Профессия молекулярный биолог – «Профессия молекулярный биолог ЗПШ Какие ваши первые ассоциации связанные со словом «биология»?». Скачать бесплатно и без регистрации.

Содержание

Профессия биолог | Про профессии.ру

Выбирая будущую профессию нужно здраво все взвесить. Ученик должен удостовериться, что он действительно готов посвятить свою жизнь выбранной специальности. Как правило, опираться стоит на предрасположенность к изучению отдельных школьных предметов. Если вам по душе биология, то выбирайте биологическую науку. Биология непосредственным образом связана с химией, физикой, математикой, экологией, философией и включает в себя множество дисциплин, которые относятся к разным группам профессий.

Профессия врач биолог

Эта профессия не относится к ряду медицинских, однако врач биолог работает в лечебных учреждениях. Полное название специальности – клиническая лабораторная диагностика. Она включает в себя изучение органических и неорганических химических веществ, биохимических процессов в организме человека с целью диагностики и мониторинга заболеваний.

В отличие от врача общей практики, врач биолог работает исключительно в лабораториях и занимается постановкой диагнозов и выбором методов адекватного лечения и профилактических мероприятий.

Освоить профессию можно в ВУЗе на биологическом факультете, а после необходимо пройти интернатуру и получить сертификат специалиста. Плюсом данной профессии является востребованность, минусом – низкая вероятность трудоустройства без сертификата на должность врача биолога.

 

Профессия биолог эколог

Круг деятельности биолога эколога заключается в исследовании, анализе и работе с природными объектами. Эта специальность включает в себя изучение растений, животных, почв и экосистем в целом, а также влияние на них со стороны окружающей среды.

Биологи экологи работают в лабораториях, научно-исследовательских институтах, организациях по защите окружающей среды. При согласовании проектов строительных работ также требуются услуги биолога эколога. В РФ подготовка кадров проводится успешно, а поиск работы не проблематичен.
 

Профессия химик биолог

Специалисты в этой сфере являются учеными, работающими в научно-исследовательских институтах и лабораториях. Они занимаются исследованием химических реакций, протекающих в клетках организма. Методы изучения многообразны: электрофорез, хроматография, ультрацентрифугирование и другие.

Эта профессия востребована в медлабораториях и фармацевтических компаниях. Риском является работа с опасными веществами и радиоактивными элементами. Специальность требует высокого уровня интеллекта и логического склада ума, поэтому для трудоустройства требуется высшее образование.

 

Профессия физик биолог

В этой профессии объединены две важнейшие науки – физика и биология. Биофизик изучает внутренние биологические процессы с помощью электронных устройств и аппаратуры, а также проводит рентгеновские исследования.

Сюда относится биомедицинская инженерия. После окончания учебы в ВУЗе биофизик может работать в медицинских учреждениях и промышленных предприятиях. Опасностью является работа с вредными радиоактивными частицами.
 

Профессия лаборант биолог

Эта должность относится к ряду вспомогательных. Это значит, что проводить опыты и анализы не входит в круг его обязанностей. Лаборант подготавливает приборы и материалы для исследований, а также ведет журнал и обрабатывает результаты анализов.

Как правило, лаборанту не нужно высшее образование. Риски профессии не исключают возможную работу с вредными радиоактивными веществами и рентген-машинами, опасность заражения инфекционными болезнями. В медицинских учреждениях лаборант, как и врач биолог, может проводить клиническую лабораторную диагностику.

 

Профессия молекулярный биолог

Сегодня эта профессия числится в ряде перспективных и материально выгодных на Западе. Однако в России эта отрасль только начинает полноценно развиваться.

Сфера деятельности заключается в научно-исследовательской работе. В лабораториях молекулярный биолог занимается трансгенными животными и растениями, селекцией, клонированием и изучением биологии на молекулярном уровне. ВУЗов, подготавливающих кадры, сравнительно немного.

Однако отечественные и заграничные компании испытывают недостаток специалистов в данной области, поэтому найти работу не должно составить труда.

Профессия биолог генетик

Генетик – это ученый, занимающийся изучением законов изменчивости и наследственности. Круг его деятельности схож с деятельностью микробиолога. Однако генетики также изучают свойства и методы лечения человеческих генетических заболеваний.

Кроме медицины, генетики нужны в криминалистике и называются судмедэкспертами. Рабочее место - лаборатории, институты, клиники, фармацевтические корпорации.

Возможно Вас заинтересуют:

www.proprof.ru

Молекулярный биолог

Молекулярный биолог – это исследователь в области медицины, миссия которого состоит, ни много ни мало, в спасении человечества от опасных болезней. Среди таких заболеваний, например, онкология, на сегодняшний день ставшая одной из главных причин смертности в мире, лишь немного уступая лидеру – сердечно-сосудистым заболеваниям. Новые методы ранней диагностики онкологии, предотвращения и лечения рака – приоритетная задача современной медицины. Молекулярные биологи в области онкологии разрабатывают антитела и рекомбинантные (генетически спроектированные) белки для ранней диагностики или целевой доставки лекарств в организме. Специалисты этой сферы используют самые современные достижения науки и техники для создания новых организмов и органических веществ с целью их дальнейшего использования в исследовательской и клинической деятельности. Среди методов, которые используют молекулярные биологи, – клонирование, трансфекция, инфекция, полимеразная цепная реакция, секвенирование генов и другие. Одна из компаний, заинтересованных в молекулярных биологах в России, – ООО «ПраймБиоМед». Организация занимается производством антител-реагентов для диагностики онкологических заболеваний. Такие антитела в основном используются для определения типа опухоли, ее происхождения и злокачественности, то есть способности к метастазированию (распространению в другие части организма). Антитела наносятся на тонкие срезы исследуемой ткани, после чего связываются в клетках с определенными белками – маркёрами, которые присутствуют в опухолевых клетках, но отсутствуют в здоровых и наоборот. В зависимости от результатов исследования назначается дальнейшее лечение. Среди клиентов «ПраймБиоМед» – не только медицинские, но и научные учреждения, так как антитела могут использоваться и для решения исследовательских задач. В таких случаях могут быть произведены уникальные антитела, способные связываться с исследуемым белком, под конкретную задачу по специальному заказу. Еще одно перспективное направление исследований компании – таргетная (целевая) доставка лекарств в организме. В данном случае антитела используются как транспорт: с их помощью лекарства доставляются непосредственно к пораженным органам. Таким образом, лечение становится более эффективным и имеет меньше негативных последствий для организма, чем, например, химиотерапия, которая поражает не только раковые, но и другие клетки. Профессия молекулярного биолога в ближайшие десятилетия, как ожидается, будет все более востребованной: с увеличением средней продолжительности жизни человека количество онкологических заболеваний будет увеличиваться. Ранняя диагностика опухолей и инновационные способы лечения с помощью полученных молекулярными биологами веществ позволят спасти жизнь и улучшить ее качество огромному количеству людей.

