Е и носов живое пламя: «Живое пламя» за 2 минуты. Краткое содержание рассказа Носова

Содержание

Е.Н. Носов «Живое пламя. Е и носов живое пламя. Живое пламя

Тетя Оля заглянула в мою комнату, опять застала за бумагами и, повысив голос, повелительно сказала:
— Будет писать-то! Поди проветрись, клумбу помоги разделать.
Тетя Оля достала из чулана берестяной короб. Пока я с удовольствием разминал спину, взбивая граблями влажную землю, она, присев на завалинку и высыпав себе на колени пакетики и узелки с цветочными семенами, разложила их по сортам.
— Ольга Петровна, а что это не сеете вы на клумбе маков?
— Ну, какой из маков цвет! — убежденно ответила она. — Цветом он всего два дня бывает. Для клумбы это никак не подходит, пыхнул и сразу сгорел. А потом все лето торчит эта самая колотушка, только вид портит.
Но я все-таки сыпанул тайком щепотку мака на самую середину клумбы. Через несколько дней она зазеленела.
— Ты маков посеял? — подступилась ко мне тетя Оля. — Ах озорник ты этакий!
Неожиданно я уехал по делам и вернулся только через две недели.
После жаркой, утомительной дороги было приятно войти в тихий старенький домик тети Оли.
Подавая мне тяжелую медную кружку с квасом, тетя Оля сказала:
— А маки твои поднялись, уже бутоны выбросили.
Я вышел посмотреть на цветы. Клумба стала неузнаваемой. По самому краю расстилался коврик, который своим густым покровом с разбросанными по нему цветами очень напоминал настоящий ковер. А в центре клумбы, над всей этой цветочной пестротой, поднялись мои маки, выбросив навстречу солнцу три тугих, тяжелых бутона.
Распустились они на другой день. Издали мои маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени. Легкий ветер чуть колыхал, а солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что стоит прикоснуться — сразу опалят!
Два дня буйно пламенели маки. И на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто.
Я поднял с земли еще совсем свежий, в капельках росы, лепесток и расправил его на ладони.
— Да, сгорел… — вздохнула, словно по живому существу, тетя Оля. — А я как-то раньше без внимания к
маку-то этому. Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает.
Тетя Оля, как-то сгорбившись, вдруг заторопилась в дом.
Мне уже рассказывали о ее сыне. Алексей погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика.
Я теперь живу в другом конце города и изредка заезжаю к тете Оле. Недавно я снова побывал у нее. Мы сидели за летним столиком, пили чай, делились новостями. А рядом на клумбе полыхал большой костер маков. Одни осыпались, роняя на землю лепестки, точно искры, другие только раскрывали свои огненные языки. А снизу, из влажной, полной жизненной силы земли, подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню.
(426 слов) (По Е. И. Носову)

Перескажите текст подробно.
Ответьте на вопрос: «Как вы понимаете смысл этого рассказа?»
Перескажите текст сжато.
Ответьте на вопрос: «Какие мысли и чувства вызывает у вас этот рассказ?»

Тетя Оля заглянула в мою комнату, опять застала за бумагами и, повысив голос, повелительно сказала:

Будет писать-то! Поди проветрись, клумбу помоги разделать. — Тетя Оля достала из чулана берестяной короб. Пока я с удовольствием разминал спину, взбивая граблями влажную землю, она, присев на завалинку и высыпав себе на колени пакетики и узелки с цветочными семенами, разложила их по сортам.

Ольга Петровна, а что это, — замечаю я, — не сеете вы на клумбах маков?

Ну, какой из мака цвет! — убежденно ответила она. — Это овощ. Его на грядках вместе с луком и огурцами сеют.

Что вы! — рассмеялся я. — Еще в какой-то старинной песенке поется:

А лоб у нее, точно мрамор, бел, А щеки горят, будто маков цвет.

Цветом он всего два дня бывает, — упорствовала Ольга Петровна. — Для клумбы это никак не подходит, пыхнул и сразу сгорел. А потом все лето торчит эта самая колотушка, только вид портит.

Но я все-таки сыпанул тайком щепотку мака на самую середину клумбы. Через несколько дней она зазеленела.

Ты маков посеял? — подступилась ко мне тетя Оля. — Ах озорник ты этакий! Так уж и быть, тройку оставила, тебя пожалела. Остальные все выполола.

Неожиданно я уехал по делам и вернулся только через две недели. После жаркой, утомительной дороги было приятно войти в тихий старенький домик тети Оли. От свежевымытого пола тянуло прохладой. Разросшийся под окном жасминовый куст ронял на письменный стол кружевную тень.

Квасу налить? — предложила она, сочувственно оглядев меня, потного и усталого. — Алеша очень любил квас. Бывало, сам по бутылкам разливал и запечатывал.

Когда я снимал эту комнату, Ольга Петровна, подняв глаза на портрет юноши в летной форме, что висит над письменным столом, спросила:

Не мешает?

Это мой сын Алексей. И комната была его. Ну, ты располагайся, живи на здоровье…

Подавая мне тяжелую медную кружку с квасом, тетя Оля сказала:

А маки твои поднялись, уже бутоны выбросили.

Я вышел посмотреть на цветы. Клумба стала неузнаваемой. По самому краю расстилался коврик, который своим густым покровом с разбросанными по нему цветами очень напоминал настоящий ковер. Потом клумбу опоясывала лента маттиол — скромных ночных цветков, привлекающих к себе не яркостью, а нежно-горьковатым ароматом, похожим на запах ванили. Пестрели куртинки желто-фиолетовых анютиных глазок, раскачивались на тонких ножках пурпурно-бархатные шляпки парижских красавиц. Было много и других знакомых и незнакомых цветов. А в центре клумбы, над всей этой цветочной пестротой, поднялись мои маки, выбросив навстречу солнцу три тугих, тяжелых бутона.

Распустились они на другой день.

Тетя Оля вышла поливать клумбу, но тотчас вернулась, громыхая пустой лейкой.

Ну, иди, смотри, зацвели.

Издали маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени. Легкий ветер чуть колыхал, а солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что стоит только прикоснуться — сразу опалят!

Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия.

Два дня буйно пламенели маки. И на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто. Я поднял с земли еще совсем свежий, в капельках росы, лепесток и расправил его на ладони.

Вот и все, — сказал я громко, с чувством еще не остывшего восхищения.

Да, сгорел… — вздохнула, словно по живому существу, тетя Оля. — А я как-то раньше без внимания к маку-то этому. Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает…

Тетя Оля, как-то сгорбившись, вдруг заторопилась в дом.

Мне уже рассказывали о ее сыне. Алексей погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика.

Я теперь живу в другом конце города и изредка заезжаю к тете Оле. Недавно я снова побывал у нее. Мы сидели за летним столиком, пили чай, делились новостями. А рядом на клумбе полыхал большой костер маков. Одни осыпались, роняя на землю лепестки, точно искры, другие только раскрывали свои огненные языки. А снизу, из влажной, полной жизненной силы земли, подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню.

«В грязном придорожном кювете валялась кукла. Маков цвет стал для матери погибшего сына вечным огнем памяти о яркой, но недолгой его жизни, живым огнем. Большая и все еще миловидная лицом, с легкой, едва обозначенной улыбкой на припухлых по-детски губах. Описывая цветение маков, автор использует различные художественные средства: цветовые эпитеты «зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени», «полупрозрачные алые лепестки». необычные метафоры «то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то напивались густым багрянцем», «стоит только прикоснуться — сразу опалят». емкие сравнения «Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия». Жизнь цветка скоротечна: «Два дня буйно пламенели маки. Прошлое и настоящее соединилось в небольшом по объему повествовании о, казалось бы, обычных садовых цветах — маках, напоминающих своим цветением, как подчеркивает Е. Тетя Оля достала из чулана берестяной короб. Короткая у него жизнь. Так начинает Носов «Живое пламя». И вдруг он шумно вздохнул.

А остальные все выполола. В основе названия рассказа необычная метафора, характеризующая не только цвет мака, красный, как огонь, но и очень быструю, как пламя, жизнь цветка. Было много и других знакомых и незнакомых цветов. Глядя на зарастающую реку, едва сочившуюся присмиревшей водицей, Акимыч горестно отмахнулся: — И даже удочек не разматывай! Везут малышей в колясках — бровью не поведут.

Писатель, он же рассказчик, снимает комнату у немолодой уже одинокой женщины, тети Оли. После возвращения он не узнал сад. Такая, какая была у многих защитников отечества в военные годы. Ну а ночью у омута и вовсе не по себе, когда вдруг гулко, тяжко обрушится подмытый берег или полоснет по воде плоским хвостом, будто доской, поднявшийся из ямы матерый хозяин-сом». «Живое пламя» — рассказ о том, как порой бывает коротка жизнь. А мак, как их символ, будет напоминать людям о тех, чье » живое пламя» потухло, успев только-только разгореться в полную силу. Она живет в тихом стареньком доме, хранящем память о ее сыне.

Два дня они то вспыхивали на клумбе «трепетно-ярким огнем», то вдруг «наливались густым багрянцем».

Легкий ветер чуть колыхал, солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Но я все-таки сыпанул тайком щепотку мака на самую середину клумбы. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто.

Ну, ты располагайся, живи на здоровье. Живое пламя из цветов символизирует в нем человеческую память. На смену осыпающимся цветкам поднимались все новые бутоны, которые вскоре зажигали свои лепестки, не давая погаснуть этому вечному огню. Вспомнила она о погибшем на войне сыне, боль о котором ее никогда не покидала.

(Пока оценок нет)

8-ой класс 28.01.2013 Учитель: ГРОЗА АННА

Евгений Носов «Живое пламя».

Обобщение

Евгений Иванович Носов 1925-2002

На уроке будем:

  • Правильно и выразительно читать,отвечать на вопросы
  • Извлекать из читаемого текста нужную информацию
  • Составлять лексическую цепочку слов
  • Анализировать ассоциацию звеньев лексической цепи
  • Оценивать поступки героев.
  • Осуществлять выборочное чтение при оценке событий

  • 1.Разговор о семенах рождает тайный замысел.
  • 2.Дело сделано!
  • 3.Воспоминание о сыне.
  • 4.А маки поднялись.
  • 5.Живое пламя.
  • 6.Жизнь без оглядки

Евгений Носов «Живое пламя»

Клумба стояла неузнаваемой. По самому краю расстилался коврик, который своим густым покровом с разбросанными по нему цветами очень напоминал настоящий ковер. Потом клумбу опоясывала лента маттиол — скромных ночных цветков, привлекающих к себе не яркостью, а нежно-горьковатым ароматом, похожим на запах ванили.

Эхо войны в творчестве Е. Носова

Пестрели куртинки желто-фиолетовых анютиных глазок, раскачивались на тонких ножках пурпурно-бархатные шляпки парижских красавиц. Было много и других знакомых и незнакомых цветов. А в центре клумбы, над всей этой цветочной пестротой, поднялись маки, выбросив навстречу солнцу три тугих, тяжелых бутона.

Евгений Носов «Живое пламя»

Издали маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени.

Евгений Носов «Живое пламя»

Легкий ветер чуть колыхал, солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что, стоит только прикоснуться — сразу опалят!

Два дня буйно пламенели маки. А на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто.

Я поднял с земли ещё совсем свежий, в капельках росы, лепесток и расправил его на ладони.

— Вот и всё, — сказал я громко, с чувством ещё не остывшего восхищения.

Евгений Носов «Живое пламя»

О погибшем на войне Алексее, сыне тети Оли, мы узнаем из последних строк рассказа. Эти строки являются ключевыми в произведении Е.Носова.

Красный мак – символ Памяти .

  • В рассказе исходным образом становится МАК.
  • МАК- центральный образ

О происхождении мака существует много легенд. В христианской мифологии происхождение мака связывают с кровью

невинно убитого

человека. Впервые

будто бы мак вырос

из крови распятого на кресте Христа, и с тех

пор растет там,

где пролилось много

человеческой крови.

А в Англии существует национальный праздник – День Маков – дань памяти погибшим солдатам.

11 ноября — День Памяти всех павших на полях сражений, дата которая знаменует годовщину окончания 1-й мировой войны. Символом Дня Памяти во многих странах является красный мак.

  • АЛЕКСЕЙ
  • ТЁТЯ ОЛЯ
  • ЮНОША

Лексическая цепочка слов

Мифологическое соответствие

Выбросили навстречу солнцу три тугих бутона”

Ассоциации

Сон, сладкое успокоение, невинно пролитая кровь

Растение, красный – красивый, яркие лепестки

Солярная символика

Походили на зажженные факелы”, “алые лепестки”, “раскрывали свои огненные языки”, “полыхали, точно искры”, “наливались густым багрянцем”

вспыхивали трепетно-ярким огнем”

пламенели – осыпались – погасли”, “И у людей так бывает”

свежий, в капельках росы лепесток”

Красота, свет, добро

Огонь как посредник между человеком и божеством, одна из основных стихий мира

Огонь, молодость, страсть, жажда жизни, яркость впечатлений

чувственность, эмоциональность

Огонь как живое существо, связь огня с сердцем, душой умершего

Живое пламя

Быстротечность человеческой жизни, оборвавшаяся жизнь, трагизм, боль, скорбь

молодость, красота, смерть

А снизу… подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню”

Живой огонь – новый, святой, небесный

Чистый, непрекращающийся, небесный, вечный огонь, память, благодарность, слезы, очищение, молчание

Надежда

Героическое продолжает жить

среди нас, в нашем сознании.

Память питает корни нравственного духа

народа»,

«вдохновительных

подвигов».

Память.

Она всегда с нами.

P arerea — Мнение

R ationament — Аргумент

E xemplu — Пример

S umarul — Вывод

P — Этот текст учит нас жить ради кого-то,посвящать жизнь людям..

  • P — Маки — красивые алые цветы.
  • R — Они украшают нашу жизнь.
  • E — Пример тому клумба на которой зацвели маки, без них она не была бы такой яркой.
  • S — Два дня буйно пламенели маки, а потом осыпались и погасли.
  • P Этот текст учит нас жить ради кого-то,посвящать жизнь людям.
  • R — Только так можно оставить о себе хорошую память.
  • E — Пример этого жизнь Алексея.
  • S — Иногда и короткая жизнь может быть прожита в полную силу.

  • Домашнее задание:

Эссе на тему

« Короткая жизнь,

зато без оглядки,

в полную силу

прожита.»

Объём: 0,5-1 страницы

  • Еськов М.Н. Воспоминания о Евгении Носове. М.-2005
  • Крупина Н.Л. «От сердца к сердцу»: рассказ Евгения Носова «Живое пламя» ЛШ -2005,№4
  • Россинская В.С. «…Не дать погибнуть живому огню»: рассказ Е.И.Носова «Живое пламя» в VII классе. ЛШ – 2005, №3.
  • Россинская В.С. Куклы и люди: рассказ Е.И.Носова «Кукла». ЛШ – 1998, №1.
  • материалы сайтов « www . openclass . ru »

« www . ped — sovet . ru »

НОСОВ ЕВГЕНИЙ ИВАНОВИЧ

ЖИВОЕ ПЛАМЯ

Тетя Оля заглянула в мою комнату, опять застала за бумагами и, повысив голос, повелительно сказала:
— Будет писать-то! Поди проветрись, клумбу помоги разделать. Тетя Оля достала из чулана берестяной короб. Пока я с удовольствием разминал спину, взбивая граблями влажную землю, она, присев на завалинку и высыпав себе на колени пакетики и узелки с цветочными семенами, разложила их по сортам.
— Ольга Петровна, а что это, — замечаю я, — не сеете вы на клумбах маков?
— Ну, какой из маков цвет! — убежденно ответила она. — Это овощ. Его на грядках вместе с луком и огурцами сеют.
— Что вы! — рассмеялся я. — Еще в какой-то старинной песенке поется:
А лоб у нее, точно мрамор, бел. А щеки горят, будто маков цвет.
— Цветом он всего два дня бывает, — упорствовала Ольга Петровна. — Для клумбы это никак не подходит, пыхнул и сразу сгорел. А потом все лето торчит эта самая колотушка и только вид портит.
Но я все-таки сыпанул тайком щепотку мака на самую середину клумбы. Через несколько дней она зазеленела.
— Ты маков посеял? — подступилась ко мне тетя Оля. — Ах озорник ты этакий! Так уж и быть, тройку оставить, тебя пожалела. А остальные все выполола.
Неожиданно я уехал по делам и вернулся только через две недели. После жаркой, утомительной дороги было приятно войти в тихий старенький домик тети Оли. От свежевымытого пола тянуло прохладой. Разросшийся под окном жасминовый куст ронял на письменный стол кружевную тень.
— Квасу налить? — предложила она, сочувственно оглядев меня, потного и усталого. — Алешка очень любил квас. Бывало, сам по бутылкам разливал и запечатывал
Когда я снимал эту комнату, Ольга Петровна, подняв глаза на портрет юноши в летной форме, что висит над письменным столом, спросила:
— Не помешает?
— Что вы!
— Это мой сын Алексей. И комната была его. Ну, ты располагайся, живи на здоровье.
Подавая мне тяжелую медную кружку с квасом, тетя Оля сказала:
— А маки твои поднялись, уже бутоны выбросили. Я пошел посмотреть на цветы. Клумба стояла неузнаваемой. По самому краю расстилался коврик, который своим густым покровом с разбросанными по нему цветами очень напоминал настоящий ковер. Потом клумбу опоясывала лента маттиол — скромных ночных цветков, привлекающих к себе не яркостью, а нежно-горьковатым ароматом, похожим на запах ванили. Пестрели куртинки желто-фиолетовых анютиных глазок, раскачивались на тонких ножках пурпурно-бархатные шляпки парижских красавиц. Было много и других знакомых и незнакомых цветов. А в центре клумбы, над всей этой цветочной пестротой, поднялись мои маки, выбросив навстречу солнцу три тугих, тяжелых бутона.
Распустились они на другой день.
Тетя Оля вышла поливать клумбу, но тотчас вернулась, громыхая пустой лейкой.
— Ну, иди смотри, зацвели.
Издали маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени Легкий ветер чуть колыхал, солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что, стоит только прикоснуться — сразу опалят!
Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия.
Два дня буйно пламенели маки. А на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто.
Я поднял с земли еще совсем свежий, в капельках росы, лепесток и расправил его на ладони.
— Вот и все, — сказал я громко, с чувством еще не остывшего восхищения.
— Да, сгорел… — вздохнула, словно по живому существу, тетя Оля. — А я как-то раньше без внимания к маку-то этому Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает…
Тетя Оля, как-то сгорбившись, вдруг заторопилась в дом.
Мне уже рассказывали о ее сыне. Алексей погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика…
Я теперь живу в другом конце города и изредка заезжаю к тете Оле. Недавно я снова побывал у нее. Мы сидели за летним столиком, пили чай, делились новостями. А рядом на клумбе полыхал большой ковер маков. Одни осыпались, роняя на землю лепестки, точно искры, другие только раскрывали свои огненные языки. А снизу, из влажной, полной жизненной силы земли, подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню.

1) Особенности жанра произведения. Произведение Е. И. Носова «Живое пламя» относится к жанру рассказа. Это эпический жанр небольшого объёма, повествующий об одном эпизоде, событии из жизни героя.

2) Тематика и проблематика рассказа.
Евгений Иванович Носов принадлежит к поколению тех русских писателей XX века, которые пережили войну, перенесли все тяготы военного времени, поэтому тема подвига, мгновенно прожитой жизни для него особенно актуальна. В рассказе писателя «Живое пламя» повествуется о слишком быстром цветении маков и тех ассоциациях, которые возникли у главной героини произведения, тёти Оли, наблюдающей яркую, но непродолжительную жизнь маков.

Как вы поняли слова тёти Оли: «Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает»? О чем вспомнила тётя Оля, говоря эти слова? (о своем сыне Алексее, который погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика)

Почему отныне тётя Оля отдала предпочтение макам и сажала их на клумбе? (Маки напоминали тёте Оле о сыне. )

3) Смысл названия рассказа. Е.И. Носов назвал свой рассказ «Живое пламя». Именно через название произведения писатель передал свое отношение к изображаемому и обратил внимание читателя на ключевой эпизод рассказа. Описывая цветение маков, автор использует различные художественные средства: цветовые эпитеты («зажжённые факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени», «полупрозрачные алые лепестки»), необычные метафоры («то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то напивались густым багрянцем», «стоит только прикоснуться — сразу опалят»), ёмкие сравнения («Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия»), Жизнь цветка скоротечна: «Два дня буйно пламенели маки. А на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли». Такая короткая, но полная силы жизнь мака ассоциируется у тёти Оли с судьбой собственного сына Алексея, который «погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика». В основе названия рассказа необычная метафора, характеризующая не только цвет мака, красный, как огонь, но и очень быструю, как пламя, жизнь цветка. В названии заключён основной смысл рассказа Е.И. Носова, его философская глубина. Писатель как бы предлагает читателю задуматься над нравственной сущностью жизни, прожить ярко, не пугаться трудностей, преодолевать обстоятельства. Автор заставляет стремиться не к безликому существованию, а к жизни, полной глубокого смысла.

Как вы поняли смысл названия рассказа Е.И. Носова «Живое пламя»? (Маки подобно пламени быстро вспыхивали и также быстро сгорали.)

4) Художественные особенности рассказа.

На что были похожи распустившиеся маки? («на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени»)

Какие художественно-выразительные средства использует автор в описании маков? (эпитеты, метафоры: «полупрозрачные алые лепестки», «вспыхивали трепетно-ярким огнем», «наливались густым багрянцем», «слепили своей озорной, обжигающей яркостью» и др. )

А на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто. Я поднял с земли еще совсем свежий, в капельках росы, лепесток и расправил его на ладони. — Вот и все, — сказал я громко, с чувством еще не остывшего восхищения. — Да, сгорел… — вздохнула, словно по живому существу, тетя Оля. — А я как-то раньше без внимания к маку-то этому Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает… Тетя Оля, как-то сгорбившись, вдруг заторопилась в дом. Мне уже рассказывали о ее сыне. Алексей погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика… Я теперь живу в другом конце города и изредка заезжаю к тете Оле. Недавно я снова побывал у нее. Мы сидели за летним столиком, пили чай, делились новостями. А рядом на клумбе полыхал большой ковер маков. Одни осыпались, роняя на землю лепестки, точно искры, другие только раскрывали свои огненные языки. А снизу, из влажной, полной жизненной силы земли, подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню.

В самом деле, чем интересен и близок автору Акимыч? Что можно считать главным в его характере, манере держаться, жизненной позиции, каковы истоки его отношения к жизни, людям, природе? Разделяют ли ребята эту позицию и чувства, наполняющие Акимыча, радостные и горестные? Отсюда тоже могут проистекать выводы о названии рассказа. Рассказы об Акимыче — о его умении держаться, разговаривать, свободно выражать свое мнение, о его настроении, горечи и даже безнадежности, неверии в то, что может перемениться ситуация к лучшему, — еще один фрагмент работы на уроке.

Учащиеся понимают, какой это герой, почему у него болит душа и сердце за все окружающее и увиденное, чем дорог он писателю, что сближает и роднит их. Характеристика героя в данном случае больше размышление, раздумье о герое и одновременно рассуждение о важнейших вопросах, затронутых писателем в этом рассказе и требующих участия и сопереживания читателя.

Подумаем вместе с учащимися, насколько жизненны вопросы, поставленные автором, насколько точно и образно вскрыты болевые точки, им затронутые, насколько верно отражено различное отношение людей к ним (равнодушие и сострадание, участие и полное безразличие).

Описание происходящего: прекрасная природа, дыхание цветов и пагубность бездушного отношения к природе — все это отчетливо может прозвучать в художественных пересказах текста, в инсценировании, в анализе того или иного фрагмента.

Совершенно иной рассказ дан школьникам для самостоятельного чтения и обсуждения. «Живое пламя» — текст о понимании прекрасного, о трепетном к нему отношении. Как видим мы окружающую нас природу, как соотносим все живое с нашей человеческой жизнью, с нашим прошлым и настоящим?

Поскольку этот рассказ учащиеся читали самостоятельно, то его можно предложить и для отзыва или для подготовки интервью по поводу прочитанного.

Итак, рассказ-сообщение о писателе, чтение и обсуждение двух различных рассказов автора создадут представление об особенностях творчества Е. И. Носова.

В предыдущее издание учебника седьмого класса был включен рассказ Е. И. Носова «В чистом поле за проселком». В методическом пособии к этому учебнику М. А. Снежневская подробнейшим образом рассказала, какие наиболее важные вопросы необходимо затронуть. Школьникам были рекомендованы дополнительные рассказы «Варька», «Подпасок», «Радуга», «Лесной хозяин» и др. Отметим, что Е. И. Носов советовал включить в новый учебник рассказ «Кукла» как произведение острое, проблемное.

Таким образом, на уроках внеклассного чтения, в процессе читательской конференции учащиеся продолжат обсуждение произведений Е. И. Носова, подготовят на них отзывы, может быть, проведут небольшую читательскую конференцию или литературный вечер на тему «По страницам рассказов Е. И. Носова», создадут рисунки к прочитанному, обсудят иллюстрации, которые сопровождают некоторые издания рассказов писателя. Завершить работу над этой темой можно сочинением: «Какой из рассказов Е. И. Носова мне особенно понравился», «Над чем заставил меня задуматься герой рассказа Носова «Кукла», «В чем смысл рассказа «Живое пламя» (на выбор).

Для внеклассного чтения можно предложить прочитать сцену из киноповести Александра Володина «Старшая сестра», посвященную театру, рассказ Е. Носова «Варька».

В журнале «Литература в школе» №3 за 1995 год опубликована статья В. С. Россинской «Не дать погаснуть живому огню», посвященная урокам по рассказу Е. И. Носова «Живое пламя». Она даст возможность связать уроки предыдущей темы о Великой Отечественной войне и изучение рассказа Е. Носова «Живое пламя». Предлагаем статью и сокращении:

Представим себе людей, чьи образы создает в рассказе автор. И поймем, что содержание подчинено главной мысли: память о погибших в Великой Отечественной войне живет в сердцах родных и совсем незнакомых людей. Известные и безымянные бойцы, не пришедшие с фронта, возвращаются в нашу жизнь. дуновением легкого ветерка, лазоревым тихим утром, разросшимся под окном жасминовым кустом или. ярко вспыхнувшим цветком на клумбе.

В рассказе тетя Оля не жалуется на свою судьбу, уже не плачет. Но глубокая, затаенная печаль переполняет эту женщину. Что дает нам право сделать такой вывод? Иногда скорбь выражается в словах, мимике, жестах, осанке Ольги Петровны. Видимо, пытаясь унять свою душевную боль, она занялась разведением цветов. «Я вышел посмотреть на цветы. Клумба стала неузнаваемой. По самому краю расстилался коврик, который своим густым покровом с разбросанными по нему цветами очень напоминал настоящий ковер. Потом клумбу опоясывала лента маттиол — скромных ночных цветков, привлекающих к себе не яркостью, а нежно-горьковатым ароматом, похожим на запах ванили. Пестрели куртинки желто-фиолетовых анютиных глазок, раскачивались на тонких ножках пурпурно-бархатные шляпки парижских красавиц. Было много и других знакомых и незнакомых цветов…»

Сумел ли Е. Носов на страницах небольшого произведения показать жестокость войны? Школьники обращаются к тексту: «Когда я снимал эту комнату, Ольга Петровна, подняв глаза на портрет юноши в летной форме, что висит над письменным столом, спросила:

Не мешает?.. Это мой сын Алексей. И комната была его. Алексей погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика.

Какой же он, человек, способный на такой поступок? Судя по тому, с какой любовью и теплотой вспоминает о нем мать, можно сказать, что Алексей был гордостью тети Оли и до войны.

Поразмышляем, в какой семье, в какой обстановке вырос герой. Учащиеся находят описания тех предметов быта, которые, видимо, окружали Алексея («тяжелая медная кружка с квасом», «достала из чулана берестяной короб», «присев на завалинку»). Речь тети Оли проста, бесхитростна, выдает в ней малограмотную женщину: «Ну какой из мака цвет! Это овощ. Его на грядках вместе с луком и огурцами сеют», «.все лето торчит эта самая колотушка, только вид портит».

Школьники с помощью учителя делают вывод: для того чтобы воспитать в себе чувство патриотизма, чтобы любить Отечество бескорыстно и быть готовым самоотверженно его защищать, не нужна какая-то особая атмосфера в семье. Необходимо внутренне осознавать: Родина может быть только одна у человека. Глубокое понимание этой истины породило среди народа множество пословиц: «Первое в жизни — честно служить отчизне», «Человек без Родины — все равно что земля без семени», «Жить — Родине служить», «Любовь к Родине сильнее смерти», «Кто Родиной торгует, того кара не минует», «Для Родины своей ни сил, ни жизни не жалей».

И не один герой пал в бою, чтобы спасти свою мать, свою семью, своих детей, свободу, песню, город, край — все, что мы зовем величавым словом «Родина». Строки рассказа Е. Носова слишком скупы и не описывают подробно подвиг Алексея.

Перелистаем пожелтевшие и наполовину истлевшие от времени страницы газет. «Правда» (1 июля 1941 года) напечатала письмо Николая Камырина брату, озаглавив его «Победа будет за нами»: «Недавно я вернулся из второй жестокой атаки и уловил сегодня минутку, чтобы написать тебе, дорогой. Наша эскадрилья беспощадно уничтожает вражеские самолеты, выполняя приказ командования.

Во время второй атаки наша машина стремительно неслась навстречу фашистскому самолету, чтобы в единоборстве уничтожить его. Но нас ожидало разочарование. Когда враг был от нас совсем близко, другой летчик нашей эскадрильи убил фашиста. Стервятник с дьявольской свастикой воспламенился и, окутанный дымом, грохнулся о землю.

Ваня, будешь писать родным. сообщи, что их сын Николай храбро сражается за Родину, за родную землю, за народ. ..»

23 августа 1941 года «Правда» опубликовала письмо М. Водопьянова сыну Василию. Каким чувством наполнено оно? «. Дорогой Вася, мы обязаны отомстить за расстрелянных и замученных мирных жителей, за разрушенные госпитали, за бомбежку наших городов, наших деревень и сел.

Я призываю тебя, мой сын, и тысячи других молодых летчиков, отправляющихся на фронт, смело и беззаветно биться с лютым врагом и громить его, где бы и когда бы он ни появился.

Я верю, дорогой Вася, что твоя боевая машина не упустит врага. Бей врага изо всей силы! И если кончатся патроны, то таран — верное и излюбленное средство наших пилотов — поможет тебе уничтожить стервятника.

Я, твой отец, благословляю тебя на героические подвиги во имя Родины, во имя счастья нашего народа. Помни, что я всегда рядом с тобой в любом бою, где бы ты ни был…

Твой отец М. Водопьянов»».

Эти выдержки из писем помогут учащимся представить то возвышенное, священное состояние души, которое вызвало рождение подвига Алексея, привело страну к Победе.

Каково отношение к герою у школьников? А об авторском отношении к нему есть у нас основания судить? Выслушаем мнения подростков, предложим им прослушать высказывания В. Белинского и А. Толстого об истинном и ложном героизме: «Не счастье, не случай и не талант полководца принесут успех, победит та сторона, у которой. тверже нравственный дух народа. Нравственные категории приобретут решающую роль в этой войне», — утверждал А. Толстой в статье «Я призываю к ненависти». В свое время Белинский, говоря о героизме русских солдат в Бородинском сражении, писал, что храбрость бессознательная или бессмысленная стойкость не доставляют еще истинной отваги, не могут производить «живых, вдохновительных подвигов». «Только то живо и вдохновительно, что имеет в себе мысль. Мужество воина становится истинным, когда оно вытекает из «национального чувства», но не слепого и бессмысленно грубого, а воспитанного историческими воспоминаниями».

Продолжая развивать мысль о взаимосвязи героического прошлого и настоящего, предлагаем школьникам задание: найдите в тексте и зачитайте слова Ольги Петровны о судьбе мака и о судьбе ее сына Алексея. (« — Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает…

Тетя Оля, как-то сгорбившись, вдруг заторопилась в дом».) Просим найти отрывки о цветущих маках и подготовить выразительное чтение понравившегося фрагмента. «Издали маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени. Легкий ветер чуть колыхал, а солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что стоит только прикоснуться — сразу опалят!»

Обращаемся к детям с вопросом: понятен ли вам смысл образа «буйно пламенеющего» мака, то вспыхивающего «трепетно-ярким огнем», то наливающегося «густым багрянцем»? Школьники отмечают, что, несомненно, этот образ у писателя иносказателен.

«Это символ возвышенного, восторженного, героического у Е. Носова, — обобщает учитель. — Не случайно автор сравнивает маки с «зажженными факелами с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени», а осыпающиеся лепестки их — с «искрами». Рассматривая «еще совсем свежий, в капельках росы, лепесток», мать вспоминает сына, вспыхнувшего могуществом человеческого духа и сгоревшего «без оглядки».

Любуясь «большим костром маков», автор наблюдает, как «снизу, из влажной, полной жизненной силы земли, подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню». Героическое продолжает жить среди нас, в нашем сознании. Память питает корни «нравственного духа народа», «живых, вдохновительных подвигов». Память! Она всегда с нами!

ЖИВОЕ ПЛАМЯ

Тетя Оля заглянула в мою комнату, опять застала за бумагами и, повысив голос, повелительно сказала:

Будет писать-то! Поди проветрись, клумбу помоги разделать. — Тетя Оля достала из чулана берестяной короб. Пока я с удовольствием разминал спину, взбивая граблями влажную землю, она, присев на завалинку и высыпав себе на колени пакетики и узелки с цветочными семенами, разложила их по сортам.

Ольга Петровна, а что это, — замечаю я, — не сеете вы на клумбах маков?

Ну, какой из мака цвет! — убежденно ответила она. — Это овощ. Его на грядках вместе с луком и огурцами сеют.

Что вы! — рассмеялся я. — Еще в какой-то старинной песенке поется:


А лоб у нее, точно мрамор, бел,
А щеки горят, будто маков цвет.

Цветом он всего два дня бывает, — упорствовала Ольга Петровна. — Для клумбы это никак не подходит, пыхнул и сразу сгорел. А потом все лето торчит эта самая колотушка, только вид портит.

Но я все-таки сыпанул тайком щепотку мака на самую середину клумбы. Через несколько дней она зазеленела.

Ты маков посеял? — подступилась ко мне тетя Оля. — Ах озорник ты этакий! Так уж и быть, тройку оставила, тебя пожалела. Остальные все выполола.

Неожиданно я уехал по делам и вернулся только через две недели. После жаркой, утомительной дороги было приятно войти в тихий старенький домик тети Оли. От свежевымытого пола тянуло прохладой. Разросшийся под окном жасминовый куст ронял на письменный стол кружевную тень.

Квасу налить? — предложила она, сочувственно оглядев меня, потного и усталого. — Алеша очень любил квас. Бывало, сам по бутылкам разливал и запечатывал.

Когда я снимал эту комнату, Ольга Петровна, подняв глаза на портрет юноши в летной форме, что висит над письменным столом, спросила:

Не мешает?

Это мой сын Алексей. И комната была его. Ну, ты располагайся, живи на здоровье…

Подавая мне тяжелую медную кружку с квасом, тетя Оля сказала:

А маки твои поднялись, уже бутоны выбросили.

Я вышел посмотреть на цветы. Клумба стала неузнаваемой. По самому краю расстилался коврик, который своим густым покровом с разбросанными по нему цветами очень напоминал настоящий ковер. Потом клумбу опоясывала лента маттиол — скромных ночных цветков, привлекающих к себе не яркостью, а нежно-горьковатым ароматом, похожим на запах ванили. Пестрели куртинки желто-фиолетовых анютиных глазок, раскачивались на тонких ножках пурпурно-бархатные шляпки парижских красавиц. Было много и других знакомых и незнакомых цветов. А в центре клумбы, над всей этой цветочной пестротой, поднялись мои маки, выбросив навстречу солнцу три тугих, тяжелых бутона.

Распустились они на другой день.

Тетя Оля вышла поливать клумбу, но тотчас вернулась, громыхая пустой лейкой.

Ну, иди, смотри, зацвели.

Издали маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени. Легкий ветер чуть колыхал, а солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что стоит только прикоснуться — сразу опалят!

Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия.

Два дня буйно пламенели маки. И на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто. Я поднял с земли еще совсем свежий, в капельках росы, лепесток и расправил его на ладони.

Вот и все, — сказал я громко, с чувством еще не остывшего восхищения.

Да, сгорел… — вздохнула, словно по живому существу, тетя Оля. — А я как-то раньше без внимания к маку-то этому. Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает…

Тетя Оля, как-то сгорбившись, вдруг заторопилась в дом.

Мне уже рассказывали о ее сыне. Алексей погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика.

Я теперь живу в другом конце города и изредка заезжаю к тете Оле. Недавно я снова побывал у нее. Мы сидели за летним столиком, пили чай, делились новостями. А рядом на клумбе полыхал большой костер маков. Одни осыпались, роняя на землю лепестки, точно искры, другие только раскрывали свои огненные языки. А снизу, из влажной, полной жизненной силы земли, подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню.

Носов живое пламя читать онлайн полностью. Рассказ Евгения Носова «Живое пламя

Рассказ

Тетя Оля заглянула в мою комнату, опять застала за бумагами и, повысив голос, повелительно сказала:

Будет писать-то! Поди проветрись, клумбу помоги разделать. — Тетя Оля достала из чулана берестяной короб. Пока я с удовольствием разминал спину, взбивая граблями влажную землю, она, присев на завалинку и высыпав себе на колени пакетики и узелки с цветочными семенами, разложила их по сортам.

Ольга Петровна, а что это, — замечаю я, — не сеете вы на клумбах маков?

Ну, какой из мака цвет! — убежденно ответила она. — Это овощ. Его на грядках вместе с луком и огурцами сеют.

Что вы! — рассмеялся я. — Еще в какой-то старинной песенке поется:

А лоб у нее, точно мрамор, бел,
А щеки горят, будто маков цвет.

Цветом он всего два дня бывает, — упорствовала Ольга Петровна. — Для клумбы это никак не подходит, пыхнул и сразу сгорел. А потом все лето торчит эта самая колотушка, только вид портит.

Но я все-таки сыпанул тайком щепотку мака на самую середину клумбы. Через несколько дней она зазеленела.

Ты маков посеял? — подступилась ко мне тетя Оля. — Ах озорник ты этакий! Так уж и быть, тройку оставила, тебя пожалела. Остальные все выполола.

Неожиданно я уехал по делам и вернулся только через две недели. После жаркой, утомительной дороги было приятно войти в тихий старенький домик тети Оли. От свежевымытого пола тянуло прохладой. Разросшийся под окном жасминовый куст ронял на письменный стол кружевную тень.

Квасу налить? — предложила она, сочувственно оглядев меня, потного и усталого. — Алеша очень любил квас. Бывало, сам по бутылкам разливал и запечатывал.

Когда я снимал эту комнату, Ольга Петровна, подняв глаза на портрет юноши в летной форме, что висит над письменным столом, спросила:

Не мешает?

Это мой сын Алексей. И комната была его. Ну, ты располагайся, живи на здоровье…

Подавая мне тяжелую медную кружку с квасом, тетя Оля сказала:

А маки твои поднялись, уже бутоны выбросили.

Я вышел посмотреть на цветы. Клумба стала неузнаваемой. По самому краю расстилался коврик, который своим густым покровом с разбросанными по нему цветами очень напоминал настоящий ковер. Потом клумбу опоясывала лента маттиол — скромных ночных цветков, привлекающих к себе не яркостью, а нежно-горьковатым ароматом, похожим на запах ванили. Пестрели куртинки желто-фиолетовых анютиных глазок, раскачивались на тонких ножках пурпурно-бархатные шляпки парижских красавиц. Было много и других знакомых и незнакомых цветов. А в центре клумбы, над всей этой цветочной пестротой, поднялись мои маки, выбросив навстречу солнцу три тугих, тяжелых бутона.

Распустились они на другой день.

Тетя Оля вышла поливать клумбу, но тотчас вернулась, громыхая пустой лейкой.

Ну, иди, смотри, зацвели.

Издали маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени. Легкий ветер чуть колыхал, а солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что стоит только прикоснуться — сразу опалят!

Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия.

Два дня буйно пламенели маки. И на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто. Я поднял с земли еще совсем свежий, в капельках росы, лепесток и расправил его на ладони.

Вот и все, — сказал я громко, с чувством еще не остывшего восхищения.

Да, сгорел… — вздохнула, словно по живому существу, тетя Оля. — А я как-то раньше без внимания к маку-то этому. Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает…

Тетя Оля, как-то сгорбившись, вдруг заторопилась в дом.

Мне уже рассказывали о ее сыне. Алексей погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика.

Я теперь живу в другом конце города и изредка заезжаю к тете Оле. Недавно я снова побывал у нее. Мы сидели за летним столиком, пили чай, делились новостями. А рядом на клумбе полыхал большой костер маков. Одни осыпались, роняя на землю лепестки, точно искры, другие только раскрывали свои огненные языки. А снизу, из влажной, полной жизненной силы земли, подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню.

Тетя Оля заглянула в мою комнату, опять застала за бумагами и, повысив голос, повелительно сказала:

Будет писать-то! Поди проветрись, клумбу помоги разделать. — Тетя Оля достала из чулана берестяной короб. Пока я с удовольствием разминал спину, взбивая граблями влажную землю, она, присев на завалинку и высыпав себе на колени пакетики и узелки с цветочными семенами, разложила их по сортам.

Ольга Петровна, а что это, — замечаю я, — не сеете вы на клумбах маков?

Ну, какой из мака цвет! — убежденно ответила она. — Это овощ. Его на грядках вместе с луком и огурцами сеют.

Что вы! — рассмеялся я. — Еще в какой-то старинной песенке поется:

А лоб у нее, точно мрамор, бел, А щеки горят, будто маков цвет.

Цветом он всего два дня бывает, — упорствовала Ольга Петровна. — Для клумбы это никак не подходит, пыхнул и сразу сгорел. А потом все лето торчит эта самая колотушка, только вид портит.

Но я все-таки сыпанул тайком щепотку мака на самую середину клумбы. Через несколько дней она зазеленела.

Ты маков посеял? — подступилась ко мне тетя Оля. — Ах озорник ты этакий! Так уж и быть, тройку оставила, тебя пожалела. Остальные все выполола.

Неожиданно я уехал по делам и вернулся только через две недели. После жаркой, утомительной дороги было приятно войти в тихий старенький домик тети Оли. От свежевымытого пола тянуло прохладой. Разросшийся под окном жасминовый куст ронял на письменный стол кружевную тень.

Квасу налить? — предложила она, сочувственно оглядев меня, потного и усталого. — Алеша очень любил квас. Бывало, сам по бутылкам разливал и запечатывал.

Когда я снимал эту комнату, Ольга Петровна, подняв глаза на портрет юноши в летной форме, что висит над письменным столом, спросила:

Не мешает?

Это мой сын Алексей. И комната была его. Ну, ты располагайся, живи на здоровье…

Подавая мне тяжелую медную кружку с квасом, тетя Оля сказала:

А маки твои поднялись, уже бутоны выбросили.

Я вышел посмотреть на цветы. Клумба стала неузнаваемой. По самому краю расстилался коврик, который своим густым покровом с разбросанными по нему цветами очень напоминал настоящий ковер. Потом клумбу опоясывала лента маттиол — скромных ночных цветков, привлекающих к себе не яркостью, а нежно-горьковатым ароматом, похожим на запах ванили. Пестрели куртинки желто-фиолетовых анютиных глазок, раскачивались на тонких ножках пурпурно-бархатные шляпки парижских красавиц. Было много и других знакомых и незнакомых цветов. А в центре клумбы, над всей этой цветочной пестротой, поднялись мои маки, выбросив навстречу солнцу три тугих, тяжелых бутона.

Распустились они на другой день.

Тетя Оля вышла поливать клумбу, но тотчас вернулась, громыхая пустой лейкой.

Ну, иди, смотри, зацвели.

Издали маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени. Легкий ветер чуть колыхал, а солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что стоит только прикоснуться — сразу опалят!

Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия.

Два дня буйно пламенели маки. И на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто. Я поднял с земли еще совсем свежий, в капельках росы, лепесток и расправил его на ладони.

Вот и все, — сказал я громко, с чувством еще не остывшего восхищения.

Да, сгорел… — вздохнула, словно по живому существу, тетя Оля. — А я как-то раньше без внимания к маку-то этому. Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает…

Тетя Оля, как-то сгорбившись, вдруг заторопилась в дом.

Мне уже рассказывали о ее сыне. Алексей погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика.

Я теперь живу в другом конце города и изредка заезжаю к тете Оле. Недавно я снова побывал у нее. Мы сидели за летним столиком, пили чай, делились новостями. А рядом на клумбе полыхал большой костер маков. Одни осыпались, роняя на землю лепестки, точно искры, другие только раскрывали свои огненные языки. А снизу, из влажной, полной жизненной силы земли, подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню.

Тетя Оля заглянула в мою комнату, опять застала за бумагами и, повысив голос, повелительно сказала:
— Будет писать-то! Поди проветрись, клумбу помоги разделать. Тетя Оля достала из чулана берестяной короб. Пока я с удовольствием разминал спину, взбивая граблями влажную землю, она, присев на завалинку и высыпав себе на колени пакетики и узелки с цветочными семенами, разложила их по сортам.
— Ольга Петровна, а что это, — замечаю я, — не сеете вы на клумбах маков?
— Ну, какой из маков цвет! — убежденно ответила она. — Это овощ. Его на грядках вместе с луком и огурцами сеют.
— Что вы! — рассмеялся я. — Еще в какой-то старинной песенке поется:
А лоб у нее, точно мрамор, бел. А щеки горят, будто маков цвет.
— Цветом он всего два дня бывает, — упорствовала Ольга Петровна. — Для клумбы это никак не подходит, пыхнул и сразу сгорел. А потом все лето торчит эта самая колотушка и только вид портит.
Но я все-таки сыпанул тайком щепотку мака на самую середину клумбы. Через несколько дней она зазеленела.
— Ты маков посеял? — подступилась ко мне тетя Оля. — Ах озорник ты этакий! Так уж и быть, тройку оставить, тебя пожалела. А остальные все выполола.
Неожиданно я уехал по делам и вернулся только через две недели. После жаркой, утомительной дороги было приятно войти в тихий старенький домик тети Оли. От свежевымытого пола тянуло прохладой. Разросшийся под окном жасминовый куст ронял на письменный стол кружевную тень.
— Квасу налить? — предложила она, сочувственно оглядев меня, потного и усталого. — Алешка очень любил квас. Бывало, сам по бутылкам разливал и запечатывал
Когда я снимал эту комнату, Ольга Петровна, подняв глаза на портрет юноши в летной форме, что висит над письменным столом, спросила:
— Не помешает?
— Что вы!
— Это мой сын Алексей. И комната была его. Ну, ты располагайся, живи на здоровье.
Подавая мне тяжелую медную кружку с квасом, тетя Оля сказала:
— А маки твои поднялись, уже бутоны выбросили. Я пошел посмотреть на цветы. Клумба стояла неузнаваемой. По самому краю расстилался коврик, который своим густым покровом с разбросанными по нему цветами очень напоминал настоящий ковер. Потом клумбу опоясывала лента маттиол — скромных ночных цветков, привлекающих к себе не яркостью, а нежно-горьковатым ароматом, похожим на запах ванили. Пестрели куртинки желто-фиолетовых анютиных глазок, раскачивались на тонких ножках пурпурно-бархатные шляпки парижских красавиц. Было много и других знакомых и незнакомых цветов. А в центре клумбы, над всей этой цветочной пестротой, поднялись мои маки, выбросив навстречу солнцу три тугих, тяжелых бутона.
Распустились они на другой день.
Тетя Оля вышла поливать клумбу, но тотчас вернулась, громыхая пустой лейкой.
— Ну, иди смотри, зацвели.
Издали маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени Легкий ветер чуть колыхал, солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что, стоит только прикоснуться — сразу опалят!
Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия.
Два дня буйно пламенели маки. А на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто.
Я поднял с земли еще совсем свежий, в капельках росы, лепесток и расправил его на ладони.
— Вот и все, — сказал я громко, с чувством еще не остывшего восхищения.
— Да, сгорел. . . — вздохнула, словно по живому существу, тетя Оля. — А я как-то раньше без внимания к маку-то этому Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита.

На уроке вы познакомитесь с содержанием рассказа Е. Носова «Живое пламя»; определите тему и идею рассказа, ставшего продолжением военной темы в творчестве автора. Предложенный цитатный материал поможет вам оценить художественное своеобразие рассказа, найти и дать трактовку основным образам и метафорам.

Автор ведет повествование от первого лица. Он рассказывает, как однажды помог своей квартирной хозяйке тете Оле посеять цветы на клумбе перед домом. Среди прочих семян им попались семена мака. Тетя Оля не хотела сажать их на клумбу.

« — Ну, какой из маков цвет! — убежденно ответила она. — Это овощ. Его на грядках вместе с луком и огурцами сеют… Цветком он всего два дня бывает. Для клумбы это никак не подходит, пыхнул и сразу сгорел. А потом все лето торчит эта самая колотушка и только вид портит».

