Чанышев а н курс лекций по древней и средневековой философии – Курс лекций по Древней философии. М. «Высшая школа», 1981. Чанышев А. Н. Курс лекций по Древней и Средневековой философии. М. «Высшая школа», 1991. 512 с

Содержание

Арсений Чанышев - Курс лекций по древней и средневековой философии

Книга представляет собой продолжение "Курса лекций по древней философии" (Высшая школа, 1981). В ней дается общая картина эволюции древней и ранней средневековой философии и теологии (параллельное рассмотрение античной философии Римской империи и иудаистско-христианского мировоззрения позволяет представить христианство во временном контексте культуры), объективное соотношение философии с парафилософией (религиозно-художественно-мифологическим мировоззрением), с основанной на интеллекте наукой, культурой в целом.

Содержание:

Посвящается моим детям: Александру, Арсению и Софье

Чанышев Арсений Николаевич

Курс лекций по древней и средневековой философии

ОТ АВТОРА

Предлагаемые лекции 1 по истории философии - продолжение изданного в 1981 г. "Курса лекций по древней философии". Те лекции заканчивались анализом философского мировоззрения Аристотеля, оказавшего большое влияние, как положительное, так и отрицательное, на дальнейшую философию и науку. После Аристотеля древнегреческая и, начиная с I в. до н. э., римская философия, возникшая под решающим влиянием греческой как её латиноязычная ветвь, существует ещё в течение тысячелетия, угасая в середине I тыс. н. э. Таким образом, греко-римская философия - пример целостной, замкнутой философии, имеющей свои периоды зарождения, расцвета, заката и умирания.

Последним периодам в этом великом философско-мировоззренческом цикле и посвящена большая часть настоящего курса лекций. Правда, после Аристотеля греческая философия в значительной мере утрачивает свой исконно творческий характер и в ней многое повторяется из того, что было создано ранее. Идеи Гераклита и Демокрита, Платона и Аристотеля и многих других оригинальных мыслителей, о которых рассказывалось в "Курсе лекций по древней философии", начинают жить новой жизнью, иногда причудливо друг с другом сочетаясь. Но эта новая жизнь вторична.

Даже такая грандиозная философско-мировоззренческая система как философия Плотина, достойно завершающая древнезападную философию, тоже вторична и названа историками философии именно неоплатонизмом, а не "плотинизмом" далеко не случайно: Плотин взял за основу своего мировоззрения систему философских взглядов Платона, к чему он примешал элементы аристотелизма и стоицизма. Всё это он сделал творчески. Однако это творчество всё же относительно.

Неверно, конечно, было бы думать, что за все заключительное тысячелетие существования греческой философии, превосходящее в два раза продолжительность периодов ее формирования и расцвета, совсем не было ничего нового. Новое было - например, такое своеобразное явление, как скептицизм. Однако это скорее антифилософия, чем философия в её положительном смысле, как бы проявление усталости философии от самой себя, но и антифилософия может быть тоже философией, если она существует в контексте философии, как её самоотрицание.

Как будет видно из нашего курса лекций, греко-римская философия преодолела свой внутренний скептицизм и закончилась неоплатонизмом, хотя и в нем отвергла саму себя, провозгласив высшее и единственное первоначало всего сущего совершенно потусторонним, непознаваемым, немыслимым и несказанным, лежащим не только по ту сторону познания, но и по ту сторону бытия, которое если как-то и постижимо для человека, то только в его абсолютном молчании. Но молчание и философия несовместимы.

Рассматриваемые в лекциях времена - времена заката, а затем и угасания греко-римской философии, когда начинается формирование совершенно иного, чем философия, духовного явления: возникает новая мировая (т.е. не ограничивающая себя каким-то одним народом) религия-христианство, которое, возникнув в философско-мировоззренческой культурной среде, волей-неволей должно было выйти за пределы своей обязательной для всякой религии мифологии и определить своё отношение к "языческой" философии на её же теоретическом уровне. Так возникла христианская религиозная теология. Это тоже антифилософия, но антифилософия не внутренняя по отношению к философии (как скептицизм и неоплатонизм), а внешняя.

Религиозная теология - не философия. В ней отсутствует главное в философии как именно мыслительного мировоззрения-полная свобода мысли, антидогматизм, антиавторитаризм. В религиозной теологии мировоззренческая мысль скована цепями догматики, авторитетом "священного писания", которое имеет якобы сверхъестественное происхождение, будучи письменной фиксацией истин, открытых через избранных для этого немногих людей всем остальным людям, богом, богооткровением. Всё это, конечно, весьма далеко от философии как свободного, исходящего лишь из собственной проблематики, мышления о мире и о человеке. Но и в философий бывает теология. Так, о боге размышляли - и Ксенофан, и Платон, и Аристотель, и Зенон-стоик, и Эпикур, и Цицерон, и Плотин, но тогда, когда философы размышляли о боге, они размышляли о нем свободно, не будучи скованными никакими догматами, принимаемыми на слепую веру, как это имеет место во всякой религии, отдающей приоритет вере перед знанием. Философия же, если это действительно философия, а не ее эрзац и видимость, ничего на веру не принимает.

Поэтому нас в христианской теологии интересовала не столько сама теология, а отношение теологии к философии, получившее не только теоретический, но и практический аспект с трагическим для греко-римской философии завершением. Эта философия умерла не столько сама, сколько была убита. А точнее говоря, ей помогли умереть.

Затем последовало тысячелетие господства и в Восточной, и в Западной Европе христианской теологии с её специфической проблематикой. В Средние века развитие философской мысли фактически прервалось. Поэтому мы рассматриваем этот печальный период в истории философии бегло и односторонне, обращая внимание главным образом на философскую сторону теологии, если таковая была. Ведь в Средние века философия была всего лишь служанкой теологии, этого философоподобного религиозного мировоззрения, сутью которого по-прежнему оставалась религиозная мифология, принимаемая на веру, воспитываемая у человека с самого раннего детства. Безверие было немыслимо. Инаковерие (ересь) жестоко наказывалось вплоть до изощренных пыток и максимально мучительного уничтожения.

profilib.org

Чанышев А. Н. Курс лекций по древней и средневековой

Documents войти Загрузить ×
  1. История
  2. Древний мир
  3. Древняя Греция
advertisement advertisement
Related documents
Каменских А.Аx
Вопросы – Философия права (зачет)
Вопросы - Томский политехнический университет
Функция культуры по выработке и трансляции ценностей, идеалов и норм называется...
Природа индийской философии
07.00.10 - История науки и техники
Электронный философский журнал Vox / Голос: -journal.org Выпуск 11 (декабрь 2011) ___________________________________________________________________________
Темы рефератов 1. "Культура": многообразие философских и научных подходов и его причины.
I Философия науки
1. Метаданные теста Ташбулатова М.К. Философия
Скачать advertisement StudyDoc © 2018 DMCA / GDPR Пожалова

studydoc.ru

А. Н. Чанышев Курс лекций по древней философии

(Фрагменты публикуются по источнику: Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии: Учеб. пособие для филос. фак. и отделений ун-тов. - М.: Высш. школа, 1981).

. . . . . . . . . Лекция IX Лекция X Лекция XI . . . . . . . . Лекция XXIV Лекция XXV Лекция XXVI Лекция XXVII

Лекция XXVIII Лекция XXIX

ЛЕКЦИЯ IХ

Тема 19. Предфилософия эллады. Гомер

В ранней древнегреческой истории можно выделить эпохи неолита и бронзы, а внутри бронзового века - Критское (первая половина второго тысячелетия до н. э.), Микенское (вторая половина второго тысячелетия до н. э.) и Гомеровское (начало первого тысячелетия до н. э.) раннеклассовые "азиатообразные" общества. "Гомеровская Греция" - Эллада после дорийского завоевания - была шагом назад по сравнению с ахейской Микенской Грецией, частичным возвращением к первобытнообщинному строю периода его разложения. Поэтому сложившийся в это время гомеровский эпос - преломление раннеклассового аристократического микенского строя в более примитивном дорическом сознании. "Гомеровский вопрос" - вопрос об авторстве и происхождении "Илиады" и "Одиссеи", обычно связываемых с именем Гомера,- выходит за пределы наших лекций.

Мировоззренческое значение гомеровского эпоса. Этот эпос - прекрасный пример социоантропоморфического мировоззрения, в котором художественный, мифологический и религиозный элементы представлены воедино. Но все-таки это больше художественно-мифологическое, чем религиозно-мифологическое мировоззрение, потому что в центре эпоса люди или полубоги - герои, боги же находятся на периферии, они соучастники человеческой драмы, их интересы переплетены с интересами людей. Правда, собственно мировоззренческие вопросы и сам основной вопрос мировоззрения в гомеровском эпосе затрагиваются лишь походя. Выявление мировоззренческих вкраплений в художественный текст - такова первая задача изучающего гомеровский эпос как одну из форм античной предфилософии.

Начала. Проблема начала мироздания во времени - одна из главных проблем мифологического мировоззрения. Для мифологии проблема начала - это вопрос о космическом родоначальнике или родоначальниках, сверхъестественной супружеской паре, олицетворяющей те или иные казавшиеся исходными явления природы. Такую пару Гомер находит в боге Океане и в богине Тефиде. Океан - "предок богов" (Ил. XIV, 201) 1 /То есть песнь XIV, строка 201 (Илиада. М. - Л., 1949)./, именно от него "все происходит" (Ил. XIV, 246). Этот Океан уже значительно демифологизирован и деантропоморфизирован. В эпосе больше говорится об его естественной, чем об его сверхъестественной ипостаси. Это опоясывающая землю пресноводная река. Она питает ключи, колодцы и другие реки. Одним из своих рукавов - Стиксом - Океан протекает через подземное царство.

Космология. Космология Гомера мифологически примитивна, Мироздание состоит из трех частеи: неба, земли и подземелья, Небо и подземелье симметричны по отношению к земле: глубочайшая часть подземелья - Тартар - настолько же удалена от непосредственно расположенного под землей Аида, насколько вершина неба отстоит от поверхности земли. Земля - неподвижная круглая плоскость. Небосвод медный. В значительно меньшем числе случаев он определяется как железный (железо еще только входило в обиход). Пространство между небосводом и землей наполнено вверху эфиром, а внизу - воздухом. Небосвод поддерживается столбами. Их охраняет титан Атлант. Солнце - зто бог Гелиос, Луна - богиня Селена, ее сестра Эос - богиня зари. Созвездия, погружаясь временами в Океан, омываются в нем и обновляют свой блеск. Подземелье состоит из Эреба, Аида и Тартара. Вход в Эреб находится за Океаном.

Социоантропоморфизм. В гомеровском эпосе почти все природное и многое из социального имеет свою сверхъестественную антропоморфную ипостась. Сверхъестественные мифологические личности находятся между собой в отношениях кровного родства. Например, бог сна Гипнос - брат-близнец бога смерти Танатоса, бог ужаса Фобос - сын бога войны Ареса. Земля, вода и небо (воздух и эфир) олицетворяются братьями Аидом, Посейдоном и Зевсом. Медицина представлена богом Пеаном, безумие - Атой, мщение - Эриниями, раздор - Эридой и т. п. Все эти существа уже не полулюди-полузвери, как боги Древнего Египта. Они полностью антропоморфизированы. Однако рудименты зооморфизма, звероподобия сохраняются: боги могут принимать образ птиц, Гера представляется "волоокой", в древнейшем пласте "Одиссеи" сохраняются образы фантастических существ, сочетающих черты человека и животного.

Человекоподобие богов касается и их нравственных качеств. Моральный уровень богов низок. Боги телесны, их можно ранить, они испытывают боль. Однако боги отличаются от людей вечной молодостью и бессмертием. У них особая кровь. Они питаются нектаром и амврозией, передвигаются со скоростью мысли. Боги не творцы мироздания ни в целом, ни в его частях. Они лишь сверхъестественные двойники естественпых процессов и явлений.

Олимпийская религия. Это официальная религия древнегреческих полисов. Название происходит от горы Олимп (в Фессалии), на которой, по представлениям древних греков, обитали боги. Уходящая в облака снежная вершина Олимпа была древним грекам так же недоступна, как и небо. Главных олимппйских богов было двенадцать. Это Зевс, его брат Посейдон (другой брат Зевса Аид - бог подземного царства - на Олимпе не бывал, а потому и не входил в число олимпийцев), сестры Зевса - богиня домашнего очага Гестия, богиня земного плодородия Деметра, сестра-жена Зевса Гера, дети Зевса: Афина, Афродита, Аполлон, Гефест, Гермес, Арес, Геба.

Антропология. О происхождении людей в эпосе ничего не говорится. Люди подразумеваются в противопоставлении богам, Люди краткожизненны и несчастны. Они зависят от произвола богов. Обязанность людей - приносить богам жертвы, умилостивляя их и умоляя их о помоши. Однако боги свободны принять жертву или отклонить ее. При этом боги руководствуются скорее своими страстями, чем разумом и нравствепными соображениями.

Полианимизм. В человеке различаются тело и три вида духа. Один из них - псюхе. Зто душа как таковая. Она подобна телу, это его двойник и образ (эйдолон), только лишенный плотности и непроницаемости. "Псюхе" - начало жизни и источник движения тела. Она покидает тело после его смерти и перемещается в Аид. Другой вид духа - "тюмос". Зто аффективно-волевая часть духа. Третий вид - "ноос". Зто ум. "Псюхе" разлита по всему телу, "тюмос" находится в груди, "ноос" - в диафрагме. Богам и людям присущи все три вида духовности, животным же - только два пеpвых.

Судьба. Это важнейший момент эпоса. Судьба обозначается древнегреческими словами "мойра"," морос","ананке" и "айса". Образ судьбы в значительной степени деантропоморфнзирован. Судьба не поддается ни в какой степени никакому умилостивлению. Она могуществепнее богов. Взаимоотношение богов представлено в эпосе неоднозначно. Нo преобладает все же представление о зависимости от судьбы не только людей, но и богов.

Богоборчество. Гомеровский эпос - пример именно художественно-мифологического мировоззрения. В его центре - жизнь и история людей. Нряду с мыслью о зависимости людей от богов в эпосе имеются и богоборческие тенденции. Богоборец Диомед раннпт Афродиту. Он готов сравняться с богами. Брешь между богами и людьми заполняют герои, полубоги-полулюди. Напоимер, Ахилл - сын царя Пелея и богини Фетиды. Герои смертны. Они живут среди людей и как люди.

Злементы философии. Элементы философии в гомеровском эпос можно усмотреть в деантропоморфизации Океана и Судьбы, в подчинении богов безличной cудьбе, в богоборческих мотивах и в прославлении разумности. Это одно из высших человеческих качеств. Загробная жизнь хуже земной. В Аиде "псюхе" ведет призрачное существование, в Аиде "только тени умерших людей, сознанья лишенные реют" (Од. ХI, 475-476). Ахилл предпочитал бы быть батраком на земле, чем царем в подземелье.

studfiles.net

Курс лекций по древней и средневековой философии

Курс лекций по древней и средневековой философии
  • От автора 3
  • Лекция I — II 7
    • Тема 1. Эллинизм и эллинистическая философия 7
    • Тема 2. Александрийская наука 26
  • Лекция III - IV 48
    • Тема 3. Ликей 48
    • Тема 4 Эллинистические мегарики 62
    • Тема 5. Эллинистические киренаики 70
  • Лекция V - VI 74
    • Тема 6. Эпикур 74
    • Тема 7. Эллинистические киники 92
  • Лекция VII - VIII 121
    • Тема 8. Древняя Стоя 121
    • Тема 9. Скептицизм Пиррона. Тимон 143
  • Лекция IX - X 150
    • Тема 10. Пробабилизм Средней и Новой Академии 150
    • Тема 11. Скептицизм Энесидема и Агриппы 170
    • Тема 12. Древнегреческий эклектизм 176
  • Лекция XI — XII 186
    • Тема 13. Средняя Стоя 186
    • Тема 14. Римская предфилософия 198
    • Тема 16. Цицерон 212
  • Лекция XIII - XIV 230
    • Тема 16. Лукреций 230
  • Лекция XV — XVI 264
    • Тема 17. Культура Ранней Римской империи 264
    • Тема 18. Римские стоики. Сенека 281
  • Лекция XVII - XVIII 307
    • Тема 19. Римские стоики. Эпиктет и Mapк Аврелий 307
    • Тема 20. Пифагорейские платоники 321
    • Тема 21. Дион Хрисостом. Лукиан Самосатский 342
  • Лекция XIX — XX 348
    • Тема 22. «Екклесиаст». Филон Александрийский 348
    • Тема 23. Доникейская патристика 371
  • Лекция XXI - XXII 391
    • Тема 24. Неоплатонизм 391
  • Лекция XXIII — XXIV 417
    • Тема 25. Борьба христианского и языческого мировоззрений в IV в 417
    • Тема 26. Августин 430
  • Лекция XXV - XXVI 445
    • Тема 27. Поздний неоплатонизм 445
    • Тема 28. Византийская философия 460
  • Лекция XXVII - XXVIII 476
    • Тема 29./Ранняя схоластика в Западной Европе 476
  • Библиография 510

Книга представляет собой продолжение «Курса лекций по древней философии» (Высшая школа, 1981). В ней дается общая картина эволюции древней и ранней средневековой философии и теологии (параллельное рассмотрение античной философии Римской империи и иудаистско-христианского мировоззрения позволяет представить христианство во временном контексте культуры), объективное соотношение философии с парафилософией (религиозно-художественно-мифологическим мировоззрением), с основанной на интеллекте наукой, культурой в целом.

Загрузка...

www.runivers.ru

Читать онлайн "Курс лекций по древней и средневековой философии" автора Чанышев Арсений Николаевич - RuLit

Посвящается моим детям: Александру, Арсению и Софье

Чанышев Арсений Николаевич

Курс лекций по древней и средневековой философии

Предлагаемые лекции 1 по истории философии - продолжение изданного в 1981 г. "Курса лекций по древней философии". Те лекции заканчивались анализом философского мировоззрения Аристотеля, оказавшего большое влияние, как положительное, так и отрицательное, на дальнейшую философию и науку. После Аристотеля древнегреческая и, начиная с I в. до н. э., римская философия, возникшая под решающим влиянием греческой как её латиноязычная ветвь, существует ещё в течение тысячелетия, угасая в середине I тыс. н. э. Таким образом, греко-римская философия - пример целостной, замкнутой философии, имеющей свои периоды зарождения, расцвета, заката и умирания.

Последним периодам в этом великом философско-мировоззренческом цикле и посвящена большая часть настоящего курса лекций. Правда, после Аристотеля греческая философия в значительной мере утрачивает свой исконно творческий характер и в ней многое повторяется из того, что было создано ранее. Идеи Гераклита и Демокрита, Платона и Аристотеля и многих других оригинальных мыслителей, о которых рассказывалось в "Курсе лекций по древней философии", начинают жить новой жизнью, иногда причудливо друг с другом сочетаясь. Но эта новая жизнь вторична.

Даже такая грандиозная философско-мировоззренческая система как философия Плотина, достойно завершающая древнезападную философию, тоже вторична и названа историками философии именно неоплатонизмом, а не "плотинизмом" далеко не случайно: Плотин взял за основу своего мировоззрения систему философских взглядов Платона, к чему он примешал элементы аристотелизма и стоицизма. Всё это он сделал творчески. Однако это творчество всё же относительно.

Неверно, конечно, было бы думать, что за все заключительное тысячелетие существования греческой философии, превосходящее в два раза продолжительность периодов ее формирования и расцвета, совсем не было ничего нового. Новое было - например, такое своеобразное явление, как скептицизм. Однако это скорее антифилософия, чем философия в её положительном смысле, как бы проявление усталости философии от самой себя, но и антифилософия может быть тоже философией, если она существует в контексте философии, как её самоотрицание.

Как будет видно из нашего курса лекций, греко-римская философия преодолела свой внутренний скептицизм и закончилась неоплатонизмом, хотя и в нем отвергла саму себя, провозгласив высшее и единственное первоначало всего сущего совершенно потусторонним, непознаваемым, немыслимым и несказанным, лежащим не только по ту сторону познания, но и по ту сторону бытия, которое если как-то и постижимо для человека, то только в его абсолютном молчании. Но молчание и философия несовместимы.

Рассматриваемые в лекциях времена - времена заката, а затем и угасания греко-римской философии, когда начинается формирование совершенно иного, чем философия, духовного явления: возникает новая мировая (т.е. не ограничивающая себя каким-то одним народом) религия-христианство, которое, возникнув в философско-мировоззренческой культурной среде, волей-неволей должно было выйти за пределы своей обязательной для всякой религии мифологии и определить своё отношение к "языческой" философии на её же теоретическом уровне. Так возникла христианская религиозная теология. Это тоже антифилософия, но антифилософия не внутренняя по отношению к философии (как скептицизм и неоплатонизм), а внешняя.

Религиозная теология - не философия. В ней отсутствует главное в философии как именно мыслительного мировоззрения-полная свобода мысли, антидогматизм, антиавторитаризм. В религиозной теологии мировоззренческая мысль скована цепями догматики, авторитетом "священного писания", которое имеет якобы сверхъестественное происхождение, будучи письменной фиксацией истин, открытых через избранных для этого немногих людей всем остальным людям, богом, богооткровением. Всё это, конечно, весьма далеко от философии как свободного, исходящего лишь из собственной проблематики, мышления о мире и о человеке. Но и в философий бывает теология. Так, о боге размышляли - и Ксенофан, и Платон, и Аристотель, и Зенон-стоик, и Эпикур, и Цицерон, и Плотин, но тогда, когда философы размышляли о боге, они размышляли о нем свободно, не будучи скованными никакими догматами, принимаемыми на слепую веру, как это имеет место во всякой религии, отдающей приоритет вере перед знанием. Философия же, если это действительно философия, а не ее эрзац и видимость, ничего на веру не принимает.

Поэтому нас в христианской теологии интересовала не столько сама теология, а отношение теологии к философии, получившее не только теоретический, но и практический аспект с трагическим для греко-римской философии завершением. Эта философия умерла не столько сама, сколько была убита. А точнее говоря, ей помогли умереть.

Затем последовало тысячелетие господства и в Восточной, и в Западной Европе христианской теологии с её специфической проблематикой. В Средние века развитие философской мысли фактически прервалось. Поэтому мы рассматриваем этот печальный период в истории философии бегло и односторонне, обращая внимание главным образом на философскую сторону теологии, если таковая была. Ведь в Средние века философия была всего лишь служанкой теологии, этого философоподобного религиозного мировоззрения, сутью которого по-прежнему оставалась религиозная мифология, принимаемая на веру, воспитываемая у человека с самого раннего детства. Безверие было немыслимо. Инаковерие (ересь) жестоко наказывалось вплоть до изощренных пыток и максимально мучительного уничтожения.

Это, конечно, невозможно в философии. Как бы философы ни расходились в своем мировоззрении, они не причиняли явного вреда друг другу, не истязали кого-либо с целью навязать свои взгляды или за инакомыслие. На это способны фанаты, но фанатизм и философия несовместимы. Нетерпимость к инакомыслию - та лакмусовая бумажка, по которой можно судить, что та или иная философия внутренне, как бы она сама ни выдавала себя за философию, переродилась, стала своего рода светской религией. Это явление нам хорошо знакомо.

Философия всегда плюралистична. Ни одна школа не имеет в ней, как правило, монополии на истину. И мы в своих лекциях уважали этот философский плюрализм, это порождаемое сложностью мироздания и самого человека многообразие и не пытались подогнать его под надуманную тоталитарным мышлением схему. Считая, что философия - часть духовной культуры, а объективная история философии - часть объективной истории духовной культуры, которая не существует без своей материальной основы, мы время от времени давали некоторую информацию об около философской культуре и также касались социально-политических условий существования древнезападной философии в тот или иной отрезок рассматриваемого нами времени, не забывая об историческом и даже географическом фоне, на котором бурлила философско-мировоззренческая, глубинная мысль древних греков и римлян.

ТЕМА 1

ЭЛЛИНИЗМ И ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Эллинизм. Эллинизм (этот термин вошел в употребление с легкой руки немецкого историка И. Г. Дройзена2, автора "Истории эллинизма", русский перевод 1890-1893 гг.) - трехсотлетний период в истории Восточного Средиземноморья и прилегающих к нему континентальных областей в Азии и Африке, оказавшихся вследствие завоеваний Александра III, получившего имя Великого (или Македонского), под военно-политической властью македонской аристократии и под духовным владычеством греческой культуры (впрочем, это относится только к верхушке местных обществ), все более до этого проникавшей в саму Македонию, по мере того как Македония все больше проникала в Грецию.

Начало периода эллинизма принято связывать с 338 г. до н. э. - годом военной победы Македонии над Грецией. Концом эпохи эллинизма считают 30 г. до н. э., когда перестало существовать, будучи оккупированным римским войском, последнее эллинистическое государство - эллинистический Египет.

Македония и Греция. Победа Македонии над Грецией в августе 338 г. до н. э - закономерный итог быстрого возвышения северного соседа Греции и долгого упадка последней. Города-государства Древней Греции запутались в своих внутренних классовых противоречиях и в своих трагических внешних раздорах, когда господствующее положение среди других городов-государств Греции последовательно занимали Афины, возглавившие разгром персидского агрессора в начале V в. до н. э., Спарта, разгромившая Афины в конце того же века, Фивы, разгромившие Спарту в начале IV в. до в. э. А в середине того же века происходит решительное наступление на Афины, а затем и на всю Грецию Македонии, не игравшей дотоле сколько-нибудь значительной исторической роли.

www.rulit.me

Чанышев А. Н. Курс лекций по древней и средневековой философии

  • Название:
  • Размер: 8.31 Мб
  • Формат: DJVU
  • Скачать


Краткий отрывок из начала книги (машинное распознавание)

А.Н.ЧАНЫШЕВ
КУРС
ЛЕКЦИЙ
ПО ДРЕВНЕЙ
И
СРЕДНЕВЕКОВОЙ
ФИЛОСОФИИ
Допущено Главным управлением
преподавания общественных наук
Государственного комитета СССР
по народному образованию
в качестве учебника для студентов
философских факультетов университетов
и учебного пособия для студентов
и аспирантов вузов по курсу
«История философии»
МОСКВА
„ВЫСШАЯ ШКОЛА"
1991
ББК 87.3
418
Рецензент: доктор филос. наук В. А. Гуторов
(Ленинградский государственный университет)
Чанышев А. Н.
418 Курс лекций по древней и средневековой
философии: Учеб. пособие для вузов.— М.: Высш. шк.,
1991.—512 с.
ISBN 5-06-000992-0
Книга представляет собой продолжение «Курса лекций по
древней философии» (Высшая школа, 1981). В ней дается общая
картина эволюции древней и ранней средневековой философии и
теологии (параллельное рассмотрение античной философии Римской
империи и иудаистско-христианского мировоззрения позволяет
представить христианство во временном контексте культуры),
объективное соотношение философии с парафилософией (религиозно-
художественно-мифологическим мировоззрением), с основанной на
интеллекте наукой, культурой в целом.
„ 0301030000(4309000000)-367 00
438~91 ББК
4 001(01)—91 38~91
Учебное издание
ЧАНЫШЕВ Арсений Николаевич
КУРС ЛЕКЦИЙ
ПО ДРЕВНЕЙ И СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ
Заведующий редакцией М. Ф. Гржебин. Редактор И. //. Казаков.
Младший редактор Л. Ф. Петецкая. Художественный редактор С. Г. Абелин.
Художник А. И. Шавард. Технические редакторы Н. А. Битюкова, JJ. А.
Овчинникова. Корректор JI. А. Исаева.
ИБ № 7698
Изд. № ФПН — 790. Сдано в набор 05.02.91. Подписано в печать 24.07.91.
Формат 84Х 108732. Бум. тип. № 2. Гарнитура литературная. Печать
высокая. Объем 26,88 усл. печ. л. 26,88 усл. кр.-отт. 28,42 уч.-изд. л. Тираж
100 000 экз. Зак. № 1064. Цена 3 р. 90 к.
Издательство «Высшая школа», 101430, Москва, ГСП-4, Неглинная ул.,
д. 29/14.
Ордена Октябрьской Революции, ордена Трудового Красного Знамени
Ленинградское производственно-техническое объединение «Печатный Двор»
имени А. М. Горького при Госкомпечати СССР. 197110, Ленинград, П-110,
Чкаловский пр., 15.
ISBN 5-06-000992-0 © А. Н. Чанышев, 1991
Посвящается моим детям:
Александру, Арсению и Софье
ОТ АВТОРА
Предлагаемые лекции * по истории философии —
продолжение изданного в 1981 г. «Курса лекций по
древней философии». Те лекции заканчивались
анализом философского мировоззрения Аристотеля,
оказавшего большое влияние, как положительное, так и
отрицательное, на дальнейшую философию и науку. После
Аристотеля древнегреческая и, начиная с I в. до н. э.,
римская философия, возникшая под решающим
влиянием греческой как её латиноязычная ветвь, существует
ещё в течение тысячелетия, угасая в середине I тыс.
н. э. Таким образом, греко-римская философия —
пример целостной, замкнутой философии, имеющей свои
периоды зарождения, расцвета, заката и умирания.
Последним периодам в этом великом философско-
мировоззренческом цикле и посвящена большая часть
настоящего курса лекций. Правда, после Аристотеля
греческая философия в значительной мере утрачивает
свой исконно творческий характер и в ней многое
повторяется из того, что было создано ранее. Идеи Гераклита
и Демокрита, Платона и Аристотеля и многих других
оригинальных мыслителей, о которых рассказывалось
в «Курсе лекций по древней философии», начинают
жить новой жизнью, иногда причудливо друг с другом
сочетаясь. Но эта новая жизнь вторична.
Даже такая грандиозная философско-мировоззрен-
ческая система как философия Плотина, достойно
завершающая древнезападную философию, тоже
вторична и названа историками философии именно
неоплатонизмом, а не «плотинизмом» далеко не случайно:
* Используемая здесь форма спаренных лекций (Лекция I—П,
III—IV и т. д.), включающих одну или несколько тем курса,
показалась нам довольно оптимальной, позволившей более свободно
организовать проблемный материал книги, не теряя из вида интересы
читателей.
Плотин взял за основу своего мировоззрения систему
философских взглядов Платона, к чему он примешал
элементы аристотелизма и стоицизма. Всё это он сделал
творчески. Однако это творчество всё же относительно.
Неверно, конечно, было бы думать, что за все
заключительное тысячелетие существования греческой
философии, превосходящее в два раза
продолжительность периодов ее формирования и расцвета, совсем не
было ничего нового. Новое было — например, такое
своеобразное явление, как скептицизм. Однако это
скорее антифилософия, чем философия в её
положительном смысле, как бы проявление усталости философии от
самой себя, но и антифилософия может быть тоже
философией, если она существует в контексте
философии, как её самоотрицание.
Как будет видно из нашего курса лекций, греко-
римская философия преодолела свой внутренний
скептицизм и закончилась неоплатонизмом, хотя и в нем
отвергла саму себя, провозгласив высшее и
единственное первоначало всего сущего совершенно
потусторонним, непознаваемым, немыслимым и несказанным,
лежащим не только по ту сторону познания, но и по ту
сторону бытия, которое если как-то и постижимо для
человека, то только в его абсолютном молчании. Но
молчание и философия несовместимы.
Рассматриваемые в лекциях времена — времена
заката, а затем и угасания греко-римской философии,
когда начинается формирование совершенно иного, чем
философия, духовного явления: возникает новая
мировая (т. е. не ограничивающая себя каким-то одним
народом) религия — христианство, которое, возникнув
в философско-мировоззренческой культурной среде,
волей-неволей должно было выйти за пределы своей
обязательной для всякой религии мифологии и
определить своё отношение к «языческой» философии на её же
теоретическом уровне. Так возникла христианская
религиозная теология. Это тоже антифилософия, но
антифилософия не внутренняя по отношению к философии (как
скептицизм и неоплатонизм), а внешняя.
Религиозная теология — не философия. В ней
отсутствует главное в философии как именно мыслительного
мировоззрения — полная свобода мысли,
антидогматизм, антиавторитаризм. В религиозной теологии
мировоззренческая мысль скована цепями догматики,
авторитетом «священного писания», которое имеет якобы
сверхъестественное происхождение, будучи письменной
фиксацией истин, открытых через избранных для этого
немногих людей всем остальным людям, богом,
богооткровением. Всё это, конечно, весьма далеко от
философии как свободного, исходящего лишь из собственной
проблематики, мышления о мире и о человеке. Но и в
философии бывает теология. Так, о боге размышляли
и Ксенофан, и Платон, и Аристотель, и Зенон-стоик,
и Эпикур, и Цицерон, и Плотин, но тогда, когда
философы размышляли о боге, они размышляли о нем
свободно, не будучи скованными никакими догматами,
принимаемыми на слепую веру, как это имеет место во
всякой религии, отдающей приоритет вере перед
знанием. Философия же, если это действительно философия,
а не ее эрзац и видимость, ничего на веру не принимает.
Поэтому нас в христианской теологии интересовала
не столько сама теология, а отношение теологии к
философии, получившее не только теоретический, но и
практический аспект с трагическим для греко-римской
философии завершением. Эта философия умерла не столько
сама, сколько была убита. А точнее говоря, ей помогли
умереть.
Затем последовало тысячелетие господства и в
Восточной, и в Западной Европе христианской теологии с её
специфической проблематикой. В Средние века
развитие философской мысли фактически прервалось.
Поэтому мы рассматриваем этот печальный период в истории
философии бегло и односторонне, обращая внимание
главным образом на философскую сторону теологии,
если таковая была. Ведь в Средние века философия была
всего лишь служанкой теологии, этого философоподоб-
ного религиозного мировоззрения, сутью которого по-
прежнему оставалась религиозная мифология,
принимаемая на веру, воспитываемая у человека с самого
раннего детства. Безверие было немыслимо. Инаковерие
(ересь) жестоко наказывалось вплоть до изощренных
пыток и максимально мучительного уничтожения.
Это, конечно, невозможно в философии. Как бы
философы ни расходились в своем мировоззрении, они
не причиняли явного вреда друг другу, не истязали кого-
либо с целью навязать свои взгляды или за
инакомыслие. На это способны фанаты, но фанатизм и
философия несовместимы. Нетерпимость к инакомыслию —
та лакмусовая бумажка, по которой можно судить, что
та или иная философия внутренне, как бы она сама ни
выдавала себя за философию, переродилась, стала
своего рода светской религией. Это явление нам хорошо
знакомо.
Философия всегда плюралистична. Ни одна школа
не имеет в ней, как правило, монополии на истину. И мы
в своих лекциях уважали этот философский плюрализм,
это порождаемое сложностью мироздания и самого
человека многообразие и не пытались подогнать его под
надуманную тоталитарным мышлением схему. Считая,
что философия — часть духовной культуры, а
объективная история философии — часть объективной истории
духовной культуры, которая не существует без своей
материальной основы, мы время от времени давали
некоторую информацию об околофилософской культуре
и также касались социально-политических условий
существования древнезападной философии в тот или иной
отрезок рассматриваемого нами времени, не забывая об
историческом и даже географическом фоне, на котором
бурлила философско-мировоззренческая, глубинная
мысль древних греков и римлян.
ЛЕКЦИЯ I—II
ТЕМА 1
ЭЛЛИНИЗМ И ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
Эллинизм. Эллинизм (этот термин вошел в
употребление с легкой руки немецкого историка И. Г. Дройзе-
на \ автора «Истории эллинизма», русский перевод
1890—1893 гг.) — трехсотлетний период в истории
Восточного Средиземноморья и прилегающих к нему
континентальных областей в Азии и Африке, оказавшихся
вследствие завоеваний Александра III, получившего
имя Великого (или Македонского), под
военно-политической властью македонской аристократии и под
духовным владычеством греческой культуры (впрочем, это
относится только к верхушке местных обществ), все
более до этого проникавшей в саму Македонию, по мере
того как Македония все больше проникала в Грецию.
Начало периода эллинизма принято связывать с
338 г. до н. э.— годом военной победы Македонии над
Грецией. Концом эпохи эллинизма считают 30 г. до н. э.,
когда перестало существовать, будучи оккупированным
римским войском, последнее эллинистическое
государство — эллинистический Египет.
Македония и Греция. Победа Македонии над
Грецией в августе 338 г. до н. э.— закономерный итог
быстрого возвышения северного соседа Греции и
долгого упадка последней. Города-государства Древней
Греции запутались в своих внутренних классовых
противоречиях и в своих трагических внешних раздорах, когда
господствующее положение среди других
городов-государств Греции последовательно занимали Афины,
возглавившие разгром персидского агрессора в начале
V в. до н. э,, Спарта, разгромившая Афины в конце того
Иоганн Густав Дройзен (1808—1884) —немецкий историк,
гегельянец, автор не только «Истории эллинизм

freedocs.xyz

Чанышев А. Н. Курс лекций по древней и средневековой философии. 1991

  • Название:
  • Размер: 8.31 Мб
  • Формат: DJVU
  • Скачать


Краткий отрывок из начала книги (машинное распознавание)

А.Н.ЧАНЫШЕВ
КУРС
ЛЕКЦИЙ
ПО ДРЕВНЕЙ
И
СРЕДНЕВЕКОВОЙ
ФИЛОСОФИИ
Допущено Главным управлением
преподавания общественных наук
Государственного комитета СССР
по народному образованию
в качестве учебника для студентов
философских факультетов университетов
и учебного пособия для студентов
и аспирантов вузов по курсу
«История философии»
МОСКВА
„ВЫСШАЯ ШКОЛА"
1991
ББК 87.3
418
Рецензент: доктор филос. наук В. А. Гуторов
(Ленинградский государственный университет)
Чанышев А. Н.
418 Курс лекций по древней и средневековой
философии: Учеб. пособие для вузов.— М.: Высш. шк.,
1991.—512 с.
ISBN 5-06-000992-0
Книга представляет собой продолжение «Курса лекций по
древней философии» (Высшая школа, 1981). В ней дается общая
картина эволюции древней и ранней средневековой философии и
теологии (параллельное рассмотрение античной философии Римской
империи и иудаистско-христианского мировоззрения позволяет
представить христианство во временном контексте культуры),
объективное соотношение философии с парафилософией (религиозно-
художественно-мифологическим мировоззрением), с основанной на
интеллекте наукой, культурой в целом.
„ 0301030000(4309000000)-367 00
438~91 ББК
4 001(01)—91 38~91
Учебное издание
ЧАНЫШЕВ Арсений Николаевич
КУРС ЛЕКЦИЙ
ПО ДРЕВНЕЙ И СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ
Заведующий редакцией М. Ф. Гржебин. Редактор И. //. Казаков.
Младший редактор Л. Ф. Петецкая. Художественный редактор С. Г. Абелин.
Художник А. И. Шавард. Технические редакторы Н. А. Битюкова, JJ. А.
Овчинникова. Корректор JI. А. Исаева.
ИБ № 7698
Изд. № ФПН — 790. Сдано в набор 05.02.91. Подписано в печать 24.07.91.
Формат 84Х 108732. Бум. тип. № 2. Гарнитура литературная. Печать
высокая. Объем 26,88 усл. печ. л. 26,88 усл. кр.-отт. 28,42 уч.-изд. л. Тираж
100 000 экз. Зак. № 1064. Цена 3 р. 90 к.
Издательство «Высшая школа», 101430, Москва, ГСП-4, Неглинная ул.,
д. 29/14.
Ордена Октябрьской Революции, ордена Трудового Красного Знамени
Ленинградское производственно-техническое объединение «Печатный Двор»
имени А. М. Горького при Госкомпечати СССР. 197110, Ленинград, П-110,
Чкаловский пр., 15.
ISBN 5-06-000992-0 © А. Н. Чанышев, 1991
Посвящается моим детям:
Александру, Арсению и Софье
ОТ АВТОРА
Предлагаемые лекции * по истории философии —
продолжение изданного в 1981 г. «Курса лекций по
древней философии». Те лекции заканчивались
анализом философского мировоззрения Аристотеля,
оказавшего большое влияние, как положительное, так и
отрицательное, на дальнейшую философию и науку. После
Аристотеля древнегреческая и, начиная с I в. до н. э.,
римская философия, возникшая под решающим
влиянием греческой как её латиноязычная ветвь, существует
ещё в течение тысячелетия, угасая в середине I тыс.
н. э. Таким образом, греко-римская философия —
пример целостной, замкнутой философии, имеющей свои
периоды зарождения, расцвета, заката и умирания.
Последним периодам в этом великом философско-
мировоззренческом цикле и посвящена большая часть
настоящего курса лекций. Правда, после Аристотеля
греческая философия в значительной мере утрачивает
свой исконно творческий характер и в ней многое
повторяется из того, что было создано ранее. Идеи Гераклита
и Демокрита, Платона и Аристотеля и многих других
оригинальных мыслителей, о которых рассказывалось
в «Курсе лекций по древней философии», начинают
жить новой жизнью, иногда причудливо друг с другом
сочетаясь. Но эта новая жизнь вторична.
Даже такая грандиозная философско-мировоззрен-
ческая система как философия Плотина, достойно
завершающая древнезападную философию, тоже
вторична и названа историками философии именно
неоплатонизмом, а не «плотинизмом» далеко не случайно:
* Используемая здесь форма спаренных лекций (Лекция I—П,
III—IV и т. д.), включающих одну или несколько тем курса,
показалась нам довольно оптимальной, позволившей более свободно
организовать проблемный материал книги, не теряя из вида интересы
читателей.
Плотин взял за основу своего мировоззрения систему
философских взглядов Платона, к чему он примешал
элементы аристотелизма и стоицизма. Всё это он сделал
творчески. Однако это творчество всё же относительно.
Неверно, конечно, было бы думать, что за все
заключительное тысячелетие существования греческой
философии, превосходящее в два раза
продолжительность периодов ее формирования и расцвета, совсем не
было ничего нового. Новое было — например, такое
своеобразное явление, как скептицизм. Однако это
скорее антифилософия, чем философия в её
положительном смысле, как бы проявление усталости философии от
самой себя, но и антифилософия может быть тоже
философией, если она существует в контексте
философии, как её самоотрицание.
Как будет видно из нашего курса лекций, греко-
римская философия преодолела свой внутренний
скептицизм и закончилась неоплатонизмом, хотя и в нем
отвергла саму себя, провозгласив высшее и
единственное первоначало всего сущего совершенно
потусторонним, непознаваемым, немыслимым и несказанным,
лежащим не только по ту сторону познания, но и по ту
сторону бытия, которое если как-то и постижимо для
человека, то только в его абсолютном молчании. Но
молчание и философия несовместимы.
Рассматриваемые в лекциях времена — времена
заката, а затем и угасания греко-римской философии,
когда начинается формирование совершенно иного, чем
философия, духовного явления: возникает новая
мировая (т. е. не ограничивающая себя каким-то одним
народом) религия — христианство, которое, возникнув
в философско-мировоззренческой культурной среде,
волей-неволей должно было выйти за пределы своей
обязательной для всякой религии мифологии и
определить своё отношение к «языческой» философии на её же
теоретическом уровне. Так возникла христианская
религиозная теология. Это тоже антифилософия, но
антифилософия не внутренняя по отношению к философии (как
скептицизм и неоплатонизм), а внешняя.
Религиозная теология — не философия. В ней
отсутствует главное в философии как именно мыслительного
мировоззрения — полная свобода мысли,
антидогматизм, антиавторитаризм. В религиозной теологии
мировоззренческая мысль скована цепями догматики,
авторитетом «священного писания», которое имеет якобы
сверхъестественное происхождение, будучи письменной
фиксацией истин, открытых через избранных для этого
немногих людей всем остальным людям, богом,
богооткровением. Всё это, конечно, весьма далеко от
философии как свободного, исходящего лишь из собственной
проблематики, мышления о мире и о человеке. Но и в
философии бывает теология. Так, о боге размышляли
и Ксенофан, и Платон, и Аристотель, и Зенон-стоик,
и Эпикур, и Цицерон, и Плотин, но тогда, когда
философы размышляли о боге, они размышляли о нем
свободно, не будучи скованными никакими догматами,
принимаемыми на слепую веру, как это имеет место во
всякой религии, отдающей приоритет вере перед
знанием. Философия же, если это действительно философия,
а не ее эрзац и видимость, ничего на веру не принимает.
Поэтому нас в христианской теологии интересовала
не столько сама теология, а отношение теологии к
философии, получившее не только теоретический, но и
практический аспект с трагическим для греко-римской
философии завершением. Эта философия умерла не столько
сама, сколько была убита. А точнее говоря, ей помогли
умереть.
Затем последовало тысячелетие господства и в
Восточной, и в Западной Европе христианской теологии с её
специфической проблематикой. В Средние века
развитие философской мысли фактически прервалось.
Поэтому мы рассматриваем этот печальный период в истории
философии бегло и односторонне, обращая внимание
главным образом на философскую сторону теологии,
если таковая была. Ведь в Средние века философия была
всего лишь служанкой теологии, этого философоподоб-
ного религиозного мировоззрения, сутью которого по-
прежнему оставалась религиозная мифология,
принимаемая на веру, воспитываемая у человека с самого
раннего детства. Безверие было немыслимо. Инаковерие
(ересь) жестоко наказывалось вплоть до изощренных
пыток и максимально мучительного уничтожения.
Это, конечно, невозможно в философии. Как бы
философы ни расходились в своем мировоззрении, они
не причиняли явного вреда друг другу, не истязали кого-
либо с целью навязать свои взгляды или за
инакомыслие. На это способны фанаты, но фанатизм и
философия несовместимы. Нетерпимость к инакомыслию —
та лакмусовая бумажка, по которой можно судить, что
та или иная философия внутренне, как бы она сама ни
выдавала себя за философию, переродилась, стала
своего рода светской религией. Это явление нам хорошо
знакомо.
Философия всегда плюралистична. Ни одна школа
не имеет в ней, как правило, монополии на истину. И мы
в своих лекциях уважали этот философский плюрализм,
это порождаемое сложностью мироздания и самого
человека многообразие и не пытались подогнать его под
надуманную тоталитарным мышлением схему. Считая,
что философия — часть духовной культуры, а
объективная история философии — часть объективной истории
духовной культуры, которая не существует без своей
материальной основы, мы время от времени давали
некоторую информацию об околофилософской культуре
и также касались социально-политических условий
существования древнезападной философии в тот или иной
отрезок рассматриваемого нами времени, не забывая об
историческом и даже географическом фоне, на котором
бурлила философско-мировоззренческая, глубинная
мысль древних греков и римлян.
ЛЕКЦИЯ I—II
ТЕМА 1
ЭЛЛИНИЗМ И ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
Эллинизм. Эллинизм (этот термин вошел в
употребление с легкой руки немецкого историка И. Г. Дройзе-
на \ автора «Истории эллинизма», русский перевод
1890—1893 гг.) — трехсотлетний период в истории
Восточного Средиземноморья и прилегающих к нему
континентальных областей в Азии и Африке, оказавшихся
вследствие завоеваний Александра III, получившего
имя Великого (или Македонского), под
военно-политической властью македонской аристократии и под
духовным владычеством греческой культуры (впрочем, это
относится только к верхушке местных обществ), все
более до этого проникавшей в саму Македонию, по мере
того как Македония все больше проникала в Грецию.
Начало периода эллинизма принято связывать с
338 г. до н. э.— годом военной победы Македонии над
Грецией. Концом эпохи эллинизма считают 30 г. до н. э.,
когда перестало существовать, будучи оккупированным
римским войском, последнее эллинистическое
государство — эллинистический Египет.
Македония и Греция. Победа Македонии над
Грецией в августе 338 г. до н. э.— закономерный итог
быстрого возвышения северного соседа Греции и
долгого упадка последней. Города-государства Древней
Греции запутались в своих внутренних классовых
противоречиях и в своих трагических внешних раздорах, когда
господствующее положение среди других
городов-государств Греции последовательно занимали Афины,
возглавившие разгром персидского агрессора в начале
V в. до н. э,, Спарта, разгромившая Афины в конце того
Иоганн Густав Дройзен (1808—1884) —немецкий историк,
гегельянец, автор не только «Истории эллинизм

www.freedocs.xyz

Author: alexxlab

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о