Как стать специалистом?

Дополнительное образование

Узнайте больше о возможных программах подготовки к профессии еще в школьном возрасте.

Основное профессиональное образование

Проценты отражают распределение специалистов с определенным уровнем образования на рынке труда. Ключевые специализации для освоения професии отмечены зеленым цветом.

Дополнительное образование для взрослых

Обязательные этапы дополнительного образования для освоения профессии закрашены зеленым цветом.

Интересные факты

Молекулярная биология в области онкологии - перспективное профессиональное направление, так как борьба с раком - одна из приоритетных задач мировой медицины.Специалисты-молекулярные биологи востребованы во многих областях в связи с активным развитием науки, биотехнологических и инновационных предприятий. На сегодняшний день наблюдается небольшой дефицит специалистов, особенно имеющих определенный опыт работы по специальности. До сих пор достаточно большое количество выпускников продолжает уезжать работать за границу. Сейчас начинают появляться возможности эффективной работы в области биотехнологии в России, но о массовости говорить пока рано.Работа молекулярного биолога предполает активное участие специалиста в научной деятельности, которая становится механизмом карьерного продвижения. Развитие в профессии возможно через участие в научных проектах и конференциях, возможно через освоение смежных областей знания. Также в дальнейшем возможно академическое развитие от младшего научного сотрудника через старшего научного сотрудника к ведущему научному сотруднику, профессору и/или заведующему отделом/лабораторией.

Видео о профессии

tomorrow.moscow

Владислав Милейко. О профессии молекулярного биолога

– Чем занимается «Атлас»?
– У группы компаний «Атлас» есть два направления. Первое — создание частных медицинских центров по оказанию медицинских услуг. Это персонализированная медицина, использующая знания о генетике и особенностях пациента для лечения и профилактики заболеваний. Второе направление связано с разработкой продуктов в области генетики и инструментов для персонализации лечения. Здесь исследуются отдельные участки ДНК каждого человека. Только в одном тесте таких участков более полумиллиона. На основании анализов и уже накопившихся у нас данных о влиянии генетики на здоровье и жизнь человека выдаются рекомендации по правильному образу жизни и питанию, о носительстве наследственных заболеваний и корректном подборе дозировки лекарственных препаратов для конкретного человека.

– Чем вы занимается в «Атласе»?
– Я руковожу разработкой базы данных и созданием методологической базы для сервиса Solo — это комплексно-молекулярная диагностика для онкологических пациентов.
В онкологии подбор наиболее эффективной терапии во многом зависит от особенностей опухоли, определить которые помогают, в том числе, и генетические исследования. Это позволяет отказаться от подбора лечения методом проб и ошибок и выбрать те лекарства, которые с наибольшей вероятностью будут эффективны. Сделать сервис, основанный на самых современных технологиях анализа генома, доступным — это наша задача.

– Как работает сервис Solo?


– Когда к нам обращается человек (через клинику «Атлас» или сделав заявку на сайте), мы направляем его образцы в лабораторию для исследования. Там проводится секвенирование следующего поколения (Next Generation Sequencing), иммуногистохимический анализ и полный спектр исследований, которые необходимы для конкретного пациента и его типа опухоли. И затем, используя собственную базу данных по лекарственным препаратам, мы даем рекомендации о потенциальной эффективности тех или иных лекарств. Мы опираемся на принципы доказательной медицины, и все наши рекомендации основаны на клинических исследованиях и международных клинических руководствах.

– Что включает в себя разработка сервиса и работа по созданию подобных сервисов?
– Нужно выбрать участки генома для анализа и метод, которому следовать, выяснив сразу, какие ограничения есть у этого метода. Важно правильно анализировать сырые данные, чтобы не допустить ошибок. Затем нужно правильно интерпретировать результаты: собрать информацию о том, когда и какие эффекты могут быть обнаружены, то есть когда один и тот же генотип в разных состояниях приводит к разным последствиям. Затем нужно собрать все данные в некий единый сервер, чтобы это работало как часы. И, конечно, нужна постоянная работа по совершенствованию продукта. Сервис по анализу генетических особенностей отличается тем, что новые данные появляются постоянно: копится собственный массив информации, растет число публикаций в литературе. Чтобы корректно интерпретировать результаты, мы должны действовать по Принципу Красной Королевы из «Алисы в Зазеркалье» — постоянно бежать, чтобы хотя бы не откатиться назад, а стоять на месте.

–​ Как вы пришли в молекулярную биологию?
– Я закончил кафедру молекулярной биологии отделения биологии факультета естественных наук Новосибирского государственного университета. После окончания университета поступил в аспирантуру Института химической биологии и фундаментальной медицины в Новосибирске.

– Чем занимается молекулярный биолог?
– Молекулярный биолог занимается изучением молекулярных механизмов развития различных процессов внутри клетки. Например, я занимался так называемым эпигенетическим регулированием канцерогенеза. Объектом моих исследований были изменения в ДНК, которые происходят в раковых клетках. Мы изучаем особенности ДНК, их влияние на функции организма в целом или отдельных клеток. Для этого молекулярные биологи используют разные методы, например, ПЦР (полимеразная цепная реакция — экспериментальный метод молекулярной биологии, позволяющий добиться значительного увеличения малых концентраций определенных фрагментов ДНК в биоматериале — прим. сайта). При помощи этого метода делается бóльшая часть анализов на инфекции, наследственные болезни и определение биологического родства. Кстати, еще двадцать лет назад как никто и не думал, что эта технология настолько перевернет все наше представление о медицине.

–​ Какие компетенции необходимы для этой профессии?
– На мой взгляд, универсальное качество для всех людей, занимающихся естественной наукой, — это желание и умение докапываться до деталей. Успеха добиваются те, кто знают ответы на несколько вопросов вперед. Также очень важно умение работать с большими базами данных и постоянно заниматься самообразованием, так как молекулярная биология развивается очень быстро и необходимо постоянно следить за новыми достижениями.

– Если однажды молекулярный биолог, который занимается фундаментальной наукой, понимает, что пора попробовать что-то новое, сменить вектор, есть какой-то план Б?
– Микробиологу нет необходимости всю жизнь работать в исследовательском институте. Можно, например, перейти в фармацевтическую компанию и заниматься исследованиями, можно продавать оборудование для молекулярной биологии. Те, кому интересна инженерия, могут разрабатывать приборы. Можно создать свою компанию. Надо помнить, что фундаментальная молекулярная биология — это целая индустрия.

– Какие компании в России сегодня занимаются анализом ДНК и генетической диагностикой?
– Мы, компания «Атлас», ЗАО «Геноаналитика», медико-генетический центр Genotek. Я думаю, что сейчас есть около десятка таких лабораторий.

– Какие вузы сейчас выделяются как наиболее сильные в подготовке молекулярных биологов?
– В МГУ есть биологический факультет и факультет биоинженерии и биоинформатики, в МФТИ на факультете молекулярной и биологической физики есть кафедра биоинформатики.
Для молодых ученых важно по возможности получить опыт работы за границей. Сегодня мекка молекулярных биологов в Европе — это EMBL (The European Molecular Biology Lab), а для генетиков — Sanger Institute в Великобритании. В США есть MIT (Массачусетский технологический институт / Massachusetts Institute of Technology), Гарвард и Caltech (Калифорнийский технологический институт / The California Institute of Technology). Во всех ведущих мировых вузах обязательно есть департамент, занимающийся молекулярной биологией и молекулярной медициной.

Разработка современных фармацевтических препаратов вся основана на молекулярной биологии. Никто не хочет заниматься поиском случайно удачных соединений, все хотят разобраться с молекулярными механизмами процесса, чтобы потом разрабатывать синтетические молекулы и влиять на эти механизмы. Диагностика сейчас тоже получила новый виток развития в связи с разработкой и созданием геномных технологий. Генетическая диагностика сейчас используется везде — и в онкологии, как это делаем мы, и при лечении наследственных болезней, а также в педиатрии, перинатальной диагностике, даже диетологии и фитнесе.

– Что можно посоветовать школьникам, которых заинтересовала молекулярная биология?
– Надо знать биологию, химию, физику и математику, поскольку естественные науки очень сильно завязаны на математическом мышлении. Молекулярный биолог — это скорее физик, чем лирик. В моем университете было много точных дисциплин: четыре курса математического анализа, много физики, высшей математики. Еще в школе я был лауреатом всероссийских олимпиад по биологии. Изначально я хотел быть врачом, но потом решил, что принесу гораздо больше пользы, если буду заниматься исследованиями и разработками. Хотя сейчас я занимаюсь как раз прикладной наукой.

Главная же рекомендация — учить английский язык. Без него нечего делать в быстро развивающихся технологических сферах. А если вы знаете английский, то можно зайти на онлайн-портал Coursera и выбрать интересные для себя курсы по молекулярной биологии от ведущих мировых университетов. Кстати, сейчас в интернете есть много интересного и на русском языке. Например, начальный курс по биоинформатике Санкт-Петербургского государственного университета.

– Что можно посоветовать студентам, выбравшим эту специальность?
– Большинство студентов начинает работать еще на старших курсах. Базовое образование все-таки остается слишком общим, а человеку надо выбрать узкую специализацию, то есть к моменту окончания он должен знать какое-то направление гораздо глубже, чем это дает базовый курс. Именно поэтому надо следить за новыми публикациями и исследованиями.

Нужно серьезно относиться и к дипломной практике, потому что полученные за это время навыки помогут определить твои возможности по окончании университета. В России есть много лабораторий и институтов, имеющих и интересные проекты, и финансирование, поэтому найти достойное место для стажировки несложно.

–​ Какие книги вы бы посоветовали почитать и/или какие фильмы посмотреть тем, кто хочет понять, что такое «молекулярная биология»?
– Популяризаторы науки Ася Казанцева и Александр Панчин пишут увлекательные книги про достижения биологии.

– Кто, как вам кажется, может быть примером для подражания в вашей профессии или про кого необходимо знать будущему молекулярному биологу?
– В части истории фундаментальных исследований, которые переросли в практику, я бы назвал Джорджа Чёрча и Крэга Винтера, которые были в числе пионеров проекта «Геном человека». Сейчас они занимаются собственными коммерческими проектами, которые посвящены тому, как правильно использовать геномные данные во благо человечества. Стоимость их компаний, наверное, уже перевалила за несколько миллиардов долларов. Конечно, есть и история Элизабет Холмс, основательницы компании Theranos, когда громкая история оказалась на грани сокрушительного провала.

Интересно почитать про американского 13-летнего школьника Джека Андрака, который придумал диагностику рака поджелудочной железы. Его история доказывает, что, какой бы ни была сложной область знаний, при желании любой человек может разобраться в этом и внести что-то свое.

– Как будет развиваться биология / молекулярная биология в будущем?
– Человек, который отдаст свое сердце биологии, не пожалеет. Уже сегодня на биотехнологических решениях и системах завязаны все стороны нашей жизни — от лекарств и пищи до окружающей среды. Лучше понимать, как это все устроено, чтобы не пострадать от шарлатанов.
Со временем эта индустрия будет расти еще быстрее, потому что технологии постепенно станут дешевле и доступнее. Лет через десять анализ генома будет стоить 100 долларов: мы ждем переломного момента, когда появятся генетические анализаторы нового поколения, которые удешевят и упростят процесс, а также откроют новые возможности.

Конечно, молекулярных биологов сейчас не нужно столько же, сколько юристов или бухгалтеров. Но наш рынок точно будет расти.

intalent.pro

Анна Ельская о профессии молекулярного биолога

В Украине крайне мало женщин, которые сделали важный вклад в развитие точных наук, ведь это не просто «неженская» профессия, но традиционный «мужской клуб», в котором к успехам ученых-женщин относятся ревниво и редко поддерживают. Академик НАН Украины, директор Института молекулярной биологии и генетики, профессор Анна Ельская – одна из этих редких ученых – рассказала о своем вкладе в основание и развитие молекулярной биологии в нашей стране и о том, каково заниматься наукой сейчас.

Как вы полюбили молекулярную биологию? Ведь вы хотели стать физиком?

Я ее полюбила по нужде. По окончанию школы я хотела поступать в МГУ, но родители меня не пустили – сказали, что у нас нет материальных возможностей для этого. Сейчас многие уже знают, что можно подрабатывать и учиться, но тогда еще таких возможностей не было. У нас в Донецке было три института – медицинский, педагогический и политехнический. И папа отвез мои документы в медицинский, поскольку я окончила школу с золотой медалью. Со второго курса я увлеклась биохимией и пошла в биохимический научный кружок, и работая там, увлеклась потихоньку наукой.

После четвертого курса я поняла, что не буду работать врачом. Меня звали на две клинические кафедры, но, побывав на практике в больнице, я увидела, что вопреки разговорам больных не могут лечить, исходя из их индивидуальных потребностей. Например, я присутствовала при приступе бронхиальной астмы, который не могли купировать, так как было всего одно лекарство, которое не подходило этому больному. На это было тяжело смотреть, и я себе сказала – не хочу, не смогу так работать. А моя близкая подруга стала терапевтом, и оставляла у больных всю свою зарплату где-нибудь под блюдечком.

Вы были у истоков молекулярной биологии в Украине. Какие задачи вы перед собой ставили?

Мы начали заниматься в Институте биохимии нуклеиновыми кислотами – одни из первых, был еще в Киеве отдел С. М. Гершензона. А потом на базе нескольких учреждений создали Институт молекулярной биологии и генетики. Наш отдел вошел туда как базовый, а наш руководитель, Геннадий Харлампиевич Мацука, стал директором института – он очень светлый человек, хороший ученый.

Честно говоря, мы пришли в новую отрасль практически безграмотными, потому что школы никакой не было, учиться было не у кого. Может быть, от недостатка знания мы были такими бесстрашными! И брались за проблемы, к которым, уже имея опыт, наверное, и не подошли бы. Например, биосинтез белка изучали тогда в основном на микроорганизмах, а мы стали на животных организмах все это изучать ничтоже сумяшеся – одни из первых в мире. Мы учились, ездили в Москву, Новосибирск. За рубеж, к сожалению, не пускали.

Я каждый год, за собственный счет, участвовала в так называемом «научном туризме» — ездила на большие конгрессы Федерации европейских биохимических обществ и другие форумы. От Советского Союза формировалась большая делегация, даже за свои деньги туда попасть было очень непросто, и мы ехали. В молодые годы я не пропускала ни одного такого мероприятия, и это очень много давало. У нас, например, завязались замечательные контакты с французскими учеными.

Однажды со мной произошел печальный случай. Один из французских академиков, Жан Пьер Эбель, как-то приехал в Киев. Я была, как говорится, к нему «приставлена», и сопровождала на экскурсиях и рабочих встречах. Он в ответ пригласил меня в Париж поработать в его Институте, меня вроде бы утвердили в Президиуме АН СССР, а когда я пришла в наш Президиум уже узнавать дату поездки, то мне сказали, что нашу квоту забрала Москва, и я никуда не еду. Помню, как сейчас, как я шла по Владимирской и слезы текли градом – так мне было обидно. А потом Геннадий Харлампиевич сказал: «Аня, вы – женщина, не член партии, вас никогда не пустят».

Когда «железный занавес» упал, я ездила очень много – работала и в США, и в Германии, и в Польше. Но тогда для меня, 28-летней, поездка за рубеж имела бы колоссальное значение – я могла окунуться в передовую научную среду, научиться многому. Я понимаю наших ребят, которые уезжают. Если ученый талантливый, умный, способный, то в Украине, к великому сожалению, он не может себя реализовать. Кроме того, он приезжает, например, из Полтавы или Днепра, и ему жить негде, если заводит семью, то кормить ее не за что. За рубежом наши ученые, конечно, получают отличный опыт, но с другой стороны – мы теряем их. А на западе они не всегда могут добиться успеха: конкуренция очень высока, кроме самих американцев, активно работают китайцы, индусы, россияне. Но последнее время денег на науку в США выделяется значительно меньше. Если раньше в Health Institute принималось 30-35% от поданных проектов, то сейчас – около 8%. Но украинцы там получают доступ к замечательному оборудованию, имеют достаточный доход, чтобы жить и поддерживать семью.

У меня в случаях сравнения возможностей у нас и на Западе возникает страшное чувство обиды. Когда я работала в Германии и мне нужен был препарат, то я запрашивала его по телефону в компании, с которой у института был контракт. И мне его доставляли на следующий день, в крайнем случае – через неделю, если это что-то уникальное. В Украине, даже если у тебя есть деньги, то в принципе его можно и не купить. Еще нужно значительно заранее препарат заказывать, согласовывать, если это зарубежная фирма, есть и посредники, которые продают его втридорога. А если хочешь провезти через границу, то препарат нужно оформлять как гуманитарную помощь, и все эти обстоятельства – просто катастрофа.

Если говорить об оборудовании, то когда мы начинали, автоматическая пипетка у нас была одна на лабораторию, и мы ее берегли для самых важных экспериментов. А в немецком институте они стояли просто в ряд, и можно было брать, не глядя. Мы сдружились с профессором Ниерхаузом, он всегда очень сочувствовал мне. Когда я уезжала после полугода работы в его отделе, он с сотрудниками загрузил, наверное, полкупе разными реактивами и оборудованием – элементарными вещами вроде пипеток, пробирок, наконечников. Кажется, что это такие детали, но они значительно упрощают и улучшают работу.

Например, не было коллектора фракций, и мы, сменяя друг друга, сидели сутками и меняли пробирки под колонкой. У нас уже есть лабораторный анекдот, когда мой муж привез раскладушку мне на работу и попросил поспать, пока он сам будет переставлять пробирки. Поскольку он «технарь», то изумился нашей «системе» и предложил ее автоматизировать. Но ведь такие приборы существовали, просто их у нас не было, и купить не было денег. Да и сейчас ситуация не слишком отличается. Очень обидно, что у нас много по-настоящему талантливых ребят, но они уезжают, и я не могу их в этом упрекнуть.

Где лучше получать профильное образование? В Украине могут дать фундаментальные знания по молекулярной биологии?

Да, школа еще сохранилась. Сейчас университеты правильно делают и стараются привлекать академические институты, создают общие кафедры, приглашают преподавать. Из нашего института как минимум 20 человек читают лекции и ведут занятия в разных вузах – в Киево-Могилянской академии, университете имени Шевченко, КПИ в частности. Это дает возможность получать достаточно приличное образование, и за рубежом специалисты с украинскими дипломами и степенями востребованы. Но у нас теряется среднее звено ученых – люди в возрасте 40-45 лет уже потеряны, остались те, кому 60-65 лет. И насколько долго это продлится?

Я читала курс лекций, но сейчас уже не преподаю. Чтение лекций, если к этому относишься ответственно, — тяжелый труд, и я уже просто не выдерживаю. Иногда бывает, что читаю лекцию по приглашению или на выезде, но не более того.

Опишите, пожалуйста, ваш типичный рабочий день.

У меня самые разнообразные обязанности. Раз в неделю или две у нас бывает заседание ученого совета либо дирекции, где решается масса вопросов. Раз в две недели проводим научные конференции, где заслушиваем доклады коллег, иногда приглашаем ученых из других институтов или к нам приезжают зарубежные ученые.

Я являюсь редактором нашего журнала «Биополимеры и клетка», и это тоже большая работа. Так сложилось, что я сама вычитываю все тексты, которые мы публикуем на английском языке. И хотя у нас хорошие переводчики, они – не специалисты в этой области и иногда допускают ляпы. Вычитывать научные статьи довольно сложно, так как я глубоко изучила определенную область, но в журнале спектр тем гораздо шире, и приходится часто гуглить. На это уходит много времени, поэтому я посвящаю целые вечера дома этой работе.

Достаточно времени отнимает «бумажная работа»: отчеты, запросы. Также я на общественных началах руковожу отделом с двумя лабораториями, которыми занимаются мои ученики – Алексей Солдаткин и Борис Негруцкий, уже профессора, один уже член-корр. Но я все равно стараюсь быть в курсе и участвую в заседаниях лабораторий, где заслушиваются статьи, результаты работ, обсуждаются планы. У нас есть Ученый Совет по защитам диссертаций, к его заседаниям нужно подготовиться, чтобы проводить эффективно. К нам приезжают защищаться со всей Украины, и это очень ответственная работа.

Дополнительно я – председатель секции «Науки про життя» в комитете по госзаказам при Министерстве образования и науки. Там утверждаются и сопровождаются научные проекты – некоторые из них очень неплохие, но чтобы их внедрить, нужны дополнительные средства.

Возникает и масса хозяйственных вопросов: где взять деньги, чтобы оплатить коммунальные? Как у нас обстоят дела в связи с повышением минимальной зарплаты, а бюджета на это нет? Не говоря уже о том, что нужно менять раковины или трубы, потому что они проржавели, а где взять на это деньги? И на такие вещи приходится до 50% моего времени.

Как на фоне всех этих занятий заниматься собственно наукой?

На науку как таковую у меня остается около 20% времени. Своими руками я давным-давно не работаю. Я любила экспериментировать в лаборатории, говорили, что у меня хорошие руки – в биохимии это тоже очень важно. Но сейчас моя научная работа заключается в том, что я планирую исследования с коллегами, мы их обсуждаем, а потом я тщательно проверяю результаты проведенных экспериментов. Конечно, я много читаю, стараюсь быть в курсе происходящего в мире. У нас ведь есть еще и такой момент: эксперименты очень длительные. Нельзя на полдня пойти в лабораторию, поработать, и результаты готовы. Эксперименты длятся неделями, иногда месяцами, и постоянно уделять этому время я к сожалению не могу.

Какие умения и навыки нужны, чтобы с этим справляться?

Нужно в первую очередь умение организовывать свое время. Я воспитывала его еще со времен аспирантуры, и до сих пор храню записи – со списками по пунктам, что я должна сделать каждый день. Я делаю это и сейчас, так как организованность имеет колоссальное значение.

Очень важна ответственность – если ты что-то взялся делать, но не доводишь до конца, то подчиненные, видя это, перестанут тебе верить. На них это тоже влияет.

В науке хорошо иметь аналитические способности, а также творческий ум – это редкий для ученого дар. Такие люди обладают живым воображением, они – даже авантюрного склада, и бросаются к идеям, которые всем кажутся бредовыми. Но и организованность, критическое отношение тоже очень важны.

Ученому очень полезно быть самокритичным и хорошо воспринимать критику со стороны. Когда мы заслушиваем годовые отчеты, то на заседаниях у нас часты каверзные вопросы и критика, у нас к этому коллеги привыкли. Ведь бывает, что человек критику воспринимает как обиду. Но из любого критического замечания, даже самого недоброжелательного, всегда можно извлечь пользу. Я настаиваю, что нашим ученым нужно печататься в зарубежных журналах. Мне отвечают, что наши работы не всегда принимают. Да, могут не взять, но вам очень опытный рецензент даст анализ статьи и замечания, которые будут нужны в дальнейшей работе, а это полезно. Сейчас очень трудно пробиться в иностранные журналы – отношение к украинской науке часто снисходительное и сочувствующее, говорят, что мы можем сделать с такими ограниченными возможностями?

Вы хотели, чтобы ваши дети тоже были учеными?

Никого из детей я не агитировала заниматься наукой, давала им свободу. Мой сын – ученый, профессор при медицинском центре университета в Канзасе. Он живет уже 25 лет в США, я его «вытолкала», как только открылись границы. Но, честно говоря, жалею об этом – они все равно там чужие люди, и когда подают кандидатуры на конкурс, все же предпочтительны дипломы из Йеля, а не Киевского университета. Думаю, что сын состоялся бы полнее все-таки в Киеве.

Как мне кажется, полноценно в американское общество вписывается второе поколение. Его дочь, моя внучка, студентка колледжа – она уже американка. Моя дочь – лингвист, переводчик, и наука ее никогда не привлекала. Она тоже в США живет, второй внук – в Голландии, закончил магистратуру в Университете Амстердама, он аналитик-экономист, работает в банке и параллельно поступил в аспирантуру.

А в Киеве остался только один мой внук, который входит в Стратегическую группу советников при Кабмине – очень много работает по реформам. Павел верит в то, что их можно провести в нашей стране, и эта вера вдохновляет меня, потому что свою я потеряла. Вот есть банальное утверждение: «политическая воля», и мне кажется, что у нас ее нет. Ведь должен быть такой человек, который соберет волю в кулак и, теряя для себя что-то, проведет реформы, а его нет. Во Франции был де Голль, в Великобритании были Черчилль и Маргарет Тэтчер, в Германии сейчас Ангела Меркель – это личности, которые проявляли политическую волю. Такую волю, только злую, проявляет Путин, потому что, наверное, образование не то получил.

Как женщине-ученому сочетать карьеру и семью?

Сегодня очень многие женщины-ученые на Западе и в Америке пошли по такому пути – до 40 лет делают карьеру, а потом рожают детей. Сейчас хорошо развиты технологии медицинские и есть разные возможности. Конечно, трудно совмещать, многое зависит от окружения. Мне очень повезло, потому что не с нами, но рядом жила мама, которая много помогала, а мой муж, и сам хороший ученый, понимал, что такое наука, и каково это – заниматься ею. Эти факторы сыграли большую роль, так же, как и мой руководитель, с которым мы многие годы шли вместе – он меня всегда поддерживал. Понимаете, женщины по природе своей менее агрессивны, а в карьере нужна амбициозность, агрессивность, в хорошем смысле этого слова. Агрессивность женщин направлена на сохранение жизни детей и семьи. Вот почему я говорю, что мне повезло – мне помогали. Одна с двумя детьми я, может быть, чего-то и добилась, но значительно позже и не в таком размере.

Я наблюдаю, что многие ученые-мужчины ревниво относятся к женщинам, которые умнее их. Допустить такое для них очень трудно. Я знаю достаточно женщин, которые сделали бы карьеру, если бы их поддерживали. Это есть и на Западе, но там очень активно борются за гендерное равенство в науке. Если 30 лет назад ключевые лекции (key lectures) на конгрессах, симпозиумах читали в основном мужчины, то сейчас половина лекторов – женщины. Этим вопросом занимаются целенаправленно.

Почему в украинской науке так мало женщин?

В Украине с гендерным равенством грустно – у нас всего три академика-женщины, член-корров чуть больше, и это на две сотни мужчин. В президиуме Академии наук – одна женщина, из директоров академических – две-три. Может, благодаря тому, что я женщина, но у нас в институте несколько заведующих отделов – тоже женщины, они успешно работают, и я их поддерживаю, так же, как и мужчин. У нас довольно много работающих женщин имеют детей, и мы идем им на встречу, составляем гибкие рабочие графики, и они могут приходить не в 9.00, а работать по собственному графику. Да и в сознании общества понемножку происходят перемены, оно начинает понимать, что женщины – вроде бы как «тоже люди»!

На международных гендерных панелях, в которых я участвовала, были женщины из Африки, Южной Америки, где ситуация еще хуже. В принципе речь идет образно о «стеклянной трубе», в которой все движутся вверх, но постепенно из нее выпадают женщины, а на верхушке остаются в основном мужчины. У нас была встреча ученых с премьер-министром Гройсманом – из 70-80 человек было всего пять-шесть женщин, учитывая Лилию Гриневич и других чиновниц. В комитете Кабмина по присуждению премий я вообще одна. Это грустно, ведь женщины у нас разумные, талантливые и очень работящие.

Есть несколько причин, почему так мало женщин: это традиции, мало общественного внимания, направленного на эту проблему, мало влияния государственных институций. Конечно, играют роль и биологические различия. Я всегда считала и считаю, что человека нельзя назвать только социальным существом. Это биологически-социальное существо, поэтому есть определенные свойства, больше присущие женщине. Конечно, надо вести целенаправленную политику и давать больше возможностей для женщин, но я не думаю, что надо насильственно уравнивать их с мужчинами. Есть женщины, которые счастливы и находят себя в этом неравенстве, они удовлетворены ролью, которую играют, она их страивает, и тащить такую женщину в парламент смешно. Есть смысл поддерживать тех, у кого есть амбициозность и стремление чего-то достичь, а не просто устанавливать квоты. Скажу крамольную вещь: какое может быть равенство между мужчиной и женщиной? Они ведь разные существа. Они должны иметь равные возможности – к образованию, развитию, в карьере, но не буквальное уравнивание. Природа женщины – психологическая, физиологическая – отличается от мужской, и задавливать ее, вкладывать в какие-то рамки – не имеет смысла.

Моя внучка в США – ярый борец за гендерное равноправие, активный человек, была ужасно разочарована выборами и переживала. Америка выстоит, я думаю, там достаточный запас прочности – демократические традиции, противовесы во власти. И мы ведь тоже не всю Америку знаем: есть Восточное и Западное побережья, где отлично развита цивилизация, культура и наука, а есть средняя Америка.

Например, в Канзасе были заявления о том, чтобы запретить Дарвина. Есть Америка, которая аплодировала Трампу и его популистской речи. Дочь говорит, что половина американцев в восторге, ждет, что снова страна станет великой. Америка разделилась. Но может быть, в Трампе победит прагматичность: он окружает себя разными людьми, многие из которых известны далеко не пророссийскими взглядами. Время покажет.

Беседовала Галина Ковальчук. Фото из личного архива Анны Ельской

— Читайте также: Александра Иванова о профессии астронома

womo.ua

Кто такой биолог? Что изучает наука биология?

Биологом именует себя преподаватель этой дисциплины в учебном заведении, специалист в области генетических исследований, сотрудник ботанического сада или зоопарка. Так все-таки, кто такой биолог? Что это за профессия? Кто имеет право считаться биологом? Ответы на эти вопросы - в нашем небольшом исследовании.

Биология – это наука

Наука, которая связана с исследованием всего живого на планете, начиная с микроскопических бактерий, заканчивая физиологическими процессами жизнедеятельности человека.

Человека разумного процессы жизнедеятельности, сходство и различие живых форм, отличия в условиях обитания растений и животных интересовали издавна. Правда, в период мрачного Средневековья за слишком уж видимый интерес к исследованиям можно было и на костер попасть. Другое дело - эпоха Возрождения. Искусство и науки тогда стали в большом почете, основывались целые научные школы, и появились первые музеи естествознания.

Кто такой биолог в древности? Это мог быть и лекарь-травник, и алхимик, и основатель первого зверинца. Сам термин «наука биология» появился лишь в 19-м веке, когда в одно течение объединили все, что относится к изучению живых форм существования на Земле («био» – жизнь, «логос» - наука).

Направления биологии

Биология – это наука о жизни. Такое вот обобщенное понятие. В зависимости от конкретного предмета изучения выделяют отдельные биологические науки:

  • Зоология – наука о животном мире.
  • Ботаника – изучает мир растений.
  • Физиология и анатомия – науки о процессах жизнедеятельности и строении человеческого организма.
  • Микробиология и вирусология. Предмет их изучения виден только под микроскопом.
  • Морфология – изучает строение и форму живых видов.

В свою очередь, основные направления постепенно разделялись на более узкие специальности и специализации, которых по мере развития науки становится все больше. На сегодня известно более семидесяти направлений биологии. Биология океана, антропология, цитология, нейробиология, экология – это лишь некоторые из них. Профессия биолог объединяет всех представителей тех или иных специализаций и направлений, связанных одной наукой.

Связь с другими науками

В ходе развития мировой науки и техники, благодаря проникновению ученых в глубокие сферы познания, обнаружилась глубокая связь биологии с другими дисциплинами. Кто такой биолог в современном мире? Кроме традиционных зоолога и ботаника, это биофизик, биохимик, специалист по биометрии, космической биологии, биологии труда, бионике. Современный биолог может быть параллельно хорошим инженером, врачом или математиком.

Что делает биолог?

С теорией все более-менее ясно. Но кто такой биолог на практике? Где его рабочее место? Ответ неоднозначен и обширен, как и список специализаций биологии. Все зависит от выбранного направления. Выпускник, окончивший соответствующий факультет вуза, может стать преподавателем в среднеобразовательном учебном заведении, а может продолжить свою связь с наукой и посвятить свою жизнь изучению других живых организмов. Зоологи успешно работают с животными в зоопарках, ботаники в оранжереях и ботанических садах. Биологи-селекционеры трудятся над изобретением новых сортов сельскохозяйственных культур. Вирусологи изучают новые и старые микроорганизмы, их влияние на окружающий мир, экологи следят за чистотой окружающей среды. Широко востребованы в современном мире биологи новой формации – генетики, нейробиологи, космические биологи, биоэнергетики. Специалист биологии может быть ветврачом, агрономом, ландшафтным дизайнером, врачом-лаборантом.

Главные качества биолога

Успешной профессия биолог окажется для тех, кто ощущает себя частью таинственного мира живых организмов, кому интересно общение с природой, изучение окружающей среды.

Любовь к природе становится главной, когда биолог проводит длительные месяцы в путешествиях и экспедициях с целью изучения новых видов флоры и фауны.

Усидчивость и аналитический ум нужны работникам лабораторий, исследовательских центров.

В зависимости от специализации биологу могут понадобиться хорошие отношения с физикой, астрономией, механикой, химией и другими науками.

Плюсы и минусы профессии

Для тех, кто любит все живое в любых его проявлениях, посвятить свою жизнь биологии – уже сплошной плюс. Ничто так не делает человека счастливым, как занятия любимой работой. Профессия биолог, к сожалению, не всегда оценивается достойно в денежном выражении – это минус. Именно низкие зарплаты привели к тому, что интересная для многих профессия вошла в разряд непопулярных. Те же, кто решили все-таки посвятить ей свою жизнь и упорно идут к цели, становятся порой авторами новых открытий и научных сенсаций.

Биология новых направлений, исследования в области генетики, микробиологии, новых биотехнологий занимает второе место в мире в списке перспективных профессий. Особенно рады таким специалистам Канада, США, западные страны, которые занимаются разработками новых технологий.

Выдающиеся биологи

Говоря о биологии как о науке, стоит упомянуть о людях, имена которых известны всему миру. Их открытия внесли огромный вклад в развитие человечества в целом.

  • Вавилов Николай (Россия) – генетик в области агрономии, основоположник учения об иммунитете растений.
  • Владимир Вернадский (Россия) – основоположник Украинской академии наук, занимался изучением биосферы, стоял у истоков развития биохимии и биофизики.
  • Уильям Гарвей (Великобритания) – придворный врач короля, который первым провел исследования и описал систему кровообращения и работу сердца и сосудов в человеческом теле.
  • Чарльз Дарвин (Англия) – великий натуралист, создавший систему классификации видов растений.
  • Антони Ван Левенгук (Голландия) – натуралист, создавший микроскоп, что позволило проводить изучение организмов, невидимых прежде человеческому глазу.

Кроме них, прославили науку россияне Илья Мечников, Климент Тимирязев, Луи Пастер, Карл Линней, Руслан Меджитов и многие другие ученые-натуралисты.

fb.ru

Профессия Биолог — Учёба.ру

15 правил безопасного поведения в интернете

Простые, но важные правила безопасного поведения в Сети.

Институт гуманитарного образования и информационных технологий

ИГУМО — современный вуз

Российский технологический университет

Потенциал 3 университетов! Все программы, условия и главные факты.

Олимпиады для школьников

Перечень, календарь, уровни, льготы.

Закодированный мир

Зачем учить детей программированию и как это влияет на развитие?

Классная экипировка

Полезные и забавные предметы для школьников.

Московский социально-экономический институт

Профессии для общества

Кузница кадров

Самые перспективные профессии в колледжах.

Первый экономический

Рассказываем о том, чем живёт и как устроен РЭУ имени Г.В. Плеханова.

Билет в Голландию

Участвуй в конкурсе и выиграй поездку в Голландию на обучение в одной из летних школ Университета Радбауд.

Цифровые герои

Они создают интернет-сервисы, социальные сети, игры и приложения, которыми ежедневно пользуются миллионы людей во всём мире.

Английский язык

Совместно с экспертами Wall Street English мы решили рассказать об английском языке так, чтобы его захотелось выучить.

Работа будущего

Как новые технологии, научные открытия и инновации изменят ландшафт на рынке труда в ближайшие 20-30 лет

Профессии мечты

Совместно с центром онлайн-обучения Фоксфорд мы решили узнать у школьников, кем они мечтают стать и куда планируют поступать.

Экономическое образование

О том, что собой представляет современная экономика, и какие карьерные перспективы открываются перед будущими экономистами.

Гуманитарная сфера

Разговариваем с экспертами о важности гуманитарного образования и областях его применения на практике.

Молодые инженеры

Инженерные специальности становятся всё более востребованными и перспективными.

Новая педагогика

Как меняется главный педагогический вуз страны, и что такое универсальный бакалавриат.

Онлайн-образование

Можно ли получить качественное образование, не выходя из дома.

Федеральные университеты

О том, как получить образование мирового уровня в регионах России.

Табель о рангах

Что такое гражданская служба, кто такие госслужащие и какое образование является хорошим стартом для будущих чиновников.

Карьера в нефтехимии

Нефтехимия — это инновации, реальное производство продукции, которая есть в каждом доме.

chelyabinsk.ucheba.ru

Интервью с молекулярным биологом Денисом Викторовым |

Вот, и чем хорошо, что это именно была практика, а не голая теория. Вот, поэтому, конечно, это определенный толчок в моем развитии в данном направлении оно дало мне. Немаловажную роль сыграл мой коллега, тоже ныне очень как бы мною уважаемый человек. Это Андрей Мастиленко. Он работает в клинической лабораторной диагностике, одном крупном медицинском центре в Ульяновске. Тоже я многому от него смог научиться. Вот, и, в дальнейшем я нашел коллектив единомышленников. Это компания «ТестГен» в Ульяновске, в которую я в дальнейшем и перешел. Эти ребята занимаются именно молекулярной биологией. Причем, конечно, в первую очередь это в отрасли медицины. Сейчас мы осваиваем ветеринарию и сельское хозяйство, агрокомплекс, ветсанэкспертизу. Причем уже начали развиваться в разных направлениях, там, где это востребовано. Что можно подчеркнуть здесь. Вот, тоже, наверное, это такую, как бы решающую роль сыграло в моей карьере, и на что я хочу обратить внимание этих людей, которые хотели бы как биологи найти себя в этом мире, самореализоваться, ученых одиночек не бывает. Они бывают, они там сидят в кабинете, пишут книги, но какое-то реальное дело, какой-то реальный проект невозможно выполнить одному. Поэтому важно в своей профессиональной деятельности найти именно коллектив единомышленников. Вот, при этом важно, чтобы задачи, которые реализовывались на той или иной базе, они имели какой-то практический выход. Потому, что можно бесконечно долго и с большим интересом изучать какой-то теоретический фундаментальный аспект там биосферы, например. Вот, но, если, это не находит практический выход, если это открытие или эта разработка бесполезна для практики, то наступает разочарование, дальше работать не хочется. Когда ты видишь, что твой проект выходит в практику, то люди готовы платить деньги за набор реагентов, или за продукт интеллектуальной собственности, это уже не важно. Все зависит уже от специфики работы вашей организации. Вот, получение удовлетворения от этого, ощущение того, что твоя деятельность реализовалась на практике, вот это, наверное, очень важно. И, поэтому, говоря о коллективе единомышленников нужно подчеркнуть две вещи: первое – это, чтобы были люди, которые могут ставить задачи, связанные с практикой для разработки таких наборов, таких изделий медицинского или ветеринарного назначения, которые действительно имеют потенциал, для выхода в практику. И, второе – это чтобы, эти люди были такими же трудоголиками, как Вы сами, чтобы они стремились, хотели, работали и никогда не ныли. В крайнем случае, чтобы все их нытье сводилось к тому, что: «Мы хотим еще работать, мы хотим больше проектов, мы хотим больше экспериментов выполнять. Нам все это интересно, нам все это любопытно. Вот примерно так.

www.wavm.ru

Author: alexxlab

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о