Рассказчик все же потихоньку от хозяйки насыпал семян в центре клумбы. Когда цветы проросли, тетя Оля заметила маки, но не стала их вырывать. Когда же клумба зацвела, красота цветов поразила всех:

«Издали маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени. Легкий ветер чуть колыхал, солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что, стоит только прикоснуться — сразу опалят!

Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия» (рис. 2).

Рис. 2. «Живое пламя» ()

Зажженные факелы, полыхающее пламя, слепящее и обжигающее. Образы, которые использует писатель, — яркие, запоминающие, символичные.

Действительно, маки в рассказе стали символом Вечного огня . Поэтому и название автор выбрал соответствующее: «Живое пламя». Такое скрытое сравнение в литературе называется метафорой.

Мета́фора (от др.-греч. μεταφορά — «перенос», «переносное значение») — троп, слово или выражение, употребляемое в переносном значении, в основе которого лежит неназванное сравнение предмета с каким-либо другим на основании их общего признака. Термин принадлежит Аристотелю и связан с его пониманием искусства как подражания жизни.

Рис. 3. Фото. Е.И. Носов ()

Отечественная война застала писателя, шестнадцатилетнего юношу, в родном селе, которому пришлось пережить фашистскую оккупацию. После Курского сражения (5 июля — 23 августа 1943), свидетелем которого он был, Носов уходит на фронт, поступив в артиллерийские войска.

В 1945 под Кенигсбергом он был ранен и 9 мая 1945 встретил в госпитале в Серпухове, о чем позже напишет рассказ «Красное вино победы».

Для рассказов Носова характерна одна особенность. Война часто присутствует в его произведениях, но не в рассказах о героизме советских воинов, а в судьбах простых русских людей, прошедших войну. Так было в рассказе «Кукла», когда мы знакомились с судьбой Акимыча. Так происходит и в рассказе «Живое пламя», когда мы узнаем о судьбе Ольги Петровны, потерявшей на войне сына.

Ей тяжело говорить о гибели сына, поэтому мы узнаем только то, что он был летчиком и погиб, «спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика…»

Строки рассказа Е. Носова слишком скупы и не описывают подробно подвиг Алексея.

Боль, которая живет в сердце матери, потерявшей на войне сына, вырывается наружу в тот день, когда лепестки мака опали: «И сразу на пышной клумбе без них стало пусто.

Да, сгорел… — вздохнула, словно по живому существу, тетя Оля. — А я как-то раньше без внимания к маку-то этому. Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает…

Тетя Оля, как-то сгорбившись, вдруг заторопилась в дом».

Там, в доме фотография погибшего сына, его вещи. Они хранят память о человеке. Но маки своей яркой и короткой жизнью еще больше и живее напомнили Ольге Петровне о сыне.

С тех пор на клумбе Ольга Петровна не сажает никаких других цветов. Только маки. Когда рассказчик навестил свою старую знакомую, он увидел поразительную картину: «А рядом на клумбе полыхал большой ковер маков. Одни осыпались, роняя на землю лепестки, точно искры, другие только раскрывали свои огненные языки. А снизу, из влажной, полной жизненной силы земли, подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню».

Список литературы

  1. Коровина В.Я. Дидактические материалы по литературе. 7 класс. — 2008.
  2. Тищенко О.А. Домашняя работа по литературе за 7 класс (к учебнику В. Я. Коровиной). — 2012.
  3. Кутейникова Н.Е. Уроки литературы в 7 классе. — 2009.
  4. Коровина В.Я. Учебник по литературе. 7 класс. Часть 1. — 2012.
  5. Коровина В.Я. Учебник по литературе. 7 класс. Часть 2. — 2009.
  6. Ладыгин М.Б., Зайцева О.Н. Учебник-хрестоматия по литературе. 7 класс. — 2012.
  7. Курдюмова Т.Ф. Учебник-хрестоматия по литературе. 7 класс. Часть 1. — 2011.
  1. ФЭБ: Словарь литературных терминов ().
  2. Словари. Литературные термины и понятия ().
  3. Толковый словарь русского языка ().
  4. Е.И. Носов. Биография ().
  5. Е.И. Носов «Живое пламя» ().

Домашнее задание

  1. Прочитайте рассказ Е.И. Носова «Живое пламя». Составьте его план.
  2. Какой момент стал кульминацией рассказа?
  3. Прочитайте описание цветущих маков. Какие средства художественной выразительности использует автор?
  4. Что объединяет рассказы Е. Носова «Кукла» и «Живое пламя»?

Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная работа, пожалуйста, загрузите полную версию.

Технологии: информационно-коммуникативные технологии, кейс-технология, технология развития критического мышления, личностно-ориентированная технология, технология свободного воспитания.

Цели урока: показать умение писателя через один эпизод из жизни выразить своё отношение к истинным ценностям; способствовать развитию аналитического и выразительного чтения, построению логических высказываний, отметить художественное своеобразие рассказа, способствовать нравственному и патриотическому воспитанию; развивать речь учащихся, навыки выразительного чтения и анализа художественного произведения, воспитывать у школьников уважительное отношение и чувство благодарной памяти к погибшим в годы Великой Отечественной войны.

Оборудование: 1)Компьютер. 2) Презентация, фильм. 3) Тексты рассказа Е. Носова «Живое пламя».

Ход урока.

1) Работа над понятием «ПАМЯТЬ».

Что такое память? Попробуйте сформулировать лексическое значение этого слова.

Послушайте определение из словаря.

ПАМЯТЬ, -и, ж. 1. Способность сохранять и воспроизводить в сознании прежние впечатления, опыт, а также самый запас хранящихся в сознании впечатлений, опыта. (С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка.)

ПАМЯТЬ ж. (мнить, мнети). Способность помнить, не забывать прошлого; свойство души хранить, помнить сознанье о былом. (Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля.)

ПАМЯТЬ, памяти, мн. нет, жен. 1. Способность сохранять и воспроизводить в сознании прежние впечатления. (Д. Н. Ушаков. Толковый словарь.)

Как вы думаете, все ли события остаются в памяти людей? Что лучше запоминается?

Тема памяти – основная тема нашего урока.

Презентация. Слайд 1. (На фоне слайда звучит песня «За того парня» (1 куплет и припев), звук прерывается по щелчку. По второму щелчку происходит смена слайда.)

Сегодня на уроке мы вспомним о самом трагическом периоде истории нашей страны — Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. , поговорим о рассказе Евгения Ивановича Носова «Живое пламя», проследим, как писатель поднимает тему памяти и решает её на страницах своего произведения.

Прочитайте эпиграф к уроку (на слайде 1) . Как вы понимаете эти слова?

«Я только хочу, чтобы вы, мужчины и женщины, бывшие солдаты и солдатские жёны, участники и очевидцы, пока ещё живы, …передали бы своим детям и внукам священную память о павших из рук в руки, от сердца к сердцу». Е. Носов «Шопен, соната номер два»

Память вновь и вновь возвращает ветеранов Великой Отечественной войны в окопы и землянки, на занимаемую горсткой солдат высотку или на переправу под прицельным огнем. Память. Она всегда с нами. И о чем бы ни писали фронтовики много лет спустя, тема войны остается главной в любом произведении, потому что нельзя вычеркнуть из памяти ужасные картины.

О войне Носов писал мало, но писал так, что его рассказы вошли в литературу навсегда. Война, кончившаяся так давно, мучила Носова болью памяти, болью за тех, кто остался в родной и чужой земле, за тех, кто осиротел. Устами своего героя он сказал о том, что мучило его так сильно и неотступно: «Дело…в нашей памяти. В нашем понимании того, какой ценой заплачено за победу над самым лютым из врагов, когда-либо нападавших на русскую землю».

2) Знакомство с жизнью и творчеством писателя (сообщение учащегося о Е. И. Носове).

Презентация. Слайд 2.

Носов Евгений Иванович родился 15 января 1925 года в селе Толмачеве под Курском в семье потомственного мастерового, кузнеца. Полуголодное детство научило его промышлять рыбной ловлей, охотой, собиранием трав, чтобы продать и заработать на хлеб.

Шестнадцатилетним юношей пережил фашистскую оккупацию. Летом 1943 года, закончив восьмой класс, ушёл на фронт, поступил в артиллерийские войска, стал наводчиком орудия. Участвовал в операции «Багратион», в боях на Рогачёвском плацдарме за Днепром. Воевал в Польше. В боях под Кёнигсбергом 8 февраля 1945 был тяжело ранен и 9 мая 1945 года встречал в госпитале в Серпухове, о чём позже написал рассказ «Красное вино Победы».

После войны Носов продолжил учёбу, закончил среднюю школу. С детства любивший рисовать и явно обладавший талантом, уезжает в Среднюю Азию работать художником, оформителем, литературным сотрудником. Начинает писать прозу. В 1958 году выходит его первая книга рассказов и повестей «На рыбачьей тропе».

В 1961 году возвращается в Курск, становится профессиональным писателем. Учится на Высших литературных курсах при Литературном институте им. М. Горького, публикует свои произведения «Тридцать зерен», «Дом за триумфальной аркой», «Где просыпается солнце».

Е. И. Носов был награждён Орденами Ленина и Отечественной войны, медалями. В 1975 году писатель был удостоен Государственной премии РСФСР, в 1996 году — Международной премии имени М. А. Шолохова в области литературы и искусства.

Презентация. Слайд 3. (Во время рассказа происходит автоматическая смена двух фотографий через две секунды.)

3) Беседа по рассказу.

1.Что нам известно о рассказчике? Кем он приходится тёте Оле?

(Он писатель, снимает комнату у Ольги Петровны)

2. Презентация. Слайд 4. Расскажите об Ольге Петровне, используя иллюстрацию к рассказу.

(Тётя Оля одинока, затаенная печаль переполняет ее сердце. Она не жалуется на свою судьбу, уже не плачет. Но скорбь иногда выражается в словах, мимике, жестах, осанке Ольги Петровны).

Назовите детали, свидетельствующие об одиночестве женщины, о затаённой печали, переполнявшей её сердце.

(Тихий старенький домик, сочувственно оглядев меня, как-то сгорбившись)

3. Ощущается ли присутствие Алексея? Докажите словами текста.

Презентация. Слайд 5. Работа по иллюстрации — описание комнаты.

4. Как вы считаете, почему тётя Оля занимается разведением цветов?

(Чтобы унять душевную боль.)

5. Почему тётя Оля не любила маки?

(Для клумбы мак не подходит: пыхнул и сразу сгорел.)

6. Почему рассказчик посеял маки?

7. Выразительно прочитайте описание клумбы.

Зачем писателю потребовалось подробное описание клумбы?

Презентация. Слайд 6. Почему художник изобразил только маки?

Можно ли сказать, что маттиолы, анютины глазки, куртинки так же сильно волновали сердце героя, как и маки?

(Сконцентрировав внимание на подробном описании клумбы, Носов тем самым намечает два противоположных, контрастных образа: образ мака и всех остальных цветов. В рассказе “цветочная аристократия” “кажется настоящим ковром”, если рядом – маки. Но без них “сразу на пышной клумбе стало пусто”.)

(Эпитеты, сравнения, метафоры)

8. Перечитайте эпизод, где герой-рассказчик и тетя Оля рассматривают отцветший мак.

Как показана недолгая красота маков?

Назовите глаголы, передающие действие маков.

Рассмотрите цепочку глаголов: пламенели – осыпались – погасли.

Художественный прием, основанный на усилении или, наоборот, ослаблении какого-либо признака, называется градация.

9. Отчего вдруг «как-то сгорбилась» тетя Оля?

Что мы узнали о сыне тёти Оли? Как погиб Алексей?

О судьбе Алексея Носов сказал в одном предложении. Достаточно ли этого, чтобы мы, читатели, представили его? Каким вы себе представляете Алексея?

(Судя по тому, с какой любовью и теплотой вспоминает о нем мать, можно сказать, что Алексей был гордостью тёти Оли и до войны.)

10. Изменилось ли отношение героев к макам? О чём это нам говорит?

(Мак сравнивается с человеческой жизнью. Жизнь человека так же коротка, но прекрасна. Огонь в рассказе ассоциируется с душой человека, отдавшего свою жизнь во имя жизни других.)

Зачитайте слова Ольги Петровны о судьбе мака и о судьбе её сына.

11. Можно ли назвать маки полноправными «героями» рассказа? Что символизирует образ « буйно пламенеющего» мака, то вспыхивающего «трепетно-ярким огнём», то наливающегося «густым багрянцем»?

(Это символ возвышенного, восторженного, героического у Е. Носова. Не случайно автор сравнивает маки с «зажжёнными факелами с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени», а осыпающиеся лепестки их – с «искрами». Рассматривая «ещё совсем свежий, в капельках росы, лепесток», мать вспоминает сына, вспыхнувшего могуществом человеческого духа и сгоревшего «без оглядки».)

12. Презентация. Слайд 7. Зачитайте описание маков в конце рассказа. Как вы понимаете конец рассказа?

(Любуясь «большим костром маков», автор наблюдает, как «снизу, из влажной, полной жизненных сил земли, подымались всё новые и новые туго свёрнутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню». Он напоминает вечный огонь. Знак вечной памяти и молчания.)

13. Почему рассказ так озаглавлен?

(Героическое продолжает жить среди нас, в нашем сознании. Память питает корни «нравственного духа народа», «вдохновительных подвигов». Память. Она всегда с нами.)

14) Сумел ли Е. Носов на страницах небольшого произведения показать жестокость войны?

4) Рассказ о летчиках, погибших во время войны.

Война – величайшая трагедия. Когда произносишь это слово, в мыслях встают разрушенные города, вспышки ракет и зарево пожарищ, в ушах возникает бесконечно тяжелый грохот бомбежек…

В рассказе Е. И. Носова нет описаний военных событий, и о войне автор упоминает вскользь. Всего лишь несколько предложений передают весь ужас войны. Сын тёти Оли геройски погиб, короткая у него была жизнь, зато в полную силу прожита. А сколько молодых людей не вернулось с войны! В памяти близких и их боевых товарищей они остались вечно молодыми. Давайте вспомним некоторых из них.

Презентация. Слайд 8 (Перед каждым рассказом ученика о летчике по щелчку происходит выход фотографий.)

Шамшурин Василий Григорьевич.

Младший лейтенант Шамшурин совершил 22 боевых вылета, уничтожив 4 самолета, 14 танков и другую боевую технику врага. 18 ноября 1942 г. при штурмовке скоплений войск противника в районе Дзаурикау направил свой подбитый зенитным огнем Ил-2 в гущу вражеских боевой техники. В.Г.Шамшурину присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Матвеев Владимир Иванович.

Капитан Матвеев при отражении налета противника на Ленинград 12 июля 1941 г. , израсходовав весь боекомплект, применил таран: концом плоскости своей машины срезал хвостовое оперение вражеского самолета, сам произвел благополучную посадку. 01 января 1942 г. погиб в воздушном бою в Ленинградской области. В.И.Матвееву присвоено звание Героя Советского Союза.

Кайков Павел Александрович.

Лейтенант Кайков произвел 177 боевых вылетов. Участвовал в 5 воздушных боях. 29 ноября 1941 г. погиб в воздушном бою, таранив при лобовой атаке самолет противника в районе Лоухи. П.А.Кайкову присвоено звание Героя Советского Союза.

Гречишкин Василий Николаевич.

Майор Гречишкин совершил 152 боевых вылета на бомбардировку важных объектов и уничтожение живой силы и техники противника. 30 сентября 1943 г. под Ленинградом самолет Гречишкина был подбит зенитным огнем врага. Летчик направил горящий самолет на позицию артиллерийской батареи. В.Н.Гречишкину присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

5) Развитие речи учащихся (из семейного архива: рассказ об участнике войны).

Ни одну семью в нашей стране не обошла стороной война. Коснулась она и ваших семей. Давайте послушаем небольшие рассказы о ваших родственниках.

Любкевич Антон.

Мой прадедушка Сорокин Михаил Васильевич родился в 1913 году, а умер в 1991 году. Когда мой прадед был молодым и сильным, то мог поднять лошадь. В 1938 году пошел служить в армию. Попал на китайскую границу и участвовал в военной кампании под Халхин-Голом против японской армии. Не успел он вернуться домой, как началась русско-финская война. Прадед участвовал и в ней. А потом началась Великая Отечественная война, и прадед встал на защиту своей Родины. Во время боя под Ленинградом ему оторвало ногу. Поступил в госпиталь. А в 1944 году вернулся с фронта домой. Мой прадед награжден орденами и медалями.

Каретников Иван.

Мой прадед воевал под городом Ржевом. В ходе боев немцы окружили в болоте прадедушку с товарищами. Им было очень тяжело: не было еды, снарядов. Солдаты делали все возможное и невозможное, чтобы выстоять и не пропустить немцев. Но враг оказался сильнее на этом этапе войны. Мой прадед попал в плен. Его обливали водой, били кнутом, натравливали собак. Советская армия, разбив войска фашистов, освободила пленных. В их числе был и мой прадед. Он вернулся домой к своей семье.

Меня назвали Иваном в честь моего прадедушки.

Уварова Ирина.

Моего прадеда звали Уваров Иван Дмитриевич. Пошел на войну в 1941 году. В это время он жил в Смоленской области. Прадед был очень сильный, поэтому воевать он начал гранатометчиком и пулеметчиком. После тяжелого ранения в ногу его положили в госпиталь. В палате, где лежал прадед, находился немец. Когда дед узнал, кто с ним лежит рядом, то ударил немца кулаком в грудь. Удар оказался смертельным. За это прадеда хотели судить, но не сделали это.

Подмятникова Екатерина.

Моего прадедушку звали Александром Павловичем. Его призвали на войну, когда ему было 22 года. В 1942 году он был ранен в руку, потом целый год пролежал в госпитале. В 1943 году в мае он воевал в батальоне химзащиты санинструктором. В 1945 году прадедушка стал стрелком. В 1946 году был демобилизован. Имеет награды, но они, к сожалению, не сохранились.

6) Выводы по рассказу.

О погибшем на войне Алексее, сыне тети Оли, мы узнаем из последних строк рассказа. Эти строки являются ключевыми в произведении Носова. Память о погибших в Великой Отечественной войне живет в сердцах родных и совсем незнакомых людей. Известные и безымянные бойцы, не пришедшие с фронта, возвращаются в нашу жизнь дуновением легкого ветерка, лазоревым тихим утром, разросшимся под окном жасминовым кустом или ярко вспыхнувшим цветком на клумбе.

Презентация. Слайд 9 (Во время рассказа происходит автоматическая смена пяти фотографий. Фотографии меняются через пятнадцать секунд.)

1 фотография в презентации. Красный мак – символ Памяти.О происхождении мака существует много легенд. В христианской мифологии происхождение мака связывают с кровью невинно убитого человека. Впервые будто бы мак вырос из крови распятого на кресте Христа и с тех пор растет там, где пролилось много человеческой крови.

2 фотография в презентации. В 1915 г., во время Первой мировой войны, канадский военный врач Джон Маккрей написал ставшее широко известным стихотворение «В полях Фландрии», начинавшееся такими строками:

Всюду маки свечами печали горят
На войной опалённых фландрийских полях,
Между мрачных крестов, что рядами стоят,
В тех местах, где недавно закопан наш прах. (перевод А. Яро)

3 фотография в презентации. Считается, что семена мака любят, когда землю «беспокоят»: они могут годами пролежать в почве и начнут прорастать только после того, как почву перекопали. В Первую мировую войну во Фландрии шли кровопролитные сражения, после которых немногим, оставшимся в живых, приходилось хоронить погибших товарищей прямо на поле боя. Говорят, такого количества маков в тех местах не видели никогда ни до, ни после того страшного времени.

4 фотография в презентации. В Англии существует национальный праздник – День Маков – дань памяти погибшим солдатам, который отмечается 11 ноября или в ближайшее к этой дате воскресенье. Эта дата знаменует годовщину окончания 1-й мировой войны. За 2 недели до Дня маков повсеместно начинают продавать красные искусственные маки, средства от которых полностью идут на помощь ветеранам войн. Яркий и символичный цветок покупает почти каждый, чтобы сразу же приколоть к одежде в знак благодарности и светлой памяти.

5 фотография в презентации. Символом Дня Памяти во многих странах является красный мак.

Учащийся читает наизусть стихотворение Екатерины Акимовой «Маки».

Война прошла, минуло много лет,
Из памяти стирая эти годы.
Но не забудь, Россия, этих бед,
О них тебе напомнят маков всходы.

Алеют маки искрой на земле,
Горят они в степных просторах, в поле

Как капли крови, да, горячей крови.

Цветут они и не дают забыть
О тех боях за жизнь и за свободу,
О тех, кто смог себя не пощадить,
Своею кровью обогреть всю воду.

Алеют маки искрой на земле,
И пламень тот горит не угасая,
Он обжигает сердце всей стране,
О горьких годах ей напоминая.

И сердце наше память ту хранит,
И слёзы скорби на глазах усталых,
И память прошлого в душе земли горит,
Как тот пожар в траве из маков алых.

Алеют маки искрой на земле,
Как капли крови, да горячей крови.
И обжигают сердце всей стране,
Своим огнём до страшной нашей боли.

Презентация. Слайд 10. Фильм «Живое пламя», созданный в программе Windows Movie Maker , запускается щелчком по фотографии. После окончания фильма для смены слайда щелкнуть в нижнем правом углу или в левом углу щелкнуть по треугольнику, затем в окне нажать «далее».

(Песня Ю.Антонова «Маки», фотографии периода Великой Отечественной войны, памятники защитникам Родины и памятники Волоколамского района)

7) Заключительное слово учителя. Презентация. Слайд 11.

Прошло 65 лет, как закончилась Великая Отечественная война, но её эхо до сих пор не затихает в людских душах. Мы не имеем права забыть ужасы войны, чтобы они не повторились вновь. Мы не имеем права забыть тех солдат, которые погибли ради того, чтобы мы сейчас жили. Мы обязаны всё помнить, чтобы извлечь для себя уроки из прошлого на настоящее и будущее. Мы обязаны всё помнить, чтобы жить.

Мчит дорога верста за верстой,
Стонут ноги, колеса и траки.
Вдоль дороги кресты и под каждым крестом
Распускаются красные маки.

А по небу плывут облака
Непроглядной и серой стеною.
И глядят облака на кресты свысока
Поливая слезой неземною.

Я смотрю на усталых ребят
И в душе вспоминаю о Боге,
И мечтаю о том, чтобы каждый солдат
Красным маком не стал у дороги…

Андрей Владимиров (Черников)

Носов живое пламя читать полное содержание. Е.Н. Носов «Живое пламя

Тетя Оля заглянула в мою комнату, опять застала за бумагами и, повысив голос, повелительно сказала:

Будет писать-то! Поди проветрись, клумбу помоги разделать. Тетя Оля достала из чулана берестяной короб. Пока я с удовольствием разминал спину, взбивая граблями влажную землю, она, присев на завалинку и высыпав себе на колени пакетики и узелки с цветочными семенами, разложила их по сортам.

Ольга Петровна, а что это, — замечаю я, — не сеете вы на клумбах маков?

Ну, какой из маков цвет! — убежденно ответила она. — Это овощ. Его на грядках вместе с луком и огурцами сеют.

Что вы! — рассмеялся я. — Еще в какой-то старинной песенке поется:

А лоб у нее, точно мрамор, бел. А щеки горят, будто маков цвет.

Цветом он всего два дня бывает, — упорствовала Ольга Петровна. — Для клумбы это никак не подходит, пыхнул и сразу сгорел. А потом все лето торчит эта самая колотушка и только вид портит.

Но я все-таки сыпанул тайком щепотку мака на самую середину клумбы. Через несколько дней она зазеленела.

Ты маков посеял? — подступилась ко мне тетя Оля. — Ах озорник ты этакий! Так уж и быть, тройку оставить, тебя пожалела. А остальные все выполола.

Неожиданно я уехал по делам и вернулся только через две недели. После жаркой, утомительной дороги было приятно войти в тихий старенький домик тети Оли. От свежевымытого пола тянуло прохладой. Разросшийся под окном жасминовый куст ронял на письменный стол кружевную тень.

Квасу налить? — предложила она, сочувственно оглядев меня, потного и усталого. — Алешка очень любил квас. Бывало, сам по бутылкам разливал и запечатывал

Когда я снимал эту комнату, Ольга Петровна, подняв глаза на портрет юноши в летной форме, что висит над письменным столом, спросила:

Не помешает?

Это мой сын Алексей. И комната была его. Ну, ты располагайся, живи на здоровье.

Подавая мне тяжелую медную кружку с квасом, тетя Оля сказала:

А маки твои поднялись, уже бутоны выбросили. Я пошел посмотреть на цветы. Клумба стояла неузнаваемой. По самому краю расстилался коврик, который своим густым покровом с разбросанными по нему цветами очень напоминал настоящий ковер. Потом клумбу опоясывала лента маттиол — скромных ночных цветков, привлекающих к себе не яркостью, а нежно-горьковатым ароматом, похожим на запах ванили. Пестрели куртинки желто-фиолетовых анютиных глазок, раскачивались на тонких ножках пурпурно-бархатные шляпки парижских красавиц. Было много и других знакомых и незнакомых цветов. А в центре клумбы, над всей этой цветочной пестротой, поднялись мои маки, выбросив навстречу солнцу три тугих, тяжелых бутона.

Распустились они на другой день.

Тетя Оля вышла поливать клумбу, но тотчас вернулась, громыхая пустой лейкой.

Ну, иди смотри, зацвели.

Издали маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени Легкий ветер чуть колыхал, солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что, стоит только прикоснуться — сразу опалят!

Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия.

Два дня буйно пламенели маки. А на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто.

Я поднял с земли еще совсем свежий, в капельках росы, лепесток и расправил его на ладони.

Вот и все, — сказал я громко, с чувством еще не остывшего восхищения.

Да, сгорел… — вздохнула, словно по живому существу, тетя Оля. — А я как-то раньше без внимания к маку-то этому Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает…

Тетя Оля, как-то сгорбившись, вдруг заторопилась в дом.

Мне уже рассказывали о ее сыне. Алексей погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика…

Я теперь живу в другом конце города и изредка заезжаю к тете Оле. Недавно я снова побывал у нее. Мы сидели за летним столиком, пили чай, делились новостями. А рядом на клумбе полыхал большой ковер маков. Одни осыпались, роняя на землю лепестки, точно искры, другие только раскрывали свои огненные языки. А снизу, из влажной, полной жизненной силы земли, подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню.

Название произведения: Живое пламя
Евгений Носов
Год написания: 1958
Жанр: рассказ
Главные герои: рассказчик , тетя Оля

Сюжет

Однажды рассказчик помогал знакомой женщине сажать цветы. Она дала ему мешочек с маком и попросила посадить его в центре клумбы. Через несколько недель автор увидел, как в центре клумбы пламенеют алые маки, но их цвет оказался недолгим. Через три-четыре дня нежные лепестки осыпались, а остались лишь коробочки с семенами.

Тетя Оля сказала, что у некоторых людей тоже жизнь такая же, как у маков- недолгая, но яркая. И автор вспомнил своего друга, сына тети Оли, молодого летчика Алексея, который погиб совсем молодым в бою с фашистами, направив свой горящий самолет на колонну вражеской техники.

Вывод (мое мнение)

Для каждой женщины самая невосполнимая потеря – смерть ребенка. У тети Оли на сердце незаживающая рана, она постоянно помнит о своем погибшем сыне и гордится им. Даже недолговечная красота сверкающих маков напоминает ей о недолгой жизни сына, о его подвиге и ее одиночестве.

Год издания рассказа: 1958

Детские книги Евгения Носова, такие как рассказ «Живое пламя», давно завоевали любовь у нашего читателя. Многие нынешние родители выросли на рассказах этого писателя. Поэтому не удивительно, что эти же книги они предлагают своим детям. Отчасти благодаря этому, а также наличию произведений Носова в школьной программе, творчество писателя до сих пор востребовано. А сам автор занимает высокие места среди .

Рассказа «Живое пламя» краткое содержание

В рассказе «Живое пламя» Носова повествование ведется от первого лица. Начинается он с того, что тетя Оля, у которой наш рассказчик снимает комнату, предлагает помочь ей разделать клумбу. И пока главный герой с удовольствием разминает спину работая с тяпкой, она перебирает пакетики с цветами. Главный герой интересуется, почему она некогда не сеет маки. Но тетя Оля уверена, что мак — это овощ и место ему на грядке. Ведь цветет он всего два дня. Тем не менее главный герой бросает горсть семян в самый центр клумбы. Обнаруживается это достаточно быстро, и тетя Оля решает оставить только тройку цветов, а остальное выпалывает.

Далее в кратком содержании «Живое пламя» Носова читать можно о том, как главный герой уезжает на две недели. По возвращении тетя Оля поет его квасом, который так любил ее сын Алешка, и рассказывает, что маки рассказчика уже поднялись. Клумба действительно была на загляденье и маки уже выбросили свои бутоны.

Далее в рассказе Носова «Живое пламя» читать можно о том, как уже на следующий день тетя Оля позвала рассказчика глянуть на свои маки. В центре клумбы они пылали как факелы. А через два дня они опали и на клумбе стало как-то пусто. Тетя Оля сказала: «Сгорели! Прожили без оглядки, в полную силу. Так и у людей бывает». А затем как-то уж быстро заторопилась домой. Сразу вспомнилась история о ее сыне Алешке, который, как и герой был летчиком. Он на своем маленьком «ястребке» спикировал на спину немецкого бомбардировщика.

С тех пор прошло немало времени. Теперь главный герой рассказа «Живое пламя» Носова живет в другом конце города и только изредка навещает тетю Олю. Они пьют чай, делятся новостями, а рядом на клумбе растет множество маков. Одни опадают, но рядом встают другие, а на смену им из земли уже подымаются новые маки.

Рассказ «Живое пламя» на сайте Топ книг

Рассказ Носова «Живое пламя» читать достаточно популярно, особенно в преддверии Дня Победы. Вот и в этом году рассказ занял высокое место в нашем рейтинге . Ну а в рейтинге он практически всегда занимает достойное место. И эта тенденция скорее всего будет продолжена и в дальнейшем.

– Ольга Петровна, а что это, – замечаю я, – не сеете вы на клумбах маков?

– Ну, какой из мака цвет! – убежденно ответила она. – Это овощ. Его на грядках вместе с луком и огурцами сеют.

– Что вы! – рассмеялся я. – Еще в какой-то старинной песенке поется:

А лоб у нее, точно мрамор, бел,

А щеки горят, будто маков цвет.

– Цветом он всего два дня бывает, – упорствовала Ольга Петровна. – Для клумбы это никак не подходит, пыхнул – и сразу сгорел. А потом все лето торчит эта самая колотушка, только вид портит.

Но я все-таки сыпанул тайком щепотку мака на самую середину клумбы. Через несколько дней она зазеленела.

– Ты маков посеял? – подступилась ко мне тетя Оля. – Ах озорник ты этакий! Так уж и быть, тройку оставила, тебя пожалела. Остальные все выполола.

Неожиданно я уехал по делам и вернулся только через две недели. После жаркой, утомительной дороги было приятно войти в тихий старенький домик тети Оли. От свежевымытого пола тянуло прохладой. Разросшийся под окном жасминовый куст ронял на письменный стол кружевную тень.

– Квасу налить? – предложила она, сочувственно оглядев меня, потного и усталого. – Алеша очень любил квас. Бывало, сам по бутылкам разливал и запечатывал.

Когда я снимал эту комнату, Ольга Петровна, подняв глаза на портрет юноши в летной форме, что висит над письменным столом, спросила:

– Не мешает?

– Что вы!

– Это мой сын Алексей. И комната была его. Ну, ты располагайся, живи на здоровье…

Подавая мне тяжелую медную кружку с квасом, тетя Оля сказала:

– А маки твои поднялись, уже бутоны выбросили.

Я вышел посмотреть на цветы. Клумба стала неузнаваемой. По самому краю расстилался коврик, который своим густым покровом с разбросанными по нему цветами очень напоминал настоящий ковер. Потом клумбу опоясывала лента маттиол – скромных ночных цветков, привлекающих к себе не яркостью, а нежно-горьковатым ароматом, похожим на запах ванили. Пестрели куртинки желто-фиолетовых анютиных глазок, раскачивались на тонких ножках пурпурно-бархатные шляпки парижских красавиц. Было много и других знакомых и незнакомых цветов. А в центре клумбы, над всей этой цветочной пестротой, поднялись мои маки, выбросив навстречу солнцу три тугих, тяжелых бутона. Распустились они на другой день.

Тетя Оля вышла поливать клумбу, но тотчас вернулась, громыхая пустой лейкой.

– Ну, иди, смотри, зацвели.

Издали маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени. Легкий ветер чуть колыхал, а солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что стоит только прикоснуться – сразу опалят!

Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия.

Два дня буйно пламенели маки. И на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто. Я поднял с земли еще совсем свежий, в капельках росы, лепесток и расправил его на ладони.

– Вот и все, – сказал я громко, с чувством еще неостывшего восхищения.

– Да, сгорел… – вздохнула, словно по живому существу, тетя Оля. – А я как-то раньше без внимания к маку-то этому. Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает…

Тетя Оля, как-то сгорбившись, вдруг заторопилась в дом.

Мне уже рассказывали о ее сыне. Алексей погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика.

Я теперь живу в другом конце города и изредка заезжаю к тете Оле. Недавно я снова побывал у нее. Мы сидели за летним столиком, пили чай, делились новостями. А рядом на клумбе полыхал большой костер маков. Одни осыпались, роняя на землю лепестки, точно искры, другие только раскрывали свои огненные языки. А снизу, из влажной, полной жизненной силы земли, подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню.

Забытая страничка

Лето умчалось как-то внезапно, будто спугнутая птица. Ночью тревожно зашумел сад, заскрипела под окном старая дуплистая черемуха.

Косой шквальный дождь хлестал в стекла, глухо барабанил по крыше, и булькала и захлебывалась водосточная труба. Рассвет нехотя просочился сквозь серое, без единой кровинки небо. Черемуха почти совсем облетела за ночь и густо насорила листьями на веранде.

Тетя Оля срезала в саду последние георгины. Перебирая мокрые, дышащие влажной свежестью цветы, она сказала:

– Вот и осень.

И странно было видеть эти цветы в полумраке комнаты с заплаканными окнами.

Я надеялся, что внезапно подкравшееся ненастье долго не задержится. Холодам, по сути дела, рановато. Ведь впереди еще бабье лето – одна-две недели тихих солнечных дней с серебром летящей паутины, с ароматом поздних антоновок и предпоследними грибами.

Но погода все не налаживалась. Дожди сменились ветрами. И ползли и накатывались бесконечные вереницы туч. Сад медленно увядал, осыпался, так и не запылав яркими осенними красками.

За ненастьем как-то незаметно истаял день. Уже в четвертом часу тетя Оля зажигала лампу. Кутаясь в козий платок, она вносила самовар, и мы от нечего делать принимались за долгое чаепитие. Потом она шинковала для засолки капусту, а я садился за работу или, если попадалось что интересное, читал вслух.

– А грибков-то нынче не запасли, – сказала тетя Оля. – Поди, теперь уж и совсем отошли. Разве только опята…

И верно, шла последняя неделя октября, все такая же сумрачная и нерадостная. Где-то стороной прошло золотое бабье лето. Уж не было никакой надежды на теплые деньки. Того и жди, завьюжит. Какие уж теперь грибы!

А на другой день я проснулся от ощущения какого-то праздника в самом себе. Я открыл глаза и ахнул от изумления. Маленькая, до того сумрачная комнатка была полна радостного света. На подоконнике, пронизанная солнечными лучами, молодо и свежо зеленела герань.

Я выглянул в окно. Крыша на сарае серебрилась изморозью. Белый искрящийся налет быстро подтаивал, и с карниза падала веселая, бойкая капель. Сквозь тонкую сетку голых ветвей черемухи безмятежно голубело начисто вымытое небо.

Мне не терпелось поскорее выбраться из дому. Я попросил у тети Оли небольшой грибной кузовок, перекинул через плечо двустволку и зашагал в лес.

Последний раз я был в лесу, когда он стоял еще совсем зеленый, полный беспечного птичьего гомона. А сейчас он весь как-то притих и посуровел. Ветры обнажили деревья, далеко вокруг развеяли листву, и стоит лес странно пустой и прозрачный.

Только дуб, что одиноко высился на самом краю леса, не сбросил своей листвы. Она лишь побурела, закучерявилась, опаленная дыханием осени. Дуб стоял, как былинный ратник, суровый и могучий. В него когда-то ударила молния, осушила вершину, и теперь над его тяжелой, выкованной из бронзы кроной торчал обломанный сук, словно грозное оружие, поднятое для новой схватки.

Я углубился в лес, вырезал палку с вилочкой на конце и принялся разыскивать грибные места.

Найти грибы в пестрой мозаике из опавших листьев – дело нелегкое. Да и есть ли они в такую позднюю пору? Я долго бродил по гулкому, опустевшему лесу, ворошил под кустами рогатинкой, радостно протягивал руку к показавшейся красноватой грибной шапочке, но она тотчас таинственно исчезала, а вместо нее лишь краснели осиновые листья. На дне моего кузовка перекатывались всего три-четыре поздние сыроежки с темно-лиловыми широкополыми шляпками.

Только к полудню я набрел на старую порубку, заросшую травами и древесной порослью, среди которой то здесь, то там чернели пни. На одном из них я обнаружил веселую семейку рыжих тонконогих опят. Они толпились между двух узловатых корневищ, совсем как озорные ребятишки, выбежавшие погреться на завалинке. Я осторожно срезал их все сразу, не разъединяя, и положил в кузовок. Потом нашел еще такой же счастливый пень, еще, и вскоре пожалел, что не взял с собой корзины попросторней. Ну что ж, и это неплохой подарок для моей доброй старушки. То-то будет рада!

ЖИВОЕ ПЛАМЯ

Тетя Оля заглянула в мою комнату, опять застала за бумагами и, повысив голос, повелительно сказала:

Будет писать-то! Поди проветрись, клумбу помоги разделать. — Тетя Оля достала из чулана берестяной короб. Пока я с удовольствием разминал спину, взбивая граблями влажную землю, она, присев на завалинку и высыпав себе на колени пакетики и узелки с цветочными семенами, разложила их по сортам.

Ольга Петровна, а что это, — замечаю я, — не сеете вы на клумбах маков?

Ну, какой из мака цвет! — убежденно ответила она. — Это овощ. Его на грядках вместе с луком и огурцами сеют.

Что вы! — рассмеялся я. — Еще в какой-то старинной песенке поется:


А лоб у нее, точно мрамор, бел,
А щеки горят, будто маков цвет.

Цветом он всего два дня бывает, — упорствовала Ольга Петровна. — Для клумбы это никак не подходит, пыхнул и сразу сгорел. А потом все лето торчит эта самая колотушка, только вид портит.

Но я все-таки сыпанул тайком щепотку мака на самую середину клумбы. Через несколько дней она зазеленела.

Ты маков посеял? — подступилась ко мне тетя Оля. — Ах озорник ты этакий! Так уж и быть, тройку оставила, тебя пожалела. Остальные все выполола.

Неожиданно я уехал по делам и вернулся только через две недели. После жаркой, утомительной дороги было приятно войти в тихий старенький домик тети Оли. От свежевымытого пола тянуло прохладой. Разросшийся под окном жасминовый куст ронял на письменный стол кружевную тень.

Квасу налить? — предложила она, сочувственно оглядев меня, потного и усталого. — Алеша очень любил квас. Бывало, сам по бутылкам разливал и запечатывал.

Когда я снимал эту комнату, Ольга Петровна, подняв глаза на портрет юноши в летной форме, что висит над письменным столом, спросила:

Не мешает?

Это мой сын Алексей. И комната была его. Ну, ты располагайся, живи на здоровье…

Подавая мне тяжелую медную кружку с квасом, тетя Оля сказала:

А маки твои поднялись, уже бутоны выбросили.

Я вышел посмотреть на цветы. Клумба стала неузнаваемой. По самому краю расстилался коврик, который своим густым покровом с разбросанными по нему цветами очень напоминал настоящий ковер. Потом клумбу опоясывала лента маттиол — скромных ночных цветков, привлекающих к себе не яркостью, а нежно-горьковатым ароматом, похожим на запах ванили. Пестрели куртинки желто-фиолетовых анютиных глазок, раскачивались на тонких ножках пурпурно-бархатные шляпки парижских красавиц. Было много и других знакомых и незнакомых цветов. А в центре клумбы, над всей этой цветочной пестротой, поднялись мои маки, выбросив навстречу солнцу три тугих, тяжелых бутона.

Распустились они на другой день.

Тетя Оля вышла поливать клумбу, но тотчас вернулась, громыхая пустой лейкой.

Ну, иди, смотри, зацвели.

Издали маки походили на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени. Легкий ветер чуть колыхал, а солнце пронизывало светом полупрозрачные алые лепестки, отчего маки то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то наливались густым багрянцем. Казалось, что стоит только прикоснуться — сразу опалят!

Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия.

Два дня буйно пламенели маки. И на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли. И сразу на пышной клумбе без них стало пусто. Я поднял с земли еще совсем свежий, в капельках росы, лепесток и расправил его на ладони.

Вот и все, — сказал я громко, с чувством еще не остывшего восхищения.

Да, сгорел… — вздохнула, словно по живому существу, тетя Оля. — А я как-то раньше без внимания к маку-то этому. Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает…

Тетя Оля, как-то сгорбившись, вдруг заторопилась в дом.

Мне уже рассказывали о ее сыне. Алексей погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика.

Я теперь живу в другом конце города и изредка заезжаю к тете Оле. Недавно я снова побывал у нее. Мы сидели за летним столиком, пили чай, делились новостями. А рядом на клумбе полыхал большой костер маков. Одни осыпались, роняя на землю лепестки, точно искры, другие только раскрывали свои огненные языки. А снизу, из влажной, полной жизненной силы земли, подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню.

Анализ рассказа Е.И. Носова «Живое пламя»

1)    Особенности жанра произведения. Произведение Е.И. Носова «Живое пламя» относится к жанру рассказа. Это эпический жанр небольшого объёма, повествующий об одном эпизоде, событии из жизни героя.

2)    Тематика и проблематика рассказа.
Евгений Иванович Носов принадлежит к поколению тех русских писателей XX века, которые пережили войну, перенесли все тяготы военного времени, поэтому тема подвига, мгновенно прожитой жизни для него особенно актуальна. В рассказе писателя «Живое пламя» повествуется о слишком быстром цветении маков и тех ассоциациях, которые возникли у главной героини произведения, тёти Оли, наблюдающей яркую, но непродолжительную жизнь маков.

—    Как вы поняли слова тёти Оли: «Короткая у него жизнь. Зато без оглядки, в полную силу прожита. И у людей так бывает»? О чем вспомнила тётя Оля, говоря эти слова? (о своем сыне Алексее, который погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика)

—    Почему отныне тётя Оля отдала предпочтение макам и сажала их на клумбе? (Маки напоминали тёте Оле о сыне.)

3)    Смысл названия рассказа. Е.И. Носов назвал свой рассказ «Живое пламя». Именно через название произведения писатель передал свое отношение к изображаемому и обратил внимание читателя на ключевой эпизод рассказа. Описывая цветение маков, автор использует различные художественные средства: цветовые эпитеты («зажжённые факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени», «полупрозрачные алые лепестки»), необычные метафоры («то вспыхивали трепетно-ярким огнем, то напивались густым багрянцем», «стоит только прикоснуться — сразу опалят»), ёмкие сравнения («Маки слепили своей озорной, обжигающей яркостью, и рядом с ними померкли, потускнели все эти парижские красавицы, львиные зевы и прочая цветочная аристократия»), Жизнь цветка скоротечна: «Два дня буйно пламенели маки. А на исходе вторых суток вдруг осыпались и погасли». Такая короткая, но полная силы жизнь мака ассоциируется у тёти Оли с судьбой собственного сына Алексея, который «погиб, спикировав на своем крошечном «ястребке» на спину тяжелого фашистского бомбардировщика». В основе названия рассказа необычная метафора, характеризующая не только цвет мака, красный, как огонь, но и очень быструю, как пламя, жизнь цветка. В названии заключён основной смысл рассказа Е.И. Носова, его философская глубина. Писатель как бы предлагает читателю задуматься над нравственной сущностью жизни, прожить ярко, не пугаться трудностей, преодолевать обстоятельства. Автор заставляет стремиться не к безликому существованию, а к жизни, полной глубокого смысла.

—    Как вы поняли смысл названия рассказа Е.И. Носова «Живое пламя»? (Маки подобно пламени быстро вспыхивали и также быстро сгорали.)

4)    Художественные особенности рассказа.

—    На что были похожи распустившиеся маки? («на зажженные факелы с живыми, весело полыхающими на ветру языками пламени»)

—    Какие художественно-выразительные средства использует автор в описании маков? (эпитеты, метафоры: «полупрозрачные алые лепестки», «вспыхивали трепетно-ярким огнем», «наливались густым багрянцем», «слепили своей озорной, обжигающей яркостью» и др.)

Школьное чтиво: Носов Е. «Живое пламя»

Жанр: рассказ

Главные герои рассказа «Живое пламя» и их характеристика

  1. Автор-рассказчик. Любитель маков, спокойный, уравновешенный человек.
  2. Тетя Оля. Садовод. Сын погиб на войне.

План пересказа рассказа «Живое пламя»
  1. Клумба тети Оли
  2. Нелюбовь к макам
  3. Тайный посев
  4. Три мака в центре клумбы
  5. Живое пламя
  6. Сравнение с человеком
  7. Вечный огонь

Кратчайшее содержание рассказа «Живое пламя» для читательского дневника в 6 предложений
  1. Автор помогал тете Оле сажать цветы.
  2. Он тайно сажает маки, которые тетя Оля не любит.
  3. Тетя Оля оставляет три мака и они растут в центре клумбы.
  4. Маки расцвели и горели, как пламя.
  5. Через два дня маки погасли, но прожили полную жизнь, как люди.
  6. Тетя Оля сравнила маки с Алешей, своим сыном, и с тех пор всегда их сажала на клумбе.

Главная мысль рассказа «Живое пламя»
Лучше короткая, но наполненная смыслом жизнь, чем долгое, но бесцельное существование.

Чему учит рассказ «Живое пламя»
Рассказ учит любить красоту природы, учит радоваться красивым цветам. Учит понимать, в чем смысл жизни человека. Учит приносить пользу. Учит жить ради других, а не ради себя.

Отзыв на рассказ «Живое пламя»
Мне понравился этот глубокомысленный рассказ, и особенно сравнение короткого цветения ярких маков, с короткой жизнью человека, отдавшего ее на подвиг. И то, и другое оставляет след в истории, сохраняется в памяти, а значит происходит не напрасно.

Пословицы к рассказу «Живое пламя»
Жизнь любит того, кто любит ее.
Жизнь дана на добрые дела.
Живут один раз, не потом, а сейчас.
Жизнь без цели — пустая жизнь.
Иной живет — хлеб живет, спит — небо коптит.


Читать краткое содержание, краткий пересказ рассказа «Живое пламя»
Однажды тетя Оля позвала героя помочь с клумбой. Герой стал ровнять клумбу граблями, а тетя Оля достала мешочек с семенами цветов.
Герой стал спрашивать, почему тетя Оля не сеет на клумбе мак, а она ответила, что мак это овощ, и его надо сеять рядом с луком. Ведь цветет мак два дня и для клумбы не подходит. Вспыхнет, отгорит, и стоит стебель целое лето.
Но герой тайком высыпал горсть семян мак в центр клумбы и через несколько дней они взошли.
Тетя Оля пристыдила героя и сказала, что выполола маки, но оставила три штуки.
Потом герою пришлось уехать и он вернулся только через две недели.
Тетя Оля радушно встретила героя, налила кваса, и сказала, что ее сын Алеша, чей портрет висел над столом, сам любил готовить и разливать по бутылкам домашний квас.
Потом тетя Оля сказала, что маки уже бутоны выбросили.
Герой пошел посмотреть клумбу. По краю цвели маттиолы, дальше пестрели анютины глазки, были там и другие цветы. А в центре устремились в небо три мака.
На следующий день маки расцвели, они походили на зажженные факелы и казалось, тронь их, и они обожгут.
Все остальные цветы поникли рядом с маками.
На исходе вторых суток маки погасли и осыпались. На клумбе сразу стало пусто.
Тетя Оля вздохнула, и сказала, что короткая жизнь у мака, зато прожита в полную силу, без остатка, как у некоторых людей.
И герой вспомнил, что Алеша, ее сын, погиб на войне, спикировав на немецкий бомбардировщик.
Изредка герой заезжает к тете Оле, они пьют чай, делятся новостями, а на клумбе полыхает ковер маков. Одни осыпаются, другие только раскрывают бутоны. А снизу поднимаются новые ростки, чтобы не дать погибнуть живому огню.

Рисунки и иллюстрации к рассказу «Живое пламя»


Е.И. Носов «Живое пламя» роль прекрасного в душе человека.

Тема. Е.И. Носов «Живое пламя»: роль прекрасного в душе человека.

Цель. Показать умение писателя через один эпизод из жизни выразить своё отношение к истинным ценностям.

Задачи:

Развивать речь учащихся, навыки выразительного чтения и анализа художественного произведения.

Отметить художественное своеобразие рассказа, способствовать нравственному и патриотическому воспитанию.

Воспитание уважительного отношения и чувства благодарной памяти к погибшим в годы Великой Отечественной войны.

УМК В.Я. Коровина, В.П. Журавлёв, В.И. Коровин – 7 класс.

Эпиграф к уроку:

«Я только хочу, чтобы вы, мужчины и женщины,

бывшие солдаты и солдатские жёны, участники и очевидцы,

пока ещё живы, …передали бы своим детям и внукам

священную память о павших из рук в руки, от сердца к сердцу».

Е. Носов «Шопен, соната номер два»

Ход занятия.

Сегодня на уроке мы вспомним о самом трагическом периоде истории нашей страны — Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., поговорим о рассказе Евгения Ивановича Носова «Живое пламя», проследим, как писатель поднимает тему памяти и решает её на страницах своего произведения.

— Откройте тетради, запишите число, классная работа, тема урока.

— Прочитайте эпиграф к уроку. Как вы понимаете эти слова?

(Память вновь и вновь возвращает ветеранов Великой Отечественной войны в окопы и землянки, на занимаемую горсткой солдат высотку или на переправу под прицельным огнем. Память. Она всегда с нами. И о чём бы ни писали фронтовики много лет спустя, тема войны остаётся главной в любом произведении, потому что нельзя вычеркнуть из памяти ужасные картины.)

— Запишите эпиграф к уроку в тетрадь.

О войне Носов писал мало, но писал так, что его рассказы вошли в литературу навсегда. Война, кончившаяся так давно, мучила Носова болью памяти, болью за тех, кто остался в родной и чужой земле, за тех, кто осиротел. Устами своего героя он сказал о том, что мучило его так сильно и неотступно: «Дело…в нашей памяти. В нашем понимании того, какой ценой заплачено за победу над самым лютым из врагов, когда-либо нападавших на русскую землю».

Посмотреть видеопрезентацию о Е. Н. Носове https://youtu.be/0zmE_aAyz-Q

Перечертить в тетрадь таблицу и ответить письменно на вопросы по рассказу «Живое пламя» (используя материал учебника с.182-185).

Вопрос

Ответ

Что нам известно о рассказчике? Кем он приходится тёте Оле?

Что рассказывает автор об Ольге Петровне?

Назовите детали, свидетельствующие об одиночестве женщины, о затаённой печали, переполнявшей её сердце.

Ощущается ли присутствие Алексея? Докажите словами текста.

Как вы считаете, почему тётя Оля занимается разведением цветов?

Почему тётя Оля не любила маки?

Почему рассказчик посеял маки?

Зачем писателю потребовалось подробное описание клумбы?

Каким цветам автор уделяет особое внимание?

Можно ли сказать, что маттиолы, анютины глазки, куртинки так же сильно волновали сердце героя, как и маки?

Какие художественные приёмы использует автор при описании маков?

Как показана недолгая красота маков?

Назовите глаголы, передающие действие маков.

Отчего вдруг «как-то сгорбилась» тетя Оля?

Что мы узнали о сыне тёти Оли? Как погиб Алексей?

Изменилось ли отношение героев к макам? О чём это нам говорит?

Можно ли назвать маки полноправными «героями» рассказа? Что символизирует образ « буйно пламенеющего» мака, то вспыхивающего «трепетно-ярким огнём», то наливающегося «густым багрянцем»?

— Зачитайте описание маков в конце рассказа. Как вы понимаете конец рассказа?

(Любуясь «большим костром маков», автор наблюдает, как «снизу, из влажной, полной жизненных сил земли, подымались всё новые и новые туго свёрнутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню». Он напоминает вечный огонь. Знак вечной памяти и молчания.)

— Почему рассказ так озаглавлен?

(Героическое продолжает жить среди нас, в нашем сознании. Память питает корни «нравственного духа народа», «вдохновительных подвигов». Память. Она всегда с нами.)

— Сумел ли Е. Носов на страницах небольшого произведения показать жестокость войны?

(Война – величайшая трагедия. Когда произносишь это слово, в мыслях встают разрушенные города, вспышки ракет и зарево пожарищ, в ушах возникает бесконечно тяжелый грохот бомбежек… В рассказе Е. И. Носова нет описаний военных событий, и о войне автор упоминает вскользь. Всего лишь несколько предложений передают весь ужас войны. Сын тёти Оли геройски погиб, короткая у него была жизнь, зато в полную силу прожита. А сколько молодых людей не вернулось с войны! В памяти близких и их боевых товарищей они остались вечно молодыми.)

Есть две формы жизни – тление и горение; красивые и сильные выбирают вторую форму жизни; вспыхнут, как пламя, и погаснут, но память о них жива, их подвиг совершен ради людей, ради их жизни и счастья; вспомните Ужа и Сокола: «мне здесь прекрасно: тепло и сыро» – «О счастье битвы!»; маки вспыхнули и, озарив все вокруг радостью и светом, погасли; герой, одарив всех своей любовью, вспыхнул и угас. Но «Безумство храбрых – вот мудрость жизни!» (М. Горький.)

Домашнее задание: ответить устно на вопросы учебника с.185, нарисовать иллюстрацию к рассказу (по желанию).

Урок внеклассного чтения по рассказу Е.И.Носова «Живое пламя»

Предмет: литература.

Цель урока: познакомить учащихся с содержанием рассказа Е.И.Носова «Живое пламя»; показать на примере произведения значение памяти в жизни человека, величие подвига солдата, значение Великой Отечественной войны в жизни народа.

Задачи:

  • Образовательные: развивать речь учащихся, мыслительные процессы: понимание, анализ, синтез, оценка, применение; логическое и творческое мышление;
  • Развивающие: формировать навыки функциональной работы с текстом художественного произведения, определять основную тему и идею произведения;
  • Воспитательные: воспитание чувства патриотизма, восхищения героическим прошлым своей страны, укрепление духовной связи между поколениями, сохранение чувства благодарности к погибшим в годы Великой Отечественной войны, воспитание любви к родному языку и литературе.

Оборудование: компьютер, проектор, распечатанные тексты рассказа Е. Носова «Живое пламя», маршрутные листы.

Оформление доски:

Евгений Иванович Носов
(1925–2002)
Живое пламя
Помнить, чтобы жить

Эпиграф

Маки, маки, красные маки,
Горькая память земли,
Неужели вам снятся атаки,
Неужели вам снятся атаки,
Тех, кто с этих холмов не пришли.
Юрий Антонов

Ход урока

I. Мотивирование на учебную деятельность

Положительный психологический настрой на урок. Слово учителя.

— Сегодня на уроке нам предстоит обратиться к довольно непростой теме военного времени, но пусть наше общение оставит теплый отпечаток в сердце и светлые моменты в вашей памяти.

II. Актуализация знаний. Работа с эпиграфом

— Обратите внимание на эпиграф, как вы понимаете слова автора?

— Какую мысль хотел донести автор до читателя?

III. Целеполагание

— Подумайте, что называют исторической памятью?

— Какое событие должно сохраниться в памяти народа? Почему?

IV. Работа по теме урока

— Что бы вам хотелось узнать об авторе этого произведения?

(возможные варианты ответов: когда и где родился, участвовал ли в военных действиях, почему так назвал произведение, что хотел передать в рассказе).

Сообщение учащегося об авторе.

Родился Евгений Иванович Носов 15 января под Курском в селе Толмачево. Шестнадцатилетним юношей пережил нацистскую оккупацию. После окончания восьмого класса и участия в Курском сражении (5 июля — 23 августа 1943 года) ушёл на фронт в артиллерийские войска, став наводчиком орудия. Участвовал в операции «Багратион», в боях на Рогачёвском плацдарме за Днепром. Воевал в Польше. В боях под Кёнигсбергом 8 февраля 1945 года был тяжело ранен и День Победы встречал в госпитале в Серпухове, о чём позже написал рассказ «Красное вино победы».

Евгений Иванович Носов – автор более пятидесяти книг, вышедших в разное время в Москве, Ленинграде, Курске, Воронеже, Туле, Красноярске, Архангельске, Барнауле, Челябинске общим тиражом свыше семи миллионов экземпляров. О войне Е.И.Носов писал мало, но писал так, что его рассказы вошли в литературу навсегда. Война, закончившаяся так давно, мучила Носова болью памяти, болью за тех, кто остался в родной и чужой земле, за тех, кто осиротел. Устами своего героя он сказал о том, что мучило его так сильно и неотступно: «Дело… в нашей памяти. В нашем понимании того, какой ценой заплачено за победу над самым лютым из врагов, когда-либо нападавших на русскую землю».

— Предположите, о чем пойдет речь в рассказе Е.И.Носова «Живое пламя»?

— Обратимся к произведению и проверим совпадают ли предположения, выдвинутые вами, с событиями, отраженными в произведении.

Чтение произведения Е.И.Носова «Живое пламя» и заполнение маршрутного листа (распечатки с рассказом и маршрутным листом находятся на партах)

Работа с маршрутным листом.

Задание 1. Разделите произведение на основные части, озаглавьте каждую из них.

— Сколько частей у вас получилось?

Беседа по тексту.

— От чьего лица ведется повествование? Что известно о рассказчике?

— Почему Ольга Петровна не любит сажать маки?

— Какие аргументы использует герой чтобы разубедить Ольгу Петровну?

— Почему маки все-таки появляются на клумбе?

— Когда тётя Оля меняет своё отношение к макам? Почему?

Сообщение учащегося

Ярко-красные маки – символ памяти о людях, погибших в военных действиях.

В Англии существует национальный праздник – День Маков – дань памяти погибшим солдатам. 11 ноября — День Памяти всех павших на полях сражений, дата которого знаменует годовщину окончания Первой мировой войны.

Христианская культура заимствовала алый мак, как символ самопожертвования, «смертельного сна», олицетворявшего жертву Христа. Существуют христианские сказания, повествующие нам о том, что там, где упали капли крови распятого Христа, выросли прекрасные маки как символ крови невинно убитого человека. Ещё одна интерпретация маков кроется в мифологии и заключается в том, что яркий алый цвет означает обещание воскресения после смерти.

Проверка понимания текста.

— Можно ли назвать Алексея героем? Почему?

— В чем заключается его подвиг Алексея?

Работа со словарем.

— Ребята, скажите, как вы понимаете выражение «спикировав на спину»? А слово на «ястребке»?

Дело в том, что в военные годы некоторые слова и выражения принимали иной смысл, совсем не тот к которому мы с вами привыкли. Давайте обратимся к вашим предположениям и сравним со словарем.

Работа производится со словосочетанием «спикировав на спину» и словом «ястребке».

ПИКИ́РОВАТЬ, -рую, -руешь; совер. и несовер. Маневрируя (на самолёте), круто снизиться (жаться) с нарастающей скоростью. Пикирующий бомбардировщик. Толковый словарь С.И.Ожегова.

ЯСТРЕБО́К, -бка, муж. (разг.).

1. Маленький ястреб (в 1 знач.).

2. перен. в годы Великой Отечественной войны: обиходное название советского самолёта-истребителя марки «Як» [по имени конструктора А. С.Яковлева]. Толковый словарь С.И.Ожегова.

— Строки из произведения Е.И.Носова не описывают подробно подвиг Алексея, обратите внимание и на то, что автор не дает указания и на фамилию летчика, как вы думаете почему? Является ли это умолчание литературоведческим приемом? Каким? (Назвать и объяснить). Ответ: собирательный образ.

Слово учителя: Действительно во время Великой Отечественной войны множество солдат отдали свою жизнь дабы защитить все то, что сегодня мы называем Родиной, отдали жизнь, чтобы мы с вами могли увидеть мирное небо, без кружащих в нем бомбардиров, без пуль, свистящих над головой, без зарева пламени и столбов дыма от горящих и разрушенных взрывами кварталов.

Использованный Е.И.Носовым прием собирательного образа рисует перед нами и других солдат погибших в бою, многие авторы в своих произведениях прибегают к такому приему, чтобы показать сколько самоотверженных, доблестных воинов защищало свою страну от врага и зачастую имена этих героев нам неизвестны, ярким примером такого произведения становится роман Б. Л.Васильева «В списках не значился». Прототипом главного героя Николая Плужникова послужил неизвестный красноармеец.

Просмотр видеофрагмента https://www.youtube.com/watch?v=3TGjdzagtmU

Задание 2. Запишите в маршрутную карту все эпитеты, которые использует автор при описании маков. Запишите остальные изобразительно-выразительные средства, помогающих автору создать «живое пламя».

— Как в литературоведении могут быть связаны человек и природа?

— Прослеживается ли в произведении связь между человеком и цветами? Приведите цитату из текста. Запишите цитату в маршрутный лист.

— Каким чувством проникнуты последние строки: «А снизу, из влажной, полной жизненной силы земли подымались все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть живому огню»?

— Почему рассказ назван «Живое пламя», только ли образ цветов отражает автор в заголовке?

— Какова основная мысль произведения? Что стремиться донести до нас автор?

Слово учителя: Мысль рассказа Е. И.Носов раскрывает в финале произведения: жизнь человека в военное время так же коротка, как и жизнь мака, но прекрасна своей полнотой и мощью. Огонь в рассказе ассоциируется с душой человека, отдавшего свою жизнь во имя жизни других. Множество солдат, участвовавших в Великой Отечественной войне и не вернувшихся с фронта, останутся в памяти поколений, и из земли, как и прежде, будут подниматься цветы, окутанные багрянцем, «чтобы не дать погаснуть живому огню».

Задание 3. Работа по группам.

Под заголовком «Творческое задание»:

— Первой группе в маршрутном листе необходимо написать от лица Алексея письмо матери.

— Второй группе в маршрутном листе нужно составить синквейн на тему «Мужество солдата».

V. Домашнее задание

Выполнить одно из заданий на выбор.

  • Презентовать книгу или произведение о войне, которое произвело наиболее сильное впечатление (в рассказ должны входить сведения об авторе, краткий сюжет произведения, ваше отношение к прочитанному).
  • Написать сочинение-рассуждение на одну из тем «Память поколений», «Письмо безымянному солдату».
  • Задание для всех: подумать, как бы вы проиллюстрировали рассказ «Живой огонь», выполнить иллюстрацию.

VI. Рефлексия

«Я только хочу, чтобы вы, мужчины и женщины, бывшие солдаты и солдатские жены, участники и очевидцы, пока ещё живы, …  передали бы своим детям и внукам священную память о павших из рук в руки, от сердца к сердцу». Эти строки принадлежат уже известному вам писателю Е.И. Носову, звучат они в произведении «Шопен, соната номер два».

— Скажите в чем заключается просьба писателя?

— Станете ли вы передавать память последующим поколениям?

— Что вы им расскажете? Сформулируйте ответ на основе того, что вы узнали на уроке.

Маршрутная карта

Задание 1.

Разделите произведение на основные части, озаглавьте каждую из них.
____________________________________________________________

____________________________________________________________

Задание 2.

Цитата из текста «______________________________________________

______________________________________________________________»

Запишите все эпитеты, которые использует автор при описании маков. Запишите остальные изобразительно-выразительные средства, помогающих автору создать «живое пламя».
_______________________________________________________________

_______________________________________________________________

Задание 3. Творческое задание.

Во время пожара в здании | Управление в чрезвычайных ситуациях

НИКОГДА НЕ ИСПОЛЬЗУЙТЕ ПОЖАРНУЮ ТРЕВОГУ ! Ваша первая реакция должна заключаться в том, чтобы схватить ключи от комнаты, предупредить окружающих и уйти.

  • Действуйте немедленно, но постарайтесь сохранять спокойствие.
  • Оставайтесь на низком уровне в случае дыма или дыма. Если вы в постели, скатитесь с кровати и подползите к двери.
  • Не тратьте время на одевание или поиск ценностей.
  • Не пытайтесь тушить пожар, если вы не обучены этому.Доверьте пожаротушение профессионалам.
  • Чтобы разбудить спящего, кричите: «Огонь! Всем вон! »

Нащупайте дверную ручку или выше на двери тыльной стороной ладони. Если вам жарко, возможно, огонь находится по ту сторону двери, поэтому держите ее закрытой. Положите одежду, полотенца или газеты в дверные щели, чтобы не допустить проникновения дыма.

  • Даже если дверца остыла, открывайте ее медленно. Встаньте низко и сбоку от двери, на случай, если вокруг нее просочится дым или дым.
  • При попадании тепла и дыма плотно захлопните дверь, набейте в дверных щелях одежду, полотенца или газеты, чтобы не допустить попадания дыма, и используйте другой выход.
  • Если вы откроете окно для побега, убедитесь, что другие окна и двери в комнате плотно закрыты. В противном случае сквозняк из открытого окна может затянуть дым и огонь в комнату.

Если в коридоре нет дыма, спокойно дойдите до ближайшего пожарного выхода и покиньте здание.

  • Используйте лестницу — НИКОГДА не используйте лифт. Лифты обычно подключены к системе обнаружения пожара и недоступны для пассажиров после срабатывания сигнализации.
  • Оставайтесь на низком уровне, чтобы избежать проникновения дыма, дыма и перегретых газов.
  • Закройте двери на выходе, чтобы максимально ограничить огонь.
  • Если сигнализация еще не сработала, отключите пожарную сигнализацию на выходе из здания. Если нет сигнала тревоги, который нужно активировать, кричите «огонь», когда уходите.
  • Быстро перемещайтесь на открытую площадку, вдали от зданий, деревьев, линий электропередач и дорог. Если в вашем здании есть специальная площадка для сборки и это безопасно, отправляйтесь туда.

Если заперли в комнате

Отступление. Закройте как можно больше дверей между вами и огнем. Заделайте трещины вокруг двери, чтобы не проникал дым. Если у вас есть рабочий телефон, позвоните в службу 911 или в техническую полицию Вирджинии и сообщите название вашего здания или адрес, номер комнаты и тот факт, что вы оказались в ловушке и должны быть спасены.Оставайтесь на связи, пока пожарная не прибудет в вашу комнату.

Будьте готовы подать сигнал из окна, но НЕ РАЗБИРАЙТЕ СТЕКЛО без крайней необходимости (наружный дым может попасть внутрь). Откройте окно на несколько дюймов, чтобы подышать свежим воздухом, и повесьте яркую ткань или простыню из окна, чтобы предупредить пожарную службу о вашем местонахождении. Если у вас есть фонарик, используйте его для подачи сигналов ночью.

Если вы застряли на верхних этажах высокого дома:

  • Подложите под закрытые дверцы влажную ткань, чтобы предотвратить распространение дыма.
  • Если у вас есть рабочий телефон, наберите 911 или 540-231-6411 и сообщите название вашего дома или адрес, номер комнаты и тот факт, что вы оказались в ловушке и должны быть спасены. Оставайтесь на связи, пока пожарная не прибудет в вашу комнату.
  • Если вам нужно выбраться через окно и к нему нет примыкающей крыши или пожарной лестницы, свешивайтесь с окна за руки и упадите на землю, чтобы сократить высоту падения.
  • Если вам нужно разбить окно, чтобы выползти, используйте стул, ящик или подобный предмет.Накиньте одеяло на подоконник, чтобы защититься от разбитого стекла при выползании наружу.

В дыму

Падайте на четвереньки и ползите или приседайте низко с головой на высоте 30–36 дюймов над полом, наблюдая за основанием стены во время движения. Не ползайте на животе, потому что более тяжелые токсичные газы могут оседать и образовывать тонкий слой на полу. Как можно дольше задержите дыхание и дышите неглубоко через нос, используя блузку или рубашку в качестве фильтра.

Если вы вынуждены продвигаться сквозь пламя:

  • Задержите дыхание.Двигайтесь быстро, прикрывая голову и волосы. Держите голову опущенной и как можно чаще закрывайте глаза.
  • Если загорится одежда, остановитесь на месте. Падайте на землю и закройте рот и лицо руками, чтобы защитить их от огня. Затем перекатывайтесь, чтобы потушить огонь.

Соберитесь в зоне, обозначенной в вашем ведомственном плане действий в чрезвычайных ситуациях, если это применимо, и оставайтесь там до тех пор, пока сотрудник общественной безопасности или пожарная служба не проинструктируют вас о том, что входить в здание безопасно.Если нет назначенного места сборки, сохраняйте безопасное расстояние от здания, чтобы у аварийного персонала и оборудования было достаточно места для доступа к зданию. Наберите 911 из безопасного места и сообщите о характере и месте пожара. Следуйте указаниям аварийного персонала, если таковой имеется. Не возвращайтесь внутрь здания, пока не проинструктирует офицер общественной безопасности.

Если вы заметили небольшой пожар

Небольшой пожар определяется как размер корзины для мусора или меньше. В особых условиях небольшие пожары можно потушить до полной эвакуации, если вы прошли обучение и чувствуете себя комфортно с огнетушителем. Пожар должен быть действительно небольшим и управляемым, и вам понадобится как правильный огнетушитель, так и знание того, как его использовать. ЗАПРЕЩАЕТСЯ заходить в задымленную комнату , даже если там нет огня. В любом случае, постоянно оценивайте ситуацию и будьте готовы к эвакуации, если пожар невозможно легко контролировать. При любых обстоятельствах:

  • Предупредить людей в этом районе.
  • Включить пожарную тревогу.
  • Сохраняйте доступный выход.
  • Избегать дыма и дыма.
  • Потушите огонь или воспользуйтесь подходящим огнетушителем.Направьте огнетушитель на основание огня. Только обученный персонал должен использовать огнетушители. Используйте огнетушитель при небольших пожарах, ТОЛЬКО если это безопасно; в противном случае ВЫБИРАЙТЕСЬ.
  • Оставайтесь на связи, чтобы ответить на вопросы сотрудников службы общественной безопасности или пожарной части.
  • Обратитесь на физический завод (540-231-4300) или в службу технической поддержки (540-231-4300) для замены огнетушителя.
  • Сообщите обо всех пожарах начальнику.

Инструкция по пожаротушению

P — ВЫТЯНИТЕ английскую булавку от ручки.

A — AIM (сопло, конус, рог) у основания пожара.

S — НАЖМИТЕ рукоятку спускового крючка.

S — ДВИГАЙТЕ из стороны в сторону (следите за повторным миганием).

Высотные квартиры


Если вы живете в многоэтажной квартире, вам следует знать еще несколько вещей на случай пожара в вашем доме:

  • Изучите планы эвакуации вашего здания. Узнайте, где находится пожарная сигнализация, и научитесь ими пользоваться.Разместите номера экстренных служб пожарной части (911) возле всех телефонов.
  • Если в вашем здании есть система громкой связи, внимательно слушайте и следуйте инструкциям.
  • Никогда не поднимайтесь на лифте, когда выходите из горящего здания. Вместо этого идите прямо к ближайшей лестнице, свободной от огня и дыма.
  • Если вы не можете добраться до пожарной лестницы, идите в комнату с внешним окном.
  • Если есть рабочий телефон, наберите 911 и сообщите, где вы находитесь. Сделайте это, даже если на улице внизу вы видите пожарные машины.
  • Стойте так, чтобы спасатели могли видеть вас через окно, и махайте светлой тканью, например полотенцем для рук, чтобы привлечь их внимание.
  • Если возможно, откройте окно сверху и снизу. Будьте готовы быстро закрыть окно, если влетит дым.
  • Возможно, вам придется запастись терпением — спасение жителей многоэтажного дома может занять до нескольких часов.

Экологическая опасность ям для костра на заднем дворе

Уважаемый EarthTalk! Ямы для костра на заднем дворе стали последним обязательным элементом садоводства.Насколько они вредны для окружающей среды?
— Майкл О’Лафлин, Тигард, OR

С наступлением осени и начала падать ртуть, многие из нас хотят продлить время на открытом воздухе, и сидение у костровой ямы на заднем дворе стало одним из самых популярных способов сделать это. Но даже несмотря на то, что это может быть весело — да еще кому-нибудь? — это вредно для окружающей среды, особенно в периоды, когда качество воздуха и так оставляет желать лучшего.

Трудно оценить более сильное влияние кострищ на заднем дворе на качество воздуха на местном или региональном уровне, но никто не ставит под сомнение тот факт, что вдыхание древесного дыма может вызывать раздражение, если не совсем вредно.По данным Агентства по охране окружающей среды США (EPA), так называемые мелкие частицы (также называемые твердыми частицами) являются наиболее опасными компонентами древесного дыма с точки зрения здоровья, поскольку они «могут попасть вам в глаза и дыхательную систему, где они могут вызывают проблемы со здоровьем, такие как жжение в глазах, насморк и такие болезни, как бронхит ».

Мелкие частицы также усугубляют хронические сердечные и легочные заболевания и были связаны с преждевременной смертью тех, кто уже страдает от таких недугов.Таким образом, EPA рекомендует всем, кто страдает застойной сердечной недостаточностью, стенокардией, хроническим обструктивным заболеванием легких, эмфиземой или астмой, в целом держаться подальше от древесного дыма. Воздействие древесного дыма на детей также должно быть ограничено, поскольку их дыхательная система все еще развивается, и они вдыхают больше воздуха (и загрязненного воздуха) на фунт веса тела, чем взрослые.

География и топография играют роль в том, насколько вредным может быть древесный дым на уровне всего сообщества. Людям, живущим в глубоких долинах с крутыми стенами, где воздух имеет тенденцию застаиваться, следует проявлять осторожность, чтобы не разжечь костры на заднем дворе во время предупреждений о смоге или в других случаях, когда качество воздуха уже низкое.Затяжной дым может быть проблемой даже на открытых площадках, особенно зимой, когда температурные инверсии ограничивают поток воздуха.

Департамент экологии штата Вашингтон сообщает, что около 10 процентов загрязнения воздуха в зимний период по всему штату может быть связано с мелкими частицами древесного дыма, выходящими из дровяных печей. Хотя дровяная печь может быть неизбежным злом в качестве источника внутреннего тепла, нет оправдания тому, чтобы зажигать костровую яму на заднем дворе в то время, когда вы можете создать проблемы для здоровья своих соседей.

Другой потенциальный риск использования костровой ямы на заднем дворе — это возгорание лесного пожара. Некоторые общины, окруженные лесными массивами, добровольно вводят сезонные запреты на сжигание, чтобы жители случайно не устроили лесной пожар, пока они гуляют на заднем дворе. Если вы живете в одном из этих районов, вы, вероятно, уже знаете об этом, и вам следует соблюдать правила.

Если вам необходимо зажечь костровище на заднем дворе, примите некоторые меры, чтобы ограничить воздействие древесного дыма на друзей и семью.Бюро качества воздуха штата Мэн рекомендует использовать только выдержанные дрова и сжигать их таким образом, чтобы способствовать полному сгоранию (небольшие горячие костры лучше, чем большие тлеющие), чтобы свести к минимуму количество вредного дыма. Мораль этой истории: если вам нужно сжечь, сжигайте ответственно.

КОНТАКТЫ : Агентство по охране окружающей среды США (EPA), www.epa.gov; Департамент экологии штата Вашингтон, www. ecy.wa.gov; Бюро качества воздуха штата Мэн, www.maine.gov/dep/air/.

EarthTalk выпускается E / The Environmental Magazine.ВОПРОС ПО ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЕ? Отправьте его по адресу: EarthTalk , c / o E / The Environmental Magazine , P.O. Box 5098, Westport, CT 06881; отправьте его по адресу: www.emagazine.com/earthtalk/thisweek/ или по электронной почте: [email protected] Прочтите предыдущие колонки на сайте: www.emagazine.com/earthtalk/archives.php

Безопасность огнетушителя

Полная история

Споры о том, когда люди впервые начали использовать огонь, продолжаются, но вскоре после этого управление и тушение пожаров стало естественным явлением.Методы тушения пожаров в Древнем Египте и Риме включали использование ручных водяных насосов и ведерных бригад. Технология значительно продвинулась и включает в себя другие методы пожаротушения, но все еще сосредоточена на отводе тепла и / или кислорода от огня и прерывании химической реакции, ответственной за пожар. Сегодняшние переносные огнетушители представляют собой канистры под давлением, которые выделяют различные средства пожаротушения, включая порошки, газы и воду. Большинство огнетушителей следует использовать в режиме ПРОХОДА: вытащите английскую булавку, наведите огнетушитель на основание огня, сожмите ручку и смахните спрей из стороны в сторону.

В США пожары подразделяются на пять основных классификаций, и рейтинг огнетушителей зависит от типа пожара, который они предназначены для тушения. Пожары класса A связаны с обычными легко горящими материалами, такими как бумага, ткань и некоторые пластмассы. Пожары класса B возникают из-за легковоспламеняющихся жидкостей, таких как бензин, непищевые масла, растворители и спирты. Пожары класса C связаны с электрическим оборудованием, таким как бытовые приборы, компьютеры и электроинструменты, которые подключены к электрической розетке, находящейся под напряжением / под напряжением.Типичные домашние пожары обычно относятся к классу A, B или C. Пожары класса D связаны с горючими металлами, такими как литий, титан и цирконий, и связаны с производственными объектами. Пожары класса K возникают из-за кулинарных масел и жиров, используемых во фритюрницах на коммерческих кухнях. В этой статье речь пойдет о переносных огнетушителях, которые обычно можно найти в домах и офисах.

Многие огнетушители выпускают мелкодисперсный порошок. Наиболее распространенным является тип многоцелевого сухого химического вещества, который используется при пожарах классов A, B и C.Они содержат моноаммонийфосфат в виде желтого порошка. Желтый цвет помогает отличить его от других многоцелевых огнетушителей. Обычные сухие химические огнетушители используются только при пожарах классов B и C. Они часто содержат бикарбонат натрия (пищевая сода) в виде белого порошка.

Вдыхание моноаммонийфосфата и бикарбоната натрия может вызвать легкое раздражение носа, горла и легких и привести к таким симптомам, как одышка и кашель.Также возможно головокружение и головная боль. Эти симптомы обычно быстро проходят на свежем воздухе. Постоянное незначительное раздражение часто проходит после обработки паром, например, после принятия душа. Люди с легочными заболеваниями, такими как астма, или люди, у которых распылено средство с близкого расстояния, могут иметь более серьезные респираторные эффекты и могут нуждаться в медицинской помощи. Попадание этих порошков в глаза, нос, горло и кожу может вызвать раздражение, которое должно исчезнуть после ополаскивания пораженного участка. Преднамеренное вдыхание или проглатывание может вызвать серьезные симптомы, такие как пневмония, судороги, нерегулярное сердцебиение и почечная недостаточность.Людям с более чем легкими симптомами или лицам с преднамеренным воздействием следует лечить в медицинском учреждении.

Огнетушители с двуокисью углерода (CO 2 ) используются при пожарах классов B и C. Они выделяют сжатый газ CO 2 , который подавляет огонь, блокируя кислород, необходимый для огня. В отличие от сухих химикатов, этот негорючий газ быстро испаряется, ничего не оставляя. Поскольку газ находится под давлением, могут выделяться кусочки сухого льда (твердый CO 2 ).CO 2 не следует путать с оксидом углерода. Окись углерода — очень токсичный газ, который образуется при сжигании топлива и может образовываться из-за неисправных газовых приборов, выхлопных газов автомобилей и пожаров. CO 2 — это природный газ, который входит в состав воздуха, которым мы дышим. CO 2 также содержится в газированных напитках. Токсичность при вдыхании CO 2 возникает только при очень высоких концентрациях. В большинстве случаев в этой области достаточно кислорода, чтобы предотвратить отравление.Однако токсичность может возникнуть, если огнетушитель CO 2 используется в небольшом, плохо вентилируемом помещении. Вдыхание концентрированного CO 2 вызывает те же симптомы, что и недостаток кислорода, включая затрудненное дыхание, головокружение и потерю сознания. Любой, кто подвергся воздействию концентрированного CO 2 , должен немедленно выйти на свежий воздух. Медицинская помощь потребуется для эффектов, которые не проходят быстро, или для тех, кто теряет сознание. Прямой контакт кожи с CO 2 под давлением может вызвать обморожение.Повреждение кожи может ограничиваться легким покраснением, но также возможны волдыри. Повреждение глаз также может произойти при прямом воздействии.

Если вы подозреваете, что кто-то вдохнул аэрозоль из огнетушителя, немедленно выведите его на свежий воздух. Воздействие любого из сухих химических огнетушителей на глаза или кожу следует лечить немедленным ополаскиванием пораженных участков. После того, как эта начальная обработка будет проведена, обратитесь к онлайн-инструменту POISON CONTROL ® или позвоните в Poison Control по телефону 1-800-222-1222.

Карен Д. Домингес, PharmD
Сертифицированный специалист по информации о ядах

Технология неандертальского разжигания огня, полученная на основе анализа микролинз

  • 1.

    Hough, W. Устройство для разжигания огня в Национальном музее США. Proc U S Natl Mus 73 (1928).

  • 2.

    Тваури, А. Период миграции, эпоха до викингов и эпоха викингов в Эстонии . (Издательство Тартуского университета, 2012).

  • 3.

    Сало, Укко У. Агриколы в свете археологии: хронологическое и интерпретирующее исследование древней финской религии. Scripta Instituti Donneriani Aboensis: древнескандинавские и финские религии и культовые топонимы 13 (1990).

  • 4.

    Lagercrantz, S. Африканские методы разжигания огня . (Almqvist & Wiksells Boktryckeri, 1954).

  • 5.

    Roussel, B. La production du feu par percussion de la pierre: Préhistoire, этнография, эксперименты .(Издания Monique Mergoil, 2005 г.).

  • 6.

    Стаперт Д. и Йохансен Л. Кремень и пирит: разжигание огня в каменном веке. Античность 73 , 765–777 (1999).

    Артикул Google Scholar

  • 7.

    Грённов Б., Аппельт М. и Одгаард У. В «Свет подкожного жира: первые каменные лампы в Гренландии и за ее пределами в северных мирах: пейзажи, взаимодействие и динамика» (ред.Гуллов, Х. К.) 403–422 (Публикации из Национального музея, том 22, 2014 г.).

  • 8.

    Гомес Кутули, Ю. А., Герет, К., Ренар, К. М., Красински, К. Э. и Вигал, Б. Т. Доисторический прожектор середины голоцена из квартир Гудпастер, внутренние районы Аляски. Альск Дж. Антрополь 13 , 71–86 (2015).

    Google Scholar

  • 9.

    Beugnier V, Pétrequin P. Pierres à briquet: использование маркасита в Les sites littoraux néolithiques de Clairvaux-les-Lacs et de Chalain (Jura), III Chalain, station (ed.Петрекен, П.) гл. 33, 429–434 (Maison des Sciences de l’Homme, Vol. 3, 1997).

  • 10.

    Guéret, C. L’outillage du Premier Mésolithique dans le Nord de la France et en Belgique. Eclairages fonctionnels Кандидатская диссертация, Университет Пантеон-Сорбонна, (2013).

  • 11.

    van Gijn, A. L., van Betuuw, V., Verbaas, A. & Wentink, K. Flint, добыча и использование в Schipluiden: неолитическое поселение на голландском побережье Северного моря, c. 3500 cal BC (ред. Louwe Kooijmans, L.П. и Йонгсте, П. Ф. Б.) Гл. 7, 129–165 (Annalecta Praehistorica Leidensia, Vol. 37–38, 2006).

  • 12.

    Павлик А. Карманная зажигалка раннего бронзового века в работе Литика в действии: доклады конференции Литоведение в 2000 году . (ред. Уокер, Э. А., Венбан-Смит, Ф. и Хили, Ф.) Гл. 16, 149–151 (Oxbow Books, 2004).

  • 13.

    Судол-Процик, М., Адамчак, К. и Осипович, Г. Кремневый кинжал из Бжозы, ком. Нова Вес Велька, р-н Быдгощ., Куявско-Поморское воеводство. Spraw Archeol 69 , 373–390 (2017).

    Google Scholar

  • 14.

    Соренсен, А., Робрукс, В. и ван Гийн, А. Производство пожаров в далеком прошлом? Подходящая световая модель. J Archaeol Sci 42 , 476–486 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 15.

    Ротс, V. Образование следов, световые лучи и вклад функционального анализа в понимание палеолитических контекстов в A Mind set on Flint.Исследования в честь Дика Стаперта (ред. Никус, Дж. Л. Т., Бартон, Р. Н. Э., Стрит М. и Тербергер, Т.), гл. 9. С. 149–162 (Баркхейс, 2012).

  • 16.

    Ротс, В. Хафтинг и интерпретация функции памятников в европейском среднем палеолите в Динамика поселений среднего палеолита и среднего каменного века (ред. Конард, Н. Дж. И Делань, А.) Гл. 17, 383–410 (Kerns Verlag, 2015).

  • 17.

    Weiner, J. & Floss, H. Eine Schwefelkiesknolle aus dem Aurignacien vom Vogelherd, Баден-Вюртемберг — Zu den Anfängen der Feuererzeugung im europäischen Paläolithikum. Archäol Inf 27 , 59–78 (2004).

    CAS Google Scholar

  • 18.

    Floss, H. Rapport de fouille programmée. Les Grottes de La Verpillière I и II в Germolles. Sérvice Régional d’Archéologie and Abteilung für Ältere Urgeschichte . (Тюбингенский университет, Дижон и Тюбинген, 2009 г.).

  • 19.

    Ларкин Н.Р. Распад пирита: причина и следствие, профилактика и лечение. NatSCA News 21 , 35–43 (2011).

    Google Scholar

  • 20.

    Leduc, T., Goemaere, E., Jadin, I. & Cattelain, P. L’altération des briquets en «marcassite» du «Trou de Chaleux» (fouilles d’Edouard Dupont): identity des фазы minérales primaires et secondaires. ArcheoSciences , 85–93 (2012).

  • 21.

    Ломбардо, Т., Гролимунд, Д., Кинхольц, А., Хуберт, В. и Верле, М. Использование фрагментов кремневого камня в качестве «огневых средств» в период неолита: дополнительные микро -аналитические свидетельства. Microchemical J 125 , 254–259 (2016).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 22.

    Johansen, L. & Stapert, D. Повторное посещение Vuurmakers uit het Laat-Paleolithicum. Paleo-Aktueel 12 , 15–19 (2001).

    Google Scholar

  • 23.

    Коллин, Ф., Мэттарт, Д., Пирне, Л. и Спекенс, Дж. Л’обтион дю feu par percussion: Approche expérimentale et tracéologique. Bull cherch Wallonie 31 , 19–49 (1991).

    Google Scholar

  • 24.

    Sandgathe, D. M. et al. . О роли огня в адаптации неандертальцев в Западной Европе: данные Печ де л’Аз и Рок де Марсаль, Франция. ПалеоАнтрополь , 216–242 (2011).

  • 25.

    Sandgathe, D. M. et al. . Сроки появления привычного использования огня. Proc Natl Acad Sci 108 , E298 (2011).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 26.

    Roebroeks, W. & Villa, P. Ответ Sandgathe et al . : Неандертальцы используют огонь. Proc Natl Acad Sci 108 , E299 (2011).

    Артикул PubMed Central ОБЪЯВЛЕНИЯ Google Scholar

  • 27.

    Roebroeks, W. & Villa, P. О самых ранних свидетельствах обычного использования огня в Европе. Proc Natl Acad Sci 108 , 5209–5214 (2011).

    Артикул PubMed PubMed Central ОБЪЯВЛЕНИЯ Google Scholar

  • 28.

    Соренсен А.С. О связи между климатом и использованием огня неандертальцами во время последнего ледникового периода на юго-западе Франции. Quat Int 436 , 114–128 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Heyes, P. и др. . Выбор и использование диоксида марганца неандертальцами. Научный сотрудник 6 , 22159 (2016).

    Артикул PubMed PubMed Central ОБЪЯВЛЕНИЯ CAS Google Scholar

  • 30.

    Соренсен, А. и Ротс, В. Тестирование «модели целесообразного удара светом»: экспериментальная оценка, основанная на первом идентифицированном среднепалеолитическом среднепалеолитическом огнеупоре из Бетанкура (Франция) в Union Internationale des Предисторические и протоисторические науки (UISPP) XVII 1005–1006 (Бургос, Испания, 2014 г.).

  • 31.

    Ротс, V. Использование и переноска орудий в западноевропейском среднем палеолите в Le Paléolithique Moyen en Belgique. Mélanges Marguerite Ulrix-Closset (ред. Туссен, Г., Ди Модика, К. и Пирсон, С.) 277–287 (ERAUL 128, 2011).

  • 32.

    Geneste, J.-M. Анализируйте lithique d’industries moustériennes du Périgord: une Approche technologique du comportement des groupes humaines au Paléolithique moyen Докторская диссертация, Университет Бордо, (1985).

  • 33.

    Turq, A. Le Paléolithique inférieur et moyen entre Dordogne et Lot . (Палео, приложение № 2, 2000 г.).

  • 34.

    Soressi, M. Le Moustérien de Acheuléenne du Sud-ouest de la France. Дискуссия о значении изображения на поверхности, сравниваемой с четвертыми объектами: Pech-de-l’Azé I, Le Moustier, La Rochette et la Grotte XVI, докторская диссертация , Университет Бордо I, (2002).

  • 35.

    Соресси, М. От мустьерской ахелианской традиции типа A к типу B: техническая традиция, сырье, задачи или динамические изменения поселений? В Динамика поселений среднего палеолита и среднего каменного века, том 2 (изд.Конард, Н. Дж.) Гл. 16, 343–366 (Публикации Тюбингена в доисторические времена, 2004 г.).

  • 36.

    Faivre, J.-P. L’industrie moustérienne du niveau Ks (locus 1) des Fieux (Miers, Lot): mobilité humaine et diversité des compétences methods. Bull Soc Prehist Fr 103 , 17–32 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 37.

    Claud, E. Новые функциональные данные о среднепалеолитических бифасах из юго-западной и северной Франции в Труды Международной конференции по анализу износостойкости , Фаро , Португалия (ред. Marreiros, J., Бичо, Н. и Гибаджа, Дж. Ф.) гл. 13, 140–151 (Cambridge Scholars, 2014).

  • 38.

    Claud, E. Les bifaces: des outils polyfonctionnels? Étude tracéologique intégrée de bifaces du Paléolithique moyen récent du Sud-Ouest de la France. Bull Soc Prehist Fr 109 , 413–439 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 39.

    Colonge, D. et al. . Предварительные результаты исследования новых палеолитических стоянок под открытым небом недалеко от Байонны (юго-запад Франции). Quat Int 364, (109–125 (2015).

    Google Scholar

  • 40.

    Brenet, M. et al. . Функция и роль бифасов в позднем среднем палеолите юго-западной Франции: примеры от Шаранты и Дордони до Страны Басков. Quat Int 428 (Часть A), 151–169 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 41.

    Клод, Э. Le statut fonctionnel des bifaces au Paléolithique moyen récent dans le Sud-Ouest de la France: Étude tracéologique intégrée des outillages des sites de La Graulet, La Conne de Bergerac, Combe Brune 2, Fonseigner et Chez-Pinaud, / Jonzac, Университет наук и технологий — Бордо I, (2008 г.).

  • 42.

    Соренсен А. и Клод Э. Неандертальцы утилизируют брикеты в силе? In Néandertal à la loupe (координатор Turq, A., Faivre, J.-P., Maureille, B., Lahaye, C. & Bayle, P.) 113–120 (Национальный музей предварительной истории, 2016 г.)

  • 43.

    Soressi, M. et al. . Pech-de-l’Azé I (Дордонь, Франция): nouveau принимая во внимание украшения moustérien de Acheuléenne Connu Depuis le XIX века в Les sociétés Paléolithiques d’un grand Sud-Ouest: nouveaux gisements, nouvelles nouveveaux rédés 902 (ред. Жобер, Дж., Бордес, Ж.-Г. и Ортега, И.) 95–132 (Société Préhistorique française, 2008).

  • 44.

    Ihuel, E. Le Bout des Vergnes, Бержерак. Дордонь. Аквитания. Contournement ouest de Bergerac. Rapport final d’opération preventive, CG 24, Service Régional d’Archéologie d’Aquitaine . (в стадии подготовки).

  • 45.

    Johansen, L. & Stapert, D. Эксперименты, касающиеся «инструментов для разжигания огня»; Lejre Research Center , 1995 (1996).

  • 46.

    Thiébaut, C. et al. . Переработка и повторное использование ядер и бифасов в период среднего палеолита в Западной Европе. Palethnologie 2 , 3–41 (2010).

    Google Scholar

  • 47.

    Ротс, следы V. Un tailleur et ses. Микроскопические следы производства: экспериментальная программа и потенциальная интерпретация. Bull Cherch Wallonie 2 , 51–67 (2010).

    Google Scholar

  • 48.

    Astruc, L. Текстура кремневых материалов и влияние на природу и развитие следов использования экспериментальных методов. L’exemple des Cherts de la Formation de Lefkara (Chypre) в Préhistoire et Approche expérimentale (редакторы Bourguignon, L., Ortega, I. & Frère-Sautot, M.-C.) 213–232 (Editions Monique Mergoil, 2001).

  • 49.

    Astruc, L. Artisanat lié au travail des matières minérales et Approches expérimentales. Le cas Khirokitia (Néolithique précéramique, Chypre) в Préhistoire et Approche expérimentale (ред. Бургиньон, Л., Ортега, И. и Фрер-Сото, М.-К.) 233–257 (Editions Monique Mergoil, 2001).

  • 50.

    Бирн, Л., Олле, А. и Верже, Дж. Под молотом: остатки производства и микромонтажа экспериментальных каменных инструментов. Археометрия 48 , 549–564 (2006).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 51.

    Claud, E., Mourre, V., Thiébaut, C. & Brenet, M. Le recyclage au Paléolithique moyen. Des bifaces et des nucléus utilisés com percuteurs. Archéopages 29 , 6–15 (2010).

    Google Scholar

  • 52.

    Beyries, S. & Walter, P. Racloirs et colorants à Combe-Grenal. Le problème de la retouche Quina. Quaternaria Nova 6 , 167–187 (1996).

    Google Scholar

  • 53.

    Niekus, M. J. L. T. et al. . Новости с севера: стоянка позднего среднего палеолита, богатая ручными топорами, на плато Дренте-Фризский тилль недалеко от Ассена, Нидерланды; первые результаты пробных раскопок. Quat Int 411 , 284–304 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 54.

    Фере, П. Сен-Аманд-ле-О (Север де ла Франс). Заключительный отчет о превентивной работе, INRAP Nord-Picardie, SRA Nord-Pas-de-Calais. (в стадии подготовки).

  • 55.

    Соресси, М. и Хейс, М. А. Производство, транспортировка и использование мустьерских бифасов. Пример из Перигора (Франция) в Множественные подходы к изучению двусторонних технологий (ред. Соресси, М.И Диббл, Х.) гл. 6, 125–147 (Издательство Музея Пенсильванского университета, 2003).

  • 56.

    Faivre, J.-P. Технико-экономическая организация производственных систем в современном палеолитическом районе Северного Востока: Combe-Grenal et Les Fieux. Кандидатская диссертация, Университет Бордо I (2008 г.).

  • 57.

    Jaubert, J. et al. . Современная палеолитическая эпоха и восходящая палеолитическая эпоха в Жонзак (Приморская Шаранта): первые результаты исследований кампаний 2004–2006 гг. В Le sociétés du Paléolithique dans un Grand Sud-Ouest de la France: nouveaux gisements, 902 , Дж., Бордес, Ж.-Г. И Ортега, I.) 203–243 (Société Préhistorique française, 2008).

  • 58.

    Бурдийя, В. Наблюдения на фауне ниво 6-8 де Шез-Пино в Палеолитический сайт Шез-Пино в Жонзак, Приморская Шаранта: первые результаты: этюды сюр ля купе Vol. 8 (изд. Airvaux, J.) 103–123 (Ассоциация Préhistoire du Sud-Ouest, 2004 г.).

  • 59.

    Rendu, W. Планирование жизнедеятельности в соответствии с территорией derniers Moustériens Докторская диссертация, Университет Бордо 1, (2007).

  • 60.

    Bordes, F. Повесть о двух пещерах . (Харпер и Роу, 1972).

  • 61.

    Bordes, F. Les gisements du Pech de l’Azé (Дордонь). I. Le Mousterien de Acheuléenne I et suite, avec une note paleontologique de J.Bouchud. L’Anthropologie 58–59 , 401–432 и 1–38 (1954–55).

  • 62.

    Валладас, Х. и др. . Датирование термолюминесцентных приборов mousteriens du Sud de la France. L’Anthropologie 91 , 211–226 (1987).

    Google Scholar

  • 63.

    Demars, P. Y. Les colorants dans le Moustérien du Périgord. L’apport des fouilles de F. Bordes. Bull Soc Prehist Fr 47 , 185–194 (1992).

    Google Scholar

  • 64.

    Диббл, Х. Л., Сандгат, Д. , Голдберг, П., Макферрон, С. и Альдейас, В. Могли ли западноевропейские неандертальцы разводить огонь? J Палеолитический археол 1 , 54–79 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 65.

    Соренсен, А. К. и Шерджон, Ф. fiReproxies: вычислительная модель, обеспечивающая понимание археологических комплексов каменных пород, подвергшихся термическому воздействию. PLOS ONE 13 , e0196777 (2018).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 66.

    Anderson-Gerfaud, P. Методологический вклад в анализ использования микротреков на доисторических методах Докторская диссертация, Университет Бордо (1981).

  • 67.

    van Gijn, A. L. Износ кремня: принципы функционального анализа применительно к голландским неолитическим комплексам . (Лейденский университет, 1990).

  • 68.

    Кили, Л. Х. Экспериментальное определение использования каменных орудий: анализ микролинии . (Издательство Чикагского университета, 1980).

  • 69.

    Семенов С.А. Доисторическая технология: экспериментальное исследование древнейших орудий труда и артефактов по следам изготовления и износа .(Кори, Адамс и Маккей, 1964).

  • 70.

    Fullagar, R. Функциональный анализ и его значение для двух археологических комплексов на юго-востоке Австралии. Кандидатская диссертация, Университет Ла Троб (1986).

  • 71.

    Lemorini, C. Reconnaître des tactiques d’exploitation du milieu au Paléolithique moyen. La вклад де l’analyse fonctionnelle; étude fonctionnelle des Industries lithiques de la Grotta Breuil (Latium, Italie) et de la Combette (Bonnieux, Vaucluse, France) .(BAR International Séries 858, 2000).

  • 72.

    Оделл, Г. Х. и Оделл-Вереекен, Ф. Проверка надежности оценок износостойкости каменных материалов с помощью «слепых испытаний»: подход с низким энергопотреблением. J Полевой археол 7 , 87–120 (1980).

    Google Scholar

  • 73.

    Claud, E., Deschamps, M., Colonge, D., Mourre, V. & Thiébaut, C. Экспериментальный и функциональный анализ отщепов позднего среднего палеолита из Юго-Западной Европы (Франция и Испания). J Archaeol Sci 62 , 105–127 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 74.

    Claud, E., Brenet, M., Maury, S. & Mourre, V. Étude expérimentale des macrotraces d’utilisation sur les tranchants des bifaces. Caractérisation et Potentiel Diagnostique. Nouvelles Archéol , 55–60 (2009).

  • 75.

    Бейри, С. и Плиссон, Х. Пуэнтс или какие треугольники? Données fonctionnelles dans le Moustérien levantin. Paléorient 24 , 5–24 (1998).

    Google Scholar

  • 76.

    Трингем, Р., Купер, Г., Оделл, Г., Войтек, Б. и Уитман, А. Эксперименты по образованию краевых повреждений: новый подход к анализу каменных пород. J Полевой археол 1 , 171–196 (1974).

    Google Scholar

  • 77.

    Хайден Б. Литический анализ износа и износа .(Academic Press, 1979).

  • 78.

    Плиссон, H. La fonction des outils de silx dans les grottes ornées paléolithiques. Siècle Constr Discours Sci Préhist 3 , 125–132 (2007).

    Google Scholar

  • Чтобы разжечь огонь

    , Джек Лондон


    История Лондона представлена ​​в нашем сборнике собачьих историй и рассказов для средней школы.

    День был разорван холодным и серым, чрезвычайно холодным и серым, когда человек свернул с главной дороги Юкона и поднялся на высокий берег земли, где тусклая и мало проходимая тропа вела на восток через густые еловые леса.Это был крутой берег, и он остановился передохнуть на вершине, извиняясь перед собой, взглянув на часы. Было девять часов. Ни солнца, ни намёка на солнце не было, хотя на небе не было ни облачка. День был ясный, и все же казалось, что на лицах вещей лежала неосязаемая пелена, тонкий мрак, делавший день темным, и это было из-за отсутствия солнца. Этот факт не волновал мужчину. Он привык к отсутствию солнца. Прошло несколько дней с тех пор, как он видел солнце, и он знал, что должно пройти еще несколько дней, прежде чем этот веселый шар, расположенный прямо на юге, просто выглянет из-за линии горизонта и немедленно исчезнет из поля зрения.

    Мужчина бросил взгляд назад по дороге, по которой пришел. Юкон лежал в милю шириной и был скрыт под трехфутовым льдом. Поверх этого льда было столько же футов снега. Все было чисто-белым, плавными волнами переходившего в ледяной затор ледяной корки. На севере и юге, насколько мог видеть его глаз, он был сплошным белым, за исключением темной линии волос, которая изгибалась и закручивалась вокруг покрытого елью острова на юг, а затем изгибалась и закручивалась на север, где он скрылся за другим поросшим елью островом. Эта темная полоса волос была тропой — главной тропой, — ведущей на юг на пятьсот миль к перевалу Чилкут, Дайе и соленой воде; и это вело на север семьдесят миль к Доусону, и еще дальше на север на тысячу миль до Нулато, и, наконец, на Сент-Майкл на Беринговом море, на тысячу и полторы тысячи миль.

    Но все это — таинственный, далеко идущий волосяной след, отсутствие солнца с неба, ужасающий холод, странность и непостижимость всего этого — не произвело никакого впечатления на человека.Не потому, что он давно к этому привык. Он был новичком в этой стране, чечако, и это была его первая зима. Беда в том, что у него не было воображения. Он был быстр и внимателен в жизненных вопросах, но только в вещах, а не в значениях. Пятьдесят градусов ниже нуля означало восемьдесят с лишним градусов мороза. Этот факт произвел на него впечатление холодным и неудобным, вот и все. Это не заставляло его размышлять о своей немощи как создания температуры, и о слабости человека в целом, способного жить только в определенных узких пределах тепла и холода; и оттуда это не привело его к гипотетической области бессмертия и места человека во вселенной. Пятьдесят градусов ниже нуля означали сильный мороз, от которого нужно предохраняться, используя варежки, ушные вкладыши, теплые мокасины и толстые носки. Пятьдесят градусов ниже нуля были для него ровно пятьдесят градусов ниже нуля. Что в этом должно быть что-то большее, чем эта мысль, никогда не приходила ему в голову.

    Повернувшись, чтобы продолжить, он задумчиво сплюнул. Раздался резкий взрывной треск, который поразил его. Он снова плюнул. И снова в воздухе, не успев упасть на снег, слюна затрещала.Он знал, что при температуре ниже пятидесяти слюна потрескивала по снегу, но эта слюна потрескивала в воздухе. Несомненно, было холоднее пятидесяти ниже — он не знал, насколько холоднее. Но температура не имела значения. Он направлялся к старому владению на левой развилке Хендерсон-Крик, где уже были мальчики. Они перебрались через водораздел из страны Индиан-Крик, в то время как он пришел окольным путем, чтобы взглянуть на возможности вывоза бревен весной с островов Юкона.Он будет в лагере к шести часам; правда, немного после наступления темноты, но мальчики будут, огонь будет и горячий ужин будет готов. Что касается обеда, он прижал руку к торчащему из-под пиджака свертку. Оно также было под рубашкой, завернутое в платок и лежащее на голой коже. Это был единственный способ уберечь печенье от замерзания. Он приятно улыбнулся про себя, когда подумал об этих бисквитах, каждое разрезанное и пропитанное жиром из бекона, и каждое из них содержит щедрый ломтик жареного бекона.

    Он нырнул среди больших елей. След был слабым. С тех пор, как проехали последние сани, выпало фут снега, и он был рад, что остался без саней, путешествуя налегке. На самом деле он не нес ничего, кроме завтрака, завернутого в носовой платок. Однако он был удивлен холоду. «Конечно, было холодно», — заключил он, потирая затекший нос и скулы рукой в ​​рукавице. Это был человек с теплыми усами, но волосы на его лице не защищали высокие скулы и нетерпеливый нос, который агрессивно выпирал в морозный воздух.

    За мужчиной по пятам бежала собака, большая туземная хаски, настоящая волчья собака, с серой шерстью и без каких-либо видимых или темпераментных отличий от своего брата, дикого волка. Животное угнетало ужасный холод. Он знал, что сейчас не время для путешествий. Его инстинкт подсказал ему более правдивую историю, чем тот, что ему рассказывал его суждение. На самом деле было не просто холоднее пятидесяти градусов ниже нуля; ниже шестидесяти было холоднее, чем ниже семидесяти. Было семьдесят пять ниже нуля.Поскольку точка замерзания тридцать два выше нуля, это означало, что получилось сто семь градусов мороза. Собака ничего не знала о градусниках. Возможно, в его мозгу не было острого осознания состояния очень холода, как это было в мозгу человека. Но у зверя был свой инстинкт. Он испытал смутное, но угрожающее предчувствие, которое подавило его и заставило скользить по пятам человека, и это заставило его с нетерпением подвергнуть сомнению каждое непривычное движение человека, как если бы он ожидал, что он войдет в лагерь или укрывается где-нибудь и разводит костер.Собака научилась огню, и ей нужен был огонь, иначе она зарылась бы под снег и прижалась к его теплу подальше от воздуха.

    Замерзшая влага его дыхания осела на его мех в виде мелкого инея, и особенно его челюсти, морда и ресницы побелели от его кристально чистого дыхания. Рыжая борода и усы мужчины тоже были покрыты инеем, но более солидно, осадок принял форму льда и увеличивался с каждым теплым влажным вдохом, который он выдыхал. Кроме того, мужчина жевал табак, и ледяная морда так сильно прижимала его губы, что он не мог очистить подбородок, когда извергал сок.В результате на его подбородке увеличивалась длина кристальной бороды цвета и твердости янтаря. Если он упадет, оно разлетится, как стекло, на хрупкие осколки. Но он не возражал против придатка. Это был штраф, который платили все любители табака в этой стране, и он уже дважды отсутствовал на улице. Он знал, что они не были такими холодными, но по спиртовому термометру на Шестидесяти милях он знал, что они зарегистрировали пятьдесят ниже и пятьдесят пять.

    Он продержался через ровный лесной участок несколько миль, пересек широкую равнину с головами негра и спустился с берега на замерзшее русло небольшого ручья. Это был Хендерсон-Крик, и он знал, что находится в десяти милях от развилок. Он посмотрел на свои часы. Было десять часов. Он двигался со скоростью четыре мили в час и рассчитал, что прибудет на развилку в половине первого. Он решил отпраздновать это событие, пообедав там же.

    Собака снова бросилась за ним по пятам, разочарованно опустив хвост, когда мужчина качнулся вдоль русла ручья. Борозда старой санной трассы была хорошо видна, но дюжина дюймов снега покрывала следы последних бегунов.За месяц ни один мужчина не поднимался и не спускался по этому тихому ручью. Мужчина упорно держался. Он был не особо склонен к размышлениям, и именно тогда ему не о чем было думать, кроме того, что он будет обедать на вилках и что в шесть часов он будет в лагере с мальчиками. Поговорить было не с кем, а если бы он был, то говорить было бы невозможно из-за ледяной морды на его рту. Поэтому он продолжал монотонно жевать табак и увеличивать свою янтарную бороду.

    Время от времени повторялась мысль, что сейчас очень холодно и что он никогда не испытывал такого холода. По дороге он потер скулы и нос тыльной стороной ладони в рукавице. Он делал это автоматически, время от времени переходя из рук в руки. Но как он ни растирал, как только он остановился, его скулы онемели, а в следующее мгновение онемел кончик носа. Он наверняка заморозил щеки; он знал это и испытал укол сожаления о том, что не изобрел носовую повязку, которую Бад носил во время похолодания. Такой ремешок перебегал и по щекам, и спас их. Но в конце концов, это не имело большого значения.Какие были замороженные щеки? Немного болезненно, вот и все; они никогда не были серьезными.

    Несмотря на то, что разум этого человека был пуст от мыслей, он был остро наблюдателен и замечал изменения в ручье, изгибы, изгибы и пробки, и всегда четко отмечал, куда ставил ноги. Однажды, завернув за поворот, он резко отпрянул, как испуганная лошадь, свернул с места, по которому шел, и отступил на несколько шагов назад по тропе. Ручей, который, как он знал, был промерз до дна — ни один ручей не мог вместить воду в ту арктическую зиму, — но он знал также, что есть родники, которые бьют на склонах холмов и текут под снегом, а наверху ледяной ручей. Он знал, что самые холодные щелчки никогда не заморозят эти источники, и знал точно так же их опасность. Это были ловушки. Они прятали под снегом лужи с водой глубиной от трех дюймов до трех футов. Иногда их покрывал ледяной покров толщиной в полдюйма, который в свою очередь засыпал снегом. Иногда здесь чередовались слои воды и ледяной кожи, так что, когда один прорвался, он продолжал пробиваться какое-то время, иногда намочившись до пояса.

    Вот почему он в такой панике шарахался.Он почувствовал, как под ногами просыпается, и услышал треск покрытой снегом ледяной кожи. И промочить ноги в такой температуре означало неприятности и опасность. По крайней мере, это означало задержку, так как он был бы вынужден остановиться и развести костер и под его защитой обнажить ноги, пока сушит носки и мокасины. Он встал, изучил русло ручья и его берега и решил, что вода течет справа. Некоторое время он размышлял, потирая нос и щеки, затем обогнул влево, осторожно ступая и проверяя на каждом шагу опору. Оказавшись от опасности, он отхлебнул свежий табак и двинулся вперед своей четырехмильной походкой.

    В течение следующих двух часов он наткнулся на несколько подобных ловушек. Обычно снег над скрытыми бассейнами имел затонувший засахаренный вид, который рекламировал опасность. И снова, однако, у него был близкий вызов; и однажды, подозревая опасность, он заставил собаку идти впереди. Собака уходить не хотела. Он висел назад, пока мужчина не толкнул его вперед, а затем он быстро прошел по белой сплошной поверхности.Внезапно он прорвался, качнулся в сторону и ушел на более твердую опору. Он намочил передние лапы и ноги, и почти сразу вода, прилипшая к нему, превратилась в лед. Он быстро попытался слизать лед с ног, затем упал в снег и начал грызть лед, образовавшийся между пальцами ног. Это было дело инстинкта. Если позволить льду остаться, это означало бы, что ноги будут болеть. Он не знал этого. Он просто повиновался таинственным побуждениям, исходящим из глубоких склепов его существа. Но этот человек знал, достигнув суждения по этому поводу, и он снял рукавицу со своей правой руки и помог вырвать ледяные частицы. Он не обнажал пальцы больше минуты и был поражен быстрым онемением, охватившим их. Конечно, было холодно. Он поспешно натянул варежку и жестоко ударил рукой по груди.

    В двенадцать часов день был самым ярким. И все же в зимнем путешествии солнце уходило слишком далеко на юг, чтобы скрыть горизонт. Выпуклость земли находилась между ним и ручьем Хендерсон, где мужчина шел под чистым небом в полдень и не отбрасывал тени.Ровно в половине первого он достиг развилки ручья. Он был доволен своей скоростью. Если он так и продолжит, то к шести наверняка будет с мальчиками. Он расстегнул куртку и рубашку и вытащил свой обед. Действие длилось не более четверти минуты, но в этот короткий момент онемение охватило обнаженные пальцы. Он не стал надел варежку, а вместо этого нанес десяток резких ударов пальцами по ноге. Затем он сел на заснеженное бревно, чтобы поесть. Жало, которое последовало после удара пальцами по ноге, прекратилось так быстро, что он испугался, у него не было возможности откусить кусок печенья. Он несколько раз ударил по пальцам и вернул их в рукавицу, обнажая другую руку, чтобы поесть. Он попытался набрать рот, но ледяная морда помешала. Он забыл развести костер и растаять. Он усмехнулся своей глупости и, посмеиваясь, заметил, как онемение расползается на обнаженные пальцы. Кроме того, он отметил, что жжение, которое впервые появилось у него на ногах, когда он сел, уже прошло.Он задавался вопросом, были ли пальцы ног теплыми или онемевшими. Он поместил их в мокасины и решил, что они онемели.

    Он поспешно натянул рукавицу и встал. Он был немного напуган. Он топал вверх и вниз, пока жжение не вернулось в ноги. «Это определенно было холодно», — подумал он. Этот человек из Сульфур-Крик сказал правду, когда рассказал, как в стране иногда бывает холодно. И он тогда над ним посмеялся! Это показало, что нельзя быть слишком уверенным в вещах. В этом не было никакой ошибки, было холодно. Он расхаживал взад и вперед, топая ногами и молотя руками, пока его не успокоило возвращающееся тепло. Затем он достал спички и начал разводить костер. Из подлеска, где паводок предыдущей весной дал запас приправленных веток, он достал дрова. Тщательно работая с малого, он вскоре зажег огонь, над которым он растопил лед со своего лица и, защищая его, съел свое печенье. На данный момент холод космоса удалось перехитрить.Собака получила удовольствие в огне, вытянувшись достаточно близко, чтобы согреться, и достаточно далеко, чтобы избежать ожога.

    Когда мужчина закончил, он набил трубку и в удобное время покурил. Затем он надел рукавицы, плотно прижал ушные раковины шапки к ушам и пошел по тропе ручья вверх по левой развилке. Собака была разочарована и тосковала обратно к огню. Этот человек не знал холода. Возможно, все поколения его предков не знали холода, настоящего холода, холода на сто семь градусов ниже точки замерзания.Но собака знала; все его предки знали, и он унаследовал эти знания. И он знал, что гулять за границу в такой ужасный холод — нехорошо. Пришло время лечь уютно в прорубь в снегу и ждать, пока облачный занавес задернется над лицом космического пространства, откуда пришел этот холод. С другой стороны, между собакой и мужчиной была острая близость. Один был тяжелым рабом другого, и единственными ласками, которые он когда-либо получал, были ласки хлыста и резкие и угрожающие звуки горла, угрожавшие хлысту.Таким образом, собака не предприняла никаких усилий, чтобы сообщить человеку о своих опасениях. Его не заботило благополучие человека; это было ради него самого, он тосковал обратно к огню. Но человек присвистнул и заговорил с ним со звуком ударов плетью, и собака бросилась к нему по пятам и последовала за ним.

    Мужчина откусил табак и начал заводить новую янтарную бороду. Кроме того, его влажное дыхание быстро смешалось с белыми усами, бровями и ресницами. На левом развилке Хендерсона, похоже, не было так много источников, и в течение получаса человек не видел никаких следов. А потом это случилось. В месте, где не было никаких знаков, где мягкий, сплошной снег, казалось, рекламировал твердость внизу, мужчина прорвался. Это было не глубоко. Он намочил себя на полпути до колен, прежде чем вывалился на твердую корку.

    Он был зол и вслух проклял свою удачу. Он надеялся попасть в лагерь с мальчиками в шесть часов, и это задержало бы его на час, потому что ему пришлось бы развести костер и высушить свою обувь. Это было обязательно при такой низкой температуре — он это знал; и он повернул к берегу, на который он поднялся.Сверху, запутавшийся в кустах вокруг стволов нескольких небольших елей, лежал полноводный кладезь сухих дров — в основном прутьев и веток, но также и большие куски приправленных веток и прекрасных, сухих, прошлогодних трав. Он бросил на снег несколько больших кусков. Это служило фундаментом и не давало молодому огню утонуть в снегу, иначе оно бы растаяло. Пламя он получил, прикоснувшись спичкой к небольшому куску бересты, который достал из кармана. Это горело даже легче, чем бумага. Поставив его на фундамент, он накормил молодое пламя пучками сухой травы и мельчайшими сухими веточками.

    Он работал медленно и осторожно, остро осознавая опасность. Постепенно, по мере того, как пламя становилось сильнее, он увеличивал размер веток, которыми кормил его. Он присел на корточки в снегу, выдергивая веточки из-под куста и питаясь прямо пламенем. Он знал, что неудач быть не должно. Когда семьдесят пять градусов ниже нуля, человек не должен потерпеть неудачу в своей первой попытке развести огонь, то есть если у него мокрые ноги.Если у него пересохли ноги и он потерпел неудачу, он может пробежать полмили по тропе и восстановить кровообращение. Но кровообращение мокрых и мерзлых ног невозможно восстановить бегом, когда температура ниже семидесяти пяти. Как бы быстро он ни бегал, мокрые ноги замерзнут сильнее.

    Все это знал мужчина. Старожил с Серного ручья рассказал ему об этом прошлой осенью, и теперь он ценил совет. Уже все ощущения улетучились. Чтобы развести огонь, ему пришлось снять варежки, и пальцы быстро онемели.Его темп в четыре мили в час заставлял его сердце перекачивать кровь к поверхности тела и ко всем конечностям. Но как только он остановился, помпа ослабла. Холод космоса ударил по незащищенной оконечности планеты, и он, находясь на этой незащищенной оконечности, получил полную силу удара. Перед ним отшатнулась кровь его тела. Кровь была живая, как собака, и, как собака, она хотела спрятаться и укрыться от ужасного холода. Пока он шел со скоростью четыре мили в час, он волей-неволей выкачивал эту кровь на поверхность; но теперь она отступила и погрузилась в глубину его тела.Конечности первыми почувствовали его отсутствие. Его мокрые ноги замерзали все быстрее, а обнаженные пальцы онемели быстрее, хотя они еще не начали мерзнуть. Нос и щеки уже замерзли, а кожа всего его тела замерзла от потери крови.

    Но он был в безопасности. Только мороз коснулся пальцев ног, носа и щек, потому что огонь начинал разгораться с силой. Он кормил его прутьями размером с палец. Через минуту он сможет кормить его ветками размером с его запястье, а затем он сможет снять мокрую обувь, и, пока она высохнет, он сможет согреть свои босые ноги у огня, сначала потерев их. , конечно, со снегом.Пожар удался. Он был в безопасности. Он вспомнил совет старика с Серного ручья и улыбнулся. Старик очень серьезно отнесся к закону, согласно которому ни один мужчина не должен путешествовать по Клондайку один после пятидесяти лет ниже. Ну вот и он; он попал в аварию; он был один; и он спас себя. «Эти старожилы были довольно женственными, некоторые из них», — подумал он. Все, что нужно было сделать мужчине, — это держать голову, и с ним все было в порядке. Любой мужчина мог путешествовать один. Но это было удивительно, с какой быстротой мерзли его щеки и нос.И он не думал, что его пальцы могут стать безжизненными за такое короткое время. Они были безжизненными, потому что он едва мог заставить их двигаться вместе, чтобы схватиться за ветку, и они казались далекими от его тела и от него. Когда он дотрагивался до ветки, он должен был посмотреть, держится ли он за нее или нет. Между ним и кончиками пальцев были проложены довольно длинные провода.

    Все это мало что значило. В каждом танцующем пламени был огонь, щелкающий, потрескивающий и многообещающий жизнь. Он начал развязывать мокасины.Они были покрыты льдом; толстые немецкие носки были подобны железным ножнам до середины колен; и струны мокасина были подобны стальным стержням, все скручены и завязаны узлами, словно от какого-то пожара. На мгновение он дернул онемевшими пальцами, затем, осознав всю глупость этого, вытащил свой нож в ножнах.

    Но это случилось прежде, чем он успел перерезать струны. Это была его собственная вина или, скорее, его ошибка. Ему не следовало разводить огонь под елью. Он должен был построить это под открытым небом.Но было легче выдернуть веточки из куста и бросить их прямо на огонь. Теперь дерево, под которым он это сделал, несло на ветвях тяжесть снега. Несколько недель не дул ветер, и все сучья были полностью загружены. Каждый раз, когда он тянул ветку, он передавал дереву легкое возбуждение — незаметное возбуждение, насколько он был обеспокоен, но возбуждение, достаточное, чтобы вызвать катастрофу. Высоко на дереве сук опрокинул свой груз снега. Он упал на сучья внизу, опрокинув их.Этот процесс продолжался, распространяясь и охватив все дерево. Он разрастался, как лавина, и без предупреждения обрушился на человека и огонь, и огонь был потушен! Там, где он горел, была мантия из свежего неупорядоченного снега.

    Мужчина был шокирован. Как будто он только что услышал свой смертный приговор. Некоторое время он сидел и смотрел на то место, где был пожар. Потом он очень успокоился. Возможно, старик с Серного ручья был прав. Если бы у него был только напарник, ему бы теперь ничего не угрожало.Товарищ по следу мог развести огонь. Что ж, он должен был снова развести огонь, и во второй раз не должно быть сбоя. Даже если ему это удастся, он, скорее всего, потеряет несколько пальцев на ногах. Его ноги, должно быть, уже сильно обморожены, и будет время до того, как будет готов второй огонь.

    Таковы были его мысли, но он не сидел и не думал о них. Он был занят все время, пока они проходили через его сознание, он заложил новое основание для огня, на этот раз под открытым небом; где никакое коварное дерево не могло уничтожить его.Затем он собрал сухую траву и крошечные веточки с обломков паводка. Он не мог соединить пальцы, чтобы вытащить их, но смог собрать их горстью. Таким образом он получил много гнилых веток и кусочков зеленого мха, которые были нежелательными, но это было лучшее, что он мог сделать. Он работал методично, даже собирая охапку более крупных веток, чтобы использовать их позже, когда огонь набирает силу. И все это время собака сидела и смотрела на него с некоторой тоской тоской в ​​глазах, потому что она смотрела на него как на хранителя огня, а огонь приближался медленно.

    Когда все было готово, мужчина полез в карман за вторым куском бересты. Он знал, что здесь есть кора, и, хотя он не чувствовал ее пальцами, он слышал ее хрустящий шелест, пока возился с ней. Как бы он ни старался, он не мог ухватиться за это. И все время в его сознании было сознание, что каждую секунду у него мерзнут ноги. Эта мысль приводила его в панику, но он боролся с ней и сохранял спокойствие. Он натягивал варежки зубами и молотил руками взад и вперед, изо всех сил бил руками по бокам.Он сделал это сидя, и он встал, чтобы сделать это; и все это время собака сидела на снегу, ее волчий щеткой хвост тепло обвивался вокруг ее передних лап, ее острые волчьи уши пристально стояли вперед, пока она смотрела на человека. И этот человек, когда он бил и молотил руками и ладонями, почувствовал сильную волну зависти, глядя на создание, которое было теплым и безопасным в своей естественной оболочке.

    Через некоторое время он почувствовал первые далекие ощущения в своих избитых пальцах. Слабое покалывание усиливалось, пока не переросло в жгучую боль, которая была мучительной, но мужчина приветствовал ее с удовлетворением.Он снял варежку с правой руки и вытащил бересту. Открытые пальцы снова быстро онемели. Затем он достал связку серных спичек. Но страшный холод уже вытеснил жизнь из его пальцев. Пытаясь отделить одну спичку от другой, вся связка упала в снег. Он попытался вытащить его из снега, но безуспешно. Мертвые пальцы не могли ни касаться, ни хвататься. Он был очень осторожен. Он прогнал мысль о своих мерзких ногах; и нос, и щеки, не в своем уме, всю душу отдавая спичкам.Он наблюдал, используя зрение вместо осязания, и когда он увидел свои пальцы на каждой стороне связки, он сомкнул их, то есть захотел закрыть их, потому что провода были натянуты, а пальцы не повиновался. Он натянул варежку на правую руку и сильно ударил ею по колену. Затем обеими руками в варежках он зачерпнул связку спичек и много снега себе на колени. И все же ему было не лучше.

    После некоторых манипуляций ему удалось получить пучок между пятками рук в рукавицах.Таким образом он поднес его ко рту. Лед затрещал и треснул, когда он резким усилием открыл рот. Он втянул нижнюю челюсть, загнул верхнюю губу и соскреб верхними зубами, чтобы отделить спичку. Ему удалось получить одну, которую он бросил себе на колени. Ему было не лучше. Он не мог поднять это. Затем он придумал способ. Он поднял ее зубами и почесал ногой. Двадцать раз он почесал, прежде чем успел поджечь.Когда он вспыхнул, он прижал его зубами к бересте. Но горящая сера поднялась по ноздрям и попала в легкие, вызывая спазматический кашель. Спичка упала в снег и погасла.

    Старожил с Серного ручья был прав, подумал он в момент контролируемого отчаяния: после пятидесяти лет мужчина должен путешествовать с напарником. Он бил руками, но не смог возбудить никаких ощущений. Вдруг он обнажил обе руки и зубами снял рукавицы. Захватил весь пучок пятками рук.Его не замерзшие мышцы рук позволяли ему плотно прижимать ладони к спичкам. Потом почесал пучок на ноге. Он вспыхнул пламенем, семьдесят серных спичек сразу! Их не задул ветер. Он склонил голову набок, чтобы избежать удушающего дыма, и прижал пылающий пучок к бересте. Когда он так держал ее, он почувствовал ощущение в своей руке. Его плоть горела. Он чувствовал его запах. Глубоко под поверхностью он это чувствовал. Ощущение переросло в острую боль.И все же он терпел это, неуклюже прижимая пламя спичек к коре, которое не сразу загоралось, потому что ему мешали его собственные горящие руки, поглощающие большую часть пламени.

    Наконец, когда он больше не мог терпеть, он развел руками. Сверкающие спички падали, шипя, в снег, но береста горела. Он стал класть на огонь сухую траву и мельчайшие веточки. Он не мог выбирать, потому что ему приходилось поднимать горючее между пяток рук. Маленькие кусочки гнилого дерева и зеленого мха цеплялись за ветки, и он откусывал их, как мог зубами.Он бережно и неловко лелеял пламя. Это означало жизнь, и она не должна погибнуть. Отток крови от поверхности его тела теперь заставлял его дрожать, и он становился все более неловким. Большой кусок зеленого мха упал прямо на маленький костер. Он попытался высунуть его пальцами, но его дрожащее тело заставило его зайти слишком далеко, и он разрушил ядро ​​маленького костра, горящую траву и крошечные веточки, разделяющиеся и рассыпающиеся. Он попытался снова столкнуть их вместе, но, несмотря на напряжение усилий, дрожь прошла, и веточки безнадежно рассыпались.Каждая веточка выпустила клубы дыма и погасла. Пожарный провайдер потерпел неудачу. Когда он апатично огляделся, его взгляд случайно наткнулся на собаку, которая сидела на развалинах костра от него на снегу, делая беспокойные, сгорбленные движения, слегка приподнимая одну переднюю лапу, а затем другую, перемещая свой вес вперед и назад на их с задумчивым рвением.

    При виде собаки ему в голову пришла дикая идея. Он вспомнил историю о человеке, попавшем в метель, который убил бычка и залез внутрь туши, и таким образом был спасен.Он убивал собаку и закапывал руки в теплое тело, пока онемение не прошло. Тогда он сможет развести еще один костер. Он заговорил с собакой, зовя ее к себе; но в его голосе была странная нотка страха, испугавшая животное, которое никогда раньше не слышало, чтобы человек говорил таким образом. Что-то было не так, и его подозрительная природа почувствовала опасность, — оно не знало, какая опасность, но где-то как-то в его мозгу возникло опасение этого человека. Он прижал уши к звуку мужского голоса, и его беспокойные, сутулые движения, подъемы и шевеления передних лап стали более выраженными, но это не доходило до человека.Он встал на четвереньки и пополз к собаке. Эта необычная поза снова возбудила подозрение, и животное поползло прочь.

    Мужчина на мгновение сел на снегу и пытался успокоиться. Затем он зубами натянул рукавицы и поднялся на ноги. Сначала он взглянул вниз, чтобы убедиться, что действительно встал, потому что отсутствие чувствительности в ногах делало его не связанным с землей. Само по себе его прямое положение начало изгонять сети подозрений из головы собаки; и когда он заговорил безапелляционно, со звуком ударов плетью в голосе, пес выказал свою обычную преданность и подошел к нему.Когда он подошел ближе, мужчина потерял контроль. Его руки вспыхнули к собаке, и он испытал неподдельное удивление, когда обнаружил, что его руки не могут сжиматься, что в пальцах нет ни изгиба, ни ощущения. Он забыл на мгновение, что они замерзли и замерзали все больше и больше. Все это произошло быстро, и, прежде чем животное успело уйти, он обхватил его тело руками. Он сел на снег и так держал собаку, пока та рычала, скулила и сопротивлялась.

    Но это было все, что он мог сделать, держать его тело в объятиях и сидеть там. Он понял, что не может убить собаку. Не было возможности сделать это. Беспомощными руками он не мог ни вытащить, ни держать нож в ножнах, ни задушить животное. Он отпустил его, и оно безумно рванулось прочь, зажав хвост между ног, и все еще рыча. Он остановился в сорока футах от него и с любопытством посмотрел на него, резко насторожив уши. Мужчина посмотрел на свои руки, чтобы найти их, и обнаружил, что они свисают на концах его рук.Ему показалось любопытным, что нужно использовать глаза, чтобы узнать, где находятся его руки. Он начал молотить руками взад и вперед, бить руками в рукавицах по бокам. Он делал это в течение пяти минут, неистово, и его сердце подняло достаточно крови на поверхность, чтобы остановить его дрожь. Но никаких ощущений в руках не возникло. У него создалось впечатление, что они висели, как гири, на концах его рук, но когда он попытался обработать отпечаток, он не смог его найти.

    Его охватил некий страх смерти, тупой и гнетущий. Этот страх быстро стал острым, когда он понял, что дело больше не в том, чтобы просто заморозить пальцы рук и ног или потерять руки и ноги, а в том, что это вопрос жизни и смерти с шансами против него. Это повергло его в панику, он повернулся и побежал вверх по руслу ручья по старой, темной тропе. Собака присоединилась к нему сзади и не отставала от него. Он бежал вслепую, без намерения, в страхе, которого он никогда не знал в своей жизни.Медленно, пока он боролся и барахтался по снегу, он снова начал видеть вещи — берега ручья, старые лесные заторы, безлистные осины и небо. Бег помог ему почувствовать себя лучше. Он не дрожал. Может быть, если он побежит, ноги растают; и, в любом случае, если он убежит достаточно далеко, то доберется до лагеря и мальчиков. Без сомнения, он потеряет несколько пальцев рук и ног и часть лица; но мальчики позаботятся о нем и спасут остального, когда он туда доберется. И в то же время в его голове была другая мысль, которая говорила, что он никогда не доберется до лагеря и мальчиков; что это было слишком много миль, что морозы слишком сильно повлияли на него, и что он скоро окоченет и умрет.Эту мысль он оставил в тени и отказался рассматривать. Иногда он выдвигался вперед и требовал, чтобы его услышали, но он отбрасывал его и старался думать о другом.

    Ему показалось любопытным, что он вообще может бегать на таких замороженных ногах, что он не чувствовал их, когда они ударялись о землю и принимали на себя вес его тела. Ему казалось, что он скользит над поверхностью и не имеет связи с землей. Где-то он однажды видел крылатый Меркурий, и ему было интересно, чувствовал ли Меркурий то же, что он чувствовал, когда скользил по земле.

    Его теория бега до тех пор, пока он не достиг лагеря и мальчиков, имела один недостаток: ему не хватало выносливости. Несколько раз он споткнулся и, наконец, пошатнулся, скомкался и упал. Когда он попытался подняться, ему это не удалось. Он решил, что должен сесть и отдохнуть, а в следующий раз просто пойдет и пойдет дальше. Когда он сел и отдышался, он заметил, что чувствует себя довольно тепло и комфортно. Он не дрожал, и даже казалось, что его грудь и туловище стало теплым. И все же, когда он прикоснулся к носу или щекам, ощущений не было.Бег не разморозит их. И не оттаять его руки и ноги. Затем ему пришла в голову мысль, что замороженные части его тела, должно быть, расширяются. Он пытался сдержать эту мысль, забыть о ней, подумать о чем-то другом; он знал о паническом чувстве, которое это вызвало, и он боялся паники. Но эта мысль утверждалась и сохранялась, пока не возникло видение его полностью замороженного тела. Это было уже слишком, и он снова побежал по тропе. Однажды он замедлил шаг, но мысль о продолжающемся морозе заставила его снова бежать.

    И все время собака бежала с ним по пятам. Когда он упал во второй раз, он обвил хвостом передние лапы и сел перед ним лицом к нему с любопытством нетерпеливо и напряженно. Теплота и безопасность животного рассердили его, и он проклинал его, пока оно умиротворяюще не прижимало уши. На этот раз дрожь охватила мужчину быстрее. Он проигрывал в битве с морозом. Оно ползло в его тело со всех сторон. Мысль об этом заставила его двинуться дальше, но он пробежал не более ста футов, когда он пошатнулся и бросился сломя голову.Это была его последняя паника. Когда к нему вернулось дыхание и он собрался с силами, он сел и мысленно представил себе достойную встречу со смертью. Однако зачатие пришло к нему не в таких условиях. Его представление об этом заключалось в том, что он выставлял себя дураком, бегая вокруг, как цыпленок с отрезанной головой — такое сравнение пришло ему в голову. Что ж, он все равно должен был замерзнуть, и с таким же успехом он мог бы принять это прилично. С этим вновь обретенным душевным покоем появились первые проблески сонливости.«Хорошая идея, — подумал он, — проспать насмерть». Это было похоже на наркоз. Замораживание было не так уж плохо, как думали люди. Было много худших способов умереть.

    Он представил, как на следующий день мальчики находят его тело. Вдруг он оказался с ними, шел по тропе и искал себя. И, все еще с ними, он обогнул поворот тропы и обнаружил, что лежит в снегу. Он больше не принадлежал самому себе, потому что даже тогда он был вне себя, стоял с мальчиками и смотрел на себя в снегу.«Это определенно было холодно», — подумал он. Когда он вернулся в Штаты, он мог рассказать людям, что такое настоящая простуда. Он перешел от этого к видению старика на Серном ручье. Он мог видеть его довольно ясно, тепло и комфортно, и он курил трубку.

    «Ты был прав, старый босс, ты был прав», — пробормотал мужчина старожилу Сульфур-Крик.

    Затем мужчина погрузился в сон, который казался ему самым комфортным и приятным сном, который он когда-либо знал. Собака сидела напротив него и ждала.Короткий день подошел к концу в долгих, медленных сумерках. Не было никаких признаков пожара, и, кроме того, собака никогда не знала, чтобы человек сидел вот так на снегу и не разводил костра. С наступлением сумерек его нетерпеливое стремление к огню овладело им, и, сильно подняв и шевеля передними лапами, он тихонько заскулил, а затем прижал уши, ожидая, что мужчина будет бранить его. Но мужчина молчал. Позже пес громко заскулил. А еще позже он подобрался к мужчине и уловил запах смерти.Это заставило животное вздрогнуть и отступить. Еще немного он задержался, завывая под звездами, которые прыгали, танцевали и ярко сияли на холодном небе. Затем он повернулся и побежал по тропе в направлении известного ему лагеря, где были другие поставщики еды и разводчики огня.




    Создайте библиотеку и добавьте свои любимые истории. Начните, нажав кнопку «Добавить».

    Добавьте To Build a Fire в свою личную библиотеку. Добавьте To Build a Fire в свою личную библиотеку.

    Rivelatori di fiamma, di scintilla e termici

    Поле обзора извещателя пламени Модель RIV-601P / F представляет собой электронный оптический извещатель пламени, который немедленно реагирует на тепловое инфракрасное излучение, испускаемое пламенем, и настраивается на частоту импульсов пламени, чтобы игнорировать солнце, лампы. и другие источники света и инфракрасного излучения.

    ПОЧЕМУ ИК-ДЕТЕКТОР ПЛАМЕНИ

    Глаз быстрее носа.В случае пожара инфракрасный датчик пламени срабатывает немедленно. Его поведение похоже на поведение глаза. Фактически он «видит» излучение, испускаемое огнем, и его чувствительность находится внутри конуса 90 °, который называется полем зрения. Минимальный размер пламени, который может обнаружить RIV-601P / F, зависит от расстояния. Он удваивается на двойном расстоянии и вдвое на половинном. Значение чувствительности составляет 2-3% от расстояния. Например, на высоте 10 м наименьший размер пламени, который можно обнаружить, составляет 20-30 см.

    ПОЧЕМУ ИК (инфракрасное) ИЗЛУЧЕНИЕ

    Видимое излучение, излучаемое огнем, представляет собой лишь небольшую часть излучаемой энергии. Большая часть состоит из невидимого теплового инфракрасного излучения, обычно испускаемого всеми горячими телами, длина волны которого зависит от температуры тела. При более высокой температуре генерируется более короткая длина волны, и наоборот. ИК-датчик пламени очень хорошо видит это ИК-излучение, но почти не видит видимого света.Кроме того, проходит тепловое инфракрасное излучение. По этой причине ИК-датчик пламени реагирует на возгорание даже при наличии дыма.

    ПОЧЕМУ ОН НЕ РЕАГИРУЕТ НА СОЛНЕЧНЫЙ СВЕТ И ЛАМПЫ

    Солнце и лампы также генерируют тепловое инфракрасное излучение. Но пламя отличается тем, что оно мерцает с определенной частотой в диапазоне от 3 до 30 Гц (импульсов в секунду).Инфракрасный датчик пламени настроен на это пульсирующее излучение, как радиоприемник настроен на одну станцию ​​и игнорирует все остальные. Тем не менее, следует избегать прямого воздействия солнечных лучей и ламп, так как это приводит к слепоте извещателя или выдаче ложных срабатываний.

    ИНФРАКРАСНЫЙ ИЗВЕЩАТЕЛЬ ПЛАМЕНИ ВОДОСНАБЖЕНИЕ IP66 МОДЕЛЬ КОРПУСА RIV-601P / F ИЛИ МОДЕЛЬ ВЗРЫВОБЕЗОПАСНОГО КОРПУСА RIV-601P / FA

    Инфракрасный датчик пламени модели RIV-601P / F представляет собой электронное оптическое устройство обнаружения пожара, которое немедленно реагирует на тепловое инфракрасное излучение, испускаемое огнем, и настраивается на частоту мерцания пламени, чтобы игнорировать солнце и свет лампы.Он заключен в водонепроницаемый корпус из литого алюминия со степенью защиты IP 66, что позволяет противостоять пыльной среде и дождю. Для модели RIV-601P / FA предусмотрен взрывозащищенный корпус IP 66. Требуется номинальная входная мощность 24 В постоянного тока, допускается широкий диапазон, и предусмотрены два разных выхода: один тяжелый переключающий контакт реле и один открытый коллектор NPN-транзистора. Оба выхода переходят в состояние тревоги по истечении заданного времени задержки, но возвращаются в состояние ожидания, как только пожар прекращается.Время задержки обычно составляет 5 секунд, но может быть установлено в диапазоне от 1 до 10 секунд.

    Предусмотрена защита от инверсии напряжения питания 24 В постоянного тока. Чувствительность составляет 2-3% от расстояния, что означает пламя 10 см на расстоянии 5 м или пламя 20 см на 10 м. Поле зрения представляет собой конус 90 °, но за пределами 90 ° детектор может видеть с пониженной чувствительностью, а также может видеть за препятствиями из-за отражений.Небольшое скопление пыли над окном детектора не слишком сильно снижает способность детектора, поскольку тепловое инфракрасное излучение слабо ослабляется пылью, намного меньше, чем свет. Поэтому частая мытье окон не требуется. Также дым не ослепляет извещатель, который хорошо работает с пожарами в сильном задымлении.

    Оснащен устройством «телетест» для удаленного мониторинга извещателя. Это устройство имитирует пламя внутри извещателя, чтобы стимулировать реакцию датчика, как на настоящий пожар.Устройство телетеста включает в себя лампу накаливания и схему модулятора, которая генерирует пульсирующее тепловое инфракрасное излучение перед датчиком. Телетестом можно управлять вручную с удаленного объекта, или он может быть автоматическим и непрерывным. Реакция извещателя на телетест — короткий сигнал тревоги длительностью полсекунды каждые 4 секунды в течение всего периода работы телетеста. Эти короткие импульсы могут быть распознаны контрольной панелью как состояние готовности к работе, поскольку настоящая пожарная тревога является непрерывной.Если импульсы прекращаются, это означает, что датчик неисправен или отсутствует напряжение питания. Красная передняя светодиодная лампа сигнализирует о дежурном режиме извещателя или состоянии тревоги.

    Обычно извещатель устанавливается вертикально по центру области, которую необходимо охватить, так что поле обзора конуса 90 ° может быть полностью использовано. Идеальная высота — 0,7 стороны квадрата. Например, если сторона 10 м, то высота 7 м и максимальное расстояние обзора 10 м. Если потолок ниже, углы — идеальная альтернатива.В этом случае высота может составлять треть стороны. Следует избегать прямого просмотра солнечных лучей и ярких ламп, так как это может ослепить детектор. На открытом воздухе поможет небольшая вытяжка или крыша. Следует избегать вибрации или колебания при установке, так как это может быть причиной ложных срабатываний

    (Red) Flame Point Siamese Cats — Сиамские кошки дня

    ПЕРЕЙТИ В ПОДАРОЧНЫЙ МАГАЗИН СЕЙЧАС

    Сиамские кошки действительно красивы и очень известны среди всех пород кошек.У этих кошек необычный окрас шерсти и окрас поверх шерсти. Эти точки более темного цвета, и вы можете видеть их вокруг мордочки, лап, хвоста и ушей кошки. В зависимости от окраса шерсти у сиамских кошек есть разные цветовые точки, которые могут быть сил-пойнт, блю-пойнт, шоколадный пойнт, сиреневый пойнт, кремовый пойнт, а также редпойнт или огненный пойнт.

    В этой статье мы подробно обсудим кошек Flame Point, но перед этим давайте также обсудим некоторые вещи о других цветных точках.

    Seal Point

    Seal Point Сиамские породы имеют почти черные точки или эти точки тоже могут быть темно-коричневыми. Вы можете увидеть эти точки вокруг носа и подушечек лап кошки с кремовой шерстью. Говорят, что это первоначальный окрас сиамской кошки, когда эта порода впервые была экспортирована из Сиама.

    Blue Point

    Кошки этого окраса очень красиво смотрятся с голубыми глазами и шерстью, а также с грифельно-серыми точками. У этих кошек серо-серые носы и подушечки лап с голубовато-белым телом.

    Chocolate Point

    Кошки с шоколадными поинтами имеют кремовое тело и молочно-шоколадные поинты. У этих сиамов нос, подушечки лап и хвост светло-шоколадного цвета.

    Lilac Point

    Сиамский язык с лиловыми точками виден с розовыми точками серого цвета. У этих кошек белая шуба и бледно-лиловые нос и подушечки лап.

    Cream Point

    В данном случае сиамская кошка имеет тело кремового цвета, а острия очень светлые, с розовыми подушечками лап и носиком.

    Сиамская кошка Flame Point (или Red Point)

    Теперь вам может быть интересно, что такое точка пламени?

    Сиамские кошки Redpoint считаются кошками с пламенем. Эта порода сиамских кошек очень красивая и редкая, и у них есть яркие, красновато-золотые точки. Сиамские кошки выглядят очень красиво в этих точках и имеют сверкающие голубые глаза, что делает их более привлекательными.

    Эта порода очень редка, и некоторые могут сказать, что сиамские сиамские собаки даже не существуют.Но да, они существуют, но их трудно найти. В Великобритании эту породу сиамов часто называют сиамскими кошками Flame Point, но в Австралии и США они известны как сиамские кошки Red Point.

    ПЕРЕЙТИ В МАГАЗИН ПОДАРКОВ

    Так сиамская кошка Flame Point на самом деле является Red Point?

    Сиамские и редпоинтные кошки — кошки одной породы, но в разных странах их называют по-разному. Сиамские кошки ред-пойнт имеют кремово-белую шубу и сверкающие голубые глаза.У них красновато-золотая маска для лица, хвост и полосы на ногах с розовым носом и подушечки лап.

    Говорят, что когда сиамская порода сил пойнт была впервые введена в Великобританию в 1930-х годах, они были выведены с британскими короткошерстными кошками красного тэбби или черепахового окраса, которые несли гены оранжевого цвета. С тех пор и возникла эта сиамская точка пламени.

    У большинства сиамов с пламенем или красным поинтом есть полосы на лице, ногах и хвосте. Как и другие сиамские котята, котята флейм (красный) пойнт также чисто белые, когда они рождаются, и у них развиваются эти точки позже, через несколько месяцев.Замечено, что эти точки пламени или красные точки становятся более глубокими с возрастом кошки и становятся темнее, когда они вырастают до двух лет.

    Есть ли у сиамов Flame (Red) Point голубые глаза?

    Да, у сиамских сиамов с пламенем (красный) поинт голубые глаза, как у другого сиамского колор-пойнта. Причина голубых глаз — это гималайский ген, который также делает их частичным альбинизмом.

    Генетика, лежащая в основе развития окраски сиамских кошек

    У сиамских кошек есть гималайский ген, который делает их частичным альбинизмом, и из-за этого гена у них есть определенные цветовые точки на теле.Этот ген чувствителен к теплу, что означает, что чем холоднее, тем темнее будет цвет. Из-за этого гена все сиамские котята рождаются белыми, и позже у них появляются темные точки вокруг лица, хвоста и ног. Причина, по которой у сиамцев голубые глаза, — это гималайский ген в них. Однако генетическая мутация этого гена ограничивает окраску конечностей кошек, включая морду, кошачьи лапы, а также хвост. Во время генетической мутации ферменты, которые производят пигмент в шерсти, страдают, но количество пигмента, производимого этими ферментами, сильно зависит от температуры.В утробе матери, где температура теплая, окрас котят остается белым, но когда они рождаются, подвергаясь воздействию определенной температуры, они приобретают более темный окрас. Со временем и возрастом цветные точки будут темнеть, пока они не достигнут двухлетнего возраста.

    Определение колор-пойнтов у молодых котят

    Как уже говорилось выше, все котята рождаются белыми, для развития колор-пойнтов у породы окрасов может потребоваться целый год. Но в течение первых нескольких недель или в течение месяца вы можете угадать цветовые точки, которые будут развиваться, и узнаете об этом по пигменту на носу и подушечках лап животного.Развитие пигмента также зависит от того, какие цветовые точки у котенка разовьются в будущем. Обычно у котят сил пойнт и блю пойнт пигмент начинает развиваться в течение 10 дней после рождения котенка. У котят шоколадный и сиреневый этот пигмент развивается за 12 дней, а у котят Флейм пойнт (Redpoint) этот пигмент развивается за 15 дней.

    Какого возраста должны жить сиамские кошки Flame Point?

    Как и другие цветные точки, сиамские сиамские, Flame или Redpoint Siamese также имеют долгую продолжительность жизни.

    Author: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *