Легенды о короле артуре и рыцарях круглого стола коротко – Джон Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях круглого стола — Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола — Джон Эрнст Стейнбек — rutlib5.com

Легенда о короле Артуре. Упоминание в истории

Король Артур и рыцари круглого стола

Король Артур — подлинный король-воин, британский национальный герой, фигура, в которой с легкостью можно узнать как реального исторического персонажа, так и мифического героя. Для многих он луч света в смутные времена истории Британии.

Лишь при упоминании имени короля Артура в воображении появляются картинки рыцарских поединков, образы прелестных дам, загадочных волшебников и вероломства в замках предателей. Но что же скрывается за этими, на первый взгляд, романтическими историями эпохи Средневековья?

Конечно же, король Артур — литературный персонаж. Есть цикл преданий, которые относятся к рыцарским романам об Артуре, например в кельтской литературе. Однако каков же реальный герой? Есть ли основания предполагать, что истории о великом короле Британии, который вел соотечественников в жестокие сражения против саксов, — реальные исторические события?

Легенда о короле Артуре (кратко)

Вкратце, легенда о короле Артуре такова. Артур, первенец короля Утера Пендрагона, был рожден в Британии в тяжелые и смутные времена. Мудрый волшебник Мерлин посоветовал спрятать новорожденного, чтобы никто не знал о его настоящем происхождении. После смерти Утера Пендрагона Британия осталась без короля, и тогда Мерлин с помощью магии создал меч и воткнул его в камень. На оружии золотом было начертано: «Тот, кто сможет вытащить меч из камня, будет правопреемником короля Британии».

Многие предпринимали попытки это сделать, но только Артур смог вытащить меч, и Мерлин его короновал. Когда в битве с королем Пеллинором Артур сломал свой меч, Мерлин отвел его к озеру, из вод которого показалась волшебная рука с знаменитым Экскалибуром. С этим мечом (который дала ему Владычица озера) Артур был непобедим в битвах.

Женившись на Гвиневре, отец которой (в некоторых версиях предания) подарил ему круглый стол, Артур собрал величайших рыцарей тех времен и обосновался в замке Камелота. Рыцари Круглого стола, как их начали называть, защищали жителей Британии от драконов, великанов и черных рыцарей, а также занимались поиском сокровищ, в частности чаши, из которой пил Христос во время Тайной вечери, легендарный святой Грааль. Артур участвовал во многих кровопролитных сражениях против саксов. Под его предводительством британцы одержали величайшую победу на горе Бадон, после которой в конце концов было остановлено наступление саксов.

Но дома короля Артура ждало неприятное известие. Доблестный рыцарь Ланселот влюбился в его жену Гвиневру. В скором времени об этой интрижке узнали, и Гвиневру приговорили к смерти, а Ланселота изгнали. Но Ланселот возвратился, чтобы спасти королеву, и увез ее в свой замок во Францию. Артур с верными воинами бросился на поиски Ланселота. А тем временем Мордред (сын Артура от его сводной сестры Морганы — ведьмы, с которой у него была связь в юности, когда он не знал, кто она на самом деле) захотел захватить власть в Британии.

Когда Артур вернулся, отец с сыном сошлись в битве при Камлане. Артур убил Мордреда, но и сам получил смертельную рану. Его положили в ладью и пустили вниз по реке. Ладья пристала к острову Авалон, где его раны залечили три удивительные королевы в черных одеждах. Вскорости после того как разнеслась весть о смерти короля Артура. Ланселот и Гвиневра умерли от горя. Но тело Артура так и не было найдено. Говорят, что он дремлет где-то под холмом, дожидаясь своего часа, когда вновь нужно будет собирать своих рыцарей для спасения Британии.


Король Артур – история (упоминания)

О короле Артуре и рыцарях Круглого стола сообщается в ряде источников, при этом их временной спектр довольно широк. Первое известное упоминание имеется в «Истории бриттов», написанной окало 825 года валлийским монахом Неннием. В этом труде король Артур представлен как великий полководец: Ненний назвал двенадцать битв, в которых королем была одержана победа над саксами. Самой важной из них была победа на горе Бадон. К сожалению, географические названия мест, где прошли битвы, описанные Неннием, давным-давно не существуют, потому на сегодняшний день точно определить их местонахождения не удалось.

В «Анналах Камбрии» («Валлийских анналах») сказано о том, что Артур и его сын Мордред были убиты в битве при Камлане в 537 году. Место проведения этой битвы по сей день не известно, однако есть две версии. Предположили, что сражение происходило в деревне Куин-Кэмэл в Сомерсете (недалеко от Саут-Кэдбери, который некоторые исследователи считают знаменитым Камелотом), или несколько северней, возле римского форта Бирдосвальд (в Каслстедс на валу Адриана).

В основном сведения об Артуре исследователи черпают из «Истории королей Британии», написанной валлийским священником Гальфридом Монмутским около 1136 года. Тут впервые упомянуты благородные воины, которых в последствии будут ассоциировать с королем Артуром и его рыцарями, описано соперничество с Мордредом, есть и меч Экскалибур, и волшебник, советник короля, Мерлин, а также рассказывается о последнем пути Артура на остров Авалон.

Но сэр Ланселот, святой Грааль и круглый стол в «Истории» не были упомянуты. Современники Гальфрида Монмутского подвергли критике его работы (им также были опубликованы две книги о пророчествах Мерлина), сочтя их не более чем плодом бурной фантазии. Следует заметить, что и большинство современных ученых разделяют это мнение.

Как это происходило относительно трудов древнегреческого историка Геродота, постепенно появлялись археологические находки, согласующиеся с некоторыми утверждениями Гальфрида. В качестве примера возможно назвать короля Британии Тенвантиуса. До недавних пор единственным источником сведений о нем была «История» Гальфрида. Но в результате археологических раскопок среди артефактов железного века были найдены монеты с надписью «Таскиовантус». Как видно, это и есть упомянутый Гальфридом Тенвантиус. А это означает, произведения Гальфрида требуют переосмысления. Может быть, и другие эпизоды биографии короля Артура, о которых говорится в «Истории королей Британии», когда-то найдут документальное подтверждение.

С появлением книги сэра Томаса Мэлори «Смерть Артура», вышедшей в 1485 году, история о короле Артуре и рыцарях Круглого стола приобрела тот вид, в каком она дошла до нашего времени. В своей работе Мэлори, который был родом из Варвикшира, опирается на более ранние книги французских авторов — поэта Местра Васа и Кретьена де Труа, которые в свою очередь использовали фрагменты кельтской мифологии, а также труд Гальфрида Монмутского. К недостаткам этих литературных источников надо отнести то, что они писались не менее чем через 300 лет после смерти Артура, приблизительно в 500 году. Как же восстановить этот пробел во времени и выявить реальную основу этой истории?

Любопытны беглые упоминания об Артуре, относящиеся к VI веку, в ранней кельтской литературе, в особенности в валлийских поэмах. Древнейшей из них, как видно, является «Гододдин», авторство которой отдают валлийскому поэту Анейрину: «Он кормил черных воронов на бастионе, хотя и не был Артуром». В «Черной книге Кармартена» есть «Могильные стансы», в которых содержатся такие строки: «Есть могила для Марха, есть могила для Гвитир, могила для Гугауна Алого Меча, о могиле же Артура и помыслить грешно». Эти слова означают, что места захоронения героев из предания известны, могилу же самого короля невозможно найти потому, что король Артур все еще жив.

В «Сокровищах Аннуина» из «Книги Талиесина» Артур вместе с войском отправился в валлийский потусторонний мир Аннун в поисках магического котла, «подогреваемого дыханием девяти дев». Это был не просто волшебный предмет — говорится о реликвии, символе религиозных верований кельтов. Он же упоминается в мифе о верховном боге Ирландии Дагде, у которого хранился котел, который способен возвращать мертвых к жизни. Поиски Артура в потустороннем мире обернулись трагедией: из путешествия возвратились лишь семеро воинов. Очевидна параллель между поисками Артура в кельтской мифологической литературе и поисками святого Грааля, но мифический Артур явно отличается от образа воина, остановившего саксов в 517 году.

Может быть, археологические данные направят исследователей на верный путь и дадут возможность по крупицам восстановить образ реального короля Артура. В литературе с именем Артура более часто связывают западную часть Англии: Тинтагель — поместье, в котором он родился; Камелот, где собирались рыцари Круглого стола, и предположительное место захоронения в Гластонбери. Могилы короля Артура и королевы Гвиневры, которые якобы были найдены в 1190 году монахами аббатства Гластонбери, на сегодняшний день считаются удачной мистификацией. Монахами был придуман этот обман для того, чтобы повысить доходы недавно пострадавшего от пожара аббатства.

Но некоторые из исследователей считают, что Гластонбери в действительности имел отношение к королю Артуру. Территория вокруг Гластонбери -Тора (сегодня курган находится за пределами города) вполне может быть островом Авалоном, куда был отправлен Артур, после получения смертельной раны в битве при Камлане.

Всего в двенадцати милях от Гластонбери находится датируемый железным веком замок Кэдбери, который в темные века вновь приобрел важное стратегическое значение, и именно с ним все чаще связывают Камелот в наши дни. В VI веке крепость превратили в обширную цитадель с огромными защитными бастионами. Тут найден ряд предметов, в том числе кувшины для вина, которые импортировались из стран Средиземноморья, что свидетельствует о том, что на протяжении столетия это место было резиденцией важного и влиятельного вельможи. Мог  ли замок быть местом сосредоточения власти короля Артура?

Согласно другой версии, Камелотом называют замок Тинтагель, который принято считать местом рождения Артура. Находится он в графстве Корнуолл, где с именем короля Артура связано довольно много географических названий. Сооружение построено в Средние века, но проведенные в Тинтагеле археологические раскопки показывают, что замок был важным опорным пунктом и торговым центром и раньше: тут обнаружено множество кувшинов для вина и масла из Малой Азии, Северной Африки и побережья Эгейского моря.

1998 год — был найден небольшой кусок плиты, на которой была надпись на латыни: «Артоньон отец потомка Колла это построил». Артоньон — латинский вариант кельтского имени Артну, или Артур. Однако тот ли это Артур, о котором сказано в легенде? К сожалению, этого никто не знает. Как и в версии с замком Кэдбери, мы опять имеем дело с важной крепостью и торговым центром, который, вне всякого сомнения, был резиденцией могущественного британского правителя, жившего в VI веке, когда зарождалась легенда об Артуре. Итак, некоторые факты, которые послужили основой для предания, выяснить удалось, но это и все сведения которые имеются на сегодня.

В наше время ведутся активные дискуссии в отношении того, кем мог быть Артур, если бы это был реальный исторический персонаж. По одной из версий, он был правителем римской колонии в Британии по имени Амброзий Аврелий. Он воевал против саксов, но не в VI веке, а в конце V века, спустя пару десятилетий после того как римские легионы покинули Британию. Другие исследователи, опираясь на материалы исследователя Джеффри Эша, считают Артура военачальником Риотамусом (около V века), который в одном из источников обозначен как «король бриттов». Он сражался на стороне римлян, принимал участие в военной кампании в Галлии (Франция), направленной против короля вестготов Эрика.

Но приблизительно в 470 году на территории Бургундии его следы теряются. Имя Риотамус, вероятно, является латинизированным названием «высочайшего правителя» или «верховного короля», а значит, является титулом, а не именем собственным и не связано с Артуром. Поразительной деталью, свидетельствующей в пользу теории о Риотамусе-Артуре, является тот факт, что этого короля Британии предал некий Арвандус, написавший письмо готтам. Вскорости его казнили за измену.

В одной средневековой хронике имя Арвандус звучит как Морвандус и напоминает латинизированный вариант имени вероломного сына Артура Мордреда. К сожалению, кроме скупых сведений о его деятельности в Галлии, о Риотамусе ничего не известно, потому нельзя с точностью установить, отсюда ли происходит легенда о короле Артуре и рыцарях Круглого стола.

Судя по археологическим и текстологическим свидетельствам, наиболее вероятной является версия о том, что образ Артура собирательный. В основе легенды лежит один или несколько реальных персонажей — правителей, которые защищали Британию от грабительских набегов саксов. Легенда вмещает в себе элементы кельтской мифологии и сюжеты средневековых романов, что и составило образ короля Артура, которого мы знаем сегодня. Таким образом, в основе предания об короле Артуре лежат реальные исторические события. А просуществовала легенда об Артуре так долго лишь потому, что этот образ затрагивал глубины сознания людей и отвечал их внутренним потребностям не только в герое, но и в короле, который бы воплощал дух британских земель.

 

 


 

Хотон Брайан

ред. shtprm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

Легенда о короле Артуре. Упоминания в истории.

Король Артур и рыцари круглого стола
Король Артур — подлинный король-воин, британский национальный герой, фигура, в которой с легкостью можно узнать как реального исторического персонажа, так и мифического героя. Для многих он луч света в смутные времена истории Британии.
Лишь при упоминании имени короля Артура в воображении появляются картинки рыцарских поединков, образы прелестных дам, загадочных волшебников и вероломства в замках предателей. Но что же скрывается за этими, на первый взгляд, романтическими историями эпохи Средневековья?
Конечно же, король Артур — литературный персонаж. Есть цикл преданий, которые относятся к рыцарским романам об Артуре, например в кельтской литературе. Однако каков же реальный герой? Есть ли основания предполагать, что истории о великом короле Британии, который вел соотечественников в жестокие сражения против саксов, — реальные исторические события?

Легенда о короле Артуре (кратко)
Вкратце, легенда о короле Артуре такова. Артур, первенец короля Утера Пендрагона, был рожден в Британии в тяжелые и смутные времена. Мудрый волшебник Мерлин посоветовал спрятать новорожденного, чтобы никто не знал о его настоящем происхождении. После смерти Утера Пендрагона Британия осталась без короля, и тогда Мерлин с помощью магии создал меч и воткнул его в камень. На оружии золотом было начертано: «Тот, кто сможет вытащить меч из камня, будет правопреемником короля Британии».
Многие предпринимали попытки это сделать, но только Артур смог вытащить меч, и Мерлин его короновал. Когда в битве с королем Пеллинором Артур сломал свой меч, Мерлин отвел его к озеру, из вод которого показалась волшебная рука с знаменитым Экскалибуром. С этим мечом (который дала ему Владычица озера) Артур был непобедим в битвах.
Женившись на Гвиневре, отец которой (в некоторых версиях предания) подарил ему круглый стол, Артур собрал величайших рыцарей тех времен и обосновался в замке Камелота. Рыцари Круглого стола, как их начали называть, защищали жителей Британии от драконов, великанов и черных рыцарей, а также занимались поиском сокровищ, в частности чаши, из которой пил Христос во время Тайной вечери, легендарный святой Грааль. Артур участвовал во многих кровопролитных сражениях против саксов. Под его предводительством британцы одержали величайшую победу на горе Бадон, после которой в конце концов было остановлено наступление саксов.
Но дома короля Артура ждало неприятное известие. Доблестный рыцарь Ланселот влюбился в его жену Гвиневру. В скором времени об этой интрижке узнали, и Гвиневру приговорили к смерти, а Ланселота изгнали. Но Ланселот возвратился, чтобы спасти королеву, и увез ее в свой замок во Францию. Артур с верными воинами бросился на поиски Ланселота. А тем временем Мордред (сын Артура от его сводной сестры Морганы — ведьмы, с которой у него была связь в юности, когда он не знал, кто она на самом деле) захотел захватить власть в Британии.

Король Артур – история (упоминания)
О короле Артуре и рыцарях Круглого стола сообщается в ряде источников, при этом их временной спектр довольно широк. Первое известное упоминание имеется в «Истории бриттов», написанной окало 825 года валлийским монахом Неннием. В этом труде король Артур представлен как великий полководец: Ненний назвал двенадцать битв, в которых королем была одержана победа над саксами. Самой важной из них была победа на горе Бадон. К сожалению, географические названия мест, где прошли битвы, описанные Неннием, давным-давно не существуют, потому на сегодняшний день точно определить их местонахождения не удалось.
В «Анналах Камбрии» («Валлийских анналах») сказано о том, что Артур и его сын Мордред были убиты в битве при Камлане в 537 году. Место проведения этой битвы по сей день не известно, однако есть две версии. Предположили, что сражение происходило в деревне Куин-Кэмэл в Сомерсете (недалеко от Саут-Кэдбери, который некоторые исследователи считают знаменитым Камелотом), или несколько северней, возле римского форта Бирдосвальд (в Каслстедс на валу Адриана).
В основном сведения об Артуре исследователи черпают из «Истории королей Британии», написанной валлийским священником Гальфридом Монмутским около 1136 года. Тут впервые упомянуты благородные воины, которых в последствии будут ассоциировать с королем Артуром и его рыцарями, описано соперничество с Мордредом, есть и меч Экскалибур, и волшебник, советник короля, Мерлин, а также рассказывается о последнем пути Артура на остров Авалон.
Но сэр Ланселот, святой Грааль и круглый стол в «Истории» не были упомянуты. Современники Гальфрида Монмутского подвергли критике его работы (им также были опубликованы две книги о пророчествах Мерлина), сочтя их не более чем плодом бурной фантазии. Следует заметить, что и большинство современных ученых разделяют это мнение.
Как это происходило относительно трудов древнегреческого историка Геродота, постепенно появлялись археологические находки, согласующиеся с некото

Но некоторые из исследователей считают, что Гластонбери в действительности имел отношение к королю Артуру. Территория вокруг Гластонбери -Тора (сегодня курган находится за пределами города) вполне может быть островом Авалоном, куда был отправлен Артур, после получения смертельной раны в битве при Камлане.
Всего в двенадцати милях от Гластонбери находится датируемый железным веком замок Кэдбери, который в темные века вновь приобрел важное стратегическое значение, и именно с ним все чаще связывают Камелот в наши дни. В VI веке крепость превратили в обширную цитадель с огромными защитными бастионами. Тут найден ряд предметов, в том числе кувшины для вина, которые импортировались из стран Средиземноморья, что свидетельствует о том, что на протяжении столетия это место было резиденцией важного и влиятельного вельможи. Мог ли замок быть местом сосредоточения власти короля Артура?
Согласно другой версии, Камелотом называют замок Тинтагель, который принято считать местом рождения Артура. Находится он в графстве Корнуолл, где с именем короля Артура связано довольно много географических названий. Сооружение построено в Средние века, но проведенные в Тинтагеле археологические раскопки показывают, что замок был важным опорным пунктом и торговым центром и раньше: тут обнаружено множество кувшинов для вина и масла из Малой Азии, Северной Африки и побережья Эгейского мо

www.colors.life

Легенда о короле Артуре

   В средние века Западная Европа была христианской, но ее сказание по-прежнему связаны с мифами языческих времен. В легендах до нас дошли сведения о реальных исторических событиях, но эти события изменены и украшены. Легенда иногда имеет в своей основе миф, но чаще она включает в себя элементы мифа. Одна из самых известных легенд рассказывает о короле Артуре (Артур - от кельтского «медведь»).
   По легенде, король Артур воспитывался вдали от дома великим волшебником Мерлином. Когда отец Артура умер, Мерлин объявил, что наследником будет тот, кто сможет извлечь, очарован меч из камня. Много было желающих получить меч, но все их усилия не дали.   Через несколько лет Артур прибыл в Лондон, чтобы увидеть рыцарский турнир. Рыцарь, которого сопровождал Артур, должен был принимать участие в соревновании, но вовремя заметил, что у него нет с собой оружия. Тогда он попросил Артура найти ему меч. Не зная о том, что означают камень и меч, торчащий из него, Артур вытащил его и протянул пораженном рыцарю. Так всем открылось, кто законный наследник умершего короля.   Артур поселился в замке под названием Камелот. Этот замок, построенный по чертежам Мерлина, считался неприступным. Там за круглым столом собирались и пировали храбрые рыцари, которые жили по законам чести, - рыцари Круглого стола. Однажды Камелот захватил племянник короля - Мордред, который хотел взять власть и жену короля - Гиневру.   Артур и его рыцари достойно боролись с противниками. Мордреда были убиты, а смертельно раненого Артура его сестра, фея Моргана, перенесла на остров Аваллон, во дворец на вершине горы. Аваллон в кельтских мифах - потусторонний мир, «остров блаженных». Считается, что там остановилось время, царит изобилие и молодость. Там растут яблоки, которые дарят бессмертие.
   Король Артур действительно существовал. Артур был знатным вождем кельтов на рубеже V-VI вв. Вместе со своим войском он отражал англосаксонские нападения в Британии.


  В Средние века составляли легенды и о других рыцарей: рыцаря Сида и его мечи Колада и Тиссоне, о сэре Роланда и его меч Дюрандаль. Рыцарство было достаточно популярным и почиталось в средневековой Европе, поэтому именно рыцари становились героями новых легенд.

ПОДЕЛИТЬСЯ◄╝

dnevnik-legend.ru

Краткая версия легенды о короле Артуре.

В Игрейну, супругу герцога Корнуэльского влюбляется английский корольУтёр Пендрагон. Для того чтобы завоевать сердце Игрейны он обращается к чародею и прорицателю Мерлину. Мерлин, в свою очередь, соглашается помочь Пендрагону, но только с одним условием - будущее дитя Пендрагона и Игрейны будет отдано ему. По магическому стечению обстоятельств герцог Конуэльский погибает в битве. А Игрейна становится женой Пендрагона. Через некоторое время, Игрейна рождает на свет мальчика. Соблюдая уговор, между ним и Мерлином, Пендрагон отдает мальчика Мерлину. Дитя получает имя - Артур, и его воспитывает барон Эктор.

Проходят годы, и король Пендрагон умирает. Все английские бароны вызываются архиепископом Канберберийским в город Лондон для того, чтобы избрать нового короля. В то время, когда приехавшие бароны собираются на молитву - происходит чудо. Двор храма озаряется светом и в середине двора появляется волшебная наковальня, стоящая на большом камне, под наковальней лежит меч, а на самом камне проявляется надпись, которая говорит о том, что королем станет только тот человек, который вытащит из-под наковальни этот волшебный меч. Пробуют все бароны и рыцари, но только Артур смог вытащить этот меч из под наковальни. Бароны не довольны тем, что человек столь низкого происхождения стал новым королем Англии и решают идти против него войной. Словам Мерлина о том, что Артур является законным сыном Пендрагона и новым королем Англии, бароны не верят. В войне баронов и Артура побеждает Артур.
Артур влюбляется в жену Лота Оркнейского, которую он встречает в городе Карлионе. Артур остается у нее на всю ночь, и за эту ночь она зачинает от Артура ребенка. Артур не знает, что она является его сестрой по линии его матери Игрейны. Маг и чародей Мерлин открывает Артуру эту тайну, и говорит о том, что зачатый сестрой Артура ребенок, в будущем убьет Артура и всех его рыцарей. Владычица Озера отдает Артуру меч Эскалибур и говорит, что эти ножны меча уберегут Артура от тяжелых ранений в боях и сражениях.
Мерлин сказал, что Мордред родился 1 мая. И поэтому Артур говорит своим рыцарям принести к нему младенцев всех знатных родов, которые родились в этот день. Как только всех младенцев собрали, их по приказу Артура, сажают на корабль. Во время плавания корабль тонет. Гибнут все младенцы, но Мордред, по счастливому стечению обстоятельств, выживает. Владычица Озера гибнет от руки рыцаря Балина Свирепого. А Балин убивает владычицу заколдованным мечом, за то, что Владычица погубила его мать. После чего сам Балин и его брат Балан также гибнут из-за того, что у них есть этот заколдованный меч. 
Артур получает в подарок от короля Лодегранса - Круглый стол, потому что берет себе в жены его дочь. Особенностью стола является то, что за ним могут сидеть сразу сто пятьдесят рыцарей. Но у Артура есть только сто рыцарей, поэтому он приказывает магу и чародею Мерлину найти ровно пятьдесят рыцарей. Мерлин, в свою очередь, находит только сорок восемь доблестных рыцарей, и два места за Круглым столом остаются не занятыми. Артур говорит своим доблестным рыцарям, чтобы они сражались храбро и только исключительно во имя правды. 
В одну из дев Владычица Озера влюбляется маг и чародей Мерлин. Но ей не нравится то, что он ей постоянно докучает, поэтому она хитроумным способом заводит его в волшебную пещеру и закрывает вход в нее тяжелым камнем. Мерлин не может оттуда выйти и умирает в этой пещере. Король Артур едва не погибает в схватке с возлюбленным его сестры феи Морганы. До поединка она подменяет волшебный меч Артура Эскалибур на обычный меч. Но в бою Артур выживает и в будущем совершает много подвигов.
Из города Рима от императора Луция к Артуру приезжают послы с требованием выплатить императору дань. Артур отказывается выплачивать дань и решает объявить императору войну. В Нормандии, где высаживает Артур, он убивает великана-людоеда. После чего, в схватке за схваткой Артур побеждает римлян. В одном из сражений погибает император Луций. Артур коронуется новым императором Италии и Аллемании. В короновании принимают участие все сенаторы и кардиналы. А процесс коронования проводит сам папа Римский. На спящего под деревом Ланселота Фея Моргана насылает чары и уводит его в замок. Она хочет, чтобы Ланселот выбрал одну из четырех королев себе в возлюбленные. Однако, Ланселот хранит верность королеве Гвинере и поэтому отвергает всех четырех королев. Позже, Ланселот спасается из плена дочерью короля Багдемагуса.
Во дворе Артура появляется некий молодой человек, который не называет своего имени и просит Артура права остаться у него на один год. Артур разрешает ему остаться и нарекает его прозвищем Бомейн. Бомейн весь год проводит вместе со слугами Артура в одном помещении. Живя там и разделяя с ними всю пищу. По прошествии года, Бомейн просит короля Артура отпустить его, так как его дама подвергается нападкам со стороны Красного Рыцаря. Бомейн открывает свое истинное имя Гарета Оркнейского. Король Артур посвящает Гарета в рыцари Круглого стола наравне с остальными. Леди Лионесса выходит замуж за Гарета, который побеждает в битве Красного Рыцаря.
Мачеха Тристрама хочет его отравить, с тем, чтобы после его смерти всеми землями владели ее собственные дети. Но коварный замысел раскрывается, и мачеха приговаривается к сожжению. Но Тристрам не хочет, чтобы ее сжигали. Он старается упросить своего отца-короля помиловать ее. Король соглашается помиловать мачеху, но отправляет Тристрама во Францию. После нескольких лет пребывания во Франции, Тристрам возвращается на родину. Его дядя Марк Корнуэльский приглашает его жить при своем дворе.Тристрам соглашается и участвует в войне Марка Корнуэльского против его недображелателей и врагов. Через некоторое время Тристрам становится рыцарем и бьется в поединке с рыцарем Мархольтом, побеждает его и тем самым избавляет Корнуэлл от выплаты дани. Тристрам уезжает в Ирландию. Лишь там он сможет полностью излечить все свои раны, полученные в поединке. 
Тристам исцеляет свои раны, благодаря дочери ирландского короля Ангвисанса Изольде Прекрасной. Об убийстве Мархольта узнает королева и поэтому Тристам должен срочно уехать из Ирландии. Происходит прощание Тристама и Изольды, во время которого, Тристам обещаем любить только Изольду, а Изольда обещает Тристаму семь лет не выходит замуж ни за кого кроме него. Проходит время, и Тристам приезжает к Изольде с целью сосватать ее за короля Марка. Но планы рушатся, так как напиток, приготовленный королевой Ирландии для короля Марка, случайно выпивают Тристам и Изольда. Любовные отношения между ними остаются даже тогда, когда Изольда выходит замуж на Марка. В свою очередь Марк очень расстроен этим положением дел. Поэтому в голове короля созревает план убить Тристама. Но коварным планам не суждено сбыться, Тристам по совету Изольды тайно бежит в Бретань, где через некоторое время встречает Изольду Белорукую и обручается с ней, совершенно позабыв про Изольду Прекрасную. Но Тристам не находит себе спокойствия и после свадьбы. Он постоянно вспоминает Изольду Прекрасную и грустит о ней.
О женитьбе Тристама узнает его давняя возлюбленная Изольда Прекрасная, которая зовет его обратно к себе и часто пишет ему письма. Тристам отправляется к ней, и на пути к ней избавляет короля Артура от верной гибели от рук чародейки Аннауры. Но Тристама ждала плохая весть, в его руки попадает письмо влюбленного в Изольду Прекрасную Кахидина. Тристам сходит с ума и уходить жить к пастухам. Через некоторое время, Тристам получает приют во дворе Марка. Изольда узнает своего давнего возлюбленного, и силой этого у Тристама вновь появляется разум. Марк узнает в лице странника - Тристама, и принимает решение изгнать его из страны на 10 лет.
Происходит поединок между Тристамом и Ланселотом. После того, как они узнали имена друг друга, они оба в радостных чувствах возвращаются к королю Артуру. Король Артур не дает Марку убить Тристама и мирит их друг с другом. Однако Тристам, как и в прошлые времена, все еще любит Изольду Прекрасную, и не стесняется в выражении своих чувств. Все же Тристаму не удается полностью обезопасить себя от действий Марка, и король Марк заточяет Тристама в темницу. Но Персивадь освобождает Тристама из заточения и Тристаму вместе с Изольдой Прекрасной удается спастись от Марка в замке Ланселота.
Властитель Нездешней страны король Пелес встречается с Ланселотом, во время его путешествия. Пелес рассказывает Ланселоту свою историю о том, что он является кровным родственником Иосифа Аримафейского. В свою очередь, Иосиф Аримафейский является учеником святого Иисуса Христа. Также, Пелес показывает Ланселоту Святой Грааль и говорит о том, что в будущем он будет утрачен, а также говорит, что орден Круглого стола распадется. Но будущему сыну Ланселота уготована великая судьба, он должен будет спасти Нездешнюю страну и получить Святой Грааль. Король Пелес знает, что Ланселот никогда не изменит своей любимой Гвиневере с его дочерью, и во имя исполнения пророчества, Пелес просит чародейку Брузену подсыпать Ланселоту в вино волшебное зелье. Под действием великих чар, Ланселот проводит ночь вместе с дочерью Пелеса и та от него зачинает ребенка. Даже когда Ланселот узнает о примененных чарах он прощает Элейну.
Родившегося у Элейны мальчика называют Галахад. Элейна вместе с Брузеной едут на праздник к королю Артуру в его замок. Кроме них на празднество собираются множество английских лордов и их дам. Гвиневера знает, что к Ланселоту едет Элейна и ревнует своего возлюбленного к ней. Элейна хочет, чтобы Ланселот провел ночь именно с ней, и поэтому просит Брузену наслать на Ланселота чары. Ланселот под действием чар проводит ночь вместе с Элейной. Гвиневера узнав об этом выгоняет Элейну и Брузену со двора. Ланселота объявляют изменником и он сходя с ума уединяется в дикие леса. Через несколько лет Ланселота узнает рыцарь Блиант. Блиант увозит Ланселота к себе в замок. Ланслот спасает Блианта от врагов, сорвав с себя оковы, в которые Блинат усадил Ланселота.
Проходит время, но Ланселот так же безумен как и был, и все также не помнит себя. В отчаянии он уходит из замка Блианта, и долгое время скитается по свету. Однако, случается так, что он попадает в замок Карбеник, в котором живет его возлюбленная Элейна. Элейна узнает в его лице своего любимого. Она берет бесчувственное тело Ланселота и передает его своему отцу, королю Пелесу. Пелес, в свою очередь, переносит Ланселота на своих руках в башню, где хранится священный кубок Грааля. С помощью него рыцарь Ланселот исцеляется. Возрадовалась душа рыцаря, и он просит короля Пелеса, отца своей возлюбленной Элейны, чтобы тот разрешил им остаться в этой земле. Король Пелес разрешает им остаться и дает им остров. На этом острове они живут мирно и счастливо вместе с другими кавалерами и их дамами. Но в один прекрасный день, Ланселот решает провести турнир на который приглашает всех рыцарей Круглого стола. Рыцари Круглого стола узнаю в лице пригласившего их человека своего друга Ланселота. Они отчаянно просят его вернуться в Камелот во дворец короля Артура. Ланселот соглашается и возвращается к Артуру. По прошествии некоторого времени, Ланселот посвящает в рыцари Галахада. Однако, сам Ланселот не знает, что этот молодой человек его сын. Все проясняется тогда, когда Галахад приезжает в Камелот. На его месте за Круглым столом проявляется надпись, которая гласит о том, что он является сэром Галаходом, Высокородным принцем. Но само место было плохо. Ибо оно было погибельным, и навлекало на своего рыцаря множество несчастий и смерть.
Великое чудо представляется взорам рыцарей Круглого стола. Перед их глазами по реке проплывает большой волшебный камень, в середину которого вонзен волшебный меч. Внизу камня имеется надпись, согласно которой меч сможет вытащить только избранный рыцарь, только тот который является лучшим из всех рыцарей мира. И тут, сказанные некогда слова мага и чародея Мерлина начинают сбываться. Галахад с легкостью вытаскивает волшебный меч из камня. Этот меч когда-то принадлежал Балину Свирепому. Всем придворным дамам становится известно, что сын Ланселота, Галахад по своей крови происходит из великого рода. Ведь его отец происходит от господа Иисуса Христа. Случается чудо в самый канун праздника Пятидесятницы. В зале, где проходит главное торжество появляется Священный Грааль. А столы становятся уставленными винами и яствами. Рыцари Круглого стола и Гавейн дают свою клятву всегда делать только добро и совершать все свои подвиги только во имя добра. Но Артур мрачен. В душе он понимает, что он и его рыцари Круглого стола уже никогда не смогут собраться все вместе за этим столом. После праздника, Галахад получает священный щит на котором Иосиф Аримафейский начертил красный крест своей собственной кровью. И рыцарь Галахад, сын Ланселота совершает множество подвигов во имя Священного Грааля вооруженный священным щитом и мечом.
Ланселот начинает замечать, что перед его глазами появляются видения. В первом случае, перед ним встает старая часовня. Но голос за его спиной говорит ему покинуть это место, так как он греховен и не достоин тут находиться. Ланселот хорошо понимает, что он греховен. Грусть заполоняет его душу. Он решает пойти к отшельнику, чтобы исповедоваться перед ним. Отшельник говорит о том, что Ланселоту, для того чтобы полностью излечиться, следует закончить все отношения с Гвиневерой. Персиваль также отправляется на поиски Святого Грааля. И на пути своих странствий он встречает свою родную тетку. Его тетка истолковывает ему значение Круглого стола и ордена рыцарей. Круглый стол знаменует собой круглую землю и мир. А Рыцари имеют великую часть предстать за столом мира. Тетка, также, говорит, что сын Ланселота Галахад во много раз превзойдет своего отца в славе и вере. Персиваль ставит себе задачу разыскать Галахада. Во время своих странствий по миру, Персиваль отчаянно борется со всеми искушениями, встречающимися на его пути. В знак своей борьбы, он рассекает себе бедро. Ланселот также ищет Святой Грааль. Встретив на своем пути затворницу, та говорит ему, что Галахад его сын, а также говорит о том, что Ланселот должен исправиться душевно. Ведь он греховен перед богом. 
Путешествие в поисках Грааля затянулось. Гавейн и рыцарь Боре решают исповедоваться в своих грехах отшельнику. Тот, в свою очередь, истолковывает Гавейну его сон. Согласно толкованию, все рыцари Круглого стола грешны. И пока они не покаются перед господом Богом за свои грехи, они не смогут войти в священную комнату и не смогут найти священный Грааль. Прислушавшись к словам отшельника, Персиваль, Борс и Галахад отправляются в странствия, чтобы делать подвиги по имя Святого Грааля. Ланселот тоже не может получить Святой Грааль. Он оказывается в чудесном замке и пытается войти в священную комнату, но у него это не получается. Волшебный огонь опаляет его, и он падает на пол без сознания и проводит так более 25 дней. После чего, Ланселот узнает от встретившего его короля Пелеса, что его возлюбленная Элейна, которая родила ему сына Галахада, умерла. Ланселот, в горестном состоянии, уезжает в Камелот. Почти все рыцари Круглого стола к тому времени уже погибли в странствиях. 
В замке короля Пелеса три рыцаря Галахад, Персиваль и Боре получают священную чашу Грааль и престол. После того, как Галахад стал царем целого города, ему во сне снится Иосиф Аримафейский. Иосиф причащает Галахада перед его смертью. В момент, когда Галахад умирает, небо расходится и появляется рука, которая забирает с собой священную чащу Грааль. С того момента Святой Грааль навсегда потерян для всех людей. Рыцарь Персиваль принимает постриг и проживя два года вместе с отшельниками умирает.Между Ланселотом и Гавейном происходит поединок во имя королевы Гвиневеры. Ланселот побеждает в этом поединке, однако получает очень опасные раны и в скором времени уезжает к отшельнику, чтобы тот излечил его от ран.
Королева Гвиневера попадает в плен к рыцарю Мелеганту. Но храбрый Ланселот спасает ее из плена. Он бьется с Мелегантом и Мелегант гибнет в бою. Король Артур узнает о любовных похождениях Гвиневеры с Ланселотом из уст Агравейна и Мордреда, и поэтому он приказывает захватить их в плен. Гавейн отказывается отвести Гвиневеру на костер, не выполнив приказ короля Артура. В этом время Ланселот спасает Гвиневеру от верной гибели на костре, убив Агравейна и его рыцарей. После чего, Ланселот уезжает с ней в свой замок, который называется «Веселая стража». Король Артур очень недоволен сложившейся ситуацией и приказывает своим рыцарям осадить замок Ланселота. Однако, следуя указаниями папы римского, король Артур мирится с ним. Королева Гвиневера возвращается обратно к королю Артуру, а сам Ланселот уезжает в далекую Францию. Но Гавейн не может простить Ланселоту смерть своих братьев и рыцарей. Поэтому Гавейн говорит королю Артуру собрать войско и убить Ланселота. Король Артур следует словам Гавейна и вместе со своим войском отправляется во Францию.
Мордред пользуется тем, что король Артур отсутствует. В это время он распространяет ложную информацию, и говорит о том, что король Артур мертв. По прибытии Артура в Дувр, случается схватка, в ходе которой от ранений погибает Гавейн. После своей смерти дух Говейна приходит к королю Артуру и говорит о том, что скоро будет сражение между ним и его сыном Мордредом. Все происходит так, как говорил дух. Артур тяжело ранен, а его сын Мордред был убит. Артур чувствует приближающуюся гибель и принимает решение избавиться от своего волшебного меча, бросив его в воду. После этого, король Артур уплывает на корабле вместе с тремя королевами и другими дамами, которые также были на судне. В ночь Артур умирает и его хоронят в часовне под могильным камнем. Известие о смерти Артура передают Гвиневере и Ланселоту. Он и она принимают постриг. После смерти Ланселота, епископу снится сон, в котором он его видит вместе с ангелами. У Англии появляется новый король под именем Константин. Он правит Англией с достоинством и честью.

legendarion.net

Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола читать онлайн - Джон Стейнбек

Джон Стейнбек

Легенды о короле Артуре и рыцарях круглого стола

Вступление

...

Много славных книг писано о короле Артуре и о его благородных рыцарях на французском языке, кои я видел и читал за морем, но на нашем родном языке их нет…

И посему я, по простому моему разумению, мне Богом ниспосланному, при благоволении и содействии всех этих благородных лордов и джентльменов, предпринял напечатать книгу, недавно на английский язык коротко переложенную, о славной жизни помянутого короля Артура и иных из рыцарей его по списку, мне переданному, каковой список сэр Томас Мэлори, почерпнув из неких французских книг, на английском языке в кратком изводе составил.

И я, в согласии с этим моим списком, составил набор, дабы люди благородные могли узнать и перенять благородные рыцарские подвиги, деяния добрые и достойные, кои совершали иные из рыцарей в те времена и через то прославились, а злые люди бывали наказаны и часто повергались в позор и ничтожество. И притом смиренно умоляю всех благородных лордов и дам и все другие сословия, каких бы состояний и степеней ни были они, кто увидит и прочитает труд сей, сию книгу, пусть воспримут и сохранят в памяти добрые и честные дела и следуют им сами, ибо здесь найдут они много веселых и приятных историй и славных возвышенных подвигов человеколюбия, любезности и благородства. Ибо истинно здесь можно видеть рыцарское благородство, галантность, человеколюбие, дружество, храбрость, любовь, доброжелательность, трусость, убийства, ненависть, добродетель и грех. Поступайте же по добру и отриньте зло, и это принесет вам добрую славу и честное имя.

Также принято будет чтение сей книги и для препровождения времени, а верить ли и принимать за истину все, что в ней содержится, или же нет, вы вольны и в своем праве. Но написано все это нам в назидание и в предостережение, дабы не впадали мы во грех и зло, но держались и укреплялись в добродетели, через это можем мы заслужить и достигнуть доброй славы и честного имени в сей жизни, а после сей краткой и преходящей жизни — вечного блаженства в небесах, что да ниспошлет нам Тот, Кто царит в небесах, един в трех лицах. Аминь.

И с тем, приступая к означенной книге, которую я посвящаю всем благородным князьям, лордам и леди, джентльменам и дамам, кои пожелают прочесть или послушать о славной и благородной жизни этого великого завоевателя и превосходного короля Артура, некогда правившего нашей страной, прозывавшейся в те дни Британией, я, Вильям Кэкстон, простой человек, предлагаю всеобщему вниманию сию книгу, которую я отпечатал и которая толкует о благородных деяниях, подвигах воинской славы, рыцарства, доблести, человеколюбия, мужества, любви, галантности и подлинного великодушия, равно как о многих удивительных историях и приключениях.

Томас Мэлори. Смерть Артура [Здесь и далее цитаты из «Смерти Артура» Т. Мэлори приводятся в переводе И. М. Бернштейн.]

Почему-то многие взрослые люди благополучно забывают, каких мучений им стоило научиться читать. А между тем это, возможно, величайшее усилие, которое каждому индивиду приходится предпринимать в своей жизни. Задача осложняется еще и тем, что усилие это предпринимается на заре нашей жизни. Ведь все мы постигаем грамоту в раннем детстве. Попытки взрослых научиться читать, как правило, оказываются малоэффективными — дело сводится к простому заучиванию набора символов. Подумайте сами: ведь неспроста же человечество существует на земле уже миллионы лет, и лишь в последние десять тысяч лет освоило этот волшебный фокус — превращать крошечные закорючки в магию слов.

Не знаю, насколько применим мой личный опыт ко всем остальным людям, но я наблюдал за собственными детьми и узнавал в них себя. Уж они-то, по крайней мере, прошли мой тернистый путь от начала и до конца.

Я до сих пор помню свои детские ощущения: все слова — не важно, напечатанные или написанные от руки — казались мне злобными демонами. А книги, которые доставляли мне столько страданий, были моими злейшими врагами.

И это при том, что рос я в доме, где литературу знали и ценили. С Библией я познакомился едва ли не в колыбели. Дядья мои охотно цитировали Шекспира, а беньяновское «Путешествие паломника» я впитал, что называется, с молоком матери. Но все эти тексты проникали в меня через уши. Я легко воспринимал звуки, ритм, образы. Что же касается книг, то они так и оставались для меня орудиями жестокой пытки — щипцы и клещи, тиски для больших пальцев и прочая, и прочая. Бр-р, меня до сих пор бросает в холодный пот от этих воспоминаний. А затем в один прекрасный день в комнату вошла тетушка и, отвергнув все мои возражения, вручила мне книгу. Я с ненавистью разглядывал черные буковки, которые никак не желали складываться в слова. Я и не припомню мига, когда все стало постепенно меняться. В конце концов страницы раскрылись и впустили меня в свой мир. Волшебство свершилось! Библия, Шекспир и «Путешествие паломника» принадлежали всему миру, но эта книга… она была только моей! Как вы догадываетесь, она оказалась сокращенной кэкстоновской версией романа Томаса Мэлори «Смерть Артура». Я был очарован необычным произношением слов, да и сами слова — старинные, давно уже вышедшие из употребления — имели надо мной неизъяснимую власть. Возможно, именно тогда во мне и поселилась страстная любовь к английскому языку, которой я страдаю всю свою жизнь. Я с удивлением открыл для себя проблему языковых пародоксов: оказывается, cleave означает одновременно и «прилипать, склеиваться», и «раскалываться»; словом host может обозначаться как враг, так и гостеприимный друг; a king (король) и gens (род, клан) происходят от одного и того же корня. Довольно долгое время я пользовался своим тайным языком: yclept и hyght, wist и accord означали для меня «мир»; entente — «цель», a fyaunce — «обещание». Старательно шевеля губами, я произносил букву, в старину известную как «торн» (thorn), на манер буквы «р» — которую она напоминала очертаниями — вместо того, чтобы произносить правильный звук th. Сейчас, задним числом, я не стыжусь этого. Ибо все в моем родном городке первое слово в названии «Ye Olde Pye Shoppe» произносили как «йе». Так что даже лучшие из лучших навряд ли были лучше меня, маленького мальчика. Уже гораздо позже я узнал, что в этом злополучном «Ye» буква «у» заменила устаревший «торн». Однако тогда я шептал про себя таинственные и прекрасные слова — «Когда народится это дитя, повелите отдать его мне тайно через задний замковый выход некрещеным» — и, как ни странно, узнавал их, каким-то шестым чувством улавливая смысл высказывания. Думается, меня очаровывала сама странность языка, и она же помогала мне проникнуть в далекую сцену, где вершились непонятные события.

И в этой сцене я находил все черты, присущие человеку, — и доблесть, и печаль, и разочарование, но в особенности рыцарственность — пожалуй, единственное качество, являющееся несомненным изобретением западной цивилизации. Полагаю, мое чувство справедливости, моя непоколебимая установка «положение обязывает» и моя нетерпимость к угнетению одного человека другим — всё берет начало в той таинственной книге. Она оказалась бережной ко мне — не ранила мои чувства, как это делали почти все детские книжки. И мне не казалось странным, что король Утер Пендрагон возжелал жену своего вассала и добился ее при помощи хитрого обмана. Я не был шокирован, узнав, что рыцари были как добрыми, так и злыми. В моем родном городе имелись люди, которые рядились в одежды добродетели, но были, как я знал, самыми настоящими грешниками. Когда мне доводилось испытывать чувство смятения или печали, я спешил поскорее к своей книге. Дети ведь, как известно, бывают добрыми, а случается, что и злыми, жестокими. Все эти противоречивые качества я находил в себе самом, но все они присутствовали и в моей волшебной книге. И это успокаивало. Если я оступался в жизни — неверно делал выбор между любовью и преданностью, — то ведь туже самую ошибку допускал и мой любимый Ланселот! Я мог понять темные бездны Мордреда, потому что открывал их и в своей душе. Надеюсь, во мне было что-то и от Галахада (хотя, увы, до обидного мало). Там же, в глубине моей души, обреталась потаенная жажда увидеть, прикоснуться к Священному Граалю — она и по сей день там.

Шли годы, а чары Мэлори не рассеивались. И тогда я начал исследовать истоки этой бессмертной литературы. Я прочел «Черную Книгу Кармартена», «Мабиногион и другие валлийские легенды», «Красную Книгу Хергиста», труд Гильды Премудрого «О погибели Британии», а также «Описание Камбрии» Гиральда Камбрийского и множество «французских книг», которые упоминает Томас Мэлори. Дальше — больше. Я закопался в научные изыскания, штудировал Чамберса, Соммера, Голлонца, Сэнтсбери, но всегда возвращался к Мэлори. Вернее сказать, к Мэлори в кэкстоновской редакции, поскольку на протяжении долгих лет это была единственная доступная нам версия «Смерти Артура». Так продолжалось до того момента, когда в 1934 году было объявлено, что в библиотеке Винчестерского колледжа обнаружена ранее неизвестная рукопись романа Мэлори, получившая название Винчестерского манускрипта. Известие об этом открытии глубоко взволновало меня. Однако на тот момент я не принадлежал к ученой когорте исследователей — был просто горячим поклонником романа, а следовательно, не имел ни возможности, ни нужной квалификации для того, чтобы ознакомиться с драгоценной находкой. Лишь в 1947 году Юджин Винавер, профессор французского языка и литературы в Манчестерском университете, издал свой трехтомный труд, посвященный творчеству сэра Томаса Мэлори вообще и Винчестерской рукописи в частности. Трудно было найти более подходящего человека для подобной работы, ибо сама специализация профессора Винавера предполагала блестящее знание не только «французских книг», но и других — валлийских, ирландских, шотландских и бретонских — источников. Помимо своей великолепной эрудиции и строго научного подхода, Винавер привнес в эту работу радостное ощущение чуда, которого так недостает традиционной методологии.

Долгое время я мечтал познакомить свое поколение со старинными историями о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. Ведь истории эти не умерли, они и поныне живут в сердцах людей, даже тех, кто никогда не читал их. Однако здесь существуют свои сложности. Боюсь, что архаичная лексика и величественный ритм сочинений Мэлори окажутся неприемлемыми для современного читателя. Да, лично меня подобные конструкции очаровывали в детстве и продолжают очаровывать сейчас. Но я далеко не уверен, что большинство читательской аудитории разделяет мои чувства. Мне хотелось пересказать артуровские легенды простым и современным языком — так, чтобы их могли читать мои собственные юные сыновья и другие, не столь юные, читатели. В своем предполагаемом труде я мечтал передать самую суть Мэлори, сохранить канву повествования, ничего не убавляя и не прибавляя к исходному тексту. Наверное, в глубине души мне хотелось оспорить безусловную монополию кинематографа и карикатурных рисованных комиксов. Ведь в наши дни эта низкопробная продукция является, по сути, единственным источником информации для юношества, не способного совладать с трудностями средневековой лексики и произношения. Если б мне удалось реализовать свой план и сохранить таинственную магию Мэлори, то я чувствовал бы себя счастливейшим человеком на земле. Изначально я не собирался заново переписывать роман. В мои задачи не входило сокращать или облегчать текст, идеализировать его героев. Я искренне верил, что само величие артуровского мифа станет гарантией против любого стороннего вмешательства. Ход моих рассуждений был таков: в лучшем случае я подарю эти истории сотням и тысячам современных читателей, ну а в худшем — не слишком наврежу бессмертной книге Мэлори. В конце концов я расстался со своим возлюбленным Кэкстоном, покинув его ради Винчестерской рукописи, ибо последняя, на мой взгляд, гораздо ближе и глубже отражает исходный текст «Смерти Артура». Я безмерно благодарен профессору Юджину Винаверу, который обеспечил мне доступ к знаменитому манускрипту.

Представляя на суд читателей свой роман, я, со своей стороны, могу только присоединиться к просьбе сэра Томаса Мэлори, который в конце одной из глав говорит: «А я прошу всех тех, кто прочтет эту повесть, помолиться за написавшего ее, дабы послал ему Господь поспешное и скорое освобождение. Аминь».

Джон Стейнбек

ЛЕГЕНДЫ О КОРОЛЕ АРТУРЕ И РЫЦАРЯХ КРУГЛОГО СТОЛА

Мерлин

Все это произошло в те далекие времена, когда в Англии правил король Утер Пендрагон. Дошли до него как-то слухи, что некий корнуолльский герцог совершает набеги на его владения. Утер повелел своевольному герцогу прибыть к королевскому двору, да привезти с собой жену — леди Игрейну, которая славилась своей красотой и премудростью.

Когда же герцог явился во дворец, королевские советники уговорили его помириться с повелителем, ибо тот предлагал свою дружбу и гостеприимство. И все бы хорошо, да вот беда: взглянул Утер на леди Игрейну и увидел, что она чудо как хороша. Влюбился без памяти король и пожелал немедля возлечь с красавицей. Однако леди Игрейна оказалась верной и добродетельной женой, а потому отказала королю.

Более того, она улучила минутку и сообщила обо всем мужу.

— Полагаю, сэр, что нас сюда пригласили вовсе не из-за ваших проступков, — сказала она герцогу. — Задумал король обесчестить меня, а через меня — и вас, моего законного супруга. Отказа он не потерпит, а посему молю: давайте уедем отсюда как можно скорее и будем скакать всю ночь, чтобы до рассвета добраться до родных владений и обрести безопасность.

Так они и сделали: под покровом темноты тайно покинули королевский замок, так что ни Утер, ни его приближенные не заметили их бегства.

Когда же сие обнаружилось, король впал в неистовую ярость. Спешно собрал он совет, на котором и поведал лордам о вероломстве герцога. Перед лицом королевского гнева мудрые советники тут же изобрели хитроумное решение. Они посоветовали Утеру послать к герцогу гонца с приказом немедленно вернуться.

— Если же он откажется повиноваться, — сказали они, — то вы, ваше величество, будете вправе объявить ослушнику войну и стереть его с лица земли.

Король последовал их совету и отправил гонцов. Те, однако, вскоре возвратились и принесли неутешительные вести: герцог наотрез отказывался подчиниться приказу. Ни он сам, ни его жена не намерены являться пред светлые королевские очи.

Пуще прежнего разгневался Утер и отправил непокорному вассалу новое послание, в котором грозил страшными карами. Пусть-де герцог заблаговременно позаботится о своей защите, ибо не позднее, чем через сорок дней, король явится самолично и силой вытащит его из самого укрепленного замка.

Герцог со всей серьезностью отнесся к этому предупреждению. Он должным образом укрепил две свои лучшие крепости и приготовился к длительной осаде. Леди Игрейну он отправил в замок Тинтагель, расположенный на неприступной скале, а сам засел в Террабиле — крепости, обнесенной толстыми стенами, со множеством крепких ворот и потайных ходов.

Тем временем король Утер собрал войско и выступил в поход против мятежного герцога. Он встал лагерем вокруг Террабиля и предпринял попытку силой захватить замок. Люди герцога отчаянно оборонялись. Много славных рыцарей полегло в ходе боев, однако победа так никому и не досталась. Столь велико было разочарование короля, что он в конце концов занемог и лежал в своем шатре, снедаемый тоской и неразделенной страстью к прекрасной Игрейне.

Явился тогда к нему благородный рыцарь сэр Ульфиус и стал вопрошать короля о причине его болезни.

— Откроюсь я тебе, сэр Ульфиус, — сказал король. — Болезнь моя проистекает из ярости и безнадежной любви. А против этого недуга медицина, увы, бессильна!

— Милорд, — молвил сэр Ульфиус, — думаю, нам следует послать за Мерлином. Он мудрый человек и весьма искусный маг. Уж он-то изыщет средство, дабы разрешить все проблемы и развеять вашу печаль.

Сказав так, рыцарь отправился на поиски волшебника.

Мерлин и вправду был умным и проницательным человеком, который к тому же обладал редкостным даром пророчества. Посему не удивительно, что за ним закрепилась репутация могущественного чародея. Много лет потратил Мерлин на изучение сокровенных тайн человеческой души и знал: простой, неискушенный человек легко теряется и становится податливым, когда не понимает, что творится. Поэтому Мерлин всегда окружал себя ореолом таинственности. Вот и сейчас — не успел сэр Ульфиус выйти на поиски мага, как тотчас же наткнулся на старика в лохмотьях. Тот поинтересовался, какая нужда привела сэра рыцаря на дорогу.

Возмущенный его дерзостью Ульфиус не снизошел до ответа, ибо невместно благородному господину отвечать на вопросы нищего попрошайки.

Тогда старик рассмеялся и сказал:

— Можешь не отвечать, я и так знаю: ты ищешь Мерлина. Остановись, сэр рыцарь, ты его уже нашел. Вот он я!

— Какой же ты Мерлин? Ты просто жалкий оборванец, — отмахнулся Ульфиус.

— Именно, — весело хохотнул незнакомец, — жалкий оборванец, а по совместительству великий маг Мерлин. В моих силах помочь королю Утеру. И если твой господин пообещает мне должную награду — ту самую, что я запрошу, — то я взамен берусь исполнить его заветное желание. И пусть король не беспокоится: дар, который он мне преподнесет, никак не умалит его королевского достоинства. Напротив, он послужит более к его выгоде и чести, нежели к моей.

Подивился сэр Ульфиус таким речам и произнес:

— Коли ты говоришь правду, старец, и требования твои окажутся разумными, то со своей стороны могу пообещать, что ты получишь желаемое.

— А раз так, скачи поскорее к своему королю, — молвил Мерлин. — Я же последую за тобой со всей возможной быстротой.

Обрадованный сэр Ульфиус повернул коня и скакал без передыху, пока не добрался до королевского шатра. Там он сообщил Утеру Пендрагону, что все в порядке — он разыскал Мерлина.

— И где же сей маг? — в нетерпении воскликнул король.

— Видите ли, милорд, — отвечал рыцарь, — он движется пешком, поэтому придется запастись терпением. Но старик обещал мне поспешать изо всех сил…

Глядь, а Мерлин уже стоит в дверях! Стоит и улыбается, ибо весело ему было поражать людей своими чудесами.

Приветствовал Утер волшебника и пригласил в свой шатер. Приблизился Мерлин и повел такую речь:

— Сир, ваше сердце, равно как и ваш разум, открытая книга перед моим взором. Мне ведомо, о чем вы мечтаете. И если поклянетесь своим миропомазанием, что дадите мне то, о чем попрошу, то я берусь исполнить ваше самое сокровенное желание.

Столь велико было нетерпение Утера, что он тут же принес торжественную клятву на четырех евангелиях.

— Ну так слушайте, сир, — молвил волшебник. — В первую же ночь, как вы возляжете с Игрейной, она понесет от вас дитя. И желаю я, чтоб вы отдали мне новорожденного младенца. Обещаю, что ничего худого с ним не случится. Напротив, все устроится к вашей чести и к выгоде ребенка. Согласны ли вы на такие условия?

— Согласен, — отвечал король. — Ты получишь все, о чем просишь.

knizhnik.org

Легенды и предания о короле Артуре и рыцарях круглого стола Кельтская мифология

Самые ранние упоминания о короле Артуре относятся, к концу V – началу VI веков и ассоциируют легендарного героя с историческим вождем кельтов, возглавившем борьбу против вторжения англо-саксов в Британию. К истинно "валлийским" относятся и романы IX – XI веков, вошедшие в свод волшебных легенд Уэльса "Мабиногион". Артур в ранних сказаниях (например, поэме валлийского барда IV века Анейрина "Гододдин") предстает перед нами сильным и могущественным племенным вождем, которому при всей его первобытной жестокости не чужды благородство и честность.
Исследователи средневековой литературы указывают, что на архетипическом уровне Артур сопоставим с легендарным королем Улада Конхобаром, героем многих ирландских саг, и с валлийским божеством Браном.
Известный медиевист А.Д. Михайлов пишет, что "в основе артуровских легенд лежат кельтские эпические сказания, и их ирландская вариация известна нам лучше всего. Поэтому ирландские саги – не источник, а параллель, в известной степени даже модель легенд о короле Артуре". С последним его роднит и то, что Бран страдает от раны. Этот мотив во многом перекликается с позднейшими вариантами легенд об Артуре, когда увечный король становится хранителем Грааля, священной чаши.
Обычно имя Arthur производят от римского родового имени Artorius, однако на уровне кельтской мифологии существуют несколько разных этимологии. По одной из них имя Артура расшифровывается как "черный ворон", а "ворон", в свою очередь, по-валлийски звучит как bran, что подтверждает связь короля Артура и функционально, и этимологически с богом Браном.

В последующие века образ Артура в кельтской традиции постепенно видоизменяется и постепенно предстает в виде мудрого короля, сына Утера Пендрагона – например, у английского хрониста Гальфреда Монмутского (умер 1154 или 1155). Перу Гальфреда Монмутского, также именуемого во многих источниках Гальфредом сыном Артура, принадлежит стихотворная "Жизнь Мерлина" и прозаическая "История бриттов".

В этих книгах перед нами проходит вся жизнь Артура – только в отличие от подражателей Гальфреда, Артур – не убеленный сединой старец, а крепкий воин, собирающий земли воедино и создающий великую державу, которая гибнет не из-за отваги и смелости врагов, но из-за неверности и вероломства женщины – королевы Гвиневры. Так возникает мотив губительности женских чар и разрушительной роли женщины, в судьбе конкретного героя и целого государства. Позднее этот мотив станет одним из центральных в романах о Рыцарях Круглого Стола. Гальфреду Монмутскому принадлежит честь написания произведений, из которых и выросла целая ветвь средневековой литературы (не говоря уже о более поздних романах об Артуре и его Рыцарях), – произведений, в которых главных героем является король Артур.

Не позднее XI века легенды о короле Артуре распространяются на континенте, прежде всего в Бретани, воспринимаются и переосмысливаются рыцарской традицией. Рыцарская традиция возникла в Провансе на юге Франции и служила образцом для других народов. В рыцарской среде сложились определенные правила куртуазии – благородного поведения, согласно которым рыцарь и должен вести себя: быть вежливым и любить свою Прекрасную Даму, уважать своего сюзерена и защищать сирых и обездоленных, быть мужественным, честным и бескорыстным и преданно служить Святой Церкви.

Вот эти идеалы и получили свое, отражение в рыцарском, романе. Особую роль в создании жанра стихотворного романа играет Кретьен де Труа, крупнейший французский поэт второй половины XII века, по существу создатель романов бретонского цикла. Кретьен де Труа написал пять романов ("Эрек и Эиида", "Клижес", "Рыцарь телеги, или Ланселот", "Рыцарь со львом, или Ивен", "Повесть о Граале, или Персеваль") на артуровские темы, в которых сам Артур главенствующей роли не играет.

На английском языке первые рыцарские романы появились в XIII веке. В XIV веке в Северной Англии или Шотландии создается поэма "Смерть Артура" (по всей вероятности, стихотворное переложение латинской истории Гальфреда Монмутского). К концу XIV века принадлежит и создание наиболее известного английского рыцарского романа "Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь" (2530 стихов в строфах различного объема), принадлежащий неизвестному автору, одному из самых замечательных мастеров английской средневековой поэзии. Эта поэма, вне всякого сомнения, является лучшей из всего английского артуровского цикла.
Главным героем ее является племянник короля Артура – сэр Гавейн, идеал средневекового рыцарства, которому посвящен и ряд других произведений позднего средневековья.

Поэма делится на четыре части: в первой рассказывается о том, как король Артур в своем замке в окружении Рыцарей Круглого Стола празднует Рождество. Пир прерывает появление в зале на коне Зеленого рыцаря, который начинает издеваться над собравшимися и оскорблять их. Артур в гневе хочет снести голову обидчику, но Гавейн просит предоставить это дело ему и одним взмахом меча отрубает Зеленому рыцарю голову, но незнакомец берет голову в руки, садится в седло, и тут веки открываются, и голос повелевает Гавейну через год и один день явится в Зеленую часовню принять ответный удар.
Верный своему слову, сэр Гавейн во второй части поэмы отправляется на поиски Зеленой часовни. Путь его полон лишений и испытаний, но смелый рыцарь с честью выходит из всех поединков и сражений. Он добирается до замка, в котором гостеприимный хозяин предлагает ему переночевать, ибо Зеленая часовня находится неподалеку.
Третья часть посвящена испытаниям и соблазнам, которым подвергается благородный Гавейн со стороны жены владетеля замка, которая остается с ним наедине, ибо славный хозяин отправляется на охоту. Гавейн с честью выдерживает все испытания, но принимает от дамы зеленый пояс, который может охранить от смерти. Таким образом Гавейн поддается, страху смерти.
Развязка наступает в четвертой части. Гавейн отправляется к Зеленой часовне, где его встречает Зеленый рыцарь, который три раза делает взмах мечом, но лишь только легко ранит Гавейн, а потом прощает его. Зеленый рыцарь оказывается хозяином замка, который решил испытать Гавейна и в бою, и жизни, прельстив чарами своей жены. Гавейн признает себя виновным в малодушии и в том, что испугался смерти, и Зеленый рыцарь прощает его, открывает свое имя и рассказывает, что виновницей всего была фея Моргана, ученица мудрого Мерлина и сводная сестра короля Артура, которая хотела напугать жену Артура, королеву Гиневру. (Прототипом образа Морганы считают ирландскую богиню войны и смерти Морриган, принимающую облик вороны, и бретонскую фею рек Морган.)
Основной конфликт поэмы строится на нарушении сэром Гавейном своего слова и недозволенном отступлении от кодекса чести, что трактуется как недостойное рыцаря поведение.

На английском языке на сюжет легенд о короле Артуре создано великое множество романов, среди них – "Артур", "Артур и Мерлин", "Ланселот Озерный".
В них рассказывается история короля Артура – о том, как в младенчестве после смерти родителей он был унесен из дворца волшебником Мерлином, по-сколъку его жизни угрожала опасность, и о том, как ему удалось взойти на троп, лишь добыв волшебный меч при помощи все того же Мерлина. Другая легенда гласит, что у Артура был еще один чудесный меч, который подарила ему Дева Озера и имя тому мечу Экскалибур. Артур строит себе дворец в Карлсоне, в котором находится знаменитый Круглый Стол, за которым и восседают славные Рыцари короля Артура.
Исследователи артурианы неоднократно делали попытки отождествить Камелот с реальными географическими пунктами. Его помещали в Корнуолле, Уэльсе и Сомерсетшире, а Томас Мэлори не раз пишет, что Камелот – это Винчестер, бывший столицей Британии до нормандского завоевания.

Абсолютно во всех пересказах легенд об Артуре рядом с его именем всегда упоминается имя Мерлина. Мерлин – образ колдуна и прорицателя., известный почти всем народам Европы, особенно после написания Гальфредом Монмутским "Прорицаний Мерлина". С образом прославленного Мерлина связан знаменитый Стоунхендж, который по-валлийски называется "Работой Эмриса", а Эмрисуэльское имя Мерлина.
Известный английский ученый Джои Рис в своей лекции в 1886 году сказал: "Я пришел к выводу, что нам следует принять историю Гальфреда Монмутского, согласно которой Стоунхендж был создан Мерлином Эмрисом по повелению другого Эмриса, а это, я, считаю, означает, что храм был посвящен кельтскому Зевсу, чью легендарную личность мы позже обретем в Мерлине". Остается добавить лишь, что в одной из кельтских триад говорится о том, что до появления людей Британия называлась Уделом Мерлина.

Всем легендам присущ сказочный элемент, а в сюжеты романов вплетаются религиозно-мистические мотивы о Священном Граале, хрустальной чаше, в которую, по преданию, собрал кровь распятого Иисуса Иосиф Аримафейский и привез ее в монастырь в Гластонбери. Грааль хранится в невидимом замке и является лишь достойному из достойных, ибо являет собой символ нравственного совершенства. Грааль приносит вечную молодость, счастье, утоляет голод и жажду.
В "Парцифале" Вольфрама фон Эшенбаха (конец XII – начало XIII века) Храм Святого Грааля стоит на ониксовой горе, стены его сложены из изумруда, а башни увенчаны пылающими рубинами. Своды блистают сапфирами, карбункулами и изумрудами.

Именно Гластонбери отождествляется в легендах о короле Артуре с чудесным островом Авалоном – Яблочным островом, земным раем, – куда был перенесен козюль Артур и где он пребывает и по сей день – живет в подземном гроте или перевоплотился в ворона – ожидая, когда наступит время его возвращения в Британию и освобождения ее от поработителей.
Гластонбери реально существовал неподалеку от Бата (Соммерсетшир) вблизи уэлльской границы, и был упразднен лишь в 1539 году английской Реформацией. В1190-1191 годах на территории аббатства была обнаружена могила короля, Артура, что принесло большие выгоды и монастырю, и правящей нормандской королевской династии, ибо устраняло опасность "прихода" воскресшего короля Артура. Вот как находка описана хронистом Гиральдом Кембрийским:

"Сейчас все еще вспоминают о знаменитом короле бриттов Артуре, память о котором не угасла, ибо тесно связана с историей прославленного Гластонберийского аббатства, коего король был в свое время надежным покровителем, защитником и щедрым благодетелем... О короле Артуре рассказывают всякие сказки, будто тело его было унесено некими духами в какую-то фантастическую страну, хотя смерть его не коснулась. Так вот, тело короля, после появления совершенно чудесных знамений, было в наши дни обнаружено в Гластонбери меж двух каменных пирамид, с незапамятных времен воздвигнутых на кладбище. Найдено тело было глубоко в земле, в выдолбленном стволе дуба. Оно было с почестями перенесено в церковь и благоговейно помещено в мраморный саркофаг. Найден был и оловянный крест, положенный по обычаю надписью вниз под камень... Было немало указаний на то, что король покоится именно здесь. Одни из таких указаний содержались в сохранившихся, в монастыре рукописях, другие – в полу стершихся, от времени надписях па каменных пирамидах, иные – в чудесных видениях и предзнаменованиях, коих сподобились некоторые благочестивые миряне и клирики. Но главную роль сыграл в этом деле король Англии Генрих Второй, услышавший от исполнителя бриттских исторических песен одно старинное предание. Это Генрих дал монахам такое указание, что глубоко под землей, на глубине по меньшей мере шестнадцати футов, они найдут тело, и не в каменной гробнице, а в выдолбленном стволе дуба. И тело оказалось лежащим именно там, зарытое как раз на такой глубине, чтобы его не могли отыскать саксы, захватившие остров после смерти Артура, который при жизни сражался с ними столь успешно, что почти всех их уничтожил. И правдивая надпись об этом, вырезанная на кресте, была закрыта камнем тоже для того, чтобы невзначай не открылось раньше срока то, о чем она повествовала, ибо открыться это должно было лишь в подходящий момент" (цитируется по статье А. Д. Михайлова "Книга Гальфреда Монмутского и ее судьба").

Несомненно, что мотив о Граале возник в артуриане лишь в связи с принятием христианства. Основа же легенд об Артуре – чисто языческая. В поздних вариантах романов Грааль становится своеобразной эмблемой высшего совершенства и олицетворением высшего рыцарского начала, однако несомненно и его связь с кельтской мифологией, где существовал сосуд изобилия и бессмертия, часто помещаемый на священном месте. Постепенно мотив Грааля выходит на первый план и становится главенствующим.
Сюжет же об учреждении Круглого Стола связан с возникновением в XII веке рыцарских орденов, с одной стороны, а с другой – уходит корнями в героический век. По Лайамону, Круглый Стол был создан в результате кровавой распри, возникшей из-за пищи во время трапезы:

"Кравчие из высоких родов стали обносить яствами сидевших за столами; и первыми подносили знатным рыцарям, после же них – воинам, а после тех – пажам и оруженосцам. И разгорелись страсти, и завязалась свара; поначалу бросали друг в друга хлебами, а когда хлебы кончились, то серебряными чашами, полными вина, а там у ж и кулаки пошли гулять по шеям. И была великая драка; всяк разил соседа, и много было пролито крови, и злоба обуяла людей".

Идея Круглого Стола по существу воплотила идущую от героического века традицию личной преданности вассала своему сюзерену, которую феодализм унаследовал от прошлого... В ней также воплощалось и одно и из противоречий феодального общества – король постоянно сталкивался с проблемой, как найти способ вознаградить своих воинов и тем самым сохранить их преданность, не превращая их в феодальных лордов, чьи владения внушали бы им иллюзию независимости и диктовали интересы, расходившиеся с его собственными... Круглый Стол и был в плане идеальном (как в плане реальном -рыцарские ордена) попыткой разрешить это противоречие, но он так и остался чистым вымыслом, поскольку материальная основа существования артуровской дружины нигде не описывается и остается неопределенной.
Говоря иначе, Круглый стол, помимо своих волшебных качеств, был знаменит еще и тем, что устранял всякие споры из-за мест – за этим столом все были равны.

В "Романе о Бруте" нормандского поэта Баса об учреждении Круглого Стола рассказывается следующее:

"Артур учредил военный орден Круглого Стола... Все рыцари были равны между собой, несмотря ни на свое положение при дворе, ни на свой титул. Всем им прислуживали за столом совершенно одинаковым образом. Никто из них не мог похвастаться тем, что занимает за столом лучшее место, чем его сосед.
Между ними нет ни первого, ни последнего. Не было ни шотландца, ни бретонца, ни француза, ни нормандца, ни анжуйца, ни фламандца, ни бургундца, ни лотарингца, ни одного вообще рыцаря, откуда бы он ни происходил – с запада или с востока, который не счел бы своей обязанностью побывать при дворе короля Артура. Сюда приходили из всех стран рыцари, искавшие себе славы. Они являлись сюда и для того, чтобы определить здесь степень своей куртуазности, и для того чтобы повидать королевство Артура, познакомиться с его баронами и получить богатые дары. Бедные люди любили Артура, богатые – воздавали ему большой почет; иноземные короли завидовали ему и страшились его: они боялись, что он завоюет, пожалуй, весь свет и лишит их самих королевского достоинства" (перевод К. Иванова).

В 1485 году печатается роман Томаса Мэлори (1410-1471), единственно по настоящему крупного прозаика а Англии в 15 веке, "Смерть Артура". О самом сэре Томасе наверняка нам известно лишь, что он был благородного происхождения, знал французский язык и произведение свое написал в 1469-1470 годах.
Историкам же известен некий Томас Мэлори, преступник, который не раз подвергался суду и тюремному заключению. Правда, в руках историков есть лишь обвинительные заключительные, по нереальные доказательства вины.
Издатель книги Кэкстон подготовил рукопись к печати, разделив ее на двадцать одну книгу и 507 глав, снабдив их заголовками. "Смерть Артура" представляет собой наиболее полный из существующих пересказ легенд о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола – свод героических и сказочных сюжетов.
В результате сложности построения и великого множества сюжетов у Мэлори получилась своеобразная артуровская энциклопедия, в которой сам Артур и его королева не всегда стоят на первом плане.

Академик В. М. Жирмунский писал о произведении Мэлори следующее:

"Смерть Артура" Томаса Мэлори представляет собой классическое произведение мировой литературы, которое можно ставить рядом с "Илиадой" Гомера, "Нибелуигами", древнеиндийской "Махабхаратой" и др. Подобно этим произведениям, оно является отражением и завершением большой эпохи мировой культуры и литературы – рыцарского Средневековья, не только английского, но и западноевропейского в целом".

Однако тут необходимо заметить, что издание Кэкстона не совсем "корректно", ибо создаваемое им впечатление целостности "Смерти Артура" обманчиво. Все дело в том, что Мэлори писал восемь отдельных историй, самостоятельных книг, основанных на разных источниках – как английских, так и французских. По всей вероятности, как отмечают исследователи, он никогда и не собирался публиковать все свои произведения вместе.

К циклу легенд об Артуре у Мэлори примыкает и роман о Тристане (или Тристраме) и Изольде. Сам прославленный сюжет о Тристраме, Изольде и короле Марке возник на почве валлийского фольклора по образцу ирландских любовных мифов.
Легенда о Тристане и Изольде выражает "чудо индивидуальной любви" (Е.М. Мелетинский), в результате которого между индивидуальными переживаниями героев и социальными нормами поведениям "разверзается пропасть, в результате чего на одном ее краю остаются влюбленные, а на другом – общество, в котором оно живут. Любовь в этой легенде выступает как роковая, страсть, Судьба, сила, которой невозможно противиться, но которая, сама противна социальному порядку, ибо является источником социального хаоса.

Известный французский литератор Дени де Ружмон связывал легенду с ересью катаров и считал, что отношения Тристана и Изольды – это прославление чувственной любви, прямо противопоставленной христианскому институту брака и его морали.
Заметим, что Мэлори дает совсем другую версию смерти Тристана, нежели известная русскому читателю по роману Ж. Бедье и которой мы придерживались в настоящем издании. В его изложении звучит она следующим образом: коварный король Марк "ударом острого копья убил благородного рыцаря сэра Тристрама, когда он сидел и играл на арфе у ног своей дамы и госпожи Изольды Прекрасной... Прекрасная же Изольда умерла, упав без чувств на труп сэра Тристрама, и это тоже весьма прискорбно".

Один из самых интересных персонажей "Смерти Артура" – добродетельный сэр Ланселот Озерный, единственным грехом которого является любовь его к жене своего сюзерена – королеве Гиневре. Именно из-за этой своей греховной любви Ланселот и не смог стать Хранителем Грааля,, а лишь издалека узрел Священную Чашу.
Ланселот – это олицетворение всего нового, его верность – совершенно новый вид верности своему сюзерену, по он вынужден выбрать Любовь, ибо Она – чувство сугубо личное и прекрасное, более прекрасное, чем верность Артуру.
Противостоит Ланселоту Гавейн – представляющий старый мир, мир родовых отношений и ценностей прошлой эпохи. Его самые глубокие чувства – чувства кровного родства и верности своему роду, ибо он – родич Артура. Исследователи указывают, что Гавейн имеет почти столь же древнюю и славную историю, как король Артур. Имя его этимологически связано с "солнечным" героем первобытно-магической культуры, а именно – с образом Гури Златоволосого.
Характерен в легендах об Артуре и мотив поклонения воде, камню и священным деревьям, восходящий к распространенному религиозному культ древних кельтов. Так, например, Ланселот проводит детство и воспитывается в подводном замке Девы Озера, именно из озера возникает, а затем именно в озеро возвращается волшебный меч короля Артура Экскалибур.

Книга Мэлори была и остается, по сей день необыкновенно популярна в Англии.
Настоящее открытие Мэлори произошло во времена, романтизма, во многом благодаря выпущенному знаменитым поэтом Робертом Саути двухтомному изданию "Смерти Артура".
Интерес к творчеству Мэлори возродился в период увлечения средневековьем в середине 19 века в викторианскую эпоху, когда наблюдалось даже так называемое "Артуровское Возрождение".

В 40-50-е годы Альфред Теннисон использовал книгу при создании цикла своих "Королевских идиллий". Художникам-прерафаэлитам Мэлори помог открыть поэт, писатель-прозаик и талантливый художник, восторженный певец средневековья Уильям Моррис (1834-1896), который собрал а своей личной библиотеке почти все старые издания артуровских романов.
Моррис вместе со своими друзьями основали рыцарский орден, покровителем которого считался рыцарь Галахад, самый чистый и благородный из всех рыцарей Круглого Стола. В 1857 году Моррис вместе с Берн-Джонсом и Суинбери декорировали клуб "Единение" своими фресками с изображениями сцен из "Смерти Артура". Перу Моррис принадлежит чудесная поэмы "Защита Гвиневеры", а Суинбери написал на артуровские темы "Тристрам Лайопесский" и "Повесть о Белене".

Популярность "Смерти Артура" подсказала Марку Твену идею знаменитого романа-пародии "Янки при дворе короля Артура", а бестселлером 1958 года в США стала книга Т. Уайта "Король в прошлом и король в грядущем", являющаяся современной переработкой легенд о Рыцарях Круглого Стола.

godsbay.ru

Читать книгу Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола

Джон Стейнбек Легенды о короле Артуре и рыцарях круглого стола

Вступление

Много славных книг писано о короле Артуре и о его благородных рыцарях на французском языке, кои я видел и читал за морем, но на нашем родном языке их нет…

И посему я, по простому моему разумению, мне Богом ниспосланному, при благоволении и содействии всех этих благородных лордов и джентльменов, предпринял напечатать книгу, недавно на английский язык коротко переложенную, о славной жизни помянутого короля Артура и иных из рыцарей его по списку, мне переданному, каковой список сэр Томас Мэлори, почерпнув из неких французских книг, на английском языке в кратком изводе составил.

И я, в согласии с этим моим списком, составил набор, дабы люди благородные могли узнать и перенять благородные рыцарские подвиги, деяния добрые и достойные, кои совершали иные из рыцарей в те времена и через то прославились, а злые люди бывали наказаны и часто повергались в позор и ничтожество. И притом смиренно умоляю всех благородных лордов и дам и все другие сословия, каких бы состояний и степеней ни были они, кто увидит и прочитает труд сей, сию книгу, пусть воспримут и сохранят в памяти добрые и честные дела и следуют им сами, ибо здесь найдут они много веселых и приятных историй и славных возвышенных подвигов человеколюбия, любезности и благородства. Ибо истинно здесь можно видеть рыцарское благородство, галантность, человеколюбие, дружество, храбрость, любовь, доброжелательность, трусость, убийства, ненависть, добродетель и грех. Поступайте же по добру и отриньте зло, и это принесет вам добрую славу и честное имя.

Также принято будет чтение сей книги и для препровождения времени, а верить ли и принимать за истину все, что в ней содержится, или же нет, вы вольны и в своем праве. Но написано все это нам в назидание и в предостережение, дабы не впадали мы во грех и зло, но держались и укреплялись в добродетели, через это можем мы заслужить и достигнуть доброй славы и честного имени в сей жизни, а после сей краткой и преходящей жизни — вечного блаженства в небесах, что да ниспошлет нам Тот, Кто царит в небесах, един в трех лицах. Аминь.

И с тем, приступая к означенной книге, которую я посвящаю всем благородным князьям, лордам и леди, джентльменам и дамам, кои пожелают прочесть или послушать о славной и благородной жизни этого великого завоевателя и превосходного короля Артура, некогда правившего нашей страной, прозывавшейся в те дни Британией, я, Вильям Кэкстон, простой человек, предлагаю всеобщему вниманию сию книгу, которую я отпечатал и которая толкует о благородных деяниях, подвигах воинской славы, рыцарства, доблести, человеколюбия, мужества, любви, галантности и подлинного великодушия, равно как о многих удивительных историях и приключениях.

Томас Мэлори. Смерть Артура[1]

Почему-то многие взрослые люди благополучно забывают, каких мучений им стоило научиться читать. А между тем это, возможно, величайшее усилие, которое каждому индивиду приходится предпринимать в своей жизни. Задача осложняется еще и тем, что усилие это предпринимается на заре нашей жизни. Ведь все мы постигаем грамоту в раннем детстве. Попытки взрослых научиться читать, как правило, оказываются малоэффективными — дело сводится к простому заучиванию набора символов. Подумайте сами: ведь неспроста же человечество существует на земле уже миллионы лет, и лишь в последние десять тысяч лет освоило этот волшебный фокус — превращать крошечные закорючки в магию слов.

Не знаю, насколько применим мой личный опыт ко всем остальным людям, но я наблюдал за собственными детьми и узнавал в них себя. Уж они-то, по крайней мере, прошли мой тернистый путь от начала и до конца.

Я до сих пор помню свои детские ощущения: все слова — не важно, напечатанные или написанные от руки — казались мне злобными демонами. А книги, которые доставляли мне столько страданий, были моими злейшими врагами.

И это при том, что рос я в доме, где литературу знали и ценили. С Библией я познакомился едва ли не в колыбели. Дядья мои охотно цитировали Шекспира, а беньяновское «Путешествие паломника» я впитал, что называется, с молоком матери. Но все эти тексты проникали в меня через уши. Я легко воспринимал звуки, ритм, образы. Что же касается книг, то они так и оставались для меня орудиями жестокой пытки — щипцы и клещи, тиски для больших пальцев и прочая, и прочая. Бр-р, меня до сих пор бросает в холодный пот от этих воспоминаний. А затем в один прекрасный день в комнату вошла тетушка и, отвергнув все мои возражения, вручила мне книгу. Я с ненавистью разглядывал черные буковки, которые никак не желали складываться в слова. Я и не припомню мига, когда все стало постепенно меняться. В конце концов страницы раскрылись и впустили меня в свой мир. Волшебство свершилось! Библия, Шекспир и «Путешествие паломника» принадлежали всему миру, но эта книга… она была только моей! Как вы догадываетесь, она оказалась сокращенной кэкстоновской версией романа Томаса Мэлори «Смерть Артура». Я был очарован необычным произношением слов, да и сами слова — старинные, давно уже вышедшие из употребления — имели надо мной неизъяснимую власть. Возможно, именно тогда во мне и поселилась страстная любовь к английскому языку, которой я страдаю всю свою жизнь. Я с удивлением открыл для себя проблему языковых пародоксов: оказывается, cleave означает одновременно и «прилипать, склеиваться», и «раскалываться»; словом host может обозначаться как враг, так и гостеприимный друг; a king (король) и gens (род, клан) происходят от одного и того же корня. Довольно долгое время я пользовался своим тайным языком: yclept и hyght, wist и accord означали для меня «мир»; entente — «цель», a fyaunce — «обещание». Старательно шевеля губами, я произносил букву, в старину известную как «торн» (thorn), на манер буквы «р» — которую она напоминала очертаниями — вместо того, чтобы произносить правильный звук th. Сейчас, задним числом, я не стыжусь этого. Ибо все в моем родном городке первое слово в названии «Ye Olde Pye Shoppe» произносили как «йе». Так что даже лучшие из лучших навряд ли были лучше меня, маленького мальчика. Уже гораздо позже я узнал, что в этом злополучном «Ye» буква «у» заменила устаревший «торн». Однако тогда я шептал про себя таинственные и прекрасные слова — «Когда народится это дитя, повелите отдать его мне тайно через задний замковый выход некрещеным» — и, как ни странно, узнавал их, каким-то шестым чувством улавливая смысл высказывания. Думается, меня очаровывала сама странность языка, и она же помогала мне проникнуть в далекую сцену, где вершились непонятные события.

И в этой сцене я находил все черты, присущие человеку, — и доблесть, и печаль, и разочарование, но в особенности рыцарственность — пожалуй, единственное качество, являющееся несомненным изобретением западной цивилизации. Полагаю, мое чувство справедливости, моя непоколебимая установка «положение обязывает» и моя нетерпимость к угнетению одного человека другим — всё берет начало в той таинственной книге. Она оказалась бережной ко мне — не ранила мои чувства, как это делали почти все детские книжки. И мне не казалось странным, что король Утер Пендрагон возжелал жену своего вассала и добился ее при помощи хитрого обмана. Я не был шокирован, узнав, что рыцари были как добрыми, так и злыми. В моем родном городе имелись люди, которые рядились в одежды добродетели, но были, как я знал, самыми настоящими грешниками. Когда мне доводилось испытывать чувство смятения или печали, я спешил поскорее к своей книге. Дети ведь, как известно, бывают добрыми, а случается, что и злыми, жестокими. Все эти противоречивые качества я находил в себе самом, но все они присутствовали и в моей волшебной книге. И это успокаивало. Если я оступался в жизни — неверно делал выбор между любовью и преданностью, — то ведь туже самую ошибку допускал и мой любимый Ланселот! Я мог понять темные бездны Мордреда, потому что открывал их и в своей душе. Надеюсь, во мне было что-то и от Галахада (хотя, увы, до обидного мало). Там же, в глубине моей души, обреталась потаенная жажда увидеть, прикоснуться к Священному Граалю — она и по сей день там.

Шли годы, а чары Мэлори не рассеивались. И тогда я начал исследовать истоки этой бессмертной литературы. Я прочел «Черную Книгу Кармартена», «Мабиногион и другие валлийские легенды», «Красную Книгу Хергиста», труд Гильды Премудрого «О погибели Британии», а также «Описание Камбрии» Гиральда Камбрийского и множество «французских книг», которые упоминает Томас Мэлори. Дальше — больше. Я закопался в научные изыскания, штудировал Чамберса, Соммера, Голлонца, Сэнтсбери, но всегда возвращался к Мэлори. Вернее сказать, к Мэлори в кэкстоновской редакции, поскольку на протяжении долгих лет это была единственная доступная нам версия «Смерти Артура». Так продолжалось до того момента, когда в 1934 году было объявлено, что в библиотеке Винчестерского колледжа обнаружена ранее неизвестная рукопись романа Мэлори, получившая название Винчестерского манускрипта. Известие об этом открытии глубоко взволновало меня. Однако на тот момент я не принадлежал к ученой когорте исследователей — был просто горячим поклонником романа, а следовательно, не имел ни возможности, ни нужной квалификации для того, чтобы ознакомиться с драгоценной находкой. Лишь в 1947 году Юджин Винавер, профессор французского языка и литературы в Манчестерском университете, издал свой трехтомный труд, посвященный творчеству сэра Томаса Мэлори вообще и Винчестерской рукописи в частности. Трудно было найти более подходящего человека для подобной работы, ибо сама специализация профессора Винавера предполагала блестящее знание не только «французских книг», но и других — валлийских, ирландских, шотландских и бретонских — источников. Помимо своей великолепной эрудиции и строго научного подхода, Винавер привнес в эту работу радостное ощущение чуда, которого так недостает традиционной методологии.

Долгое время я мечтал познакомить свое поколение со старинными историями о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. Ведь истории эти не умерли, они и поныне живут в сердцах людей, даже тех, кто никогда не читал их. Однако здесь существуют свои сложности. Боюсь, что архаичная лексика и величественный ритм сочинений Мэлори окажутся неприемлемыми для современного читателя. Да, лично меня подобные конструкции очаровывали в детстве и продолжают очаровывать сейчас. Но я далеко не уверен, что большинство читательской аудитории разделяет мои чувства. Мне хотелось пересказать артуровские легенды простым и современным языком — так, чтобы их могли читать мои собственные юные сыновья и другие, не столь юные, читатели. В своем предполагаемом труде я мечтал передать самую суть Мэлори, сохранить канву повествования, ничего не убавляя и не прибавляя к исходному тексту. Наверное, в глубине души мне хотелось оспорить безусловную монополию кинематографа и карикатурных рисованных комиксов. Ведь в наши дни эта низкопробная продукция является, по сути, единственным источником информации для юношества, не способного совладать с трудностями средневековой лексики и произношения. Если б мне удалось реализовать свой план и сохранить таинственную магию Мэлори, то я чувствовал бы себя счастливейшим человеком на земле. Изначально я не собирался заново переписывать роман. В мои задачи не входило сокращать или облегчать текст, идеализировать его героев. Я искренне верил, что само величие артуровского мифа станет гарантией против любого стороннего вмешательства. Ход моих рассуждений был таков: в лучшем случае я подарю эти истории сотням и тысячам современных читателей, ну а в худшем — не слишком наврежу бессмертной книге Мэлори. В конце концов я расстался со своим возлюбленным Кэкстоном, покинув его ради Винчестерской рукописи, ибо последняя, на мой взгляд, гораздо ближе и глубже отражает исходный текст «Смерти Артура». Я безмерно благодарен профессору Юджину Винаверу, который обеспечил мне доступ к знаменитому манускрипту.

Представляя на суд читателей свой роман, я, со своей стороны, могу только присоединиться к просьбе сэра Томаса Мэлори, который в конце одной из глав говорит: «А я прошу всех тех, кто прочтет эту повесть, помолиться за написавшего ее, дабы послал ему Господь поспешное и

www.bookol.ru

Author: alexxlab

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о