А смит философ: Адам Смит и его экономические постулаты. Вісник. Офіційно про податки

Содержание

Адам Смит и его экономические постулаты. Вісник. Офіційно про податки

(К 290-летию со дня рождения)

Наверное, нет в мире таможенника или налоговика, который бы не интересовался жизнеописанием Адама Смита и его экономическим учением. И это не удивительно. Ведь он фактически был основателем и сподвижником такой популярной в современных условиях свободы торговли и предпринимательской деятельности.


Этапы большого пути

Имя выдающегося английского экономиста, основоположника науки в сфере финансового, банковского и налогового дела, отдавшего свои энергию и талант служению на благо человека, навеки вошло в историю. Острота ума, незаурядные интеллектуальные способности, проявившиеся у мальчика уже в школьные годы, со временем были подкреплены трудолюбием, силой воли, научным подходом к любому делу, в результате чего мир увидел знаменитого ученого, выдающуюся личность, человека, прославившего эпоху.

Адам Смит родился 5 июня 1723 г. в шотландском городке Керколди неподалеку Эдинбурга. Отец Адама, таможенный чиновник, умер за несколько месяцев до рождения сына. После окончания местной школы мальчик уже в 14 лет поступил в университет в Глазго. В семнадцатилетнем возрасте как один из лучших студентов Адам получил стипендию на дальнейшее обучение в престижном и более влиятельном Оксфордском университете, который успешно закончил в 1745 г. Получив высшее образование и защитив докторскую диссертацию, молодой ученый читал лекции в Эдинбургском университете. Темами его исследований в то время были экономика, философия, земельное и налоговое право.

В 1751 г. Смит переезжает в Глазго, где его избирают профессором логики местного университета, а вскоре в этом учебном заведении возглавляет кафедру философии. Во время работы в Университете Глазго уже широко известный ученый Адам Смит на предложение герцога Беклю оставляет преподавательскую деятельность и на несколько лет становится воспитателем и наставником молодого наследника герцога. Это была достаточно престижная и высокооплачиваемая работа. Кроме того, она дала Смиту возможность несколько лет жить во Франции и Швейцарии и ближе познакомиться с научными достижениями европейских философов и экономистов. Именно тогда, в 60-х годах ХVIII в., Адам Смит познакомился с европейскими учеными — энциклопедистами Вольтером, Дидро, Гельвецием, с которыми обсуждал теоретические аспекты развития философии, экономики, финансово-банковской системы и другие проблемы тогдашней науки, искусства и культуры. В 1767 г. Смит вернулся в родной городок Керколди и полностью посвятил себя научной деятельности. В 1773 г. ученый переезжает в Лондон, где в 1776 г. увидел свет его фундаментальный научный труд «Исследование о природе и причинах богатства народов».

В 1778 г. при поддержке своих влиятельных сторонников в правительственных кругах страны Адам Смит получил должность комиссара таможенной службы Шотландии. Служба располагалась в Эдинбурге, а годовой оклад комиссара составлял огромную, как на то время, сумму в 600 фунтов стерлингов. Всего лишь два года Адам Смит возглавлял это таможенное учреждение, но за короткий период благодаря выдающимся знаниям в сфере экономики и торговли внес весомый вклад в дело подъема таможенной сферы Шотландии. При активном участии комиссара-таможенника были упорядочены таможенные тарифы, отменены протекционистские налоги и поощрения за экспорт товаров, которые Адам Смит считал вредными для экономики страны и наносящими ущерб свободной торговле и циркуляции товаров. Вместе с тем ученый создал надежную систему борьбы с контрабандой. В частности, он едва ли не впервые в Великобритании начал привлекать к противодействию контрабандистам военнослужащих регулярной армии.

Адам Смит мог бы и дальше плодотворно работать в таможне, однако начиная с 80-х годов состояние его здоровья заметно ухудшилось. Последние годы жизни ученый провел в родительском доме в городке Керколди, продолжая свои научные исследования по экономическим и финансовым вопросам, а 17 июля 1790 г. выдающегося ученого не стало.

По мудрости — нет равных

Уже в своих первых научных трудах, опубликованных во время работы в Эдинбургском университете, Смит определил общие принципы экономики накануне становления промышленного (машинного) производства. В монографии «Теория моральных чувств» ученый основательно очертил эволюцию общественных процессов и, основываясь на проведенном им анализе состояния промыслов и сельского хозяйства Англии тех времен, аргументированно прогнозировал будущий прогресс средств производства и приоритеты рыночной экономики. Вместе с тем ученый уверенно доказывал неизбежность постепенного развития по восходящей линии международной торговли и банковского капитала. Научное исследование Адама Смита получило высокую оценку британских философов и экономистов. Оценивая его вклад в экономическую науку, известный английский историк М. Блауг утверждал: «...Смиту нет равных ни в ХVIII, ни даже в ХIХ в. относительно глубокого проникновения в сущность экономического процесса, экономической мудрости». А когда его вышеуказанное произведение увидело свет, ученый, философ, экономист получает общеевропейское признание.

В целом же экономическая теория Адама Смита сформулирована в его главном фундаментальном труде «Исследование о природе и причинах богатства народов». Она (теория) тесно связана с философскими взглядами автора, его отношением к абсолютной монархии, к человеку и обществу. Смит утверждал, что развитие производства, а отсюда — и общественного благосостояния, прежде всего обеспечивают экономическая конкуренция и свободное перемещение товаров, которые могут существовать только в условиях освобождения экономики от государственной регламентации и вмешательства власти в повседневную хозяйственную деятельность производителей материальных ценностей. Ученый подвергал острой критике господствующую в то время экономическую политику меркантилизма (итал.

mercante — торговец, купец), которая осуществлялась правительствами Англии, Франции, Голландии, других стран Европы и отражала интересы торговой верхушки этих государств. Теоретики меркантилизма У. Стаффорд, Т. Мен, А. Серра и другие считали источником богатства и благосостояния общества сферу товарного и денежного обращения, а не производство материальных благ. Они обосновывали государственную политику, направленную на увеличение денежных накоплений за счет резкого роста экспорта товаров, уменьшения их ввоза в страну и взимания максимальных налогов. Вместе с тем ученые игнорировали значение производства товаров, а отсюда — и человека — производителя, на что неоднократно указывал Адам Смит, а со временем и другие выдающиеся философы и экономисты ХIХ — ХХ вв. Не удивительно, что термины «меркантилизм», «меркантильный» стали использоваться не в значении «торговый», «коммерческий», а в переносном — как мелочно-расчетливый, барышнический, направленный исключительно на материальную выгоду.

Эпохальные исследования

В своем фундаментальном труде Адам Смит дал четкое определение капитала, который он делил на оборотный и основной. Ученый основательно проанализировал функцию денег, этого, по его определению, «большого колеса обращения». Металлические деньги к тому времени уже были в обращении наравне с бумажными. И Смит доказал преимущества замены металлических монет бумажными деньгами, всесторонне обосновал значение банков и финансовых операций в процессе развития промышленного и аграрного потенциала государства. Он акцентировал внимание на том, что в основе капитала лежат не деньги, а производство и реальный труд человека — труженика. Ученый основал школу фритредерства (англ.

free tradе — свободная торговля) — новое направление в экономической теории и политике промышленного капитала. Его требования — невмешательство государства в предпринимательскую деятельность, свободная торговля и взвешенная таможенно-тарифная политика. Страна, по мнению Адама Смита, должна экспортировать те товары, в производстве которых она имеет абсолютное преимущество, то есть расходует на производство единицы продукта заметно меньше труда, чем в других государствах. Этот теоретический вывод основывается на том, что каждая нация имеет абсолютные преимущества в производстве определенных товаров, и такие преимущества могут быть реализованы с наибольшей выгодой для государства только при условии внедрения комплексной системы свободной торговли. Наглядным подтверждением этого научного утверж--дения стал не только экономический прогресс и устойчивое развитие промышленности и технологий в ХIХ — ХХ вв., но и, в конце концов, современная экономическая политика Европейского Союза и Всемирной торговой организации.

Смит рассматривал экономику как систему, где действуют объективные законы. Ему, в частности, принадлежит комплексный анализ основных аспектов политической экономии. Исследуя классовую структуру общества, Адам Смит впервые, задолго до Карла Маркса, определил наемных работников как особый общественный класс. В своем «Исследовании о природе и причинах богатства народов» ученый дал четкое определение прибыли, добавленной стоимости, ренты. При этом он настаивал на необходимости отличать производительный труд от непроизводительного. К первому Смит относил работу фабричных работников, аграриев, других производителей материальных ценностей. Ко второму — солдат, чиновников, артистов, ученых, священников и др. При этом он не отрицал полезность непроизводительных видов труда. По его мнению, функции властных структур должны ограничиваться обороной страны, борьбой с преступностью, а также организацией финансово-хозяйственной деятельности, которую не в состоянии выполнять отдельные производители товаров. Вместе с тем правительство, власть должны максимально обеспечивать благоприятные условия для получения предпринимательскими структурами наибольших доходов и таким образом положительно влиять на обогащение всего общества. Они должны всячески протежировать, защищать экономику собственной страны. Вместе с тем ученый поддерживал курс на международное сотрудничество в сфере торговли, на свободное перемещение товарной массы через государственные границы.

Постулаты — в жизнь

Следует констатировать, что научные концепции Адама Смита распространялись и на Востоке Европы, в частности в Польше, Украине, России. Как известно, именно в этот период (50 — 60-е годы ХVIII в.) московское правительство ликвидировало автономию Гетманской Украины, открыло границы между Россией и Левобережьем и ввело на территории Гетманщины российское хозяйственное и налогово-таможенное законодательство. Экономическая и финансовая политика России, распространившаяся и на украинские земли, приобретала четко выраженный протекционистский (франц.

protectionnisme — прикрытие, защита) характер. Между тем протекционистскую политику, направленную на защиту национальной экономики, национального производителя, и отстаивал в своих исследованиях Адам Смит. На украинских землях в эти годы тоже наблюдались последствия введения протекционизма. Прежде всего они проявились в сфере земледелия, животноводства, ремесел, промыслов. В городах Киеве, Харькове, Чернигове появились предприятия мануфактурного типа. Первые проявления рыночной экономики, как и предвидел Адам Смит, стали заметны прежде всего в украинских промыслах, характеризовавшихся концентрацией рабочей силы и средств производства (селитроварение, мельничество, лесные промыслы, винокурение и др.) Развитие мануфактур и крупных землевладений обусловило расширение внешней торговли. Основными партнерами украинских промышленников и купечества стали торговые компании Англии, Голландии, Пруссии, Силезии, Австрии. Особым спросом у иностранных партнеров пользовались выращенные на украинских черноземах сельскохозяйственные товары, волы, шерсть, мед, а также селитра, поташ, мачтовый лес.

Таким образом, основные принципы учения Адама Смита о развитии промышленного производства, рыночных отношений и свободной торговли уже на протяжении ХVIII в. начали внедряться в жизнь не только в передовых в экономическом отношении странах Западной Европы, но и в восточноевропейских регионах, в том числе на украинских землях.

С уважением к учителю

Адам Смит был чрезвычайно скромным человеком. Уже имея огромный авторитет, достигнув вершин науки, когда его труды в сфере экономики, принципов функционирования финансово-банковской системы, налоговой и таможенной политики начали воплощаться в жизнь, ученый никогда не прибегал к браваде, не кичился своими знаниями и заслугами. Доживая в родном городке Керколди, уже пожилой ученый время от времени посещал Лондон, где его с глубоким уважением принимали высшие лица государства. Как-то во время одного из таких визитов в 1787 г. несколько известных политиков организовали в честь ученого прием. Смит пришел последним. Приветствуя уважаемого гостя, присутствующие встали. «Садитесь, джентльмены», — произнес растроганный таким вниманием профессор. «Нет, — ответил премьер-министр Великобритании Уильям Питт Младший, — мы будем стоять, пока не сядете Вы. Ведь все мы — Ваши ученики».

Вообще Уильям Питт как наивысшее должностное лицо страны старался эффективно внедрять в жизнь экономические постулаты Адама Смита и еще при жизни ученого способствовал их популяризации. Так, в 1787 г. Смит в качестве признания его выдающихся научных достижений при поддержке английского правительства был избран почетным ректором Университета Глазго.

Выдающаяся личность

Адам Смит занимает почетное место среди выдающихся фигур ученых-энциклопедистов ХVIII в., таких как Дидро, Монтескье, Вольтер, Руссо. Экономист, один из основателей политической экономии, философ и литератор — он пользовался огромным авторитетом не только среди своих соотечественников, но и среди ученых всех отраслей знаний цивилизованного мира того времени. Он был ученым, на много лет опередившим дальнейшее становление философских, экономических, социальных, научных утверждений, которые во многих случаях были приняты учеными-теоретиками и практиками без доказательства.

Одной из характерных черт Адама Смита была добропорядочность, искреннее желание помочь бедным, меценатство, финансирование прогрессивных социальных и художественных проектов. Получая достаточно солидную заработную плату и вместе с тем ведя скромный образ жизни, профессор львиную долю средств тратил на помощь бедным студентам, старым немощным людям, но никогда не афишировал своей благотворительности.

Адам Смит был настоящим жизнелюбом. С раннего детства увлекался спортом и сохранил это пристрастие на всю жизнь. В школе, а позже — в университете пользовался уважением товарищей. Его авторитет и популярность среди молодежи основывались на глубоких знаниях, умении обобщить, проанализировать ту или иную проблему и умело, доходчиво донести собственные убеждения до слушателей.

Мальчик воспитывался без отца и невероятно любил и уважал свою мать. Оценив ее жертвенный подвиг — она подняла его на ноги, дала хорошее образование и морально поддерживала во всех его деяниях и начинаниях, он прожил рядом с ней всю свою жизнь. Мать была для Адама всем: наставницей, хозяйкой, хранительницей домашнего очага, и когда на старости лет она заболела и умерла (1789 г.), преданный сын не смог пережить этой утраты и скоро сам отошел в вечность.

Со времен активной научной и общественной деятельности Адама Смита прошло более двух веков. Однако память о выдающемся ученом не померкла: его научные исследования и выводы и сегодня изучают, анализируют, воплощают в жизнь. Они становятся поводом для серьезных дискуссий ученых и экономистов-практиков, политиков многих стран мира.

СМИТ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 30. Москва, 2015, стр. 485-486

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Е. Л., И. Г. Чаплыгина

А. Смит.

СМИТ (Smith) Адам (кре­щён 5.6.1723, Кер­кол­ди – 17.7.1790, Эдин­бург), шотл. фи­ло­соф и эко­но­мист, ро­до­на­чаль­ник клас­си­че­ской по­ли­ти­че­ской эко­но­мии. Сын та­мо­жен­но­го чи­нов­ни­ка. Учил­ся в Ун-те Глаз­го (1737–40), где ис­пы­тал влия­ние Ф. Хат­че­со­на, и Окс­фор­де (1740–46). В 1748–50 чи­тал лек­ции в Эдин­бург­ском ун-те, проф. Ун-та Глаз­го (1751–63), где пре­по­да­вал нравств. фи­ло­со­фию, вклю­чав­шую ес­те­ст­вен­ную тео­ло­гию, эти­ку, пра­во и по­ли­ти­ку, в т. ч. по­ли­тич. эко­но­мию. Ок. 1750 сбли­зил­ся с Д. Юмом, ко­то­рый ока­зал на С. зна­чит. влия­ние. В 1764–66 во Фран­ции по­зна­ко­мил­ся с фи­зио­кра­та­ми Ф. Ке­нэ и А. Р. Ж. Тюр­го, фи­ло­со­фа­ми Ж. Д’Алам­бе­ром, П. А. Голь­ба­хом, К. А. Гель­ве­ци­ем и др. С 1778 та­мо­жен­ный ко­мис­сар в Эдин­бур­ге.

В «Тео­рии нрав­ст­вен­ных чувств» (vol. 1–2, 1759; рус. пер. 1868, 1997) С., раз­деляя кон­цеп­цию мо­раль­но­го чув­ст­ва А. Шеф­т­с­бе­ри, Ф. Хат­че­со­на и Д. Юма, вы­во­дил нрав­ст­вен­ность из свой­ст­вен­но­го при­ро­де че­ло­ве­ка чув­ст­ва «сим­па­тии» – спо­соб­но­сти со­пе­ре­жи­вать, раз­де­лять чув­ст­во­ва­ния др. лю­дей. Чув­ст­во сим­па­тии, ос­но­ван­ное на спо­соб­но­сти во­об­ра­же­ния се­бя в по­ло­же­нии сто­рон­не­го на­блю­да­те­ля, вклю­ча­ет че­ло­ве­ка в об­ществ. свя­зи. Все­об­щие пра­ви­ла нрав­ст­вен­но­сти воз­ни­ка­ют из мо­раль­ных чувств че­рез ме­ха­низ­мы об­ществ. одоб­ре­ния или не­одоб­ре­ния тех или иных дей­ст­вий.

В «Ис­сле­до­ва­нии о при­ро­де и при­чи­нах бо­гат­ст­ва на­ро­дов» («An inquiry in to the nature and causes of the wealth of nations», vol. 1–2, 1776; рус. пер., т. 1–4, 1802–06, но­вые пе­ре­во­ды 1962, 1993) – пер­вом сис­те­ма­тич. уче­нии об эко­но­ми­ке – С., кри­ти­куя мер­кан­ти­лизм, счи­тал ис­точ­ни­ком бо­гат­ст­ва на­ций про­из­во­дит. труд, соз­даю­щий ма­те­ри­аль­ные за­па­сы (стои­мость). Не­про­из­во­дит. труд (ус­лу­ги) не уча­ст­ву­ет в при­ра­ще­нии бо­гат­ст­ва. Иде­аль­ным ме­ха­низ­мом ре­гу­ли­ро­ва­ния эко­но­ми­ки яв­ля­ет­ся ры­нок, ко­то­рый не тре­бу­ет вме­ша­тель­ст­ва го­су­дар­ст­ва. От раз­ме­ров рын­ка на­пря­мую за­ви­сит сте­пень раз­де­ле­ния тру­да, в ко­то­ром С. ви­дел гл. ус­ло­вие рос­та про­из­во­ди­тель­но­сти. Эко­но­мич. от­но­ше­ния стро­ят­ся на стрем­ле­нии че­ло­ве­ка к собств. вы­годе и склон­но­сти к об­ме­ну. По­сколь­ку в ус­ло­ви­ях рын­ка лю­ди дос­ти­га­ют сво­их ин­те­ре­сов толь­ко удов­ле­тво­ряя по­треб­но­сти дру­гих, то эго­изм не пре­пятст­ву­ет, а спо­соб­ст­ву­ет рос­ту об­ще­го бла­го­сос­тоя­ния (кон­цеп­ция «не­ви­ди­мой ру­ки»). Кри­ти­ко­вал тео­рию стои­мо­сти, ос­но­ван­ной на по­лез­но­сти («па­ра­докс Ада­ма Сми­та»), и раз­ви­вал тео­рию за­трат. В при­ми­тив­ном об­ще­ст­ве стои­мость оп­ре­де­ля­ет­ся за­тра­та­ми тру­да, в раз­ви­том она скла­ды­ва­ет­ся из ес­теств. нор­мы за­ра­бот­ной пла­ты, при­бы­ли и рен­ты. Ка­пи­тал де­лил на ос­нов­ной, не ме­няю­щий фор­мы в про­цес­се про­из­вод­ст­ва, и обо­рот­ный, ме­няю­щий фор­му или вла­дель­ца, по­след­не­му от­во­дил ве­ду­щую роль в об­ра­зо­ва­нии при­бы­ли. За­да­чу рас­пре­де­ле­ния ви­дел в уве­ли­че­нии до­ли ка­пита­ла в ко­неч­ном про­дук­те за счёт по­треб­ле­ния («иде­ал бе­реж­ли­во­сти»), т. к. имен­но из не­го оп­ла­чи­ва­ет­ся про­из­во­дит. труд. От­стаи­вал прин­ци­пы эко­но­мич. ли­бе­ра­лиз­ма. Роль го­су­дар­ст­ва ви­дел в обес­пе­че­нии безо­пас­но­сти, пра­во­во­го по­ряд­ка и раз­ви­тии об­ра­зо­ва­ния.

Адам Смит

Официально:

Адам Смит.  5 (16) июня 1723 – 17 июля 1790. Шотландский экономист, философ, один из основоположников современной экономической теории. Член Лондонского королевского общества

 

Неофициально:

 

1. Каждый, кто читал «Евгения Онегина», знает, что пушкинский герой «бранил Гомера, Феокрита, зато читал Адама Смита и был глубокий эконом». Шаля, Адама Смита даже называют кузнецом экономики, ведь «смит» в переводе с английского – кузнец.

 

2. Спасибо великому русскому поэту: о шотландском экономисте и философе знает теперь всё читающее население, даже далекое от экономических наук. Но без подробностей, а они тоже куда как интересны. Адам Смит родился 5 июня 1723 года, недалеко от столицы Шотландии – Эдинбурга.

 

3. Адам родился сразу безотцовщиной: его отец, таможенный чиновник умер за полгода до его появления на свет.

 

4. Адаму исполнилось четыре, когда его похитили цыгане, но его дядя быстро бросился в погоню и вернул ребенка безутешной матери.

 

5. Мать посвятила единственному сыну всю жизнь и, надо сказать, добилась прекрасных результатов: уже в четырнадцать лет толковый мальчик поступил в университет Глазго. Впрочем, это не было столь уж необычно: век спустя Уильям Томсон, будущий лорд Кельвин стал студентом десяти лет.

           

6. В университете Глазго Адам Смит изучал логику и нравственную философию, занимался математикой и астрономией. Ученый, но странный малый – сделали вывод однокашники, может заговорить сам с собой или вдруг глубоко уйти в себя посреди шумной студенческой пирушки.

 

7. «Странный малый» тем не менее грыз науку все настойчивее: в 17 лет Адам Смит получил стипендию в Оксфорде. Но знаменитый университет разочаровал Адама Смита: «В Оксфордском университете большинство профессоров в течение уже многих лет совсем отказалось даже от видимости преподавания» написал он через тридцать лет.

           

8. Ошибок своих профессоров Адам Смит не повторил. Ведь позже он сам читал лекции в университете Эдинбурга, преподавал в университете Глазго и даже стал его деканом. Он читал лекции по философии морали, что в те времена означало теологию, этику, юриспруденцию и политическую экономию вместе взятые. По материалам своих лекций Смит издал свою первую книгу под названием «Теория нравственных чувств».

 

9. Жизнь в торгово-промышленном Глазго властно подтолкнула ученого к занятиям экономикой: влияние экономики на жизнь здесь виделось особенно явным.

     

10. Свои экономические взгляды Адам Смит изложил в книгах, самая известная из которых «Исследование о природе и причине богатства народов». Богатство народов, полагал Адам Смит, проистечет из свободной экономики, и потому его теперь считают отцом классической либеральной экономической теории.

 

11. Адам Смит объяснил работу свободного рынка, и с тех пор это является основой экономического образования. Про «невидимую руку рынка» слышал всякий, кто не вовсе чужд экономической теории.

«Для того, чтобы поднять государство с самой низкой ступени варварства до высшей ступени благосостояния, – писал Адам Смит, – нужны лишь три условия: во-первых, мир внешний и внутренний, во-вторых, терпимость в управлении государством, и в-третьих, разумное налогообложение. Все остальное сделает естественный ход вещей».

 

12. Вот еще одна его бесспорная мысль: «Великие нации никогда не беднеют из-за расточительства и неблагоразумия частных лиц, но они нередко беднеют в результате расточительства и неблагоразумия государственной власти».

 

13. В 1778 году уже всемирно известного ученого назначили одним из пяти таможенных комиссаров Шотландии в Эдинбурге. Имея очень высокий по тем временам оклад в 600 фунтов стерлингов, Смит продолжал вести скромную жизнь, а деньги тратил на книги и благотворительность.

 

14. Государственная служба помешала научной деятельности. «Всеобщую историю культуры и науки» Адам Смит так и не написал. Впрочем, после его кончины были опубликованы заметки ученого об истории астрономии и философии и об изящных искусствах.

 

15. При жизни Смита «Теория нравственных чувств» вышла 6 раз, а «Богатство народов»  – 5 раз.

 

16. Современники вспоминали, что Адам Смит был чуть выше среднего роста; имел правильные черты лица, серо-голубые глаза, крупный прямой нос и прямую фигуру. Он одевался неброско, носил парик, любил ходить с бамбуковой тростью на плече, иногда говорил сам с собой.

 

17. Адам Смит никогда не был женат, но и не жил анахоретом: в Эдинбурге по воскресеньям он устраивал ужины для друзей. И сам ходил в гости, среди прочих, бывал у княгини Екатерины Романовны Воронцовой-Дашковой, которая жила в шотландской столице, когда ее сын учился в тамошнем университете.

 

18. Книгу «Исследование о природе и причине богатства народов» нынче включили в список ста лучших шотландских книг, а ее автора числят среди величайших шотландцев всех времён. Маргарет Тэтчер утверждала, что всегда имела с собой экземплярчик «Богатства».

 

19. Памятник Смиту высится на площади Парламента в Эдинбурге. Есть и памятники работам Смита: на территории  Университета Коннектикут расположен «Оборотный капитал» – высокий цилиндр, в нижней половине которого  размещена  выписка из «Богатства народов», а в верхней части – тот же текст в двоичном коде. Этот памятник путают с «волчком Адама Смита» – тот украшает Университет Северной Каролины в Шарлотте.

Адам Смит - это... Что такое Адам Смит?

  • Адам Смит — (Adam Smith), которого большинство ученых считают основателем современной политической экономии как самостоятельной науки, родился, предположительно, 5 июня 1723 года в городе Керколди в Шотландии в семье таможенного чиновника. Окончил… …   Банковская энциклопедия

  • Адам Смит — (1723 1790 гг.) шотландский экономист и философ, крупнейший представитель классической политэкономии Бестселлер позолоченная гробница посредственного дарования. Великая тайна воспитания направлять честолюбие на подходящие предметы. Всякий… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • Адам Смит — (Adam Smith) Биография Адама Смита, экономическая теория Адама Смита Биография Адама Смита, экономическая теория Адама Смита, значение экономических работ Содержание Содержание 1. Жизнь и научная деятельность 2. Значение экономических А.Смита 3.… …   Энциклопедия инвестора

  • АДАМ СМИТ — ADAM SMITH(1723 1790) Основоположник экон. теории, шотландский философ и автор книги Природа и причины богатства наций (The Nature and Causes of the Wealth of Nations), представитель классической политической экономики. Богатство наций знакомит с …   Энциклопедия банковского дела и финансов

  • Адам Смит — SMITH, ADAM (1723 1790) Шотландский экономист, работы которого легли в основу классической экономической теории. В известном труде А. Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776 г.) заложены основы учения о рынке. Смит… …   Словарь-справочник по экономике

  • Смит, Адам — Адам Смит Adam Smith Дата рождения …   Википедия

  • СМИТ — (Smith) Адам (1723 1790) брит, экономист и философ. Род. в Шотландии, образование получил в ун тах Глазго и Оксфорда. В 1751 1763 проф. логики и моральной философии в Глазго. С. отличал широкий круг научных интересов этика, политическая экономия …   Философская энциклопедия

  • Смит Адам — (Smith) (1723 1790), шотландский экономист и философ, один из крупнейших представителей классической политэкономии. В «Исследовании о природе и причинах богатства народов» (1776) обобщил столетнее развитие этого направления экономической мысли,… …   Энциклопедический словарь

  • Смит, Адам — Адам Смит. СМИТ (Smith) Адам (1723 90), шотландский экономист и философ, один из крупнейших представителей классической политэкономии. В Исследовании о природе и причинах богатства народов (1776) обобщил столетнее развитие этого направления… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Смит Адам — Смит (Smith) Адам (5.6.1723, Керколди, Шотландия, ‒ 17.7.1790, Эдинбург), шотландский экономист и философ, видный представитель классической буржуазной политической экономии. Сын таможенного чиновника. Получил образование в университетах Глазго и …   Большая советская энциклопедия

  • Адам Смит. Какова она, дорога в бессмертие?

    Владимир Дергачев


    Адам Смит (1723-1790), шотландский философ и экономист, основатель  классической политической экономии и отец экономической «библии капитализма».

    «Идеи экономистов и политических мыслителей более могущественны, чем обычно думают. В действительности мир почти этим только и управляется».  Джон Мейнард Кейнс

    Адам Смит родился в июне, а может быть в апреле 1723 года в приморском портовом городке Керколди, прозванным народом «The Long Town». Порт расположен на северном берегу залива Ферт-оф-Форт почти напротив Эдинбурга,  сегодня в  объезд по мосту через залив до шотландской столицы — 45 км или 46 минут в пути рейсовым автобусом. В  Керколди проживало примерно 2 тыс. жителей,  сегодня 50 тыс. жителей.

    Отец Адам Смит-старший получил университетское образование в Абердине и Эдинбурге,  служил  комиссаром (главным котроллером) местной портовой таможни, но внезапно умер от простуды в сорок лет через два месяца после рождения сына. Годовой оклад отца, составлял  300 фунтов, после его смерти семье приходилось трудно.  Мать была женщиной энергичной, до конца своей жизни являлась ангелом хранителем для сына и оба сохранили взаимную привязанность.

    С детства дома Адама окружали книги. Первоначальное образование мальчик получил в местной провинциальной  школе, пользовавшейся хорошей репутацией. Уже там обнаружились у него наклонность к чтению и необыкновенная память.

    Четырнадцати лет он поступил в Университет Глазго, где два года изучал основы нравственной философии, логику, древнегреческий и латинский языки, математику и астрономию. В 18 веке  Университет Глазго был самым передовым в Соединённом Королевстве, так как раньше, например,  знаменитых  университетов Кембриджа и Оксфорда освободился от церковных догм. Смит учился у прославленного профессора философа Фрэнсиса Хатчесона, считавшегося одним из отцов-основателей Шотландского просвещения и научной школы «здравого смысла».  Под воздействием учителя Адам много читал трудов о естественном праве, основанном не на божеских, а на человеческих началах.

    В 1740 году Адам Смит окончил Университет Глазго, получил  ученую степень магистра искусств и в числе лучших выпускников  — стипендию, учрежденную местным купцом,  для дальнейшего обучения в Баллиольском колледже Оксфордского университета. Не многим из небогатых шотландских юношей удавалось туда попасть.

    Путь из Глазго до Оксфорда занимал до двух недель на верховых лошадях (другого сухопутного сообщения не существовало), был опасен, в дороге могли ограбить разбойники.  Но что взять с бедных студентов и их путешествие прошло относительно спокойно. Только в конце жизни Смита появились дилижансы, преодолевающие расстояние до Оксфорда и Лондона за четверо суток.

    Шотландцы чувствовали себя в Оксфорде неуютно, подвергаясь постоянным насмешкам, равнодушному и несправедливому обращению преподавателей. В бурную эпоху гражданского междоусобия и религиозной реставрации в «Туманном Альбионе» Оксфорд утерял свое свободолюбие времен великого утописта Томаса Мора и Эразма Роттердамского, преподававшего в Кембридже. Процветало невежество, профессора нисколько не заботились об исполнении своих обязанностей. Об этом можно судить по критике  Адамом Смитом преподавания в Оксфорде в «Богатстве народов»: «Для человека, одаренного здравым умом должно быть делом тягостным сознавать, что лекции, которые он читает студентам, суть чистый вздор или нечто, весьма близко к нему подходящее. Должно быть, также крайне неприятно видеть, что большая часть слушателей не посещает лекции или слушает их с несомненным выражением неодобрения, насмешки или пренебрежения». С другой стороны, студенчество отличалось не только невежеством, но грубостью и развращенностью. Смита  отправляли в Оксфорд, надеясь сделать из него настоящего служителя англиканской церкви. Обстановка в университете  оттолкнула  юношу от такой карьеры.
    Но время, проведённое в Оксфорде,  Смит  использовал в наибольшей степени эффективно, несмотря на частые болезни, много читал и постоянно занимался самостоятельно. Приходилось для чтения существенно тратиться на восковые свечи.

    Оксфорд располагал Бодлианской библиотекой, которая по сей день оспаривает  у Ватикана право называться старейшей в Европе, а у Британской – самого крупного собрания Великобритании.  С 1610 года  университетская библиотека была наделена  правом на получение обязательных  экземпляров всех британских изданий. Возможностью такой библиотеки, одной из крупнейших в мире по концентрации интеллектуальных печатных ресурсов,  и воспользовался Адам Смит, знавший пять языков. Он  закончил обучение в Оксфорде в 1746 году и покинул университет не получив диплома,  раньше установленного срока. Оксфорд не удостоил будущего знаменитого питомца ученой степенью.

    Под влиянием «Трактата» шотландского философа Юма о человеческой природе, Смит открыл для себя новые перспективы на литературном и научном поприще.  Летом 1746 года после неудачного восстания шотландских сторонников Стюартов он возвратился на малую родину к матери в Керколди, где продолжил самообразование.

    В 1748 году Смит отправился в Эдинбург и здесь, пользуясь покровительством одного знатного лорда, открыл публичные лекции по английской литературе, риторики  и естественному праву в Эдинбургском университете. Лекции имели успех. Здесь у Смита зародились первые представления об экономическом либерализме с государственных, гражданских, экономических и нравственных позиций.

    Около 1750 года в Эдинбурге произошло знаковое знакомство Адама Смита с философом  Дэвидом Юмом, который был старше его почти на десять лет. Их интеллектуальный альянс стал стержнем Шотландского Просвещения. Тесная дружба двух могущественных умом продолжалась до смерти Юма.

    В 1751 году Смит приглашен Университетом Глазго  на кафедру логики, читал лекции по этике, риторике, юриспруденции и политической экономии. Четыре года спустя молодой профессор в 32 года (!) занял кафедру нравственной философии, которую  возглавлял 13 лет. Как и знаменитый предшественник по кафедре нравственной философии  шотландский философ Хатчесон, его ученик Смит отрешился от узких средневековых взглядов на нравственность. Его  лекции по этике были переработаны в сочинение «Теория нравственных чувств» (1759). Профессор был  превосходным лектором, его импровизированная речь  не отличалась особенной изящностью, но была наполнена информативностью и интересом к своему  предмету. Репутация Смита  росла,  читаемые им предметы стали модными в Глазго, их обсуждали в интеллектуальных клубах и литературных кружках.

    Адам Смит жил во времена, когда профессорская должность была среди самых престижных профессий. Профессора университета Глазго в порядке старшинства получали в бесплатное пользование двухэтажный  каменный особняк  на профессорском дворе, расположенным рядом с главным зданием.  На втором жилом этаже было до шести комнат, а внизу  располагалась кухня,  кладовые  и комнаты для прислуги. В таком доме  поселился и Адам Смит с матерью и кузиной мисс Дженет Дуглас, выполнявшей  роль домоправительницы. Оклад профессора (150 футов) позволял содержать двух-трех служанок. Позже во время путешествия по Франции Смит впервые завел  слугу-мужчину.

    В Глазго Смит прожил 12 лет, пользовался уважением, завёл себе круг друзей, вёл образ жизни клубного человека-холостяка. Смит поддерживал тесные контакты со столичным  Эдинбургом, где жил его друг Юм. Он состоял членом одного известного столичного политического клуба. Забавно, что правительство изящно закрыло клуб, обложив высокой пошлиной  любимый алкогольный напиток его членов — кларет.

    Информация для сведения: Сухое красное французское вино (кларет)  из региона Бордо в позднем средневековье пользовалось необычайной популярностью у английских джентльменов. Винодельческий регион Бордо  еще в середине 12 века перешел под власть английской короны в результате брака Генриха II c Элеонорой Аквитанской. Подробно об этой необыкновенно женщине удивительной красоты королеве Англии и Франции: Король Львиное Сердце и бесподобная Элеонора.

    В 1759 году Смит опубликовал труд «Теория нравственных чувств», основанный на материалах его лекций. Профессор проанализировал этические стандарты поведения, обеспечивающие социальную стабильность, и выступил против церковной морали, основанной на страхе перед загробной карой и обещаниями рая. Он также высказался в пользу этического равенства  и одинакового применения моральных норм ко всем людям.

    «Теория нравственных чувств» была намного слабее  следующего капитального труда «Исследование  о природе и причинах богатства народов», однако после публикации пользовалась огромной популярностью. Друг Адама Смита философ Дэвид Юм  откликнулся письмом: «Я должен сообщить Вам печальную новость: Ваша книга оказалась весьма несчастной, ибо публика склонна восхвалять ее до чрезмерности. Ее с нетерпением ожидали глупцы, а литературная чернь начинает уже превозносить ее весьма громко своими похвалами».

    Книгу высоко оценили в интеллектуальных кругах Шотландии и Англии. Лорд Чарльз Тоунсенд, озабоченный обучением своего пасынка, герцога Баклю,  обратился к Смиту с настолько выгодным предложением, что профессор согласился оставить кафедру и отправиться с молодым герцогом в заграничное путешествие. Условия были исключительно благоприятными: 300 фунтов  во время путешествия на континент (в два раза выше профессорского оклада), не считая затраты на сопровождающего слугу,  и пожизненная пенсия  в таком же размере. Это не только обеспечивало Адама Смита, его мать и верную мисс  Дуглас до конца дней, но и свободу творчества.

    Университет Глазго, как записано в его протоколах, «не мог удержаться от выражения искреннего сожаления по поводу ухода доктора Смита, известная честность которого и прекрасные душевные качества завоевали ему любовь и уважение со стороны его товарищей по профессии, необычайный гений которого, великие способности и громадная начитанность делали такую честь всему университету. Его изящная и остроумная «Теория нравственных чувств» доставили ему известность и почет в глазах писателей и понимающих людей повсюду в Европе. Его счастливый талант пояснять отвлеченные вопросы конкретными примерами и никогда не изменявшая ему настойчивость в сообщении полезных знаний отличали его как профессора и вместе с тем доставляли великое наслаждение и громадную пользу в образовательном отношении его молодым слушателям». Подобную аттестацию университеты не часто выдают профессорам при их жизни. «Честь и слава университетам, умеющим ценить своих выдающихся людей; их ведь немного бывает и среди профессоров!»[1].
    Так закончилась профессорская карьера Смита. В 1763 году он отправился с молодым герцогом Баклю за границу.  Сначала жизнь в Париже пришлась не совсем по вкусу Смиту, затем восемнадцать месяцев  он с воспитанником  прожил в Тулузе,  они путешествовали по югу Франции, побывали в Женеве, где встретились с философом-просветителем  Вольтером в его поместье,  и возвратились назад в Париж. В этот раз Смит познакомился ближе с лучшими представителями  французского интеллектуального общества, включая Тюрго, Француа Кенэ, Д'Аламбера, Гольбаха, Гельвеция и аббата Морелле.

    По возращению из путешествия на материк, Адам Смит занялся делом более для него  важным.
    После непродолжительной двухлетней работы в Лондоне при канцлере казначейства (министре финансов) лорде  Чарльзе Таунсенде Адам Смит с весны 1767 года шесть лет затворнически прожил на своей малой родине в Керколди. Он собрал массу материала,  и не терпелось его обработать. На малой родине не было суеты большого города. Здесь он работал над книгой, часто диктуя текст своему секретарю, затем правил и обрабатывал рукопись и давал переписать её набело.

    Среди родных, ему жилось спокойно. Близость Эдинбурга давали ему возможность поддерживать связи с людьми своего круга, да и в Керколди был небольшой кружок знакомых, где он отдыхал от работы. Длительные прогулки вдоль берега моря способствовали его размышлениям. Но напряжённая  однообразная работа не способствовал здоровью. Работал Смит медленно, с трудом, исправляя и редактируя тексты.

    В 1773 году Адам Смит уезжает в Лондон, где в течение двух лет дорабатывает рукопись с учетом новой статистики и публикаций.  В результате последней авторской редакции для облегчения восприятия текста читателями Смит исключил большую часть ссылок на труды других авторов.

    Наконец в 1776 году труд издан в двух больших томах. Полное название первого издания: «Исследование о природе  и причинах богатства  народов, сочинение Адама Смита, доктора прав, члена Королевского общества, ранее профессора нравственной философии в университете Глазго».
    Величайшей заслугой Адама Смита  стало научное обоснование трудовой теории стоимости, согласно которой  стоимость товаров и богатство создаются  производительным трудом. При жизни Адама Смита книга выдержала 5 английских и несколько зарубежных изданий и переводов.
    Труд его первоначально заметили только люди избранные, оценившие книгу, и признавшие в авторе великого мыслителя. После смерти его ближайшего друга Юма, Смит сам становился великой известностью. В Лондоне он познакомился с выдающимися людьми  своего времени, хотя не со всеми у него установились доверительные отношения.

    В 1778 году герцог Баклю выхлопотал своему учителю место таможенного чиновника в Эдинбурге. Смит был назначен одним из пяти таможенных комиссаров Шотландии в возрасте 55 лет. Однозначного объяснения этого поворота в судьбе ученого нет. Правда, вспомним, что и Адам Смит-старший был таможенником. Может быть, хотелось на практике проверить свою теорию. Нельзя исключать и материальную сторону, годовой оклад таможенного комиссара  был очень высоким по тем временам и вдове превышал установленный Адаму Смиту пенсион лорда  Таунсенда.  Но и при этом окладе Смит продолжал вести скромный образ жизни, тратил деньги на благотворительность и книги, собрал за жизнь солидную библиотеку.

    В Эдинбурге Смит вел открытую общественную жизнь, любил принимать у себя друзей и часто бывал в обществе,  посещал он и салон русской княгини Воронцовой-Дашковой. У него был свой клуб, где по воскресеньям устраивались ужины для друзей.

    Первоначально на новой должности Смит  собирался написать свою третью фундаментальную книгу, всеобщую историю культуры и науки. Но не вышло, сохранились заметки по истории астрономии, философии и изящных искусствах, опубликованные после его смерти. Остальной архив  был сожжен по его требованию.

    ***
    Адам Смит был чуть выше среднего роста; имел правильные черты лица, серо-голубые глаза, крупный прямой нос и прямую фигуру. Он одевался неброско, носил парик, любил ходить с бамбуковой тростью на плече.

    Адам Смит имел репутацию странного, но умного человека, иногда говорил сам с собой. Он, как настоящий ученый,  мог надолго задуматься даже среди шумной компании. Он отличался рассеянностью от увлечения своими собственными мыслями. С возрастом рассеянность и забывчивость усиливались, Смит все чаще уходит  в мир мыслей, не имевшим никакого непосредственного отношения к окружающей суете.
    Личная жизнь Смита прошла без житейских бурь и тревог. Но как многие другие знамениты люди, Адам Смит прожил в мире высокой энергии активного мышления, проникая своими мыслями вглубь общественной жизни.  И в этом мире его жизнь была бурной с победами и поражениями на пути к новым вершинам мысли.

    Адам Смит дважды едва не женился, но так и не решился. В начале он вероятно, думал, что все еще впереди, но настало время, когда Смит понял, что Это уже не к чему. Возможно, он помнил и высказывание одного из своих кумиров сэра Исаака Ньютона «Женщины сокращают нашу и без того короткую жизнь».  Да, бывают исключения, но трудно женщине прожить жизнь с мужем, который одновременно рядом, но постоянно находится в  другом, часто чуждой ей мире мыслей.  Адам Смит был в лучшем смысле маменькин сынок, он  прожил почти всю жизнь с матерью (которую пережил на 6 лет) и незамужней кузиной (умершей за два года до него). Холостяк Смит считал дом своей матери своим собственным домом.

    В доме Смитов подавалась национальная шотландская пища, соблюдались местные обычаи. Смит ценил народные песни, танцы и стихи, особенно шотландца Роберта Бёрнса, любил французский театр.

    С великим шотландским мыслителем, почетным ректором Университета Глазго и почетным гражданином Эдинбурга Вы непременно встретитесь, если гуляете по главной магистрали Старого города в Эденбурге  — знаменитой Королевской миле в столице Шотландии,  соединяющей Замок с  дворцом Холирудхаус — действующей королевской резиденцией. Памятник знаменитому земляку установлен так, что он неожиданно возникает перед прохожими, давая понять, что продолжает быть среди нас. И может быть профессор и один из королевских таможенных комиссаров Шотландии спешит по своим делам. Бронзовый трехметровый памятник Смиту был открыт в 2008 году.

    Фотография Владимира Дергачева

    Годы берут свое. В 1784 году умерла мать миссис Смит, а в 1788 году – кузина, жившая вместе со Смитами в Эдинбурге. Потеря матери, с которой он прожил нераздельно целых шестьдесят лет, была для него очень чувствительна.

    Адам Смит скончался в Эдинбурге 17 июля 1790 года на 67-м году жизни после продолжительной болезни кишечника. Его похоронили на кладбище, недалеко от того места, где покоился прах его друга философа Дэвида Юма.

    У этой церкви похоронен великий политэконом.

    Фотография Владимира Дергачева

    Могила Адама Смита — по левую сторону от храма. Чтобы не пройти церковь, городские власти разместили на брусчатом тротуаре главной улицы медную доску с указателем на кладбище.

    Само захоронение находится за изгородью, где растет thistle (чертополох). На стене мемориальная доска с годами жизни.

    http://forexaw.com/static/pictures/000/035/000035734_-_w480_1421586111.jpg

    Удивительно, что в туристическом городе, каковым является Эдинбург, нет в продаже репродукций портретов Адами Смита.  По крайней мере, не только мне, они не попадались. Пришлось ограничиться покупкой книг о Шотландии и шерстяным шарфом со знаменитым шотландским орнаментом в клеточку.

    ***
    Существует заблуждение, что полноценную жизнь дает человеку чрезмерное богатство и безграничное потребительство. Самое большое счастье для творческого человека — прожить  жизнь в мире мыслей. И как говорил великий пессимист Артур Шопенгауэр «Моя философия не дала мне совершенно никаких доходов, но она избавила меня от очень многих трат».

    Из нажитого богатства Адама Смита кроме двух фундаментальных трудов осталась только домашняя библиотека, стоимость которой оценивалась в конце жизни  примерно в 5 тысяч фунтов.
    При жизни Смита его труды были наиболее влиятельны в Англии и Франции.

    В 2009 году в голосовании шотландского телеканала STV Адам Смит был назван среди величайших шотландцев всех времён. В Великобритании Смит увековечен на банкнотах.

    Европейский научно-промышленный консорциум («ESIC») учредил Медаль Адама Смита, которая служит подтверждением общественного признания заслуг специалистов и ученых в области экономики и финансов.
    Из несколько опубликованных работ Адама Смита, включая  курсы лекций,  несомненно, выделяются «Теория нравственных чувств» (1759) и «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776). Можно сказать, что он автор двух книг, но каких! Только при жизни Смита «Теория нравственных чувств» была издана 6 раз, а «Богатство народов» — 5 раз. В 2005 году «Богатство народов» было включено в список 100 лучших шотландских книг.

    «Теория нравственный чувств»  отдает приоритет  моральным ценностям над материальными. Книга  был очень популярной преимуществено при жизни автора, явилась важным этапом фомирования мировозрнеия Смита.

    Шотландец Адам Смит  открыл миру природу «богатства народов», ставшей «Библией» капитализма.  «Богатство народов»  по Смиту создается, прежде всего, деловыми людьми, обладающими «высокой добродетелью». И не дикий рынок все расставит по места сам по себе, а человек, не утративший гуманистические ценности.

    Чудес не бывает, «Богатство народов» или в более точном переводе «Богатство наций» писалось всю его творческую жизнь, включая шесть лет затворничества на малой родине в небольшом городке Керколди вблизи Эдинбурга. В своем главном труде Смит построил здание политической экономии и соединил экономическую свободу с свободой политической.

    От кого зависит благосостояние народа? Адам Смит  ответил на это двести лет назад и его слова не потеряли актуальности: «Великие нации никогда не беднеют из-за расточительности и неблагоразумия частных лиц, но они нередко беднеют в результате  расточительности и неблагоразумия государственной власти».

    Издания на русском языке:
    Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. / Вступит. статья и комментарий В. С. Афанасьева. — М.: Издательство социально-экономической литературы, 1962. — 684 с.
    Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов (книги I—III). / Пер. с англ, вводная статья и комментарии Е. М. Майбурда. — М.: Наука, 1993. — 572 с.
    Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Эксмо, 2007.— 960 с.
    Смит А. Теория нравственных чувств. — М.: Республика, 1997. — 352 с.

    Кроме этих трудов при написании статьи использована литература об Адаме Смите:
    Валентин Яковенко Адам Смит. Его жизнь и научная деятельность. — СПб, 1894 (ЖЗЛ).
    Андрей Аникин Адам Смит. — М.: Молодая гвардия, 1968 (ЖЗЛ).
    Экономическая теория. Под редакцией  Дж. Итуэлла, М. Милгейта и П. Ньюмена. — М.: ИНФРА-М, 2004, 931 c. «Новый Полгрейв» — самое объемное и известное в мире энциклопедическое издание по экономике. Его статьи написаны наиболее авторитетными экономистами из многих стран, в том числе «Джон Робертсон Шотландское просвещение».

    Некоторые мысли из трудов Адама Смита, не утративших своей актуальности:

    «Для того чтобы поднять государство с самой низкой ступени варварства до высшей ступени благосостояния, нужны лишь мир, легкие налоги и терпимость в управлении; все остальное сделает естественный ход вещей» (впервые эта мысль высказана в эдинбургских лекциях Адама Смита 1750 года).

    «Чтобы научить людей любить справедливость, надо показать им результаты несправедливости».

    «Человек, который не в состоянии приобретать никакой собственности, не может  иметь  иных интересов, как есть побольше и работать поменьше».

    «Поступай так, чтобы тебе мог  симпатизировать незаинтересованный наблюдатель».

    «Единственное сокровище человека — это его память. Лишь в ней — его богатство или бедность».

    «Трудно заставить человека понять что-либо, если его заработок обеспечивается непониманием этого».

    «Порок непостоянен и своенравен, одна только добродетель неизменна и надежна». (Теория нравственных чувств)

    «Характер каждого человека оказывает влияние на счастье прочих людей, смотря по тому, имеет ли он свойство приносить им вред или пользу»  (Теория нравственных чувств)


    Адам Смит — фото, биография, личная жизнь, книги, экономист, философ, причина смерти

    Биография

    Философ-моралист и экономист Адам Смит, живший во второй половине XVIII века, являлся одной из ключевых фигур шотландского Просвещения и автором «Исследования о природе и причинах богатства народов», а также лекций по юриспруденции «Теории нравственных чувств». Эти произведения оказали влияние на деятельность ученых Англии и Франции и, получив мировую известность, вошли в список величайших книг.

    Детство и юность

    Адам Смит появился на свет в начале июня 1723 года в Королевстве Великобритания и принял крещение в церкви города Керколди, расположенного в заливе Ферт-оф-Форт. Его отец, бывший адвокатом и таможенным служащим, скончался вскоре после рождения сына, а мать, чуть не лишившаяся мальчика из-за похищения цыганами, вскоре уехала из прибрежных широт.

    Протрет Адама Смита

    Обосновавшись в Глазго, являвшемся центром шотландского Просвещения, женщина решила заняться образованием Адама и в 14-летнем возрасте отдала его в местный университет. Там будущий экономист под началом Фрэнсиса Хатчесона изучил этические основы философии, а также древние языки, математику, астрономию и логику как обязательный предмет.

    По окончании курса в 1740 году Смит получил стипендию в Бейлиол-колледже, находившемся в Оксфорде, но английской методики преподавания, широко использовавшейся в то время, по причине недостатка разнообразия в молодости так и не оценил. В итоге он начал читать книги современных авторов и перешел на самостоятельную систему учебы, перестав прислушиваться к мнению известных педагогов и разбогатевших светил.

    Экономика и философия

    В 1748 году Адам открыл первую страницу взрослой биографии, начав читать лекции в университете Эдинбурга, и вскоре попал под покровительство философа, известного под именем Генри Хьюм. С его помощью молодой педагог перешел с английской литературы к юриспруденции и основам политического учения, а также социологии и экономики как наиболее важных и интересных наук.

    При подготовке материала Смит стал задумываться о применении этих дисциплин на практике и пришел к формулировке основных идей хозяйственного либерализма, впервые высказанных в 1750 году.

    Психолог Дэвид Юм

    А затем, познакомившись психологом и скептиком Дэвидом Юмом, Адам обнаружил сходство мировоззрения, вылившееся в совместные работы по политике, экономике и религии, которые были написаны во время пребывания на преподавательском посту.

    В конце 1750-х годов Смиту присвоили звание профессора логики и наградили должностью декана в Университете Глазго. Вскоре он опубликовал «Теорию нравственных чувств», основанную на лекциях и научных материалах, которая стала первым исследованием и положила начало писательскому труду.

    На страницах этого произведения прогрессивно мысливший шотландец сделал анализ стандартов поведения, которые присутствовали в различных слоях общества, и на основе «принципа симпатии» вывел концепцию морального равенства людей. При этом было высказано недоверие к распространенным постулатам религиозной этики, основанным на обещаниях райской жизни и трепете перед карой Господней.

    Экономист Адам Смит. Художник Джон Кей / "Википедия"

    За этой книгой, сделавшей имя Смита известным на всей территории Соединенного Королевства Великобритании, вышло «Исследование о природе и причинах богатства народов», которое рассматривало принципы действия экономики в условиях отношений, складывавшихся в системе производства на основе полных хозяйственных свобод. В ней была сформулирована теория laissez-faire, демонстрировавшая общественно полезную силу "индивидуального эгоизма", а также подчеркивалось значение предпринимательства, рынка и разделения труда.

    Другими весомыми произведениями в библиографии Смита стали книги «Сообщение о жизни и работах Дэвида Юма», «Мысли о состоянии соревнования с Америкой», «Эссе на философские темы» и «Система двойного вложения», неоднократно переиздававшиеся после смерти ученого и написанные в 1770–1780-х годах.

    Личная жизнь

    О личной жизни шотландского экономиста и философа подробные сведения не сохранились, но последователи и биографы утверждали, что он сторонился слабого пола и никогда не имел ни жены, ни детей.

    Памятник Адаму Смиту в Эдинбурге

    Правда, есть информация, что во время работы в университете Глазго Смит чуть не сочетался браком, но отказался от этой идеи и провел с матерью остаток дней.

    Смерть

    Последние годы Смит провел в Эдинбурге, где, судя по фотографиям писем из личного архива, у него имелся собственный дом и воскресный клуб. Но безоблачное существование подорвала болезнь кишечника, в итоге ставшая причиной смерти, о которой сообщили газеты в 1790 году.

    Библиография

    • 1748 – «Лекции по риторике и написанию писем»
    • 1759 – «Теория нравственных чувств»
    • 1763 – «Лекции по риторике и написанию писем»
    • 1766 – «Лекции по юриспруденции»
    • 1776 – «Исследование о природе и причинах богатства народов»
    • 1777 – «Сообщение о жизни и работах Дэвида Юма»
    • 1778 – «Мысли о состоянии соревнования с Америкой»
    • 1784 – «Система двойного вложения»
    • 1785 – «Эссе на философские темы»

    Адам Смит знал, как измерить достоинство преподавателя

    Ученик, как покупатель на рынке, в любой момент должен иметь возможность перепоручить себя другому педагогу

    Памятник Адаму Смиту в Лондоне.
    Фото Андреаса Праефке

    Вроде не совсем круглая, но все же красивая дата: 16 июня 1723 года родился шотландский экономист, философ-этик Адам Смит. В Эдинбургском университете 25-летний Адам Смит читал изящную словесность и естественное право. «Постепенно, под влиянием вопросов слушателей, – пишет биограф, – он перемещался к более актуальным темам: справедливость, бедность и т.п.». Иначе говоря, слушатели (а Смит работал за их деньги) управляли говорящим, содержанием его занятий. Внимая лектору, они могли задать любой вопрос. А при необходимости – покинуть зал и перейти в другой.

    Формула «спрос (то есть вопрос ученика) диктует предложение» работает в образовании лишь при условии всегда открытой двери класса. Ученик, подобно покупателю на рынке, в каждый удобный для него момент должен иметь возможность перепоручить себя другому педагогу («продавцу»), покинув данный класс в пользу соседнего.

    Этой природе рынка применительно к образованию Смит посвятит многие страницы своего главного труда «Исследование о природе и причинах богатства народов». Защищая право молодежи на свободное образовательное поведение, Смит настаивает: менять преподавателей (кафедру, колледж) студент должен так же спокойно и спонтанно, как прогуливающийся по торговым залам покупатель. То есть «не испрашивая предварительно и не получая на это разрешения у колледжа (преподавателя), который они намереваются оставить».

    Наблюдая этот «рынок репутаций» в Эдинбурге, а затем и в Университете Глазго, отнюдь не из тиши своего вице-ректорского кабинета, а из самого пекла событий (вице-ректор сам преподавал), Смит записывает: КПД «рыночных» вузов намного выше, чем у более для нас привычных административно-силовых, где предложение диктует сам производитель (типа Оксфорда в то время).

    Слышится нота изумления, когда он сообщает: инновации скорее проникают в бедные университеты, где педагоги полностью зависят от гонораров своих слушателей. А «наиболее богатые и лучше всего снабженные университеты проявляют наибольшую медлительность в их принятии».

    То есть в образовании, о котором сегодня иначе, как о самой консервативной и закрытой отрасли, не говорят, рынок на уровне «учитель–ученик» работает безукоризненно. Даже в обыкновенной беседе именно чьему-то «спросу» (реплике, обращению) всякий из нас обязан тем, что обретает повод «предложить» в ответ свои возможности и стать полезным собеседником.

    Польза на первом месте: люди и в диалог вступают нередко лишь ради нее. Но что она такое в педагогике? Наши духовные искания, приросты и утраты – кто оценит их, какими инструментами, в каких биткоинах?

    «Стремление быть полезным» – базовая единица измерения студентом человечности преподавателя, по Смиту. Вот как об этом пишет он сам: «Таково великодушие и благородство большей части молодых людей, что они отнюдь не склонны игнорировать или презирать наставления своего учителя, если он обнаруживает хотя сколько-нибудь серьезное стремление быть им полезным».

    Это стремление к добру (по-русски «польза» и «добро» почти синонимы) представляет собой акт свободной воли, а никак не штатную обязанность профессора. С другой стороны, «вопросительное» право слушателя на рынке (право на вопрос, получение ответа и последующий поиск новых собеседников) также является нормой эффективного общения. Оно не нуждается в законодательном оформлении, как право на дыхание.

    Но не для Адама Смита. В своем величайшем сочинении он отпускает желчную усмешку в адрес одной юридической бумаги, которую называет «вознаграждением за посещение». (Не узнали? Это – аттестат!) Она блокирует свободу поведения студента на рынке услуг, предписывая аккуратно отбывать все предлагаемые курсы и предметы до последнего звонка. И как с ней поступить? Какими инструментами преодолеть давление зловредной корочки на нравственное поведение людей?

    Он был еще и репетитором – в перерывах между университетскими делами занимался с «мелкотой», которую брал на домашний пансион. И лишь когда канцлер казначейства Великобритании предложил 1000 фунтов в год за воспитание сына, согласился оставить преподавание. Зашел вернуть студентам Университета Глазго гонорары за непрочитанные лекции, из которых складывался заработок профессора. Они не взяли, оценив его работу с ними в самых превосходных выражениях...

    Что же придумал Смит? Он предложил не уничтожить аттестаты в школах и университетах, нет, а предоставить право каждому частному педагогу выдавать свой собственный выпускной документ: «...А там пусть все решает конкуренция...»

    Нынешние продолжатели его учения мыслят не так масштабно. Свежий пример. На вопрос автора этих строк, принадлежит ли доблестная армия репетиторов России к частному или иному сектору образования, представитель федерального правительства дал такой ответ: «Пусть сначала зарегистрируются как индивидуальные предприниматели, заплатят налоги, а потом поговорим».  

    Смит, Адам | Интернет-энциклопедия философии

    Адама Смита часто называют отцом современного капитализма. Хотя это до некоторой степени точное описание, оно является чрезмерно упрощенным и опасно вводящим в заблуждение. С одной стороны, это правда, что очень немногие отдельные книги оказали такое же влияние, как его Исследование природы и причин богатства народов . Его рассказы о разделении труда и свободной торговле, личной заинтересованности в обмене, ограничениях государственного вмешательства, ценах и общей структуре рынка - все это означает момент, когда экономика переходит в «модерн».С другой стороны, «Богатство народов» , как ее чаще всего называют, - это не книга по экономике. Его предмет - «политическая экономия», гораздо более обширная смесь философии, политологии, истории, экономики, антропологии и социологии. Роль свободного рынка и поддерживающих его структур невмешательства - это всего лишь два компонента более широкой теории человеческого взаимодействия и социальной истории.

    Смит не был экономистом; он был философом. Его первая книга, The Theory of Moral Sentiments , стремилась описать естественные принципы, управляющие моралью, и способы, которыми люди познают их.То, как эти две книги сочетаются друг с другом, является одним из самых спорных вопросов в науке Смита и ключом к пониманию его аргументов о рынке и человеческой деятельности в целом. Исторически этот процесс осложняется так называемой «проблемой Адама Смита» - позицией, выдвинутой небольшим числом преданных своему делу ученых с конца девятнадцатого века, согласно которой две книги Смита несовместимы. Аргумент предполагает, что работа Смита по этике, которая предположительно предполагала альтруистическую человеческую мотивацию, противоречит его политической экономии, которая предположительно предполагала эгоизм.Однако большинство современных ученых-Смитов отвергают это утверждение, а также предполагаемое им описание объяснения Смита человеческой мотивации.

    Смит никогда не использует термин «капитализм»; он не получил широкого распространения до конца девятнадцатого века. Вместо этого он использует «коммерческое общество», выражение, которое подчеркивает его веру в то, что экономика - это только один компонент условий жизни человека. И хотя для Смита экономическая «сцена» нации помогает определить ее социальные и политические структуры, ему также ясно, что моральный облик народа является высшим мерилом его человечности.Таким образом, исследовать работу Смита - значит задать многие из великих вопросов, с которыми мы все боремся сегодня, в том числе те, которые подчеркивают взаимосвязь морали и экономики. Смит спрашивает, почему люди должны быть нравственными. Он предлагает модели того, как люди должны относиться к себе и другим. Он утверждает, что научный метод может привести к нравственным открытиям, и представляет план справедливого общества, которое заботится о своих наименее обеспеченных членах, а не только о тех, кто добился экономического успеха. Философия Адама Смита мало похожа на либертарианскую карикатуру, выдвинутую сторонниками рынка laissez faire, которые описывают людей исключительно как homo economicus.Для Смита рынок - это механизм морали и социальной поддержки.

    Содержание

    1. Жизнь и влияния
      1. Ранняя жизнь и влияние
      2. Произведения Смита
    2. Теория моральных чувств
      1. Симпатия
      2. Беспристрастный наблюдатель
      3. Добродетели, долг и справедливость
    3. Исследование природы и причин богатства народов
      1. Богатство и торговля
      2. История и труд
      3. Политическая экономия
    4. Ссылки и дополнительная литература
      1. Работа Смита
      2. Дополнительные тома к изданию Glasgow
      3. Знакомство и произведения для широкой аудитории
      4. Книги, рекомендованные для специалистов

    1.Жизнь и влияния

    а. Ранняя жизнь и влияние

    Адам Смит родился в июне 1723 года в Кирколди, портовом городе на восточном берегу Шотландии; точная дата неизвестна. Его отец, контролер и сборщик таможни, умер, когда мать Смита была беременна, но оставила семье достаточные ресурсы для их финансового благополучия. Юный Адам получил образование в местной приходской (уездной) школе. В 1737 году в возрасте тринадцати лет его отправили в Глазго-колледж, после чего он поступил в Балиол-колледж Оксфордского университета.Его положительный опыт в школе в Кирколди и Глазго, в сочетании с его отрицательной реакцией на профессоров в Оксфорде, по-прежнему будет оказывать сильное влияние на его философию.

    В частности, Смит очень уважал своего учителя Фрэнсиса Хатчесона. Один из первых лидеров философского движения, ныне называемого шотландским Просвещением, Хатчесон был сторонником теории морального чувства, позиции, согласно которой люди выносят моральные суждения, используя свои чувства, а не свои «рациональные» способности.Согласно Хатчесону, чувство единства среди людей допускает возможность действий, ориентированных на других, даже если люди часто руководствуются личными интересами. Моральное чувство, являющееся формой доброжелательности, вызывает чувство одобрения у тех, кто становится свидетелем нравственных поступков. Хатчесон выступал против этического эгоизма, представления о том, что люди должны в конечном итоге руководствоваться собственными интересами, даже когда они сотрудничают с другими в рамках общего проекта.

    Термин «моральное чувство» был впервые введен в употребление сэром Энтони Эшли Купером, третьим графом Шефтсбери, чьи работы прочитал Смит и который стал центром дискуссии шотландцев, хотя сам он не был шотландцем.Хотя Шефтсбери не предлагал формальную теорию морального чувства, как Хатчесон, он описывает личное моральное обдумывание как «монолог», процесс самораздела и самоанализа, сходный по форме с замечаниями Гамлета о самоубийстве. Эта модель морального рассуждения играет важную роль в книгах Смита.

    Шотландские философы Просвещения, или литераторы, как они себя называли, были сплоченной группой, которые общались вместе и читали, критиковали и обсуждали работы друг друга.Они регулярно встречались в общественных клубах (часто в пабах), чтобы обсудить политику и философию. Вскоре после окончания Оксфорда Смит читал публичные лекции по философии морали в Эдинбурге, а затем с помощью литераторов занял первое место в должности заведующего кафедрой логики в Университете Глазго. Его самая близкая дружба в группе - и, вероятно, его самые важные несемейные отношения на протяжении всей его жизни - была с Дэвидом Хьюмом, философом старшего возраста, чью работу Смит был наказан за чтение в Оксфорде.

    Юм считался атеистом, и его работа поставила под сомнение некоторые из основных убеждений моральной философии. В частности, и даже в большей степени, чем Хатчесон, собственная версия теории морального чувства Юма подвергала сомнению предположение о том, что разум является ключевой способностью человека в моральном поведении. Он знаменито утверждал, что разум есть и должен быть рабом страстей, а это означает, что даже если интеллект может информировать людей о том, что является морально правильным, агенты будут действовать только в том случае, если их чувства склоняют их к этому.Старая пословица гласит, что можно привести лошадь к воде, но нельзя заставить ее пить. Юм аналогичным образом утверждает, что, хотя вы могли бы научить людей тому, что значит быть моральным, только их страсти, а не их рациональные способности, могут на самом деле вдохновить их быть этичными. Эта позиция уходит корнями в проводимое Аристотелем различие между моральной и интеллектуальной добродетелью.

    Смит, никогда открыто не аргументируя позицию Юма, тем не менее, похоже, во многом ее принимает. И хотя он не предлагает строгой теории морального чувства, он принимает утверждение Юма о том, что моральное поведение, по сути, является человеческой способностью сочувствия , способностью, которая, по мнению Юма, позволяет нам одобрять чужие персонажи. «забыть о нашем собственном интересе к нашим суждениям» и рассмотреть тех, с кем «мы встречаемся в обществе и беседе», которые «не находятся в одной и той же ситуации и не имеют одинаковых интересов с нами» (Юм: Трактат , книга 3.3.3).

    г. Произведения Смита

    Смит повторяет эти слова на протяжении всего Теория моральных чувств . В этой книге он принимает концепцию симпатии Юма, но отвергает его скептицизм и добавляет, как мы увидим, новую теорию совести к смеси. Однако сосредоточение внимания на наблюдениях Юма также позволяет нам увидеть некоторые другие темы, которые Смит разделяет со своей когортой шотландских просветителей: в частности, их приверженность эмпиризму. Как и большинство других шотландских философов, Юм и Смит считали, что знание приобретается через чувства, а не через врожденные идеи, продолжая наследие Джона Локка в большей степени, чем Рене Декарта.По мнению Юма, эта эпистемология поставит под сомнение связь между причиной и следствием - наши чувства, как он утверждал, могут только сказать нам, что определенные события следуют друг за другом во времени, но не о том, что они причинно связаны. Для Смита это означало целый ряд различных проблем. Он спрашивает, например, как человек может узнать чувства и мотивации другого, а также как участники могут использовать рынок для принятия «рациональных» решений о целесообразности своей экономической деятельности.

    В основе шотландского проекта лежит попытка сформулировать законы, регулирующие человеческое поведение.Смита и его современника Адама Фергюсона иногда приписывают основателям социологии, потому что они, наряду с другими литераторами, считали, что человеческая деятельность регулируется открытыми принципами так же, как Ньютон утверждал, что движение можно объяснить с помощью принципов. На самом деле Ньютон оказал огромное влияние на методологию шотландцев. В неопубликованном эссе по истории астрономии Смит пишет, что система Ньютона «получила всеобщее и полное одобрение человечества» и что ее следует считать «величайшим открытием, которое когда-либо было сделано человеком».«Что сделало это таким важным? Смит описывает это как «открытие огромной цепи наиболее важных и возвышенных истин, тесно связанных друг с другом одним важным фактом, реальность которого мы испытываем ежедневно» ( EPS , Astronomy IV.76).

    В то время как Смит возглавлял кафедру логики в Университете Глазго, он читал лекции больше о риторике, чем о традиционных аристотелевских формах рассуждения. Существует коллекция студенческих конспектов лекций, в которых рассказывается о дискуссиях Смита о стиле, повествовании и моральной уместности в риторических контекстах.Эти записи в сочетании с его эссе по астрономии предлагают отчет об объяснении, который сам Смит считал по существу ньютоновским. Согласно Смиту, теория должна сначала быть правдоподобной ; он должен успокаивать беспокойство, избегая каких-либо пробелов в своем отчете. Опять же, полагаясь на в основном аристотелевскую модель, Смит говорит нам, что желание учиться и возникающие теории проистекают из ряда эмоций: удивления, событий вызывает беспокойство, которое вызывает у человека удивления, процесса.Это приводит к пониманию и восхищению поступками и принципами природы. Показав, что принципы, управляющие небом, также управляют Землей, Ньютон установил новый стандарт для объяснения. Теория должна направлять разум своим повествованием таким образом, чтобы это соответствовало опыту и предлагало теоретические объяснения, которые улучшают понимание и позволяют делать прогнозы. Счета должны систематически соответствовать друг другу без дыр или недостающей информации; этот последний элемент - избегание любых пробелов в теории - возможно, самый центральный элемент для Смита, и эта модель философского объяснения объединяет как его моральные теории, так и его политическую экономию.

    Будучи молодым философом, Смит экспериментировал с разными темами, и есть коллекция письменных фрагментов, дополняющих его конспекты лекций и ранние эссе. Сюда входят краткие исследования «древней логики», метафизики, чувств, физики, эстетики, работ Жан-Жака Руссо и других различных тем. Современники Шотландского Просвещения Смита разделяли интерес ко всем этим вопросам.

    Хотя работы дают представление о размышлениях Смита, они ни в коем случае не являются окончательными; немногие из них когда-либо были разрешены к публикации.Смит был скрупулезным писателем и, по его собственным словам, «медленным очень медленным рабочим, который делал и отменял все, что я пишу, по крайней мере, полдюжины раз, прежде чем я смогу быть сносно доволен этим» ( Corr. 311) . В результате он приказал сжечь шестнадцать томов неопубликованных сочинений после своей смерти, поскольку, по-видимому, он не считал их пригодными для общественного потребления. Ученые Смита сетуют на эту потерю, потому что она затемняет план его системы, и в последнее время было предпринято несколько попыток реконструировать структуру корпуса Смита, опять же с намерением обосновать определенную взаимосвязь между его основными работами.

    После того, как Смит занимал кафедру логики в Глазго всего один год (1751–1752), он был назначен на кафедру моральной философии, должность, которую первоначально занимал Хатчесон. Он написал Теорию моральных чувств , впервые опубликованную в 1759 году, занимая эту должность и, предположительно, проверяя многие из своих дискуссий в классе. Хотя он очень тепло отзывался об этом периоде своей жизни и проявлял глубокий интерес к обучению и наставничеству молодых умов, Смит ушел в отставку в 1764 году, чтобы обучать герцога Бакклюха и сопровождать его в его путешествиях.

    Профессиональные учителя нередко принимали должности частных репетиторов. Заработная плата и пенсии часто были прибыльными и позволяли большую гибкость, чем мог бы позволить плотный график лекций. В случае Смита эта должность привела его во Францию, где он провел два года, участвуя с философами - сплоченной группой французских философов, аналогичных собственным литераторам Смита - в беседах, которые перешли в Богатство народов. Насколько повлияли философов на создание политической экономии Смита, вызывает споры.Некоторые ученые предполагают, что взгляды Смита сформировались в результате их убеждения, в то время как другие предполагают, что идеи Смита закрепились гораздо раньше, чем его поездка за границу. Как бы то ни было, это показывает, что интересы Смита совпадали не только с шотландскими философами, но и с их европейскими коллегами. Работа Смита была хорошо принята отчасти потому, что она была своевременной. Он задавал глубокие вопросы того времени; его ответы изменят мир.

    После путешествия Смит вернулся в свой родной город Кирколди, чтобы завершить Богатство Наций .Впервые он был опубликован в 1776 году и получил высокую оценку как его друзей, так и широкой публики. В письме, написанном намного позже, он назвал это «очень жестоким нападением, которое я совершил на всю торговую систему Великобритании» ( Corr. 208). The Theory of Moral Sentiments пережил шесть изданий при жизни Смита, два из которых содержали серьезные существенные изменения, а The Wealth of Nations было четыре разных издания с более незначительными изменениями. Смит указал, что, по его мнению, The Theory of Moral Sentiments была лучшей книгой, и его постоянное внимание к ее деталям и корректировкам ее теории подтверждают, по крайней мере, то, что он был более привержен ее совершенствованию.В конце концов, Смит переехал в Эдинбург со своей матерью и был назначен комиссаром таможни в 1778 году; он не опубликовал ничего существенного до конца своей жизни. Адам Смит умер 17 июля 1790 года.

    После его смерти Богатство Наций продолжало расти, а Теория моральных чувств начала отходить на второй план. За более чем два столетия после его смерти его опубликованные работы были дополнены открытиями его ранних письменных фрагментов, написанными студентами конспектами лекций по его курсу риторики и красивыми буквами , написанными студентами конспектами лекций по юриспруденции. , и ранний проект части The Wealth of Nations , дата которого оценивается примерно в 1763 год.Последние два открытия помогают пролить свет на формулировку его самого известного труда и служат кормом для обеих сторон в дебатах о влиянии философии на политическую экономию Смита.

    Как указывалось выше, Смита иногда приписывают как одного из основоположников современной социологии, а его лекции по риторике также называют планом изобретения современной дисциплины английского языка; это во многом связано с их влиянием на его ученика Хью Блэра, чьи лекции по риторике сыграли важную роль в формировании этой дисциплины. Теория моральных чувств сыграла важную роль в сентиментальной литературе XIX века, и Мэри Уоллстонкрафт также процитировала ее в качестве подкрепления своего аргумента в книге Защита прав женщин : моральные теории Смита пережили возрождение в последней четверти XIX века. двадцатый век. Вторичные источники о Смите наводнили рынок, и интерес к работе Смита в целом достиг совершенно новой аудитории.

    Последняя волна интереса к Смиту имеет две примечательные особенности.Во-первых, ученых интересует, как взаимосвязаны Theory of Moral Sentiments и The Wealth of Nations , а не просто его моральные и экономические теории, отличные друг от друга. Во-вторых, труды Смита в первую очередь интересуют философов, а не экономистов. Поэтому они обращают особое внимание на то, где Смит мог бы вписаться в уже установленный философский канон: как работа Смита основывается на работе Юма? Как он соотносится с творчеством его современника Иммануила Канта? (Известно, что Кант читал, например, Теорию моральных чувств .) Насколько оправдана моральная теория, основанная на чувствах? И что можно узнать о шотландцах и философии восемнадцатого века в целом, прочитав Смита в историческом контексте? Это лишь некоторые из вопросов, которыми сейчас интересуются читатели Смита.

    2. Теория моральных чувств

    а. Симпатия

    Хатчесона, Юма и Смита объединяла их оппозиция аргументам Бернарда Мандевиля. Философ голландского происхождения, переехавший в Англию, Мандевиль утверждал, что благотворительность не приносит никакой пользы обществу.Его книга Басня о пчелах: частные пороки, общественная польза рассказывает всю историю. Плохое поведение оказывает положительное влияние на общество. Без пороков у нас не было бы, например, полиции, слесаря ​​или других подобных специалистов. Без снисходительности были бы минимальные потребительские расходы. С другой стороны, как он утверждал, добродетель не имеет положительной экономической выгоды, и поэтому ее не следует поощрять.

    Но Мандевиль пошел еще дальше, аргументируя, как и Томас Гоббс, тем, что моральная добродетель проистекает из личной выгоды, что люди по своей сути эгоистичны и что все люди соревнуются друг с другом.Гоббс был моральным релятивистом, утверждая, что «добро» - это просто синоним «того, чего люди желают». Релятивизм Мандевиля, если его можно так назвать, менее радикален. Хотя он утверждает, что добродетель - это преднамеренное действие на благо других с целью достижения этого блага, он ставит под сомнение, действительно ли кто-то может достичь этого стандарта. Похоже, что Смит обращается с обоими философами так, как будто они приводят один и тот же вывод; оба предлагают контрапункты подходу Шефтсбери. Что характерно, Мандевиль с тоской пишет о положительных оценках Шефтсбери человеческой мотивации, отмечая, что они являются «высоким комплиментом человечеству», добавляя, однако, «как жаль, что они не соответствуют действительности» ( Fable, I, 324) .

    Смит был настолько противником позиций Гоббса и Мандевилля, что самое первое предложение Теория моральных чувств начинается с их отказа:

    Каким бы эгоистичным ни считался человек, в его природе, очевидно, есть некоторые принципы, которые интересуют его судьбой других и делают их счастье необходимым для него, хотя они не получают от него ничего, кроме удовольствия видеть его. ( TMS I.i.1.1)

    Хотя часто считается, что люди эгоистичны, Смит утверждает, что опыт говорит об обратном.Люди получают удовольствие от того, что видят счастье других, потому что по замыслу другие заботятся о нас. В этом первоначальном комментарии Смит очерчивает центральные темы своей моральной философии: люди социальны, мы заботимся о других, и их обстоятельства приносят нам удовольствие или боль. Только через наши чувства, через «видение» мы узнаем об их чувствах. Первое предложение Смита связывает эгоизм с предположением или предположением, но научные «принципы» человеческой деятельности связаны с доказательствами: ньютонианством и эмпиризмом в действии.

    Теория моральных чувств ( TMS ) - прекрасно написанная книга, ясная и увлекательная. За некоторыми исключениями, предложения легко понять, и он написан живо, что говорит о его репетиции в классе. Смит обладает особым чутьем к примерам, как литературным, так и из повседневной жизни, и его использование «мы» повсюду приводит читателя к прямому диалогу со Смитом. Книга кажется точным описанием человеческих эмоций и переживаний - бывают случаи, когда она кажется феноменологической , хотя Смит не понял бы этого слова.Он использует повторение с большой пользой, напоминая своим читателям о центральных моментах своих теорий, в то время как он медленно наращивает их сложность. Всего 342 страницы (все ссылки относятся к Glasgow Editions его работ), книга охватывает огромный диапазон тем. Замаскированный под работу по моральной психологии - только под теорию моральных чувств - это также книга о социальной организации, построении идентичности, нормативных стандартах и ​​науке о человеческом поведении в целом.

    Смит говорит нам, что два вопроса моральной философии: «В чем состоит добродетель?» и «Какой силой или способностью в уме этот персонаж, каким бы он ни был, рекомендован нам?» ( TMS VII.i.2) Другими словами, мы должны спросить, что такое добро и как нам быть хорошими. Теория моральных чувств следует этому плану, хотя Смит сначала решает второй вопрос, уделяя внимание моральной психологии задолго до того, как он обратится к нормативному вопросу о моральных стандартах. Для Смита стержнем нравственного обучения и размышлений - ключом к развитию самой идентичности - является социальное единство, а социальное единство становится возможным благодаря симпатии .

    Термин «симпатия» принадлежит Юму, но друг Смита мало указывает на то, как оно должно было работать или каковы его пределы.Напротив, Смит решает проблему напрямую, посвящая первые шестьдесят шесть страниц TMS освещению его работы, а большую часть следующих двухсот - подробному описанию его нюансов. Последняя часть книги (часть VII, «О системах моральной философии») является наиболее далекой от этой темы, она посвящена истории этики, но, опять же, лишь немногим меньше шестидесяти страниц. Примечательно, что, хотя современные писатели почти всегда помещают «обзор литературы» в начало своих книг, Смит считает, что историческое обсуждение этики возможно только после завершения работы по моральной психологии.Вероятно, это связано с тем, что Смит хотел сначала установить принципы человеческого поведения, чтобы он мог оценить теорию морали в свете того, что было сформулировано.

    Теория нравственных чувств , что неудивительно, является одновременно аристотелевской и ньютоновской. Он также стоик в своем понимании природы и самообладания. Первое процитированное выше предложение является первым принципом: индивиды не эгоистичны, и вся остальная часть книги вытекает из этого утверждения. И, как и в случае со всеми первыми принципами, в то время как Смит «допускает» возможность поведения, ориентированного на других, остальная часть книги и исходит из ее истинности, и способствует ее правдоподобности.Примеры, анекдоты и гипотезы Смита вполне правдоподобны, и если кто-то хочет принять их как точное описание человеческого опыта, то он также должен принять его отправную точку. Люди заботятся о других, и альтруизм, или милосердие, как он это называет, возможен.

    Что же тогда такое симпатия? Это предмет разногласий. Ученые рассматривали его как способность, силу, процесс и чувство. Однако это не моральный смысл в самом буквальном смысле этого слова.Сочувствие - это не шестая способность, которую можно сгруппировать с пятью чувствами. Смит, находясь под влиянием Хатчесона, открыто критикует своего учителя. Он утверждает, что моральное чувство без суждения невозможно ( TMS VII.3.3.8-9), а сочувствие - это то, что позволяет нам судить о себе и других. Сочувствие - это основа для нравственного обсуждения, утверждает Смит, и в системе Хатчесона для этого нет места.

    Для Смита сочувствие больше похоже на современное сочувствие, то есть способность относиться к чужим эмоциям, потому что мы испытали похожие чувства.В то время как современное «сочувствие» относится только к чувству жалости к страданиям человека, Смит использует его для обозначения «сочувствия с любой страстью» ( TMS I.i.1.5). Это то, как «зритель… в воображении меняется местами с… главным заинтересованным лицом» ( TMS I.i.1.3-5).

    Короче говоря, симпатия работает следующим образом: люди становятся свидетелями действий и реакций других. При этом зритель пытается войти в ситуацию, которую он или она наблюдает, и представляет , что значит быть актером - человеком, за которым наблюдают.(Смит использует актера и агента как взаимозаменяемые.) Затем зритель представляет, что он или она будет делать как актер. Если настроения совпадают, если воображаемая реакция аналогична наблюдаемой, тогда зритель сочувствует исходному человеку. Если реакции существенно различаются, значит, зритель не сочувствует человеку. Таким образом, в этом контексте сочувствие является формой морального одобрения, а отсутствие сочувствия указывает на неодобрение.

    Симпатия редко бывает точной.Смит недвусмысленно заявляет, что воображаемые чувства всегда менее интенсивны, чем исходные, но тем не менее они достаточно близки, чтобы означать согласие. И, что самое главное, взаимная симпатия доставляет удовольствие. По замыслу природы люди хотят разделять друг с другом дружеские чувства и поэтому будут сдерживать свои действия, чтобы найти точки соприкосновения. Это еще одно указание на социальную природу человека; по мнению Смита, следует избегать изоляции и моральных разногласий. Это также механизм, сдерживающий поведение.Модуляция поведения - это то, как люди учатся действовать в соответствии с моральными принципами и в рамках социальных норм. Согласно Теории моральных чувств, взаимное сочувствие является основанием для награды и наказания.

    Смит, тем не менее, настаивает на том, что сочувствие не вызывается простым наблюдением за эмоциями других людей, даже если оно «может казаться переливающимся от одного человека к другому мгновенно и предшествует любому знанию того, что их возбуждает в основном заинтересованном человеке. ”( TMS I.п.1.6). Скорее, зритель собирает информацию о причине эмоций и о человеке, за которым наблюдают. Только после этого он или она спрашивает, учитывая конкретную ситуацию и факты из жизни этого конкретного агента, уместны ли эти настроения. Как пишет Смит:

    Когда я выражаю вам соболезнования в связи с потерей вашего единственного сына, я не думаю о том, что я, человек такого характера и профессии, должен был бы пострадать, если бы у меня был сын, и если бы он К несчастью, сын должен был умереть: но я думаю, что бы мне пришлось пострадать, если бы я был действительно вами, и я не только меняю обстоятельства с вами, но я меняю лиц и характеров.Поэтому мое горе полностью на вас, а не на мне. ( TMS VI.iii.I.4)

    Здесь мы видим, почему воображение так важно для Смита. Только благодаря этой способности человек может войти в точку зрения другого, и только через тщательное наблюдение и рассмотрение можно узнать всю необходимую информацию, относящуюся к моральному действию. Мы также можем понять, почему для Смита симпатия - это не эгоистическая способность:

    Чтобы произвести это согласие, как природа учит зрителей принимать обстоятельства лица, в отношении которого в первую очередь речь идет о человеке, она учит этого последнего в некоторой степени принимать обстоятельства зрителей.Поскольку они постоянно помещают себя в его ситуацию и, следовательно, испытывают эмоции, аналогичные тем, что он чувствует; поэтому он так же постоянно помещает себя в их состояние и, следовательно, испытывает некоторую степень хладнокровия в отношении своего собственного состояния, с которым он чувствует, что они будут его рассматривать. Поскольку они постоянно думают о том, что бы они сами чувствовали, если бы они действительно были страдальцами, он так же постоянно думает, каким образом он пострадал бы, если бы был только одним из наблюдателей своей собственной ситуации.Как их симпатия заставляет их смотреть на это в некоторой степени его глазами, так и его симпатия заставляет его смотреть на это в некоторой степени своими глазами, особенно когда они находятся в их присутствии и действуют под их наблюдением: и как отраженная страсть, который он, таким образом, понимает, намного слабее, чем исходный, он неизбежно уменьшает жестокость того, что он чувствовал до того, как он вошел в их присутствие, до того, как он начал вспоминать, каким образом они будут затронуты этим, и рассматривать его ситуацию в это откровенный и беспристрастный свет.( TMS I.i.4.8)

    Вопреки описанию проблемы Адама Смита, симпатия не может быть ни альтруистической, ни эгоистической, потому что ее агенты слишком взаимосвязаны. Человек постоянно перескакивает с одной точки зрения на другую, а счастье и удовольствие зависят от совместных взглядов. Люди только нравственны, и они находят свое собственное счастье только с общей точки зрения. Эгоизм и альтруизм сливаются для Смита, чтобы стать более тонким и социальным типом мотивации, который включает и личных интересов, и заботу о других одновременно.

    Типичный для Смита длинный абзац, процитированный выше, приводит как минимум к двум дополнительным оговоркам. Во-первых, как выразился Смит, «мы ожидаем меньшего сочувствия от общего знакомого, чем от друга… мы ожидаем еще меньшего сочувствия от группы незнакомцев» ( TMS I.1.4.10). Поскольку для сочувствия требуется информация о событиях и людях, чем дальше мы отдаляемся от окружающих, тем труднее нам сочувствовать их более страстным эмоциям (и наоборот).Таким образом, утверждает Смит, мы должны быть «более спокойными» перед знакомыми и незнакомцами; неприлично проявлять открытые эмоции в присутствии тех, кто нас не знает. В конечном итоге это приведет к обсуждению Смитом долга в части III - его объяснению того, почему мы действуем морально по отношению к тем, с кем не имеем никаких связей.

    Вторая оговорка более сложна и вращается вокруг последней фразы в абзаце: что нужно наблюдать за действиями в «откровенном и беспристрастном свете». Если бы движение к социальным нормам было единственным компонентом симпатии, теория Смита была бы рецептом только для однородности.Все настроения будут преобразованы в одинаковую высоту, и общество после этого осудит только различие. Смит поэтому признает, что должны быть случаи, когда люди отвергают суждения сообщества. Они делают это путем создания воображаемого беспристрастного зрителя .

    г. Беспристрастный наблюдатель

    Используя воображение, люди, которые хотят судить о своих действиях, создают не просто аналогичные эмоции, но целого воображаемого человека, который действует как наблюдатель и судья:

    Когда я пытаюсь исследовать собственное поведение, когда я пытаюсь вынести ему приговор и либо одобрить, либо осудить его, очевидно, что во всех таких случаях я как бы разделяю себя на два человека; и что я, экзаменатор и судья, представляю персонажа, отличного от этого другого Я, человека, чье поведение исследуется и оценивается.Первый - это зритель, чувства которого по отношению к моему собственному поведению я пытаюсь понять, помещая себя в его ситуацию и размышляя о том, как оно могло бы казаться мне, если смотреть с этой конкретной точки зрения. Второй - агент, человек, которого я правильно называю и о чьем поведении, под видом зрителя, я пытался составить какое-то мнение. Первый - судья; второй человек, о котором судят. Но чтобы судья во всех отношениях был таким же, как и лицо, которого судят, так же невозможно, как и то, что причина во всех отношениях должна совпадать со следствием.( TMS III.1.6)

    Беспристрастный зритель - это антропоморфизация спокойного и бескорыстного «я», которое может быть восстановлено с помощью самоконтроля и саморефлексии. В современном мире кто-то может посоветовать нам «сделать глубокий вдох и отступить» от данной ситуации, чтобы более беспристрастно обдумать свои действия. Смит предлагает то же самое, хотя описывает это более подробно и в сочетании с более широкой этической теорией, которая помогает нам делать выводы, когда мы это делаем.Люди, которые хотят судить о своих действиях, мысленно разделяют себя на двух разных людей и используют это раздвоение как замену наблюдению за сообществом.

    Здесь мы видим наследие монолога Шефтсбери. Актер, желающий оценить свое поведение, должен разделить себя так, как описывает Шефтсбери, как Гамлет становится одновременно поэтом и философом. Мы увлечены собственными действиями, а самообман, по словам Смита, является «источником половины расстройств человеческой жизни» ( TMS III.4.6). Саморазделение дает людям возможность видеть себя откровенно и беспристрастно и ведет к лучшему самопознанию. Мы стремимся видеть себя такими, какими нас видят другие, но при этом сохраняем доступ к конфиденциальной личной информации, которой другие могут не обладать. Сообщество помогает нам заглянуть за пределы наших собственных предубеждений, но когда сообщество ограничено собственными институционализированными предубеждениями или просто отсутствием информации, беспристрастный наблюдатель может преодолеть это и позволить агенту найти уместность перед лицом деформированной системы морали.В современном мире расизм и сексизм являются примерами коварных предубеждений, которые не позволяют сообществу «видеть» боль и несправедливость. Смита тоже можно считать признающим эти предрассудки, хотя он не признал бы ни терминов, ни сложных рассуждений о них, которые возникли с тех пор, как он написал эти предрассудки два с половиной столетия назад. Например, он ссылается на рабство как на проявление несправедливости и невежества общества. Он пишет:

    Нет ни одного негра с побережья Африки, который не обладал бы в этом отношении степенью великодушия, которую душа его грязного хозяина слишком часто неспособна зачать.Фортуна никогда не проявляла так жестоко свою империю над человечеством, как когда она подчиняла эти героические народы отбросам европейских тюрем, негодяям, не обладающим добродетелями ни тех стран, из которых они родом, ни тех, в которые они направляются, и чье легкомыслие, жестокость и подлость так справедливо подвергают их презрению побежденных. ( TMS V.2.9)

    Несмотря на свой корректирующий потенциал, у беспристрастности есть свои пределы. Смит не представляет, что беспристрастный зритель смотрит с точки зрения Архимеда или Бога.Поскольку беспристрастного наблюдателя на самом деле не существует - потому что он создан воображением отдельного человека - он всегда подчиняется ограничениям человеческого знания. Это означает, что суждение всегда будет несовершенным, и труднее всего преодолеть те моральные ошибки, которые так глубоко связаны с обществом или жизненным опытом человека. Изменения происходят медленно, и общество далеко от совершенства. «Обычай», как он это называет, мешает общественному суждению как на коллективном, так и на индивидуальном уровне.Согласно Смиту, когда мы судим о наших собственных действиях, до и после того, как мы действуем, есть два момента. Как он пишет: «Наши взгляды склонны быть очень пристрастными в обоих случаях; но они склонны быть наиболее пристрастными, когда наиболее важно, чтобы они были иначе »( TMS 111.4.2). Ни один из этих пунктов не зависит от социального влияния.

    Знания несовершенны, и люди делают все, что в их силах. Но все люди ограничены как своим собственным опытом, так и естественными недостатками человеческого разума.Таким образом, предложение Смита состоит в том, чтобы верить в развитие природы и в принципы, управляющие человеческой деятельностью - моральными, социальными, экономическими или другими. Помня об этом, он предостерегает людей от выбора красоты систем над интересами людей. Смит утверждает, что абстрактные философии и непонятные религии не должны иметь прецедента над свидетельствами, полученными из опыта. Кроме того, социальная инженерия обречена на провал. Смит утверждает, что нельзя перемещать людей так, как передвигают фигуры на шахматной доске.У каждого человека есть свой «собственный принцип движения… отличный от того, который законодательный орган может предпочесть им внушить» ( TMS VI.ii.2.18).

    Предостережение Смита против любви к системам является составной частью аргумента Смита в пользу ограниченного правительства: «Гармония умов, - утверждает Смит, невозможна без« свободного обмена мнениями и мнениями », или, как мы бы назвали это сегодня, свободы экспрессии ( TMS VII.iv.27). Он также напрямую связан с самой известной фразой Смита «невидимая рука».В The Theory of Moral Sentiments он использует невидимую руку, чтобы описать условия, которые позволяют добиться экономической справедливости. Эта естественная эстетическая любовь к системам заставляет людей манипулировать системой торговли, но это противоречит плану природы:

    Богатые выбирают из кучи только самое дорогое и приятное. Они потребляют немногим больше, чем бедняки, и, несмотря на свой природный эгоизм и жадность, хотя они имеют в виду только свое собственное удобство, хотя единственная цель, которую они предлагают от труда всех тысяч, которых они нанимают, - это удовлетворение их собственных интересов. тщеславные и ненасытные желания, они делят с бедными плоды всех своих улучшений.Невидимая рука ведет их к тому, чтобы произвести почти такое же распределение предметов первой необходимости, которое было бы сделано, если бы земля была разделена на равные части между всеми ее обитателями, и таким образом, не имея намерения, не зная этого, продвигала вперед интерес общества и средства для размножения видов. ( ТМС IV.1.10)

    В этом отрывке Смит утверждает, что «вместимость желудка [богатого человека] не имеет никакого отношения к безмерности его желаний, и он получит не больше, чем у самого подлого крестьянина» ( TMS IV.1.10). Таким образом, поскольку богатые выбирают только «лучших» и поскольку они могут потреблять только определенное количество, ресурсов в мире должно быть достаточно, как если бы невидимая рука разделила землю поровну между всеми ее обитателями.

    В качестве экономического аргумента это могло быть более убедительно во времена Смита, до охлаждения, промышленной революции, современной банковской практики и массового накопления капитала; для более тщательной защиты (с точки зрения Смита) см. обсуждение The Wealth of Nations .Однако его актуальность для истории экономики основана на признании им роли непредвиденных последствий, предположении, что экономический рост помогает всем членам общества, и признании независимости свободного рынка как естественной силы. В настоящее время мы можем сосредоточиться на предупреждениях Смита о силе эстетического влечения. Смит утверждает, что ньютоновский подход - поиск связного повествования без пробелов, направленного на удивление, удивление и восхищение - может сбить людей с пути, если они отдают предпочтение красоте над очевидностью.Эта любовь к прекрасному также может исказить моральные суждения, потому что она заставляет массы переоценивать богатых, думать, что богатые довольны своими «безделушками и безделушками», и, таким образом, стремиться к огромному богатству за счет морального совершенства: « Чтобы достичь этой завидной ситуации, кандидаты на удачу слишком часто оставляют пути добродетели; к сожалению, дорога, ведущая к одному, и ведущая к другому, иногда лежат в очень противоположных направлениях »( TMS I.iii.8). Смит очень критически относится не только к богатым, но и к моральным ценностям, которые общество придает им. Только их богатство отличает их от других, и эта любовь к богатству и к красоте в целом может исказить моральные суждения и уродить беспристрастного зрителя.

    Беспристрастный зритель - это теория совести. Это дает людям возможность согласиться со своими собственными стандартами суждения, которые, как мы надеемся, в целом согласуются со стандартами общества, в котором они живут. Различие, как обсуждает Смит в обеих своих книгах, является продуктом образования, экономического класса, пола, того, что мы бы теперь назвали этническим происхождением, индивидуальным опытом и природными способностями; но Смит утверждает, что последние из них, естественные способности, составляют наименьший из факторов.В своих Лекциях по юриспруденции, , например, он утверждает, что нет «изначального различия» между людьми (LJ (A) vi.47-48), а в Богатстве народов, он пишет, что «Различие природных талантов у разных мужчин в действительности намного меньше, чем мы думаем…. Разница между самыми непохожими персонажами, например, между философом и уличным швейцаром, кажется, возникает не столько из-за природы, сколько из-за привычки, обычаев и образования »( WN I.ii.4). Мы надеемся, что общество и образование помогут преодолеть эти разрывы и способствовать развитию единого сообщества, в котором людей поощряют сочувствовать другим.

    Вот совпадение двух оперативных вопросов Смита. Во-первых, мы сталкиваемся с его изложением моральной психологии. (Как познать добродетель?) Теперь мы лицом к лицу сталкиваемся с определением самих моральных норм. (В чем состоит добродетель?) Иногда Смит может выглядеть как релятивист: люди модулируют свои чувства в соответствии со стандартами своего сообщества, и согласие индивидуальных представлений может ошибочно показаться окончательным арбитром в отношении того, что является морально приемлемым поведением.Имея это в виду, несомненно, найдутся читатели, которые будут утверждать, что Смит, несмотря на его отказ от Гоббса и Мандевилля, в конечном итоге не предлагает никаких общеобязательных моральных принципов. Однако при этом забывается ньютоновский подход Смита: наблюдение ведет к открытию естественных принципов, которые можно многократно проверять и проверять. Более того, многие ученые утверждают, что Смит находился под сильным влиянием классических стоиков. Помимо того, что он унаследовал их заботу о модуляции эмоций и подавлении эмоций на публике, он, вероятно, также думал, что моральные законы вписаны в дизайн природы точно так же, как законы движения Ньютона.В результате некоторые ученые Смита (но, конечно, не все) утверждают, что Смит - моральный реалист, что симпатия - это метод открытия, а не изобретения, и что то, что предстоит открыть, является правильным независимо от мнений тех, кто знает или игнорируют правила.

    В соответствии с этой интерпретацией Смит подчеркивает то, что он называет общими правилами морали:

    … они в конечном итоге основаны на опыте того, что, в частности, наши моральные способности, наше естественное чувство достоинства и приличия одобряют или не одобряют.Мы изначально не одобряем и не осуждаем определенные действия; потому что при рассмотрении они кажутся согласующимися или несовместимыми с определенным общим правилом. Общее правило, напротив, формируется на основании опыта, что все действия определенного рода или обстоятельства определенного рода одобряются или не одобряются. Человеку, который первым увидел бесчеловечное убийство, совершенное из алчности, зависти или несправедливого негодования, а также тому, кто любил убийцу и доверял ему, который видел последние мучения умирающего, который слышал его с его истекающим вздохом, жаловаться больше на вероломство и неблагодарность своего фальшивого друга, чем на насилие, которое было совершено с ним, не могло быть повода, чтобы понять, насколько ужасным был такой поступок, чтобы он задумался над этим одним из самых ужасных поступков. Священные правила поведения запрещали лишать жизни невиновного человека, что это было явным нарушением этого правила и, следовательно, весьма осуждаемым действием.Очевидно, что его отвращение к этому преступлению возникнет мгновенно и предшествует тому, чтобы он сформировал для себя такое общее правило. Напротив, общее правило, которое он мог бы сформировать впоследствии, было бы основано на отвращении, которое, как он чувствовал, неизбежно возникало в его собственной груди при мысли об этом и любом другом конкретном действии того же рода. ( TMS III.4.8)

    Согласно Смиту, наши чувства вызывают одобрение или осуждение нравственного поступка.Со временем они могут быть изменены с добавлением дополнительной информации. В конце концов, однако, зрители видят закономерности в осуждении. Они видят, например, что убийство всегда неверно, и поэтому у них возникает ощущение, что это общее правило. Тогда они начинают действовать, руководствуясь принципами, а не чувствами. Они не убивают, не просто потому, что ненавидят убийство, но потому, что убийство неправильно само по себе. Это опять же аристотелевский подход, поскольку он признает взаимодействие между интеллектуальной и моральной добродетелью.Он также имеет общие черты с кантианской деонтологией, которая стала настолько влиятельной через несколько десятилетий после публикации TMS . Подобно Канту, агенты Смита начинают действовать исходя из принципов, а не эмоций. Однако, в отличие от Канта, разум сам по себе не оправдывает и не подтверждает принцип, а опыт подтверждает.

    Смит делает несколько вещей в последнем отрывке. Во-первых, он принимает ньютоновский процесс научных экспериментов и объяснений. Моральные правила сродни законам физики; они могут быть обнаружены .Во-вторых, Смит предвосхищает заявление Карла Поппера в двадцатом веке о том, что научные истины устанавливаются путем фальсификации: мы не можем доказать то, что является правдой, утверждал Поппер. Вместо этого мы обнаруживаем, что ложно, и исключаем это.

    г. Добродетели, долг и справедливость

    Смит подчеркивает ряд добродетелей наряду с долгом и справедливостью. Самообладание, утверждает он, «не только само по себе является великой добродетелью, но и все остальные добродетели, кажется, получают свой главный блеск» ( TMS VI.iii.11). Это не должно вызывать удивления, поскольку для Смита только через самоуправление агенты могут изменять свои настроения в соответствии с требованиями сообщества или беспристрастного зрителя. Самообладание необходимо, потому что «склонность к гневу, ненависти, зависти, злобе [и] мести… отталкивает людей друг от друга», в то время как «человечность, доброта, естественная привязанность, дружба и уважение… имеют тенденцию объединять мужчин. в обществе »( ТМС VI.iii.15). Таким образом, можно увидеть нормативное содержание добродетелей Смита - те чувства, которые следует развивать, и те, которые следует минимизировать.По словам Смита, у людей есть естественная любовь к обществу, и они не могут выработать ни моральные, ни эстетические стандарты изолированно.

    У людей есть естественное желание не только быть любимыми, но и быть достойными любви: «Он желает не только похвалы, но и похвалы… он боится не только порицания, но и достоинства порицания» ( TMS III.2.2) . В первую очередь это говорит о силе беспристрастного зрителя, который является проводником, когда зрителей нет рядом. Это также соответствует концепции долга Смита, поскольку устанавливает стандарт правильных действий, независимо от того, что заявляют сообщества.Люди «не получают удовлетворения» от недостойной похвалы ( TMS III.2.5), и это является признаком извращения тщеславия, которое можно исправить, увидев себя такими, какими были бы другие, если бы они знали всю историю.

    Неудивительно, что Смит обращается к Богу во время обсуждения долга:

    Таким образом, всемудрый Творец Природы научил человека уважать чувства и суждения своих собратьев; быть более или менее довольными, когда они одобряют его поведение, и быть более или менее обиженными, когда они его не одобряют.Он сделал человека, если можно так выразиться, непосредственным судьей человечества; и в этом отношении, как и во многих других, создал его по своему собственному образу и назначил его своим наместником на земле, чтобы контролировать поведение его братьев. По своей природе они научены признавать ту власть и юрисдикцию, которые были предоставлены ему таким образом, быть более или менее униженными и униженными, когда они подвергаются его осуждению, и быть более или менее воодушевленными, когда они получают его аплодисменты. ( ТМС III.2.31)

    Здесь Смит подчеркивает несколько моментов. Во-первых, как и многие шотландцы, а также Томас Джефферсон и многие американские основатели, Смит был деистом. Хотя среди ученых существуют разногласия по поводу того, насколько Бог необходим для теории Смита, вполне вероятно, что он считал, что Бог создал вселенную и ее правила, а затем отступил по мере ее развития. Бог Смита - не вмешивающийся Бог, и, несмотря на то, что некоторые читатели предполагают обратное, невидимая рука не указывает на участие Бога в творении.Напротив, это просто раскрытие социологических и экономических принципов. Во-вторых, поскольку Бог отделен от системы, Смит утверждает, что люди являются правителями Бога на земле. Они сами должны судить о своем поведении. Люди обязательно больше всего озабочены собой в первую очередь, и поэтому лучше всего они самоуправляются. Только тогда они смогут судить других через систему морали, которую описывает Смит. Хотя верно то, что, как выразился Смит, общие правила «справедливо рассматриваются как законы божества» ( TMS III.v), это, кажется, вопрос мотивации, а не метафизического утверждения. Если люди понимают, что общие правила исходят от Бога, они будут следовать им с большей уверенностью и убежденностью. «Ужасы религии должны, таким образом, усиливать естественное чувство долга» ( TMS III.5.7), пишет Смит, потому что это вдохновляет людей следовать общим правилам, даже если они склонны этого не делать, и потому что эта поддержка делает религия совместима с общественной и политической жизнью. Религиозный фанатизм, как указывает Смит в книге «Богатство народов », является одной из главных причин фракционности - величайшего врага политического общества.

    Для Смита самая точная добродетель - это справедливость. Это «основная опора, на которой держится все здание» общества ( TMS III.ii.4). Это, как он это описывает, «отрицательная добродетель» и минимальное условие для участия в жизни сообщества. Таким образом, соблюдение правил справедливости вызывает мало похвалы, но их нарушение вызывает сильное осуждение:

    В практике правосудия, несомненно, есть приличие, и поэтому оно заслуживает всякого одобрения, которое причитается приличиям.Но так как он не приносит реальной положительной пользы, он заслуживает очень небольшой благодарности. Простая справедливость в большинстве случаев является отрицательной добродетелью и только мешает нам причинить вред ближнему. Человек, который едва воздерживается от посягательств ни на человека, ни на имущество, ни на репутацию своих соседей, несомненно, имеет очень мало положительных качеств. Однако он выполняет все правила того, что называется справедливостью, и делает все, что его равные могут с приличием заставить его сделать или за то, что они могут наказать его.Часто мы можем соблюдать все правила справедливости, просто сидя и ничего не делая. ( TMS II.ii.1.9)

    В статье

    Смит о справедливости предполагается, что права и безопасность личности являются основными заботами. Он пишет:

    Следовательно, самые священные законы справедливости, нарушение которых, кажется, громче всех призывает к мести и наказанию, - это законы, охраняющие жизнь и личность нашего ближнего; следующие - те, которые охраняют его имущество и имущество; и в последнюю очередь идут те, которые охраняют то, что называется его личными правами, или то, что ему причитается от обещаний других.( TMS II.ii.2.3)

    Его обсуждение справедливости дополнено в Богатство Наций и, вероятно, было бы добавлено в его предлагаемую работу по «общим принципам закона и правительства», которую он так и не завершил. Его лекции по юриспруденции дают намек на то, что могло быть в этой работе, но следует предположить, что рукопись была частью собрания сочинений, сожженных после его смерти. (Неизвестно даже, что было на самом деле разрушено, не говоря уже о том, что утверждали в работах.Читателям Смита неприятно иметь такие пробелы в его теории, и ученые Смита обсуждали возможное содержание его другой работы и то, как она соотносится с его первой книгой. Ясно, однако, что The Theory of Moral Sentiments - лишь одна часть более крупной системы Смита, и по-настоящему понять ее можно только в свете других его работ. Поэтому необходимо переключить обсуждение с его работы по моральной философии на его политическую экономию. Как будет видно, этот прорыв не является радикальным.Эти две книги полностью совместимы друг с другом, и чтение одной дополняет чтение другой; оба содержат моральные претензии и оба делают утверждения, классифицируемые как политическая экономия. Хотя их акценты часто различаются - в конце концов, это две разные книги, - их основные положения не просто гармоничны. Они зависят друг от друга в поисках оправдания.

    3. Исследование природы и причин богатства народов

    а. Богатство и торговля

    Богатство народов ( WN ) было опубликовано в марте 1776 года, за четыре месяца до подписания американской Декларации независимости.Это намного больше, чем Теория моральных чувств - не считая приложений и указателей, в ней 947 страниц. Поэтому для начинающего читателя это может показаться более устрашающим, чем более ранние работы Смита, но во многих отношениях это на самом деле проще читать. С возрастом стиль письма Смита стал более эффективным и менее ярким, но его авторский голос оставался разговорным. Его условия более строго определены в WN , чем в TMS , и он четко определяет те позиции, которые поддерживает и отвергает.Его экономические дискуссии не так многослойны, как его комментарии о морали, поэтому вопросы интерпретации часто менее сложны. Логика книги прозрачна: ее организационная схема не требует пояснений, а ее выводы тщательно подкреплены как философскими аргументами, так и экономическими данными. Конечно, многие оспаривают его утверждения, но трудно отрицать, что позиции Смита в WN можно защитить, даже если в конце концов некоторые могут прийти к выводу, что он ошибается.

    Текст разделен на пять «книг», опубликованных в одном, двух или трех переплетенных томах, в зависимости от издания. В первых книгах подчеркивается важность разделения труда и личных интересов. Во втором обсуждается роль акций и капитала. Третий дает исторический отчет о росте богатства с первобытных времен до коммерческого общества. Четвертый обсуждает экономический рост, который является результатом взаимодействия между городским и сельским секторами коммерческого общества.Пятая и последняя книга представляет роль суверена в рыночной экономике, подчеркивая природу и пределы государственной власти и средства, которыми должны оплачиваться политические институты. Смит вместе со своими шотландскими современниками эпохи Просвещения сопоставляет разные периоды времени, чтобы найти нормативное руководство. Как TMS делает , Богатство Наций содержит философию истории, которая доверяет природе раскрывать ее логику и цель.

    Это замечательный прицел даже для книги такого размера.Однако достижение Смита - это не просто множество его дискуссий, а то, как он все это совмещает. Его самое впечатляющее достижение в «Богатство народов » - это представление системы политической экономии. Смит делает кажущиеся разрозненными элементы взаимозависимыми и последовательными. Ему удается применить свой ньютоновский подход и создать повествование, одновременно мощное и красивое, обращаясь к философскому наряду с экономическим, описывая человеческое поведение и историю и предписывая наилучшие действия для экономического и политического улучшения.И он делает это, основываясь на первом принципе, который был, по крайней мере, столь же спорным, как предложение, с которого начинается Теория моральных чувств. Он начинает введение с утверждения:

    Годовой труд каждой нации - это фонд, который изначально обеспечивает ее всем необходимым и жизненными удобствами, которые она ежегодно потребляет и которые всегда состоят либо в непосредственном продукте этого труда, либо в том, что покупается на этот продукт из другие народы.( WN введение.1)

    Доминирующей экономической теорией времен Смита был меркантилизм . Он считал, что богатство нации должно оцениваться количеством денег и товаров в пределах ее границ в любой момент времени. Смит называет это «акцией». Меркантилисты стремились ограничить торговлю, потому что это увеличивало активы внутри границ, что, в свою очередь, считалось увеличением благосостояния. Смит выступил против этого, и в приведенном выше предложении определение национального богатства сместилось на другой стандарт: труд.

    Основная идея Богатство Наций - предложить альтернативу меркантилизму. Смит утверждает, что труд приносит богатство. Чем больше человек работает, тем больше зарабатывает. Это снабжает людей и общество их потребностями, а при наличии достаточного количества денег предлагает средства, чтобы сделать жизнь более удобной, а иногда и получить дополнительный доход. Смит утверждает, что свободная торговля не уменьшает богатство нации, а увеличивает его, потому что дает больше возможностей для труда и, следовательно, больше возможностей для создания большего богатства.Ограниченная торговля сохраняет объем богатства в пределах границ относительно постоянным, но чем больше торговли участвует страна, тем шире становится рынок и тем больше у него возможностей для дополнительной рабочей силы и, в свою очередь, дополнительного богатства. Этот момент заставляет Смита разделить запасы на две части: те, которые используются для немедленного потребления - активы, позволяющие человеку приобретать предметы первой необходимости, - и те, которые используются для получения дополнительных доходов. Эту последнюю сумму он называет «капиталом» ( WN II.1.2), а термин «капитализм» (который, опять же, Смит не использует) происходит от его использования в коммерческой системе: капитал специально предназначен для реинвестирования и, следовательно, является основным двигателем экономики.

    Это, конечно, философский вопрос не меньше экономического: Смит просит своих читателей пересмотреть значение самого богатства. Является ли богатство деньгами и активами, которые есть у человека в любой момент времени, или все это сочетается с потенциалом иметь больше, приспосабливаться к обстоятельствам и развивать навыки для увеличения такого потенциала? Смит думает, что это последнее.Смит также уделяет особое внимание различию между необходимостью и удобствами. Его главная задача в «Богатство народов » - это создание «всеобщего богатства, которое распространяется на самые низкие слои населения» ( WN I.i.10). Другими словами, Смит считает, что коммерческая система улучшает жизнь самых бедных в обществе; все люди должны иметь все необходимое, чтобы жить достаточно хорошо. Его меньше заботят «удобства» и «роскошь»; он не выступает за экономически эгалитарную систему.Вместо этого он выступает за коммерческую систему, которая увеличивает как общее богатство, так и особое богатство самых бедных членов. Он пишет:

    Следует ли рассматривать это улучшение положения низших слоев населения как преимущество или как неудобство для общества? Ответ на первый взгляд кажется совершенно простым. Слуги, рабочие и разного рода рабочие составляют гораздо большую часть любого крупного политического общества. Но то, что улучшает обстоятельства большей части, никогда не может рассматриваться как неудобство для целого.Несомненно, ни одно общество не может быть процветающим и счастливым, большая часть его членов бедна и несчастна. Кроме того, справедливо то, что те, кто кормят, одевают и ночуют весь народ, должны иметь такую ​​долю продукта своего труда, чтобы сами были достаточно хорошо накормлены, одеты и жилище. ( WN I.viii.36)

    Смит утверждает, что ключом к улучшению масс является увеличение рабочей силы, производительности и рабочей силы. На это влияют два основных фактора: «умение, ловкость и рассудительность, с которыми обычно применяется его труд» и «соотношение между количеством тех, кто занят на полезном труде, и количеством тех, кто не работает». ( WN вступ.3).

    Смит повторяет фразу «умение, ловкость и рассудительность» из первого абзаца основной части книги, используя ее, чтобы перейти к обсуждению производства. Известно, что он использует разделение труда, чтобы проиллюстрировать эффективность работников, работающих над дополнительными конкретными и узкими задачами. Рассматривая изготовителя булавок, он предполагает, что человек, который должен был делать булавки сам, вряд ли мог бы сделать одну булавку в день, но если бы процесс был разделен на другую задачу для разных людей… - один мужчина вытягивает проволоку. другой выпрямляет его, третий режет, четвертый направляет на него, пятый шлифует его сверху, чтобы получить голову; для изготовления головы требуется две-три отдельных операции; надеть его - дело своеобразное, а отбелить булавки - другое »- тогда фабрика могла производить примерно 48 тысяч булавок в день ( WN I.п.3).

    Повышение эффективности - это также повышение квалификации и ловкости, и вместе с тем ясно звучит призыв к важности специализации на рынке. Чем больше работник сосредоточен на конкретной задаче, тем больше у него шансов создать инновации. Он предлагает следующий пример:

    В первых пожарных машинах постоянно использовался мальчик, который попеременно открывал и закрывал сообщение между котлом и цилиндром, в зависимости от того, поднимался или опускался поршень.Один из тех мальчиков, который любил играть со своими товарищами, заметил, что, если привязать шнурок от ручки клапана, открывающего это сообщение, к другой части машины, клапан открывался и закрывался без его помощи и уходил. он волен отвлекаться со своими товарищами по играм. Одним из величайших улучшений, которые были сделаны в этой машине с момента ее изобретения, было открытие мальчика, который хотел сэкономить свой труд. ( WN I.i.8)

    Этот пример мальчика, стремящегося облегчить свой рабочий день, иллюстрирует два разных момента. Во-первых, речь идет о важности специализации. В коммерческом обществе, утверждает Смит, узкая занятость становится нормой: «Каждый человек становится более опытным в своей специфической отрасли, в целом выполняется больше работы, и это значительно увеличивает количество науки» ( WN II). 9). Однако более важным моментом - безусловно, более революционным - является роль личного интереса в экономической жизни.Свободный рынок использует личные желания не отдельных людей, а общества.

    Повторяя, но смягчая заявление Мандевиля о том, что частные пороки становятся общественными благами, Смит показывает, что личные потребности дополняют друг друга, а не исключают друг друга. Человеческие существа по своей природе «склонны торговать, обменивать и обменивать одни вещи на другие» ( WN I.ii.1). Эта тенденция, которая, по мнению Смита, может быть одним из «исходных принципов человеческой природы», является общей для всех людей и движет коммерческое общество вперед.В часто цитируемом комментарии Смит отмечает:

    Мы ожидаем нашего обеда не из-за доброжелательности мясника, пивовара или пекаря, а из-за их уважения к своим интересам. Мы обращаемся не к их человечности, а к их самолюбию, и никогда не говорим с ними о наших собственных потребностях, но об их преимуществах. ( WN I.ii.2)

    С философской точки зрения, это тектонический сдвиг в моральном предписании. Доминирующие христианские верования предполагали, что любое корыстное действие греховно и постыдно; идеальный человек был полностью сосредоточен на нуждах других.Коммерческое общество Смита предполагает иное. Он признает, что человек, который сосредотачивается на своих собственных потребностях, на самом деле вносит свой вклад в общественное благо и что, как следствие, такой личный интерес следует культивировать.

    Смит не является сторонником того, что сегодня можно было бы назвать безудержным потреблением. В обеих своих книгах он критикует богатых. Напротив, его аргумент - аргумент, который современные защитники глобализации и свободной торговли найдут знакомым: когда люди покупают продукт, они помогают большему количеству людей, чем они пытались сделать это через благотворительность.Он пишет:

    Посмотрите на жилище самого обычного ремесленника или поденщика в цивилизованной и процветающей стране, и вы поймете, что количество людей, часть производства которых, хотя и небольшая часть, была занята для обеспечения его этим жилым помещением. , превышает все вычисления. Например, шерстяное пальто, покрывающее поденного рабочего, каким бы грубым и грубым оно ни казалось, является продуктом совместного труда огромного множества рабочих. Пастух, сортировщик шерсти, гребец шерсти или плотник, красильщик, писатель, прядильщик, ткач, набивщик, оформитель и многие другие должны объединить свои различные искусства, чтобы завершить даже это. домашнее производство.Кроме того, сколько торговцев и перевозчиков, должно быть, было задействовано в транспортировке материалов от одних рабочих к другим, часто живущим в очень отдаленных частях страны! сколько в частности торговли и мореплавания, сколько кораблестроителей, моряков, парусников, канатоходцев, должно быть, было задействовано, чтобы собрать воедино различные лекарства, используемые красильщиком, которые часто поступают из самых отдаленных уголков мира! Какое же разнообразие труда необходимо, чтобы произвести орудия труда самых подлых из этих рабочих! Не говоря уже о таких сложных машинах, как корабль матроса, фрезерный станок или даже ткацкий станок, давайте рассмотрим только то, какое разнообразие труда требуется для создания этой очень простой машины - ножниц. которым пастух подстригает шерсть.Шахтер, строитель печи для плавки руды, валка древесины, горелка древесного угля, который будет использоваться в плавильном цехе, изготовитель кирпича, каменщик, рабочие, обслуживающие печь, плотник, кузнец, кузнец - все они должны объединить свои различные искусства, чтобы произвести их. Если бы мы исследовали таким же образом все различные части его одежды и домашней мебели, грубую льняную рубашку, которую он носит на своей коже, туфли, покрывающие его ноги, кровать, на которой он лежит, и все такое. части, из которых он состоит, кухонная решетка, на которой он готовит пищу, угли, которые он использует для этой цели, выкопанные из недр земли и доставленные к нему, возможно, длинным морем или длинным наземным экипажем, вся остальная утварь на его кухне, вся мебель его стола, ножи и вилки, глиняные или оловянные тарелки, на которых он подает и распределяет пищу, разные руки, занятые приготовлением хлеба и пива, стеклянное окно который пропускает тепло и свет и защищает от ветра и дождя, со всеми знаниями и искусством, необходимыми для изготовления этого прекрасного и счастливого изобретения, без которого эти северные части мира едва ли могли бы предоставить очень удобное жилище, вместе ж с инструментами всех различных рабочих, занятых в создании этих различных удобств; Если мы рассмотрим, говорю я, все эти вещи и рассмотрим, какое разнообразие труда используется для каждого из них, мы поймем, что без помощи и сотрудничества многих тысяч самый подлый человек в цивилизованной стране мог бы не может быть обеспечен, даже в соответствии с тем, что мы очень ошибочно воображаем, легкость и простота, в которой он обычно размещается.Действительно, по сравнению с более экстравагантной роскошью великих людей его жилье, несомненно, должно казаться чрезвычайно простым и легким; и все же, возможно, верно, что условия проживания европейского принца не всегда настолько превосходят условия труда трудолюбивого и бережливого крестьянина, как условия проживания последнего превосходят условия жизни многих африканских королей, абсолютного хозяина жизни. и свободы десяти тысяч обнаженных дикарей. ( WN I.i.11)

    Длина этого отрывка является частью его аргументативной силы.Смит просто не предполагает, что одна покупка приносит пользу группе людей. Вместо этого он утверждает, что если серьезно отнестись к множеству людей, чей доход связан с покупкой одного пальто, трудно даже понять те цифры, которые мы рассматриваем. Одна покупка приносит с собой широкую сеть рабочих. Более того, утверждает он, хотя можно критиковать неизбежное классовое различие коммерческого общества, различие почти несущественно по сравнению с неравенством между «имущими» и «неимущими» в феодальных или даже самых примитивных обществах.(Ссылка Смита на «тысячу голых дикарей» - всего лишь бездумный расизм восемнадцатого века и может быть отнесена к риторике того времени. Ее следует игнорировать, и она никак не влияет на сам аргумент.) Это эффект одного. незначительная покупка сообщества экономических агентов, которая позволяет Смиту утверждать, как он это делает в TMS , что товары мира делятся поровну, как будто невидимой рукой. По мнению Смита, богатые не могут ничего купить, не принося пользу бедным.

    Согласно Богатство Наций , сила шерстяного пальто - это сила рынка в действии, и его влияние распространяется на национальную экономическую политику, а также на личное экономическое поведение. Комментарии Смита относятся к его осуждению социальной инженерии в The Theory of Moral Sentiments , и он использует ту же метафору - невидимую руку - для осуждения тех меркантилистов, которые думают, что, манипулируя рынком, они могут улучшить положение отдельных групп людей. люди.

    Но годовой доход каждого общества всегда в точности равен меновой стоимости всего годового продукта его отрасли, или, скорее, точно то же самое с этой меновой стоимостью. Таким образом, каждый индивид старается изо всех сил как использовать свой капитал для поддержки отечественной промышленности, так и направлять эту промышленность так, чтобы ее продукция имела наибольшую ценность; каждый человек обязательно трудится, чтобы сделать годовой доход общества настолько большим, насколько он может.Как правило, он действительно не собирается продвигать общественные интересы и не знает, насколько сильно он продвигает их. Предпочитая поддержку отечественной промышленности иностранной, он стремится только к собственной безопасности; и, направляя это производство таким образом, чтобы его продукция могла иметь наибольшую ценность, он преследует только свою собственную выгоду, и в этом, как и во многих других случаях, невидимая рука ведет его к достижению цели, которая была неприемлемой. часть его намерения. Для общества не всегда хуже, что оно не является его частью.Преследуя свои собственные интересы, он часто продвигает интересы общества более эффективно, чем когда он действительно намеревается продвигать их. Я никогда не слышал много добра от тех, кто стремился торговать на благо общества. Это притворство, действительно, не очень распространенное среди купцов, и очень мало слов нужно использовать, чтобы отговорить их от этого. ( WN IV.2.9)

    Смит начинает свои комментарии здесь с повторного изложения основной идеи Богатство народов : «… годовой доход каждого общества всегда точно равен меновой стоимости всего годового продукта его отрасли, или, скорее, точно равен то же самое и с этой меновой стоимостью.«Доход любого сообщества - это его труд. Замечания Смита о невидимой руке предполагают, что можно нанести больший ущерб, пытаясь манипулировать системой, чем доверяя ее работе. В этом заключается моральная сила непредвиденных последствий , о чем также свидетельствует отчет о невидимой руке TMS.

    Смит полагается здесь не на «моральную удачу», как позже назовет ее Бернард Уильямс, а, скорее, на то, что природа логична, потому что она действует на принципах, и, следовательно, определенные результаты можно предсказать.Смит признает, что люди и их взаимодействия являются частью природы и не должны пониматься отдельно от нее. Как и в The Theory of Moral Sentiments , социальное и политическое поведение следует естественной логике. Теперь Смит делает то же самое в отношении экономических действий. Человеческое общество так же естественно, как и люди в нем, и поэтому Смит отвергает понятие общественного договора в обеих своих книгах. Никогда не было времени, когда человечество жило вне общества, а политическое развитие - это продукт эволюции (не его термин), а не радикальный сдвиг в организации.Естественное состояние - это общество для Смита и шотландцев, и, следовательно, правила, управляющие системой, требуют определенных результатов.

    г. История и труд

    История Смита описывает человеческую цивилизацию как движущуюся через четыре различных этапа, периодов времени, в которые входят нации охотников, нации пастухов, сельскохозяйственные нации и, наконец, коммерческие общества ( WN Via, см. Также LJ (A ) п.27; см. также LJ (B) 25, 27, 149, 233).Это прогресс, настаивает Смит, и каждая форма общества превосходит предыдущую. Это тоже естественно. Так устроена система для работы; в истории есть логика. Очевидно, что этот отчет, фактически весь Богатства Наций , оказал большое влияние на Карла Маркса. Он знаменует собой важное начало того, что можно было бы назвать социальной наукой - преемника Смита на кафедре моральной философии, Адама Фергюсона, часто называют основателем современной социологии, - и представляет собой проект, который шотландские мыслители Просвещения называли « наука о человеке.”

    Обсуждение истории Смитом иллюстрирует два других важных момента. Во-первых, он утверждает, что основное экономическое напряжение и, как следствие, основной экономический двигатель в любом данном обществе можно найти во взаимодействии между «жителями города и жителей страны» ( WN III. п.1). Согласно Смиту, сельскохозяйственные земли обеспечивают средства к существованию для любого данного общества, а городское население обеспечивает средства производства. Городские районы улучшают и улучшают средства производства и возвращают часть своей продукции сельским жителям.На каждом из этапов между городом и деревней разные отношения, но они всегда взаимодействуют.

    Здесь Смит в долгу перед физиократами, французскими экономистами, считавшими, что сельскохозяйственный труд является основным мерилом национального богатства. Смит согласился с их представлением о том, что производительный труд является компонентом богатства наций, но отверг их представление о том, что только сельскохозяйственных рабочих должны считаться стоимостью. Напротив, он утверждает, что если бы одну группу нужно было рассматривать как более важную, то это была бы страна, поскольку она обеспечивает пищу для масс, но было бы ошибкой рассматривать свою выгоду как потерю другой или что их отношения по сути иерархический: «выгоды обоих взаимны и взаимны, и разделение труда в этом, как и во всех других случаях, выгодно всем различным лицам, занятым в различных профессиях, на которые оно подразделяется» ( WN III .п.1).

    Опять же, здесь есть философские вопросы. Во-первых, это то, что следует рассматривать как труд; во-вторых, то, что имеет значение для экономической ценности. Вдобавок Смит показывает, как разделение труда работает в больших масштабах; это не только для булавочных заводов. Скорее, разные группы населения могут быть посвящены разным задачам для всеобщего блага. (Это может быть предвосхищением концепции Давида Рикардо «сравнительного преимущества».) Коммерческая система является интегрированной, и невидимая рука гарантирует, что то, что приносит пользу одной группе, может быть выгодно и другой.И снова мясник, пивовар и пекарь зарабатывают себе на жизнь тем, что готовят обед для своих клиентов.

    Возвращаясь к рассказу Смита об истории, Смит также утверждает, что исторические моменты и их экономическое устройство помогают определять форму правления. По мере изменения экономической стадии меняется и форма правления. Экономика и политика взаимосвязаны, отмечает Смит, и феодальная система не может иметь республиканского правительства, как в коммерческих обществах. И здесь Смит предвосхищает диалектический материализм Маркса, показывая, как история влияет на экономические и политические варианты, но, конечно, он не заходит так далеко, как это делает немецкий почти столетие спустя.

    Учитывая разнообразие человеческого опыта - теория стадии WN помогает учесть различия - Смит мотивирован на поиск унифицированных стандартов, которые могут помочь преобразовать экономическую ценность в зависимости от обстоятельств . Два примера - его обсуждение цены и его парадокс ценности. В рамках этих дискуссий Смит ищет адекватную меру «ценности» товаров и услуг. Потребители смотрят на цены, чтобы оценить ценность, но есть хорошие и плохие суммы; который не всегда прозрачен.Некоторые предметы отмечены слишком дорогими для их фактической стоимости, а некоторые - выгодной сделкой. Разрабатывая систему для учета этого взаимодействия, Смит предлагает ряд различных типов цен, но двумя наиболее важными являются естественная цена - цена, покрывающая все необходимые затраты на производство, - и рыночная цена, то есть то, что на самом деле идет товар. на рынке. Когда рыночные и естественные цены идентичны, рынок функционирует хорошо: «естественная цена, таким образом, является как бы центральной ценой, к которой постоянно тяготеют цены всех товаров» ( WN I.vii.15).

    Здесь термин «тяготеющий» еще раз указывает на то, что существуют принципы, которыми руководствуется экономическая система, и правильно функционирующий рынок - тот, на котором люди находятся в «полной свободе» - будет иметь естественные и рыночные цены совпадающими ( WN i.vii.30). (Смит определяет совершенную свободу как условие, при котором человек «может менять свое ремесло так часто, как ему заблагорассудится» ( WN I.vii.6)). Является ли это нормативным значением, является ли для Смита естественная цена на лучше, чем других цен, и должна ли рыночная цена товара соответствовать естественной цене , является предметом споров.

    Следуя вопросу ценности, Смит ставит парадокс ценности. Он объясняет: «Нет ничего полезнее воды: но на нее мало что купишь; мало что можно получить взамен. Напротив, алмаз не имеет никакой ценности в использовании; но в обмен на него часто можно получить очень большое количество других товаров »( WN I.iv.13). Вопрос Смита прост: почему вода намного дешевле алмазов, когда она гораздо важнее для повседневной жизни?

    Очевидно, мы склонны утверждать, что дефицит играет роль в разрешении этого парадокса; для умирающего от жажды вода дороже бриллиантов.Однако для Смита ценность здесь - это общая полезность, и Смиту кажется проблематичным, что более полезный товар имеет более низкую рыночную цену. Таким образом, его решение состоит в том, чтобы различать два типа стоимости: «ценность использования» и «стоимость обмена»: первая представляет собой полезность товара, а вторая - то, на что его можно обменять на рынке. Аналитическое разделение двух позволяет потребителям оценивать товары как с точки зрения дефицита, так и с точки зрения полезности. Однако Смит также ищет нормативное или объективное ядро ​​в изменчивой и контекстуальной системе, как и в роли беспристрастности в его моральной системе.Дефицит не решит эту проблему, потому что он тоже колеблется; полезность во многом субъективна и зависит от индивидуальных приоритетов и обстоятельств. Смит ищет более универсальный критерий и обращается к труду, чтобы закрепить свое представление о стоимости: «труд, - пишет он, - это реальная мера меновой стоимости всех товаров» ( WN I.v).

    Что имел в виду Смит, неясно и вызывает споры. Однако кажется вероятным, что труд одного человека в любом данном обществе не сильно отличается от труда другого человека.Человеческие способности не меняются радикально от одного периода времени или места к другому, и поэтому их труд можно сравнить: «разница в природных талантах у разных людей в действительности намного меньше, чем мы осознаем». Он уточняет:

    Таким образом, очевидно, что труд является единственной универсальной, а также единственной точной мерой стоимости или единственным эталоном, по которому мы можем сравнивать стоимости различных товаров в любое время и в любом месте. Допускается, что мы не можем оценить реальную стоимость различных товаров из века в век по количеству серебра, которое было отдано за них.Мы не можем оценивать это из года в год по количеству кукурузы. По количеству труда мы можем с величайшей точностью оценить его как из века в век, так и из года в год. Из века в век кукуруза - лучшая мера, чем серебро, потому что из века в век равные количества хлеба будут требовать одно и то же количество труда больше, чем равные количества серебра. Напротив, из года в год серебро - лучшая мера, чем кукуруза, потому что равные его количества почти потребуют одного и того же количества труда.( WN I.v.17)

    Другими словами, например, одинокий человек может поднять только определенное количество пшеницы за один раз, и хотя одни люди сильнее других, различия между ними не так уж и важны. Поэтому, по-видимому, Смит полагает, что ценность любого объекта может быть универсально измерена количеством труда, который любому человеку в любом обществе может потребоваться приложить, чтобы приобрести этот объект. Хотя это не обязательно удовлетворительный стандарт для всех - многие экономисты утверждают, что трудовая теория стоимости была превзойдена, - он, опять же, коренит объективность Смита в беспристрастности.Качество «любого человека» беспристрастного наблюдателя аналогично стандарту «любой рабочий», который Смит, кажется, использует в качестве меры ценности.

    В конечном итоге, согласно Смиту, правильно функционирующий рынок - это такой рынок, на котором все эти условия - цена, ценность, прогресс, эффективность, специализация и всеобщее богатство (богатство) - работают вместе, чтобы предоставить экономическим агентам средства для точного и точного обмена. свободно, поскольку их мотивирует их личный интерес. Ни одно из этих условий не может быть выполнено, если правительство не действует надлежащим образом или выходит за свои обоснованные границы.

    г. Политическая экономия

    Богатство народов - это произведение политической экономии. Это касается гораздо большего, чем механизмы обмена. Его также интересует идеальная форма правления для коммерческого продвижения и преследования личных интересов. Именно здесь появляется репутация Смита как теоретика laissez faire . Он отстаивает систему, как он ее называет, «естественной свободы», при которой рынок в значительной степени управляет собой без чрезмерного государственного вмешательства (вспомните Смит использование невидимой руки в TMS ) . Как он объясняет, у суверена есть только три надлежащие роли: защищать общество от вторжения внешних сил, обеспечивать правосудие и защищать граждан друг от друга, и «в-третьих, обязанность возводить и поддерживать определенные общественные сооружения и определенные общественные учреждения, создание и поддержание которых никогда не будет в интересах какого-либо лица или небольшого числа лиц; потому что прибыль никогда не могла покрыть расходы какому-либо отдельному лицу или небольшому количеству людей, хотя часто она может сделать гораздо больше, чем выплатить ее большому обществу »( WN IV.ix).

    Каждая из обязанностей суверена содержит свои противоречия. Что касается первого, защиты общества, Смит обсуждал с другими, что лучше подходит для этой работы - гражданское ополчение или постоянная армия, укореняя свое обсуждение, как обычно, в подробной истории вооруженных сил на разных этапах жизни общества ( WN. V.1.a). Учитывая характер специализации, неудивительно, что Смит отдавал предпочтение армии ( WN V.1.a.28). Природа справедливости - вторая роль суверена - также сложна, и Смит так и не сформулировал полностью свою теорию о том, что такое справедливость и как ее следует поддерживать, хотя, как мы видели, он был либерален в своих предположениях о справедливости. права людей против навязывания правительства по вопросам совести и дискуссии.В своей главе о «издержках правосудия» ( WN V.i.b) он обсуждает природу человеческого подчинения и почему люди любят навязывать себя друг другу. Тем не менее, именно третья роль суверена - содержание объектов, строительство и содержание которых слишком дороги для отдельных лиц, или так называемых «естественных монополий», - является наиболее спорной.

    Именно эта последняя книга - якобы о расходах правительства - наиболее ясно показывает, что Смит имел в виду в политическом плане; правительство играет в обществе гораздо более сильную роль, чем это часто утверждается.В частности, в пятой книге говорится о важности всеобщего образования и социального единства. Смит призывает к религиозной терпимости и социальному регулированию против экстремизма. По мнению Смита, религия является исключительно нестабильной силой в обществе, потому что люди склонны считать, что теологические лидеры имеют больший авторитет, чем политические. Это ведет к раздробленности и социальной розни.

    Обсуждение «общественных благ» включает подробное обсуждение платных дорог, которое на первый взгляд может показаться скучной темой, но на самом деле включает увлекательное объяснение того, почему плата за проезд должна основываться на стоимости перевозимых товаров. а не по весу.Это попытка Смита защитить бедных - дорогие товары обычно легче более дешевых - подумайте об алмазах по сравнению с водой - и если бы вес был стандартом для платы за проезд, оправданный, возможно, износом, вызываемым более тяжелыми товарами, то бедные будут нести чрезмерную долю транспортных расходов ( WN Vid). Однако наиболее интригующие разделы пятой книги содержат два его обсуждения образования ( WN V.i.f – V.i.g). Первая формулирует роль образования для молодежи, а вторая описывает роль образования для «людей всех возрастов».”

    Правительство не в последнюю очередь заинтересовано в сохранении школ, в которых будут обучать молодых людей основным знаниям и навыкам. Хотя часть расходов ложится на плечи родителей, большая часть из них должна оплачиваться обществом в целом ( WN V.i.f.54-55). Правительство также обязано обучать взрослых, как для борьбы с суевериями, так и для устранения последствий разделения труда. Что касается первого, образованное население более устойчиво к претензиям экстремистских религий. Смит также выступает за общественное рассмотрение религиозных утверждений в попытке смягчить их действия.Это, конечно, перекликается с моральной теорией Смита, в которой беспристрастный наблюдатель смягчает наиболее крайние настроения моральных агентов. Наконец, Смит настаивает на том, чтобы те, кто правит, отказались от ассоциаций с религиозными сектами, чтобы их лояльность не вступала в конфликт.

    Что касается второй цели образования для всех возрастов, и опять же, предвосхищая Маркса, Смит признает, что разделение труда разрушительно для интеллекта человека. Без образования «оцепенение» (бездействие) рабочего ума:

    делает его не только неспособным получать удовольствие или участвовать в каком-либо разумном разговоре, но и проявлять какие-либо щедрые, благородные или нежные чувства и, следовательно, выносить какое-либо справедливое суждение относительно многих даже обычных обязанностей частной жизни.Он совершенно не в состоянии судить о великих и обширных интересах своей страны; и если не были предприняты особые усилия, чтобы заставить его иначе, он в равной степени неспособен защитить свою страну в войне…. Таким образом, его ловкость в своем собственном ремесле, кажется, приобретается за счет его интеллектуальных, социальных и военных добродетелей. Но в любом улучшенном и цивилизованном обществе это состояние, в которое обязательно должны пасть трудящиеся бедняки, то есть большая часть народа, если правительство не приложит некоторых усилий, чтобы предотвратить это.( WN V.i.f.50)

    Education помогает людям преодолеть однообразие повседневной жизни. Это помогает им быть лучшими гражданами, лучшими солдатами и более нравственными людьми; интеллект и воображение необходимы для нравственного суждения. Никто не может точно посочувствовать, если его или ее ум пуст и неквалифицирован.

    Здесь мы видим, что Смит заботится о бедных на протяжении всей книги «Богатство народов». Мы также видим связь между его теорией морали и его политической экономией.Невозможно по-настоящему понять, почему Смит делает политические заявления, которые он делает, не связав их со своими моральными требованиями, и наоборот. Его призыв к всеобщему богатству или изобилию и оправдание ограниченного правительства сами по себе являются моральными аргументами, равно как и экономическими. Вот почему проблема Адама Смита не имеет смысла и почему современные исследователи Смита так сосредоточены на демонстрации систематических элементов философии Смита. Не видя, как каждая из частей сочетается друг с другом, человек теряет силу своих рассуждений - рассуждений, которые вдохновили на такие же большие изменения, как и любая другая работа в истории западной традиции.Конечно, у Смита есть недоброжелатели и критики. Он делает заявления и строит предположения, которые бросают вызов многим. Но у Смита тоже есть защитники, и, как показывает история, Смит по-прежнему играет важную роль в исследовании того, как должно быть организовано общество и какие принципы управляют человеческим поведением, исследованием и моралью. Возрождение в исследованиях Смита в конце двадцатого века подчеркивает, что философия Смита сейчас может быть так же важна, как и когда-либо.

    4. Ссылки и дополнительная информация

    Все ссылки относятся к Глазго Издание переписки и работ Адама Смита , окончательное издание его работ.Онлайн-версии многих из них можно найти в Библиотеке экономики и свободы.

    а. Работа Смита

    • [ TMS ] Теория моральных чувств . Эд. А.Л. Макфи, Д.Д. Рафаэль. Индианаполис: Либерти Пресс, 1982.
      • Впервые опубликовано в 1759 году; последующие издания 1761 г. (значительно переработаны), 1767, 1774, 1781 и 1790 гг. (значительно переработаны с полностью новым разделом).
    • [ WN ] Исследование природы и причин богатства народов .2 тт. Эд. Р.Х. Кэмпбелл, А.С. Скиннер. Индианаполис: Liberty Press, 1976.
      • Впервые опубликовано в 1776 году; последующие издания 1778, 1784 (значительно переработанные), 1786, 1789.
    • [ LJ ] Лекции по юриспруденции . Эд. Р.Л. Мик, Д.Д. Рафаэль. Индианаполис: Либерти Пресс, 1982.
      • Содержит два набора лекций, LJ (A), датированных 1762–173 гг., И LJ (B), датированные 1766 годом.
    • [ LRBL ] Лекции по риторике и художественной литературе .Эд. Дж. К. Брайс. Индианаполис: Либерти Пресс, 1985.
      • Издание также содержит фрагмент: «Соображения относительно первой формации языков» в LRBL. Даты лекций, 1762–1763 гг.
    • [ EPS ] Очерки философской тематики . Эд. W.P.D. Уайтман и Дж. К. Брайс. Индианаполис: Либерти Пресс, 1982.
      • Содержит очерки и отрывки: «Принципы, которые ведут и направляют философские исследования, иллюстрируемые историей астрономии», «Принципы, ведущие и прямые философские исследования, иллюстрируемые историей древней физики», «Принципы, ведущие и направляющие философские исследования. Исследования, иллюстрированные историей древней логики и метафизики », « Внешних чувств, »« О природе того подражания, которое имеет место в так называемых подражательных искусствах, »« О родстве между Музыка, танцы и поэзия »,« О сродстве между некоторыми английскими и итальянскими стихами », Вклад в Эдинбургский обзор от 1755-56 гг., Обзор словаря Джонсона , Письмо авторам Эдинбургского обзора , Предисловие и Посвящение к Уильяму Гамильтону Стихотворения о нескольких случаях 261 и Дугальду Стюарту «Отчет о жизни и сочинениях Адама Смита, LL.Д. » Впервые опубликовано в 1795 году.
    • [ Corr. ] Переписка Адама Смита . Эд. E.C. Mossner, I.S. Росс. Индианаполис: Liberty Press, 1987.

    г. Дополнительные тома к изданию

    в Глазго
    • Указатель работ Адама Смита . Эд К. Хоконсен и А.С. Скиннер. Индианаполис,: Liberty Press, 2002.
    • .
    • Очерки Адама Смита. Под редакцией А.С. Скиннер и Томас Уилсон. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1976.
    • Жизнь Адама Смита. И.С. Росс. Оксфорд: Oxford University Press, 1995.
    • .

    г. Представления и произведения для широкой аудитории

    • Берри, Кристофер Дж. Социальная теория шотландского Просвещения . Эдинбург: Издательство Эдинбургского университета, 1997.
    • Флейшакер, Сэмюэл. О богатстве народов Адама Смита . Princeton: Princeton University Press, 2004.
    • .
    • Haakonssen, K. (ed.) The Cambridge Companion to Adam Smith. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2006.
    • Мюллер, Джерри З. Адам Смит в свое и наше время . Princeton: Princeton University Press, 1993.
    • .
    • Оттесон, Джеймс Р. Адам Смит: Избранные философские сочинения (Библиотека шотландской философии). Exeter: Imprint Academic, 2004.
    • Вайнштейн, Джек Рассел. О Адаме Смите . Belmont: Wadsworth, 2001.
    • .
    • Рафаэль, Д.Д. Адам Смит (Мастера прошлого). Оксфорд: Oxford University Press, 1986.

    г. Рекомендуемые книги для специалистов

    Любой выпуск журнала The Adam Smith Review будет интересен читателям Смита. В томе 2 (2007 г.) будет специальный симпозиум по концепции Смита о рациональном выборе (экономическое обсуждение), а в томе 3 (2008 г.) будет специальный симпозиум по Смиту и образованию. Оба заслуживают особого внимания.

    • Кэмпбелл, Т. Д. Наука о морали Адама Смита. Нью-Джерси: Роуман и Литтлфилд, 1971.
    • Кропси, Джозеф. Политика и экономика: интерпретация принципов Адама Смита (с дальнейшими размышлениями о принципах Адама Смита) (исправленное издание). Чикаго: St. Augustine’s Press, 2001.
    • .
    • Эвенский, J. Моральная философия Адама Смита . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2005.
    • Force, Пьер. Личная выгода перед Адамом Смитом . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2003.
    • Грисволд, Чарльз Л. Младший Адам Смит и добродетели просвещения . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1999.
    • Haakonssen, Knud (ред.). Адам Смит (Международная библиотека критических эссе по истории философии . Олдершот: Ashgate / Dartmouth Publishing, 1998.
    • )
    • Haakonssen, Knud. Наука законодателя. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1981.
    • Монтес, Леонид. Адам Смит в контексте .Нью-Йорк: Palgrave MacMillan, 2004.
    • .
    • Оттесон, Джеймс. Рынок жизни Адама Смита . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2002.
    • Рафаэль, Д.Д. Беспристрастный наблюдатель . Оксфорд: Oxford University Press, 2007.
    • .
    • Скотт , Уильям Роберт. Адам Смит - студент и профессор . Нью-Йорк: Огюст М. Келли, 1965.
    • Тайхграбер, Ричард. Свободная торговля и моральная философия: переосмысление источников богатства народов Адама Смита .Дарем, издательство Duke University Press, 1986.
    • Вайнштейн, Джек Рассел. Плюрализм Адама Смита: рациональное образование и моральные чувства . Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 2013.

    Информация об авторе

    Джек Рассел Вайнштейн
    Электронная почта: [email protected]
    Университет Северной Дакоты
    США

    Невидимая рука | экономика | Britannica

    Поймите концепцию «невидимой руки», которую отстаивал Адам Смит (1776 г.), а затем Ф.А. Хайек в 20-м веке

    Узнайте об экономике свободного рынка, которую пропагандировал в 18-м веке Адам Смит (с его метафорой «невидимая рука») и Ф.А. Хайек в 20-м веке.

    © Открытый университет (издательский партнер Britannica) См. Все видеоролики к этой статье

    Невидимая рука , метафора, представленная шотландским философом и экономистом 18-го века Адамом Смитом, которая характеризует механизмы, с помощью которых благоприятные социальные и экономические результаты могут возникать в результате накопленных корыстных действий отдельных лиц, ни один из которых не намеревается привести к таким результатам.Понятие невидимой руки использовалось в экономике и других социальных науках для объяснения разделения труда, появления средства обмена, роста богатства, моделей (таких как уровни цен), проявляющихся в рыночной конкуренции, и институты и правила общества. Более спорно то, что он использовался, чтобы утверждать, что свободные рынки, состоящие из экономических агентов, которые действуют в своих собственных интересах, обеспечивают наилучшие возможные социальные и экономические результаты.

    Смит использует эту фразу дважды, чтобы проиллюстрировать, как общественная выгода может возникнуть в результате взаимодействия людей, которые не намеревались создать такое благо.В главе 1 части IV книги Теория моральных чувств (1759 г.) он объясняет, что, поскольку богатые люди преследуют свои собственные интересы, нанимая других для работы на них, они «ведомы невидимой рукой», чтобы распределять потребности, которые получили бы все, если бы земля была разделена поровну. В главе 2 книги IV «Исследование природы и причин богатства народов» (1776 г.), аргументируя это ограничение импорта и объясняя, как отдельные лица предпочитают внутренние инвестиции иностранным, Смит использует эту фразу, чтобы резюмировать, насколько эгоистичен действия настолько скоординированы, что продвигают общественные интересы.В этих двух случаях сложная и полезная структура объясняется обращением к основным принципам человеческой природы и экономического взаимодействия.

    Подробнее по этой теме

    Адам Смит: Общество и невидимая рука

    Теория исторической эволюции, хотя она, возможно, является обязательной концепцией «Богатства народов», подчинена ...

    Однако в других случаях Смит использует идею невидимой руки без использования самой фразы.Например, в первом абзаце главы 2 книги I «Богатство народов » он описывает, что разделение труда - это не результат дальновидной мудрости, а постепенный результат естественной «склонности к торговле, бартеру». , и поменять одно на другое ». Позже в том же трактате он описывает, как люди настолько руководствуются ценами, что предложение товаров стремится удовлетворить спрос. В более общем плане Смит объясняет, как модели торговли, включая общее создание богатства, возникают в результате того, что люди реагируют на свои местные обстоятельства и стремятся добиться успеха в них.

    Хотя Смит часто называет экономических агентов эгоистичными, он не предполагает, что их мотивация эгоистична. Скорее, агенты мотивированы убеждениями и намерениями, которые выражают их местные знания и особые заботы (включая те, которые касаются их семей), а не более широкую концепцию общественного блага.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    Адам Смит как моральный философ

    сочинение моральная философия сочувствие проблема адама смита Леонидас Монтес своекорыстие

    Адам Смит как моральный философ [1] В 1752 году Адам Смит был назначен профессором престижной кафедры моральной философии в Университете Глазго.Согласно «Отчету о жизни и трудах Адама Смита» Дугальда Стюарта [2] мы знаем, что «его курс лекций по [моральной философии] был разделен на четыре части» (EPS, 274). Это были «Естественное богословие», «Этика», «та ветвь морали, которая относится к справедливости » (или юриспруденции) и «целесообразности» (или политической экономии). Очевидно, Смит не уделял много внимания богословию или, лучше сказать, уделял этому предмету только такое внимание, которое было строго необходимо [3]. Но лекции Смита по этике были фундаментальными для развития того, что стало Теория моральных чувств (1759), а его лекции по политической экономии стали источником Исследования природы и причин богатства народов (1776).Хотя Смит ничего не публиковал по юриспруденции, его интерес к ней сохранялся до его последних дней. Фактически, в рекламе шестого и последнего издания TMS 1790 года он объявил о своем намерении написать книгу по юриспруденции, признав «очень мало надежд на то, что когда-либо будет в состоянии выполнить». В конце TMS он сохранил обещание «изложения общих принципов права и правительства… относительно истории юриспруденции» (TMS, 342). Однако незадолго до своей смерти Смит поручил своим исполнителям, Джозефу Блэку и Джеймсу Хаттону, сжечь большинство его неопубликованных документов, предположительно включая рукописи по юриспруденции.Трудно и, конечно, чрезмерно амбициозно говорить о том, что Адам Смит обладал «моральной философией» в самом полном смысле этого слова. Но если мы свяжем этику с TMS, политическую экономию с WN и добавим проект по юриспруденции, мы сможем представить, что разделение лекций Смита по моральной философии было частью большой схемы. Было бы правильно утверждать, что, подражая своему другу Дэвиду Юму, Адам Смит попытался создать «Науку о человеке». Было бы еще более правильным утверждать, что, разделив моральную философию на этику, политическую экономию и юриспруденцию, главной целью Смита было охватить то, что в наше время мы бы назвали «социальной наукой».Хотя Смит не смог осуществить свою мечту о полноценной системе социальных наук, он был предшественником интеллектуальной традиции, которая преследовала эту мечту. Он не только стал бесспорным отцом экономики, но и предвидел особый, оригинальный и современный взгляд на человеческую природу и людей как часть общества. За этим грандиозным проектом стоит еще одно обстоятельство, связанное с наследием Смита. Публикация TMS в 1759 году принесла Смиту интеллектуальный престиж и укрепила его репутацию. Его пригласили, как предсказал его друг Дэвид Хьюм в красивом и остроумном письме (см. Corr.33-5), чтобы отправиться с герцогом Бакклю на континент. Во время этого грандиозного тура Смит познакомился с Вольтером и многими интеллектуалами французского Просвещения. После более чем двух лет за границей смерть младшего брата герцога вынудила их вернуться в Лондон, после чего Смит удалился в свой родной город Кирколди. Он провел почти десять лет в Киркалди, работая над своим WN, и это великое произведение было опубликовано в символическом 1776 году. Хотя Смит внес некоторые дополнения и исправления во второе издание WN в 1778 году, в последние годы своей жизни он посвятил свое время работе. о доработках в TMS.Фактически, почти треть окончательного и окончательного издания TMS относится к позднему зрелому периоду Смита. Мы можем получить некоторое представление о важности, которую Смит придавал этике, из того факта, что он израсходовал свои последние силы на ТМС. Примечательно, что TMS, книга, которая принесла ему интеллектуальный успех, практически игнорировалась в течение девятнадцатого и большей части двадцатого века. У этого феномена есть ясное и убедительное объяснение: подавляющее влияние утилитаризма и кантианства затмило ТМС, которую неправильно понимали или просто отвергали.Те немногие экономисты, которые знали об этом, думали, что это книга о психологии, в то время как некоторые философы считали ее второстепенным протоутилитарным трудом. Только недавно философы, экономисты, политологи и ученые из широкого спектра других дисциплин переоценили ценность и значение ТМС. Эта заслуженная переоценка сопровождает бум академического интереса к риторике Смита, его эссе о языке и его истории философии, науки и метафизики. Возрождение работ Смита подтвердило его место не просто как философа морали, а как человека, который следует кантовскому изречению sapere aude , или «осмеливаюсь учиться».Адам Смит был моральным философом, который действительно осмелился интеллектуально.

    Das Adam Smith Problem

    Знаменитые дебаты по Das Adam Smith Problem также способствовали пренебрежению TMS. Предполагаемая проблема исследовала отношения между TMS и WN и поставила под сомнение последовательность работ, одна из которых основана на сочувствии, а другая - на личных интересах, и даже в последовательности автора. Витольд фон Скаржински (1850-1910) предположил, что Смит изменил свое мнение после знакомства с французскими материалистами во время своего большого турне в Европу.Однако, когда в 1896 г. были найдены и опубликованы «Лекции по юриспруденции » Смита [4], они предоставили доказательства того, что представление Смита о личной заинтересованности в WN, наряду со многими другими идеями из этого текста, было достаточно ясным до его поездки на континент. . Несмотря на это, очевидный контраст между TMS и WN по-прежнему остается важным вопросом, поскольку он ставит нас лицом к лицу с отношениями между этикой и экономикой. Со времени дебатов по проблеме Смита понятия симпатии и эгоизма были неправильно поняты.Это распространенное заблуждение подчеркивает узкие значения эгоизма и симпатии. Сегодня мы знаем, что концепция личного интереса Смита глубже эгоизма и отличается от него. Мы также знаем, что симпатия Смита - это гораздо более широкое и сложное понятие, чем просторечное понимание симпатии. Более того, TMS, помимо разработки ключевой концепции симпатии, представляет собой сильную моральную защиту концепции Смита о личных интересах. И WN, помимо своего личного интереса, имеет много моральных подтекстов.Правильное понимание этих тем в работе Смита устраняет любые попытки отделить сочувствие от личных интересов и отключить WN от TMS. Оба они являются частью моральной философии Смита.

    Симпатия к Смиту

    Позвольте мне начать с сочувствия, которое составляет основу моральной философии Смита. Первое предложение в TMS,

    «Каким бы эгоистичным ни считался человек, в его природе, очевидно, есть некоторые принципы, которые интересуют его судьбой других и делают их счастье необходимым для него, хотя он не извлекает из этого ничего, кроме удовольствие видеть это »(TMS, 9)
    определяет сочувствие как сложный принцип в человеческой природе.Смит отличается от Юма тем, что утверждает, что симпатия - это не просто своего рода заразительное сочувствие. Он утверждает, что «сочувствие… возникает не столько из точки зрения страсти, сколько из ситуации, которая ее возбуждает» (TMS, 12). Другими словами, сочувствие подразумевает не только ставить себя на место другого человека, но и оценивать, на каком месте эта обувь стоит. Хотя, конечно, я испытываю сочувствие к любой страсти, но я не могу посочувствовать «... пока не узнаю о ее причине» (TMS, 11).Я могу чувствовать и разделять вашу страсть, но это не обязательно означает, что я могу ей сочувствовать. Симпатия Смита требует рациональной оценки обстоятельств, что подразумевает совещательный процесс. Поэтому для Смита чувства являются необходимым, но не достаточным условием для достижения взаимной симпатии. Сочувствие связано с чувствами, но поскольку оно также требует процесса обдумывания, оно более точно соответствует современной концепции сочувствия ( em-pathos , то есть чувство «в другом»).Когда Смит представляет беспристрастного зрителя, он воплощает в себе процесс сочувствия, в котором «лучшая голова соединяется с лучшим сердцем» (TMS, 216). Мы не можем забыть, что Смит следует аристотелевской традиции рассматривать людей как естественно социальных ( zoon politikón ). В теории Смита нет места одинокому и изолированному Робинзону Крузо. Сочувствие требует социального общения, поскольку этика является социальным феноменом просто потому, что человек без общества не может иметь представления о хорошем или плохом (см. TMS, 110).Для Адама Смита человеческая природа преимущественно социальна, и сочувствие, поддерживаемое беспристрастным наблюдателем, является стержнем морального суждения и социального взаимодействия.

    Личный интерес к Смиту

    А теперь перейдем к личному интересу. Адам Смит разделяет со многими из философов шотландского Просвещения, и особенно с Дэвидом Юмом, реалистичным и прагматическим взглядом на человеческую природу и общество. Даже если мы стремимся к нравственному совершенству, мы можем достичь только человеческой морали.Личный интерес, отличный от эгоизма, имеет моральные основы. Это часть благоразумия, добродетели, имеющей давнюю историю в рамках классической либеральной традиции.

    Понимание Смита благоразумия заслуживает воспроизведения:

    «Считается, что забота о здоровье, богатстве, ранге и репутации человека, объектах, от которых в основном должны зависеть его комфорт и счастье в этой жизни, как надлежащее занятие той добродетели, которая обычно называется благоразумием ... Безопасность, таким образом, является первым и главным объектом благоразумия ... Методы улучшения нашего состояния, которые он в основном рекомендует нам, - это те, которые не несут никаких потерь или опасности ; настоящие знания и навыки в нашей торговле или профессии, усердие и трудолюбие в их применении, бережливость и даже некоторая степень бережливости во всех наших расходах.(TMS, 213)
    Благоразумие связано с личным интересом Смита, коммерческой добродетелью, заслуживающей сочувствия («привычки к экономике, трудолюбие, осмотрительность, внимание и применение мысли… заслуживают уважения и одобрения всех» (TMS , 304)). Это самооценка добродетели, которая способствует постоянному отстаиванию Смитом права на «улучшение нашего положения». Это не влечет за собой холодный индивидуализм homo œconomicus как обособленного человека. Это zoon politikón на рынке человеческой жизни.

    Моральная философия в Богатство народов

    По мере того, как TMS развивает этические основы личного интереса, позвольте мне закончить с некоторыми из этических сфер, окружающих WN. Следует положить конец общепринятому мнению о том, что TMS - это этика, а WN - экономика. Прямо из «Введения и плана работы» WN полон моральных последствий. Действительно, на первой странице WN Смит упоминает «дикие народы охотников и рыболовов», которые «ужасно бедны».У них есть «необходимость иногда непосредственно уничтожать, а иногда и бросать своих младенцев, своих стариков и тех, кто страдает хроническими заболеваниями, чтобы умереть от голода или быть съеденными дикими зверями». И он продолжает сравнивать эту ситуацию с «цивилизованными и процветающими странами», в которых «продукция всего труда общества настолько велика, что все часто обеспечивается в изобилии» (WN, 10).
    Смит, как провидец, предсказывал положительные последствия прогресса и коммерческого общества по сравнению с «дикими народами охотников и рыболовов» наших предков.Образ брошенных детей и стариков столь же красноречив, как и мораль сравнения. Первая глава Книги 1 WN заканчивается еще одной данью прогрессу. В отрывке о неравенстве Смит ссылается на «экстравагантную роскошь» европейского принца и разительные различия с «трудолюбивым и бережливым крестьянином». Но, к удивлению, он завершается своего рода мысленным экспериментом Ролза: он сравнивает «приспособление» крестьянина с приспособлением африканского короля, «абсолютного хозяина жизней и свобод десяти тысяч обнаженных рабов» (WN, 23- 4).И снова образ африканского короля и его подданных контрастирует с достоинством даже простых людей в условиях прогресса и коммерческого общества.

    В конце главы 2 Книги 1, фундаментальной главы, которая помещает экономику в «склонность к перевозке грузов, бартеру и обмену» и убеждению (WN, 25), мы находим этот блестящий и провокационный отрывок о различиях между уличным носильщиком. и философ:

    «Различие природных талантов у разных людей в действительности намного меньше, чем мы думаем.... Разница между самыми непохожими персонажами, например, между философом и обычным уличным швейцаром, кажется, проистекает не столько из природы, сколько из привычек, обычаев и образования. Когда они появились на свет и в первые шесть или восемь лет своего существования, они, возможно, были очень похожи, и ни их родители, ни товарищи по играм не могли заметить какой-либо заметной разницы. Примерно в этом возрасте или вскоре после этого они начинают работать в самых разных сферах. Затем следует обратить внимание на различие талантов, которое постепенно расширяется, пока, наконец, тщеславие философа не желает признавать малейшее сходство.»(WN, 28-9).
    В эпоху, когда аристократия отделялась от простых людей, этот отрывок мог расстроить истеблишмент. Можно сказать, что этот образец морали в начале WN отражает «либеральный план Смита по равенству, свободе и справедливости» (WN, 664). Мы можем найти этот план во многих других отрывках, которые не формулируют оценочное суждение, а просто наблюдают реальность с моральными последствиями. Адам Смит определенно был радикалом для своего времени. Он защищал цивилизацию и совершенствование, тогда как такой философ, как Руссо, атаковал коррупцию прогресса и коммерции.Он был эгалитаристом, когда различия в рангах были сильно выражены. Он поддерживал базовое образование, когда многие современники видели опасность только в обучении бедных. И он выступал против рабства, когда оно считалось хорошим делом. В общем, выходя за рамки даже трилогии этики, экономики и юриспруденции, Смит был моральным философом в самом полном смысле этого слова.

    Ссылки по теме
    Шарлотта Томас, Адам Смит и Аристотель
    Элейн Стернберг, Этика Аристотеля и Адама Смита
    Леонидас Монтес, Важность самообладания


    [1] Для ссылок на Адама Смита я буду использовать стандартное цитирование, основанное на полном издании Glasgow Edition, опубликованном Liberty Fund, то есть WN (Исследование природы и причин богатства народов), TMS (Theory моральных настроений), EPS (Очерки философских предметов), LJ (Лекции по юриспруденции), LRBL (Лекции по риторике и изящной словесности) и Corr.(Переписка Адама Смита), за которой следует только номер страницы.

    [2] Первая биография Смита, опубликованная в 1794 году.

    [3] Возможно, он слишком хорошо знал о безуспешных попытках своего друга-агностика Дэвида Юма получить академическую должность.

    [4] В 1896 году Эдвин Кэннан нашел и опубликовал записи лекций Смита 1763-64 годов, а затем в 1958 году Джон М. Лотиан опубликовал записи лекций 1762-63 годов. Оба набора студенческих заметок в настоящее время опубликованы в Лекциях по юриспруденции (LJ) как LJ (B) и LJ (A) соответственно.

    Адам Смит: отец экономики

    Адам Смит был шотландским экономистом 18 века, философом и писателем, которого считают отцом современной экономики. Смит выступал против меркантилизма и был главным сторонником экономической политики невмешательства. В своей первой книге «Теория моральных чувств» Смит предложил идею невидимой руки - тенденцию свободных рынков регулировать себя посредством конкуренции, спроса и предложения и личных интересов.

    Ключевые выводы

    • Адам Смит был шотландским экономистом, философом и писателем XVIII века и считается отцом современной экономики.
    • Смит наиболее известен своей книгой 1776 года «Богатство народов».
    • Идеи Смита - важность свободных рынков, конвейерных методов производства и валового внутреннего продукта (ВВП) - легли в основу теорий классической экономики.

    Инвестопедия / Бейли Маринер

    Смит также известен созданием концепции валового внутреннего продукта (ВВП) и своей теорией компенсации разницы в заработной плате.Согласно этой теории, опасные или нежелательные рабочие места, как правило, предполагают более высокую заработную плату как способ привлечения работников на эти должности. Наиболее заметным вкладом Смита в область экономики была его книга 1776 года «Исследование природы и причин богатства народов».

    Записанная история жизни Смита начинается с этого крещения 5 июня 1723 года в Кирколди, Шотландия; его точная дата рождения не указана.Смит учился в Университете Глазго в Шотландии в 13 лет, изучая моральную философию.Позже Смит поступил в аспирантуру престижного Баллиол-колледжа Оксфордского университета.

    Адам Смит: отец экономики,

    Ранняя жизнь Адама Смита

    После возвращения в Шотландию Смит провел серию публичных лекций в Эдинбургском университете. Успех его цикла лекций помог ему получить профессуру в университете Глазго в 1751 году. В конце концов он получил должность кафедры моральной философии. За годы преподавания и работы в Глазго Смит работал над тем, чтобы опубликовать некоторые из своих лекций.Его книга «Теория моральных чувств» в итоге была опубликована в 1759 году книгой.

    Смит переехал во Францию ​​в 1763 году, чтобы занять более выгодную должность личного наставника пасынка Чарльза Тауншенда, экономиста-любителя и будущего министра финансов. Во время своего пребывания во Франции Смит считал современниками философов Дэвида Юма, Вольтера и Бенджамина Франклина.

    Богатство народов

    Смит опубликовал свой самый важный труд «Исследование природы и причин богатства народов» (сокращенно «Богатство народов») в 1776 году, после того как вернулся из Франции и уехал на пенсию в свой родной город Киркалди, Шотландия.В «Богатстве народов» Смит популяризировал многие идеи, лежащие в основе классической экономики. Другие экономисты опирались на работы Смита, чтобы укрепить классическую экономическую теорию, доминирующую школу экономической мысли во время Великой депрессии. Идеи Смита очевидны в работах Давида Рикардо и Карла Маркса в девятнадцатом веке и Джона Мейнарда Кейнса и Милтона Фридмана в двадцатом веке.

    В своей работе Смит обсуждает эволюцию человеческого общества от стадии охотника без прав собственности или постоянного места жительства до кочевого земледелия со сменой места жительства.Следующий этап - феодальное общество, в котором законы и права собственности устанавливаются для защиты привилегированных классов. Наконец, существует современное общество, характеризующееся невмешательством или свободными рынками, где создаются новые институты для проведения рыночных операций.

    Философия свободных рынков

    Философия свободных рынков подчеркивает минимизацию роли государственного вмешательства и налогообложения на свободных рынках. Хотя Смит выступал за ограниченное правительство, он действительно считал правительство ответственным за секторы образования и обороны страны.

    От Смита исходит идея «невидимой руки», которая направляет силы спроса и предложения в экономике. Каждый человек, заботясь о себе, непреднамеренно помогает добиться наилучшего результата для всех. Продавая продукты, которые люди хотят покупать, гипотетический мясник, пивовар и пекарь в этой экономике надеется заработать деньги. Если они эффективно удовлетворяют потребности своих клиентов, они получат финансовое вознаграждение, и, занимаясь предпринимательской деятельностью с целью заработка денег, они также предоставляют продукты, которые нужны людям.Смит утверждал, что такая система создает богатство мясника, пивовара и пекаря, а также создает богатство для всей нации.

    Богатая нация - это страна, в которой граждане трудятся продуктивно, чтобы улучшить себя и удовлетворить свои финансовые потребности. Согласно Смиту, в такой экономике человек инвестирует свое богатство в предприятие, которое, скорее всего, поможет ему получить максимальную прибыль при заданном уровне риска. Теория невидимой руки часто представлена ​​в терминах естественного явления, которое направляет свободные рынки и капитализм в направлении эффективности через спрос, предложение и конкуренцию за ограниченные ресурсы, а не как нечто, что приводит к благополучию людей.

    По мнению Смита, институциональная структура необходима, чтобы направлять людей к продуктивным занятиям, приносящим пользу обществу. Эта структура состоит из таких институтов, как система правосудия, предназначенных для защиты и поощрения свободной и честной конкуренции. Однако за этой структурой должна существовать конкуренция. Для Смита соревнование - это «желание, которое приходит с нами из чрева и никогда не покидает нас, пока мы не пойдем в могилу».

    Метод производства на конвейере

    Идеи, продвигаемые «Богатством народов», привлекли международное внимание и были мотивирующим фактором в эволюции от земельного богатства к богатству, создаваемому методами конвейерного производства, ставшими возможными благодаря разделению труда.Смит использовал пример работы, необходимой для изготовления булавки, чтобы проиллюстрировать эффективность этого метода. Если бы один человек проделал 18 шагов, необходимых для выполнения задач, он смог бы сделать лишь несколько булавок в неделю. Однако, если бы 18 задач выполнялись на конвейере 10 людьми, производство выскочило бы до тысяч булавок в неделю. Смит утверждает, что разделение труда и, как следствие, специализация приводят к процветанию.

    Валовой внутренний продукт (ВВП)

    Идеи «Богатства народов» легли в основу концепции валового внутреннего продукта (ВВП) и трансформировали бизнес-импорт и экспорт.До публикации «Богатства народов» страны декларировали свое богатство на основе стоимости своих золотых и серебряных депозитов. Однако Смит очень критически относился к меркантилизму; он утверждал, что страны следует оценивать по уровню их производства и торговли. Эта концепция послужила основой для создания показателя ВВП для измерения благосостояния нации.

    В то время, когда было опубликовано «Богатство народов», многие страны не решались торговать с другими странами.Смит утверждал, что должна быть создана свободная биржа, потому что обе страны более выигрывают от этой биржи. В результате этого изменения отношения к торговле произошло увеличение импорта и экспорта. Смит также выступал за законодательство, которое максимально упростило бы торговлю.

    Наследие Адама Смита

    Наиболее известные идеи Смита - «невидимая рука» и разделение труда - теперь являются основополагающими экономическими теориями. Он умер 19 июля 1790 года в возрасте 67 лет, но идеи, которые он популяризировал, продолжают жить в классической школе экономики и в таких учреждениях, как Институт Адама Смита, ведущий британский неолиберальный аналитический центр свободного рынка.В 2007 году Банк Англии поместил изображение Смита на банкноту в 20 фунтов стерлингов.

    Адам Смит: систематический философ и общественный мыслитель: 97801906

    : Шлиссер, Эрик: Книги

    «Шлиссер проделал мастерскую работу, соединив свою работу в логическую последовательность и связав воедино отдельные концы ... Это блестящее достижение. Все серьезные ученые Смита захотят внимательно прочитать ее». - Джеффри Т. Янг, почетный университет Св. Лаврентия и Гордон-колледж,
    Oeconomia
    «Изложение Шлиссером философии науки Смита, безусловно, является лучшим на сегодняшний день.Более того, можно с уверенностью сказать, что весь отчет Шлиссера о Смите пока что является лучшим. Нет сомнений в том, что в нашем поколении мы не увидим его лучше. Она не просто детализирована, она с любовью, тщательно детализирована ...
    Для всех, кто был вовлечен или даже просто интересуется восемнадцатым веком, эта книга является обязательным чтением. "- Джордж Гейл, Metascience
    " Эрик Шлиссер. Новая книга, кульминация двух десятилетий исследований, представляет собой научный подвиг высочайшего уровня и является преимуществом для широкой читательской аудитории Адама Смита, несмотря на разногласия по дисциплинам.- Перспективы политики
    «Эту книгу необходимо прочитать всем, кто надеется понять мысли Смита. Настоятельно рекомендуется». - JH Spence, Choice
    «Это всеобъемлющий Адам Смит, написанный философом для философов и других ученых, ищущий корни человечества в чувствах и их функциональных разработках, которые определяют, как мы стали тем, кем мы являемся. A богатый интеллектуальный подход к ученым, заинтересованным в устойчивых взглядах
    Адама Смита, системного мыслителя, на понимание социальных, психологических, политических и экономических особенностей, которые появились в современном мире."- Вернон Л. Смит, Университет Чепмена, лауреат Нобелевской премии по экономике 2002 г.,

    " Книга приветствия Эрика Шлиссера демонстрирует впечатляющее владение текстами Смита, предлагая внимательное прочтение отрывков, чтобы показать, что это нечто большее, чем часто думают. Он также демонстрирует замечательное владение интеллектуальным контекстом Смита, помогая пролить свет на ожидания его идей у ​​
    предыдущих мыслителей и резонансы его идей у ​​более поздних мыслителей. И это показывает поразительное владение объемной вторичной литературой.Таким образом, он не только вносит важный вклад в ряд текущих дебатов, но также открывает новые вопросы, касающиеся Смита как философа и общественного мыслителя ». - Райан Патрик Хэнли, заслуженный профессор политологии Меллона, Университет Маркетта,

    ». Книга Шлиссера об Адаме Смите просто великолепна. До сих пор не было книги, которая бы обосновывала Смита как систематического мыслителя. Я прочитал все с большим удовольствием. Этому будет уделено огромное внимание, поскольку Шлиссер - единственный авторитет, которому нравится так много
    аспектов работы Смита."- Дэвид Леви, профессор экономики, Университет Джорджа Мейсона

    " Это работа профессионального академического философа для других философов, и, как таковая, она наверняка будет встречена с тем уважением, которого она заслуживает "- Генри К. Кларк, История и философия экономики


    Эрик Шлиссер (доктор философии, 2002, Чикагский университет) преподает политическую теорию в Амстердамском университете с 2015 года. Он опубликовал множество публикаций по ранней современной философии и наукам, включая политическую экономию, а также недавнюю философию экономики.Его отредактированные тома включают «Сочувствие: история
    », «Оксфордский справочник Исаака Ньютона», «Десять забытых классиков философии» (все опубликованы издательством Oxford University Press). Это его первая монография. Он является редактором The Oxford Handbook of Newton (готовится к печати, OUP), Ten Neglected Classics of Philosophy (2016, OUP) и Sympathy: A History (2015, OUP).

    Перейти к основному содержанию Поиск