Межвоенный кризис в чечне – Межвоенный кризис в Ичкерии — Википедия

Содержание

Межвоенный кризис в Чечне

Основная статья: Межвоенный кризис в Чечне

После гибели Джохара Дудаева в Чечне стало усиливаться влияние исламских экстремистов, идея создания независимой национальной республики сменилась на построение исламского государства на Северном Кавказе. Сторонникиваххабизмастали стремительно завоёвывать позиции в республике, чему способствовала политика и. о. президента ЧРИ Зелимхана Яндарбиева[50]. По всей Чечне начали действоватьшариатскиесуды, была созданашариатская гвардия[50]. На территории республики были созданы лагеря для обучения боевиков — молодых людей из мусульманских регионов России. Криминальные структуры безнаказанно делали бизнес на массовых похищениях людей, захвате заложников, хищениях нефти из нефтепроводов и нефтяных скважин, терактах и нападениях на соседние российские регионы.

27 января 1997 года в Чечне состоялись президентские выборы, победу на которых одержалАслан Масхадов, получивший 59,1 % голосов избирателей

[24]. В условиях обострения противоречий между полевыми командирами, закрепившими за собой различные территории, и центральной властью, Масхадов предпринимает попытки добиться компромисса путём включения в состав правительства наиболее признанных лидеров оппозиции. В январе 1998 года полевой командирШамиль Басаевбыл назначен и. о. председателя Кабинета министров[51]. Другие же полевые командиры пошли на открытую конфронтацию с президентом. 20 июня полевой командирСалман Радуеввыступил по местному телевидению, призвав чеченцев к активным действиям против руководства республики. На следующий день его сторонники предприняли попытку захватить телевидение и мэрию, но подошедшие правительственные спецподразделения вступили в боестолкновение с ними, в результате чего погибли директор национальной службы безопасностиЛеча Хултыгови начальник штаба радуевского отряда Ваха Джафаров[52]. 24 июня Масхадов ввёл в Чечне чрезвычайное положение[52]. 13 июля в Гудермесе между бойцами исламского полка спецназначения полевого командираАрби Бараеваи батальона национальной гвардииСулима Ямадаевапроизошло столкновение
[53]
, а 15 июля вооружённая группировка Бараева атаковала казармы Гудермесского батальона национальной гвардии[54]. 20 июля президент Масхадов своим указом объявил о расформировании Шариатской гвардии и Исламского полка[55].

23 сентября Шамиль Басаев и Салман Радуев потребовали отставки президента, обвинив его в узурпации власти, нарушении Конституции и законов шариата, а также в пророссийском внешнеполитическом курсе[56]. В ответ Масхадов отправил в отставку правительство Шамиля Басаева. В результате противостояния президент потерял контроль над большей частью территории за пределами Грозного. 3 февраля1999 годаМасхадов объявил о введении в Чечне «шариатского правления в полном объёме»[57]. Парламент был лишён законодательных прав, а высшим законодательным органом сталаШура— исламский совет. В ответ на это Басаев объявил о создании «оппозиционной Шуры», которую сам и возглавил. Пока шло противостояние между сторонниками курса Аслана Масхадова («умеренными») и «радикалами» (оппозиционной Шурой во главе с Шамилем Басаевым), на чечено-дагестанской границе обострялась обстановка. Лидер дагестанских ваххабитовБагауддин Кебедов

, получивший убежище в Чечне, при материальной поддержке чеченских полевых командиров, создал и вооружил автономные боевые формирования. В июне-августе произошли первые столкновения между проникшими в Дагестан боевиками и дагестанской милицией, а 7 августа объединённая чечено-дагестанская группировка ваххабитов под командованием Шамиля Басаева и арабского наёмникаХаттабасо стороны Чечнивторглась на территорию Дагестана. 15 августа Масхадов ввёл в Чечне чрезвычайное положение, а на следующий день на митинге в Грозном обвинил в дестабилизации положения в Дагестане руководство России[58].

studfiles.net

Межвоенный кризис в Чечне - это... Что такое Межвоенный кризис в Чечне?

Межвоенный кризис в Чечне — противоречия между умеренными националистами (Сулим Ямадаев, Аслан Масхадов) и ваххабитами-сепаратистами (Арби Бараев, Шамиль Басаев) в ЧРИ.

Предпосылки

Активизация ваххабитов в соседнем Дагестане расколола Ичкерию на умеренных (Аслан Масхадов), которые проводили политику невмешательства в дела российского Дагестана, и радикалов (Шамиль Басаев), которые стремились «оказать помощь братьям по вере».

События 1998 года

  • 5 января - В Чечне идёт формирование нового кабинета министров под руководством Шамиля Басаева. К 10 января он должен представить президенту Чечни Аслану Масхадову на рассмотрение и утверждение новый состав правительства. Сообщается что из 63 министерств останется приблизительно двадцать. [1]
  • 6 января - Польское государственное радио сообщает, что похитители 5 польских граждан в Чечне требуют за них выкуп в 3 миллиона долларов. Командир антитеррористической бригады Чечни Магомадов призывает польские власти не платить денег похитителям. По его словам чеченским спецслужбам удалось перехватить телефонный разговор похитителей. Польское министерство иностранных дел пока не получало никаких официальных уведомлений о требованиях похитителей. [2]
  • 7 января - Польские власти не намерены вести переговоров с бандитами похитившими польских граждан. Министр иностранных дел Польши Геремек заявил, что ни одно демократическое государство не ведёт переговоры с "террористами и гангстерами". Польское правительство создало "кризисный комитет" и направило в Грозный своего представителя.
    [3]
  • 16 марта — попытка ликвидации ваххабитов Урус-Мартановского джамаата (Рамзан Ахмадов) формированиями Масхадова.[4]
  • 25 апреля — в Грозном состоялся Конгресс народов Ичкерии и Дагестана (КНИД), председателем которого избрали Шамиля Басаева.[5]
  • 21 июня — группа сторонников полевого командира Радуева во главе с полковником Вахой Джафаровым, начальником штаба «Армии Джохара Дудаева» (АДД), предприняла попытку захватить здание телевидения в Грозном. Во время столкновения погибли сам Джафаров, начальник Службы национальной безопасности Лема Хултыгов и два боевика
  • 22 июня — Масхадов вводит в Чечне чрезвычайное положение.
  • 13 июля — волнения в Гудермесе. Патруль шариатский гвардии разгромил ларёк, торгующий алкоголем, однако местные жители устроили драку, в ходе которой несколько ваххабитов было убито. В город были посланы дополнительные силы шариатской гвардии Абдул-Малика Межидова и Исламского полка особого назначения Арби Бараева. Однако они были атакованы бойцами Национальной гвардии Ямадаева.[6]
  • 20 июля — Масхадов своим указом объявил о расформировании Шариатской гвардии и Исламского полка особого назначения.
  • 25 июля — в Грозном прошёл съезд мусульман Кавказа. На нем присутствовали делегаты из Дагестана и Ингушетии. В резолюции съезда говорилось о необходимости запрета ваххабизма в регионе.
  • 23 сентября — Шамиль Басаев и Салман Радуев потребовали отставки президента (Масхадов), обвинив его в узурпации власти, нарушении Конституции и шариата, а также в пророссийском внешнеполитическом курсе.
  • 1 октября — Масхадов отправляет в отставку правительство Басаева.
  • 8 ноября в Грозном состоялась встреча президента с полевыми командирами, которых возглавлял Басаев. Переговоры закончились уступкой Масхадова.

Последствия

В августе 1999 радикалы вторглись в Дагестан, что спровоцировало Вторую чеченскую войну, а умеренные частью пошли на соглашение с федеральным правительством, частью (в том числе президент Масхадов) заняли промежуточную позицию, но в конечном счёте примкнули к исламистам.

Примечания

dic.academic.ru

Межвоенный период в Чечне — Documentation

Материал из Documentation.

[править] Президентские выборы

Почти сразу по окончании Первой чеченской войны в Чечне разгорелась борьба за лидерство, теперь уже между вчерашними соратниками. Гибель первого президента самопровозглашённой ЧРИ нарушила политический баланс в лагере сторонников независимости. Война выдвинула на первый план ряд военных, политиков и общественных деятелей, которые готовы были предъявить свои права на пост руководителя республики.[1]

Выборы президента и парламента ЧРИ были назначены на 27 января 1997. На пост главы государства было выдвинуто более 20 кандидатур, но реальными претендентами считались 4 человека: и.о. президента ЧРИ Зелимхан Яндарбиев, премьер-министр Аслан Масхадов, вице-премьер Мовлади Удугов и руководитель таможенного комитета и влиятельный полевой командир Шамиль Басаев.[1]

Именно эти кандидаты представили в республиканский центризбирком по 10 тыс. подписей в свою поддержку к 23 декабря 1996. Одной из особенностей этой предвыборной кампании являлась невозможность участия в них даже умеренных политиков пророссийской ориентации. Так под давлением полевых командиров был вынужден снять свою кандидатуру Р.Хасбулатов (в прошлом спикер российского парламента, разогнанного Б.Ельциным осенью 1993).

[1]

Несмотря на то, что в вопросе о независимости Чечни кандидаты в президенты были единодушны, уже тогда обозначились различия в их видении перспектив развития республики. Например, З.Яндарбиев и М.Удугов позиционировали себя, как сторонники построения шариатского государства и дистанцирования от России.[1]

Их оппонентом выступал А.Масхадов — талантливый военачальник и умеренный прагматичный политик. Бывший начальник Главного штаба армии ЧРИ провозглашал своей целью создание независимого светского чеченского государства. Этому должны были способствовать, на его взгляд, как установление мирных добрососедских отношений с Россией, так и укрепление взаимовыгодных контактов с Западом.[1]

Особо стоит отметить фигуру ещё одного кандидата на президентское кресло — Ш.Басаева. Вот фрагмент интервью Ш.Басаева литовской газете «Республика» от 4 марта 1997: «С Россией война будет продолжаться. Ведь она так по-скотски, бесчеловечно вела себя в Чечне. Российские войска убили 100 тыс. человек, все разорили и ушли. (…) Если нам будет выгодно, мы будем говорить с любым руководителем этой страны. Но только пусть Россия заплатит нам 700 млрд долларов США за ущерб, причиненный Чечне, а мы на эти деньги можем купить пол-России

».[1]

Казалось бы налицо явный радикализм и стремление к продолжению конфронтации с Кремлём. Но в упомянутой же книге приводится и прямо противоположное свидетельство. Ш.Дзаблоев, лидер Ассамблеи национально-демократических и патриотических сил, осетин по национальности, находился с середины декабря 1996 почти 8 месяцев заложником у боевиков. В своих воспоминаниях («Исповедь заложника») он пишет: «Басаев на выборах выступал очень коротко, за него другие выступали. Потом он абсолютно затих, никаких агрессивных выступлений не делал. За восемь месяцев, пока я находился в плену, ни одного агрессивного выступления не было с его стороны. Командир захвативших меня боевиков сказал, что Басаев посоветовал ему „отпустить этого человека“. Знаю, что и до этого были случаи, когда по его предложению освобождали военных, медиков и т. д. Чего он хочет? Может быть, у него произошла переоценка ценностей, может быть у него ничего общего с этими боевиками нет? Командир боевиков сказал: мы с Басаевым уже расстались

».[1]

По мнению журналиста Олега Лукина, противоречие в заявлениях и действиях Ш.Басаева лишь кажущееся. Для «внешнего употребления» полевой командир создавал себе имидж «радикала», но реально в 1997 он ещё оставался союзником А.Масхадова. Таким образом он как бы посылал сигнал Кремлю — «не признаете Масхадова, получите в качестве президента меня». И если подобная комбинация имела место, она оказалась чрезвычайно успешной. Российское руководство было вынуждено сделать ставку на поддержку А.Масхадова, как умеренного представителя сепаратистов. Вероятно, этой же логикой руководствовалось и население Чечни. Люди устали от 2-летней войны и рассчитывали, что именно А.Масхадову удастся разрешить все спорные вопросы за столом переговоров и добиться улучшения чеченско-российских отношений.[1]

27 января 1997 в присутствии российских и международных наблюдателей (не зафиксировавших существенных нарушений) выборы состоялись. Убедительную победу на них одержал А.Масхадов, набрав более 59 % голосов избирателей, принявших участие в голосовании. Второе место с внушительным отрывом (23,5 %) занял Ш.Басаев. З.Яндарбиев, рассчитывавший избавиться от приставки «и.о.», став легитимным президентом республики, потерпел сокрушительное поражение (10 %). Впрочем, остальные участники предвыборной гонки, включая М.Удугова, не смогли набрать и по 1 % голосов избирателей.

[1]

[править] Парламентские выборы

Выборы депутатов чеченского парламента вызвали гораздо меньшую активность электората. Даже по итогам 2 туров голосования (27 января и 15 февраля 1997) были избраны лишь 32 депутата из 63. В начале марта 1997 Центральная избирательная комиссия ЧРИ пересмотрела своё решение и утвердила избрание депутатов ещё по 11 избирательным округам. Вполне возможно это было вызвано политической целесообразностью, республика не могла себе позволить избирательную кампанию по довыборам в парламент, а новый его состав не мог приступить к работе за отсутствием кворума (42 человека). Самую большую фракцию в законодательном органе составили депутаты из промасхадовской Партии национальной независимости (лидер—помощник президента ЧРИ Р.Кутаев) — более 20 человек. Второй по численности стала фракция Союза политических сил «Исламский порядок» (лидер — М.Удугов) — 7 депутатов.[1]

[править] Чечня в межвоенный период

Первая чеченская война имела серьёзные последствия для обеих сторон. Чечня лежала в руинах, огромное количество оружия на руках у населения привело к мощному всплеску преступности. Самыми доходными видами деятельности стали торговля наркотиками, оружием, самопальным бензином, получаемым из нефти, откачанной на чеченском участке нефтепровода «Баку-Новороссийск». Кроме того, массовое распространение получили похищения людей с целью выкупа, это явление быстро охватило весь Северный Кавказ. Избранный в январе 1997 президентом ЧРИ А. Масхадов ничего не мог этому противопоставить. В условиях тейповой (клановой) структуры чеченского общества, он постоянно вынужден был балансировать на грани гражданской войны, не забывая при этом и о возможности повторного вторжения со стороны России (напомню — в 1994 году именно внутричеченский конфликт, раздуваемый бывшей метрополией, послужил поводом для её силового вмешательства). Его опасения были небеспочвенны — несмотря на подписанный в мае 1997 Б. Ельциным и А. Масхадовым Договор о мире и принципах взаимоотношений, звучали заявления со стороны федеральных политиков и чиновников о Чечне как неотъемлемой части России. Финансовые средства, выделяемые на восстановление экономики республики из федерального бюджета, успешно «распиливались» между российскими чиновниками и их чеченскими коллегами, коррупция не делает различий по национальному признаку. В этих условиях в республике стали усиливаться позиции исламских радикалов. Их целью было уже не построение независимого светского чеченского государства по турецкому образцу, к чему стремился Масхадов, а джихад против России с целью её полного вытеснения с Северного Кавказа.[2]

В то же время и федеральное руководство проводило крайне невнятную политику в регионе. Опорой Кремля здесь в основном оставались выходцы из советской коррумпированной партхозноменклатуры. Крах либеральных экономических реформ в 1998 году привёл к ещё большему усилению социальных противоречий, но именно на Северном Кавказе следствием этого стало усиление радикальной оппозиции не под красными, а под зелёными знамёнами ислама, т. н. ваххабитов. Они пользовалась материальной и моральной поддержкой «братьев по вере», как из Чечни, так и из мусульманских стран дальнего зарубежья. В свою очередь, федеральный центр утратил возможности эффективного силового вмешательства, в случае обострения ситуации. После дефолта 1998 года задача создания профессиональной армии была отодвинута на неопределённый срок. Работа правоохранительных органов и спецслужб также оставляла желать лучшего. Даже генерал Геннадий Трошев в своих мемуарах («Моя война») признаёт, что А. Масхадов, по крайней мере, пытался бороться с исламскими радикалами на территории Чечни в межвоенный период 1997—1999 годов, в то время как российское руководство полностью самоустранилось от решения этой проблемы даже на подконтрольной ему территории. Самым слабым звеном в регионе оказался Дагестан. Именно здесь летом 1999 возник очаг гражданской войны. На помощь Дагестану была брошена российская армия, местным ваххабитам серьёзную военную поддержку оказали чеченские полевые командиры — Шамиль Басаев и Хаттаб.[2]

Одержав убедительную победу на президентских выборах, А.Масхадов стремился объединить вокруг себя вчерашних политических соперников. Лично заняв пост председателя правительства, он назначил первыми вице-премьерами Ш.Басаева и М.Удугова. З.Яндарбиев отказался работать с администрацией А.Масхадова и вскоре перешел в оппозицию. Это был момент наибольшей консолидации чеченского общества за весь межвоенный период. У А.Масхадова практически не было серьёзных политических противников, парламент также поддерживал линию президента. Но, как показали дальнейшие события, масштаб и сложность стоявших перед чеченским лидером задач оказались несоизмеримы с его реальными возможностями.[1]

Восстановление экономики республики и привлечение иностранных инвестиций были невозможны без обуздания «вольницы» полевых командиров и уголовного беспредела. Но это требовало применения довольно жёстких мер в случае неповиновения, и было чревато началом гражданской войны. Допустить вооружённое противостояние теперь уже со своими бывшими соратниками А.Масхадов не мог. Гражданская война 1994 между сторонниками Д.Дудаева и пророссийской оппозицией послужила предлогом для вторжения федеральных сил. И по окончании Первой чеченской войны Кремль отказывался признать независимость республики, сохраняя тем самым юридический повод для восстановления территориальной целостности страны.[1]

Попытки А.Масхадова обуздать радикальных экстремистов и откровенных уголовников имели место. В то же время, Кремль самоустранился от решения аналогичных проблем соседних республик Северного Кавказа, остававшихся под российской юрисдикцией (наиболее яркий пример — Дагестан). Очень точно описывает сложившуюся ситуацию в своих мемуарах («Моя война») ветеран двух чеченских войн генерал Г.Трошев: «Масхадов в Чечне больше двух лет (!) боролся с ваххабизмом, дошло до вооруженных стычек, а Москва палец о палец не ударила не только чтобы ему помочь, но и для уничтожения экстремистских группировок в глубине своей территории ничего не сделала. В общем, на юге России были созданы все условия для распространения ваххабизма по всему Кавказу. Все было готово для войны».[1]

Возможности Масхадова в наведении порядка и восстановлении чеченской экономики оказались сильно ограничены. Попытки обуздать «вольницу» вчерашних соратников были чреваты противостоянием с поддерживающими их тейпами (кланами) и началом гражданской войны. Восстановить экономику без серьёзных инвестиций невозможно, а в условиях разгула преступности и коррупции это становилось нереальным. Финансовая помощь со стороны Москвы не решала проблемы, и без того явно недостаточная, она активно разворовывалась российскими и чеченскими чиновниками. Масхадов оказался между Сциллой гражданской войны и Харибдой возможного очередного вторжения российской армии, в случае обострения ситуации по сценарию 1994 года. Многие российские политики и чиновники продолжали повторять тезис о Чечне как неотъемлемой части России. В этих условиях влияние Масхадова начало стремительно снижаться. Уже летом 1998 в Гудермесе произошёл мятеж боевиков, подчинённых А.Бараеву. Он был подавлен, но для более решительных действий сил и возможностей у Масхадова уже не оставалось. На него самого было совершено покушение. Похищение и последующее убийство 4 иностранных специалистов (3 англичан и новозеландца) продемонстрировало, как мало официальный Грозный контролирует ситуацию. Попытка введения Масхадовым шариатской формы правления с усилением президентских полномочий в феврале 1999 уже не могла переломить ситуацию.[3]

В сложившейся ситуации А.Масхадов был обречён. Он был больше не востребован ни своими бывшими соратниками, ни Кремлём. Его свержение чеченскими радикалами предотвратило лишь очередное обострение отношений с Россией, переросшее в новую войну.[1]

Чеченские сепаратисты, получившие «независимую Ичкерию» после Хасавьюртовского мирного договора в 1996 году, потерпели крах, пытаясь построить собственное государство. Президент ЧРИ Масхадов, пользовавшийся авторитетом как военный лидер, при переходе к относительному миру полностью растерял влияние и оказался марионеткой в руках откровенных бандитов и террористов вроде организатора бесланского теракта Шамиля Басаева.[4]

Масхадов дискредитировал себя в качестве разумного политика сразу после избрания его президентом Ичкерии в 1997 году. Законы республики быстро сказались подмяты тогда судами шариата. Масхадов боялся противопоставлять себя исламистам-радикалам и потворствовал возрождению в Чечне средневековых традиций в современном техническом оснащении. На площади под окнами президентского дворца людей публично пороли кнутами и расстреливали из «калашниковых».[5]

Федеральная власть не могла, да и не хотела помочь чеченцам наладить мирную жизнь, после того как признала в Хасавюрте свое поражение в Первой чеченской войне. Тогдашние чеченские лидеры сделать этого тоже не умели или не хотели. Именно в то время чеченский сепаратизм стал приобретать зловещую экстремистско-фундаменталистскую окраску — кадры публичных расстрелов на площадях и отрезанные головы работников западных гуманитарных миссий обошли весь мир.[6]

В начале июля 1999 года министр внутренних дел РФ Владимир Рушайло сообщил, что 38 милиционеров погибли и 69 ранены в приграничных с Чечнёй регионах за май и июнь 1999 года. Выступая в Совете Федерации, он отметил, что Северокавказский регион становится зоной повышенного риска. «В Ставропольском крае прирост преступности превышает в 5-6 раз общероссийский показатель и в 30 раз превышает показатель по уровню тяжких преступлений». «Мозговым центром» криминала он назвал Чечню. А представитель управления по борьбе с организованной преступностью Михаил Сунцов заявил в Нальчике, что на Северном Кавказе в заложниках находится почти 1200 человек. По его словам, только в этом году ликвидированы 34 преступные группы, которые занимались похищениями. Задержаны 120 бандитов. Сунцов заявил, что этот бизнес существует практически в каждом регионе Северного Кавказа, но более всего он развит в Чечне.[7]

[править] Расцвет бандитизма и терроризма в Чечне

Масхадовская армия быстро распалась на множество вооруженных банд, кормившихся насилием, работорговлей, распространением наркотиков и похищением людей. Хотя часто считается, что эта агрессия была в основном направлена против России, на самом деле главным объектом криминального террора стало чеченское общество. С одной стороны, гражданское население пострадало от чрезвычайно жёстких действий федералов (чего стоят хотя бы бомбардировки Грозного, который до сих пор наполовину лежит в руинах). С другой стороны, криминальный диктат со стороны бывших сепаратистов, которые очень быстро превратились в террористов и религиозных экстремистов ваххабитского толка, был еще более непереносимым. Если федералы приходили и уходили, то собственные бандиты почти всегда оставались. Показательно, что из тысяч похищенных за последнее десятилетие чеченскими криминальными группировками людей девяносто процентов были как раз чеченцами. Состоятельных чеченцев похищали даже в Москве и привозили в Чечню, где требовали за их жизнь многомиллионный выкуп.[4]

В межвоенный период в «свободной» Ичкерии расцвела работорговля. Первые отрезанные головы заложников на видеокадрах относятся именно к тому масхадовскому периоду. Масхадов стал президентом страны, которая освободившись, занялась не государственным строительством и восстановлением экономики, а разбоем. Отличный военный, что никто и не оспаривает, Аслан Масхадов оказался бездарным политиком.[8]

Материалы и российской и даже ичкерийской прокуратуры межвоенного периода изобилуют многочисленными доказательствами геноцида русского народа, несправедливостей шариатского суда, грабежей, в которых принимали участие не только полевые командиры, но и силы безопасности самого президента Ичкерии. Как свидетельствуют архивные материалы, многие средства, направляемые в Чечню из России в этот период (Москва, например, пыталась оплачивать пенсии местным пенсионерам) оказались на личных и бесконтрольных для общества счетах Масхадова и, в конце концов, осели в зарубежных банках или были пущены в семейный бизнес.[8]

Похищение 5 марта в аэропорту Грозного полпреда российского МВД Г.Шпигуна окончательно подорвало позиции чеченского президента в глазах Кремля. Именно после этого инцидента российское руководство разработало план бомбардировки диверсионно-террористических лагерей на территории Чечни и очередного вторжения в республику. Это признал бывший глава МВД и экс-премьер С.Степашин в интервью «Независимой газете» (от 14.01.2000.) По его словам, российская армия должна была занять северные районы Чечни и выйти к Тереку в августе-сентябре 1999.[3]

  1. 1,001,011,021,031,041,051,061,071,081,091,101,111,121,13Президентские и парламентские выборы 1997 года в Чечне
  2. 2,02,1Окончание Первой чеченской войны: (июль-август 1996 г.)
  3. 3,03,1Предпосылки второй чеченской войны (1998—1999 годы)
  4. 4,04,1Политическое урегулирование в Чечне все-таки состоялось
  5. ↑ Чечня после Масхадова
  6. ↑ Чечня: прошлые ошибки позади
  7. ↑ Polit.Ru
  8. 8,08,1Смерть Масхадова. Выгодна или не выгодна она России?

newsruss.ru

Межвоенный кризис в Чечне Википедия

Межвоенный кризис в Ичкерии — противоречия между чеченскими националистами (Аслан Масхадов, Сулим Ямадаев) и ваххабитами-панисламистами (Зелимхан Яндарбиев, Шамиль Басаев) в ЧРИ.

Предпосылки

Активизация ваххабитов в соседнем Дагестане расколола Ичкерию на умеренных (Аслан Масхадов), которые проводили политику невмешательства в дела российского Дагестана, и радикалов (Шамиль Басаев), которые стремились «оказать помощь братьям по вере».

События 1998 года

  • 16 марта — попытка ликвидации ваххабитов Урус-Мартановского джамаата (Рамзан Ахмадов) формированиями Масхадова.[1]
  • 25 апреля — в Грозном состоялся Конгресс народов Ичкерии и Дагестана (КНИД), председателем которого избрали Шамиля Басаева.[2]
  • 21 июня — группа сторонников полевого командира Радуева во главе с полковником Вахой Джафаровым, начальником штаба «Армии Джохара Дудаева» (АДД), предприняла попытку захватить здание телевидения в Грозном. Во время столкновения погибли сам Джафаров, начальник Службы национальной безопасности Лема Хултыгов и два боевика
  • 22 июня — Масхадов вводит в Чечне чрезвычайное положение.
  • 13 июля — волнения в Гудермесе. Патруль шариатской гвардии разгромил ларёк, торгующий алкоголем, однако местные жители устроили драку, в ходе которой несколько ваххабитов было убито. В город были посланы дополнительные силы шариатской гвардии Абдул-Малика Межидова и Исламского полка особого назначения Арби Бараева. Однако они были атакованы бойцами Национальной гвардии Ямадаева.[3]
  • 20 июля — Масхадов своим указом объявил о расформировании Шариатской гвардии и Исламского полка особого назначения.
  • 25 июля — в Грозном прошёл съезд мусульман Кавказа. На нем присутствовали делегаты из Дагестана и Ингушетии. В резолюции съезда говорилось о необходимости запрета ваххабизма в регионе.
  • 23 сентября — Шамиль Басаев и Салман Радуев потребовали отставки президента Масхадова, обвинив его в узурпации власти, нарушении Конституции и шариата, а также в пророссийском внешнеполитическом курсе.
  • 1 октября — Масхадов отправляет в отставку правительство Басаева.
  • 8 ноября в Грозном состоялась встреча президента с полевыми командирами, которых возглавлял Басаев. Переговоры закончились уступкой Масхадова.

Последствия

В августе 1999 радикалы вторглись в Дагестан, что спровоцировало Вторую чеченскую войну, а умеренные частью пошли на соглашение с федеральным правительством, частью (в том числе президент Масхадов) заняли промежуточную позицию, но в конечном счёте примкнули к исламистам.

Примечания

wikiredia.ru

Межвоенный кризис в Ичкерии — Википедия. Что такое Межвоенный кризис в Ичкерии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Межвоенный кризис в Ичкерии — противоречия между чеченскими националистами (Аслан Масхадов, Сулим Ямадаев) и ваххабитами-панисламистами (Зелимхан Яндарбиев, Шамиль Басаев) в ЧРИ.

Предпосылки

Активизация ваххабитов в соседнем Дагестане расколола Ичкерию на умеренных (Аслан Масхадов), которые проводили политику невмешательства в дела российского Дагестана, и радикалов (Шамиль Басаев), которые стремились «оказать помощь братьям по вере».

События 1998 года

  • 16 марта — попытка ликвидации ваххабитов Урус-Мартановского джамаата (Рамзан Ахмадов) формированиями Масхадова.[1]
  • 25 апреля — в Грозном состоялся Конгресс народов Ичкерии и Дагестана (КНИД), председателем которого избрали Шамиля Басаева.[2]
  • 21 июня — группа сторонников полевого командира Радуева во главе с полковником Вахой Джафаровым, начальником штаба «Армии Джохара Дудаева» (АДД), предприняла попытку захватить здание телевидения в Грозном. Во время столкновения погибли сам Джафаров, начальник Службы национальной безопасности Лема Хултыгов и два боевика
  • 22 июня — Масхадов вводит в Чечне чрезвычайное положение.
  • 13 июля — волнения в Гудермесе. Патруль шариатской гвардии разгромил ларёк, торгующий алкоголем, однако местные жители устроили драку, в ходе которой несколько ваххабитов было убито. В город были посланы дополнительные силы шариатской гвардии Абдул-Малика Межидова и Исламского полка особого назначения Арби Бараева. Однако они были атакованы бойцами Национальной гвардии Ямадаева.[3]
  • 20 июля — Масхадов своим указом объявил о расформировании Шариатской гвардии и Исламского полка особого назначения.
  • 25 июля — в Грозном прошёл съезд мусульман Кавказа. На нем присутствовали делегаты из Дагестана и Ингушетии. В резолюции съезда говорилось о необходимости запрета ваххабизма в регионе.
  • 23 сентября — Шамиль Басаев и Салман Радуев потребовали отставки президента Масхадова, обвинив его в узурпации власти, нарушении Конституции и шариата, а также в пророссийском внешнеполитическом курсе.
  • 1 октября — Масхадов отправляет в отставку правительство Басаева.
  • 8 ноября в Грозном состоялась встреча президента с полевыми командирами, которых возглавлял Басаев. Переговоры закончились уступкой Масхадова.

Последствия

В августе 1999 радикалы вторглись в Дагестан, что спровоцировало Вторую чеченскую войну, а умеренные частью пошли на соглашение с федеральным правительством, частью (в том числе президент Масхадов) заняли промежуточную позицию, но в конечном счёте примкнули к исламистам.

Примечания

wiki.sc

Межвоенный кризис в Ичкерии — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Межвоенный кризис в Ичкерии
Основной конфликт: Чеченский конфликт
Дата

1996 — 1999

Место

Ичкерия

Итог

Победа ваххабитов
Начало Дагестанской войны

Противники
Командующие
неизвестно неизвестно
Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно

Межвоенный кризис в Ичкерии — противоречия между чеченскими националистами (Аслан Масхадов, Сулим Ямадаев) и ваххабитами-панисламистами (Зелимхан Яндарбиев, Шамиль Басаев) в ЧРИ.

Предпосылки

Активизация ваххабитов в соседнем Дагестане расколола Ичкерию на умеренных (Аслан Масхадов), которые проводили политику невмешательства в дела российского Дагестана, и радикалов (Шамиль Басаев), которые стремились «оказать помощь братьям по вере».

События 1998 года

  • 16 марта — попытка ликвидации ваххабитов Урус-Мартановского джамаата (Рамзан Ахмадов) формированиями Масхадова.[1]
  • 25 апреля — в Грозном состоялся Конгресс народов Ичкерии и Дагестана (КНИД), председателем которого избрали Шамиля Басаева.[2]
  • 21 июня — группа сторонников полевого командира Радуева во главе с полковником Вахой Джафаровым, начальником штаба «Армии Джохара Дудаева» (АДД), предприняла попытку захватить здание телевидения в Грозном. Во время столкновения погибли сам Джафаров, начальник Службы национальной безопасности Лема Хултыгов и два боевика
  • 22 июня — Масхадов вводит в Чечне чрезвычайное положение.
  • 13 июля — волнения в Гудермесе. Патруль шариатской гвардии разгромил ларёк, торгующий алкоголем, однако местные жители устроили драку, в ходе которой несколько ваххабитов было убито. В город были посланы дополнительные силы шариатской гвардии Абдул-Малика Межидова и Исламского полка особого назначения Арби Бараева. Однако они были атакованы бойцами Национальной гвардии Ямадаева.[3]
  • 20 июля — Масхадов своим указом объявил о расформировании Шариатской гвардии и Исламского полка особого назначения.
  • 25 июля — в Грозном прошёл съезд мусульман Кавказа. На нем присутствовали делегаты из Дагестана и Ингушетии. В резолюции съезда говорилось о необходимости запрета ваххабизма в регионе.
  • 23 сентября — Шамиль Басаев и Салман Радуев потребовали отставки президента Масхадова, обвинив его в узурпации власти, нарушении Конституции и шариата, а также в пророссийском внешнеполитическом курсе.
  • 1 октября — Масхадов отправляет в отставку правительство Басаева.
  • 8 ноября в Грозном состоялась встреча президента с полевыми командирами, которых возглавлял Басаев. Переговоры закончились уступкой Масхадова.

Последствия

В августе 1999 радикалы вторглись в Дагестан, что спровоцировало Вторую чеченскую войну, а умеренные частью пошли на соглашение с федеральным правительством, частью (в том числе президент Масхадов) заняли промежуточную позицию, но в конечном счёте примкнули к исламистам.

Напишите отзыв о статье "Межвоенный кризис в Ичкерии"

Примечания

  1. Тимур Музаев [kavkaz-forum.ru/dossier/3279.html Аслан Масхадов: политическая биография] // Реконструкция Чечни — Совместный проект Полит.ру и СПС, 18.11.2004 г.
  2. [www.polit.ru/article/2004/09/07/1999/print/ Танго над пропастью] // Полит.ру, 07.09.2004 г.
  3. Вадим Речкалов [www.memo.ru/hr/hotpoints/n-caucas/ch99/200403/40309iz.htm "Хамбиев не проходит ни по одному уголовному делу"] // Известия, 09.032004

Отрывок, характеризующий Межвоенный кризис в Ичкерии

– Какой рыцарь? Отчего? – краснея, спросил Пьер.
– Ну, полноте, милый граф, c'est la fable de tout Moscou. Je vous admire, ma parole d'honneur. [это вся Москва знает. Право, я вам удивляюсь.]
– Штраф! Штраф! – сказал ополченец.
– Ну, хорошо. Нельзя говорить, как скучно!
– Qu'est ce qui est la fable de tout Moscou? [Что знает вся Москва?] – вставая, сказал сердито Пьер.
– Полноте, граф. Вы знаете!
– Ничего не знаю, – сказал Пьер.
– Я знаю, что вы дружны были с Натали, и потому… Нет, я всегда дружнее с Верой. Cette chere Vera! [Эта милая Вера!]
– Non, madame, [Нет, сударыня.] – продолжал Пьер недовольным тоном. – Я вовсе не взял на себя роль рыцаря Ростовой, и я уже почти месяц не был у них. Но я не понимаю жестокость…
– Qui s'excuse – s'accuse, [Кто извиняется, тот обвиняет себя.] – улыбаясь и махая корпией, говорила Жюли и, чтобы за ней осталось последнее слово, сейчас же переменила разговор. – Каково, я нынче узнала: бедная Мари Волконская приехала вчера в Москву. Вы слышали, она потеряла отца?
– Неужели! Где она? Я бы очень желал увидать ее, – сказал Пьер.
– Я вчера провела с ней вечер. Она нынче или завтра утром едет в подмосковную с племянником.
– Ну что она, как? – сказал Пьер.
– Ничего, грустна. Но знаете, кто ее спас? Это целый роман. Nicolas Ростов. Ее окружили, хотели убить, ранили ее людей. Он бросился и спас ее…
– Еще роман, – сказал ополченец. – Решительно это общее бегство сделано, чтобы все старые невесты шли замуж. Catiche – одна, княжна Болконская – другая.
– Вы знаете, что я в самом деле думаю, что она un petit peu amoureuse du jeune homme. [немножечко влюблена в молодого человека.]
– Штраф! Штраф! Штраф!
– Но как же это по русски сказать?..

Когда Пьер вернулся домой, ему подали две принесенные в этот день афиши Растопчина.
В первой говорилось о том, что слух, будто графом Растопчиным запрещен выезд из Москвы, – несправедлив и что, напротив, граф Растопчин рад, что из Москвы уезжают барыни и купеческие жены. «Меньше страху, меньше новостей, – говорилось в афише, – но я жизнью отвечаю, что злодей в Москве не будет». Эти слова в первый раз ясно ыоказали Пьеру, что французы будут в Москве. Во второй афише говорилось, что главная квартира наша в Вязьме, что граф Витгснштейн победил французов, но что так как многие жители желают вооружиться, то для них есть приготовленное в арсенале оружие: сабли, пистолеты, ружья, которые жители могут получать по дешевой цене. Тон афиш был уже не такой шутливый, как в прежних чигиринских разговорах. Пьер задумался над этими афишами. Очевидно, та страшная грозовая туча, которую он призывал всеми силами своей души и которая вместе с тем возбуждала в нем невольный ужас, – очевидно, туча эта приближалась.
«Поступить в военную службу и ехать в армию или дожидаться? – в сотый раз задавал себе Пьер этот вопрос. Он взял колоду карт, лежавших у него на столе, и стал делать пасьянс.
– Ежели выйдет этот пасьянс, – говорил он сам себе, смешав колоду, держа ее в руке и глядя вверх, – ежели выйдет, то значит… что значит?.. – Он не успел решить, что значит, как за дверью кабинета послышался голос старшей княжны, спрашивающей, можно ли войти.
– Тогда будет значить, что я должен ехать в армию, – договорил себе Пьер. – Войдите, войдите, – прибавил он, обращаясь к княжие.
(Одна старшая княжна, с длинной талией и окаменелым лидом, продолжала жить в доме Пьера; две меньшие вышли замуж.)
– Простите, mon cousin, что я пришла к вам, – сказала она укоризненно взволнованным голосом. – Ведь надо наконец на что нибудь решиться! Что ж это будет такое? Все выехали из Москвы, и народ бунтует. Что ж мы остаемся?
– Напротив, все, кажется, благополучно, ma cousine, – сказал Пьер с тою привычкой шутливости, которую Пьер, всегда конфузно переносивший свою роль благодетеля перед княжною, усвоил себе в отношении к ней.
– Да, это благополучно… хорошо благополучие! Мне нынче Варвара Ивановна порассказала, как войска наши отличаются. Уж точно можно чести приписать. Да и народ совсем взбунтовался, слушать перестают; девка моя и та грубить стала. Этак скоро и нас бить станут. По улицам ходить нельзя. А главное, нынче завтра французы будут, что ж нам ждать! Я об одном прошу, mon cousin, – сказала княжна, – прикажите свезти меня в Петербург: какая я ни есть, а я под бонапартовской властью жить не могу.
– Да полноте, ma cousine, откуда вы почерпаете ваши сведения? Напротив…
– Я вашему Наполеону не покорюсь. Другие как хотят… Ежели вы не хотите этого сделать…
– Да я сделаю, я сейчас прикажу.
Княжне, видимо, досадно было, что не на кого было сердиться. Она, что то шепча, присела на стул.
– Но вам это неправильно доносят, – сказал Пьер. – В городе все тихо, и опасности никакой нет. Вот я сейчас читал… – Пьер показал княжне афишки. – Граф пишет, что он жизнью отвечает, что неприятель не будет в Москве.
– Ах, этот ваш граф, – с злобой заговорила княжна, – это лицемер, злодей, который сам настроил народ бунтовать. Разве не он писал в этих дурацких афишах, что какой бы там ни был, тащи его за хохол на съезжую (и как глупо)! Кто возьмет, говорит, тому и честь и слава. Вот и долюбезничался. Варвара Ивановна говорила, что чуть не убил народ ее за то, что она по французски заговорила…

wiki-org.ru

Межвоенный кризис в Чечне

межвоенный кризис в чечне убита
1996 — 1999
Место

Ичкерия

Итог

Победа ваххабитов
Начало Дагестанской войны

Противники
Ваххабиты:

Арби Бараев
Шамиль Басаев
Зелимхан Яндарбиев
Абдул-Халим Садулаев
Ваха Арсанов
Мовсар Бараев
Ачимез Гочияев
Абдул-Малик Межидов
Раппани Халилов
Ильгар Маллочиев
Руслан Хайхороев
Хункар-Паша Исрапилов
Асламбек Абдулхаджиев
Адам Деккушев
Хаттаб
Абу Умар
Абу-Кутейб
Доку Умаров
Асламбек Вадалов
Мовлади Удугов
Супьян Абдуллаев
и их сторонники

Умеренные националисты:

Руслан Ямадаев
Сулим Ямадаев
Джабраил Ямадаев
Ахмат Кадыров
Рамзан Кадыров
Аслан Масхадов
Ильяс Ахмадов
Турпал-Али Атгериев
Ахмед Закаев
Апти Баталов
Руслан Гелаев
Магомед Хамбиев
Мовлади Байсаров
и их сторонники

Командующие
неизвестно неизвестно
Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно
 История Чечни
История Чечни в Средние века

Вайнахи

Чеченцы

Тейп

Тукхум

Чечня и Российская империя

Кавказская война

Северо-Кавказский имамат

Терская область

Терские казаки

Чечня в Гражданскую войну

Горская республика (1917—1919)

Терская Советская Республика (1918—1919)

Северо-Кавказская Советская Республика (1918)

Северо-Кавказский эмират (1919—1920)

Горская АССР (1921—1924)

Чеченский национальный округ (1920—1922)

Чечня в СССР

Чеченская автономная область (1922—1934)

Чечено-Ингушская АССР (1934—1944)

Депортация чеченцев и ингушей (1944)

Грозненская область (1944—1957)

Чечено-Ингушская АССР (1957—1991)

Чечня после распада СССР

Чеченская Республика Ичкерия (1991—2000)

Первая чеченская война (1994—1996)

Хасавюртовские соглашения (1996)

Межвоенный кризис (1996—1999)

Вторая чеченская война (1999—2009)

Чеченская республика (с 2000)

Портал «Чечня»

Межвоенный кризис в Чечне — противоречия между умеренными националистами (Сулим Ямадаев, Аслан Масхадов) и ваххабитами-сепаратистами (Арби Бараев, Шамиль Басаев) в ЧРИ.

Содержание

  • 1 Предпосылки
  • 2 События 1998 года
  • 3 Последствия
  • 4 Примечания

Предпосылки

Активизация ваххабитов в соседнем Дагестане расколола Ичкерию на умеренных (Аслан Масхадов), которые проводили политику невмешательства в дела российского Дагестана, и радикалов (Шамиль Басаев), которые стремились «оказать помощь братьям по вере».

События 1998 года

  • 16 марта — попытка ликвидации ваххабитов Урус-Мартановского джамаата (Рамзан Ахмадов) формированиями Масхадова.
  • 25 апреля — в Грозном состоялся Конгресс народов Ичкерии и Дагестана (КНИД), председателем которого избрали Шамиля Басаева.
  • 21 июня — группа сторонников полевого командира Радуева во главе с полковником Вахой Джафаровым, начальником штаба «Армии Джохара Дудаева» (АДД), предприняла попытку захватить здание телевидения в Грозном. Во время столкновения погибли сам Джафаров, начальник Службы национальной безопасности Лема Хултыгов и два боевика
  • 22 июня — Масхадов вводит в Чечне чрезвычайное положение.
  • 13 июля — волнения в Гудермесе. Патруль шариатской гвардии разгромил ларёк, торгующий алкоголем, однако местные жители устроили драку, в ходе которой несколько ваххабитов было убито. В город были посланы дополнительные силы шариатской гвардии Абдул-Малика Межидова и Исламского полка особого назначения Арби Бараева. Однако они были атакованы бойцами Национальной гвардии Ямадаева.
  • 20 июля — Масхадов своим указом объявил о расформировании Шариатской гвардии и Исламского полка особого назначения.
  • 25 июля — в Грозном прошёл съезд мусульман Кавказа. На нем присутствовали делегаты из Дагестана и Ингушетии. В резолюции съезда говорилось о необходимости запрета ваххабизма в регионе.
  • 23 сентября — Шамиль Басаев и Салман Радуев потребовали отставки президента (Масхадов), обвинив его в узурпации власти, нарушении Конституции и шариата, а также в пророссийском внешнеполитическом курсе.
  • 1 октября — Масхадов отправляет в отставку правительство Басаева.
  • 8 ноября в Грозном состоялась встреча президента с полевыми командирами, которых возглавлял Басаев. Переговоры закончились уступкой Масхадова.

Последствия

В августе 1999 радикалы вторглись в Дагестан, что спровоцировало Вторую чеченскую войну, а умеренные частью пошли на соглашение с федеральным правительством, частью (в том числе президент Масхадов) заняли промежуточную позицию, но в конечном счёте примкнули к исламистам.

Примечания

  1. Тимур Музаев Аслан Масхадов: политическая биография // Реконструкция Чечни — Совместный проект Полит.ру и СПС, 18.11.2004 г.
  2. Танго над пропастью // Полит.ру, 07.09.2004 г.
  3. Вадим Речкалов "Хамбиев не проходит ни по одному уголовному делу" // Известия, 09.032004

межвоенный кризис в чечне убита


Межвоенный кризис в Чечне Информацию О




Межвоенный кризис в Чечне Комментарии

Межвоенный кризис в Чечне
Межвоенный кризис в Чечне
Межвоенный кризис в Чечне Вы просматриваете субъект

Межвоенный кризис в Чечне что, Межвоенный кризис в Чечне кто, Межвоенный кризис в Чечне описание

There are excerpts from wikipedia on this article and video

www.turkaramamotoru.com

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *