Гогенштауфен фридрих – Фридрих ii (император Священной Римской империи) — Википедия

Содержание

Фридрих II Гогенштауфен | Железный век

Фридрих II Гогенштауфен

Фридрих II из династии Гогенштауфенов (Штауфенов), родился в 1198 — 1250 у Генриха VI и Констанции Сицилийской.

Надо сказать, что хотя Генрих VI и обладал обширнейшей в Европе империей и властью (это именно он держал в плену самого Ричарда Львиное Сердце!), сыну его досталось во владение одно только Королевство Сицилийское. Впрочем, вскоре Генрих VI скоропостижно скончался, и в судьбу мальчика внезапно вмешались очень влиятельные силы.

Сам Папа римский, Иннокентий III, хорошо помнивший не только отца Фридриха II, но и деда — Фридриха I Барбароссу, которые не только имели серьезные разлады с папством, но даже открыто враждовали с ним, покровительствовал юному отпрыску дома Гогенштауфенов.
Ещё бы — в лице юного государя, взращенного в благодатной Сицилии, под заботливой опекой Святого Престола, Иннокентий III видел отличную возможность положить конец своевольным настроениям Германских императоров, и вернуть Империю под контроль Рима, становящийся всё более призрачным.

В итоге, в 1212 году, при поддержке Папы, Фридрих стал королем германским, а в 1220 году, правителем всей Священной Римской Империи.

Впрочем, сам Фридрих II Германию не слишком любил, и предпочитал управлять подвластными землями из Сицилийского Королевства, где проводил большую часть времени.

Вопреки надеждам Иннокентия III, Фридрих не стал игрушкой в руках церкви, напротив, оказавшись у власти, он всё активнее стал проводить политику, идущую вразрез с политикой Святого престола. Вскоре, по семейной традиции Гогенштауфенов, дело дошло до прямых военных столкновений.

Воевал Фридрих много и со вкусом — то он последовательно прибирает к рукам почти всю Италию (благодаря чему оказывается отлученным от церкви), то отправляется на Восток в качестве руководителя Шестого Крестового похода (1229 год), где берет Иерусалим, но не силой оружия, а путем переговоров.

То отбывает в Германию (эта часть империи управлялась им только формально, на деле представляя из себя постоянно кипящий котел войны), на подавление восстания собственного сына Генриха VII (1235 год.). Затем опять война в Италии, до самого 1245 года, когда Лионский собор во главе с Иннокентием IV, вновь отлучил Фридриха II от церкви, и низложил его с Императорского трона.

Впрочем, «официально» лишенный трона, Фридрих II и не думал сложить с себя бразды правления. Правда теперь, когда в Италии боевые действия продолжались, а в Германии началась самая настоящая гражданская война между сторонниками отлученного императора и вновь избранного (Генриха, ландграфа Тюрингского), дела его шли уже не важно. Тем не менее, блестящий полководец, Фридрих II продолжал сражаться ещё пять лет после своего низложения и умер только в 1250 году, так и не избавившись от церковного проклятия.

С его смертью, развалилась на куски завоеванная им Империя, Германия провалилась в бездну мелких войн, развеявших по ветру былое величие страны, а также закончилась династия Гогенштауфенов. На Императорский престол, теперь вступили Люксембурги.

Однако не стоит оценивать Фридриха II как бестолкового вояку и тирана, потому что именно в отношении этого монарха, такое суждение будет в корне не правильным.

Напротив, это был человек очень большого ума, взгляды которого намного опережали свое время, полиглот. Освободив в начале своего правления Сицилийское Королевство от засилья иностранцев и агентов папы, которые не столько управляли страной, сколько разоряли её войнами наемных армий, он вскоре превратил эту благодатную землю в цветущий край.

Живо интересовавшийся науками и искусствами Император Фридрих II собирал при своем дворе величайших мудрецов и самые передовые достижения мировой науки — здесь были рады не только европейцам, но и маврам, арабам, что было немыслимо по тем временам.

Во множестве открывались школы, был основан университет в Неаполе, первый основанный не церковью, а светской властью! Император и сам охотно писал, например его перу принадлежат трактаты об охоте с птицами и даже, как говорят, знаменитый «Трактат о Трех обманщиках», изобличающий 3 главные мировые религии. Именно при нем были переведены на латынь труды Авиценны и Аристотеля.

В довершении этого колоритного портрета, я могу добавить, что Фридрих II водил дружбу с Египетским султаном, набирал в свою гвардию мавров, устраивал шествия со слонами, роскошь которых поражала воображение Европейских правителей и мог по праву носить прозвище, данное ему ещё при жизни, «Удивление мира».

Фридрих II вступал в официальный брак 3 раза:

  • С Констанцией Арагонской в 1209 году, от этого брака родился Генрих VII.
  • С Иолантой Иерусалимской в 1225 году, от этого брака родился Конрад IV.
  • С Изабеллой Английской в 1235 году, от этого брака детей не было.

Кроме того, был и четвертый брак, не признанный официальной церковью, потому что в момент церемонии невеста уже находилась на смертном одре.

Главной героиней этой необычной истории была Бианка (Бланка) Ланчия, женщина с которой Фридрих познакомился на своей второй свадьбе, которую любил всю жизнь, и от которой имел сразу трех незаконнорожденных детей: Констанцию (Анну после крещения в православие), Манфреда и Виоланту.

Источник: информация из общедоступных источников
Автор компиляции: Мэлфис К.

ageiron.ru

ФРИДРИХ II Гогенштауфен

 

Германский король с 1212 года, император «Священной Римской империи» (с 1220 года), король Сицилии (с 1197 года), король Иерусалимский. Превратил сицилийское королевство в централизованное государство. Боролся с папством и североитальянскими городами. 


В 1198 году внезапно скончался король Сицилии Генрих VI Гогенштауфен, оставив наследником 3-летнего сына Фридриха. Опекуном Фридриха стал самый могущественный из пап средневековья - Иннокентий III. Благодаря его поддержке Фридрих (которого Папа выдвинул в качестве противовеса германскому императору Оттону IV) был коронован в 1212 году германским императором под именем Фридриха II. 

 

Рождение Фридриха II


Это обстоятельство сыграло в дальнейшем крайне отрицательную роль в истории Сицилийского государства. Основной целью Фридриха II в течение всей его жизни (он умер в 1250 году ) была борьба за империю, обреченная в XIII веке, в период усиления централизованных государств, на крушение. Она сводилась к борьбе за полное подчинение Северной и Средней Италии, лишь номинально входившей в состав Священной Римской империи, чтобы, как заявлял Фридрих, «этот центр Италии, окруженный со всех сторон нашими силами, вернулся к повиновению нашему величеству и единству империи». Ярым врагом империи выступал Папа. Столкновения с отстаивавшими свою свободу северо-итальянскими коммунами и папством заполнили почти все царствование Фридриха и достигли крайнего ожесточения. 


Фридрих II - весьма своеобразная фигура на императорском престоле. Его детство прошло в Палермо, главном городе Сицилии. В Сицилии, расположенной на перекрестке торговых путей между Востоком и Западом, переплетались византийское, арабское и европейское влияния. 


В 1209 году Фридрих был объявлен совершеннолетним, а через несколько месяцев женился на вдовствующей венгерской королеве Констанции, которая была на десять лет его старше. В 1212 году германские князья, противники Оттона IV, избрали Фридриха немецким королем и пригласили его приехать в Германию. 


Красота юноши, его приветливость и славное имя Гогенштауфенов очаровали всех немцев. С самого своего появления в южной Германии с отрядом всего в 60 рыцарей Фридрих стал одерживать одну победу за другой. В Базель он вступил уже с достаточно большим войском. Все города и князья верхнерейнской области, а затем и весь юг страны признали Фридриха своим королем. На многолюдном франкфуртском съезде в ноябре 1214 года Фридрих принял изъявления покорности от герцога Брабантского, последнего могущественного союзника Оттона, а к лету 1215 года вся империя признала его своим повелителем.

В июле он короновался в Ахене. Тогда же он торжественно принял крест и обещал возглавить поход против неверных. В ноябре лютеранский собор объявил Оттона низложенным. 

 

Августаль — монета Фридриха II (надпись: CESAR AVG IMP ROM)


Фридрих рассматривал Сицилийское королевство, которое он называл «зеницей ока», как центр своих широко раскинувшихся владений. Он управлял государством как неограниченный владыка, наподобие восточного деспота.

 

«О, счастливая Азия, о, счастливые властители Востока, которые не боятся оружия подданных!» - восклицал Фридрих. Свободой он считал полное подчинение подданных его власти и заявлял, что «гибель правителя влечет за собой и гибель народов». С помощью приближенных Фридрих стремился создать культ государя. Он ввел торжественный церемониал при дворе, окружив себя восточной пышностью, поражавшей современников. 


Вместе с тем Фридрих был склонен к религиозному скептицизму, недаром легенда приписывала ему слова о трех обманщиках (основателях трех религий) - Моисее, Иисусе Христе и Магомете. В то же время он свирепо расправлялся с еретиками, первым узаконив их сожжение, так как видел в них опасных врагов не только церкви, но и государства. Будучи широко образованным человеком, Фридрих переписывался с арабскими учеными по поводу философских и математических проблем и в своем трактате «Об искусстве охотиться с птицами» указывал на необходимость исходить из опыта непосредственного наблюдения. При дворе Фридриха жили итальянские, византийские, еврейские и арабские ученые, переводились арабские рукописи. Там образовался кружок поэтов, впервые в истории Италии писавших на народном итальянском языке (так называемая сицилийская школа поэтов).

В 1224 году был основан университет в Неаполе, правда, не получивший большого значения. 


Политика Фридриха II в отношении Сицилийского королевства в своих основных направлениях продолжала политику его предшественников - норманских королей. В царствование Фридриха окончательно завершилось строительство сильной централизованной монархии. 


Первым этапом было воссоздание норманского государства, так как в начале правления Фридриха в королевстве царила полная анархия за период смут бароны и церковь обрели полную самостоятельность. Деяния Фридриха имели своей целью возврат расхищенных земель королевского домена.

Ему удалось не только восстановить домен в прежнем объеме, но и расширить его. В число изданных в 1220 году Капуанских ассиз входило постановление о разрушении всех укреплений, построенных феодалами после смерти Вильгельма II. 

 


В ноябре 1225 года император женился на Иоланте Иерусалимской (первая жена его умерла). Этот брак также был по политическому расчету. Сразу после свадьбы Фридрих принял титул короля Иерусалимского, назначил своего наместника в Палестине и потребовал, чтобы палестинские бароны и рыцари присягнули ему на верность. 


После смерти в 1227 году Гонория III новый Папа Григорий IX все свои силы направил на подготовку крестового похода и непреклонно требовал от Фридриха исполнения его обета. Когда в очередной раз поход сорвался, Папа 29 сентября отлучил Фридриха от церкви. В своем окружном послании он перед лицом всего христианского мира обвинил императора в упорном стремлении избежать исполнения обета. В марте 1228 года Григорий повторил свое отлучение. И только перед угрозой войны Папа сбавил тон и заключил с Фридрихом перемирие. Фридрих обещал не предпринимать похода на Рим, Григорий IX в ответ снял с императора свое отлучение.

 


Фридрих занялся устройством своих владений. При этом политика его в Сицилийском королевстве была прямо противоположной той, какую он проводил в Германии. В Германии он даровал князьям права, сделавшие их могущество неограниченным. В нескольких указах 1231 года, особенно в постановлениях вормсского съезда, была подтверждена почти полная независимость князей и их полный суверенитет. Городам было запрещено принимать к себе и давать гражданские права подданным князей. Полномочия городского суда ограничивались городской чертой. Все лены, полученные городами от князей и епископов, должны были возвратиться прежним сюзеренам.

 

Точно так же в подчинении у князей оказалось немецкое рыцарство. Рыцари должны были получать свои лены от князей и повиноваться их суду. Император обещал больше не строить замков и не основывать своих городов во владениях князей. Он также обещал не чеканить в их владениях своей монеты. Каждый епископ и князь получил право укреплять свою резиденцию рвами, стенами и другими средствами. Эта почти абсолютная власть князей ограничивалась только в двух случаях князья не могли издавать законы и вводить налоги без согласия лучших и знатных людей своей области. Эти вопросы были переданы на усмотрение местных съездов. Свободу городских общин Фридрих считал «ядовитым растением, которое следует искоренить». Поэтому он вел упорную борьбу с городскими вольностями как в Германии, так и в Италии.

В 1232 году на съезде в Равенне Фридрих издал указ, лишавший немецкие города их прав и преимуществ. Этим указом уничтожались городские коммуны, советы, магистраты, образованные в городах без согласия их сюзеренов. Тем же указом распускались ремесленные цеха. 

 

История жизни ФРИДРИХА II Гогенштауфена


В усилении королевской власти в Италии сыграли значительную роль Мельфийские конституции (1231) - свод законов Сицилийского королевства. Они запрещали ношение оружия и ведение частных войн в государстве никто не имеет права мстить за нанесенные ему обиды, говорилось в законе, допускается лишь самозащита в случае крайней необходимости. 

 

Фридрих II и султан Камиль. Миниатюра XIV века


Уже в норманский период наметилась тенденция к превращению короля в фактического, а не только номинального сеньора всех феодалов. Теперь же устанавливался порядок передачи ленов по наследству только с разрешения королевской курии. В отношении лиц, нарушивших закон, Фридрих предписывал юстициарию «Нам угодно, чтобы ты, найдя такого рода безрассудных людей, лишил их земель». В Мельфийские конституции включалось постановление Рожера II о том, что непосредственные вассалы могут вступать в брак и выдавать замуж своих дочерей лишь с согласия курии. Это постановление приобрело большое значение, так как за женщинами признавалось право наследовать имущество отца или брата. 10 лет спустя Фридрих распространил запрещение вступать в брак без разрешения короны на всех феодалов - вассалов второй руки, кроме самых мелких. 


В XIII веке рыцарство по-прежнему являлось широким слоем. В письмах Фридриха упоминаются ленники, которые держат до сотой части феода, или же «бедные феодалы», владеющие леном, на котором сидят от 1-3 до 10 вилланов. Таких рыцарей было немало. Фридрих II пытался поставить возможно большее число рыцарей в непосредственную зависимость от себя. Остальных рыцарей он стремился охранить от насилия со стороны сеньоров. 


Среди конституций, изданных после 1231 года, имелся закон, запрещавший сеньорам «угнетать своих вассалов вопреки правосудию» и противозаконно отнимать у них имущество. Интересам мелких феодалов отвечала и проводимая государством политика в отношении крестьян. Рыцари могли откупаться от военной службы, и в системе военных сил Фридриха большую роль играли наемные рыцари. Они использовались как в самой стране (в гарнизонах многочисленных укреплений), так и за ее пределами (в войнах в Северной Италии). Рыцари занимали, наряду с лицами бюргерского происхождения, часть мест в государственном аппарате - в качестве судей, нотариусов и т. д., а нередко даже самые ответственные должности, например юстициариев. 


Землевладение церкви, выросшее в норманский период и особенно во время опекунства Иннокентия III, резко сократилось после возврата земель и привилегий короне. Церковь утратила право приобретать или получать в дар как феоды, так и земли, свободные от феодальных служб (исключение составляли владения, полученные по завещанию, которые ей, однако, разрешалось держать лишь в течение года). Поясняя эту меру в письме Папе, который жаловался на конфискацию некоторых земель у госпитальеров и тамплиеров, Фридрих заявил «И это было постановлено издавна потому, что если бы им, госпитальерам и тамплиерам, было разрешено свободно и на вечные времена покупать или принимать земли на правах частной собственности, они бы в короткий срок... скупили и приобрели всё Сицилийское королевство». Монте Кассино и другие монастыри и церкви лишились права высшей юрисдикции. Клирики по всем вопросам, кроме церковных, отвечали перед государственным судом. Фридрих давал церкви только привилегии, не нарушавшие целостности государства. 

 


Даже в период мирных отношений с папством Фридрих II влиял на выборы епископов. В 1239-1250 годах, во время яростной борьбы с римской курией, епископы, аббаты и клирики, являвшиеся сторонниками Папы, арестовывались или изгонялись из королевства; был создан епископат, полностью изолированный от Рима. 


Продолжая и в своей политике по отношению к сицилийским городам традиции норманской династии, Фридрих действовал гораздо более решительно и непримиримо экономические привилегии городов шли вразрез с его торговой и фискальной политикой, а сохранившиеся кое-какие политические права были несовместимы с существованием сильного государства. В 1240 году, отдавая приказ об осаде непокорного Беневенто, он пишет «Жители Беневенто более думают о себе и собственном благе, чем об удовлетворении [желаний] нашего Величества. Вследствие этого мы хотим, чтобы все находящиеся внутри [города] до тех пор иссушались муками голода, пока этот жестокий голод и недостаток всего необходимого не принудят их научиться повиновению нашим приказам». 


Уже в Капуанские ассизы был включен приказ, запрещавший городу иметь самоуправление. Главу города назначает камерарий, суд передается в руки юстициариев и королевских судей и должен вестись по нормам государственного права. Мельфийские конституции 1231 года вновь предписывают, чтобы все должностные лица в городе назначались королем (или его представителями).

 

«Если же в дальнейшем какая-либо [городская] община [сама] поставит таковых, она будет разрушена навеки, и все жители этого города будут навсегда превращены в крепостных». Лишь Неаполь, Салерно и Мессина сохранили остатки былых вольностей. Торговые льготы раздавались городам значительно более скупо, чем в предшествовавшую эпоху. 


Выступления городов жестоко подавлялись. Наиболее крупным из них было вспыхнувшее в 1232 году восстание Мессины, Сиракуз и некоторых других сицилийских городов. Когда вставший во главе войска Фридрих вступил в Мессину, он повесил и сжег вождей восстания. Некоторые сицилийские города (Ченторби и др.) подверглись полному разрушению. После взятия восставшего в 1240 году Беневенто его стены и башни были срыты. Когда жители небольшого города Читта-Сан-Анджело проявили, по выражению Фридриха, «злокозненность», король приказал стереть город с лица земли, часть жителей казнить, а остальных выселить (1239). «Мы желаем, чтобы это поселение навеки опустело», - писал Фридрих юстициарию

 


Фискальную политику Фридрих II всецело подчинял главной цели - борьбе за империю, требовавшей огромных средств. Немалых денег стоило и содержание огромного аппарата управления, двора, строительство крепостей в королевстве. Перенятую у норманнов разветвленную систему налогов и пошлин он дополнил новыми поборами, позаимствовав их большей частью у арабов. Он ввел прямой налог - коллекту, взимавшийся с 1235 года, за некоторыми исключениями, ежегодно; ее платили и феодалы, и церковь, и города. Коллекта ложилась тяжким бременем на жителей королевства, которым Фридрих рассылал письма с изъявлением своей горячей любви, неизменно заканчивая их требованием, чтобы они «радостно поспешили внести деньги». Одновременно Фридрих приказывал, чтобы сборщики коллекты конфисковывали у недоимщиков имущество и посылали их на галеры. На население возложили нелегкую обязанность строить укрепления. 


Государство извлекало большую прибыль из торговли зерном - главным предметом вывоза. Пошлины на ряд товаров значительно повысились. Налоговый гнет подрывал экономику Сицилийского королевства. Развитие ремесла не поощрялось; ремесленные изделия, в которых нуждались государство, армия, двор, ввозились в основном из других стран. 


После умиротворения Германии, покорения южной Италии и возобновления союзных отношений с папой главными противниками Фридриха стали ломбардцы. 


Последние годы царствования Фридриха II ознаменовали начало упадка Южной Италии. Многие города и вельможи изменяли ему. В сентябре 1247 года в Германии был избран королем Вильгельм, граф Голландский. Фридрих стал подозрительным и начал прислушиваться к клеветникам. В мае 1249 года в сражении у реки Фоссальты был разбит и взят в плен сын Фридриха Энцио. В сентябре сторонники Папы взяли Модену. В декабре 1250 года во время подготовки похода в Ломбардию Фридрих вдруг почувствовал упадок сил. 13 декабря он умер на руках своего побочного сына Манфреда. 

tunnel.ru

ФРИДРИХ II ГОГЕНШТАУФЕН

 

Фридрих II Гогенштауфен - одна из ярчайших фигур европейского Средневековья.

Он родился на исходе XII в., в 1194 г. Когда Фридриху было три года, умер его отец, Генрих VI, император Священной Римской империи и германский король, завещав престол сыну. Но, несмотря на то что в жилах ребёнка текла кровь великого деда Фридриха I Барбароссы - германского императора, прославившегося своей воинственностью и жестокостью, мало кто видел в малыше будущего главу могущественного государства. Фридриха прозвали "апулийским мальчиком", благо заботливая мать Констанция Сицилийская укрыла и воспитывала ребёнка на юге Италии, в Апулии. По завещанию мужа Констанция должна была стать регентшей государства и опекуншей малолетнего короля.

Но, презрев завещание императора, большинство немецких князей, поддерживающих династию Гогенштауфенов, избрали королём дядю Фридриха - Филиппа Швабского, а антиштауфеновски настроенная часть князей поддержала притязания на престол Оттона Вельфа. На германском престоле оказались уже три короля. К подрастающему в Неаполе Фридриху никто не относился всерьёз, а между Филиппом и Оттоном началась ожесточённая борьба за первенство.

Фридриха пока не волновали династические споры. На мальчика свалилось новое горе - смерть матери. Согласно её воле, его новым опекуном и регентом в Сицилийском королевстве (важной части Священной Римской империи, состоящей из острова Сицилия и Южной Италии) стал Папа Римский Иннокентий III.

Иннокентий III стремился к установлению папского господства над всем христианским миром. Он с удовлетворением наблюдал за династической смутой в Германии и стремился разжечь её ещё больше. Когда короли-противники обращались к Папе как арбитру в их споре за престол, он поддерживал то одного, то другого. Ослабление монархической власти в Священной Римской империи освобождало папство от давних и опасных соперников, какими долгое время были германские императоры. Юный Фридрих ни в коей мере пока не представлял такой угрозы Риму.

Иннокентий III внимательно оберегал наследственные сицилийские владения Фридриха от внешних посягательств. С помощью Папы рано проявивший способности к учению юноша получил прекрасное образование. Фридрих мужал, общение с энергичным и волевым Иннокентием помогало ему обрести уверенность в своих силах. Возможно, именно от этого мудрого наставника унаследовал молодой Гогенштауфен искусство тонкой дипломатической интриги и политического лавирования, которым прославился позднее. Тем временем с переменным успехом продолжалась борьба за престол между старыми противниками; Филиппом Швабским и Оттоном Вельфом. Увлечённые этой борьбой, они и не замечали, как под крылом могущественного римского первосвященника набирается сил законный наследник германского престола. После гибели Филиппа Оттон в 1209 г. успел даже короноваться в Риме, пообещав Папе не оспаривать его влияния в Италии. Нарушив эти обещания, новоявленный император подписал себе приговор. Иннокентий III отлучил коронованного им Оттона от Церкви и провозгласил германским королём своего юного подопечного - Фридриха Гогенштауфена. "Any-лийский мальчик" вышел на политическую арену. Началось триумфальное восхождение Фридриха к вершинам власти. Помимо Папы у юноши появились новые помощники. Главным из них был французский король Филипп II Август. Он побудил генуэзских банкиров ссудить будущего императора деньгами. Так у Фридриха появились средства для борьбы с узурпировавшим императорскую корону Оттоном. Деньги французского короля и влияние могущественного Римского Папы сделали своё дело. Когда Фридрих Гогенштауфен с небольшим войском появился в Южной Германии, на его сторону один за другим стали переходить церковные и светские феодалы. В декабре 1212 г. собрание князей во Франкфурте в присутствии представителей Папы и французского короля торжественно избрало 18-летнего юношу римским королём. Он был коронован в Майнце архиепископом Зигфридом.

Однако в европейской политике всё было взаимосвязано. Окончательный исход борьбы за германский престол и судьба Фридриха зависели от того, кто одержит победу в давно начавшейся войне - Англия или Франция. Французский король Филипп II Август боролся с английским монархом Иоанном I Безземельным, стремясь включить в состав Франции английские владения на её территории. Политическое будущее Оттона Вельфа было тесно связано с возможными успехами английского короля. Франция, естественно, поддерживала противника Оттона (не случайно Филипп II помогал Фридриху деньгами). Всё решилось в 1214 г. в битве при Буви-не. Оттон сражался на стороне англичан и разделил с ними полное поражение. Неудачник бежал с поля боя, потеряв боевой штандарт императора с позолоченным орлом. Другая потеря была намного горше: политическое влияние Оттона в Германии сошло на нет. Молодой Гогенштауфен в 1215 г. был ещё раз торжественно коронован, теперь уже в Ахене.

Когда в 1216 г. Иннокентий III скончался, Фридрих уже особенно не нуждался в чьём-либо покровительстве. Почувствовавший вкус к власти, полный честолюбивых замыслов, он был готов к самостоятельным действиям. В 1220 г. преемник Иннокентия III Папа Гонорий III короновал Фридриха в Риме. Фридрих II Гогенштауфен стал полноправным императором Священной Римской империи.

История этого государства началась в 962 г., когда германский король Оттон I короновался в Риме, надеясь возродить величие древнеримской державы. Стремление к этому величию, к господству над всей Европой сохранили и последующие германские короли - государи воссозданной ипе-рии. Оно заставляло их раз за разом снаряжать военные походы в Италию, толкало на борьбу с папством, с итальянскими городами, с независимыми феодалами - со всеми, кто стоял на пути. Империя потерпела крах в середине XIII в., хотя формально просуществовала до начала XIX столетия.

К моменту вступления на престол Фридриха II лучшие времена Священной Римской империи были уже позади. Кризис, разразившийся в связи с династической смутой, показал рыхлость и искусственность этого государственного образования, неспособность его решать насущные политические задачи. Особенно плачевным было положение в самой Германии, где зарвавшиеся князья готовы были подняться против любого монарха, посягнувшего на их права и свободы. Но в глазах Фридриха Германия уже не была центром империи. В качестве главной её части он рассматривал Италию и Сицилийское королевство, завоёванное отцом Фридриха незадолго до смерти. Именно сюда перенёс молодой император центр тяжести своей политики. Ещё при жизни Иннокентия III он обещал Папе после укрепления на германском престоле передать Сицилию своему сыну Генриху (Иннокентий III явно опасался чрезмерного усиления Священной Римской империи и пытался предотвратить его). Теперь Фридрих будто забыл о своём обещании. Впрочем, сам Иннокентий учил своего подопечного гибкости в политике.

В начале своего царствования Фридрих II старался сохранять добрые отношения с римскими Папами. "Возлюбленный духовный отец" - Иннокентий III - благословил Гогенштауфена на германский престол. За это Фридрих клятвенно обещал ему сохранить папский сюзеренитет (верховенство) над Сицилийским королевством и рядом областей в Центральной Италии, расширить права духовенства и искоренить ереси на подвластной территории. Из всех этих обещаний выполнено было, пожалуй, лишь последнее. Это не помешало Фридриху повторить все эти обещания в 1220 г. Папе Гонорию III, чтобы тот короновал его императорской короной. Он окончательно умилостивил Папу, торжественно поклявшись не позже чем через год отправиться в крестовый поход. На самом деле император был совершенно равнодушен к движению крестоносцев, не ведущему к усилению императорского господства. К тому же Фридриху был чужд религиозный фанатизм (гонения на еретиков были

лишь данью Риму). Учитывая неотложные дела в Сицилийском королевстве и в Италии, Фридрих старался избежать похода во что бы то ни стало. Папа же, наоборот, стремился отправить Гогенштауфена в далёкую Палестину, чтобы ослабить его влияние в Италии. В 1225 г. после долгих просьб, угроз и увещеваний Гонория III Фридрих был вынужден заключить с ним соглашение, по которому не позже августа 1227 г. был обязан выставить тысячный отряд рыцарей и снарядить флотилию для переброски крестоносцев в Святую землю. В случае нарушения обещания Фридриха ожидало отлучение от Церкви.

В том же году Гогенштауфен женился на дочери иерусалимского короля Изабелле, обеспечив в случае удачи крестового похода пополнение своей коллекции ещё одним венцом. Династические браки вообще были одним из излюбленных политических приёмов Фридриха II. Позднее он женился на сестре английского короля Генриха III, с политическим расчётом устраивал и браки своих сыновей.

Первые разногласия с папством совпали с ухудшением отношений Фридриха с североитальянскими городами. Как и во времена Фридриха I Барбароссы, папство и Ломбардская лига (союз городов) стали сближаться перед лицом общего потенциального врага, стремящегося усилить свои позиции в Италии, - Фридриха II.

В 1226 г. ломбардские города возобновили свой прежний союз и свою военную организацию. В ответ на это Фридрих II объявил о лишении городов привилегий, полученных ими по Констанцскому мирному договору (1183 г.). Дело шло к войне, а император не располагал достаточными военными силами. В этот затруднительный для Фридриха момент умер Гонорий III, и на его место был выбран Папа Григорий IX, потребовавший немедленного начала крестового похода и обещавший за это употребить всё своё влияние для успокоения ломбардских городов. Война с Ломбардской лигой была отсрочена, а Фридрих в 1227 г. отплыл из Бриндизи в поход на Иерусалим. Но через несколько дней император неожиданно вернулся из-за болезни, и начатый поход расстроился. Папа не стал выслушивать объяснений посланцев Фридриха и отлучил его от Церкви. В ответ император обнародовал резкий памфлет против Григория, а его приверженцы принудили Папу временно бежать из Рима.

Желая снять с себя папское проклятие, Фридрих II в 1228 г. вновь отправился в Святую землю. Со сравнительно небольшими силами ему удалось добиться того, чего не могли достигнуть огромные армии крестоносцев со времени 1-го крестового похода. Фридрих показал себя разумным военачальником и блестящим дипломатом, способным на нетрадиционные решения. Казалось, за что бы ни брался Фридрих, всегда ему сопутствовал успех. Иерусалим был освобождён, император надел на себя ещё и иерусалимскую корону, заключил мир с египетским султаном и уехал из Святой земли, оставив там своего наместника. Однако в Европе победителя ждала отнюдь не триумфальная встреча. Раздражённый успехами своего противника, Григорий IX объявил крестовый поход пиратским предприятием, а освобождение Иерусалима нечестивой сделкой. Одновременно вероломный Папа подстрекал подданных Сицилийского королевства к выступлениям против Фридриха и отправил папские войска в Южную Италию.

Защитив с оружием в руках Сицилийское королевство от папских притязаний, Фридрих II заключил в 1230 г. договор с Григорием IX, означавший временное затишье в их вражде.

На фоне активных действий императора в Италии его германская политика выглядела слишком бледно. С тех пор как Фридрих покинул страну в 1220 г., отправившись за императорской короной в Рим, он ещё только два раза (в течение 30 лет!) удосужился побывать в Германии. В глазах его - полунемца-полуитальянца - Германия была лишь периферией империи. Желая развязать себе руки для бурной итальянской политики, Фридрих II стремился умиротворить германских князей, чтобы они и прочие феодалы не предпочли ему какого-либо другого кандидата в императоры. Если его дед Фридрих I Барбаросса шёл на уступки отдельным немецким князьям, сталкивая их между собой, то Фридрих II шёл навстречу всем князьям как особому сословию. Он наделял их верховными государственными правами, становился на сторону германских князей в их споре с городами.

Вероятно, реально оценивающий свои силы Фридрих понимал невозможность быть самодержцем одновременно и в Италии, и в Германии. Он сознательно жертвовал размерами своей власти в Германии, чтобы сконцентрироваться на укреплении позиций в Сицилийском королевстве и борьбе в Северной и Центральной Италии. Подобное отношение к немецким делам позволяло сохранять в Германии относительно спокойную обстановку. Но оно способствовало усилению территориальной раздробленности страны, уничтожало надежды на централизацию. Гибкой и осторожной политикой в Германии Фридрих смог предотвратить возможные политические потрясения, но скорый крах Священной Римской империи сделался ещё более неизбежным.

В 1235 г. Фридрих пережил личную драму. Открытый мятеж против императора поднял его сын Генрих, правивший от имени отца в Германии. Нити заговора тянулись в Рим. Сыновний мятеж был легко подавлен. Генрих хотел лишь вырваться из-под опеки отца и не мог прельстить немецких князей чем-нибудь таким, что застави-ло бы их перейти на его сторону и отвернуться от Фридриха.

В 1236 г. Фридрих вновь решил покончить с вольностями ломбардских городов и, получив военную поддержку немецких князей, направился в Северную Италию. Первое время императору сопутствовал успех. В 1237 г. в битве при Корте-ново он нанёс сильное поражение союзным войскам. Но города не хотели сдаваться, и лига отвергла требование о безусловном подчинении. Военное счастье изменило Фридриху. После неудачной трёхмесячной осады города Брешия императорское войско было вынуждено отступить. В борьбу на стороне ломбардских городов открыто вступил Папа Григорий IX. После того как Фридрих назначил своего побочного сына Энцио, который был женат на наследнице Сардинии, королём Сардинии и тем самым нарушил сюзеренитет Рима, Папа в 1239 г. вновь отлучил императора от Церкви и призвал к сопротивлению его власти.

Фридрих I обратился к светским государям христианского мира, указывая на то, что Папа - естественный враг их, ибо имеет притязание всех подчинить своей власти. Борьба между императором и Папой кипела во всех концах Европы, оба вербовали себе сторонников и союзников, оба устами своих приверженцев возводили друг на друга самые тяжёлые обвинения. Папа называл Фридриха медведем, леопардом, богохульником, сыном Вельзевула. Император не оставался в долгу. В 1241 г. Папа созвал в Риме собор для осуждения Фридриха, но Энцио, талантливейший и любимый сын Фридриха, перехватил на море корабли с епископами, ехавшими в Рим, и собор не состоялся. Войска императора подступили к Риму, опустошая его окрестности; агенты Фридриха готовили почву для вступления в город. Но Григорий IX внезапно умер. Полтора года папский престол пустовал, и снять отлучение от Церкви, к чему стремился Гогенштауфен, было невозможно.

Несмотря на готовность Фридриха пойти на серьёзные уступки папству, новый Папа Иннокентий IV занял по отношению к императору ещё более жёсткую позицию, чем его предшественник. Созванный Иннокентием IV в 1245 г. в Лионе Вселенский собор почти единодушно поддержал Папу и вынес постановление об отлучении уже многократно отлучённого Фридриха Н от Церкви и лишении его всех званий и почестей. Император обвинялся не только в посягательстве на права папства и Церкви, но, более того в еретичестве и склонности к магометанству.

Но проклятый император и не думал смириться, обычное спокойное расположение духа не изменило ему. Антиштауфеновская папская агитация давала свои плоды. Священная Римская империя, сохранению и усилению которой посвятил свою жизнь Фридрих II, трещала по швам. Гогенштауфен едва успевал латать дыры. Заволновалась знать в Германии. Часть князей избрала антикороля- Генриха Распе. Вновь разгорелась война с Ломбардской лигой, и опять не в пользу Фридриха - его войско проиграло сражение под Пармой.

Однако 56-летний император не думал унывать. Неудачи лишь подстёгивали его неутомимую, деятельную натуру. Фридрих II жаждал реванша - готовил поход на Лион, чтобы отомстить Папе, собирал силы для новой большой войны с Ломбардской лигой, грозил немецким князьям-отступникам.

Но в 1250 г. император внезапно умер. Весть о смерти Фридриха привела его противников в безумный восторг. Кипучая деятельность императора поддерживала Священную Римскую империю. С кончиной Фридриха крушение её стало неотвратимым. Папство торжествовало. Германия вступила в полосу смут.

В европейской истории Фридрих II Гогенштауфен несомненно остаётся среди наиболее ярких действующих лиц. За рутиной государственных дел, тонким кружевом дипломатических ходов, напряжением военных походов и яркой помпезностью придворной жизни явственно видны их сильный характер, ясный ум и живая душа.

 

www.examen.ru

Фридрих II Гогенштауфен.. Том 1. Дипломатия с древних веков до 1872 гг.

Фридрих II Гогенштауфен.

Иннокентий оставил папский престол вознесенным на небывалую высоту. Но он завещал ему также и опаснейшего врага в лице выдвинутого им самим императора Фридриха II Гогенштауфена (1212—1250 гг.), одного из умнейших и циничнейших диплома­тов средневековья. Сын немецкого императора и сицилийской принцессы из дома норманских разбойников, Фридрих II вырос в Сицилии, где причудливым образом скрещивались итальянская, византийская, арабская и еврейская культуры. В сущности он был человеком без отечества и национальности. Став уже в детстве игрушкой в руках бессовестных политиков, он рано созрел и ожесточился сердцем. Безгранично често­любивый, он верил только в силу и ум. Беспокойная и неутомимая натура толкала его на новые и новые политические затеи. Фридрих был образованнейшим человеком своего вре­мени: он живо интересовался научными вопросами, поддержи­вая переписку с рядом выдающихся ученых, как христиан, так и евреев, а также мусульман. Особенно интересовался он греческими и арабскими писателями, которых читал в под­линнике. В области религии Фридрих проявлял насмешливый скептицизм, равнодушие и терпимость, хотя из политических видов и преследовал еретиков. В дипломатии его силу составляли гибкость и неразборчивость в выборе средств, знание человеческих слабостей, кипучая и стремительная энергия. Но ему часто не хватало выдержки. Излишняя по­рывистость иногда слишком рано открывала врагам его хит­рости. Врагом Фридриха был также его острый язык, ко­торый он не всегда умел держать на привязи. Но его выручало остроумие комбинаций, спасала быстрая, находчивая смена путей политики, сбивавшая с толку его противников. Фридрих умел быть милостивым, проявлял иногда великодушие, но в то же время способен был и к беспредельному деспотизму, к беспощадной жестокости, к вероломству и необузданной мстительности. Недаром он вызывал чувство недоверия в имев­ших с ним дело людях.

Фридрих II стал императором Священной Римской империи и королем Сицилии. Это было как раз то, чего больше всего боялся Иннокентий III, поставивший Фридриху условие, чтобы императорский и сицилийский скипетры не соединялись в одних руках. Фридрих без долгих размышлений согласился на это условие, а потом, также не задумавшись, его нарушил. Папские владения оказались зажатыми, как в клещах. Благо­приятным для папы обстоятельством было то, что города Север­ной Италии зависели от императора только номинально: большинство их ненавидело императорскую власть и готово было сопротивляться всякой попытке ее усиления.

Политика Фридриха II состояла в том, чтобы укреплять свою власть и увеличивать свои доходы в богатом Сицилий­ском королевстве, которое он считал главным из своих вла­дений; путем уступок духовным и светским феодалам жить в мире с Германией, используя ее военные ресурсы; принудить к повиновению североитальянские города; окружить папу со всех сторон и подчинить его себе, до поры до времени дер­жась с ним осторожной политики.

Но в лице папы Григория IX (1227—1241 гг.) Фридрих встре­тил достойного противника. Папа ясно видел его планы и бо­ролся с ними настойчиво и последовательно. Григорий выступил против Фридриха под предлогом, что тот, вопреки данному обещанию, все еще не отправился в крестовый поход, и поспе­шил отлучить его. Он воспретил крестовый поход под предво­дительством отлученного императора. Но Фридрих, по выраже­нию Маркса, «наплевал» на это. Не обращая внимания на отлучение, он отправился в крестовый поход, ставший его лич­ным и династическим делом ввиду его притязаний на Иеруса­лимское королевство. На Востоке у него были дружеские связи с египетским султаном Эль-Камилем. Фридрих заключил с ним договор о мире на 10 лет. Дипломатическим путем Фридриху удалось получить то, чего тщетно добивались крестоносцы силой оружия: ему был возвращен Иерусалим со «святыми ме­стами». Правда, это было достигнуто ценой важных уступок — Фридрих обязался не помогать христианам в их борьбе с еги­петским султаном, в руках которого остались укрепленные пункты Палестины. В храме «гроба господня» Фридрих сам воз­ложил на себя корону Иерусалимского королевства без всякого церковного обряда. В это время папа всеми средствами возбуж­дал против Фридриха палестинских феодалов, особенно там­плиеров; венецианцы по наущению папы напали на владения

Фридриха в Сирии. В Италии папа двинул на его земли наем­ные войска, в Германии он вел через доминиканцев агитацию за избрание другого императора. Но Фридрих внезапно вернулся в Италию и расстроил планы папы, который был вынужден пойти на соглашение. В 1230 г. в Ананьи произошло свидание между обоими противниками. Они помирились. Жертвой их сговора стала Германия, где в угоду папе «свободомыслящий» Фридрих предоставил свирепствовать инквизиторам-домини­канцам, которых взял под свое особое покровительство. Церковь и государство делили пополам имущество сожжен­ных еретиков.

Мир, однако, оказался непрочным. Новые попытки Фрид­риха подчинить себе ломбардские города вызвали вмешательство папы. Снова началась борьба, продолжавшаяся при преемнике Григория IX — Иннокентии IV. Фридрих со своей стороны обра­тился ко всем государям Европы с предложением помочь ему против общего врага — папы. «Если папа одолеет римского императора, против которого направлены первые его удары,— писал он, — то ему нетрудно будет унизить остальных королей и князей. Поэтому мы просим вас помочь нам, чтобы мир знал, что при каждом нападении на светского государя стра­дает наша общая честь».

В разгар ожесточенной войны, охватившей Германию и Италию, Фридрих умер (1250 г.). Против его преемников папы призвали французов. Брат французского короля Людовика IX — Карл Анжуйский, при поддержке папы, захватил Южную Ита­лию и Сицилию. Династия Гогенштауфенов погибла в этой борьбе. Гибель Гогенштауфенов была в сущности концом Свя­щенной Римской империи. Она продолжает существовать по имени до 1806 г. Остаются и ее претензии, но теперь они становятся смешными и жалкими. Походы германских импе­раторов в Италию в XIV веке оканчиваются позорным про­валом.

Папа одержал победу. Он завоевал ее чужими руками — силами итальянских городов и призванных в Италию чуже­странцев. Но притязания пап на мировое господство ока­зались столь же призрачными, как и властолюбивые мечтания императоров. В момент окончательного торжества пап над Империей уже приближалась пора, когда самому папе придется уйти из Рима под покровительство французского короля.

Планы мировой монархии как императоров, так и пап рассыпались прахом. В итоге осталось лишь политическое распыление Германии и Италии. Не императору и не папе принадлежала решающая роль в собирании разрозненного феодального мира. Такую роль взяла на себя королевская власть, эта, по выражению Энгельса, представительница порядка в беспорядке, представительница образующейся нации в противоположность раздроблению на бунтующие вассальные государства.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Апология Императора Фридриха II Гогенштауфена с позиции метаистории — Rovdyr Dreams

— Древнее государство, преисполненное мечтаний и песен… Неужели вы забыли, что только под властью Гогенштауфенов оно было сердцем мира? Гогенштауфены не были Королями по милости вассалов.

— Не были, — согласился я. — Но ни одного Гогенштауфена уже давно нет в живых. Этот единственный воистину царский род за всю историю Европы со времен Императора Августа, к сожалению, пресекся.

— Род Гогенштауфенов не пресекся, — сказал барон после минутного молчания. — Гогенштауфены живы, и в один прекрасный день в соответствии со своим предназначением протянут руку к короне и горностаевой мантии, даже если эти священные эмблемы и окажутся к тому времени проданными в Америку.

Лео Перуц. «Снег Святого Петра».

Метаистория — своеобразный взгляд на реальную историю. Теория русского философа Даниила Андреева развивает идеи о Метаистории как «ноуменальной стороне того универсального процесса, который одной из своих сторон открывается для нас как история». Ноумен — сущность вещи, не познаваемая из опыта, а являющаяся объектом чистой мысли. Под Метаисторией Даниил Андреев понимал совокупность процессов иноматериальной природы, которая отчасти находит свое проявление в истории и имеет по отношению к ней в конечном счете определяющее значение.

Есть такие люди, постигать личность и значение которых я считаю целесообразным именно с позиции метаистории. Ибо масштаб их личностного содержания просто не вписывается в прокрустово ложе реальной истории. Одним из таких людей является правитель Священной Римской Империи Германской Нации Фридрих II из династии Гогенштауфенов.

Я решил написать апологию этого Императора в противовес многочисленным рассуждениям историографической науки, выводы которых зиждутся на простом принципе: правление Фридриха II привело в скором времени к краху сформированного им государства и гибели его династии — а значит, он был неправ.

Тот образ Фридриха II, который передает сухая историографическая наука, я не буду подробно пересказывать. Ограничусь предельно краткой сводкой. Фридрих жил в 1194–1250 годах, был Императором Священной Римской Империи, Королем Германии, Королем Сицилии, герцогом Швабии. Возглавлял Шестой Крестовый поход (1228–1229). С его смертью в 1250 году, в разгар войны с Римским престолом и Ломбардской лигой, завершилась поражением итальянская политика германских Императоров. В скором времени это привело к уничтожению династии Штауфенов.

Мне довелось прочитать две достаточно основательные современные немецкие книги про Фридриха II: «Император, бог и дьявол: Фридрих II Гогенштауфен в истории и сказаниях» Бруно Глогера и «Фридрих II Гогенштауфен» Эрнста Виса. Я почерпнул оттуда много информации, но только в критическом ракурсе.

Исключительно ценным был для меня просмотр в 2007 году итальянского фильма «День, ночь. И потом рассвет» (Il giorno la notte poi l’alba), повествующего о событиях в жизни Императора перед Шестым Крестовым походом. Фильм во многом построен на диалогах Фридриха II с Франциском Ассизским, которых в реальности, наверное, не было — но это и есть метаисторический подход. В реальности они вряд ли встречались, но такие грандиозные люди, я уверен, могут ментально общаться на расстоянии.

Именно этот фильм натолкнул меня на размышления об Императоре, которого современники называли Stupor Mundi — Удивление Мира. То есть о том, кто удивлял Мир. А также его называли Преобразователем Мира. Фридрих Ницше с полным правом назвал его одним из людей-загадок, чья судьба полна неразрешимых тайн запутанной и противоречивой человеческой натуры. Но это одна из сторон Фридриха; другой стороной была абсолютная уверенность в его праве Монарха.

Постараюсь обобщить эти размышления в нескольких аспектах.

Ересь и веротерпимость Фридриха II

Самым тяжким обвинением, предъявляемым Фридриху II современниками, была ересь. Для обычного человека тогда этого было достаточно, чтобы попасть на костер; к счастью, статус Императора защитил Фридриха от инквизиции, хотя словесных оскорблений он принял несчетное множество. Что ж, в этом обвинении было зерно истины — Фридрих II точно не был католиком. Он, как я полагаю, вообще не был теистом; такие взгляды, которые были ему присущи, можно определить как деизм. Эта парадигма веры признает существование Бога и сотворение Им мира, но отрицает большинство сверхъестественных и мистических явлений, божественное откровение и религиозный догматизм.

Сложно сказать, действительно ли перу Фридриха II принадлежал приписываемый ему трактат «О трех обманщиках», к которым он якобы причислял Моисея, Иисуса и Магомета. Думаю, это могло вытекать именно из отрицания божественных откровений, характерных для хорошо известных Фридриху авраамических религий.

Рассказывали также, что Император при виде пшеничного поля, намекая на таинство причастия, воскликнул: «Сколько богов здесь зреют!», а, глядя на священника, дающего последнее напутствие умирающему, вздыхал: «Сколько еще будет продолжаться это вранье?».

Что ж, в данном вопросе я и не собираюсь защищать Фридриха, ибо тут просто нет предмета для обсуждения и осуждения. Религиозные взгляды являются глубоко интимным персональным вопросом; никто не имеет судить и наказывать за них.

А вот что действительно важно, так это уникальная веротерпимость Фридриха II. В его Сицилийском Королевстве (он жил именно на этом средиземноморском острове, где сформировал оригинальную государственно-социальную модель) в мире жили и католики, и мусульмане–арабы, и евреи, и православные греки-византийцы. К православным Фридрих относился миролюбиво; например, в одном из писем к эпирскому деспоту Фридрих писал:

Мы желаем защищать не только наше право, но и право наших дружественных и любимых соседей, которых чистая и истинная любовь во Христе соединила воедино, особенно же греков, наших близких и друзей… (Папа называет) благочестивейших и правовернейших греков нечестивейшими и еретиками.

Каково было в этом государстве еретикам, сложно сказать — мне доводилось встречать сведения о том, что инквизиция действовала и на землях, управляемых Фридрихом. Да, он бывал суров к ереси, но не из за религиозных предрассудков — в государстве ему нужен был порядок. И все же, думаю, не просто так Данте в «Божественной комедии» назвал его ересиархом и, естественно, поместил его в ад. Да и не на пустом месте возникло представление о том, что катары взывали о помощи именно к Фридриху. Кстати, одно из отлучений от церкви было объяснено тем, что Фридрих мешал папским легатам преследовать альбигойцев.

Но главное, что следует отметить относительно религиозного аспекта в жизни Фридриха II — его фразу из фильма «День, ночь. И потом рассвет» (говорил он ее в реальности или нет, не важно; важно, что он МОГ ее произнести) — «Не бывает священных войн». Эта фраза совершенно не вписывалась в контекст эпохи, объятой фанатизмом крестовых походов. И все же сам Император возглавил Шестой поход — и Иерусалим снова перешел под управление христиан. Но перешел сугубо мирным путем, в результате договора с Султаном Египта, с которым Фридрих был дружен и много переписывался. В Храме Гроба Господня Фридрих возложил на свою голову корону Короля Иерусалимского.

Непокорность Фридриха II Римским Папам. Идея Монархии

Вторым обвинением Фридриху II вменялась непокорность Папе. История средневековой Европы изобилует конфликтами Императоров и Королей с Римскими понтификами, но борьба с Фридрихом II носила наиболее ожесточенный характер. Много раз Императору приходилось воевать с Римом, много раз заключать мир и много раз его нарушать. За это его даже считали клятвопреступником (что, впрочем, в сравнении с тремя отлучениями от церкви и клеймом Антихриста уже не существенно). Пусть так, только я считаю, что Император и не обязан давать клятв никому, в том числе и Папам. Власть Монарха абсолютна. Точнее сказать, что она должна была бы быть абсолютной, но в европейской истории так не сложилось.

Фридрих в письме к Никейскому Императору Иоанну Ватацу писал:

Все мы, земные короли и князья, особенно же ревнители православной (orthodoxe) религии и веры, питаем вражду к епископам и внутреннюю оппозицию к главным представителям церкви.

Поразительно, что он назвал себя ревнителем православной веры! Затем, выставив упрек западному духовенству за его злоупотребления свободой и привилегиями, Император восклицал: «О, счастливая Азия! О, счастливые государства Востока! Они не боятся оружия подданных и не страшатся вмешательства Пап».

Фридрих II постулировал монархическую власть как сакральную саму по себе, без обязательного соучастия церкви (соучастие это в Европе XIII века означало только подчинение Папству). И как универсальную. Для Императора одинаковы подданные всех религий, сословий, языков.

Ограниченность и неуниверсальность власти Монарха по сути девальвирует ее. Мечты и идеи Фридриха II Гогенштауфена разбились о церковь, о феодальные права аристократии, о псевдодемократическую вольницу городов. Но прежде всего — именно о Римскую церковь. Именно этот политический институт, давно презревший высказывание Христа «Богу — Богово, Кесарю — Кесарево», сломал государство Гогенштауфенов. Уже в 1245 году Вселенский собор низложил Фридриха с Императорского трона. Император этого, конечно, не признавал, но силы его были истощены…

На тему Монархии, на мой взгляд, еще уместно сказать о книге Dе аrte venandi cum avibus — «Искусство охотиться с ловчими птицами», написанной Фридрихом II. Император увлекался искусством соколиной охоты; существует даже исторический анекдот о том, что на требование монгольского хана Бату об изъявлении покорности Император ответил, что как знаток соколиной охоты мог бы стать сокольничим хана.

В соколиной книге Фридрих писал:

Люди способны побороть четвероногих силой и другими средствами; но птиц, кружащих высоко в воздухе, можно поймать и выдрессировать только благодаря (особому) человеческому таланту».


Историк Карл Виллемсен делает такой вывод: «Он превыше всего ценит триумф человеческого духа над самым свободным и быстрым животным, предстоящее каждый раз новое испытание — вернется ли бросившаяся на добычу вольная хищная птица… на руку, по принуждению гения человека, удерживающего ее незримыми путами».

Я сравниваю сокольничего с Монархом, а сокола — с его народом. Сокол свободен (в отличие от домашних животных), но в то же время связан незримой нитью с сокольничим. Связь эта, по сути, добровольна и обусловлена внутренней харизмой, волей, той самой сакральностью Монарха.

Дух познания и строительства, присущий Фридриху II. Корона Апулии — замок Кастель-дель-Монте

Фридрих был одним из самых образованных людей своего времени, знал греческий сицилианский, латинский, арабский, древнееврейский, французский, провансальский, немецкий языки. В Италии он основал много школ, в 1224 году университет в Неаполе, где преподавали не только христиане, но и арабы и евреи. Фридрих проявлял глубокий интерес к медицине и зоологии. Его стараниями в средневековой Европе (то есть в Сицилии) стала внедряться гигиена, элементарное мытье рук и тела, а также лечебные ванны (потом это все было заброшено до XIX века). По его предложению были переведены на латинский язык сочинения Авиценны и «История животных» Аристотеля. При дворе Фридриха устраивались математические состязания, в которых, в частности, принимал участие знаменитый ученый Фибоначчи.

Фридрих II вместе с сыновьями Энцо (Генрихом) и Манфредом при своем дворе создал сицилийскую школу поэзии и был предшественником Данте Алигьери в создании литературного итальянского языка.

Помимо практических тем Фридрих задавался вопросами космологии и космогонии. Много расспрашивал он магистра Михаэля Скотуса: «Еще никогда мы ничего не слышали о тайнах, служащих как для потехи, так и для мудрости, а именно о рае, чистилище и аде, об основах земли и ее чудесах» [в этом весь Фридрих: рай, чистилище и ад, являвшиеся для средневековых людей до глубины души потрясающими феноменами потустороннего мира и видением их будущего, служат ему для развлечения духа и для мудрости — прим. Rovdyr Dreams]. «…сколько небес существует, и кто их управители? И на каком именно расстоянии одно небо находится от другого, и что еще есть за самым последним небом? На каком небе Господь находится Своим Существом, то есть в божественном величии, и как Он восседает на небесном престоле, как Его окружают ангелы и святые, и что ангелы и святые постоянно делают пред Ликом Господним?».

Император приказал отстроить множество крепостей (и за все время своего правления только одну церковь — конечно, это было зримое свидетельство оппозиции Риму). Архитектура замков Фридриха отличается поразительной простотой. Это квадрат или прямоугольник, защищенный четырьмя башнями, обеспечивающими охрану сторон. Простая, легкая и вместе с тем в большой степени эффективная оборонительная система, варианты которой создавались в основном с учетом преимуществ данной местности.

Лишь однажды Фридрих II отказался от простой схемы, украсив землю Апулии замком Кастель-дель-Монте. Видимое издали, возвышающееся над необозримой равниной строение народ прозвал Бельведер, или Балкон Апулии. Его можно назвать еще более подходяще — Корона Апулии, ибо замок стоит на холме, подобно каменной короне:

Очевидцы сравнивали замок с диадемой, увенчивающей Империю Гогенштауфенов.

Интересно, что помимо восьмиугольных стен высотой 25 метров к каждому из углов замка примыкают восьмиугольные башни, чьи вершины возвышаются над землей немного выше — на 26 метров.

Как легко заметить, число углов и, соответственно, башен Кастель-дель-Монте равняется восьми, но и на каждом из двух этажей замка располагается по восемь одинаковых залов, а присмотревшись к украшениям помещений, можно обнаружить еще и частое восьмикратное повторение деталей внутреннего орнамента. И словно этого повторения цифры 8 показалось малым, внутренний двор замка, который вполне мог иметь форму круга или квадрата, также представляет собой все тот же восьмиугольник. Отсюда и неудивительно возникновение прочной ассоциации замка Кастель-дель-Монте с самой мистической из всех цифр — восьмеркой. Кстати, сам Фридрих носил именно восьмиконечную корону и перстень с изображением восьмилепесткового цветка.

Восьмерка — символ бесконечности… древнейшим, первым известным, встречающимся в совершенно различных культурах символом бесконечности является змей Уроборос, разворачиваемый в виде повернутой восьмерки. Например, такие символы были найдены среди тибетских наскальных гравюр. Есть ли тут связь с Фридрихом Гогенштауфеном? Метаисторическая связь вполне возможна.

Политическая борьба Фридриха II сопровождалась борьбой творческой. Именно ему были адресованы строки немецкого миннезингера Вальтера фон дер Фогельвейде:

Гонец, ты Государю мой передай совет —

Хоть беден я, но верен; сомнений в этом нет…

А у попов дурных дурные побужденья.

Так что, не лучше ли отнять поповские владенья?

Поэтическое творчество и народные сказания сопровождали Фридриха и после его смерти, уже в контексте новых исторических событий (таково яркое свойство метаисторических личностей). Германский правитель Людвиг Баварский в 1323 году начал последнюю тяжелую борьбу средневековой Империи против Римского Папы. В баварском городе Регенсбурге была сложена песня, которая начинается с жалобы на тяжелые времена:

«Но если военная нужда станет невыносимой, тогда по Воле Господа придет великий щедрый император Фридрих и повесит свой щит на сухое дерево… Так будет освобожден Гроб Господень, и наступит мир на земле. Для всех Император создаст равные права. Он отменит все плохие новшества. Все языческие народы почитают его, евреи [тогда олицетворение «монополистского капитала»] не могут ему повредить. Только каждый седьмой священник останется в живых. Он закроет монастыри, выдаст замуж монашек, чтобы они делали вино и водку. Если все так и будет, настанут лучшие времена».

В хронике Иоганна фон Винтертура 1348 года идея возвращения Фридриха высказана в значительно более резкой форме:

«Император Фридрих вернется в былой силе и величии, чтобы реформировать разлагающуюся папскую церковь. Затем он выдаст бедных девушек и женщин замуж за богатых мужчин и женит бедных мужчин на богатых женщинах, монахов и монахинь он также принудит к браку. Вдовы, сироты и незаконнорожденные должны были получить отнятое у них, и вообще повсеместно будет восстановлена справедливость. Император будет так яростно преследовать клириков, что они, если не найдется никакого другого головного убора, будут вынуждены покрыть тонзуры коровьим навозом, чтобы скрыть свой сан. Всех монахов, которые участвовали в низложении Фридриха на соборе в Лионе, особенно францисканцев, он изгонит из страны. После того, как он окончательно возьмет власть в своей Империи и будет править справедливее и славнее, чем когда-либо, он отправится через море в Иерусалим и на Масличной горе или около «сухого дерева» (на Голгофе) откажется от Императорской короны».

Народная версия легенды того времени была позже реконструирована следующим образом:

«Император Фридрих II был могущественным и мудрым правителем Римской Империи в Германии и Италии, и был также Королем Сицилии по наследству (от) отца и (в) Палестине после похода через море. Он ведал многими тайными вещами, так что ему с радостью служили сарацины, и у него было кольцо, которое могло сделать его невидимым, когда ему было надо, а также чары против огня и волшебный напиток для омоложения. Он смог бы помочь истинному апостольскому христианству получить власть; но епископ Римский был столь силен, что даже Император должен был бояться его проклятия, и он заставил Императора принять законы против бедняков из Лиона [еретиков вальденсов] и других добрых христиан. Тогда пришел другой Папа, который еще больше ненавидел Императора и объявил, что тот лишается всех своих земель, потому что он по-другому верит в Бога и должен выполнять предписания римской церкви. Император же написал письмо, что хочет вывести христианство на путь истинный, как это было во времена апостолов… Но священники были слишком могущественны… Астрологи сказали Императору, что ему угрожает большая опасность, которой он может избежать, если укроется где-нибудь, пока времена не переменятся. Он последовал этому совету, волшебное кольцо помогло ему в этом… Позднее он вернулся обратно, чтобы испытать народ, и собрал совет в Нойсе и Вецларе. Но новый Король Рудольф и епископы Римской церкви были враждебны ему, и из-за предательства он попал в их руки. Рудольф приговорил его как врага католической церкви. Но Император был спокоен, так как его время еще не пришло, а огонь не мог причинить ему зла. Меж тем он часто являлся как пилигрим простым людям с истинной верой и говорил, что вернется взять власть в свои руки, когда по Воле Господа наступит его время. С тех пор, как Людвиг Баварский, избранный Королем, объявил себя в Риме Императором, власть Папы резко упала, и пришло время Императору Фридриху снова вернулся в государство. Император водрузит свой щит (символ правителя) в Германии, Италии и в Палестине. Затем он окончательно заберет власть у Папы и смирит священников, а учителя, следующие примеру апостолов, получат полную свободу. Он упразднит монастыри, отдаст беднякам то, что у них забрала церковь, и будет править в мире, пока жив».

Об отказе от трона и конце света в этой подчеркнуто фольклорной версии речь не идет.

Образ Фридриха I Барбароссы

Локальные сказания распространялись вокруг горы Доннерсберг около Кайзерслаутерна, горы Унтерсберг около Зальцбурга и прежде всего в районе руин имперской крепости Киффхаузен.

Старейшая ссылка на легенду о Фридрихе, относящуюся к Кайзерслаутерну, датируется временем незадолго до 1500 года. Там написано: Император умер в тайном месте, так что никто не знает, действительно ли он мертв. «И по сей день в некоторых местах ходит легенда о том, что он еще живет на Западе Империи, недалеко от Кайзерлаутерна». В сказании говорится о скалистой горе севернее города, Доннерсберге. Там Фридрих II занял место Водана, который много веков назад как бог ветра выехал оттуда со своим «яростным» войском душ и все время возвращался в гору.

Постепенно в немецких народных представлениях функция Императора–спасителя стала перелагаться на Фридриха I Гогенштауфена, прозываемого Барбароссой (Рыжебородым): это можно увидеть на примере отпечатанной в 1519 году в Ландсхуте народной книги об Императоре Фридрихе с длинной рыжей бородой. О нем говорится, что он якобы все еще живет в полой горe и однажды вернется назад, чтобы наказать священников и повесить свой щит на сухое дерево. Это дерево он должен затем основательно охранять.

Заговорив о фигуре Барбароссы, логично перейти к легенде Киффгаузена, расположенного в горном массиве Кифгейзер в историческом регионе Тюрингия (сейчас — в федеральной земле Саксония–Ангальт). Неподалеку от замка 10 мая 1892 года по инициативе Немецкого Военного общества было положено начало строительству огромного по размерам памятника, который был торжественно открыт в 1896 году. Его основной деталью является 69-метровая башня Барбароссы, построенная из местного красного песчаника, вершина которой увенчана королевской короной. Перед этой башней установлена бронзовая конная статуя правителя Второго Рейха Вильгельма I Гогенцоллерна:

Под этим монументом расположена стилизованная пещера, в которой установлена фигура Фридриха Барбароссы:

Роль Фридриха I в предыстории легенды Киффгаузена

Какое отношение к этому военно-патриотическому произведению имеет Фридрих II Гогенштауфен? Предыстория легенды Киффгаузена ведет к ранним иоахимитским [иоахимиты — последователи ереси Иоахима Флорского] ожиданиям конца света, в которых Фридрих II или один из его потомков исполнял роль Антихриста. Позже, под влиянием дружественных Гогенштауфену интерпретаторов, эта идея трансформировалась на основе представлений об Императоре–мессии. Когда в 1268 году умер последний законный наследник трона Штауфенов, надежды непреклонных иоахимитов сконцентрировались на втором сыне единственной оставшейся в живых законной дочери Фридриха II — Маргариты. Маргарита вышла замуж за Альбрехта из рода Веттин, который в 1265 году стал пфальцграфом Саксонии, ландграфом Тюрингии и маркграфом Мейсена. Их второй сын вошел в историю как Фридрих Смелый.

В 1269 году, вскоре после казни последнего представителя рода Гогенштауфенов по мужской линии Конрадина, итальянские гибеллины (сторонники Империи) выдвинули кандидатуру Фридриха Смелого на сицилийский трон. Был написан соответствующий литературно стилизованный «манифест», где содержались указания на «предсказания оракула пророков», в соответствии с которыми «Фридрих III» был призван уничтожить Карла Анжуйского и его род, чтобы возродить Империю Фридриха II. Эти предсказания гласили, что Фридрих III должен раздвинуть свое правление до границ мира и лишить власти Папу.

Это, разумеется, были иллюзии, но не важно. Очевидно, что надежды на возвращение Фридриха II возникали и подпитывались там, где обновление штауфенского род обещало реальные или даже ирреальные выгоды. От низложения центральной власти страдали прежде всего имперские министериалы, управляющие частями далеко раскинувшихся владений короны. Они не могли защититься от новых землевладельцев. Страдали и горожане, и крестьяне, чьи «старые права» также были ущемлены новыми господами, угодными Риму и его ставленникам на германском престоле. На Золотом Лугу, у подножья Киффхаузена, было сконцентрировано наибольшее количество старого имущества короны.

В XV веке в Тюрингии распространился слух, в котором говорилось, что Император Фридрих II еще живет в разрушенном замке. В летописи на латыни это обозначено как «in castro confusionis». Знаменитый ученый Готфрид Вильгельм Лейбниц позднее считал, что «confusio» нужно читать как «Cufhusen» или «Киффгаузен». Гессенская хроника конца XV века также повествует об Императоре Фридрихе: «Пребывает в Тюрингии, и должен жить в замке Киффгаузен (castrum Kyffhusen)».

Когда в 1520 году Лютер в своем послании «Христианскому дворянству немецкой нации об улучшении христианского состояния» вспоминал о том, сколь постыдным было отношение понтификов к Фридриху I и Фридриху II, как и к другим Германским Императорам, он дал выход чувствам, которые наверняка еще были близки многим жителям саксонской Тюрингии.

Постепенно, к концу XVII века, сформировался легендарный образ спящего в Киффгаузене Императора: с длинной бородой, сидя глубоко в горe за круглым столом и ожидая дня, когда вороны перестанут кружить вокруг горы… Именно в это время в легенде появляются знаменитые вороны, происхождение и значение которых все еще остается загадкой.

Немецкий романтический патриотизм и фигуры Фридриха I и Фридриха II

Окончательный перенос легенды Киффхаузена на личность Фридриха Барбароссы последовал лишь в литературном обращении к Средневековью, которое особо отличало немецкий романтизм первой четверти XIX века. Склонность к сентиментальной идеализации средневекового времени Императоров получила дальнейшие импульсы после распада Священной Римской Империи в 1806 году. Будучи крайне удручены таким исходом, патриоты–романтики мечтали о возрождении старого тысячелетнего Рейха, в котором не могло быть места для непреклонно летающих вокруг горы «воронов Киффгаузена».

Меж тем, Венский конгресс 1815 года безжалостно развеял надежды немецких патриотов, подчинив многих жителей Германии власти надменных и враждебных народу князей, которые ничего не забыли и ничему не учились. Возможно, что опубликованное в 1817 году стихотворение поэта Фридриха Рюкерта, было написано под впечатлением этого конгресса, так как основной тон песни выдержан в минорной тональности:

Старый Барбаросса, Император Фридрих,

В подземном замке околдован.

Он никогда не умирал, он живет там поныне;

Он схоронился в замке и уснул.

Он отдал свою власть над царством

И когда-нибудь в свое время вернется к ней.

 

Из слоновой кости сделан стул, на котором сидит Император;

Из мрамора стол, на который он склонил голову.

Его борода не цвета льна, а цвета пламени,

Переросла через стол, на котором покоится его подбородок.

Он кивает как во сне, его глаза полуоткрыты;

И он подзывает к себе слугу.

Он говорит во сне: «Выйди из замка, о карлик,

И посмотри, летают ли еще вороны вокруг горы.

И если старые птицы все еще парят,

Я должен спать в волшебном сне еще сто лет».

Быстро разрастающаяся патриотическая идея способствовала тому, что универсальная хилиастическая легенда была выхолощена в форме немецкого национально-патриотического мифа. Мировой Император превратился в Императора чисто немецкого, что было, на мой взгляд, признаком деградации эпохи и общества.

Этой апологией я преследовал цель обратиться своим сознанием к спящему Императору Фридриху II Гогенштауфену и удивиться его чудесной личности. Завершить апологию хочу великолепной картиной художника Артура Георга фон Рамберга:

Артур Георг фон Рамберг. «Двор Императора Фридриха II Гогенштауфена в Палермо»

Поделиться ссылкой:

rovdyrdreams.com

Фридрих 2 Гогенштауфен - император Священной Римской империи. Биография, дата и место рождения, происхождение, внешность, правление, достижения и провалы, дата и причина смерти

С конца X века и в течение последующих восьми с половиной столетий на территории Европы существовало мощное государственное образование, получившее название Священной Римской империи, состав которой неоднократно менялся, но в эпоху наивысшего расцвета включал в себя Центральную и Северную Италию, Чехию, Венгрию, а также значительную часть территории Франции. С ее историей связано имя видного политического деятеля той эпохи – императора Священной Римской империи Фридриха II, правившего в период с 1220 по 1250 год.

Потомок королей

Знаменитый император Римской империи Фридрих II происходил из рода Гогенштауфенов, отпрыски которого в течение нескольких веков занимали престолы различных европейских государств. Наиболее ярким представителем этой династии был его дед – Фридрих I Барбаросса, имя которого Гитлер использовал в качестве кодового названия плана нападения на СССР.

Оставил свой след в истории и отец Фридриха II – король Германии Генрих VI, восседавший на троне Священной Римской империи с 1191 по 1197 год. Не менее родовитой была также мать будущего императора – Констанция Сицилийская, получившая трон этого средиземноморского государства в наследство от своего отца – короля Рожера II. Таким образом, оказалось, что их сын Фридрих Гогенштауфен, появившийся на свет 26 декабря 1194 года, не должен иметь никаких проблем в вопросе престолонаследия. Однако все оказалось не так просто.

Монарх, рожденный на площади

Дело в том, что враги Генриха VI заранее распустили слух, будто его жена Констанция, не сумевшая зачать в течение первых 10 лет брака, вообще бесплодна и, чтобы получить наследника, симулирует беременность. Младенец же, которого она намерена выдать за своего сына, будет рожден не ею, а другой женщиной, следовательно, не сможет рассчитывать на престол.

Родовые схватки застали Констанцию в итальянском городе Ези, в который она проезжала, направляясь к мужу, воевавшему тогда на юге страны. И вот чтобы пресечь домыслы, она остановилась не в замке, а в шатре, установленном на площади, приказав свободно пускать к ней любых городских женщин, пожелавших увидеть рождение ребенка. Более того, когда младенец появился на свет, она вынесла его из шатра и дала грудь в присутствии множества свидетелей, показав, что у нее есть молоко, а следовательно, беременность и роды подлинные. Вот какие необычные обстоятельства сопутствовали рождению Фридриха II – императора Священной Римской империи.

Раннее сиротство

В четырехлетнем возрасте малолетнего Фридриха Гогенштауфена провозгласили королем Сицилии и собирались уже возложить на детскую головку корону Германии, но тут внезапно скончался его отец Генрих VI, чем не преминул воспользоваться другой претендент на немецкий престол – родной дядя юного наследника, Филипп Швабский. К несчастью, в ноябре того же 1198 года скончалась мать Фридриха.

Оставшись сиротой, но тем не менее формально сохранив за собой право на германский престол, мальчик сделался игрушкой в руках различных политических сил, претендовавших на власть в государстве. В те годы он еще не мог самостоятельно противостоять тем, чьи действия вызывали в нем яростный протест, однако, по свидетельству современников, уже тогда обнаруживал качества будущего императора, позволившие ему – Фридриху 2 Гогенштауфену – войти в число наиболее ярких исторических лиц своего времени.

Брак по любви к власти

В 1208 году, когда Фридриху едва исполнилось 14 лет, его женили на тридцатилетней вдове венгерского короля – Констанции Арагонской. Этот брак был не чем иным, как политической интригой, устроенной римским папой Иннокентием III. Понтифик надеялся таким образом взять жениха под свой контроль, сосватав ему невесту из Арагонского королевского дома, члены которого являлись его вассалами.

Впрочем, такой поворот событий имел и положительные стороны: вместе с Констанцией в Палермо, где помещалась резиденция жениха, прибыл ее брат Альфонсо в сопровождении пятисот рыцарей, благодаря которым Фридриху удалось навести порядок в Сицилийском королевстве, чей трон ему принадлежал с младенческих лет.

Борьба за римскую корону

Как уже говорилось выше, Фридрих 2 Гогенштауфен по праву рождения мог претендовать на корону Германии и Священной Римской империи. Первую он едва не получил в 1198 году, но этому помешала внезапная смерть отца. Престол тогда захватил его дядя Филипп Швабский, а чуть позже с ним разделил власть другой претендент – Оттон IV Брауншвейгский, в результате чего Германией стали править одновременно два короля. Между ними установилась жесточайшая конкуренция, закончившаяся убийством Филиппа и отлучением Оттона от церкви, что, впрочем, не лишило его германской короны.

Тем временем приближались очередные выборы императора Священной Римской империи, и папа Иннокентий III призвал немецких курфюрстов отдать голоса за своего ставленника – Фридриха Гогенштауфена. В ответ на это Оттон, также мечтавший о римском престоле, во главе многочисленной армии вторгся в пределы Сицилийского королевства и стал захватывать город за городом в надежде, наконец, схватить и уничтожить своего конкурента.

Сюжет, достойный Голливуда

Возможно, ему бы это и удалось, но в сентябре 1211 года пришло сообщение о том, что тот избран большинством голосов, и для того, чтобы короноваться как император Священной Римской империи Фридрих 2, он обязан прибыть в Германию. В подобной ситуации судьба давала Оттону последний шанс – убить своего врага по дороге. С этого момента события стали разворачиваться, как в остросюжетном боевике.

Фридрих стремился любой ценой прорваться в Германию, а на всем протяжении пути его подстерегали убийцы, подосланные Оттоном. Иногда они маскировались под служителей постоялых дворов или деревенских кузнецов, а иногда открыто преследовали его многочисленными отрядами. Засады были устроены даже на труднодоступных альпийских перевалах. Будущему императору приходилось отбиваться мечом и вплавь преодолевать водные преграды.

Однако законы жанра неумолимы – после череды самых невероятных приключений и погонь обязательно должен последовать хеппи-энд. Не подвел своих почитателей и сицилийский беглец. В декабре он благополучно добрался до немецкого города Майнца, где был коронован в кафедральном Соборе святого Мартина, который покинул уже как император Римской империи Фридрих Второй.

Еще одна коронация

Однако для полной победы Фридриху необходимо было еще взойти на германский престол, что он и сделал через год, но для этого ему пришлось продолжить борьбу со своим главным противником – Оттоном. К счастью, тот опрометчиво ввязался в англо-французскую войну и в июне 1214 года был разбит в битве при Бувине. За это сражение император Фридрих 2 имел все основания возблагодарить судьбу, поскольку после поражения его конкурент навсегда унял свои политические амбиции.

Благодаря этому, весьма благоприятному повороту судьбы 24 июля того же года он торжественно въехал в немецкий город Ахен, где по традиции совершалась коронация германских монархов, и занял место на троне основателя династии Каролингов – Карла I Великого (748-814). Отныне Фридрих II Гогенштауфен получил право носить титул короля Германии, правда, для этого ему потребовалось поддержка римского папы Иннокентия III, которому он был вынужден обещать новый Крестовый поход.

Реформы в Сицилийском королевстве

Обретя всю полноту власти, новоиспеченный римско-германский король начал активную реформаторскую деятельность, распространив ее вначале лишь на территорию Сицилии. Там он провел в жизнь ряд законодательных актов, урезавших права местных феодалов и тем самым укреплявших его собственное влияние, чем нажил себе множество смертельных врагов.

Кроме того, он крайне ужесточил меры, которые церковь принимала в борьбе с ересью, однако сделал это весьма своеобразно: по мнению императора Фридриха Второго, еретиками и богоотступниками следовало считать тех, кто выступал против его политики. Их-то и полагалось отправлять на костер в первую очередь. Впрочем, склонность к деспотизму не помешала ему провести и ряд прогрессивных реформ, среди которых: открытие Неаполитанского университета – первого в Европе учебного заведения, не подчиненного церкви, а также деление страны на провинции, позволившее улучшить ее административное управление.

Невыполненное обещание

В июле 1216 года скончался римский папа Иннокентий III, и его место занял новый понтифик – Гонорий III, продолживший труды своего предшественника по организации очередного, уже 5-го Крестового похода. Целью этого масштабного и крайне дорогостоящего предприятия было усиление роли католической церкви во всех областях жизни, а также обеспечение своего контроля над непокорной Византией.

Как было сказано выше, ради получения германской короны император Фридрих II дал обещание принять участие в новом Крестовом походе, но взойдя на престол, всеми возможными путями уклонялся от его исполнения. В результате посланные Гонорием III войска так и не дождались обещанного подкрепления, и их военная экспедиция провалилась. Всю вину за постигшее крестоносцев поражение папа возложил на Фридриха, отчего отношения между ними резко обострились.

Однако глава церкви оказался тонким политиком и не только поторопился замять скандал, но и сделал при этом весьма дальновидный ход. Дело в том, что в 1222 году скончалась жена Фридриха – Констанция, и понтифик сосватал ему 11-летнюю дочь иерусалимского короля Иоанна де Бриена, поскольку в этом случае мог реально рассчитывать на организацию VI Крестового похода. Этот брак состоялся в ноябре 1225 года, после чего Фридрих Второй Гогенштауфен добавил себе еще один титул, на этот раз короля Иерусалимского.

Участие в VI Крестовом походе

История правления этого тонкого, но крайне амбициозного политика наполнена нескончаемыми распрями с главами католической церкви. Судьба поочередно столкнула его с тремя из них. В 1227 году, после смерти Гонория III, на святой престол взошел его преемник Григорий IX, который сразу же озаботился организацией очередного Крестового похода.

Не изменяя своей традиции, Фридрих 2 Гогенштауфен вновь наобещал не только материальное содействие в деле освобождения Гроба Господня, но и свое личное в том участие. Однако и на этот раз счел за благо остаться на родине. Разгневанный понтифик отлучил его от церкви. Забегая вперед, отметим, что на своем веку этот монарх благополучно пережил три отлучения, после которых каждый раз возвращался в лоно католицизма.

Очередной раз он заработал прощение в 1229 году, когда вместе с участниками VI Крестового похода все же отправился во Святую землю. Его путь пролегал через Египет, и там, проведя успешные переговоры с султаном аль-Камилем, император Фридрих 2 сумел добиться передачи под опеку христиан не только самого Иерусалима, но также Назарета и Вифлеема. По прибытии в Храм Гроба Господня, он возложил на свою голову корону Иерусалимского короля, сместив с трона своего тестя Иоанна де Бриена, однако его правление носило лишь номинальный характер.

Противостояние германским князьям

Вернувшись из Крестового похода и уладив отношения с Римом, Фридрих II Гогенштауфен прибыл в Германию и столкнулся там с проблемой, которая не могла не возникнуть ввиду его длительного отсутствия. Состояла она в том, что правление страной он поручил своему сыну Генриху, находившемуся еще в юном возрасте и по этой причине не пользовавшемуся влиянием среди местных князей. В результате они сумели провести через рейхстаг ряд законов, ограничивавших королевскую власть.

Желая исправить положение, молодой наследник престола вступил с ними в открытую конфронтацию, приводившую порой к вооруженным столкновениям. Этим он не только не исправил положение, но и в значительной степени настроил немецкое рыцарство и мелкую буржуазию против отца. Чтобы восстановить мир, император Фридрих 2 был вынужден открыто принять сторону князей, а своего неразумного отпрыска заточить в тюрьму, где тот и скончался в феврале 1242 года.

Печальный финал

Последние годы жизни императора были омрачены сплошной чередой бед, начавшихся после того, как в 1249 году он отстранил от дел своего ближайшего советника – Пьера де Винья. Это был человек, безгранично преданный ему и не раз помогавший в решении самых сложных вопросов. Без него Фридрих 2 Гогенштауфен совершил много необдуманных поступков. В том же году недруги предприняли попытку отравить его, подкупив с этой целью личного врача, и лишь счастливая случайность помешала осуществлению их замыслов.

Особую же драматичность события приняли после того, как начался мятеж в Сицилийском королевстве. Лично прибыв для участия в усмирении бунтовщиков, Фридрих едва не оказался их пленником и, лишившись большей части войска, был вынужден спасаться бегством от своих подданных. Но и на этом его беды не закончились. Вскоре после того как в тюрьме скончался посаженный им туда наследник престола Генрих, судьба отняла у него еще двух сыновей – Энцо и Ричарда, один из которых был захвачен и казнен повстанцами, а другой погиб на поле сражения.

Загадочная смерть

Впрочем, и самому Фридриху Второму Гогенштауфену жить оставалось считаные месяцы. В начале декабря 1250 года во время охоты в окрестностях итальянского города Торремаджоре, в котором находилась одна из его резиденций, монарх неожиданно почувствовал нестерпимую боль в животе, которая вскоре усилилась настолько, что он едва сдерживал крик.

Доставленный в замок, он нашел в себе силы лишь для того, чтобы подписать завещание, и несколько последующих суток пролежал без сознания. Скончался император 12 декабря 1250 года. Принято считать, что смерть наступила в результате дизентерии, но у историков есть серьезные основания сомневаться в этом диагнозе и подозревать умышленное отравление. Кстати, подобная версия была озвучена сразу после кончины императора, а в качестве виновника называли его сына Манфреда.

Сохранились воспоминания современников, в которых те описывали внешность Фридриха II Гогенштауфена, но их свидетельства крайне противоречивы. Если верить одним, то он был низкорослым, близоруким, лысым и при этом имел тело, покрытое густыми рыжими волосами. Другие же утверждают, что император обладал приятной внешностью и выглядел представительным, хорошо сложенным мужчиной среднего роста. Этот вопрос, вероятно, так и останется открытым, поскольку прижизненных изображений монарха не существует.

fb.ru

Фридрих II Гогенштауфен - биография и семья

Наследник

После безвременной кончины отца мать увезла его на Сицилию, где он был в 1197 году в возрасте двух лет провозглашен королем. Корону же Священной Римской империи оспаривали младший брат его отца Филипп Швабский и представитель конкурирующей династии Вельфов — Оттон IV Брауншвейгский. Мать Фридриха Констанция умерла в 1197 году, она просила о поддержке юного короля папу Иннокентия III, который принял опеку над Сицилийским королевством и королем, однако на самом деле здесь наступил период безвластия и анархии, когда папские капитаны, местные бароны и арабы воевали между собой и грабили страну.

В 1208 году Фридрих был провозглашен совершеннолетним, в следующем году женился на Констанции Арагонской, которая была гораздо старше его. С помощью её «приданого» — сильного войска — он установил порядок в Сицилийском королевстве.

Политика централизации в Сицилийском королевстве

С целью превратить королевство в сильное централизованное государство, Фридрих осуществил ряд мероприятий, нашедших свое законодательное воплощение в Мельфийских конституциях 1231 года. В Южной Италии он запретил войны между феодалами и постройку замков, установил для всего населения страны единый королевский суд, лишил города самоуправления, создал сильный флот, заменил феодальную армию постоянным войском из наемников-мусульман (сарацин).

Борьба за корону Священной Римской империи

В сентябре 1211 года германские князья провозгласили императором Фридриха. В борьбе с Оттоном IV он опирался на поддержку Франции. В 1214 году Оттон был разбит в битве при Бувине и фактически потерял власть.

В апреле 1220 года девятилетний сын Фридриха, Генрих VII, был провозглашен императором Священной Римской империи, однако Фридрих резко выступил против, и папа Гонорий III короновал Фридриха императорской короной 22 ноября 1220 года в соборе Святого Петра в Риме. Между папой и императором начались серьёзные разногласия из-за того, что папа, начавший подготовку V Крестового похода, провозгласил королем Константинополя не Фридриха, а Пьера де Куртенэ.

Также недовольство у Папы вызвало то, что под патронажем Фридриха был создан Неаполитанский университет — первое высшее учебное заведение в Италии и Европе, которое преподавало без папской буллы (ныне университет носит его имя).

Германская политика

Стремясь приобрести свободу действий в Италии, Фридрих предоставил в Германии почти неограниченную власть князьям. Вормсско-Фриульские соглашения 1231-1232 давали им право почти бесконтрольного распоряжения всеми делами внутри своих княжеств. В угоду князьям Фридрих запретил городам заключать союзы между собой. В 1235 году он подавил мятеж своего сына Генриха VII, возглавившего выступление горожан, королевских министериалов и некоторых епископов против князей.

Борьба с римским престолом

Правление Фридриха — период самого ожесточенного столкновения между папством и империей. Его стремление подчинить своей власти всю Италию, опираясь на Сицилийское королевство, привело к длительной борьбе с городами Северной и Средней Италии, а также с папами Григорием IX и Иннокентием IV. Фридрих неоднократно подвергался отлучению от Церкви, проклятиям, враги Фридриха называли его антихристом. Сам император верил в свое высшее предназначение, считая себя новым Константином Великим, преемником царя Давида, наместником Бога и повелителем мира.

В 1229 году Фридрих II принял участие в VI Крестовом походе, договорился с египетским султаном аль-Камилем о передаче под опеку христиан Вифлеема, Назарета и Иерусалима. В Храме Гроба Господня он возложил на свою голову корону короля Иерусалимского.

В 1239 году папа Григорий IX отлучил императора от церкви. Сын Фридриха Энцо сорвал в 1241 году попытку Григория IX организовать собор в Риме для осуждения императора, вскоре к Риму подступили императорские войска. В этой обстановке 22 августа 1241 года Григорий IX умер.

В 1245 году Вселенский собор низложил Фридриха с императорского трона. С его смертью в разгар войны с Ломбардской лигой в 1250 году итальянская политика германских императоров и династия Штауфенов потерпели крах.

Монгольское вторжение в Европу

В апреле 1241 года монголы одержали победу над поляками в битве при Легнице, вторглись в Чехию (но не пошли на столкновение с войсками Вацлава I, на сутки опоздавшего под Легницу) и вышли на границы Германии. Фридрих II разослал обращение к христианским правителям:

Время пробудиться от сна, открыть глаза духовные и телесные. Уже секира лежит при дереве, и по всему свету разносится весть о враге, который грозит гибелью целому христианству. Уже давно мы слышали о нем, но считали опасность отдаленною, когда между ним и нами находилось столько храбрых народов и князей. Но теперь, когда одни из этих князей погибли, а другие обращены в рабство, теперь пришла наша очередь стать оплотом христианству против свирепого неприятеля

Соловьёв С. М. История России с древнейших времён

Судя по всему, призыв возымел необходимое действие, о чём магистр ордена Храма во Франции Пон д’Обон написал молодому Людовику IX после вестей из Легницы, но еще до событий при Шайо:

Знайте, что татары разорили землю, принадлежащую герцогу Генриху Польскому, и убили его с великим количеством его баронов, а также шестью нашими братьями <…> и пятьюстами нашими воинами. Трое из наших спаслись, и знайте, что все немецкие бароны и духовенство, и все из Венгрии приняли крест, дабы идти против татар. И ежели они будут по воле Бога побеждены, сопротивляться татарам будет некому вплоть до вашей страны.

— [Письмо, приводимое Гарольдом Лэмбом. Ор. cit. Р. 141, без ссылки].

На монгольское требование об изъявлении покорности император ответил, что как знаток соколиной охоты, он мог бы стать сокольничим хана. Однако, несмотря на эти заявления, он так и не вступил в борьбу с монголами, что может объясняться его стратегическим союзом с ними против гвельфов, и даже организовал поход на Рим во время нахождения монголов на границах южной Германии. Венгерский король Бела IV был разбит, ценой казны и территориальных уступок добился помощи от австрийского герцога, к ним присоединились чешские и каринтийские войска, и монголам пришлось отказаться от плана похода на Вену и вернуться на восток.

Личность короля

Фридрих был одним из самых образованных людей своего времени, знал греческий, арабский и латинский языки. В Италии Фридрих основал много школ, в 1224 году университет в Неаполе, где преподавали не только христиане, но и арабы и евреи, что свидетельствует о веротерпимости, которая была характерна для всей политики Фридриха II. Фридрих проявлял глубокий интерес к медицине и зоологии. Он ввел обязательное преподавание анатомии для медиков и поощрял её изучение на трупах. По его предложению были переведены на латинский язык сочинения Авиценны и «История животных» Аристотеля. Фридриху приписывается сочинение о соколиной охоте.

Фридрих II Гогенштауфен вместе с сыновьями Энцо и Манфредом при своем дворе создал сицилийскую школу поэзии и был предшественником Данте Алигьери в создании литературного итальянского языка.

Согласно легендам, Фридрих не умер в 1250 году, а скрылся, чтобы когда-нибудь явиться, реформировать церковь, установить царство всеобщего мира и благоденствия. Во 2-й половине XIII века в Италии и Германии появлялись самозванцы, выдававшие себя за императора Фридриха II.

В искусстве

  • В книги Данте «Божественная комедия» Фридрих именуется ересиархом.
  • В 2007 году вышел итальянский фильм «День, ночь. И потом рассвет» (итал. Il giorno la notte poi l’alba), повествующий о событиях в жизни императора перед Шестым крестовым походом. В фильме рассказывается о самом Фридрихе II, а также показаны его попытки найти ответы на свои вопросы о сущности мира, добра, власти и справедливости.

Браки и дети

  • 1-я жена: (с 15 августа 1209 года) — Констанция Арагонская (1179 — 23 июня 1222), дочь короля Арагона Альфонса II и Санчи Кастильской, сестра Педро II Арагонского. Дети:
    • Генрих (VII) (1211 — 12 февраля 1242), номинально король Сицилийского королевства в 1212—1217 годах (под именем Генрих II), король Германии в 1220—1235 годах (под именем Генрих VII), герцог Швабии в 1217—1235 годах (под именем Генрих II)
  • 2-я жена: (с 9 ноября 1225 года) — Иоланта Иерусалимская (1212 — 25 апреля 1228), была единственным ребёнком Марии Иерусалимской и Иоанна де Бриенна. Дети:
    • Конрад IV (25 апреля 1228 — 21 мая 1254), король Иерусалима (1228—1254), король Германии (1237—1254), король Сицилии (1250—1254), герцог Швабии (1235—1254)
  • 3-я жена: (с 15 июля 1235 года) — Изабелла Английская (1214 — 1 декабря 1241), дочь короля Англии Иоанна Безземельного и Изабеллы Ангулемской. Дети:
    • Агнесса (1237—1237)
    • Генрих (18 февраля 1238 — январь 1254)
    • Маргарита (1237 — 8 августа 1270)
    • Иордан (1236—1236)
  • 4-я жена: (с 1246 года) Бианка Ланчия (брак заключён на смертном одре невесты и не был признан церковью) (1210 — 1 декабря 1246), внучка Манфреда I, копьеносца императора Фридриха I Барбароссы, кто был её родителями — точно не известно. Дети:
    • Констанция (1230/1231 — апрель 1307), вышла замуж за никейского императора Иоанна III и сменила имя на Анна
    • Манфред (1232 — 26 февраля 1266), король Сицилии (1258—1266), правил после своего отца (сначала в качестве регента, потом — в качестве узурпатора)
    • Виоланта (1233—1264), вышла замуж за Рикардо Сансеверино, графа Касертского
  • Всего Фридрих имел около 19 законных и незаконных детей.

people-archive.ru

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *