Антипозитивизм это: Антипозитивизм в социологии

Содержание

Антипозитивизм в социологии

АНТИПОЗИТИВИЗМ в социологии — направление в зап. социологии, характеризующееся негативной реакцией его представителей на опред. тенденции внутр. развития и институционализации социол. дисциплины, оцениваемые ими как рез-т влияния позитивистской методологии и позитивистских представлений о науке и научности. В зап. социологии существует несколько разновидностей А. В конце 19 в. А. выражался в критике подхода к построению социол. знания по модели биологических наук («организмическая» модель) и в отрицании возможности проецирования на предмет социологии дарвиновских представлений о «борьбе за существование» и «естеств. отборе». На этом этапе решающий импульс А. дали В. Виндельбанд, Риккерт и Дильтей, к-рые в противовес естеств.-научному «объяснению» культурно-исторической реальности предложили подход, предполагающий «понимание» смысла культурно-исторический явлений, образований и структур.

Двигаясь в русле этой тенденции по пути создания

«понимающей социологии», М. Вебер выдвинул принцип свободы от оценочных суждений в социол. исследовании, приверженность к-рому он и его сторонники рассматривали как условие научности социологии, по их мн. не отличающейся в этом пункте от наук о природе; критика этого принципа вылилась в новую форму А., сложившуюся (гл. обр. в Германии) в первой трети 20 в. В США с социол. А. в 30-40-е гг. идентифицировалось движение по пути развития «понимающей социологии», к к-рому в той или иной мере примыкали Блумер, Хьюз, Макайвер, Мертон, Пирсоне, Редфилд, Сорокин, Беккер и Знанецкий, а 10-15 лет спустя начали возникать столь радик. формы А., что мн. из социологов, долгие годы считавшиеся антипозитивистами, предстали в кач-ве «позитивистов»; причем возникновение этих форм происходило не без влияния европ. А., явно опережавшего амер. в смысле «радикализма».

По мере того как социология, отказываясь от следования «частным» методам тех или иных естеств. наук, вырабатывала собственные методы удостоверения объективности своего знания, обеспечивавшие его научность, антипозитивисты стали выступать не против правомерности использования в социологии тех или иных естеств. -научных методов, а против ее претензии на объективность и научность вообще. Предметом критики со стороны А., развивавшегося на почве неогегельянски ориентированной социологии, как «левого» (неомарксизм), так и «правого» толка (напр., Фрайер [2]), стало свойственное научному познанию ясное и отчетливое различение субъекта и объекта познания. Сторонники А. в социологии считали, что подобное различение справедливо лишь для наук о природе, поскольку в науках об об-ве субъект и объект познания один и тот же — обществ, человек; и следовательно, различать (а не отождествлять) в социол. познании субъект и объект, стремясь к строгой объективности социального знания,- это и есть позитивизм, подлежащий критическому преодолению.

С наибольшей последовательностью это направление А. было развито неомарксистами франкфуртской школы. к-рые сами в свою очередь исходили из нек-рых положений ранней книги Лукача «История и классовое сознание», подвергнутых впоследствии критике самим ее автором. Рассматривая «объективизирующую» тенденцию «традиционной науки» как рез-т и орудие «капиталистического отчуждения», а позитивизм как «идеологию» этого отчуждения (и соответственно «некритическую апологетику» бурж. об-ва), Хоркхаймер, Адорно и Маркизе отказывали социологии в какой бы то ни было степени адекватности постижения об-ва; за нею они оставляли одну лишь идеологически-апологетическую, но ни в коей мере не познавательную функцию. Позитивизмом, закрывающим для социологии путь познания об-ва, объявлялась при этом уже сама ее тенденция отправляться от фактов, двигаясь по пути их аналитического обобщения; поскольку же вся «фактичность» капиталистического об-ва считалась «насквозь пронизанной» буржуазностью, постольку понятие «позитивист» оказывалось тождественным понятию «буржуазный идеолог» и А. представлялся идентичным «антибуржуазности». Франкфуртская версия А., разработанная в 30-е гг. как «критическая теория общества» (отличная от социологии тем, что она не хочет быть наукой), была воспринята «критической» леворадик.

социологией, сформировавшейся на Западе в период с конца 50-х — по начало 70-х гг.

Важным моментом этого процесса, рез-том к-рого было «узаконение» А. в зап. социологии в кач-ве мировоззренческой и методологической тенденции одного из ее направлений, стал «спор о позитивизме», разгоревшийся в 1961 г. на съезде социологов ФРГ, где с осн. докладами («О логике социальных наук») выступили

Поппер и Адорно (I]. В докладе Адорно были обобщены идеи франкфуртской версии А., с т. зр. к-рой позитивизм тождествен конформизму — приспособлению к бурж.-капиталистической «данности». Задачей же «критической теории», предложенной как последовательное выражение А., провозглашалось «спасение и восстановление» всего того, что не послушно бурж.-капиталистической «тотальности», противостоит ей или только еще образуется в кач-ве отрицающей ее силы. В начале 60-х гг. в , борьбу против позитивизма в социальных науках активно включается более молодое поколение франкфуртцев, прежде всего Хабермас. В отличие от А. старших представителей франкфуртской школы, А. Хабермаса [3] отмечен тенденцией использовать антипозитивистскую аргументацию более совр. фи-лос. течений, оказывавших возрастающее влияние на бурж. социологию,- феноменологии, экзистенциализма, герменевтики. Версия А., предложенная Хабермасом, с одной стороны, была несколько более умеренной, но, с др. стороны, претендовала на своеобразное объединение антипозитивистских тенденций на почве неомарксизма. Эта тенденция возобладала затем в рамках развивавшейся леворадик. социологии, в русле к-рой наряду с неомарксизмом значит, роль играли феноменологический, герменевтический и экзистенциалистский мотивы. С середины 70-х гг. проблема А. в социологии постепенно утрачивает свою актуальность.Лит.: 1)
Adorno Th. W.
и. a. Der Positivis-musstreit in der deutschen Soziologie. Neuwied, 1970. 2) Freyer Н. Soziologie als Wirklichkeitswis-senschaft. Lpz.; В., 1930. 3) Habermas J. Zur Logik der Sozialwissenschaften. Materialien. Fr./M., 1970. 4) Lukacs D. Geschichte und Klas-senbewufltsein. Lpz.; В., 1923.

Антипозитивизм — Социология

Против социального эмпиризма первым выступил Гегель, который противостоял как эмпиризму, так и детерминизму, который он рассматривал как слишком механистический. Методология Карла Маркса была основана прежде всего на гегелевской диалектике, но также и на противостоянии позитивизму на стороне критического анализа. Маркс пытался дополнить эмпирические данные избавлением от иллюзий. Он утверждал, что явления должны подвергаться критике, а не просто документироваться. Ранние представители герменевтики, такие, как Вильгельм Дильтей, впервые ввели различие между естественными и социальными науками. Различные неокантианцы, феноменологи и ученые гуманитарных направлений развивали теоретические обоснования отличия мира природы от социальной реальности, увязывая это различие с такими сложными аспектами человеческого общества, как культура и бытие.

На рубеже ХХ века первое поколение немецких социологов официально провозгласило методологически обоснованный антипозитивизм и предложила новое видение, основанное на изучении культурных норм, ценностей, символов и социальных процессов, рассматриваемых исключительно с точки зрения субъекта действия. Макс Вебер утверждал, что социологию можно в общем определить как науку, которая может прояснить причинно-следственные связи «социального действия», с помощью так называемых «идеальных типов» — условных упрощений сложных социальных явлений. Будучи антипозитивистом, Вебер искал типы отношений, которые оказывались бы не такими «историческими, неизменными или поддающимися обобщению», как те, которые искали в естественных науках. Другой немецкий социолог, Фердинанд Теннис, теоретически описал два важнейших социологических абстрактных понятия в своей работе «Общность и общество» (1887). Теннис четко разделил общность (нем. Gemeinschaft) как реальную органическую сущность и общество (нем. Gesellschaft). Общность является подлинной совместной жизнью людей, в то время как общество — это скорее механический артефакт. Общность должна изучаться аксиоматически дедуктивным образом (с помощью так называемой «чистой социологии»), тогда как вторая — эмпирически и индуктивно («прикладная социология»). Теннис классифицировал социологию на чистую, прикладную и эмпирическую.

Макс Вебер и Георг Зиммель впервые ввели метод «понимания» в социальную науку, определив его как систематический процесс, с помощью которого сторонний наблюдатель пытается определить какую-либо культурную группу или включенных в нее людей, основываясь на их самоидентификации и их собственных взглядах. Непосредственно благодаря работе Зиммеля социология вышла за рамки простого сбора фактов и за пределы детерминистских правовых систем. Несмотря на оторванность от академической социологии в течение всей жизни, Зиммелю удалось провести своеобразный анализ современности, который имеет больше общего с феноменологической и экзистенциальной традицией, чем с Контом или Дюркгеймом. Зиммель обращал внимание на проявления и возможности социальной индивидуальности. Его социология имеет прямое отношение к неокантиантским вопросам о пределах восприятия и задает прямой вопрос, перефразируя Канта, «Как возможно общество?».

Понимающая социология М. Вебера. Антипозитивизм

 

     

ВВЕДЕНИЕ

     В богатейшем арсенале мировой социологической  мысли актуализируются идеи социальных действий как движущих факторов развития общества. Известно, что всестороннюю научную разработку и систематизацию эти идеи получили в трудах выдающегося социолога М. Вебера (1864 — 1920), которого по праву считают не только одним из родоначальников социологии, но и основоположником целого её направления.

     Макс  Вебер — немецкий социолог, являющийся основоположником «понимающей» социологии, в центре которой лежит изучение социальных действий как движущих факторов всего человеческого существования в его универсальности. Под углом изучения социальных действий социолог создал свои концепции экономики, политики, бюрократии, религии, права.

     Идеи  М. Вебера оказали громадное влияние на общественно-политическую мысль своего времени, несмотря на то, что это влияние не было однозначным. Своей уникальной научной эрудицией М. Вебер внёс существенный вклад в становление и развитие социологии.

     Идеи  Вебера получили широкий резонанс, как за рубежом, так и в дореволюционной России. Современники Макса Вебера на Западе высоко оценили его творчество.

 

     

1.АНТИПОЗИТИВИЗМ

     Антипозитивизм в социологии возникшее в к. XIX в. направление, которое противостояло влиянию позитивистской методологии социологического анализа, считая её неадекватной природе социальной реальности. Антипозитивизм не стремился объяснить мир социальных явлений биологической борьбой за существование или влиянием природной среды.   Наоборот, родоначальники антипозитивизма немецкие философы и социологи Вильгельм Виндельбанд (1848—1915), Генрих Риккерт (1863—1936), Вильгельм Дильтей (1833—1911) видели свою задачу в том, чтобы разграничить природу и человеческое общество, которое, по их мысли, живет по своим собственным законам, отличным от природно-физических.  Не объяснить общество с точки зрения всеобщих законов физического мира, а понять смысл социальных явлений, структур и процессов — вот в чем они видели свою задачу.  Антипозитивисты считали главным не приобретение объективного знания об обществе, а понимание социальных фактов.  Философской основой такого понимания они избрали неокантианство.  Неокантианцы критиковали философию Иммануила Канта «справа», с позиций субъективного идеализма.  Главным достижением гносеологии И.  Канта они считали субъективность мира и существование «вещей-в-себе», а главными заблуждениями — объективный характер последней.  В.  Виндельбанд и Г.  Риккерт исходили из трансцендентально-

психологического подхода к учению И.   Канта, т.  е.  на место объективной истины ставили трансцендентальные ценности, которые хоть и существуют идеально, но имеют значение для людей, оказывают воздействие на их мышление и поведение.  Причем «практическое», приближенное к жизни истолкование социальных факторов имеет большее значение, чем теоретические схемы.

     Другими словами, антипозитивисты в отличие  от позитивистов, признавших мир как  объективную реальность, утверждали, что законы, по которым развивается  природа и общество, различны, что  дойти до сути общественных законов невозможно, что сущность, лежащая в основе социальных процессов и явлений, в принципе непознаваема.

     Если  для естественных наук характерен генерализирующий (обобщающий) метод познания, то для  социальных наук — индивидуализирующий, означающий установление индивидуальных неповторимых фактов действительности.  Эти неповторимые, своеобразные социальные факты могут быть идентифицированы соотнесением с устойчивыми идеальными представлениями-ценностями.

     В. Дильтей считал, что мир, жизнь создаются представлениями людей.  И задача социолога-антипозитивиста не пытаться вскрыть сущность социальных фактов, а понять их.

     Концепцию «понимающей социологии» разработал немецкий социолог Макс Вебер.  Понимание  как прямое постижение противопоставляется  М.  Вебером свойственному естественным наукам непрямому, выводному знанию, объяснению.  Важно не объективное знание, а понимание социальных действий.  На место оценки социальных явлений М.  Вебер выдвигает принцип свободы от оценочных суждений. Данный принцип означает, что достоверность и истинность социальных явлений и их значимость для социального поведения есть вещи совершенно различные и подчас несовместимые.  Отсюда следует, что нет плохого или хорошего, положительного или отрицательного социального действия, что любое социальное поведение следует понимать из его соотнесения с теми социальными ценностями, которые присущи данной социальной группе (принцип отнесения к ценностям).

     «Понимающая социология» активно развивалась  в первой половине XX в.  в Европе (в том числе и в России) и в США.  Ее сторонниками становятся Г.  Зиммель, А.  Фиркандт, Ф.  Знанецкий, Г.  Блумер, Э.  Хьюз, Р.  Мертон, Т.  Парсонс, П.  Струве, Н.  Кареев и др.

 

     

2.КОНЦЕПЦИЯ «ПОНИМАЮЩЕЙ» СОЦИОЛОГИИ

      Выдающуюся  роль в развитии социологии в конце XIX – начале XX веков сыграл немецкий мыслитель Макс Вебер (1864-1920). В настоящее время социология Макса Вебера переживает настоящее возрождение. Вновь осмысливаются и переосмысливаются многие стороны его философско-социологических взглядов. Берутся на вооружение разработанная им методология социального познания, концепции понимания, идеальных типов, его учение о культуре, этике, социологии религии. Сегодня западные социологи рассматривают Вебера «в качестве одной из тех ключевых фигур, обращение к которым открывает перспективу плодотворного обсуждения фундаментальных вопросов социологической теории».

      На  философско-социологические взгляды Вебера оказали влияние выдающиеся мыслители разных направлений. В их числе неокантианец Г. Риккерт, основоположник диалектико-материалистической философии К. Маркс, такие мыслители, как Н. Макиавелли, Т. Гоббс, Ф. Ницше и др. Сам Вебер создал много научных трудов, в том числе «Протестантская этика и дух капитализма», «Хозяйство и общество», «Объективность социально-научного и социально-политического познания», «Критические исследования в области логики наук о культуре», «О некоторых категориях понимающей социологии», «Основные социологические понятия».

      С точки зрения М. Вебера, социология должна изучать, прежде всего, поведение и социальную деятельность человека или группы людей. Однако не всякие их поведение и деятельность являются предметами изучения социологии, а только такие, которые, во-первых, осмыслены ими с точки зрения целей и средств их достижений, во-вторых, ориентированы на других субъектов, т. е. учитывают влияние на них своих действий и их ответную реакцию на это. Если действие рассчитано на ответную реакцию не со стороны других людей, а скажем, со стороны машин или природы, оно не считается Вебером социальным. Не являются таковыми и подражательные действия. Социальные действия составляют, по Веберу, систему их сознательного, осмысленного взаимодействия. В таком качестве они образуют предмет внимания так называемой понимающей социологии.

      Суть  дела в следующем: если действия человека осмыслены и внутренне ориентированы на что-то, то социолог должен разобраться не только в содержании этих действий и в их возможных последствиях для других людей, но прежде всего в субъективных мотивах этой деятельности, в смысле тех духовных ценностей, которыми руководствуется действующий субъект. Другими словами, надо осмыслить, понять содержание духовного мира субъекта социального действия. В данной роли социология выступает как понимающая.

      Задачи понимающей социологии по мнению Вебера, заключаются в том, чтобы понять и объяснить, во-первых, посредством каких осмысленных действий люди пытаются осуществить свои стремления, в какой степени и по каким причинам им это удавалось или не удавалось; во-вторых, какие понятные социологу последствия имели их стремления для «осмысленно-соотнесенного поведения других людей».

      В своей понимающей социологии Вебер исходит из того, что понимание социальных действий и внутреннего мира их субъектов может быть как логическим, т. е. осмысленным с помощью понятий, так и чисто эмоциональным. В этом случае оно достигается посредством «вчувствования», «вживания» социолога во внутренний мир субъекта социального действия. Он называет этот процесс сопереживанием. Тот и другой уровни понимания социальных действий, из которых складывается общественная жизнь людей, играют свою роль. Однако более важно, по Веберу, логическое понимание социальных процессов, их осмысление на уровне науки. Их постижение на уровне «вчувствования» он характеризовал как подсобный метод исследования.

      Понимание в социологии характерно тем, что  личность связывает со своим поведением определённый смысл. Кроме того, социология не исключает познание причинных  связей, а включает их в себя. Таким  образом, вводя термин «понимающая» социология, М. Вебер отграничивает её предмет не только от предмета естественных наук, но и от психологии. Ключевым в его творчестве выступает понятие «понимание». Выделяются два вида понимания.

      Непосредственное  понимание предстаёт как восприятие. Когда мы видим на лице человека вспышку гнева, проявляющуюся в мимике, жестах, а также в междометиях, мы «понимаем», что это означает, хотя и не всегда знаем причину гнева. Так же мы «понимаем» действия человека, протянувшего руку к двери и заканчивающего разговор, значение звонка после полуторачасового сидения на лекции и т.п. Непосредственное понимание выглядит как одномоментный акт, доставляющий «понимающему» рассудочное удовлетворение, избавляющего его от напряжения мысли.

      Объясняющее понимание. Любое объяснение есть установление логических связей в познании интересующего объекта (действия), элементов данного объекта (действия), либо в познании связей данного объекта с другими объектами. Когда мы осознаём мотивы гнева, движения к двери, значение звонка и т.д., мы «понимаем» их, хотя это понимание может быть и неверным. Объясняющее понимание показывает контекст, в котором человек производит то или иное действие. «Схватывание» контекста составляет суть объясняющего понимания. Понимание есть цель познания. М. Вебер предлагает и соответствующее цели средство — идеальный тип.

 

     

3.ПОНЯТИЕ «ИДЕАЛЬНЫЙ ТИП»

     М. Вебер трактовал идеальный тип как  «интерес эпохи, выраженный в виде теоретической конструкции». Это некая идеальная модель того, что наиболее полезно человеку, что объективно отвечает его интересам в современной ему эпохе. В этом отношении в качестве идеальных типов могут выступать моральные, политические, религиозные и другие ценности и вытекающие из них установки поведения и деятельности людей, правила и нормы их поведения, а также традиции социального общения.

     Идеальные типы Вебера характеризуют как бы сущность оптимальных общественных состояний — состояний власти, межличностного общения, индивидуального и группового сознания и т. д. В силу этого они выступают как своеобразные критерии, исходя, из которых необходимо вносить изменения в духовную, политическую и материальную жизнь людей. Поскольку идеальный тип не совпадает полностью с тем, что есть в обществе, и нередко противоречит действительному положению вещей (или же последнее ему противоречит), он, по словам Вебера, в той или иной мере несет в себе черты утопии.

     И все-таки идеальные типы, выражая  в своей взаимосвязи систему  духовных и иных ценностей, выступают  как социально значимые явления. Они способствуют внесению целесообразности в мышление и поведение людей  и организованности в общественную жизнь.

     Учение  М. Вебера об идеальных типах не потеряло своей актуальности. Оно служит для  его последователей своеобразной методологической установкой социального познания и  решения практических проблем, связанных, в частности, с упорядоченностью и организованностью элементов духовной, материальной и политической жизни.

 

     

4.ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ

     В своей социологии понимания Вебер  не мог обойти проблему ценностей, в  том числе моральных, политических, эстетических, религиозных. Речь идет прежде всего о понимании сознательных установок субъекта на указанные ценности, которые определяют содержание и направленность его поведения и деятельности. В то же время социолог сам исходит из определенной системы ценностей, что неизбежно сказывается на ходе и результатах его исследований.

     М. Вебер предложил свое решение  проблемы ценностей. В отличие от Риккерта и других неокантианцев, рассматривающих  указанные выше ценности как нечто  надисторическое, Вебер трактует ценность как «установку той или иной исторической эпохи», как «свойственное эпохе направление интереса». Тем самым ценности из области надисторический переносятся в историю. Эта трактовка ценностей имеет важное значение для реалистического объяснения сознания людей, их социального поведения и деятельности. Она сыграла важную роль в развитии Вебером теории социального действия.

     М. Вебер выделял следующие типы социального действия: целерациональный, ценностно-рациональный, аффективный и традиционный.

     Целерациональное  действие — это когда человек ясно представляет себе цель действия и средства ее достижения, а также учитывает возможную реакцию других людей на свои действия. Критерием рациональности является успех. Ценностно-рациональное действие совершается через сознательную веру в этическую, эстетическую, религиозную ценность определенного поведения. Аффективное действие происходит через аффекты, т. е. бессознательные психологические импульсы и чувства. Традиционное действие осуществляется через привычку.

     В этой классификации степень осознанности наращивается от аффективных и традиционных социальных действий к ценностно-рациональным и целерациональным. В реальном поведении людей чаще всего присутствуют все указанные типы или виды действий. Каждый из них отличается своей мотивацией, а нередко содержанием и механизмом осуществления социального действия. Необходимы научные представления о них, чтобы учитывать все это. Вебер отмечает, что эти четыре идеальных типа, т. е. теоретически смоделированные им виды социальных действий, не исчерпывают всего их многообразия. Но поскольку их можно считать самыми характерными, то знания о них могут быть весьма полезными для теоретиков и практиков не только из области социологии.

Позитивизм и антипозитивизм

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13

Если у вас возникли сложности с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой — мы готовы помочь.

Предоплата всего

от 25%

Подписываем

договор


  1.  Раскрыть этапы возникновения и развития  социологической науки. Составить сравнительную таблицу «Позитивизм и антипозитивизм».

Процесс образования социологии как науки был сложным. Трудным. Длительным. С древних времен человечество интересовали вопросы собственного существования среди других людей. В поисках ответов на них ученым и мыслителям древних времён приходилось более чётко обращать внимание на реальную социальность, в которой они находились. Античные философы первыми обратились к проблеме человека в обществе, его места в нём, поставили учение о человечестве и обществе на основу теории.

Все силы учёных были направлены на изучение общества в период Возраждения эпохи. Томас Мор, Эразм Роттердамский, Мишель Монтень, Никколо Макиавелли — самые яркие представители этого периода. Начинала формироваться модель общества, регулируемая Богом и традициями, с мизерной ролью человека.

В теорий «социальной физики» первый раз в 18 веке возникла идея, что общество — это система. Учёные философы данной эпохи рассматривали человечество как часть природы и исходили из представлений естественных наук о природе человечества своего времени. Тогда все известные естественнонаучные законы особенно в механике, астрологии и геометрии наталкивались на многие факты которые этому противоречат. Этим можно объяснить попытку формализации общественных закономерностей.

18 век можно считать веком ньютоновской физики, веком Просвещения, сравнивать общество с машиной в которой каждый отдельный «винтик» (человек) делает свою работу (так можно характеризовать разделение труда. ).

В 19 веке ученые мыслители рассматривали хозяйственную и экономическую жизнь в независимости от политики. Учёные физиократы думали по принципу автономности экономики по отношению к правительству и праву.

Ж.- Ж. Руссо, выявил отношение экономических собственностей, их значение, очень близко подошел к решению проблемы социального не уравновешения   в развитии человечества.

Сравнительная таблица «Позитивизм и антипозитивизм»

            Позитивизм

          Антипозитивизм

Принцип единства научного знания.

Специфика социальных объектов и методов их познания.

Распространение на общественные явления естественнонаучных методов исследования (натурализм).

Противопоставление общественных наук естественным.

Приоритет общего, повторяющегося, единообразного над специфическим, индивидуально – конкретным.

Познание индивидуального, будь то отдельная личность, историческая эпоха или конкретное общество.

Сведение качественного многообразия явлений к сумме относительно простых элементов или законов (анализ)

Синтетическое обобщение, типологизация различных «органических целых».

Специальная жизнь как взаимодействие безличных социальных факторов и сил (объективная детерминация социальных явлений).

Субъективное, индивидуально – личностное начало социальных явлений – смысловое содержание поступка, мотивы и сознательная ориентация действующего лица на нормы, ценности.

Объективизм в познании.

Субъективизм и релятивизм в познании.

  1.  Дать понятие социальной мобильности людей, раскрыть  ее основные виды, привести примеры.

Социальная мобильность – это  перемещения людей, т.е. изменение их общественного статуса и положения. Люди перемещаются по социальной лестнице вверх и вниз, иногда группами, иногда целыми стратами и классами.

Согласно высказыванию П. Сорокина: «под социальной мобильностью понимается любой переход индивида от одной социальной позиции к другой». Выделяется несколько главных вида социальной мобильности. Это межпоколенная и внутрипоколенная мобильность. А так же  два основных типа – вертикальная и горизонтальная мобильность. Они в свою очередь, разделяются на подвиды и подтипы, которые тесно связаны между собой.

Межпоколенная мобильность – утверждает, что дети добиваются более высокой социальной позиции или опускаются на более низкую ступень в жизни, чем родители.

Пример: сын рабочего становится профессором.

Внутрипоколенная мобильность – находится там, где один и тот же человек на протяжении всей жизни не один раз меняет социальные должности (позиции). Иначе говоря, это социальная карьера.

Пример: директор завода становится министром, или токарь становится инженером.

Вертикальная мобильность – предполагает переход из одного сословия в другое.

В зависимости от направления перемещения есть восходящая мобильность и нисходящая мобильность. Пример восходящей мобильности – повышение по должности. Нисходящей – разжалование.

Горизонтальная мобильность – предполагает  что человек переходит из одной социальной группы в другую, находившуюся на том же уровне.

Пример: переход из одного коллектива в другой, из одной семьи в другую, из одного гражданства в другое.

Разнообразием в горизонтальной мобильности считается, географическая мобильность.

Она имеет смысл не в изменении статуса или группы, а в перемещении из одного места в другое при сохранении прежнего статуса. Примером может послужить межрегиональный и международный туризм, переезд из деревни в город и обратно. Если к перемене мест существования добавляется перемена статуса, то географическая мобильность переходит в миграцию. Если городской житель приехал в деревню, чтобы навестить родственников, то это называется географическая мобильность. Если же он переселился в деревню жить и нашел здесь работу, то это уже миграция. Он сменил профессию.

Социальную мобильность можно классифицировать по другим критериям. Так, например, различают: мобильность индивидуальную, когда перемещения вверх вниз или по горизонтали происходят у одного и того же человека отдельно от других; групповую мобильность, когда перемещения происходят сообща (коллективно), например, после социальной революции старый класс уступает занимаемые позиции новому классу.

К причинам индивидуальной мобильности, позволяющим одному человеку достичь больших успехов, чем другому, относятся:

Национальность;

Уровень получения образования;

Социальный статус семьи;

Пол;

Выгодный брак;

Физические и умственные способности;

Внешние данные;

Место жительства;

Получение воспитания;

Социальная мобильность индивидов начинается в одном классе, заканчивается в другом. Индивиды разрываются между противоположными культурами и стилями жизни. С точки зрения стандартов другого класса они не знают как себя правильно вести. Привыкание к новым условиям часто остается поверхностным.

Групповая мобильность происходит при повышении или понижении значимости класса, касты или сословия.

Например, нарушение Римской стратификаций произошло вследствие нашествия ломбардов, готов, гуннов. Старые аристократические роды постепенно сменились новыми. Появилась новая знать. Основывались новые династии. Причинами групповой мобильности по мнению П. Сорокина служат нижеперечисленные факторы:

Социальные революции;

Иностранные интервенции, нашествия;

Гражданские войны;

Межгосударственные войны;

Военные перевороты;

Замена старой конституции на новую;

Смена политических режимов;

Междоусобная война аристократических родов;

Создание империи;

Крестьянские восстания;

Групповая мобильность есть там, где происходит изменение системы стратификации.

  1.  Дать понятие  и раскрыть основные черты тоталитарного государства. Основные черты коммунистического тоталитаризма в СССР.

Понятие «тоталитаризм» появилось в середине двадцатых годов в окружении Муссолини. В конце тридцатых годов это понятие вошло в обиход в Западной научной литературе. Статус научной концепции этого термина утвердил политический симпозиум, собравшийся в 1952 году в США. Тоталитаризм определился как «неподвижная и закрытая социально – культурная и политическая культура», в которой любое действие направляется и контролируется из единого центра. В самом начале тоталитаризм отождествлялся с коммунизмом и фашизмом, рассматривавшихся как два его различных ответвления.

Термин «тоталитаризм» начал использоваться для  обозначения Итальянского фашистского режима и германского национально – социалистического движения уже 20 – е годы. С публикации газеты «Таймс», в 1929г. его начали применять к политическому режиму Советского Союза. Для характеристики Советского Союза и фашистских режимов этот термин начали применять в научном обороте из политической публицистики.

На симпозиуме, в 1939 году, организованным Американским философом, была сделана попытка дать тоталитаризму научную трактовку. В докладе он был определен как «восстание против всей исторической цивилизации Запада». Новый импульс осмыслению тоталитаризма дали вторая мировая война, разгром фашистских режимов и начало холодной войны.

Посвящённая этому феномену конференция была проведена в США в 1952г. Там сделали вывод что тоталитарным можно назвать закрытое общество, в котором всё контролируется из единого центра.

Через несколько лет вышел ряд работ на эту тему, важнейшими из которых являются: книга Х. Арендт «Происхождение тоталитаризма» и совместная монография К. Фридриха и З. Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия».

Фридрих и Бжезинский для определения общей модели тоталитаризма предложили следующие определения:

Официальная идеология, признаваемая всеми;

Единая массовая партия, возлагаемая харизматическим лидером;

Монополия на все средства вооруженной борьбы;

Монополия власти на СМИ;

Система террористического полицейского контроля и управления экономикой.

Концепция авторов, оказала большое влияние на следующие исследования в этой области. Хотя в этот момент многое указывало на неправильность их формулы. Впрочем это признавали и сами авторы.

Сложность создания более удобной концепции привела к критике саму идею моделирования тоталитаризма. Её основные положения  сводились к следующему:

Модели тоталитаризма нет, так как взаимоотношения между отдельными её элементами никогда не были разъяснены (Т. Джонс)

Не бывает целиком контролируемой или не контролируемой системы (А. Кун)

С помощью концепции тоталитаризма нельзя исследовать динамику процессов в социалистических странах (Г. Гланссер)

Тоталитарная модель игнорирует «источники общественной поддержки» тоталитаризма в СССР (А. Инкельс)

Но помимо всего этого поиск оптимальной модели продолжается до сих пор.

Отталкиваясь от результатов анализов тоталитарных структур гитлеровской германии и сталинского СССР можно выделить пять самых главных признаков тоталитаризма. В настоящих исследованиях мы отталкиваемся от анализа «тоталитарного максимума», и все признаки в определенной степени являются идеальными и видны в различных режимах в разной степени, вплоть до тенденции.

Первый признак – абсолютная концентрация власти которая реализуется через механизм государства и представляет из себя этатизм, — вмешательство государства в экономическую и политическую жизнь страны, возведенное в высшую степень. Эта концепция власти представляет собой автократию, с точки зрения форм правления, для которой характерны:

1 – Соединение исполнительной и законодательной власти в одном лице при фактическом отсутствии независимой судебной власти.

2 – Принцип «вождизма», причем вождь «харизматического и мистического» типа.

Если поподробнее рассмотреть выражение под пунктом №1, то увидим что тоталитарное государство не может и не могло быть правовым, то есть суд не будет зависим от власти, а законы соблюдаются. Такое государство система не приемлет. Незыблемость суда и торжество законности открывали путь появлению оппозиции. Признавая гражданские свободы, тоталитарные режимы ставили условия: пользоваться ими можно было только в интересах той системы, которую проповедовали вожди, что означало бы поддержку их владычества.

Из всего этого вытекало обязательство сохранения формы законности и в то же время монополии правления. По этой причине законодательная власть не могла разделиться с исполнительной. При однопартийной системе это и было источником питающим произвол и всемогущество правителей. Под таким же примером невозможно было отделить судебную власть от полицейской.

Кроме внешнеполитических и пропагандистских резонов очень важно, что тоталитарный режим обязан обеспечить правовые гарантии партии. Формально, законы охраняли права всех граждан. Но по существу только тех, кто не числился в рядах «врагов рейха», или «врагов народа». Политические судебные процессы – инсценировки  от суда требовали вывод о враждебных поступках обвиняемого. При такой форме суда от обвиняемого требовалось признание виновности. Тайная полиция получала приказ на число требуемых к аресту, и она начинала действовать. Доказательств не требовалось. Главное признание.

Работа полиции в СССР упрощалась статьёй – 58 Уголовного Кодекса 1926 года. В ней было 14 пунктов. Главным в статье было не содержание, а возможность её истолкования. Примером может послужить: — пункт 3; «способствование, каким бы то ни было способом иностранному государству, находящемуся в СССР в состоянии войны». Этот пункт давал возможность осудить человека, который прибил немецкому солдату каблук, находясь под оккупацией. Главный принцип суда выражен во фразе (1919г.): «Мы руководствуемся не законами, а нашей революционной совестью».

Российские политологи определяют следующие особенности  советского тоталитаризма: абсолютная единоличная власть; индокринация общества; изначальная аморальность и полное презрение к человеку; синтез элементов азиатского деспотизма и радикальных идеологических доктрин; исключительная ориентация на будущее; патетические апелляции к массам, опоры на внешнюю экспансию; великодержавные амбиции; всемогущая вера в мировой революционный процесс во главе со страной – лидером. В  исторических аналогиях между русским и сталинским абсолютизмом пропадает представление об исторической уникальности того, что произошло у нас во времена Сталина, в Италии – во время Муссолини, в Германии – во времена Гитлера, а в Камбодже – во времена Пол Пота: жесткая изоляция и уничтожение миллионов людей, геноцид.

Такое количество жертв говорит о возникновении новой ситуации. Чтобы содержать такое количество людей в заключении, нужен огромный аппарат. Речь шла не о единичном случае, а о постоянно действующей системе уничтожения на которую ориентируется вся бюрократия. Именно с главной задачи начинается отличие административной системы тоталитарных режимов – тоталитарной бюрократии от авторитарной бюрократии традиционных обществ и рациональной бюрократии индустриальных капиталистических обществ.

Важно, что упразднение осуществлялось по проявлениям человека в науке, культуре, повседневной жизни. За счет этого бюрократия и была совершенно универсальным инструментом управления, прямого насилия, опирающегося на силу оружия. Не было такой власти, включая быт, семейные отношения и даже отношения человека к себе, к своим мыслям, на право распоряжаться которой не претендовала бы эта бюрократия. Ей принадлежало решение, каким должен быть, а каким не должен быть замысел литературного произведения. Сталин всем показывал примеры как вести себя с писателями. В искусстве, отказ от подчинения был чреват наказаниями, так же как в политике или экономике. Под угрозой расстрела людей заставляли делать то, что они  не хотели. Но чтобы стать тотальной, бюрократия осуществляла перековку народа, каждого сделать бюрократом, чиновником, чтобы все находились у нее на службе. Тоталитарная бюрократия подразумевает абсолютное подчинение Вождю, волей которого власть бюрократии получает свое развитие и углубление.

Такая власть может быть осуществлена только при условии что она имеет дело только с совершенно пластичным материалом, амфорным обществом. Это принципиальное условие самоутверждения и саморазвития тоталитарной бюрократии. Исходя из всего этого, все, что обеспечивает самостоятельность человека, подлежит беспощадному искоренению. Идеальным материалом тоталитарно – бюрократической воли к власти является человек без корней, у которого нет ничего за душой – люмперн, с ним можно делать все, что угодно. Как говорил Мао Цзэдун: — можно писать любые письмена. Для тоталитарной бюрократии люмперн становится орудием уравниловки и нивелировки, ударной силой социальной энтропии. Так было и во времена насильственной коллективизации, разрушения сельских общественных структур. Так было и во всех последующих малых и больших «чисток», целью которых стало искоренение вновь возникших структур общества. Единственными, которые допускались в условиях тоталитаризма, были лишь те организации, которые имели бюрократический характер. Тоталитарная бюрократия рассматривала любой лтчный и общественный интерес как антигосударственный. Поэтому такие интересы должны были быть наказаны статьей о контрреволюционной деятельности.

Самым пагубным для народа оказалось то, что любой, даже самый благородный вид социальной связи становится на один уровень с анти общественностью, криминалом. Более того, криминальные явления, получили преимущества перед законом, в них тоталитарная бюрократия видела схожесть со своими нормами. В лагерях, где уголовники содержались вместе с политическими, мельчайшее начальство назначалось чаще всего из уголовников.

Во всем этом безумии, вдохновляемом манией величия Вождя, была своя логика. Амфорне, превращало бюрократа в необходимую фигуру. Аппарат искал Вождя, для которого не было бы ни какой другой ценности, кроме власти. Готового пройти по головам миллионов ради «народного блага».

  1.  Назвать и охарактеризовать основные типы парламентских партий, понятие лоббизма.

Партия в переводе с латинского означает «дело», «часть».

Политическая партия — часть населения, класса, социально-политического слоя или слоев. Ее появление политологи относят к периоду становления буржуазной демократии. В конституциях государства статья о партиях появилась лишь в XX веке.

Партии исполняют роль посредников между группами населения и государственной властью, обеспечивая сопряжение и учет их интересов в деятельности политических институтов.

Партия — важнейший социально-политический институт, с помощью которого осуществляется взаимосвязь гражданского общества и государства.

В учебной, монографической, справочной литературе встречается более 200 определений и называется более 30 разновидностей политических партий, что обусловлено сложностью вычленения наиболее сущностных характеристик, определяющих типичный портрет и политическую суть этого феномена.

Партия это специализированная, организационно упорядоченная группа, объединяющая наиболее активных приверженцев тех или иных целей и служащая для борьбы за завоевание и использование политической власти.

М. Вебер выделял партию как механизм продвижения лидера к власти, А. де Токвиль частным случаем политических ассоциаций, формирующихся на основе свободного выбора человека. М.Я. Острогорский, противореча Токвилю, считал партию феноменом, стремящимся подчинить себе все проявления политической активности человека.

В России политическая мысль имеет длительную историю и содержит много интересных и оригинальных идей. Современный облик политические исследования приобретают в конце 19 — начале 20 в. Заметный вклад в мировую политическую науку внесли М.М. Ковалевский, Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев, М.Я. Острогорский и ряд других исследователей, а также теоретики В.И. Ленин, Г.В. Плеханов и другие.

Бурное развитие политической науки было заторможено, кое где и прервано после революции 1917 г. Политология стала объяснятся как лженаука и т.п.

Рассмотрим, что же более конкретно представляют собой парламентские партии.

        Однозначного определения партии в политологии современного времени нет. Многие предложенные определения партии восходят к схеме, намеченной еще в 18 в. Д. Юмом.

Он различал три типа: партий — партии принципов, партии интересов и партии пристрастности. Вначале 19 в. англичанин Р. Берк предложил называть партиями группы людей, объединившихся на основе общих взглядов для обеспечения совместными усилиями национальных интересов.

Б. Констан считал, что партия это объединение людей, исповедующих одну и ту же политическую доктрину. М. Вебер рассматривал партию как ассоциацию добровольных членов, цель деятельности которых обеспечить власть внутри корпоративной группы для своих лидеров, с тем, чтобы добиться духовных или материальных преимуществ для своего активного членства.

Современными исследователями выделяется, как правило, четыре, характеризующих партию признака: партия является носителем определенной идеологии; партия — это организация, то есть длительное объединение людей; цель партии завоевание или участие в осуществлении власти; каждая партия стремится обеспечить себе поддержку народа.

Однако в 60-е годы нашего столетия появились партии, которые не вписывались в данную типологию. Авторитетные политологи — Ла Паломбара, Дж.Сартори, не отвергая схему М.Дюверже, предложили дополнить ее, выделив третий тип партий — «партии избирателей».

Эти партии ориентировались на объединение максимального количества избирателей самой различной социальной принадлежности вокруг своей программы для решения основных вопросов текущего момента. Позже такие партии получили название «универсальных». В последние годы этот тип партий стал наиболее динамично развивающимся в Европе и в Америке.

В настоящее время процесс возникновения новых партий продолжается. М. Дюверже выделил два основных пути создания современных партий.

Деятельность политических партий весьма разнообразна. Исследователями называются более дюжины присущих им функций. Обычно выделяются следующие.

Во-первых, партия является связующим звеном между гражданским обществом и государством. Партия в этом отношении представляет канал передачи информации, циркулирующей между правящими и управляемыми.

Во-вторых, партии осуществляют аккумуляцию интересов больших социальных групп.

В-третьих, партии осуществляют постановку коллективных целей для всего общества.

В-четвертых, партии занимаются разработкой идеологии и политических доктрин.

В-пятых, важным направлением деятельности партий является политическое рекрутированние и политическая социализация.

В результате исторического формирования партия заявила о себе как специализированная, организационно упорядоченная группа, объединяющая наиболее активных приверженцев тех или иных целей и служащая для борьбы за завоевание и использование политической власти.

Важную роль в исследовании политических партий играет их классификация, которая возможна на основе множества критериев по программным целям и идеологии, формам организации, методам деятельности и т. п.

В современном мире можно выделить следующие типы политических партий:

Партии, идеология, программа и политика которых направлены на утверждение и совершенствование капитализма, различных форм социальных отношений в рамках буржуазного общества. Их различают по конкретным подходам, способам достижения программных целей, определяя как правоконсервативные, центристские и либерально-реформистские.

Партии социалистического выбора, отстаивающие и выражающие интересы трудящихся, главным образом, интересы рабочего класса. Это коммунистические, социалистические, социал-демократические, лейбористские партии.

Партии, призванные защищать интересы преимущественно мелких собственников города и деревни, средних слоев. По международной классификации их именуют демократическими.

Партии, идеология, платформа и практические действия которых имеют национально-демократическую окраску. Они возникают под влиянием роста национального самосознания народов, недовольства ущемлением их прав. Сторонники социально-классового подхода считают, что рост националистических настроений возникает из-за нерешенных социально-экономических проблем на территориях проживания этнических групп, пытающихся самоутвердиться в своих политических правах.

Особую группу составляют партии, ориентирующиеся на верующих. Программные платформы этих партий опираются на догматы основных религий. Это православные, католические, протестантские, мусульманские и другие партии. Они активно борются за усиление позиций своей религии в странах, регионах, на мировой арене, защищая права и интересы верующих.

Американский социолог Стивен Коэн выделяет типы политических партий:

Партии авангардного типа, появившиеся в ходе развития рабочего движения. Для них характерны повышенные требования к вступающим в партию, детальная регламентация деятельности и внутренней жизни партии, строгая партийная дисциплина и т. д. Главный объект их политики трудящиеся массы, повседневная работа по их социальному просвещению и организации во имя торжества справедливости.

Партии, предназначенные главным образом для избирательных кампаний. Как правило, такие партии не имеют фиксированного членства, партийных билетов, обязательных членских взносов. Они формируются за счет добровольных пожертвований корпораций, частных лиц, общественных организаций и ассигнований из государственного бюджета.

Лобби́зм — давление на парламентариев путём личного или письменного обращения либо другим способом (организации массовых петиций, потока писем, публикаций, подкупом) со стороны каких-либо групп или частных лиц, цель которого — добиться принятия или отклонения законопроекта.

Социология как способ самопознания общества

1. Волков Ю.Г., Лубский А.В. Социология в России: в поисках новых идей и креативности: монография. Ростов н/Д.: ЮФУ, 2017.

2. Горшков М.К. Российское общество как оно есть: (опыт социологической диагностики). В 2 т. Т. 1. М.: Новый хронограф, 2016.

3. Гоулднер О. Наступающий кризис западной социологии. СПб: Наука, 2003.

4. Западная социология: современные парадигмы. Антология / Составители, авторы библиографических очерков: Г.Н. Соколова, Л.Г. Титаренко. Минск: Белорусская наука, 2015.

5. Зборовский Г.Е. Метапарадигмальная модель теоретической социологии // Социологические исследования. 2008. № 4. С. 3–15.

6. Здравомыслов А.Г. Социология: теория, история, практика. М.: Наука, 2008.

7. Иванова А.С. Классическая, неклассическая и постнеклассическая модели социального познания // Вестник Московского государственного областного университета. Сер.: Философские науки. 2010. № 3. С. 22–29.

8. Коллинз Р. Четыре социологических традиции. М.: «Территория будущего», 2009.

9. Кравченко С.А. К итогам X конференции ЕСА // Социологические исследования. 2012. № 3. С. 6–13

10. Кравченко С.А. Развитие социологической теории в начале третьего тысячелетия: по материалам международных конгрессов и конференций // Гуманитарный ежегодник. Вып. 7. Ростов н/Д., 2008. С. 110–116.

11. Кравченко С.А. Социология в движении к взаимодействию теоретико-методологических подходов // Социологические исследования. 2011. № 1. С. 11–18.

12. Лубский А.В. Методология социального исследования. М.: ИНФРА-М, 2017.

13. Мальковская И.А. Россиеведение между символом и симулякром // Россия и современный мир. 2003. № 1. С. 76–87.

14. Покровский Н.Е., Николаева У.Г. Парадоксальная глобализация: вперед к прошлому или назад к будущему? // Социологический ежегодник, 2013–2014: Сб. науч. тр. / Ред. Н.Е. Покровский; ред.-сост. Д.В. Ефременко. М.: ИНИОН РАН, 2014. С. 9–37.

15. Покровский Н.Е., Симонова О.А. Социология как индикатор состояния общества: «старые» и «новые» проблемы в современных исследованиях // Социологический ежегодник, 2015–2016: Сб. науч. тр. / Ред. Н.Е. Покровский; ред.-сост. Д.В. Ефременко. М.: ИНИОН РАН, 2016. С. 8–15.

16. Романовский Н.В. Дискурс кризиса (в) современной социологии // Социологические исследования. 2016. № 4. С. 3–12.

17. Тощенко Ж.Т. Социология жизни: монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2016а.

18. Тощенко Ж.Т. Парадигмы как методологические стратегии в социологии // Гуманитарий Юга России. 2016б. № 1. С. 20–36.

19. Ядов В.А. Современная теоретическая социология как концептуальная база исследований российских трансформаций. СПб.: Интерсоцис, 2006.

20. Caillé A. Sociology as anti-utilitarianism // European j. of social theory. 2007. Vol. 10. No. 2. P. 277–286.

21. Merton R. Structural analysis in sociology // Approaches to the Study of Social Structure. N.Y.: Free Press. 1975. P. 21–52.

22. Ritzer G. Explorations in Social Theory: From Metatheorizing to Rationalization. L.: Sage, 2001.Touraine A. Sociology after sociology // European j. of social theory. 2007. Vol. 10. No. 2. P. 184–193.

23. Touraine A. Sociology after sociology // European journal of social theory. 2007. Vol. 10. No. 1. P. 184–193.

Антипозитивизм

Теоретическая позиция, согласно которой социальная сфера не может быть изучена с помощью научного метода исследования, применяемого к природе.

В социальная наука, антипозитивизм (также интерпретивизм, негативизм или антинатурализм) — это теоретическая позиция, предполагающая, что социальную сферу нельзя изучать с помощью научный метод расследования, используемого в естественные науки, и это исследование социальной сферы требует другого эпистемология. В основе этой антипозитивистской эпистемологии лежит вера в то, что концепции и язык, которые исследователи используют в своих исследованиях, формируют их восприятие социального мира, который они исследуют, изучают и определяют. [1]

Интерпретивизм (антипозитивизм) развился среди исследователей, недовольных постпозитивизмтеории, которые они считали слишком общими и неподходящими, чтобы отразить нюансы и вариативность человеческого взаимодействия. Поскольку ценности и убеждения исследователей не могут быть полностью исключены из их исследования, интерпретаторы считают, что исследования на люди от люди не могут дать объективных результатов. Таким образом, вместо того, чтобы искать объективную перспективу, интерпретативисты ищут смысл в субъективном опыте людей, участвующих в социальном взаимодействии. Многие исследователи-интерпретаторы погружаются в изучаемый социальный контекст, стремясь понять и сформулировать теории о сообществе или группе людей, наблюдая за ними изнутри. Интерпретивизм — это индуктивная практика, на которую влияют такие философские концепции, как герменевтика, феноменология, и символический интеракционизм.[2] Методы интерпретации используются во многих областях социальных наук, включая историю, социологию, политологию, антропологию и другие.

История

Начиная с Джамбаттиста Вико, в начале восемнадцатого века, а затем с Монтескье, изучение естественной истории и истории человечества были отдельными областями интеллектуального исследования. Естественная история не находится под контролем человека, тогда как человеческая история — это творение человека. Таким образом, об антипозитивизме сообщает эпистемологический различие между миром природы и социальной сферой. Природный мир можно понять только по его внешним характеристикам, тогда как социальную сферу можно понять внешне и внутренне, а значит, и познать.[3]

В начале девятнадцатого века интеллектуалы во главе с Гегельянцы, поставил под сомнение перспективу эмпирического социального анализа.[требуется разъяснение][нужна цитата]Карл Маркс умер до создания формальной социальной науки, но, тем не менее, отверг социологический позитивизм из Огюст Конт- несмотря на его попытку установить исторический материалист наука об обществе. [4]

Усиленный позитивизм Эмиль Дюркгейм служил основой современной академической социология и социальные исследования, но сохранил многие механические элементы своего предшественника.[требуется разъяснение]Герменевтики такие как Вильгельм Дильтей подробно теоретизировал различие между естественными и социальными науками (‘Geisteswissenschaft’), а неокантианский философы, такие как Генрих Риккерт утверждал, что социальная сфера с ее абстрактными значениями и символизмом несовместима с научными методами анализа. Эдмунд Гуссерльмежду тем отрицал позитивизм через рубрику феноменология.[5]

На рубеже ХХ века первая волна немецких социологов официально представила Verstehende (интерпретирующий) социологический антипозитивизм, предлагающий исследования, должен концентрироваться на человеческих культурных нормы, ценности, символы, и социальные процессы, рассматриваемые с решительной субъективный перспектива.[требуется разъяснение] Однако, будучи антипозитивистом, человек ищет отношения, которые не являются «антиисторичными, неизменными или обобщаемыми». [6][неудачная проверка] как те, которые преследовали естествоиспытатели.

Взаимодействие теории (или построенной концепции), а данные всегда являются основой социальная наука и это подчинение отличает его от физической науки.[согласно кому?] Сам Дюркгейм отмечал важность построения концепций абстрактно (например, «коллективное сознание» и «социальная аномия»), чтобы сформировать рабочие категории для экспериментов.[требуется разъяснение] И Вебер, и Георг Зиммель был пионером Verstehen (или «интерпретативный») подход к социальной науке; систематический процесс, в котором сторонний наблюдатель пытается установить связь с определенной культурной группой или коренным народом на их собственных условиях и с их собственной точки зрения.[нужна цитата]

[Социология] … наука, цель которой — интерпретировать смысл социального действия и тем самым дать причинное объяснение способа, которым действие продолжается и эффекты, которые он производит. Под «действием» в этом определении подразумевается поведение человека, когда и в той степени, в какой агент или агенты видят его как субъективно значимый … значение, к которому мы обращаемся, может быть либо (а) значением, фактически предназначенным либо отдельным агентом в конкретном историческом случае, либо рядом агентов в приблизительном среднем значении в данном наборе случаев, либо (б) значение, приписываемое агенту или агентам, как типам, в чистом типе, построенном абстрактно. Ни в том, ни в другом случае «значение» не мыслится как объективно «правильное» или «истинное» по какому-либо метафизическому критерию. В этом разница между эмпирическими науками о действии, такими как социология и история, и любым видом априори дисциплины, такой как юриспруденция, логика, этика или эстетика, цель которых — извлечь из их предмета «правильное» или «действительное» значение.

В частности, благодаря работам Зиммеля социология приобрела возможный характер, выходящий за рамки позитивистского сбора данных или грандиозных детерминированных систем структурного закона. Относительно изолированный от социологической академии на протяжении всей своей жизни, Зиммель представил идиосинкразический анализ современности, более напоминающий феноменологический и экзистенциальный писателей, чем Конта или Дюркгейма, уделяя особое внимание формам и возможностям социальной индивидуальности.[8] Его социология занималась неокантианский критика границ человеческого восприятия.[9]

Таким образом, антипозитивизм считает, что методологического единства наук нет: три цели позитивизма — описание, управление и прогноз — неполные, так как в них отсутствуют понимание.[нужна цитата] Наука стремится понять причинность, чтобы можно было осуществлять контроль. Если это удастся в социологии, те, кто обладает знаниями, смогут управлять невежественными, и это может привести к социальная инженерия.[согласно кому?]

Эта точка зрения привела к спорам о том, как провести грань между субъективный и задача исследования, не говоря уже о проведении искусственной границы между окружающей средой и организацией человека (см. экологическая социология) и повлияли на изучение герменевтика. Базовые концепции антипозитивизма вышли за рамки социальная наука, по факту, феноменология в основе лежит те же основные принципы. Проще говоря, позитивисты рассматривают социологию как науку, а антипозитивисты — нет.

Франкфуртская школа

Антипозитивистская традиция продолжилась в создании критическая теория, особенно работа, связанная с Франкфуртская школа социальных исследований. Антипозитивизму еще больше способствовало бы отрицание «сциентизм’; или наука как идеология. Юрген Хабермас утверждает, в своем О логике социальных наук (1967), что «позитивистский тезис об объединенной науке, который объединяет все науки с естественнонаучной моделью, терпит неудачу из-за тесной взаимосвязи между социальными науками и историей, а также из-за того, что они основаны на конкретной ситуации. понимание смысла, которое можно только объяснить герменевтически … доступ к символически предварительно структурированной реальности не может быть получен одним лишь наблюдением «. Джон Скотт. Пятьдесят ключевых социологов: современные теоретики. Рутледж. 2006. с. 19

Какие существуют виды курсовых работ по социологии?

Курсовая работа по социологии варьируется от позитивизма до антипозитивизма и от функционализма до теории конфликта. Другие курсовые работы по социологии, такие как современная социальная теория, экономическая социология и криминология, помогают студентам изучать функцию социального поведения в правительствах и людях. Политическая социология — это еще один тип курсовых работ по социологии, который пытается решить вопросы о том, почему некоторые люди не участвуют в выборах чиновников и принятии законов. Социология — это изучение общества и людей, которые составляют общества.

Большая часть курсовых работ по социологии фокусируется на изучении людей и попытках ответить на вопросы, касающиеся поведения и действий членов того или иного общества. Позитивизм является одной из древнейших форм изучения общества и основывается на убеждении, что для объяснения действий общества может использоваться только научный метод. Позитивизм утверждает, что единственное истинное знание — это научное, проверяемое знание.

Ранние социологи связывали социологию с естественными науками. Через позитивизм они утверждали, что социальные науки являются логическим продолжением естественных наук. Таким образом, они должны сохранять ту же объективность, рационализм и причинность при попытке объяснить поведение общества, что и те, которые используются при объяснении любых других групповых действий, которые могут происходить в природе.

Другие курсовые работы по социологии, такие как антипозитивизм, утверждают, что об обществе нельзя судить так же, как и о других формах в природе, что частично объясняется способностью людей принимать решения и формировать убеждения независимо от науки. Социологический тип социологического курса изучает действия общества как необходимое требование, позволяющее обществу функционировать так, как задумано. Теория конфликта — это еще один тип курсовой работы по социологии, в которой ее убеждения сосредоточены на борьбе между противоборствующими силами в обществе, такими как хозяин и раб, угнетатель и угнетенный, король и крепостной. Это также известно как марксистская теория, поскольку Карл Маркс присоединился к этой школе мысли.

В конце 1960-х годов для социолога открылся новый курс обучения, этот новый курс социологии был сфокусирован на современной социальной теории. Одна из наиболее заметных теорий этого курса обучения — это структуралистское движение. Этот курс обучения исследует структуру социальной системы в целом. Другие курсовые работы в области социологии — это социальная организация, социальная психология и социальные изменения и дисфункции, которые изучают преступность, преступность среди несовершеннолетних и наркоманию. Другие социальные феномены, такие как развод, проституция и смертная казнь, изучаются в этом типе социологических курсовых работ.

ДРУГИЕ ЯЗЫКИ

Антипозитивизм – Позитивизм

[Статья из Википедии — и немного иронии с нашей стороны: это наша самая успешная статья в справочнике Google. Любой антипозитивист, который читает это: подумайте о том, чтобы предложить и авторизовать лучший. Мы только рады представить его [email protected]]

Антипозитивизм (также известный как интерпретативизм или интерпретативная социология) — это точка зрения в социальных науках, согласно которой социальная сфера может не подвергаться тем же методам исследования, что и мир природы; что ученые должны отказаться от эмпиризма и научного метода в проведении социальных исследований.Антипозитивисты считают, что исследователи должны сосредоточиться на понимании интерпретаций, которые социальные действия имеют для изучаемых людей.

Антипозитивизм относится к различным историческим дебатам в философии и социологии науки. Однако в современной практике интерпретативизм можно приравнять к качественным методам исследования, в то время как позитивистские исследования носят более количественный характер. Позитивисты обычно используют методы исследования, такие как эксперименты и статистические опросы, в то время как антипозитивисты используют методы исследования, которые больше полагаются на этнографические полевые исследования, анализ разговоров / дискурсов или открытые интервью. Позитивистские и антипозитивистские методы иногда сочетаются.

В начале 19-го века различные интеллектуалы, возможно, в первую очередь гегельянцы, начали сомневаться в перспективах эмпирического социального анализа. Карл Маркс умер до создания формальной социальной науки, но, тем не менее, яростно отверг контовский социологический позитивизм (несмотря на то, что он пытался создать историко-материалистическую «науку об обществе»). Усиленный позитивизм, представленный Дюркгеймом, послужил основой современной академической социологии и социальных исследований, но сохранил многие механические элементы своего предшественника.Герменевтики, такие как Вильгельм Дильтей, подробно теоретизировали о различии между естественными и социальными науками («Geisteswissenschaft»), в то время как неокантианские философы, такие как Генрих Риккерт, утверждали, что социальная сфера с ее абстрактными значениями и символикой несовместима с научными методами исследования. анализ. Тем временем Эдмунд Гуссерль отрицал позитивизм через рубрику феноменологии.

На рубеже 20-го века первая волна немецких социологов официально ввела verstehende социологический антипозитивизм, предполагая, что исследования должны быть сосредоточены на человеческих культурных нормах, ценностях, символах и социальных процессах, рассматриваемых с решительно субъективной точки зрения.Макс Вебер утверждал, что социологию можно в общих чертах охарактеризовать как «науку», поскольку она способна методологически идентифицировать причинно-следственные связи человеческого «социального действия» — особенно среди идеальных типов или гипотетических упрощений сложных социальных явлений. Однако как антипозитивист он ищет отношения, которые не являются такими «неисторическими, инвариантными или поддающимися обобщению», как те, которые преследуют естествоиспытатели.

Фердинанд Тоннис обсуждал Gemeinschaft и Gesellschaft (букв. сообщество и общество) как два нормальных типа человеческих ассоциаций.Для антипозитивистов реальность не может быть объяснена без понятий. Тоннис провел четкую грань между царством концептуализма и реальностью социального действия: к первому следует относиться аксиоматически и дедуктивно («чистая» социология), а ко второму — эмпирически и индуктивно («прикладная» социология). . Взаимодействие между теорией (или сконструированными концепциями) и данными всегда является фундаментальным в социальных науках, и это подчинение отличает их от физических наук. Сам Дюркгейм отмечал важность построения абстрактных понятий (т.г. «коллективное сознание» и «социальная аномия»), чтобы сформировать рабочие категории для экспериментов. И Вебер, и Георг Зиммель первыми использовали verstehen (или «интерпретативный») подход к общественным наукам; систематический процесс, в ходе которого сторонний наблюдатель пытается относиться к определенной культурной группе или коренным народам на их собственных условиях и со своей точки зрения.

[Социология] … наука, целью которой является интерпретация значения социального действия и, таким образом, каузальное объяснение того, как это действие протекает, и результатов, которые оно производит. Под «действием» в этом определении понимается человеческое поведение, когда и в той мере, в какой агент или агенты видят в нем субъективно значимое… конкретному историческому событию или числом агентов в приблизительном среднем в данном наборе случаев, или (b) значение, приписываемое агенту или агентам как типам, в чистом типе, построенном абстрактно. Ни в том, ни в другом случае «смысл» не мыслится как объективно «правильный» или «истинный» по какому-либо метафизическому критерию.В этом разница между эмпирическими науками о действии, такими как социология и история, и любыми априорными дисциплинами, такими как юриспруденция, логика, этика или эстетика, целью которых является извлечение из их предмета «правильного» или «правильного». действительный’ смысл.
— Макс Вебер, Природа социального действия 1922

В частности, благодаря работам Зиммеля социология приобрела возможный характер за пределами позитивистского сбора данных или великих детерминистских систем структурного закона. Относительно изолированный от социологической академии на протяжении всей своей жизни, Зиммель представил идиосинкразический анализ современности, больше напоминающий феноменологических и экзистенциальных писателей, чем Конта или Дюркгейма, уделяя особое внимание формам и возможностям социальной индивидуальности. Его социология занималась неокантианской критикой пределов человеческого восприятия. Можно сказать, что критика гуманитарных наук Мишелем Фуко довела кантианский скептицизм до крайности более полувека спустя.

Антипозитивизм, таким образом, считает, что нет методологического единства наук: три цели позитивизма — описание, контроль и предсказание — неполны, так как в них отсутствует какое-либо понимание. Некоторые утверждают, что даже если бы позитивизм был правильным, он был бы опасен. Наука стремится понять причинно-следственные связи, чтобы можно было осуществлять контроль. Если бы это удалось в социологии, обладающие знаниями смогли бы контролировать невежественных, и это могло бы привести к социальной инженерии. Эта перспектива, однако, привела к спорам о том, как можно провести границу между субъективным и объективным исследованием, тем более провести искусственную границу между окружающей средой и человеческой организацией (см. Экологическую социологию), и повлияла на изучение герменевтики.Базовые концепции антипозитивизма вышли за рамки социальных наук, фактически феноменология имеет в своей основе те же основные принципы. Проще говоря, позитивисты рассматривают социологию как науку, а антипозитивисты — нет.

Антипозитивистская традиция продолжилась в становлении критической теории, особенно работ, связанных с так называемой «Франкфуртской школой» социальных исследований. Антипозитивизму будет способствовать отказ от «сциентизма»; или наука как идеология.Юрген Хабермас в своей книге «О логике социальных наук» (1967) утверждает, что «позитивистский тезис о единой науке, уподобляющей все науки естественнонаучной модели, несостоятелен из-за тесной связи между социальными науками и историей». , и тот факт, что они основаны на специфичном для ситуации понимании значения, которое может быть эксплицировано только герменевтически… доступ к символически предструктурированной реальности не может быть получен одним лишь наблюдением».

Антипозитивизм | Психология Вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клинический | Образовательные | промышленный | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Антипозитивизм — это точка зрения в социологии, согласно которой социальные науки должны создавать и использовать другие научные методы, чем те, которые используются в области естественных наук.

Эволюция концепции

Антипозитивизм развился в 19 веке, когда социологический позитивизм и социологический натурализм начали подвергаться сомнению такими учеными, как Вильгельм Дильтей и Генрих Риккерт, которые утверждали, что мир природы не то же самое, что мир общества, поскольку человеческие общества имеют уникальные аспекты. такие как значения, символы, правила, нормы и ценности — все, что может быть описано как культура.

Эта точка зрения была развита Максом Вебером, который ввел термин антипозитивизм (известный также как гуманистическая социология).Согласно этой точке зрения, тесно связанной с антинатурализмом, социологические исследования должны использовать определенные инструменты и методы и концентрироваться на людях и их культурных ценностях. Это привело к некоторым спорам о том, как можно провести границу между субъективным и объективным исследованием, тем более провести искусственную границу между окружающей средой и человеческой организацией (см. Экологическую социологию), и повлияло на изучение герменевтики.

Базовые концепции антипозитивизма вышли за рамки социальных наук, фактически феноменология имеет в своей основе те же основные принципы.Недавно чилийские биологи Умберто Матурана и Франсиско Варела применили эти понятия к миру биологии, разработав своего рода релятивистскую науку.

Критика позитивизма

Антипозитивизм критикует многие позитивистские предположения и принципы. Во-первых, они утверждают, что нет методологического единства науки, т. е. что мы не можем использовать одни и те же инструменты для изучения естественных и социальных наук. Затем антипозитивисты добавляют, что позитивизм ограничен явлениями, которые могут быть ограничены аналитическим и поддающимся проверке фрагментом реальности, т.е.е., что невозможно изучать свободу, иррациональность и различные непредсказуемые действия, свойственные индивидуальному поведению человека. Они также утверждают, что знание никогда не может быть нейтральным, поскольку оно напрямую преобразуется в силу, и что позитивисты пытаются провести искусственную границу между наблюдателем и субъектом. Наконец, антипозитивисты утверждают, что две цели позитивизма — объяснение и предсказание — неполны, поскольку им не хватает цели понимания.

Некоторые утверждают, что даже если бы позитивизм был правильным, он был бы опасен.Наука стремится понять причинно-следственные связи, чтобы можно было осуществлять контроль. Если бы это удалось в социологии, обладающие знаниями смогли бы контролировать невежественных, и это могло бы привести к социальной инженерии. Эта критика распространена среди постмодернистов, таких как Деррида и Рорти.

Обзор непозитивистских подходов

В социальных науках существует несколько подходов, противостоящих позитивистскому взгляду. Они есть:

См. также

id: антипозитивизм

Антипозитивизм — Википедия

Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Unsubst». Шаблон:Краткое описание Шаблон:Исследования

В социальных науках антипозитивизм (также интерпретативизм, негативизм или антинатурализм ) — это теоретическая позиция, которая предполагает, что социальная сфера не может быть изучена с помощью научного метода исследования, используемого в естественных науках, и что исследование социальной сферы требует иной эпистемологии. В основе этой антипозитивистской эпистемологии лежит вера в то, что концепции и язык, которые исследователи используют в своих исследованиях, формируют их восприятие социального мира, который они исследуют и определяют. [1]

Интерпретативизм (антипозитивизм) развился среди исследователей, недовольных постпозитивизмом, теории которого они считали слишком общими и неподходящими для отражения нюансов и изменчивости человеческого взаимодействия. Поскольку ценности и убеждения исследователей не могут быть полностью исключены из их исследования, интерпретаторы считают, что исследования людей людьми не могут дать объективных результатов. Таким образом, вместо того, чтобы искать объективную точку зрения, интерпретаторы ищут смысл в субъективном опыте людей, участвующих в социальном взаимодействии.Многие исследователи-интерпретативисты погружаются в изучаемый ими социальный контекст, стремясь понять и сформулировать теории о сообществе или группе людей, наблюдая за ними изнутри. Интерпретативизм — это индуктивная практика, находящаяся под влиянием таких философских структур, как герменевтика, феноменология и символический интеракционизм. [2] Методы интерпретации используются во многих генетических географиях социальных наук, включая историю, социологию, политологию, антропологию и другие.

История

Начиная с Джамбаттиста Вико, в начале восемнадцатого века, а затем с Монтескье, изучение естественной истории и истории человечества были отдельными областями интеллектуальных исследований. Естественная история не находится под контролем человека, в то время как человеческая история — человеческое творение. Таким образом, антипозитивизм основан на эпистемологическом различии между миром природы и социальной сферой. Природный мир может быть понят только по его внешним характеристикам, тогда как социальная сфера может быть понята внешне и внутренне и, таким образом, может быть познана. [3]

В начале девятнадцатого века интеллектуалы во главе с гегельянцами поставили под сомнение перспективы эмпирического социального анализа. Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Unsubst». Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Unsubst». Карл Маркс умер до создания формальной социальной науки, но тем не менее отверг социологический позитивизм Огюста Конта, несмотря на его попытку создать историческую материалистическую науку об обществе. [4]

Расширенный позитивизм Эмиля Дюркгейма послужил основой современной академической социологии и социальных исследований, но сохранил многие механические элементы своего предшественника. Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Unsubst». Герменевтики, такие как Вильгельм Дильтей, подробно теоретизировали о различии между естественными и социальными науками («Geisteswissenschaft»), в то время как неокантианские философы, такие как Генрих Риккерт, утверждали, что социальная сфера с ее абстрактными значениями и символикой несовместима с научными методами. анализа. Тем временем Эдмунд Гуссерль отрицал позитивизм через рубрику феноменологии. [5]

На рубеже двадцатого века первая волна немецких социологов официально ввела verstehende (интерпретативный) социологический антипозитивизм, предлагая исследования должны быть сосредоточены на человеческих культурных нормах, ценностях, символах и социальных процессах, рассматриваемых с абсолютно субъективная точка зрения. Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Unsubst». Однако, будучи антипозитивистом, человек ищет отношения, которые не являются «неисторическими, инвариантными или поддающимися обобщению» [6] Ошибка сценария: Нет такого модуля «Unsubst». как те, которые преследуют естествоиспытатели.

Взаимодействие между теорией (или сконструированными концепциями) и данными всегда является фундаментальным в социальных науках, и это подчинение отличает их от физических наук. Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Unsubst». Дюркгейм сам отмечал важность построения абстрактных понятий (например, «коллективное сознание» и «социальная аномия») для формирования пригодных для экспериментов категорий. Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Unsubst». И Вебер, и Георг Зиммель первыми использовали verstehen (или «интерпретативный») подход к общественным наукам; систематический процесс, в ходе которого сторонний наблюдатель пытается относиться к определенной культурной группе или коренным народам на их собственных условиях и со своей точки зрения. Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Unsubst».

Шаблон:Цитата

В частности, благодаря работам Зиммеля социология приобрела возможный характер за пределами позитивистского сбора данных или грандиозных детерминистских систем структурного закона. Относительно изолированный от социологической академии на протяжении всей своей жизни, Зиммель представил идиосинкразический анализ современности, больше напоминающий феноменологических и экзистенциальных писателей, чем Конта или Дюркгейма, уделяя особое внимание формам и возможностям социальной индивидуальности. [7] Его социология занималась неокантианской критикой пределов человеческого восприятия. [8]

Антипозитивизм, таким образом, считает, что нет методологического единства наук: три цели позитивизма — описание, контроль и предсказание — неполны, так как в них отсутствует какое-либо понимание . Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Unsubst». Наука стремится понять причинно-следственные связи, чтобы можно было осуществлять контроль. Если бы это удалось в социологии, обладающие знаниями смогли бы контролировать невежественных, и это могло бы привести к социальной инженерии. Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Unsubst».

Эта точка зрения привела к спорам о том, как можно провести границу между субъективным и объективным исследованием, а тем более провести искусственную границу между окружающей средой и человеческой организацией (см. экологическую социологию), и повлияла на изучение герменевтики. Базовые концепции антипозитивизма вышли за рамки социальных наук, фактически феноменология имеет в своей основе те же основные принципы. Проще говоря, позитивисты рассматривают социологию как науку, а антипозитивисты — нет.

Франкфуртская школа

Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Боковая панель». Антипозитивистская традиция продолжилась в создании критической теории, особенно в работе, связанной с Франкфуртской школой социальных исследований. Антипозитивизму будет способствовать отказ от «сциентизма»; или наука как идеология . Юрген Хабермас в своей книге «О логике социальных наук» (1967) утверждает, что «позитивистский тезис о единой науке, уподобляющей все науки естественнонаучной модели, терпит неудачу из-за тесной связи между социальными науками и и истории, и то, что они основаны на ситуационном понимании значения, которое может быть эксплицировано только герменевтически…. доступ к символически предструктурированной реальности не может быть получен одним лишь наблюдением». и догматическая бюрократия. Если Другой не «вписывается» в утвержденные классификации современности, он подлежит уничтожению».

См. также

Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Портал».

Ссылки

Шаблон страницы:Reflist/styles.css не имеет содержимого.

  1. Ошибка скрипта: нет такого модуля «цитирование/CS1».
  2. ↑ Миллер, К. (2004). Интерпретационные перспективы развития теории. В теориях коммуникации: перспективы, процессы и контексты (стр. 46–59). Бостон, Массачусетс: McGraw-Hill.
  3. Ошибка скрипта: нет такого модуля «цитирование/CS1».
  4. Ошибка скрипта: нет такого модуля «цитирование/CS1». [1] [2]
  5. ↑ Outhwaite, William, 1988 Habermas: Key Contemporary Thinkers , Polity Press (Second Edition 2009), шаблон: ISBN, стр. 20–25.
  6. Ошибка скрипта: нет такого модуля «цитирование/CS1».
  7. ↑ Левин, Дональд (редактор) «Зиммель: об индивидуальности и социальных формах», издательство Чикагского университета, 1971. с. девятнадцатый.
  8. ↑ Левин, Дональд (редактор) «Зиммель: об индивидуальности и социальных формах», издательство Чикагского университета, 1971. с. 6.
  9. ↑ Outhwaite, William, 1988 Habermas: Key Contemporary Thinkers , Polity Press (Second Edition 2009), Template: ISBN p.22
  10. ↑ Джон Скотт. Пятьдесят ключевых социологов: современные теоретики. Рутледж. 2006. с. 19

Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Проверить неизвестные параметры».

Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Навбокс со сворачиваемыми группами». Шаблон:Наука и технологии Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Панель портала». Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Авторитетный контроль». Ошибка скрипта: Нет такого модуля «Проверить неизвестные параметры». Шаблон:Используйте британско-английскую оксфордскую орфографию

Позитивизм, антипозитивизм и феноменологическое опосредование

философов науки. Они считали, что эмпирическая ссылка

науки не может быть зафиксирована напрямую, поскольку утверждения наблюдения

пронизаны последовательными теориями. Тогда истина становится внутренней

теории, и не может быть претензий на объективность, независимую от

какой-либо теории. Таким образом, между общественными

науками и науками естественными обнаруживаются некоторые общие черты, поскольку обе они в равной степени герменевтичны.

Вслед за Мартином Хайдеггером Кокельманс (1993) отмечает, что

понимание не является особым видом знания, но является основой

любого знания и, как таковое, является основным способом человеческого бытия.

Понимание в его изначальном смысле подразумевает, что мы предвидим

встречу с объектом и явно достигаем того, что

предвидели при встрече. Таким образом, понимание имеет характер предвосхищающего или интерпретирующего представления.Интерпретация состоит в развитии спроецированных возможностей антиципации.

Кокельманс (1993: 101–02) говорит: «В интерпретирующем объяснении мы принимаем

нечто как нечто. Таким образом, герменевтика as составляет

структуру эксплицитности того, что понимается

особым образом; герменевтика как составной элемент всех

интерпретирующих объяснений». Как-структура понимания,

понимание чего-то «как» чего-то, первична.Дело не в том, что

«как» впервые появляется в нашей артикуляции. Скорее, в наших

явных утверждениях «как» просто выражается. Таким образом, всякое

понимание предполагает смысловой контекст, внутри которого только

что-либо может казаться осмысленным. Это подразумевает, что наше понимание

не может быть беспредпосылочным пониманием чего-то данного в

опыте. Это означает, что даже наше научное знание о природе

по своей сути герменевтично.

История науки показывает, что ученые иногда сталкиваются с

возможностью более чем одной интерпретации одних и тех же данных, и эта

ситуация не может быть разрешена простым обращением к эмпирическим основаниям. 2

Кокельманс ( 1993: 105) указывает:

Такое положение вещей сразу же подразумевает, что ни одна научная теория когда-либо

всесторонне не выразит онтологическую структуру реального

мира. Всякая научная теория, даже если она есть и остается

теорией того, что реально, на самом деле является не более чем возможной интерпретацией

большого набора данных на основе определенных принципов… [Таким образом]

основных утверждений научной теории не выражают только факты, и

они не могут быть доказаны только фактами.

Согласно Heelan (1977), научный наблюдатель учится «читать»

перцептивные или инструментальные данные почти так же, как он учится

читать текст, и поэтому наши научные наблюдения носят герменевтический характер.

Однако для Кокельманса говорить о естественных науках в метафоре

текста несколько проблематично, поскольку то, как естествознание

связано с природой, связано не с самой природой как с текстом, а с

о котором говорит текст. Можно говорить о «текстах» в случае

гуманитарных наук, поскольку действия членов общества проявляются

Методология социальных наук 23

Энциклопедия искусства и популярной культуры

Из Энциклопедии искусства и популярной культуры

Антипозитивизм (также известный как интерпретативизм или негативизм ) — это убеждение в социальной науке, что социальная сфера не подлежит тем же методам исследования, что и мир природы.Социальная сфера требует другой эпистемологии, в которой академики не используют научный метод естественных наук. Антипозитивисты считают, что исследователи должны, во-первых, осознавать, что наши концепции, идеи и язык формируют то, как мы думаем о социальном мире. Поэтому антипозитивисты сосредотачиваются на понимании используемого метода интерпретации.

Концепция

Начиная с Джамбаттиста Вико в начале восемнадцатого века, а затем с Монтескье, естественной истории и истории человечества не было равных. Первый не находится под непосредственным контролем человека, тогда как последний на самом деле является творением человечества. Таким образом, между миром природы и социальной сферой проводится эпистемологическое различие, которое формирует антипозитивизм. Природный мир может быть понят только в отношении его внешних характеристик, в то время как социальная сфера может быть понята внешне и внутренне , и поэтому может быть полностью познана. В антипозитивистских методах внутренний фокус видится полностью развитым.

В начале девятнадцатого века различные интеллектуалы во главе с гегельянцами поставили под сомнение перспективы эмпирического социального анализа.Карл Маркс умер до создания формальной социальной науки, но, тем не менее, яростно отверг контовский социологический позитивизм, несмотря на то, что сам пытался создать историческую материалистическую «науку об обществе».

Усовершенствованный позитивизм, представленный Эмилем Дюркгеймом, послужил основой современной академической социологии и социальных исследований, но сохранил многие механические элементы своего предшественника. Герменевтики, такие как Вильгельм Дильтей, подробно теоретизировали о различии между естественными и социальными науками («Geisteswissenschaft»), в то время как неокантианские философы, такие как Генрих Риккерт, утверждали, что социальная сфера с ее абстрактными значениями и символикой несовместима с научными методами исследования. анализ.Тем временем Эдмунд Гуссерль отрицал позитивизм через рубрику феноменологии.

На рубеже двадцатого века первая волна немецких социологов официально представила verstehende (интерпретативный) социологический антипозитивизм, предложив сосредоточить исследования на человеческих культурных нормах, ценностях, символах и социальных процессах, рассматриваемых с решительно субъективной точки зрения. Однако как антипозитивист он ищет отношения, которые не являются такими «неисторическими, инвариантными или поддающимися обобщению», как те, которые преследуют естествоиспытатели.

Взаимодействие между теорией (или сконструированными концепциями) и данными всегда является фундаментальным в социальных науках, и это подчинение отличает их от физических наук. Сам Дюркгейм отмечал важность построения абстрактных понятий (например, «коллективное сознание» и «социальная аномия»), чтобы сформировать рабочие категории для экспериментов. И Вебер, и Георг Зиммель первыми использовали verstehen (или «интерпретативный») подход к социальным наукам; систематический процесс, в ходе которого сторонний наблюдатель пытается относиться к определенной культурной группе или коренным народам на их собственных условиях и со своей точки зрения.

[Социология есть] … наука, целью которой является интерпретация смысла социального действия и, таким образом, каузальное объяснение того, как происходит действие и результаты, которые оно производит . Под «действием» в этом определении понимается человеческое поведение, когда и в той мере, в какой агент или агенты видят его как субъективно значимое … значение, на которое мы ссылаемся, может быть либо (а) значением, фактически подразумеваемым либо отдельным агентом в конкретном историческом случае или рядом агентов в приблизительном среднем в данном наборе случаев, или (b) значение, приписываемое агенту или агентам как типам, в чистом типе, построенном абстрактно. Ни в том, ни в другом случае «смысл» не мыслится как объективно «правильный» или «истинный» по какому-то метафизическому критерию. В этом разница между эмпирическими науками о действии, такими как социология и история, и любым видом априорных дисциплин, таких как юриспруденция, логика, этика или эстетика, целью которых является извлечение из своего предмета «правильного» или «действительное» значение. — Макс Вебер, Природа социального действия, 1922 г.


В частности, благодаря работам Зиммеля социология приобрела возможный характер за пределами позитивистского сбора данных или больших детерминистских систем структурного закона.Относительно изолированный от социологической академии на протяжении всей своей жизни, Зиммель представил идиосинкразический анализ современности, больше напоминающий феноменологических и экзистенциальных писателей, чем Конта или Дюркгейма, уделяя особое внимание формам и возможностям социальной индивидуальности. Его социология занималась неокантианской критикой пределов человеческого восприятия. Можно сказать, что критика гуманитарных наук Мишелем Фуко довела кантианский скептицизм до крайности более полувека спустя.

Антипозитивизм, таким образом, считает, что нет методологического единства наук: три цели позитивизма — описание, контроль и предсказание — неполны, так как в них отсутствует какое-либо понимание . Наука стремится понять причинно-следственные связи, чтобы можно было осуществлять контроль. Если бы это удалось в социологии, обладающие знаниями смогли бы контролировать невежественных, и это могло бы привести к социальной инженерии.

Эта точка зрения привела к спорам о том, как можно провести границу между субъективным и объективным исследованием, а тем более провести искусственную границу между окружающей средой и человеческой организацией (см. экологическую социологию), и повлияла на изучение герменевтики.Базовые концепции антипозитивизма вышли за рамки социальных наук, фактически феноменология имеет в своей основе те же основные принципы. Проще говоря, позитивисты рассматривают социологию как науку, а антипозитивисты — нет.

Франкфуртская школа

Антипозитивистская традиция продолжилась в создании критической теории, особенно в работе, связанной с Франкфуртской школой социальных исследований. Антипозитивизму будет способствовать отказ от «сциентизма»; или наука как идеология .Юрген Хабермас в своей книге «О логике социальных наук» (1967) утверждает, что «позитивистский тезис о единой науке, уподобляющей все науки естественнонаучной модели, терпит неудачу из-за тесной связи между социальными науками и и истории, и тот факт, что они основаны на специфичном для ситуации понимании значения, которое может быть эксплицировано только герменевтически… доступ к символически предструктурированной реальности не может быть получен одним только наблюдением.»

Социолог Зигмунт Бауман считает, что «наша врожденная тенденция выражать моральную заботу и идентифицироваться с желаниями Другого подавляется в современности позитивистской наукой и догматической бюрократией. быть погашена».

См. также

Понимание общества: антипозитивизм первого поколения: Wellmer


В «Критической теории общества» (1969) Альбрехт Веллмер объявил о критике позитивистских предположений в изучении общества.Исходя из точки зрения критической теории и особенно Хоркхаймера и Адорно, Велмер осуждал принятие позитивизма «буржуазной» социальной наукой. Но, возможно, еще более удивительно, что он адресует эту критику и системе Маркса.
Вероятно, сам Хоркхаймер сделал наиболее впечатляющее изложение оценки Франкфуртской школой своей собственной функции и значения, когда в своей статье о традиционной и «критической» теории он столкнулся с буржуазной наукой и ее объективистским ложным пониманием своей собственной природы.Эссе ясно показывает, что противостояние между критической, марксистской и традиционной «буржуазной» наукой едва ли перешло к тому времени в смутную область методологических абстракций; в той мере, в какой дискуссия касалась методологии, критическая теория была более склонна рассматривать ее как простое отражение реальных социальных конфликтов. (10)
Основные выпады против позитивизма состоят в утверждении, что позитивисты рассматривают социальные устройства как чисто объективные и фактические; тогда как они требуют интерпретации.
Помимо строгих бихевиористов, социологи в целом больше не будут оспаривать тот факт, что доступ к измеренным или наблюдаемым данным их области исследования достигается посредством коммуникации. но, по их мнению, роль интерпретаций заканчивается предоставлением ими средств доступа к данным и, возможно, также эвристической ценности для открытия объяснений; кроме того, они претендовали бы на свою науку как на методологический статус естественной науки и, следовательно, на науку, имеющую право с помощью универсальных законов объяснять и предсказывать необычные явления.(35)
А позитивизм предполагает, что ценностные перспективы могут быть отфильтрованы при восприятии фактов; тогда как критические теоретики утверждают, что перспектива неотделима от восприятия. (Пролетарии видят социальный мир иначе, чем буржуа.)

Так что же такое «критическая социальная наука»? Во-первых, согласно Веллмеру, это герменевтика: она связана с интерпретацией значений в социальном действии.

Уже было показано, что объяснительная социология всегда является также и интерпретирующей социологией; и что интерпретативная социология не может быть просто субъективной социологией интерпретации смысла.Теперь также ясно, что эмпирическое содержание социальных научных теорий особенно пропорционально той исторической конкретизации, которой они достигают. (38)
Кроме того, критическая социальная наука принципиально реагирует на исторический контекст. Таким образом, герменевтическая интерпретация не может быть извлечена из ее исторического контекста.
В основные теоретические положения и систему отсчета, используемую для категоризации, входит так много конкретного содержания определенного исторического периода, что его гипотезы не могут быть без насилия перенесены на более отдаленные социально-исторические ситуации. (36)
Этот момент соответствует постпозитивистскому взгляду на то, что наблюдение теоретически нагружено; но он идет дальше, постулируя, что социальные наблюдения обрамлены концептуальными системами, которые сами по себе исторически специфичны.

В-третьих, критическая социальная наука основывается на признании (еще более явном у Хабермаса) того, что знание и интерес переплетены:

Уже очевидно изменение отношения теории и практики, которое существует для критической социальной теории, производной от практического интереса к познанию.Критическая теория выводится из уже доступного ей представления о «хорошей жизни» как части социально-исторической ситуации, которую она подвергает анализу; что, как понятие признания каждого индивида как личности каждым другим индивидом и как идея ненасильственной общечеловеческой жизни диалога, является черновым смыслом истории, уже фрагментарно воплощенным в традициях и институтах общества. (41)
Противоречие между Франкфуртской школой и ортодоксальной марксистской теорией здесь очевидно, потому что критика Велмером «буржуазной социальной науки» распространяется и на самого Маркса.
Критика объективизма марксовой философии истории была направлена ​​против латентно-позитивистского заблуждения, которое, согласно тезису Хабермаса, вытекает из той роли, которую играет понятие труда. (67)
«Объективизм» здесь означает позицию социального исследователя, рассматривающего социальное как «данное», не подлежащее интерпретации. И Велмер утверждает, что есть направление мысли Маркса, которое делает именно это. Материалистическая теория истории Маркса — «история состоит из диалектики изменений, вызванных конфликтом между силами и производственными отношениями» — не оставляет места для радикального интерпретативизма, который предпочитает Веллмер.Грубо говоря, Маркса в «Немецкой идеологии » и «Капитале » интересуют вовсе не идеи, которые есть у мужчин и женщин, а скорее объективная система социальных отношений, которая лежит в основе их действий и взаимодействий. Даже аргументы Маркса об идеологии, ложном сознании и товарном фетишизме принимают форму демистификации — растворения системы ложного сознания, а не интерпретации того, как эти представления соотносятся с работой общественного порядка. Сознание не играет никакой роли в динамике истории. И на самом деле Веллмер считает, что эта позиция играет пагубную роль в системе Маркса:
Союз исторического материализма и критики политической экономии в социальной теории Маркса внутренне противоречив. (74)
То, что Велмер предпочитает социальной теории, выражено здесь:
Это означает, что критическая теория хочет не заменить идеологическое сознание научным сознанием, а, конечно, посредством эмпирического и исторического анализа, помочь практическому разуму, существующему в сфере идеологического сознания, «вызвать на ум». его искаженную форму и в то же время овладеть его практически-утопическим содержанием.Таким образом, в конечном счете критическая теория может проявить себя, только инициировав рефлективное растворение ложного сознания, приводящее к освобождающей практике: успешное растворение ложного сознания как интегративного аспекта эмансипационной практики является надлежащим пробным камнем для ее истины. (72)
Таким образом, «критическая теория общества» Велмера — это критика во всем: критика предположений о знании, действии и социальных отношениях, лежащих в основе как буржуазной социальной науки, так и значительной части собственной теоретической основы Маркса.Вместо ортодоксальных «эмпирических» представлений об эмпирическом подтверждении и «гипотетико-дедуктивном методе» он отстаивает «гипотетико-практическую модель подтверждения». философия науки Веллмера основывается не на теории и наблюдении, а на теории и практике или теории и освобождении.

Однако сегодня трудно интерпретировать эту серию наблюдений как серьезный и заслуживающий доверия подход к эпистемологии социальных наук.Он предлагает наводящие на размышления идеи о том, что связано с осмыслением данной историко-социальной реальности. Но он дает мало указаний о том, как оценивать различные теории и интерпретации.

(Выбор картины Милле «Крестьяне, сажающие картошку» подходит для обсуждения философии социальных наук Веллмера. Картина представляет собой набор «фактов», но мы не можем сказать, что это за факты, без содержательной интерпретации и различных интерпретаций. Картину можно рассматривать как небольшой фрагмент критической социальной теории сам по себе, с жестом в сторону социальной реальности, изображением, которое можно понять как систему господства и призыв к освобождению.)

Выводы антипозитивизма — Оксфордская стипендия

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ OXFORD SCHOLARSHIP ONLINE (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Copyright Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в OSO для личного использования. дата: 10 января 2022 г.

Глава:
(стр. 261) 10 Выводы антипозитивизма
Источник:
Норма и природа
Автор(ы):

Роджер А.Shiner

Издатель:
Oxford University Press

DOI:10.1093/acprof:oso/9780198257196. 003.0011

Обрисованная теория является антипозитивистской в ​​том смысле, что она отвергает систематическое концептуальное разделение права и ценности. Он утверждает, что концепция права не может быть правильно понята, если право не рассматривается как имеющее некую существенную или внутреннюю концептуальную связь с человеческой ценностью.Одно из важных утверждений, сделанных здесь по поводу представленного антипозитивизма, заключается в том, что мотивация веры в него и фундаментальные предпосылки для его защиты находятся в самом позитивизме. В этой главе резюмируется представленная теория.

Ключевые слова: антипозитивизм, теория права, позитивизм, право

Oxford Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы. Однако общедоступные пользователи могут свободно осуществлять поиск по сайту и просматривать рефераты и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полнотекстовому содержимому.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому названию, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок см. Часто задаваемые вопросы , и если вы не можете найти ответ там, пожалуйста, связаться с нами .

.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.