Представители неоконсерватизм – сущность, этапы развития, основные представители и их труды (общая характеристика).

Неоконсерватизм

Неоконсерватизм - это идеология, сочетающая идеи классического консерватизма и либерализма, это синтез идей традиционного консер­ватизма, либерализма и технократизма. Его представители в теории Ф.Хайек, Хосе Ортега - и - Гассет и др., а в политике - Р. Рейган, М. Тэтчер, Ж. Ширак.

Неоконсерваторы более терпимо относятся к государству, признают необходимость его вмешательства в управление обществом, однако это вмешательство должно носить ограниченный характер. Взяв на воору­жение многие идеи классического либерализма, неоконсерваторы пред­ложили обществу обширную программу антикризисных мер и во многом сумели ее реализовать. В частности, в экономике был сделан акцент на высвобождение предпринимательской инициативы, снижение налогов, отказ от чрезмерного регулирования рыночных отношений.

Основные идеи неоконсерватизма:

  • свобода и равенство не совместимы;

  • классическая демократия неосуществима или вредна, необходимо сочетание демократии и власти элит;

  • главное право личности - право иметь собственность и свободно распоряжаться ею.

IV. Социал-демократия

Социал-демократия - это социально-политическое учение и те­чение, ориентированное на эволюционное развитие, демократический социализм и его достижения путем постепенных реформ.

Термин "социализм" (от лат. socialis - общественный, товарищеский) ввел в оборот французский ученый Пьер Перу в 1834 году с целью про­тивопоставления понятию "индивидуализм".

В нашем обыденном сознании идея социализма связывается преж­де всего с именами К. Маркса и Ф. Энгельса, но сама идея социализма (утопический социализм) возникла задолго до них. Её вариантов в исто­рии общественной мысли было и есть много, и далеко не все они имеют прогрессивный характер. Еще при жизни К. Маркс и Ф. Энгельс подвер­гали критике такие разновидности социализма как феодальный, мелко­буржуазный и немецкий ("истинный"), утопический, казарменный, прус­ский и т.д. В России были сильны идеи "общинного" или крестьянского социализма. Немецкие социалисты Э. Бернштейн и К. Каутский пере­смотрели наиболее радикальные требования марксизма (типа обяза­тельной диктатуры пролетариата). Мы проанализируем только те, кото­рые сегодня широко распространены в мире: демократический социа­лизм и революционный марксизм (коммунизм).

Характерные черты социал-демократизма:

  • материалистическая трактовка общественной жизни;

  • подход к анализу общественных явлений с позиций интересов трудящихся масс, всего народа;

  • гуманистический характер текущих и конечных целей;

  • социальный коллективизм;

• исторический оптимизм.Основные политические идеи:

  • отрицание всякой диктатуры пролетариата как формы политиче­ской власти;

  • приверженность принципу демократического парламентаризма;

  • ориентация на политический плюрализм и консенсус при решении важнейших проблем;

  • приоритет мирных, демократических средств достижения постав­ленных целей;

  • государственное регулирование экономики и развитие рыночных механизмов;

  • приверженность концепции социальной защищенности трудящих­ся масс;

  • ориентация на мирное осуществление различных государств и их достаточную безопасность.

По идейному содержанию социал-демократизм резко отличается от революционного марксизма (большевизма). После 2-ой мировой войны в некоторых европейских странах (в частности, скандинавских) социал-демократы стали приходить к власти через парламентские механизмы и осуществлять программы реформ, тем самым доказывая правильность своей теории.

Современная социал-демократия представлена партиями, имеющих разные названия - социал-демократические, социалистические, лейбо­ристские, рабочие и др. Сегодня в мире их насчитывается около 80 пар­тий, в них около 20 млн. человек, за них голосуют более 200 млн. изби­рателей.

Для большинства социал-демократических партий характерны сле­дующие признаки: идейная общность, прочные, устойчивые связи с профсоюзным движением, приверженность принципу политического консенсуса при решении различных проблем, идея признания приорите­та социальной цели перед экономической.

studfiles.net

4. Неоконсерватизм - Txtb.ru

Перечень всех учебных материалов

Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология

4. Неоконсерватизм

  Значительную роль в становлении постиндустриального общества сыграл неоконсерватизм, доминировавший в наиболее развитых странах с конца 70-х до начала 90-х годов ХХ века. Это идейно-политическое течение сочетает либерально-технократическую приверженность прогрессу, свободе и экономическому росту с ориентацией на сохранение и укрепление традиционных общественных ценностей.
  Наиболее значимых результатов неоконсерватизм достиг в США и Великобритании. В практике европейских государств неоконсервативные взгляды и представления не получили широкого распространения ввиду укоренившейся социал-реформистской традиции, воплощенной в функционировании социального государства.

  Разработкой неоконсервативных идей в США занимались И.Кристол и Н.Подгорец, которых нередко называют «крестными отцами» неоконсерватизма, Д.Белл, С.Липсет, С. Хантингтон и др.; в ФРГ - Г.Кальтенбруннер; во Франции - А.Бенуа и П.Вьяль. В США самые известные неоконсервативные идеологи вышли из либеральных кругов, близких к демократической партии. Европейский консерватизм также имеет либеральные корни.
  Американские неоконсерваторы первой волны И.Кристол, Н.Подгорец, Д.Мойнихен и др., дистанцировавшись от традиционных консерваторов, отрицавших необходимость в идеологических конструкциях, выступили за реидеологизацию политики Соединенных Штатов. Эта установка проявилась в объявлении Советского Союза «империей зла», которую необходимо уничтожить, а в начале ХХI века стала идеологической составляющей политики «экспорта демократии», проводимой Соединенными Штатами с целью обеспечения своего доминирования в мире.
  В молодости многие отцы-основатели неоконсерватизма увлекались левыми идеями, особенно троцкизмом с его мессианскими представлениями и радикальной революционностью. С течением времени критика сталинизма переросла в воинствующий антикоммунизм и неприятие любых форм вмешательства государства в общественную, прежде всего экономическую жизнь, а троцкистская идея мировой революции трансформировалась в концепцию «благотворной гегемонии» Соединенных Штатов в международных отношениях, проявляющейся в повсеместном распространении демократии.
  В 80-х гг. минувшего века неоконсервативными идеями руководствовались известные политические деятели Р.Рейган, Дж.Буш (отец), М.Тэтчер, Г.Коль. Эти идеи во многом определяют военно-политическую стратегию администрации Дж. Буша (сына). Приверженность неоконсерватизму неоднократно демонстрировали вице-президент Р.Чейни и бывший министр обороны Д.Рамсфелд. В течение ряда лет неоконсерваторы были представлены во власти заместителем последнего П.Вулфовицем, председателем Комитета по оборонной политике Пентагона Р.Перлом и спецпредставителем США в ООН Дж.Болтоном.
  Существенное влияние на американскую политику оказывают ведущие центры неоконсервативной ориентации (Фонд «Наследие», Гуверовский институт по проблемам войны, революции и мира при Стэнфордском университете, Центр стратегических и международных исследований Джорджтаунского университета, Институт внешнеполитических исследований и др. ). Их рекомендации определяли стратегию рейганизма, а в настоящее время - курс на закрепление американского доминирования в мире, резкое усиление военной составляющей внешней политики.
  В сфере международных отношений неоконсерватизм основывается на идеях влиятельной на Западе школы « политического реализма», отдавая предпочтение силовым методам разрешения конфликтных ситуаций, особенно на локальном уровне. В то же время ряд исследователей, в целом разделяющих неоконсервативные идеи, выступают против концепции «локальных войн», поскольку на практике трудно определись грань между «ограниченным» и «неограниченным» применением силы, способным создать угрозу самому существованию человечества.
  Социальную базу неоконсерватизма составил «новый средний класс», заинтересованный во внедрении в экономику достижений научно-технической революции, и группировки так называемого «молодого капитала», сформировавшиеся в современных отраслях экономики - электронной, аэрокосмической, авиационной и др.
  В 70-80-х гг. неоконсерватизм отразил такие глубинные общественные процессы, как потребность экономики в ослаблении государственного регулирования и поощрении предпринимательской инициативы, в расширении сферы действия конкурентных рыночных начал. Возникновению неоконсерватизма способствовало углубление «кризиса веры», проявлявшегося в утрате гражданами готовности подчиняться законам и сдерживать эгоистические соблазны. «Сдвиг» в пользу неоконсерватизма был вызван также неприятием частью элиты Запада радикальных движений социального протеста 60-70-х гг. - антивоенного, молодежного, феминистского и др., которые рассматривались как угроза общественной стабильности. Реакцией ряда общественных деятелей и идеологов на эти выступления были требования установления «сильной власти», ограничения демократии, применения решительных мер против протестующих.
  Внешнеполитические подходы неоконсерваторов мотивировались необходимостью «защиты индустриально развитых демократий», в первую очередь Соединенных Штатов, от «финляндизации», стремлением Запада обеспечить для себя создание максимально выгодного экономического и политического миропорядка. Этой цели должна была служить глобальная стратегия, которая сочетала бы либерально-универсалистские идеи, акцент на военной силе и воинствующий антикоммунизм.
  По своей сути неоконсервативное течение близко к взглядам Ф.Хайека и Л.Мизеса. От либертаризма его отличает прагматичность, стремление выработать конкретные рекомендации для корректировки государственной политики. Как идеология и, особенно, как политика он синтезировал принципы либерализма (рынок, конкуренция, свободное предпринимательство и др.) с традиционными ценностями консерватизма (семья, культура, религия, мораль, порядок и пр.).
  Обвинив либералов в переоценке возможностей социальной политики государства, в поощрении «революции растущих ожиданий», неоконсерваторы по-новому сформулировали модель отношений между индивидом и государством, гражданами и государством. В рамках этой модели индивид должен прежде всего рассчитывать на собственные силы и солидарность граждан, а государство должно обеспечивать ему жизненные условия на основе правопорядка, стабильности и преемственности.
  Антиэтатистская стратегия неоконсерваторов привела к значительному сужению функций государства, существенной корректировке логики функционирования государственных институтов. «Разгрузив» государство от многих, прежде всего социально-экономических функций, которые оно взяло на себя в период функционирования кейнсианской модели, сократив государственный аппарат и повысив качество его деятельности, неоконсерваторы укрепили авторитет государства и его политическую роль. Заметное место в практике неоконсерваторов заняли вопросы местного самоуправления и региональной политической активности.
  В экономике был сделан упор на развертывание предпринимательской инициативы и широкую конкуренцию, резкое снижение налогов с целью высвобождения сил свободного рынка. В основу социальной сферы были положены, с одной стороны, четко ограниченная и регулируемая государственная благотворительность для сравнительно ограниченного круга нуждающихся, с другой стороны - «самопомощь» основной части населения за счет их сбережений или через различные формы социального страхования.
  Наряду с ограничением своего участия в регулировании экономики государство активно способствовало обновлению основных фондов производства, совершенствованию структуры капиталовложений, усилению финансирования перспективных отраслей, научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР).
  Неоконсерватизм доказал свою способность осуществлять весьма радикальные преобразования, умело используя традиции прошлого. Под его воздействием сформировалась динамичная модель общественного развития, ориентированная на уверенную в себе личность. Она основывается на саморегуляции и весьма устойчива к социальным катаклизмам. Такая модель отвечает потребностям перехода стран Запада от индустриального общества к постиндустриальному.
  Реформы, осуществленные американскими неоконсерваторами в 80-е годы, во многом предопределили высокие темпы экономического и научно-технического развития Соединенных Штатов в 90-е годы. Беспрецедентный экономический подъем минувшего десятилетия позволил этой стране прирастить ВВП в параметрах, равных суммарному ВВП таких развитых государств, как Германия и Япония.
  В области международных отношений неоконсерватизм эволюционировал к более широким и реалистичным позициям. Усилившиеся в нем к середине 80-х годов прагматические тенденции проявились в учете реалий взаимосвязанного и взаимозависимого мира, отказе от восприятия СССР и России как врагов, в готовности к установлению партнерских отношений с ними.
  В связи с возрастанием в современном обществе роли знаний и информации неоконсерваторы ориентируются главным образом на проблемы образования, культуры и качества жизни. Культура и духовность рассматриваются как базовые ценности для освоения новых технологий, сохранения природы.
  При очевидных достижениях в экономической сфере неоконсерватизм не смог выработать адекватные подходы к решению ряда ключевых проблем перехода от индустриализма к постиндустриализму. Углубляется социальная дифференциация в странах Запада, потенциально чреватая конфликтами. Увеличивается разрыв в уровнях жизни Севера и Юга, который сдерживает развитие международного разделения труда и расширение рынков наукоемкой продукции.
  В терактах 11 сентября 2001 г. идеологи неоконсервативной части американской элиты усмотрели, с одной стороны, глобальный вызов Америке как носителю либеральных ценностей и лидеру формирующегося американоцентричного миропорядка, а с другой - осуществление прогноза С.Хантингтона о «столкновении цивилизаций» и прежде всего иудеохристианской и мусульманской. Война с международным терроризмом интерпретировалась неоконсервативными экспертами как своего рода возрождение борьбы двух различных систем политических ценностей и принципов, участие в которой является исторической миссией США. В этой войне виделся также дополнительный шанс для проведения более активной политики по созданию нового миропорядка,
  Суть нынешней внешнеполитической программы неоконсерваторов состоит в том, что Соединенные Штаты призваны осуществлять «гуманную глобальную гегемонию» во всем мире в силу изначального превосходства своих моральных, культурных и политических ценностей. Эта гегемония должна устанавливаться как с помощью международных институтов (например, Международного Валютного фонда и Всемирного банка), так и путем наращивания военного потенциала, осуществления силовых акций.
  Неоконсерваторы позиционируют себя как приверженцы демократического глобализма, согласно которому распространение демократии является универсальным средством обеспечения безопасности Соединенных Штатов и всего мира. Их позиция зиждется на спорном тезисе о том, что государства с демократическим устройством не воюют друг с другом из-за приверженности общим ценностям и политическим принципам Демократический глобализм в американской версии имеет не только моральное, но и геополитическое измерение - создание американоцентричного миропорядка, установление контроля над источниками сырья и путями их транспортировки.
  Война в Ираке, по мнению неоконсерваторов, должна продемонстрировать миру решимость Соединенных Штатов обеспечить свое доминирование в мире на длительную перспективу. В этом смысле весьма характерно суждение неоконсерваторов «второй волны» У.Кристола (сына И.Кристола) и Л.Каплана: «Миссия начинается в Багдаде, но им не заканчивается...Мы стоим на рубеже новой исторической эпохи. <...> Этот момент имеет решающее значение. Речь идет даже не о будущем Ближнего Востока и войны с террором. Речь идет о той роли, которую Соединенные Штаты намерены играть в двадцать первом веке».
  Представители неоконсервативной школы американской военно-политической мысли активно поддерживают идею американского доминирования в космосе, которое рассматривается сквозь призму основополагающих принципов геополитики. Предлагая разработать «космическую доктрину Монро», они считают, что в ХХI веке космос заменит моря в развитии торговли, технологий и обеспечении национальной безопасности. По их мнению, использование космоса в военных целях создает беспрецедентные возможности для проецирования силы и влияния.
  Среди сторонников создания глобальной американской системы противоракетной обороны (ПРО) немало тех, кто стоял у истоков «Стратегической оборонной инициативы» Р.Рейгана, в частности, Г.Купер, возглавлявший Агентство по СОИ в Министерстве обороны США, У.Грэхем, занимавший пост советника по науке президента Р.Рейгана, Р.Пфальцграф, возглавлявший Институт внешнеполитических исследований, чьими консультациями пользовался Р.Рейган.
  В последние годы, особенно под влиянием фиаско в Ираке, внешнеполитический курс США, во многом основывающийся на неоконсервативных ценностях, стал объектом критики со стороны ряда влиятельных представителей политического и интеллектуального сообщества как внутри страны, так и за рубежом. Оппонентами неоконсервативного силового унилатеризма выступают одновременно сторонники умеренного консерватизма во внешней политике и эксперты либерального толка.
  Стремление неоконсерваторов увековечить глобальное военное доминирование США и силой объединить мир вокруг вольно трактуемой «демократической идеи» один из ведущих политических мыслителей США Зб.Бжезинский резонно оценил как «подновленную версию империализма», далекую от реалий глобализирующегося мира и способную истощить ресурсы во имя заведомо недостижимой внешнеполитической цели.
  Известные американские эксперты называют администрацию Дж.Буша революционерами, а проводимую ими политику революционной. По оценке президента фонда Р.Никсона Д.Саймса, акции США в Ираке и Афганистане основаны на «неотроцкистской вере в перманентную революцию (пусть даже демократическую, а не пролетарскую)».
  За полный пересмотр внешнеполитического курса, сформированного под влиянием неоконсервативных теоретико-политических представлений, высказываются либералы. Силовой гегемонизм они расценивают как стратегию, вызывающую перенапряжение Соединенных Штатов, неприемлемую для мирового сообщества. Однако отличие позиции либералов от исповедующей неоконсервативные ценности республиканской администрации состоит в отказе не от ориентации на «глобальное распространение демократии», а от применения силовых методов, которые приводят к многочисленным региональным войнам и неприемлемым с американской точки зрения людским потерям.
  В связи с неудачами в распространении демократии наметилась тенденция к размежеванию радикального и умеренного подходов в американском неоконсерватизме. Один из наиболее влиятельных неоконсерваторов «второй волны» Ч.Краутхаммер противопоставил идеологии «демократического глобализма», которой придерживался и сам, новую концепцию «демократического реализма». В соответствии с ней поддержка демократии и применение силы необходимы лишь в случаях «стратегической необходимости» и тогда, когда отвечают «задачам борьбы с врагом». Такая позиция предполагает возможность определенных ограничений в применении военно-силовых методов.
  Далек от безоговорочной поддержки внешнеполитического курса действующей администрации известный журналист и политолог У.Р.Мид, активно пропагандирующий взгляды неоконсерваторов. Он оправдывает вторжение Соединенных Штатов в Ирак, «войну с международным терроризмом», но вместе с тем обращает внимание на просчеты в деятельности разведки и экспертного сообщества государственных учреждений, провалы в сфере «публичной дипломатии» (прежде всего при подготовке общественного мнения в мире и в самих США к иракской кампании) и т.д.
  В обозримом будущем неоконсерватизм останется влиятельным идейно - политическим течением в странах Запада, возможно, в сочетании с либерально-социалистическими ценностями (права и свободы человека, демократия, социальная защита и т.д.). От американских неоконсерваторов вряд ли следует ожидать кардинального пересмотра жесткой установки на создание международно-политических условий, гарантирующих господствующее положение единственной сверхдержавы в формирующемся миропорядке.
  Вышеизложенное позволяет сделать следующие обобщения
  1. Консерватизм, возникнув в конце ХVIII века как реакция на революции, ориентировался не на восстановление низвергнутых ими порядков, а на радикальные преобразования с опорой на традиции прошлого, на реформы, предотвращающие социальные катаклизмы.
  2. При идейно-политическом доминировании неоконсерватизма произошла смена утратившей эффективность кейнсианской модели развития экономики и социальной сферы динамичной моделью, отвечавшей потребностям перехода от индустриального общества к постиндустриальному. Эта модель основывается на саморегуляции и обладает относительно высокой степенью устойчивости к социальным катаклизмам.
  3. Примером экономического динамизма, сочетавшегося с внешнеполитической и военно-политической жесткостью, неоконсерватизм ускорил размывание устоев социализма. Во второй половине 80-х годов неоконсерваторы предприняли ряд конкретных шагов для утверждения в международных отношениях нового политического мышления.
  4. С преодолением раскола мира на противоположные общественные системы неоконсервативная модель с ее отлаженным механизмом сочетания частной инициативы и общественного регулирования имеет общечеловеческое значение. Она дает ориентиры России, которые помогли бы ей занять достойное место в постиндустриальном мире.
  5. В начале ХХ1 века внешнеполитический курс США, формируемый под влиянием неоконсерватизма и вильсонианского либерального универсализма, превратился в политику глобальных воздействий по созданию американоцентричного мироустройства. Приоритетной задачей этого курса стало распространение демократии силовыми методами, вызывающее негативизм со стороны мусульманского мира и критику влиятельных представителей политико-академического сообщества.
  Таким образом, современный консерватизм представляет собой совокупность ориентаций и приоритетов в политической, экономической, социальной и духовной сферах. Представляется сложным определение границ основных направлений консерватизма. Очевидно, что различия между этими направлениями коренятся не столько в исходных установках, сколько в акцентировании тех или иных аспектов жизни общества.

Контрольные вопросы

  1. В чем сущность консерватизма как идейно-политического течения и каковы его основные ценности?
  2. Какие события способствовали возникновению идеологии консерватизма?
  3. Какое идейное течение положило начало консерватизму?
  4. Назовите мыслителей, сформулировавших базовые принципы консерватизма. Чьи интересы они выражали?
  5. Изложите систему воззрений основателей консерватизма.
  6. Когда и по каким причинам были исчерпаны объективные предпосылки традиционного консерватизма как идейно-политического течения?
  7. Назовите наиболее известного представителя традиционного консерватизма в ХХ веке и изложите его идеи.
  8. Кем были заложены концептуальные основы либертаризма?
  9. Охарактеризуйте воззрения основателей либертаризма.
  10. Сопоставьте идеи либертаризма и классического либерализма.
  11. Кем и когда были разработаны идеи неоконсерватизма?
  12. Какие общественные потребности отразил неоконсерватизм?
  13. В чем состояла сущность антиэтатистской стратегии неоконсерваторов?
  14. Охарактеризуйте неоконсервативную стратегию в области международных отношений.
  15. Дайте обобщающую характеристику неоконсерватизма как идейно-политического течения.

Рекомендуемая литература

  Алексеева Т.А. Современные политические теории. М.: РОССПЭН. 2007.
  Бёрк Э. Размышления о революции во Франции. М.: «Рудомино» 1993.
  Бёрк Э. Правление, политика и общество. Сборник. Пер. с англ. М.: Канон-Пресс-Ц. 2002.
  Боуз Д. Либертарианство: История, принципы, политика. Челябинск. 2004.
  Бьюкенен Патрик Дж. Смерть Запада. Пер. с англ. М.: Аст. 2003.
  Бьюкенен Патрик Дж. Правые и не-правые. Как неоконсерваторы заставили нас забыть о рейгановской революции и повлияли на президента Буша. Пер. с англ. М.: Аст. 2006.
  Блинов В.В. Политико-психологический подход к изучению консерватизма: обоснование и структура анализа//Политико-психологический подход к изучению консерватизма: обоснование и структура анализа//Вестн. Моск. ун-та. Серия 12. Политические науки. 2007. №1.
  Василенко Ю.В. Опыт типологии испанского консерватизма//Полис. 2005. №5.
  Гарбузов В.Н., Богданов Д.Ю. Президент Буш и парадоксы сострадательного консерватизма//США - Канада: экономика, политика, культура. 2001. №8.
  Галкин А.А. Консерватизм в прошлом, настоящем и будущем/ Размышления о политике и политической науке. М.: «Оверлей». 2004.
  Григоров С.Г. Преодоление заданности. Размышления о консерватизме //Полис. 2000.№3.
  Громовик В.Г. Консервативная идеология в современном мире. М.: РИЦ ИСПИ РАН. 2005. Глава 1.
  Дегтярева М.И. Традиция: модель или перспектива? Жозеф де Местр и Эдмунд Бёрк //Полис. 2003. №5.
  Керк Р. Мысли об американском консерватизме //Америка. 1981. №298.
  Кирк Р. Какая форма правления является наилучшей для счастья человека? // Полис. 2001. №3.
  Кирк Р. Бёрк и политика, основанная на праве давности // Полис. 2004.
  Консерватизм в России и мире. В 3-х ч./ Под ред.А.Ю.Минакова (отв. ред.) и др. Воронеж: Воронежский гос. ун-т. 2004.
  Кристол И. Неоконсервативное убеждение //Логос. 2004. №6.
  Малинова О.Ю. Исследуя феномен консерватизма//Полис. 2003. №3.
  Мангейм К. Консервативная мысль //Мангейм К. Диагноз нашего времени. М.: Юристъ. 1994.
  Местр Ж. де. Рассуждения о Франции. Пер. с франц. М.: РОССПЭН. 1997.
  Мид Дж. Власть, террор, мир и война: внешняя стратегия Америки в мире риска. Пер. с англ. М.: Прогресс - Традиция. 2006.
  Мизес Людвиг фон. Либерализм в классической традиции/Пер. с англ. А.В.Куряева. М.: Издательство «Экономика». 2001.
  Неоконсерватизм//Новая философская энциклопедия. В 4 т. М.: Мысль. 2001. Т.3.
  Нисбет Р. Прогресс: история идеи / Пер. с англ. М.: ИРИСЭН. 2007.
  Павлов А.В. Уильям Фрэнк Бакли-младший и возникновение американского консерватизма // Полис. 2008. №3.
  Рахшимир П.Ю. Американские консерваторы и Европа//Мировая экономика и международные отношения. 2004. №7.
  Рахшимир П.Ю. Консерватизм и либерализм: метаморфозы консенсуса//Полис. 2005. №5.
  Руткевич А.М. Что такое консерватизм? М.: Университетская книга. 1999.
  Самуйлов С.М. Неоконсерваторы и внешняя политика Вашингтона //США-Канада: экономика, политика культура. 2006. №5.
  США: консервативная волна. Пер. с англ./Введение и общ. ред. А.Ю.Мельвиля. М.: Прогресс. 1984.
  Фридман М. Капитализм и свобода. М.: «Новое издательство». 2007. Хайек Ф.Дорога к рабству. М.: Новое издательство. 2005.
  Честнейшин Н.В. Консерватизм и либерализм: тождество и различие//Полис. 2006. №4.
  Эволюция консерватизма: европейская традиция и русский опыт. Материалы международной науч. конф. Самара. 2002.
  Brzezinski Z. Second Chance. Three Presidents and the Crisis of American Superpower. N.Y.: Basic Books. 2007.
  Eccleshall. The Doing of Conservatism / Journal of Political Ideologies. 2000. Vol.5. N3.
  Jeffries A. British Conservatism: Individualism and Gender // Journal of Political Ideologies. 1996. Vol.1. N1.
  Muller J. Comprehending Conservatism: A New Framework for Analysis // Journal of Political Ideologies. 2006. Vol.11. N3.Nash G. The Conservative Intellectual Movement in America. N.Y.: Basic Books. 1976.
  Nicholas R. “Conservatism” and “the Right” in America Ideological Conflict: Categories and Language //Journal of Political Ideologies. 1997. Vol.2. N3.
  Russell K. The Conservative Mind: From Burke to Eliot. 7th. Rev. Ed. Wash.: Regnery Publishing, Inc. 2001 .

txtb.ru

§ 2. Консерватизм и неоконсерватизм

§ 2. Консерватизм и неоконсерватизм

Понятие “консерватизм” имеет два основных значения: 1) сохранение и поддержка того, что представляется человеку ценным; 2) своекорыстная апологетика прошлого, направленная на сохранение привилегий, имевших место в прошлом.

Классический консерватизм возник в XVIII в. в Англии в ответ на идеологию либерализма. Его основатель – Эдмунд Берк (1729–1797). Во Франции к консерваторам такого типа принадлежали Ж. де Местр и Л. де Боланд. В 1790 г. в самом начале Французской революции, еще до казни королевской семьи и развертывания якобинского террора, Берк написал “Размышления о революции во Франции”, где сформулировал главные принципы консерватизма. Рассмотрим эти принципы.

Дух всеобщего радикального обновления, конфискация собственности, гибель религии, дворянства, семьи, традиций – всего этого опасался Берк и все это он нашел во Французской революции. Его поразил яростный дух парижан, который, если только это не случайность, а проявление характера, заслуживал, по его мнению, твердой господской руки, а не свободы. “Абстрактно рассуждая, – писал Берк, – твердая власть так же хороша, как и свобода... Должен ли я сегодня поздравлять эту страну с освобождением только потому, что абстрактно свобода может быть отнесена к благу человечества?.. Я воздержусь от поздравлений Франции с обретенной свободой, пока не буду знать, как новая ситуация отразилась на общественных силах; управлении страной; дисциплине в армии; на сборе и справедливом распределении доходов; на морали и религии. Значение свободы для каждого отдельного человека состоит в том, что он может поступать так, как ему нравится: мы должны понять, что ему нравится, прежде чем пришлем поздравления, которые в скором времени могут обернуться соболезнованиями”1. Берк всячески превозносил английские порядки, отмечал, что завоевания свободы были наследством, полученным от праотцов (начиная с Великой хартии вольностей 1215 г.). [c.352] Почитание гражданских институтов (в том числе сохранение монархии, наследственного пэрства) основано на уважении индивидуума. Уважая своих отцов, говорил Берк, вы научитесь уважать себя и не будете говорить о французах как нации, которая родилась и пребывала в рабстве до 1789 г. Ум Отдельного человека слаб и ему лучше черпать из общего фонда, хранящего веками приобретенную мудрость нации.

Берк внимательно изучил состав Национального собрания. Среди депутатов было несколько человек блестящих талантов, но ни один из них не имел опыта в государственном управлении. Основная масса состояла из низких, необразованных слоев, полуграмотных провинциальных адвокатов, деревенских нотариусов, технических исполнителей – из людей, не привыкших к самоуважению, не рискующих никакой завоеванной репутацией. “Можно ли сомневаться, – спрашивали отвечал Берк, – что они любой ценой, даже в ущерб государственным интересам, в которых ничего не понимают, не начнут преследовать личные выгоды, в которых разбираются слишком хорошо”2.

Те, кто покушаются на ранги, никогда не достигают равенства. Во всех обществах, состоящих из разных категорий граждан, одна должна доминировать. Уравнители искажают естественный порядок вещей. Желания большинства и его интересы различны. Французы закладывают мину, которая взорвет все древние образцы, – права человека. Имея право на. все, люди хотят получить все. Дать свободу легко, но создать свободное государство, т.е. регулировать противоположные элементы свободы и сдерживания, развивать все науки и искусства, все добродетели – а такова цель государства, созданного по воле Бога, – такая цель достигается только многими поколениями.

Берк отнюдь не реакционер, он сохраняет много из концепции свободы, даже либералы охотно его цитируют. Но он считает, что лучшие результаты достигаются не при революционном, а при эволюционном развитии общественных институтов. Он оценивает прошлое так, будто рассматривает галерею с портретами предков.

Основными принципами консерватизма, которые мы можем найти уже у Э. Берка, являются: ограниченность сферы человеческого разума в переделке мира, созданного Божественной волей, что предполагает существование высшего морального закона, которому человек обязан следовать; вытекающая отсюда необходимость подчинения человека государственной власти; власть как справедливость природы; греховная природа человека, требующая обуздания его страстей; естественное неравенство людей, выводящее на существование общественных классов и групп; включенность человека в коллективные структуры, в том числе его уважение (подчинение) традициям предков. [c.353]

Исходя из этих принципов, можно назвать и основные ценности консерватизма: история, жизнь, закон, порядок, дисциплина, общественная стабильность, традиции, семья, нация, государство и общество, власть, иерархия, религия.

В своем исследовании консерватизма К. Мангейм показал эволюцию консервативной мысли, выразившуюся, в частности, в ее трактовке главной ценности либерализма – свободы. Консерватизм счел за лучшее не отрицать свободу как ценность, а придать ей такое значение, чтобы она не угрожала одной из главных ценностей консерватизма – стабильности общества и безопасности государства. Поэтому консерватизм сосредоточился на идее равенства, глубоко скрытой в либеральной трактовке свободы, и через доказательство того, что все люди уникальны и неповторимы по своим талантам и способностям, т.е. не равны, стал трактовать свободу как способность развиваться без препятствий со стороны других в соответствии со своей личностью. А тут, как говорится, кому что Бог послал.

Наибольшей философской глубины проработка консервативных ценностей получила в политической мысли Германии, которая стала для консерватизма той страной, какой была Франция для либерализма. Здесь уже в первой половине XIX в. консервативная критика либерализма достигла целостности и глубины. Ярким примером противоположной либерализму трактовки свободы явилась концепция Ранке и Савиньи. Они перенесли принцип свободы исключительно в частную сферу, в то время как в общественной жизни все подчинили принципу порядка и дисциплины. Ранке и Савиньи утверждали, что только государство, развиваясь по своим собственным законам, свободно. Индивид ограничен в своей свободе и может быть полезен только как член нации и государства.

Таким образом, немецкий консерватизм XIX в. выработал иной взгляд на свободу человека, нежели тот, что разделял, в частности, Берк. Обсуждая, по сути дела, одну проблему – условия стабильности в обществе, разные теоретики консерватизма предлагают отличное друг от друга понимание места и пределов свободы человека. Наряду с проработкой концепции свободы теоретическая консервативная мысль разработала и другие идеи и теории. Так, например, теорию общества как социального организма (целое не равно сумме частей), который уникален и неповторим, вследствие чего на него нельзя переносить законы развития других обществ (таким образом консерваторы пытались остановить распространение принципов французской революции). [c.354]

Консерватизм, так же как и либерализм, – развивающееся явление. При господстве частной собственности в условиях раннего капитализма он воспринял либеральные идеи свободного рынка и конкуренции, а после кризиса 1929–1933 гг. и кейнсианские идеи умеренного социального реформаторства и государства благосостояния. После войны сложился и тот либерально-консервативный консенсус по поводу основных ценностей, который не позволяет рассматривать современных консерваторов как противников прогрессивных преобразований, анти демократов, противников капитализма или свободного рынка и т.д. Наоборот, когда реформистский консерватизм, возникший после Второй мировой войны, в 70–80-е гг. сменился современным типом консерватизма, то именно последний провел решительно и эффективно те преобразования, на которые не отваживались западноевропейские демократы и социалисты.

В традиционном “лево-правом” измерении консерватизм ассоциируется с правым флангом, правее – только ультраправые, экстремистские течения типа фашизма. В середине 70-х гг. на позиции консерватизма перешли многие интеллектуалы, сформировалась плеяда политиков, которые взяли на вооружение идеи консерватизма. Говоря о современном консерватизме, имеют в виду “новых правых”, неоконсерваторов, консерваторов-традиционалистов и др.

Когда говорят о современном консерватизме на уровне партий, имеют в виду консервативную партию Великобритании, Объединение в поддержку республики (ОПР) – голлистскую партию во Франции, партии христианско-демократической направленности в европейских странах и др. Современные консерваторы, так же как и представители других идеологических течений, образуют и международные организации, в рамках которых поддерживаются связи между родственными партиями. Так, например, христианско-демократические партии объединены в ЕСХД (Европейский союз христианских демократов) и ЕФП (Европейскую народную партию). Консервативные, христианско-демократические и неколлективистские партии объединены в ЕДС (Европейский демократический союз). В Международный демократический союз наряду с европейскими демократическими партиями из ЕДС входят такие крупные партии, как Республиканская партия США, консерваторы Канады, либеральные демократы Японии и консервативная партия Австралии и Новой Зеландии. Наконец, существует и такая организация, как Христианско-демократический интернационал. В конце 70 – начале 80-х гг. во многих странах эти партии пришли к власти.

Основной идеей неоконсерваторов, пришедших к власти в Великобритании (тэтчеризм) и США (рейганомика) стал антиэтатизм. С их точки зрения, государство в предшествующий период при власти либералов и социал-демократов оказалось “перегруженным” функциями экономического регулирования и социальной защиты, что привело к усилению бюрократизма в работе государственного аппарата, снизило роль личной инициативы и конкуренцию. [c.355] Как говорил Рейган, имея в виду в первую очередь ценность индивидуализма, рост социального иждивенчества (ожидание помощи от государства) подрывает традиционные ценности американского образа жизни. Неоконсерваторы превозносили капитализм эпохи свободной конкуренции, выступали за ограничение государственного вмешательства в экономику, поощряли частную инициативу. Также они выступили с концепцией демократического (народного) капитализма. Все эти идеи представляются чисто либеральными идеями прошлого. Вот почему так болезненно некоторые экономисты отнеслись к тому, что пресса представила их как консерваторов. Так, например, М. Фридман, получивший в 1976 г. Нобелевскую премию за разработку монетаристского курса, ставшего основой неоконсервативной экономической политики, сказал: “Слово консерватизм – это ничего не значащий термин. Я не являюсь и никогда не был консерватором. Я либерал в истинном смысле этого слова, приверженный свободе”.

В практической политике неоконсерваторы сократили численность госаппарата, активно внедряли методы управления, показавшие свою эффективность в частном секторе, всемерно стимулировали мелкий бизнес, способствовали распространению систем участия в прибылях, приобретению акций предприятий широким кругом лиц и, в первую очередь, работниками этих предприятий, переводу ряда предприятий из государственной собственности в собственность его работников. Они старались внедрять в производство различные системы участия персонала в повышении качества продукции (кружки качества, бригадный метод работы), что, с их точки зрения, так же как и отмеченные выше меры, должно было ослабить отчуждение как собственника, так и работника от средств производства и результатов труда. Вместе с тем, несмотря на первоначальную риторику неоконсерваторов по поводу чрезмерных социальных функций государства, они не сократили государственные ассигнования в этой жизненно важной сфере, способной вызвать широкое социальное недовольство. Столь радикальные преобразования неоконсерваторов позволили заключить, что неоконсерватор – это вчерашний либерал, признающий значение традиций и социокультурных факторов общественного развития. Действительно, взгляды и политика современных консерваторов не ограничиваются только экономической политикой.

Так, например, по мнению немецкого консерватора либерального направления Г. Люббе, неоконсерватизм в ФРГ, в ряде важных аспектов аналогичный американскому, исходит прежде всего из определенной философии истории и захватывает взгляды вчерашних либералов. Для этого направления главной идеей и ценностью является, по словам Г. Люббе, уважение традиций как главного средства сохранения социального порядка и стабильности. [c.356] Среди этих традиций приоритетными являются гражданские добродетели и общественная мораль. Таким образом, для неоконсерваторов либерального направления характерен традиционализм, который противопоставляется “прогрессизму” либералов. Но размежевание между ними не выводится прямо из прошлого. Сегодня, считает Люббе, не скорлупа традиций давит на нас, как это было в прошлом, когда либералы боролись с традициями феодального общества, а консерваторы им противостояли. Главный вопрос теории современного традиционализма – каким образом вообще формировать традиции, т.е. практически значимые и само собой разумеющиеся ориентиры культуры при динамично развивающейся цивилизации и нестабильности наших жизненных условий.

Политическая философия другого – правого направления консерватизма строится не вокруг идеи стабильности, а вокруг идеи “охраны” общества от его врагов. Ее исходной концепцией стала политическая философия К. Шмитта, на основании которой сформулирована ключевая проблема политической философии правых – проблема противостояния “врагу”. Главным врагом для них был коммунизм, а главной задачей – освобождение Европы от коммунизма. Согласно теоретикам этого направления, главная опасность современного политического сознания, взращенного либерализмом, – недооценка опасности и неспособность к враждебности: процесс морального упадка в западных обществах зашел так далеко, что борьба не на жизнь, а на смерть рассматривается как преступление, люди становятся ручными и мирными. “Неспособность к враждебности” есть болезнь западной демократии благосостояния, порождение идеологии социальной справедливости, ориентированной на равенство, материальные интересы и т.д.

Помимо “охранительной” идеи правые консерваторы развивают традиционную для консерватизма в целом интегративную идею, в соответствии с которой индивид всегда выступает как представитель какой-либо общности, главным образом нации как высшей духовной общности. Западный либерализм, с точки зрения правых консерваторов ФРГ, развил в народе потребительство, озабоченность узкоматериальными интересами, групповой эгоизм. Свою задачу они видят в том, чтобы вернуть народу духовность и, прежде всего, историческое сознание, позволяющее ощутить единство со всей историей Германии, включая период Третьего Рейха, и таким путем постигнуть суть немецкой нации. Несмотря на то, что ряд представителей ультраправого националистического консерватизма в ФРГ, таких как Г. Зудхольт, Б. Вильмс, А. Молер и др., смыкается с неофашизмом, в целом о консерваторах говорить как о расистах нельзя. [c.357]

Идеологам консерватизма в отличие от радикалов-экстремистов чуждо деление наций и рас на высшие и неполноценные. Так, идейные предшественники неоконсерватизма “новые правые” – узкая прослойка интеллектуалов середины 70-х гг., обвиненных в расизме, – на самом деле выступали за этноплюрализм, самобытность рас, народов и культур, которые, не смешиваясь, должны были мирно уживаться друг с другом. Они отвергали попытки достижения “расовой гармонии” за счет смешения рас, унификации условий жизни в рамках “индустриального общества”. Теория этноплюрализма или мультикультурности была взята на вооружение неоконсервативными правительствами в США, Великобритании, Франции, Германии. Хотя на практике меры, которые они принимали в сфере межнациональных и расовых отношений, часто расходились с декларируемыми принципами “этнического плюрализма”.

Согласно взглядам известных теоретиков неоконсерватизма, главным источником обострения расовых проблем и расизма вообще стала политика “равенства рас” или “расизма наоборот”, в том виде как ее осуществляли либералы: в США, например, она означала введение квот для афроамериканцев, поступающих в высшие учебные заведения, предоставление льгот при приеме на работу в госучреждения и др. Неоконсервативные теоретики настаивали, что вне зависимости от этнорасового положения все должны быть поставлены в одинаковые условия, но, учитывая, что у представителей меньшинств неравные с белыми исходные возможности, государство не должно отказываться от вмешательства в сферу межэтнических отношений. Однако это вмешательство не должно принимать форму правительственной опеки, а лишь косвенно содействовать развитию мелкого бизнеса в среде расовых меньшинств, чтобы для них было создано достаточное количество рабочих мест с такими формами и условиями занятости, которые отвечают возможностям и устремлениям меньшинств. В целом, значение современного консерватизма в решении комплекса проблем, вставших перед западным обществом в конце 70-х гг., можно сравнить с либеральным “новым курсом”, разрешившим кризисную ситуацию в первой половине XX в.

politics.ellib.org.ua

Неоконсерватизм

Понятие и происхождение термина «неоконсерватизм»

Многие категории, выработанные политической наукой, насчитывают не просто многолетнюю, но и нередко – многовековую историю становления и развития. Термины, политические идеологии, политические режимы, и т. д. – все это постепенно формировалось и окончательно утверждалось в далеком прошлом, в качестве реакции не имевшие место явления и факты окружающей социально-политической действительности.

В то же время, несмотря на прогрессивность соответствующих концепций, со временем, их отдельные положения перестают адекватно отражать реальные аспекты общественной жизни и требуют внесения определенных корректировок, которые зачастую позволяют говорить о возникновение нового относительно самостоятельного социально-политического направления мысли.

В качестве одного из примеров подобной обновленной теории может быть назван неоконсерватизм, определение которого в современной науке принято формулировать следующим образом:

Определение 1

Неоконсерватизм в настоящее время - это самостоятельная политическая идеология, сторонниками которой в большей степени выступают отдельные американские консерваторы, утверждающие целесообразность использования военной и экономической мощи для победы над авторитарными режимами и установления демократии в соответствующих странах.

Неоконсерватизм выступает относительно новой политической идеологией, поскольку момент его формирования и развития пришелся на начало 1970-х гг. Изначальной предпосылкой для ее формирования стало то, что многие сторонники правящей демократической партии были недовольны продолжающейся войной во Вьетнаме и отдельными элементами проводимой внутренней и внешней политики.

Анализ специальной литературы позволяет сделать вывод о том, что термин «неоконсерватизм» широко применялся американским политиком М. Харрингтоном, с именем которого, во многом связывается популяризация соответствующих идей. Новый виток интереса к неоконсерватизму в новейшей американской истории был связан с периодом президентства Дж. Буша-младшего, в связи с проведением анализа и характеристики проводимой им внешней политики.

Предпосылки формирования и становление неоконсерватизма

Многие американские политики, которых впоследствии стали признавать неоконсерваторами, как отмечается в специальной литературе, придерживались левых политических взглядов, критикуя при этом идеи сталинизма. Соответствующие идеологические предпочтения и отношение к Советскому союзу были преимущественно сохранены и во время холодной войны (только впоследствии большая часть соответствующих политиков стала поддерживать либерал-демократические идеи).

Кроме того, на протяжении 50х-60х гг. прошлого века неоконсерваторы выражали широкую поддержку массовому движению за гражданские права чернокожих в Америке, целью которого было преодоление и предотвращение проявлений расовой дискриминации во взаимоотношениях между американскими гражданами, разделяли идеи расовой интеграции, и т.д.

Также, следует отметить, что общим одобрение в среде рассматриваемой группы политиков пользовалось включение Соединенных Штатов в активное военное противостояние с Вьетнамом, как необходимым условием предотвращения победы коммунистов.

Замечание 1

Таким образом, возникновение неоконсерватизма было предопределено изменением политических воззрений некоторых представителей американской политической элиты – сохраняя приверженность левым воззрениям в отдельных вопросов внутренней политике (в том числе в экономической сфере) часть американских либералов стали более правыми по вопросам внешней политики.

Практический результат обозначенного процесса явно выразился в начале 80-х гг. XX в.: к тому моменту большинство неоконсерваторов вступили в ряде Республиканской партии, в составе которой поддержали политику президента Р. Рейгана в части повышения доли военных расходов и ужесточению конфронтации с СССР.

После окончания холодной войны и распада СССР, несмотря на фактическое воплощение в жизнь неоконсервативного мироустройства при победе либерализма, представители рассматриваемого направления стали говорить об опасности снижения роли Соединенных Штатов на международной арене в связи с сокращением расходов на военные нужды.

Как было отмечено выше, новый виток развития неоконсерватизма в новейшей истории был связан с периодом правления Дж. Буша-младшего, а именно – с объявлением им «войны против терроризма» после террористических актов 11 сентября 2001 года, и широкой поддержкой последующей за этим отправки американских военных в:

  • Афганистан,
  • Ирак,
  • Ливию и т.д.

Оценка значения и перспективы неоконсерватизма

Из содержания материала, изложенного выше, можно сделать вывод о том, что неоконсерватизм представляет собой достаточно неоднозначное и жесткое идейно-политическое течение, что автоматически предопределяет неоднозначность оценки значения и будущих перспектив соответствующей концепции.

Так, с одной стороны, в специальной литературе зачастую критикуются неоконсервативные взгляды в связи с тем, что они фактически оправдывают и поддерживают активную военную агрессию, что в большинстве случаев не может признавать корректным и гуманным.

В то же время, с другой стороны, достаточно широкое распространение получила точка зрения в соответствии с которой в настоящее время складываются все предпосылки для того, чтобы в недалеком будущем неоконсерватизм не только сохранил свои доминирующие позиции, но и вероятно остался единственным влиятельным идейно-политическим течением в странах Запада.

Поскольку именно рассматриваемая концепция в наибольшей степени способствует реализации жесткой установки американской и западной политической элиты на формирование таких международно-политических условий, которые гарантировали бы сохранение господствующее положение фактически единственной сверхдержавы в формирующемся миропорядке.

spravochnick.ru

НЕОКОНСЕРВАТИЗМ это что такое НЕОКОНСЕРВАТИЗМ: определение — Политика.НЭС

НЕОКОНСЕРВАТИЗМ

возникшее в 1970-е гг. идеологическое течение на Западе.

Приставку «нео» («новый») консерватизм получил в результате некоего обновления после довольно долгого перерыва, когда он потерял популярность.

После Второй мировой войны, победы СССР, успехов восстановлении страны, запуска первого спутника и человека в космос, проведения фестивалей молодежи, успеха национально-освободительных движений, во всем мире победу одерживала левая идеология.

Обновленный консерватизм интегрировал в себе все, что противостояло левому, т. е. оказался смесью традиционного консерватизма (без крайностей антисемитизма, фашизма, традиционализма, клерикализма) и либерализма. По меткому выражению И. Кристола, неоконсерватор — это «либерал, схваченный за горло реальностью». Зачастую еще вчера они были либералами и даже социал-демократами, но глобальные проблемы современности, углубление культурного и экономического кризиса, проблемы управляемости демократического государства заставили их мыслить по-новому.

Как ни парадоксально, но мыслить по-новому для многих означало мыслить консервативно. В сущности неоконсерватизм стал попыткой спасти либерально-демократические ценности консервативными средствами. Как пишет Кальтенбруннер, современные консерваторы «консервативны, потому что они либеральны».

Чтобы сохранить ценности свободы и демократии в современном мире, надо иметь серьезный противовес в лице сильного государства, способного противостоять партикуляризму отдельных социальных групп. Такое государство призвано обеспечивать сохранение традиционных ценностей, поддержку семьи, религии, образования, культуры. В широком смысле неоконсерватизм представляет собой целый спектр очень разных идейно-политических течений. Как говорил видный лидер германской социал-демократии В. Брандт, «сегодня консервативным характеризуется совершенно разное, подчас взаимоисключающее поведение».

Неоконсерватизм отличается тем, что интегрирует в качестве существенных многие либеральные ценности: например, уменьшение государственного регулирования; свободу частного предпринимательства. Если раньше консерваторы и либералы противопоставляли религию и свободу, то у неоконсерваторов сама свобода стала «религией», т. е. обязывающей нормой, со своим культом и жрецами, своими заклинаниями и формулами, внешними символами, которым поклоняются, ставят памятники, пропагандируют, насаждают.

В программе неоконсерваторов возрождение авторитета традиционных социальных институтов: семьи, школы, церкви, а также национального самосознания, индивидуальной свободы и единства нации, противостояние социальным программам, миграции, в интересах «коренных» наций, геополитический прагматизм во внешней политике.

Согласно одной типологизации неоконсерватизма, в нем выделяется 3 основных направления.

Во-первых, это либертаризм, как экономоцентрическое течение, представленное именами Ф. Хайека, М. Фридмана и всех, кто исповедует т. н. философию либертаризма. В ее основе лежит идея свободы индивида от всякого принуждения. Проблема справедливости и равенства рассматривается здесь через призму свободной конкуренции, в которую вступают свободные индивиды в условиях рыночной экономики: «Свободный рынок способен сам обеспечить каждому члену общества возможности для проявления своих способностей»; «Нет — социальной защите!».

Другое направление неоконсерватизма по сути является этноцентрическим. Наиболее яркое выражение оно находит в идеологии «новых правых» во Франции (прежде всего в лице их лидера А. де Бенуа) и ставит во главу угла проблемы культуры и этноса. С точки зрения «новых правых», европейская культура должна «вспомнить» о своих кельтско-германских корнях и освободиться от чуждого ей по духу влияния иудейско-христианской и арабской (исламской) традиции. В этом варианте неоконсерватизма ярко видно отличие от консерватизма старого, в котором к религии, особенно христианской, было позитивное отношение. Причем, чаще всего претензии предъявляются не религии как таковой, а христианству, которое, по мнению многих неоконсерваторов, породило в Европе XIX–XX вв. социализм и коммунизм.

В основе третьего и, очевидно, наиболее близкого к консерватизму ортодоксальному, течения остается верность традициям, вечным ценностям и институтам.

Неотрадиционалистам близки идеи, высказанные когда-то Э. Берком, Ж. де Местром и де Токвилем, однако они признают, что «каждое новое поколение нуждается в новом понимании консервативного», т. е. «того, как следует консервативно думать и действовать в данное время».

Для анализа общественных проблем они используют новейшие достижения политической и философской антропологии (А. Гелен), этологии (К. Лоренц), системных исследований (Н. Луман). Значительную роль в т. н. «консервативном наступлении» 1970–80-х гг. сыграл австрийский политолог Г.К. Кальтенбруннер, занимавший антиклерикальную позицию.

В работе «Трудный консерватизм» (1975) он сформулировал 6 основных принципов неоконсерватизма:

1. Преемственность (верность традициям, создание материальных и духовных условий сохранения духовного наследия и идентичности общества).

2. Стабильность (важнейшее условие сохранения ценностей в обществе все более нарастающих революционных изменений).

3. Порядок (гарант стабильности и преемственности, обеспечивающийся такими общественными институтами как семья, профессия, право, государство).

4. Государственный авторитет (сила, способная противостоять разрушительному влиянию групповых интересов и проводящая единую политическую линию).

5. Свобода (возможность индивидуальной и общественной инициативы — в рамках «авторитета и порядка».

6. Пессимизм (недоверие к планам строительства рая на земле, неверие в абсолютную справедливость и гармонию: «определенная доля пессимизма предохранит от иллюзии о счастье для всех, о достижении такого счастья путем реформ»).

Большие место в неоконсервативной мысли занимает творчество немецкого философа Г. Рормозера, призывавшего к консервативному контрнаступлению на левую идеологию, разрушающую, по его мнению, идентичность немцев, и либерализм, приведший к абсолютизации индивидуализма и атомизации общества. В книге «Кризис либерализма» (1994) Г. Рормозер обращается к учению Г. Гегеля о нравственном государстве, функция которого состоит не только в упорядочивании отношений внутри общества согласно определенным формальным правилам, но и в наделении общества неким духовным смыслом.

Предоставленное само себе, лишенное духовного смысла, противопоставляющее себя истории, государству и религии общество разлагается; а жизнь человека лишается иного смысла, кроме удовлетворения потребностей (см. Общество потребления). Для реактуализации гражданских добродетелей, по мнению Рормозера, необходим возврат к христианству. Немецкий ученый обращается к опыту России, считая дехристианизацию советского общества выпадением из истории, а мощное христианское возрождение в 1990-е гг. — признаком того, что Россия гораздо раньше многих стран вернулась на рельсы консерватизма.

На примере России Рормозер демонстрирует также неспособность либерализма справиться я тяжелыми кризисными ситуациями в экономике и социальной сфере: «либерализм функционирует лишь в условиях нормального положения, когда существует относительно высокий уровень благосостояния и сильное среднее сословие выступает в роли стабилизирующей силы».

Критикуя либерализм за его утилитарность, антиисторичность, идеологичность, притязания на всеобщность, Рормозер, тем не менее, подчеркивает, что новый консерватизм не должен повторять ошибок консерваторов 1920-х гг., а именно вырождаться в слепой антилиберализм, поскольку без таких элементов либерализма, как возможность личной инициативы, открытость общественных процессов, современное общество нежизнеспособно. Консерватизм должен стать для либерализма тем противовесом, который бы «постоянно поворачивал его лицом к действительности».

Неоконсерваторами были Р. Рейган, М. Тэтчер, Дж. Буш-ст., Дж. Буш-мл. и др.

Теоретики неоконсерватизма — Лео Страус, Г.-К. Кальтенбруннер, Г. Рормозер, С. Хантингтон, П. Бьюкенен.

Оцените определение:

Источник: Большая актуальная политическая энциклопедия

politike.ru

Консерватизм и неоконсерватизм

Консерватизм как политическая идео­логия являет собой не только систему охранительного сознания, предпочи­тающую прежнюю систему правления (независимо от ее целей и содержания) новой, но и весьма определенные ориентиры и прин­ципы политического участия, отношения к государству, социаль­ному порядку и т.д. Предпосылкой возникновения этих базовых представлений стали «успехи» либерализма после Великой Фран­цузской революции 1789 г. Потрясенные попытками радикально­го политического переустройства, духовные отцы этого направ­ления — Ж. де Местор, Л. де Бональд и особенно Э. Берк — пытались утвердить мысль о противоестественности сознатель­ного преобразования социальных порядков. Их система воззре­ний базировалась на приоритете преемственности перед иннова­циями, на признании незыблемости естественным образом сло­жившегося порядка вещей, предустановленной свыше иерархич­ности человеческого сообщества, а стало быть, и привилегией известных слоев населения, а также соответствующих моральных принципов, лежащих в основе семьи, религии и собственности. По их мнению, сохранение прошлого способно снять все напря­жение настоящего и потому должно рассматриваться как мораль­ный долг по отношению к будущим поколениям. Понятно, что такие принципы отрицали оптимизм либеральной идеологии от­носительно общественного прогресса, тот дух индивидуальной свободы, который, с точки зрения консерваторов, разрушал це­лостность человеческого сообщества.

На основе этих фундаментальных подходов сформировались и окрепли характерные для консервативной идеологии политичес­кие ориентиры, в частности отношение к конституции как к про­явлению высших принципов (которые не могут произвольно изме­няться человеком), воплощающих неписаное божественное право, убежденность в необходимости правления закона и обязательности моральных оснований в деятельности независимого суда, понима­ние гражданского законопослушания как формы индивидуальной свободы и т.д. И это заставляло консерваторов сомневаться в цен­ностях эгалитаризма, препятствовало отождествлению демократии со свободой и эффективным управлением обществом.

Правда, защищая ценности и институты индустриального об­щества, консерватизм, как и либерализм, стал противиться госу­дарственному вмешательству в экономику, способному затормо­зить развитие свободного рынка, конкуренции, а следовательно, и нарушить привилегии представителей крупного капитала.

Эти основополагающие идеи и принципы, однако, заметно модифицировались в процессе общественного прогресса. Так, кризисное развитие индустриальных держав в начале XX в. спро­воцировало появление различного рода реакционных консерва­тивных течений: антисемитизма, расизма, иррационализма, на­ционализма и др., которые выказали полное неприятие демокра­тии и стали проповедовать социальную и национальную дискри­минацию. Здесь проявился в целом нехарактерный для консерва­тизма — уверенного в способности политики смягчать социаль­ную напряженность — радикализм, стремление к силовым спо­собам разрешения конфликтов.

В послевоенный период, когда консерватизм вынужден был обратиться к более тонкой и сложной апологетике капиталисти­ческого образа жизни, возникли новые формы этой идеологии. Так, попытки обосновать «третий» (в отличие от предлагаемых либерализмом и социализмом) путь общественного развития, на­ряду с традиционными течениями, вызвали к жизни разнообраз­ные национальные формы консерватизма, а также технократи­ческий (А. Гелен, X. Шельски, Г. Фрейер), христианско-католи­ческий, «реформаторский» консерватизм и другие типы этой идео­логии. Значительно мягче относясь и к государственному регули­рованию производства, и к участию населения в управлении, эти идейные течения решительно ставили вопрос об укреплении за­конности, государственной дисциплины и порядка, не признава­ли инициированных реформ. Консерваторы, в стремлении с соб­ственных позиций пересмотреть идею демократии, предлагали даже дополнить выборность народных представителей выдвиже­нием в органы управления наиболее «достойных» (с точки зрения властей) граждан.

Последние десятилетия обозначили явное стремление консер­ватизма, с одной стороны, к иррациональным идеям реакцион­ного толка (например «новые правые» во Франции), а с другой — к большей склонности к либеральным ценностям. Второе направ­ление эволюции консервативных идей наиболее ярко проявилось в неоконсерватизме — идеологическом течении, сформировавшем­ся в качестве своеобразного ответа на экономический кризис 1973—1974 гг., массовые молодежные движения протеста в За­падной Европе и расширение влияния кейнсианских идей.

В целом неоконсерватизм весьма удачно приспособил тради­ционные ценности консервативного толка к реалиям позднеиндустриального (постиндустриального) этапа развития общества. Многообразие стилей жизни и усиление всесторонней зависи­мости человека от технической среды, ускоренный темп жизни и нарушение духовного и экологического равновесия — все это породило серьезный ориентационный кризис в общественном мнении западных стран, поставило под сомнение многие пер­вичные ценности европейской цивилизации. В этих условиях неоконсерватизм и предложил обществу духовные приоритеты семьи и религии, социальной стабильности, базирующейся на моральной взаимоответственности гражданина и государства и их взаимопомощи, уважении права и недоверии к чрезмерной демократизации, крепком государственном порядке и стабиль­ности. Сохраняя внешнюю приверженность рыночному хозяйст­вованию, привилегированности отдельных страт и слоев, эти ори­ентиры были четко направлены на сохранение в обществе и граж­данином чисто человеческих качеств, универсальных нравствен­ных законов, без которых никакое экономическое и техническое развитие общества не заполнит образовавшегося в людских ду­шах духовного вакуума.

Основная ответственность за сохранение в этих условиях че­ловеческого начала возлагалась на самого индивида, который должен прежде всего рассчитывать на собственные силы и ло­кальную солидарность сограждан. Такая позиция должна была поддерживать в нем жизнестойкость и инициативу и одновре­менно препятствовать превращению государства в «дойную ко­рову», развращающую человека своей помощью. Эта модель от­личалась от либеральной, сориентированной на предоставленно­го самому себе индивида, которому надлежит самостоятельно отыскивать смысл бытия, «договариваться» с государством и т.д. Государство неоконсерваторов должно было основываться на моральных принципах и сохранении целостности общества, обес­печивать необходимые индивиду жизненные условия на основе законности и правопорядка, предоставляя возможность образо­вывать политические ассоциации, развивая институты граждан­ского общества, сохраняя сбалансированность отношений об­щества с природой и т.д. И хотя предпочтительным политичес­ким устройством для такой модели взаимоотношений граждани­на и государства становилась демократия, все же основные уси­лия теоретики неоконсерватизма (Д. Белл, 3. Бжезинский, Н. Кристолл и др.) тратили на разработку программ, преодолевающих дефицит управляемости обществом (из-за чрезмерного вовлечения в политику населения), защищающих государство от социаль­ных «перегрузок», модернизирующих механизмы защиты элитизма, совершенствующих средства урегулирования конфликтов и проч. При этом в американских версиях неоконсерватизма акценты, как правило, делались на определении путей эволюции государствен­ности и организации власти, в то время как в западноевропейских течениях предпочтение отдавалось сохранению социокультурной среды, усовершенствованию нравственных традиций общества и стимулированию социальной активности индивида.

Конечно, предлагаемые неоконсерватизмом программы эко­номического роста и сохранения политической стабильности (предполагавшие разрешение проблем, вызванных ростом благо­состояния, новое понимание роли планирования, регулирования уровня занятости и т.д.) не могли решить многие вопросы общест­венного развития государств, втягивавшихся в постиндустриаль­ный период эволюции (например инфляции, обнищания населе­ния). Однако по сравнению с его способностью дать человеку от­носительно целостную картину мира, отвечающую его основным нуждам и запросам, все эти частности отходили на второй план. Главное, что неоконсерватизм, согласовав рациональное отно­шение к действительности с моральными принципами, дал лю­дям ясную формулу взаимоотношений между социально ответст­венным индивидом и политически стабильным государством.

Неоконсерватизм обнажил те черты консервативной идеоло­гии и образа мысли, которые сегодня оказались способными за­щитить человека на новом технологическом витке индустриаль­ной системы, определить приоритеты индивидуальной и общест­венной программ жизнедеятельности, очертить облик политики, способной вывести общество из кризиса. Более того, на такой идейной основе неоконсерватизм синтезировал многие гуманис­тические представления не только либерализма, но и социализ­ма, а также ряда других учений. И хотя неоконсервативной идео­логии придерживаются только некоторые крупные политические партии в западных странах (республиканская в США, либераль­но-консервативная в Японии, консервативная в Англии), круг приверженцев этой идейной ориентации все больше расширяет­ся во всем мире.

studfiles.net

Неоконсерватизм - это... Что такое Неоконсерватизм?

Неоконсервати́зм (англ. neoconservatism) — идеология той части консервативных политиков в США, которые выступают за использование экономической и военной мощи США для победы над враждебными США режимами и установление в этих государствах демократии. Это направление появилось в начале 1970-х годов в рамках Демократической партии в связи с тем, что часть демократов была не согласна с недовольством большинства демократов войной во Вьетнаме и выражала скептицизм в отношении социальных программ "Великого общества". Хотя неоконсерваторы в целом являются сторонниками свободного рынка, они менее склонны возражать против вмешательства государства в жизнь общества (в частности, против увеличения налогов), чем традиционные консерваторы - сторонники Республиканской партии. В современной литературе и журналистике за приверженцами неоконсерватизма прочно закрепился термин «неокон».[1][2]

История

Изначально неоконсерваторами американские либералы называли своих бывших единомышленников, которые в 1960-х и 1970-х годах стали более правыми по вопросам внешней политики, но оставались на левых позициях по некоторым вопросам внутренней политики. Неоконсерваторы выступали против "разрядки" и настаивали на продолжении конфронтации с СССР.

Первыми неоконсерваторами были члены небольшой группы преимущественно еврейских интеллектуалов-либералов, которые в 1960-х и 1970-х выступили против того, что им казалось политикой социальных излишеств американских левых, и против снижения военных расходов. Многие из них были связаны с сенатором от Демократической партии Хенри Джексоном.

К 1980-м годам большинство неоконсерваторов стали членами Республиканской партии, поддержав политику президента Рональда Рейгана по увеличению военных расходов и более жесткому противостоянию СССР. Молодое поколение неоконсерваторов никогда не разделяло левых взглядов, они всегда были "рейгановскими" республиканцами.

После распада СССР неоконсерваторы выступали против того, что они считали "благодушием" и предупреждали об угрозе уменьшения роли США в мире в связи со снижением военных расходов.

После террористических актов 11 сентября 2001 года неоконсерваторы активно поддержали "войну против терроризма", объявленную президентом Джорджем Бушем (младшим), посылку американских войск в Афганистан и вторжение в Ирак

Большинство неоконcерваторов безоговорочно поддерживают Израиль, в котором они видят наиболее надежного союзника США на Ближнем Востоке и оплот демократии в этом регионе мира.[2]

Принципы

Фукуяма выделяет четыре основных принципа (приводятся по В. Сендерову)[3]:

  1. Убеждение, что характер внутреннего режима каждой страны влияет на ее внешнюю политику — и уже поэтому не может не быть предметом интереса и давления со стороны либерально-демократических обществ. Это убеждение отличает неоконсерваторов от «реалистов», всегда выражающих готовность «торговать хоть с людоедами» и декларирующих свое безразличие к чужим внутренним делам.
  2. Убеждение, что американская мощь уже используется и должна использоваться в нравственных целях: мощь США, в том числе и военная, необходима для решения задач морального характера. США, главенствующая в мире держава, несут особую ответственность. Таким образом закрепляется роль США как «мирового полицейского»[4].
  3. Недоверие к масштабным проектам социального строительства, боязнь нежелательных последствий программ социального планирования.
  4. Скептицизм в отношении как легитимности, так и эффективности механизмов международного права и международных институтов в деле обеспечения безопасности и справедливости.

Основные положения современной неоконсервативной программы были изложены Уильямом Кристолом и Робертом Каганом в 1996 году. Суть их была выражена в следующем[5]:

  • США призваны осуществлять «гуманную глобальную гегемонию» (англ. benevolent global hegemony) во всём мире на основе своего международного влияния и авторитета, возникшего в результате международной и оборонной политики прошлых лет.
  • Авторы статьи предлагают следующие «три императива»:
  1. Значительное увеличение военного бюджета.
  2. Пропаганду патриотизма и милитаристских ценностей среди гражданского населения, «единение народа и армии», рекрутирование в её ряды как можно больше добровольцев.
  3. «Моральная ясность» (англ. moral clarity) действий — не дожидаясь появления угроз, активно распространять во всем мире американские политические принципы — демократию, рыночную экономику и уважение к свободе.

Повсеместное распространение американской модели демократии любыми средствами, вплоть до военных, было одной из главных задач, провозглашенных «неоконами». Уильям Кристол в одном из своих очерков писал: «Сталкиваясь с неординарными событиями, Соединенные Штаты всегда будут чувствовать свою обязанность всеми средствами защищать демократическую нацию от нападения недемократических сил, внешних и внутренних»[6].

Исследователи отмечают, что «Для неоконсервативной революции в Америке проблема стран Ближнего Востока стала одним из главных идеационных и мобилизирующих инструментов»[6] (см. Исламофашизм).

Ключевые персоналии

Сторонники

Противники

Примечания

Ссылки

  • Ванчугов В. В. Неоконсерватизм: что, где, когда? [2]

dic.academic.ru

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *