Какие инструменты используют археологи в своей работе – Чем занимаются археологи? Какие инструменты они используют в своей работе?

Рабочий инструмент

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

Индиана Джонс выходил в поле с бригадами работников, снабженных лопатами, будучи вооруженным своим любимым кнутом. Сегодня археологи используют более утонченные инструменты.

Землеройная техника является необходимым элементом крупномасштабных раскопок и проектов в рамках УКР. Такая техника теперы широко используется, особенно в тех случаях, когда памятникам угрожает разрушение и когда на проведение раскопок отводится мало времени. Впрочем, все зависит от внимательного надзора археолога за ходом работ. Опытный машинист может творить чудеса за пультом своего экскаватора или фронтального погрузчика, снимая сантиметры почвы деликатным и точным прикосновением ковша.

[adsense]

Традиционным символом археолога является штыковая лопата, которой пользуются для расчистки стен. Совковые лопаты применяются для выемки грунта при подготовке траншей для осмотра; они применяются в бесчисленном количестве ситуаций, это главный инструмент археолога при перемещении большого количества грунта. Систематическое перелопачивание почвы группой раскопщиков является лучшим способом для снятия слоев перепаханной земли при раскрытии археологических слоев. Подобный метод особенно хорош, когда под вспаханным слоем имеются следы столбов и домов, как в случаях с древними поселениями земледельцев в Европе (Гругиэль и Богуки — Grygiel and Bogucki, 1997).

Инструментами для рыхления почвы являются мотыга, кирка и вилы. Мотыгу и кирку можно рассматривать вместе, поскольку это варианты одного и того же инструмента. Если внимательно ими пользоваться, то они могут быть чувствительными индикаторами текстуры почвы, так как из заполненных ям и других углублений выходит мягкая земля. При традиционных средиземноморских раскопках работали специализированные группы кайловщиков, рабочих, работавших совковыми лопатами, и переносчиков грунта в корзинах. Последние выносили грунт за пределы памятника.

Самым распространенным археологическим инструментом является ромбовидная лопатка, ее прямые края и верхняя часть имеют неисчислимые варианты использования: можно снимать почву с хрупкой находки; краями можно расчищать объекты в песчаной почве до четкой поверхности. В качестве инструмента стратиграфического фиксирования ею можно обозначить едва видимую линию пласта или чуть видимую его особенность. Ею также можно пользоваться для расчистки столбов и других мелких работ. Такой лопаткой так часто пользуются, что на небольших памятниках раскопщики редко выпускают ее из рук.

Кисти особенно полезны на сухих памятниках. Наиболее часто используемой является хозяйственная кисть, щетинки которой достаточно грубы; ее можно держать как за ручку, так и за щетинки. Короткими взмахами такой кисти хорошо очищаются объекты, найденные в твердой сухой почве. Для более тонких работ раскопщики пользуются другими кистями. Однодюймовые или полудюймовые хозяйственные кисти широко используются для очистки костей животных и более грубых находок. Для очистки тонких костей, бус, хрупких железных изделий лучше всего подходят художественные кисти из тонкого верблюжьего волоса.

При очистке на памятнике могут пригодиться разные небольшие инструменты. Заточенными шестидюймовыми гвоздями можно проводить тонкую очистку костей и других хрупких предметов. Иглами можно счищать почву с таких мелких частей скелета, как глазницы и скулы. Одним из самых полезных инструментов раскопщика являются зубочистки разной формы.

Необходимы на раскопках сита, так как многие предметы — монеты, стеклянные бусы, раковины, гвоздики и прочие — очень маленькие. Большинство слоев памятников, где вероятны маленькие артефакты, тщательно просеивают с помощью мелких сит с размером яческ пол— или четверть сантиметра. Также широко используются методы флотации (глава 13).

В набор изыскательских инструментов обычно входят рулетки, свинцовые отвесы, веревки, спиртовые уровни, чертежные планшеты, чертежные инструменты, мензула, землемерный уровень и компас — все необходимое для точной фиксации планов памятника для археологических архивов. Полевые исследователи все шире пользуются компьютерным землемерным оборудованием на базе портативных компьютеров, позволяющим создавать трехмерные планы и даже воспроизводить архитектуру зданий.

Сейчас сверхкомпактные компьютеры широко используются вместо обычных ноутбуков для ведения дневников раскопок и регистрации данных о памятнике. На некоторых раскопках создают компьютерные сети, с тем чтобы поощрять общение между участниками экспедиции.

При любых раскопках жизненно необходимы контейнеры для хранения и транспортировки находок в лаборатории, а также для постоянного хранения. Для упаковки керамики, костей животных и других мелких находок нужны пластиковые мешки; для растительных остатков и других особых предметов может потребоваться специальная упаковка. Для хранения находок могут пригодиться картонные коробки, пакеты из магазинов и даже большие железные бочки.

ПРАКТИКА АРХЕОЛОГИИ
ЛИЧНЫЙ НАБОР ИНСТРУМЕНТОВ ДЛЯ РАСКОПОК

Мне (Фейгану) во время раскопок всегда нравилось иметь свой собственный небольшой набор инструментов, просто для того, чтобы под рукой всегда был знакомый инструмент. Вот содержимое этого набора, который находится в моем небольшом рюкзаке.

Ромбовидный шпатель (вид штукатурной лопатки), истинно археологический инструмент. В Соединенных Штатах широко распространена марка «Маршаллтаун» с одним лезвием и рукояткой. От дешевых заменителей отказываюсь. Эта лопатка является многосторонним инструментом для раскрытия небольших предметов или снятия почвы возле небольших объектов, таких как очаги. В руках специалиста это также замечательный «отскребывающий» инструмент, идеальный для обнаружения темных контуров столбов или сложных стратиграфических слоев на стенках траншей. Для удобства при ношении есть кобура.

Небольшая кисточка для чистки.

Нож для колки льда или набор зубочисток для тонких раскопочных работ, таких как очистка костей в почве. Некоторые раскопщики предпочитают самодельные палочки из бамбука, говорят, они более деликатны в работе.
Три или четыре кисти шириной 50 миллиметров или менее необходимы для тонкой очистки.
Десятиметровая рулетка. Я всегда ношу с собой свою собственную, потому что другие всегда кем-то используются. Сейчас при большинстве раскопок измерения ведутся в метрической системе, поэтому и рулетка должна быть соответствующей.
Карандаши, резинки, чернильные ручки для маркировки артефактов.
Пластиковые пакеты различных размеров с замками-молниями. Никуда без них!
Не забудьте шляпу с широкими полями, тент, солнечные очки, хорошие крепкие ботинки, а также перчатки и наколенники, если вы чувствуете, что они вам понадобятся. Если требуются строительные каски, их вам выдадут. Желательны повязки на голову.
Все более обычным становится легкий портативный компьютер.

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В этот день:
  • Дни рождения
  • 1834 Родился Василий Степанович Передольский — историк, археолог, выдающийся новгородский краевед: крупный собиратель древностей края и «пионер новгородской археологии», первый обнаруживший берестяные грамоты.
  • 1862 Родился Жозеф Дешелет — французский археолог, который стоял у истоков керамологии. Занимался также исследованием культурных связей между древнеримской и кельтской цивилизациями.
  • 1909 Родился Николас Платон — греческий археолог. Открыл минойский дворец в Закросе. Предложил хронологию базирующуюся на изучении архитектурных комплексов (дворцов) Крита.
Свежие записи

arheologija.ru

Рабочий инструмент. Археология. В начале

Рабочий инструмент

Индиана Джонс выходил в поле с бригадами работников, снабженных лопатами, будучи вооруженным своим любимым кнутом. Сегодня археологи используют более утонченные инструменты.

Землеройная техника является необходимым элементом крупномасштабных раскопок и проектов в рамках УКР. Такая техника теперы широко используется, особенно в тех случаях, когда памятникам угрожает разрушение и когда на проведение раскопок отводится мало времени. Впрочем, все зависит от внимательного надзора археолога за ходом работ. Опытный машинист может твориты чудеса за пулытом своего экскаватора или фронтального погрузчика, снимая сантиметры почвы деликатным и точным прикосновением ковша.

Традиционным символом археолога является штыковая лопата, которой пользуются для расчистки стен. Совковые лопаты применяются для выемки грунта при подготовке траншей для осмотра; они применяются в бесчисленном количестве ситуаций, это главный инструмент археолога при перемещении большого количества грунта. Систематическое перелопачивание почвы группой раскопщиков является лучшим способом для снятия слоев перепаханной земли при раскрытии археологических слоев. Подобный метод особенно хорош, когда под вспаханным слоем имеются следы столбов и домов, как в случаях с древними поселениями земледельцев в Европе (Гругиэль и Богуки — Grygiel and Bogucki, 1997).

Инструментами для рыхления почвы являются мотыга, кирка и вилы. Мотыгу и кирку можно рассматривать вместе, поскольку это варианты одного и того же инструмента. Если внимательно ими пользоваться, то они могут быть чувствительными индикаторами текстуры почвы, так как из заполненных ям и других углублений выходит мягкая земля. При традиционных средиземноморских раскопках работали специализированные группы кайловщиков, рабочих, работавших совковыми лопатами, и переносчиков грунта в корзинах. Последние выносили грунт за пределы памятника.

Самым распространенным археологическим инструментом является ромбовидная лопатка, ее прямые края и верхняя часть имеют неисчислимые варианты использования: можно снимать почву с хрупкой находки; краями можно расчищать объекты в песчаной почве до четкой поверхности. В качестве инструмента стратиграфического фиксирования ею можно обозначить едва видимую линию пласта или чуть видимую его особенность. Ею также можно пользоваться для расчистки столбов и других мелких работ. Такой лопаткой так часто пользуются, что на небольших памятниках раскопщики редко выпускают ее из рук.

Кисти особенно полезны на сухих памятниках. Наиболее часто используемой является хозяйственная кисть, щетинки которой достаточно грубы; ее можно держать как за ручку, так и за щетинки. Короткими взмахами такой кисти хорошо очищаются объекты, найденные в твердой сухой почве. Для более тонких работ раскопщики пользуются другими кистями. Однодюймовые или полудюймовые хозяйственные кисти широко используются для очистки костей животных и более грубых находок. Для очистки тонких костей, бус, хрупких железных изделий лучше всего подходят художественные кисти из тонкого верблюжьего волоса.

При очистке на памятнике могут пригодиться разные небольшие инструменты. Заточенными шестидюймовыми гвоздями можно проводить тонкую очистку костей и других хрупких предметов. Иглами можно счищать почву с таких мелких частей скелета, как глазницы и скулы. Одним из самых полезных инструментов раскопщика являются зубочистки разной формы.

Необходимы на раскопках сита, так как многие предметы — монеты, стеклянные бусы, раковины, гвоздики и прочие — очень маленькие. Большинство слоев памятников, где вероятны маленькие артефакты, тщательно просеивают с помощью мелких сит с размером яческ пол— или четверть сантиметра. Также широко используются методы флотации (глава 13).

В набор изыскательских инструментов обычно входят рулетки, свинцовые отвесы, веревки, спиртовые уровни, чертежные планшеты, чертежные инструменты, мензула, землемерный уровень и компас — все необходимое для точной фиксации планов памятника для археологических архивов. Полевые исследователи все шире пользуются компьютерным землемерным оборудованием на базе портативных компьютеров, позволяющим создавать трехмерные планы и даже воспроизводить архитектуру зданий.

Сейчас сверхкомпактные компьютеры широко используются вместо обычных ноутбуков для ведения дневников раскопок и регистрации данных о памятнике. На некоторых раскопках создают компьютерные сети, с тем чтобы поощрять общение между участниками экспедиции.

При любых раскопках жизненно необходимы контейнеры для хранения и транспортировки находок в лаборатории, а также для постоянного хранения. Для упаковки керамики, костей животных и других мелких находок нужны пластиковые мешки; для растительных остатков и других особых предметов может потребоваться специальная упаковка. Для хранения находок могут пригодиться картонные коробки, пакеты из магазинов и даже большие железные бочки.

ПРАКТИКА АРХЕОЛОГИИ

ЛИЧНЫЙ НАБОР ИНСТРУМЕНТОВ ДЛЯ РАСКОПОК

Мне (Фейгану) во время раскопок всегда нравилось иметь свой собственный небольшой набор инструментов, просто для того, чтобы под рукой всегда был знакомый инструмент. Вот содержимое этого набора, который находится в моем небольшом рюкзаке.

Ромбовидный шпатель (вид штукатурной лопатки), истинно археологический инструмент. В Соединенных Штатах широко распространена марка «Маршаллтаун» с одним лезвием и рукояткой. От дешевых заменителей отказываюсь. Эта лопатка является многосторонним инструментом для раскрытия небольших предметов или снятия почвы возле небольших объектов, таких как очаги. В руках специалиста это также замечательный «отскребывающий» инструмент, идеальный для обнаружения темных контуров столбов или сложных стратиграфических слоев на стенках траншей. Для удобства при ношении есть кобура.

Небольшая кисточка для чистки.

Нож для колки льда или набор зубочисток для тонких раскопочных работ, таких как очистка костей в почве. Некоторые раскопщики предпочитают самодельные палочки из бамбука, говорят, они более деликатны в работе.

Три или четыре кисти шириной 50 миллиметров или менее необходимы для тонкой очистки.

Десятиметровая рулетка. Я всегда ношу с собой свою собственную, потому что другие всегда кем-то используются. Сейчас при большинстве раскопок измерения ведутся в метрической системе, поэтому и рулетка должна быть соответствующей.

Карандаши, резинки, чернильные ручки для маркировки артефактов.

Пластиковые пакеты различных размеров с замками-молниями. Никуда без них!

Не забудьте шляпу с широкими полями, тент, солнечные очки, хорошие крепкие ботинки, а также перчатки и наколенники, если вы чувствуете, что они вам понадобятся. Если требуются строительные каски, их вам выдадут. Желательны повязки на голову.

Все более обычным становится легкий портативный компьютер.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Мелкий инструмент.

Страница 1 из 2

При расчистке вещи не должны сдвигаться с места, и земля с них удаляется весьма осторожно. Обычно для этой цели удобно пользоваться кухонным ножом или более тонким острием, например ланцетом. В ряде случаев для расчистки удобен нож-медорезка, штукатурный мастерок и даже отвертка и шило. Употребляются также круглые или плоские малярные кисти. Нередко используется маленькая щетка . Все эти инструменты применяются и при расчистке сооружений. Для расчистки некоторых кладок удобен веник-голик, причем для кладок различной сохранности употребляются веники различной жесткости. Иногда землю из щелей. выдувают мехами.

Пользуясь режущим инструментом, лучше всего использовать его лезвие, причем оно не должно быть острым. Ковырять землю или сооружения концом ножа опасно — можно повредить объект. Некоторые археологи изготовляют «ножи» из дерева. Такой инструмент особенно хорош при расчистке костей: он их не царапает. Расчищенные объекты нужно фотографировать, зачерчивать и описывать.

Открытие пятен, прослоек, вещей и сооружений. Первым звеном, от которого зависит успех раскопок, является своевременное выявление пятен, прослоек, вещей и сооружений. Все эти археологические сюжеты открываются лопатой землекопа, поэтому для своевременного их выявления нужно, чтобы каждый землекоп понимал цель раскопок, знал свои обязанности1. Это конечно, не означает, что открытие всех пятен, вещей и сооружений можно передоверить землекопу. За его работой должен быть налажен постоянный контроль со стороны научных сотрудников.

С открытых пятен сооружений и находок для более полного понимания их значения, соотношения с другими объектами назначения должна быть снята лишняя земля, т. е. они должны быть доведены до того состояния, которое они имели до того, как их покрыла земля. Расчистка грунтового пятна заключается в максимальном выявлении его границ и обычно производится легкими горизонтальными срезами лопатой. При этом срезы нужно производить так, чтобы не столько срезать, сколько соскоблить грунт, которым выполнено пятно, по возможности по его дневной поверхности. Значит, уровень подошвы пласта обычно не совпадает с верхним уровнем пятна, глубину которого нужно замерить.

Расчистка сооружений происходит так, чтобы был виден каждый шов, каждая деталь постройки, каждый его фрагмент, упавший или сохранившийся на месте. В связи с этим земля счищается со всех поверхностей, вычищается из щелей, из-под отдельных кусков и т. д. При этом нужно следить, чтобы расчищаемая деталь не потеряла равновесия и сохранила то положение и вид, в котором она была до нарастания культурного слоя. Поэтому опорные точки расчищаются с особой осторожностью, а иногда и вообще не расчищаются до разборки сооружения, если она необходима.

Наконец, расчистка находок имеет целью выяснить положение, в котором лежит вещь, ее контуры, сохранность и подстилающий грунт.

archeolog.pp.ua

Археология. НОВОСТИ Мира Археологии: Оптические приборы в археологии



Cреди русских философов бытовало мнение, что объяснить настоящее и взглянуть в будущее, можно только зная свое прошлое.

Среди наук, его изучающих, ключевое место занимает археология – именно она позволяет восполнить пробелы в наших знаниях о прошлом. А чтобы извлечь как можно больше информации при помощи археологических объектов, специалисты-археологи, как любители, так и профессионалы, применяют в своей работе оптические приборы. Объектами микроскопических исследований в этом случае выступают образцы почвы и камней, предметы, изготовленные руками человека много лет назад.

Чтобы визуально проанализировать найденные предметы и описать их, учеными применяются стереоскопические микроскопы. Они отлично подходят для наблюдения за крупными объектами:
• Монетами;
• Гильзами;
• Костями;
• Оружием;
• Элементами посуды и предметами старинных интерьеров.

Широко используются они и для исследования биологических объектов: улиток, панцирей, насекомых и прочего. Выбирая торговую марку «Альтами», археологи используют такие модели стереомикроскопа, как СМ0745 и СПМ0880.

 Первый прибор подходит как для любителей, так и для профессионалов, он зарекомендовал себя, как надежный и экономичный микроскоп. Второй же станет отличным решением для учебного класса специального ВУЗа.

Часто археологам приходится изучать структуру находок – волокон тканей, драгоценных украшений, орудий труда и останков животных, для этих целей как нельзя лучше подходят поляризационные и металлографические микроскопы.

 Среди такой продукции компании Альтами можно выделить МЕТ 1М – инвертированный микроскоп, удобный для анализа крупных объектов. Исследуемые объекты находятся над наблюдательной частью прибора, высвобождая достаточное рабочее расстояние.

Поляризационный микроскоп ПОЛАР 312 также широко применяется археологами, особенно если есть необходимость в исследовании сыпучих веществ (проб грунта и почвы), драгоценных камней и кристаллов.

Цифровые приборы в сочетании со специальным программным обеспечением Altami Studio делают возможным не только получение качественного изображения археологических объектов, но и оперативный вывод полученных материалов на монитор компьютера или демонстрационный экран. Кроме того, изображения и данные можно обрабатывать при помощи цифровых инструментов, улучшая их качество по мере необходимости.

Только качественное оптическое оборудование может стать гарантией получения достоверной исторической информации в работе археолога, сделав ее при этом комфортной и удобной.

old.archeo-news.ru

Тест по теме «Археология», ФГОС

Тест по теме «Археология»

1. Что такое археология

- наука, изучающая верхний слой земли;

- наука, изучающая прошлое по вещественным источникам, обнаруженным при раскопках;

- наука, изучающая орудия труда.

2. Как называется слой земли, в котором находятся вещественные источники:

- вещественная прослойка;

- помойка;

- культурный слой.

3. Как называются учёные, занимающиеся раскопками:

- археологи;

- архитекторы;

- аквалангисты.

4. С чего начинаются раскопки:

- с копания глубоких ям бульдозером;

- с определения мест поселений на глаз;

- с перепахивания верхнего слоя земли в поисках металлов;

- с изучения письменных источников.

5. Какие инструменты используют археологи в своей работе:

- микроскопы и фоноскопы;

- фотоаппарат и скоросшиватель;

- лопаты и кисточки.

6. Какие археологические памятники есть на территории Севского района:

- Кудияры;

- Городок;

- Чашин Курган;

- Городской музей.

Тест по теме «Археология»

1. Что такое археология

- наука, изучающая верхний слой земли;

- наука, изучающая прошлое по вещественным источникам, обнаруженным при раскопках;

- наука, изучающая орудия труда.

2. Как называется слой земли, в котором находятся вещественные источники:

- вещественная прослойка;

- помойка;

- культурный слой.

3. Как называются учёные, занимающиеся раскопками:

- археологи;

- архитекторы;

- аквалангисты.

4. С чего начинаются раскопки:

- с копания глубоких ям бульдозером;

- с определения мест поселений на глаз;

- с перепахивания верхнего слоя земли в поисках металлов;

- с прослушивания рассказов старых жителей.

5. Какие инструменты используют археологи в своей работе:

- микроскопы и фоноскопы;

- фотоаппарат и печатный станок;

- лопаты и кисточки.

6. Какие археологические памятники есть на территории Севского района:

- Чашин Курган;

- Кудияры;

- Городской музей;

- Городок.

xn--j1ahfl.xn--p1ai

Процесс археологических раскопок

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

Археологические раскопки являются чрезвычайно точным и обычно медленно продвигающимся процессом, нечто большим, чем простое копание. Истинный механизм археологических раскопок лучше всего познавать в поле. Есть свое искусство в мастерском владении лопаткой, кистью и другими приспособлениями при очистке археологических слоев. Очистка слоев, открытых в траншее, требует наметанного взгляда на изменение цвет и текстуры почв, особенно при раскопке ям столбов и других объектов; несколько часов практической работы стоят тысячи слов инструкций.

Цель раскопщика — объяснить происхождение каждого слоя и объекта, обнаруженного на памятнике, будь он естественного происхождения или создан человеком. Недостаточно просто раскопать и описать памятник, нужно объяснить, как он сформировался. Это достигается путем снятия и фиксирования налагающихся слоев памятника один за другим.

Основной подход при раскопках любого памятника заключает в себе один из двух главных методов, хотя они оба использоваться на одном и том же памятнике.

• Раскопки по фиксируемым глазом слоям. Этот метод заключается в раздельном снятии каждого фиксируемого глазом слоя (рис. 9.10). Этот медленный метод обычно используется на памятниках-пещерах, которые часто имеют сложную стратиграфию, а также на открытых памятниках, таких как места забоя бизонов на североамериканских равнинах. Там достаточно легко выделить слои костей и другие уровни еще на этапе предварительные: тестовых стратиграфических шурфов.

Рис. 9.10. Общий вид главного разреза в Куэлло, стратифицированном памятнике майя в Белизе. Бирками маркированы идентифицированные слои

• Раскопки по произвольным слоям. В данном случае почва снимается стандартными по размеру слоями, величина их зависит от природы памятника, обычно от 5 до 20 сантиметров. Такой подход используется в таких случаях, когда стратиграфия слабо различима или при перемещении слоев заселения. Каждый слой тщательно просеивается в поисках артефактов, костей животных, семян и других мелких объектов.

Конечно, в идеале хотелось бы каждый памятник раскапывать в соответствии с его естественными стратиграфическими слоями, но во многих случаях, как, например, при раскопках прибрежных калифорнийских раковинных куч и некоторых больших жилых холмов, просто невозможно разглядеть естественные слои, если они вообще когда-то существовали. Часто слои слишком тонкие или чересчур запеплены для того, чтобы образовать дискретные слои, особенно когда они перемешаны ветром или утрамбованы более поздними поселениями или скотом. Я (Фаган), раскапывал ряд африканских земледельческих поселений на глубине до 3,6 метра, которые логично было раскапывать по выборочным слоям, так как немногие фиксируемые глазом слои заселения были отмечены концентрацией фрагментов стен обрушившихся домов. В большинстве слоев были найдены обломки горшков, изредка другие артефакты и много фрагментов костей животных.

Где копать

Любые археологические раскопки начинаются с тщательного изучения поверхности и составления точной топографической карты памятника. Затем на памятник накладывается сетка. Изыскания на поверхности и коллекция артефактов, собранных в это время, помогают разработать рабочие гипотезы, являющиеся основой для принятия археологами решения, где копать.

Первое решение, которое следует принять, это предпринимать сплошные раскопки или выборочные. Оно зависит от размеров памятника, неизбежности его разрушения, от тех гипотез, которые будут проверяться, а также от имеющихся денег и времени. Большинство раскопок являются выборочными. В таком случае встает вопрос об участках, которые следует раскапывать. Выбор может быть простым и очевидным, а может основываться на сложных предпосылках. Совершенно очевидно, что выборочные раскопки для определения возраста одного из сооружений Стоунхенджа (см. рис. 2.2) проводились у его подножия. Но участки раскопок раковинной кучи, не имеющей поверхностных признаков памятника (features), будут определяться методом выбора случайных квадратов сетки, на которых будут искать артефакты.

Во многих случаях выбор раскопок может быть очевидным и неочевидным. При раскопках ритуального центра майя в Тикале (см. рис. 15.2) археологи хотели узнать как можно больше о сотнях курганов, расположенных вокруг основных ритуальных мест (Коэ — Сое, 2002). Эти курганы тянулись на протяжении 10 километров от центра памятника в Тикале и были идентифицированы вдоль четырех тщательно изученных выступающих из земли полос. Очевидно, что провести раскопки каждого кургана и идентифицированного строения было невозможно, поэтому была составлена программа копки тестовых траншей для сбора случайных керамических образцов, приемлемых для датирования, для определения хронологического промежутка памятника. Посредством правильно составленной стратегии выборки исследователям удалось выбрать около сотни курганов для раскопок и получить те данные, которые они искали.

Выбор места, где копать, может определяться соображениями логики (например, доступ к траншее может быть проблемой в маленьких пещерах), имеющимися фондами и временем или, к сожалению, неизбежностью разрушения части памятника, находящегося близко от места промышленной активности или строительства. В идеале раскопки лучше проводить там, где результаты будут максимальными и шансы получения данных, необходимых для проверки рабочих гипотез, наилучшими.

Стратиграфия и разрезы

Мы уже кратко касались вопроса археологической стратиграфии в главе 7, где было сказано, что основой всех раскопок является должным образом зафиксированный и интерпретированный стратиграфический профиль (Уиллер — R. Wheeler, 1954). Поперечное сечение памятника дает картину аккумулированных почв и слоев обитания, которые представляют древнюю и современную историю местности. Очевидно, что человеку, фиксирующему стратиграфию, нужно как можно больше знать об истории естественный процессов, которым подвергся памятник, и о формировании самого памятника (Штайн — Stein, 1987, 1992). Почвы, покрывающие археологические находки, подверглисы трансформациям, которые радикально воздействовали на то, как сохранялисы артефакты и как они перемещалисы в почве. Роющие животные, последующая деятельность человека, эрозии, пасущийся скот — все это значительно меняет налагающиеся слои (Шиффер, 1987).
Археологическая стратиграфия обычно намного более сложна, чем геологические наслоения, так как наблюдаемое явление носит более локальный характер, а интенсивность деятельности человека очень велика и часто включает в себя постоянное повторное использование одной и той же местности (Вилла и Куртин — Villa and Courtin, 1983). Последовательная деятельность может радикально изменить контекст артефактов, строений и других находок. Памятник-поселение может быть выровнен и затем вновь заселен другим сообществом, которое будет вырывать фундаменты своих строений более глубоко, а иногда повторно использовать строительные материалы предыдущих обитателей. Ямы от столбов и ямы-хранилища, а также захоронения погружаются глубоко в более древние слои. Их присутствие можно обнаружить лишь по изменениям в цвете почв или по содержащимся артефактам.

Вот некоторые из факторов, которые следует принимать во внимание при интерпретации стратиграфии (Хэррис и другие — E. C. Harris and others, 1993).

• Деятельность человека в прошлом, когда памятник был заселен, и ее последствия, если таковые имеются, для более ранних этапов заселения.
• Деятельность человека — вспашка и промышленная активность, последовавшая за последним оставлением памятника (Вуд и Джонсон — Wood and Johnson, 1978).
• Естественные процессы отложений и эрозии во времена доисторического заселения. Памятники-пещеры часто оставлялись обитателями, когда стены разрушались морозами и куски скал осыпались внутрь (Корти и другие — Courty and others, 1993).
• Естественные явления, изменявшие стратиграфию памятника после того, как он был оставлен (наводнения, укоренение деревьев, рытье животных).

Интерпретация археологической стратиграфии включает в себя реконструкцию истории напластований на памятнике и последующий анализ значения наблюдаемый естественных и поселенческих слоев. Такой анализ означает разделение типов деятельности человека; разделение наслоений, которые получились в результате накопления мусора, остатков строительства и последствий, траншей-хранилищ и других объектов; разделение естественных последствий и вызванный человеком.

Филипп Баркер, английский археолог и специалист-раскопщик, является сторонником комбинированных горизонтальных и вертикальных раскопок для фиксирования археологической стратиграфии (рис. 9.11). Он указывал, что вертикальный профиль (разрез) дает стратиграфический вид только в вертикальной плоскости (1995). Многие важные объекты появляются в сечении в виде тонкой линии и поддаются расшифровке только в горизонтальной плоскости. Главная задача стратиграфического профиля (разреза) состоит в фиксации информации для потомков, с тем чтобы последующие исследователи имели точное впечатление о том, как он (профиль) формировался. Так как стратиграфия демонстрирует взаимоотношения между памятниками и строениями, артефактами, естественными слоями, то Баркер предпочитал кумулятивное фиксирование стратиграфии, которое позволяет археологу одновременно фиксировать слои в разрезе и в плане. Такое фиксирование требует особенно искусных раскопок. Различные модификации такого метода используются как в Европе, так и в Северной Америке.

Рис. 9.11. Трехмерный стратиграфический профиль (разрез) памятника Дэвилс Маус в Техасе, водохранилище Эрмистэд (Armistad Reservoir). Сложные наслоения коррелируются от одного раскопа к другому

Вся археологическая стратиграфия является трехмерной, можно сказать, что она включает в себя результаты наблюдений как в вертикальной, так и в горизонтальной плоскости (рис. 9.12). Конечной целью археологических раскопок является фиксирование трехмерных взаимоотношений на памятнике, так как эти взаимоотношения обеспечивают определение точного местоположения.

Рис. 9.12. Трехмерная фиксация традиционным образом (вверху). С использованием измерительного квадрата (measuring square) (внизу). Приближенный вид на квадрат сверху. Горизонтальные измерения проводятся по краю (траншеи), перпендикулярно линии сетевых столбов; вертикальный замер проводится с помощью вертикального отвеса. Сейчас для трехмерной фиксации обычно используются электронные приборы

Фиксирование данных

Учет данных в археологии делится на три обширные категории: письменные материалы, фотографии и цифровые изображения, натурные чертежи. Компьютерные файлы являются важной частью ведения учета.

Письменные материалы. Во время раскопок у археолога накапливаются рабочие блокноты, включая дневники памятника и ежедневники. Дневник памятника — это тот документ, в котором археолог фиксирует все события на памятнике — объем проделанной работы, ежедневные графики работ, количество работников в группах раскопщиков и любые другие трудовые вопросы. Фиксируются также все размеры и другие сведения. Под дневником памятника подразумевается полный отчет о всех событиях и действиях на раскопках. Это нечто большее, чем просто инструмент для оказания помощи памяти археолога, которая может подвести, это документ о раскопках для последующих поколений исследователей, которые могут вернуться на этот памятник для пополнения коллекции первоначальных находок. Поэтому отчеты о памятнике нужно вести в цифровом виде, а если письменно — то на бумаге, которая может долго храниться в архивах. Между наблюдениями и интерпретациями делается четкое различие. Любые интерпретации или соображения по ним, даже те, которые после рассмотрения отбрасываются, тщательно фиксируются в дневнике, будь он обычный или цифровой. Тщательно фиксируются важные находки и стратиграфические детали, так же как и явно незначительная информация, которая впоследствии, в лаборатории, может оказаться жизненно важной.

Планы памятников. Планы памятников начинаются от простык контурных, составленный для курганов или мусорный свалок, и кончаются комплексными планами целого города или сложной последовательности строений (Баркер — Barker, 1995). Точные планы очень важны, так как на них фиксируются не только объекты памятника, но и система измерительной сетки до раскопок, которая нужна для установки общей схемы траншей. Компьютерные программы для составления карт, находясы в руках специалистов, значительно облегчили производство точных карт. Так, например, с помощью программы AutoCad Дуглас Гэнн (1994) составил трехмерную карту пуэбло Хомолыови у города Уинслоу, штат Аризона, которое представляет собой более яркую реконструкцию 150-комнатного поселения, чем его двухмерная карта. Компьютерная анимация позволяет любому человеку, незнакомому с памятником, живо представить себе, каким он был в реальности.

Стратиграфические чертежи могут быть выполнены в вертикальной плоскости или же могут быть начертаны аксонометрически с использованием осей. Любой вид стратиграфического чертежа (отчета) весьма сложен, и для его выполнения требуются не только чертежные навыки, но и значительные интерпретационные способности. Сложность фиксации зависит от сложности памятника и от его стратиграфических условий. Часто различные слои обитания или какие-либо геологические явления четко обозначены на стратиграфических разрезах. На иных памятниках слои могут быть намного более сложными и менее выраженными, особенно в условиях сухого климата, когда засушливосты почвы делает цвета блеклыми. Некоторые археологи использовали масштабированные фотографии или изыскательские инструменты для фиксации разрезов, причем последние совершенно необходимы при больших разрезах, таких как разрезы через городские валы.

Трехмерная фиксация. Трехмерная фиксация — это фиксация артефактов и строений во времени и пространстве. Местоположение археологических находок фиксируется относительно сетки памятника. Трехмерная фиксация проводится с помощью электронный устройств или рулетками с отвесом. Она является особенно важной на таких памятниках, где артефакты фиксируются в своем первоначальном положении, или там, где отбираются отдельные периоды в строительстве здания.

Новые технологии позволяют добиваться большей точности при трехмерной фиксации. Использование теодолитов с лазерными лучами позволяет резко сократить время фиксации. Многие раскопщики используют устройства и программное обеспечение, позволяющие мгновенно преобразовывать их цифровые фиксации в контурные планы или трехмерные репрезентации. Они могут почти мгновенно вывести на монитор распределения отдельно нанесенных на график артефактов. Такие данные могут использоваться даже при планировании раскопок на следующий день.

ПАМЯТНИКИ
ТУННЕЛИ В КОПАНЕ, ГОНДУРАС

Рытье туннелей редко случается в практике археологических раскопок. Исключением являются такие сооружения, как пирамиды майя, где их историю можно расшифровать лишь с помощью туннелей, так как иначе проникнуть внутрь невозможно. Чрезвычайно дорогой и медленный процесс создания туннелей создает также трудности в интерпретации стратиграфических слоев, которые имеются на каждой стороне траншеи.

Самый протяженный современный туннель использовался для изучения серии последовательных храмов майя, составляющих великий Акрополь в Копане (рис. 9.13) (Фэш — Fash, 1991). В этом месте раскопщики создали туннель в эродированном склоне пирамиды, подточенной протекающей рядом реки Рио Копан. В своей работе они руководствовались расшифрованными символами (глифами) майя, в соответствии с которыми данный политический и религиозный центр относится к периоду от 420 до 820 года н. э. Археологи следовали по древним площадям и другим объектам, погребенным под спрессованным слоем земли и камня. Для создания трехмерных презентаций меняющихся строительных планов они пользовались компьютерными изыскательскими станциями.

У правителей майя имелась страсть увековечивать свои архитектурные достижения и ритуалы, их сопровождавшие, детально продуманными символами. У создателей туннеля имелся ценный ориентир в надписи на ритуальным алтаре под названием «Алтарь Кью», который давал текстовое указание на правящую династию в Копане, обеспечиваемую 16 правителем Якс Пэком. Символы на «Алтаре Кью» говорят о прибытии основателя Киник Як Кьюк Мо в 426 году н. э. и изображают последующих правителей, которые украшали и способствовали росту великого города.

К счастью для археологов, Акрополь является компактным царским районом, что сделало расшифровку последовательности зданий и правителей относительно легкой. В итоге этого проекта были соотнесены отдельные строения с 16 правителями Копана. Самое раннее строение относится к временам правления второго правителя Копана. Вообще же здания делятся на отдельные политические, ритуальные и жилые комплексы. К 540-му году н. э. эти комплексы были объединены в единый Акрополь. Лишь на распутывание сложной истории всех разрушенных зданий потребовались годы туннельных работ и стратиграфического анализа. Сегодня мы знаем, что развитие Акрополя началось с небольшого каменного строения, украшенного яркими фресками. Возможно, это была резиденция самого основателя Киник Як Кьюк Мо. Его последователи изменили ритуальный комплекс до неузнаваемости.

Акрополь Копана является необычной хроникой царской власти и династической политики майя, имевших глубокие и сложные корни духовного мира, открытого при расшифровке символов. Он также является триумфом тщательных раскопок и стратиграфической интерпретации при очень сложных условиях.

Рис. 9.13. Художественная реконструкция центрального района в Копане, Гондурас, выполненная художником Татьяной Прокуряковой

В основе всего процесса фиксации лежат сетки, единицы, формы и этикетки. Сетки памятника обычно разбиваются с помощью окрашенных кольшков и веревок, растягиваемых над траншеями, если фиксация необходима. При мелкомасштабной фиксации сложных признаков могут использоваться даже более мелкие сетки, которые охватывают всего один квадрат общей сетки.

В пещере Боомплаас в Южной Африке Хилари Дикон использовала точную сетку, которую откладывали с крыши пещеры для фиксации положения маленьких артефактов, объектов и данных по окружающей среде (рис. 9.14). Подобные сетки возводились над местами морских катастроф в Средиземноморье (Бэс — Bass, 1966), хотя лазерная фиксация постепенно вытесняет такие методы. Разным квадратам в сетке и на уровнях памятника присваиваются свои номера. Они позволяют идентифицировать положение находок, так же как и основание для их фиксации. Ярлыки крепятся на каждый пакет или наносятся на саму находку, на них указываются номер квадрата, который также заносится в дневник памятника.

Рис. 9.14. Педантичная фиксация на раскопках в пещере Боомплаас в Южной Африке, где исследователи вскрывали десятки тончайших слоев обитания и хрупких данных об условиях окружающей среды, относящихся к каменному веку. При раскопках перемещались тонкие слои отложений, а положение отдельных артефактов фиксировалось с помощью сети, подвешенной с потолка пещеры

Анализ, интерпретация и публикации

Процесс археологических раскопок завершается заполнением канав и транспортировкой находок и документов по памятнику в лаборатории. Археологи возвращаются с полным отчетом о раскопках и всеми сведениями, необходимыми для проверки тех гипотез, которые были выдвинуты перед выходом в поле. Но на этом работа далеко не закончена. Фактически, она только начинается. Следующим этапом исследовательского процесса является анализ находок, о чем будет говориться в главах 10–13. После завершения анализа начинается интерпретация памятника (глава 3).

Сегодня стоимость печатных работ очень высока, поэтому невозможно полностью опубликовать материалы даже о небольшом памятнике. К счастью, многие системы поиска данных позволяют хранить информацию на CD-дисках и в виде микрофильмов, поэтому у специалистов есть возможность получить к ним доступ. Обычным становится размещение информации в Интернете, но здесь есть интересные вопросы, касающиеся того, насколько постоянными в действительности являются киберархивы.

Помимо опубликования материалов, у археологов есть два важных обязательства. Первое — поместить находки и документы в такое хранилище, где они будут находиться в безопасности и где они будут доступны последующим поколениям. Второе — сделать результаты исследований доступными как для широкой публики, так и для коллег-профессионалов.

ПРАКТИКА АРХЕОЛОГИИ
ВЕДЕНИЕ ДОКУМЕНТАЦИИ НА ПАМЯТНИКЕ

Я (Брайан Фейган) в своих блокнотах веду различные записи. Наиболее важны следующие.

Ежедневный дневник о раскопках, который начинаю вести с того момента, как мы прибываем в лагерь, и заканчиваю в тот день, когда мы сворачиваем работы. Это обычный дневник, в котором я пишу о ходе раскопок, фиксирую общие соображения и впечатления, пишу о работе, которой был занят. Это также личный отчет, в котором я пишу о разговорах и дискуссиях, о других «человеческих факторах», таких как несогласия между членами экспедиции по теоретическим вопросам. Такой ежедневник совершенно неоценим при работе в лаборатории и при подготовке публикаций о раскопках, так как в нем содержится много забытых деталей, первых впечатлений, неожиданно пришедших в голову мыслей, которые иначе были бы потеряны. Я веду дневники во время всех своих исследований, а также просто во время посещений памятников. Например, мой дневник напомнил мне о деталях посещения раскопок центра майя в Белизе, которые ускользнули из моей памяти.

В Чатал-Хююке археолог Айэн Ходдер просил своих коллег не только вести дневники, но и размещать их во внутренней компьютерной сети, с тем чтобы каждый знал, о чем рассуждают другие участники экспедиции, а также для того, чтобы поддерживать постоянную дискуссию об отдельных траншеях, находках и проблемах раскопок. Судя по своему личному опыту, я склонен думать, что это является замечательным способом совмещать непрерывное течение теоретических дискуссий с практическими раскопками и ведением документации.

Дневник памятника является формальным документом, который включает в себя технические детали раскопок. Информация о раскопках, методы отбора, стратиграфические сведения, записи о необычных находках, основные объекты — все это фиксируется в дневнике помимо многого другого. Это намного более организованный документ, настоящий вахтенный журнал всех ежедневных действий на раскопках. Дневник памятника является также исходной точкой всех документов памятника, и они все ссылаются друг на друга. Я обычно использую блокнот со вставными листами, тогда можно вставлять записи об объектах и о других важных открытиях в нужное место. Дневник памятника следует вести на «архивной бумаге», так как он является долговременным документом об экспедиции.
Материально-технический дневник , как явствует из названия, это тот документ, где я фиксирую счета, основные адреса, различные сведения, относящиеся к административной и бытовой жизни экспедиции.

Когда я начал заниматься археологией, все пользовались ручками и бумагой. Сегодня многие исследователи пользуются портативными компьютерами и отправляют свои заметки на базу посредством модема. Использование компьютера имеет свои преимущества — возможность мгновенно дублировать очень важную информацию и вносить свою информацию в материалы исследования, находясь непосредственно на памятнике. На раскопках в Чатал-Хююке имеется своя собственная компьютерная сеть для свободного обмена информацией, что было невозможно во времена ручек и бумаги. Если я ввожу свои документы в компьютер, я обязательно сохраняю их приблизительно через каждые четверть часа и распечатываю их в конце рабочего дня для того, чтобы обезопасить себя от компьютерного сбоя, когда результаты многих недель труда могут быть уничтожены в течение секунд. Если я пользуюсь ручкой и бумагой, то как можно быстрее делаю фотокопии всех документов, а оригиналы храню в сейфе.

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В этот день:
  • Дни рождения
  • 1834 Родился Василий Степанович Передольский — историк, археолог, выдающийся новгородский краевед: крупный собиратель древностей края и «пионер новгородской археологии», первый обнаруживший берестяные грамоты.
  • 1862 Родился Жозеф Дешелет — французский археолог, который стоял у истоков керамологии. Занимался также исследованием культурных связей между древнеримской и кельтской цивилизациями.
  • 1909 Родился Николас Платон — греческий археолог. Открыл минойский дворец в Закросе. Предложил хронологию базирующуюся на изучении архитектурных комплексов (дворцов) Крита.
Свежие записи

arheologija.ru

Читать книгу Археология. В начале Кристофера ДеКорса : онлайн чтение

Текущая страница: 24 (всего у книги 59 страниц) [доступный отрывок для чтения: 39 страниц]

Планирование раскопок

Раскопки являются кульминационным моментом исследования археологического памятника. Во время раскопок получают данные, которые нельзя получить иным образом (Баркер – Barker, 1995; Хестер и другие – Hester and others, 1997). Подобно историческому архиву, почва археологического памятника является документом, страницы которого нужно расшифровать, перевести и интерпретировать, перед тем как написать точный отчет об обитателях памятника.

Не следует забывать, что раскопки – это разрушение. Археологические слои, так осторожно препарированные во время раскопок, разрушаются навсегда, а их содержимое перемещают. Здесь мы снова видим кардинальную разницу между археологией, естественными науками и историей. Ученый может легко воспроизвести условия своего эксперимента, историк может вернуться к архивам и произвести переоценку событий в жизни какого-либо политика. Но все, что остается у нас после раскопок, – это находки из траншей, оставшиеся нетронутыми части памятника, фотографии, рисунки, заметки, в которых зафиксированы наблюдения раскопщиков для вечности. Таким образом, точное фиксирование и наблюдения являются жизненно важными в повседневной работе археолога, не только ради точности собственного исследования, но и потому, что они создают архив археологической информации, к которой могут обратиться другие люди. Археологические памятники являются невозобновляемыми ресурсами. Поэтому ненаправленные раскопки бесполезны, так как осуществленные и значительные наблюдения будут похоронены в массе ненужных мелочей. Любые раскопки должны проводиться на основе здравого исследовательского проекта, целью которого является решение четко определенных задач.

Исследовательские проекты

Археологические раскопки не есть рытье по какой-то формуле, это тщательно управляемый процесс, при котором постоянно требуется творческое мышление. Имеются общие методики раскопок, но единственная подходящая зависит от памятника и этапа раскопок. Раскопки некоторым образом сопровождаются переговорным процессом, при котором достигается разумный компромисс между археологами и социальными либо коммерческим запросами современного общества. Необходимы специальные проекты исследований, учитывающие все нюансы их проведения (рис. 9.1).

Рис. 9.1. Раскопки по горизонтальной сетке укрепленного холма в Дейнбюри, Англия. Это исследование проводилось в течение многих лет, и его проекты постоянно модифицировались

Стоимость раскопок настолько велика, что сегодня проблемно-ориентированные раскопки являются скорее правилом, чем исключением, а лабораторные работы являются частью непрерывного процесса для оценки задачи исследования. Горы находок и записей, собранных во время даже короткого полевого сезона, включают сбивающую с толку массу взаимосвязанных фактов, которые исследователь должен оценивать и переоценивать в процессе изучения – в процессе постоянного рассмотрения предположений и гипотез, корреляции наблюдений и переоценки интерпретаций археологических свидетельств. Находки и планы являются основой стратегии исследователя, и они оказывают влияние на планы будущих полевых работ, они – основа постоянной переоценки целей исследования. Потребность в разумном планировании и проекте приобретает еще более острый характер при экологическом исследовании в археологии, при котором археологи пытаются понять изменения в человеческой культуре относительно природных систем, в которых обитает человек. Во многих отношениях проект исследования напоминает бизнес-план – это общая программа исследования.

Для примера рассмотрим раскопки памятника Костер в Иллинойсе. Это одни из самых больших и сложных академических раскопок, предпринятых в Северной Америке. Конечно, Костер не является единственным долговременным и четко стратифицированным поселением, но об этом памятнике имеются наиболее полные публикации.

Памятник Костер

Памятник находится в нижней части долины реки Иллинойс и представляет собой скопление 26 доисторических слоев обитания, возраст которых колеблется от 10 000 лет до приблизительно 1100–1200 годов нашей эры (Струвер и Хойтон – Struever and Hoiton, 1979). Богатство памятника стало очевидным в 1968 году, и там начались крупномасштабные раскопки. В раскопках принимали участие три археолога и шесть специалистов по другим дисциплинам, включая зоологию и ботанику. Все они пользовались компьютером лаборатории. Даже поверхностный осмотр памятника показал, что здесь требуется тщательно разработанный план исследования, чтобы максимально использовать фонды и обеспечить адекватный контроль над данными. При разработке проекта Джеймс Браун и Стюарт Струвер (James Brown and Stuart Struever, 1973) хорошо понимали, что имеется большое количество сложных переменных, которые нужно держать под контролем, и также нужно четко определить процедуру выборки и размеры собираемых единиц. Они столкнулись со значительными трудностями. Тринадцать культурных горизонтов Костера изолированы друг от друга наносными стерильными почвами, и каждый из них может рассматриваться как отдельная задача при раскопках и анализе, как отдельные памятники, хотя эти тринадцать слоев накладываются друг на друга. Поскольку сам памятник имеет толщину свыше 9 метров, то, как и при любых крупномасштабных раскопках, возникли технические проблемы. Одной из возможных стратегий было создание проверочных траншей, извлечение образцов из каждого уровня и анализ диагностических артефактов и культурных объектов.

Рис. 9.2. Общий вид раскопок памятника Костер на юге Иллинойса

Но такой подход, хотя и будучи дешевым и распространенным, был неадекватным по отношению к выдвинутой раскопщиками системной модели для изучения возникновения обработки почвы и культурных изменений в нижней части долины Иллинойс. Чтобы раскопщики могли не только понять, какими были жилые зоны в каждом слое проживания, но и сделать выводы о процессах культурных изменений после детального изучения последовательных перемен в видах деятельности, нужны были крупномасштабные раскопки для раскрытия каждой жилой поверхности.

Зная масштабы раскопок, Браун и Струвер понимали необходимость налаженного обмена информации с памятника. Для получения максимального количества информации, несомненно, требовалось изменить метод раскопок во время полевого сезона. Для того чтобы добиться такой гибкости, они объединили раскопки со сбором информации в систему данных (рис. 9.3). Категории данных – кости животных, артефакты, остатки овощей – обрабатывались в поле, сведения об анализах вводились через терминал удаленного доступа в компьютер в городе Эванстон, штат Иллинойс, находящемся далеко от места раскопок. Образцы пыльцы и почв отправляли прямо в лаборатории. Результаты работы такой системы оказались весьма ценными. Утомительный анализ артефактов и остатков пищи проводился на памятнике, а затем данные доводились до сведения раскопщиков не через месяцы, а через считаные дни. План исследования можно было менять прямо в поле, после консультации с членами группы. Комбинация быстрого обмена данными, методов тщательного сбора образцов, методов флотации (глава 13) сделала проект в Костере наглядным примером эффективного исследовательского проекта в археологии.

Рис. 9.3. Система обмена данных на памятнике Костер. Источник: Стюарт Струвер и Джеймс Браун «Организация исследования: пример из Иллинойса»

Начиная с 70-х годов стремительное развитие компьютерных технологий привело к тому, что пример памятника в Костере выглядит достаточно скромно по сравнению даже с небольшими сегодняшними раскопками и исследованиями. Появление Интернета и портативных компьютеров позволяет раскопщикам постоянно находиться на связи с удаленными лабораториями, разрабатывать цифровые карты, планы и стратиграфичекие профили и почти мгновенно находить диаграммы местоположений. Но Костер по-прежнему остается прекрасным примером идеальной модели исследования.

Типы раскопок

Археологические раскопки требуют достижения оптимального баланса между двумя, зачастую полярными обстоятельствами, – скажем, необходимостью, с одной стороны, разрушать какие-то сооружения, а с другой – получить максимальное количество информации о прошлом, либо добиться необходимых фондов для проведения раскопок либо удовлетворить сиюминутные потребности общества. Если раскопки проводятся, то их окончательной целью является получение трехмерного документа (record) об археологическом памятнике, в котором будут зафиксированы различные артефакты, здания и другие находки, корректно размещенные по их происхождению и контексту во времени и пространстве. И после того, как этот этап завершен, документ должен быть полностью опубликован в целях сохранения информации для потомков.

Сплошные и выборочные раскопки

Преимущество сплошных раскопок памятника заключается в том, что они дают детальную информацию, но они являются дорогими, и проводить их нежелательно из-за того, что после них нельзя будет проводить последующие раскопки, возможно, более совершенными методами. Обычно сплошные раскопки проводят в рамках таких УКР-проектов, при которых памятникам грозит неизбежное разрушение.

Наиболее типичными являются выборочные раскопки, особенно в тех случаях, когда время играет важную роль. Многие памятники настолько велики, что сплошные раскопки просто невозможны, и исследования проводятся выборочно, используя методы выборки или с помощью тщательно выверенных траншей. Выборочные раскопки проводятся для получения стратиграфических и хронологических сведений, а также для получения образцов керамики, каменных инструментов и костей животных. Исходя из этих свидетельств, археолог может принять решение о целесообразности последующих раскопок.

Вертикальные и горизонтальные раскопки

Вертикальные раскопки всегда являются выборочными. Во время их проведения раскрываются ограниченные площади памятника в целях получения специфической информации. Большинство вертикальных раскопок являются зондированием глубоких археологических слоев, их настоящая цель – получение хронологической последовательности на памятнике. Горизонтальные раскопки проводятся для раскрытия одновременного поселения на большой территории. Однако следует подчеркнуть, что все стратегии раскопок основаны на решениях, принимаемых по мере реализации раскопок и исследовательского проекта. Так или иначе, примеры, приводимые здесь и в других текстах, показывают уже завершенные раскопки. Во время раскопок археолог вполне может перейти от вертикальных раскопок к горизонтальным, и наоборот, даже во время кратковременных работ.

Вертикальные раскопки. Почти всегда вертикальные раскопки проводятся для установления стратиграфических последовательностей, особенно на таких памятниках, территория которых ограничена, например в маленьких пещерах и скальных укрытиях, или для решения хронологических вопросов, таких как последовательности вдоль траншей и земляных сооружений (рис. 9.4). Некоторые вертикальные траншеи достигают впечатляющих размеров, особенно прорытые на жилых холмах. Однако в большинстве случаев такие раскопки не являются крупномасштабными.

Рис. 9.4. Классический пример вертикального раскопа, сделанного экспедицией сэра Мортимера Уилера, в замке Мейден Касл в Дорсете, Англия, перед Второй мировой войной. Столбики по сторонам раскопа и рабочий в траншее дают представление о размерах раскопок

Шурфы, которые иногда называют французским словом sondages или телефонными будками, часто имеют вид вертикальных раскопок. Они состоят из маленьких траншей, в которые могут поместиться один или два раскопщика, и предназначены для проникновения в нижние слои памятника для установления пределов археологических слоев (рис. 9.5). Шурфы выкапывают для извлечения образцов артефактов из нижних слоев. Этот метод можно усовершенствовать с помощью буров.

Рис. 9.5. Линия проверочных ям в Куиригуа, ритуальном центре майя, выкопанных с интервалом в 15 метров по линиям, соответствующим «сетке» памятника

Шурфы предваряют большие раскопки, так как информация, полученная с их помощью, в лучшем случае является ограниченной. Некоторые археологи роют их только вне территории основного памятника, так как они разрушают важные слои. Но рационально размещенные шурфы могут дать ценную информацию о стратиграфии и содержимом памятника до того, как начнутся основные раскопки. Их также роют для получения образцов из разных участков памятника, таких как залежи раковин, где высока концентрация находимых в слоях артефактов. В таких случаях шурфы роются по сетке, и их положение определяют статистической выборкой или на основании правильных структур, таких как чередующиеся квадраты. Особенно эффективны серии шурфов, вырытых как на шахматной доске, во время раскопок земляных укреплений, так как стенки шурфа, разделенные нераскопанными блоками, обеспечивают непрерывную стратиграфическую последовательность сквозь все укрепление.

Вертикальные траншеи широко применялись при раскопках древних памятников – поселений на юго-западе Азии (Мур – Moore, 2000). Их также можно использовать для получения поперечного сечения памятника, которому угрожает разрушение, или для осмотра окраинных сооружений около селения или кладбища, на которых проводились крупные раскопки. При создании подобных вертикальных раскопов почти всегда ожидают, что в результате этого самая важная информация будет в виде фиксации слоев в стенках траншей и находок в них. Ясно, что информация, полученная при таких раскопках, имеет ограниченную ценность по сравнению с более масштабными обследованиями.

Горизонтальные (зонные) раскопки. Горизонтальные, или зонные, раскопки проводятся более масштабно, чем вертикальные, и являются следующей ступенью к сплошным раскопкам. Под зонными раскопками имеется в виду охват больших зон для восстановления строительных планов или планов целого поселения, даже исторических садов (рис. 9.6, см. также фотографию в начале главы). Единственными памятниками, которые неизбежно раскапывают полностью, являются очень маленькие стоянки охотников, отдельно стоящие хижины и курганы.

Рис. 9.6. Горизонтальные раскопки открытой территории: длинный вигвам ирокезов на озере Крофорд Лейк, Онтарио. Приблизительно 1400 год н. э. Маленькие столбики отмечают столбы стен дома, очаги и опоры крыши найдены внутри дома

Хорошим примером горизонтальных раскопок является памятник в Сейнт-Августин, во Флориде (Диган – Deagan, 1983; Миланич и Милбрат – Milanich and Milbrath, 1989). Сейнт-Августин был основан на восточном побережье Флориды испанским конкистадором Педро Менедесом де Авилем в 1565 году. В XVI веке город подвергался наводнениям, пожарам, его поражали ураганы, а в 1586 году его разграбил сэр Фрэнсис Дрейк. Он разрушил город-крепость, назначением которого была защита испанского флота, перевозившего сокровища по проливам Флориды. В 1702 году англичане атаковали Сейнт-Августин. Жители города укрылись в крепости Сан-Маркос, которая сохранилась до сих пор. После шести недель осады англичане отступили, дотла сжигая деревянные строения. На их месте поселенцы построили каменные здания, и город продолжал расти до первой половины XVIII века.

Кэтлин Диган вместе с группой археологов исследовала город XVIII века и более раннюю его часть, совмещая сохранение города с археологическими раскопками. Раскопки города XVIII века трудны по многим причинам. Частично из-за того, что трехвековой археологический слой составляет всего 0,9 метра и в значительной степени нарушен. Раскопщики расчистили и зафиксировали десятки колодцев. Они также произвели горизонтальные раскопки и раскрыли основания зданий XVIII века, построенных из земляного бетона, цементоподобного вещества из раковин устриц, извести и песка. Фундаменты из устричных раковин или земляного бетона укладывали по траншеям по форме строящегося дома (рис. 9.7), затем возводились стены. Полы из земляного бетона быстро разрушались, поэтому на земле создавали новый пол. Так как слои вокруг дома были нарушены, то артефакты из фундамента и полов были очень важны, а выборочные горизонтальные раскопки являлись лучшим методом для того, чтобы их раскрыть.

Рис. 9.7. Горизонтальные раскопки в Сейнт-Августине, Флорида. Видно основание дома начала XVIII века из материала с раковинами устриц

Проблемы горизонтальных раскопок те же, что и при любых раскопках: стратиграфический контроль и тщательные измерения. При таких зонных раскопках обнажают большие открытые участки почв на глубину нескольких десятков сантиметров. Сложная сеть стен или столбов может лежать в пределах зоны обследования. Каждый признак соотносится с другими структурами. Это соотношение должно быть четко зафиксировано для корректной интерпретации памятника, особенно если речь идет о нескольких периодах заселения. Если раскрыт целый участок, то трудно измерить положение структур в середине траншеи, далеко от стен у края раскопа. Более точные измерения и фиксирование можно достичь посредством использования системы, которая дает сеть вертикальных стратиграфических стенок поперек раскапываемой зоны. Такая работа часто выполняется посредством раскладывания сетки квадратных или прямоугольных единиц раскопок со стенками между квадратами толщиной несколько десятков сантиметров (рис. 9.8). Такие раскапываемые единицы могут быть площадью 3,6 кв. метра или больше. Рисунок 9.8 показывает, что эта система позволяет производить стратиграфический контроль больших участков.

Рис. 9.8. Сетка горизонтальных раскопок, показывающая расклад квадратов относительно раскапываемого строения в Колониэл Вильмсбурге, штат Виргиния (1'6" – 1 фут 6 дюймов, 2' – 2 фута)

Крупномасштабные раскопки по сеткам чрезвыгаайно дорогие, требуют много времени, к тому же их трудно проводить на неровных местах. Тем не менее на многих памятниках «сеточные раскопки» принесли успех: были раскрыты здания, планы городов и укрепления. Многие зонные раскопки являются «открытыми», во время их проведения большие участки памятника обнажаются слой за слоем без сетки (см. рис. 9.1). Электронные методы обследования решили многие проблемы фиксирования при больших горизонтальных раскопках, но потребность в четком стратиграфическом контроле остается.

Снятие вышележащих слоев, не имеющих археологического значения, для того чтобы раскрыть подповерхностные детали, – это еще один тип крупномасштабный раскопок. Такое снятие особенно полезно, когда памятник погребен неглубоко под поверхностью и следы строений сохранились в виде столбов и изменений цвета почвы. Почти всегда раскопщики пользуются землеройной техникой для снятия больших участков поверхностных почв, особенно в проектах УКР. При такой работе требуются как квалифицированные машинисты-водители, так и четкое понимание стратиграфии и текстуры почвы (рис. 9.9).

Рис. 9.9. Экскаватор снимает стерильный балласт на памятнике Лоэманн в штате Иллинойс. После механических работ следует ручная зачистка

Конечно, горизонтальные раскопки зависят от точного стратиграфического контроля. Обычно он сочетается с вертикальными траншеями, которые дают необходимую информацию для осторожного срезания последовательный горизонтальный слоев.

Рабочий инструмент

Индиана Джонс выходил в поле с бригадами работников, снабженных лопатами, будучи вооруженным своим любимым кнутом. Сегодня археологи используют более утонченные инструменты.

Землеройная техника является необходимым элементом крупномасштабных раскопок и проектов в рамках УКР. Такая техника теперы широко используется, особенно в тех случаях, когда памятникам угрожает разрушение и когда на проведение раскопок отводится мало времени. Впрочем, все зависит от внимательного надзора археолога за ходом работ. Опытный машинист может твориты чудеса за пулытом своего экскаватора или фронтального погрузчика, снимая сантиметры почвы деликатным и точным прикосновением ковша.

Традиционным символом археолога является штыковая лопата, которой пользуются для расчистки стен. Совковые лопаты применяются для выемки грунта при подготовке траншей для осмотра; они применяются в бесчисленном количестве ситуаций, это главный инструмент археолога при перемещении большого количества грунта. Систематическое перелопачивание почвы группой раскопщиков является лучшим способом для снятия слоев перепаханной земли при раскрытии археологических слоев. Подобный метод особенно хорош, когда под вспаханным слоем имеются следы столбов и домов, как в случаях с древними поселениями земледельцев в Европе (Гругиэль и Богуки – Grygiel and Bogucki, 1997).

Инструментами для рыхления почвы являются мотыга, кирка и вилы. Мотыгу и кирку можно рассматривать вместе, поскольку это варианты одного и того же инструмента. Если внимательно ими пользоваться, то они могут быть чувствительными индикаторами текстуры почвы, так как из заполненных ям и других углублений выходит мягкая земля. При традиционных средиземноморских раскопках работали специализированные группы кайловщиков, рабочих, работавших совковыми лопатами, и переносчиков грунта в корзинах. Последние выносили грунт за пределы памятника.

Самым распространенным археологическим инструментом является ромбовидная лопатка, ее прямые края и верхняя часть имеют неисчислимые варианты использования: можно снимать почву с хрупкой находки; краями можно расчищать объекты в песчаной почве до четкой поверхности. В качестве инструмента стратиграфического фиксирования ею можно обозначить едва видимую линию пласта или чуть видимую его особенность. Ею также можно пользоваться для расчистки столбов и других мелких работ. Такой лопаткой так часто пользуются, что на небольших памятниках раскопщики редко выпускают ее из рук.

Кисти особенно полезны на сухих памятниках. Наиболее часто используемой является хозяйственная кисть, щетинки которой достаточно грубы; ее можно держать как за ручку, так и за щетинки. Короткими взмахами такой кисти хорошо очищаются объекты, найденные в твердой сухой почве. Для более тонких работ раскопщики пользуются другими кистями. Однодюймовые или полудюймовые хозяйственные кисти широко используются для очистки костей животных и более грубых находок. Для очистки тонких костей, бус, хрупких железных изделий лучше всего подходят художественные кисти из тонкого верблюжьего волоса.

При очистке на памятнике могут пригодиться разные небольшие инструменты. Заточенными шестидюймовыми гвоздями можно проводить тонкую очистку костей и других хрупких предметов. Иглами можно счищать почву с таких мелких частей скелета, как глазницы и скулы. Одним из самых полезных инструментов раскопщика являются зубочистки разной формы.

Необходимы на раскопках сита, так как многие предметы – монеты, стеклянные бусы, раковины, гвоздики и прочие – очень маленькие. Большинство слоев памятников, где вероятны маленькие артефакты, тщательно просеивают с помощью мелких сит с размером яческ пол– или четверть сантиметра. Также широко используются методы флотации (глава 13).

В набор изыскательских инструментов обычно входят рулетки, свинцовые отвесы, веревки, спиртовые уровни, чертежные планшеты, чертежные инструменты, мензула, землемерный уровень и компас – все необходимое для точной фиксации планов памятника для археологических архивов. Полевые исследователи все шире пользуются компьютерным землемерным оборудованием на базе портативных компьютеров, позволяющим создавать трехмерные планы и даже воспроизводить архитектуру зданий.

Сейчас сверхкомпактные компьютеры широко используются вместо обычных ноутбуков для ведения дневников раскопок и регистрации данных о памятнике. На некоторых раскопках создают компьютерные сети, с тем чтобы поощрять общение между участниками экспедиции.

При любых раскопках жизненно необходимы контейнеры для хранения и транспортировки находок в лаборатории, а также для постоянного хранения. Для упаковки керамики, костей животных и других мелких находок нужны пластиковые мешки; для растительных остатков и других особых предметов может потребоваться специальная упаковка. Для хранения находок могут пригодиться картонные коробки, пакеты из магазинов и даже большие железные бочки.

ПРАКТИКА АРХЕОЛОГИИ
ЛИЧНЫЙ НАБОР ИНСТРУМЕНТОВ ДЛЯ РАСКОПОК

Мне (Фейгану) во время раскопок всегда нравилось иметь свой собственный небольшой набор инструментов, просто для того, чтобы под рукой всегда был знакомый инструмент. Вот содержимое этого набора, который находится в моем небольшом рюкзаке.

• Ромбовидный шпатель (вид штукатурной лопатки), истинно археологический инструмент. В Соединенных Штатах широко распространена марка «Маршаллтаун» с одним лезвием и рукояткой. От дешевых заменителей отказываюсь. Эта лопатка является многосторонним инструментом для раскрытия небольших предметов или снятия почвы возле небольших объектов, таких как очаги. В руках специалиста это также замечательный «отскребывающий» инструмент, идеальный для обнаружения темных контуров столбов или сложных стратиграфических слоев на стенках траншей. Для удобства при ношении есть кобура.

• Небольшая кисточка для чистки.

• Нож для колки льда или набор зубочисток для тонких раскопочных работ, таких как очистка костей в почве. Некоторые раскопщики предпочитают самодельные палочки из бамбука, говорят, они более деликатны в работе.

• Три или четыре кисти шириной 50 миллиметров или менее необходимы для тонкой очистки.

• Десятиметровая рулетка. Я всегда ношу с собой свою собственную, потому что другие всегда кем-то используются. Сейчас при большинстве раскопок измерения ведутся в метрической системе, поэтому и рулетка должна быть соответствующей.

• Карандаши, резинки, чернильные ручки для маркировки артефактов.

• Пластиковые пакеты различных размеров с замками-молниями. Никуда без них!

• Не забудьте шляпу с широкими полями, тент, солнечные очки, хорошие крепкие ботинки, а также перчатки и наколенники, если вы чувствуете, что они вам понадобятся. Если требуются строительные каски, их вам выдадут. Желательны повязки на голову.

• Все более обычным становится легкий портативный компьютер.

iknigi.net

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *