкое выражение в XV—XVI вв. в теории «Москва — третий Рим», в наиболее последовательной форме изложенной в посланиях псковского монаха Филофея. Филофей развивает византийские традиции. Царь для него наместник бога и его слуга, в его лице совмещаются светская и духовная власть.

Но, неся на себе значительный груз средневековых патриархальных и иррациональных представлений, слове! «государь», «государство» наполнялись и новым смыслом, в какой-то мере абстрагирующимся от реального и индивидуального носителя власти. Постепенно они сближались с родовыми понятиями типа «полис», «республика». Причем такое понимание было заложено еще в слове «государь», которое означало не только лицо, но и служило выражением идеи суверенитета. Характерно в этом отношении употребление слова «государь» в документах Новгородской республики, где оно становится символом государственного единства и независимости: «господин государь Великий Новгород»3. Великий Новгород, все его концы, все население и должностные лица (причем без участия князя) выступает здесь как коллективный государь, т.е. суверен. Отождествление «государства» не с конкретным лицом, а с идеей суверенитета

делало излишними поиски нового слова.

* * *

В древности и в Средние века не только на Востоке, где эта традиция сохраняется и по сей день, но и в Европе государство прочно отождествлялось с обществом. Государство охватывало все стороны жизни и ни в коей мере не противопоставлялось обществу и человеку. Человек рассматривался как органическая часть единого, нерасчлененного общества — государства. Понятие полиса (города-государства, политически организованного общества) в этом смысле символично. Возникновение индивидуализма в эпоху Возрождения подложило мину замедленного действия под такие представления. Появляется проблема соотношения личности, общества и государства. Подданный, осознавший свою особость, индивидуальность, самоценность, заявляет притязания на определенные права, которые присущи ему как бы независимо от государства. Он ждет от государства гарантии этих прав, обеспечения своей свободы. По мере становления самосознание личности и ее автономия вступают в потенциальное противоречие с государством. Вопрос ставится так: какой принцип выше — индивидуальности или целостности? Древняя и средневековая политическая культура без колебаний решала его в пользу целостности, т.е. общества-государства. Человек рассматривался как органическая часть целого и входивших в него более дробных общественных структур. Вне их он не мыслил своего существования.

3 Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.-Л., 1949. С. 152.

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Притязания к обществу исключались, право личности рассматривалось как награда за исполнение своего долга перед обществом. С индивидуализмом идея естественного права приобретает новое содержание. Это уже не установленный богами или основанный на разуме порядок вещей, но присущие каждому человеку от природы права. Договорная теория происхождения государства, получившая особое признание и новое звучание в эпоху буржуазных революций, также связана с индивидуализмом: гражданин по своей воле участвует в учреждении государства, он создает его для осуществления своих целей, в случае, если власть уклоняется от этих целей, гражданин свободен от обязательств по отношению к власти. Таковы новые аспекты старой как мир договорной теории происхождения государства, получившие широкое общественное признание в эпоху буржуазных революций. Индивидуализм начинает борьбу с теологическими, патриархальными и органическими теориями государства. Идеи неотчуждаемых прав личности и общественного договора легли в основу либерализма, отстаивающего свободу личности, наделяющего личность и общество определенной автономией по отношению к государству. Однако идеи верховенства единого целого над составными частями получают новое выражение в органических или организмических теориях государства, в идеях полной неограниченности суверена, общей воли и т.п. Один из убежденных сторонников превосходства государства над личностью, Гегель, называл либералов и приверженцев теории общественного договора атомистами.

Идеи вычленения государства из общества пробивали себе дорогу медленно. Казалось бы, Джон Локк со своими идеями ограничения государственной власти и незыблемости естественных прав сделал все необходимое, чтобы провести четкую грань между обществом и государством. Однако, как и Руссо, как все представители школы общественного договора, он рассматривал гражданское общество и государство в качестве синонимов. Заключив общественный договор, люди вышли из естественного состояния и положили начало гражданскому обществу или государству. Общество с политической, т.е. основанной на согласии людей, на народном суверенитете, а не деспотической властью — это и есть, по Локку и Руссо, государство.

Первым мыслителем, проведшим грань между гражданским обществом и государством, подчеркнув при этом, что гражданское общество — продукт недавнего времени, был Гегель. Но он, как классический государственник, и поставил гражданское общество ниже государства, объявил его недостаточным, неспособным на самостоятельное гармоническое развитие. В гражданском обществе Р

господствуют слепые экономические законы. Это сфера борьбы частных инте-

п

а

ресов. и мени O.E. Кугафина (МПОА)

инструмент в руках людей, обладающих властью, для осуществления собственных целей.

В четкой форме эта дилемма сформулирована в диалогах Платона. В «Государстве» Сократ (персонаж платоновского сочинения, в уста которого автор вкладывает свои мысли) доказывает, что власть должна служить общему благу, что в основе ее лежит справедливость, т.е. мудрость и добродетель. С ним спорит другой участник беседы — софист Фрисимах, также лицо историческое. Он называет Сократа величайшим простаком и настаивает, что «справедливый человек всегда проигрывает сравнительно с несправедливым». «Справедливость, — утверждает Фрасимах, — это то, что пригодно сильнейшему. Разве ты не знаешь, что в одних государствах строй тиранический, в других — демократический, в третьих — аристократический... Устанавливает же законы всякая власть в свою пользу: демократия — демократические законы, тирания — тиранические, так же и в остальных случаях. Установив законы, объявляют их справедливыми для подвластных — это и есть то, что полезно властям, а преступающего их карают как нарушителя законов и справедливости. Так вот, я и говорю, почтенный Сократ: во всех государствах справедливостью считается одно и то же, а именно то, что пригодно существующей власти. А ведь она — сила, вот и выходит... что справедливость везде одно то же: то, что пригодно для сильнейшего»4. Иными словами, государство служит интересам тех, кто держит в своих руках власть.

Платоновская точка зрения явно преобладала в истории политической мысли. Архаичные и религиозные системы, рассматривавшие государство как семью, а царя как отца подданных в древности и Средневековье, сторонники теории общественного договора в Новое время, утилитаристы, либералы, позитивисты, консерваторы XIX в., сегодняшние приверженцы идеи государства благоденствия или социального государства — все сходились на том, что целью политической власти является «наибольшее благо наибольшего числа людей», согласно знаменитой формуле И. Бентама. Однако и мнение Фрасимаха не прошло бесследно. У него были и предшественники. В Древнем Китае легендарный основатель даосизма Лао-цзы (VI в. до н.э.), отвергавший крупные государства как нечто искусственное, придуманное людьми и противоречащее вечному закону дао, полагал, что правители используют власть в своих интересах («народ голодает оттого, что власти берут слишком много налогов»). Отрешенность от мира сего, в том числе и от власти, проповедовавшаяся буддизмом и ранним христианством, содержала в себе и элемент пассивной критики существующих политических порядков. Не случайно среди христиан возникли и анархические секты (гностики), которые заявляли, что Иисус всех сделал свободными.

В XVI в. Томас Мор вкладывает в уста рассказчика из «Утопии» Гитлодея следующие слова: «Когда я внимательно наблюдал и размышлял о всех государствах, которые процветают и доныне, честное слово, не встретил я ничего, кроме некоего заговора богатых под предлогом и под именем государства, думающих о своих выгодах». В 1753 г. в «Рассуждении о происхождении и основаниях неравенства между людьми» Ж.-Ж. Руссо воспроизводит в более аргументированном виде ту же мысль. То государство, начало которому якобы положил

4 Платон. Сочинения. М., 1971. Т. 3. Кн. 1. С. 106—107.

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

общественный договор, предстает в этом сочинении Руссо не как торжество разума (согласно общей традиции школы общественного договора), а как результат обмана бедных людей богатыми. Общество и законы, по словам Руссо, «связывали новыми путами слабых и придавали новые силы богатым, разрушая без возврата естественную свободу и устанавливая навсегда законы собственности и неравенства». Исследователи справедливо отмечают в творчестве Руссо пред-марксистские мотивы. Анархисты XIX в. отождествляли государства с насилием, подавлением, рабством. Эта общая оценка у некоторых из них не лишена классовых обертонов. Бакунин считал современное ему европейское государство господством буржуазии и в то же время отрицал выдвигавшуюся Марксом идею господства (диктатуры) пролетариата.

«Фрасимаховская» точка зрения, обогащенная на социальной основе Мором и Руссо, получила своеобразное развитие в марксистском учении о классовой природе государства. По К. Марксу, Ф. Энгельсу и их последователям, государство выражает интересы не просто группы лиц, держащих в своих руках власть, но и господствующего общественного класса. При этом ни Маркс, ни Энгельс не отрицали, что, наряду с классовыми, всякое государство выполняет и общеполезные, т.е. отвечающие нуждам всего населения, функции, о чем забывали некоторые интерпретаторы их учения. Классовый подход привел Маркса и Энгельса к оригинальному пониманию сущности государства, отличному от традиционных для либеральной и консервативной мысли представлений. Для марксистов государство не синоним политической власти в обществе. Государство — продукт общества, расколотого непримиримыми классовыми противоречиями. Различия между догосударственным и государственным состоянием приобретают не только формально-организационный (объединение по территориальному, а не по родовому признаку, налоги и наличие особых выделенных из общества отрядов людей и материальных придатков, обеспечивающих осуществление власти), но и социальный характер. Государство, по Марксу, представляет собой организацию господствующего класса, выделившуюся из общества и стоящую над ним. Именно с таким пониманием этого явления связана идея отмирания государства при коммунизме. Под отмиранием государства имелся в виду не отказ от организации и власти, а всего лишь утрата властью классового характера, ее возвращение на новом витке исторического развития к исходному пункту, возвращение в лоно общества, преодоление обособленности власти от общества.

Идея ненужности государства на высших стадиях развития общества выдвигалась не только марксистами. имени О. Е. Кутафи на (МПОА)

тирующегося на установление социальной справедливости не путем революции и диктатуры пролетариата, а легальным путем, через всеобщее избирательное право и конституционный механизм. Дж. Ст. Милль с его стремлением избежать господства класса и эгоистического законодательства, фабинианцы, современная социал-демократия — представители этого направления.

Нечто подобное, не без четких социально-политических ориентиров, без попыток научного анализа существующего общественного строя и уже тем более его преобразования, характерно и для теории государства и права в современной России.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Артхашастра, или Наука политики. — М.-Л. : Издательство Академии наук СССР, 1969. — 802 с.

2. Грамоты Великого Новгорода и Пскова / ред. Н. Валк. — М.-Л., 1949. — 407 с.

3. Платон. Сочинения : в 3 т. — М., 1971. — Т. 3. — Кн. 1.

4. Saletore B. A. Ancient Indian Political Thought and Institutions. — L., 1963.

Урок 10. понятие государства и его признаки. теории происхождения государства. сущность и функции государства - Право - 10 класс

Право, 10 класс

Урок №10. Понятие государства и его признаки. Теории происхождения государства. Сущность и функции государства

Перечень вопросов, рассматриваемых на уроке:

1. Что такое государство, каковы основные признаки?

2. В чем заключается сущность государства?

Глоссарий по теме:

Государство - это особая организация политической власти, которая располагает специальным аппаратом (механизмом) управления обществом для обеспечения его нормальной деятельности.

Естественное состояние человека – жизнь человека до образования государства в соответствии с законами природы.

Производственные отношения - особый вид общественных отношений, возникающих между людьми в процессе создания материальных благ.

Общественно-экономическая формация - определенный исторический тип общества, особый социальный организм, который живет и развивается по законам господствующих в обществе производственных отношений.

Государственный суверенитет - это свойство государственной власти, которая может принимать политические решения без давления каких-либо социальных групп.

Сущность государства - то, что является главным, к чему оно стремится.

Функции государства - основные направления деятельности государства по решению стоящих перед ним задач.

Ключевые слова: государство; род; деспотия; общественно-экономическая формация; публичная власть; суверенитет.

Основная литература по теме урока:

Певцова Е.А. Право: основы правовой культуры: учебник для 10 классов общеобразовательных учреждений. Базовый и углубленный уровни в 2 ч. Ч.1/. Е.А. Певцова – М.: ООО «Русское слово» – учебник», 2017. – 3-12 с. – (Инновационная школа).

На уроке мы узнаем, что такое государство, основные признаки государства.

Научимся решать типовые задания формата ЕГЭ на применение знаний ЕГЭ, касающихся вопросов государства, функций и признаков.

Сможем раскрывать сущность основных понятий.

Основное содержание урока

Государство – это основной центральный институт общества, представляющий собой политико-территориальную организацию публичной власти, располагающую специальным аппаратом, способным делать свои веления общеобязательными и осуществлять свое управление. Термин «государство» (от латинского status) стал употребляться в Западной Европе в Новое время.

Признаки государства:

1. Публичная власть – власть, распространенная на все население страны, для осуществления которой существует особый чиновничий аппарат, органы принуждения.

2. Территория – это участок суши и вод, а также воздушное пространство над ними, имеющие четко обозначенные границы, в пределах которых распространяется действие государственной власти или суверенитет государства.

3. Население – это совокупность людей, проживающих на определённой территории и связанных между собой и с государством правовой и территориальной принадлежностью.

4. Суверенитет – верховенство, единство и независимость власти как внутри государства, так и за её пределами.

Верховенство проявляется в том, что только органы данного государства принимают окончательные решения по всем вопросам, имеющим общий характер.

Единство власти проявляется в том, что все органы государства в своей совокупности образуют государственный аппарат, базирующийся на единых принципах, осуществляющий единые функции и действующий в едином направлении.

Независимость означает, что никто, никакой иной орган не может оказывать влияние на принимаемые органами власти данного государства решения.

В юридической литературе выделяются такие виды суверенитета, как народный, национальный и государственный.

Народный суверенитет – это неотчуждаемое право народа самостоятельно определять свою историческую судьбу, быть единственным носителем и выразителем верховной власти.

Национальный суверенитет – верховное право нации на самоопределение, т.е. право определять форму национально-государственной организации либо в рамках всего государства, либо в пределах субъекта федерации, либо в пределах автономных образований.

Государственный суверенитет – это неотчуждаемое право государства самостоятельно решать вопросы внутренней и внешней политики, соблюдая общепризнанные принципы и нормы международного права.

5. Налоги, сборы, займы.

Налоги – общеобязательные платежи, взимаемые государством в целях аккумулирования средств для последующего финансового обеспечения выполнения государством своих основных функций.

Государственные займы – это собираемые на добровольной основе финансовые средства, получаемые путем продажи государственных облигаций и других ценных бумаг

6. Наряду с перечисленными признаками отдельные ученые выделяют еще нормотворчество. Это признак состоит в том, что государство устанавливает общеобязательные правила поведения.

7. Выделяется также такой признак, как государственная символика – герб, гимн, флаг.

Рассматривая различные исторические факты о зарождении государства, ученые различных эпох пытались формулировать свои теории.

1. Теологическая теория. Основные положения этой теории содержаться в религиозных источниках – Библии, Коране, Ведах. Данная теория обосновывала подчиненное положение светской власти духовной, государство должно было отстаивать интересы Церкви.

2. Патриархальная теория. Согласно этой теории люди – существа коллективные, стремящиеся к взаимному общению, приводящему к возникновению семьи. Впоследствие развитие и разрастание семьи в результате объединения людей, а также увеличение числа семей приводят к образованию государства. Власть государя есть естественное продолжение власти отца, «патриарха» в семье. Яркими представителями этой теории были Аристотель и Роберт Филмер.

3. Ирригационная теория. Наиболее ярким представителем ирригационной (гидравлической) теории происхождения государства является современный немецкий ученый Э. Виттфогель. Он связывает процесс возникновения государственности с необходимостью строительства ирригационных сооружений в восточных аграрных обществах. Государство, вынужденное проводить в подобных условиях жестко централизованную политику, выступает в качестве единственного собственника и одновременно эксплуататора. Оно управляет, распределяет, учитывает, подчиняет.

4. Договорная теория. Данная теория получила распространение в наиболее логически завершенном виде в XVII - XVIII вв. в трудах Г. Гроция, Ж.Ж. Руссо, А.Н. Радищева и др. По их мнению, государство возникает как продукт сознательного творчества, как результат договора, в который вступают люди, находившиеся до этого в "естественном", первобытном состоянии. Государство - это рациональное объединение людей на основе соглашения между ними, в силу которого они передают часть своей свободы, своей власти государству. Изолированные же до происхождения государства индивиды превращаются в единый народ. В итоге у правителей и общества возникает комплекс взаимных прав и обязанностей и соответственно - ответственность за их невыполнение.

5. Теория насилия была обоснована в XIX в. в трудах Е. Дюринга, Л. Гумпловича, К. Каутского и др. Причину происхождения государственности они видели не в экономических отношениях, божественном провидении и общественном договоре, а в военно-политических факторах - насилии, порабощении одних племен другими. Для управления завоеванными народами и территориями нужен аппарат принуждения, которым и стало государство.

6. Классовая теория. Разработку этой теории связывают с именами К. Маркса и Ф. Энгельса. Смысл этой теории в том, что государство возникает как результат естественного развития первобытного общества, развития, прежде всего экономического, которое только обеспечивает материальные условия возникновения государства и права, но и определяет социальные изменения общества, которые представляют собой важные причины и условия возникновения государства и права.

Смысл любого государства сводится к тому, чтобы осуществлять власть в обществе. Власть - это реальная возможность проводить в жизнь свою волю, подчинять своей воле волю других субъектов. Коротко говоря, сущность государства - это есть организация власти в обществе. Однако охарактеризовать сущность государства только через категорию власти будет недостаточным. Эта власть дополняется другими важнейшими характеристиками: с уверенностью, которая определяет качественную специфику государственной власти, и политическим режимом, который отражает средства и методы осуществления этой власти. Только совокупность этих характеристик позволяет полностью раскрыть сущность государства.

Сущность государства конкретизируется в его функциях.

Функции государства – основные направления его деятельности по решению стоящих перед ним задач, без которых государство не может обойтись.

Каждая функция представляет устойчивую деятельность государства в той или иной сфере — экономической, политической, социальной или духовной.

Виды функций государства

Функции государства можно классифицировать по различным основаниям.

По объекту:

1. внутренние

2. внешние.

Внутренние функции нацелены на решение задач общества.

В зависимости от сферы реализации внутренние функции делятся на:

экономическую (выражается в выработке и координации государством стратегических направлений развития экономики страны в наиболее оптимальном режиме),

Социальную (призвана обеспечить свободное развитие личности и социальную защищенность всех членов общества),

Политическую (состоит в поддержании государством политической стабильности и безопасности; обеспечении участия населения в политической жизни общества посредством организации выборов, референдумов, плебисцитов; регулировании деятельности партий, общественных объединений; охране правопорядка, прав, свобод и законных интересов граждан),

культурно-воспитательную (государство гарантирует свободу творческой, научной, деятельности членов общества, поощряет развитие искусства, сохраняет культурные ценности и обеспечивает к ним доступ),

экологическую (как предупредительные меры по ограждению окружающей среды от отрицательного влияния деятельности людей, так и меры юридической ответственности за нарушение требований охраны природы).

Внешние функции связаны с деятельностью государства на международной арене. К ним относятся: сотрудничество, оборона, поддержание мирового порядка, решение глобальных проблем.

Если в качестве критерия разграничения функций использовать характер действий государства, то можно выделить регулятивную и охранительную функцию. Регулятивная функция состоит в наделении соответствующих участников общественных отношений правами, свободами, обязанностями, предоставлении им льгот за социально желательные действия. Охранительная функция связана с защитой прав и свобод личности, общества и государства.

Разбор типового тренировочного задания

Попарно соединяя овалы, решите ребус-соответствие:

Решите автоматически заполняемый кроссворд

  1. Группа людей, связанных между собой кровным родством, общей хозяйственной деятельностью и совместной собственностью.
  2. Эти люди возглавляли родовые общины и оказывали большое влияние не только на дела рода, но и племени.
  3. Этот орган разрешал споры между родами, согласовывал их хозяйственную и иную совместную деятельность.
  4. Это люди, которые отличались особыми личными и физическим качествами: храбростью, хитростью, сильной волей, ловкостью, умением воевать.


Правильные варианты:

1. Род

2. Старейшины

3. Совет

4. Вожди

40.06.01 Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

Содержанием профиля «Теория и история права и государства; история правовых учений» являются идеи, представления, конструкции, понятия и категории, гипотезы и прогнозы, отражающие современный уровень знаний об общих закономерностях возникновения, развития и функционирования права и государства, систематизированные в хронологической последовательности знания о фактах, отражающих эволюцию и смену учреждений государства, правовых систем, юридических норм и институтов, динамику права и его форм. Важными направлениями научных исследований в рамках данной специальности являются предмет, который складывается из теоретических и методологических, исторических и логических, ценностных и эмпирических, общих и особенных, динамических и статистических элементов, присущих процессам развития права и государства, исторических и логических связей между различными правовыми теориями, преемственности идей, выражающих основы правовой мысли, а также методология, задачей которой является утвердить историзм в подходе к изучению права и государства, обогатить юридическое мышление опытом использования методов историко-сравнительного и сравнительно-правового анализа.

Области исследований:

1. Теория и история права и государства:

  • 1.1. Предмет и метод теории права и государства. Место в системе юридических наук. Онтология и гносеология права.
  • 1.2. Происхождение и ранние формы права. Теория обычая и обычного права. Типология государств.
  • 1.3. Понятие и сущность права. Многообразие подходов к вопросам правопонимания.
  • 1.4. Социальная роль и функции права. Механизмы правового регулирования. Особенности правового регулирования в условиях информационного общества.
  • 1.5. Типы права и правовых систем. Характеристика моделей правовых систем.
  • 1.6. Право в системе социальных норм. Право и нравственность. Право и религия. Правосознание и правовая культура.
  • 1.7. Формы (источники) права. Нормативные правовые акты. Теория закона. Права человека как источник права. Нормы права, классификация норм права.
  • 1.8. Система и структура права. Отрасли, подотрасли и институты права.
  • 1.9. Правотворчество и законодательный процесс. Юридические фикции и юридическая (законодательная) техника. Систематизация и кодификация нормативных правовых актов.
  • 1.10. Реализация права. Применение правовых норм. Индивидуальные правовые акты. Толкование права. Акты толкования права.
  • 1.11. Правовые отношения. Правосубъектность.
  • 1.12. Законность и правопорядок. Принципы и гарантии законности.
  • 1.13. Правомерное поведение, правонарушение, юридическая ответственность.
  • 1.14. Динамика права. Эволюционное развитие и реформы.
  • 1.15. Основные правовые теории современности. Естественное право и юридический позитивизм.
  • 1.16. Понятие и сущность государства. Подходы к пониманию государства.
  • 1.17. Исторические типы государства. Формационный и цивилизационный подходы.
  • 1.18. Формы государства. Формы правления, формы государственного устройства, политические режимы.
  • 1.19. Государство, право и гражданское общество. Информационное общество и электронное государство.
  • 1.20. Государство в политической системе общества. Государство и общественные объединения. Адвокатура.
  • 1.21. Государство и личность. Теория прав человека. Приоритет защиты прав человека в деятельности адвоката.
  • 1.22. Государственный аппарат. Государственный орган. Виды государственных органов. Правовое и социальное государство.
  • 1.23. Основные современные теории государства.
  • 1.24. Предмет и методика истории отечественного права и государства Проблемы ее периодизации. Основные направления, подходы к изучению вопросов истории отечественного права и государства. Школы и теории. Историография специальности.
  • 1.25. Предмет и методология истории зарубежного права и государства Предыстория права и государства. Обычное право на догосударственной и раннегосударственной стадиях. Ранние формы права. Потестарные структуры древности. Общие и особенные черты процессов образования в различных регионах мира. Типология ранних государств.
  • 1.26. Предпосылки возникновения права и государства в Древней Руси. Древнерусское обычное право: его индоевропейские и славянские корни. Роль восточнославянского язычества в становлении форм древнерусского права и государства. Возникновение древнерусского государства. Христианизация Руси, ее воздействие на развитие государства и правовых институтов. Церковное и светское право на Руси.
  • 1.27. Право и государство средневековой Руси. Причины возвышения и упадка Киевской Руси. «Русская правда» и другие правовые памятники. Право и государство Руси в периоды политической раздробленности (XII – XIII вв.). Право и государство Золотой Орды (XII – XV вв.). Государственный строй и право Великого Новгорода. Политические и правовые объединительные процессы на Руси.
  • 1.28. Образование централизованного Московского государства (XIV – первая половина XVI вв.). Причины и истоки централизации. Право Московского государства (XIV – XVI вв.). Правовое оформление отношений государства с земством, сословиями. Политико-идеологическая характеристика Московского государства.
  • 1.29. Московское государство XVII в. Смутное время и начало нового периода истории права и государства России. Династия Романовых. Государственность в период раскола Русское право XVII в. Условия и предпосылки формирования Российской империи.
  • 1.30. Российская империя XVIII – начала XIX вв. Преобразования Петра I. Его государственные и правовые реформы. Право и государство при преемниках Петра I. Царствование Екатерины II, ее преобразования в области государства и права. Стабилизация Российской империи первой половины XIX столетия.
  • 1.31. Государственные и правовые реформы второй половины XIX – начала XX вв. Крестьянская реформа 1861 года. Земские и судебные реформы. Развитие правовой системы Российской империи. Причины кризиса и падения Российской империи. Россия в период демократической республики (февраль – октябрь 1917 г.).
  • 1.32. Развитие права и государства СССР (1917 – 1991 гг.). Государство и право первого десятилетия советской власти. Период строительства социализма. Государство и право в годы Великой Отечественной войны и послевоенные годы. Советское право и государство в период 1956-1991 гг.
  • 1.33. Современное развитие права и государства России. Конституция Российской Федерации 1993 года. Правовое обеспечение экономических и социальных реформ России. Возможности и перспективы развития права и государства в России.
  • 1.34. Право и государство стран Древнего Востока Древний Египет. Месопотамия. Древние государства Передней Азии. Древняя Иудея. Древняя Индия. Древний Китай, Очаги древнейшей государственности в Азии, Африке и Латинской Америке.
  • 1.35. Право и государство античного мира. Возникновение и развитие права и государства в Древней Греции и в Древнем Риме. Римское право классического и постклассического периодов.
  • 1.36. Право и государство средневековья. Общая характеристика. Государство франков. Право и государство Франции, Германии. Рецепция римского права Право и государство средневековой Англии. Право и государство Византии. Право и государственность народов Северной, Восточной и Южной Европы.
  • 1.37. Право и государство средневекового Востока Государственность арабских народов и мусульманское право. Восточная Африка. Право и государство средневековой Индии, средневекового Китая, Японии, Кореи. Китайское право. Японское право.
  • 1.38. Право и государство Нового времени (XVII – XIX вв.). Право и государство в Европе – Англия, Франция, Германия. Право и государство в Америке – США, государства Латинской Америки. Право и государство в Азии – Япония. Китай, Индия.
  • 1.39. Право и государство новейшего времени (XX в.). Право и государство в Европе – Англия, Франция, Германия, Италия. Право и государство в Америке – США, Канада, государства Латинской Америки. Право и государство в Азии – Япония, Китай, Индия, Индонезия, Ближний и Средний Восток. Право и государство в Африке, в Австралии.

2. История правовых учений:

  • 2.1. Предмет, метод и общие проблемы истории правовых учений. Принцип историзма в изучении правовых идей. Типология правовых учений. Правовая идеология, ее структура и функции. Классификация идей, концепций, теорий, доктрин, школ, течений и направлений в истории правовой мысли. Соотношение истории правовых учений с другими юридическими науками.
  • 2.2. Правовые учения в Древнем мире. Правовые учения Древнего Востока (Ближний и Средний Восток, Индия, Китай и др. регионы). Правовые учения в Древней Греции, Древнем Риме.
  • 2.3. Правовые учения средневековья. Правовые учения Западной и Восточной Европы в период раннего средневековья. Правовая идеология Византии. Эпоха формирования древнерусского государства. Правовые учения Арабского Востока, Средней Азии и Закавказья в период раннего средневековья.
  • 2.4. Правовые учения Западной и Восточной Европы в период кризиса феодализма. Правовая мысль в Европе эпохи Возрождения и образования абсолютистских государств. Правовая идеология реформационного движения в Европе. Правовая мысль социалистов-утопистов. Правовые учения в России периода образования и развития централизованного государства.
  • 2.5. Правовые учения Нового времени. Правовые учения Голландии и Англии XVII – XVIII вв. Правовая мысль Франции XVIII – начала XIX в., основные направления правовой мысли в период Великой Французской революции. Правовые учения США в период борьбы за независимость. Правовые учения в Германии в XVIII – начале XIX вв. Российская правовая мысль XVIII – первой половины XIX вв. Правовые учения в Западной и Восточной Европе первой половины XIX в. Правовые учения стран Азии, Африки и Латинской Америки.
  • 2.6. Правовые учения второй половины XIX – XX вв. Правовая мысль Западной и Восточной Европы второй половины XIX в. Правовые учения России второй половины XIX и начала XX вв. Правовая мысль и правовая идеология СССР. Политические учения в странах Европы и США в XX в. Правовые учения Китая, Японии и других стран Азии, Африки и Латинской Америки.
  • 2.7. Итоги эволюции правовой мысли человечества. «Вечные» проблемы арии. Вопрос о периодизации истории правовой мысли. Глобальные проблемы в правовых учениях, правовая мысль и моделирование правовых систем. Историческая судьба отдельных течений правовой мысли (естественного права, юридического позитивизма и др.). Перспективы исторической эволюции представлений о праве и его будущих формах.

ГОСУДАРСТВО — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Госуда`рство. Множество теорий и определений Г. и государствогенеза исключают возможность на со-временном уровне научного знания дать Г. одну четкую дефиницию. «…Можно утверждать, что в подавляющем большинстве современных теорий оно (государство. — Авт.) рассматривается как система специализированных и централизованных институтов управления обществом, к чему нередко добавляется узаконенное право Г. на применение насилия как его важнейшая характерная черта» (Д. М. Бондаренко). Под Г. нередко понимают не только систему политических институтов, но и тип общества, которому она адекватна. Для Г. как системы институтов характерна иерархичность (противопоставленное так называемой прямой демократии раннепервобытных обществ положение власти отдельно от общества и «над» ним даже при возможной выборности власти и общественного контроля над ней; иерархическая организация самого аппарата власти), специализированные институты управления и должностей; монополия на большинство легальных видов насилия и силового давления в обществе; преобладание территориальной системы организации над родовой (или полное исчезновение последней). Нередко к числу признаков Г. относят его существование за счет общества путем тех или иных принудительных сборов с его членов (дань, полюдье, налоги). Для отличения Г. от вождества (иной и более ранней формы потестарной организации) предлагаются такие критерии: «если в вождествах руководство осуществляется общими региональными институтами, в государствах возросший уровень интеграции требует... специализированных региональных институтов… С ростом разработанности аппарата управления приходит и рост стратификации. Теперь элиты не связаны узами родства с населением, которым управляют…» (А. Джонсон, Т. Ёрл). Для Древнего Востока характерно большое разнообразие типов Г. Большинство их сформировалось на основе вождеств, в том числе сложных вождеств (и их составных частей после распада их самих) и представляло собой монархии с формально ничем не ограниченной властью правителя (и почти всегда его сакрализацией). Однако лишь в исключительных случаях официальная концепция ставила царя и его волю выше общественной нормы (так называемая восточная деспотия — держава Ахеменидов с последней трети VI в. и другие, эллинистические царства). В большинстве случаев правитель считался лишь верховным исполнителем нормы и официальная традиция предусматривала допустимое устранение его силой (без формализованной институционализации такового) в случае чрезвычайных нарушений им нормы, в том числе прав общинного самоуправления. Часто существовали и институты (храмовые корпорации, советы сановников при царе, реже — еще и общинные организации), ограничивавшие власть правителей на деле (в виде исключения — и формализованно, как в Хеттском царстве при Телепинусе и в начале Ранне-ханьского периода в Китае). В большинстве случаев существовало ограниченное самоуправление городских и сельских общин. Намного реже встречались аристократические или олигархические республики (некоторые государства Индии, Карфаген и пр.), возникавшие либо прямо из самоуправляющихся догосударствен- ных обществ, либо за счет ослабления и устранения царской власти. Видимо, на границе таких республик и монархии стояли некоторые «номовые» государства, где правитель приближался к роли верховного магистрата при представляющем прежде всего общинное самоуправление совете (например, некоторые мелкие «города-государства» Месопотамии III — начала II тысячелетия до н. э.). В античных обществах эпохи их расцвета доминировал иной тип потестарной организации — полис (цивитас) — «античная гражданская община» (обычно демократическая или олигархическая республика), о принадлежности которой к разряду Г. ведутся дискуссии (как правило, их относят к Г. в силу наличия системы специализированных институтов управления и должностей). Этот тип сменил ранние античные монархии с сильной ролью аристократических родов в результате ликвидации царской власти аристократией и последующим ростом политической активности, политических прав и институционального оформления интересов рядовых членов общины. Особо надо отметить случаи, когда античная гражданская община возглавляла большую политию, включавшую множество подчиненных ей на разных началах политических единиц и территорий, в том числе других гражданских общин (Афин-ская архэ, Римско-италийская держава IV—I вв. до н. э.). На основе таких политий, а также в результате покорения обычными царствами гражданских общин возникали античные автократии (эллинистические, Ранняя и Поздняя Римская империя). Их отличительными чертами были самоуправляющиеся гражданские общины под властью автократов, а в некоторых случаях (Ранняя империя) — еще и рудименты республиканского строя на высшем уровне (сенат и официальная идеология в ранней Римской империи), однако по основным чертам они становились подобны абсолютным монархиям Востока. О дальнейшей эволюции института Г. и трактовках этой эволюции см.: Абсолютизм, Государство всеобщего благоденствия, Империя, Коммунизм, Композитарная монархия, Конституционная монархия, Национальное государство, Республика, Сословно-представительная монархия, Социализм, Феодализм. Лит.: Claessen H. J. M., Skalnik P. The Early State. Hague, 1978; Johnson A. W., Earle T. The Evolution of Human Societies: From Foraging Group to Agrarian State. 2nd ed. Stanford (Ca.), 2000; Раннее государство, его альтернативы и аналоги / Под ред. Л. Е. Гринина, Д. М. Бондаренко, Н. Н. Крадина, А. В. Коротаева. Волгоград, 2006; Бондаренко Д. М., Немировский А. А. Правитель и его подданные: социокультурная норма и ограничения единоличной власти. М., 2009.

Определение агрессии — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Определение агрессии

Утверждено резолюцией 3314 (ХХIХ) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1974 года

Генеральная Ассамблея,

исходя из того, что одной из основных целей Организации Объединенных Наций является поддержание международного мира и безопасности и принятие эффективных коллективных мер для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии и других нарушений мира,

напоминая, что согласно статье 39 Устава Организации Объединенных Наций Совет Безопасности определяет существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии и делает рекомендации или решает о том, какие меры следует предпринять в соответствии со статьями 41 и 42 для поддержания или восстановления международного мира и безопасности,

напоминая также об обязанности государств по Уставу разрешать свои международные споры мирными средствами, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость,

учитывая, что ничто в этом определении не может истолковываться как каким-либо образом затрагивающее сферу действия положений Устава в отношении функций и полномочий органов Организации Объединенных Наций,

считая также, что, поскольку агрессия является наиболее серьезной и опасной формой незаконного применения силы, таящей в себе в условиях существования различных видов оружия массового уничтожения возможную угрозу мирового конфликта со всеми его катастрофическими последствиями, на данной стадии следует дать определение агрессии,

вновь подтверждая обязанность государств не использовать вооруженную силу в целях лишения народов их права на самоопределение, свободу и независимость или нарушения территориальной неприкосновенности,

вновь подтверждая также, что территория государства является неприкосновенной и что она не должна быть объектом, даже временно, военной оккупации или других мер применения силы, предпринимаемых другим государством в нарушение Устава, и что она не должна быть объектом приобретения другим государством в результате таких мер или угрозы их применения,

вновь подтверждая также положения Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций,

будучи убеждена, что принятие определения агрессии оказывало бы сдерживающее влияние на потенциального агрессора, облегчало бы констатацию актов агрессии и осуществление мер для их пресечения, а также способствовало бы оказанию помощи жертве агрессии и ограждению ее прав и законных интересов,

считая, что, хотя вопрос о том, совершен ли акт агрессии, должен рассматриваться с учетом всех обстоятельств в каждом отдельном случае, тем не менее желательно сформулировать основные принципы в качестве руководства для такого определения,

одобряет нижеследующее определение агрессии1:

Статья 1

Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций, как это установлено в настоящем определении.

Пояснительное примечание: В настоящем определении термин «государство»

а) употребляется, не предрешая вопроса о признании или вопроса о том, является ли государство членом Организации Объединенных Наций;

b) включает там, где это уместно, понятие «группы государств».

Статья 2

Применение вооруженной силы государством первым в нарушение Устава является prima facie свидетельством акта агрессии, хотя Совет Безопасности может в соответствии с Уставом сделать вывод, что определение о том, что акт агрессии был совершен, не будет оправданным в свете других соответствующих обстоятельств, включая тот факт, что соответствующие акты или их последствия не носят достаточно серьезного характера.

Статья 3

Любое из следующих действий, независимо от объявления войны, с учетом и в соответствии с положениями статьи 2, будет квалифицироваться в качестве акта агрессии:

а) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее;

b) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства;

с) блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства;

d) нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флоты другого государства;

e) применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращению действия соглашения;

f) действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;

g) засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них.

Статья 4

Вышеприведенный перечень актов не является исчерпывающим, и Совет Безопасности может определить, что другие акты представляют собой агрессию согласно положениям Устава.

Статья 5

1. Никакие соображения любого характера, будь то политического, экономического, военного или иного характера, не могут служить оправданием агрессии.

2. Агрессивная война является преступлением против международного мира. Агрессия влечет за собой международную ответственность.

3. Никакое территориальное приобретение или особая выгода, полученные в результате агрессии, не являются и не могут быть признаны законными.

Статья 6

Ничто в настоящем определении не должно толковаться как расширяющее или сужающее каким-либо образом сферу действия Устава, включая его положения, касающиеся случаев, в которых применение силы является законным.

Статья 7

Ничто в настоящем определении, и в частности в статье 3, не может каким-либо образом наносить ущерба вытекающему из Устава праву на самоопределение, свободу и независимость народов, которые насильственно лишены этого права и о которых упоминается в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, в частности народов, находящихся под господством колониальных и расистских режимов или под другими формами иностранного господства, а также праву этих народов бороться с этой целью и испрашивать и получать поддержку в соответствии с принципами Устава и согласно вышеупомянутой Декларации.

Статья 8

При их толковании и применении изложенные выше положения являются взаимосвязанными, и каждое положение должно рассматриваться в контексте всех других положений.


1 Пояснительные примечания к статьям 3 и 5 содержатся в пункте 20 доклада Специального комитета по вопросу об определении агрессии [Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, двадцать девятая сессия, Приложение, № 19 (A/9619 и Соrr.1 и 2)]. Заявления по определению содержатся в пунктах 9 и 10 доклада Шестого комитета (А/9890).


Источник: Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, двадцать девятая сессия, Приложение, № 31, стр. 181–182

история и государственные признаки, функции, теории происхождения

Определения такого понятия, как «государство» очень много.

Ученые в течение многих столетий формировали правильное объяснение, хотя единого значения до сих пор не существует.

Держава отвечает за обеспечение народного блага и сохранение внутреннего порядка.
[block id=»32″]

...

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Мой мир


[block id=»33″]
Различные авторы и словари дают следующие определения:
  • Это общественная организация, объединенная общей культурой, языком, обычаями и традициями. Это общество расположено на определенной территории, имеет внутренний и внешний суверенитет, систему самоуправления.
  • Политически-социальная организация, которая существует для регулирования отношений между населением.
  • Ядро социальной и политической системы, которое управляет жизнью людей и регулирует их взаимоотношения.
  • Страна вместе со своим населением, проживающим на ее территории.
  • Форма организации общественной системы, базирующаяся на основе механизмов принуждения и управления. Она устанавливает порядок правовых отношений и обладает суверенитетом.

Признаки государства

Ученые выделяют несколько следующих признаков:

  • Территория — суверенитет любой державы распространяется на пространство с четко определенными границами.
  • Население — в государстве народ объединен общими традициями, культурой, языком и обычаями. В его подчинении находится все население, которое проживает на его территории.
  • Независимость — государство может вступать в отношения с другими странами и вести свою политику самостоятельно, а не под влиянием или по принуждению других стран.
  • Аппарат управления — с помощью назначенного правительства государство выполняет свои функции и развивается. Законодательные органы издают своды правил и законов, обязательных для выполнения всему населению страны.
  • Наличие государственных символов. Каждая страна имеет государственный флаг, герб и гимн, которые являются важными признаками ее власти.

[block id=»3″]

Теории происхождения

Существует несколько теорий о происхождении держав, но ни одну из них нельзя считать единственно правильной. Причин появления такого образования, как государство, достаточно много. Первыми возникли страны Древнего Востока — сейчас это территории современных Египта, Ирана, Китая и Индии.

Наиболее известные теории:

  • Теологическая — основывается на религии. В основе этой теории лежит создание государства по воле Бога. Народ считал, что императоры — властители стран — получили свою власть непосредственно по божьей воле.
  • Патриархальная — в ее основе лежит семья. Считается, что страна образуется из семьи, а власть правительства берет основу из власти главы семейства — отца. Так как люди могут существовать только в коллективе, то они стремятся создать семью. Разрастание семейств и привело к образованию государства. Как отец стоит во главе всего семейства, так и патриарх управляет своими подданными.
  • Теория насилия связана с политическими и военными факторами. Согласно этой доктрине, страны образовываются не по причине социально-экономического развития народов, а из-за войн. Завоевания и порабощение племен, насилие привели к созданию стран.
  • Теория общественного договора — государство основалось по соглашению между людьми. В этом случае население частично отказывается от своих интересов в пользу страны, которая будет обеспечивать его права с помощью власти.
  • Материалистическая теория — связана с разделением общества на классы. После появления частной собственности население начало делиться на сословия и классы, между которыми возникали противоречия. Государство возникло как сила, которая контролирует жизнь сословий и решает возникающие конфликты.
  • Расовая теория утверждает, что страны образовались вследствие разделения людей на группы по признакам расы: язык, цвет кожи, традиции, обычаи. В последние годы эту теорию считают псевдонаучной и отожествляют с расизмом.
  • Органическая — основывается на сравнении государства с организмом. Страна, как и любое живое существо, рождается, развивается, стареет и умирает.
  • Ирригационная теория. В ее основе лежит внедрение ирригационного земледелия, которое использовали на территориях с засушливым климатом. В связи с этим появляется необходимость организации работы коллективов, что приводит к появлению властвующей верхушки. Первые государства на основе этой теории образовались на востоке.

[block id=»4″]

Государственные функции

Любое государство осуществляет деятельность, связанную с суверенной властью.

Древние страны выполняли несколько функций, связанных с управлением обществом и хозяйством, охраной территории и собственных границ от нападений врагов, защитой властвующей верхушки и подавлением бунта подчиненных. Современные суверенные территории выполняют намного больше функций.

Главной функцией каждой страны является обеспечение комфортного и безопасного проживания населения на его территории. Другие функции государства делятся на внутренние и внешние.

Внутренние

  • Политическая — обеспечивает выполнение задач по развитию населения, политической стабильности на мировой карте.
  • Правовая — держава устанавливает правовые нормы и законы, с помощью которых регулирует отношения между населением, обеспечивает защиту прав и свободы каждого гражданина.
  • Образовательная — это обеспечение равного доступа всего населения к возможности получения образования.
  • Организаторская — контроль деятельности всех субъектов политической власти, регулирование законов, упорядочивание власти внутри страны.
  • Культурная — отвечает за духовное развитие народа, гарантирует свободный доступ к информационному пространству для удовлетворения культурных запросов населения.
  • Экономическая — создание и деятельность кредитной и налоговой политики, координация экономических процессов, контроль выплаты налогов и материального обеспечения граждан.
  • Экологическая — функция, которая обеспечивает населению здоровую среду для проживания, устанавливает правила использования природных ресурсов.
  • Социальная — обеспечение равенства между разными сословиями населения, защита тех категорий народа, которые сами не могут гарантировать себе нормальное существование. Эта функция отвечает за солидарные отношения внутри общества.

[block id=»5″]

Внешние

  • Функция выгодного сотрудничества — любое государство сотрудничает с другими странами в экономической, культурной, социальной и политической сферах таким образом, чтобы выгода была взаимной.
  • Обеспечение национальной безопасности — власть отвечает за сохранность территории государства, гарантирует его безопасность и сохранность жизни населения, поддерживает необходимый уровень военной обороны страны.
  • Функция поддержания мирового порядка — каждая страна участвует в организации и развитии международных отношений, решении глобальных мировых проблем. Государства осуществляют деятельность, которая касается сокращения числа военных конфликтов.
  • Внешнеполитическая функция — между всеми странами развиваются дипломатические отношения, заключаются международные соглашения и договоры. Державы участвуют в мировых организациях.

Власть и ее признаки

В истории государство как термин объясняется как социальная организация, которая обладала бесконечной властью над населением, проживающим в границах ее территории. Государство отвечает за обеспечение народного блага и внутреннего порядка.

Что свойственно любому государству? В каждой стране власть разделяется на три ветви: судебную, законодательную и исполнительную. Власть верховенствует над всеми организациями и гражданами страны, она является независимой и самостоятельной среди других держав. Именно держава представляет интересы своего народа на мировой политической карте.

Краткое описание признаков государственной власти:

  • Суверенность — страна имеет неограниченной властью над населением и организациями, которые осуществляют свою деятельность в пределах государственных границ.
  • Принудительность — в пределах страны государственная власть имеет право принуждать субъекты к соблюдению законов и правил. При необходимости применяется деятельность специализированных органов в соответствии с установленным законодательством.
  • Всеобщность — это слово означает то, что власть державы распространяется на всю ее территорию и выступает от имени народа.

[block id=»6″]

Мировые государства

Государства считаются признанными в том случае, если они входят в состав Организации Объединенных Наций или имеют возможность стать ее членами. На сегодняшний день в таблице всех держав таких стран насчитывается более двухсот.

Остальные территории не могут быть признаны государствами по таким причинам:

  • Вследствие оккупации (Западная Сахара и Палестина).
  • В случае отказа признания территории державы постоянными членами Организации Объединенных Наций;
  • Слишком малая территория или незначительное количество населения — такие территории принято считать карликовыми государствами;
  • Такие образования, как Европейский Союз, также непризнанны государствами, хотя обладают всеми его признаками.

Держава как политический институт обеспечивает безопасную жизнь населению, а как организационная структура вступает во взаимоотношения с другими политическими субъектами. Состав державы — системы социального обеспечения граждан, суды, армия, органы местного самоуправления — финансируются населением страны путем налогообложения и отвечают за организацию социальной жизни народа. Таблица реформы петра 1 читайте у нас на сайте.
[block id=»2″]
[block id=»10″]

Общество против государства

Остановимся ненадолго на том роковом интересе, который пробудил в индейцах желание получить металлические инструменты. На самом деле, это напрямую связано с вопросом об экономике в первобытных обществах, но совершенно неочевидным образом. Считается, что эти общества якобы обречены на «экономику выживания» по причине их технологической отсталости. Этот довод не имеет ни логических оснований, ни фактических. Логических — потому что не существует абстрактной иерархии, с помощью которой можно было бы измерить уровни технологического развития: техническое оснащение одного общества нельзя прямо сравнивать с оснащением другого общества, и ни к чему сравнивать ружьё с аркой. Фактических — потому что археология, этнография, ботаника и другие науки легко доказывают «рентабельность» и эффективность древних технологий. Так, если первобытные общества основаны на натуральном хозяйстве, то это не из-за отсутствия технических умений. По-настоящему правильный вопрос должен быть поставлен так: экономика этих обществ — это действительно «экономика выживания»? Если попытаться прояснить это понятие, а не довольствоваться тем, чтобы под «экономикой выживания» понимать экономику без рынка и излишков (это было бы простым трюизмом, чистой констатацией различия), тогда получится, что это такой тип экономики, который позволяет обществу исключительно поддерживать своё существование; то есть что такое общество постоянно мобилизует все свои продуктивные силы, чтобы обеспечить своих членов тем минимумом, который необходим для выживания.

Здесь заключено стойкое предубеждение, которое парадоксальным образом соразмерно противоречащей ему и не менее распространённой идее о том, что дикарь ленив. Если в просторечии говорят «работать как негр», то в Южной Америке наоборот — «ленивый как индеец». Тогда надо выбирать одно из двух: или человек из первобытного (американского или другого) общества живёт при господстве экономики выживания и проводит большую часть своего времени в поисках пищи; или же он живёт не в рамках такой экономики и поэтому может позволить себе долгие часы досуга, которые проводит покуривая трубку в своём гамаке. Именно это чрезвычайно поразило первых европейских наблюдателей в индейцах Бразилии. Сколь же велико же было их осуждение, когда они увидели, что полные сил здоровяки предпочитают наряжаться в перья, как женщины, и раскрашивать свое тело вместо того, чтобы истекать по́том в своих садах! Они [дикари] целенаправленно игнорировали саму необходимость в поте лица добывать свой хлеб! Это уже было чересчур, так продолжаться не могло: индейцев сразу же заставили работать, и они от этого погибли. В действительности с самой зари цивилизации ей указывают путь две аксиомы: согласно первой, жизнь настоящего общества разворачивается в оберегающей тени государства, исходя из второй, формулируется категорический императив — работать необходимо.

Индейцы действительно совсем мало времени посвящали тому, что называют работой. И, однако, они не умирали от голода. Хроники того времени единодушно описывают прекрасную внешность взрослых индейцев, крепкое здоровье детей, изобилие и разнообразие продуктов питания. Таким образом, натуральное хозяйство индейских племён никоим образом не предполагало всё время мучительного поиска пищи. Значит, натуральное хозяйство совместимо со значительным сокращением времени, необходимого для продуктивных занятий. Возьмём южноамериканские племена земледельцев — например, тупи-гуарани, чья праздность так раздражала французов и португальцев. Экономическая жизнь этих индейцев была основана, главным образом, на сельском хозяйстве, кроме него — на охоте, рыболовстве и собирательстве. Один сад использовали от четырёх до шести лет подряд, после чего его покидали из-за истощения почвы или, что более вероятно, из-за трудноискоренимых сорняков. Основная часть работы мужской половины племени состояла в обработке нужных земель с помощью каменного топора и огня. Эта задача, выполняемая в конце сезона дождей, мобилизовала мужчин на один или два месяца. Почти вся оставшаяся часть сельскохозяйственной работы — сажать, пропалывать, собирать урожай — в соответствии с половым разделением труда входила в обязанности женщин. Из этого следует забавный вывод: мужчины, то есть половина населения, работали примерно два месяца раз в четыре года! Что касается оставшегося времени, они его посвящали занятиям, которые воспринимались не как обязанность, а как удовольствие: охота, рыбалка, праздники и попойки; или, наконец, удовлетворение своей страстной тяги к войне.

Итак, этот массив впечатляющих качественных данных подтверждают недавние исследования более наглядного характера, которые заключаются в измерении времени, посвященного работе в обществах [живущих за счёт] натурального хозяйства. Идёт ли речь об охотниках-кочевниках пустыни Калахари или об оседлых индейцах-земледельцах, полученные цифры показывают, что среднее количество отведённого на работу времени не превышает четырёх часов в день. Лизо [3], проведший несколько лет в племени индейцев яномами из венесуэльской Амазонии, вычислил, что средняя продолжительность времени, которое взрослый человек ежедневно отводит на работу (на все её виды), едва превышает три часа. Мне не довелось провести аналогичные расчёты среди гуаяки — охотников-кочевников парагвайских лесов — но можно с уверенностью сказать, что индейцы (мужчины и женщины) проводили по меньшей мере полдня в почти полной праздности, поскольку иногда (но не каждый день) они занимались охотой и собирательством примерно с 6 до 11 часов утра. Возможно, схожие исследования последних сохранившихся первобытных сообществ, проведённые с учётом экологических различий, привели бы к аналогичнымм результатам.

Всё это довольно далеко от того жалкого образа, который ассоциируется с идеей натурального хозяйства. Человек в первобтыном обществе не только никоим образом не принуждён к этому якобы животному существованию в постоянном поиске средств для выживания; [выживание как] результат — и даже более того — достигается ценой непродолжительной активности. Это означает, что членам первобытного общества хватает времени на то, чтобы при желании преумножить производство материальных благ. В таком случае здравый смысл вопрошает: зачем людям из первобытных обществ работать и производить больше, когда трёх или четырёх часов спокойной ежедневной активности достаточно, чтобы удовлетворить потребности их группы? На что им это? Для чего им накопленные таким образом излишки? В чём было бы их назначение? Люди работают свыше их потребностей только тогда, когда их к этому принуждают. И такой принуждающей силы, очевидно, нет в первобытном мире; отсутствие этой внешней силы даже определяет саму природу первобытных обществ. Можно описывать экономическую организацию таких обществ через понятие «экономики выживания», только если мы понимаем под этим не нужду, которая якобы происходит от нехватки, от немощности этого типа общества и его технологий; но напротив — отказ от ненужных излишков, намерение согласовывать продуктивную активность с удовлетворением потребностей. И не более того. К тому же, если быть более точным, в первобытных обществах вообще-то бывают излишки: плодов выращенных растений (маниок, кукуруза, табак, хлопок и пр.) всегда больше, чем необходимо группе, т. к. это добавочное производство, разумеется, включено в нормальное время работы. Этот избыток, полученный без прибавочного труда, потребляется и тратится в чисто политических целях — во время праздников, визитов чужаков и т. д.

Преимущество металлического топора перед каменным слишком очевидно, чтобы на нём останавливаться: за одинаковое время первым можно срубить, наверное, в десять раз больше, чем вторым, либо же выполнить одну и ту же работу в десять раз быстрее. И когда индейцы открыли для себя продуктивное превосходство топоров белых людей, они захотели получить эти инструменты не для того, чтобы производить больше за то же количество времени, а чтобы производить столько же в десять раз быстрее. Произошло же всё ровным счётом наоборот, потому что вместе с металлическими топорами в первобытный мир индейцев пришли насилие и власть, которые привезли с собой на континент цивилизованные первооткрыватели.

Как пишет Лизо по поводу племени яномами, первобытыне общества — это общества отказа от труда: «Презрение яномами к работе и их равнодушие к автономному технологическому прогрессу бесспорно» [4]. Это справедливо и красноречиво выразил М. Салинз [5]: первобытные общества — это первые общества досуга и изобилия.

Определение государства по Merriam-Webster

\ ˈStāt \

: режим или состояние состояние готовности

б (1) : состояние ума или темперамента в очень нервном состоянии

(2) : состояние ненормального напряжения или возбуждения

: состояние или стадия физического существа чего-либо насекомые в личиночном состоянии газообразное состояние воды

б : любое из различных условий, характеризующихся определенными величинами (например, энергией, угловым моментом или магнитным моментом), в которых может существовать атомная система.

: социальное положение особенно : высокий ранг

б (1) : изысканный или роскошный стиль жизни

(2) : формальное достоинство : пышность - обычно используется с в : группа лиц, составляющих особый класс в обществе : сословие 3

б государства множественного числа : члены или представители правящих классов, собранные в законодательный орган

c устаревший : человек высокого ранга (дворянин)

: политически организованная группа людей, обычно занимающих определенную территорию. особенно : суверенный

б : политическая организация такой группы людей.

c : правительство или политически организованное общество с особым характером. полицейское государство государство всеобщего благосостояния

6 : операции или проблемы правительства страны

: одна из составляющих нации с федеральным правительством. пятьдесят штатов

б Государства множественного числа : Соединенные Штаты Америки

8 : территория государства

переходный глагол

1 : устанавливается постановлением или органом власти

2 : , чтобы выразить подробности, особенно словами : отчет широко : выразить словами

Знакомство с национальными государствами | Западная цивилизация

Ключевые моменты

  • Понятие национального государства, как известно, трудно определить.Рабочее и неточное определение
    : тип государства, который объединяет политическую единицу государства с культурной единицей нации, из которой он стремится получить свою политическую легитимность для правления и, возможно, свой статус суверенного государства.
  • Происхождение и ранняя история национальных государств оспариваются. Обсуждались два основных теоретических вопроса. Во-первых, «Что было раньше, нация или национальное государство?» Во-вторых, «национальное государство - это современная или древняя идея?» Ученые продолжают обсуждать ряд возможных гипотез.
  • Чаще всего идея национального государства была и связана с возникновением современной системы государств, часто называемой «Вестфальской системой» в связи с Вестфальским договором (1648 г.).
  • Национальные государства имеют свои собственные характеристики, которые сегодня могут считаться само собой разумеющимися факторами, формирующими современное государство, но все они развивались в отличие от донациональных государств.
  • Наиболее очевидное влияние национального государства - это создание единой национальной культуры посредством государственной политики.Наиболее показательные примеры - национальные системы обязательного начального образования, которые обычно популяризируют общий язык и исторические нарративы.

Условия

декларативная теория государственности

Теория, которая определяет государство как личность в международном праве, если оно соответствует следующим критериям: 1) определенная территория; 2) постоянное население; 3) правительство; и 4) способность вступать в отношения с другими государствами. Согласно ему, государственность субъекта не зависит от его признания другими государствами.

конститутивная теория государственности

Теория, которая определяет государство как личность в международном праве, если и только если оно признано суверенным другими государствами. Эта теория признания была разработана в 19 веке. Согласно ему, государство считалось суверенным, если другое суверенное государство признавало его таковым.

Вестфальская система

Глобальная система, основанная на принципе международного права, согласно которому каждое государство обладает суверенитетом над своей территорией и внутренними делами, исключая все внешние силы, на принципе невмешательства во внутренние дела другой страны, и что каждое государство (нет независимо от того, насколько они велики или малы) в международном праве равны.Доктрина названа в честь Вестфальского мира, подписанного в 1648 году, положившего конец Тридцатилетней войне.

Понятие национального государства, как известно, трудно определить. Энтони Смит, один из самых влиятельных исследователей национальных государств и национализма, утверждал, что государство является национальным государством только в том случае, если и когда отдельное этническое и культурное население населяет границы государства, а границы этого государства сосуществуют. с границами этого этнокультурного населения.Это очень узкое определение, предполагающее существование модели «одна нация, одно государство». Следовательно, его критериям соответствуют менее 10% государств мира. Наиболее очевидным отклонением от этой в значительной степени идеальной модели является наличие меньшинств, особенно этнических меньшинств, которые этнические и культурные националисты исключают из состава большинства нации. Наиболее яркими историческими примерами групп, которые были специально выделены как аутсайдеры, являются рома и евреи в Европе. С юридической точки зрения, многие национальные государства сегодня принимают определенные меньшинства как часть нации, что обычно подразумевает, что члены меньшинств являются гражданами данного национального государства и пользуются теми же правами и свободами, что и члены большинства нации.Однако националисты и, следовательно, символические рассказы о происхождении и истории национальных государств часто продолжают исключать меньшинства из национального государства и нации.

Согласно более широкому рабочему определению, национальное государство - это тип государства, который объединяет политическое образование государства с культурным образованием нации, из которого оно стремится получить свою политическую легитимность для правления и потенциально свой статус в качестве государства. суверенное государство, если принять декларативную теорию государственности в отличие от конститутивной теории.Государство - это политическая и геополитическая единица, а нация - культурная и этническая. Термин «национальное государство» подразумевает, что они совпадают в том смысле, что государство решило принять и поддержать определенную культурную группу как связанную с ним. Концепцию национального государства можно сравнить и противопоставить концепции многонационального государства, города-государства, империи, конфедерации и других государственных образований, с которыми она может пересекаться. Ключевым отличием является отождествление народа с политикой в ​​национальном государстве.

Происхождение и ранняя история национальных государств оспариваются. Обсуждались два основных теоретических вопроса. Во-первых, «Что было раньше, нация или национальное государство?» Во-вторых, «национальное государство - это современная или древняя идея?» Некоторые ученые выдвинули гипотезу о том, что национальное государство было непреднамеренным побочным продуктом интеллектуальных открытий 15 века в области политической экономии, капитализма, меркантилизма, политической географии и географии в сочетании с картографией и достижениями в картографических технологиях.Для других сначала существовала нация, затем возникли националистические движения за суверенитет, и национальное государство было создано для удовлетворения этого требования. Некоторые «модернизационные теории» национализма рассматривают его как продукт государственной политики по унификации и модернизации уже существующего государства. Большинство теорий рассматривают национальное государство как современный европейский феномен, которому способствуют такие разработки, как образование под мандатом государства, массовая грамотность и средства массовой информации (включая печать). Однако другие ищут корни национальных государств в древности.

Чаще всего идея национального государства была и связана с возникновением современной системы государств, часто называемой «Вестфальской системой» в связи с Вестфальским договором (1648 г.). Баланс сил, характерный для этой системы, зависел от ее эффективности на четко определенных, централизованно контролируемых, независимых образованиях, будь то империи или национальные государства, которые признавали суверенитет и территорию друг друга. Вестфальская система не создала национального государства, но национальное государство отвечает критериям составляющих его государств.

Европейские границы, установленные Венским конгрессом 1815 года. Эта карта Европы с очерченными границами 1815 года демонстрирует, что еще в начале 19 века Европа была разделена в основном на империи, королевства и конфедерации. Вряд ли какие-либо объекты на карте соответствовали бы критериям национального государства.

Национальные государства имеют свои собственные характеристики, которые сегодня могут считаться само собой разумеющимися факторами, формирующими современное государство, но все они развивались в отличие от донациональных государств.Их территория считается полусакральной и непередаваемой. Национальные государства используют государство как инструмент национального единства в экономической, социальной и культурной жизни. Национальные государства обычно имеют более централизованное и единообразное государственное управление, чем их имперские предшественники, потому что они меньше и менее разнообразны. После триумфа национального государства в Европе в XIX веке региональная идентичность обычно подчинялась национальной идентичности. Во многих случаях региональная администрация также подчинялась центральному (национальному) правительству.Этот процесс был частично обращен вспять с 1970-х годов, когда были введены различные формы региональной автономии в ранее централизованных государствах (например, во Франции).

Наиболее очевидное влияние национального государства по сравнению с его вненациональными предшественниками - это создание единой национальной культуры посредством государственной политики. Модель национального государства подразумевает, что его население представляет собой нацию, объединенную общим происхождением, общим языком и многими формами общей культуры.Когда подразумеваемое единство отсутствовало, национальное государство часто пыталось создать его. Создание национальных систем обязательного начального образования обычно связано с популяризацией националистических нарративов. Даже сегодня в начальных и средних школах по всему миру часто преподают мифологизированную версию национальной истории.

Стандартная карта Европы Бэкона, 1923 год. В то время как некоторые европейские национальные государства возникли в 19 веке, окончание Первой мировой войны означало конец империй на континенте.Все они распались на несколько более мелких штатов. Однако только после трагедии Второй мировой войны и послевоенного сдвига границ и переселения населения многие европейские государства стали более этнически и культурно однородными и, таким образом, ближе к идеальному национальному государству.

Состояние

: определение, размеры и историческое происхождение

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021.Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 05 августа 2021 г.

Глава
(стр.51) 3 Государство: определение, размеры и историческое происхождение
Источник:
Демократия, власть и государство
Автор (ы):

Гильермо О'Доннелл (веб-страница автора)

Издатель:
Оксфорд University Press

DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780199587612.003.0004

Эта глава начинается с обсуждения веберовской концептуализации государства, к которой добавляются некоторые нюансы, часто упускаемые из виду в литературе. На этой основе предлагается разделить государство по четырем основным параметрам - бюрократия, правовая система, коллективная идентичность и фильтр - чтобы добавить к его разграничению населения и территории и его признанию в качестве такового различными участниками международной системы. После аналитического экскурса, в котором обсуждаются характеристики, типичные для самых сложных ассоциаций, включая государство, глава переходит к сводному описанию государственного строительства на Северо-Западе, упоминая довольно исключительные случаи Германии и особенно Соединенных Штатов.Еще раз добавлены некоторые ссылки на другие части мира, которые более подробно рассматриваются в главе VIII с акцентом на Латинскую Америку.

Ключевые слова: государство, государственное строительство, Вебер, размеры государства, США, Германия

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста свяжитесь с нами .

Суверенитет в американской политической системе: определение и история - видео и стенограмма урока

Народный суверенитет

Помните, что Соединенные Штаты установлены в соответствии с U.S. Конституция , которая была принята в 1788 году. Создатели нашей Конституции создали наше правительство, которое будет находиться под исключительным контролем народа США. Важно отметить, что мы самоуправляемы. Мы избираем представителей нашего правительства и принимаем собственные законы. Многие ученые-правоведы предпочитают думать о гражданах как о суверенных, а не о штатах или федеральном правительстве.

Этот политический принцип известен как народный суверенитет . Этот принцип утверждает, что источником государственной власти является воля народа.Народный суверенитет основан на концепции, согласно которой правительство существует для того, чтобы приносить пользу гражданам. Если правительство не действует в интересах граждан, оно должно прекратить свое существование.

США не были первыми, кто использовал народный суверенитет. Идея существовала и использовалась за тысячи лет до создания Конституции. Фактически, и римляне, и греки использовали народный суверенитет. Обе системы использовали выборных или назначенных представителей для управления правительством, как и в U.S.

Двойной суверенитет

В США на самом деле существует несколько суверенных правительств. Напомним, что Конституция создала федерализм . Федерализм - это разделение властей между федеральным правительством и правительствами отдельных штатов. Определенные полномочия переданы федеральному правительству в соответствии с Конституцией, а все другие вопросы закреплены за штатами в соответствии с Десятой поправкой.

Это означает, что правительство каждого штата также является суверенным лицом.Таким образом, у нас есть два уровня суверенитета: федеральное правительство и правительства штатов. Например, Небраска не может сказать Неваде, что они могут и чего нельзя делать. Государства независимы друг от друга. Кроме того, федеральное правительство не зависит от каждого штата.

Эти уровни приводят к правовому принципу, известному как аннулирование . Аннулирование защищал Томас Джефферсон и утверждает, что штаты могут и должны отказываться от соблюдения неконституционных федеральных законов.Поскольку штаты независимы от федерального правительства, аннулирование означает, что штаты не несут прямой ответственности за соблюдение законов других субъектов. Это предназначено для проверки федеральных полномочий, потому что, если федеральному правительству будет позволено определять объем своих собственных полномочий, оно может продолжать расширять эти полномочия. Обратите внимание, однако, что ни один федеральный суд никогда не поддерживал использование аннулирования.

Хотя штаты пока не могут отклонить федеральные законы, обратите внимание, что полномочия правительства штата и полномочия федерального правительства иногда частично совпадают.Эта концепция известна как Доктрина двойного суверенитета . Эта доктрина гласит, что более одного юридического лица могут преследовать человека в судебном порядке, если это лицо обвиняется в нарушении закона каждого юридического лица. Доктрина двойного суверенитета означает, что положение о двойной опасности Пятой поправки не применимо к этим ситуациям.

Например, Карл совершает ограбление банка в Калифорнии. Когда он выбегает из банка, он крадет машину. Карл использует украденную машину как средство передвижения.Федеральное правительство может привлечь Карла к ответственности за ограбление банка, потому что кража денег из банка является федеральным преступлением. Штат Калифорния может привлечь Карла к ответственности за угон автомобиля. Карл может быть привлечен к уголовной ответственности отдельно в каждом суде, даже если его преступления были частью одной сделки. Это связано с тем, что двойной суверенитет позволяет каждому государственному учреждению принимать и обеспечивать соблюдение своих собственных законов.

Итоги урока

Давайте рассмотрим. Декларация независимости официально провозгласила американские колонии независимыми и суверенными государствами.Колонии больше не находились под властью Великобритании. Двенадцать лет спустя была принята Конституция США , которая провозгласила США суверенным государством.

Суверенитет означает, что Соединенные Штаты являются свободной и независимой страной. США основаны на народном суверенитете , что означает, что источником государственной власти является воля народа. Мы самоуправляемы.

Поскольку каждый из штатов оставался независимым друг от друга и от федерального правительства, у нас фактически есть два уровня суверенитета.Это известно как Доктрина двойного суверенитета и допускает судебное преследование как на уровне штата, так и на федеральном уровне, не нарушая двойной опасности. Однако двойной суверенитет привел к правовому принципу, продвигаемому Томасом Джефферсоном, который назвал аннулированием . В нем говорится, что штаты могут и должны отказываться от исполнения неконституционных федеральных законов, хотя до сих пор ни один федеральный суд не разрешил аннулирование.

Результаты обучения

После завершения этого видеоурока вы должны уметь:

  • Вспомнить официальное заявление Соединенных Штатов Америки Декларацией независимости и ратификацию Соединенного Королевства.S. Конституция
  • Объясните значение суверенитета и народного суверенитета
  • Опишите «Доктрину двойного суверенитета» и правовой принцип «аннулирования»

Государство - преподавание американской истории

ГЛАВА 1. ВОЗМОЖНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА. 1. Природа вопроса . - Вероятное происхождение правительства - это вопрос факта, который должен быть решен не путем предположений, а историей. Ответ на него следует искать среди оставшихся нам следов истории первобытных обществ.Факты дошли до нас с того самого раннего времени фрагментами, многие из которых были обнаружены только путем умозаключений и были собраны вместе благодаря проницательной изобретательности ученых так же, как полные скелеты были созданы вдохновенными натуралистами в свете скудных скелетов. предложения только одного или двух ископаемых суставов. Как эти фрагменты примитивных животных хранились для нас запечатанными в скалах земли, так и фрагменты примитивных институтов были сохранены, встроены в скалы сохранившихся законов или обычаев, смешаны с мусором накопленных традиций, кристаллизованных в организации. о все еще диких племенах, или хранятся любопытно в музее фактов и слухов, сведенных воедино каким-то древним историком.Какими бы ограниченными и сложными ни были такие средства воссоздания истории, они достойны терпеливого сравнения и анализа так же хорошо, как и материалы археолога и филолога. Факты о происхождении и ранней истории правительства по крайней мере так же доступны, как и факты, касающиеся роста и родства языков или происхождения и развития искусств и наук. Во всяком случае, тот свет, который мы можем получить из знания о младенчестве общества, которое мы, таким образом, мало нам предоставляли, лучше, чем тот, который мог бы быть получен из любых a priori спекуляций, основанных на нашем знакомстве с нашей современной сущностью, или из каких-либо фантазий. , как бы умно это ни было построено, чтобы мы могли сплетать способ, которым история могла бы быть правдоподобно прочитана в обратном направлении.

2. Подлежащие изучению расы: арии. . - Для целей самого широкого сравнения при отслеживании развития правительства было бы, конечно, желательно включить в исследование раннего общества не только те арийские и семитские расы, которые сыграли главные роли в истории мира, но также и все примитивное племя, будь то готтентоты или ирокезы, финны или турки, об институтах и ​​развитии которых мы вообще что-то знаем. Такой всемирный обзор был бы необходим для любой индукции, которая претендовала бы на прослеживание правительства во всех его формах до общего архетипа.Но на практике не требуется подобного смешения несочетаемых диких обычаев и традиций, чтобы построить безопасный текст, на основе которого можно будет изучить правительства, выросшие и достигшие полного расцвета в политическом мире, к которому мы принадлежим. Чтобы проследить происхождение европейских и американских правительств, которые сформировали порядок социальной жизни тех более сильных и благородных рас, которые добились наиболее заметного прогресса в цивилизации, необходимо знать политическую историю греков, латинян. , тевтонцы и кельты в основном, если не только, и только изначальные политические привычки и идеи арийской и семитской рас.Существующие правительства Европы и Америки представляют собой доминирующие типы сегодняшнего дня. Знание других систем, которые побеждены или мертвы, лишь косвенно помогло бы понять, что живые и победоносные - наиболее приспособленные из оставшихся в живых.

3. Семитские и туранские экземпляры. . - Даже семитские институты действительно должны занимать второстепенное место в таких исследованиях. Основные опоры современных европейских форм правления - арийские. Институциональная история семитских или туранских народов является не столько частью истории этих правительств, сколько аналогом ей на многих ранних стадиях развития.Похоже, что арийские, семитские и туранские расы в тот или иной период проходили через сходные формы социальной организации. Следовательно, каждая из них представляет собой иллюстрацию своей истории и тех социальных обычаев и комбинаций, которые наиболее успешно пережили крушение изменений, вероятных ранних форм и возможных последовательных этапов политической жизни среди других. Арийская практика часто может быть освобождена от сомнений семитским или туранским примером; но это арийская практика, которую мы в первую очередь хотим знать.

4. Правительство прежде всего опиралось на родство. - То, что известно о центральных нациях истории, ясно показывает тот факт, что социальная организация и, следовательно, правительство (которое является видимой формой социальной организации) возникли в году в родстве . Первоначальные узы союза и первоначальная санкция на власть магистра были одним и тем же, а именно реальными или притворными кровными отношениями. Другими словами, семьи были первобытным государством. Первоначальное государство было семьей.Исторически современное государство можно рассматривать как в важном смысле только расширенную семью: «государство» - это «семья»; писать крупно.

5. Ранняя история семьи; было ли оно изначально патриархальным? - Таким образом, возникновение правительства тесно связано с ранней историей семьи. Но выводы, которые следует сделать из того, что известно о происхождении семьи, к сожалению, дают основание для многих современных расхождений во мнениях. Это различие во мнениях может быть определенно резюмировано двумя следующими противоположными взглядами:

(1.) Что патриархальная семья года , к которой восходит ранняя история великих рас и с которой эта история, кажется, начинается, была семьей в ее первоначальном состоянии, изначальной, истинной архаической семьей.

Патриархальная семья - это семья, в которой происхождение восходит к общему предку-мужчине по прямой мужской линии, и в которой власть правления принадлежит старшему из ныне живущих мужчин по восходящей линии.

(2) Что патриархальная семья, которая, как известно, находится на той или иной стадии развития почти каждой расы, была развитой и сравнительно поздней формой семьи, а не ее первой формой, возникшей в результате различные стадии и разновидности полиандрии (множественность мужей) и полигамии (множественность жен), вызванные, возможно, изначальным состоянием распущенности и полной неразберихи в отношениях полов и, как следствие, путаницы в кровных отношениях и в управлении потомством .

Короче говоря, с одной стороны, считается, что патриархальная семья была изначальной семьей; а с другой стороны, что это была не первоначальная, а производная форма, другие предшествовавшие ей менее отчетливой организации.

6. Свидетельства: Индия. - Как уже отмечалось, свидетельства, на которых основано первое из названий, основаны главным образом на истории того, что я назвал центральными расами мира, а именно тех арийских рас, которые теперь доминируют на континентах Европы. и Америка, которые, помимо окраин Африки своими навязчивыми поселениями, давно вернулись на Восток и отвоевали большую часть своей первоначальной родной территории в Азии.В последние годы в Индии англичане начали осознавать более полно, чем раньше, что они находятся среди собратьев-арийцев, чья оставшаяся цивилизация и давно кристаллизованные институты удерживали их очень близко к их ранним социальным привычкам. В кастовой системе Индии большая часть древнейших законов расы, многие из ее самых рудиментарных концепций социальных отношений прочно закрепились, застряв в корешках соблюдения с незапамятных времен. Кроме того, во многих уголках Индии есть грубые деревенские общины, изоляция, слабость или инертность которых еще больше задерживают их приближение к отправной точке общественной жизни.У этих запоздалых арийцев все более очевидные признаки указывают на патриархальную семью как на семью их происхождения.

7. Славянские общины, древнее ирландское право и древние тевтонские обычаи. - В России, Далмации и Хорватии до сих пор сохранились славянские деревенские общины очень примитивного типа, которые столь же недвусмысленно свидетельствуют о патриархальной организации как об изначальном порядке их общественной жизни. Древний ирландский закон говорит то же самое об архаичных формах социальной организации арийских кельтов: патриархальная семья была первой политической единицей расы.И к ним древняя тевтонская община, которую еще предстоит увидеть через все изменения истории в Англии и на континенте, добавляет свидетельство многих обычаев землевладения и общинной солидарности, основанных на четкой традиции родства, происходящей от общего предка. .

8. Греческие и римские семьи. - Помимо этих сравнительно современных свидетельств сохранившихся законов и обычаев, у нас есть, в качестве еще более ясных свидетельств, несомненные социальные истоки греческой и римской политики.Они тоже возникли, если рассматривать историю в ее самом прямом смысле, в патриархальной семье. Римское право, эта плодовитая мать современных юридических идей и практики, берет свое начало с тех времен, когда отец семейства правил как король и первосвященник своего маленького государства, что повлияло на все его особенности. Не менее отчетливо говорят о подобном происхождении в греческих учреждениях. В любом случае нельзя окончательно доказать, что эти великие классические арийские расы знали какую-либо более раннюю форму социальной практики, чем патриархальная семья.

9. Сомнение. - Тем не менее, даже арийские институты несут некоторые неясные следы - следы возможной ранней путаницы в кровных отношениях, - которые предполагают непатриархальное государство; и те, кто считает патриархальную семью сравнительно поздним развитием, указывают на эти следы, предполагая, что они, возможно, имеют важное значение для универсальной применимости их собственного взгляда на архаические типы общества. Однако даже там, где такие следы наиболее отчетливы, в легендах и обычаях, они ни в коем случае не столь отчетливы, чтобы вызывать сомнения в истинности патриархальной теории.Все они подвержены объяснениям, которые поддержали бы или, по крайней мере, не ослабили бы эту теорию.

10. Неарийская семья . - Все действительно существенные свидетельства отсутствия в раннем обществе каких-либо определенных форм семьи, основанных на явном родстве, которое предполагается в патриархальной теории, взяты из того, что: с нашей нынешней точки зрения, мы можем назвать отдаленные расы неарийскими расами. Многие из этих рас оставались неподвижными, очевидно, в течение столетий, в том, что, сравнивая их состояние с нашим собственным, мы называем дикой страной, в которой есть веские основания полагать, что очень ранние системы социального порядка сохранились.В таких случаях имеется множество свидетельств того, что родство исчисляется только по материнской линии, как будто в явном сомнении относительно отцовства; кровного родства, обозначенного во всем широком кругу племени, не реальным или предполагаемым общим происхождением от человеческого предка, а посредством выдумки общего происхождения от какой-то птицы или зверя, от которого племя берет свое название, как будто из-за отсутствия каких-либо лучших средств определения общей крови; браков братьев с сестрами, групп мужчин с группами женщин или групп мужчин с какой-либо одной женщиной.Более того, в случае некоторых из этих племен, среди которых сейчас существует полигамия или даже моногамия, наряду с патриархальной дисциплиной, считается возможным проследить явные признаки эволюции этих более цивилизованных форм семейной организации от более ранних практик. беспорядочных многократных браков или даже более ранней распущенности в сексуальных отношениях.

Таким образом, цвет вероятности придается мнению о том, что патриархальная семья в этих случаях почти наверняка во всех случаях, возможно, возникла из таких оригиналов.

11. Арийская традиция . - Эти доказательства, однако, достигают арийских рас только путем сомнительных выводов, через редкие и неясные знаки. Нет веры более глубоко укоренившейся в традициях этих более сильных рас, чем вера в прямое общее происхождение через мужчин от общего предка мужского пола, человека или божества; и ничто не могло быть более многочисленным или отчетливым, чем следы, унаследованные в самом сердце их государственного устройства от изначальной патриархальной организации семьи как архетипа их политического строя.

12. От патриархальной семьи к государству - Таким образом, патриархальная семья, рассматриваемая как изначальная политическая единица этих рас, дает нам достаточно ясную картину зарождения правления. Во-первых, это семья, которой управляет отец как король и священник. У сыновей нет большинства, пока жив их отец. Они могут жениться и иметь детей, но они не могут иметь совершенно отдельную и независимую власть в течение жизни своего отца, кроме той, которую он заставляет их осуществлять.Все, чем они владеют, даже их жизни и жизни тех, кто от них зависит, находится в распоряжении этого абсолютного отца-властителя. Семья со временем расширяется до Дома, gens , и этим тоже правит главный родственник. Существуют общие религиозные обряды и обряды, которые gens рассматривают как символ своего единства как единой семьи; а главы домов в силу своего положения выполняют высокие представительские и, вероятно, определенные императивные судебные функции.Дома в конце концов объединяются в племена; и вождь все еще огражден святостью общего родства с соплеменниками, которыми он правит. Он, по крайней мере теоретически, главный родственник, родственник во власти. Наконец, племена объединяются, и возникает древнее государство со своим царем, отцом и священником своего народа.

13. Предубеждения, которые нужно отбросить . - Оглядываясь назад на эти первые стадии политического развития, необходимо отбросить из головы определенные предубеждения, которые являются одновременно правильными и законными для современных концепций правления, но которые могли иметь не нашел места в примитивной мысли по этому поводу.В настоящее время невозможно понять раннюю историю институтов, не избавившись, таким образом, от многих концепций, наиболее естественных и, по-видимому, наиболее необходимых для него. Века, отделяющие нас от младенчества общества, также на всем протяжении истории человеческой мысли отделяют нас от идей, в которых родились отцы расы; и ничто, кроме самого легковерного движения воображения, не может позволить современному студенту вернуться к тем концепциям социальной связи и власти, в которых возникло правительство.

14. Государство и земля . - Как возможно, например, для современного ума ясно представить странствующую политическую организацию , государство без территориальных границ или потребности в них, состоящее из людей, но связаны с отсутствием фиксированной или определенной среды обитания? И тем не менее таковы были ранние государства, группы кочевников, которые время от времени охотились, ловили рыбу или пасли свои стада у той или иной конкретной реки, или на том или ином знакомом горном склоне или на внутреннем берегу моря, но никогда не относились к себе и не рассматривались. их соседи окончательно отождествляются с какой-либо определенной территорией.Историки указали на многочисленные свидетельства этих фактов, которые можно найти в истории Европы не ранее пятого века нашей эры. Франки ворвались в Римскую империю только потому, что до этого не подозревали, что будут ограничены какой-либо конкретной франкской землей. Они не оставили позади себя Франции у истоков Рейна; и их короли покинули прежние места своей расы, но не как короли Франции, а как короли франков. Были короли франков, когда территория, ныне называемая Германией, а также территория, ныне известная как Франция, находились во владении этой властной расы; и они стали королями Франции только тогда, когда несколько столетий спустя они поселились в непривычная привычка ограничиваться одной землей.Привлеченный процессами феодализации (разделы 243, 253, 268, 269 ), суверенитет наконец обрел местное жилище и новое имя.

15. То же самое относилось и к другим германским народам. У них также были вожди, которые были их вождями, а не вождями своих земель. Английские короли были королем в течение многих лет, даже в течение нескольких столетий после 449 г. н.э., до того, как появился такой человек, как король Англии. Джон действительно был первым, кто официально принял этот титул.Верно, что с самого начала социальная организация повсюду имела тенденцию все более и более тесно связываться с землей, из которой каждая социальная группа черпала свое пропитание. Когда миграционная жизнь закончилась, особенно, и оседлые занятия земледелием заставили людей обосноваться на земле, которую они стремились обрабатывать, политическая жизнь, как и все другие виды общественной деятельности, стала все более и более напрямую ассоциироваться с земля, на которой жила каждая община. Но такая связь между господством и землей была медленно развивающимся понятием, а не понятием, рожденным близнецом с понятием правительства.

16. Современные определения государства всегда ограничивают суверенитет определенной земли. «Государство, - говорит Блунчли, - это политически организованный народ (Volkper-son) определенной страны» , и все другие авторитетные авторы аналогичным образом устанавливают четкие физические границы для государства. Такая идея была бы непонятна первым строителям правительства. Они не могли понять, почему они не могут перевезти весь свой народ, «багаж и багаж» в другие страны, или почему, если уж на то пошло, они могут не заставлять их беспрерывно перемещать свои палатки и имущество с места на место в бесконечном мире. миграции, ни в малейшей степени не нарушая целостности или даже управления их новорожденным государством.«У каждой организованной группы людей были другие средства познания своего единства, кроме простого соседства друг с другом; другие способы отличить себя от подобных групп людей, кроме расстояния или вмешательства горы или ручья. Первоначальные правительства были связаны узами более тесными, чем узы географии, более реальными, чем узы простого соприкосновения. Их связывало настоящее или предполагаемое родство. У них было совместное существование, которое они считали унаследованным у них в крови и выраженным во всех их повседневных отношениях друг с другом.Они жили вместе из-за этих отношений; они не были родственниками, потому что жили вместе.

17. Контракт против статуса. . - Едва ли менее необходима для современной мысли, чем идея территориальности как связанной с существованием государства, идея договора как определяющего отношения индивидов. И все же эту идею нужно отбросить, если мы хотим понять первобытное общество. В этом обществе мужчин было , рожденных и занимавших положение и роль, которую они должны были играть на протяжении всей жизни, поскольку они до сих пор относятся к людям, сохраняющим свои самые ранние представления об общественном порядке.Это известно как закон статуса . Это не вопрос выбора или добровольной договоренности, в каких отношениях люди будут друг к другу как личности. Рожденный рабом пусть остается рабом; ремесленник, ремесленник; Священник, священник, является повелителем закона статуса. Превосходительство не может поднять кого-либо выше своего отцовства; Способности могут действовать только в сфере права каждого человека по рождению. Ни один человек не может потерять касту, не потеряв при этом респектабельности и защиты закона.Или, чтобы вернуться в менее развитое общество, ни один сын, каким бы одаренным он ни был, не может законно порвать с авторитетом своего отца, каким бы жестоким или неподъемным он ни был; или заключите любой союз, который хоть в малейшей степени отвлечет его от семейного союза и долга, в которых он родился. Нет мысли о контракте. Карьера каждого мужчины определяется для него еще до его рождения. Его кровь делает его жизнь. Отказ от своего места рождения при такой системе означает нарушение не только социальных, но и религиозных обязанностей и навлечь на себя проклятия людей и богов.Первобытное общество опиралось не на договор, а на статус. Статус должен был быть нарушен какой-то сознательной или бессознательной революцией, прежде чем могла возникнуть идея контракта; и когда эта идея действительно возникла, перемены и разнообразие были гарантированы. Изменение существующего общественного строя было последним, о чем мечтали первобытное государство; и те расы, которые позволили верховенству статуса укрепиться в своей жизни, все еще стоят там, где они стояли тысячу лет назад. «Уход мужчин ради того, чтобы их карьера определялась их эффективностью», - говорит г-н.Спенсер, «мы можем назвать принцип изменения социальной организации».

18. Теории происхождения государства: теория контрактов. . - Такие взгляды на первобытное общество предоставляют нам разрушительные разложения некоторых теорий, когда-то бывших почти всеобщей модой, относительно происхождения правительства. Самая известная и для наших настоящих целей наиболее важная из этих теорий - это теория, приписывающая происхождение правительства социальному соглашению первобытных людей.

Наиболее известные имена, связанные с этой теорией, используемой для объяснения существования политического общества, - это имена Хукера, Гоббса, Локка и Руссо.Его можно найти в Hooker's Ecclesiastical Polity, Hobbes’s Leviathan, Locke’s Civil Government, и Руссо The Social Contract.

Эта теория всегда начинается с предположения, что существует, помимо и над законами людей, Закон Природы ». Гоббс задумал этот Закон, чтобы включить« справедливость »,« равенство »,« скромность »,« милосердие »; «В общем» - поступать с другими так, как поступили бы с нами ». Все его главные комментаторы считали его абстрактным стандартом, которому должен соответствовать человеческий закон.В этом Законе родились первобытные люди. Это было обязательным для их индивидуальной совести; но эти совести были подавлены индивидуальной гордостью, амбициями, желаниями и страстями, которые были достаточно сильны, чтобы отменить Закон Природы. Кроме того, этот Закон не связывал людей вместе . Его указания, если им подчиняться, действительно позволят им сносно жить друг с другом; но его веления не подчинялись; и даже если бы они были таковыми, не обеспечили бы постоянной основы гражданского правления, поскольку оно не санкционировало магистратуры, назначение одних людей судьями по долгу и поведению других людей, но позволяло каждой совести абсолютно повелевать. его обладатель.Говоря языком «рассудительного проститутки», законы природы «действительно связывают людей абсолютно, даже если они являются мужчинами, хотя у них никогда не было постоянного общения, никогда не было никакого торжественного соглашения между собой, что делать или не делать; но поскольку мы сами по себе недостаточны, чтобы снабдить себя компетентным запасом вещей, необходимых для такой жизни, как наша природа, ткань желаний, жизни, достойной достоинства человека, поэтому восполнить эти недостатки и несовершенства, которые есть в нас, живущих в одиночестве. и исключительно сами по себе мы естественным образом побуждаем искать общения и общения с другими.Это было причиной того, что люди сначала объединились в политические общества ». Другими словами, воинственные, несоциальные части человеческой природы изначально были слишком сильны для этого Закона Природы, и «естественное состояние», в котором этот Закон, и только этот Закон, сдерживал эгоистичные страсти, стало практически состояние войны, и, следовательно, недопустимое. Ей был положен конец единственным способом, позволяющим положить конец такому положению дел без взаимного истребления, а именно, по общему согласию, путем «согласия людей вместе взаимно вступить в одно сообщество и сделать одно политическое тело политическим».(Локк.) Это соглашение означало подчинение какому-то единому авторитету, который должен судить между человеком и человеком; отказ каждого человека от всех прав, противоречащих правам других; терпение и сотрудничество. Локк уверенно утверждал, что «все люди естественным образом пребывают в этом состоянии (состоянии, т.е. состоянии природы) и остаются таковыми до тех пор, пока по собственному согласию не станут членами какого-то политического общества». Только в результате сознательного выбора, при наличии возможной альтернативы сохранения в этом естественном состоянии, государства, т. Е.е., регулярно создаваемые правительства.

19. Традиции Первородного Законодателя. - Древняя традиция имела другой способ объяснения происхождения законов и институтов. Мысли почти каждой нации древности восходили к какому-то единственному законодателю, в руках которого их правительство приняло свою существенную и характерную форму, если не свое начало. Был Моисей на заднем плане многих историй, помимо еврейской. На Востоке было Меню; На Крите был Минос; Афины ее Солон; Спарта ее Ликург; Рим ее Нума; Англия ее Альфред.Эти имена действительно не во всех случаях стоят так далеко, как начало всякого правительства; но они действительно возвращают разум почти в каждом случае к рождению национальных систем и предполагают подавляющее влияние отдельных государственных деятелей как созидательной силы в формировании более крупных комбинаций политики. Они вносят концепцию сознательного выбора в историю институтов. Они смотрят на системы как на произведенные , а не на разработанные.

20. Теория божественного происхождения государства. - Не совсем в отличие от этих древних представлений о законодателях, возвышающихся над другими людьми в мудрости и авторитете, доминирующих в политическом строительстве и, возможно, вдохновленных божественным внушением, является та более современная идея, которая приписывает человеческое правление непосредственному учреждению самого Бога. , к прямому поручению Создателя. Эта теория приняла либо определенную форму рассмотрения человеческих правителей как прямых наместников Бога, либо неопределенную форму рассмотрения правительства как некоторого определенного рода человеку как части его первоначального облика.

21. Теории и факты. - Современные исследования ранней истории человечества позволили реконструировать в общих чертах большую часть мысли и практики первобытного общества и, таким образом, выявили факты, которые не позволяют нам принять любую из этих точек зрения как адекватно объясняющую. что они пытаются объяснить. Недостатки теории общественного договора слишком очевидны, чтобы их можно было упомянуть более чем вкратце. Эта теория просто не имеет исторической основы. Статус был основой первобытного общества: индивид ничего не значил; общество - семья, племя - в счет всего.Правительство пришло, так сказать, раньше человека. Следовательно, не было места для контракта, и все же эта теория делает контракт первым фактом социальной жизни. Такой договор, какой он представляет, не мог бы существовать, если бы не поддерживался этим уважением к закону, который является в целом современным принципом действия. Времена, когда возникло правительство, не знали абсолютно ничего о законе, как мы его понимаем. Единственной узами было родство, общая кровь сообщества; единственной индивидуальностью была индивидуальность сообщества в целом.Человек слился с обществом. Без родства не было бы долга и союза. Группы расширились до государств не путем объединения прав, а путем принятия родства - не по контракту, а по усыновлению. Не сознательное и разумное уважение к закону, а привычное и инстинктивное уважение к власти объединяло людей; и власть основывалась не на взаимном согласии, а на взаимном подчинении.

22. Из теорий возникновения правительства в индивидуальном правотворчестве или в божественном велении достаточно сказать, что одна преувеличивает роль человеческого выбора, а другая - роль насаждаемых человеческих инстинктов в формирование и формирование политического общества.

23. Истина в теориях. - Тем не менее, в каждой из этих теорий явно лежит тень истины. Хотя правительство не возникло в результате преднамеренного договора, и хотя ни одна система закона или общественного порядка никогда не выходила из-под контроля каким-либо одним человеком, правительство не было спонтанным ростом. Осознанный выбор всегда играл роль в его развитии. Это не было, с одной стороны, дано человеку в готовом виде Богом, и, с другой стороны, это не было изобретением человека.По своему происхождению он был спонтанным, естественным, рожденным близнецом с мужчиной и семьей; Аристотель просто констатировал факт, когда сказал: «Человек по своей природе политическое животное». Но однажды возникнув, правительство было затронуто и глубоко затронуто выбором человека; вошел только этот выбор - не создавать, а изменять правительство.

24. Заключение. - Рассматриваемый в свете «наблюдаемого и записанного опыта человечества», «основа и происхождение общества не являются компактными; этого никогда не существовало ни в одном известном случае, и никогда не было обязательным условием ни в примитивных, ни в развитых обществах, ни между подданными и сувереном, ни между равными членами суверенного тела.Истинная основа - это принятие условий, которые возникли в результате присущей человеку общительности и были созданы в результате спонтанного поиска человеком удобства. Утверждение о том, что конституция человека является творением природы, а конституция государства - произведением искусства, также вводит в заблуждение, как и противоположное утверждение, что правительства не создаются, а растут. Истина лежит между ними, в таких утверждениях, что институты обязаны своим существованием и развитием сознательным человеческим усилиям, работающим в соответствии с обстоятельствами, естественным образом закрепленными как в человеческом характере, так и во внешней сфере его деятельности.”

Идея «свободы» имеет два разных значения. Вот почему

Мы склонны думать о свободе как о идеале освобождения - и не без оснований. На протяжении всей истории стремление к свободе вдохновляло бесчисленные маргинализированные группы бросать вызов правлению политических и экономических элит. Свобода была лозунгом атлантических революционеров, которые в конце 18 века свергнули автократических королей, высокомерную элиту и (на Гаити) рабовладельцев, положив тем самым конец Старому режиму.В XIX и XX веках чернокожие активисты за гражданские права и феминистки боролись за расширение демократии во имя свободы, в то время как популисты и прогрессисты боролись за то, чтобы положить конец экономическому господству рабочих.

Хотя эти группы имели разные цели и амбиции, иногда ставя их в противоречие друг с другом, все они соглашались, что их главная цель - свобода - требует усиления голоса народа в правительстве.Когда покойный член палаты представителей Джон Льюис призвал американцев «позволить свободе звенеть», он опирался на эту традицию.

Но у истории свободы есть и другая сторона. За последние 250 лет призыв к свободе также использовался консерваторами для защиты интересов элиты. По их мнению, настоящая свобода - это не коллективный контроль над правительством; оно заключается в личном наслаждении своей жизнью и благами. С этой точки зрения сохранение свободы имеет мало общего с обеспечением подотчетности правительства перед народом.Консерваторы указывают, что демократически избранное большинство представляет такую ​​же или даже большую угрозу личной безопасности и правам личности - особенно праву на собственность - как хищные короли или жадные элиты. Это означает, что свободу лучше всего могут сохранить институты, ограничивающие власть этого большинства, или просто максимально сузив сферу управления.

Этот особый образ мышления о свободе был впервые предложен в конце 18 века защитниками Старого режима.Начиная с 1770-х годов, когда революционеры по обе стороны Атлантики восстали во имя свободы, появился поток брошюр, трактатов и газетных статей с такими заголовками, как Некоторые наблюдения о свободе , Заявление о гражданской свободе или О свободе Свобода гражданина . Их авторы категорически отрицали, что Атлантические революции принесут большую свободу. Как, например, объяснил шотландский философ Адам Фергюсон - стойкий противник американской революции, свобода заключается в «защите наших прав».И с этой точки зрения американские колонисты уже были свободны, хотя им не хватало контроля над тем, как ими управляли. Как британские подданные, они пользовались «большей безопасностью, чем когда-либо прежде». Это означало, что свободу колонистов лучше всего сохранить, поддерживая статус-кво; их попытки управлять собой могли закончиться только анархией и правлением толпы.

Исправьте историю в одном месте: подпишитесь на еженедельную новостную рассылку TIME History

В течение XIX века эта точка зрения получила широкое распространение среди европейских элит, которые продолжали яростно противостоять приходу демократии.Бенджамин Констан, один из самых известных политических мыслителей Европы, отверг пример французских революционеров, заявив, что они смешали свободу с «участием в коллективной власти». Вместо этого сторонникам свободы следует обратиться к британской конституции, в которой прочно укоренилась иерархия. Здесь, как утверждал Констант, свобода, понимаемая как «мирное наслаждение и личная независимость», была совершенно безопасной, даже несмотря на то, что менее пяти процентов взрослых британцев могли голосовать. С этим согласился венгерский политик Йожеф Этвеш и многие другие.Писая после жестоко подавленных революций, которые поднялись против нескольких европейских монархий в 1848 году, он жаловался, что повстанцы, борющиеся за избирательное право мужественности, смешали свободу с «принципом верховенства народа». Но такая неразбериха могла привести только к демократическому деспотизму. Истинная свобода, определяемая Этвешем как уважение «заслуженных прав», лучше всего может быть достигнута путем максимального ограничения государственной власти, а не путем демократизации.

В U.С., консерваторы также стремились заявить, что они, и только они, были настоящими защитниками свободы. В 1790-х годах некоторые из наиболее радикальных федералистов пытались противостоять демократическим достижениям предыдущего десятилетия во имя свободы. С точки зрения стойкого федералиста Ноя Вебстера, например, было ошибкой думать, что «для обретения свободы и установления свободного правительства ничего не нужно, кроме как избавиться от королей, дворян и священников». Чтобы сохранить истинную свободу, которую Вебстер определил как мирное наслаждение жизнью и имуществом, необходимо было ограничить власть народа, предпочтительно оставив сенат для богатых.Тем не менее, такие взгляды медленнее набирали обороты в Соединенных Штатах, чем в Европе. В целом, к разочарованию Вебстера, его современники считали, что свободу лучше всего сохранить путем расширения демократии, а не ограничения народного контроля над правительством.

Но к концу XIX века консервативные попытки вернуть концепцию свободы все же прижились. Отмена рабства, быстрая индустриализация и массовая миграция из Европы экспоненциально расширили сельскохозяйственный и промышленный рабочий класс, а также предоставили им более широкое политическое влияние.Это вызвало растущее беспокойство по поводу народного правительства среди американских элит, которые теперь начали утверждать, что «массовая демократия» представляет серьезную угрозу свободе, особенно праву собственности. Фрэнсис Паркман, отпрыск влиятельной бостонской семьи, был лишь одним из растущего числа государственных деятелей, высказавших сомнения в целесообразности всеобщего избирательного права, поскольку «массы нации… хотят равенства больше, чем свободы».

Уильям Грэм Самнер, влиятельный профессор Йельского университета, также высказался за многих, когда предупредил о появлении нового, демократического вида деспотизма - опасности, которой лучше всего избежать, максимально ограничив сферу управления.« Laissez faire », или, грубо говоря, «занимайся своим делом», - заключил Самнер, - было «доктриной свободы».

Внимательное отношение к этой истории может помочь нам понять, почему сегодня люди могут использовать одно и то же слово - «свобода» - для обозначения двух очень разных вещей. Когда консервативные политики, такие как Рэнд Пол и правозащитные группы FreedomWorks или Федералистское общество, говорят о своей любви к свободе, они обычно имеют в виду нечто совершенно отличное от борцов за гражданские права, таких как Джон Льюис, и от революционеров, аболиционистов и феминисток, по стопам которых пошел Льюис.Вместо этого они направляют консерваторов 19-го века, таких как Фрэнсис Паркман и Уильям Грэм Самнер, которые считали, что свобода заключается в защите прав собственности - в случае необходимости, путем противодействия демократии. Сотни лет спустя эти два конкурирующих взгляда на свободу остаются в значительной степени несовместимыми.

Аннелиен де Дейн является автором книги « Свобода: Неуправляемая история », которую теперь можно найти в издательстве Harvard University Press.

Получите наш исторический бюллетень. Поместите сегодняшние новости в контекст и посмотрите основные моменты из архивов.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Свяжитесь с нами по письму@time.com.

Сецессион - Определение, Гражданская война и Южные штаты

Сецессион, применительно к началу Гражданской войны в США, включает серию событий, которые начались 20 декабря 1860 года и продлились до 8 июня следующего года, когда одиннадцать штаты Нижнего и Верхнего Юга разорвали свои связи с Союзом.Первые семь отделившихся штатов Нижнего Юга создали временное правительство в Монтгомери, штат Алабама. После того, как 12 апреля 1861 года в форте Самтер в гавани Чарльстона начались боевые действия, к новому правительству присоединились приграничные штаты Вирджиния, Арканзас, Теннесси и Северная Каролина, которые затем перенесли свою столицу в Ричмонд, штат Вирджиния. Таким образом, Союз был разделен примерно по географическому признаку. Двадцать один северный и пограничный штат сохранили стиль и название Соединенных Штатов, в то время как одиннадцать рабовладельческих штатов приняли номенклатуру Конфедеративных Штатов Америки.

Пограничные рабовладельческие штаты Мэриленд, Делавэр, Кентукки и Миссури остались в составе Союза, хотя все они предоставили добровольцев Конфедерации. Пятьдесят округов Западной Вирджинии были лояльны правительству Союза, и в 1863 году эта область была образована отдельным штатом Западная Вирджиния. На практике отделение означало, что около трети населения, располагавшего значительными материальными ресурсами, вышло из того, что составляло единую нацию, и основало отдельное правительство.

Термин отделение использовался еще в 1776 году. Южная Каролина угрожала отделением, когда Континентальный Конгресс попытался обложить налогом все колонии на основе общего подсчета населения, включая рабов. Сецессия в этом случае и на протяжении всего довоенного периода стала означать отстаивание интересов отдельных меньшинств против того, что воспринималось как враждебное или безразличное большинство. Сецессия вызвала озабоченность некоторых членов Конституционного съезда, собравшегося в Филадельфии в 1787 году.Теоретически отделение было тесно связано с идеей вигов, которая требовала права революции против деспотического правительства. Алджернон Сидни, Джон Локк и члены Британского Содружества обсуждали эту тему, и она сыграла заметную роль в Американской революции.

Любая федеративная республика по самой своей природе вызывала вызов центральному контролю, опасность, которую осознавал Джеймс Мэдисон. Он добивался на съезде пункта, который запрещал бы выход из предложенного союза после того, как штаты ратифицировали конституцию.В дебатах по другим вопросам Мэдисон неоднократно предупреждал, что отделение или «разобщение» является серьезной проблемой. Конституция в том виде, в котором она сформулирована и окончательно принята штатами, разделила осуществление суверенной власти между штатами и национальным правительством. В силу того факта, что это был юридический документ и во многих отношениях перечислялись полномочия центрального правительства, разделение было ориентировано на штаты. Тем не менее, большая часть устава была составлена ​​в общих чертах и ​​допускала толкование, которое могло меняться со временем и обстоятельствами.

То, чего опасалась Мэдисон, обрело конкретную форму во время партийных баталий администраций Вашингтона и Адамса. И, как это ни парадоксально, Мэдисон оказался вовлеченным в круг тех, кто, казалось, грозил разлукой. В своей реакции на произвольное захват власти в Законе об иностранцах и подстрекательстве Томас Джефферсон и Мэдисон выступили за отмену этого закона государством. Ответ Джефферсона в резолюции штата Кентукки выдвинул компактное толкование федеральной конституции.Резолюция Мэдисона по Вирджинии была гораздо более умеренной, но обе резолюции были ориентированы на действия государства против того, что считалось неконституционным. По их мнению, национальная судебная система была забита их противниками. Ни одна из резолюций не претендовала на первоначальный суверенитет государств, но обе выступали за строгое прочтение перечисленных полномочий. Во время войны 1812 года разочарованное большинство федералистов в Новой Англии выдвинуло теорию компакта и рассматривало возможность выхода из Союза.

По мере того, как в Соединенных Штатах началась модернизация, различия между двумя основными секторами стали более заметными: выращивание плантационного хлопка, обрабатываемое рабским трудом, сосредоточилось на Юге, а промышленное развитие с бесплатным трудом на Севере.Волна реформ в Европе и Соединенных Штатах сделала отмену или, по крайней мере, ограничение рабства важной целью в свободных государствах. Поскольку отмена смертной казни нанесла удар по системе труда, а также по социальной структуре рабовладельческих штатов, угрозы отделения акцентировали внимание на политическом диалоге с 1819 по 1860 годы.

Джон К. Калхун, ведущий представитель рабовладельческих штатов, часто и красноречиво заявлял, что Юг и его образ жизни подвергались нападкам со стороны индустриализирующегося Севера.Как и другие сторонники находящихся под угрозой исчезновения меньшинств, он полагался на резолюции Вирджинии и Кентукки и их утверждение федерального договора в качестве основы для своей защиты. Он утверждал, что штат или группа штатов могут отменить федеральный закон, который, как считалось, противоречит конкретным интересам. Но Кэлхун сделал фундаментальное расширение джефферсоновской концепции прав государств и потребовал изначального безраздельного суверенитета людей, действующих через государства. Несмотря на то, что Кэлхун всегда искал приспособления для Юга и его рабовладельческой системы плантаций, он надеялся, что аннулирование будет правильной конституционной альтернативой разъединению.Но в конце концов он с особой страстью призвал к отделению после территориальных приобретений в результате войны с Мексикой и образования партии Free-Soil в 1848 году. Националисты, такие как Джон Маршалл, Джозеф Стори и Дэниел Вебстер, выступили против аргумента Кэлхауна. Они заявили, что Конституция действует непосредственно через штаты на людей, а не на штаты как юридические лица, и их точка зрения получила широкое признание в свободных штатах.

Кэлхун сыграл важную роль в укреплении единства юга на секционной основе и в формулировке призыва к созыву съезда делегатов из рабовладельческих штатов в Нэшвилле, штат Теннесси, в 1850 году.Нет никаких сомнений в том, что если бы он был жив, Кэлхун был бы грозной силой для отделения в качестве окончательного оружия. Его смерть и выработка компромисса, укрепившего умеренное мнение в обеих секциях, временно сдерживали сепаратистский элемент.

Но территориальный вопрос вспыхнул снова, на этот раз с новой яростью по поводу вопроса о том, должен ли Канзас войти в Союз как свободный или рабский штат. К настоящему времени антирабовладельческие настроения в свободных штатах значительно выросли.И лидеры общественного мнения в рабовладельческих государствах сблизились в защите от того, что они считали надвигающейся атакой на свои институты. Канзасский вопрос создал Республиканскую партию, откровенно разрозненную политическую организацию, и в 1856 году она выдвинула Джона К. Фремонта на пост президента на платформе Free-Soil. с небольшим отрывом, рабовладельческие штаты пригрозили отделением, если республиканцы выиграют выборы в 1860 году.

Юг был приверженцем аграрного образа жизни. Это была земля, где прибыльные и эффективные плантации, работавшие на рабском труде, производили хлопок для мирового рынка. Это также была земля, где большинство ее белого населения составляли фермеры, ведущие натуральное хозяйство, которые жили изолированно на грани нищеты и чьи уровни грамотности были низкими по сравнению с таковыми на более густонаселенном Севере.

Юг, тем не менее, начал индустриализацию, что усиливало социальную напряженность, возникшую в 1850-х годах между имущими - владельцами плантаций и профессиональными группами в немногих городских центрах - и неимущими - все более беспокойным йоменом или мелким - фермерская группа.Но проблема рабства черных обеспечила сплоченность белого блока и внесла большой вклад в патриархальную систему, в которой массы белых по-прежнему обращались к элите плантаторов-профессионалов за политическим и социальным руководством. Хотя северные массы могли также полагаться на мнение о могуществе и условиях жизни городской бедноты, уровень образования был намного выше, чем на Юге. Этика свободного капитала и бесплатного труда глубоко укоренилась в городах и фермерских сообществах.Именно эта этика легла в идеологическую основу широкого движения против рабства.

Южные лидеры были обеспокоены внутренним стрессом в их обществе и все больше осознавали моральное и социальное отвращение, которое рабовладельческая система порождала не только на Севере, но и в Западной Европе. Южное руководство, хотя, конечно, не было единым в своем ответе на политическую победу антирабовладельческих сил в 1860 году, уже в 1858 году начало готовить свою часть к отделению от Союза.

Несмотря на то, что республиканская платформа 1860 года отвергала любые действия, которые могли бы посягнуть на рабство, если это подтверждали обычаи и закон данного штата, многие из наиболее радикальных лидеров общественного мнения на Юге продвигали идею о том, что победа республиканцев означает в конечном итоге эмансипацию. и социальное и политическое равенство их чернокожего населения. Избиратели в Южной Каролине были настолько возбуждены, что перед избранием Линкольна они выбрали съезд, который был привержен к отделению после известия о победе республиканцев.Положение других государств на Глубоком Юге было более сложным. Выборы прошли незамедлительно, но результаты показали значительный раскол в отношении отделения. Возникли три фракции: те, кто требовал немедленного отделения, те, кто стремился отсрочить, пока политика новой администрации в отношении рабовладельческих государств не прояснилась, и те, кто верил, что они могут торговаться с новой администрацией. Однако все эти группы объединились в поддержку доктрины отделения. С этой идеей в качестве основного обязательства более организованные сепаратисты немедленно смогли победить.

Тесная связь между правом на революцию и отделением от управляющей власти в духе 1776 года была одной из первых тем временной Конфедерации. Разумеется, революция позиционировалась как мирная. Целью было отделение от Союза, который, как предполагалось, находился под контролем тиранической власти, которая разрушила бы южные институты.

Лидеры Конфедерации в то время думали, что Север не будет сражаться за сохранение Союза. Но временное правительство, тем не менее, начало закупку оружия и боеприпасов, а отделившиеся государства начали оснащать и обучать своих ополченцев.

Правительственные органы штата и Конфедерации захватили федеральные форты, арсеналы и другую национальную собственность в пределах своей юрисдикции. Когда 4 марта 1861 года инаугурация Авраама Линкольна была инаугурацией, федеральные войска удерживали только форт Самтер в Чарльстонской гавани, форт Пикенс у побережья Флориды и один или два других форпоста на юге.

Обеспокоенная лояльностью приграничных штатов Вирджиния, Мэриленд, Миссури и Кентукки, новая администрация зашла так далеко, что предложила рабовладельческим штатам поправку к Конституции, которая гарантировала бы рабство там, где оно существовало по закону.Сам Линкольн в своей инаугурационной речи пообещал владеть только федеральной собственностью, которая находилась во владении Союза 4 марта 1861 года.

Временная Конфедерация также энергично стремилась стимулировать сепаратистские настроения в приграничных штатах. Если бы все приграничные рабовладельческие государства связали свою судьбу с тем или иным правительством, не было бы войны или, наоборот, разделение вполне могло бы стать свершившимся фактом. Однако оперативные действия администрации Линкольна после бомбардировки и сдачи форта Самтер обеспечили Союзу Мэриленд и Делавэр.Кентукки объявил о своем нейтралитете, но в конечном итоге остался верен Союзу. Миссури тоже, хотя и являлся основным полем битвы противоборствующих сил, предоставил Союзу большую часть своих ресурсов в людях и материальных средствах.

Когда началась война, волна патриотических настроений захлестнула Север и Юг. Озвученная политическая оппозиция будет существовать с обеих сторон, но никогда не будет достаточно сильной, чтобы свергнуть какое-либо правительство.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *