Днем и ночью висели над волгой – 15 —

Содержание

«Неужели всё. Попали?!» Смотрят — баржа двигается к берегу. Капитан « Ласточки», Василий Иванович Крайнов, старый волгарь, знай рулевое колесо вправо-влево крутит, маневрирует — уводит баркас от прямых попаданий. И всё — вперед, к берегу. Заметили пароходик и баржу немецкие минометчики и тоже начали обстреливать. Мины с воем пролетают, шмякаются в воду, свистят осколки. Одна мина попала на баржу. Начался пожар. Пламя побежало по палубе. Что делать? Перерубить трос? Огонь вот-вот подберется к ящикам со снарядами. Но капитан баркаса круто повернул штурвал, и... «Ласточка» пошла на сближение с горящей баржей. Кое-как причалили к высокому борту, схватили багры, огнетушители, ведра с песком — и на баржу. Первой — Ирина, за ней бойцы. Засыпают огонь на палубе. Сбивают его с ящиков. И никто не думает, что каждую минуту любой ящик может взорваться. Бойцы сбросили шинели, бушлаты, накрывают ими языки пламени. Огонь обжигает руки, лица. Душно. Дым. Дышать трудно. Но бойцы и команда «Ласточки» оказались сильнее огня. Боеприпасы были спасены и доставлены на берег. * * * Таких рейсов у всех баркасов и катеров Волжской флотилии было столько, что не счесть. Героические рейсы. Скоро в городе на Волге, там где была центральная переправа, поставят памятник всем речникам-героям. (По В.Богомолову).

Днем и ночью висели над Волгой вражеские бомбардировщики. Они гонялись не только за буксирами, самоходками, но и за рыбацкими лодками, за маленькими плотиками — на них иногда переправляли раненых. Но речники города и военные моряки Волжской флотилии несмотря ни на что доставляли грузы. Однажды был такой случай... Вызывают на командный пункт сержанта Смирнова и дают задание: добраться до того берега и передать начальнику тыла армии, что ночь еще у центральной переправы войска продержатся, а утром отражать атаки противника будет нечем. Нужно срочно доставить боеприпасы. Кое-как добрался сержант до начальника тыла, передал приказ командарма генерала Чуйкова. Быстро нагрузили бойцы большую баржу и стали ждать баркас. Ждут и думают: «Подойдет мощный буксир, подцепит баржу и быстренько через Волгу перебросит». Глядят бойцы — плюхает старый пароходишко, и назван-то он как-то неподходяще — «Ласточка». Шум от него такой, что уши затыкай, а скорость, как у черепахи. «Ну, думают, — на таком и до середины реки не добраться». Но командир баржи постарался успокоить бойцов: — Не глядите, что пароходишко тихоходный. Он таких барж, как наша, не одну перевез. Команда у «Ласточки» боевая. Подходит «Ласточка» к барже. Смотрят бойцы, а команды-то на ней всего три человека: капитан, механик и девушка. Не успел пароходик к барже подойти, девушка, дочь механика Григорьева — Ирина, ловко зацепила крюк троса и кричит: — Давайте несколько человек на баркас, помогать будете от фашистов отбиваться! Сержант Смирнов и двое бойцов прыгнули на палубу, и «Ласточка» потащила баржу. Только вышли на плес — закружили в воздухе немецкие самолеты-разведчики, над переправой повисли на парашютах ракеты. Стало вокруг светло как днем. За разведчиками налетели бомбардировщики и начали пикировать то на баржу, то на баркас. Бойцы из винтовок бьют по самолетам, бомбардировщики чуть не задевают крыльями трубы, мачты баркаса. Справа и слева по бортам столбы воды от взрывов бомб. После каждого взрыва бойцы с тревогой оглядываются: «Неужели всё. Попали?!» Смотрят — баржа двигается к берегу. Капитан « Ласточки», Василий Иванович Крайнов, старый волгарь, знай рулевое колесо вправо-влево крутит, маневрирует — уводит баркас от прямых попаданий. И всё — вперед, к берегу. Заметили пароходик и баржу немецкие минометчики и тоже начали обстреливать. Мины с воем пролетают, шмякаются в воду, свистят осколки. Одна мина попала на баржу. Начался пожар. Пламя побежало по палубе. Что делать? Перерубить трос? Огонь вот-вот подберется к ящикам со снарядами. Но капитан баркаса круто повернул штурвал, и... «Ласточка» пошла на сближение с горящей баржей. Кое-как причалили к высокому борту, схватили багры, огнетушители, ведра с песком — и на баржу. Первой — Ирина, за ней бойцы. Засыпают огонь на палубе. Сбивают его с ящиков. И никто не думает, что каждую минуту любой ящик может взорваться. Бойцы сбросили шинели, бушлаты, накрывают ими языки пламени. Огонь обжигает руки, лица. Душно. Дым. Дышать трудно. Но бойцы и команда «Ласточки» оказались сильнее огня. Боеприпасы были спасены и доставлены на берег. * * * Таких рейсов у всех баркасов и катеров Волжской флотилии было столько, что не счесть. Героические рейсы. Скоро в городе на Волге, там где была центральная переправа, поставят памятник всем речникам-героям. (По В.Богомолову).

neznaika.info

Богомолов В.О. «Днем и ночью висели над Волгой вражеские бомбардировщики…»

Днем и ночью висели над Волгой вражеские бомбардировщики. Они гонялись не только за буксирами, самоходками, но и за рыбацкими лодками, за маленькими плотиками — на них иногда переправляли раненых. Но речники города и военные моряки Волжской флотилии несмотря ни на что доставляли грузы.

Однажды был такой случай… Вызывают на командный пункт сержанта Смирнова и дают задание: добраться до того берега и передать начальнику тыла армии, что ночь еще у центральной переправы войска продержатся, а утром отражать атаки противника будет нечем. Нужно срочно доставить боеприпасы. Кое-как добрался сержант до начальника тыла, передал приказ командарма генерала Чуйкова. Быстро нагрузили бойцы большую баржу и стали ждать баркас. Ждут и думают: «Подойдет мощный буксир, подцепит баржу и быстренько через Волгу перебросит». Глядят бойцы — плюхает старый пароходишко, и назван-то он как-то неподходяще — «Ласточка». Шум от него такой, что уши затыкай, а скорость, как у черепахи. «Ну, думают, — на таком и до середины реки не добраться». Но командир баржи постарался успокоить бойцов:

— Не глядите, что пароходишко тихоходный. Он таких барж, как наша, не одну перевез.

Команда у «Ласточки» боевая. Подходит «Ласточка» к барже. Смотрят бойцы, а команды-то на ней всего три человека: капитан, механик и девушка. Не успел пароходик к барже подойти, девушка, дочь механика Григорьева — Ирина, ловко зацепила крюк троса и кричит:

— Давайте несколько человек на баркас, помогать будете от фашистов отбиваться!

Сержант Смирнов и двое бойцов прыгнули на палубу, и «Ласточка» потащила баржу. Только вышли на плес — закружили в воздухе немецкие самолеты-разведчики, над переправой повисли на парашютах ракеты. Стало вокруг светло как днем. За разведчиками налетели бомбардировщики и начали пикировать то на баржу, то на баркас. Бойцы из винтовок бьют по самолетам, бомбардировщики чуть не задевают крыльями трубы, мачты баркаса. Справа и слева по бортам столбы воды от взрывов бомб. После каждого взрыва бойцы с тревогой оглядываются: «Неужели все. Попали?!» Смотрят — баржа двигается к берегу. Капитан « Ласточки», Василий Иванович Крайнов, старый волгарь, знай рулевое колесо вправо-влево крутит, маневрирует — уводит баркас от прямых попаданий. И все — вперед, к берегу. Заметили пароходик и баржу немецкие минометчики и тоже начали обстреливать. Мины с воем пролетают, шмякаются в воду, свистят осколки. Одна мина попала на баржу. Начался пожар. Пламя побежало по палубе. Что делать? Перерубить трос? Огонь вот-вот подберется к ящикам со снарядами. Но капитан баркаса круто повернул штурвал, и… «Ласточка» пошла на сближение с горящей баржей. Кое-как причалили к высокому борту, схватили багры, огнетушители, ведра с песком — и на баржу. Первой — Ирина, за ней бойцы. Засыпают огонь на палубе. Сбивают его с ящиков. И никто не думает, что каждую минуту любой ящик может взорваться. Бойцы сбросили шинели, бушлаты, накрывают ими языки пламени. Огонь обжигает руки, лица. Душно. Дым. Дышать трудно. Но бойцы и команда «Ласточки» оказались сильнее огня. Боеприпасы были спасены и доставлены на берег.

Таких рейсов у всех баркасов и катеров Волжской флотилии было столько, что не счесть. Героические рейсы. Скоро в городе на Волге, там, где была центральная переправа, поставят памятник всем речникам-героям.

  • Владимир Осипович Богомолов (1926 — 2003) – русский писатель

Сочинение по тексту

russkijege.ru

Днем и ночью висели над Волгой вражеские бомбардировщики.Они гонялись не только за буксирами, самоходками, но и за рыбацкими лодками, за маленькими плотиками — на них иногда переправляли раненых.Но речники города и военные моряки Волжской флотилии несмотря ни на что доставляли грузы.Однажды был такой случай...Вызывают на командный пункт сержанта Смирнова и дают задание: добраться до того берега и передать начальнику тыла армии, что ночь еще у центральной переправы войска продержатся, а утром отражать атаки противника будет нечем. Нужно срочно доставить боеприпасы.Кое-как добрался сержант до начальника тыла, передал приказ командарма генерала Чуйкова.Быстро нагрузили бойцы большую баржу и стали ждать баркас.Ждут и думают: «Подойдет мощный буксир, подцепит баржу и быстренько через Волгу перебросит».Глядят бойцы — плюхает старый пароходишко, и назван-то он как-то неподходяще — «Ласточка». Шум от него такой, что уши затыкай, а скорость, как у черепахи. «Ну, думают, — на таком и до середины реки не добраться».Но командир баржи постарался успокоить бойцов:— Не глядите, что пароходишко тихоходный. Он таких барж, как наша, не одну перевез. Команда у «Ласточки» боевая.Подходит «Ласточка» к барже. Смотрят бойцы, а команды-то на ней всего три человека: капитан, механик и девушка.Не успел пароходик к барже подойти, девушка, дочь механика Григорьева — Ирина, ловко зацепила крюк троса и кричит:— Давайте несколько человек на баркас, помогать будете от фашистов отбиваться!Сержант Смирнов и двое бойцов прыгнули на палубу, и «Ласточка» потащила баржу.Только вышли на плес — закружили в воздухе немецкие самолеты-разведчики, над переправой повисли на парашютах ракеты.Стало вокруг светло как днем.За разведчиками налетели бомбардировщики и начали пикировать то на баржу, то на баркас.Бойцы из винтовок бьют по самолетам, бомбардировщики чуть не задевают крыльями трубы, мачты баркаса. Справа и слева по бортам столбы воды от взрывов бомб. После каждого взрыва бойцы с тревогой оглядываются: «Неужели всё. Попали?!» Смотрят — баржа двигается к берегу.Капитан « Ласточки», Василий Иванович Крайнов, старый волгарь, знай рулевое колесо вправо-влево крутит, маневрирует — уводит баркас от прямых попаданий. И всё — вперед, к берегу.Заметили пароходик и баржу немецкие минометчики и тоже начали обстреливать.Мины с воем пролетают, шмякаются в воду, свистят осколки.Одна мина попала на баржу.Начался пожар. Пламя побежало по палубе.Что делать? Перерубить трос? Огонь вот-вот подберется к ящикам со снарядами. Но капитан баркаса круто повернул штурвал, и... «Ласточка» пошла на сближение с горящей баржей.Кое-как причалили к высокому борту, схватили багры, огнетушители, ведра с песком — и на баржу.Первой — Ирина, за ней бойцы. Засыпают огонь на палубе. Сбивают его с ящиков. И никто не думает, что каждую минуту любой ящик может взорваться.Бойцы сбросили шинели, бушлаты, накрывают ими языки пламени. Огонь обжигает руки, лица. Душно. Дым. Дышать трудно.Но бойцы и команда «Ласточки» оказались сильнее огня. Боеприпасы были спасены и доставлены на берег.* * *Таких рейсов у всех баркасов и катеров Волжской флотилии было столько, что не счесть. Героические рейсы.Скоро в городе на Волге, там где была центральная переправа, поставят памятник всем речникам-героям.(По В.Богомолову).Богомолов Владимир Осипович

Днем и ночью висели над Волгой вражеские бомбардировщики.Они гонялись не только за буксирами, самоходками, но и за рыбацкими лодками, за маленькими плотиками — на них иногда переправляли раненых.Но речники города и военные моряки Волжской флотилии несмотря ни на что доставляли грузы.Однажды был такой случай...Вызывают на командный пункт сержанта Смирнова и дают задание: добраться до того берега и передать начальнику тыла армии, что ночь еще у центральной переправы войска продержатся, а утром отражать атаки противника будет нечем. Нужно срочно доставить боеприпасы.Кое-как добрался сержант до начальника тыла, передал приказ командарма генерала Чуйкова.Быстро нагрузили бойцы большую баржу и стали ждать баркас.Ждут и думают: «Подойдет мощный буксир, подцепит баржу и быстренько через Волгу перебросит».Глядят бойцы — плюхает старый пароходишко, и назван-то он как-то неподходяще — «Ласточка». Шум от него такой, что уши затыкай, а скорость, как у черепахи. «Ну, думают, — на таком и до середины реки не добраться».Но командир баржи постарался успокоить бойцов:— Не глядите, что пароходишко тихоходный. Он таких барж, как наша, не одну перевез. Команда у «Ласточки» боевая.Подходит «Ласточка» к барже. Смотрят бойцы, а команды-то на ней всего три человека: капитан, механик и девушка.Не успел пароходик к барже подойти, девушка, дочь механика Григорьева — Ирина, ловко зацепила крюк троса и кричит:— Давайте несколько человек на баркас, помогать будете от фашистов отбиваться!Сержант Смирнов и двое бойцов прыгнули на палубу, и «Ласточка» потащила баржу.Только вышли на плес — закружили в воздухе немецкие самолеты-разведчики, над переправой повисли на парашютах ракеты.Стало вокруг светло как днем.За разведчиками налетели бомбардировщики и начали пикировать то на баржу, то на баркас.Бойцы из винтовок бьют по самолетам, бомбардировщики чуть не задевают крыльями трубы, мачты баркаса. Справа и слева по бортам столбы воды от взрывов бомб. После каждого взрыва бойцы с тревогой оглядываются: «Неужели всё. Попали?!» Смотрят — баржа двигается к берегу.Капитан « Ласточки», Василий Иванович Крайнов, старый волгарь, знай рулевое колесо вправо-влево крутит, маневрирует — уводит баркас от прямых попаданий. И всё — вперед, к берегу.Заметили пароходик и баржу немецкие минометчики и тоже начали обстреливать.Мины с воем пролетают, шмякаются в воду, свистят осколки.Одна мина попала на баржу.Начался пожар. Пламя побежало по палубе.Что делать? Перерубить трос? Огонь вот-вот подберется к ящикам со снарядами. Но капитан баркаса круто повернул штурвал, и... «Ласточка» пошла на сближение с горящей баржей.Кое-как причалили к высокому борту, схватили багры, огнетушители, ведра с песком — и на баржу.Первой — Ирина, за ней бойцы. Засыпают огонь на палубе. Сбивают его с ящиков. И никто не думает, что каждую минуту любой ящик может взорваться.Бойцы сбросили шинели, бушлаты, накрывают ими языки пламени. Огонь обжигает руки, лица. Душно. Дым. Дышать трудно.Но бойцы и команда «Ласточки» оказались сильнее огня. Боеприпасы были спасены и доставлены на берег.* * *Таких рейсов у всех баркасов и катеров Волжской флотилии было столько, что не счесть. Героические рейсы.Скоро в городе на Волге, там где была центральная переправа, поставят памятник всем речникам-героям.(По В.Богомолову).Богомолов Владимир Осипович - советский и российский писатель.

neznaika.info

«Неужели всё. Попали?!» Смотрят — баржа двигается к берегу.Капитан « Ласточки», Василий Иванович Крайнов, старый волгарь, знай рулевое колесо вправо-влево крутит, маневрирует — уводит баркас от прямых попаданий. И всё — вперед, к берегу.Заметили пароходик и баржу немецкие минометчики и тоже начали обстреливать.Мины с воем пролетают, шмякаются в воду, свистят осколки.Одна мина попала на баржу.Начался пожар. Пламя побежало по палубе.Что делать? Перерубить трос? Огонь вот-вот подберется к ящикам со снарядами. Но капитан баркаса круто повернул штурвал, и... «Ласточка» пошла на сближение с горящей баржей.Кое-как причалили к высокому борту, схватили багры, огнетушители, ведра с песком — и на баржу.Первой — Ирина, за ней бойцы. Засыпают огонь на палубе. Сбивают его с ящиков. И никто не думает, что каждую минуту любой ящик может взорваться.Бойцы сбросили шинели, бушлаты, накрывают ими языки пламени. Огонь обжигает руки, лица. Душно. Дым. Дышать трудно.Но бойцы и команда «Ласточки» оказались сильнее огня. Боеприпасы были спасены и доставлены на берег.* * *Таких рейсов у всех баркасов и катеров Волжской флотилии было столько, что не счесть. Героические рейсы.Скоро в городе на Волге, там где была центральная переправа, поставят памятник всем речникам-героям.(По В.Богомолову).

Днем и ночью висели над Волгой вражеские бомбардировщики.Они гонялись не только за буксирами, самоходками, но и за рыбацкими лодками, за маленькими плотиками — на них иногда переправляли раненых.Но речники города и военные моряки Волжской флотилии несмотря ни на что доставляли грузы.Однажды был такой случай...Вызывают на командный пункт сержанта Смирнова и дают задание: добраться до того берега и передать начальнику тыла армии, что ночь еще у центральной переправы войска продержатся, а утром отражать атаки противника будет нечем. Нужно срочно доставить боеприпасы.Кое-как добрался сержант до начальника тыла, передал приказ командарма генерала Чуйкова.Быстро нагрузили бойцы большую баржу и стали ждать баркас.Ждут и думают: «Подойдет мощный буксир, подцепит баржу и быстренько через Волгу перебросит».Глядят бойцы — плюхает старый пароходишко, и назван-то он как-то неподходяще — «Ласточка». Шум от него такой, что уши затыкай, а скорость, как у черепахи. «Ну, думают, — на таком и до середины реки не добраться».Но командир баржи постарался успокоить бойцов:— Не глядите, что пароходишко тихоходный. Он таких барж, как наша, не одну перевез. Команда у «Ласточки» боевая.Подходит «Ласточка» к барже. Смотрят бойцы, а команды-то на ней всего три человека: капитан, механик и девушка.Не успел пароходик к барже подойти, девушка, дочь механика Григорьева — Ирина, ловко зацепила крюк троса и кричит:— Давайте несколько человек на баркас, помогать будете от фашистов отбиваться!Сержант Смирнов и двое бойцов прыгнули на палубу, и «Ласточка» потащила баржу.Только вышли на плес — закружили в воздухе немецкие самолеты-разведчики, над переправой повисли на парашютах ракеты.Стало вокруг светло как днем.За разведчиками налетели бомбардировщики и начали пикировать то на баржу, то на баркас.Бойцы из винтовок бьют по самолетам, бомбардировщики чуть не задевают крыльями трубы, мачты баркаса. Справа и слева по бортам столбы воды от взрывов бомб. После каждого взрыва бойцы с тревогой оглядываются: «Неужели всё. Попали?!» Смотрят — баржа двигается к берегу.Капитан « Ласточки», Василий Иванович Крайнов, старый волгарь, знай рулевое колесо вправо-влево крутит, маневрирует — уводит баркас от прямых попаданий. И всё — вперед, к берегу.Заметили пароходик и баржу немецкие минометчики и тоже начали обстреливать.Мины с воем пролетают, шмякаются в воду, свистят осколки.Одна мина попала на баржу.Начался пожар. Пламя побежало по палубе.Что делать? Перерубить трос? Огонь вот-вот подберется к ящикам со снарядами. Но капитан баркаса круто повернул штурвал, и... «Ласточка» пошла на сближение с горящей баржей.Кое-как причалили к высокому борту, схватили багры, огнетушители, ведра с песком — и на баржу.Первой — Ирина, за ней бойцы. Засыпают огонь на палубе. Сбивают его с ящиков. И никто не думает, что каждую минуту любой ящик может взорваться.Бойцы сбросили шинели, бушлаты, накрывают ими языки пламени. Огонь обжигает руки, лица. Душно. Дым. Дышать трудно.Но бойцы и команда «Ласточки» оказались сильнее огня. Боеприпасы были спасены и доставлены на берег.* * *Таких рейсов у всех баркасов и катеров Волжской флотилии было столько, что не счесть. Героические рейсы.Скоро в городе на Волге, там где была центральная переправа, поставят памятник всем речникам-героям.(По В.Богомолову).

neznaika.info

Сочинение по тексту Богомолова

Владимир Богомолов. Рейс «Ласточки»
Днем и ночью висели над Волгой вражеские бомбардировщики.
Они гонялись не только за буксирами, самоходками, но и за рыбацкими лодками, за маленькими плотиками — на них иногда переправляли раненых.

Но речники города и военные моряки Волжской флотилии несмотря ни на что доставляли грузы.
Однажды был такой случай...
Вызывают на командный пункт сержанта Смирнова и дают задание: добраться до того берега и передать начальнику тыла армии, что ночь еще у центральной переправы войска продержатся, а утром отражать атаки противника будет нечем. Нужно срочно доставить боеприпасы.
Кое-как добрался сержант до начальника тыла, передал приказ командарма генерала Чуйкова.
Быстро нагрузили бойцы большую баржу и стали ждать баркас.
Ждут и думают: «Подойдет мощный буксир, подцепит баржу и быстренько через Волгу перебросит».
Глядят бойцы — плюхает старый пароходишко, и назван-то он как-то неподходяще — «Ласточка». Шум от него такой, что уши затыкай, а скорость, как у черепахи. «Ну, думают, — на таком и до середины реки не добраться».
Но командир баржи постарался успокоить бойцов:
— Не глядите, что пароходишко тихоходный. Он таких барж, как наша, не одну перевез. Команда у «Ласточки» боевая.
Подходит «Ласточка» к барже. Смотрят бойцы, а команды-то на ней всего три человека: капитан, механик и девушка.
Не успел пароходик к барже подойти, девушка, дочь механика Григорьева — Ирина, ловко зацепила крюк троса и кричит:
— Давайте несколько человек на баркас, помогать будете от фашистов отбиваться!
Сержант Смирнов и двое бойцов прыгнули на палубу, и «Ласточка» потащила баржу.
Только вышли на плес — закружили в воздухе немецкие самолеты-разведчики, над переправой повисли на парашютах ракеты.
Стало вокруг светло как днем.
За разведчиками налетели бомбардировщики и начали пикировать то на баржу, то на баркас.
Бойцы из винтовок бьют по самолетам, бомбардировщики чуть не задевают крыльями трубы, мачты баркаса. Справа и слева по бортам столбы воды от взрывов бомб. После каждого взрыва бойцы с тревогой оглядываются: «Неужели всё. Попали?!» Смотрят — баржа двигается к берегу.
Капитан « Ласточки», Василий Иванович Крайнов, старый волгарь, знай рулевое колесо вправо-влево крутит, маневрирует — уводит баркас от прямых попаданий. И всё — вперед, к берегу.
Заметили пароходик и баржу немецкие минометчики и тоже начали обстреливать.
Мины с воем пролетают, шмякаются в воду, свистят осколки.
Одна мина попала на баржу.
Начался пожар. Пламя побежало по палубе.
Что делать? Перерубить трос? Огонь вот-вот подберется к ящикам со снарядами. Но капитан баркаса круто повернул штурвал, и... «Ласточка» пошла на сближение с горящей баржей.
Кое-как причалили к высокому борту, схватили багры, огнетушители, ведра с песком — и на баржу.
Первой — Ирина, за ней бойцы. Засыпают огонь на палубе. Сбивают его с ящиков. И никто не думает, что каждую минуту любой ящик может взорваться.
Бойцы сбросили шинели, бушлаты, накрывают ими языки пламени. Огонь обжигает руки, лица. Душно. Дым. Дышать трудно.
Но бойцы и команда «Ласточки» оказались сильнее огня. Боеприпасы были спасены и доставлены на берег.
* * *
Таких рейсов у всех баркасов и катеров Волжской флотилии было столько, что не счесть. Героические рейсы.
Скоро в городе на Волге, там где была центральная переправа, поставят памятник всем речникам-героям.

Сочинение
Семьдесят лет назад окончилась Великая Отечественная война. Она далась нелегко, миллионы людей положили свои жизни на Алтарь Победы. Война, это всегда страх, горе, смерть. Каждый себя ведет в такой ситуации по-разному. Один проявит трусость, а другой станет настоящим героем. Я думаю, предложенный Владимиром Богомоловым текст именно об этом.
Автор поднимает важную, на мой взгляд, проблему истинного героизма и приводит нас к выводу о том, что человек, искренне любящий свою страну, будет защищать ее даже в самых тяжелых условиях. Рассуждая на эту тему, В. Богомолов рассказывает о переправах боеприпасов на баркасах. Несмотря на постоянную бомбежку со стороны фашистов, моряки Волжской флотилии доставляли боеприпасы, преодолевая любые обстоятельства. Богомолова переполняет чувство восхищения нашими героями, ведь они ценой собственной жизни подарили нам победу.
Автор подводит читателя к мысли о том, что русского солдата на все времена прославил его героический дух, бросавший его на неприятельские бастионы и пулеметные амбразуры.
Трудно не согласиться с мнением русского писателя, даже самые тяжелые испытания не могут убить в человеке настоящую самоотверженность.
Проблема, затронутая Владимиром Богомоловым, актуальна во все времена и поэтому не может оставить нас равнодушными. К ней обращались многие писатели и поэты.
В основе повести Бориса Полевого «Повесть о настоящем человек» лежат реальные факты биографии летчика-истребителя Алексея Мересьева. Сбитый в бою над оккупированной территорией, он три недели пробирался по застепененным лесам, пока не попал к партизанам. Потеряв обе ноги, герой впоследствии проявляет удивительную силу характера и пополняет счет воздушных побед над врагом.
Вспомним повесть В. Некрасова «В окопах Сталинграда» героизм и нравственная сила простого солдата показана на примере Валеги, ординарца лейтенанта Керженцева. Он едва знаком с грамотой, путает таблицу умножения, толком не объяснит, что такое социализм, но за Родину, за своих товарищей, за покосившуюся избу на Алтае, за Сталина, которого никогда не видел, будет драться до последнего патрона. А кончатся патроны – кулаками, зубами. Сидя в окопе, он будет больше ругать старшину, чем немцев. А дойдет до дела – даст отпор врагу. Керженцев уверен, что такой солдат, как Валега, никогда не предаст, не оставит на поле боя раненого и врага будет бить нещадно.
Таким образом, я считаю, что простой человек в страшных условиях войны может показать себя истинным героем, способным на невозможные вещи.

xn----7sbanj0abzp7jza.xn--p1ai

«Неужели всё. Попали?!» Смотрят — баржа двигается к берегу. Капитан « Ласточки», Василий Иванович Крайнов, старый волгарь, знай рулевое колесо вправо-влево крутит, маневрирует — уводит баркас от прямых попаданий. И всё — вперед, к берегу. Заметили пароходик и баржу немецкие минометчики и тоже начали обстреливать. Мины с воем пролетают, шмякаются в воду, свистят осколки. Одна мина попала на баржу. Начался пожар. Пламя побежало по палубе. Что делать? Перерубить трос? Огонь вот-вот подберется к ящикам со снарядами. Но капитан баркаса круто повернул штурвал, и... «Ласточка» пошла на сближение с горящей баржей. Кое-как причалили к высокому борту, схватили багры, огнетушители, ведра с песком — и на баржу. Первой — Ирина, за ней бойцы. Засыпают огонь на палубе. Сбивают его с ящиков. И никто не думает, что каждую минуту любой ящик может взорваться. Бойцы сбросили шинели, бушлаты, накрывают ими языки пламени. Огонь обжигает руки, лица. Душно. Дым. Дышать трудно. Но бойцы и команда «Ласточки» оказались сильнее огня. Боеприпасы были спасены и доставлены на берег. * * * Таких рейсов у всех баркасов и катеров Волжской флотилии было столько, что не счесть. Героические рейсы.  (По В.Богомолову).

Днем и ночью висели над Волгой вражеские бомбардировщики. Они гонялись не только за буксирами, самоходками, но и за рыбацкими лодками, за маленькими плотиками — на них иногда переправляли раненых. Но речники города и военные моряки Волжской флотилии несмотря ни на что доставляли грузы. Однажды был такой случай... Вызывают на командный пункт сержанта Смирнова и дают задание: добраться до того берега и передать начальнику тыла армии, что ночь еще у центральной переправы войска продержатся, а утром отражать атаки противника будет нечем. Нужно срочно доставить боеприпасы. Кое-как добрался сержант до начальника тыла, передал приказ командарма генерала Чуйкова. Быстро нагрузили бойцы большую баржу и стали ждать баркас. Ждут и думают: «Подойдет мощный буксир, подцепит баржу и быстренько через Волгу перебросит». Глядят бойцы — плюхает старый пароходишко, и назван-то он как-то неподходяще — «Ласточка». Шум от него такой, что уши затыкай, а скорость, как у черепахи. «Ну, думают, — на таком и до середины реки не добраться». Но командир баржи постарался успокоить бойцов: — Не глядите, что пароходишко тихоходный. Он таких барж, как наша, не одну перевез. Команда у «Ласточки» боевая. Подходит «Ласточка» к барже. Смотрят бойцы, а команды-то на ней всего три человека: капитан, механик и девушка. Не успел пароходик к барже подойти, девушка, дочь механика Григорьева — Ирина, ловко зацепила крюк троса и кричит: — Давайте несколько человек на баркас, помогать будете от фашистов отбиваться! Сержант Смирнов и двое бойцов прыгнули на палубу, и «Ласточка» потащила баржу. Только вышли на плес — закружили в воздухе немецкие самолеты-разведчики, над переправой повисли на парашютах ракеты. Стало вокруг светло как днем. За разведчиками налетели бомбардировщики и начали пикировать то на баржу, то на баркас. Бойцы из винтовок бьют по самолетам, бомбардировщики чуть не задевают крыльями трубы, мачты баркаса. Справа и слева по бортам столбы воды от взрывов бомб. После каждого взрыва бойцы с тревогой оглядываются: «Неужели всё. Попали?!» Смотрят — баржа двигается к берегу. Капитан « Ласточки», Василий Иванович Крайнов, старый волгарь, знай рулевое колесо вправо-влево крутит, маневрирует — уводит баркас от прямых попаданий. И всё — вперед, к берегу. Заметили пароходик и баржу немецкие минометчики и тоже начали обстреливать. Мины с воем пролетают, шмякаются в воду, свистят осколки. Одна мина попала на баржу. Начался пожар. Пламя побежало по палубе. Что делать? Перерубить трос? Огонь вот-вот подберется к ящикам со снарядами. Но капитан баркаса круто повернул штурвал, и... «Ласточка» пошла на сближение с горящей баржей. Кое-как причалили к высокому борту, схватили багры, огнетушители, ведра с песком — и на баржу. Первой — Ирина, за ней бойцы. Засыпают огонь на палубе. Сбивают его с ящиков. И никто не думает, что каждую минуту любой ящик может взорваться. Бойцы сбросили шинели, бушлаты, накрывают ими языки пламени. Огонь обжигает руки, лица. Душно. Дым. Дышать трудно. Но бойцы и команда «Ласточки» оказались сильнее огня. Боеприпасы были спасены и доставлены на берег. * * * Таких рейсов у всех баркасов и катеров Волжской флотилии было столько, что не счесть. Героические рейсы.  (По В.Богомолову).

neznaika.info

«Неужели всё. Попали?!» Смотрят — баржа двигается к берегу.Капитан « Ласточки», Василий Иванович Крайнов, старый волгарь, знай рулевое колесо вправо-влево крутит, маневрирует — уводит баркас от прямых попаданий. И всё — вперед, к берегу.Заметили пароходик и баржу немецкие минометчики и тоже начали обстреливать.Мины с воем пролетают, шмякаются в воду, свистят осколки.Одна мина попала на баржу.Начался пожар. Пламя побежало по палубе.Что делать? Перерубить трос? Огонь вот-вот подберется к ящикам со снарядами. Но капитан баркаса круто повернул штурвал, и... «Ласточка» пошла на сближение с горящей баржей.Кое-как причалили к высокому борту, схватили багры, огнетушители, ведра с песком — и на баржу.Первой — Ирина, за ней бойцы. Засыпают огонь на палубе. Сбивают его с ящиков. И никто не думает, что каждую минуту любой ящик может взорваться.Бойцы сбросили шинели, бушлаты, накрывают ими языки пламени. Огонь обжигает руки, лица. Душно. Дым. Дышать трудно.Но бойцы и команда «Ласточки» оказались сильнее огня. Боеприпасы были спасены и доставлены на берег.* * *Таких рейсов у всех баркасов и катеров Волжской флотилии было столько, что не счесть. Героические рейсы.Скоро в городе на Волге, там где была центральная переправа, поставят памятник всем речникам-героям.Владимир Богомолов.

Днем и ночью висели над Волгой вражеские бомбардировщики.Они гонялись не только за буксирами, самоходками, но и за рыбацкими лодками, за маленькими плотиками — на них иногда переправляли раненых.Но речники города и военные моряки Волжской флотилии несмотря ни на что доставляли грузы.Однажды был такой случай...Вызывают на командный пункт сержанта Смирнова и дают задание: добраться до того берега и передать начальнику тыла армии, что ночь еще у центральной переправы войска продержатся, а утром отражать атаки противника будет нечем. Нужно срочно доставить боеприпасы.Кое-как добрался сержант до начальника тыла, передал приказ командарма генерала Чуйкова.Быстро нагрузили бойцы большую баржу и стали ждать баркас.Ждут и думают: «Подойдет мощный буксир, подцепит баржу и быстренько через Волгу перебросит».Глядят бойцы — плюхает старый пароходишко, и назван-то он как-то неподходяще — «Ласточка». Шум от него такой, что уши затыкай, а скорость, как у черепахи. «Ну, думают, — на таком и до середины реки не добраться».Но командир баржи постарался успокоить бойцов:— Не глядите, что пароходишко тихоходный. Он таких барж, как наша, не одну перевез. Команда у «Ласточки» боевая.Подходит «Ласточка» к барже. Смотрят бойцы, а команды-то на ней всего три человека: капитан, механик и девушка.Не успел пароходик к барже подойти, девушка, дочь механика Григорьева — Ирина, ловко зацепила крюк троса и кричит:— Давайте несколько человек на баркас, помогать будете от фашистов отбиваться!Сержант Смирнов и двое бойцов прыгнули на палубу, и «Ласточка» потащила баржу.Только вышли на плес — закружили в воздухе немецкие самолеты-разведчики, над переправой повисли на парашютах ракеты.Стало вокруг светло как днем.За разведчиками налетели бомбардировщики и начали пикировать то на баржу, то на баркас. Бойцы из винтовок бьют по самолетам, бомбардировщики чуть не задевают крыльями трубы, мачты баркаса. Справа и слева по бортам столбы воды от взрывов бомб. После каждого взрыва бойцы с тревогой оглядываются: «Неужели всё. Попали?!» Смотрят — баржа двигается к берегу.Капитан « Ласточки», Василий Иванович Крайнов, старый волгарь, знай рулевое колесо вправо-влево крутит, маневрирует — уводит баркас от прямых попаданий. И всё — вперед, к берегу.Заметили пароходик и баржу немецкие минометчики и тоже начали обстреливать.Мины с воем пролетают, шмякаются в воду, свистят осколки.Одна мина попала на баржу.Начался пожар. Пламя побежало по палубе.Что делать? Перерубить трос? Огонь вот-вот подберется к ящикам со снарядами. Но капитан баркаса круто повернул штурвал, и... «Ласточка» пошла на сближение с горящей баржей.Кое-как причалили к высокому борту, схватили багры, огнетушители, ведра с песком — и на баржу.Первой — Ирина, за ней бойцы. Засыпают огонь на палубе. Сбивают его с ящиков. И никто не думает, что каждую минуту любой ящик может взорваться.Бойцы сбросили шинели, бушлаты, накрывают ими языки пламени. Огонь обжигает руки, лица. Душно. Дым. Дышать трудно.Но бойцы и команда «Ласточки» оказались сильнее огня. Боеприпасы были спасены и доставлены на берег.* * *Таких рейсов у всех баркасов и катеров Волжской флотилии было столько, что не счесть. Героические рейсы.Скоро в городе на Волге, там где была центральная переправа, поставят памятник всем речникам-героям.Владимир Богомолов.

neznaika.info

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *