Система меттерниха в политической жизни австрийской империи – Диссертация на тему «Взгляды и деятельность К. Меттерниха в контексте австрийского консерватизма» автореферат по специальности ВАК 07.00.03 — Всеобщая история (соответствующего периода)

Австрийская империя в 1815-1847 годах Политический строй

По результатам Венского конгресса Австрийская империя значительно расширила свою территорию. Под властью Габсбургов в это время находилось 10 провинций, населенных разными народами. В Верхней и Нижней Австрии, Тироле, Штирии и Каринтии преобладали австрийцы. В Истрии, Далмации, на юге Тироля жило много итальянцев. Чехия, Моравия и австрийская Силезия были населены в основном чехами, только в Судетских горах обосновалось много немцев. В западной Галиции преобладали поляки, а восточная Галиция и Буковина были населены в основном украинцами. В обширных землях венгерского королевства венгры (мадьяры) преобладали в долине среднего течения Дуная и Тиссы. В северо-западной части Венгерского королевства большинство населения составляли словаки, на юге преобладали хорваты. В Воеводине и Банате жило много сербов. В Трансильвании основную массу населения составляли румыны. Из 37 миллионов жителей Австрийской империи 18 миллионов составляли славянские народы, 7 миллионов – австрийцы, 5 миллионов – венгры, 5 – итальянцы, 2 миллиона – румыны.

Власть австрийского правительства из Вены над неавстрийскими народами по-прежнему опиралась на местную землевладельческую аристократию и дворянство, феодальные привилегии которых почти полностью сохранились. В областных управлениях (губернаторствах) разветвленный полицейско-бюрократический аппарат подбирался исключительно из австрийцев, немцев или онемеченных представителей других национальностей. Во всей империи государственным языком был немецкий. Провинциальные сеймы почти повсюду сохранились, они обладали правом ежегодно вотировать налоги. В сеймах преобладало дворянство, не претендовавшее на политическое влияние, лишь бы были гарантии их феодальных привилегий.

Политический курс в Австрийской империи после окончания наполеоновских войн был тесно связан с именем выдающегося государственного деятеля и дипломата графа Клеменса Меттерниха (1773-1859). Он родился в Кобленце в семье государственного министра Трирского курфюршества, ставшего потом венским дипломатом. Меттерних изучал юридические науки и дипломатию в университетах Страсбурга, затем Мангейма. В 1800 г. он поступил на австрийскую службу в дипломатическое ведомство. Росту его служебной карьеры способствовали не только дипломатические способности, но и удачная женитьба на внучке князя Кауница, одного из наиболее известных австрийских дипломатов XVIII века. Меттерних был посланником в Берлине, затем в Париже. В 1809 г. его назначили министром иностранных дел, и в этой должности он представлял Австрию на Венском конгрессе. Именно его заслугой было то, что Австрия, не одержав ни одной победы над Наполеоном, добилась удовлетворения всех своих территориальных претензий. Меттерних стал главой правительства и ближайшим советником императора. Также как и Франц I, брат казненной Марии-Антуанетты, он был противником всяких новшеств, реформ и поддерживал основной принцип императора «не трогать того, что находится в покое». В течение нескольких десятилетий Меттерних был автором и проводником реакционной политики австрийского правительства, получившей название «системы Меттерниха».

Сущность меттерниховской системы состояла в защите абсолютистского режима, охране феодальных привилегий дворянства, установлении полицейско-бюрократического режима, в борьбе против прогрессивных идей и национально-освободительных движений. При Меттернихе полицейская слежка, тайные суды, строгая цензура, вскрытие частных писем стали обычным явлением. Продолжали подвергаться запрету произведения многих известных немецких литераторов, даже публикации Иосифа II были изъяты из библиотек. Профессора были обязаны ежегодно представлять начальству список книг, взятых ими в библиотеке, студенты, не представившие свидетельства об исповеди, не допускались к экзаменам. В Австрийской империи политический и духовный гнет был сильнее, чем в любой другой европейской стране. Талейран отмечал по этому поводу, что «Австрия – верхняя палата Европы, пока она не будет уничтожена, она будет сдерживать нижнюю». Николай I говорил Меттерниху: «Вы – наш краеугольный камень». Канцлер и сам был убежден в этом, стремился насаждать свою «систему» в государствах Германского союза и влиять в этом направлении на решения конгрессов Священного союза.

Если при Франце I Меттерних правил совместно с императором, то при его преемнике фактически взял всю власть в свои руки. В 1835 г. на престол вступил сын Франца I Фердинанд, совершенно недееспособный монарх. Он страдал припадками эпилепсии, был подвержен тяжелой депрессии и фактически не мог управлять страной. Как писал один из современников: «Это была печальная эпоха, государь был болен, принцами императорского дома руководили старики, власть находилась в руках бюрократии». Меттерних стал фактически полноправным хозяином в стране. При нем в Австрии не было никакой общественно-политической жизни, он не допускал создания ни политических партий, ни оппозиционной печати. Австрийские писатели, поэты Грюн, Ленау, Бек и другие со своими свободолюбивыми произведениями были известны только за границей. Как писал Бек: «Здешний смиренный и веселый народ живет так же невозмутимо, как растение. Он любит послушать, что делается на свете и вечно готовая шутка срывается с его уст. А затем под звуки легкой музыки Штрауса он умирает со смеху оттого, что высмеял самого императора». Только в конце 40-х гг. в Вене возник Политико-юридический клуб, объединявший немногочисленный кружок юристов, литераторов, профессоров, которые выдвигали либеральные идеи, требовали смягчения цензуры.

studfiles.net

Германский союз в период Реставрации. «Система Меттерниха»

Сроки и цели Реставрации в Германии

Годы после Венского конгресса в истории Германии принято делить на два периода:

  1. 1815-1840 годы – период Реставрации;
  2. 1840-1848 годы – пред-мартовский (пред революционный) период.

Время Реставрации характеризовалось двойственностью. В Германском союзе пытались найти компромисс между абсолютизмом и либерализмом. Австро-прусский дуализм в решении «немецкого вопроса» проявился в противостоянии этих двух государств за лидерство в объединении немецких земель.

Основными спорными понятиями стали слова «нация» и «свобода». В статье 13 Союзного акта сохранилось предписание о создании представительных органов и принятии конституции. Каждое из 39 государств по своему реализовывало требование статьи в жизнь. В некоторых государствах, например, в Баварии и Бадене, были узаконены реальные представительства буржуазии. В пятнадцати государствах такие представительства имели более или менее достаточный вид. В северных землях Старый порядок был восстановлении в полной мере.

Замечание 1

В Баварии, Веймаре, Бадене, Гессен-Дармштадте и Вюртемберге были приняты конституции. Их особенность заключалась в сохранении монархической формы правления, ограничении избирательного права, передаче законодательной инициативы правительству и государю. В Австрии и Пруссии речи о введении представительных органов или конституции не велось. Здесь установились абсолютистские порядки.

«Система Меттерниха»

Австрийское государство в годы Реставрации связано с политикой министра иностранных дел (с 1809 года) и канцлера (с 1821 года) Клеменса фон Меттерниха. Это политик характеризовался крайне реакционными взглядами, которые воплощал в жизнь Австрии и подданных австрийского короля. По его имени названа система политического управления государства, направленная на установление полицейского надзора и проведение репрессий против недовольных правлением Габсбургов. Важнейшие принципы правления Меттерниха:

  • введение жестокой цензуры;
  • применение в управлении государством доносов и других полицейских методов;
  • борьба с национально-освободительным движением народов многонациональной Австрийской империи;
  • физическое уничтожение противников режима всесильного Меттерниха.

Благодаря Меттерниху Австрия превратилась в оплот консервативной политики как в германском союзе, так и во всей Европе. Священный союз стал стремиться к подавлению революционного движения всеми средствами и способами.

Против «системы Меттерниха» выступали студенты. Они объединялись в Студенческие Бурсы, которых не сдерживали межгосударственные границы. Под их девизом «Честь, свобода, отечество» выступали студенты Лейпцига и Берлина, Галле и Йены, Кенигсберга и Гейдельберга. На Аахейском конгрессе Священного союза было решено ограничить свободу университетов.

Замечание 2

Студенческое движение пошло по пути радикализации. Они требовали проведения плебисцита, введения республиканских свобод и единой церкви. Для достижения целей студенты готовы были применить индивидуальый террор. Таким актом стало убийство в марте 1819 года писателя А фон Коцеба, который тайно состоял на русской службе. В ответ были приняты Карлсбадские постановления о введении строгой цензуры, запрете студенческих союзов и установлении над университетами строгого контроля.

Триаса

Австрия оставалась самым авторитетным из всех германских государств. Так как она старалась не допустить усиления Пруссии, ей пришлось допустить в противостояние Пруссия – Австрия третий элемент. Эти германские государства получили название триаса – третья Германия. В Триасу вошли Баден, Бавария и Вюртемберг. Они боролись за отмену торгово-таможенных ограничений, что заложило основы экономической консолидации земель на юго-западе Германского союза.

spravochnick.ru

Германский союз в период Реставрации. «Система Меттерниха». Новая история стран Европы и Америки XVI-XIX вв. Часть 3: учебник для вузов

Германский союз в период Реставрации. «Система Меттерниха»

Хронологические рамки периода Реставрации в Германии – 1815–1840 гг., затем наступил так называемый пред-мартовский период (Vormaerz) – 1840–1848 гг., который завершился в марте 1848 г. революцией. Феномен Реставрации характеризуется компромиссностью и двойственностью. В Германском союзе это проявилось в противоборстве абсолютизма и либерализма, а также в формировании и развитии австро-прусского дуализма в рамках решения «немецкого вопроса» (так в современной германской историографии называют движение за объединение Германии в XIX в.).

Ключевыми понятиями в дискурсе германских интеллектуалов стали «нация» и «свобода». «Конституция и единство Германии» – так звучал лозунг студентов, профессоров, публицистов почти всех германских государств. Статья 13 Союзного акта в довольно пространных выражениях предписывала введение представительных учреждений и конституций (landsta-endische Verfassung). Эту статью в разных германских государствах истолковали по-разному. Пятнадцать государств ввели тот или иной тип представительства, в ряде государств (Саксен-Веймар, Саксен-Кобург, Саксен-Мейннинген, Бавария, Вюртемберг, Баден, Гессен-Дармштадт) были введены настоящие буржуазные представительства. Веймар, Бавария, Вюртемберг, Баден, Гессен-Дармштадт приняли конституции и стали развиваться в либеральном ключе. Всего до 1830 г. в пятнадцати государствах были введены конституции. Особенность этих конституций – сохранение монархического принципа, двухпалатный ландтаг, цензовое избирательное право, наделение законодательной инициативой правителя и правительство. На севере Германии в большем объеме произошло восстановление Старого порядка. Там развернулась борьба за распроданные домены, восстанавливались косички и парики.

В крупнейших германских государствах – Австрии и Пруссии конституции приняты не были, народные представительства не возникли, там укрепились абсолютистские порядки. Эти государства стали самыми ожесточенными противниками конституции и национальной свободы.

В Пруссии делались попытки создать представительство в ходе реформ бюрократического либерализма. 22 мая 1815 г. Фридрих-Вильгельм III заявил, что хочет дать народу представительство. Над проектом работали долго, и в 1823 г. был обнародован вариант сословных провинциальных чинов (представители от дворянства, городов и крестьян), которые имели скорее практическое значение – представлять мнения провинциальных чинов королю. Но для этого было необходимо, чтобы в одном ключе высказались восемь провинций. Пока собирали все восемь мнений, проходили месяцы и вопрос решался по-другому.

Австрия в период Реставрации ассоциируется прежде всего с «системой Меттерниха», которая в эти годы обрела свои контуры и силу. Клеменс Венцель Непомук Лотар князь фон Меттерних-Винебург (1773–1859) получил юридическое образование, в годы Французской революции зарекомендовал себя как ее противник, был сторонником равновесия и солидарности европейских государств. С 1806 г. – австрийский посланник в Париже, с 1809 г. – министр иностранных дел, с 1821 г. – канцлер. Важнейшие принципы его правления: борьба с национально-освободительными движениями и активная репрессивная политика, которую он проводил в Австрии и Германском союзе вплоть до 1848 г., используя цензурные ограничения, различные полицейские методы, доносы. Усилиями Меттерниха именно Австрия стала символом консервативной политики в Германском союзе и Европе. Стремление к подавлению революций стали основой политики Священного союза.

Сопротивление «системе Меттерниха» нашло воплощение в студенческом движении. Союзы бурсы (Burschenschaft) – это студенческие объединения, которые «перешагнули» границы отдельных немецких государств. Они действовали в университетах Лейпцига, Йены, Галле, Берлина, Гейдельберга, Фрейбурга, Кенигсберга и продолжали традиции гимнастических обществ Яна и Союза добродетели (Tugendbund). Сторонниками студенческого движения были видные профессора Э.М. Арндт, К.Т. Велькер. Девиз союза – «Честь, свобода, отечество». По торжественным случаям члены союза облачались в военные мундиры, наподобие формы партизанского отряда барона фон Лютцова, где присутствовали черно-красно-золотые цвета.

18 октября 1817 г. в Вартбурге, где Лютер переводил на немецкий язык Библию, празднуя 300-летие Реформации и очередную годовщину Лейпцигской битвы, около 500 студентов организовали манифестацию в поддержку немецкого единства и свободы. Они собрались под черно-красно-золотыми флагами. В ходе манифестации наиболее радикально настроенные студенты сожгли символы жандармского режима – офицерскую косичку, офицерский корсет, капральскую палку, а также Кодекс Наполеона, «Историю Германской империи» Коцебу – и разошлись. Меттерних заявил, что это крамола.

Аахенский конгресс «Священного союза» обсуждал вопрос, как бороться с студенческим движением и склонялся к необходимости ограничить свободу университетов. Крупный немецкий ученый А. фон Гумбольдт и К. фон Гарденберг не поддержали членов конгресса.

Студенческое движение между тем стало развиваться по пути радикализации. Появились группы студентов в Йене (старо-немцы), в Гессене (черные), которые выступали за национальную унитарную республику, плебисцит, единую церковь. Они допускали применение таких средств в борьбе за свои цели как насилие и индивидуальный террор. 23 марта 1819 г. йенский студент К. Занд убил тайно состоящего на русской службе писателя А фон Коцебу, который сообщал российскому императору о настроениях в немецких университетах. Спустя несколько недель, аптекарь Ленниг, контактировавший с гессенской студенческой группировкой, совершил покушение на министра немецкого государства Нассау Иберя, за его противодействие либеральным реформам. Либеральные круги Германского союза отнеслись с сочувствием к Зандту, а после казни студента его имя обрело ореол мученика. Немецкое общественное мнение в целом довольно индифферентно прореагировало на все эти события.

Союзный сейм проявлял сильное беспокойство, а правительства немецких государств перешли к репрессивным мерам. В июле 1819 г. в Пруссии были арестованы Ян и Арндт, запрещены проповеди Шлейермахера. Прусский король Фридрих Вильгельм III и Меттерних стали проводить общую политику. Ее венцом явились решения конференции германских государей и министров в Карлсбаде (Карловы Вары). 20 сентября 1819 г. были приняты так называемые Карлсбадские постановления, вводившие строгую цензуру, контроль за университетами, запрещавшие студенческие союзы и позволявшие увольнять свободомыслящих профессоров. Постановления вводились на пять лет, но в 1824 г. были продлены на неопределенный срок.

20-е годы XIX в. – это период, когда свободомыслие в Германском союзе должно было проявлять повышенную осторожность, а свободная печать хранить молчание. Это время позднее назовут «бидермейером», по фамилии литературного героя, олицетворящего собой простодушие и мещанский уют. Ситуация будет меняться в начале 30-х годов, после начала Июльской революции во Франции.

Национальные движения, формулирование программ единения немцев также найдут место в ландшафте Реставрации.

Уже в ходе работы Венского конгресса отчетливо проявился австро-прусский дуализм, причем с большим австрийским политическим перевесом.

Германский союз не имел реального экономического и политического единства. Социально-экономическое развитие германских земель не способствовало решению задач их экономической интеграции в рамках Союза. Германия находилась в первой трети XIX в. на раннеиндустриальной стадии развития, которая характеризовалась невысоким уровнем правовой и хозяйственной самостоятельности крестьянства, низкой степенью товарности сельского хозяйства, незначительным развитием рынка труда, недостаточным накоплением капиталов, слабым развитием путей сообщения, что не давало возможности индустриальному укладу развиваться динамично. Хотя в Пруссии (Рейнская область, Берлин, Силезия), в Саксонии можно было наблюдать зарождение индустриальных основ и говорить о развитии экономической модернизации. Слабому развитию индустриализации соответствовал и уровень немецких городов. В городах проживала тогда четверть населения, а три четверти – в сельской местности (общая численность населения Германского союза около 24 млн человек). Наиболее населенные немецкие города в начале XIX в. – Берлин (более 150 тыс. человек), Бреславль (около 50 тыс. человек), Кенигсберг (около 50 тыс. человек).

В 1815–1822 гг. Австрийская империя была наиболее авторитетной силой в Германском союзе. Но она опасалась роста влияния Пруссии, поэтому допустила в традиционную конструкцию Австрия – Пруссия третий элемент – группу государств юго-западного региона страны (они получили в историографии название – Третьей Германии или Триаса, наиболее крупные из этих государств – Баден, Бавария, Вюртемберг). Они стали проводить политику за отмену торгово-таможенных ограничений в рамках союза немецких земель. Когда это встретило резкое неприятие Пруссии и Австрии, государства Триаса попытались перейти к частным договоренностям в этой области, тем самым, положив начало экономической консолидации юго-западных германских земель.

Как было показано, Пруссия шла за австрийской политикой в вопросе политической трансформации Германского союза. Политические договоренности 1819 г. были предложены Австрией и поддержаны Пруссией. Политика Прусского королевства была двойственной. Так, с одной стороны, оно поддерживало Австрию в ее стремлении сохранить status quo в Германском союзе, с другой – подрывало ее изнутри в форме борьбы Пруссии за создание экономического единства Германии под своим покровительством. 26 мая 1818 г. Прусское королевство приступило к формированию Таможенного союза, который следует рассматривать как первый шаг на пути подрыва суверенитета мелких германских государств и как начало создания экономического единства Германии под эгидой Пруссии. Именно закон от 26 мая вызвал широкое петиционное движение за экономическое объединение страны и обсуждение этой проблемы в различных кругах немецкого общества. Прусское таможенное реформирование стало основой формирования новой политики королевства в отношении германских государств, которая в дальнейшем окажется наиболее востребованной в решении «немецкого вопроса». Реализация прусского Таможенного закона почти везде натолкнулось на осуждение. Как либеральная общественность, так и германские правительства критиковали его как «брутальный акт отдельного государственного эгоизма».

Прусский Таможенный закон послужил поводом к созданию государствами Триаса Германской Ассоциации торговли и промышленности. Одним из основателей и стратегов Ассоциации стал знаменитый германский экономист Фридрих Даниэль Лист (1789–1846). Организация была создана как союз германских ремесленников и торговцев, и объективно она способствовала развитию торговли и промышленности в Германии. Основным направлением ее деятельности стала пропаганда необходимости всеобщего таможенного объединения страны. Ассоциация вызвала к жизни широкое национальное движение за экономическое единство Германии в некоторых немецких государствах. Ее члены приняли деятельное участие в подготовке и разработке основных предложений для торгово-таможенных соглашений государств юго-западного региона Германии. Попытка Ассоциации решить проблемы экономического единства не привела к успеху. В 1822 г. Ассоциация прекратила свое существование, но агитация представителей организации посредством делегаций ко дворам германских государств, публикаций в газетах стала элементом подготовительного этапа в создании Пруссией Германского Таможенного союза 1834 г., членами которого к тому времени являлись 18 немецких государств. Австрия, конечно же, не вступила в него.

В период Реставрации свое видение национальной проблемы представило либеральное движение, которое было обречено на вовлеченность в дискуссии о путях национального единения. Выбирая между ценностями индивидуализма и национализма, германские либералы выдвинули несколько программ решения немецкого вопроса. Подобная множественность национальных моделей характерна для либерализма периода Реставрации в целом. Она прослеживается также и в политических представлениях либералов, что заставляет признать отсутствие в это время единого либерального движения в Германии.

В государствах немецкого Юго-Запада (Баден, Бавария, Вюртемберг) утверждение институтов конституционализма и обеспечение прав личности происходило успешнее, нежели в других германских землях. Самой либеральной была конституция Бадена, составленная по образцу Хартии Людовика XVIII. Довольно многочисленной была фракция либералов в баденском ландтаге, некоторые ее члены обрели в 30-40-е годы XIX в. общегерманскую известность. Профессора Фрейбургского университета Карл фон Роттек (1775–1840) и Карл Теодор Велькер (1790–1869) прославились не только как политики, но и как авторы, и редакторы 15-томного «Государственного лексикона» – политического словаря, призванного популяризировать либеральные взгляды. Баден стал в начале 30-х годов островком свободы в Германском союзе. В конце 1831 г. ландтаг герцогства принял беспрецедентный для Германии закон о свободе печати, и там начали выходить бесцензурные газеты (например, ежедневная газета «Свободомыслящий»).

В 30-е годы XIX в. в решении немецкого вопроса баденские либералы отдавали предпочтение ценностям свободы. В начале 30-х годов Велькер внес в ландтаг герцогства Баден проект закона о созыве всегерманского парламента. В мае 1832 г. в честь годовщины принятия Баварской Конституции, тогда еще в баварском Пфальце в местечке Гамбах, была организована политическая акция, которая вошла в историю как «гамбахский праздник». В манифестации приняли участие около 30 тыс. студентов, либерально настроенные политики и бюргеры, ремесленники и рабочие. Именно на празднике в Гамбахе Роттек заявил, что лучше свобода без единства, чем единство без свободы. Союзный сейм поспешил поставить ситуацию в Бадене под контроль и не допустить распространения подобных идей и отказа от цензуры в других немецких государствах. После принятия Союзным сеймом реакционных решений в Вене (лето 1832), которые усиливали полицейский режим, либералы герцогства Баден предлагали объединиться государствам Германского союза, имеющим конституции. В их единении они видели противовес всевластию Пруссии и Австрии.

Отрицательно оценивались Роттеком и Велькером любые предпринимаемые Пруссией шаги к национальному объединению. Так, они были против вступления герцогства Баден в созданный в 1834 г. по инициативе Пруссии Таможенный союз. В 1835 г. Роттек представил собранию государственных чинов Бадена (ландтагу) доклад, где довольно убедительно доказывал, почему герцогство не должно присоединяться к этому Союзу: «…мы против такого Таможенного союза, … я и мои друзья-патриоты голосовали бы за него, если бы изменились условия этого Союза, если бы они соответствовали патриотической идее Таможенного союза, которая гарантировала бы соблюдение принципов свободы, истинного блага нации или всеобщего интереса». В статье «Государственного лексикона», посвященной известному либеральному экономисту Ф. Листу, Велькер вторил Роттеку. Он утверждал, что усилия, предпринимаемые Листом для развития национальной экономики и создания системы по ее защите, вызывают раздражение, так как они не предполагают утверждения принципов свободы. Подобная позиция не была присуща всем представителям немецкого Юго-Запада. Вюртембержцы Пфицер, Уланд, Фишер считали возможным пожертвовать свободой ради единства. Круг авторов «Государственного лексикона» склонялся к разрыву с традицией с целью сохранить гарантии свободы. Понятие «нация» они трактовали в рамках идей Просвещения и Французской революции, делая главный акцент на политической суверенности народа, наполняя его анти-абсолютистским содержанием. Идеалом справедливого и добровольного объединения либералы, сотрудничавшие в «Государственном лексиконе», считали федеративную систему США.

Известный либерал Северной Германии Фридрих Кристоф Дальман (1785–1860), еще в годы наполеоновских войн предлагал в качестве первого шага провозгласить создание европейского союза, в который должны были также войти и немецкие земли. Другой предложенный им вариант продвижения к единству – объединение Гамбурга, Любека, Гольштейна, Ла-уэнбурга, Мекленбурга и непрусской Померании, что привело бы, по мнению Дальмана, к слиянию университетов Ростока, Киля, Грайфсвальда в рамках объединенного нижнесаксонского университета и привело бы к активному проникновению скандинавской науки в немецкие земли. Призывая к такому единению, Дальман показал себя сторонником культурной идеи Севера.

Реализация национальной идеи Дальмана связана с совершенствованием политической системы немецких государств. Ученый был противником любых резких изменений и видел в традиционных институтах колоссальный потенциал для развития. Так, современные конституции Дальман не рассматривал как изобретение чего-то нового, а подчеркивал, что они – наследие прежних установлений сословных чинов. Сами сословные чины (Landstaende), полагал историк, должны быть очищены от наслоений веков, и на их основе будет сформировано национальное представительство. Именно поэтому он приветствовал созыв в 1847 г. объединенного прусского ландтага и надеялся, что возрождение Германии произойдет без переворота. Стремление избежать в ходе политических преобразований любых потрясений, было продиктовано верой Дальмана в нерасторжимое единство политики и морали. Гарантом моральных принципов была, по его мнению, королевская власть, которую он наделял правом абсолютного вето. Ученый не идеализировал монархию вообще, а полагал, что она может себя спасти, предоставив подданным свободу. Конституционная монархия Англии была ориентиром для Дальмана. Восхищение английской политической системой и присущей ей умеренностью было характерной особенностью либерального движения немецкого Севера.

Накануне революции 1848–1849 гг. Дальман был настроен пропрусски. Пиетет перед абсолютистской Пруссией нехарактерен для либералов как Севера, так и Юга Германии. Однако Дальман называл пруссаков «немецкими спартанцами» и верил, что Пруссия станет ядром будущего свободолюбивого немецкого государства.

Отошли от умозрительных схем Просвещения и либералы Юго-Запада Германии. Например, Велькер уже не желал резкого разрыва с традицией и стремился примирить свободу и единство. Он ясно видел, что человечество существует в нациях, которые проходят в ходе исторического развития различные пути. Реализация немецкой гражданско-правовой свободы по Велькеру – это инсталляция системы конституционной монархии с определенными гражданскими свободами и компетенцией представительства всех германских государств.

В годы революции 1848–1849 гг. теория немецкого вопроса столкнулась с практикой, которая окончательно заставила либералов отказаться от рационализма Просвещения. Принципы объединения германских государств вокруг Пруссии пропагандировала и созданная в 1847 г. либеральная «Немецкая газета» (Deutsche Zeitung)». Именно проблема объединения стала для немцев одной из главных в годы революции 1848–1849 гг.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Германский союз в период Реставрации. «Система Меттерниха» — МегаЛекции

Хронологические рамки периода Реставрации в Германии – 1815–1840 гг., затем наступил так называемый пред-мартовский период (Vormaerz) – 1840–1848 гг., который завершился в марте 1848 г. революцией. Феномен Реставрации характеризуется компромиссностью и двойственностью. В Германском союзе это проявилось в противоборстве абсолютизма и либерализма, а также в формировании и развитии австро-прусского дуализма в рамках решения «немецкого вопроса» (так в современной германской историографии называют движение за объединение Германии в XIX в.).

Ключевыми понятиями в дискурсе германских интеллектуалов стали «нация» и «свобода». «Конституция и единство Германии» – так звучал лозунг студентов, профессоров, публицистов почти всех германских государств. Статья 13 Союзного акта в довольно пространных выражениях предписывала введение представительных учреждений и конституций (landsta-endische Verfassung). Эту статью в разных германских государствах истолковали по-разному. Пятнадцать государств ввели тот или иной тип представительства, в ряде государств (Саксен-Веймар, Саксен-Кобург, Саксен-Мейннинген, Бавария, Вюртемберг, Баден, Гессен-Дармштадт) были введены настоящие буржуазные представительства. Веймар, Бавария, Вюртемберг, Баден, Гессен-Дармштадт приняли конституции и стали развиваться в либеральном ключе. Всего до 1830 г. в пятнадцати государствах были введены конституции. Особенность этих конституций – сохранение монархического принципа, двухпалатный ландтаг, цензовое избирательное право, наделение законодательной инициативой правителя и правительство. На севере Германии в большем объеме произошло восстановление Старого порядка. Там развернулась борьба за распроданные домены, восстанавливались косички и парики.

В крупнейших германских государствах – Австрии и Пруссии конституции приняты не были, народные представительства не возникли, там укрепились абсолютистские порядки. Эти государства стали самыми ожесточенными противниками конституции и национальной свободы.



В Пруссии делались попытки создать представительство в ходе реформ бюрократического либерализма. 22 мая 1815 г. Фридрих-Вильгельм III заявил, что хочет дать народу представительство. Над проектом работали долго, и в 1823 г. был обнародован вариант сословных провинциальных чинов (представители от дворянства, городов и крестьян), которые имели скорее практическое значение – представлять мнения провинциальных чинов королю. Но для этого было необходимо, чтобы в одном ключе высказались восемь провинций. Пока собирали все восемь мнений, проходили месяцы и вопрос решался по-другому.

Австрия в период Реставрации ассоциируется прежде всего с «системой Меттерниха», которая в эти годы обрела свои контуры и силу. Клеменс Венцель Непомук Лотар князь фон Меттерних-Винебург (1773–1859) получил юридическое образование, в годы Французской революции зарекомендовал себя как ее противник, был сторонником равновесия и солидарности европейских государств. С 1806 г. – австрийский посланник в Париже, с 1809 г. – министр иностранных дел, с 1821 г. – канцлер. Важнейшие принципы его правления: борьба с национально-освободительными движениями и активная репрессивная политика, которую он проводил в Австрии и Германском союзе вплоть до 1848 г., используя цензурные ограничения, различные полицейские методы, доносы. Усилиями Меттерниха именно Австрия стала символом консервативной политики в Германском союзе и Европе. Стремление к подавлению революций стали основой политики Священного союза.

Сопротивление «системе Меттерниха» нашло воплощение в студенческом движении. Союзы бурсы (Burschenschaft) – это студенческие объединения, которые «перешагнули» границы отдельных немецких государств. Они действовали в университетах Лейпцига, Йены, Галле, Берлина, Гейдельберга, Фрейбурга, Кенигсберга и продолжали традиции гимнастических обществ Яна и Союза добродетели (Tugendbund). Сторонниками студенческого движения были видные профессора Э.М. Арндт, К.Т. Велькер. Девиз союза – «Честь, свобода, отечество». По торжественным случаям члены союза облачались в военные мундиры, наподобие формы партизанского отряда барона фон Лютцова, где присутствовали черно-красно-золотые цвета.

18 октября 1817 г. в Вартбурге, где Лютер переводил на немецкий язык Библию, празднуя 300-летие Реформации и очередную годовщину Лейпцигской битвы, около 500 студентов организовали манифестацию в поддержку немецкого единства и свободы. Они собрались под черно-красно-золотыми флагами. В ходе манифестации наиболее радикально настроенные студенты сожгли символы жандармского режима – офицерскую косичку, офицерский корсет, капральскую палку, а также Кодекс Наполеона, «Историю Германской империи» Коцебу – и разошлись. Меттерних заявил, что это крамола.

Аахенский конгресс «Священного союза» обсуждал вопрос, как бороться с студенческим движением и склонялся к необходимости ограничить свободу университетов. Крупный немецкий ученый А. фон Гумбольдт и К. фон Гарденберг не поддержали членов конгресса.

Студенческое движение между тем стало развиваться по пути радикализации. Появились группы студентов в Йене (старо-немцы), в Гессене (черные), которые выступали за национальную унитарную республику, плебисцит, единую церковь. Они допускали применение таких средств в борьбе за свои цели как насилие и индивидуальный террор. 23 марта 1819 г. йенский студент К. Занд убил тайно состоящего на русской службе писателя А фон Коцебу, который сообщал российскому императору о настроениях в немецких университетах. Спустя несколько недель, аптекарь Ленниг, контактировавший с гессенской студенческой группировкой, совершил покушение на министра немецкого государства Нассау Иберя, за его противодействие либеральным реформам. Либеральные круги Германского союза отнеслись с сочувствием к Зандту, а после казни студента его имя обрело ореол мученика. Немецкое общественное мнение в целом довольно индифферентно прореагировало на все эти события.

Союзный сейм проявлял сильное беспокойство, а правительства немецких государств перешли к репрессивным мерам. В июле 1819 г. в Пруссии были арестованы Ян и Арндт, запрещены проповеди Шлейермахера. Прусский король Фридрих Вильгельм III и Меттерних стали проводить общую политику. Ее венцом явились решения конференции германских государей и министров в Карлсбаде (Карловы Вары). 20 сентября 1819 г. были приняты так называемые Карлсбадские постановления, вводившие строгую цензуру, контроль за университетами, запрещавшие студенческие союзы и позволявшие увольнять свободомыслящих профессоров. Постановления вводились на пять лет, но в 1824 г. были продлены на неопределенный срок.

20-е годы XIX в. – это период, когда свободомыслие в Германском союзе должно было проявлять повышенную осторожность, а свободная печать хранить молчание. Это время позднее назовут «бидермейером», по фамилии литературного героя, олицетворящего собой простодушие и мещанский уют. Ситуация будет меняться в начале 30-х годов, после начала Июльской революции во Франции.

Национальные движения, формулирование программ единения немцев также найдут место в ландшафте Реставрации.

Уже в ходе работы Венского конгресса отчетливо проявился австро-прусский дуализм, причем с большим австрийским политическим перевесом.

Германский союз не имел реального экономического и политического единства. Социально-экономическое развитие германских земель не способствовало решению задач их экономической интеграции в рамках Союза. Германия находилась в первой трети XIX в. на раннеиндустриальной стадии развития, которая характеризовалась невысоким уровнем правовой и хозяйственной самостоятельности крестьянства, низкой степенью товарности сельского хозяйства, незначительным развитием рынка труда, недостаточным накоплением капиталов, слабым развитием путей сообщения, что не давало возможности индустриальному укладу развиваться динамично. Хотя в Пруссии (Рейнская область, Берлин, Силезия), в Саксонии можно было наблюдать зарождение индустриальных основ и говорить о развитии экономической модернизации. Слабому развитию индустриализации соответствовал и уровень немецких городов. В городах проживала тогда четверть населения, а три четверти – в сельской местности (общая численность населения Германского союза около 24 млн человек). Наиболее населенные немецкие города в начале XIX в. – Берлин (более 150 тыс. человек), Бреславль (около 50 тыс. человек), Кенигсберг (около 50 тыс. человек).

В 1815–1822 гг. Австрийская империя была наиболее авторитетной силой в Германском союзе. Но она опасалась роста влияния Пруссии, поэтому допустила в традиционную конструкцию Австрия – Пруссия третий элемент – группу государств юго-западного региона страны (они получили в историографии название – Третьей Германии или Триаса, наиболее крупные из этих государств – Баден, Бавария, Вюртемберг). Они стали проводить политику за отмену торгово-таможенных ограничений в рамках союза немецких земель. Когда это встретило резкое неприятие Пруссии и Австрии, государства Триаса попытались перейти к частным договоренностям в этой области, тем самым, положив начало экономической консолидации юго-западных германских земель.

Как было показано, Пруссия шла за австрийской политикой в вопросе политической трансформации Германского союза. Политические договоренности 1819 г. были предложены Австрией и поддержаны Пруссией. Политика Прусского королевства была двойственной. Так, с одной стороны, оно поддерживало Австрию в ее стремлении сохранить status quo в Германском союзе, с другой – подрывало ее изнутри в форме борьбы Пруссии за создание экономического единства Германии под своим покровительством. 26 мая 1818 г. Прусское королевство приступило к формированию Таможенного союза, который следует рассматривать как первый шаг на пути подрыва суверенитета мелких германских государств и как начало создания экономического единства Германии под эгидой Пруссии. Именно закон от 26 мая вызвал широкое петиционное движение за экономическое объединение страны и обсуждение этой проблемы в различных кругах немецкого общества. Прусское таможенное реформирование стало основой формирования новой политики королевства в отношении германских государств, которая в дальнейшем окажется наиболее востребованной в решении «немецкого вопроса». Реализация прусского Таможенного закона почти везде натолкнулось на осуждение. Как либеральная общественность, так и германские правительства критиковали его как «брутальный акт отдельного государственного эгоизма».

Прусский Таможенный закон послужил поводом к созданию государствами Триаса Германской Ассоциации торговли и промышленности. Одним из основателей и стратегов Ассоциации стал знаменитый германский экономист Фридрих Даниэль Лист (1789–1846). Организация была создана как союз германских ремесленников и торговцев, и объективно она способствовала развитию торговли и промышленности в Германии. Основным направлением ее деятельности стала пропаганда необходимости всеобщего таможенного объединения страны. Ассоциация вызвала к жизни широкое национальное движение за экономическое единство Германии в некоторых немецких государствах. Ее члены приняли деятельное участие в подготовке и разработке основных предложений для торгово-таможенных соглашений государств юго-западного региона Германии. Попытка Ассоциации решить проблемы экономического единства не привела к успеху. В 1822 г. Ассоциация прекратила свое существование, но агитация представителей организации посредством делегаций ко дворам германских государств, публикаций в газетах стала элементом подготовительного этапа в создании Пруссией Германского Таможенного союза 1834 г., членами которого к тому времени являлись 18 немецких государств. Австрия, конечно же, не вступила в него.

В период Реставрации свое видение национальной проблемы представило либеральное движение, которое было обречено на вовлеченность в дискуссии о путях национального единения. Выбирая между ценностями индивидуализма и национализма, германские либералы выдвинули несколько программ решения немецкого вопроса. Подобная множественность национальных моделей характерна для либерализма периода Реставрации в целом. Она прослеживается также и в политических представлениях либералов, что заставляет признать отсутствие в это время единого либерального движения в Германии.

В государствах немецкого Юго-Запада (Баден, Бавария, Вюртемберг) утверждение институтов конституционализма и обеспечение прав личности происходило успешнее, нежели в других германских землях. Самой либеральной была конституция Бадена, составленная по образцу Хартии Людовика XVIII. Довольно многочисленной была фракция либералов в баденском ландтаге, некоторые ее члены обрели в 30-40-е годы XIX в. общегерманскую известность. Профессора Фрейбургского университета Карл фон Роттек (1775–1840) и Карл Теодор Велькер (1790–1869) прославились не только как политики, но и как авторы, и редакторы 15-томного «Государственного лексикона» – политического словаря, призванного популяризировать либеральные взгляды. Баден стал в начале 30-х годов островком свободы в Германском союзе. В конце 1831 г. ландтаг герцогства принял беспрецедентный для Германии закон о свободе печати, и там начали выходить бесцензурные газеты (например, ежедневная газета «Свободомыслящий»).

В 30-е годы XIX в. в решении немецкого вопроса баденские либералы отдавали предпочтение ценностям свободы. В начале 30-х годов Велькер внес в ландтаг герцогства Баден проект закона о созыве всегерманского парламента. В мае 1832 г. в честь годовщины принятия Баварской Конституции, тогда еще в баварском Пфальце в местечке Гамбах, была организована политическая акция, которая вошла в историю как «гамбахский праздник». В манифестации приняли участие около 30 тыс. студентов, либерально настроенные политики и бюргеры, ремесленники и рабочие. Именно на празднике в Гамбахе Роттек заявил, что лучше свобода без единства, чем единство без свободы. Союзный сейм поспешил поставить ситуацию в Бадене под контроль и не допустить распространения подобных идей и отказа от цензуры в других немецких государствах. После принятия Союзным сеймом реакционных решений в Вене (лето 1832), которые усиливали полицейский режим, либералы герцогства Баден предлагали объединиться государствам Германского союза, имеющим конституции. В их единении они видели противовес всевластию Пруссии и Австрии.

Отрицательно оценивались Роттеком и Велькером любые предпринимаемые Пруссией шаги к национальному объединению. Так, они были против вступления герцогства Баден в созданный в 1834 г. по инициативе Пруссии Таможенный союз. В 1835 г. Роттек представил собранию государственных чинов Бадена (ландтагу) доклад, где довольно убедительно доказывал, почему герцогство не должно присоединяться к этому Союзу: «…мы против такого Таможенного союза, … я и мои друзья-патриоты голосовали бы за него, если бы изменились условия этого Союза, если бы они соответствовали патриотической идее Таможенного союза, которая гарантировала бы соблюдение принципов свободы, истинного блага нации или всеобщего интереса». В статье «Государственного лексикона», посвященной известному либеральному экономисту Ф. Листу, Велькер вторил Роттеку. Он утверждал, что усилия, предпринимаемые Листом для развития национальной экономики и создания системы по ее защите, вызывают раздражение, так как они не предполагают утверждения принципов свободы. Подобная позиция не была присуща всем представителям немецкого Юго-Запада. Вюртембержцы Пфицер, Уланд, Фишер считали возможным пожертвовать свободой ради единства. Круг авторов «Государственного лексикона» склонялся к разрыву с традицией с целью сохранить гарантии свободы. Понятие «нация» они трактовали в рамках идей Просвещения и Французской революции, делая главный акцент на политической суверенности народа, наполняя его анти-абсолютистским содержанием. Идеалом справедливого и добровольного объединения либералы, сотрудничавшие в «Государственном лексиконе», считали федеративную систему США.

Известный либерал Северной Германии Фридрих Кристоф Дальман (1785–1860), еще в годы наполеоновских войн предлагал в качестве первого шага провозгласить создание европейского союза, в который должны были также войти и немецкие земли. Другой предложенный им вариант продвижения к единству – объединение Гамбурга, Любека, Гольштейна, Ла-уэнбурга, Мекленбурга и непрусской Померании, что привело бы, по мнению Дальмана, к слиянию университетов Ростока, Киля, Грайфсвальда в рамках объединенного нижнесаксонского университета и привело бы к активному проникновению скандинавской науки в немецкие земли. Призывая к такому единению, Дальман показал себя сторонником культурной идеи Севера.

Реализация национальной идеи Дальмана связана с совершенствованием политической системы немецких государств. Ученый был противником любых резких изменений и видел в традиционных институтах колоссальный потенциал для развития. Так, современные конституции Дальман не рассматривал как изобретение чего-то нового, а подчеркивал, что они – наследие прежних установлений сословных чинов. Сами сословные чины (Landstaende), полагал историк, должны быть очищены от наслоений веков, и на их основе будет сформировано национальное представительство. Именно поэтому он приветствовал созыв в 1847 г. объединенного прусского ландтага и надеялся, что возрождение Германии произойдет без переворота. Стремление избежать в ходе политических преобразований любых потрясений, было продиктовано верой Дальмана в нерасторжимое единство политики и морали. Гарантом моральных принципов была, по его мнению, королевская власть, которую он наделял правом абсолютного вето. Ученый не идеализировал монархию вообще, а полагал, что она может себя спасти, предоставив подданным свободу. Конституционная монархия Англии была ориентиром для Дальмана. Восхищение английской политической системой и присущей ей умеренностью было характерной особенностью либерального движения немецкого Севера.

Накануне революции 1848–1849 гг. Дальман был настроен пропрусски. Пиетет перед абсолютистской Пруссией нехарактерен для либералов как Севера, так и Юга Германии. Однако Дальман называл пруссаков «немецкими спартанцами» и верил, что Пруссия станет ядром будущего свободолюбивого немецкого государства.

Отошли от умозрительных схем Просвещения и либералы Юго-Запада Германии. Например, Велькер уже не желал резкого разрыва с традицией и стремился примирить свободу и единство. Он ясно видел, что человечество существует в нациях, которые проходят в ходе исторического развития различные пути. Реализация немецкой гражданско-правовой свободы по Велькеру – это инсталляция системы конституционной монархии с определенными гражданскими свободами и компетенцией представительства всех германских государств.

В годы революции 1848–1849 гг. теория немецкого вопроса столкнулась с практикой, которая окончательно заставила либералов отказаться от рационализма Просвещения. Принципы объединения германских государств вокруг Пруссии пропагандировала и созданная в 1847 г. либеральная «Немецкая газета» (Deutsche Zeitung)». Именно проблема объединения стала для немцев одной из главных в годы революции 1848–1849 гг.

 


Рекомендуемые страницы:


Воспользуйтесь поиском по сайту:

megalektsii.ru

МЕТТЕРНИХ, КЛЕМЕНС | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

МЕТТЕРНИХ, КЛЕМЕНС (Metternich, Klemens) (1773–1859), австрийский государственный деятель. Родился 15 мая 1773 в Кобленце. Получил частное образование, а в 1788 был зачислен в Страсбургский университет. Стал свидетелем первых событий Французской революции. Родители отозвали его из Франции и отправили в Майнц, где он время от времени посещал лекции в местном университете.

В 1793 Майнц захватила французская армия, затем были конфискованы владения семьи Меттерниха, расположенные на левом берегу Рейна. В 1794 французы вторглись в Нидерланды, и отец Меттерниха вынужден был оставить службу в Брюсселе и перебраться в Вену. Благодаря браку с Марией Элеонорой Кауниц, внучкой и наследницей канцлера Австрии графа Венцеля фон Кауница, Меттерних вошел в высшие слои венского общества. В 1801 был назначен послом в Дрезден, в 1802 – в Берлин, а в 1806 занял место посла в Париже.

В октябре 1809 Меттерних сменил Филиппа Стадиона на посту министра иностранных дел. Был убежден, что Австрию может спасти лишь покорность Наполеону, поэтому в 1810 устроил брак Габсбургской принцессы Марии Луизы и французского императора. Когда в 1812 Наполеон готовил вторжение в Россию, Меттерних вел переговоры о союзе с Францией. Весной 1813 Меттерних предложил посредничество державам-антагонистам. Наполеон отверг его условия на встрече в Дрездене (26 июня 1813), и Австрия присоединилась к антифранцузской коалиции, которая вскоре одержала победу в сражении под Лейпцигом. Война продолжалась до тех пор, пока союзные войска не взяли Париж, а Наполеон не был сослан на остров Эльба.

Венский конгресс, 1814–1815.

Вслед за разгромом Наполеона представители ведущих европейских держав собрались в Вене под председательством Меттерниха, чтобы обсудить вопрос о новом облике Европы. Франции были предложены весьма приемлемые условия. Пруссии не позволили аннексировать Саксонию, и ей пришлось довольствоваться землями в Рейнской области. Меттерниху не удалось помешать продвижению России в центр Европы и созданию Польского королевства, однако он сумел поставить вопрос о размерах нового государства. Австрия сохранила доминирующие позиции и в Германии, и в Италии. Меттерних выступил против возрождения Священной Римской империи во главе с Габсбургами. Вместо этого он предложил создать конфедерацию из 38 государств-участников, причем Австрия получала пост председателя в общем сейме, который должен был собраться во Франкфурте. Небольшие государства, опасавшиеся как усиления Пруссии, так и национального объединения Германии, должны были, разумеется, поддерживать австрийскую политику, направленную на сохранение status quo.

Намерение создать подобную конфедерацию в Италии не осуществилось из-за сопротивления папы и неапольского короля из династии Бурбонов, но господство Австрии на Апеннинском полуострове осуществлялось другими средствами. Австрия аннексировала Ломбардию и Венецию. В ряде земель в Центральной Италии – Тоскане, Парме, Модене – правили габсбургские князья.

Принципы Меттерниха.

В 1821 Меттерних занял пост австрийского канцлера и посвятил остаток своей жизни защите решений Венского конгресса. В течение нескольких десятилетий он оказывал влияние на правительство Австрии, а также на Пруссию и Россию. Меттерних действовал как выразитель системы принципов, направленных на сохранение того, что Меттерних называл «международным» и «социальным» равновесием.

Международное равновесие заключалось в сохранении системы государств, сложившейся после 15 в. В рамках этой системы несколько великих держав взаимно уравновешивали друг друга, выступая совместно против попыток какой-либо одной из держав занять доминирующее положение. Последнюю по времени попытку взять под контроль положение дел в Европе предпринял Наполеон, и Меттерних опасался, что такие же амбиции мог лелеять Александр I. Меттерних был убежден в необходимости подчинения интересов любого государства интересам системы государств в целом. В его представлении общий интерес заключался в сохранении баланса сил и неукоснительном осуществлении договорных обязательств. Тот же самый интерес требовал и защиты социального и государственного порядка внутри каждого из государств. Эти стремления обычно называют Священным союзом, по названию декларации, предложенной Александром I и подписанной затем всеми державами, кроме Великобритании и Папского престола. Меттерних был сторонником абсолютной монархии при опоре на сильную армию, бюрократию и союз между государством и церковью, считал нежелательными любые уступки либерализму.

Ради сохранения этих принципов была разработана так называемая «система конгрессов». Четыре крупные державы, составившие Четверной союз, впервые собрались в Ахене (1818), чтобы вернуть Францию, которой теперь правили Бурбонов, в европейский «концерт» держав. Следующие два конгресса этих государств, которые уже получили наименование Союза пяти, собрались в Троппау и Лайбахе (Любляне) (1820–1821), чтобы обсудить проблему революций, вспыхнувших в Испании и Неаполитанском королевстве. Меттерниху удалось привлечь две другие «восточные державы» – Пруссию и Россию – к доктрине «вмешательства», которая утверждала право и обязанность консервативных сил подавлять либеральные беспорядки, когда бы и в какой бы части Европы они ни происходили. Две «западные державы» – Франция и Британия – выступили против общего применения такого права, но не возражали против подавления Австрией революции в Неаполе, которая угрожала позициям Вены в Италии. Следующий и последний конгресс состоялся в Вероне (1822) и привел к французской интервенции в Испании, в результате которой была восстановлена абсолютная монархия. Австрия и Пруссия тесно сотрудничали в подавлении либерального движения в Германии. Карлсбадские декреты (1819) вводили жесткий контроль над университетами и печатью.

Влияние Австрии в европейских делах стремительно уменьшалось, скрывать внутреннюю слабость Габсбургской монархии было все труднее. Меттерних понимал необходимость реформ, однако занимался в основном дипломатией и ценил спокойствие, находясь на службе у двух императоров, которые ненавидели любые изменения (до 1835 у Франца I, а затем у Фердинанда I). Меттерних не смог предотвратить роста враждебности венгров к монархии и усиления национального движения в итальянских и чешских провинциях. Нараставшее либеральное движение в Германии видело своего главного врага в Австрии.

Система Меттерниха неожиданно распалась весной 1848. В этом событии соединились массовый бунт, дворцовые интриги и бюрократический саботаж. Престарелый канцлер не пожелал бороться за свое положение и с готовностью ушел в отставку, когда этого потребовали эрцгерцоги. Чтобы избежать насилия, уехал в Лондон, а в 1850 перебрался в Брюссель. Вернулся в Австрию в 1852. Умер Меттерних в Вене 11 июня 1859.

www.krugosvet.ru

МЕТТЕРНИХ Клеменс - это... Что такое МЕТТЕРНИХ Клеменс?


МЕТТЕРНИХ Клеменс

(Metternich, Klemens Lothar Wenzel),
князь фон Меттерних-Виннебург (1773-1859), австрийский государственный деятель, занимавший господствующие позиции в международной политике, которые позволили называть период после падения Наполеона и до 1848 "веком Меттерниха". Родился 15 мая 1773 в Кобленце, в Рейнской области. Его семья ведет происхождение от имперского рыцарства, которое подчинялось лишь императору Священной Римской империи. Отец граф Франц Георг Меттерних в 1773 служил высшим чиновником при дворе архиепископа Трирского, позднее перешел на австрийскую дипломатическую службу и в 1791 получил важный пост губернатора Австрийских Нидерландов (ныне Бельгия). Молодой Меттерних получил частное образование, а в 1788 был зачислен в Страсбургский университет. Здесь он стал свидетелем первых событий Французской революции. Родители отозвали его из Франции и отправили в Майнц, где он время от времени посещал лекции в местном университете. В 1793 Майнц захватила французская армия - факт, который должен был лишь усилить уже возникшее у Меттерниха отвращение ко всему французскому. Затем французские революционные армии конфисковали и владения семьи, расположенные в основном на левом берегу Рейна. В 1794 французы вторглись в Нидерланды, и отец Меттерниха вынужден был оставить свою службу в этой стране и перебраться в Вену. Меттерних вскоре улучшил свою положение благодаря выгодному браку с Марией Элеонорой Кауниц, внучкой и наследницей канцлера Австрии графа Венцеля фон Кауница. Тем самым Меттерниху удалось войти в высшие слои венского общества и начать дипломатическую карьеру. В 1801 он был назначен послом в Дрезден, в 1802 - в Берлин, а в 1806, когда ему исполнилось всего 33 года, занял ключевое место посла в Париже.
Меттерних и Наполеон. Особый интерес к его назначению проявил Наполеон, ошибочно полагая, что Меттерних принадлежит к профранцузской фракции Габсбургского двора. Новый посол полностью подходил для столь важной миссии. Он использовал свою молодость, обаяние и привлекательную внешность, стал весьма популярным в парижских салонах, сочетая дела с удовольствиями, вступая в любовные связи с некоторыми высокопоставленными дамами, включая сестру Наполеона Каролину Мюрат. В его дипломатических посланиях преувеличенно подчеркивалась уязвимость позиций Наполеона, так как Меттерних излишне доверял суждениям тайных врагов императора, таких, как герцог де Талейран и Жозеф Фуше. В результате Меттерних побудил министра иностранных дел Австрии графа Филиппа Стадиона бросить вызов Франции, что привело к войне 1809. Кампания закончилась для Австрии катастрофой, что было закреплено условиями унизительного мира в Шенбрунне. В октябре 1809 Меттерних сменил Стадиона на посту министра иностранных дел. Он был убежден, что Австрию может спасти лишь раболепство перед Наполеоном. Поэтому в 1810 он без колебаний устроил брак Габсбургской принцессы Марии Луизы и французского императора, хотя подобная политика крайне не нравилась австрийскому императору Францу I. Когда в 1812 Наполеон готовил вторжение в Россию, Меттерних вел переговоры о союзе с Францией и в то же время уверял царя Александра, что австрийская армия будет избегать участия в войне. Зимнее отступление французов застало Меттерниха врасплох, но он был готов воспользоваться его плодами, выступая в то же время против стремлений России установить свою гегемонию в Европе вместо Франции. Весной 1813, когда борьба французов и русских, которым теперь помогали пруссаки, зашла в тупик в Саксонии, Австрия провела мобилизацию своих армий. Меттерних использовал положение Австрии в качестве баланса сил, предложив ее вооруженное посредничество державам-антагонистам. Когда Наполеон отверг его условия во время знаменитой встречи в Дрездене (26 июня 1813), Австрия присоединилась к антифранцузской коалиции, которая вскоре одержала победу в сражении под Лейпцигом ("битва народов"). Созданная Наполеоном коалиция германских государств-сателлитов распалась. Меттерних выступил против намерений России и Пруссии свергнуть Наполеона с французского трона и снова предложил императору приемлемые условия. Однако они также не были приняты, поскольку Наполеон был убежден, что не сможет удержаться на троне при сложившемся положении дел. Война продолжалась до тех пор, пока союзные войска не взяли Париж и Наполеон не был в марте 1814 сослан на остров Эльба. За год до этого Меттерних стал князем Австрийской империи - вскоре после поражения Наполеона в битве при Лейпциге.
Венский конгресс, 1814-1815.
Вслед за разгромом Наполеона представители держав собрались в австрийской столице под председательством Меттерниха, чтобы определить новый облик Европы. Это было осуществление его принципа совместных действий всех держав для стабилизации положения дел на континенте. Франции были предложены весьма терпимые условия. Пруссии не позволили аннексировать Саксонию, и ей пришлось довольствоваться приобретением земель в Рейнской области. Меттерниху не удалось помешать продвижению России в центр Европы с помощью создания зависимого от нее Польского королевства, однако он сумел ограничить размеры этого нового образования. Австрия сохранила доминирующие позиции и в Германии, и в Италии. Меттерних выступил против возрождения Священной Римской империи во главе с Габсбургами, ибо это дало бы Австрии скорее внешнюю видимость власти, нежели реальное могущество. Вместо этого для обеспечения господства в Германии он предложил создать конфедерацию из 38 государств-участников, причем Австрия получала пост председателя в общем сейме, который должен был собраться во Франкфурте. Небольшие государства, опасавшиеся как усиления Пруссии, так и национального объединения Германии за счет их суверенитета, должны были, разумеется, поддерживать австрийскую политику, направленную на защиту status quo. Намерение создать подобную конфедерацию в Италии не осуществилось из-за сопротивления папы и неапольского короля из династии Бурбонов, но господство Австрии на полуострове осуществлялось другими средствами. Она непосредственно аннексировала его богатейшие части - Ломбардию и Венецию. В ряде земель в Центральной Италии - Тоскане, Парме, Модене - правили габсбургские князья. Другие государства были связаны с Австрией общей враждой к новым националистическим и либеральным движениям.
Принципы Меттерниха. В 1821 Меттерних занял пост австрийского канцлера и посвятил остаток своей жизни защите решений Венского конгресса. В течение нескольких десятилетий он оказывал огромное влияние на правительство Австрии, а также на Пруссию и Россию. Меттерних действовал как выразитель системы принципов, соответствовавших запросам консерваторов всей Европы. Эти принципы - никогда не излагавшиеся им в систематизированном виде - были направлены на сохранение того, что Меттерних называл "международным" и "социальным" равновесием. Международное равновесие заключалось в удержании системы государств, сложившейся с 15 в. В рамках этой системы несколько великих держав взаимно уравновешивали влияние друг друга, выступая вместе против любых попыток достижения господства какой-то одной из них. Последнюю по времени попытку контролировать положение дел в Европе предпринял Наполеон, и Меттерних опасался, что российский царь Александр I может питать такие же амбиции. Меттерних был убежден в необходимости подчинения интересов любого государства интересам системы государств в целом. В его представлении общий интерес заключался в сохранении баланса сил и неукоснительном осуществлении договорных обязательств. Тот же самый интерес требовал и повсеместной защиты существующего социального и государственного порядка. Меттерних призывал все европейские государства к сохранению внутреннего status quo в каждом из них. В организационном плане эти стремления обычно ошибочно называют Священным союзом, по названию расплывчатой декларации, задуманной Александром I с либеральными намерениями и подписанной затем всеми державами, кроме Великобритании и папского престола. Сохранению внутреннего порядка в странах угрожало наследие Французской революции, особенно упор на национализм, народный суверенитет, представительную форму правления и составление конституций. Меттерних выступал за абсолютную монархию при опоре на сильную армию, бюрократию и союз между государством и церковью. Он считал нежелательным любые уступки либеральным принципам, ибо они могли только разжечь тягу к дальнейшим уступкам. Он отказывался делать различия между теми или иными видами своих противников, зачисляя всех либералов, радикалов, демократов и коммунистов в одну и ту же категорию своих смертельных врагов. Он полагал, что презираемые им массы желают только мира, хлеба и, прежде всего, сильной, авторитарной власти. Меттерних опасался только среднего класса и в еще большей мере всех интеллектуалов, которых он осуждал за намеренное подстрекательство масс к недовольству. Для контроля над ними он вводил цензуру печати, полицейский надзор за любыми ассоциациями, строжайшую регламентацию университетской жизни.
Роль в европейской политике, 1815-1848. Для сохранения этих принципов Меттерних прибегал к механизму постоянного международного сотрудничества и согласованных действий. С этой целью была разработана так называемая "система конгрессов". Четыре крупные державы, составившие Четверной союз, впервые собрались в Ахене (1818), чтобы вернуть Францию, которой теперь правили Бурбонов, в европейский "концерт" держав. Следующие два конгресса этих государств, которые уже получили наименование Союза пяти, собрались в Троппау и Лайбахе (Любляне) (1820-1821), чтобы обсудить проблему либеральных революций, вспыхнувших в Испании и Неаполитанском королевстве. Меттерниху удалось привлечь две другие "восточные державы" - Пруссию и Россию - к доктрине "вмешательства", которая утверждала право и обязанность консервативных сил подавлять либеральные беспорядки, когда бы и в какой бы части Европы они ни происходили. Две "западные державы" - Франция и Британия - выступили против общего применения такого права, но не возражали против подавления Австрией революции в Неаполе, которая угрожала позициям Вены в Италии. Меттерних торжествовал, когда австрийская армия оккупировала Неаполь, встретив лишь номинальное сопротивление. Следующий и последний конгресс состоялся в Вероне (1822) и привел к французской интервенции в Испании, в результате в этой стране был восстановлен монархический абсолютизм. Австрия и Пруссия тесно сотрудничали в подавлении либерального движения в Германии. Карлсбадские декреты (1819) ввели жесткий контроль над университетами и значительно урезали свободу печати. Меттерних имел все основания быть довольным прочностью своей системы в течение первого десятилетия после Венского конгресса. Однако солидарность международной реакции была поколеблена в середине 1820-х во время восстания греческого населения против турецкого господства. Меттерних рассматривал его как еще один либеральный бунт против законного суверена и побуждал султана привести к повиновению своих непокорных подданных. Однако Россия не могла в длительной перспективе согласиться с подобным подходом, учитывая ее давнюю вражду к туркам и традиционную защиту православной церкви от ислама. Сильные симпатии к грекам наблюдались также в Англии и Франции, где образованные классы гордились принадлежностью к традициям классической культуры. К 1826 Россия, Англия и Франция приняли решение оказать помощь грекам, Меттерних же оказался в изоляции. Он не смог помешать установлению независимости Греции - первой бреши в его системе. Куда опаснее оказались последствия Июльской революции 1830 во Франции. Меттерних был уязвлен тем, что не смог организовать совместного вмешательства европейских стран с целью восстановления власти Бурбонов. Вскоре Австрии удалось подавить новую серию мятежей в Италии без поддержки Франции. Ситуация в Германии также оставалась по существу неизменной, несмотря на серию революционных выступлений. Меттерних поддерживал связи с Пруссией, хотя и не смог предотвратить постепенного усиления ее экономических позиций. Пруссия возглавила германский таможенный союз, из которого была исключена Австрия. В 1830 система Меттерниха выдержала испытания и устояла в центральной и восточной Европе вплоть до 1848.
Роль во внутренней политике Австрии. Влияние Австрии в европейских делах стремительно уменьшалось, скрывать внутреннюю слабость Габсбургской монархии было все труднее. Меттерних понимал необходимость реформ, но не собирался вести за них борьбу. Он занимался в основном дипломатией и ценил спокойствие, находясь на службе у двух императоров, которые ненавидели любые изменения (до 1835 у Франца I, а затем у Фердинанда I). Меттерних не смог сдержать растущей враждебности венгров к монархии и роста национализма в итальянских и чешских провинциях. Нараставшее либеральное движение в Германии видело своего главного врага в Австрии.
Падение Меттерниха. Система Меттерниха неожиданно распалась весной 1848. Меттерних был свергнут 13 марта 1848. В этом событии соединились массовый бунт, дворцовые интриги и бюрократический саботаж. Престарелый канцлер не захотел бороться за свое положение и с готовностью подал в отставку, когда этого потребовали эрцгерцоги. Чтобы избежать дальнейшего насилия, он уехал в Лондон, а в 1850 перебрался в Брюссель. В 1852, когда реакция снова одержала победу, Меттерних вернулся в Австрию. Новый император Франц Иосиф сердечно встретил его, но бывший канцлер был уже слишком стар, чтобы занять какой-либо официальный пост.
Умер Меттерних в Вене 11 июня 1859.
ЛИТЕРАТУРА
Чубарьян А.О. Эволюция европейской идеи (до конца XIX века). - Вопросы истории, 1981, № 5 Орлик О.В. Россия в международных отношениях 1815-1829. М., 1998

Энциклопедия Кольера. — Открытое общество. 2000.

  • МАРИЯ ТЕРЕЗИЯ
  • НАДЬ Имре

Смотреть что такое "МЕТТЕРНИХ Клеменс" в других словарях:

  • Меттерних, Клеменс — Клеменс Меттерних. МЕТТЕРНИХ (Меттерних Виннебург) (Metternich Winneburg) Клеменс (1773 1859), князь, министр иностранных дел и фактический глава австрийского правительства в 1809 21, канцлер в 1821 48. Противник объединения Германии; стремился… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Меттерних Клеменс — Меттерних Виннебург (Metternich Winneburg) (1773 1859), князь, министр иностранных дел и фактический глава австрийского правительства в 1809 21, канцлер в 1821 48. Противник объединения Германии; стремился помешать укреплению позиций России в… …   Энциклопедический словарь

  • Меттерних, Клеменс — Т. Лоуренс. Клемент фон Меттерних Клемент Венцель Лотар фон Меттерних (нем. Klemens Wenzel Lothar von Metternich, 1773 1859) австрийский государственный деятель, дипломат, министр; князь, герцог Порталла. Содержание 1 …   Википедия

  • Меттерних Клеменс — Т. Лоуренс. Клемент фон Меттерних Клемент Венцель Лотар фон Меттерних (нем. Klemens Wenzel Lothar von Metternich, 1773 1859) австрийский государственный деятель, дипломат, министр; князь, герцог Порталла. Содержание 1 …   Википедия

  • Меттерних Клеменс Венцель Лотар — Меттерних, Меттерних Виннебург (Metternich Winneburg) Клеменс Венцель Лотар (15.5.1773, Кобленц, 11.6.1859, Вена), князь, австрийский государственный деятель и дипломат. В 1801 1803 австрийский посланник в Саксонии, в 1803 05 в Пруссии, в 1806 09 …   Большая советская энциклопедия

  • Меттерних, Клеменс фон — Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии …   Википедия

  • Меттерних (Меттерних-Виннебург) Клеменс — Меттерних К. В. Меттерних К. В. Меттерних () Клеменс () князь, министр иностранных дел и фактический глава австрийского правительства в 1809 21 гг., канцлер в 1821 48 гг. Противник объединения Германии; стремился помешать укреплению позиций… …   Энциклопедический словарь «Всемирная история»

  • МЕТТЕРНИХ (Metternich-Winneburg) Клеменс — МЕТТЕРНИХ (Меттерних Виннебург) (Metternich Winneburg) Клеменс (1773 1859) князь, министр иностранных дел и фактический глава австрийского правительства в 1809 21, канцлер в 1821 48. Противник объединения Германии; стремился помешать укреплению… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Меттерних — (Меттерних Виннебург) (Mettemich Winneburg) Клеменс, князь (1773 1859). Министр иностранных дел и фактический глава австрийского правительства в 1809 1921 гг., канцлер в 1821 1848 гг. Крайний сторонник абсолютизма и ожесточенный противник… …   1000 биографий

  • Меттерних-Виннебург Клеменс Венцель Непо-мук Лотар, князь — (Metternich Winneburg, Clemens Wenzel Nepomuk Lothar, Prince) (1773 1859), австр. гос. деятель. В 1806 г. по просьбе Наполеона М. стал послом Австрии в Париже и участвовал во всех важных переговорах с императором. После победы Наполеона при… …   Всемирная история


dic.academic.ru

Австрия в 1849-1870гг

4. Австрийская империя в 1849–1867–х годах.

Образование Австро–Венгрии.

Политика неоабсолютизма. После периода “весны народов” 1848-1849 годов, когда по всей Европе прокатилась волна репрессий, Австрийская империя Габсбургов хоть и с трудом, но смогла отстоять свои владения. Однако события 1848 года, когда многочисленные народы империи, не ограничиваясь требованиями политических и социально-экономических реформ, поставили вопросы о суверенитете или воссоединении со своими народами за границами Австрийской империи (особенно, этого добивались немецкие и итальянские подданные). Перепуганное правительство австрийского императора Фердинанда I (1835–1848 годы) пойти на политическую либерализацию и социальные реформы. О своих политических требованиях заявляли венгры, поляки, чехи, словаки, хорваты, украинцы. Но ликвидации реакционной многонациональной Австрийской империи и освобождения народов, находившихся под ее господством, не произошло.

После подавления буржуазной революции 1848-1849 годов жизнь Австрийской империи, разделенной на пятнадцать наместничеств, была поставлена под контроль военных властей, жандармерии и, отчасти, гражданской бюрократии. Хотя “дарованная или октроированная” императором Францем-Иосифом в марте 1849 года конституция никем не была отменена, но общеимперский парламент (рейхсрат) не созывался, а права провинциальных ландтагов были сведены к минимуму. Общеимперский парламент (рейхсрат) и провинциальные ландтаги не функционировали. Вся власть – как законодательная, так и исполнительная – была целиком сосредоточена в руках императора и его министров. Первое правительство контрреволюции возглавлялось князем Феликсом Шварценбергом, верным учеником канцлера Клеменса Меттерниха. Министром юстиции был представитель крупной буржуазии, один из руководителей венской мартовской революции Александр Бах. Репутацией буржуазных либералов пользовались также и некоторые другие министры, такие, как граф Стадион, Шмерлинг и Брук, председатель крупнейшей пароходной фирмы “Австрийский Ллойд”. Состав министерства в точности соответствовал контрреволюционному союзу крупной буржуазии с монархией и дворянством. Этот блок составлял классовую основу нового абсолютизма (“неоабсолютизма”) на протяжении всего периода его господства, хотя уже в 1851 году соотношение сил в самом правительстве стало меняться в пользу аристократии. В 1851 году буржуазные министры Брук и Шмерлинг были уволены в отставку, в августе того же года в прямое нарушение конституции было объявлено об ответственности правительства не перед парламентом, а перед императором. В апреле был образован Государственный совет, рейхсрат, совещательный орган при монархе, выполнявший законодательные функции. Наконец, в последний день 1851 года, 31 декабря, императорский указ отменил конституцию и восстановил неограниченную власть императора (“неоабсолютизм”).

Итак, победа контрреволюции привела к отмене зачатков демократических свобод в стране. 31 декабря 1851 года указом нового императора Франца-Иосифа была отменена так и не введенная в действие конституция 1849 года и восстановлен абсолютистский режим. Правительство усилило политику централизации. Административные округа создавались без учета национальных особенностей и исторических традиций отдельных народов. Хорватия, Славония, Банат, Трансильвания и сербская Воеводина были выделены из состава Венгрии с целью ее ослабления и непосредственно подчинены австрийским властям. Территорию Венгрии разделили на пять имперских наместничеств во главе с австрийскими чиновниками. Общее руководство управлением Венгрии возлагалось на генерал-губернатора. Венгерский сейм и комитетские собрания (представительные учреждения венгерского дворянства) были ликвидированы, а местное самоуправление, как и в других владениях империи Габсбургов, фактически упразднено. Политический и духовный гнет над народами обширной Австрийской империи был установлен во многом стараниями Клеменса Меттерниха, который приобрел огромную власть и влияние при императоре Фердинанде I (1835-1848 годы). Выдающийся дипломат, министр иностранных дел и фактический глава правительства, Клеменс Меттерних оказал большое влияние на австрийскую и европейскую политику. Автор пресловутого Священного союза, он добился на Венском конгрессе возврата Австрии всех утерянных ею владений, за исключением, Бельгии. Австрия снова вошла в Германский союз с правом председательства на союзном собрании во Франкфурте. Австрия всегда препятствовала объединению, как Германии, так и Италии.

Политическая слежка, вскрытие частной корреспонденции и даже дипломатической почты (перлюстрация), тайные суды и расправы над неблагонадежными – таковы были черты меттерниховской системы. В отношении угнетенных народов применялся принцип “Разделяй и властвуй!” Политика была рассчитана на консервацию отживших свой век феодальных отношений и абсолютистской государственной власти.

Политическая реакция шла рука об руку с клерикальной, католической реакцией. В 1853 году императором был восстановлен орден иезуитов, а спустя два года император Франц-Иосиф подписал унизительный для Австрии конкордат (соглашение) с Ватиканом. Согласно этому договору, католическое духовенство Австрии получило право неограниченного и непосредственного общения с Римом. Отныне не требовалось санкций императора на провозглашение в Австрийской империи папских энциклик и на назначение Ватиканом высших должностных лиц церкви. Австрийское правительство обязалось гарантировать неприкосновенность громадных церковных имуществ и выплатить церкви компенсации за церковную десятину и другие уничтоженные революцией феодальные повинности и поборы. Наиболее реакционным решением стала передача в руки церкви народных школ и права контроля над преподаванием во всех учебных заведениях Австрийской империи, включая университеты. Средняя и высшая школы были отданы на откуп церкви, церковь контролировала преподавание религии во всех учебных заведениях. Так Австрия стала главной опорой католической церкви в Европе. Эти уступки государства клерикализму имели далеко идущие негативные последствия для развития просвещения, культуры и науки в подвластных австрийским Габсбургам странах.

Духовному прогрессу австрийской нации мешали суровые цензурные установления. Под запретом находились многие произведения мировой классики, включая Лессинга, Шиллера, Гёте.

Экономическое развитие Австрийской империи в 1850-1860-х годах.

“Весна народов” нанесла тяжелый удар по феодальным порядкам империи Габсбургов. Возврата к старым феодально-абсолютистским порядкам уже не могло быть. Торжество новой разновидности абсолютизма не означало восстановления прежнего феодализма. Ни в социально-экономической, ни в политической сферах полной реставрации не удалось добиться. Поэтому установившийся режим в отличие от предшествующей эпохи уже не был феодально-абсолютистским, его обычно называют неоабсолютистским. Социальную основу неоабсолютизма составлял контрреволюционный союз крупной буржуазии с дворянством и монархией.

Возросшее политическое влияние в европейских делах Австрийской империи в середине XIX века не сопровождалось ростом ее экономического потенциала. Напротив, наметилось явное отставание Австрии от передовых стран континента, уже вступивших на путь промышленного переворота. В первой половине XIX века Австрия продолжала оставаться аграрной страной, в которой две трети населения (2/3) были заняты в сельском и лесном хозяйстве, их развитие сдерживалось сохранением феодальных пережитков и зависимым положением крестьянства. Росту мануфактур и торговли мешали цехи и многочисленные внутренние пошлины.

Тем не менее, рост новых производительных сил, создававший предпосылки для перехода к капитализму, медленно, но верно подтачивал устои старого порядка и в Австрии. Новый абсолютизм тем и отличался от прежнего, что он проводил политику в соответствии с капиталистическим развитием Австрии. Экономическая политика нового режима в целом соответствовала интересам капиталистического развития крупной Австро-немецкой буржуазии и крупных землевладельцев.

На основе изданных в 1853-м году правительственных указов (патентов) были отменены феодальные повинности. За эту отмену помещики получили от государства денежный выкуп в качестве компенсации. Средства для компенсации были получены за счет увеличения налогов, тяжелым бременем ложившихся на широкие массы крестьянства. Огромные поместья-латифундии в разных концах империи остались в собственности землевладельцев-аристократов. Особенно тяжелым было засилье земельных магнатов в Венгрии, Хорватии, Галиции – областях со славянским населением. Крестьяне владели крошечными клочками земли, которых едва хватало, чтобы прокормить семью.

Австрийские дворяне смирились с уничтожением крепостного права, но обложили крестьян непомерными выкупными платежами. Сумма крестьянского выкупа устанавливалась в размере семнадцатикратного годового дохода помещика от выкупаемых повинностей. Грабительский, конфискационный характер выкупной операции позволил австрийским помещикам стать обладателями баснословных денежных сумм. В карманы помещиков перетекли миллионные суммы выкупа. Такие земельные аристократы, как графы Лихтенштейн, Коллоредо, Вальдштейн получили по полмиллиона флоринов каждый, а семейство Шварценбергов – почти два миллиона флоринов (1 миллион 870 тысяч флоринов). Выкупная операция в австрийской деревне затянулась до конца XIX века, но уже к началу 1870-х годов крестьянство выплатило помещикам свыше полумиллиарда флоринов. Значительная часть выкупных сумм пошла на модернизацию дворянских хозяйств, на превращение их в крупные капиталистические имения.

Большая часть самых доходных и плодородных земель осталась в руках помещиков, крестьяне лишились права пользования помещичьими лесами и пастбищами, а также бывшими общинными угодьями. Реформы закрепили экономическую зависимость крестьянства от помещиков. Крестьяне получили в собственность наделы, которые издавна обрабатывали на правах пользования. Теперь эти земли могли быть проданы, переданы по наследству, что свидетельствовало о превращении феодальной собственности в буржуазную и облегчало победу капитализма в австрийской деревне. Отмена феодальных повинностей также открывала путь развитию капитализма в сельском хозяйстве, а это, в свою очередь, благоприятствовало росту промышленности и торговли. Капиталистические преобразования в деревне стимулировали значительное расширение внутреннего рынка, укрепление торгово-экономических связей отдельных регионов и рост промышленного производства в целом. Оживлению экономической жизни благоприятствовала ликвидация таможенной границы между Австрией и Венгрией в 1850-м году и отмена ограничений, стеснявших внешнюю торговлю. В следующем году правительство отменило регламентации, ограничивавшие внешнюю торговлю. За десятилетие внешнеторговый оборот увеличился на несколько сот миллионов флоринов. Пароходным, железнодорожным частным транспортным компаниям было разрешено скупать крестьянские земельные участки, угольные шахты, рудники и другие доходные предприятия.

Особенно важную роль во втягивании в капиталистический оборот самых отдаленных и глухих уголков Австрийской империи играло интенсивное железнодорожное строительство. В 1857 году железная дорога связала столицу – Вену – с морскими воротами империи – Триестом. К концу 1860-х годов в Австрии протяженность железных дорог составляла уже шесть тысяч километров. На промышленных предприятиях в середине 1860-х годов действовало около трех тысяч паровых двигателей, а их суммарная мощность возросла в пять раз по сравнению с началом 1850-х годов. Наиболее быстрыми темпами развивались машиностроительная и текстильная промышленность, а также производство, связанное с переработкой сельскохозяйственной продукции. В Вене, Граце, Праге, Брно, Триесте и других промышленных центрах возник ряд машиностроительных заводов, производивших сельскохозяйственную технику, ткацкие станки, прядильные машины. В стране заметно улучшились техническая оснащенность промышленных предприятий, значительно выросла сеть железных дорог. Промышленный переворот в Австрии углубил неравномерность развития отдельных регионов страны. В то время, как в Нижней Австрии и в чешских землях крупное фабричное производство уже достигло довольно высокого уровня. Области со славянским населением – Далмация, Галиция, Буковина и другие провинции превратились в аграрно-сырьевые придатки промышленно развитых областей Австрии и Чехии.

Промышленный переворот, который, по словам Фр.Энгельса, порождал “…подлинную буржуазию и подлинный крупнопромышленный пролетариат и выдвинул их на передний план общественного развития…”. (Соч., 2 изд., т.22, с.535.). Но в 1849-1859 годах таких условий и предпосылок выхода буржуазии, а тем более, рабочего класса на передний план общественно-политической жизни в Австрийской империи еще не было. Наличие многочисленных феодальных пережитков в областях со славянским населением мешало развитию капиталистической промышленности. Серьезным препятствием развитию экономики Венгрии была конкуренция со стороны австрийских товаропроизводителей, засилье австрийского капитала. Большинство предприятий в Венгрии, Далмации, Галиции, Буковине принадлежало австрийским предпринимателям. Но и там появлялись заводы сельхозмашин, предприятий пищевой, горнодобывающей и металлургической промышленности. Медленно прогрессировала механизация производства.

К середине XIX века благодаря государственной поддержке в Австрии была создана широкая сеть народных школ. В середине века в австрийской половине империи насчитывалось 5918 (пять тысяч девятьсот восемнадцать) народных школ, в 1859 году – 6172 (шесть тысяч сто семьдесят две) школы. Основной задачей школы являлась подготовка богобоязненных, прилежных и “добропорядочных” подданных, умеющих писать, считать и читать. К концу 1850-х годов сложилась сеть средних школ (гимназий и реальных училищ) – немногим более двухсот школ с числом учащихся около пятнадцати тысяч человек. Языком преподавания в большинстве школ являлся немецкий, местные языки изучались как второстепенные предметы.

После установления неоабсолютизма было закрыто большинство газет и журналов, а к 1853 году их число сократилось до семидесяти двух (против трехсот восьмидесяти восьми во время революции 1848 года). В 1860-х годах с крахом неоабсолютизма количество изданий резко возросло. К началу 1870-х годов в Австрии издавалось уже 866 (восемьсот шестьдесят шесть) газет и журналов (из них пятьсот девяносто на немецком языке). Таким образом, период неоабсолютизма был отмечен застойным характером внутриполитической жизни Австрийской империи.

Внешняя политика и итальянская война 1859 года. Международное положение Австрийской монархии также оставалось слабым, неустойчивым и непрочным. Австрия утратила свою прежнюю роль в европейских внешнеполитических делах. Времена, когда австрийские Габсбурги являлись вершителями судеб европейских народов, давно прошли. Теперь им едва хватало сил, чтобы удержать свое влияние в союзе германских государств. Лишь в Германии и Италии Австрии удавалось как-то сохранить свои позиции. Между тем, канцлер Феликс Шварценберг в начале 1850-х годов мечтал о возрождении былого величия империи. К честолюбивым планам Франца-Иосифа и австрийской буржуазии прибавилось влечение к новым захватам на юго-востоке Европы: вассальные от турецкого султана Дунайские княжества Валахия и Молдавия казались венскому двору заманчивой и легкой добычей. Но Пруссия была полна решимости сама осуществить малогерманский вариант объединения германских государств и не собиралась делить власть в Германии вместе с австрийскими Габсбургами. В Германии, как и в Италии, Австрия выступала в качестве главной внешней силы, тормозившей национальный и социальный прогресс двух великих народов Европы. Канцлер Феликс Шварценберг заставил правительства десяти германских государств изменить свои конституции в консервативном духе. В феврале 1853 года австрийские войска жестоко подавили восстание в Милане, организованное Джузеппе Мадзини. Частичным укреплением в начале второй половины XIX века своего международного положения Австрия в значительной мере была обязана покровительству санкт-петербургского двора. В 1850 году с помощью российского императора Николая I Австрия заставила Пруссию отказаться от захвата Саксонии, Ганновера и Гессена и признать руководящую роль Австрии в Германском союзе. Но это был последний успех австрийской дипломатии.

“Сердечное согласие” между обоими дворами закрепил визит российского императора в Вену 1 апреля 1852 года. Император Николай I, будучи полностью уверен в полной лояльности австрийского императора за услуги, оказанные ему в 1849-1850-х годах, не считал нужным консультироваться с венским двором даже по крупным, затрагивающим интересы великих держав вопросам. “Когда я говорю Россия, я имею в виду также Австрию”, – так заявил российский царь английскому посланнику. Но он глубоко заблуждался и очень вскоре убедился в своей ошибке.

В 1853 году, когда Россия оказалась лицом к лицу с сильной коалицией “великих” западных держав, Вена оказалась перед выбором: или идти против России, или идти с Россией против западных держав. Генералы, во главе с фельдмаршалом Радецким, связанные с аристократией, ратовали за соглашение с Петербургом. Взамен Австрия требовала от России установления австрийского господства над западной частью Балканского полуострова (назывались при этом Сербия, Босния и Албания). Крупная австрийская буржуазия склонялась к союзу с “великими европейскими державами” Англией и Францией против России.

Летом, в июне 1854 года, предъявив ультиматум своему союзнику Николаю I, занятому Крымской войной с Турцией, Австрия потребовала Россию вывести свои войска из Дунайских княжеств и расположила свою 330-тысячную (трехсоттридцатитысячную) армию вдоль русской границы. Сбылись слова покойного канцлера Феликса Шварценберга (умершего в 1852 году): “Австрия еще удивит мир своей неблагодарностью !” В конце июля 1854 года Австрия вынудила русских очистить Дунайские княжества и оккупировала их своими войсками. До открытых военных действий русских и австрийцев не дошло, но Австрия отвлекала на себя 2/3 (две трети) российских войск, облегчив англо-французским интервентам успех под Севастополем. В качестве ответного шага со стороны “великих держав” Австрия надеялась на согласие Англии и Франции на установление австрийского протектората над Сербией и Дунайскими княжествами.

Оккупация Молдавии и Валахии должна была стать осуществлением давней мечты австрийских Габсбургов о превращении судоходного Дуная в “австрийскую реку”. Правда, в результате этого коварного демарша, Австрия потеряла своего единственного союзника – Россию, так и не добившись дружбы со стороны других “великих держав”. Расчеты императора Франца-Иосифа на благосклонность со стороны Англии и Франции не оправдались. Царская Россия также не простила Австрии ее “черной неблагодарности”. Англия и Франция пытались вовлечь Австрию в Крымскую войну против России, но Австрия не приняла участия в крымской кампании. Более того, австрийцы доказывали, что своей оккупацией Молдавии и Валахии они предотвратили образование второго фронта против царской России. Благодаря такой двурушнической позиции и хитросплетениям дипломатии австрийского министра иностранных дел Буоля, австрийские Габсбурги в конце 1850-х годов остались в полной дипломатической изоляции – потеряли поддержку России и не приобрели благосклонность Лондона и Парижа. По решению Парижской мирной конференции (март 1856 года) австрийские войска были выведены из Молдавии и Валахии, а судоходство по Дунаю было объявлено свободным.

После Парижской конференции, пользуясь дипломатической изоляцией Австрии, против нее сложился союз Франции и Сардинского королевства (Пьемонта) с целью окончательного изгнания Австрии с Апеннинского полуострова. Совершенно неподготовленная и ослабленная экономически, находившаяся на грани финансовой катастрофы, Австрийская империя была вынуждена вступить в войну с Францией и Пьемонтом. 4 июня 1859 года австрийские войска проиграли сражение у Мадженты, главнокомандующий Дьюлай был отстранен от командования и во главе армии встал сам император. Однако чуда не произошло. Возглавляемая императором Францем-Иосифом армия потерпела полный разгром в решающей битве у Сольферино 24 июля 1859 года. По Цюрихскому мирному договору от 10 ноября 1859 года Австрия оставила Пьемонту Ломбардию, сохранив за собой только Венецианскую область. Австрийский министр внутренних дел Бах, возглавлявший правительство с 1852 года, ушел в отставку. Поражение империи в итальянской войне 1859 года обнажило ее внутреннюю слабость и убедило в необходимости проведения реформ. Военное поражение повлекло за собой политическое крушение системы неоабсолютизма: пришел конец “эре Баха”, с именем которого была связана политика неоабсолютизма. Кризис охватил всю монархию в целом. В Австрии началась эра конституционных экспериментов.

Политический кризис 1859–1860-х годов. Федералистская конституция – “Октябрьский диплом” (октябрь 1860 года). Централистская конституция – “Февральский патент” (февраль 1861 года). Неудачная итальянская кампания вконец подорвала финансовое положение империи. К 1859 году военные расходы превышали весь бюджет империи; государственный долг составил громадную сумму в два с половиной миллиарда флоринов. Разоблачение шайки чиновников и финансистов в связи с делом о военных поставках и самоубийство министра финансов Брука еще более подчеркнули гнилость и бессилие умиравшей неоабсолютистской системы. Даже в глазах австрийской национальной буржуазии доверие к правительству было подорвано. Даже такое испытанное средство, как выпуск денежных займов, к которому часто прибегало правительство в течение последнего десятилетия, – даже оно не спасло Австрию и не привело к “затыканию дыр” в дефицитном австрийском бюджете. Но главная опасность разлагавшемуся неоабсолютизму грозила со стороны угнетенных народов. Пассивное сопротивление венгров принимало все более активные формы – антигабсбургских демонстраций, стычек с властями, уличных беспорядков. Брожение охватило и Чехию. Проведение реформ исторически назрело и стало неизбежным.

Первым делом император Франц-Иосиф уволил в отставку непопулярного министра Баха, возглавлявшего правительство с 1852 года, с именем которого была связана политика неоабсолютизма. Спустя неделю после подписания перемирия император обнародовал “Лаксенбургский манифест”, дав обещание осуществить реформу законодательства и администрации. По замыслу венского двора, империю должно было вывести из кризиса решение “венгерского вопроса”, без которого уже не мыслилось достижение прочности и устойчивости Австрийской монархии в целом. Новое правительство, составленное из представителей консервативной знати, единогласно вынесло решение о ведении переговоров с политическими деятелями Венгрии. В апреле 1860-го года император отменил указ 1849 года о разделении Венгрии на пять административных округов, объявив о намерении созвать в будущем государственное собрание Венгрии и комитатские собрания. Для завоевания авторитета в глазах австрийской буржуазии, император собрал в мае 1860-го года рейхсрат (имперский совет) для решения бюджетных и финансовых вопросов в этом совещательном органе. В октябре 1860-го года, преемник Баха – польский аристократ граф Голуховский – подготовил проект новой имперской конституции, получившей название “Октябрьского диплома”. Эту конституцию, составленную при участии венгерских консерваторов-аристократов, опубликованную в октябре 1860-го года, принято называть “федералистской”, хотя в ней речь шла лишь о некотором участии в управлении империей аристократической верхушки венгерского и других народов. Проект ничего общего не имел с федерацией автономных стран, областей или народов. Империя никак не смогла бы превратиться в федерацию земель и провинций. “Октябрьский диплом” восстановил деятельность провинциальных сеймов и ландтагов, предоставив им право решения второстепенных вопросов и обязав их послать своих представителей в имперский совет – рейхсрат. Права местных сеймов и ландтагов были расширены. Однако уступки, сделанные в пользу венгерских господствующих классов, были слишком незначительны, чтобы привлечь их на сторону короны и сделать орудием ее имперской политики. Внешняя политика и военные дела по-прежнему входили в компетенцию императора и никакому контролю со стороны рейхсрата не подлежали. Наибольшие уступки были сделаны Венгрии. Была ликвидирована Сербская Воеводина, повсюду восстановлена комитатская система, венгерский язык объявлялся официальным языком.

Федералистская конституция не устраивала австрийскую буржуазию, отстаивавшую принцип централизованного государства. План спасения Австрийской империи с использованием Венгрии наибольшее неприятие встретил именно в Венгрии. Страна буквально воспрянула духом после десятилетней спячки. Движение сопротивления мадьяр вылилось в массовые политические демонстрации. Уже в конце октября 1859 года в Пеште и других городах состоялись многотысячные антиавстрийские демонстрации по случаю столетия со дня рождения венгерского писателя Ф.Казинци. Летом 1860года венгры внимательно следили за высадкой “краснорубашечников” Гарибальди на Сицилии, ожидая избавления оттуда. Уже в мае 1859 года в Милане был сформирован Венгерский легион под командованием генерала Клапки, а в Париже во главе с Кошутом была образована Венгерская национальная директория – руководящий орган венгерской эмиграции.

В последнюю декаду июля 1860-го года по Венгрии прокатились демонстрации под лозунгами: “Да здравствует Кошут ! Да здравствует Гарибальди !” В Пеште шли демонстрации против провозглашения Октябрьского диплома. Венгры срывали с общественных зданий императорские гербы Австрии с двуглавым орлом. Власти комитатов отказывались платить налоги и поставлять рекрутов для армии. Оппозиция также бойкотировала Октябрьский диплом, многие аристократы отказывались занять свои посты глав комитатских администраций. В декабре 1860-го года виднейшие лидеры оппозиции Ференц Деак и Йожеф Этвёш отклонили предложение императора Франца-Иосифа войти в имперское правительство. В январе 1861 года собрание комитата Хевеш объявило незаконным правление Франца Иосифа в Венгрии.

Не добившись поддержки, император Франц-Иосиф был вынужден уже в декабре 1860-го года отказаться от услуг главы правительства Голуховского и в феврале 1861 года назначить на его место представителя крупной австрийской буржуазии Антона Шмерлинга. В поисках выхода из сложившегося положения австрийское правительство попыталось снова пойти по пути усиления центральной власти. На этот путь его толкали и задачи внешнеполитического порядка, в частности, стремление сохранить прежние позиции в Германском союзе, из которого Австрию упорно желала исключить соседняя Пруссия. Политику реформ и усиления центральной власти поддерживала австрийская буржуазия в лице либеральной партии, которая, вводя реформы конституционным путем, мыслила через новую конституцию усилить главенствующее положение в империи австрийских немцев.

studfiles.net

Author: alexxlab

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о