В каком из древних государств воспитание полноправных граждан было целиком и полностью в ведении государства – VI-IV .

Содержание

Воспитание и педагогическая мысль в античном мире — МегаЛекции

Древневосточные цивилизации дали человечеству первые образцы школ. Дальнейшее развитие школы осуществлялось уже на следующей ступени исторического развития — в эпо­ху античности, греко-римской древности. Достижения в об­ласти содержания, методов и организации образования под­растающего поколения в Древней Греции, Риме, эллинис­тических государствах и осмысление их философами того времени явились важным этапом в последующей эволюции школы и педагогической мысли.

Территория и временные границы античного мира огром­ны: от 3-го тысячелетия до н.э., когда в бассейне Эгейского моря, на островах и материке, лишь зарождалась древнегре­ческая культура, и вплоть до V в. н.э., когда греко-римский мир рухнул, смешался с так называемым варварским ми­ром, христианством и породил эпоху средневековья. Терри­ториально античный мир на разных ступенях своего разви­тия охватывал земли трех материков — от Атлантического океана до Египта, Средней Азии и Индии.

На островах Эгейского моря, преж-

де всего на Крите, и на материко-
и педагогическая »г -> <->

мыс!ь в Древнейвои территории Греции в 3-2-м

Грециитысячелетиях до н.э. сложился осо-

бый тип культуры, во многом схо­жий с древними восточными цивилизациями, многими ни­тями, и экономическими и культурными, связанный с Егип­том, Малой Азией, Финикией, Междуречьем.

В условиях этой самобытной культуры уже в 3-м тысяче­летии до н.э. на Крите зародился вид письменности, восхо­дивший к пиктографическим знакам, к протошумерсгой письменности и отражавший потребности храмов и дворцо­вых хозяйств.

В середине 2-го тысячелетия до н.э. в этом регионе полу­чает распространение слоговое письмо, которым владели не только жрецы, но и служители царских дворцов и даже бога­тые горожане. В критском письме уже появились знаки для передачи как согласных, так и гласных звуков, другие при­знаки постепенного перехода к алфавитному письму.

Подобно древневосточным цивилизациям, первоначаль­но центры обучения создавались здесь при храмах и царских дворцах. Так, при дворце критского царя имелось специаль­ное помещение для служителей-писцов и их учеников. Крит­ские писцы установили твердые правила письменности: на­правление письма слева направо, расположение строк сверху вниз; они стали выделять заглавные буквы и красную строку. Все это стало в той или иной степени достоянием европейс­кой письменной культуры последующих веков.



Культурное развитие в Древней Греции и на Крите было задержано вторжением с Балкан в XII—XI вв. до н.э. дорийс­ких племен, воинственных обитателей периферии греческого мира. Воспитание и обучение юношества в Греции в IX—VIII вв. до н.э. отражено в эпических поэмах «Илиада» и «Одиссея», авторство которых по античной традиции приписывается ле­гендарному древнегреческому поэту Гомеру. Школьных форм обучения гомеровская Греция еще не знала, но внимание к воспитанию детей было большим. Сложился образ совершен­ного человека, личности развитой умственно, нравственно и физически. В воспитательной практике этим идеалом руковод­ствовались как педагогической целью. Герои Гомера воспиты­вались домашними учителями, наставниками, как правило старцами. Таким предстает перед нами Феникс, учитель Ахилла. Он формулирует образовательную цель так: «Да, тебя всему научу я: был бы в речах ты вития и делатель дел знаменитый». Герои Гомера владеют яркой и образной речью, знают мифы, деяния богов и предков, историю своего рода, поют и играют на музыкальных инструментах, читают письменные послания. Гомер характеризовал идеального героя как «способного мыс­лить, мудрого». Грек архаической эпохи должен был быть развит физически, подготовлен к пользованию оружием. В эпических поэмах в связи с этим даются следующие характеристики: «креп­кий, выносливый», «стремительный, сильный мышцами», «спо­собный вести бой». Художественно раскрыт Гомером и идеал нравственного воспитания, его герой «славный в потомках», «действующий, как заведено по обычаю», «справедливый», «вер­ный», «надежный». Конечная цель воспитания, по Гомеру,—до­стичь славы, превзойти в доблести своего отца: «Пусть о нем i юкогда скажут, из боя идущего видя: он и отца превосходит!» — говорит Гектор о своем сыне. Воспитателями применялись тра­диционные приемы, с одной стороны, стимулирующие поло­жительное поведение, с другой — пресекающие нежелательное. 11одросткам внушалось быть «лучшими среди сверстников».

11а рубеже VIII—VII вв. до н.э. традиционное древнегре­ческое воспитание нашло описание в поэме «Труды и дни»

3. ВОСПИТАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АНТИЧНОМ

Воспитание и педагогическая мысль в Древней Греции

 

Гесиода. Здесь в художественной форме изложены правила
житейской мудрости, приведены бытовавшие в то время на­
зидания юношеству. Можно сказать, что Гесиод положив
начало дидактической поэзии "вложил

В период расцвета Эллады, в VI-IV вв. до н.э., ведущую
роль среди составлявших ее мелких государств-полисов^?
г 1Л ВАТШК1 С РеспУбл*канским строем правление и
Спарта в Лаконии, формально возглавлявшаяся царями власти
которых существенно ограничивалась Советом старейшин -
герусиеи. Эти два полярных полиса, города-государства дали
два различных образца организации воспитания в древне™
ческом мире. мр^лсцд;

В Спарте сложился идеал сильного духом, физически раз­витого воина, но по сути своей невежественного человека Еще Аристотель заметил, что основной недостаток спартан­ского воспитания заключался в том, что спартиаты чувство­вали себя уверенно лишь в ходе военных действий а досу­гом своим пользоваться не умели, поскольку обладали огра­ниченным кругозором. Напротив, в Аттике юношеству давалось широкое, универсальное по тем временам образо­вание. Это отличие выражено афинянином Периклом в речи приведенной Фукидидом в его «Истории»: «. .я утверждаю' что все наше государство - центр просвещения ЭлладьГка?-' дыи человек может, мне кажется, приспособиться^ 'насГк многочисленным родам деятельности »

Воспитание полноправных граждан Спарты было цели­ком и полностью в ведении государства. Здесь был осуществ­лен один из первых известных человечеству опытов огосу­дарствления личности. Благодаря подробным описаниям вос­питания спартиатов, которые приведены Ксенофонтом Плутархом Павсанием, можно восстановить его достаточно целостно. В Спарте целенаправленному воспитанию прида­вали решающую роль в деле формирования человека

Плутарх в сочинении «Изречения спартанцев» привел ле­
генду о том, как законодатель Ликург убедил в необходимос­
ти воспитания народное собрание. Он показал старейшинам
двух собак, одна из которых, охотничьей породы, была ппи
учена к лакомой пище, а другая, сторожевой породы -'к
псовой охоте. Когда перед ними положили еду и выпустили
зайца, то каждая устремилась к чему была приучена И вывод
«воспитание для выработки добрых качеств значит больше
чем природа», всем необходимо в течение всей жизни учить­
ся доблести. у1

Общественное воспитание спартиатов начиналось с пер­вого дня жизни. По словам Плутарха, новорожденного осмат-

ривали старейшины. Слабых и уродливых детей кидали в про­пасть Тайгет, отнимая у них жизнь, а здоровых и крепких передавали опытным кормилицам. Кормилицы из Спарты, как хорошие воспитательницы, ценились зо всей Греции. Они малышей не пеленали, оставляя свободу движения телу; при­учали их соблюдать меру в еде и не быть разборчивыми к пище; учили не бояться темноты, не пугаться; кормилицы умели останавливать плач и предупреждать капризы детей.

С 7 лет всех мальчиков-спартиатов собирали вместе и дели-ли на так называемые агелы, которые, в свою очередь, состо­яли из илов, более мелких подразделений. В этих товарище­ствах ровесники жили вместе. Агелу возглавлял один из маль­чиков, отличавшийся умом и гимнастическими умениями. Плутарх называл агелы «школой послушания», где мальчики «упражняются в искусстве повелевать и подчиняться», т.е. го­товиться быть послушными гражданами, исполнителями воли властей. Грамоту же спартанцы изучали только ради «потреб­ности жизни».

С 13-летнего возраста подростки обучались и воспитыва-пись, по словам Плутарха, в «школах для гимнастических упражнений», которые возглавлял специально назначенный старейшинами «педоном», у него был помощник из числа старших юношей — «эйрен». Эти школы находились под бди­тельной опекой представителей старшего поколения, кото­рых ученики беспрекословно слушались, считая их своими ■отцами, учителями и наставниками». В этих государствен­ных учреждениях подростков упражняли в военном искусст­ве, они участвовали в учебных сражениях и походах. С ними проводили беседы нравственного содержания с целью на­учить молодых спартиатов отличать хорошее от дурного. Та­кого рода беседы должны были приучить подростков к крат­кости и ясности речи. Отсюда и понятие «лаконичность». Начиная с 14 лет мальчики ежегодно подвергались публич­ным испытаниям, «агонам», которые подразделялись на гим­настические, когда юноши должны были показывать свои успехи в физической подготовке, и мусические, прежде все-i < > состязания в пении и игре на флейте. И гимнастические и мусические испытания были тесно связаны с военными уп­ражнениями. По словам того же Плутарха, «в песнях восхва-пнии доблести, свойственные каждому возрасту».

Состязания в терпении и выносливости проводились, в частности, в форме сечения подростков у алтаря Артемиды «)|)гии. Плутарх в «Изречениях спартанцев» рисует следующую картину этого обряда: «Мальчиков в Спарте пороли бичом... в н'чсиие целого дня, и они нередко погибали под ударами.


        
  
  
 
 
 
  

Воспитание и педагогическая мысль в Древней Греции 55

54 Глава 3. ВОСПИТАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АНТИЧНОМ МИРЕ

Мальчики гордо и весело соревновались, кто из них дольше и достойнее перенесет побои; победившего славили, и он ста­новился знаменитым». Формированию у молодых спартиатов качеств воина-рабовладельца служило такое государственное установление, как криптия, своего рода военный поход мо­лодежи, во время которого они наделялись правом тайного убийства самых сильных и боеспособных из среды порабо­щенного населения — илотов. Такую практику сам Плутарх считал чрезмерно жестокой. Только после прохождения всех этапов государственного воспитания юноши-спартиаты ста­новились полноправными гражданами.

В демократических Афинах до 7 лет дети получали тради­ционное семейное воспитание, целью которого было разви­тие у ребенка физических сил, чувства красоты и формирова­ние традиционных нравственных установок.

По достижении 7-летнего возраста для части афинских де­тей начинался этап школьного обучения. В состоятельных семь­ях попечение о маленьких школьниках возлагалось на раба-вос­питателя, педагога. Слово «педагог» буквально означало «дето-водитель». Это был более или менее развитый домашний раб, который сопровождал ребенка в школу и следил за ним дома. Постепенно из обычного раба педагог превращался в домаш­него воспитателя.

Афинские учебные учреждения — «дидаскалейоны» — пер­вые учебные заведения эпохи классического периода — были частными, следовательно, платными. Соответственно целям воспитания, включавшим во взаимосвязи духовное и физи­ческое развитие, в Афинах существовало два типа школ — мусические и гимнастические — палестры. В мусической шко­ле обучали детей учитель-грамматист и учитель-кифарист. Здесь дети должны были научиться искусству читать и писать, а также счету, используя для этого специальное счетное при­способление — абак, некоторое подобие наших счетов. Обуче­ние грамоте велось буквослагательным методом. Для этого ис­пользовались навощенные дощечки — «церы», на которых уче­ники «стилями» — заостренными палочками — наносили буквы, составляли тексты, вели записи вычислений. Эти эле­менты техники школьного обучения свидетельствуют о связях древнегреческой культуры с близкой к ней исторически куль­турой Древнего Востока.

Мусическое воспитание охватывало те сферы культуры," которые находились под покровительством муз, по гречес­кой мифологии — дочерей богини памяти Мнемосины. В их ведении были поэзия, музыка, танцы, науки и творчество н целом. В мусических школах дети заучивали отрывки из клас-

Древнегреческий гимнасий (реконструкция)

«.-ической литературы: Гомер, Гесиод, Эзоп, Эсхил, Софокл, Гнрипид. Музыка, поэзия и грамматика были так тесно свя-1лны, что обучать им мог один учитель, параллельно обучая цстсй игре на кифаре, музыкальном инструменте щипково-|ч) типа. Игре на флейте в афинских школах не обучали, по-\ кольку, по мнению афинян, она не сочеталась с устной речью, а тем самым с интеллектуальным развитием детей. В i и псстрах афинские дети упражнялись в беге, борьбе, прыж-i .i\, метании диска и копья, подготавливаясь к участию в общественных состязаниях.

Юноши из благородных семей, завершившие курс обуче­нии и мусических школах и палестрах, в возрасте от 16 до IК ист продолжали совершенствоваться в государственных уч-|м (кдсииях — гимнасиях. В Афинах V—IV вв. до н.э. было три 1ИМПЛСИЯ — Академия, Ликей, Киносарг, где выдающиеся пригори и поэты вели с юношами наставительные беседы. i p. Mi скос слово «схола», нынешнее школа, обозначало до-i yi, miii.14 от труда, способствующий физическому и духов­ному < опершеиству.

I имнасий Академия располагался у священной рощи и

\\щм\\ негеидарпого афинского героя Академа. ВсадахАкаде-

• II i ниши жертвенники музам и Прометею, согласно леген-

м« , момнрпшпему людям письменность. Именно здесь Пла-

niiiipitn (iituix учеников. Гимнасий Ликей находился возле

56 Глава 3. ВОСПИТАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АНТИЧНОМ МИР1

храма мифического Аполлона Ликейского, в котором учил Аристотель. В гимнасии Киносарг, где могли обучаться юно­ши не только из среды полноправных афинян, занимался со своими учениками Антисфен, основатель философской шко­лы киников. Рядом с этим гимнасием находилось святилище Геракла, легендарного полубога-труженика, который являлся как бы патроном-покровителем этой школы.

С 18-летнего возраста афинские юноши должны были со­стоять в эфебии, государственной организации для подготов­ки свободнорожденных молодых людей к военной и граждан­ской службе. Здесь юноши проходили 2-годичную подготовку в воинских формированиях, находясь на государственном обес­печении. После первого года обучения они приносили клятву на верность Афинскому государству.

В Афинах и других городах Эллады в конце V — начале IV в. до н.э. свои школы имели и странствующие учителя мудрос­ти — софисты, обучавшие прежде всего красноречию и логи­ке. Надо отметить, что в то время в греческих полисах важ­ную роль играли политики и ораторы. Красноречие, искус­ство убеждать и отстаивать свои взгляды, стало делом политиков. Потребность в подготовке такого рода людей и удовлетворяли софисты. Их называли учителями мудрости, «словесной борьбы», «гимнастики ума». Условно говоря, обу­чение такой деятельности преследовало вполне прагматичес­кую задачу: научить будущих общественных деятелей обо­сновывать и доказывать необходимую точку зрения в ходе словесных состязаний, остро сформулированных вопросов и ответов, выступлений. Важно отметить, что софисты поло­жили начало развитию риторики и логики, понимаемых как искусство речи, включающее использование поэтических, художественных и научных сочинений. Развивая риторику, софисты способствовали повышению общего уровня обра­зования юношей, приучая их мыслить, правильно говорить, следовать образцам поведения великих людей. Способы обу­чения были весьма разнообразны: рассказ, развернутое до­казательство, беседа, дискуссия.

Софисты профессионально занимались и проблемами вое питания. Например, Исократ (436—338 до н.э.), афински/1 оратор и руководитель школы, в принципе противник демок ратии, в речи «О значении Ареопага» высказал мысль, чт<> руководить воспитанием и образованием молодежи должны самые мудрые афиняне. Он ставил воспитание выше госудвр ственных законов, полагая, что хорошо воспитанные граждп не даже при дурно составленных законах могут оставаться м пределах законного.

 

Поспитание и педагогическая мысль в Древней Греции

Усложнение общественной жизни, накопление знаний и предметного опыта вступали в противоречие с традицион­ными мифологическими представлениями. В связи с этим в сочинениях древнегреческих мыслителей уже в VII—VI вв. до н.э. наблюдались попытки рационалистического подхода к объяснению возникавших перед людьми вопросов, в том числе и в области воспитания. Обычно эти высказывания носили афористический характер: лучше быть ученым, чем неучем; детей воспитывай; добропорядочность нрава соблю-цай вернее клятвы; не лги, а говори правду; научишься под­чиняться — научишься управлять; язык твой пусть не обго­няет ум; повинуйся законам; невоспитанность невыносима; находясь у власти, управляй самим собой и т.п.

В VI в. до н.э. в Древней Греции начали уже достаточно mi- i ко складываться философские школы. Древнейшей из них bi.nia пифагорейская, оказавшая сильное влияние на после-пующее развитие всей философской мысли. Основателем пи-ф.норейской школы, своеобразного религиозно-этического Ора гства, являлся Пифагор (VI в. до н.э.), расцвет жизни кото­рою приходился на 540—537 гг. до н.э. В пифагорейском брат-i пи- обучение и воспитание молодежи было хорошо проду-манпым и организованным.

II основу периодизации развития человека, отмечая основ-Hi.ii' возрастные рубежи, пифагорейцы положили цифру 7: в мерную седмицу выпадают зубы, во вторую седмицу наступа-г| по/юная зрелость, в третью седмицу— отрастает борода. ( Mivi.ii ь и воспитывать надо соответственно возрасту, чтобы •«пи не вели себя по-младенчески, юноши — по-детски, м, i и по-юношески, а старики не впадали в маразм».

I «натдаря более поздним высказываниям философа III—IV вв. Имшшха можно составить представление об организации обуче­нии ишошей в пифагорейском братстве. День начинался с оди-

И... II утренней прогулки в священной роще, чтобы каждый в

Hiiii п.Hoi ги мог «упорядочить и гармонизировать сознание». I It и и пою все ученики собирались в храме, где шло учение и Hi up пни ппс нравов. Затем — гимнастика, ауже потом — завт-!• и п прогулка с друзьями с целью совместного повторения шпини. I Iocjic совместного обеда юноши приступали к ЦП шин, причем читал самый молодой ученик, а самый стар­шим I iiMMCiiiiipoiuui. В конце дня учитель произносил свои на-■ -■• и ним, и учащиеся расходились по домам.

Hi...... ч мни.ко характерных пифагорейских наставлений

|й|1МИЧ1 I кого характера: правильно осуществляемое обу-

t.i i no происходить по обоюдному желанию учителя

И i'ii щи i нон it ни папа или другая сторона противится, то

58 Глава 3. ВОСПИТАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АНТИЧНОМ МИРЕ

поставленная задача не будет решена; изучение наук и ис­кусств, если оно добровольно, то правильно и достигает цели, а если не добровольно, то негодно и безрезультатно.

Ямвлих особенно отмечал, что в пифагорейском братстве в задачу учителей входило развитие памяти учащихся, которую чрезвычайно ценили и постоянно упражняли; в процессе заня­тий не переходили от одного вопроса к другому до тех пор, пока не усваивался предыдущий. Учащихся в пифагорейских школах приучали к самостоятельному преодолению трудностей в познании, причем в задачу учителя входило «ношу помогать взваливать, но не снимать», т.е. не облегчать хода учения.

В V в. до н.э. в Древней Греции стала очевидной необходи­мость осмысления в рамках философии такого важнейшего явления социальной жизни, как воспитание необходимых полису граждан. Эмпирический материал был богат и разно­образен, школы возникали и функционировали во многих городах античного мира. Нерасчлененные еще научные зна­ния концентрировались в своего рода натурфилософских системах, в ткань которых вплетались и педагогические идеи. С миром древнегреческой педагогической мысли знако­мит, в частности, Гераклит (конец VI — начало V в. до н.э.). Его сочинения, дошедшие до нас лишь в виде фрагментов, содержат ряд основополагающих педагогических идей: каж­дый человек способен к обучению, познанию истины и со­вершенствованию; у человека есть два основных орудия по­знания: ощущения и разум; через органы чувств обучающийся вступает в контакт с окружающим миром и приобретает спо­собность мыслить; критерий истины не в том, что узнают из опыта, а во всеобщем, которое следует научиться понимать и о котором нужно уметь правильно говорить: «Кто намерен говорить с умом, те должны крепко опираться на общее для всех...» Таким образом, разум, а не чувства свидетельствует об истинности или ложности явления. Кто не владеет этим искусством, того нельзя считать образованным: «Должно при­знать: мудрость в том, чтобы знать все как одно».

Гераклит был убежден, что многознание уму не научает и что мудрость состоит в том, чтобы говорить истину и дей­ствовать согласно природе, а этому следует учиться. Особен но важно овладеть способами усвоения и передачи знаний. Познание истины Гераклит сравнивал с добычей золоти: «Ищущие золото... много земли перекапывают, а находя^* мало». Для этого необходимо не только быть усердным уме ником, умеющим видеть и слышать, но и обладать разни roll душой. Интеллектуальное образование и нравственное нос питание у Гераклита — единый процесс: «глаза и уши

Воспитание и педагогическая мысль в Древней Греции 59

дурные свидетели для людей, если души у них варварские», и еще — «невежество лучше прятать, чем выставлять напо­каз». В общем, Гераклит придавал главное значение разви­тию способности самостоятельно мыслить, овладевать по­ниманием, учиться действовать сообразно природе. Отсюда он делал вывод о ведущей роли самовоспитания и самообра­зования в становлении личности. Идею Гераклита о необхо­димости следовать природе в деле воспитания и обучения развивал другой древнегреческий философ следующего по­коления — Демокрит.

Демокрит (около 470/460 до н.э. — умер в глубокой старо­сти), мыслитель-энциклопедист, являлся одним из первых основателей материалистического взгляда на мир и человека. Он разработал основы новой теории познания, различая чувственное и рассудочное знание, считая чувственный опыт началом познания, «смутным познанием», проясняемым ||ишь мышлением. В этом он продолжал линию идей Герак­лита, ибо также считал, что «следует учиться многоумию, а не многознанию».

Одним из первых Демокрит сформулировал мысль о не­обходимости сообразовывать воспитание с природой ребен­ка, которую он определял термином «микрокосм», сравни-иая природу человека и Космоса. Демокрит высоко оценивал роль семейного воспитания, главное в котором — учить сле-лонать положительному примеру родителей; упражнять де-ivii в навыках правильного поведения, ибо «хорошими людь­ми становятся больше от упражнений, чем от природы; важ­но приучение ребенка к труду, а не принуждение к нему, in скольку учение вырабатывает прекрасные вещи только на oi попе труда». И все же основными мотивами самосовершен-t питания, по Демокриту, является детская любознатель­ность, а задача учителя — побуждать внутреннее влечение иг гей к учебе прежде всего с помощью убеждения.

Го поря о закономерностях в развитии природы, Демок-|ш i 1амечал, что природа и воспитание подобны. Идя по пути природы, воспитание создает вторую природу человека, ибо корошими люди становятся вследствие постоянных упраж-п' и пи, а поэтому успехи в воспитании и обучении являются рг iy/п.татом непрерывного труда.

Он ной из вершин педагогической мысли Древней Греции t краж-/ни шо считается Сократ (ок.470—399 до н.э.). Еслисофи-• hi i loiiai ал и, что ответить на вопрос о критерии истины невоз-

н...... I, го их современник и оппонент философ Сократ пола-

|и i -им истина no3iиется в споре. Знаменуя поворот философс-i шаппя к человеческой индивидуальности, он считал, что

60 '"■"ава 3. ВОСПИТАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АНТИЧНОМ

Воспитание и педагогическая мысль в Древней Греции

 


этические ценности выражают отно­
шение человека к миру и являются
определяющими в его познаватель­
ной деятельности. Им были даны оп­
ределения этических понятий (доб­
ра, справедливости, доблести и др.),
поскольку, по его убеждению, люди
не соблюдают моральных норм «по­
тому, что их не знают». Поэтому доб­
родетель, по Сократу, тождественна
знанию, а самосознание — высшая
добродетель. Формулировке софиста
Пифагора о человеке как о мере все­
го сущего им была противопоставле­
на другая — «Познай самого себя!».
Он рассматривал воспитание как вое- ]
ходящий путь интеллектуального и
Сократ нравственного развития человека и

характеризовал воспитание как «вто­рое рождение». Вся его философская деятельность была нераз-рывно связана с педагогической. Современники свидетельству-ют, что большую часть своего времени Сократ проводил на пло­щадях, в палестрах и гимнасиях, вступая в беседу с любым, кто хотел говорить с ним, и не навязывал своих мыслей слушате­лям, поскольку признавал убеждение основным воспитатель­ным средством.

Сократ стоял у истоков зарождения эвристического ме­тода обучения. Он не оставил после себя сочинений, но его дела и мысли известны из воспоминаний множества его уче­ников и почитателей. В своей педагогической практике Со­крат широко использовал метод диалога. Именно в диалоге с учеником осуществлялся им поиск истины. Он одним из пер­вых стал использовать индуктивные доказательства и давать определения понятиям, сближаясь в этом с софистами.

На начальном этапе обучения живое общение с учащимися, совместный поиск решения той или иной проблемы — лучший способ образования человека. Одно из достоинств этого метода заключается в том, что ученик отталкивается от осознания сно-у его незнания и тем самым побуждается к самостоятельной мы<£ лительной деятельности.

Ксенофонт (430—355/354 до н.э.), ученик Сократа, автор античного педагогического романа «Киропедия», или «Нос питание Кира», излагая свои мысли об образовании и поспи тании правителя, высказал ряд общих педагогических идей, ' отражавших практику как афинской, так и спартанской сии

 

темы воспитания. Ксенофонт высо­
ко оценивал роль обучения искусст­
ву речи в процессе образования лич-
i юсти. Основные персонажи «Киро-
11сдии» произносят образцовые речи
i ю всем правилам классической гре­
ческой риторики. Образованный че­
ловек, по мнению Ксенофонта, дол­
жен в совершенстве владеть искус­
ством спора, уметь вести его путем
сопоставления; уметь анализировать,
истолковывать обсуждаемые поня­
тия, уметь пользоваться аналогиями.
Важно отметить, что, по Ксенофон-
iv, образование молодежи не может
ныть делом частных лиц, а, как в Платон

< Парте, должно находиться под кон­тролем государства и иметь своей целью воспитание совершен­ных граждан. Даже родители не имеют права распоряжаться воспитанием своих детей, достигших 7 лет.

На первое место в воспитании Ксенофонт ставил обуче­ние справедливости: дети должны видеть, как нравственно и пшнопристойно ведут себя ежедневно старшие, что весьма способствует воспитанию нравственных устоев. Детей должно учиII. повиновению предводителям. И здесь особое значение имеет пример старших. В процессе воспитания, по Ксенофон-IV. особое внимание должно уделяться не детскому, а юно-шескому возрасту. В «Воспоминании о Сократе» Ксенофонт ми примере педагогической практики этого философа раскры­та i особенности умственного образования юношества, вос-t iim.i-.ui, методическим искусством Сократа.

// иппоп (428/427—348/347 до н.э.) также был учеником Со-kpiiiit, что отразилось и на его взглядах на проблемы воспита­нии и i >i>pa зования молодежи. На базе одного из трех афинских i ими.к пев, которые упоминались ранее, Платон основал фи-'и и |м|>| кую школу — Академию (387), которой сам руководил. Ццм упорядочения организации школьной жизни Платон ис-IHHC юваи водяные часы-будильник, звонком призывавшие в мир. и псиное время учеников к занятиям.

i оцержанис образования в Академии было для того вре-

Mi пи net i.мн разносторонним: здесь обучали математике,

Ннй'В i ппг, астрономии, естествознанию и другим наукам

НИ иючн Методика обучения восходила к сократическим

спим, I порам, диалогам и получила яркое отражение в

MMHiB ииич самого Платона.

62 Глава 3. ВОСПИТАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АНТИЧНОМ МИРЕ

Платон выдвинул идею создания системы государственных школ, оказав сильнейшее влияние на организацию школьного дела в последующую, эллинистическую эпоху. По мысли фи­лософа, в идеальном аристократическом государстве-полисе воспитание детей в семье и школьное обучение должны осу­ществляться под контролем государства и в его интересах. По­лисная власть обязана регулировать даже браки, не допуская заключения их между людьми различных социальных групп. Спе­циальные чиновники должны подбирать пары таких родите-. лей, от которых должно произойти здоровое потомство. Ново­рожденных должны вскармливать общественные кормилицы в государственных воспитательных домах. С 3 лет до 6 целенап­равленное воспитание предполагалось осуществлять особым вос­питательницам на специально оборудованных площадках вблизи храмов. Детям этого возраста Платон рекомендовал пребыва­ние на свежем воздухе и игры, во время которых они должны были приобретать полезные знания и готовность к школьному обучению и будущему своему предназначению. С 7 лет все дети должны были посещать школы, но не частные, а единообраз­ные, государственные.

Содержание образования рекомендовалось то же, что и практиковавшееся в Афинах его времени: с 12 до 16 лет под­ростки должны посещать палестры и гимнасии, а затем для детей элиты в целях подготовки к государственной и воинс­кой деятельности с 18 до 20 лет предполагалась военно-гим­настическая и философская подготовка в эфебии, которую Платон рассматривал уже не как службу в армии, а как сво­еобразное учебное заведение.

Платону принадлежит заслуга осмысления целей и содер­жания школьного образования. В своем позднем сочинении «Законы» образование он трактует как то, что ведет с дет­ства к добродетели, заставляет человека страстно желать и стремиться стать совершенным гражданином, умеющим спра­ведливо подчиняться или же начальствовать.

Содержание школьного образования раскрыто во многих диалогах Платона, таких как «Протагор», «Федон», «Государ­ство», «Пир», «Федр», где рассматривается сущность воспи­тания; в «Теэтете» — излагается теория познания; в «Мею/ не» —' высказывается идея о познании как припоминании того, что душа знала до своего земного воплощения. Проблема от­бора и передачи научных знаний у Платона связана с его уче­нием о «мире идей», особом интеллектуальном мире, по сути дела — мире человеческого знания. По мнению Платона, идеи — вечны, а вещи — лишь тени мира идей, которые отражают­ся в мире вещей и не являются истинно существующими.

Востлчние и педагогическая мысль в Древней Греции

Сущность познания заключается в припоминании вечных и неизменных идей. Вечные, божественные идеи, по мысли Платона, являются мощным импульсом, изнутри влияющим на формирование человека. Таким образом, им была постав­лена впервые проблема факторов, влияющих на развитие личности. В соответствии со своим учением о мире идей Пла­тон предлагал окружить ребенка впечатляющими образами прекрасного и доброго, которые должны пробуждать в его душе смутные воспоминания об идеальном мире.

Антисфен (455—360 до н.э.), также один из учеников Со­крата, был основателем материалистически ориентирован­ной философской школы киников. Единственно реальным для Антисфена являлись вещи, имеющие точные наимено­вания, которые и следует уяснить в начале школьного обу­чения, тем самым приближаясь не к миру идей, а к миру

предметных явлений.

В процессе воспитания Антисфен основным средством считал личный пример учителя. Он высоко оценивал воспи­тывающую роль труда, приводя в пример Геракла и его тру­довые подвиги. По мнению Антисфена, блага человека явля­ются результатом его личного труда, поэтому нужно наслаж­даться удовольствиями, которые следуют за трудами, а не наоборот. Большое значение Антисфен придавал выработке привычки к преодолению трудностей, замечая, что трудно­сти похожи на собак: они кусают лишь тех, кто к ним не привык. Отсюда и обязательное условие воспитания — зака­ливание, выработка стойкости, презрение к роскоши, уме­ние переносить лишения, физические неудобства. «Пусть дети наших врагов живут в роскоши», — говорил он. Последова­тели кинической школы Антисфена дали яркие примеры подобного образа жизни. Например, Диоген Синопский, известнейший ученик Антисфена, несмотря на свое знатное происхождение, вел нищенский образ жизни, отличался презрительным отношением к аристократической культуре, выдвинув тезис о «переоценке ценностей».


Рекомендуемые страницы:


Воспользуйтесь поиском по сайту:

megalektsii.ru

лекции по истории образования / №2

Педагогика Западной цивилизации в античную эпоху.

Воспитание и педагогическая мысль в античном мире

Древневосточные цивилизации дали человечеству первые образцы школ. Дальнейшее развитие школы осуществлялось уже на следующей ступени исторического развития — в эпо­ху античности, греко-римской древности. Достижения в об­ласти содержания, методов и организации образования под­растающего поколения в Древней Греции, Риме, эллинис­тических государствах и осмысление их философами того времени явились важным этапом в последующей эволюции школы и педагогической мысли.

Территория и временные границы античного мира огром­ны: от 3-го тысячелетия до н.э., когда в бассейне Эгейского моря, на островах и материке, лишь зарождалась древнегре­ческая культура, и вплоть до V в. н.э., когда греко-римский мир рухнул, смешался с так называемым варварским ми­ром, христианством и породил эпоху Средневековья. Терри­ториально античный мир на разных ступенях своего разви­тия охватывал земли трех материков — от Атлантического океана до Египта, Средней Азии и Индии.

Воспитание и педагогическая мысль в Древней Греции. На островах Эгейского моря, прежде всего на Крите, и на материковой территории Греции в 3-2-м тысячелетиях до н.э. сложился осо­бый тип культуры, во многом схо­жий с древними восточными цивилизациями, многими ни­тями, и экономическими и культурными, связанный с Егип­том, Малой Азией, Финикией, Междуречьем.

В условиях этой самобытной культуры уже в 3-м тысяче­летии до н.э. на Крите зародился вид письменности, восхо­дивший к пиктографическим знакам, к протошумерской письменности и отражавший потребности храмов и дворцо­вых хозяйств.

В середине 2-го тысячелетия до н.э. в этом региоте полу­чает распространение слоговое письмо, которым владели не только жрецы, но и служители царских дворцов и даже бога­тые горожане. В критском письме уже появились знаки для передачи как согласных, так и гласных звуков, другие при­знаки постепенного перехода к алфавитному письму.

Подобно древневосточным цивилизациям, первоначаль- центры обучения создавались здесь при храмах и царских рцах. Так, при дворце критского царя имелось специаль- помещение для служителей-писцов и их учеников. Критские писцы установили твердые правила письменности: на- тение письма слева направо, расположение строк сверху вниз; они стали выделять заглавные буквы и красную строку, это стало в той или иной степени достоянием европей- письменной культуры последующих веков. Культурное развитие в Древней Греции и на Крите было задержано вторжением с Балкан в XII—XI вв. до н.э. дорийских племен, воинственных обитателей периферии греческого мира. Воспитание и обучение юношества в Греции в IX— I вв. до н.э. отражено в эпических поэмах «Илиада» и «Одиссея», авторство которых по античной традиции приписывается легендарному древнегреческому поэту Гомеру. Школьных форм обучения гомеровская Греция еще не знала, но внимание к воспитанию детей было большим. Сложился образ совершенного человека, личности развитой умственно, нравственно и физически. В воспитательной практике этим идеалом руководствовались как педагогической целью. Герои Гомера воспитывались домашними учителями, наставниками, как правило старцами. Таким предстает перед нами Феникс, учитель Ахилла, формулирует образовательную цель так: «Да, тебя всему научу я: был бы в речах ты вития и делатель дел знаменитый». ;Герои Гомера владеют яркой и образной речью, знают мифы, деяния богов и предков, историю своего рода, поют и играют на музыкальных инструментах, читают письменные послания, ер характеризовал идеального героя как «способного мыслить, мудрого». Грек архаической эпохи должен был быть развит физически, подготовлен к пользованию оружием. В эпических поэмах в связи с этим даются следующие характеристики: «крепкий, выносливый», «стремительный, сильный мышцами», «способный вести бой». Художественно раскрыт Гомером и идеал нравственного воспитания, его герой «славный в потомках», «действующий, как заведено по обычаю», «справедливый», «вер- «надежный». Конечная цель воспитания, по Гомеру, достичь славы, превзойти в доблести своего отца: «Пусть о нем некогда скажут, из боя идущего видя: он и отца превосходит!» — говорит Гектор о своем сыне. Воспитателями применялись традиционные приемы, с одной стороны, стимулирующие положительное поведение, с другой — пресекающие нежелательное, подросткам внушалось быть «лучшими среди сверстников». На рубеже VIII—VII вв. до н.э. традиционное древнегреческое воспитание нашло описание в поэме «Труды и дни» Гесиода. Здесь в художественной форме изложены правила житейской мудрости, приведены бытовавшие в то время на­зидания юношеству. Можно сказать, что Гесиод положил начало дидактической поэзии.

В период расцвета Эллады, в VI—IV вв. до н.э., ведущую роль среди составлявших ее мелких государств-полисов игра­ли Афины в Аттике с республиканским строем правления и Спарта в Лаконии, формально возглавлявшаяся царями, власть которых существенно ограничивалась Советом старейшин — герусией. Эти два полярных полиса, города-государства, дали два различных образца организации воспитания в древнегре­ческом мире.

В Спарте сложился идеал сильного духом, физически раз­витого воина, но по сути своей невежественного человека. Еще Аристотель заметил, что основной недостаток спартан­ского воспитания заключался в том, что спартиаты чувствова­ли себя уверенно лишь в ходе военных действий, а досугом своим пользоваться не умели, поскольку обладали ограни­ченным кругозором. Напротив, в Аттике юношеству дава­лось широкое, универсальное по тем временам образование. Это отличие выражено афинянином Периклом в речи, при­веденной Фукидидом в его «Истории»: «...я утверждаю, что все наше государство — центр просвещения Эллады; каж­дый человек может, мне кажется, приспособиться у нас к многочисленным родам деятельности...»

Воспитание полноправных граждан Спарты было цели­ком и полностью в ведении государства. Здесь был осуществ­лен один из первых известных человечеству опытов огосу­дарствления личности. Благодаря подробным описаниям вос­питания спартиатов, которые приведены Ксенофонтом, Плутархом, Павсанием, можно восстановить его достаточно целостно. В Спарте целенаправленному воспитанию прида­вали решающую роль в деле формирования человека.

Плутарх в сочинении «Изречения спартанцев» привел ле­генду о том, как законодатель Ликург убедил в необходимос­ти воспитания народное собрание. Он показал старейшинам двух собак, одна из которых, охотничьей породы, была при­учена к лакомой пище, а другая, сторожевой породы, — к псовой охоте. Когда перед ними положили еду и выпустили зайца, то каждая устремилась к чему была приучена. И вывод: «воспитание для выработки добрых качеств значит больше, чем природа», всем необходимо в течение всей жизни учить­ся доблести.

Общественное воспитание спартиатов начиналось с пер­вого дня жизни. По словам Плутарха, новорожденного осмат- ривали старейшины. Слабых и уродливых детей кидали в про­пасть Тайгет, отнимая у них жизнь, а здоровых и крепких передавали опытным кормилицам. Кормилицы из Спарты, как |ррошие воспитательницы, ценились во всей Греции. Они малышей не пеленали, оставляя свободу движения телу; при­учали их соблюдать меру в еде и не быть разборчивыми к пище; учили не бояться темноты, не пугаться; кормилицы умели останавливать плач и предупреждать капризы детей.

С 7 лет всех мальчиков-спартиатов собирали вместе и дели­ли на так называемые агелы, которые, в свою очередь, состо­яли из илов, более мелких подразделений. В этих товарище­ствах ровесники жили вместе. Агелу возглавлял один из маль­чиков, отличавшийся умом и гимнастическими умениями. Плутарх называл агелы «школой послушания», где мальчики «упражняются в искусстве повелевать и подчиняться», т.е. го­товиться бьггь послушными гражданами, исполнителями воли властей. Грамоту же спартанцы изучали только ради «потреб­ности жизни».

С 13-летнего возраста подростки обучались и воспитыва­лись, по словам Плутарха, в «школах для гимнастических упражнений», которые возглавлял специально назначенный старейшинами «педоном», у него был помощник из числа старших юношей — «эйрен». Эти школы находились под бди­тельной опекой представителей старшего поколения, кото­рых ученики беспрекословно слушались, считая их своими «отцами, учителями и наставниками». В этих государствен­ных учреждениях подростков упражняли в военном искусст­ве, они участвовали в учебных сражениях и походах. С ними проводили беседы нравственного содержания с целью на­учить молодых спартиатов отличать хорошее от дурного. Та­кого рода беседы должны были приучить подростков к крат­кости и ясности речи. Отсюда и понятие «лаконичность». Начиная с 14 лет мальчики ежегодно подвергались публич­ным испытаниям, «агонам», которые подразделялись на гим­настические, когда юноши должны были показывать свои успехи в физической подготовке, и мусические, прежде все­го состязания в пении и игре на флейте. И гимнастические и мусические испытания были тесно связаны с военными уп­ражнениями. По словам того же Плутарха, «в песнях восхва­ляли доблести, свойственные каждому возрасту».

Состязания в терпении и выносливости проводились, в частности, в форме сечения подростков у алтаря Артемиды Ортии. Плутарх в «Изречениях спартанцев» рисует следующую картину этого обряда: «Мальчиков в Спарте пороли бичом... в течение целого дня, и они нередко погибали под ударами.

Мальчики гордо и весело соревновались, кто из них дольше и достойнее перенесет побои; победившего славили, и он ста­новился знаменитым». Формированию у молодых спартиатов качеств воина-рабовладельца служило такое государственное установление, как криптия, своего рода военный поход мо­лодежи, во время которого они наделялись правом тайного убийства самых сильных и боеспособных из среды порабо­щенного населения — илотов. Такую практику сам Плутарх считал чрезмерно жестокой. Только после прохождения всех этапов государственного воспитания юноши-спартиаты ста­новились полноправными гражданами.

В демократических Афинах до 7 лег дети получали тради­ционное семейное воспитание, целью которого было разви­тие у ребенка физических сил, чувства красоты и формирова­ние традиционных нравственных установок.

По достижении 7-летнего возраста для части афинских де­тей начинался этап школьного обучения. В состоятельных семь­ях попечение о маленьких школьниках возлагалось на раба-вос­питателя, педагога. Слово «педагог» буквально означало «дето- водитель». Это был более или менее развитый домашний раб, который сопровождал ребенка в школу и следил за ним дома Постепенно из обычного раба педагог превращался в домаш­него воспитателя.

Афинские учебные учреждения — «дидаскалейоны» — пер­вые учебные заведения эпохи классического периода — были частными, следовательно, платными. Соответственно целям воспитания, включавшим во взаимосвязи духовное и физи­ческое развитие, в Афинах существовало два типа школ — мусические и гимнастические — палестры. В мусической шко­ле обучали детей учитель-грамматист и учитель-кифарист. Здесь дети должны были научиться искусству читать и писать, а также счету, используя для этого специальное счетное при­способление — абак, некоторое подобие наших счетов. Обуче­ние грамоте велось буквослагательным методом. Для этого ис­пользовались навощенные дощечки — «церы», на которых уче­ники «стилями» — заостренными палочками — наносили буквы, составляли тексты, вели записи вычислений. Эти эле­менты техники школьного обучения свидетельствуют о связях древнегреческой культуры с близкой к ней исторически куль­турой Древнего Востока.

Мусическое воспитание охватывало те сферы культуры, которые находились под покровительством муз, по гречес­кой мифологии — дочерей богини памяти Мнемосины. В их ведении были поэзия, музыка, танцы, науки и творчество в целом. В мусических школах дети заучивали отрывки из классической литературы: Гомер, Гесиод, Эзоп, Эсхил, Софокл, Еврипвд. Музыка, поэзия и грамматика были так тесно свя­заны, что обучать им мог один учитель, параллельно обучая детей игре на кифаре, музыкальном инструменте щипково­го типа. Игре на флейте в афинских школах не обучали, по­скольку, по мнению афинян, она не сочеталась с устной речью, а тем самым с интеллектуальным развитием детей. В палестрах афинские дети упражнялись в беге, борьбе, прыжках, метании диска и копья, подготавливаясь к учас­тию в общественных состязаниях.

Юноши из благородных семей, завершившие курс обуче­ния в мусических школах и палестрах, в возрасте от 16 до 18 лет продолжали совершенствоваться в государственных уч­реждениях — гимнасиях. В Афинах V—ГУ вв. до н.э. было три гимнасия — Академия, Ликей, Киносарг, где выдающиеся ораторы и поэты вели с юношами наставительные беседы. Греческое слово «схода», нынешнее школа, обозначало до­суг, отдых от труда, способствующий физическому и духов­ному совершенству.

Гимнасий Академия располагался у священной рощи и храма легендарного афинского героя Академа. В садах Акаде- ма стояли жертвенники музам и Прометею, согласно леген­де, подарившему людям письменность. Именно здесь Пла­тон собирал своих учеников. Гимнасий Ликей находился возле храма мифического Аполлона Ликейского, в котором учил Аристотель. В гимнасии Киносарг, где могли обучаться юно­ши не только из среды полноправных афинян, занимался со своими учениками Антисфен, основатель философской шко­лы киников. Рядом с этим гимнасием находилось святилище Геракла, легендарного полубога-труженика, который являлся как бы патроном-покровителем этой школы.

С 18-летнего возраста афинские юноши должны были со­стоять в эфебии, государственной организации для подготов­ки свободнорожденных молодых людей к военной и граждан­ской службе. Здесь юноши проходили 2-годичную подготовку в воинских формированиях, находясь на государственном обес­печении. После первого года обучения они приносили клятву на верность Афинскому государству.

В Афинах и других городах Эллады в конце V — начале IV в. до н.э. свои школы имели и странствующие учителя мудро­сти— софисты, обучавшие прежде всего красноречию и логике. Надо отметить, что в то время в греческих полисах важную роль играли политики и ораторы. Красноречие, ис­кусство убеждать и отстаивать свои взгляды, стало делом по­литиков. Потребность в подготовке такого рода людей и удов­летворяли софисты. Их называли учителями мудрости, «сло­весной борьбы», «гимнастики ума». Условно говоря, обучение такой деятельности преследовало вполне прагматическую задачу: научить будущих общественных деятелей обосновы­вать и доказывать необходимую точку зрения в ходе словес­ных состязаний, остро сформулированных вопросов и отве­тов, выступлений. Важно отметить, что софисты положили начало развитию риторики и логики, понимаемых как ис­кусство речи, включающее использование поэтических, ху­дожественных и научных сочинений. Развивая риторику, со­фисты способствовали повышению общего уровня образо­вания юношей, приучая их мыслить, правильно говорить, следовать образцам поведения великих людей. Способы обу­чения были весьма разнообразны: рассказ, развернутое до­казательство, беседа, дискуссия.

Софисты профессионально занимались и проблемами вос­питания. Например, Исократ (436—338 до н.э.), афинский оратор и руководитель школы, в принципе противник демок­ратии, в речи «О значении Ареопага» высказал мысль, что руководить воспитанием и образованием молодежи должны самые мудрые афиняне. Он ставил воспитание выше государ­ственных законов, полагая, что хорошо воспитанные гражда­не даже при дурно составленных законах могут оставаться в пределах законного.

Усложнение общественной жизни, накопление знаний и предметного опыта вступали в противоречие с традицион­ными мифологическими представлениями. В связи с этим в сочинениях древнегреческих мыслителей уже в VII—VI вв. до н.э. наблюдались попытки рационалистического подхода к объяснению возникавших перед людьми вопросов, в том числе и в области воспитания. Обычно эти высказывания носили афористический характер: лучше быть ученым, чем неучем; детей воспитывай; добропорядочность нрава соблю­дай вернее клятвы; не лги, а говори правду; научишься под­чиняться — научишься управлять; язык твой пусть не обго­няет ум; повинуйся законам; невоспитанность невыносима; находясь у власти, управляй самим собой и т.п.

В VI в. до н.э. в Древней Греции начали уже достаточно четко складываться философские школы. Древнейшей из них была пифагорейская, оказавшая сильное влияние на после­дующее развитие всей философской мысли. Основателем пи­фагорейской школы, своеобразного религиозно-этического братства, являлся Пифагор (VI в. до н.э.), расцвет жизни кото­рого приходился на 540—537 гг. до н.э. В пифагорейском брат­стве обучение и воспитание молодежи было хорошо проду­манным и организованным.

В основу периодизации развития человека, отмечая основ­ные возрастные рубежи, пифагорейцы положили цифру 7: в первую седмицу выпадают зубы, во вторую седмицу наступа­ет половая зрелость, в третью седмицу — отрастает борода. Обучать и воспитывать надо соответственно возрасту, чтобы «дети не вели себя по-младенчески, юноши — по-детски, мужи — по-юношески, а старики не впадали в маразм».

Благодаря более поздним высказываниям философа III—IV вв. Ямвлиха можно составить представление об организации обуче­ния юношей в пифагорейском братстве. День начинался с оди­нокой утренней прогулки в священной роще, чтобы каждый в отдельности мог «упорядочить и гармонизировать сознание». После этого все ученики собирались в храме, где шло учение и исправление нравов. Затем — гимнастика, а уже потом — завт­рак и прогулка с друзьями с целью совместного повторения новых знаний. После совместного обеда юноши приступали к чтению, причем читал самый молодой ученик, а самый стар­ший комментировал. В конце дня учитель произносил свои на­ставления, и учащиеся расходились по домам.

Вот несколько характерных пифагорейских наставлений педагогического характера: правильно осуществляемое обу­чение должно происходить по обоюдному желанию учителя и ученика, ибо если одна или другая сторона противится, то поставленная задача не будет решена; изучение наук и ис­кусств, если оно добровольно, то правильно и достигает цели, а если не добровольно, то негодно и безрезультатно.

Ямвлих особенно отмечал, что в пифагорейском братстве в задачу учителей входило развитие памяти учащихся, которую чрезвычайно ценили и постоянно упражняли; в процессе заня­тий не переходили от одного вопроса к другому до тех пор, пока не усваивался предыдущий. Учащихся в пифагорейских школах приучали к самостоятельному преодолению трудностей в познании, причем в задачу учителя входило «ношу помогать взваливать, но не снимать», т.е. не облегчать хода учения.

В V в. до н.э. в Древней Греции стала очевидной необходи­мость осмысления в рамках философии такого важнейшего явления социальной жизни, как воспитание необходимых полису граждан. Эмпирический материал был богат и разно­образен, школы возникали и функционировали во многих городах античного мира. Нерасчлененные еще научные зна­ния концентрировались в своего рода натурфилософских системах, в ткань которых вплетались и педагогические идеи.

С миром древнегреческой педагогической мысли знако­мит, в частности, Гераклит (конец VI — начало V в, до н.э.). Его сочинения, дошедшие до нас лишь в ввде фрагментов, содержат ряд основополагающих педагогических идей: каж­дый человек способен к обучению, познанию истины и со­вершенствованию; у человека есть два основных орудия по­знания: ощущения и разум; через органы чувств обучающийся вступает в контакт с окружающим миром и приобретает спо­собность мыслить; критерий истины не в том, что узнают из опыта, а во всеобщем, которое следует научиться понимать и о котором нужно уметь правильно говорить: «Кто намерен говорить с умом, те должны крепко опираться на общее для всех...». Таким образом, разум, а не чувства свидетельствует об истинности или ложности явления. Кто не владеет этим искусством, того нельзя считать образованным: «Должно при­знать: мудрость в том, чтобы знать все как одно».

Гераклит был убежден, что многознание уму не научает и что мудрость состоит в том, чтобы говорить истину и дей­ствовать согласно природе, а этому следует учиться. Особен­но важно овладеть способами усвоения и передачи знаний. Познание истины Гераклит сравнивал с добычей золота: «Ищущие золото... много земли перекапывают, а находят мало». Для этого необходимо не только быть усердным уче­ником, умеющим видеть и слышать, но и обладать развитой душой. Интеллектуальное образование и нравственное вос­питание у Гераклита — единый процесс: «глаза и уши — дурные свидетели для людей, если души у них варварские», и еще — «невежество лучше прятать, чем выставлять напо­каз». В общем, Гераклит придавал главное значение разви­тию способности самостоятельно мыслить, овладевать по­ниманием, учиться действовать сообразно природе. Отсюда он делал вывод о ведущей роли самовоспитания и самообра­зования в становлении личности. Идею Гераклита о необхо­димости следовать природе в деле воспитания и обучения развивал другой древнегреческий философ следующего по­коления — Демокрит.

Демокрит (ок. 460 — ок. 371 до н.э.), мыслитель-энцикло- педист, являлся одним из первых основателей материалисти­ческого взгляда на мир и человека. Он разработал основы но­вой теории познания, различая чувственное и рассудочное зна­ние, считая чувственный опыт началом познания, «смутным познанием», проясняемым лишь мышлением. В этом он про­должал линию идей Гераклита, ибо также считал, что «следу­ет учиться многоумию, а не многознанию».

Одним из первых Демокрит сформулировал мысль о необ­ходимости сообразовывать воспитание с природой ребенка, которую он определял термином «микрокосм», сравнивая при­роду человека и Космоса. Демокрит высоко оценивал роль се­мейного воспитания, главное в котором — учить следовать положительному примеру родителей; упражнять детей в навы­ках правильного поведения, ибо «хорошими людьми стано­вятся больше от упражнений, чем от природы; важно приуче­ние ребенка к труду, а не принуждение к нему, поскольку учение вырабатывает прекрасные вещи только на основе тру­да». И все же основными мотивами самосовершенствования, по Демокриту, является детская любознательность, а задача учителя — побуждать внутреннее влечение детей к учебе прежде всего с помощью убеждения.

Говоря о закономерностях в развитии природы, Демок­рит замечал, что природа и воспитание подобны. Идя по пути природы, воспитание создает вторую природу человека, ибо хорошими люди становятся вследствие постоянных упраж­нений, а поэтому успехи в воспитании и обучении являются результатом непрерывного труда.

Одной из вершин педагогической мысли Древней Греции справедливо считается Сократ (ок. 470—399 до н.э.). Если со­фисты полагали, что ответить на вопрос о критерии истины невозможно, то их современник и оппонент философ Со­крат полагал, что истина познается в споре. Знаменуя пово­рот философского знания к человеческой индивидуальности, он считал, что этические ценности выражают отношение че- ловека к миру и являются опреде­ляющими в его познавательной де­ятельности. Им были даны опреде­ления этических понятий (добра, справедливости, доблести и др.), поскольку, по его убеждению, люди не соблюдают моральных норм «по­тому, что их не знают». Поэтому доб­родетель, по Сократу, тождествен­на знанию, а самосознание — выс­шая добродетель. Формулировке софиста Пифагора о человеке как о мере всего сущего им была проти­вопоставлена другая — «Познай са­мого себя!». Он рассматривал вос­питание как восходящий путь ин­теллектуального и нравственного развития человека и характеризовал воспитание как «второе рождение».

Вся его философская деятельность была неразрывно связана с педагогической. Современники свидетельствуют, что боль­шую часть своего времени Сократ проводил на площадях, в палестрах и гимнасиях, вступая в беседу с любым, кто хотел говорить с ним, и не навязывал своих мыслей слушателям, поскольку признавал убеждение основным воспитательным средством.

Сократ стоял у истоков зарождения эвристического ме­тода обучения. Он не оставил после себя сочинений, но его дела и мысли известны из воспоминаний множества его уче­ников и почитателей. В своей педагогической практике Со­крат широко использовал метод диалога. Именно в диалоге с учеником осуществлялся им поиск истины. Он одним из первых стал использовать индуктивные доказательства и да­вать определения понятиям, сближаясь в этом с софистами.

На начальном этапе обучения живое общение с учащимися, совместный поиск решения той или иной проблемы — лучший способ образования человека. Одно из достоинств этого метода заключается в том, что ученик отталкивается от осознания сво­его незнания и тем самым побуждается к самостоятельной мыс­лительной деятельности.

Ксенофонт (430—355/354 до н.э.), ученик Сократа, автор античного педагогического романа «Киропедия», или «Воспи­тание Кира», излагая свои мысли об образовании и воспита­нии правителя, высказал ряд общих педагогических идей, от­ражавших практику как афинской, так и спартанской системы воспитания. Ксенофонт высоко оце­нивал роль обучения искусству речи в процессе образования личности. Основные персонажи «Киропедии» произносят образцовые речи по всем правилам классической греческой риторики. Образованный человек, по мнению Ксенофонта, должен в со­вершенстве владеть искусством спо­ра, уметь вести его путем сопостав­ления; уметь анализировать, истол­ковывать обсуждаемые понятия, уметь пользоваться аналогиями. Важ­но отметить, что, по Ксенофонту, образование молодежи не может быть делом частных лиц, а, как в Спарте, должно находиться под кон­тролем государства и иметь своей целью воспитание совер­шенных граждан. Даже родители не имеют права распоряжать­ся воспитанием своих детей, достигших 7 лет.

На первое место в воспитании Ксенофонт ставил обуче­ние справедливости: дети должны видеть, как нравственно и благопристойно ведут себя ежедневно старшие, что весьма способствует воспитанию нравственных устоев. Детей должно учить повиновению предводителям. И здесь особое значение имеет пример старших. В процессе воспитания, по Ксенофон­ту, особое внимание должно уделяться не детскому, а юно­шескому возрасту. В «Воспоминании о Сократе» Ксенофонт на примере педагогической практики этого философа рас­крывает особенности умственного образования юношества, восхищаясь методическим искусством Сократа.

Платон (428/427—348/347 до н.э.) также был учеником Со­крата, что отразилось и на его взглядах на проблемы воспита­ния и образования молодежи. На базе одного из трех афинских гимнасиев, которые упоминались ранее, Платон основал фи­лософскую школу — Академию (387), которой сам руководил. Для упорядочения организации школьной жизни Платон ис­пользовал водяные часы-будильник, звонком призывавшие в определенное время учеников к занятиям.

Содержание образования в Академии было для того вре­мени весьма разносторонним: здесь обучали математике, ди­алектике, астрономии, естествознанию и другим наукам той эпохи. Методика обучения восходила к сократическим бесе­дам, спорам, диалогам и получила яркое отражение в сочи­нениях самого Платона.

studfiles.net

Рекомендуемая литература

Алексеев В.М. В старом Китае: Дневники путешествия 1907 года. М., 1958.

Ван Бинь- Чжао, Го Тянь- Чи, Лю Дэ-Хуа и др. Очерки истории пе­дагогики в Китае. Пекин, 1997 (на китайском языке).

Го Чи-Тянь. История китайской педагогической мысли. Пекин, 1987 (на китайском языке).

Дандамаев М.А. Вавилонские писцы. М., 1983.

Древнекитайская философия. Собрание текстов: В 2т. М., 1971– 1973.

Зарождение древних классовых обществ и первые очаги рабов­ладельческой цивилизации. Ч. 1. Месопотамия / Под ред. И.М. Дьяконова. М., 1983.

Истрин В.А. Возникновение и развитие письма. М., 1965.

Конфуций и его школа. М., 1996. (Антология гуманной педагогики.)

Крамер С. История начинается в Шумере / Пер. с англ. М., 1991.

Летурно Ш. Эволюция воспитания у различных человеческих рас / Пер.с фр.Спб., 1900.

Мао Ли-Джуй, Цюй Цзюй-Кун, Шао Хэ-Тинь. История педагогики в Древнем Китае. Пекин, 1993 (на китайском языке).

Оппенхейм А. Древняя Месопотамия (Портрет погибшей циви­лизации) / Пер. с англ. М., 1980.

Савельева Т.Н. Как жили египтяне во время строительства пира­мид. М.,1971.

Три великих сказания Древней Индии. М., 1978.

Хрестоматия по истории Древнего Востока: Учеб. пособие: В 2 ч. М., 1980.ч.1.

Хуаньинь Ян. Конфуций (Кун-цзы) // Перспективы и вопросы образования. М., 1994. № 1–2.

Глава 3 Воспитание и педагогическая мысль в античном мире

Древневосточные цивилизации дали человечеству первые образцы школ. Дальнейшее развитие школы осуществлялось уже на следующей ступени исторического развития – в эпо­ху античности, греко-римской древности. Достижения в об­ласти содержания, методов и организации образования под­растающего поколения в Древней Греции, Риме, эллинис­тических государствах и осмысление их философами того времени явились важным этапом в последующей эволюции школы и педагогической мысли.

Территория и временные границы античного мира огром­ны: от 3-го тысячелетия до н.э., когда в бассейне Эгейского моря, на островах и материке, лишь зарождалась древнегре­ческая культура, и вплоть до V в. н.э., когда греко-римский мир рухнул, смешался с так называемым варварским ми­ром, христианством и породил эпоху средневековья. Терри­ториально античный мир на разных ступенях своего разви­тия охватывал земли трех материков – от Атлантического океана до Египта, Средней Азии и Индии.

Воспитание и педагогическая мысль в Древней Греции

На островах Эгейского моря, преж­де всего на Крите, и на материко­вой территории Греции в 3–2-м тысячелетиях до н.э. сложился осо­бый тип культуры, во многом схо­жий с древними восточными цивилизациями, многими ни­тями, и экономическими и культурными, связанный с Егип­том, Малой Азией, Финикией, Междуречьем.

В условиях этой самобытной культуры уже в 3-м тысяче­летии до н.э. на Крите зародился вид письменности, восхо­дивший к пиктографическим знакам, к протошумерской письменности и отражавший потребности храмов и дворцо­вых хозяйств.

В середине 2-го тысячелетия до н.э. в этом регионе полу­чает распространение слоговое письмо, которым владели не только жрецы, но и служители царских дворцов и даже бога­тые горожане. В критском письме уже появились знаки для передачи как согласных, так и гласных звуков, другие при­знаки постепенного перехода к алфавитному письму.

Подобно древневосточным цивилизациям, первоначаль­но центры обучения создавались здесь при храмах и царских дворцах. Так, при дворце критского царя имелось специаль­ное помещение для служителей-писцов и их учеников. Крит­ские писцы установили твердые правила письменности: на­правление письма слева направо, расположение строк сверху вниз; они стали выделять заглавные буквы и красную строку. Все это стало в той или иной степени достоянием европейс­кой письменной культуры последующих веков.

Культурное развитие в Древней Греции и на Крите было задержано вторжением с Балкан в XII–XI вв. до н.э. дорийс­ких племен, воинственных обитателей периферии греческого мира. Воспитание и обучение юношества в Греции в IX–VIII вв. до н.э. отражено в эпических поэмах «Илиада» и «Одиссея», авторство которых по античной традиции приписывается ле­гендарному древнегреческому поэту Гомеру. Школьных форм обучения гомеровская Греция еще не знала, но внимание к воспитанию детей было большим. Сложился образ совершен­ного человека, личности развитой умственно, нравственно и физически. В воспитательной практике этим идеалом руковод­ствовались как педагогической целью. Герои Гомера воспиты­вались домашними учителями, наставниками, как правило старцами. Таким предстает перед нами Феникс, учитель Ахилла. Он формулирует образовательную цель так: «Да, тебя всему научу я: был бы в речах ты вития и делатель дел знаменитый».

Герои Гомера владеют яркой и образной речью, знают мифы, деяния богов и предков, историю своего рода, поют и играют на музыкальных инструментах, читают письменные послания. Гомер характеризовал идеального героя как «способного мыс­лить, мудрого». Грек архаической эпохи должен был быть развит физически, подготовлен к пользованию оружием. В эпических поэмах в связи с этим даются следующие характеристики: «креп­кий, выносливый», «стремительный, сильный мышцами», «спо­собный вести бой». Художественно раскрыт Гомером и идеал нравственного воспитания, его герой «славный в потомках», «действующий, как заведено по обычаю», «справедливый», «вер­ный», «надежный». Конечная цель воспитания, по Гомеру,–до­стичь славы, превзойти в доблести своего отца: «Пусть о нем некогда скажут, из боя идущего видя: он и отца превосходит!» – говорит Гектор о своем сыне. Воспитателями применялись тра­диционные приемы, с одной стороны, стимулирующие поло­жительное поведение, с другой – пресекающие нежелательное. Подросткам внушалось быть «лучшими среди сверстников».

На рубеже VIII–VII вв. до н.э. традиционное древнегре­ческое воспитание нашло описание в поэме «Труды и дни» Гесиода. Здесь в художественной форме изложены правила житейской мудрости, приведены бытовавшие в то время на­зидания юношеству. Можно сказать, что Гесиод положил начало дидактической поэзии.

В период расцвета Эллады, в VI–IV вв. до н.э., ведущую роль среди составлявших ее мелких государств-полисов игра­ли Афины в Аттике с республиканским строем правления и Спарта в Лаконии, формально возглавлявшаяся царями, власть которых существенно ограничивалась Советом старейшин – герусией. Эти два полярных полиса, города-государства, дали два различных образца организации воспитания в древнегре­ческом мире.

В Спарте сложился идеал сильного духом, физически раз­витого воина, но по сути своей невежественного человека. Еще Аристотель заметил, что основной недостаток спартан­ского воспитания заключался в том, что спартиаты чувство­вали себя уверенно лишь в ходе военных действий, а досу­гом своим пользоваться не умели, поскольку обладали огра­ниченным кругозором. Напротив, в Аттике юношеству давалось широкое, универсальное по тем временам образо­вание. Это отличие выражено афинянином Периклом в речи, приведенной Фукидидом в его «Истории»: «...я утверждаю, что все наше государство – центр просвещения Эллады; каж­дый человек может, мне кажется, приспособиться у нас к многочисленным родам деятельности...»

Воспитание полноправных граждан Спарты было цели­ком и полностью в ведении государства. Здесь был осуществ­лен один из первых известных человечеству опытов огосу­дарствления личности. Благодаря подробным описаниям вос­питания спартиатов, которые приведены Ксенофонтом, Плутархом, Павсанием, можно восстановить его достаточно целостно. В Спарте целенаправленному воспитанию прида­вали решающую роль в деле формирования человека.

Плутарх в сочинении «Изречения спартанцев» привел ле­генду о том, как законодатель Ликург убедил в необходимос­ти воспитания народное собрание. Он показал старейшинам двух собак, одна из которых, охотничьей породы, была при­учена к лакомой пище, а другая, сторожевой породы, – к псовой охоте. Когда перед ними положили еду и выпустили зайца, то каждая устремилась к чему была приучена. И вывод: «воспитание для выработки добрых качеств значит больше, чем природа», всем необходимо в течение всей жизни учить­ся доблести.

Общественное воспитание спартиатов начиналось с пер­вого дня жизни. По словам Плутарха, новорожденного осмат­ривали старейшины. Слабых и уродливых детей кидали в про­пасть Тайгет, отнимая у них жизнь, а здоровых и крепких передавали опытным кормилицам. Кормилицы из Спарты, как хорошие воспитательницы, ценились во всей Греции. Они малышей не пеленали, оставляя свободу движения телу; при­учали их соблюдать меру в еде и не быть разборчивыми к пище; учили не бояться темноты, не пугаться; кормилицы умели останавливать плач и предупреждать капризы детей.

С 7 лет всех мальчиков-спартиатов собирали вместе и дели­ли на так называемые агелы, которые, в свою очередь, состо­яли из илов, более мелких подразделений. В этих товарище­ствах ровесники жили вместе. Агелу возглавлял один из маль­чиков, отличавшийся умом и гимнастическими умениями. Плутарх называл агелы «школой послушания», где мальчики «упражняются в искусстве повелевать и подчиняться», т.е. го­товиться быть послушными гражданами, исполнителями воли властей. Грамоту же спартанцы изучали только ради «потреб­ности жизни».

С 13-летнего возраста подростки обучались и воспитыва­лись, по словам Плутарха, в «школах для гимнастических упражнений», которые возглавлял специально назначенный старейшинами «педоном», у него был помощник из числа старших юношей – «эйрен». Эти школы находились под бди­тельной опекой представителей старшего поколения, кото­рых ученики беспрекословно слушались, считая их своими «отцами, учителями и наставниками». В этих государствен­ных учреждениях подростков упражняли в военном искусст­ве, они участвовали в учебных сражениях и походах. С ними проводили беседы нравственного содержания с целью на­учить молодых спартиатов отличать хорошее от дурного. Та­кого рода беседы должны были приучить подростков к крат­кости и ясности речи. Отсюда и понятие «лаконичность». Начиная с 14 лет мальчики ежегодно подвергались публич­ным испытаниям, «агонам», которые подразделялись на гим­настические, когда юноши должны были показывать свои успехи в физической подготовке, и мусические, прежде все­го состязания в пении и игре на флейте. И гимнастические и мусические испытания были тесно связаны с военными уп­ражнениями. По словам того же Плутарха, «в песнях восхва­ляли доблести, свойственные каждому возрасту».

Состязания в терпении и выносливости проводились, в частности, в форме сечения подростков у алтаря Артемиды Оргии. Плутарх в «Изречениях спартанцев» рисует следующую картину этого обряда: «Мальчиков в Спарте пороли бичом... в течение целого дня, и они нередко погибали под ударами. Мальчики гордо и весело соревновались, кто из них дольше и достойнее перенесет побои; победившего славили, и он ста­новился знаменитым». Формированию у молодых спартиатов качеств воина-рабовладельца служило такое государственное установление, как криптия, своего рода военный поход мо­лодежи, во время которого они наделялись правом тайного убийства самых сильных и боеспособных из среды порабо­щенного населения – илотов. Такую практику сам Плутарх считал чрезмерно жестокой. Только после прохождения всех этапов государственного воспитания юноши-спартиаты ста­новились полноправными гражданами.

В демократических Афинах до 7 лет дети получали тради­ционное семейное воспитание, целью которого было разви­тие у ребенка физических сил, чувства красоты и формирова­ние традиционных нравственных установок.

По достижении 7-летнего возраста для части афинских де­тей начинался этап школьного обучения. В состоятельных семь­ях попечение о маленьких школьниках возлагалось на раба-вос­питателя, педагога. Слово «педагог» буквально означало «детоводитель». Это был более или менее развитый домашний раб, который сопровождал ребенка в школу и следил за ним дома. Постепенно из обычного раба педагог превращался в домаш­него воспитателя.

Афинские учебные учреждения – «дидаскалейоны» – пер­вые учебные заведения эпохи классического периода – были частными, следовательно, платными. Соответственно целям воспитания, включавшим во взаимосвязи духовное и физи­ческое развитие, в Афинах существовало два типа школ – мусические и гимнастические – палестры. В мусической шко­ле обучали детей учитель-грамматист и учитель-кифарист. Здесь дети должны были научиться искусству читать и писать, а также счету, используя для этого специальное счетное при­способление – абак, некоторое подобие наших счетов. Обуче­ние грамоте велось буквослагательным методом. Для этого ис­пользовались навощенные дощечки – «церы», на которых уче­ники «стилями» – заостренными палочками – наносили буквы, составляли тексты, вели записи вычислений. Эти эле­менты техники школьного обучения свидетельствуют о связях древнегреческой культуры с близкой к ней исторически куль­турой Древнего Востока.

Мусическое воспитание охватывало те сферы культуры, которые находились под покровительством муз, по гречес­кой мифологии – дочерей богини памяти Мнемосины. В их ведении были поэзия, музыка, танцы, науки и творчество в целом. В мусических школах дети заучивали отрывки из классической литературы: Гомер, Гесиод, Эзоп, Эсхил, Софокл, Еврипид. Музыка, поэзия и грамматика были так тесно свя­заны, что обучать им мог один учитель, параллельно обучая детей игре на кифаре, музыкальном инструменте щипково­го типа. Игре на флейте в афинских школах не обучали, по­скольку, по мнению афинян, она не сочеталась с устной речью, а тем самым с интеллектуальным развитием детей. В палестрах афинские дети упражнялись в беге, борьбе, прыж­ках, метании диска и копья, подготавливаясь к участию в общественных состязаниях.

Древнегреческий гимнасий (реконструкция)

Юноши из благородных семей, завершившие курс обуче­ния в мусических школах и палестрах, в возрасте от 16 до 18 лет продолжали совершенствоваться в государственных уч­реждениях – гимнасиях. В Афинах V–IV вв. до н.э. было три гимнасия – Академия, Ликей, Киносарг, где выдающиеся ораторы и поэты вели с юношами наставительные беседы. Греческое слово «схола», нынешнее школа, обозначало досуг, отдых от труда, способствующий физическому и духов­ному совершенству.

Гимнасий Академия располагался у священной рощи и храма легендарного афинского героя Академа. В садах Академа стояли жертвенники музам и Прометею, согласно легенде, подарившему людям письменность. Именно здесь Пла­фон собирал своих учеников. Гимнасий Ликей находился возле храма мифического Аполлона Ликейского, в котором учил Аристотель. В гимнасии Киносарг, где могли обучаться юно­ши не только из среды полноправных афинян, занимался со своими учениками Антисфен, основатель философской шко­лы киников. Рядом с этим гимнасием находилось святилище Геракла, легендарного полубога-труженика, который являлся как бы патроном-покровителем этой школы.

С 18-летнего возраста афинские юноши должны были со­стоять в эфебии, государственной организации для подготов­ки свободнорожденных молодых людей к военной и граждан­ской службе. Здесь юноши проходили 2-годичную подготовку в воинских формированиях, находясь на государственном обес­печении. После первого года обучения они приносили клятву на верность Афинскому государству.

В Афинах и других городах Эллады в конце V – начале IV в. до н.э. свои школы имели и странствующие учителя мудрос­ти – софисты, обучавшие прежде всего красноречию и логи­ке. Надо отметить, что в то время в греческих полисах важ­ную роль играли политики и ораторы. Красноречие, искус­ство убеждать и отстаивать свои взгляды, стало делом политиков. Потребность в подготовке такого рода людей и удовлетворяли софисты. Их называли учителями мудрости, «словесной борьбы», «гимнастики ума». Условно говоря, обу­чение такой деятельности преследовало вполне прагматичес­кую задачу: научить будущих общественных деятелей обо­сновывать и доказывать необходимую точку зрения в ходе словесных состязаний, остро сформулированных вопросов и ответов, выступлений. Важно отметить, что софисты поло­жили начало развитию риторики и логики, понимаемых как искусство речи, включающее использование поэтических, художественных и научных сочинений. Развивая риторику, софисты способствовали повышению общего уровня обра­зования юношей, приучая их мыслить, правильно говорить, следовать образцам поведения великих людей. Способы обу­чения были весьма разнообразны: рассказ, развернутое до­казательство, беседа, дискуссия.

Софисты профессионально занимались и проблемами вос­питания. Например, Исократ (436–338 до н.э.), афинский оратор и руководитель школы, в принципе противник демок­ратии, в речи «О значении Ареопага» высказал мысль, что руководить воспитанием и образованием молодежи должны самые мудрые афиняне. Он ставил воспитание выше государ­ственных законов, полагая, что хорошо воспитанные гражда­не даже при дурно составленных законах могут оставаться в пределах законного.

Усложнение общественной жизни, накопление знаний и предметного опыта вступали в противоречие с традицион­ными мифологическими представлениями. В связи с этим в сочинениях древнегреческих мыслителей уже в VII–VI вв. до н.э. наблюдались попытки рационалистического подхода к объяснению возникавших перед людьми вопросов, в том числе и в области воспитания. Обычно эти высказывания носили афористический характер: лучше быть ученым, чем неучем; детей воспитывай; добропорядочность нрава соблю­дай вернее клятвы; не лги, а говори правду; научишься под­чиняться – научишься управлять; язык твой пусть не обго­няет ум; повинуйся законам; невоспитанность невыносима; находясь у власти, управляй самим собой и т.п.

В VI в. до н.э. в Древней Греции начали уже достаточно четко складываться философские школы. Древнейшей из них была пифагорейская, оказавшая сильное влияние на последующее развитие всей философской мысли. Основателем пи­фагорейской школы, своеобразного религиозно-этического братства, являлся Пифагор (VI в. до н.э.), расцвет жизни кото­рого приходился на 540–537 гг. до н.э. В пифагорейском брат­стве обучение и воспитание молодежи было хорошо проду­манным и организованным.

В основу периодизации развития человека, отмечая основ­ные возрастные рубежи, пифагорейцы положили цифру 7: в первую седмицу выпадают зубы, во вторую седмицу наступа­ет половая зрелость, в третью седмицу – отрастает борода. Обучать и воспитывать надо соответственно возрасту, чтобы «дети не вели себя по-младенчески, юноши – по-детски, мужи – по-юношески, а старики не впадали в маразм».

Благодаря более поздним высказываниям философа III–IV вв. Ямвлиха можно составить представление об организации обуче­ния юношей в пифагорейском братстве. День начинался с оди­нокой утренней прогулки в священной роще, чтобы каждый в отдельности мог «упорядочить и гармонизировать сознание». После этого все ученики собирались в храме, где шло учение и исправление нравов. Затем – гимнастика, а уже потом – завт­рак и прогулка с друзьями с целью совместного повторения новых знаний. После совместного обеда юноши приступали к чтению, причем читал самый молодой ученик, а самый стар­ший комментировал. В конце дня учитель произносил свои на­ставления, и учащиеся расходились по домам.

Вот несколько характерных пифагорейских наставлений педагогического характера: правильно осуществляемое обу­чение должно происходить по обоюдному желанию учителя и ученика, ибо если одна или другая сторона противится, то поставленная задача не будет решена; изучение наук и ис­кусств, если оно добровольно, то правильно и достигает цели, а если не добровольно, то негодно и безрезультатно.

Ямвлих особенно отмечал, что в пифагорейском братстве в задачу учителей входило развитие памяти учащихся, которую чрезвычайно ценили и постоянно упражняли; в процессе заня­тий не переходили от одного вопроса к другому до тех пор, пока не усваивался предыдущий. Учащихся в пифагорейских школах приучали к самостоятельному преодолению трудностей в познании, причем в задачу учителя входило «ношу помогать взваливать, но не снимать», т.е. не облегчать хода учения.

В V в. до н.э. в Древней Греции стала очевидной необходи­мость осмысления в рамках философии такого важнейшего явления социальной жизни, как воспитание необходимых полису граждан. Эмпирический материал был богат и разно­образен, школы возникали и функционировали во многих городах античного мира. Нерасчлененные еще научные зна­ния концентрировались в своего рода натурфилософских системах, в ткань которых вплетались и педагогические идеи.

С миром древнегреческой педагогической мысли знако­мит, в частности, Гераклит (конец VI – начало V в. до н.э.). Его сочинения, дошедшие до нас лишь в виде фрагментов, содержат ряд основополагающих педагогических идей: каж­дый человек способен к обучению, познанию истины и со­вершенствованию; у человека есть два основных орудия по­знания: ощущения и разум; через органы чувств обучающийся вступает в контакт с окружающим миром и приобретает спо­собность мыслить; критерий истины не в том, что узнают из опыта, а во всеобщем, которое следует научиться понимать и о котором нужно уметь правильно говорить: «Кто намерен говорить с умом, те должны крепко опираться на общее для всех...» Таким образом, разум, а не чувства свидетельствует об истинности или ложности явления. Кто не владеет этим искусством, того нельзя считать образованным: «Должно при­знать: мудрость в том, чтобы знать все как одно».

Гераклит был убежден, что многознание уму не научает и что мудрость состоит в том, чтобы говорить истину и дей­ствовать согласно природе, а этому следует учиться. Особен­но важно овладеть способами усвоения и передачи знаний. Познание истины Гераклит сравнивал с добычей золота: «Ищущие золото... много земли перекапывают, а находят мало». Для этого необходимо не только быть усердным уче­ником, умеющим видеть и слышать, но и обладать развитой душой. Интеллектуальное образование и нравственное вос­питание у Гераклита – единый процесс: «глаза и уши – дурные свидетели для людей, если души у них варварские», и еще – «невежество лучше прятать, чем выставлять напо­каз». В общем, Гераклит придавал главное значение разви­тию способности самостоятельно мыслить, овладевать по­ниманием, учиться действовать сообразно природе. Отсюда он делал вывод о ведущей роли самовоспитания и самообра­зования в становлении личности. Идею Гераклита о необхо­димости следовать природе в деле воспитания и обучения развивал другой древнегреческий философ следующего по­коления – Демокрит.

Демокрит (около 470/460 до н.э. – умер в глубокой старо­сти), мыслитель-энциклопедист, являлся одним из первых основателей материалистического взгляда на мир и человека. Он разработал основы новой теории познания, различая чувственное и рассудочное знание, считая чувственный опыт началом познания, «смутным познанием», проясняемым лишь мышлением. В этом он продолжал линию идей Герак­лита, ибо также считал, что «следует учиться многоумию, а не многознанию».

Одним из первых Демокрит сформулировал мысль о не­обходимости сообразовывать воспитание с природой ребен­ка, которую он определял термином «микрокосм», сравни­вая природу человека и Космоса. Демокрит высоко оценивал роль семейного воспитания, главное в котором – учить сле­довать положительному примеру родителей; упражнять де­тей в навыках правильного поведения, ибо «хорошими людь­ми становятся больше от упражнений, чем от природы; важ­но приучение ребенка к труду, а не принуждение к нему, поскольку учение вырабатывает прекрасные вещи только на основе труда». И все же основными мотивами самосовершен­ствования, по Демокриту, является детская любознатель­ность, а задача учителя – побуждать внутреннее влечение детей к учебе прежде всего с помощью убеждения.

Говоря о закономерностях в развитии природы, Демок­рит замечал, что природа и воспитание подобны. Идя по пути природы, воспитание создает вторую природу человека, ибо хорошими люди становятся вследствие постоянных упраж­нений, а поэтому успехи в воспитании и обучении являются результатом непрерывного труда.

Одной из вершин педагогической мысли Древней Греции справедливо считается Сократ (ок. 470 –399 до н.э.). Если софи­сты полагали, что ответить на вопрос о критерии истины невоз­можно, то их современник и оппонент философ Сократ пола­гал, что истина познается в споре. Знаменуя поворот философского знания к человеческой индивидуальности, он считал, что этические ценности выражают отно­шение человека к миру и являются определяющими в его познаватель­ной деятельности. Им были даны оп­ределения этических понятий (доб­ра, справедливости, доблести и др.), поскольку, по его убеждению, люди не соблюдают моральных норм «по­тому, что их не знают». Поэтому доб­родетель, по Сократу, тождественна знанию, а самосознание – высшая добродетель. Формулировке софиста Пифагора о человеке как о мере все­го сущего им была противопоставле­на другая – «Познай самого себя!». Он рассматривал воспитание как вос­ходящий путь интеллектуального и нравственного развития человека и характеризовал воспитание как «вто­рое рождение». Вся его философская деятельность была нераз­рывно связана с педагогической. Современники свидетельству­ют, что большую часть своего времени Сократ проводил на пло­щадях, в палестрах и гимнасиях, вступая в беседу с любым, кто хотел говорить с ним, и не навязывал своих мыслей слушате­лям, поскольку признавал убеждение основным воспитатель­ным средством.

Сократ

Сократ стоял у истоков зарождения эвристического метода обучения. Он не оставил после себя сочинений, но его дела и мысли известны из воспоминаний множества его уче­ников и почитателей. В своей педагогической практике Со­крат широко использовал метод диалога. Именно в диалоге с учеником осуществлялся им поиск истины. Он одним из пер­вых стал использовать индуктивные доказательства и давать определения понятиям, сближаясь в этом с софистами.

На начальном этапе обучения живое общение с учащимися, совместный поиск решения той или иной проблемы – лучший способ образования человека. Одно из достоинств этого метода заключается в том, что ученик отталкивается от осознания сво­его незнания и тем самым побуждается к самостоятельной мыс­лительной деятельности.

Ксенофонт (430–355/354 до н.э.), ученик Сократа, автор античного педагогического романа «Киропедия», или «Вос­питание Кира», излагая свои мысли об образовании и воспи­тании правителя, высказал ряд общих педагогических идей, отражавших практику как афинской, так и спартанской сис­темы воспитания. Ксенофонт высо­ко оценивал роль обучения искусст­ву речи в процессе образования лич­ности. Основные персонажи «Киропедии» произносят образцовые речи до всем правилам классической гре­ческой риторики. Образованный че­ловек, по мнению Ксенофонта, дол­жен в совершенстве владеть искус­ством спора, уметь вести его путем сопоставления; уметь анализировать, истолковывать обсуждаемые поня­тия, уметь пользоваться аналогиями. Важно отметить, что, по Ксенофонту, образование молодежи не может быть делом частных лиц, а, как в Спарте, должно находиться под кон­тролем государства и иметь своей целью воспитание совершен­ных граждан. Даже родители не имеют права распоряжаться воспитанием своих детей, достигших 7 лет.

На первое место в воспитании Ксенофонт ставил обуче­ние справедливости: дети должны видеть, как нравственно и благопристойно ведут себя ежедневно старшие, что весьма способствует воспитанию нравственных устоев. Детей должно учить повиновению предводителям. И здесь особое значение имеет пример старших. В процессе воспитания, по Ксенофонту, особое внимание должно уделяться не детскому, а юно­шескому возрасту. В «Воспоминании о Сократе» Ксенофонт на примере педагогической практики этого философа раскры­вает особенности умственного образования юношества, вос­хищаясь методическим искусством Сократа.

Платон (428/427–348/347 до н.э.) также был учеником Со­крата, что отразилось и на его взглядах на проблемы воспита­ния и образования молодежи. На базе одного из трех афинских гимнасиев, которые упоминались ранее, Платон основал фи­лософскую школу – Академию (387), которой сам руководил. Для упорядочения организации школьной жизни Платон ис­пользовал водяные часы-будильник, звонком призывавшие в определенное время учеников к занятиям.

Платон

Содержание образования в Академии было для того вре­мени весьма разносторонним: здесь обучали математике, диалектике, астрономии, естествознанию и другим наукам той эпохи. Методика обучения восходила к сократическим беседам, спорам, диалогам и получила яркое отражение в сочинениях самого Платона.

Платон выдвинул идею создания системы государственных школ, оказав сильнейшее влияние на организацию школьного дела в последующую, эллинистическую эпоху. По мысли фи­лософа, в идеальном аристократическом государстве-полисе воспитание детей в семье и школьное обучение должны осу­ществляться под контролем государства и в его интересах. По­лисная власть обязана регулировать даже браки, не допуская заключения их между людьми различных социальных групп. Спе­циальные чиновники должны подбирать пары таких родите­лей, от которых должно произойти здоровое потомство. Ново­рожденных должны вскармливать общественные кормилицы в государственных воспитательных домах. С 3 лет до 6 целенап­равленное воспитание предполагалось осуществлять особым вос­питательницам на специально оборудованных площадках вблизи храмов. Детям этого возраста Платон рекомендовал пребыва­ние на свежем воздухе и игры, во время которых они должны были приобретать полезные знания и готовность к школьному обучению и будущему своему предназначению. С 7 лет все дети должны были посещать школы, но не частные, а единообраз­ные, государственные.

Содержание образования рекомендовалось то же, что и практиковавшееся в Афинах его времени: с 12 до 16 лет под­ростки должны посещать палестры и гимнасии, а затем для детей элиты в целях подготовки к государственной и воинс­кой деятельности с 18 до 20 лет предполагалась военно-гим­настическая и философская подготовка в эфебии, которую Платон рассматривал уже не как службу в армии, а как сво­еобразное учебное заведение.

Платону принадлежит заслуга осмысления целей и содер­жания школьного образования. В своем позднем сочинении «Законы» образование он трактует как то, что ведет с дет­ства к добродетели, заставляет человека страстно желать и стремиться стать совершенным гражданином, умеющим спра­ведливо подчиняться или же начальствовать.

Содержание школьного образования раскрыто во многих диалогах Платона, таких как «Протагор», «Федон», «Государ­ство», «Пир», «Федр», где рассматривается сущность воспи­тания; в «Теэтете» – излагается теория познания; в «Меноне» – высказывается идея о познании как припоминании того, что душа знала до своего земного воплощения. Проблема от­бора и передачи научных знаний у Платона связана с его уче­нием о «мире идей», особом интеллектуальном мире, по сути дела – мире человеческого знания. По мнению Платона, идеи – вечны, а вещи – лишь тени мира идей, которые отражают­ся в мире вещей и не являются истинно существующими.

Сущность познания заключается в припоминании вечных и неизменных идей. Вечные, божественные идеи, по мысли Платона, являются мощным импульсом, изнутри влияющим на формирование человека. Таким образом, им была постав­лена впервые проблема факторов, влияющих на развитие личности. В соответствии со своим учением о мире идей Пла­тон предлагал окружить ребенка впечатляющими образами прекрасного и доброго, которые должны пробуждать в его душе смутные воспоминания об идеальном мире.

Антисфен (455–360 до н.э.), также один из учеников Со­крата, был основателем материалистически ориентирован­ной философской школы киников. Единственно реальным для Антисфена являлись вещи, имеющие точные наимено­вания, которые и следует уяснить в начале школьного обу­чения, тем самым приближаясь не к миру идей, а к миру предметных явлений.

В процессе воспитания Антисфен основным средством считал личный пример учителя. Он высоко оценивал воспи­тывающую роль труда, приводя в пример Геракла и его тру­довые подвиги. По мнению Антисфена, блага человека явля­ются результатом его личного труда, поэтому нужно наслаж­даться удовольствиями, которые следуют за трудами, а не наоборот. Большое значение Антисфен придавал выработке привычки к преодолению трудностей, замечая, что трудно­сти похожи на собак: они кусают лишь тех, кто к ним не привык. Отсюда и обязательное условие воспитания – зака­ливание, выработка стойкости, презрение к роскоши, уме­ние переносить лишения, физические неудобства. «Пусть дети наших врагов живут в роскоши», – говорил он. Последова­тели кинической школы Антисфена дали яркие примеры подобного образа жизни. Например, Диоген Синопский, известнейший ученик Антисфена, несмотря на свое знатное происхождение, вел нищенский образ жизни, отличался презрительным отношением к аристократической культуре, выдвинув тезис о «переоценке ценностей».

Особое значение Антисфен придавал нравственному вос­питанию, полагая, что обучение добродетели является са­мой важной задачей школы. Детям нужно не столько переда­вать знания, сколько воспитывать у них силу воли. Критерий добродетели – поступки учеников. Нравственное воспита­ние Антисфен связывал с физическим: «кто хочет стать доб­родетельным человеком, должен укреплять тело гимнасти­ческими упражнениями». Однако выше всего он ценил ум­ственное развитие, считая, что главный воспитатель и руководитель в жизни – это наш собственный разум.

Аристотель (384–322 до н.э.) виднейший философ и педагог античности, являлся учеником и во многом продолжателем идей Пла­тона. Он был воспитателем Алек­сандра Македонского (356–323 до н.э.), создавшего крупнейшую ми­ровую державу древности, охваты­вавшую к последней трети IV в. до н.э. Балканский полуостров, Вос­точное Средиземноморье и примы­кающие к нему Иран, Среднюю Азию и Северо-Западную Индию до реки Инд. Энциклопедические познания самого Аристотеля отра­жали уровень развития античной науки, достижения которой были им интегрированы в многочисленных сочинениях.

studfiles.net

Воспитание и педагогическая мысль в античном мире

Количество просмотров публикации Воспитание и педагогическая мысль в античном мире - 893

Древневосточные цивилизации дали человечеству первые образцы школ. Дальнейшее развитие школы осуществлялось уже на следующей ступени исторического развития — в эпо­ху античности, греко-римской древности. Достижения в об­ласти содержания, методов и организации образования под­растающего поколения в Древней Греции, Риме, эллинис­тических государствах и осмысление их философами того времени явились важным этапом в последующей эволюции школы и педагогической мысли.

Территория и временные границы античного мира огром­ны: от 3-го тысячелœетия до н.э., когда в бассейне Эгейского моря, на островах и материке, лишь зарождалась древнегре­ческая культура, и вплоть до V в. н.э., когда греко-римский мир рухнул, смешался с так называемым варварским ми­ром, христианством и породил эпоху средневековья. Терри­ториально античный мир на разных ступенях своего разви­тия охватывал земли трех материков — от Атлантического океана до Египта͵ Средней Азии и Индии.

На островах Эгейского моря, преж-

де всœего на Крите, и на материко- и педагогическая ʼʼг -> <->

мыс!ь в Древнейвои территории Греции в 3-2-м

Грециитысячелœетиях до н.э. сложился осо-

бый тип культуры, во многом схо­жий с древними восточными цивилизациями, многими ни­тями, и экономическими и культурными, связанный с Егип­том, Малой Азией, Финикией, Междуречьем.

В условиях этой самобытной культуры уже в 3-м тысяче­летии до н.э. на Крите зародился вид письменности, восхо­дивший к пиктографическим знакам, к протошумерсгой письменности и отражавший потребности храмов и дворцо­вых хозяйств.

В серединœе 2-го тысячелœетия до н.э. в данном регионе полу­чает распространение слоговое письмо, которым владели не только жрецы, но и служители царских дворцов и даже бога­тые горожане. В критском письме уже появились знаки для передачи как согласных, так и гласных звуков, другие при­знаки постепенного перехода к алфавитному письму.

Подобно древневосточным цивилизациям, первоначаль­но центры обучения создавались здесь при храмах и царских дворцах. Так, при дворце критского царя имелось специаль­ное помещение для служителœей-писцов и их учеников. Крит­ские писцы установили твердые правила письменности: на­правление письма слева направо, расположение строк сверху вниз; они стали выделять заглавные буквы и красную строку. Все это стало в какой-либо степени достоянием европейс­кой письменной культуры последующих веков.

Культурное развитие в Древней Греции и на Крите было задержано вторжением с Балкан в XII—XI вв. до н.э. дорийс­ких племен, воинственных обитателœей периферии греческого мира. Воспитание и обучение юношества в Греции в IX—VIII вв. до н.э. отражено в эпических поэмах ʼʼИлиадаʼʼ и ʼʼОдиссеяʼʼ, авторство которых по античной традиции приписывается ле­гендарному древнегреческому поэту Гомеру. Школьных форм обучения гомеровская Греция еще не знала, но внимание к воспитанию детей было большим. Сложился образ совершен­ного человека, личности развитой умственно, нравственно и физически. В воспитательной практике этим идеалом руковод­ствовались как педагогической целью. Герои Гомера воспиты­вались домашними учителями, наставниками, как правило старцами. Таким предстает перед нами Феникс, учитель Ахилла. Он формулирует образовательную цель так: ʼʼДа, тебя всœему научу я: был бы в речах ты вития и делатель дел знаменитыйʼʼ. Герои Гомера владеют яркой и образной речью, знают мифы, деяния богов и предков, историю своего рода, поют и играют на музыкальных инструментах, читают письменные послания. Гомер характеризовал идеального героя как ʼʼспособного мыс­лить, мудрогоʼʼ. Грек архаической эпохи должен был быть развит физически, подготовлен к пользованию оружием. В эпических поэмах в связи с этим даются следующие характеристики: ʼʼкреп­кий, выносливыйʼʼ, ʼʼстремительный, сильный мышцамиʼʼ, ʼʼспо­собный вести бойʼʼ. Художественно раскрыт Гомером и идеал нравственного воспитания, его герой ʼʼславный в потомкахʼʼ, ʼʼдействующий, как заведено по обычаюʼʼ, ʼʼсправедливыйʼʼ, ʼʼвер­ныйʼʼ, ʼʼнадежныйʼʼ. Конечная цель воспитания, по Гомеру,—до­стичь славы, превзойти в доблести своего отца: ʼʼПусть о нем i юкогда скажут, из боя идущего видя: он и отца превосходит!ʼʼ — говорит Гектор о своем сыне. Воспитателями применялись тра­диционные приемы, с одной стороны, стимулирующие поло­жительное поведение, с другой — пресекающие нежелательное. 11одросткам внушалось быть ʼʼлучшими среди сверстниковʼʼ.

11а рубеже VIII—VII вв. до н.э. традиционное древнегре­ческое воспитание нашло описание в поэме ʼʼТруды и дниʼʼ

3. ВОСПИТАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АНТИЧНОМ

Воспитание и педагогическая мысль в Древней Греции

Гесиода. Здесь в художественной форме изложены правила житейской мудрости, приведены бытовавшие в то время на­ зидания юношеству. Можно сказать, что Гесиод положив начало дидактической поэзии "вложил

В период расцвета Эллады, в VI-IV вв. до н.э., ведущую роль среди составлявших ее мелких государств-полисов^? г 1Л ВАТШК1 С РеспУбл*канским строем правление и Спарта в Лаконии, формально возглавлявшаяся царями власти которых существенно ограничивалась Советом старейшин - герусиеи. Эти два полярных полиса, города-государства дали два различных образца организации воспитания в древне™ ческом мире. мр^лсцд;

В Спарте сложился идеал сильного духом, физически раз­витого воина, но по сути своей невежественного человека Еще Аристотель заметил, что основной недостаток спартан­ского воспитания заключался в том, что спартиаты чувство­вали себя уверенно лишь в ходе военных действий а досу­гом своим пользоваться не умели, поскольку обладали огра­ниченным кругозором. Напротив, в Аттике юношеству давалось широкое, универсальное по тем временам образо­вание. Это отличие выражено афинянином Периклом в речи приведенной Фукидидом в его ʼʼИсторииʼʼ: ʼʼ. .я утверждаю' что всœе наше государство - центр просвещения ЭлладьГка?-' дыи человек может, мне кажется, приспособиться^ 'насГк многочисленным родам деятельности ʼʼ

Воспитание полноправных граждан Спарты было цели­ком и полностью в ведении государства. Здесь был осуществ­лен один из первых известных человечеству опытов огосу­дарствления личности. Благодаря подробным описаниям вос­питания спартиатов, которые приведены Ксенофонтом Плутархом Павсанием, можно восстановить его достаточно целостно. В Спарте целœенаправленному воспитанию прида­вали решающую роль в делœе формирования человека

Плутарх в сочинœении ʼʼИзречения спартанцевʼʼ привел ле­ генду о том, как законодатель Ликург убедил в крайне важно с­ ти воспитания народное собрание. Он показал старейшинам двух собак, одна из которых, охотничьей породы, была ппи учена к лакомой пище, а другая, сторожевой породы -'к псовой охоте. Когда перед ними положили еду и выпустили зайца, то каждая устремилась к чему была приучена И вывод ʼʼвоспитание для выработки добрых качеств значит больше чем природаʼʼ, всœем крайне важно в течение всœей жизни учить­ ся доблести. у1

Общественное воспитание спартиатов начиналось с пер­вого дня жизни. По словам Плутарха, новорожденного осмат-

ривали старейшины. Слабых и уродливых детей кидали в про­пасть Тайгет, отнимая у них жизнь, а здоровых и крепких передавали опытным кормилицам. Кормилицы из Спарты, как хорошие воспитательницы, ценились зо всœей Греции. Οʜᴎ малышей не пелœенали, оставляя свободу движения телу; при­учали их соблюдать меру в еде и не быть разборчивыми к пище; учили не бояться темноты, не пугаться; кормилицы умели останавливать плач и предупреждать капризы детей.

С 7 лет всœех мальчиков-спартиатов собирали вместе и дели-ли на так называемые агелы, которые, в свою очередь, состо­яли из илов, более мелких подразделœений. В этих товарище­ствах ровесники жили вместе. Агелу возглавлял один из маль­чиков, отличавшийся умом и гимнастическими умениями. Плутарх называл агелы ʼʼшколой послушанияʼʼ, где мальчики ʼʼупражняются в искусстве повелœевать и подчинятьсяʼʼ, ᴛ.ᴇ. го­товиться быть послушными гражданами, исполнителями воли властей. Грамоту же спартанцы изучали только ради ʼʼпотреб­ности жизниʼʼ.

С 13-летнего возраста подростки обучались и воспитыва-пись, по словам Плутарха, в ʼʼшколах для гимнастических упражненийʼʼ, которые возглавлял специально назначенный старейшинами ʼʼпедономʼʼ, у него был помощник из числа старших юношей — ʼʼэйренʼʼ. Эти школы находились под бди­тельной опекой представителœей старшего поколения, кото­рых ученики беспрекословно слушались, считая их своими ■отцами, учителями и наставникамиʼʼ. В этих государствен­ных учреждениях подростков упражняли в военном искусст­ве, они участвовали в учебных сражениях и походах. С ними проводили беседы нравственного содержания с целью на­учить молодых спартиатов отличать хорошее от дурного. Та­кого рода беседы должны были приучить подростков к крат­кости и ясности речи. Отсюда и понятие ʼʼлаконичностьʼʼ. Начиная с 14 лет мальчики ежегодно подвергались публич­ным испытаниям, ʼʼагонамʼʼ, которые подразделялись на гим­настические, когда юноши должны были показывать свои успехи в физической подготовке, и мусические, прежде всœе-i < > состязания в пении и игре на флейте. И гимнастические и мусические испытания были тесно связаны с военными уп­ражнениями. По словам того же Плутарха, ʼʼв песнях восхва-пнии доблести, свойственные каждому возрастуʼʼ.

Состязания в терпении и выносливости проводились, в частности, в форме сечения подростков у алтаря Артемиды ʼʼ)|)гии. Плутарх в ʼʼИзречениях спартанцевʼʼ рисует следующую картину этого обряда: ʼʼМальчиков в Спарте пороли бичом... в н'чсиие целого дня, и они нередко погибали под ударами.

        
  
  
 
 
 
  
Воспитание и педагогическая мысль в Древней Греции 55

54 Глава 3. ВОСПИТАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АНТИЧНОМ МИРЕ

Мальчики гордо и весело соревновались, кто из них дольше и достойнее перенесет побои; победившего славили, и он ста­новился знаменитымʼʼ. Формированию у молодых спартиатов качеств воина-рабовладельца служило такое государственное установление, как криптия, своего рода военный поход мо­лодежи, во время которого они наделялись правом тайного убийства самых сильных и боеспособных из среды порабо­щенного населœения — илотов. Такую практику сам Плутарх считал чрезмерно жестокой. Только после прохождения всœех этапов государственного воспитания юноши-спартиаты ста­новились полноправными гражданами.

В демократических Афинах до 7 лет дети получали тради­ционное семейное воспитание, целью которого было разви­тие у ребенка физических сил, чувства красоты и формирова­ние традиционных нравственных установок.

По достижении 7-летнего возраста для части афинских де­тей начинался этап школьного обучения. В состоятельных семь­ях попечение о маленьких школьниках возлагалось на раба-вос­питателя, педагога. Слово ʼʼпедагогʼʼ буквально означало ʼʼдето-водительʼʼ. Это был более или менее развитый домашний раб, который сопровождал ребенка в школу и следил за ним дома. Постепенно из обычного раба педагог превращался в домаш­него воспитателя.

Афинские учебные учреждения — ʼʼдидаскалейоныʼʼ — пер­вые учебные заведения эпохи классического периода — были частными, следовательно, платными. Соответственно целям воспитания, включавшим во взаимосвязи духовное и физи­ческое развитие, в Афинах существовало два типа школ — мусические и гимнастические — палестры. В мусической шко­ле обучали детей учитель-грамматист и учитель-кифарист. Здесь дети должны были научиться искусству читать и писать, а также счету, используя для этого специальное счетное при­способление — абак, неĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ подобие наших счетов. Обуче­ние грамоте велось буквослагательным методом. Для этого ис­пользовались навощенные дощечки — ʼʼцерыʼʼ, на которых уче­ники ʼʼстилямиʼʼ — заостренными палочками — наносили буквы, составляли тексты, вели записи вычислений. Эти эле­менты техники школьного обучения свидетельствуют о связях древнегреческой культуры с близкой к ней исторически куль­турой Древнего Востока.

Мусическое воспитание охватывало те сферы культуры," которые находились под покровительством муз, по гречес­кой мифологии — дочерей богини памяти Мнемосины. В их ведении были поэзия, музыка, танцы, науки и творчество н целом. В мусических школах дети заучивали отрывки из клас-

Древнегреческий гимнасий (реконструкция)

ʼʼ.-ической литературы: Гомер, Гесиод, Эзоп, Эсхил, Софокл, Гнрипид. Музыка, поэзия и грамматика были так тесно свя-1лны, что обучать им мог один учитель, параллельно обучая цстсй игре на кифаре, музыкальном инструменте щипково-|ч) типа. Игре на флейте в афинских школах не обучали, по-\ кольку, по мнению афинян, она не сочеталась с устной речью, а тем самым с интеллектуальным развитием детей. В i и псстрах афинские дети упражнялись в беге, борьбе, прыж-i .i\, метании диска и копья, подготавливаясь к участию в общественных состязаниях.

Юноши из благородных семей, завершившие курс обуче­нии и мусических школах и палестрах, в возрасте от 16 до IК ист продолжали совершенствоваться в государственных уч-|м (кдсииях — гимнасиях. В Афинах V—IV вв. до н.э. было три 1ИМПЛСИЯ — Академия, Ликей, Киносарг, где выдающиеся пригори и поэты вели с юношами наставительные беседы. i p. Mi скос слово ʼʼсхолаʼʼ, нынешнее школа, обозначало до-i yi, miii.14 от труда, способствующий физическому и духов­ному < опершеиству.

I имнасий Академия располагался у священной рощи и

\\щм\\ негеидарпого афинского героя Академа. ВсадахАкаде-

‣‣‣ II i ниши жертвенники музам и Прометею, согласно леген-

мʼʼ , момнрпшпему людям письменность. Именно здесь Пла-

niiiipitn (iituix учеников. Гимнасий Ликей находился возле

56 Глава 3. ВОСПИТАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АНТИЧНОМ МИР1

храма мифического Аполлона Ликейского, в котором учил Аристотель. В гимнасии Киносарг, где могли обучаться юно­ши не только из среды полноправных афинян, занимался со своими учениками Антисфен, основатель философской шко­лы киников. Рядом с этим гимнасием находилось святилище Геракла, легендарного полубога-труженика, который являлся как бы патроном-покровителœем этой школы.

С 18-летнего возраста афинские юноши должны были со­стоять в эфебии, государственной организации для подготов­ки свободнорожденных молодых людей к военной и граждан­ской службе. Здесь юноши проходили 2-годичную подготовку в воинских формированиях, находясь на государственном обес­печении. После первого года обучения они приносили клятву на верность Афинскому государству.

В Афинах и других городах Эллады в конце V — начале IV в. до н.э. свои школы имели и странствующие учителя мудрос­ти — софисты, обучавшие прежде всœего красноречию и логи­ке. Надо отметить, что в то время в греческих полисах важ­ную роль играли политики и ораторы. Красноречие, искус­ство убеждать и отстаивать свои взгляды, стало делом политиков. Потребность в подготовке такого рода людей и удовлетворяли софисты. Их называли учителями мудрости, ʼʼсловесной борьбыʼʼ, ʼʼгимнастики умаʼʼ. Условно говоря, обу­чение такой деятельности преследовало вполне прагматичес­кую задачу: научить будущих общественных деятелœей обо­сновывать и доказывать необходимую точку зрения в ходе словесных состязаний, остро сформулированных вопросов и ответов, выступлений. Важно отметить, что софисты поло­жили начало развитию риторики и логики, понимаемых как искусство речи, включающее использование поэтических, художественных и научных сочинœений. Развивая риторику, софисты способствовали повышению общего уровня обра­зования юношей, приучая их мыслить, правильно говорить, следовать образцам поведения великих людей. Способы обу­чения были весьма разнообразны: рассказ, развернутое до­казательство, беседа, дискуссия.

Софисты профессионально занимались и проблемами вое питания. К примеру, Исократ (436—338 до н.э.), афински/1 оратор и руководитель школы, в принципе противник демок ратии, в речи ʼʼО значении Ареопагаʼʼ высказал мысль, чт<> руководить воспитанием и образованием молодежи должны самые мудрые афиняне. Он ставил воспитание выше госудвр ственных законов, полагая, что хорошо воспитанные граждп не даже при дурно составленных законах могут оставаться м пределах законного.

Поспитание и педагогическая мысль в Древней Греции

Усложнение общественной жизни, накопление знаний и предметного опыта вступали в противоречие с традицион­ными мифологическими представлениями. В связи с этим в сочинœениях древнегреческих мыслителœей уже в VII—VI вв. до н.э. наблюдались попытки рационалистического подхода к объяснению возникавших перед людьми вопросов, в т.ч. и в области воспитания. Обычно эти высказывания носили афористический характер: лучше быть ученым, чем неучем; детей воспитывай; добропорядочность нрава соблю-цай вернее клятвы; не лги, а говори правду; научишься под­чиняться — научишься управлять; язык твой пусть не обго­няет ум; повинуйся законам; невоспитанность невыносима; находясь у власти, управляй самим собой и т.п.

В VI в. до н.э. в Древней Греции начали уже достаточно mi- i ко складываться философские школы. Древнейшей из них bi.nia пифагорейская, оказавшая сильное влияние на после-пующее развитие всœей философской мысли. Основателœем пи-ф.норейской школы, своеобразного религиозно-этического Ора гства, являлся Пифагор (VI в. до н.э.), расцвет жизни кото­рою приходился на 540—537 гᴦ. до н.э. В пифагорейском брат-i пи- обучение и воспитание молодежи было хорошо проду-манпым и организованным.

II основу периодизации развития человека, отмечая основ-Hi.ii' возрастные рубежи, пифагорейцы положили цифру 7: в мерную седмицу выпадают зубы, во вторую седмицу наступа-г| по/юная зрелость, в третью седмицу— отрастает борода. ( Mivi.ii ь и воспитывать нужно соответственно возрасту, чтобы ‣‣‣ʼʼпи не вели себя по-младенчески, юноши — по-детски, м, i и по-юношески, а старики не впадали в маразмʼʼ.

I ʼʼнатдаря более поздним высказываниям философа III—IV вв. Имшшха можно составить представление об организации обуче­нии ишошей в пифагорейском братстве. День начинался с оди-

И... II утренней прогулки в священной роще, чтобы каждый в

Hiiii п.Hoi ги мог ʼʼупорядочить и гармонизировать сознаниеʼʼ. I It и и пою всœе ученики собирались в храме, где шло учение и Hi up пни ппс нравов. Далее — гимнастика, ауже потом — завт-!‣‣‣ и п прогулка с друзьями с целью совместного повторения шпини. I Iocjic совместного обеда юноши приступали к ЦП шин, причем читал самый молодой ученик, а самый стар­шим I iiMMCiiiiipoiuui. В конце дня учитель произносил свои на-■ -■‣‣‣ и ним, и учащиеся расходились по домам.

Hi...... ч мни.ко характерных пифагорейских наставлений

|й|1МИЧ1 I кого характера: правильно осуществляемое обу-

t.i i no происходить по обоюдному желанию учителя

И i'ii щи i нон it ни папа или другая сторона противится, то

58 Глава 3. ВОСПИТАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АНТИЧНОМ МИРЕ

поставленная задача не будет решена; изучение наук и ис­кусств, в случае если оно добровольно, то правильно и достигает цели, а если не добровольно, то негодно и безрезультатно.

Ямвлих особенно отмечал, что в пифагорейском братстве в задачу учителœей входило развитие памяти учащихся, которую чрезвычайно ценили и постоянно упражняли; в процессе заня­тий не переходили от одного вопроса к другому до тех пор, пока не усваивался предыдущий. Учащихся в пифагорейских школах приучали к самостоятельному преодолению трудностей в познании, причем в задачу учителя входило ʼʼношу помогать взваливать, но не сниматьʼʼ, ᴛ.ᴇ. не облегчать хода учения.

В V в. до н.э. в Древней Греции стала очевидной необходи­мость осмысления в рамках философии такого важнейшего явления социальной жизни, как воспитание необходимых полису граждан. Эмпирический материал был богат и разно­образен, школы возникали и функционировали во многих городах античного мира. Нерасчлененные еще научные зна­ния концентрировались в своего рода натурфилософских системах, в ткань которых вплетались и педагогические идеи. С миром древнегреческой педагогической мысли знако­мит, в частности, Гераклит (конец VI — начало V в. до н.э.). Его сочинœения, дошедшие до нас лишь в виде фрагментов, содержат ряд основополагающих педагогических идей: каж­дый человек способен к обучению, познанию истины и со­вершенствованию; у человека есть два базовых орудия по­знания: ощущения и разум; через органы чувств обучающийся вступает в контакт с окружающим миром и приобретает спо­собность мыслить; критерий истины не в том, что узнают из опыта͵ а во всœеобщем, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ следует научиться понимать и о котором нужно уметь правильно говорить: ʼʼКто намерен говорить с умом, те должны крепко опираться на общее для всœех...ʼʼ Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, разум, а не чувства свидетельствует об истинности или ложности явления. Кто не владеет этим искусством, того нельзя считать образованным: ʼʼДолжно при­знать: мудрость в том, чтобы знать всœе как одноʼʼ.

Гераклит был убежден, что многознание уму не научает и что мудрость состоит в том, чтобы говорить истину и дей­ствовать согласно природе, а этому следует учиться. Особен но важно овладеть способами усвоения и передачи знаний. Познание истины Гераклит сравнивал с добычей золоти: ʼʼИщущие золото... много земли перекапывают, а находя^* малоʼʼ. Для этого крайне важно не только быть усердным уме ником, умеющим видеть и слышать, но и обладать разни roll душой. Интеллектуальное образование и нравственное нос питание у Гераклита — единый процесс: ʼʼглаза и уши

Воспитание и педагогическая мысль в Древней Греции 59

дурные свидетели для людей, в случае если души у них варварскиеʼʼ, и еще — ʼʼневежество лучше прятать, чем выставлять напо­казʼʼ. В общем, Гераклит придавал главное значение разви­тию способности самостоятельно мыслить, овладевать по­ниманием, учиться действовать сообразно природе. Отсюда он делал вывод о ведущей роли самовоспитания и самообра­зования в становлении личности. Идею Гераклита о необхо­димости следовать природе в делœе воспитания и обучения развивал другой древнегреческий философ следующего по­коления — Демокрит.

Демокрит (около 470/460 до н.э. — умер в глубокой старо­сти), мыслитель-энциклопедист, являлся одним из первых основателœей материалистического взгляда на мир и человека. Он разработал основы новой теории познания, различая чувственное и рассудочное знание, считая чувственный опыт началом познания, ʼʼсмутным познаниемʼʼ, проясняемым ||ишь мышлением. В этом он продолжал линию идей Герак­лита͵ ибо также считал, что ʼʼследует учиться многоумию, а не многознаниюʼʼ.

Одним из первых Демокрит сформулировал мысль о не­обходимости сообразовывать воспитание с природой ребен­ка, которую он определял термином ʼʼмикрокосмʼʼ, сравни-иая природу человека и Космоса. Демокрит высоко оценивал роль семейного воспитания, главное в котором — учить сле-лонать положительному примеру родителœей; упражнять де-ivii в навыках правильного поведения, ибо ʼʼхорошими людь­ми становятся больше от упражнений, чем от природы; важ­но приучение ребенка к труду, а не принуждение к нему, in скольку учение вырабатывает прекрасные вещи только на oi попе трудаʼʼ. И всœе же основными мотивами самосовершен-t питания, по Демокриту, является детская любознатель­ность, а задача учителя — побуждать внутреннее влечение иг гей к учебе прежде всœего с помощью убеждения.

Го поря о закономерностях в развитии природы, Демок-|ш i 1амечал, что природа и воспитание подобны. Идя по пути природы, воспитание создает вторую природу человека, ибо корошими люди становятся вследствие постоянных упраж-п' и пи, а в связи с этим успехи в воспитании и обучении являются рг iy/п.татом непрерывного труда.

Он ной из вершин педагогической мысли Древней Греции t краж-/ни шо считается Сократ (ок.470—399 до н.э.). В случае еслисофи-‣‣‣ hi i loiiai ал и, что ответить на вопрос о критерии истины невоз-

н...... I, го их современник и оппонент философ Сократ пола-

|и i -им истина no3iиется в споре. Знаменуя поворот философс-i шаппя к человеческой индивидуальности, он считал, что

60 '"■"ава 3. ВОСПИТАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АНТИЧНОМ

Воспитание и педагогическая мысль в Древней Греции

этические ценности выражают отно­ шение человека к миру и являются определяющими в его познаватель­ ной деятельности. Им были даны оп­ ределœения этических понятий (доб­ ра, справедливости, доблести и др.), поскольку, по его убеждению, люди не соблюдают моральных норм ʼʼпо­ тому, что их не знаютʼʼ. По этой причине доб­ родетель, по Сократу, тождественна знанию, а самосознание — высшая добродетель. Формулировке софиста Пифагора о человеке как о мере всœе­ го сущего им была противопоставле­ на другая — ʼʼПознай самого себя!ʼʼ. Он рассматривал воспитание как вое- ] ходящий путь интеллектуального и Сократ нравственного развития человека и

характеризовал воспитание как ʼʼвто­рое рождениеʼʼ. Вся его философская деятельность была нераз-рывно связана с педагогической. Современники свидетельству-ют, что большую часть своего времени Сократ проводил на пло­щадях, в палестрах и гимнасиях, вступая в беседу с любым, кто хотел говорить с ним, и не навязывал своих мыслей слушате­лям, поскольку признавал убеждение основным воспитатель­ным средством.

Сократ стоял у истоков зарождения эвристического ме­тода обучения. Он не оставил после себя сочинœений, но его дела и мысли известны из воспоминаний множества его уче­ников и почитателœей. В своей педагогической практике Со­крат широко использовал метод диалога. Именно в диалоге с учеником осуществлялся им поиск истины. Он одним из пер­вых стал использовать индуктивные доказательства и давать определœения понятиям, сближаясь в данном с софистами.

На начальном этапе обучения живое общение с учащимися, совместный поиск решения какой-либо проблемы — лучший способ образования человека. Одно из достоинств этого метода состоит по сути в том, что ученик отталкивается от осознания сно-у его незнания и тем самым побуждается к самостоятельной мы<£ лительной деятельности.

Ксенофонт (430—355/354 до н.э.), ученик Сократа͵ автор античного педагогического романа ʼʼКиропедияʼʼ, или ʼʼНос питание Кираʼʼ, излагая свои мысли об образовании и поспи тании правителя, высказал ряд общих педагогических идей, ' отражавших практику как афинской, так и спартанской сии

темы воспитания. Ксенофонт высо­ ко оценивал роль обучения искусст­ ву речи в процессе образования лич- i юсти. Основные персонажи ʼʼКиро- 11сдииʼʼ произносят образцовые речи i ю всœем правилам классической гре­ ческой риторики. Образованный че­ ловек, по мнению Ксенофонта͵ дол­ жен в совершенстве владеть искус­ ством спора, уметь вести его путем сопоставления; уметь анализировать, истолковывать обсуждаемые поня­ тия, уметь пользоваться аналогиями. Важно отметить, что, по Ксенофон- iv, образование молодежи не может ныть делом частных лиц, а, как в Платон

< Парте, должно находиться под кон­тролем государства и иметь своей целью воспитание совершен­ных граждан. Даже родители не имеют права распоряжаться воспитанием своих детей, достигших 7 лет.

На первое место в воспитании Ксенофонт ставил обуче­ние справедливости: дети должны видеть, как нравственно и пшнопристойно ведут себя ежедневно старшие, что весьма способствует воспитанию нравственных устоев. Детей должно учиII. повиновению предводителям. И здесь особое значение имеет пример старших. В процессе воспитания, по Ксенофон-IV. особое внимание должно уделяться не детскому, а юно-шескому возрасту. В ʼʼВоспоминании о Сократеʼʼ Ксенофонт ми примере педагогической практики этого философа раскры­та i особенности умственного образования юношества, вос-t iim.i-.ui, методическим искусством Сократа.

// иппоп (428/427—348/347 до н.э.) также был учеником Со-kpiiiit, что отразилось и на его взглядах на проблемы воспита­нии и i >i>pa зования молодежи. На базе одного из трех афинских i ими.к пев, которые упоминались ранее, Платон основал фи-'и и |м|>| кую школу — Академию (387), которой сам руководил. Ццм упорядочения организации школьной жизни Платон ис-IHHC юваи водяные часы-будильник, звонком призывавшие в мир.
Размещено на реф.рф
и псиное время учеников к занятиям.

i оцержанис образования в Академии было для того вре-

Mi пи net i.мн разносторонним: здесь обучали математике,

Ннй'В i ппг, астрономии, естествознанию и другим наукам

НИ иючн Методика обучения восходила к сократическим

спим, I порам, диалогам и получила яркое отражение в

MMHiB ииич самого Платона.

62 Глава 3. ВОСПИТАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В АНТИЧНОМ МИРЕ

Платон выдвинул идею создания системы государственных школ, оказав сильнейшее влияние на организацию школьного дела в последующую, эллинистическую эпоху. По мысли фи­лософа, в идеальном аристократическом государстве-полисе воспитание детей в семье и школьное обучение должны осу­ществляться под контролем государства и в его интересах. По­лисная власть обязана регулировать даже браки, не допуская заключения их между людьми различных социальных групп. Спе­циальные чиновники должны подбирать пары таких родите-. лей, от которых должно произойти здоровое потомство. Ново­рожденных должны вскармливать общественные кормилицы в государственных воспитательных домах. С 3 лет до 6 целœенап­равленное воспитание предполагалось осуществлять особым вос­питательницам на специально оборудованных площадках вблизи храмов. Детям этого возраста Платон рекомендовал пребыва­ние на свежем воздухе и игры, во время которых они должны были приобретать полезные знания и готовность к школьному обучению и будущему своему предназначению. С 7 лет всœе дети должны были посœещать школы, но не частные, а единообраз­ные, государственные.

Содержание образования рекомендовалось то же, что и практиковавшееся в Афинах его времени: с 12 до 16 лет под­ростки должны посœещать палестры и гимнасии, а затем для детей элиты в целях подготовки к государственной и воинс­кой деятельности с 18 до 20 лет предполагалась военно-гим­настическая и философская подготовка в эфебии, которую Платон рассматривал уже не как службу в армии, а как сво­еобразное учебное заведение.

Платону принадлежит заслуга осмысления целœей и содер­жания школьного образования. В своем позднем сочинœении ʼʼЗаконыʼʼ образование он трактует как то, что ведет с дет­ства к добродетели, заставляет человека страстно желать и стремиться стать совершенным гражданином, умеющим спра­ведливо подчиняться или же начальствовать.

Содержание школьного образования раскрыто во многих диалогах Платона, таких как ʼʼПротагорʼʼ, ʼʼФедонʼʼ, ʼʼГосудар­ствоʼʼ, ʼʼПирʼʼ, ʼʼФедрʼʼ, где рассматривается сущность воспи­тания; в ʼʼТеэтетеʼʼ — излагается теория познания; в ʼʼМею/ неʼʼ —' высказывается идея о познании как припоминании того, что душа знала до своего земного воплощения. Проблема от­бора и передачи научных знаний у Платона связана с его уче­нием о ʼʼмире идейʼʼ, особом интеллектуальном мире, по сути дела — мире человеческого знания. По мнению Платона, идеи — вечны, а вещи — лишь тени мира идей, которые отражают­ся в мире вещей и не являются истинно существующими.

Востлчние и педагогическая мысль в Древней Греции

Сущность познания состоит в припоминании вечных и неизменных идей. Вечные, божественные идеи, по мысли Платона, являются мощным импульсом, изнутри влияющим на формирование человека. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, им была постав­лена впервые проблема факторов, влияющих на развитие личности. В соответствии со своим учением о мире идей Пла­тон предлагал окружить ребенка впечатляющими образами прекрасного и доброго, которые должны пробуждать в его душе смутные воспоминания об идеальном мире.

Антисфен (455—360 до н.э.), также один из учеников Со­крата͵ был основателœем материалистически ориентирован­ной философской школы киников. Единственно реальным для Антисфена являлись вещи, имеющие точные наимено­вания, которые и следует уяснить в начале школьного обу­чения, тем самым приближаясь не к миру идей, а к миру

предметных явлений.

В процессе воспитания Антисфен основным средством считал личный пример учителя. Он высоко оценивал воспи­тывающую роль труда, приводя в пример Геракла и его тру­довые подвиги. По мнению Антисфена, блага человека явля­ются результатом его личного труда, в связи с этим нужно наслаж­даться удовольствиями, которые следуют за трудами, а не наоборот. Большое значение Антисфен придавал выработке привычки к преодолению трудностей, замечая, что трудно­сти похожи на собак: они кусают лишь тех, кто к ним не привык. Отсюда и обязательное условие воспитания — зака­ливание, выработка стойкости, презрение к роскоши, уме­ние переносить лишения, физические неудобства. ʼʼПусть дети наших врагов живут в роскошиʼʼ, — говорил он. Последова­тели кинической школы Антисфена дали яркие примеры подобного образа жизни. К примеру, Диоген Синопский, известнейший ученик Антисфена, несмотря на свое знатное происхождение, вел нищенский образ жизни, отличался презрительным отношением к аристократической культуре, выдвинув тезис о ʼʼпереоценке ценностейʼʼ.

Особое значение Антисфен придавал нравственному вос­питанию, полагая, что обучение добродетели является са­мой важной задачей школы. Детям

referatwork.ru

Рекомендуемая литература

Алексеев В.М. В старом Китае: Дневники путешествия 1907 года. М., 1958.

Ван Бинь- Чжао, Го Тянь- Чи, Лю Дэ-Хуа и др. Очерки истории пе­дагогики в Китае. Пекин, 1997 (на китайском языке).

Го Чи-Тянь. История китайской педагогической мысли. Пекин, 1987 (на китайском языке).

Дандамаев М.А. Вавилонские писцы. М., 1983.

Древнекитайская философия. Собрание текстов: В 2т. М., 1971– 1973.

Зарождение древних классовых обществ и первые очаги рабов­ладельческой цивилизации. Ч. 1. Месопотамия / Под ред. И.М. Дьяконова. М., 1983.

Истрин В.А. Возникновение и развитие письма. М., 1965.

Конфуций и его школа. М., 1996. (Антология гуманной педагогики.)

Крамер С. История начинается в Шумере / Пер. с англ. М., 1991.

Летурно Ш. Эволюция воспитания у различных человеческих рас / Пер.с фр.Спб., 1900.

Мао Ли-Джуй, Цюй Цзюй-Кун, Шао Хэ-Тинь. История педагогики в Древнем Китае. Пекин, 1993 (на китайском языке).

Оппенхейм А. Древняя Месопотамия (Портрет погибшей циви­лизации) / Пер. с англ. М., 1980.

Савельева Т.Н. Как жили египтяне во время строительства пира­мид. М.,1971.

Три великих сказания Древней Индии. М., 1978.

Хрестоматия по истории Древнего Востока: Учеб. пособие: В 2 ч. М., 1980.ч.1.

Хуаньинь Ян. Конфуций (Кун-цзы) // Перспективы и вопросы образования. М., 1994. № 1–2.

Глава 3 Воспитание и педагогическая мысль в античном мире

Древневосточные цивилизации дали человечеству первые образцы школ. Дальнейшее развитие школы осуществлялось уже на следующей ступени исторического развития – в эпо­ху античности, греко-римской древности. Достижения в об­ласти содержания, методов и организации образования под­растающего поколения в Древней Греции, Риме, эллинис­тических государствах и осмысление их философами того времени явились важным этапом в последующей эволюции школы и педагогической мысли.

Территория и временные границы античного мира огром­ны: от 3-го тысячелетия до н.э., когда в бассейне Эгейского моря, на островах и материке, лишь зарождалась древнегре­ческая культура, и вплоть до V в. н.э., когда греко-римский мир рухнул, смешался с так называемым варварским ми­ром, христианством и породил эпоху средневековья. Терри­ториально античный мир на разных ступенях своего разви­тия охватывал земли трех материков – от Атлантического океана до Египта, Средней Азии и Индии.

Воспитание и педагогическая мысль в Древней Греции

На островах Эгейского моря, преж­де всего на Крите, и на материко­вой территории Греции в 3–2-м тысячелетиях до н.э. сложился осо­бый тип культуры, во многом схо­жий с древними восточными цивилизациями, многими ни­тями, и экономическими и культурными, связанный с Егип­том, Малой Азией, Финикией, Междуречьем.

В условиях этой самобытной культуры уже в 3-м тысяче­летии до н.э. на Крите зародился вид письменности, восхо­дивший к пиктографическим знакам, к протошумерской письменности и отражавший потребности храмов и дворцо­вых хозяйств.

В середине 2-го тысячелетия до н.э. в этом регионе полу­чает распространение слоговое письмо, которым владели не только жрецы, но и служители царских дворцов и даже бога­тые горожане. В критском письме уже появились знаки для передачи как согласных, так и гласных звуков, другие при­знаки постепенного перехода к алфавитному письму.

Подобно древневосточным цивилизациям, первоначаль­но центры обучения создавались здесь при храмах и царских дворцах. Так, при дворце критского царя имелось специаль­ное помещение для служителей-писцов и их учеников. Крит­ские писцы установили твердые правила письменности: на­правление письма слева направо, расположение строк сверху вниз; они стали выделять заглавные буквы и красную строку. Все это стало в той или иной степени достоянием европейс­кой письменной культуры последующих веков.

Культурное развитие в Древней Греции и на Крите было задержано вторжением с Балкан в XII–XI вв. до н.э. дорийс­ких племен, воинственных обитателей периферии греческого мира. Воспитание и обучение юношества в Греции в IX–VIII вв. до н.э. отражено в эпических поэмах «Илиада» и «Одиссея», авторство которых по античной традиции приписывается ле­гендарному древнегреческому поэту Гомеру. Школьных форм обучения гомеровская Греция еще не знала, но внимание к воспитанию детей было большим. Сложился образ совершен­ного человека, личности развитой умственно, нравственно и физически. В воспитательной практике этим идеалом руковод­ствовались как педагогической целью. Герои Гомера воспиты­вались домашними учителями, наставниками, как правило старцами. Таким предстает перед нами Феникс, учитель Ахилла. Он формулирует образовательную цель так: «Да, тебя всему научу я: был бы в речах ты вития и делатель дел знаменитый».

Герои Гомера владеют яркой и образной речью, знают мифы, деяния богов и предков, историю своего рода, поют и играют на музыкальных инструментах, читают письменные послания. Гомер характеризовал идеального героя как «способного мыс­лить, мудрого». Грек архаической эпохи должен был быть развит физически, подготовлен к пользованию оружием. В эпических поэмах в связи с этим даются следующие характеристики: «креп­кий, выносливый», «стремительный, сильный мышцами», «спо­собный вести бой». Художественно раскрыт Гомером и идеал нравственного воспитания, его герой «славный в потомках», «действующий, как заведено по обычаю», «справедливый», «вер­ный», «надежный». Конечная цель воспитания, по Гомеру,–до­стичь славы, превзойти в доблести своего отца: «Пусть о нем некогда скажут, из боя идущего видя: он и отца превосходит!» – говорит Гектор о своем сыне. Воспитателями применялись тра­диционные приемы, с одной стороны, стимулирующие поло­жительное поведение, с другой – пресекающие нежелательное. Подросткам внушалось быть «лучшими среди сверстников».

На рубеже VIII–VII вв. до н.э. традиционное древнегре­ческое воспитание нашло описание в поэме «Труды и дни» Гесиода. Здесь в художественной форме изложены правила житейской мудрости, приведены бытовавшие в то время на­зидания юношеству. Можно сказать, что Гесиод положил начало дидактической поэзии.

В период расцвета Эллады, в VI–IV вв. до н.э., ведущую роль среди составлявших ее мелких государств-полисов игра­ли Афины в Аттике с республиканским строем правления и Спарта в Лаконии, формально возглавлявшаяся царями, власть которых существенно ограничивалась Советом старейшин – герусией. Эти два полярных полиса, города-государства, дали два различных образца организации воспитания в древнегре­ческом мире.

В Спарте сложился идеал сильного духом, физически раз­витого воина, но по сути своей невежественного человека. Еще Аристотель заметил, что основной недостаток спартан­ского воспитания заключался в том, что спартиаты чувство­вали себя уверенно лишь в ходе военных действий, а досу­гом своим пользоваться не умели, поскольку обладали огра­ниченным кругозором. Напротив, в Аттике юношеству давалось широкое, универсальное по тем временам образо­вание. Это отличие выражено афинянином Периклом в речи, приведенной Фукидидом в его «Истории»: «...я утверждаю, что все наше государство – центр просвещения Эллады; каж­дый человек может, мне кажется, приспособиться у нас к многочисленным родам деятельности...»

Воспитание полноправных граждан Спарты было цели­ком и полностью в ведении государства. Здесь был осуществ­лен один из первых известных человечеству опытов огосу­дарствления личности. Благодаря подробным описаниям вос­питания спартиатов, которые приведены Ксенофонтом, Плутархом, Павсанием, можно восстановить его достаточно целостно. В Спарте целенаправленному воспитанию прида­вали решающую роль в деле формирования человека.

Плутарх в сочинении «Изречения спартанцев» привел ле­генду о том, как законодатель Ликург убедил в необходимос­ти воспитания народное собрание. Он показал старейшинам двух собак, одна из которых, охотничьей породы, была при­учена к лакомой пище, а другая, сторожевой породы, – к псовой охоте. Когда перед ними положили еду и выпустили зайца, то каждая устремилась к чему была приучена. И вывод: «воспитание для выработки добрых качеств значит больше, чем природа», всем необходимо в течение всей жизни учить­ся доблести.

Общественное воспитание спартиатов начиналось с пер­вого дня жизни. По словам Плутарха, новорожденного осмат­ривали старейшины. Слабых и уродливых детей кидали в про­пасть Тайгет, отнимая у них жизнь, а здоровых и крепких передавали опытным кормилицам. Кормилицы из Спарты, как хорошие воспитательницы, ценились во всей Греции. Они малышей не пеленали, оставляя свободу движения телу; при­учали их соблюдать меру в еде и не быть разборчивыми к пище; учили не бояться темноты, не пугаться; кормилицы умели останавливать плач и предупреждать капризы детей.

С 7 лет всех мальчиков-спартиатов собирали вместе и дели­ли на так называемые агелы, которые, в свою очередь, состо­яли из илов, более мелких подразделений. В этих товарище­ствах ровесники жили вместе. Агелу возглавлял один из маль­чиков, отличавшийся умом и гимнастическими умениями. Плутарх называл агелы «школой послушания», где мальчики «упражняются в искусстве повелевать и подчиняться», т.е. го­товиться быть послушными гражданами, исполнителями воли властей. Грамоту же спартанцы изучали только ради «потреб­ности жизни».

С 13-летнего возраста подростки обучались и воспитыва­лись, по словам Плутарха, в «школах для гимнастических упражнений», которые возглавлял специально назначенный старейшинами «педоном», у него был помощник из числа старших юношей – «эйрен». Эти школы находились под бди­тельной опекой представителей старшего поколения, кото­рых ученики беспрекословно слушались, считая их своими «отцами, учителями и наставниками». В этих государствен­ных учреждениях подростков упражняли в военном искусст­ве, они участвовали в учебных сражениях и походах. С ними проводили беседы нравственного содержания с целью на­учить молодых спартиатов отличать хорошее от дурного. Та­кого рода беседы должны были приучить подростков к крат­кости и ясности речи. Отсюда и понятие «лаконичность». Начиная с 14 лет мальчики ежегодно подвергались публич­ным испытаниям, «агонам», которые подразделялись на гим­настические, когда юноши должны были показывать свои успехи в физической подготовке, и мусические, прежде все­го состязания в пении и игре на флейте. И гимнастические и мусические испытания были тесно связаны с военными уп­ражнениями. По словам того же Плутарха, «в песнях восхва­ляли доблести, свойственные каждому возрасту».

Состязания в терпении и выносливости проводились, в частности, в форме сечения подростков у алтаря Артемиды Оргии. Плутарх в «Изречениях спартанцев» рисует следующую картину этого обряда: «Мальчиков в Спарте пороли бичом... в течение целого дня, и они нередко погибали под ударами. Мальчики гордо и весело соревновались, кто из них дольше и достойнее перенесет побои; победившего славили, и он ста­новился знаменитым». Формированию у молодых спартиатов качеств воина-рабовладельца служило такое государственное установление, как криптия, своего рода военный поход мо­лодежи, во время которого они наделялись правом тайного убийства самых сильных и боеспособных из среды порабо­щенного населения – илотов. Такую практику сам Плутарх считал чрезмерно жестокой. Только после прохождения всех этапов государственного воспитания юноши-спартиаты ста­новились полноправными гражданами.

В демократических Афинах до 7 лет дети получали тради­ционное семейное воспитание, целью которого было разви­тие у ребенка физических сил, чувства красоты и формирова­ние традиционных нравственных установок.

По достижении 7-летнего возраста для части афинских де­тей начинался этап школьного обучения. В состоятельных семь­ях попечение о маленьких школьниках возлагалось на раба-вос­питателя, педагога. Слово «педагог» буквально означало «детоводитель». Это был более или менее развитый домашний раб, который сопровождал ребенка в школу и следил за ним дома. Постепенно из обычного раба педагог превращался в домаш­него воспитателя.

Афинские учебные учреждения – «дидаскалейоны» – пер­вые учебные заведения эпохи классического периода – были частными, следовательно, платными. Соответственно целям воспитания, включавшим во взаимосвязи духовное и физи­ческое развитие, в Афинах существовало два типа школ – мусические и гимнастические – палестры. В мусической шко­ле обучали детей учитель-грамматист и учитель-кифарист. Здесь дети должны были научиться искусству читать и писать, а также счету, используя для этого специальное счетное при­способление – абак, некоторое подобие наших счетов. Обуче­ние грамоте велось буквослагательным методом. Для этого ис­пользовались навощенные дощечки – «церы», на которых уче­ники «стилями» – заостренными палочками – наносили буквы, составляли тексты, вели записи вычислений. Эти эле­менты техники школьного обучения свидетельствуют о связях древнегреческой культуры с близкой к ней исторически куль­турой Древнего Востока.

Мусическое воспитание охватывало те сферы культуры, которые находились под покровительством муз, по гречес­кой мифологии – дочерей богини памяти Мнемосины. В их ведении были поэзия, музыка, танцы, науки и творчество в целом. В мусических школах дети заучивали отрывки из классической литературы: Гомер, Гесиод, Эзоп, Эсхил, Софокл, Еврипид. Музыка, поэзия и грамматика были так тесно свя­заны, что обучать им мог один учитель, параллельно обучая детей игре на кифаре, музыкальном инструменте щипково­го типа. Игре на флейте в афинских школах не обучали, по­скольку, по мнению афинян, она не сочеталась с устной речью, а тем самым с интеллектуальным развитием детей. В палестрах афинские дети упражнялись в беге, борьбе, прыж­ках, метании диска и копья, подготавливаясь к участию в общественных состязаниях.

Древнегреческий гимнасий (реконструкция)

Юноши из благородных семей, завершившие курс обуче­ния в мусических школах и палестрах, в возрасте от 16 до 18 лет продолжали совершенствоваться в государственных уч­реждениях – гимнасиях. В Афинах V–IV вв. до н.э. было три гимнасия – Академия, Ликей, Киносарг, где выдающиеся ораторы и поэты вели с юношами наставительные беседы. Греческое слово «схола», нынешнее школа, обозначало досуг, отдых от труда, способствующий физическому и духов­ному совершенству.

Гимнасий Академия располагался у священной рощи и храма легендарного афинского героя Академа. В садах Академа стояли жертвенники музам и Прометею, согласно легенде, подарившему людям письменность. Именно здесь Пла­фон собирал своих учеников. Гимнасий Ликей находился возле храма мифического Аполлона Ликейского, в котором учил Аристотель. В гимнасии Киносарг, где могли обучаться юно­ши не только из среды полноправных афинян, занимался со своими учениками Антисфен, основатель философской шко­лы киников. Рядом с этим гимнасием находилось святилище Геракла, легендарного полубога-труженика, который являлся как бы патроном-покровителем этой школы.

С 18-летнего возраста афинские юноши должны были со­стоять в эфебии, государственной организации для подготов­ки свободнорожденных молодых людей к военной и граждан­ской службе. Здесь юноши проходили 2-годичную подготовку в воинских формированиях, находясь на государственном обес­печении. После первого года обучения они приносили клятву на верность Афинскому государству.

В Афинах и других городах Эллады в конце V – начале IV в. до н.э. свои школы имели и странствующие учителя мудрос­ти – софисты, обучавшие прежде всего красноречию и логи­ке. Надо отметить, что в то время в греческих полисах важ­ную роль играли политики и ораторы. Красноречие, искус­ство убеждать и отстаивать свои взгляды, стало делом политиков. Потребность в подготовке такого рода людей и удовлетворяли софисты. Их называли учителями мудрости, «словесной борьбы», «гимнастики ума». Условно говоря, обу­чение такой деятельности преследовало вполне прагматичес­кую задачу: научить будущих общественных деятелей обо­сновывать и доказывать необходимую точку зрения в ходе словесных состязаний, остро сформулированных вопросов и ответов, выступлений. Важно отметить, что софисты поло­жили начало развитию риторики и логики, понимаемых как искусство речи, включающее использование поэтических, художественных и научных сочинений. Развивая риторику, софисты способствовали повышению общего уровня обра­зования юношей, приучая их мыслить, правильно говорить, следовать образцам поведения великих людей. Способы обу­чения были весьма разнообразны: рассказ, развернутое до­казательство, беседа, дискуссия.

Софисты профессионально занимались и проблемами вос­питания. Например, Исократ (436–338 до н.э.), афинский оратор и руководитель школы, в принципе противник демок­ратии, в речи «О значении Ареопага» высказал мысль, что руководить воспитанием и образованием молодежи должны самые мудрые афиняне. Он ставил воспитание выше государ­ственных законов, полагая, что хорошо воспитанные гражда­не даже при дурно составленных законах могут оставаться в пределах законного.

Усложнение общественной жизни, накопление знаний и предметного опыта вступали в противоречие с традицион­ными мифологическими представлениями. В связи с этим в сочинениях древнегреческих мыслителей уже в VII–VI вв. до н.э. наблюдались попытки рационалистического подхода к объяснению возникавших перед людьми вопросов, в том числе и в области воспитания. Обычно эти высказывания носили афористический характер: лучше быть ученым, чем неучем; детей воспитывай; добропорядочность нрава соблю­дай вернее клятвы; не лги, а говори правду; научишься под­чиняться – научишься управлять; язык твой пусть не обго­няет ум; повинуйся законам; невоспитанность невыносима; находясь у власти, управляй самим собой и т.п.

В VI в. до н.э. в Древней Греции начали уже достаточно четко складываться философские школы. Древнейшей из них была пифагорейская, оказавшая сильное влияние на последующее развитие всей философской мысли. Основателем пи­фагорейской школы, своеобразного религиозно-этического братства, являлся Пифагор (VI в. до н.э.), расцвет жизни кото­рого приходился на 540–537 гг. до н.э. В пифагорейском брат­стве обучение и воспитание молодежи было хорошо проду­манным и организованным.

В основу периодизации развития человека, отмечая основ­ные возрастные рубежи, пифагорейцы положили цифру 7: в первую седмицу выпадают зубы, во вторую седмицу наступа­ет половая зрелость, в третью седмицу – отрастает борода. Обучать и воспитывать надо соответственно возрасту, чтобы «дети не вели себя по-младенчески, юноши – по-детски, мужи – по-юношески, а старики не впадали в маразм».

Благодаря более поздним высказываниям философа III–IV вв. Ямвлиха можно составить представление об организации обуче­ния юношей в пифагорейском братстве. День начинался с оди­нокой утренней прогулки в священной роще, чтобы каждый в отдельности мог «упорядочить и гармонизировать сознание». После этого все ученики собирались в храме, где шло учение и исправление нравов. Затем – гимнастика, а уже потом – завт­рак и прогулка с друзьями с целью совместного повторения новых знаний. После совместного обеда юноши приступали к чтению, причем читал самый молодой ученик, а самый стар­ший комментировал. В конце дня учитель произносил свои на­ставления, и учащиеся расходились по домам.

Вот несколько характерных пифагорейских наставлений педагогического характера: правильно осуществляемое обу­чение должно происходить по обоюдному желанию учителя и ученика, ибо если одна или другая сторона противится, то поставленная задача не будет решена; изучение наук и ис­кусств, если оно добровольно, то правильно и достигает цели, а если не добровольно, то негодно и безрезультатно.

Ямвлих особенно отмечал, что в пифагорейском братстве в задачу учителей входило развитие памяти учащихся, которую чрезвычайно ценили и постоянно упражняли; в процессе заня­тий не переходили от одного вопроса к другому до тех пор, пока не усваивался предыдущий. Учащихся в пифагорейских школах приучали к самостоятельному преодолению трудностей в познании, причем в задачу учителя входило «ношу помогать взваливать, но не снимать», т.е. не облегчать хода учения.

В V в. до н.э. в Древней Греции стала очевидной необходи­мость осмысления в рамках философии такого важнейшего явления социальной жизни, как воспитание необходимых полису граждан. Эмпирический материал был богат и разно­образен, школы возникали и функционировали во многих городах античного мира. Нерасчлененные еще научные зна­ния концентрировались в своего рода натурфилософских системах, в ткань которых вплетались и педагогические идеи.

С миром древнегреческой педагогической мысли знако­мит, в частности, Гераклит (конец VI – начало V в. до н.э.). Его сочинения, дошедшие до нас лишь в виде фрагментов, содержат ряд основополагающих педагогических идей: каж­дый человек способен к обучению, познанию истины и со­вершенствованию; у человека есть два основных орудия по­знания: ощущения и разум; через органы чувств обучающийся вступает в контакт с окружающим миром и приобретает спо­собность мыслить; критерий истины не в том, что узнают из опыта, а во всеобщем, которое следует научиться понимать и о котором нужно уметь правильно говорить: «Кто намерен говорить с умом, те должны крепко опираться на общее для всех...» Таким образом, разум, а не чувства свидетельствует об истинности или ложности явления. Кто не владеет этим искусством, того нельзя считать образованным: «Должно при­знать: мудрость в том, чтобы знать все как одно».

Гераклит был убежден, что многознание уму не научает и что мудрость состоит в том, чтобы говорить истину и дей­ствовать согласно природе, а этому следует учиться. Особен­но важно овладеть способами усвоения и передачи знаний. Познание истины Гераклит сравнивал с добычей золота: «Ищущие золото... много земли перекапывают, а находят мало». Для этого необходимо не только быть усердным уче­ником, умеющим видеть и слышать, но и обладать развитой душой. Интеллектуальное образование и нравственное вос­питание у Гераклита – единый процесс: «глаза и уши – дурные свидетели для людей, если души у них варварские», и еще – «невежество лучше прятать, чем выставлять напо­каз». В общем, Гераклит придавал главное значение разви­тию способности самостоятельно мыслить, овладевать по­ниманием, учиться действовать сообразно природе. Отсюда он делал вывод о ведущей роли самовоспитания и самообра­зования в становлении личности. Идею Гераклита о необхо­димости следовать природе в деле воспитания и обучения развивал другой древнегреческий философ следующего по­коления – Демокрит.

Демокрит (около 470/460 до н.э. – умер в глубокой старо­сти), мыслитель-энциклопедист, являлся одним из первых основателей материалистического взгляда на мир и человека. Он разработал основы новой теории познания, различая чувственное и рассудочное знание, считая чувственный опыт началом познания, «смутным познанием», проясняемым лишь мышлением. В этом он продолжал линию идей Герак­лита, ибо также считал, что «следует учиться многоумию, а не многознанию».

Одним из первых Демокрит сформулировал мысль о не­обходимости сообразовывать воспитание с природой ребен­ка, которую он определял термином «микрокосм», сравни­вая природу человека и Космоса. Демокрит высоко оценивал роль семейного воспитания, главное в котором – учить сле­довать положительному примеру родителей; упражнять де­тей в навыках правильного поведения, ибо «хорошими людь­ми становятся больше от упражнений, чем от природы; важ­но приучение ребенка к труду, а не принуждение к нему, поскольку учение вырабатывает прекрасные вещи только на основе труда». И все же основными мотивами самосовершен­ствования, по Демокриту, является детская любознатель­ность, а задача учителя – побуждать внутреннее влечение детей к учебе прежде всего с помощью убеждения.

Говоря о закономерностях в развитии природы, Демок­рит замечал, что природа и воспитание подобны. Идя по пути природы, воспитание создает вторую природу человека, ибо хорошими люди становятся вследствие постоянных упраж­нений, а поэтому успехи в воспитании и обучении являются результатом непрерывного труда.

Одной из вершин педагогической мысли Древней Греции справедливо считается Сократ (ок. 470 –399 до н.э.). Если софи­сты полагали, что ответить на вопрос о критерии истины невоз­можно, то их современник и оппонент философ Сократ пола­гал, что истина познается в споре. Знаменуя поворот философского знания к человеческой индивидуальности, он считал, что этические ценности выражают отно­шение человека к миру и являются определяющими в его познаватель­ной деятельности. Им были даны оп­ределения этических понятий (доб­ра, справедливости, доблести и др.), поскольку, по его убеждению, люди не соблюдают моральных норм «по­тому, что их не знают». Поэтому доб­родетель, по Сократу, тождественна знанию, а самосознание – высшая добродетель. Формулировке софиста Пифагора о человеке как о мере все­го сущего им была противопоставле­на другая – «Познай самого себя!». Он рассматривал воспитание как вос­ходящий путь интеллектуального и нравственного развития человека и характеризовал воспитание как «вто­рое рождение». Вся его философская деятельность была нераз­рывно связана с педагогической. Современники свидетельству­ют, что большую часть своего времени Сократ проводил на пло­щадях, в палестрах и гимнасиях, вступая в беседу с любым, кто хотел говорить с ним, и не навязывал своих мыслей слушате­лям, поскольку признавал убеждение основным воспитатель­ным средством.

Сократ

Сократ стоял у истоков зарождения эвристического метода обучения. Он не оставил после себя сочинений, но его дела и мысли известны из воспоминаний множества его уче­ников и почитателей. В своей педагогической практике Со­крат широко использовал метод диалога. Именно в диалоге с учеником осуществлялся им поиск истины. Он одним из пер­вых стал использовать индуктивные доказательства и давать определения понятиям, сближаясь в этом с софистами.

На начальном этапе обучения живое общение с учащимися, совместный поиск решения той или иной проблемы – лучший способ образования человека. Одно из достоинств этого метода заключается в том, что ученик отталкивается от осознания сво­его незнания и тем самым побуждается к самостоятельной мыс­лительной деятельности.

Ксенофонт (430–355/354 до н.э.), ученик Сократа, автор античного педагогического романа «Киропедия», или «Вос­питание Кира», излагая свои мысли об образовании и воспи­тании правителя, высказал ряд общих педагогических идей, отражавших практику как афинской, так и спартанской сис­темы воспитания. Ксенофонт высо­ко оценивал роль обучения искусст­ву речи в процессе образования лич­ности. Основные персонажи «Киропедии» произносят образцовые речи до всем правилам классической гре­ческой риторики. Образованный че­ловек, по мнению Ксенофонта, дол­жен в совершенстве владеть искус­ством спора, уметь вести его путем сопоставления; уметь анализировать, истолковывать обсуждаемые поня­тия, уметь пользоваться аналогиями. Важно отметить, что, по Ксенофонту, образование молодежи не может быть делом частных лиц, а, как в Спарте, должно находиться под кон­тролем государства и иметь своей целью воспитание совершен­ных граждан. Даже родители не имеют права распоряжаться воспитанием своих детей, достигших 7 лет.

На первое место в воспитании Ксенофонт ставил обуче­ние справедливости: дети должны видеть, как нравственно и благопристойно ведут себя ежедневно старшие, что весьма способствует воспитанию нравственных устоев. Детей должно учить повиновению предводителям. И здесь особое значение имеет пример старших. В процессе воспитания, по Ксенофонту, особое внимание должно уделяться не детскому, а юно­шескому возрасту. В «Воспоминании о Сократе» Ксенофонт на примере педагогической практики этого философа раскры­вает особенности умственного образования юношества, вос­хищаясь методическим искусством Сократа.

Платон (428/427–348/347 до н.э.) также был учеником Со­крата, что отразилось и на его взглядах на проблемы воспита­ния и образования молодежи. На базе одного из трех афинских гимнасиев, которые упоминались ранее, Платон основал фи­лософскую школу – Академию (387), которой сам руководил. Для упорядочения организации школьной жизни Платон ис­пользовал водяные часы-будильник, звонком призывавшие в определенное время учеников к занятиям.

Платон

Содержание образования в Академии было для того вре­мени весьма разносторонним: здесь обучали математике, диалектике, астрономии, естествознанию и другим наукам той эпохи. Методика обучения восходила к сократическим беседам, спорам, диалогам и получила яркое отражение в сочинениях самого Платона.

Платон выдвинул идею создания системы государственных школ, оказав сильнейшее влияние на организацию школьного дела в последующую, эллинистическую эпоху. По мысли фи­лософа, в идеальном аристократическом государстве-полисе воспитание детей в семье и школьное обучение должны осу­ществляться под контролем государства и в его интересах. По­лисная власть обязана регулировать даже браки, не допуская заключения их между людьми различных социальных групп. Спе­циальные чиновники должны подбирать пары таких родите­лей, от которых должно произойти здоровое потомство. Ново­рожденных должны вскармливать общественные кормилицы в государственных воспитательных домах. С 3 лет до 6 целенап­равленное воспитание предполагалось осуществлять особым вос­питательницам на специально оборудованных площадках вблизи храмов. Детям этого возраста Платон рекомендовал пребыва­ние на свежем воздухе и игры, во время которых они должны были приобретать полезные знания и готовность к школьному обучению и будущему своему предназначению. С 7 лет все дети должны были посещать школы, но не частные, а единообраз­ные, государственные.

Содержание образования рекомендовалось то же, что и практиковавшееся в Афинах его времени: с 12 до 16 лет под­ростки должны посещать палестры и гимнасии, а затем для детей элиты в целях подготовки к государственной и воинс­кой деятельности с 18 до 20 лет предполагалась военно-гим­настическая и философская подготовка в эфебии, которую Платон рассматривал уже не как службу в армии, а как сво­еобразное учебное заведение.

Платону принадлежит заслуга осмысления целей и содер­жания школьного образования. В своем позднем сочинении «Законы» образование он трактует как то, что ведет с дет­ства к добродетели, заставляет человека страстно желать и стремиться стать совершенным гражданином, умеющим спра­ведливо подчиняться или же начальствовать.

Содержание школьного образования раскрыто во многих диалогах Платона, таких как «Протагор», «Федон», «Государ­ство», «Пир», «Федр», где рассматривается сущность воспи­тания; в «Теэтете» – излагается теория познания; в «Меноне» – высказывается идея о познании как припоминании того, что душа знала до своего земного воплощения. Проблема от­бора и передачи научных знаний у Платона связана с его уче­нием о «мире идей», особом интеллектуальном мире, по сути дела – мире человеческого знания. По мнению Платона, идеи – вечны, а вещи – лишь тени мира идей, которые отражают­ся в мире вещей и не являются истинно существующими.

Сущность познания заключается в припоминании вечных и неизменных идей. Вечные, божественные идеи, по мысли Платона, являются мощным импульсом, изнутри влияющим на формирование человека. Таким образом, им была постав­лена впервые проблема факторов, влияющих на развитие личности. В соответствии со своим учением о мире идей Пла­тон предлагал окружить ребенка впечатляющими образами прекрасного и доброго, которые должны пробуждать в его душе смутные воспоминания об идеальном мире.

Антисфен (455–360 до н.э.), также один из учеников Со­крата, был основателем материалистически ориентирован­ной философской школы киников. Единственно реальным для Антисфена являлись вещи, имеющие точные наимено­вания, которые и следует уяснить в начале школьного обу­чения, тем самым приближаясь не к миру идей, а к миру предметных явлений.

В процессе воспитания Антисфен основным средством считал личный пример учителя. Он высоко оценивал воспи­тывающую роль труда, приводя в пример Геракла и его тру­довые подвиги. По мнению Антисфена, блага человека явля­ются результатом его личного труда, поэтому нужно наслаж­даться удовольствиями, которые следуют за трудами, а не наоборот. Большое значение Антисфен придавал выработке привычки к преодолению трудностей, замечая, что трудно­сти похожи на собак: они кусают лишь тех, кто к ним не привык. Отсюда и обязательное условие воспитания – зака­ливание, выработка стойкости, презрение к роскоши, уме­ние переносить лишения, физические неудобства. «Пусть дети наших врагов живут в роскоши», – говорил он. Последова­тели кинической школы Антисфена дали яркие примеры подобного образа жизни. Например, Диоген Синопский, известнейший ученик Антисфена, несмотря на свое знатное происхождение, вел нищенский образ жизни, отличался презрительным отношением к аристократической культуре, выдвинув тезис о «переоценке ценностей».

Особое значение Антисфен придавал нравственному вос­питанию, полагая, что обучение добродетели является са­мой важной задачей школы. Детям нужно не столько переда­вать знания, сколько воспитывать у них силу воли. Критерий добродетели – поступки учеников. Нравственное воспита­ние Антисфен связывал с физическим: «кто хочет стать доб­родетельным человеком, должен укреплять тело гимнасти­ческими упражнениями». Однако выше всего он ценил ум­ственное развитие, считая, что главный воспитатель и руководитель в жизни – это наш собственный разум.

Аристотель (384–322 до н.э.) виднейший философ и педагог античности, являлся учеником и во многом продолжателем идей Пла­тона. Он был воспитателем Алек­сандра Македонского (356–323 до н.э.), создавшего крупнейшую ми­ровую державу древности, охваты­вавшую к последней трети IV в. до н.э. Балканский полуостров, Вос­точное Средиземноморье и примы­кающие к нему Иран, Среднюю Азию и Северо-Западную Индию до реки Инд. Энциклопедические познания самого Аристотеля отра­жали уровень развития античной науки, достижения которой были им интегрированы в многочисленных сочинениях.

studfiles.net

Социальное воспитание в практике и идеях античности (Древняя Греция и Древний Рим)



Министерство образования Российской Федерации

Евразийский открытый институт

 

 

 

 

 

 

 

Социальное воспитание в практике и идеях античности (Древняя Греция и Древний Рим)

 

Реферат по истории социальной педагогике

 

 

 

                                                                   

 

                                                                

 

                                                              

 

                             Выполнил:              студентка

группы ЗПП-109с.

Анцерева К.А.

Проверил: Крайко Ю.В.

 

 

 

 

 

 

                                            

                                         

 

 

Москва 2012

 

 

 

 

Оглавление

Введение

1.  Воспитание, школа и педагогическая мысль в Древней Греции

1.1 Спартанская школа

1.2 Афины

1.3  Зарождение педагогической теории в Древней Греции

2.  Воспитание и школа в Древнем Риме

2.1 Разработка педагогических и методических положений в Древнем Риме

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Список использованной литературы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

 

Древневосточные цивилизации дали человечеству первые образцы школ. Дальнейшее развитие школы осуществлялось уже на следующей ступени исторического развития - в эпоху античности, греко-римской древности. Достижения в области содержания, методов и организации образования подрастающего поколения в Древней Греции, Риме, эллинистических государствах и осмысление их философами того времени явились важным этапом в последующей эволюции школы и педагогической мысли. Территория и временные границы античного мира огромны: от 3-го тысячелетия до н.э., когда в бассейне Эгейского моря, на островах и материке, лишь зарождалась древнегреческая культура, и вплоть до V в. н.э., когда греко-римский мир рухнул, смешался с так называемым варварским миром, христианством и породил эпоху средневековья. Территориально античный мир на разных ступенях своего развития охватывал земли трех материков - от Атлантического океана до Египта, Средней Азии и Индии.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1. Воспитание, школа и педагогическая мысль в Древней Греции

 

Древняя Греция — страна, состоявшая из ряда небольших рабовладельческих государств (полисов). Наиболее влиятельными из них были Лакония с главным городом Спартой и Аттика с главным городом Афинами. В каждом из этих государств сложились особые системы воспитания: спартанская и афинская. Разница этих двух систем была обусловлена некоторыми особенностями экономического и политического развития и состоянием культуры государств. Но оба государства были рабовладельческими, и система общественного воспитания обслуживала только детей рабовладельцев. Рабы во всей Греции рассматривались лишь как «говорящие орудия». Они были лишены всех человеческих прав, в том числе права обучаться в школах.

На островах Эгейского моря, прежде всего на Крите, и на материковой территории Греции в 3-2-м тысячелетиях до н.э. сложился особый тип культуры, во многом схожий с древними восточными цивилизациями, многими нитями, и экономическими и культурными, связанный с Египтом, Малой Азией, Финикией, Междуречьем.

В условиях этой самобытной культуры уже в 3-м тысячелетии до н.э. на Крите зародился вид письменности, восходивший к пиктографическим знакам, к протошумерской письменности и отражавший потребности храмов и дворцовых хозяйств.

В середине 2-го тысячелетия до н.э. в этом регионе получает распространение слоговое письмо, которым владели не только жрецы, но и служители царских дворцов и даже богатые горожане. В критском письме уже появились знаки для передачи как согласных, так и гласных звуков, другие признаки постепенного перехода к алфавитному письму. Подобно древневосточным цивилизациям, первоначально центры обучения создавались здесь при храмах и царских дворцах. Так, при дворце критского царя имелось специальное помещение для служителей-писцов и их учеников. Критские писцы установили твердые правила письменности: направление письма слева направо, расположение строк сверху вниз; они стали выделять заглавные буквы и красную строку. Все это стало в той или иной степени достоянием европейской письменной культуры последующих веков.

В период расцвета Эллады, в VI-IV вв. до н.э., ведущую роль среди составлявших ее мелких государств-полисов играли Афины в Аттике с республиканским строем правления и Спарта в Лаконии, формально возглавлявшаяся царями, власть которых существенно ограничивалась Советом старейшин - герусией. Эти два полярных полиса, города-государства, дали два различных образца организации воспитания в древнегреческом мире.

 

 

 

1.1 Спартанская школа


Лакония (Спарта) занимала в юго-восточной части Пелопоннеса территорию, на побережье которой не было удобных гаваней. В стране господствовало земледелие, опирающееся на труд рабов. Незначительное полусвободное неполноправное население в большинстве своем относилось к ремесленникам. Девять тысяч семейств рабовладельцев держали под своей властью более 250 тысяч порабощенного населения. Эксплуатация рабов в Спарте носила жестокий характер, и рабы нередко восставали. Жизнь спартиатов была подчинена главному требованию — быть в состоянии военной готовности, проявлять жестокость и насилие по отношению к рабам.
Воспитание осуществляло государство, оно преследовало задачу готовить из детей спартиатов воинов, стойких и закаленных, будущих рабовладельцев.

    Задача спартанского аристократического воспитания — подготовить сочлена классовой военной общины. «Мы утверждаем, что законодатель (в Лакедемоне) ввел сисситии и гимнасии ради военных целей»,— замечает Платон , и то же повторяет Аристотель: «В Лакедемоне почти все воспитание граждан и почти вся законодательная система имеют в виду военные цели » . Семейное воспитание (до 7 лет). Контроль государства над воспитанием начинался с первых дней жизни. Новорожденные осматривались в особом месте —«лесхе»— старшими членами филы, и только здоровые дети передавались обратно на руки отцу. Судьба болезненных не вполне ясна. Соответствующее сообщение Плутарха (о том, что таких детей кидали в Тайгетскую пропасть)не вполне достоверно. Во всяком случае, болезненные дети росли вне замкнутой спартанской общины. Здоровые дети до 7 лет оставлялись в семье. Плутарх отмечает достоинства спартанских кормилиц. Они «не целовали детей, давали полную свободу их членам и всему вообще телу, приучали их не есть много, не быть разборчивыми в пище, не бояться в темноте или не пугаться, оставшись одним, не капризничать или плакать. На этом основании даже иностранцы выписывали для своих детей спартанских кормилиц».
       С 7 лет мальчики-спартиаты, жившие до этого времени дома, помещались в особого рода государственные воспитательные учреждения, называемые агеллами, где воспитывались и обучались до 18 лет. Руководителем их назначался известный властям человек—педоном. Особое внимание обращалось на физическое воспитание подростков: их закаляли, приучали переносить холод, голод и жажду, выносить боль. Много внимания уделялось военно-гимнастическим упражнениям. Юных спартиатов учили бегать, прыгать, метать диск и копье, бороться, пользоваться приемами рукопашного боя, петь воинственные песни. К физическому воспитанию присоединялись музыка, пение и религиозные танцы, носившие боевой, воинственный характер.
«Что касается чтения и письма, — писал греческий историк Плутарх, — то дети учились только самому необходимому, остальное же их воспитание преследовало только одну цель: беспрекословное послушание, выносливость и науку побеждать».

       Что касается воспитания спартанских девушек, то этовоспитание мало чем отличалось от воспитания юношей. Такая система женского воспитания вызывала восхищение у представителей афинской аристократии эпохи Сократа и Платона. Отголоски этого восхищения мы находим у Ксенофонта в его «Лакедемонском Государстве», где он противопоставляет традиции женского воспитания в Спарте, относя их установление к полумифической личности спартанского {законодателя Ликурга, — обычаям других греческих государств в этом отношении: "Люди думают, что хорошо воспитывают своих дочерей, будущих матерей, когда дают им как можно меньше хлеба и еще меньше приправ к хлебу; от вина или вовсе удерживают, или дают, разбавив его водой, и вроде того, как ремесленники обыкновенно сидят за своей работой, так точно все эллины требуют, чтобы их дочери сидели дома и пряли шерсть".

Эту общую картину, даваемую Ксенофонтом, можно пополнить данными, сообщаемыми Плутархом: "Девушки должны были для укрепления тела бегать, бороться, бросать диск, кидать копья, чтобы их будущие дети были крепки телом... Действующие уставы запрещали им баловать себя, сидеть дома и вести изнеженный образ жизни. Они, как и мальчики, должны были являться во время торжественных процессий без платья и плясать и петь на некоторых праздниках в присутствии и на виду молодых людей. Они имели право смеяться над кем угодно ловко пользуясь его ошибкой, с другой стороны— прославлять в песнях тех, кто того заслуживал, и возбуждать в молодежи горячее соревнование и честолюбие". Подобная воспитательная система очень мало походила на то, что мы далее увидим в Афинах, и должна была содействовать созданию своеобразного типа спартанской женщины.
      В Спарте сложился идеал сильного духом, физически развитого воина, но по сути своей невежественного человека. Еще Аристотель заметил, что основной недостаток спартанского воспитания заключался в том, что спартиаты чувствовали себя уверенно лишь в ходе военных действий, а досугом своим пользоваться не умели, поскольку обладали ограниченным кругозором. Напротив, в Аттике юношеству давалось широкое, универсальное по тем временам образование. Это отличие выражено афинянином Периклом в речи, приведенной Фукидидом в его "Истории": "...я утверждаю, что все наше государство - центр просвещения Эллады; каждый человек может, мне кажется, приспособиться у нас к многочисленным родам деятельности..."

Воспитание полноправных граждан Спарты было целиком и полностью в ведении государства. Здесь был осуществлен один из первых известных человечеству опытов огосударствления личности. Благодаря подробным описаниям воспитания спартиатов, которые приведены Ксенофонтом, Плутархом, Павсанием, можно восстановить его достаточно целостно. В Спарте целенаправленному воспитанию придавали решающую роль в деле формирования человека.

 

 

1.2 Афины


       По-иному было организовано афинское воспитание. Экономическая жизнь в Афинах не была такой замкнутой, как в Спарте. На рабов была установлена частная собственность. В Афинах в V—IV веках до н. э. бурно развивалась культура. Энгельс указывал, что в многообразных формах греческой философии имелись в зародыше все позднейшие типы мировоззрения. В воззрениях некоторых философов этого времени видны элементы и материализма, и диалектики. Развились естествознание, математика, история, искусство, литература, замечательная греческая архитектура и скульптура.
Афиняне считали идеальным человеком того, кто прекрасен в физическом и нравственном отношении, и стремились к сочетанию умственного, нравственного, эстетического и физического воспитания. Но этот идеал полностью относился только к социальной верхушке—рабовладельцам. Физический труд считался обязанностью лишь рабов. Однако в результате расслоения среди рабовладельцев вычленялась значительная группа малоимущих свободнорожденных и вольноотпущенников, которые вынуждены были заниматься ремеслом или другими видами деятельности, в том числе и учительской деятельностью. На них переносилось презрительное отношение со стороны богатых рабовладельцев.

 


       В Афинах дети до 7 лет воспитывались дома. Мальчики с этого возраста начинали посещать школу. Девочки получали дальнейшее воспитание в семье, приучаясь к домашнему хозяйству. Жизнь женщины в Афинах была вообще замкнутой и сосредоточена в женской половине дома (гинекее). Первоначально дети (с 7 до 13—14 лет) обучались в школах грамматиста и кифариста (или одновременно, или последовательно — сначала в школе грамматиста, а затем кифариста). Эти школы были частными и платными, и поэтому значительная часть детей свободнорожденных, но не имевших средств граждан (так называемого демоса) не могла получать в них образования. Занятия в школах вели учителя-дидаскалы («дидаско»—я учу, позже: «дидактика» — теория обучения). В школу мальчиков сопровождал один из рабов, называвшийся педагогом (от слов «пайс» — ребенок, «агогейн»—вести).
В школе грамматиста обучали читать, писать и считать. Применялся буквослагательный метод: дети заучивали наизусть буквы по их названиям (альфа, бета, гамма и т. д.), потом складывали их в слоги, затем слоги в слова. Для обучения письму использовались навощенные таблички, на которых тонкой палочкой (стилем) писались буквы. Считать учились при помощи пальцев, камешков и счетной доски, так называемой абаки, напоминающей счеты. В школе кифариста мальчику давалось литературное образование и эстетическое воспитание: он учился музыке, пению, декламации (читались отрывки из «Илиады» и «Одиссеи»).
       В 13—14 лет мальчики переходили в учебное заведение, называвшееся палестрой (школа борьбы). Здесь в продолжение двух-трех лет они занимались системой физических упражнений, которая получила наименование пятиборья и включила в себя бег, прыганье, борьбу, метание диска и копья и плавание. С ними велись беседы по политическим и нравственным вопросам. Физическим воспитанием и беседами в палестре руководили наиболее известные граждане.
Наиболее обеспеченная часть молодежи поступала далее в гимнасии (позже — гимназии), где изучала философию, политику, литературу, для того чтобы подготовиться к участию в управлении государством, и продолжала заниматься гимнастикой.
    Наконец, как в Спарте, юноши с 18 до 20 лет переходили в эфебию, где продолжалось их военное и политическое воспитание. Они учились строить укрепления, управлять военными машинами, несли службу в городских гарнизонах, изучали морское дело, участвовали в общественных празднествах и театральных представлениях.
Расслоение внутри рабовладельческого общества в Афинской республике сказалось в области воспитания в том, что разностороннее воспитание стало доступно лишь детям богатых рабовладельцев. Дети основной массы свободнорожденного населения (демоса) не могли обучаться в школах. Отцы обучали своих детей ремеслу, а некоторые и грамоте. Это было закреплено законом, согласно которому малоимущие родители обязаны были обучать детей тому или иному ремеслу, в противном случае дети освобождались в будущем от материальных забот о престарелых родителях. На свободнорожденных, занимающихся трудом, рабовладельческая знать смотрела с презрением. Рабы расценивались лишь как «говорящее орудие».

turboreferat.ru

1. Перечень компетенций с указанием этапов их формирования в процессе освоения программы

РАБОЧАЯ УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «СЕВЕРНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» Министерства

Подробнее

1 СОДЕРЖАНИЕ ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА

1 СОДЕРЖАНИЕ ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА Тема 1 Предмет и функции философии. Мировоззрение Понятие и предмет философии. Структура философского знания. Философия как вид мировоззрения. Основные философские

Подробнее

1. Пояснительная записка.

1. Пояснительная записка. Программа учебной дисциплины «Культурология» предназначена для реализации государственных требований к минимуму содержания и уровню подготовки выпускников по специальностям: 260502

Подробнее

Рабочая программа дисциплины. История

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» (КемГУ)

Подробнее

1.2. Задачи изучения дисциплины

1.1. Цель преподавания дисциплины Программа дисциплины «Педагогика» составлена для студентов специальности 031001.65 «Филология» в соответствии с содержанием Государственного образовательного стандарта

Подробнее

РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ОСНОВЫ ФИЛОСОФИИ

КРАЕВОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ПАВЛОВСКИЙ АГРАРНЫЙ ТЕХНИКУМ» РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ ОСНОВЫ ФИЛОСОФИИ для специальности40.0.0.право и организация

Подробнее

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Лист 1 из 14 8 08 5 РГУТиС рабочая программа учебной дисциплины среднего профессионального на основе Федеральных государственных образовательных стандартов среднего профессионального Лист из 14 СОДЕРЖАНИЕ

Подробнее

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Программа курса «Основы религиозных культур и светской этики» модуль«основы мировых религиозных культур» для 4класса составлена в соответствии с требованиями ФГОС начального и основного

Подробнее

ФОНД ОЦЕНОЧНЫХ СРЕДСТВ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ИНСТИТУТ СФЕРЫ ОБСЛУЖИВАНИЯ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (ФИЛИАЛ) ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО

Подробнее

(4 ч.) 64 66; 8 9, 8 9,

Рабочая программа по Всеобщей истории История Нового времени. 7 класс (32 часа) Данная рабочая программа составлена на основе авторской программы: Юдовская, А.Я. Всеобщая история. История Нового времени.

Подробнее

ГБОУ СПО «Оренбургский государственный колледж» Формирование фонда оценочных средств для проведения текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации обучающихся Ключевые вопросы: 1. Формирование

Подробнее

4 класс ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

4 класс ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Развернутое тематическое планирование составлено на основе: -авторской учебной программы «Основы духовно-нравственной культуры народов России. Основы религиозных культур и

Подробнее

РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования Иркутской области «Ангарский промышленно экономический техникум» УТВЕРЖДАЮ

Подробнее

НОВЫЙ ФОРМАТ ЕНТ-2017

Национальный центр тестирования НОВЫЙ ФОРМАТ ЕНТ-2017 Астана 2016 1 б л о к 2 б л о к ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ ТЕСТОВЫХ ЗАДАНИЙ (20 заданий на математическую грамотность+20 заданий на грамотность чтения+40 заданий

Подробнее

(1 ч.) XVII в.» XVI XVII вв. (4 ч.) 5 XVI XVII вв.»

Рабочая программа по истории России История России XVII XVIII вв. 7 класс (36 часов) Данная рабочая программа составлена на основе авторской программы: Данилов, А.А., История России XVII XVIII вв. 7 класс

Подробнее

РАЗДЕЛ 1. ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЙ

РАЗДЕЛ 1. ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЙ 2 1.1. Лист регистрации изменений п/п Информация о внесенных изменениях протокола заседания кафедры Дата внесения Подпись Срок введения изменений в действие 3 1.2.

Подробнее

Содержание программы практики

Содержание программы практики 1. Вид (тип) практики, способ и форма проведения учебной практики; 2. Перечень планируемых результатов обучения при прохождении учебной практики, соотнесенных с планируемыми

Подробнее

6 класс. по теме «Средние века»

История. 6 класс. Демо Средние века 1 Диагностическая тематическая работа 1 по ИСТОРИИ 6 класс по теме «Средние века» Инструкция по выполнению работы На выполнение диагностической работы по истории даётся

Подробнее

Из истории славянской письменности

Из истории славянской письменности В монастырской келье узкой В четырех глухих стенах О земле о древнерусской Быль записывал монах. Он писал зимой и летом, Озаренный тусклым светом. Он писал из года в

Подробнее

ФОНД ОЦЕНОЧНЫХ СРЕДСТВ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОИТЕЛЬНЫЙ

Подробнее

docplayer.ru

Author: alexxlab

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о