Экспектация в психологии: экспектации — это… Что такое экспектации?

Содержание

экспектации — это… Что такое экспектации?

  • Экспектации — [от англ. expectation ожидание] системный комплекс социальных ожиданий, представлений о том, каким образом другой личностью должны исполняться статусно ролевые предписания. Характер, насыщенность социальных ожиданий во многом определяют оценку… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Экспектации — ожидания, предвосхищения …   Социология: словарь

  • Экспектации — (англ. expectation ожидание) система ожиданий и требований, предъявляемых к личности относительно норм исполнения ею социальных ролей …   Психология человека: словарь терминов

  • Экспектации — [англ. expectation ожидание] система ожиданий, требований относительно норм исполнения индивидом социальных ролей. Э. представляют собой разновидность социальных санкций, упорядочивающих систему отношений и взаимодействий в группе. В отличие от… …   Психологический лексикон

  • ЭКСПЕКТАЦИИ РОЛЕВЫЕ — англ. expectations, role; нем. Rollenerwartung. Требования, закрепленные в системе соц. норм, предъявляемые к поведению индивида в связи с выполнением им той или иной соц. роли. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • Экспектации пенитенциарные — От англ. еxpectation – ожидания, – система ожиданий и требований относительно выполнения осужденным социальных ролей в преступном сообществе. В преступной среде социальные роли четко определены: лидер («пахан»), приближенцы к лидеру («авторитеты» …   Энциклопедия современной юридической психологии

  • ОЖИДАНИЯ (ЭКСПЕКТАЦИИ) РОЛЕВЫЕ — англ. expectations, role; нем. Rollenerwartung. Требования, закрепленные в системе соц. норм, предъявляемые к поведению индивида в связи с выполнением им той или иной соц. роли …   Толковый словарь по социологии

  • ОЖИДАНИЯ СОЦИАЛЬНЫЕ — (экспектации) подразумеваемые требования, предъявляемые окружающими индивиду по отношению к его действиям, мыслям и чувствам, необходимым или уместным в той или иной ситуации; социальные ожидания выступают как неформальные санкции,… …   Словарь по профориентации и психологической поддержке

  • ОЖИДАНИЯ СОЦИАЛЬНЫЕ — – См. Экспектации * * * (экспектации, от англ. expectation – ожидание) – система требований, ожиданий социальной группы относительно норм исполнения индивидом социальных ролей, выражающихся в характере его действий, поведения, мыслей, чувств. О.с …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • апперцепция — (от лат. ad к, perceptio восприятие) зависимость восприятия от прошлого опыта, от общего содержания психической деятельности человека и его индивидуальных особенностей. Термин А. предложен немецким философом Г. Лейбницем, трактовавшим ее как… …   Большая психологическая энциклопедия

  • экспектация — это… Что такое экспектация?

  • экспектация — и, ж. expectation f. устар.Ожидание; выжидательная позиция. Ожидание или экспектацию аренды, как отец его имел, ея в во высочайше блаженная императрица Анна ему всемилостивейше дать изволила. 1746. О выходе Манштейна из русской службы. // РА 1872 …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • экспектация — ekspektacija statusas T sritis Kūno kultūra ir sportas apibrėžtis Socialinių sankcijų atmaina – sistema tikėjimosi, lūkesčių, reikalavimų, kad individas atliks savo vaidmenis grupėje pagal atitinkamas normas. kilmė lot. expectatio – laukimas,… …   Sporto terminų žodynas

  • экспектация — ekspektacija statusas T sritis Kūno kultūra ir sportas apibrėžtis Veiklos rezultatų numatymas, prognozavimas, galintis išsipildyti dėl to, kad pati prognozė lemia jo išsipildymą. kilmė lot. expectatio – laukimas, tikėjimasis atitikmenys: angl.… …   Sporto terminų žodynas

  • Экспектация

    — понятие, использующееся в лингвопрагматике и дискурс анализе для исследования и описания процессов понимания при речевом общении. Означает ожидания участников коммуникации по поводу дальнейшего хода общения, способность «предсказать», что именно… …   Педагогическое речеведение

  • Экспектация — – явление, когда партнер по коммуникации ждет от собеседника соблюдения соответствующего поведения – исполнения, осуществления соответствующей ему социальной роли, настраивается на разговор с ним с учетом этого и имеет соответствующее состояние… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ЭКСПЕКТАЦИЯ — (от англ. expectation ожидание) термин, к рым в теории (и в структурном функционализме в целом) обозначается ожидание человека определенного поведения в зависимости от его положения (позиции) в соц. системе. Сама эта позиция предстает как система …   Российская социологическая энциклопедия

  • ЭКСПЕКТАЦИЯ — (от англ. expectation ожидание) преимущественно в структурно функциональном анализе набор индивидуальных ожиданий человека, обусловленный свойственным ему типом социального поведения, его социальным статусом , а также характеристиками… …   Социология: Энциклопедия

  • ЭКСПЕКТАЦИЯ — ( англ, expectation ожидание) понятие, которым в структурном функционализме обозначается ожидание человека определенного поведения в зависимости от его положения (позиции) в социальной системе. Сама эта позиция предстает как система Э.,… …   Политология: словарь-справочник

  • экспектация —    явление, когда партнер по коммуникации ждет от собеседника соблюдения соответствующего поведения – исполнения, осуществления соответствующей ему социальной роли, настраивается на разговор с ним с учетом этого и имеет соответствующее состояние… …   Культура речевого общения: Этика. Прагматика. Психология

  • Пигмалиона эффект

    — – термин, источником которого является одноимённая пьеса Б.Шоу, обозначает известный в социальной психологии феномен, проявляющийся тем, что многие люди очень часто, если не всегда, склонны вести себя таким образом, который соответствует… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Концептуальное обоснование авторского опросника «Личностные экспектации» (ЛиЭкс) Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

    УДК 159.9

    КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ АВТОРСКОГО ОПРОСНИКА «ЛИЧНОСТНЫЕ ЭКСПЕКТАЦИИ» (ЛИЭКС)

    © 2010 О.В.Карина, М.А.Киселева, Н.Е.Шустова

    Балашовский институт (филиал) Саратовский государственный университет

    имени Н.Г.Чернышевского

    Статья поступила в редакцию 05.03.2010

    В статье представлено концептуальное обоснование авторского опросника «Личностные экспектации» (ЛиЭкс). Проанализированы подходы зарубежных и отечественных исследователей к пониманию личностных экспекта-ций в контексте самодетерминации личности. Обосновываются выделенные диагностические блоки опросника: ожидания в сфере межличностных отношений, ожидания в контексте жизненной перспективы, ожидания к собственному личностному потенциалу — с учётом теоретических предпосылок. Финансовая поддержка РГНФ (проект №> 09-06-00067а).

    Ключевые слова: личностные экспектации, самодетерминация, межличностные отношения, временная перспектива, личностный потенциал.

    К настоящему времени проблематика формирования индивидуальных экспектаций не получила должного отражения в разработках психодиагностического инструментария. К наиболее распространённым методам применяемым для психодиагностики индивидуальных ожиданий можно отнести проективный метод. Однако, и рисуночные методики и такие методики как тематический апперцептивный тест (ТАТ), позволяют лишь отчасти раскрывать подсознательные индивидуальные ожидания. Косвенную информацию о структуре индивидуальных ожиданий также можно получить посредством некоторых психометрических тестов, таких как тест кругов Т.Коттла, методика мотивационной индукции Ж.Нюттена (ММИ), методика временной перспективы Ф.Зимбардо (ZTPI). Среди отечественных психодиагностических инструментов, позволяющих в той или иной степени выявлять индивидуальные ожидания можно назвать тест смысложизненных ориентаций (СЖО) и методику Е.Б.Фанталовой «Уровень соотношения ценности и доступности в различных жизненных сферах (УСЦД)». Указанный инструментарий был проанализирован нами при создании авторского опросника «личностные экспектации» (ЛиЭкс). Данный опросник реализует одну из задач научно-исследовательского проекта «Взаимосвязь экспектаций и самодетерминации подро-

    о

    Карина Ольга Витальевна, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии. E-mail: [email protected] ru

    Киселева Марина Анатольевна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры общей и социальной психологии. E-mail: [email protected]

    Шустова Наталья Евгеньевна, кандидат социологических доцент кафедры общей и социальной психологии. E-mail: [email protected]

    стков, находящихся в трудной жизненной ситуации», осуществляемого нами при финансовой поддержке РГНФ.

    При построении данного опросника, мы исходили из того, что критерии оценки личностных экспектаций должны быть взаимосвязаны с уровнем самодетерминации личности. Согласно работам зарубежных и отечественных авторов (К.Левин, С.Л.Рубинштейн, Э.Деси, Р.Райан, Д.А.Леонтьев, Е.Р.Калитеевская), самодетерминация тесно взаимосвязана со способностью личности к осуществлению самостоятельной, целенаправленной деятельности, основанной на внутренних мотивах и внутренних критериях оценки деятельности и, как следствие, проявляется посредством таких личностных показателей как: внутренняя / внешняя референтность; внутригрупповая зависимость / независимость; высокая / низкая креативность; четкое / размытое видение конечных целей; низкая/высокая способность преодолевать неудачи / стрессы; преобладание внутренних / внешних мотивов деятельности.

    При этом необходимо отметить, что уровень развития личности может сопровождается движением от фрагментарной самодетерминации к целостной продуктивной самодетерминации, которая характеризуется способностью осуществлять свободный выбор во всех жизненных сферах. Фрагментарная самодетерминация проявляется в одной, или максимум в двух сферах. Следовательно, в различных сферах жизнедеятельности могут быть разные показатели самодетерминации. В целом же общий уровень самодетерминации личности может быть разделён на низкий, средний, высокий.

    В процессе создания опросника мы исходили из того, что индивидуальные экспектации охва-

    тывают как сферу межличностных отношений, так и сферу ментальных проекций, что предполагает синтез социально-психологического и когнитивного подходов. На возможность и продуктивность использования такого синтеза указывала в своей работе «Психология социального познания» Г.М.Андреева1. Как справедливо отмечает Андреева основания для синтеза ключевых понятий и исследовательских инструментов когнитивной и социальной психологии были заложены ещё в трудах К.Левина, Дж. Брунера, У.Найсера и др.

    Данный синтез социально-психологического и когнитивного подхода нашёл отражение в структуре и содержании нашего опросника: по формальным признакам он напоминает социально-психологические опросники, а смысловое наполнение утверждений позволяет выявить особенности ментальных репрезентаций личности по отношению к другим людям, к себе и временной перспективе. Таким образом, авторский опросник «ЛиЭкс» разделён на три блока: ожидания в сфере межличностных отношений; ожидания в контексте жизненной перспективы; ожидания к собственному личностному потенциалу.

    Все три блока вопросов объединены общими критериями, позволяющими определить индивидуальные особенности экспектаций личности: позитивные / негативные ожидания; гибкие / ригидные ожидания; нереалистичные / реалистичные ожидания; диффузные / конкретные ожидания. Общность выделенных критериев для всех трёх блоков позволяет выявить степень выраженности тех или иных индивидуальных особенностей в сфере личностных экспектаций. Так например, если нереалистичность ожиданий выявляются во всех трёх блоках, то можно предположить, что указанная характеристика определяет ожидания личности во многих сферах её жизнедеятельности. В настоящей статье особое внимание будет уделено анализу содержательного наполнения указанных трёх блоков, поскольку их выделение обоснованно в трудах представителей самых различных направлений отечественных и зарубежных исследователей.

    1 блок. Ожидания в сфере межличностных отношений. Как указывал один из основателей экзистенциальной философии и психологии М.Бубер в процессе межличностных отношений необходимо осознать внутренний мир другого человека, эта созерцательная активность в отношении другого человека является показателем зрелых отношений между людьми2. Доверие к другому в его ожиданиях по отношению к взаи-

    1 Андреева Г.М. Психология социального познания. -М.: 2000.

    2 Бубер М. Два образа веры. — М.: 1995.

    модействующему человеку открывает новый опыт и новый мир.

    Представители феноменологического подхода (Laing, 1965; Rogers, 1961) считали, что межличностные отношения и ожидания в отношении себя с точки зрения значимых людей оказывают воздействия на формирование Я-концепции и интрапсихического конфликта.

    Дж. Мид исследуя взаимодействие людей и его влияние на формирование образа Я, пришёл к выводу, что межличностные и социальные отношения воздействуют на личность. Такие отношения позволяют человеку взглянуть на себя глазами других людей и строить своё поведение в соответствии с их ожиданиями3.

    Проблема формирования индивидуальных экспектаций тесно связана с ролевым поведением личности. Американские психологи Д.Хорке, Д.Джексон, Л.Колберг, Т.Кемпер исследовали механизмы принятия роли личностью и пришли к выводу, что усвоение роли происходит в процессе межличностных взаимоотношений, в которых учитываются как предписания, социальные ожидания (экспектации), санкции поощрения и наказания, контроль, стремление к достижениям, референтные группы, подражание и идентификация. Среди факторов формирования индивидуальных экспектаций выделяют и такой фактор, как принятие групповых экспектаций, воздействующих на человека со стороны его окружения. Такие групповые экспектации представлены в виде ролевых предписаний и оценочных стереотипов, проявляющихся в социальной перцепции.

    Рассматривая межличностные отношения Г.Гибш и М.Форверг указывают, что в них существуют две модели реализации социальной роли: 1) социальная роль как сумма ожиданий, которые группа вкладывает в конкретного взаимодействующего её представителя; 2) социальная роль как стереотип поведения в процессе межличностных отношений, соответствующий представлениям и возможностям личности4.

    Принятие исполняемой роли, по мнению немецких исследователей, зависит в определённом роде от социальных ожиданий личности. В этой связи можно выделить две основные стороны социальных ожиданий — право ожидать от окружающих поведения, соответствующего их ролевой позиции, и обязанность вести себя соответственно ожиданиям других людей.

    Социология внесла также свой вклад в понимании идеальных моделей взаимодействия личности с социумом. Так, М.Вебер, рассматривая

    3 Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. — СПб. : 1992. — С. 174 — 175.

    4 Гибш X., Форверг М. Введение в марксистскую социальную психологию / Пер. с нем. — М.: 1972.

    социальное взаимодействие личности, выделил следующие типы социальных действий: 1) Це-лерациональное действие. Такие действия наблюдаются у рационального типа личности, для которого характерна ясность осознания поставленной цели. Личность ориентируется на определённые ожидания со стороны других, предполагает соответствующую реакцию от окружающих и использует их поведение для достижения поставленной цели. 2) Ценностнорациональное действие. Социальные ожидания основаны на доминирующей ценности совершаемого поступка, в котором личность видит свой долг и выдвигает перед собой определённые требования. Ценностнорациональное действие, как правило, совершается независимо от вероятности его исхода (благоприятный — неблагоприятный), поскольку человек считает свой поступок единственно верным. 3) Традиционное действие. Подобное действие вырабатывается благодаря подражанию образцам поведения, сложившимся в той или иной культуре. Традиционное поведение одобряется обществом и воспринимается как само собой разумеющееся. Человек ориентируется на транслируемые социумом образцы поведения, практически не подвергая их критике, что делает его поведение вполне предсказуемым. 4) Аффективное действие. Для него характерны эмоциональность и низкий уровень осмысления. Человек находится во власти различных эмоциональных состояний, которые оказывают существенное влияние на его модели поведения. Аффективное действие в самом общем значении ориентировано на снятие возникшего эмоционального напряжения5.

    Исходя из вышеизложенных типов социальных действий, М.Вебер выделил такое понятие, как «ожидание ожидания» реальности. Совершая какие-либо повседневные действия, личность ожидает от других таких же повседневных действий. М.Вебер в своих рассуждениях ставит вопрос о том, могут ли состояться определённые значимые регулярные действия, если человек не будет ожидать, прогнозировать того, что другие люди ожидают от него подобных действий и готовы отреагировать так, как он ожидает от них. Учёный приходит к выводу, что сопряжённость взаимных ожиданий как своеобразных обязательств создаёт в жизнедеятельности личности предсказуемость, стабильность, условия для самореализации в социуме. В таких сопряжённых ожиданиях личность может строить планы, творить, разрешать трудные жизненные ситуации. На основе взаимных ожиданий возникают предсказуемость и прогнозируемость, а также ста-

    5Вебер М. Избранные произведения / Пер. с нем; сост., общ. ред. и послесл. Ю.Н.Давыдова; предисл. П.П.Гайденко. — М.: 1990.

    бильность, надежность положения субъекта в «среде себе подобных». Если же нет предсказуемости, то возникает ситуация, в которой человек утрачивает преимущества, предоставляемые ему социумом. Нестабильность, непредсказуемость приводит к утрате необходимых социальных условий для индивидуального развития. Возникает неуверенность в себе, снижается активность в деятельности, моральные и творческие силы не реализуются полностью, и преобладает бесплановая жизнедеятельность. При этом М.Вебер считает, что и в системе взаимных ожиданий возникает неуверенность, тревога. Это происходит тогда, когда общество подвергается социальным потрясениям и разрушается система ожиданий отдельного человека. Данные обстоятельства могут дестабилизировать социальную ситуацию и исключать те преимущества, которые способствуют преодолению трудных ситуаций6.

    Взаимность ожиданий — обязательств составляет своеобразное невидимое магнитное поле социальной действительности. Это поле, как правило, неосознанно: люди гневаются, когда их ожидания не оправдываются, улыбаются, когда ожидания оправдались. Ощутить взаимность ожиданий возможно тогда, когда в «магнитном поле» что-то разладилось.

    Сопряженная система взаимных вероятностных прогнозов влияет на развитие социальной жизни. Так, стабильные ожидания создают основы для творчества человека, позволяют сформировать механизмы передачи накопленного опыта, что служит основой цивилизации, культуры и т.д. Следовательно, осуществляя свои действия, человек учитывает реакцию других, сознательно ориентируется на принятые в сообществе ценности, нормы, принципы, законы и обладает способностью к саморазвитию.

    В теории взаимодействия-ожидания Дж. Хо-манса, Дж. Хемфилда рассматриваются три основные переменные: действие, взаимодействие и настроение. Предпринимая какие-либо действия для достижения поставленной цели, личность вступает во взаимодействие с окружающими людьми, создавая совместную деятельность. В процессе такой совместной деятельности возникает и усиливается чувство взаимной симпатии, а также происходит принятие групповых норм. Каждый раз, вступая во взаимодействие с другими людьми, личность ожидает, исходя из чувств симпатии / антипатии, от этих людей позитивного или негативного поведения. Такое ожидание оказывает влияние на степень конструктивности взаимодействия личности с окружающими людьми7.

    6Там же.

    1 Ольшанский Д.В. Политическая психология. — СПб.: 2002.

    Р.Стогдилл в рамках своей теории «усиления ожиданий» указывал на то, что в процессе взаимодействия у людей усиливаются ожидания тех действий, на которые они изначально ориентированы. Поэтому каждый субъект совместной деятельности должен соответствовать взаимным ожиданиям, экспектациям для того, чтобы его действия совпадали с ожиданиями группы и он смог бы присоединиться к группе. В тех случаях, когда человек проявляет способность инициировать нужные групповые взаимодействия и ожидания, его лидерский потенциал становится востребован8.

    Индивидуальные экспектации являясь продуктом социализации начинают формироваться ещё в детстве. Так, автор теории трансактного анализа Э.Берн аргументировано раскрыл закономерности процесса воспроизводства ребенком форм поведения, типичных для референтной ему группы9. По мнению учёного, система ожиданий родителей обусловлена родовым сценарием, который передается из поколения в поколение. Соответственно план жизни и сопутствующие ему экспектации составляются в детстве, подкрепляются родителями, оправдываются последующими событиями и реализуются так, как было предопределено с самого начала.

    Дж. Боулби и М.Эйнсворд, работая в рамках психодинамической парадигмы объектных отношений с детьми, матерями, семьями пришли к созданию теории привязанности. В данной теории они выделили необходимые условия для выживания и роста ребёнка — это длительная забота других людей, обеспечивающая формирование стабильной поведенческой системы у ребёнка, направленной на получение защиты. Следовательно, отношения взрослого и ребёнка взаимны, так как проявление привязанности и поведение матери образуют единую поведенческую систему. Данная социальная связь является основой для устойчивой психической репрезентации межличностных отношений, которые в свою очередь формируют у ребёнка представления о родителях и других людях. Таким образом, опыт привязанности к значимому взрослому ин-териоризируется в представления и ожидания по отношению к другим людям и собственного Я. Данные представления и ожидания влияют на личность в течении всей жизни человека10.

    Отечественные психологи также затрагивали в своих работах проблематику индивидуальных экспектаций. С.А.Беличева в своих трудах отмечает, что личность в процессе социализации усваивает как знания, нормы и ценности, так и различные межличностные, конституциональ-

    8Там же.

    9Берн Э. Игры, в которые играют люди…. — С. 174 — 175.

    10Боулби Д. Привязанность. — М.: 2003.

    ные, профессиональные, социальные роли. Личность может принимать и усваивать роли как под влиянием санкций поощрения и наказания, одобрения и осуждения, применяемых в обществе, так и под влиянием ролевых предписаний и ожиданий, направленных со стороны её окружения. По мнению автора, социальные экспектации доминируют при освоении межличностных социальных ролей (отец, мать, муж, жена, друг, сын, дочь и т.д.). При этом освоение указанных ролей не сопровождается жёстким набором требований и применяемых санкций. На разных этапах социализации личность доминируют различные способы освоения социальных ролей и навыков. Так, в младенческом возрасте доминируют способы подражания, внушения и т.д. По мере развития сознания повышается избирательность и личность выбирает такие способы социализации как референтная группа, авторитет, социальные экспектации11.

    А.А.Бодалев, исследуя групповые экспекта-ции в сфере социальной перцепции, пришёл к выводу, что данные экспектации складываются на основе стереотипизации, т.е. когда новые впечатления об объекте восприятия обобщаются благодаря сходству с прежними знаниями. Такие стереотипы играют роль групповых экспектаций, которые развивают поведенческий образец личности (например: стереотип «отстающий ученик» закрепляет за ребёнком определённые поведенческие реакции). Поэтому, ожидания в сфере межличностных отношений может проявляться двойственно: с одной стороны, зная ожидания значимых лиц, человек выстраивает поведение в соответствии с нормами и ценностями взаимодействующей стороны, с другой стороны — социально-психологические экспектации отражаются в сознании и формируют собственные ценностно-нормативные представления12.

    Таким образом, можно констатировать, что индивидуальные ожидания в сфере межличностных отношений в равной степени зависят от тех установок и ролей, которые выбирает сама личность, так и от тех норм и ролей, которые задаются человеку в процессе группового взаимодействия. При недостаточной социальной и личностной зрелости человека, группа во многом определяет его внешние презентации, ценности и экспектации желаемого будущего.

    2 блок. Ожидания в контексте жизненной перспективы. Проблема субъективного восприятия жизненной перспективы активно исследуется с 60-х годов XX века. Отечественные и зарубежные ученые рассматривают такие понятия

    11Беличева С.А. Основы превентивной психологии. -М.: 1991.

    12Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. — М.: 1982.

    как «жизненный путь личности» (Б.Г.Ананьев), «стратегии жизни» (К.А.Абульханова-Славкая), «жизненная перспектива» (Ж.Нюттен). В фокусе социологических исследований находятся ценностные экспектации, которые взаимосвязаны с уровнем социальных достижений, материального благополучия человека и проявляются в его внутренних убеждениях. Эти ценностные экспектации как комплекс определённых ожиданий и надежд соотносятся с настоящими и будущими обстоятельствами жизни. Как правило, люди стремятся удержать то, что уже имеют, а также выстраивают экспектации и требования по поводу того, что должны иметь в будущем.

    Согласно теории структурного повседневного мышления А.Щюца, личность, осуществляя какие-либо действия, исходит из своих ожиданий (экспектаций) и антиципации событий. Антиципация помогает обозначить горизонты значимых событий, которые будут реализовываться в процессе их осуществления. Ожидания, возникающие при антиципации, образуют горизонт будущего опыта, который постоянно изменяется и обогащается. В повседневной жизни корректное целеполагание предвосхищает ход событий с достаточной практической точностью. Поэтому личность чётко может осознавать, какие социальные роли ей необходимы для реализации своих экспектационных моделей13.

    Отечественные учёные Б.Ф.Ломов и Е.Н.Сурков, рассматривая антиципацию в контексте жизненных перспектив, считали, что личность способна действовать и принимать те или иные решения с определенным «временно-пространственным упреждением» в отношении ожидаемых, будущих событий14. Е.А.Сергиенко процесс антиципации рассматривает на уровне микрогенеза — данный феномен рассматривается как пространственно-временной эффект упреждающих действий и как эффект избирательности. При этом эффекты избирательности предстают как обобщенные, интегральные особенности антиципирующих процессов, тогда как пространственно-временное опережение событий отражает детальную ментальную представленность событий, их связанность и континуаль-ность15. В кросскультурном контексте взаимодействия человека с миром присутствует взаимосвязь прошлого с будущим через настоящее, означающая, что цель деятельности включает имплицитно предположение о результате, интегри-

    13Гребенюк О.С., Гребенюк Т.Б. Основы педагогики индивидуальности: Учеб. пособие. — Калининград: 2000.

    14Ломов Б.Ф., Сурков Е.Н. Антиципация в структуре деятельности. — М.: 1980.

    15 Сергиенко Е.А. Антиципация в раннем онтогенезе че-

    ловека: Дисс. в виде научного доклада … д-ра психол.

    наук. — М.: 1997.

    рованное через выбор адекватной стратегии процесса интеракции.

    Такие авторы, как А.Валлон, Р.Гельбах, Ф.Кейл, Ж.Пиаже, Н.Н.Поддьяков и Л.А.Ре-гуш рассматривали антиципацию в качестве одной из динамических характеристик, определяющих становление и развитие общего интеллектуального потенциала личности. В их работах подробно освещаются закономерности возрастания когнитивного потенциала детей, становления упреждающего поведения в ситуациях с той или иной степенью неопределенности. Взаимодействие человека с социумом предполагает многоуровневую деятельность, включающую постановку целей, предвосхищение возможных результатов и прогноз последующего развития событий, с учетом реакций со стороны разного рода независимых субъектов и объектов внешнего мира. Способность человека осуществлять столь сложную деятельность позволяет ему целенаправленно добиваться задуманного, гибко регулируя свои действия в зависимости от изменений во внешней среде.

    Теория мотивационных ожиданий американского психолога В.Врума рассматривает ожидания человека в тесной взаимосвязи с количеством воспринимаемых им альтернатив «будуще-го»16. Иными словами, личностные экспектации (ожидаемые события и сценарии будущего) во многом определяются качественными и количественными показателями антиципации (процессом моделирования возможных событий, сценариев). Анализ исходных теоретических посылов В.Врума и его коллег Ф.Герцберга, Д.Мак-Клеланда, Дж. Адамса, Л.Портера позволяет заключить, что, с его точки зрения, социально зрелые индивиды, как правило, имеют устойчивую иерархию мотивов, и способны просчитать наиболее оптимальный вариант достижения поставленных целей.

    Исследования американского учёного Г.Саймона доказывают, что значительное число молодых людей испытывает серьезные когнитивные ограничения в восприятии динамично меняющейся, многомерной социальной информации, и это не позволяет им выстраивать адекватные ожидания и прогнозы17. Тем не менее, в более поздних трактовках и вариантах «теории ожиданий», которые всегда, так или иначе, увязываются с «врумовским» подходом, допускается возможность высокого уровня развития способности к предвосхищению будущего на разных

    16 Управление персоналом организации. Практикум: Учеб. пособие / Под ред. д.э.н., проф. А.Я.Кибанова. -М.: 1999.

    17 Саймон Г. Методологические основания экономики // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник 1989 — 1990. — М.: 1991.- С. 91 — 109.

    этапах взросления личности. К.Халл указывал, что готовность личности к ожидаемым событиям будущего представляет собой не что иное, как частичную антиципирующую реакцию18.

    Сходная мысль встречается в исследованиях П.С.Кузнецова, М.В.Ромма, которые отмечают, что в случае экспектации позитивного результата в будущем человек готов к принятию некоторых лишений в настоящем, поскольку предвосхищение удовлетворения актуальной потребности поддерживает у него ощущение гарантированного благополучия с некоторой временной отсрочкой19.

    По мнению П.И.Яничева, психологическое будущее по отношению к психологическому настоящему мотивирует и придает ценность или обессмысливает и обесценивает. «Не только настоящее оказывает влияние на будущее, но и в свою очередь те или иные ожидания и представления о будущем воздействуют на поведение человека в настоящем и переживание им своего настоящего; позитивные ожидания по отношению к будущему придают настоящему ценность, негативные обесценивают его». По отношению к психологическому прошлому психологическое настоящее принимается как преемственность и развитие прошлого, либо как его отвержение и отрицание. Человек может рассматривать свою жизнь как непрерывную линию развития, проецируя продолжение этого развития в будущее, либо может планировать изменение своего образа жизни вплоть до полной его противопо-ложности20.

    М.Р.Гинзбургу, рассматривая психологическое будущее выделяет смысловую и временную перспективу личности. В качестве структурных компонентов психологического будущего различают смысловое будущее (личностное), проецирование себя в будущее и временное будущее (собственно планирование). Смысловое будущее обеспечивает личности устойчивость / неустойчивость ценностей их эмоциональную привлекательность. Временное будущее позволяет планировать жизненные перспективы. Позитивное отношение к планированию и составление планов определенно синхронизирует будущее, и представляется как последовательность в достижениях целей. Негативное отношение к планирова-

    18 Ольшанский Д.В. Политическая психология. — СПб.: 2002.

    19.Ромм М.В. Адаптация личности в социуме: Теоретико-методологический аспект. — Новосибирск: 2002. 20Яничев П.И. Субьективные модели прошлого, настоящего и будущего в подростковом и юношеском возрасте // Наш проблемный подросток: Учебное пособие. -СПб.: 1999. — С. 50 — 60.

    нию сопряжено с отсутствием планов на будущее и поэтому практически непрогнозируется21.

    В исследованиях Е.И.Головаха и А.А.Кро-ник, отсутствие жизненных планов связывается с отсутствием позитивного образа будущего22. Так, человек может стремиться к целям, которые не присутствуют в настоящем, а находятся в ближайшем или отдаленном будущем. И поэтому его побудительные мотивы, поведенческие акты, экс-пектации анализируются не только по содержанию, но и по временной их локализации.

    К.А.Абульханова-Славская выделила такие жизненные перспективы как: 1) психологическая (временная) перспектива — это когнитивная способность предвидеть будущее, прогнозировать его, представлять себя в будущем; 2) личностная перспектива — это целостная готовность к будущему в настоящем, которая обнаруживается в способности к организации времени, в характере восприятия имеющихся возможностей и готовности к неожиданностям, трудностям23.

    В.Н.Украинец, рассматривает жизненную перспективу личности через понятие «ожидание», которое отражает не только положительные, но и отрицательные обстоятельства жизни личности24.

    По мнению Д.А.Леонтьева и Е.В.Шело-бановой, жизненная перспектива, включает совокупность обстоятельств и условий жизни, которые при прочих равных условиях создают возможность оптимизации дальнейшего жизненного продвижения25. Таким образом, между ожиданиями личности и построением жизненной перспективы прослеживается тесная взаимосвязь, что позволяет считать обоснованным выделение данного блока в структуре опросника.

    3 блок. Ожидания к собственному личностному потенциалу. Развивая ранее обозначенную Абульхановой-Славской идею о существовании временной и личностной перспективы, мы в рамках данного опросника особое внимание уделяем ожиданиям человека к собственному личностному потенциалу.

    21Гинзбург М.Р. Психологическое содержание личностного самоопределения // Вопросы психологии. — 1994. — № 3. — С. 43 — 52.

    22Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. — М.: 2008.

    23Абульханова-Славская К.А. Личностная регуляция времени // Психология личности в социалистическом обществе: Личность и ее жизненный путь. — М.: 1990. -С. 114 — 129.

    24 Леонтьев Д.А., Шелобанова Е.В. Профессиональное самоопределение как построение образов возможного будущего // Вопросы психологии. — 2001. — № 1. — С. 57 — 65.

    25 Там же.

    Согласно когнитивной теории личности Дж. Роттера, социальное поведение рассматривается в совокупности таких понятий, как «поведенческий потенциал», «ожидание», «подкрепление», «ценность подкрепления», «психологическая ситуация», «локус контроля». Под «поведенческим потенциалом» понимается вероятность поведения, возникающая в ситуациях подкрепления, когда человек обладает определённым потенциалом, набором действий, поведенческих реакций, сформировавшихся в течение жизни.

    «Ожидание» рассматривается как определённое подкрепление, проявляющееся в поведении при сходных ситуациях. Дж. Роттер при устойчивости и целостности личности выделил стабильное ожидание, генерализованное на основе прошлого опыта. Кроме того, он указывает на существование специфических ожиданий, преобладающих в какой-либо определённой ситуации. При этом психологическое содержание ситуации устанавливается в соответствии с тем, как её воспринимает личность. Иными словами, особое место Дж. Роттер уделяет ситуационному контексту и его влиянию на поведение человека и на психологическую ситуацию.

    «Ценность подкрепления» проявляется у личности при предпочтении одного подкрепления другому. На поведение человека влияет ценность ожидаемого подкрепления. Как и ожидания, ценность подкрепления зависит от опыта личности и может меняться со временем и от ситуации к ситуации. При этом ценность подкрепления рассматривается отдельно от ожидания, так как оно связано с мотивацией, а ожидание — с познавательными процессами26. В теории социального научения Дж. Роттер разработал формулу поведенческого потенциала, который равен сумме ожиданий и ценностого подкрепления. Также он выделил шесть видов потребностей, применяемых к прогнозу поведения (антиципации), реализация которых может рассматриваться как процесс самодетерминации: 1) «статус признания» — потребность чувствовать себя компетентным и признанным авторитетом в широком спектре деятельностей; 2) «защита-зависимость» — потребность личности в защите от неприятностей и ожидании помощи от других в достижении значимых целей; 3) «доминирование» — потребность влиять на жизнь других людей, контролировать их и доминировать над ними; 4) «независимость», — потребность принимать самостоятельные решения и достигать цели без помощи других; 5) «любовь и привязанность» — потребность в принятии и любви других; 6) «физический комфорт» — потребность в

    26 Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. — СПб.: 1997.

    физической безопасности, здоровье и отсутствии боли и страданий.

    Каждая категория потребностей, по мнению Дж. Роттера, состоит из трех основных компонентов: потенциал потребности, ее ценность и свобода деятельности. Данные компоненты входят в формулу общего прогноза: потенциал потребности = свобода деятельности + ценность потребности. Потенциал потребности позволяет прогнозировать реальное поведение личности. Человек склонен стремиться к цели, достижение которой будет подкреплено, а ожидаемые подкрепления будут иметь высокую ценность. При этом потенциал потребностей исходит от «локуса контроля», имеющего два направления: 1) экс-тернальную и интернальную локализацию, обеспечивающую контроль над значимыми событиями; 2) надситуативный и универсальный локус контроля, характеризующий поведение личности как в случае неудач, так и в случае достижений в различных областях социальной жизни и социального поведения27.

    В контексте «мотивационной» концепции Д.К.Мак-Клелланда рассматривается поведение личности, определяющееся соотношением между ожиданиями (когнитивными единицами, заключающими предположения по поводу содержания и синхронности событий в будущем) и реальными событиями. Автор выделяет положительные эмоции (доставляющие удовольствие) и отрицательные (вызывающие недовольство), порождённые фактом расхождения / совпадения между ожиданиями и событиями. Для того чтобы разнообразить свою жизнедеятельность, но избежать опасной угрозы, люди стремятся к небольшим расхождениям между ожиданиями и событиями. Исходя из данных представлений о поведении личности, Мак-Клелланд рассматривает мотив личности как сильную аффективную ассоциацию. Такие ассоциации сопряжены с упреждающей целевой реакцией и основаны на прошлой связи конкретных стимулов и положительных / отрицательных аффектов. Существуют мотивы приближения, в которых личность стремится реализовать свою жизненную перспективу (антиципацию), и мотивы избегания, блокирующие возможность ожиданиям (экспек-тациям) стать реальностью. В зависимости от того, какие ожидания и события поощряли родители в детских переживаниях, у ребёнка формировались устойчивые паттерны поведения и соответствующая мотивация28.

    Дж. Роттера, Г.Келли в своей теории личностных конструктов рассматривал интерпретацию и прогноз жизненного опыта личности, а также

    27 Там же.

    28 Мак-Клелланд Д. Мотивация человека / Д.Мак-Клелланд. — СПб.: 2007.

    то, как она предвосхищает будущие события и управляет переживаемыми событиями. Ядром личности выступает «личностный конструкт», в котором происходит обобщение, абстрагирование предшествующего опыта и создается классификационно-оценочный эталон, проверяемый на собственном опыте личностью. Таким образом, личность представляет организованную систему, которая имеет набор конструктов, соотносящихся в той или иной мере между собой. Если конструкт позволяет адекватно прогнозировать события и оправдывать ожидания, то личность его сохраняет, если он не соответствует ожиданиям, то личность его изменяет или исключает из общей системы конструктов. Конструкты могут быть жёсткими, то есть дающими определённый, неизменный прогноз, либо свободными, позволяющими на основе ожиданий делать при сходных условиях различные прогнозы. Следовательно, личностный конструкт организует и регулирует поведение человека, формирует «Образ Я», модифицирует характер взаимоотношений и, в конечном итоге, определяет систему его ожиданий29.

    Таким образом, последний из выделенных нами блоков позволяет выявить веру личности в собственные возможности, их соответствие поставленным жизненным целям и задачам. Приведенные выше и подробно рассмотренные нами блоки, характеризующие индивидуальные ожидания, выступают в качестве основы для создания психодиагностического инструментария направленного на выявление специфики личностных экспектаций. Данная специфика тесно взаимосвязана с процессом продуктивной самодетерминации на всех этапах развития человека. При этом следует отметить, что подростковый и юношеский период развития ввиду невозможности полноценной профессиональной самореализации, предполагает готовность личности к свободному выбору только в таких сферах как: межличностные отношения, временная перспектива, раскрытие личностного потенциала.

    29 Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Зарубежная социальная психология ХХ столетия: Теоретические подходы: Учеб. пособие для вузов. — М.: 2002.; Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности..

    THE CONCEPTUAL FEASIBILITY OF THE AUTHOR’S QUESTIONARY «PERSONAL EXPECTATIONS» (PE)

    © 2010 O.V.Karina, M.A.Kiseleva, N.E.Shustova

    Balashov institute (branch) of Saratov state university named after N.G.Chernyshevsky

    The article gives the conceptual feasibility of the author’s questionary «Personal Expectations» (PE). It also contains the analysis of the Russian and foreign investigators to the understanding of personal expectations in the context of self-determination. Taking into account theoretical suppositions the distinguished questionary test sections are explained: expectations in the sphere of interpersonal relations, expectations in the sphere of life perspectives, expectations towards one’s personal potential.

    Keywords: personal expectations, self-determination, interpersonal relations, time perspective, personal potential.

    o

    Karina Olga Vitalyevna,

    Associate Professor of the General psychology department. E-mail: [email protected] ru Kiselyov Marina Anatolyevna,

    Associate Professor of the General and social psychology department. E-mail: [email protected] Shustova Natalya Evgenevna,

    Associate Professor of the General and social psychology department. E-mail: [email protected]

    Выступая в определенной роли, каждый человек обладает правом по

    Выступая в определенной роли, каждый человек обладает правом по отношению к другим участникам взаимодействия. Это право образует экспектации (ожидания), обращенные к другим участникам взаимодействия и побуждающие их определенным образом реагировать на него. Экспектации могут носить и групповой, в частности, этнический характер.

    Изучение этнических экспектаций требует раскрытия психологической специфики социальных ролей и, соответственно, ролевого поведения. Понятие «социальная роль» является важным элементом не только социологии, но и психологии, причем именно благодаря этому в интерпретации содержания социальной роли существует определенное разнообразие. Социальная роль трактуется как ожидание, вид деятельности, поведения, представления, стереотип, социальная функция и даже набор норм. Мы считаем целесообразным рассмотреть социальную роль в качестве социальной функции, реализуемой на уровне социального поведения человеком как представителем определенной этнической группы.

    «Играние» человеком этнической роли заключается в том, чтобы исполнять обязанности, которые налагаются ролью, и осуществлять свои права по отношению к другим людям. В этнической психологии такой подход находит самое широкое понимание, так как идентификация человека с определенным этносом и осознание себя его представителем начинается прежде всего с принятия роли представителя данной этнической группы. Так, для белоруса, проживающего в г. Гродно, нет необходимости задумываться о своей роли белоруса, но когда он попадает за рубеж, например, в соседнюю Польшу, он сразу же актуализирует необходимость выполнять свою этническую роль — роль носителя белорусского этноса, соответствующей культуры и ее конкретных признаков. При этом он понимает, что у представителя другой страны, в частности Польши, имеется свое понимание роли белоруса и особенностей его поведения, и для установления позитивных взаимоотношений он тоже должен соответствовать этой экспектации.

    Понимая роль других, человек может представить себе, как они (другие) будут реагировать на то, что он делает или собирается делать. Но чтобы понять это, человек должен представить самого себя в положении (роли) другого. Важно отметить, что исполнение и принятие роли не следует смешивать. Исполнение роли требует организации поведения в соответствии с групповыми нормами, в то время как принятие роли требует, чтобы субъект взаимодействия «отрефлексировал», т.е. постарался представить, как он сам выглядит с точки зрения других. Большинство людей осознают роли, которые они играют, только в необычных, нестандартных условиях.

    Процессы группового взаимодействия обеспечивают структурную перестройку личностной сферы ее участников за счет их включения в нормативно заданные, нормативно регулируемые, оцениваемые разнообразные виды групповой деятельности. А это значит, что исполнение ролей требует организации поведения человека в соответствии с групповыми нормами. В этнической психологии такой подход находит самое широкое применение.

    Виды социальных ролей определяются многообразием социальных групп, типов деятельности и отношений, в которые включена личность. В зависимости от общественных отношений выделяют социальные и межличностные роли. Социальные роли связаны с социальным статусом, профессией и видом деятельности. В интеракционистских концепциях такие роли называются конвенциональными. Как правило, это стандартные, безличные роли — социально-демографические,- основанные на правах и обязанностях тех, кто их исполняет: мужа, жены, сына, дочери и т.п. Межличностные роли связаны с межличностными отношениями, которые регулируются конкретным статусом человека: любимый, кумир, герой, изгой и т.п. Кроме того, межличностные роли могут определяться индивидуальными особенностями человека, что позволяет выделить социально-типические роли, т.е. роли, которые являются своеобразной доминантой личности человека, его социальным амплуа, привычным для окружающих.

    По степени проявления выделяют активные и латентные социальные роли. Активные роли проявляются в конкретных ситуациях и исполняются в данный момент времени, например, в заграничной командировке, во время переговоров и т.д. Латентные роли не отражаются в актуальной ситуации, хотя человек и является их носителем, как, например, педагог или врач, находящийся на отдыхе. Кроме того, по способу усвоения социальные роли подразделяют на предписанные, т.е. определенные возрастом, полом, национальностью, и приобретенные, которые усваиваются человеком в процессе социализации и этнизации. И, наконец, социальные роли классифицируются по способу получения, уровню эмоциональности, характеру формализации и мотивации.

    Функционально-ролевая иерархия характерна для любой организованной общности — трудовой, социальной, этнической. Следовательно, и специфика нормативной регуляции зависит как от характера совместной деятельности, так и от вида организационной системы.

    Множественность обусловливающих реальный процесс этнического взаимодействия объективных и субъективных факторов предопределяет то, что функционально-ролевая структура группы «стремится» к социальной адекватности, к соответствию объективным требованиям более мощных социальных систем, таких как народность, народ, нация, этническая общность. Межэтническое взаимодействие можно считать благополучным лишь в том случае, если ясно определены роли и если эти определения в достаточной степени разделяются всеми участниками.

    Одним из важнейших каналов социализации индивида и приобретения им знаний о нормах является воздействие на поведение человека путем прямого представления этих норм, т.е. через словесное формулирование. Данный способ преобразования внутреннего мира личности под влиянием социальных норм считается наиболее эффективным при организации условий, форм, способов поведения, в которые заложены необходимые социальные нормы, в частности, нормы этнические. Таковыми обычно являются как исторически детерминированные, так и стихийно складывающиеся этнические нормы поведения. С учетом этнических норм могут быть специально организованы конкретные условия деятельности и поведения человека, а в более широком представлении — этнических групп и общностей.

    Формирование личности и ее субъективного мира происходит в конкретных условиях, в непосредственном окружении и, самое главное, в прямом контакте с представителями реальных групп. Каждый член этнической группы выполняет множество ролей. Часть из них четко нормированы конкретными предписаниями, другие — регулируются референтными лицами, третьи — обусловлены определенным социально-психологическим положением члена этнической группы. Выполнение же обязанностей так или иначе контролируется, а в случае их невыполнения общество предъявляет к человеку соответствующие санкции.

    Нормативно-ролевая экспектация — это процесс, причем довольно не простой. Он в первую очередь опирается на механизм
    идентификации с другими людьми. Однако способность человека идентифицироваться с другими, постигать их поведение ограничена культурой, в которой он существует, а также его личным опытом. Поскольку эффективность коммуникации во многом зависит от способности участников принимать роли друг друга (об этом уже говорилось выше), уместно обратить внимание на частотность взаимодействия как на фактор, способствующий регуляции степени согласия в межэтническом взаимодействии.

    Решение вопроса о том, будет ли достигнуто согласие, зависит не только от способности участников взаимодействия к принятию ролей, но и в значительно большей степени от интересов сторон. При противоположных интересах взаимодействие чаще всего приобретает манипулятивный характер. Часто взаимодействие между представителями разных этносов не наступает из-за того, что взаимодействие опосредствуется конвенциональными нормами. Это относится в первую очередь к лингвистическим нормам, отклонение от которых вызывает почти такие же социальные санкции, как и нарушение других культурных норм. Наряду с речью в коммуникации широко используются и невербальные средства, которые символизируют многие установленные в различных культурах значения, — это мимика, пантомима, всевозможные жесты и многое другое.

    Изучение психологических механизмов функционирования этнокультурных норм может осуществляться по двум направлениям — как анализ механизмов социальной нормативной регуляции индивидуального поведения и как исследование механизмов трансформации индивидуального поведения в элементы совместной деятельности членов этнической группы. Что касается проблемы психологических механизмов, то она основательно разработана социальными психологами. При этом особое внимание ими было обращено на регуляцию поведения индивида, опирающуюся на выработанные в обществе и группе те или иные нормы, образцы, стереотипы и пр.

    Содержание норм во многом определяется не только характером группового взаимодействия, но и социально-этническими факторами. Так, групповые нормы могут использоваться для получения необходимой информации, для достижения личных целей, соответствующих принятым в группе нормам и т.д. При этом включение личности в совместную групповую деятельность уже само по себе предполагает влияние на ее члена групповых норм, значимость которых отражается на процессе и результатах его поведения, деятельности и психики в целом.

    Проблема нормативности как фактор регуляции различных видов социального взаимодействия, в том числе и этнического, рассматривалась с учетом философских взглядов и позиций многих ученых. В зарубежной науке наибольшей популярностью пользуется концепция американского социолога Т. Парсонса, который предложил интерпретацию нормативной регуляции социального взаимодействия. Социальное взаимодействие определяется ученым в терминах нескольких категорий: «деятель» — исполнитель роли, «цель» — назначение роли, «средства и условия для реализации цели» и «независимый детерминантный селективный фактор» — нормативный элемент.

    Для этнической психологии значительный интерес представляют и психоаналитические концепции, которые действие этнических норм рассматривают в двух направлениях: во-первых, через психоаналитическую персонологию и выработанные в ее рамках представления о личности; во-вторых, через психоаналитическое исследование механизмов влечений, побуждений, защиты личности и др. Главным постулатом в психоаналитических концепциях выступают положения о фактически изначальном, сущностном конфликте между этнокультурными социальными нормами и желаниями, побуждениями, потребностями человека. Устранение конфликта между личностью и социальными (этническими) нормами возможно лишь путем согласования функциональных требований личности и функциональных требований социума (этноса) в целом.

    Ученые — психологи, конфликтологи, культурологи, юристы — уделяют большое внимание разработке средств согласования и анализу причин, вызывающих противонормное, аномальное поведение, так как противоречие между функциональными влечениями, мотивами человека и функциональными требованиями общества неизбежно приводит к конфликту. Именно эта проблема стала своеобразным толчком к созданию теории социального контроля. Однако следует признать, что социальный контроль направлен лишь на то, чтобы нивелировать нежелательные для общества побуждения индивида, так как он не в состоянии полностью подавить все аномальные влечения человека. Длительная фрустрация этих влечений может привести к серьезным дисфункциональным последствиям для индивида, а в конечном счете скажется дисфункционально и на самом социуме или этносе. Осознавая такое положение, приверженцы теории социального разрабатывают все более эффективные приемы и способы разрешения подобных конфликтных ситуаций.

    Проблему защиты общества от конфликтогенных влечений индивида пытаются решать и сторонники психоанализа. Решение этой задачи они связывают с возможностью использования механизмов замещения и сублимации. Ими делаются попытки анализа таких нравственных образований личности, как моральная тревожность, стыд, вина, переживание социальных санкций и других, имеющих этническую окраску. По их мнению, защитные психологические механизмы должны освободить личность от внутреннего конфликта с нормами. Предлагаются технологические процедуры, которые могут быть использованы в качестве средств психологической помощи и психотерапии. Таким образом, ученые этого направления заняты активным поиском средств защиты как социума (этноса), так и личности в целях обеспечения стабильности существующей нормативной системы. В наиболее стабильных этнических общностях существуют высоко формализованные процедуры — такие как награждение и поощрение тех, чья деятельность способствует общему благополучию, и напротив, наказание и наказание тех, чьи действия оцениваются как вредные. Этнопсихологи придают большое значение этим процедурам, поскольку они способствуют консолидации этнической общности, особенно при наличии какой-нибудь угрозы со стороны других этнических сообществ.

    Современная этнопсихология в качестве одного из важнейших приоритетных направлений считает разработку оптимальных средств регулирования нормативным поведением человека. Для проведения исследований в этом направлении уже существуют определенные методологические основания :

    — принцип определенности, который основан на праве этнической общности (или лидеров общности) определять способы воздействия, качество и их меру для стимулирования нормативного поведения;

    — принцип адекватности предполагает, что система применяемых способов воздействия должна быть понятна всем членам этнического объединения и расцениваться как справедливая;

    — принцип своевременности служит одной из форм проявления объективности и быстроты оценки выполнения существующих норм;

    — принцип наглядности означает предметное выражение того, что нужно познать и как лучше сделать, т.е. способствует активизации воздействия.

    Все обозначенные выше принципы регулирования нормативного поведения, безусловно, должны применяться в комплексе и с учетом конкретной социальной ситуации. Социальные условия в обществе изменчивы, а значит, и системы норм также не могут оставаться неизменными. При этом особой мобильностью должны отличаться нормы трудовых и политических отношений, а также нормы, используемые при регуляции частных конкретных актов этнического поведения. Именно поэтому нормативная регуляция должна служить основой организации реальной динамической системы поведения и деятельности как отдельной личности, так и общности в целом.

    Представления личности об отношении к ней других людей

    Содержание диссертации автор научной статьи: кандидата психологических наук, Гордиенко, Елена Викторовна, 2000 год

    ВВЕДЕНИЕ

    ГЛАВА I. ФИЛОСОФСКИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПРОБЛЕМЕ СОЗНАНИЯ, САМОСОЗНАНИЯ И РЕФЛЕКСИИ

    1.1. Некоторые исторические и теоретические проблемы сознания

    1.2. Проблема самосознания, Я-концепция в психологии

    1.3. Проблема рефлексии в психологической науке

    ГЛАВА И. ПРОБЛЕМА ВЗАИМОСВЯЗИ СОЦИАЛЬНЫХ

    ПРЕДСТАВЛЕНИЙ И ЛИЧНОСТНЫХ ЭКСПЕКТАЦИЙ

    2.1. Социально-психологическая концепция социальных представлений

    2.2. Экспектация как механизм индивидуального сознания личности

    2.3. Обоснование правомерности психологического изучения экспектаций в русле концепции социальных представлений

    ГЛАВА III. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЭКСПЕКТАЦИЙ ЛИЧНОСТЬЮ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О НЕЙ ОКРУЖАЮЩИХ

    3.1. Общая процедура эмпирического исследования, методики и выборка

    3.2. Связь представлений об ожидаемых оценках различных экспертов с особенностями личности и ее самооценкой

    3.3. Изучение экспектаций оценок личности в соотнесении с самооценкой и ее характеристиками по Р.Кеттеллу

    3.4. Выявление связи между экспектациями оценок и характеристик и вторичными показателями выборки

    3.5. Типы личностей и система ожидаемых оценок

    ВЫВОДЫ.

    Введение диссертации по психологии, на тему «Представления личности об отношении к ней других людей»

    Актуальность исследования. Острота социальных проблем во многих регионах мира, кризис традиционных парадигм социального развития и мышления, его глобализация в последние десятилетия привели к активизации поисков новых социально-психологических концепций, модернизации взглядов на общественное сознание и разработке парадигмы социального мышления. В России этот процесс в целом значительно усилен и осложнен, с одной стороны, болезненным реформированием системы общественного устройства, а с другой — отсутствием четких концептуальных основ этого реформирования.

    Очевидна возрастающая роль и ответственность психологов в решении проблем жизнедеятельности человека. Важно отметить, что в психологии обычно упускаются из вида характеристики человека как индивидуального и социального субъекта, его способности решать индивидуальные и общественные проблемы.

    В этой связи необходима постановка проблемы экспектаций как механизма индивидуального сознания личности. До сих пор в мировой психологии проблема экспектаций относится к области социальной психологии и практически не исследована как механизм индивидуального сознания личности. До настоящего времени ни в отечественной, ни в зарубежной психологической науке экспектации не рассматривались как комплекс представлений об отношениях к личности окружающих («Я глазами других»), складывающийся в сознании данной личности. Необходимость подобного исследования обусловлена тем, что, с одной стороны, в психологии личности накоплен определенный объем теоретико-эмпирических знаний о личности, о ее самосознании, Я-концепции, а в социальной психологии — о социальном познании, социальных представлениях; с другой стороны, отсутствует связь между явлениями экспектации (представлениями «Я глазами других») и особенностями личности. Между тем, сам механизм экспектации является механизмом индивидуального сознания: представлениями самой личности об отношениях к ней (о мнениях, оценках и т.д.) других людей. Поэтому он не может быть не связан с ее особенностями. Однако исследования самосознания, рефлексии и в целом сознания личности до сих пор были достаточно обособлены от изучения диалогических, коммуникативных особенностей сознания.

    Актуальность исследования экспектаций, которые фактически являются идеальным представлением личности об отношении к ней окружающих, заключается в том, что в условиях разрыва основных социальных отношений и трудности налаживания новых, выявление их особенностей позволяет судить о том, в какой мере эти идеальные представления являются показателем сохранности связей людей друг с другом, их ориентации на мнения, оценки других людей. В изменяющейся социальной обстановке происходит разрыв привычных отношений, размывание традиционной системы ценностей, смена характера и приоритетов во взаимоотношениях. Все это находит отражение в особенностях экспектаций у разных людей (в зависимости от особенностей личности: тип личности, возраст, профиль образования, семейное положение). Осознание или выработка совокупности критериев оценки своей личности, в том числе и с точки зрения значимых других, уже создают личности чувство свободы выбора. Это и есть основа субъектности самосознания; оценки окружающих могут служить основанием рефлексии, саморегуляции.

    Состояние научной разработки проблемы. Исследование опирается на труды ученых, в которых разрабатывались теоретико-методологические подходы к сознанию, самосознанию, социальным представлениям (С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульханова-Славская, С.Московичи и др.).

    В данной работе предпринято исследование, преодолевшее разрыв разных областей психологии (психологии личности и социальной психологии): экспектация как феномен социальной психологии рассмотрена в связи с особенностями личности, ее сознанием, изучавшимся в области психологии личности.

    Проблема сознания, самосознания находит свое место в большинстве философских концепций, начиная от античных философов (Сократ, Платон) и далее в учениях средневековых философов (Августин), философов Нового времени (Дж.Локк, Г.В.Гегель, Г.В.Лейбниц и др.) и современности (М.М.Бахтин, М.Мамардашвили, С.Л.Рубинштейн и др.). Психологические разработки данной проблемы принадлежат У.Джемсу, З.Фрейду и его школе, Э.Эриксону, Ж.Пиаже, К.Роджерсу и др. В отечественной психологии огромный вклад в разработку вопросов сознания внесли С.Л.Рубинштейн, Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, К.А.Абульханова-Славская, В.С.Мерлин, А.Г.Спиркин, В.В.Столин Е.В.Шорохова, И.И.Чеснокова и др.

    В западной социологии и психологии проблема социальных представлений ставилась в работах Э.Дюркгейма, Л.Леви-Брюля, Ж.Пиаже. Концепция социальных представлений французского исследователя С.Московичи и его школы явилась значительным вкладом в разработку социальной психологии на основе этого понятия. Изучение представления как социально-психологического феномена в истории мировой психологии связывается с именами С.Московичи, В.Дуаза, Д.Жоделе, Ж.Кодола, И.Марковой и др. По сути дела, С.Московичи положил начало становлению современной национальной французской школы социальной психологии, впитавшей в себя дух французской социологической школы и связанной прежде всего с именем Э.Дюркгейма.

    Идеи концепции социальных представлений в последние два десятилетия перешагнули границы не только Франции, но и европейского континента. Если попытаться выделить совокупность тем, вокруг которых концентрируются дискуссии, оценки, мнения, их можно разделить на три группы. Во-первых, обсуждается содержание самого понятия «социальные представления» и его соотношение с дюркгеймовскими «коллективными представлениями», включая проблему соотношения индивидуального и общественного в социальных представлениях. Во-вторых, дискутируется взаимосвязь понятия и концепции социальных представлений с понятиями и теориями, выработанными в рамках методологически близких концепций интеракционистской и когнитивистской ориентаций западной социальной психологии. И, в-третьих, поднимаются вопросы о правомерности и возможных путях использования категории социального представления как инструмента эмпирического исследования.

    Одним из первых исследователей, который обратил свое внимание на социальные представления, был Г.Зиммель [156]. Он указал на связь, существующую между изолированностью индивида, дистанцированного от других, и его потребностью их себе представлять. Г.Зиммель увидел в идеях и социальных представлениях некий механизм, участвующий в создании единств более высокого порядка.

    М.Вебер [60] же охарактеризовал представления как некий набор ориентиров, который определяет действия индивидов. Идейным же источником концепции социальных представлений стала теория «коллективных представлений» французского социолога Э.Дюркгейма [99]. Именно он наметил общие контуры понятия «коллективные представления» и использовал его при объяснении самых разных явлений жизни общества. Основными положениями теории коллективных представлений, выделенными Э.Дюркгеймом, являются: коллективные представления как первопричина индивидуальных представлений, их основная функция -осуществление единообразия поведения и ментальной деятельности членов группы, они обязательны, обладают мотивирующей силой, устойчивы в передаче и воспроизведении.

    Весомый вклад в разработку проблемы социальных представлений внес Л.Леви-Брюль [125]. Исследования Л.Леви-Брюля раскрывают следующие аспекты социальных представлений: разнообразие представлений более зависит от типа общества, чем от сферы жизнедеятельности; существуют различные логико-психологические механизмы, на основе которых можно дифференцировать первобытное и цивилизованное мышление.

    Изучение проблемы представлений нашло свое продолжение в работах Ж.Пиаже. Ученый поставил задачу в своих исследованиях определить, каким образом складываются у детей представления о мире. Выяснилось, что ребенку свойственно качественно иное видение мира, чем взрослым, и это отличие заключается в формах мышления.

    С тех времен понятие представления, коллективное бессознательное, оттесненное более «операциональными» терминами, исчезло из социологического и социально-психологического лексикона.

    Возврат к социальным представлениям произошел в 60-е годы благодаря исследованиям французского психолога С.Московичи. Ученый сумел не только возобновить изучение представлений, но и воспользовался возможностью вызвать к ним интерес у небольшой группы социальных психологов, и тем самым способствовал воскрешению этого понятия в качестве центрального для социальной психологии.

    Чем же можно объяснить возврат к «забытому» понятию и придание ему статуса предмета социальной психологии? По-видимому, это можно объяснить двумя обстоятельствами. Во-первых, обращение к термину «представление» позволяло продемонстрировать активную, системно-обусловленную природу субъекта, а также единство процесса и результата социально-психологического познания. Соединяя в себе атрибуты образа и понятия, в сформированном виде представление трактуется как обобщающий символ, знак определенных общественных явлений. Во-вторых, выдвижение категории социального представления в качестве символа перестройки западной социальной психологии связано с его исходно постулируемым макросоциальным, общественным характером.

    Одна группа исследователей, вслед за С.Московичи, обратилась к проблеме трансформации массовым сознанием некоторых общезначимых явлений науки и культуры, а также образа человека и важных психосоциальных понятий (Р.Каез, М.Ж.Шомбар де Лев, Д.Жоделе). В качестве аналитических методов здесь использовались полевые исследования, лонгитюдные наблюдения, структурированное интервью, контент-анализ литературного и кинематографического материала. Вторая группа психологов (Ж.-П.Абрик, Ж.Кодол, К.Фламан) предпочли более традиционный метод лабораторного эксперимента, объектами которого стали малые группы. Свою задачу они видели в демонстрации роли социальных представлений как фактора внутригруппового взаимодействия.

    Концепция социальных представлений близка к теории символического интеракционизма и теориям когнитивистской ориентации. Утверждение о принципиальной значимости символических процессов в жизнедеятельности общества, равным образом как и мысль о том, что люди являются активными творцами собственного символического окружения, с которым сами же сообразуют свое поведение, несомненно сближают концепцию социальных представлений с позицией Дж.Мида основоположника символического интеракционизма. Можно заметить, что концепция социальных представлений фактически начинает с того вопроса, перед которым остановился символический интеракционизм: каким образом, где, когда и с какой вероятностью взаимодействие создает, поддерживает и изменяет те или иные особенности социальной реальности, создаваемой в процессе так называемого символического взаимодействия.

    Первоначально, концепция социальных представлений рассматривалась отечественными психологами как объект эмпирического исследования и как исходное понятие для обозначения теоретических конструкций разного уровня обобщений. Одними из первых в нашей науке обратились к теории социальных представлений Т.Емельянова и А.Донцов (1987). Затем — К.А.Абульханова-Славская, Г.М.Андреева, В.Калькова, П.Н.Шихирев, Е.Якимова. Появились на русском языке и работы основателя школы социальных представлений (1992, 1995).

    Изучение проблемы экспектаций началось с работ символических интеракционистов Дж.Мида и Ч.Кули и продолжилось их последователями (Т.Шибутани и др.). В отечественной психологии вопросы коммуникативных проекций сознания обсуждались С.Л.Рубинштейном, ставились К.А.Абульхановой-Славской, А.А.Бодалевым М.Л.Г’омелаури, А.В.Петровским и др. А.В.Петровский выдвинул положения о том, что самовосприятие личности зависит от сопоставления того, что человек видит в себе (самооценка) с тем, что он видит в других (оценка индивидом окружающих) и с тем, что, по его предположению, видят в нем другие (ожидаемая оценка). В результате складывающихся представлений о себе, формирующихся в опыте оценочного отношения к своему «Я» (оценки другими способностей, физических характеристик и других данных), у человека начинает формироваться конструкт ожидаемого «Я». Проблемы социального познания разработаны Г.М.Андреевой, влияние общения на психологию личности Л.А.Петровской, ценностей группы А.И.Донцовым.

    Данная работа выполнена в русле проблем, разрабатываемых лабораторией психологии личности Института Психологии Российской Академии Наук: исследований сознания личности как психосоциального явления, мало изученного именно в этом качестве, как явления исторической психологии — изучения сознания и психологии, сложившейся как результат и одновременно регулятор реального способа жизни, найденного личностью в данной совокупности социальных условий и обстоятельств (К.А.Абульханова-Славская).

    Исследование состояния реального сознания предполагает применение типологического подхода. Поскольку разнообразны способы жизни личностей, вырабатываемые ими при достаточно сходных социальных условиях и лишь дифференцированных социальных обстоятельствах, разнообразны и типы их сознания. Мы опирались на разработанные учеными лаборатории определения специфики индивидуального сознания, одновременно и как общественного, и как личностного образования, дифференциацию его качеств как процесса, способности, состояния и образования, на выявленную связь сознания и социального мышления как его механизма и на определения основных операций последнего (представление, интерпретация, проблематизация, категоризация).

    Предметом данного исследования были избраны социальные представления, имманентные российскому сознанию, изученные лабораторией психологии личности ИП РАН (теоретико-эмпирические исследования российской ментальности в когнитивно-нравственно-правовом аспекте В.В.Знаковым; исследования проблематизации как процедуры социального мышления Г.Э.Белицкой; исследования интерпретации как процедуры социального мышления А.Н.Славской; исследования имплицитных представлений об интеллекте, интеллектуальности и интеллектуальной личности (умном человеке) в разных культурах, у разных возрастных поколений и полов Н.Л.Смирновой; исследования жизненного пути, личностной организации времени, проведенные В.Ф.Серенковой, Т.Н.Березиной, Н.Ю.Григоровской; исследования о русском человеке М.И.Воловиковой, о порядочном человеке М.И.Воловиковой совместно с Л.Л.Дикевич и другие). В данной работе продолжается изучение социальных представлений в качестве экспектаций (представлений) личности об отношениях к ней других людей, представлений личности о том, как представляют ее себе другие люди.

    Одним из первых раскрыл механизм экспектации Дж.Мид, считавший, что представления о «Я» и «концепция Я», обобщая, включает образ «Я» в глазах других людей. Понятие экспектации объединяет два основных аспекта: аспект ожидания, предвосхищения, идеального представления и аспект принятия данным субъектом, его включения в свое «Я» оценок, представлений об этом «Я» других людей. Дж.Мид, а вслед за ним и все психологи, принадлежащие к интеракционистскому направлению, выделяют три основных компонента в структуре личности: I (я), те (меня, то есть каким меня должны видеть другие) и self («самость» человека, личность). Их взаимоотношение таково: «self» состоит из «I» «те».

    В современной науке Т.Шибутани связывал экспектации, представления «Я глазами других» с Я-концепцией, развивающейся в социальном взаимодействии. Дж.Мид утверждал, что каждый человек формирует Я-концепцию, оценивая свои субъективные переживания с коллективной точкой зрения. Следовательно, то, как человек рассматривает самого себя, должно быть отражением того, что, по его мнению, думают другие, хотя совершенно не обязательно, чтобы они действительно так думали.

    Оценки самого себя, с точки зрения тех, с кем встречается человек дома, по соседству, на работе, постепенно интегрируется в единое целое. Следует предположить, что, хотя Я-концепция формируется и под влиянием других переменных, степень интеграции Я-концепции человека в значительной степени зависит от интеграции социальной системы, в которой он участвует. Я-концепции — это значения, в которых соединились ожидаемые реакции других людей. Именно благодаря устойчивым реакциям других людей у человека вырабатывается чувство своей определенности, и его Я-концепция поддерживается и подкрепляется постоянством этих ожидаемых реакций. Таким образом, в зарубежной социальной психологии проблема ожиданий разрабатывается уже давно, было проведено много экспериментов, которые позволяют заключить, что экспектации связаны с Я-концепцией, являются ее составной частью.

    Отечественный психолог С.Л.Рубинштейн уже в 1935 году выделил структуру сознания, состоящую из трех отношений — к миру, к другим и к себе, которые затем были модифицированы разными авторами по-разному, но, в целом, оформились как совокупность отношений — познавательных и деятельных (к миру), коммуникативных (к другим) и рефлексивных (к себе). Развивая точку зрения С.Л.Рубинштейна, К.А.Абульханова-Славская включила в структуру индивидуального сознания ту составляющую, которую выделил Дж.Мид, а в последующем социальные психологи обозначили как экспектацию, то есть ожидание отношений других людей ко мне. Конкретному исследованию была подвергнута структура сознания, включающая три составляющих — ее отношения к другим, к себе и других ко мне (то есть экспектация). Введение экспектации в структуру сознания также отвечало бахтинской идее о диалоговом характере сознания. Согласно концепции М.М.Бахтина, сознание — диалог. Диалог не только внешний, но диалог внутренний, отраженный в самой структуре сознания: высказывая свое, человек предвидит, предчувствует, мыслит о возражении, мнении другого, имеет его в себе. Описывая триадическую структуру сознания, К.А.Абульханова-Славская опиралась на эту идею М.М.Бахтина, так же как на идеи С.Л.Рубинштейна о трех ведущих жизненных отношениях, на идеи Дж.Мида и др. Однако обнаружилось, что теоретически построенная для всех людей структура сознания — это одно, а реальные структуры сознания реальных людей, живущих в ту или иную эпоху — это совсем иное. Они претерпевают деформацию в силу социального давления, социального способа жизни в данном обществе (4,129). Именно поэтому исследование реальных экспектаций предполагает типологический подход.

    Исследования, проводимые лабораторией психологии личности ИП РАН под руководством К.А.Абульхановой-Славской, коммуникативных характеристик активности (инициативы и ответственности) личности показали, что соотношение этих составляющих у разного типа людей оказывается очень различным. Одни типы, критически оценивая самих себя, позитивно — окружающих, в большей степени нуждаются в их оценке, мнении. Другие, наоборот, очень высоко оценивают себя, пренебрежительно относясь к окружающим, не нуждаясь в их оценках как отрицательных, так и положительных. Эти типы — крайние. Между ними находятся такие, например, которые улавливают только положительное мнение о себе, но остаются глухими к критике, и те, которые зависят от оценок в исключительной или меньшей степени, прислушиваясь ко всякого рода отзывам о себе. Эти данные показывают, что благодаря различным структурам своего сознания разные люди совершенно по-разному трактуют и свое положение среди людей и трактуют его иногда весьма субъективно.

    Цель, исследовать экспектации как составляющие индивидуального сознания личности, в которых воплощены ее представления об отношениях (мнениях, оценках и т.д.) к ней других людей. В работах Дж.Мида и символических интераспекционистов экспектации рассматривались в структуре индивидуального сознания как восприятие себя с точки зрения других, однако число эмпирических исследований, посвященных этой проблеме очень незначительно (М.Л.Гомелаури, Я.А.Коломинский, С.А.Будасси, А.П.Копылова и др.). И хотя многими отмечалась роль отношений (оценок, мнений и т.д.) других в Я-концепции личности, но она не рассматривалась в связи с характеристиками личности как таковой, с ее типом в особенности.

    Таким образом, целью нашего исследования является выявление зависимости между личностными характеристиками, выявляемыми методом Р.Кеттелла, самооценкой личности и ожиданиями (экспектациями) того, какие ее характеристики оцениваются окружающими. Под окружающими подразумевались «значимые» другие, то есть собственные родители (мать, отец), своя собственная семья (супруги и дети), друзья (как на работе, так и вне ее) и сослуживцы (начальство и коллеги).

    Объект, представления личности о том, как ее оценивают окружающие.

    Предмет, экспектации как избирательный механизм индивидуального сознания личности, выражающий его диалогическую природу; различия экспектаций оценок окружающих, зависящие от личностно-типологических особенностей; выявление зависимости характера экспектаций от пола, возраста, образования, то есть общих характеристик выборки.

    Задачи.

    1. Изучить современное состояние разработки проблемы индивидуального сознания в области психологии личности.

    2. Проанализировать историю изучения проблемы социальных представлений как социально-психологического феномена в социальной психологии.

    3. Разработать адекватный метод классификации ожидаемых оценок, дифференциации оценивающих лиц («экспертов»), позволяющий выявить комплексный избирательный характер личностных экспектаций.

    4. Выяснить, на какие характеристики в представлениях о себе других преимущественно ориентируется личность (на личностные, поведенческие, отношенческие, профессиональные) и чьи представления о себе для личности более значимы: семьи (супруги, дети), родителей (мать, отец), друзей, сослуживцев (начальство, коллеги).

    5. Изучить содержательные характеристики ожидаемых данной личностью оценок окружающих и различия в значимости для нее оценок разных лиц («экспертов»),

    6. Совпадает ли представление личности о себе (самооценка) и ожидаемые ею представления о ней других. Иными словами, совпадает или противоречит представление о «Я» комплексу «Я глазами других».

    7. Выявить личностные особенности комплекса представлений «Я глазами других», составляющие их типологическое своеобразие.

    Методологической и теоретической основой исследования являются основные общенаучные методологические принципы и принципы психологии: целостности, системности, единства сознания и деятельности (Б Ф.Ломов, С.Л.Рубинштейн и др.). Специальной теоретической основой работы явились основные положения субъектной парадигмы С.Л.Рубинштейна; концепция социального мышления К.А.Абульхановой-Славской; концепция социальных представлений С.Московичи и его школы.

    Методическая основа и эмпирическая база работы. Методической основой служат принципы организации научного исследования, предложенные В.Н.Дружининым в работе «Структура и логика научного исследования».

    Характеристика выборки: в основном эксперименте приняло участие

    153 человека в возрасте от 19 до 63 лет (средний возраст 34 года) с высшим техническим или гуманитарным образованием.

    1. Для изучения самооценки применялся личностный дифференциал.

    2. Для выявления ожидаемых оценок использовалась разработанная автором оригинальная методика. С ее помощью оценивались экспектации, то есть оценки, ожидаемые от родителей (мать, отец), собственной семьи (супруги, дети), друзей и сослуживцев (начальство, коллеги), даваемые по четырем группам качеств: личностным, поведенческим, отношенческим, профессиональным качествам.

    3. Для исследования выраженности личностных черт использовался шестнадцатифакторный личностный опросник Р.Кеттелла.

    Гипотезы исследования:

    1. Экспектации индивидуального сознания являются выражением личностного выбора и композиции представлений о себе и оценок себя другими, которые определяются уровнем самооценки и типом личности.

    2. Мы предполагаем, что в ожиданиях оценок со стороны других дифференцируются оценки своей личности, своего поведения, отношений к другим, профессиональных качеств, но оценки личностных качеств всегда представляются обособленными и приоритетными.

    3. В отношениях к себе значимых других личность четко дифференцирует оценки родственников от оценок сослуживцев и друзей, в оценках первых для нее значимы разнообразные характеристики, а в оценках последних -преимущественно поведенческие и отношенческие.

    4. Самооценка прямо пропорционально связана с экспектациями. Высокая самооценка предполагает ожидание высоких оценок своих профессиональных качеств; выраженного характера отношений к другим, что говорит о готовности человека к общению; личностных качеств.

    Научная новизна работы, впервые предпринято исследование экспектаций как механизма индивидуального сознания, выражающего избирательное отношение личности к оценкам окружающих и к ним самим и зависящего от качеств личности и самооценки; а также изучение дифференциации ожидаемых оценок от членов семьи, друзей и сослуживцев. Новизна работы состоит также в том, что теоретически и эмпирически доказано различение оценок личностных качеств от оценок поведенческих и отношенческих качеств; экспектации рассматриваются не только как феномен социальной психологии, но и как механизм сознания личности.

    Разработана и апробирована программа исследования представлений «Я глазами другого». Новым является набор методических средств для изучения феномена личностных обыденных представлений о себе в глазах других, а именно использования метода личностного опросника Кеттелла в сочетании с методом семантического дифференциала и авторской методикой. Выявлено разнообразное содержание представлений о себе с точки зрения значимых других. Полученные эмпирические данные позволили выделить и описать личностно-типологические особенности экспектаций.

    Научно-практическое значение. Разработанная система исследования экспектаций субъекта содержит в себе теоретическую новизну и практический потенциал. Практическое значение состоит, прежде всего, в том, что выявление характера и дифференцированности экспектаций имеет значение для определения зрелости личности, ее сознания и сформированности социального мышления. Зрелая в этом отношении личность получает возможность более оптимально участвовать в совместной деятельности, в процессах коммуникации. Результаты исследования могут быть использованы в целях диагностики личностных коммуникативных качеств сознания.

    Положения, выносимые на защиту.

    1. В отличие от общепринятой характеристики экспектации как феноменов социальной психологии и межличностных отношений, в данной работе экспектации рассматриваются как один из существенных механизмов индивидуального сознания личности, поскольку они есть представления личности о том, как к ней относятся, как ее оценивают окружающие. Представления (экспектации) личности об отношении к ней окружающих («Я глазами других») образует комплекс, характеризующий сознание данного типа личности.

    2. Преимущественная ориентация личности в своих экспектациях на оценку тех или иных своих качеств и на тех или иных оценивающих ее лиц («экспертов») зависит от самооценки личности и ее реальных личностных характеристик (по Кеттеллу). Фактически последние составляют основу субъективного выбора, осуществляемого ее сознанием.

    3. Значимость ожидаемых оценок (экспектаций) от лиц, находящихся в разной степени родства, близости (друзья) или связанных профессиональной деятельностью (сослуживцы) значительно варьирует, а также существенны предпочтения оценок тех или иных групп качеств (личностных, поведенческих, отношенческих, профессиональных). В оценках значимых сослуживцев (начальства и коллег) и друзей значимы поведенческие и отношенческие качества. В оценках родителей значимы поведенческие, отношенческие, профессиональные качества. В оценках семьи значимы поведенческие и профессиональные качества. В оценках всех экспертов личностные качества представляют особую значимость (в отличие от всех остальных качеств).

    4. Представления «Я глазами других» прямо пропорционально зависят от самооценки. Личности с высокой самооценкой ориентируются на оценки сослуживцев и родителей. Личности с низкой самооценкой ориентируются на оценки собственной семьи, родителей, сослуживцев и друзей.

    Достоверность полученных результатов и сделанных на их основании выводов обеспечивается опорой на теоретико-методические положения отечественной и зарубежной психологии, адекватностью методов предмету исследования, репрезентативностью выборки (153 человека), применением математической статистики (пакет унифицированных компьютерных программ статистической обработки STADIA), качественной интерпретацией данных и сопоставлением полученных результатов с результатами других авторов.

    Алробатшя результатов исследования. Диссертационная работа апробирована на заседании лаборатории психологии личности ИП РАН (1998-2000), теоретические и экспериментальные результаты исследования докладывались на Y Республиканской научно-практической конференции в Челябинске (1999 г.), на региональной научно-методической конференции в Красноярске (1999 г.).

    Материалы исследования используются при чтении учебных курсов для студентов Красноярского государственного педагогического университета. Диссертация выполнена в соответствии с тематическим планом лаборатории психологии личности ИП РАН.

    Структура Аиссертации обусловлена логикой исследования, его целями и задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложения.

    Заключение диссертации научная статья по теме «Психология личности»

    ВЫВОДЫ:

    1. Проведенное исследование позволяет говорить об экспектации как одном из существенных механизмов индивидуального сознания личности. Представления (экспектации) об отношении к личности окружающих являются выражением личностного выбора и образуют комплекс, характеризующий сознание данного типа личности. Экспектации оценок выполняют различные функции для разных личностей: в одних случаях, будучи уже закреплены в сознании личности, экспектации являются ее внутренним достоянием, в других — экспектации выполняют роль постоянной поддержки.

    2. В ожиданиях оценок со стороны других дифференцируются оценки своей личности, своего поведения, отношений к другим, профессиональных качеств. Оценки личностных качеств всегда представляются обособленными от всех других, что свидетельствует о потребности в подтверждении своей идентичности (по Э.Эриксону). Экспектации оценок личностных качеств непосредственно связаны с собственными личностными чертами (по Кеттеллу), тогда как в оценке поведенческих качеств нуждаются лица, у которых преобладают деятельностные черты, а отношенческих качеств — коммуникативные. Тем самым выявилась закономерность, состоящая в определенной конгруэнтности ожидаемых оценок и выраженных личностных особенностей (собственно личностных, поведенческих, коммуникативных).

    3. Личность, воспринимая себя «глазами других», определенно различает оценки родителей, собственной семьи, сослуживцев и друзей. В оценках родственников для нее значимы разнообразные характеристики, а в оценках сослуживцев и друзей — поведенческие и отношенческие. Экспектации оценок со стороны начальства и семьи связаны преимущественно с коммуникативными чертами личности (по Кеттеллу), а экспектации оценок со стороны матери, друзей и коллег — преимущественно с личностными чертами.

    4. Ожидаемые оценки прямо пропорциональны самооценке. Личности с высокой самооценкой ориентируются на оценки сослуживцев и родителей; личности с низкой самооценкой ориентируются на оценки собственной семьи, родителей, сослуживцев и друзей.

    5. Экспектации оценок положительно коррелируют с возрастом: чем старше личность, тем выше ожидаемые оценки. Обнаружены различия между личностями с гуманитарным образованием и техническим: первые ожидают высоких оценок, а вторые — низких; между семейными и одинокими личностями (семейные ожидают высоких оценок, а одинокие -низких). Различий между полами по ожидаемым оценкам не обнаружено.

    6. Выявившиеся комплексы экспектаций позволили выделить пять «типов» личностей. Первый тип ориентируется на оценки сослуживцев и друзей (по профессиональным, поведенческим и личностным качествам). Второй тип опирается на оценки собственной семьи (по личностным, поведенческим, профессиональным качествам). Третий тип ориентирован на близких (по всем качествам). Четвертый тип предпочитает оценки сослуживцев, друзей, родителей (по всем качествам). Пятый тип ориентируется на оценки всех значимых других (по всем качествам).

    7. Мы исходно определяем экспектации как динамическую способность сознания, а для выявления особенностей самой личности мы были вынуждены воспользоваться методикой Кеттелла, выявившей статичные особенности личности. Но даже при использовании достаточно статичного инструментария удалось обнаружить функциональную роль экспектаций как регулятора индивидуального сознания и конгруэнтность типам личности. При наличии в исследовании возрастного среза удалось проследить динамику личностных потребностей в оценке.

    8. Очень важным результатом является обнаружившееся в особенностях экспектаций сочетание личностных оснований с социальными представлениями. А именно: социальное происхождение экспектаций (представление личности о том, какова она в глазах других, идет извне), примат убеждений (значение экспектаций и их функции в человеческом поведении) и их детерминирующая роль (сенсорное восприятие оценок извне и перевод их в понятие о себе) — все это адекватно тому общему плану, на котором строится теория социальных представлений; а также социальная ситуация, которая приводит к изменениям не только самой личности, но и ее ожиданий оценок и отношений со стороны других людей. Все это подтверждает правомерность изучения экспектаций одновременно и с точки зрения их личностных оснований, и как социальных представлений.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Исследования представлений личности об отношении к ней других людей являются одним из актуальных направлений в современной психологии. Мы рассмотрели экспектации как комплекс представлений «Я глазами других», складывающийся в сознании личности. Экспектации, по нашему мнению, могут быть связующим звеном между психологией личности и социальной психологией. При анализе теоретического материала по проблемам сознания, самосознания, Я-концепции мы ставили акцент на мыслящую личность. Практически вся сфера мышления, связанная с общением людей, в психологии относится к сфере проблем сознания. Определив сознание как жизненную способность личности, можно говорить не только о способности к социальному мышлению, но и потребности в нем. Экспектации выражают потребность человека в отношениях к нему других людей, воплощающихся в мнениях о его личности, оценках его поведения, его отношения к людям. Важнейшей характеристикой социального мышления является коммуникативность. Коммуникативная сущность социального мышления и сознания выражается в его диалогичности. Раскрытие диалогичности сознания предполагает выявление соотношения его личностных и межличностных характеристик; того, как именно в индивидуальном сознании представлены взаимоотношения с другими людьми. Коммуникативность мышления личности имеет три способности, проявляющихся в механизме экспектации: мысленная адресованность к другому человеку; ожидание мнений другого человека; степень развития способности и склонности к диалогу. Социальные представления же можно определить как структурные элементы социального мышления. Таким образом, исходя из теоретических посылок, следует предположить, что экспектации есть механизм, отражающий избирательное отношение личности к оценкам окружающих и к ним самим и зависящего от качеств личности и ее самооценки, т.е. экспектации имеют индивидуализированный характер.

    Данное предположение было эмпирически проверено. Проведенное исследование показало, что изучение экспектаций возможно на стыке психологии личности и социальной психологии. Разработанная программа исследования адекватна поставленным целям и задачам. Применение методик семантического дифференциала, личностного опросника Кеттелла в совокупности с методами математической обработки позволяет выявить содержание экспектаций и основные комплексы представлений «Я глазами других» взрослых людей. Разработанная оригинальная методика для изучения ожидаемых оценок позволяет получить разностороннюю информацию об изучаемом явлении.

    Полученные результаты эмпирического исследования экспектаций показали, что личность четко различает оценки родителей, собственной семьи и сослуживцев, друзей. В оценках близких для нее значимы разнообразные характеристики (поведенческие, отношенческие, профессиональные), а в оценках «дальних» людей — поведенческие и отношенческие. Оценки личностных качеств представляются обособленными от всех других. Ожидаемые оценки прямо пропорционально связаны с самооценкой. Экспектации оценок со стороны начальства и семьи связаны преимущественно с коммуникативными чертами личности (по Кеттеллу), а экспектации оценок со стороны матери, друзей, коллег -преимущественно с личностными чертами. Также выявилась закономерность, состоящая в определенной конгруэнтности ожидаемых оценок и выраженных личностных особенностей (экспектации личностных оценок непосредственно связаны с собственно личностными чертами,экспектации оценок поведения — с деятельностными чертами, экспектации оценок отношенческих качеств — с коммуникативными). Анализ данных позволяет выделить пять основных комплексов представлений «Я глазами других», достоверно отличающихся друг от друга по организованности в их индивидуальном сознании системы ожиданий отношений со стороны других людей.

    Таким образом, можно говорить об экспектации как одном из существенных механизмов индивидуального сознания личности. Экспектации выражают личностный выбор и образуют комплекс, характеризующий сознание данного типа личности.

    Список литературы диссертации автор научной работы: кандидата психологических наук, Гордиенко, Елена Викторовна, Москва

    1. Абулъхаиова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М., 1980.- 335 с.

    2. Абульханова-Славская К.А. Личностный аспект проблемы общения. В кн.: Проблемы общения в психологии. — М., 1981. С.218-241.

    3. Абульханова-Славская К.А. О путях построения типологии личности // Психологический журнал. Т.4. — 1983. — № 1. С. 14-29.

    4. Абульханова-Славская К.А. Психология и сознание личности: избранные психологические труды. М., 1999. — 224 с.

    5. Абульханова-Славская К.А. Социальное мышление личности: проблемы и стратегии исследования. //Психологический журнал. Т.14. — 1994. — № 4. С.39-55.

    6. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.,1991. — 299 с.

    7. Абульханова-Славская К.А. Типология активности личности // Психологический журнал. Т.6. — 1985. — № 5. С.3-18.

    8. Агапов B.C. Становление Я-концепции личности: теория и практика. -М., 1999. 164 с.

    9. Агеев B.C. Механизмы социального восприятия. //Психологический журнал. Т.10. — 1989. — № 2. С.63-70.

    10. Александров Г.И., Белогуров А.Ю. Математические методы в психологии и педагогике. Владикавказ, 1997. — 302 с.

    11. Алексеев Н.Г., Ладенко И.С. Направления изучения рефлексии. В кн.: Проблемы рефлексии. Современные комплексные исследования. -Новосибирск, 1987. С.3-12.

    12. Алексеев С.А. Сознание как целое. Психологическое понятие личности. -М„ 1918.-54 с.

    13. Анастази А. Психологическое тестирование. Кн.1, 2. — М., 1982.

    14. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1996.

    15. Андреева Г.М. Социальное познание: проблемы и перспективы. М.Воронеж, 1999. -416 с.

    16. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Современная социальная психология на Западе. М., 1978. — 271 с.

    17. Ануфриев Е.А. Социальный статус и активность личности. М., 1984. -287 с.

    18. Анциферова Л.И. Материалистические идеи в зарубежной психологии. -М„ 1974. -359 с.

    19. Анцыферова Л.И. О динамическом подходе к изучению личности. // Психологический журнал. Т.2. — 1981. — № 2. С.8-18.

    20. Апресян Р.Г. Проблема «другого Я» и моральное самосознание личности. //Философские науки. 1986. — № 6. С.53 — 59.

    21. Арсеньев А.С. Размышления о работе С.Л.Рубинштейна «Человек и мир». //Вопросы философии. 1993. — № 5. С. 130-160.

    22. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. -М., 1984. 105 с.

    23. Асмолов А .Г. Психология личности. М., 1990. — 367 с.

    24. Бакиров B.C. Ценностное сознание и активизация человеческого фактора. Харьков, 1988. — 152 с.

    25. Баннистер Д., Франселла Ф. Новый метод исследования личности. М., 1987.

    26. Барулин B.C. Диалектика сфер общественной жизни. М., 1982.-230 с.

    27. Барулин B.C. Социальная философия: В 2 ч. 4.1. — М., 1993. — 336 с.

    28. Барчунова Т.В. Гарви Уилер. Структура человеческой рефлексии. Рефлексивная психология В.Лефевра. //Вопросы философии. 1991. — № 1. С.187-189.

    29. Бассин Ф.В. О «силе Я» и «психологической защите». //Вопросы философии. 1969. -№2. С.118-125.

    30. Бассин Ф.В. Проблемы бессознательного. М., 1968. — 468 с.

    31. Батурин Н.А. Проблема оценивания и оценки в общей психологии. // Вопросы психологии. 1989. — № 2. С.81-89.

    32. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М, 1979. — 424 с.

    33. Бегиашвили А.Ф. Концепции сознания в современной западной философии. В кн.: Бессознательное: природа, функции, методы исследования. — Тбилиси, 1978. С.299-310.

    34. Безант А. Изучение сознания: Вклад в психологию. М., 1997. — 269 с.

    35. Белицкая Г.Э., Николаева О.П. Многопартийные выборы в России: опыт психологического анализа. //Психологический журнал. Т. 15. — 1994. -№6. С.107-115.

    36. Бердяев Н.А. Самопознание (опыт философской автобиографии). -Париж, 1949. 377 с.

    37. Берлянд И.Е. К постановке проблемы рефлексии как проблемы общения. В кн.: Методологические проблемы психологии личности. -М„ 1981. С.134-144.

    38. Берна Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986. — 420 с.

    39. Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиологии активности. М., 1966. — 349 с.

    40. Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляция поведения. М., 1978. -311 с.

    41. Бобрышева Т.В. Социальные представления как объект психологического исследования. Дисс. к.пс.н. — М., 1996. — 167 с.

    42. Бодалев А.А. Восприятие человека человеком. Л., 1965. — 123 с.

    43. Бодалев А.А. Личность и общение: Избранные труды. -М.,1983,- 272 с.

    44. Бодалев А.А. О разработке психологии познания людьми друг друга. // Психологический журнал. Т.1. — 1980. — № 1. С. 21-29.

    45. Бодалев А.А. Формирование понятия о другом человеке как личности. -Л., 1970.- 134 с.

    46. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. Психологическое исследование. М., 1968. — 464 с.

    47. Бондаренко Л.И. Основные этапы становления сознания. Киев, 1979.

    48. Брунер Дж. Психология познания. М., 1977. — 412 с.

    49. Бруьилинский А.В. Мышление и прогнозирование: логико-психологический анализ. М., 1979. — 230 с.

    50. Бруьилинский А.В. Субъект: мышление, учение, воображение. М.Воронеж, 1996.-392 с.

    51. Брысина Т.Н. Сознание в современном мире. Саратов, 1993. — 79 с.

    52. Будасси С.А. Моделирование личности в группе. Дисс. к.пс.н. — М., 1972. -123 с.

    53. Буева Л. П. Общественные отношения и общение. В кн.: Методологические проблемы социальной психологии. — М., 1975. С. 136150.

    54. Буева Л.П. Социальная среда и сознание личности. М., 1968. — 267 с.

    55. Буева Л.П. Человек: деятельность и общение. М., 1978. — 216 с.

    56. Буш. Г.Я. Диалогика и творчество. Рига, 1985. — 318 с.

    57. Бюлер Ш. Социально-психологическое изучение ребенка первого года жизни. /Под ред. Л.С.Выготского, А.Р.Лурия. М.-Л., 1931. — 234 с.

    58. Ватин И.В. Человеческая субъективность. Ростов-на-Дону, 1984. -200 с.

    59. Вдовиченко Г.Г. Сознание, его происхождение и сущность. Киев, 1970. -36 с.

    60. Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. — 808 с.

    61. Вейнгерова Л.Я., Гурьев Д. Д. Современная философия духа и сознания. -М„ 1995.- 75 с.

    62. Велихов Е.П., Зинченко В.П., Лекторский В.А. Сознание: опыт междисциплинарного подхода. //Вопросы философии. 1988,- № 11. С.3-30.

    63. Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. М., 1982. -336 с.

    64. Вероятностное прогнозирование в деятельности человека. М., 1977. -391 с.

    65. Визгина А.В. Роль внутреннего диалога в самосознании личности. -Автореф. к.пс.н. М., 1987. — 20 с.

    66. ВоловиковаМ.И. Представления о русском человеке. В кн.: Психология личности: новые исследования. — М., 1998. С.147-160.

    67. Володин В.Н. Проблема субъекта индивидуального сознания. -Куйбышев, 1985.

    68. Вопросы психологии общения и познания людьми друг друга. -Краснодар, 1981. 188 с.

    69. Выготский Л.С. Психика, сознание, бессознательное. Собр. соч. в 6 т. -Т.1.-М., 1982. С.132-148.

    70. Выготский Л.С. Сознание как проблема психологии поведения. Собр. соч. в 6 т. — Т.1. — М„ 1982. С.78-98.

    71. Гадамер Х.-Г. Истина и метод: основы философской герменевтики. М., 1988.- 704 с.

    72. Галам С., Московичи С. Теория принятия коллективных решений в иерархических и неиерархических группах. //Психологический журнал. -Т.13. 1992. -№ 6. С.93-103.

    73. Гарнцев М.А. Проблема самосознания в западноевропейской философии. М., 1987. — 214 с.

    74. Гегель Г.В. Наука логики 4.1. Пг., 1916. — 269 с.

    75. Гегель Г.В. Феноменология духа. СПб., 1913. — 377 с.

    76. Голицын Г.А. Рефлексия как фактор развития. В кн.: Проблемы рефлексии. Современные комплексные исследования. — Новосибирск, 1987. С.54-60.

    77. Гомелаури М.Л. К вопросу о мотивационном значении социальных ожиданий. Автореф. к.пс.н. — Тбилиси, 1967. — 25 с.

    78. Гонсалес Ф. Рей. Общение и его значение в разработке проблемы личности. //Психологический журнал. Т.4. — 1983. — № 4. С.40-47.

    79. Горбунова JJ. Д. Социальная психология личности: Текст лекций. -Новочеркасск, 1990. 67 с.

    80. Горелова В.Н. Обыденное сознание как объект философского анализа. -Пермь, 1986.

    81. Гостев А.А. Образная сфера человека. М., 1992. — 194 с.

    82. Готтсданкер Р. Основы психологического эксперимента: Уч. пособие. -М., 1982.-463 с.

    83. Гоффман Э. Представление себя другим. В кн.: Современная зарубежная социальная психология. Тексты. — М., 1984. С. 188-196.

    84. Декарт Р. Избранные произведения. /Под ред. В.В.Соколова. М., 1950. -712с.

    85. Демин М.В. Анализ структуры сознания. М., 1980. — 37 с.

    86. Демин М.В. Проблемы теории личности. М., 1977. — 240 с.

    87. Денисенко Г.А. Диалоговое общение, условия и факторы его эффективности. М., 1992.

    88. Джемс У. Психология. /Под ред. Л.А.Петровской. М., 1991. — 368 с.

    89. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М., 1996. — 352 с.

    90. Диянова З.В., Щеголева Т.М. Самосознание личности. Иркутск, 1993. -54 с.

    91. Донцов A.M., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в современной французской психологии. М., 1987. — 128 с.

    92. Дорин А.В. Категория «субъектное отношение» и формирование сознания личности. Вестник БГУ, сер. 3. — Минск, 1989. — 21 с.

    93. Дружинин В.Н. Структура и логика психологического исследования. -М„ 1993,- 120 с.

    94. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. М., 1997. — 256 с.

    95. Дуаз В. Явление анкеровки в исследованиях социальных представлений. //Психологический журнал. Т. 15. — 1994. — № 1. С. 19-26.

    96. Дубинин И.И., Гуслякова Л.Г. Динамика обыденного сознания. Минск, 1985. — 135 с.

    97. Дубов 14.Г., Пантилеев С.Р. Восприятие личности политического лидера. //Психологический журнал. Т. 13. — 1992. — № 6. С.25-34.

    98. Дубровский Д.И. Категория идеального и ее соотношение с понятиями индивидуального и общественного сознания. //Вопросы философии. -1988. -№ 1. С.15-27.

    99. Дюркгейм Э. Представления индивидуальные и представления коллективные. В кн.: Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. — М., 1995. С.208-243.

    100. Евстратов БД. Сознание как гносеологическая проблема. Саратов, 1984,- 178 с.

    101. Емельянова Т.П. Французская школа социальной психологии: новый подход к проблеме социальных представлений. М., 1984. — 13 с.

    102. Жуков Н.И. Проблема сознания: философский и специально-научный аспекты. Минск, 1987. — 207 с.

    103. Зак А.З. Проблемы психологического изучения рефлексии. В кн.: Исследование речемысли и рефлексии. — Психология. — Вып. 10. — Алма-Ата, 1979. С.6-13.

    104. Захарова А.В. Генезис самооценки. Дисс. д.пс.н. — М., 1989. -350 с.

    105. Зимачева ЕМ. Способы вербальной презентации образа «Я» и самоотношение субъекта. Дисс. к.пс.н. — М., 1997. — 181 с.

    106. Зинченко В.П., Моргунов Е.Б. Человек развивающийся. Очерки российской психологии. М., 1994. — 304 с.

    107. Знаков В.В. Правда и ложь в сознании русского народа и современная психология понимания. М., 1993. — 116 с.

    108. Золотникова А.С. Проблемы психологии общения. Ростов-на-Дону, 1976.

    109. Исследование речемысли и рефлексии. Алма-Ата, 1979. — 106 с.

    110. Йолова Х.Г. Соотношение самооценки и некоторых компонентов умственных способностей. Дисс. к.пс.н. — М., 1989. — 116 с.

    111. Кабинет практического психолога: Практическое пособие (составитель Г.П.Горбунова и др.). Кемерово, 1997.

    112. Князев В.И. Представление личности о себе и значимых других как субъектах общения. //Психологический журнал. Т.2. — 1981. — № 4. С.55-60.

    113. Ковалев А.Г. Психология личности. М., 1970. — 391 с.

    114. Когнитивная психология. Материалы финско-советского симпозиума. -М„ 1986.-204 с.

    115. Кон И.С. Категория «Я» в психологии. //Психологический журнал. Т.2. — 1981. -№3. С.25-38.

    116. Кон И.С. Социология личности. М., 1967. — 383 с.

    117. Копылова А.П. Динамика личностных оценок в условиях вхождения в новый коллектив. Дисс. к.пс.н. — М., 1975. — 126 с.

    118. Корегин К.И. Отношение человека к познаваемому им миру как психологическая проблема. Челябинск, 1974. — 50 с.

    119. Корниенко Н.А. Личность и индивидуальные различия. Типология личности и ее варианты развития. Новосибирск, 1998.

    120. Корнилова Т.В. Введение в психологический эксперимент. М., 1997. -256 с.2\.Кулюткин Ю.Н. Рефлексивная регуляция мыслительных действий. В кн.: Психологические исследования интеллектуальной деятельности. -М., 1979. С.22-28.

    121. Кун М., Мак Партленд. Эмпирическое исследование установок личности на себя //Современная зарубежная социальная психология. -М., 1984.

    122. ЛаметриЖ.-О. Сочинения. М., 1976. — 550 с.

    123. Лапицкий В.В. Структура и функции субъекта познания.-Л., 1983.-159 с.

    124. Леви-Брюлъ Л. Первобытное мышление. М., 1930. — 339 с.

    125. Лейбниц Г.В. Новые опыты о человеческом разуме. M.-JL, 1936. -484 с.

    126. Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М., 1980. — 360 с.

    127. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975. — 304 с.

    128. Лефевр В.А. От психофизики к моделированию души. //Вопросы философии. 1990. -№ 7. С.25-31.

    129. Лефевр В.А. Формула человека: контуры фундаментальной психологии. -М„ 1991. 108 с.

    130. Липпс Т. Самосознание. СПб., 1903. — 72 с.

    131. Логвиненко А.Д. Измерения в психологии: математические основы. М., 1993.-475 с.

    132. Логвиненко А.Д. Психология восприятия. М., 1987. — 81 с.

    133. ЛоккДж. Опыт о человеческом разуме. М., 1898. — 736 с.

    134. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. -М„ 1984. -444 с.

    135. Ломов Б.Ф. Проблема общения в психологии. В кн.: Проблема общения в психологии. — М., 1981. С.3-23.

    136. Лэнг РД. Расколотое «Я». М„ 1995. — 352 с.

    137. Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1996. — 684 с.

    138. Мамардаъи.вили ЬА.К. Сознание как философская проблема. //Вопросы философии. 1990. -№ 10. С.3-18.

    139. Маслов В.В. О соотношении обыденного сознания и общественной психологии. Донецк, 1979. — 23 с.

    140. Матяш. Т.П. Сознание как целостность и рефлексия. Ростов-на-Дону, 1988. — 184 с.

    141. Меграбян А.А. О природе индивидуального сознания. Ереван, 1959. -247 с.

    142. Межличностное восприятие в группе. /Под ред. Г.М.Андреевой, А.И.Донцова. М., 1981. — 295 с.

    143. Мелибруда Е. Я Ты — Мы: Психологические возможности улучшения общения. — М., 1986. — 256 с.

    144. Мерлин B.C. Опыт изучения онтогенеза интегральной индивидуальности. //Вопросы психологии. 1977. -№ 5. С.88-97.14в. Мерлин B.C. Проблемы интегрального исследования индивидуальности человека. //Психологический журнал. Т.1. — 1980. — № 1. С.58-71.

    145. Мерлин B.C. Психология индивидуальности. /Под ред. Е.А.Климова. -М,-Воронеж, 1996.-448 с.

    146. Место и роль обыденного сознания и познания в мировоззрении личности. Челябинск, 1990. — 143 с.

    147. Методологические и теоретические проблемы психологии. /Под ред. Е.В.Шороховой. М„ 1969. — 376 с.

    148. Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975.

    149. Методы исследования межличностного восприятия: Спецпрактикум по социальной психологии. /Под ред. Г.М.Андреевой, В.С.Агеева. М., 1984. — 104 с.

    150. Методы социальной психологии. /Под ред. Е.С.Кузьмина, В.Е.Семенова. -Л., 1977. 175 с.

    151. Методы социально-психологических исследований. /Под ред. Меньшиковой. М., 1975.

    152. Миронов М.Е. О соотношении идеологии, общественной психологии и обыденного сознания. //Психологический журнал. Т.8. — 1987. — № 4. С.31-41.

    153. Мнуш.кина А.В. Особенности личностных оценок лидера при изменении его статуса в учебной группе. Дисс. к.пс.н. — М., 1978. — 149 с.

    154. Московичи С. От коллективных представлений к социальным. // Вопросы социологии. Т.1. — 1992. — № 2. С.83-96.

    155. Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд. // Психологический журнал. Т.16. — 1995. — № 1. С.3-18; — № 2. С.3-14.

    156. Московичи С, Мюнъи Г., Перес Х.А. Влияние меньшинства. // Иностранная психология. Т.2. — 1994. — № 2 (4). С. 18-24.

    157. Мясищев В.Н. Психология отношений. /Под ред. А.А.Бодалева. М.Воронеж, 1998.-368 с.

    158. Надирашвши Ш.А. О формировании и смене социальных установок личности. //Вопросы психологии. 1978. — № 3. С.32-39.

    159. Насонова Л.И. Обыденное сознание как социокультурный феномен. -Дисс. д.филос.н. М., 1996.

    160. Новые исследования в психологии. М., 1981. — № 2.

    161. Обозов Н.Н. Межличностные отношения. Л., 1979. — 151 с.

    162. Обозов Н.Н. Психология межличностных отношений. Киев, 1990. -191 с.

    163. Общая психодиагностика. /Под ред. А.А.Бодалева, В.В.Столина. М., 1982.-303 с.

    164. Одерышев B.C. Матстатистика. СПб., 1996. — 31 с.

    165. Оллпорт Г.В. Личность в психологии. СПб., 1998. — 345 с.

    166. Орлова Е.А. Формирование позитивного имиджа государственного деятеля. Дисс. к.пс.н. — М., 1997.

    167. Основы психодиагностики. /Сост. Л.Б.Шнейдер. 4.1. — М., 1995. -205 с.

    168. Паниотто В.И. Структура межличностных отношений. Киев, 1975. -127 с.

    169. Пантшеев С.Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система. -М., 1991. 110 с.

    170. Пархоменко О.Г. О направлениях исследований имплицитной психологии. СПб., 1993. — 9 с.

    171. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. М., 1983. -177 с.

    172. Петровская Л. А. Компетентность в общении. М., 1989.-216с.

    173. Петровская Л.А. Теоретические и методические проблемы социально-психологического тренинга. М., 1982.

    174. Петровский А.В. О психологии личности. М., 1971. — 64 с.

    175. Петровский А.В., Шпалинский В.В. Социальная психология коллектива. -М„ 1978,- 176 с.

    176. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1969. — 659 с.

    177. Пиаже Ж. Психология, междисциплинарные связи и система наук. М., 1966.-40 с.

    178. Пиаже Ж., Инердель Б. Генезис элементарных логических структур. -М., 1963.-448 с.

    179. Платонов К.К. О системе психологии. М., 1972. — 216 с.

    180. Платонов К.К Психология личности. М., 1966. — 17 с.

    181. Познание. Общество. Развитие. /Под ред. Д.В.Ушакова. М., 1996. -206 с.

    182. Полани М. Личностное знание. М., 1985.-344 с.

    183. Проблемы общения и восприятия. Тарту, 1978. — Вып.474.

    184. Проблемы психологии субъективных суждений и оценок. Саратов, 1984. — 104 с.

    185. Проблемы рефлексии в научном познании. Куйбышев, 1983. — 160 с.

    186. Проблемы рефлексии. Современные комплексные исследования. -Новосибирск, 1987. 237 с.

    187. Проблемы сознания. Материалы симпозиума. М., 1966. — 600 с.

    188. Психоанализ и культура: Избранные труды К.Хорни и Э.Фромма. М., 1995.-623 с.

    189. Психологические аспекты социальных отношений личности. Рязань, 1980. — Вып. 1.

    190. Психологические механизмы регуляции социального поведения: Сб. статей. /Отв. ред. М.И.Бобнева. М., 1979. — 335 с.

    191. Психологические механизмы формирования оценочных суждений. -Саратов, 1989. 135 с.

    192. Психология личности: новые исследования. /Под ред. К.А.Абульхановой-Славской и др. М., 1998. — 346 с.

    193. Психология межличностных отношений. /Под ред. А.А.Бодалева и др. -М„ 1979.- 51 с.

    194. Пукшанский Б.Я. Обыденное сознание. JL, 1987. — 152 с.

    195. Рахманов Б.Р. Психология как наука о личности. СПб., б.г. — 109 с.

    196. Рефлексия в науке и обучении: Сб. научн. трудов. Новосибирск, 1989. -184 с.

    197. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1994. — 479 с.

    198. Российский менталитет. /Под ред. К.А.Абульхановой-Славской и др. -М„ 1996.- 132 с.

    199. Российский менталитет. /Под ред. К.А.Абульхановой-Славской и др. -М„ 1997.-336 с.

    200. Рубинштейн С.Л. Избранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии. М., 1997. — 463 с.

    201. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб., 1998. — 688 с.

    202. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. М., 1997. — 191 с.

    203. Рыбакова Т.Т. Психологические особенности ожидаемых оценок у старшеклассников. Дисс. к.пс.н. — М., 1982. — 134 с.

    204. Савонъко Е.И. Возрастные особенности соотношения ориентаций школьников на самооценку и на оценку другими людьми. Дисс. к.пс.н. -М, 1970. — 106 с.

    205. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. -Л„ 1979.-264 с.

    206. Сафин В.Ф. Устойчивость самооценки и механизм ее сохранения. // Вопросы психологии. 1975. — № 3. С.62-72.

    207. Семенов И.Н. Психология рефлексии в организации творческого процесса мышления. Дисс. д.пс.н. — М., 1992. — 539 с.

    208. Семенов И.Н. Рефлексивная психология и педагогика творческого мышления. Запорожье, 1992.

    209. Семенов И.Н. Философские и психологические проблемы исследования рефлексии. Новосибирск, 1989.

    210. Серов Ю.М. Общественное и индивидуальное сознание. М., 1964. -92 с.

    211. Силаев Ю.В. Философская концепция С.Л.Рубинштейна и психология. -М., 1983.

    212. Скворцов Л.В. Субъект истории и социальное самосознание. М., 1983. -264 с.

    213. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М., 1985. — 229 с.

    214. Смирнова Е.Э., Сопиков А.П. Рассуждения о рассуждениях (рефлексивность сознания личности). В кн.: Социальная психология личности. — Л., 1974. С. 140-149.

    215. Смирнова Н.Л. Образ умного человека: российское исследование. В кн.: Российский менталитет: Вопросы психологической теории и практики. — М„ 1997. С. 112-130.

    216. Современная зарубежная социальная психология. Тексты. /Под ред. Г.М.Андреевой и др. М., 1984. — 255 с.

    217. Сознание и понимание. Фрунзе, 1982. — 124 с.

    218. Сознание личности в кризисном обществе. /Под ред. К.А.Абульхановой-Славской и др. М., 1995. — 193 с.

    219. Сознание. Материалы обсуждения проблем сознания на симпозиуме, состоявшемся 1-3 июня 1966 г. М., 1967. — 356 с.

    220. Соловьева О.В. Обратная связь в межличностном общении. М., 1992. -109 с.

    221. Социальная психология личности. /Под ред. М.И.Бобневой, Е.В.Шороховой. М„ 1979. — 344 с.

    222. Слиркин А.Г. Происхождение сознания. М., 1960. — 471 с.

    223. Слиркин А.Г. Сознание и самосознание. М., 1972. — 303 с.

    224. Старовойтенко Е.Б. Жизненные отношения личности. Киев, 1992. -216 с.

    225. Степанов С.Ю., Семенов И.Н. Психология рефлексии: проблемы и исследования. //Вопросы психологии. 1985. — № 3. С.31-40.

    226. Столин В.В. Познание себя и отношение к себе в структуре самосознания личности. Автореф. дисс. д.пс.н. — М., 1985. — 37 с.

    227. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983. — 284 с.

    228. Тайны сознания и бессознательного: Хрестоматия. /Сост. К.В.Сельченок. Мн., 1998. — 496 с.

    229. Татарова Г.Г. Методология анализа данных в социологии. М., 1998.

    230. Теоретические и прикладные проблемы психологии познания людьми друг друга. Краснодар, 1975. — 342 с.

    231. Тернер Дж.С., Оукс ПДж., Хэслем С.А., Дэвид В. Социальная идентичность, самокатегоризация и группа. //Иностранная психология. -Т.2. 1994. -№ 2 (4). С.8-17.

    232. Трусов В.П. Психология межличностного влияния и оценивания. Л., 1984.-43 с.

    233. Тугаринов В.П. Избранные философские труды. Л., 1988. — 343 с.

    234. Узнадзе Д.Н. Теория установки. /Под ред. Ш.А.Надирашвили. М.Воронеж, 1997.-448 с.

    235. У ледов А.К. Актуальные проблемы социальной психологии. М., 1981. -93 с.

    236. Уледов А.К. Общественная психология и идеология. -М., 1985. -268 с.

    237. Уледов А.К. Структура общественного сознания. М., 1968. — 324 с.

    238. Философский энциклопедический словарь. /Гл. ред. Л.Ф. Ильичев. М., 1983.- 840 с.

    239. Философский энциклопедический словарь. /Редкол.: С.С.Аверинцев, Э.А.Араб-Оглы и др. М„ 1989. — 815 с.

    240. Флейвелл Дж.Х. Генетическая психология Ж.Пиаже. M.J967.- 623 с.

    241. Фрейд 3. Основной инстинкт. М., 1997. — 656 с.

    242. Фромм Э. Душа человека. М., 1998. — 664 с.

    243. Фромм Э. Психоанализ и этика. М., 1993.

    244. Хапсироков А.Л. Отражение и оценка. Горький, 1989.

    245. Харман Г. Современный факторный анализ. М., 1972. — 485 с.

    246. Хьелл Л., ЗиглерД. Теории личности. СПб., 1997. — 608 с.

    247. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. М., 1977.-143 с.

    248. Шакурова З.А., Казанцева Э.Р. Основы математической статистики для психологов. Челябинск, 1993.

    249. Шахзадеян М.А. Обыденное сознание. Ереван, 1984. — 184 с.

    250. Шибутани Т. Социальная психология. Ростов-на-Дону, 1998. -544 с.

    251. Шихирев П.Н. Современная социальная психология. М.,1999. — 448 с.

    252. Шихирев П.Н. Тенденции развития современной западноевропейской социальной психологии. //Психологический журнал. Т.4. — 1983. — № 6. С.146-153.

    253. Шморина Е.В. Представления о педагогическом общении у разных групп учителей. Автореф. к.пс.н. — М., 1996. — 20 с.

    254. Шорохова Е.В. Проблема сознания в философии и естествознании. М., 1961.- 363 с.

    255. Шорохова Е.В. Тенденции исследований личности в советской психологии. //Психологический журнал. Т.1. — 1980. — № 1. С.45-57.

    256. Шпет Г.Г. Сознание и его собственник. М., 1916. — 55 с.

    257. Шрейдер Ю.А. Человеческая рефлексия и две системы этического сознания. //Вопросы философии. 1990. — № 7. С.32-41.

    258. Щедровицкий Г.П. Коммуникация, деятельность, рефлексия. В кн.: Исследование речемыслительной деятельности. — Психология. — Вып.З. -Алма-Ата, 1974. С.12-28.

    259. Эриксон Э. Детство и общество. Обнинск, 1993.

    260. Юнг К.Г. Сознание и бессознательное. СПб., 1997. — 544 с.

    261. Ядов В.А. Социологическое исследование. М., 1995. — 328 с.

    262. Якимова Е.В. Западная социальная психология в поисках новой парадигмы: анализ методологических дискуссий 70-90 гг. М., 1993.

    263. Якимова Е.В. Теория социальных представлений в социальной психологии: дискуссии 80-90 гг. М., 1996. — 115 с.

    264. Якушкина Н.Р., Якушкип С.Б. Рефлексия и диалог. //Рефлексия в науке и обучении. Новосибирск, 1989. С.49-58.

    265. Ямлольский Л. Т. Анализ структуры связей шкал личностных опросников. //Вопросы психологии. 1981. — № 2. С.90-99.

    266. Allport G. W. Personality and Social Encounter. Boston, 1968. — 388 p.

    267. Jodelet D. Representation sociale: phenomens, conceptet theorie. Dans: Psychologie sociale. P.357-378.

    268. L Ecuyer R. Le concept de soi. Paris, 1978. — 211 p.

    269. Mead G.H. Mind, self and society: from the standpoint of a social behaviorist. -Chicago, 1934.

    270. Newcomb T.M. Social Psychology. London, 1966. — 591 p.

    социальные стереотипы, диспозиции и экспектации — Студопедия

    Цель занятия: рассмотреть механизмы взаимосвязи между различными элементами диспозиционной структуры личности и механизмы социальной перцепции.

    План семинара:

    1. Социальные стереотипы поведения их функции, основные параметры.

    2. Социальная идентификация.

    3. Социальная эмпатия.

    4. Социальная рефлексия.

    5. Каузальная атрибуция.

    6. Структура социальных диспозиций.

    7. Ценностные ориентации.

    8. Социальная аттракция.

    9. Социальная аффилиация.

    10. Эспектации как составная часть социального контроля.

    Лабораторная работа.

    1. Проведите (заполните) следующие методики:

    ü Методика 1. Оценочные стереотипы восприятия и понимания людьми друг друга.

    ü Методика 2. Определение направленности личности (Ориентационная анкета).

    ü Методика 3. «Диагностика уровня эмпатии» (И.М. Юсупов)

    2. Обработайте и проинтерпретируйте результаты, напишите заключение.

    Список литературы:

    1. Андреева Г.М. Психология социального познания: учебное пособие / Г.М.Андреева. – М.: Аспект Пресс, 2008. – 288 с.

    2. Андреева Г.М. Социальная психология: учебник для высш. учеб. заведений / Г. М. Андреева. — М.: Аспект Пресс, 2008. — 365 с.


    3. Ильин Е. П. Психология помощи. Альтруизм, эгоизм, эмпатия / Е. П. Ильин. – СПб.: Питер, 2013.

    4. Ильин, Е.П. Эмоции и чувства : учебное пособие / Е.П. Ильин. 2-е изд., перераб. и доп. – СПб.: Питер, 2010. – 784 с.

    5. Майерс, Д. Социальная психология [Электронный ресурс] / Д. Майерс. – 7-е изд.‑ СПб.: Питер, 2011. – 800 с.

    6. Платонов Ю.П. Социальная психология поведения: учебное пособие. — СПб. : Питер, 2006. — 387 с.

    7. Платонов Ю.П. Социальная психология в понятиях и терминах: учебное пособие / Ю. П. Платонов. — СПб. :СПБГИПСР, 2006. — 82 с

    8. Платонов Ю. П. Социальная психология: учебник / Ю. П. Платонов. — СПб. : Речь, 2008. — 624 с.

    9. Социальная психология – Psychologie sociale : научное издание / ред. С. Московичи. — 7-е изд. — СПб.: Питер, 2007. — 592 с.

    Экспектации. Когда ожидания не оправдываются? | Психология

    Откуда берутся ожидания?

    Все мы родом из детства… С младых ногтей усваиваем нормы, правила и обычаи, свойственные тому социуму, в котором вращаемся, и приобретаем определенные модели поведения. Не все из них даже осознаем, по большей части действуя автоматически. Но усвоенные стереотипы цепко держат, регулируя отношения с окружающими.

    Это не хорошо и не плохо. Просто так есть. Как давным-давно доказано, «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Стало быть, социальные связи, возникающие у ребенка, играют существенную роль в формировании у него системы ожиданий. Однако эта роль не всегда доминирующая, иначе откуда бы взялись в добропорядочных семьях нравственно аномальные личности, а в не добропорядочных — высоконравственные?..

    Кроме автоматизма, важное значение в построении ожиданий имеют чувства. В самом деле, наши отношения с кем-либо во многом зависят от того, что мы испытываем к этому человеку или к этим людям. Впрочем, связь здесь двусторонняя, и чувства, питаемые к нам, тоже сказываются на ожиданиях.

    Большое значение в построении каркаса экспектаций имеют роли, которых с возрастом становится все больше. Ребенок, подрастая, уже не только сын или дочка, он — например воспитанник детсада, а потом ученик, студент, сотрудник, влюбленный, муж/жена, отец/мать и т. д. Это далеко не полный перечень, потому что любые действия в обществе — это выполняемая роль, хотя бы пассажира, попутчика, зрителя, покупателя…

    И каждое действие предполагает наличие определенных ожиданий. А теперь поговорим о том, какими они бывают.

    По форме

    Если коротко, то по форме ожидания можно разделить на формальные и неформальные, то есть писаные и неписаные. На уровне государства формальные экспектации проистекают из законов и проч., в организации — из инструкций, положений и т. п. Но помимо этого, есть немало условных, вроде бы нигде письменно не зафиксированных правил, создающих атмосферу как в межличностном плане, так и социально-групповом.

    Ни для кого ведь не секрет, что манеры общения в коллективе, действующем по принципу команды, существенно отличаются от тех, что приняты в жестко иерархичной структуре.

    По направленности

    Есть ожидания человека по отношению к другим, то есть направленные вовне, а есть такие, которые устремлены внутрь, — это некий приемник тех экспектаций, которые диктуются человеку кем-то (как индивидом, так и социумом). Условно их можно представить в виде двух сеток-палеток (в школе доводилось такие делать на уроках математики?), которые, будучи наложенными друг на друга, оказываются либо более-менее сходными, либо наоборот…

    Понятно, что при адекватности ожиданий человек чувствует себя более комфортно, а вот если масштаб требований к себе и окружающим сильно отличается, то возникает конфликт, который может вылиться в чувства обиды или вины — по обстоятельствам, но зависит больше не от них, а от личных качеств и ожиданий участников.

    По характеру

    Характер ожиданий — очень важный качественный параметр, потому что именно он влияет на конфликтность личности. Здесь можно выделить две основные группы: предписывающую и предсказывающую. Сами их названия выдают суть: предписывающие ожидания заключают в себе строгость, жесткость, обязательность, тогда как предсказывающие — более гибки и допускают у адресата ожиданий собственную активность.

    Из этого нетрудно сделать вывод, что чем больше у человека предписывающих требований, тем труднее и ему, и с ним. Замечено, что увеличение предсказывающих экспектаций характерно для личностей, обладающих высокой культурой. Но в любом случае ожидания — это стандарты оценки и нормирования как со стороны индивида, так и со стороны группы.

    Они формируются и закрепляются при многократном повторении ситуаций, и в результате всех, с кем человек регулярно общается, он делит на тех, на кого можно положиться, тех, на кого нельзя, и тех, на кого положиться трудно либо сомнительно. Планка ожиданий всегда выше для близких: вы ведь не будете в претензии к случайному попутчику в трамвае за то, что он не даст взаймы денег на билет?

    Скорее всего, вы на это и не рассчитываете. Зато присмотрев себе какую-нибудь очень нужную, но дорогую покупку, настраиваетесь на понимание необходимости предстоящих расходов в семье. Хамство в том же трамвае пережить гораздо легче, чем горькие слова, услышанные от любимого. Но почему же они так едки, эти разочарования?!

    По цели

    …Вот-вот, здесь и вся соль. На самых близких возлагаем самые высокие ожидания, не спрашивая их о том, готовы ли они им отвечать, Но и они же, наши самые близкие, тоже в своих ожиданиях относительно нас грешат тем же. И потому завышенные ожидания частенько не оправдываются.

    А заниженные? Заниженные бьют по самому больному, по душе. Это только кажется, что меньше захочешь — больше получишь. Опуская планку ожиданий, человек говорит сам себе: «Я не достоин большего» и тем самым губит свою потенцию.

    Так где же выход? Выход — в адекватной реакции. Не получилось то, что ожидалось, ну, и не получилось. Так зачем же казниться? В каждом из нас есть внутренний ребенок, внутренний родитель и внутренний взрослый. Надо найти внутри себя взрослого. Не ребенка — который живет в мире желаний, не родителя, который назначает ответственного и соответственно — кару, а взрослого, которому некогда заниматься рассуждениями, а надо конструктивно действовать. То есть в интересах личности, включая ее детскую и родительскую ипостась.

    Психология ожидания и ее значение для конверсии

    Понимание психологии ожидания может сделать вас более успешным маркетологом. Источник изображения.

    Мне нравится копаться в психологии обращения. Оптимизация конверсии во многом зависит от психологии — от того, как люди думают, почему они нажимают и как они реагируют на сообщения. Как маркетологи, мы должны понимать эту психологию, чтобы стать более успешными.

    Одна из областей психологии, которая влияет на конверсию, — это предвкушение — мысленная подготовка и ожидание определенного результата или результата.Мы часто называем ожидание человека «высоким» или «низким», но что это на самом деле означает? Как предвкушение влияет на то, что мы делаем как маркетологи?

    Есть три момента в отношении ожидания, которые я хочу вам объяснить. Когда вы начнете понимать психологический процесс ожидания, , вы станете более опытными в применении техник, которые соответствуют психологическим потребностям пользователей .

    Подожди. Я собираюсь немного научиться, но я думаю, вы это поймете.

    Психологический совет №1 — Большинство людей ожидают счастливых переживаний

    Мы не можем остановить ожидание. Человеческий мозг всегда включен и всегда работает. Ожидание коренится в той части мозга, которая называется мозжечком, которая контролирует «автоматическое,« немыслящее »поведение.

    Изображение из Психологии сегодня.

    С постоянным ожиданием, человеческий мозг хочет больше дофамина. Дофамин — химический нейромедиатор. Он выделяется из лобной доли мозга и действует как стимулятор, предотвращающий боль, стимулирующий возбуждение и вызывающий возбуждение.Стимуляция дофамином происходит, когда мы испытываем и ожидаем хороших вещей. Предвидение позитивных событий поддерживает выработку дофамина в химических путях мозга.

    Научные эксперименты показывают, что большинство людей ожидают положительных событий в будущем, в отличие от будущих отрицательных событий. При отсутствии тревожных / депрессивных психологических расстройств люди автоматически ожидают на счастья на больше, чем печали.

    Неважно, оптимист вы или пессимист; мозг настроен на ожидание положительного опыта.

    При чем здесь оптимизация конверсии?

    Здесь можно сделать несколько важных выводов.

    Во-первых, вы должны еще больше усилить позитивное ожидание, создав текст, который заставляет людей соглашаться с вами.

    Поскольку люди запрограммированы на ожидание положительных событий, вы хотите подтвердить это ожидание. Вы можете сделать это с помощью сообщений на целевой странице, которые заставят их кивать в знак согласия (конечно, когнитивным образом).

    Например, вы можете использовать заголовок, с которым люди не могут не согласиться:

    • «Управление малым бизнесом — это большая работа.Тебе нужна помощь.»
    • «Вы хотите похудеть. Вместе мы сможем добиться этого! »
    • «78% руководителей считают, что маркетологи не уделяют внимания рентабельности инвестиций. Мы делаем.»
    Вы не можете не согласиться с заголовком Single Grain.

    В зависимости от вашей аудитории, эти заявления будут встречены с согласием. Ожидание мозжечка встречает подтверждение со стороны головного мозга (вам говорили, что мы собираемся получить научное обоснование). Вместе они формируют сильную психологическую готовность к общему положительному опыту. Это создает основу для увеличения конверсии.

    Во-вторых, вы должны создать на своей целевой странице среду, которая улучшает ожидание счастья. Используя психологию цвета, выберите цветовые схемы, которые ассоциируются с положительными чувствами и счастьем.

    Используйте забавные картинки или картинки с улыбающимися людьми. Каждый из них создает ощущение счастья, которое вызывает выброс дофамина, увеличивает позитивное ожидание и повышает вероятность положительной реакции пользователя на призыв к действию.

    В-третьих, вы должны сформировать свой призыв к действию в позитивном ключе.

    Положительный психологический настрой приводит к положительному психологическому результату. Призыв к действию, будь то кнопка или форма, должен быть представлен в положительном свете. Использование работает как «да» в тексте кнопки и сильные, позитивные слова действия (например, «получить»).

    Копия положительной кнопки в блоге QuickSprout.

    Психологические карты складываются в нашу пользу. Нам просто нужно нажать на кнопку счастья и посмотреть, как она вызывает конверсию.

    Психологический совет № 2 — Прошлый опыт формирует ожидание пользователя

    Вот как работает ожидание в двух словах: ум черпает из прошлого опыта как для прогнозирования, так и для подготовки к будущим событиям.

    Психологические исследования показывают, что это явление, известное как «перцептивное ожидание», вызывается несколькими типами стимулов:

    • Стимулы, которые дают нам информацию о результатах прошлой деятельности
    • Стимулы, передающие инструкции о будущих задачах
    • Стимулы, которые соотносить текущие задачи с результатами предыдущих задач

    Короче говоря, прошлые результаты, будущие задачи и сравнение этих двух формируют ландшафт перцептивного ожидания, который влияет на наше поведение и реакцию .

    Вот пример. Если у вас есть машина и вы умеете водить, то, вероятно, много раз приходили на светофор. Вы знаете, как далеко до начала поломки, как долго длится желтый свет и как реагировать, когда он становится зеленым. Ваши сотни предыдущих опытов на светофоре определяют, как вы реагируете на сигналы светофора.

    Что делать, если вы путешествуете в новом месте и обнаруживаете светофор, имеющий другую форму? Возможно, источник света расположен горизонтально, а не вертикально, или он расположен справа от дороги, а не прямо над дорогой.Что ж, вы все еще понимаете основную сигнализацию — зеленый означает движение, а красный означает остановку.

    А что, если бы был совершенно новый набор цветов? Может быть, есть четыре цвета — может быть, дополнительный синий свет. Что это обозначает? Или, что, если есть три разных цветов — оранжевый, фиолетовый и синий? Тогда как бы вы ответили?

    Ваша парадигма светофора разрушена, и вы сбиты с толку. Ваше предвкушение восприятия больше не может сказать вам, какими должны быть ваши действия. .

    Этот пример светофора показывает, как мозг использует информацию прошлого для формирования будущего опыта. В статье New York Times Бенедикт Кэри сформулировал это так:

    «Мозг использует набор специальных приемов для построения потоковой модели мира или общего принципа, такого как заполнение разрозненных изображений на основе вывод из новых данных и прошлого опыта ».

    При чем здесь оптимизация конверсии?

    Если вы хотите, чтобы клиенты беспрепятственно проходили через вашу воронку конверсии, вам нужно следовать шаблону, установленному сотнями других воронок конверсии.

    Большинство пользователей Интернета имеют некоторый опыт работы с воронками конверсии. У них есть ряд ожиданий относительно того, что будет дальше. Они опережают . Визуально они ищут якоря — подсказки для принятия мер или завершения следующего шага .

    В качестве конкретного примера преобразования давайте поговорим о кнопках. Кнопка на веб-сайте — это не что иное, как набор пикселей разного цвета и немного текста. Однако пользователь ожидает, что кнопка будет там, и эта кнопка изменит опыт в новом направлении.

    Для того, чтобы кнопка была эффективной, она должна иметь те же характеристики, что и другие кнопки, которые пользователь нажимал в прошлом.

    Вот кнопка с моего сайта. Он окружен негативным пространством, имеет общую форму и цвет, отличающийся от фона:

    Пользователи знают, что делать с кнопкой, и понимают, что будет дальше.

    Вот несколько важных выводов из этого аспекта психологии ожидания:

    • Создайте воронку конверсии, которая следует типичным моделям.
    • Используйте стандартные передовые методы при выборе внешнего вида элементов целевой страницы, таких как отзывы, изображения, заголовки и т. Д.
    • Сделайте кнопки похожими на кнопки.

    Психологический совет № 3 — Ожидание уменьшается, когда мы огорчены

    Каждый опыт индивидуален. Опыт пользователя на вашей целевой странице будет отличаться от опыта пользователя на целевой странице вашего конкурента.

    Когда пользователь сталкивается с процессом, который на отличается от того, что он ожидает, он испытывает чувство психологического стресса .Возможно, целевая страница длиннее, чем ожидалось, или на ней нет кнопки, или они не могут найти социальное доказательство. Что тогда?

    Бедствие прервало процесс ожидания, и теперь пользователь хочет найти способ избавиться от него. Они могут сделать это одним из двух способов: путем адаптации или избегания.

    Если они успешно адаптируются, то пользователь почувствует восторга , что является психологической противоположностью бедствия . Восторг — это именно то, что маркетологи хотят, чтобы пользователь чувствовал себя в процессе конверсии.

    Восторг делает будущие позитивные действия более вероятными . С другой стороны, избегание — это когда пользователь полностью удаляется из ситуации.

    При чем здесь оптимизация конверсии?

    Если вы помещаете неожиданные элементы на пути пользователя, это вызывает обратную реакцию его психологического механизма ожидания. Они либо создадут новое ожидание (адаптация), либо избежат проблемы (покинут вашу целевую страницу).

    Если сделать процесс адаптации простым или очевидным, пользователь испытает повышенное чувство восторга.Таким образом, , небольшая проблема в продвижении пользователя к конверсии, может на самом деле улучшить предвкушение , через чувство восторга , которое следует за адаптацией.

    Какую простую задачу вы могли бы добавить на свою целевую страницу или в процесс конверсии?

    Одна компания провела A / B-тест, сравнив контрольную группу с группой, которая должна была посмотреть рекламное видео перед показом кнопки призыва к действию. Вот что я написал, когда объяснил это в статье о призывах к действию:

    «Видео длилось 30 минут, поэтому вы можете предположить, что у них снизился коэффициент конверсии, особенно потому, что вы не могли перемотать видео вперед или перейти к концу.Но поскольку они задержали появление кнопки, люди стали смотреть их видео, , что увеличило их конверсию на 144% ».

    С психологической точки зрения пользователи прошли процесс адаптации . Успешно решили проблему просмотром видео. Это вызвало восторг и в конечном итоге заставило их обратиться.

    Понимание предвкушения делает вас более умным маркетологом

    Психология — движущая сила оптимизации конверсии.То, как люди ожидают чего-то, сильно влияет на их взаимодействие с вашей целевой страницей или воронкой конверсии.

    Чем лучше вы разбираетесь в психологии ожидания, тем лучше вы сможете создать потрясающую целевую страницу, которая приведет к более высоким конверсиям.

    Какие методы вы используете, чтобы, например, предвосхитить ожиданий вашего пользователя? Дай мне знать в комментариях.

    — Нил Патель

    Слушайте подкаст Нила о призыве к действию:


    Ожидание | Психология сегодня

    Это эссе исследует способ упреждающего мышления: воображение того, как неожиданные события могут повлиять на наши планы.Опережающее мышление позволяет нам распознавать сложные проблемы и готовиться к ним. Это отличается от прогнозирования, потому что нам не обязательно ожидать, что события будут разворачиваться так, как мы себе представляем — сложные ситуации слишком сложно предсказать. Вместо этого мы готовимся, бодрствуем, готовимся. Нам особенно необходимо упреждающее мышление, чтобы отмечать маловероятные события, которые представляют серьезную угрозу.

    Опережающее мышление (AT) не пытается угадать будущее, оно пытается приспособиться к возможному будущему.Речь идет о том, чтобы подготовиться. И речь идет о том, чтобы направлять наше внимание — играть с нашим вниманием, основываясь на том, к чему мы готовимся.

    Тема упреждающего мышления в последнее время у меня часто возникает. В конце января 2017 года я провел двухдневный семинар в Лаборатории аналитических наук Университета штата Северная Каролина в Роли, Северная Каролина. Они проводят исследования для разведывательного сообщества. Они очень заинтересовались AT и тем, как он работает, потому что AT, очевидно, необходим для того, чтобы быть хорошим аналитиком.Во время семинара мы отметили, что AT также важна для социальных работников, работающих в службах защиты детей. Когда социальные работники посещают объект, они полагаются на AT, чтобы решить, будет ли дом достаточно безопасным для проживающих в нем детей. Вероятно, стоит задуматься о любом когнитивном процессе, который важен как для аналитиков разведки, так и для соцработников Службы защиты детей.

    В 2011 году я опубликовал главу о AT с Дэйвом Сноуденом и Chew Lock Pin, поэтому, когда я организовывал семинар по AT в Северной Каролине, я хотел опираться на материал 2011 года и выходить за его рамки.

    Три темы, в частности, кажутся важными для достижения прогресса в изучении природы AT: как работает AT, роль опыта в AT и дисфункциональные тенденции, которые мешают AT.

    Как работает AT? Он должен задействовать нашу способность генерировать ожидания и опираться на наши ментальные модели. Для меня причинные факторы, которые мы учимся ценить, являются ядром наших ментальных моделей, позволяя нам выполнять ментальные симуляции, которые трансформируют наше понимание того, что происходит прямо сейчас, в то, что может произойти в будущем.

    AT — это деятельность по осмыслению, и, возможно, модель осмысления данных / фреймов может дать нам представление о том, как работает AT. Кроме того, мое исследование инсайтов выявило три пути к пониманию: путь соединения (который совпадает с процессом конвергенции в статье 2011 года), путь противоречия и путь исправления. Эти пути могут описывать разные способы достижения AT.

    Роль экспертизы в AT. Опыт позволяет нам оценить больше причинных факторов и построить более сложные ментальные модели.Это также помогает нам ориентироваться в когнитивных проблемах AT: управление двусмысленностью и неопределенностью, постановка диагнозов, сбор информации, определение того, следует ли доверять данным, определение точек воздействия и оценка нормального диапазона вариаций, чтобы мы могли обнаруживать аномалии, которые вызывают AT.

    Кроме того, мы можем представить себе, как можно перестараться с AT — люди парализованы и нерешительны, когда они обдумывают всевозможные последствия. Следовательно, должен существовать мета-навык, определяющий, когда и насколько тщательно выполнять AT.

    Дисфункциональные наклонности, мешающие АТ. В статье Кляйна, Сноудена и Чу по AT 2011 года перечислено несколько типов срывов на индивидуальном уровне, фиксации и слабых ментальных моделей. Я думаю, что было бы полезно расширить наш анализ дисфункциональных тенденций. Что мешает нам делать AT? Вот шесть дисфункциональных тенденций, которые мы выявили на семинаре NCSU.

    a) Мы можем прекратить мониторинг ситуации после принятия критического решения, не замечая последующих событий, которые могут изменить условия.Эти последующие события должны инициировать некоторую степень AT.

    б) Возможно, мы слишком уверены в своих силах. В своей книге «Фундаментальные сюрпризы» Цви Ланир утверждал, что большая часть неудач сил обороны Израиля в начале войны Судного дня 1993 года была вызвана нереалистичной уверенностью в их способности противостоять нападению Египта.

    в) Фиксация. Мы не можем пересмотреть наши предположения, когда данные не подходят. ДеКейзер и Вудс исследовали ошибки фиксации в динамических ситуациях.В ходе бесед с врачами я узнал, что распространенной причиной неудач в диагностике в медицине является то, что лечащий врач делает первоначальное определение на основе имеющихся важных сигналов, но затем фиксирует это определение, а не пересматривает его по мере появления новых данных. получили. Затем врач не может выполнить необходимую АТ.

    г) Щиты знаний. Фельтович и др. (2001) описали ряд стратегий, которые мы используем, чтобы придерживаться наших первоначальных убеждений, объясняя неудобные контрпоказатели.

    e) Чрезмерное упрощение. В отдельной работе Feltovich et al. описали способы, которыми мы чрезмерно упрощаем ситуации — то, что они называют тенденцией к редукции. Конечно, для того, чтобы справляться со сложными ситуациями, необходимо некоторое упрощение. Таким образом, задача состоит в том, чтобы упростить умело и таким образом, чтобы не сильно искажать динамику ситуации.

    е) Образ мышления. Эффективный AT, похоже, зависит от некоторых критических сдвигов в нашем мышлении. Людям, которым не удается выполнить эти изменения, должны быть проблемы с участием в AT.Вот пять изменений мышления, которые мы определили на семинаре NCSU: От процедурного мышления к мышлению решения проблем — дисфункция заключается в том, чтобы оставаться привязанным к мышлению, согласно которому работа состоит из следования процедурам, а не из готовности к аномалиям. От реактивного мышления к упреждающему . В частности, новички, кажется, довольны реакцией на события, а не попытками опередить их, но даже люди с многолетним опытом иногда сохраняют это пассивное реактивное мышление. От бездумной позиции к активной и любопытной — в своем исследовании инсайтов я обнаружил, что люди, которые получили инсайты, были активно любопытными и предполагали, в то время как те, у кого была такая же информация, но не понимали, были пассивны и перестали спекулировать. Need for Closure — образ мышления, который пытается связать все как можно быстрее, вероятно, будет нечувствителен к неожиданным событиям, которые должны вызвать AT и открыть новые возможности и уязвимости.Вдобавок дизайнерам необходимо перейти от представления о том, как работают устройства, к представлению о том, как устройства могут выйти из строя. — слишком легко впасть в колею, представляя, как устройство или план может быть успешным, вместо того, чтобы участвовать в его реализации. AT представить, что может пойти не так. (Здесь может помочь метод PreMortem.)

    Обратите внимание, что все дисфункциональные тенденции и незрелое мышление связаны с неспособностью инициировать AT. Напротив, люди, чья AT слишком поверхностная, вероятно, страдают от слабых ментальных моделей, которые проистекают из недостатка опыта и не являются дисфункциональной тенденцией.

    Один из возможных подходов к исследованию — провести контрастное исследование, сравнивая людей, успешно выполнивших АТ, с теми, у кого была такая же возможность, но не удалось выполнить АТ. Я использовал эту парадигму, пар контраста успеха / неудачи , в своем исследовании инсайтов, и я считаю, что эта парадигма может быть полезна при изучении факторов, которые способствуют успеху и неудаче в упреждающем мышлении.

    Ожидание (эмоция) | Психология вики

    Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
    Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

    Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


    Ожидание или энтузиазм — это эмоция, включающая удовольствие (а иногда и беспокойство) при рассмотрении какого-либо ожидаемого или долгожданного хорошего события или раздражение из-за необходимости ждать.Роберт Плутчик назвал ожидание одной из восьми основных эмоций в своей психоэволюционной теории. См. Также надежда. Удовлетворенное ожидание называется возбуждением.

    Ожидание можно показать разными способами; например, некоторые люди, кажется, бесконтрольно улыбаются в этот период, в то время как другие кажутся больными или больными. Нередко мозг настолько сосредоточен на событии, что это влияет на тело. Страх сцены — это своего рода ожидание, возникающее из-за надежды актера или актрисы на то, что они хорошо выступят.

    Читатели любят предвосхищать события. Предвкушение — это элемент, который цепляется за эмоции читателя, поднимая их то вверх, то вниз. Как писатель создает предвкушение?

    Повесьте событие перед ними, то, что персонаж хочет (или, возможно, не хочет), чтобы произошло. Это не обязательно должно быть что-то грандиозное, хотя может быть, если того требует жанр. Это могло быть просто. Единственное, что это должно быть, важно для персонажа. Например, скажем, мне нужна определенная книга, поэтому я заказываю ее в Интернете и жду, пока она придет по почте.Получение книги в руки становится ожидаемым событием. Ожидание заключается в том, чтобы заставить персонажа — и читателя — ждать. Мгновенное удовлетворение — заклятый враг ожидания.

    Тонкий, но очень полезный метод встраивания конфликта в предвкушение — это заставить персонажа столкнуться с дилеммой хорошее / хорошее или плохое / плохое, которая фактически задерживает удовлетворение; возложите на персонажа прямую ответственность за то, что ему пришлось ждать. Например, возможно, моя дилемма заключалась в том, что я хотел книгу, но я также хотел сэкономить, поэтому я выбрал самую недорогую доставку, которая занимает больше времени.

    Чтобы вызвать ожидание и поддержать интерес читателей, разбейте ожидаемое событие на этапы. Эти этапы создают все более и более высокие эмоции у персонажа (и, соответственно, у читателя). Они служат дорожными знаками, информирующими читателей, которые задаются вопросом: «Мы уже на месте?» прогресса истории. Например, первым этапом ожидания для меня может быть частая проверка электронной почты на предмет уведомления об отправке.

    Обмануть персонажа в ложную надежду или бросить ему отвлекающий маневр — тоже изящный трюк, который часто обеспечивает следующий этап.Заставьте его думать, что он ближе к достижению того, чего хочет, чем есть на самом деле. Это позволяет предвкушению возрастать, а затем снова падать, когда он обнаруживает, что неверно истолковал ситуацию. Важно, чтобы разочарование было органичным для ситуации, а не безличной судьбой. Это еще более важно, если оно происходит из недостатка персонажа. Например, предположим, что уведомление о доставке приходит во вторник. Я мысленно рассчитываю, что книга будет в моем почтовом ящике в четверг. Так что я с нетерпением жду письма в четверг.Затем, прямо перед доставкой почты, я получаю еще одно уведомление о том, что книга только что отправлена. Если бы я прочитал более раннее электронное письмо, я бы понял, что это всего лишь уведомление о намерениях.

    Теперь ожидание должно нарастать снова, как американские горки. Одним из следствий предыдущего разочарования является добавление нового негативного риска. Персонаж не только надеется, что что-то произойдет, он также надеется, что чего-то не произойдет. Например, теперь я надеюсь, что книга придет к субботе.Я также беспокоюсь, что если этого не произойдет, мне придется ждать все выходные и не получу его до понедельника.

    Конечно, выигрыш события завершает ожидание. Истории, как правило, представляют собой серию событий, связанных с ожиданием и вознаграждением. По мере того как напряжение предвкушения персонажа возрастает и опускается, предвкушение читателя должно подниматься и опускаться вместе с ним. В идеале это побуждает читателей переворачивать страницы и продолжать читать.

    Книги [править | править источник]

    статей [править | править источник]

    Книги [править | править источник]

    статей [править | править источник]

    Психология ожидания в очереди — Ассоциация психологических наук — APS

    Мы все проводим много времени в очередях — гораздо больше, чем нам хотелось бы.Мы ждем регистрации автомобилей, столиков в популярных ресторанах, распродаж в Черную пятницу, продуктовых магазинов и, конечно же, ждем кабельной компании.

    Справедливости ради стоит сказать, что по большей части это ожидание утомительно и неприятно. Но что, если мы ждем чего-то нового и захватывающего — нового телевизора с изогнутым экраном или отпуска в Тулуме? Разве ожидание новых покупок не становится положительным опытом, когда мы на самом деле смакуем ожидание настолько сильно, что оно перевешивает наше нетерпение?

    Ну, и да, и нет, — говорит психолог Корнельского университета Томас Гилович, который выясняет, когда и почему новые покупки доставляют нам удовольствие.Хорошо известно, что люди получают больше счастья от переживаний, чем от вещей, и Гилович задался вопросом, может ли это быть справедливым и в отношении ожидания. Является ли ожидание более приятным и менее неприятным, чем ожидание нового материального владения?

    Гилович и его коллеги провели серию экспериментов, чтобы проверить это понятие. Например, в одном из них ученые просто попросили молодых мужчин и женщин подумать о покупке, которую они намеревались сделать в ближайшем будущем — о жизненном опыте или о материальной собственности.Затем участники оценили свое состояние ожидания: были ли они более возбужденными, чем нетерпеливыми? Противоположный? Приятно было ждать?

    Участники назвали ряд запланированных покупок — как материальных товаров, таких как ноутбуки и одежда, так и впечатлений, таких как билеты на концерты и абонементы на подъемники. Что немаловажно, они не различались по стоимости, но заметно различались по своему действию. Ожидание концерта или лыжных каникул было намного приятнее, чем ожидание приобретения нового ноутбука.Ожидание новых впечатлений сопровождалось относительно большим возбуждением и меньшим нетерпением.

    Безусловно, ожидание нового ноутбука или новой одежды тоже было положительным опытом. Но ожидание чего-то нового вызывает смешанные эмоции, как нетерпение, так и волнение, а ожидание владения имело оттенок нетерпения; предвкушая переживания, окрашенные волнением. Учитывая эту тонкую разницу, ученые захотели перепроверить свои выводы, поэтому они провели еще одно исследование, используя выборку опыта: в случайные моменты времени в часы бодрствования ученые звонили по телефонам участников и спрашивали их, о чем они думают и что чувствуют прямо сейчас. момент.Более 2000 участников принимали участие в гораздо более крупном исследовании, но уместными здесь были вопросы: как вы себя чувствуете сейчас? Думаете ли вы сейчас о планируемой покупке и, если да, то что вы купите? Ожидание этой покупки приятнее или неприятнее? Вы испытываете нетерпение или волнение в ожидании этой новой покупки?

    Результаты совпадают с результатами первого исследования. Ожидание переживаний было связано с большим счастьем, большим удовольствием, большим возбуждением и меньшим нетерпением, чем ожидание материальных благ.Ожидание отпуска или других подобных впечатлений было в целом более позитивным, чем отсутствие мыслей о новой покупке.

    Гилович и его коллеги задались вопросом о последствиях этих открытий. То есть, заставляет ли большее нетерпение людей, ожидающих нового, действовать нетерпеливо, импульсивно? Чтобы исследовать этот вопрос, ученые проанализировали архивные газетные истории о людях, стоящих в очереди, чтобы что-то купить, отметив все полученные комментарии о настроении и поведении ожидающих.Они ожидали, что ожидающие переживания будут вести себя лучше и будут в лучшем настроении, чем ожидающие материального владения, и это именно то, что они обнаружили. Действительно, откровенно негативные действия, такие как беспорядки, в большей степени были связаны с материальными благами, в то время как явно позитивные действия, такие как пение, в большей степени были связаны с ожиданием переживаний. Ученые исключили возможность того, что покупатели, ожидающие материальных товаров, вели себя плохо из-за их дефицита и страха, что у них закончится желанный товар.

    В этих результатах есть некоторая ирония, о чем сообщается в следующей статье в журнале Psychological Science . Мы часто тратим деньги на вещи, а не на переживания, потому что считаем, что переживания мимолетны. Неделя на Карибах может быть великолепной, но ее уже нет. Высококачественный диван или телевизор прослужат долго. Но это рассуждение ошибочно. Это может быть правдой в строго материальном смысле, но психологически переживания более радостные, более запоминающиеся — и теперь мы знаем, что с нетерпением ждать их еще интереснее.Мы должны знать это интуитивно, потому что на самом деле мы продлеваем ожидание переживаний. Новые вещи вызывают мышление «отдай мне это сейчас», но мы, естественно, наслаждаемся тем, насколько замечательными будут предстоящие каникулы или концерт.

    Следите за репортажем Рэя Герберта о психологической науке в The Huffington Post и в Twitter на @wrayherbert.

    Радость ожидания | Психология

    Подумайте, как вы чувствуете себя счастливыми, когда чего-то с нетерпением ждете, будь то праздник, фильм или даже захватывающая последняя глава книги.Исследования показали, что ожидание чего-либо может быть сильной положительной эмоцией, которая может помочь нам жить более счастливой жизнью. Сообщая в журнале Journal Of Experimental Psychology , американские исследователи Ван Бовен и Эшворт (2007) хотели проверить теорию, согласно которой ожидание вызывает более сильные эмоции, чем ретроспектива. Другими словами, будет ли людям больше радостно ожидать чего-то, чем оглядываться на него впоследствии?

    Исследователи поставили участников исследования на пять экспериментов, в которых их просили поразмышлять о будущих или прошлых эмоциональных событиях, включая государственный праздник и воображаемый лыжный отпуск.Затем они измерили свои эмоциональные реакции как на ожидание этих событий, так и на то, чтобы оглянуться на них, и обнаружили, что люди испытывают более сильные чувства до того, как события действительно произойдут. Например, участники были больше увлечены горнолыжным отдыхом в будущем, чем горнолыжным отдыхом в прошлом, как гипотетическим, так и реальным.

    Теория Мы склонны испытывать более сильные эмоции по поводу будущих событий, чем те, что были в прошлом. Это потому, что в целом мы ожидаем, что будущие события заставят нас чувствовать себя более эмоциональными, чем те, которые прошли.Кроме того, мы с большей вероятностью будем говорить о том, насколько мы взволнованы тем, что запланировали, по сравнению с тем, что мы уже сделали. Хотя ностальгия может быть частью счастливой жизни (Argyle, 2002; и Chang, 2004), Ван Бовен и Эшворт считают, что можно многое сказать о предвидении событий, поскольку это может помочь улучшить благосостояние людей. «Наше исследование показывает, что удовольствие, которое люди получают от предвкушения, также может быть важным компонентом удовлетворенности жизнью». Будь то выбор нового романа для чтения или планирование отпуска в экзотическом месте, мы чувствуем себя очень хорошо, когда говорим: «Подумайте о удовольствие, которое мы получим, «по сравнению с:« Подумайте о том, как много мы веселились в прошлый раз ».

    Попробуй это В этом месяце эксперимент состоит в том, чтобы рассчитывать на одну из следующих трех вещей — или на все, если у тебя получится. В каждом случае заранее визуализируйте опыт и осознавайте, насколько вы взволнованы перспективой каждого занятия.

    • Находите время каждый день , чтобы читать книгу, которая вам нравится, даже если это всего 10 минут.
    • Выберите телепрограмму или фильм , которые вы хотите смотреть каждую неделю.
    • Спланируйте вечерний ужин, который вам понравится, будь то домашняя еда, еда на вынос или ужин в ресторане.Главное — это планирование. Сосредоточьтесь на том, чего вы с нетерпением ждете — подумайте о перипетиях сюжета книги, визуальном волнении шоу или фильма, вкусе и, возможно, интересной компании во время еды. Придерживайтесь этого плана в течение месяца.

    Марта Робертс — отмеченный наградами британский писатель о здоровье и блогер по психическому здоровью на mentalhealthwise.com

    Почему нам всем нужно что-то ждать до


    Нам всем нужно чего-то, чего стоит ожидать в жизни.Здоровое чувство «предвкушения» часто может помочь наполнить нашу жизнь энергией и даже помочь нам пережить трудные времена.


    Нам всем нужно чего-то, чего стоит ожидать в жизни.

    На самом деле, здоровое чувство «предвкушения» часто может помочь наполнить нашу жизнь энергией и даже помочь нам пережить трудные времена.

    Хотя жизнь в настоящем — очень полезная вещь — иногда может показаться немного раздражающим, утомительным или невыносимым.

    Когда мы попадаем в эти далеко не идеальные моменты настоящего, то, что ожидаем с нетерпением в будущем, может дать нам мотивацию и настойчивость, чтобы продолжать двигаться вперед даже в эти трудные времена.

    Самый простой и распространенный пример этого — плохая рабочая неделя, но у вас есть веселые планы на выходные, которые заставляют вас сосредоточиться на выполнении обязанностей, пока вы, наконец, не сможете вознаградить себя.

    Интересно, что в недавнем исследовании, опубликованном в этом году в журнале eNeuro , было обнаружено, что когда патологических игроков просили подумать о будущем опыте — например, о предстоящем отпуске — они были лучше способны обуздать свои порывы и выбрать долгий путь. -временное удовлетворение вместо краткосрочного удовлетворения.

    Это исследование показывает, как предвидение будущей ситуации (особенно приятной) иногда может помочь нам пережить трудную ситуацию настоящего. Давая нам что-то позитивное, чего мы «с нетерпением ждем» в будущем, мы можем укрепить дисциплину и мотивацию, чтобы терпеть временную боль или разочарование.

    Здоровое «ожидание» может быть очень сильной эмоцией, которая может улучшить нашу жизнь. В оставшейся части этой статьи я дам несколько советов и советов, которые покажут вам, как создать «здоровое ожидание» в вашей собственной жизни.

    Как сформировать здоровое ожидание в своей жизни

    В самом простом смысле «ожидание» подразумевает будущего вознаграждения — и в целом вознаграждение может быть очень мощным мотиватором в жизни (особенно в поведенческой психологии).

    Например, если вы когда-нибудь слышали о циклах привычек, то знаете, что большинство привычек следуют общей структуре «Сигнал → Рутина → Вознаграждение». «Сигнал» — это то, что запускает «рутину», и это приводит к некоторому типу «вознаграждения» (или приятного опыта).

    Мы часто можем изменить определенное поведение, либо сосредоточив внимание на «подсказках» (например, избегая триггеров в нашей среде, которые приводят к определенному поведению), либо сосредоточившись на «вознаграждениях» (например, следуя новому поведению, которое приводит к новой справедливой награде). как сытно).

    С точки зрения «предвкушения» мы фокусируем только на аспекте «вознаграждения» в этом уравнении привычки.

    Ключевая идея состоит в том, что, создавая новые награды в своей жизни — или активно ища, чего ждать с нетерпением, — вы можете укрепить дисциплину и мотивацию в любой области своей жизни, где вам не хватает.


    Типичные примеры вознаграждений, вызывающих ожидание:

    • С нетерпением жду обеденного перерыва в течение дня.
    • С нетерпением жду вашего любимого телешоу, которое выходит в эфир раз в неделю.
    • Создавайте веселые планы на выходные, чтобы помочь вам пережить тяжелую рабочую неделю.
    • Побалуйте себя кусочком торта после недели диеты.
    • Планируем отпуск на лето.
    • Побаловать себя новым автомобилем в конце года.
    • Планируете свадьбу с женихом / невестой.

    Как видите, мы можем ожидать как «маленькие», так и «большие» награды.

    Простые вещи, такие как обеденные перерывы, ужин с семьей или просмотр телевизора, — все это крошечные награды, которые мы можем ожидать, чтобы помочь нам пережить каждый отдельный день.

    Другие награды, такие как каникулы, музыкальные концерты или роскошные покупки, — это большие вещи, которые часто распределяются на более длительные периоды времени.

    И «маленькие», и «большие» награды могут быть здоровым способом вызвать ожидание и мотивацию в нашей жизни.И я бы рекомендовал сосредоточиться на создании сочетания того и другого.

    Положительный опыт предвкушения

    На фундаментальном уровне ожидание может быть очень ценной и положительной эмоцией. Возможно, даже необходимо , чтобы жить по-настоящему счастливой и приносящей удовлетворение жизнью.

    Когда нам есть чего ждать, это помогает легче пережить тяжелые, неприятные и раздражающие времена. Но даже более того, «предвкушение» часто может быть ступенькой к «надежде».”

    Как люди, мы нуждаемся в вещах в нашем будущем, чтобы мы были взволнованы и оптимистичны.

    Представьте, что вам нечего ожидать в жизни. Вы, вероятно, будете очень несчастны, расстроены или даже подавлены. Очень трудно найти «волю к жизни», если вы не можете представить себе, что вас ждет что-то хорошее в будущем. Какой в ​​этом смысл?

    У нас всегда должно быть хоть что-то, чего стоит ждать.

    Итак, найдите минутку и подумайте: «Чего вы сейчас, , ждете в своей жизни?» Это может быть что-нибудь «большое» или «маленькое», но важно, чтобы вы нашли или .

    Возможно, вы с нетерпением ждете возможности провести свободное время со своими детьми в конце дня, или пойти в бар с друзьями на выходных, или посмотреть новый фильм, который скоро выйдет.

    Неважно, имеет ли это что-то значимое или тривиальное, если у вас есть или , чтобы помочь вашему разуму позитивно взглянуть на будущее.

    Если вам сложно придумать что-то, чего можно ожидать, то почему бы не создать чего-то, чего можно ожидать? Составьте планы: купите билеты на местное музыкальное шоу, назначьте встречу со старым другом или начните новое хобби на выходных.

    В целом, нам всем нужно чего-то ждать. Найдите что-то, что сделает ваше будущее немного ярче и счастливее — и наслаждайтесь ожиданием хороших событий.


    Будьте в курсе новых статей и ресурсов по психологии и самосовершенствованию:

    Сила ожидания и ее влияние на поведение потребителей

    Сила ожидания пронизывает все аспекты принятия решений и поведения потребителей.Ожидание — это недостающий компонент маркетинга. Это приближающееся влечение к опыту бренда и активная сила, которая способствует увеличению прибыли маркетинга. Здесь мы подчеркнем недооцененную роль ожидания и различные способы, которыми она изменит будущее маркетинга, брендинга и бизнеса!

    Хотите более подробные советы и идеи, которые помогут повысить ваши знания и производительность труда? Получите их из рецензируемых исследований, тематических исследований клиентов и руководств экспертов на NEXT 2019, 13–14 июня в Чикаго.

    Подпишитесь на СЛЕДУЮЩИЕ обновления 2019

    Получайте скидки, новости и информацию о конференции NEXT.

    Мы обязуемся сохранять конфиденциальность вашего адреса электронной почты. Мы не продаем, не сдаем в аренду и не сдаем в аренду наши списки для подписки третьим лицам, и мы не будем предоставлять вашу личную информацию третьим лицам, правительственным учреждениям или компаниям в любое время, если это не требуется по закону.

    «Предвкушение быстро становится одной из наиболее актуальных, создающих ценность сил в маркетинге и построении бренда.»

    Поведение в ожидании и ответной реакции на стимулы

    Знаменитый эксперимент Павлова с собакой ярко демонстрирует силу ожидания. Посредством классического кондиционирования собака Павлова научилась предвидеть еду по звуку колокольчика (Павлов, 1941). Хорошие маркетологи пытаются воспроизвести эти непредвиденные обстоятельства «стимул-реакция» в реальном мире, создавая предвкушение в начале рекламы или логотипа бренда. С точки зрения стимула-реакции поведение зависит от предвкушения.

    * / ]]]]>]]>

    Предвидение и поведение, направленное на достижение цели

    В дополнение к поведению, обусловленному стимулами (средой или социальными сигналами), поведение, ориентированное на достижение цели, также требует ожидания. Прежде чем преследовать цель, необходимо предвидеть результат или вознаграждение за выполнение определенного поведения. Например, если моя цель — похудеть, это требует предвидения результатов употребления различных продуктов. Другими словами, мы будем есть такую ​​пищу, которая, как мы ожидаем, удовлетворит наши цели по снижению веса.Проще говоря, предвидение результатов наших действий является предпосылкой для достижения целей.

    * / ]]]]>]]>

    Ожидание и принятие решений

    Люди ценят предвкушение. Слюны ли мы от наших планов на ужин на этот вечер или взволнованы предстоящими каникулами Диснея — ожидание будущих событий является прямым источником ценности (Loewenstein, 1987). Предвкушение, также известное как наслаждение, — это не только источник ценности для потребителей (например,g. размышления об отпуске могут сделать отпуск более увлекательным), но также могут изменить процесс принятия решений. Фактически, потребителю может быть так приятно ожидать (смаковать), что он / она откладывает решение о покупке. Это известно как «гипоболическое дисконтирование».

    * / ]]]]>]]>

    Предвкушение — это навык, которому можно научиться

    Чтобы добиться успеха в любом соревновательном виде спорта, требуется предвкушение. В бейсболе мы предвосхищаем траекторию бейсбольного мяча, в футболе мы предвидим следующую игру, в которой произойдет нападение, а в шахматах мы предвидим следующий ход нашего противника.Лучшее в предвкушении — это то, что этому навыку можно научиться. Фактически, предвкушение — это то, что отличает лучших исполнителей от новичков (Agliot et al., 2008). Эксперты умеют предугадывать ходы оппонента. У них есть шестое чувство, которое дает им конкурентное преимущество.

    «Я еду туда, где должна быть шайба, а не туда, где она была» — Уэйн Гретцки

    Предвкушение и эмоции

    В быстро меняющемся мире, полном неопределенности, мы переживаем и предвидим эмоциональные реакции при навигации по будущим событиям.Другими словами, мы не только испытываем эмоции здесь и сейчас, но и предвкушаем эмоции, которые мы испытаем в будущем . Подойти к женщине в баре? Что, если я куплю ей выпить? Что, если я инвестирую в биткойн? Что я буду чувствовать, если съем этот торт? Эмоции с уверенностью предвосхищают будущие события, которые влияют на поведение человека (Baumgartner et al., 2008).

    Ожидание и инновации

    Для того, чтобы компании внедряли инновации, они должны предвидеть потребности клиентов. .Лучшие новаторы постоянно выходят за рамки настоящего (предвкушают), чтобы представить и внедрить новые продукты и услуги, чтобы лучше обслуживать клиентов (Kandampully & Duddy, 1999). Предвидение будущих потребностей клиентов обеспечивает преимущество в бизнес-инновациях. Стив Джобс подчеркивает ценность ожидания …

    Ожидание и общение

    Можете ли вы представить себе писателя, оратора или режиссера, который никогда не ожидал своей аудитории? Эффективное общение неразрывно связано с ожиданием нашей аудитории, чтобы определить, что мы должны сказать (Swarup & Gasser, 2007).Лучшие ораторы, сценаристы, режиссеры и руководители просто ждут экспертов. Опытные коммуникаторы очаровывают аудиторию, пишут книги-бестселлеры и влияют на массы, предвосхищая свою аудиторию, прежде чем действовать. Они начинаются с реакции аудитории.

    Ожидание и социальное поведение

    Отношения, обязательства и социальное взаимодействие основаны на ожидании. Если кто-то попросит вас одолжить им 10 долларов, большинство будет ожидать, что мы получим деньги обратно. Все отношения требуют некоторой формы доверия, а доверие предполагает предвкушение. Подбадриваем ли мы друга, закрываем сделку или пытаемся произвести впечатление на аудиторию, мы предвидим, как другие будут чувствовать, воспринимать, понимать и реагировать. Отношения и динамичное социальное взаимодействие требуют предвкушения.

    * / ]]]]>]]>

    Почему предвкушение важно для РОСТА БРЕНДА?

    1. Любому действию предшествует ожидание.
    2. Ожидание влияет на решения потребителей.
    3. Ожидание — источник ценности для потребителя.
    4. Предвкушение может быть конкурентным преимуществом бизнеса.
    « То, что ваша стратегия работала до сих пор, не означает, что она будет работать в будущем».

    Цитаты

    1. Павлов И. П. (1941). Лекции об условных рефлексах. Vol. II. Условные рефлексы и психиатрия.
    2. Лёвенштейн Г. (1987). Прогнозирование и оценка отложенного потребления. Экономический журнал.
    3. Аглиот, Чезари, П., Романи М. и Ургеси К. (2008). Ожидание действий и двигательный резонанс у элитных баскетболистов. Природа нейробиологии.
    4. Баумгартнер, Х., Питерс, Р., и Багоцци, Р. П. (2008). Эмоции, ориентированные на будущее: концептуализация и поведенческие эффекты. Европейский журнал социальной психологии.
    5. Кандампулли Дж. И Дадди Р. (1999). Конкурентное преимущество благодаря ожиданиям, инновациям и отношениям. Решение руководства.

    Author: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.