Теория чарльз дарвин: Теория эволюции Чарльза Дарвина: за и против

Содержание

Теория эволюции Чарльза Дарвина: за и против

С тех пор и до наших дней подобное случается с завидной регулярностью на разных концах света.

В апреле 2004 года в Италии разразился настоящий национальный кризис, после того как министр образования Летиция Моратти объявила, что, по ее мнению, необходимо отменить изучение теории Дарвина в средней школе. Реакция последовала незамедлительно; министру пришлось отказаться от своих намерений и создать комиссию во главе с лауреатом Нобелевской премии 1996 года Ритой Леви-Монтальчини для работы над новым проектом школьной программы.

В сентябре 2004 года в Сербии министр просвещения Лиляна Чолич распорядилась исключить из программы восьмого класса средних школ Сербии теорию происхождения видов Чарльза Дарвина. Решение Лиляны Чолич - профессора филологического факультета Белградского университета - вызвало волну протеста в научных, преподавательских и учительских кругах Сербии. С протестами выступили и несколько ведущих партий, заявив, что «замена научно обоснованной теории Дарвина на церковную догму» отбрасывает страну на столетия назад.

Министр подала в отставку, и дарвинизм из учебников не изъяли. Л.Чолич впоследствии объясняла, что ее неправильно поняли, и что речь шла лишь о необходимости уточнить, в каком классе и в каком объеме следует преподавать в школе теорию Дарвина.

В 2005 году пять учителей начальной школы города Мерсин на юге Турции были оштрафованы за преподавание дарвинизма и «попрание религиозных чувств учеников». Жалобу на учителей в Минобразование направил имам местной мечети.

В последние годы подаются иски в суд не только против сторонников теории эволюционного развития. Так, в американском штате Пенсильвания 11 родителей учеников школы городка Дувр подали иск в суд против решения школьного совета, обязывающего учителя биологии зачитывать на уроке основные положения теории «разумного плана», альтернативой теории Дарвина. Подобный инцидент был и в графстве Кобб (штат Джорджия). Канзас - единственный штат, где дарвинизм преподается как одна из версий происхождения жизни. Еще четыре штата - Миннесота, Нью-Мексико, Огайо и Пенсильвания - с 1990-х годов безуспешно добиваются, чтобы на уроках учеников знакомили с критикой Дарвина, впрочем, не требуя при этом, чтобы креационизм преподавался в школах наравне с теорией эволюции.

Опросы, проведенные учеными Мичиганского университета, свидетельствуют, что только каждый шестой житель США признает, что теория Дарвина верна. Для сравнения: в Японии, Исландии, Дании, Швеции и Франции число тех, кто принимает концепцию эволюции, около 80%. Категорически отвергают теорию Дарвина около 30% американцев, в то время как в Европе таковых втрое меньше.

Согласно недавнему опросу ВЦИОМа, теории Дарвина придерживаются лишь 24% россиян, столько же верят и в божественное происхождение мира и человека, то есть вместе они составляют где-то половину населения. А что же вторая половина? Большая ее часть (35%) считает, что разобраться в этом вопросе не под силу ни науке, ни религии. И скепсис этот вызван не глубокими философскими раздумьями, а, напротив, нежеланием размышлять на заданную тему. О безразличии к проблеме свидетельствуют и другие данные опроса. 70% респондентов считают, что Дарвина из школы убирать вовсе ни к чему, то есть их больше, чем дарвинистов и скептиков вместе взятых.

Все справки>>

Дарвин и его теория эволюции

Родившийся 205 лет назад автор теории естественного отбора Чарльз Дарвин - уникальное явление в истории науки. Достоин книги рекордов Гиннеса. Он абсолютный чемпион по критике в свой адрес. Причем шквал возмущений всегда шел вовсе не из научной среды. Большинство ученых постепенно приняли его теорию эволюции. Даже церковь не решилась предать Дарвина анафеме. Зато широкая публика вот уже более 150 лет не может успокоиться. Не может смириться, что венец творения создан не по образу и подобию Бога, а произошел от обезьяны.

Американцы отвергают Дарвина

Согласно опросам, только каждый шестой признает, что теория Дарвина верна, а треть вообще категорически ее отвергают. В ряде штатов даже сегодня теорию эволюции преподают параллельно с креацианизмом, который утверждает, что человек создан Богом.

А ведь ситуация, на самом деле, парадоксальная. Многие будут поражены, узнав, что Дарвин нигде и никогда не говорил и не писал, что человек произошел от обезьяны.

Он повторял бесчисленное число раз одно и то же: у нас и человекообразных обезьян есть общий прародитель. Не более того. А это две большие принципиальные разницы. Но его не хотели и не хотят слушать.

Ватикан извинился перед Дарвином

В истории с теорией Дарвина произошел настоящий прорыв, причем там, где его меньше всего ждали. В 2009 году Ватикан признал, что она вполне совместима с христианской верой, призвал верующих отказаться от представлений о Боге как о диктаторе или конструкторе. Всевышний дал толчок развитию мира, а затем только приглядывал, чтобы все шло гладко. Затем Англиканская церковь в статье, посвященной юбилею великого ученого, заявила: "Чарльз Дарвин, Англиканская церковь приносит вам свои извинения за непонимание и отрицание вашей теории, вызвавшие впоследствии ее непринятие во всем религиозном мире. В идеях Дарвина нет ничего, чтобы противоречило учениям христианской церкви". Что касается православных христиан, то здесь по-прежнему царит недоверие к дарвинизму.

Генетики поправили Дарвина

Основательно "потрепали" теорию Дарвина молодые генетики, когда они взялись за эволюцию. По их мнению, многие открытия этой науки вошли в противоречие с теорией знаменитого ученого или сделали ее излишней. "Мы не нуждаемся более в общих идеях об эволюции", - заявляли молодые "революционеры".

Понадобились годы исследований, многочисленные эксперименты, чтобы постепенно разрешились противоречия между дарвинизмом и основными принципами генетики и родилась теория синтетической эволюции, объединившей эти два направления науки. Опираясь друг на друга, они объяснили, как же происходит эволюция всего живого.

Как Дарвин обрел мутации

Движущими силами эволюции являются мутации и естественный отбор. Только вместе, в тандеме они способны осуществлять эволюционные изменения. Важно понимать, что приобретенные признаки не передаются по наследству. Скажем, маленькие животные могут сколько угодно тянуться к листьям на верхушках деревьев, но они никогда не станут жирафами. Нужно, чтобы в популяции внезапно и случайно родились мутанты с длинными шеями, которые получат преимущество, по сравнению со своими малорослыми сородичами. И вот здесь включается естественный отбор. Причем побеждает не самый сильный и даже не самый умный, а самый приспособленный к конкретным условиям среды.

Мутации во благо и во вред

Ученые подчеркивают, что мутации не бывают полезными или вредными, они случайны. А выбор - за средой. Именно она какие-то мутации оставляет, отдавая им преимущество, а какие-то отбрасывает за ненадобностью. В других условиях среды выбор может быть сделан ровно противоположный.

Синтетическая теория вовсе не поставила точку в спорах, как происходит эволюция. Ученые продолжают искать в ней слабые места, выдвигают свои гипотезы, что, как известно, идет на пользу науке. В спорах рождается истина.

И все-таки признан гением

Чарльз Дарвин уже при жизни был признан одним из величайших гениев за всю историю человечества. Когда он скончался, то Британия удостоила его высшей почести, похоронив в Вестминстерском аббатстве, в одном ряду с королями, по соседству с могилой Исаака Ньютона.

Вот один из любимых афоризмов Чарльза Дарвина: "Самое сильное отличие человека от животного составляет совесть. Ее господство выражено в коротком и выразительном слове "должен".

Дарвин был неправ

«Теория эволюции» и «теория Дарвина» звучат для нас как синонимы, но с момента выхода главной дарвиновской книги — «Происхождение видов» — прошло уже 160 лет. Неужели с тех пор эволюционная теория не изменилась и ученые не узнали ничего нового? Виктория Скобеева, научный сотрудник кафедры эволюционной теории биологического факультета МГУ имени Ломоносова, по просьбе N + 1 перечислила пять положений дарвиновской теории, которые наука скорректировала за прошедшие полтора столетия.

Начнем с того, что Дарвин не был единственным первооткрывателем эволюции и естественного отбора: подобные идеи высказывали многие его современники и предшественники.

Английский зоолог Эдвард Блит говорил о жесткой конкуренции в природной среде, ведущей к гибели менее приспособленных особей. Идея отбора была сформулирована в книге английского лесовода Патрика Мэттью «Строевой корабельных лес и древонасаждение». Маттиас Шлейден и Теодор Шванн создали клеточную теорию, доказывающую единство всех живых организмов. Открытия Карла Бэра показали, что зародыши позвоночных животных сходны между собой, а это также говорило о единстве всего живого.

На этом фоне кто-то рано или поздно должен был прийти к мысли о естественном происхождении адаптаций живых организмов к условиям окружающей среды. В XIX веке сразу трое ученых — сам Дарвин, Альфред Уоллес и Герберт Спенсер — независимо друг от друга разработали собственные эволюционные теории, но Дарвин, в отличие от предшественников, сумел объяснить, как именно действует вырабатывающий эти адаптации механизм. Он назвал этот механизм естественным отбором.

Общественное мнение встретило книгу «Происхождение видов» с восторгом.

Описав действие естественного отбора и объяснив, как он работает, Дарвин ответил на давний вопрос о достижении органической целесообразности. Еще Фома Аквинский в XIII веке использовал целесообразность строения живых организмов как доказательство бытия Божьего. Теперь Дарвин дал этому явлению естественное объяснение.

Этот принцип, в силу которого каждая слабая вариация сохраняется, если она полезна, я назвал термином «Естественный отбор», для того чтобы указать этим на его отношение к отбору, производимому человеком. Но выражение, часто употребляемое м-ром Хербертом Спенсером — «Переживание наиболее приспособленного», более точно, а иногда и одинаково удобно. Мы видели, что посредством отбора человек достигает великих результатов и может приспособлять органические существа на пользу самому себе через кумуляцию незначительных, но полезных вариаций, доставляемых ему рукой Природы. Но естественный отбор, как мы увидим дальше, — сила, постоянно готовая действовать и столь же неизмеримо превосходящая слабые усилия человека, как произведения природы превосходят произведения Искусства.

Чарлз Дарвин, «Происхождение видов путем естественного отбора», рус. перевод К. Тимирязева

Тем не менее, не все положения этой замечательной книги прошли проверку временем. Ниже мы перечислим пять идей Дарвина, которые, при всей их плодотворности, современная наука считает устаревшими, и покажем, как именно они были развиты в рамках современной эволюционной теории.


Роль изоляции

Основное достижение Дарвина, сохранившее значение до настоящего времени, — это описание естественного отбора как механизма, обеспечивающего приспособленность организмов к окружающей среде и их морфологическое разнообразие. Но Дарвин полагал, что для возникновения различий между двумя родственными формами достаточно, чтобы формы с уклоняющимися признаками были лучше приспособлены, чем формы со средними значениями признаков. Со временем, полагал Дарвин, уклоняющиеся формы дадут начало новым видам.

Только те вариации, которые так или иначе полезны, сохраняются или подвергаются естественному отбору.

Здесь обнаружит свое важное значение принцип полезности, выведенный из дивергенции признака, так как естественным отбором будут сохраняться и кумулироваться вариации наиболее различающиеся или наиболее дивергентные.

«Происхождение видов»

Современная эволюционная теория считает отбор необходимым, но не достаточным условием для появления новых видов. Чтобы уклоняющиеся формы дали начало новым видам, между ними должен прекратиться обмен генами, то есть так или иначе должны сложиться условия изоляции, препятствующей скрещиванию.

Изоляция может быть любой — уклоняющиеся формы могут размножаться в разных местах, в разное время, на различных кормовых растениях — годится любое ограничение на обмен генами между формами. Если такого ограничения нет, тогда формируется полиморфизм, или несколько различающихся морф внутри одного вида, как у африканской бабочки Papilio Dardanus (русское название «парусник Дардан» или «африканский махаон»).

Самки этих бабочек подражают окраске несъедобных видов, причем в каждой местности парусник Дардан имитирует одну из несъедобных бабочек, которые водятся именно в этой местности. Самцы парусника не подражают окраске других видов и скрещиваются с самками вне зависимости от их внешнего вида. В результате самки парусника очень разнообразны, но парусники остаются единым видом, просто со многими цветовыми вариациями.


Нейтральные признаки

В «Происхождении видов» Дарвин не придавал особого значения «не полезным и не вредным признакам».

Вариации бесполезные и безвредные не подвергаются действию естественного отбора; они сохраняются как колеблющийся элемент, как это наблюдается у некоторых полиморфных видов, либо же, в конце концов, закрепляются в зависимости от природы организма и свойств окружающих условий.

«Происхождение видов»

Важным дополнением к разработанной Дарвином теории стало понятие «нейтральные признаки», введенное Мотоо Кимурой. Кимура показал, что в популяциях существует большое количество изменчивости, поддерживаемой просто потому, что ее «не видит» естественный отбор. Например, особи с различными аллелями изоферментов не отличаются друг от друга по приспособленности.

Изучая скорость движения белков в электрическом поле методом электрофореза, ученые обнаружили, что в популяциях существует большое количество вариантов одного и того же фермента, отличающихся только подвижностью в геле, погруженном в раствор электролита.

Средняя гетерозиготность в популяциях по оценкам, полученным из этих экспериментов, достигает 12 процентов, и около трети ферментов имеют такие варианты. Чтобы такой полиморфизм в популяциях поддерживался благодаря действию естественного отбора, численность этих популяций должна превышать все разумные пределы.

Теория нейтральности не только позволила объяснить наличие большой изменчивости на уровне последовательностей ДНК и белков, но и дала исследователям инструмент, позволяющий по уменьшению в определенных районах генома количества нейтральных мутаций делать выводы о возможном действии отбора на эти районы.


Концепция вида

Дарвин не уделял большого внимания проблеме различения видов. Он сосредоточился на наличии переходных форм, разновидностей между видами.

Географические расы, или подвиды, представляют локальные формы, вполне определенные и изолированные; но так как они не различаются сильно заметными или важными признаками, то не существует другого критерия, кроме личного мнения, чтобы решить, какие из них признавать за виды и какие — за разновидности.

«Происхождение видов»

Синтетическая теория эволюции, объединившая знания генетиков и эволюционистов, позволила и создать непротиворечивую концепцию вида (мы называем ее биологической), и объяснить механизм образования новых видов путем формирования репродуктивной изоляции.

Биологическая концепция вида, созданная, в первую очередь, трудами Феодосия Добржанского, Джулиана Хаксли, Эрнста Майра, определяет вид как систему популяций, скрещивающихся между собой. Различия между видами возникают в результате прекращения обмена генами между популяциями, из которых состоят эти виды.


Наследственность и генетика

Полностью изменилась со времен Дарвина теория наследственности.

Гениальность Дарвина проявилась в том, что он объяснил видообразование действием естественного отбора, еще очень мало зная про механизмы наследственности. Разработанная Дарвином теория пангенезиса была очень уязвима для критики.

Ряд выводов Дарвина оказались верны, например такие: «При оплодотворении происходит объединение наследственных зачатков обоих родителей» и «все клетки организма содержат полный набор наследственных зачатков (вывод, сделанный на основе фактов регенерации растений из небольших фрагментов)».

Но были выводы и неверные, например: «Наследственные зачатки в соматических клетках изменяются под воздействием внешних условий» и «соматические клетки “делегируют” свои наследственные зачатки в половые клетки».

Синтетическая теория эволюции, оформившаяся в работе Добржанского “Genetics and the Origin of Species” (1937), позволила объяснить действие естественного отбора на организмы с позиций не только теории эволюции, но и генетики.

Современная теория естественного отбора, позволяющая нам находить те участки генома, на которые действовал естественный отбор, и использовать эти знания для создания новых сортов растений и пород животных, сохраняет дарвиновский подход к объяснению приспособленности организмов к окружающей среде, но использует те знания и концепции, которые были выработаны уже после Дарвина.


Единый механизм отбора

Другим важным дополнением к теории Дарвина стала эволюционная биология развития — «эво-дево» (evo-devo — от evolutionary development of biology), бурно развивающаяся в последние годы.

Дарвин рассматривал зародышевое развитие животных в самом общем виде.

Существенные изменения у зародыша или личинки повлекут, вероятно, за собой перемены в строении у взрослого животного.

«Происхождение видов»

Большое количество данных о генетической регуляции развития самых разных видов животных, полученное с тех пор, позволили исследователям приблизиться к пониманию соотношения между устойчивостью путей развития и возможностью их изменения, что дало возможность подойти к решению вечной проблемы теории эволюции — проблемы возникновения новых признаков.

Так, изучая генетическую регуляцию развития мухи-дрозофилы, ученые обнаружили, что гены личинки экспрессируются в определенном порядке от головы к хвосту, причем оказалось, что в хромосоме эти гены лежали в том же самом порядке.

Эти гены получили название HOX — от сокращенного homeobox, они кодируют транскрипционные факторы — белки, взаимодействующие с ДНК и регулирующие транскрипцию других генов. Транскрипционные факторы оказались очень схожими у далеких видов животных.

У дрозофилы эти гены были открыты благодаря их мутациям, приводящим к появлению на месте какой-либо структуры не бесформенной массы, а другой структуры. Например, мутации в гене antennapedia приводят к появлению на месте антенны ног и наоборот — антенн на месте ног, а мутации в гене ultrabithorax — к появлению у дрозофилы дополнительной пары крыльев.

Такие мутации называют гомеозисными, они есть и у человека, правда, не в таком количестве, как у дрозофилы. У человека можно иногда видеть на томограммах дополнительные шейные ребра, это тоже проявления нарушения идентичности позвонков, определяемой HOX-генами. Клинического значения это состояние обычно не имеет, за исключением случаев, когда такие ребра мешают кровообращению и вызывают головные боли.

У абсолютного большинства других организмов, от медузы до млекопитающих, HOX-гены тоже присутствуют и также участвуют в регуляции пространственного расположения частей тела. Мало того, их последовательность очень похожа у далеких друг от друга организмов, что дает нам возможность сравнивать, казалось бы, несравнимые планы строения и исследовать механизмы эволюционного возникновения очень сложных органов.

Например, процесс возникновения такой сложной структуры, как глаз, был детально изучен в ряду от одноклеточных динофлагеллят до позвоночных. Оказалось, что можно построить ряд непрерывного усложнения органа зрения, позволяющий понять последовательность его возникновения и постепенного усложнения. Ключевые гены-регуляторы, такие как Pax6, сохраняют свое функцию определения места, где будет развиваться глаз, в ряду от медузы до человека.

Неожиданным следствием развития эво-дево оказалось подтверждение правоты Дарвина, считавшего естественный отбор единым механизмом, обеспечивающим возникновение как небольших группировок — разновидностей и видов, так и больших — классов и даже типов.

В современной терминологии это называется единством механизмов микро- и макроэволюции. Такие крупные эволюционные изменения, как появление новых форм строения тела, не требуют для своего возникновения никаких специальных механизмов типа появления «перспективных монстров», описанных Рихардом Гольдшмитом.

Например, сделанный 540 миллионов лет назад организмами-предками выбор в пользу способа организации тела, подходящего для более эффективного питания, с тех пор влияет на жизнь всех их потомков.

За последние 160 лет теория эволюции Дарвина была существенно исправлена или дополнена. Но ее краеугольный камень — концепция естественного отбора — никуда не делся и по-прежнему служит фундаментом для всего здания современной биологии. И по-прежнему остаются верными слова Феодосия Добржанского: «Ничто в биологии не имеет смысла, кроме как в свете эволюции».

Виктория Скобеева

Чарльз Дарвин – путешественник и исследователь

Самым значимым событием в своей жизни Чарльз Дарвин называл путешествие на корабле «Бигль». 5-летнее странствие по отдалённым уголкам земного шара позволило натуралисту собрать солидный фактологический материал. Он лёг в основу дальнейших исследований и натолкнул учёного на ряд важных научных заключений.

Путешествие на «Бигле»

Дарвин пустился в плавание в 1831 году, в возрасте 23 лет. Он закончил обучение естественным наукам в Кембриджском университете и устроился в команду корабля «Бигль». Судно отправлялось в длительный кругосветный вояж по морям и океанам Южного полушария. В ходе экспедиции «Бигль» обогнул Южную Америку, Африку и Австралию.

Южная Америка

Дарвин смог сравнить природу разных широт и континентов. За время экспедиции он собрал данные, которые объясняют закономерности географического распространения флоры и фауны в соответствии с природными зонами: от экваториальной до субантарктической. Дарвин также обратил внимание, что растительный и животный мир меняется при подъёме на высоту в горах.

Натуралиста интересовали не только существующие виды живых организмов, но и уже вымершие. Сравнивая скелеты ископаемых и настоящих ленивцев и броненосцев, Дарвин констатировал их сходство. Были заметны и отличия. Учёный высказал мнение, что у современных и вымерших животных общее происхождение. Изменения в них произошли под воздействием факторов внешней среды.

На основании находок, сделанных в Южной Америке, естествоиспытатель сделал заключение, что живые организмы в прошлом вымирали не только в результате глобальных катаклизмов.

Острова – Галапагосы и Огненная земля

По-новому взглянуть на природную среду и её обитателей заставило Дарвина посещение Галапагосских островов. Особенно его заинтересовали птицы из семейства вьюрковых. На архипелаге обитало 13 разных видов. Они отличались друг от друга прежде всего видом клюва. Дарвин предположил, что строение клюва приспособлено к типу пищи.

Попутно он выдвинул гипотезу, что птицы на островах имеют одинаковое происхождение с континентальными видами, а их особенности вызваны обитанием в удалённой от других местности.

Ещё одним знаковым местом стало посещение Огненной Земли. Наблюдение за аборигенами натолкнуло учёного на революционную идею о происхождении homo sapiens от животных.

Исследования строения коралловых рифов привели впоследствии к выдвижению теории формирования коралловых островов.

После путешествия

«Бигль» вернулся в Лондон 2 октября 1936 года. С этого времени Дарвин начинает систематизировать, обобщать и анализировать собранные материалы. Свои выводы он обосновывает в фундаментальных трудах по зоологии, биологии, геологии.

«Самую сильную черту отличия человека от животных составляет нравственное чувство, или совесть. И господство его выражается в коротком, но могучем и крайне выразительном слове «должен».
Чарльз Дарвин

Основные труды

В 1859 году Чарльз Дарвин издаёт «Происхождение видов путём естественного отбора», в ней сформулирована теория эволюции, получившая определение «дарвинизм». Основными причинами биологического многообразия и адаптации организмов учёный считает:

  • естественный отбор;
  • наследственную изменчивость.

В 1868 году опубликовано издание «Изменение домашних животных и культурных растений», где со всех сторон рассматривается влияние изменчивости, генетики, искусственного отбора. Новая работа, содержащая множественные подтверждения антропогенеза – «Происхождение человека и половой отбор», увидела свет в 1871 году.

Научная трилогия Дарвина приводит бесспорные доказательства развития естественной среды в ходе истории, устанавливает факторы, влияющие на эволюцию.

Выставка «Великие учителя человечества» в ЭТНОМИРе

Калужская область, Боровский район, деревня Петрово

Экcпозиция «Великие учителя человечества» расположена на втором и третьем этажах Культурного центра Индии. Она включает в себя свыше 100 экспонатов, это величайшее собрание бюстов мудрецов всех времён и народов, которые оставили миру самое ценное наследие – знания, указали и на собственном примере продемонстрировали пути духовного развития. Изучая труды, научные открытия, философские трактаты этих учителей, мы приходим к пониманию, что в основе базовой системы ценностей лежит единый фундамент: единство религий, единство народов и единство человека и природы. Около каждого бюста на выставке посетитель найдёт информационную табличку с коротким рассказом об основных заслугах Учителя перед человечеством, с указанием знаковых дат и перечнем его трудов. Экспозиция всегда открыта для самостоятельного изучения.

Замысел Дарвина

Научные труды Чарльза Дарвина уже почти двести лет вызывают яростные споры. Их запрещали преподавать в школах. Название «обезьяний процесс» стало нарицательным. Если коротко сформулировать основной вывод Дарвина, который не могли простить ему его ненавистники, то он достаточно прост: возникновение сложных и, казалось бы, целесообразно «сконструированных» живых существ есть результат естественного отбора, а не замысла.

Чарльз Дарвин был не очень общительным человеком и не любил рассказывать о себе. Отвечая назойливому издателю, добивавшемуся от него биографических сведений, Дарвин ответил: «Зовут меня Чарльз Дарвин. Родился я в 1809 году, учился, проделал кругосветное плавание — и снова учился». И это действительно суть его биографии.

Но, не желая рассказывать о себе другим, Дарвин оставил после себя обильные записи о своей жизни, изданные под названием «Воспоминания о развитии моего ума и характера» через пять лет после его смерти.

Нерадивый ученик и неудавшийся пастырь

Родился Дарвин 12 февраля 1809 года в Шрусбери, в доме, расположенном на берегу Северна — самой длинной реки в Великобритании. Его дед Эразм Дарвин был известен как ученый, медик, поэт и один из ранних эволюционистов. Об отце Роберте, который был известным врачом и финансистом, Дарвин отзывался как о «самом умном человеке, какого он знал». Мать Дарвина (урожденная Веджвуд) умерла, когда ему было восемь лет.

В июне 1818-го Чарли окончил начальную школу и был записан в среднюю, которой управлял преподобный Сэмюэл Батлер. У Батлера преподавали латынь и греческий, немного истории с географией. Учили слагать стихи. Интереса эти предметы у Чарльза не вызывали. «Кажется, все мои учителя и отец считали меня весьма заурядным мальчиком, стоявшим в интеллектуальном отношении, пожалуй, даже ниже среднего уровня».

Чарльз со своей сестрой Катериной. Ему семь лет. «Кажется, все мои учителя и отец считали меня весьма заурядным мальчиком, стоявшим в интеллектуальном отношении, пожалуй, даже ниже среднего уровня»

Иллюстрация: Gettyimages

В школе Чарльз, по собственным его словам, ровно ничему не научился, но самостоятельно забавлялся чтением и химическими опытами, за что получил прозвище «Газ». В позднейшие годы, заполняя пункты анкеты, составленной его двоюродным братом, знаменитым статистиком Фрэнсисом Гальтоном, он дал следующий ответ на вопрос «Развила ли в вас школа способность наблюдательности или препятствовала ее развитию?»: «Препятствовала, потому что была классическая». На вопрос «Представляла ли школа какие-нибудь достоинства»? ответ был еще лаконичнее: «Никаких».

Отец в тот период считал его лоботрясом. Однажды он сказал (так помнилось самому Чарльзу): «Ты ни о чем не думаешь, кроме охоты, собак и ловли крыс, ты опозоришь себя и всю нашу семью!» В 1825-м отец забрал его из школы, хотя учиться оставалось еще два года. Его старший брат Эразм перевелся в Эдинбургский университет, и отец решил, что Чарли лучше ехать к нему, чем валять дурака.

В Эдинбургском университете он слушал лекции на медицинском факультете. Взял в библиотеке «Оптику» Ньютона, «Зоологию» Флеминга, лекции же прогуливал, считая их «нудными и бестолковыми».

Через два года Чарльз бросил учебу. Отец, не желая смириться с тем, что сын не закончит университета, предложил ему карьеру священника. Сын отвечал, что идея ему нравится, но он не знает, какую религию выбрать.

Крестили его по англиканскому обряду, но Веджвуды были унитарианцами, и мать до своей кончины водила в унитарианскую церковь старших детей, а после ее смерти старшие водили младших. Уехав из дома, Чарлз стал ходить в англиканскую церковь. Различия между этими ветвями протестантства велики: англиканство близко католичеству с его догматами и обрядами; унитарианство же, следуя идеям ранних христиан, стремится к простоте. В политике англиканцы — консерваторы, унитарианцы — либералы, но либерал Роберт Дарвин числился англиканцем, возможно потому, что для врача это считалось приличнее.

Памятник Дарвину (установлен после его смерти в 1882 году) перед той самой школой в Шрусбери, где его поначалу не оценили по достоинству

Фотография: Gettyimages

Согласившись с отцом, Чарльз перешел в Кембриджский университет на теологический факультет. Но серьезно его заинтересовало только «Натуральное богословие» знаменитого Палея, выдержавшее девятнадцать изданий. Три человека имели на него несомненное влияние: профессора Генслоу, Седжвик и Юэль. Но время, проведенное в Кембридже, он считал почти потерянным, хотя «в общем итоге самым веселым в своей счастливой жизни». С увлечением занимался он только собиранием жуков.

Джеймс Стивенс, президент Энтомологического общества, издал справочник, где под портретом одного жука значились: «Пойман Ч. Дарвином, эсквайром». Все друзья-жуколюбы потом сделали хорошую карьеру. Как писал потом Дарвин, «отсюда, по-видимому, следует, что страсть к собиранию жуков служит некоторого рода указанием на успех в жизни!»

Профессор Генслоу, крупнейший геолог и ботаник того времени, ставший близким другом Дарвина и пытавшийся подтолкнуть его к занятиям геологией, представил его профессору, преподобному Адаму Седжвику, одному из основоположников современной геологии. Чарльз из вежливости побывал на его лекции и обнаружил, что геология безумно интересна — она может объяснить, как возникали континенты и моря.

22 января 1831 года он сдал экзамены на бакалавра. Причем достаточно успешно — стал десятым в списке выпускников. До доктора оставалось учиться еще два года. Но тут ему попались две книги о науке и путешествиях: физика и астронома Джона Гершеля, который, в частности, писал, что природные законы поддаются изучению, наука должна идти своим путем, религия — своим, и метеоролога, зоолога, ботаника и этнографа Александра фон Гумбольдта.

Гершель четыре года путешествовал по свету, Гумбольдт — пять лет. Прежде Чарльз не выказывал интереса к дальним плаваниям. Теперь захотел. Поговорил с отцом, тот отреагировал кисло, но не отказал, велел составить смету.

Предварительно Генслоу уговорил Чарльза напроситься к Седжвику в экспедицию по Уэльсу. Чарльз бросил жуков, накупил дорогих измерительных приборов и в качестве подготовки измерял углы наклона кроватей, стульев и стен. Экспедиция произвела на него большое впечатление: он осознал возможности, которые такой способ познания давал для изучения окружающего мира.

«Отдать в починку носки… убил пуму… купить пилюли от кашля»

После экспедиции по Уэльсу Дарвин узнал, что его рекомендовали в качестве ученого для организованной Адмиралтейством трехлетней экспедиции к берегам Южной Америки на корабле «Бигль». Задачи экспедиции: составление карт и проверка расчетов широты и долготы. Капитаном был назначен 26-летний Роберт Фицрой, уже совершивший пять лет назад рейс на «Бигле» к Огненной Земле. Фицрой считал, что там есть полезные ископаемые, но геолога, чтобы это проверить, в первой экспедиции не было; теперь он был нужен, и хорошо бы, чтобы он был натуралистом широкого профиля, который сумеет собрать диковины и приклеить к ним этикетки. Этим человеком оказался Дарвин. Отплытие было назначено на 25 сентября.

Чарльз заручился поддержкой сестер; отец колебался, но молодого человека поддержал дядя, который написал, что экспедиция разовьет у юноши привычку к труду, а священника из него все равно не выйдет.

#image-kit_1304

Уезжая, Чарльз увозил с собой только что вышедший первый том «Основ геологии» Лайеля. Снабжая Дарвина этой книгой, Генслоу советовал ему пользоваться ее богатым содержанием, но не останавливаться на слишком смелых идеях реформатора геологии. Дарвин последовал совету, но выполнил его на свой лад: он действительно не остановился на идеях своего учителя, каковым всегда с благодарностью признавал Лайеля, он ушел вперед гораздо дальше.

Более всего в экспедиции Дарвина поразили четыре факта. Во-первых, постепенная смена органических форм по мере перемещения с севера на юг по восточному берегу Южной Америки и с юга на север — по западному. Во-вторых, сходство между ископаемой и современной фауной. И в-третьих, черты сходства и различия обитателей отдельных островов архипелага Галапагос как между собой, так и с обитателями соседнего континента. Четвертым было впечатление, произведенное на него туземцами Огненной Земли; воспоминание о нем выразилось в известных словах Дарвина, что ему легче примириться с мыслью о далеком родстве с обезьяной, чем с мыслью о близком родстве с людьми, подобными тем, которых он увидел при первой высадке на Огненную Землю.

Во время путешествия Дарвин постоянно делал записи о животных, наделял их человеческими чертами, восхищался умом, сердился за «тупость». Его записи имели не только научные, но и явные художественные достоинства. «Меня очень занимали разнообразные уловки, к которым прибегал один спрут, стараясь остаться незамеченным; он, казалось, понимал, что я подстерегаю его. Некоторое время он лежал без движения, потом, крадучись, точно кошка за мышью, продвигался на дюйм или на два; время от времени он изменял свой цвет; действуя таким образом, он добрался до более глубокого места и тут внезапно рванулся вперед, оставляя за собой густую завесу чернил, чтобы скрыть нору, в которую уполз». «Игуаны тащат хвост по земле, имеют глупый вид. Очень любят кактус; вырывают кактус друг у друга, как собаки». Зверей и птиц требовалось доставить в Англию, живыми держать их на маленьком корабле было невозможно. Первые два года Дарвин стрелял всех подряд, что, возможно, покажется неприемлемым современному исследователю, но тогда это было в порядке вещей. Дарвиновский отчет о встрече с пумой в джунглях выглядел так: «Отдать в починку носки… убил пуму… купить пилюли от кашля». Постепенно он перестал стрелять, ибо «обнаружил, что удовольствие, доставляемое наблюдением и работой мысли, несравненно выше того, которое доставляют техническое умение или спорт. Первобытные инстинкты дикаря постепенно уступали во мне место вкусам цивилизованного человека».

#image-kit_1305

Результатов наблюдений было так много, что он писал сестре: «Я перехожу от одного класса животных к другому, так что скоро у меня будет представление обо всех. Таким образом, даже если я не достигну никакой другой цели, у меня до конца жизни будет достаточно материала для занятий и развлечений».

Распространена легенда, будто Дарвин, увидав галапагосскую фауну, особенно вьюрков, уже тогда сделал великое открытие. Специалисты сомневаются в этом. Судя по записям, Чарльз еще продолжал верить в творение каждого вида. Он писал, что животные вымирают, но не делал намека на то, что они могли трансформироваться. У галапагосских вьюрков были толстые клювики, у европейских не такие. Это заметили все, даже капитан «Бигля» Фицрой, записавший: «Все маленькие птицы, которые живут на этих островах, имеют толстые клювы. Это одно из проявлений Высшей Мудрости, благодаря которой каждое сотворенное создание приспособлено к месту, для которого предназначено». Дарвин с этим не спорил. О вьюрках он записал лишь, что они «приятно щебечут». Пока в основном он был поглощен геологией.

Тем не менее уже во время путешествия Чарльз сделал несколько важнейших выводов: сравнивая фауну Галапагосов и Южной Америки, он констатирует, что животный мир архипелага несет отпечаток материковых форм и вместе с тем является особым галапагосским вариантом. Подобное явление он наблюдал и на островах Зеленого Мыса, где установил сходство островных форм животных с африканскими видами. Эти и другие факты навели Дарвина на мысль, что острова заселялись материковыми формами, от которых происходят виды, существенно изменившиеся в новых условиях существования на островах. Он также задается вопросом о значении изоляции в дифференцировке видов. Позже Дарвин писал, что особенность и характер распространения галапагосских организмов и другие факты так поразили его, что он начал систематически собирать все факты, имеющих отношение к видам.

Осмысление

По возвращении в Англию в 1836 году Дарвин решил провести несколько месяцев в Кембридже, в письмах родным ругал грязный Лондон, жаловался, что зоологам не нужны экспонаты, которые он в большом количестве привез из экспедиции, зато ботаники ими интересуются.

Первого ноября 1936 года Чарльз Дарвин был принят в Геологическое общество. Президент Геологического общества Уильям Юэлл предложил ему должность секретаря, почетную, но хлопотную и требующую пребывания в Лондоне. Но Чарльз хотел покинуть Лондон и отказался, сославшись на незнание французского и общее невежество. В 1838 году ему вновь предложили тот же пост. На этот раз он согласился. И до 1841 года служил в обществе.

В 1837 году он начинает вести свою первую записную книжку, в которую, основываясь на своих наблюдениях, сделанных во время экспедиции, заносит всё, имеющее отношение к происхождению видов. Специалисты, изучавшие его записи, отмечают, что эта задача с самого начала охватывается им со всех сторон.

Но только через два года, в 1839-м, он приходит к мысли о единстве происхождения всех органических существ. Чтение книги Мальтуса «Очерк о законе народонаселения», которой он очень сильно увлекся, и собственный опыт приводят его к выводу о существовании «естественного отбора», то есть процесса полезного приспособления, как будет отныне называться эта важнейшая особенность любого организма.

Но пока родственники советовали ему издать книгу о путешествии: не «геологию с зоологией», а рассказ для широкой публики. И в 1839 году Дарвин издал «Путешествие натуралиста вокруг света на корабле “Бигль”», которая приобрела большую популярность, причем не только в образованном обществе. В этом же году он женится на своей кузине Эмме Веджвуд. К женитьбе он подходит так же серьезно, как к научной работе: записывает на листе бумаги все аргументы «за» и «против».

Хотя его интересы уже переключаются на проблемы происхождения видов, первый свой научный труд, изданный в 1842 году «Строение и распределение коралловых рифов», он посвятил геологии.

Структуру этой книги Дарвин будет копировать в других трудах: описываются факты, потом они подытоживаются, далее ставятся вопросы, предлагается гипотеза, затем каждая группа фактов к гипотезе примеряется. Книга была обильно снабжена иллюстрациями, графиками, диаграммами,

Тогда же, в июне 1842-го, он сделал первый, 35-страничный набросок труда о происхождении видов, небольшой тираж которого в несколько десятков экземпляров, он раздал знакомым специалистам. Впервые этот текст для широкой публики был опубликован только в 1909 году его сыном Фрэнсисом Дарвином.

В первой части этой брошюры говорится о естественном отборе — это выражение он употребил впервые, во второй — об общности происхождения всего живого. Он предложил аналогию между естественным отбором и искусственным, который делают животноводы. Дикие звери одного вида, правда, мало отличаются один от другого (так думали тогда все ученые, поскольку никто популяции диких животных не изучал), зато в природе работает «сила, более проницательная, чем человек» и осуществляющая «более жесткий и тщательный отбор». Он сослался на Мальтуса: учитывая, что живые существа могут размножаться в геометрической прогрессии, они давно заполонили бы и съели всю планету. Но этого не случилось, ибо большая часть детенышей погибает. Эту жестокую работу выполняет естественный отбор.

Однако потребовались еще двадцать лет для того, чтобы свести в систему тот колоссальный материал, без которого Дарвин считал свою теорию недостаточно обоснованной. Важным препятствием, мешавшим ему быстрее продвигаться в своей главной работе, весь план которой был вполне готов, была неизлечимая болезнь, ставшая результатом переутомления от усиленных занятий в первые годы по возвращении из путешествия. Всю последующую жизнь трех часов усидчивых занятий было достаточно, чтобы на всю оставшуюся часть дня привести Дарвина в состояние полного утомления. Диагноз ему был поставлен 125 лет спустя после смерти. По дневнику и жалобам было установлено, что это болезнь Чагаса: сердечно-сосудистая форма болезни, сопровождающаяся сердцебиением, одышкой, болями, слабостью. Очаг болезни Чагаса был обнаружен в Чили в районе города Мендосы.

В том же 1842 году Дарвин переселился из Лондона в деревню в Кенте, откуда писал: «Моя жизнь идет как заведенные часы, я наконец прикреплен к той точке, где ей суждено и окончиться». Эти мрачные мысли, навеянные постоянной болезнью, дошли до того, что он оставил завещание, в котором просил жену озаботиться изданием рукописи, которая с тридцати пяти страниц разрослась до двухсот тридцати. По счастью, предчувствия его обманули — впереди было еще сорок лет деятельной жизни, увенчавшейся небывалой славой.

В 1856 году, по настоянию выдающегося геолога и друга Лайеля, Дарвин приступает к окончательному варианту своей будущей книги «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь». А в июне 1858-го, когда работа была выполнена наполовину, он неожиданно получает письмо от английского натуралиста Альфреда Рассела Уоллеса с рукописью статьи, в которой Дарвин с удивлением обнаружил, по сути, краткое изложение своей собственной теории естественного отбора. Два натуралиста независимо и одновременно разработали идентичные теории.

24 ноября 1859 года вышла книга «Происхождение видов». Весь тираж разошелся за один день

Фотография: Gettyimages

Это обстоятельство породило длительную дискуссию о том, кому принадлежит приоритет в разработке теории естественного отбора. Но сам Уоллес отдавал пальму первенства Дарвину. В 1864 году он писал Дарвину: «Что касается теории естественного отбора, я всегда буду утверждать, что она в действительности только Ваша. Вы разработали ее в деталях, о которых я не думал, и на много лет раньше, чем я имел какие-то проблески мысли по этому поводу. Моя статья сама по себе никого бы не убедила и была бы отмечена не более чем как предположение, тогда как Ваша книга революционизировала изучение естественной истории». А Дарвин уже в 1870 году писал Уоллесу: «Я надеюсь, что Вы, как и я, с удовлетворением чувствуете, что мы никогда не ревновали друг к другу, хотя в определенном смысле мы соперники».

И через год, 24 ноября 1859 года, вышла книга «Происхождение видов». Весь тираж разошелся за один день.

Известный российский специалист по теории эволюции, доктор биологических наук, профессор РАН, завкафедрой биологической эволюции биологического факультета МГУ Александр Марков заметил, что до выхода этой книги Дарвина «сложность и приспособленность живых организмов считались наглядным, общедоступным и неопровержимым свидетельством божественного сотворения мира. До Дарвина человечеству был известен только один способ создания сложных, целесообразно сконструированных объектов: разумный замысел. Дарвин показал, что есть и второй: естественный отбор. Если объекты умеют размножаться и при этом склонны к небольшим случайным изменениям, передаваемым по наследству, то они будут сами собой, без всякого разумного вмешательства, становиться все более “совершенными” с течением поколений».

Развитие

В конце июня 1860 года в Оксфорде проходил съезд Британской ассоциации развития науки, Дарвин на него не поехал. Но именно там состоялся знаменитый диспут известного зоолога и популяризатора науки, ярого и преданного сторонника Дарвина Томаса Гексли с епископом Оксфордским Сэмюэлем Уилберфорсом.

В ходе диспута Уилберфорс сжато представил свою рецензию на «Происхождение видов». В большинстве современных описаний этой дискуссии встречается следующий эпизод: Уилберфорс спросил у Гексли, по линии деда или бабки тот ведет свое происхождение от обезьяны. Гексли парировал, что обезьяну в качестве предка он предпочел бы человеку, который расходует свои способности и влияние на превращение серьезной научной дискуссии в балаган. Хотя в этой своей книге Дарвин лишь мимоходом помянул происхождение человека, многие уже тогда сделали соответствующие выводы.

Томас Гексли (слева) и епископ Оксфордский Сэмюэл Уилберфорс. Уилберфорс спросил у Гексли, по линии деда или бабки тот ведет свое происхождение от обезьяны

Иллюстрация: Gettyimages

Эпохальный труд Дарвина семь раз переиздавался при жизни автора, он быстро получил известность среди ученых других стран и был переведен на большинство европейских языков.

Карл Маркс, основатель другой революционной теории, восхищался Дарвином. Он послал ему собственноручно подписанный экземпляр второго издания «Капитала» и хотел посвятить этот труд ему, но Дарвин ответил учтиво уклончивым письмом.

После публикации «Происхождения видов» Дарвин продолжает энергично работать над обоснованием эволюционной теории. В 1868 году он публикует капитальный труд «Изменение домашних животных и культурных растений», где всесторонне анализирует закономерности изменчивости, наследственности, искусственного отбора.

А в 1871 году появилось его «Происхождение человека и половой отбор», послужившее сигналом к новому взрыву негодования консервативной публики, особенно религиозных деятелей всего мира, против автора (половой отбор — процесс, в основе которого лежит конкуренция за полового партнера между особями одного пола, что влечет за собой выборочное спаривание и производство потомства). Именно этот труд вызывал самые ожесточенные споры еще при жизни автора. Неоднократно высказывалось мнение, что это самое слабое место дарвиновского эволюционного учения. Альфред Уоллес в своей книге «Дарвинизм» оценивал теорию полового отбора как ошибочную. В последние десятилетия проблема полового отбора и полового диморфизма снова привлекает внимание исследователей и вызывает споры. При этом одни авторы, как, например, известный американский биолог Грант, считают, что «никаких особых теоретических проблем, касающихся полового отбора, не существует». Другие, как, например, английский эволюционный биолог и генетик Мейнард Смит, наоборот, приводят много фактов, не находящих объяснения в рамках существующих теорий.

А Александр Марков признает, что довольно долгое время идея полового отбора рассматривалась как «полузабытый научный курьез, когда в 1930 году Рональд Фишер эксгумировал ее, развил и дополнил важными деталями, до которых Дарвин не додумался». Его идеи «заткнули главную прореху в теории Дарвина и сделали ее полностью работоспособной… Сегодня биологи уже не сомневаются в том, что половой отбор — мощнейший эволюционный механизм, способный обеспечить развитие самых разных признаков, как полезных для выживания, так и не очень».

Эти три произведения Дарвина — «Происхождение видов», «Изменение домашних животных и культурных растений» и «Происхождение человека и половой отбор» — составляют основу его теории. Первая содержит учение о естественном отборе и доказательства его соответствия всему, что нам известно об органическом мире; второе дает позднейший для его времени исчерпывающий анализ наших сведений о двух основных свойствах всех организмов, на которых основывается возможность естественного отбора; третье представляет проверку учения на основании его применения к самому сложному предельному случаю — к человеку с его эстетическим, умственным и нравственным развитием.

«Я нисколько не боюсь умереть»

Одна из глав книги о человеке разрослась в дальнейшем в целый отдельный том — «Выражение эмоций у человека и животных». Как писал русский биолог Климент Тимирязев, «одно из остроумнейших развитий его общего учения о единстве всего живого на таких, казалось бы, ничтожных фактах, как выражение лица и т. д., при различных психических движениях.

А маленький очерк о психике новорожденного “A Biographical Sketch of an Infant” дал толчок целому ряду подражаний».

После этого Дарвин обратился к другому полюсу органического мира — к растениям, с целью показать применимость его учения к существам, лишенным сознательной деятельности, которая играет важную роль у животных.

В «Насекомоядных растениях» он показал, что у ряда растений есть органы для улавливания и переваривания животных, и доказал, что это действительно полезный процесс для обладающих ими растений. В «Движениях и повадках вьющихся растений»,показав широкое распространение этой формы растений, он задался вопросом, каким образом она могла столь часто и независимо возникать в самых разнообразных группах растений. И ответил на это другим исследованием — «Способность растений к движению», в котором доказал: явление, которое бросается в глаза у вьющихся растений, в незаметной форме широко распространено во всем растительном царстве, появляясь не только у вьющихся растений, но и в других явлениях растительной жизни.

Дарвин умер 19 апреля 1882 года. Похоронен он рядом с Ньютоном в Вестминстерском аббатстве

Фотография: Gettyimages

А еще Дарвин написал целый ряд монографий, касающихся формы и других особенностей цветка, связанных с перекрестным опылением цветов насекомыми («Оразличных приспособлениях, при помощи которых орхидные оплодотворяются насекомыми», «Различные формы цветов у растений», «Действие самооплодотворения и перекрестного оплодотворения»).

Многие их тех, кто не принимает теорию Дарвина, признают талантливость его специальных работ по биологии растений. Но специалисты отмечают, что эти работы не оторваны от его основных идей и были призваны подтвердить их обширными систематическими исследованиями.

Потратив почти двадцать лет на подготовку своего главного труда и почти столько же на то, чтобы научить, как надо пользоваться его теорией, Дарвин начал работать над экспериментальным изучением основного фактора, легшего в основу его учения, — фактора изменчивости. Но сил у него уже не оставалось, и он успел издать только маленькое остроумное исследование «Образование перегноя почвы при содействии червей», успех которого превзошел даже успех «Происхождения видов».

Дарвин умер 19 апреля 1882 года. Похоронен он рядом с Ньютоном в Вестминстерском аббатстве. Последние его слова: «Я нисколько не боюсь умереть».

Протоиерей Смирнов заявил, что наука «валяет дурака», придерживаясь теории Дарвина

https://www.znak.com/2019-09-10/protoierey_smirnov_zayavil_chto_nauka_valyaet_duraka_priderzhivayas_teorii_darvina

2019.09.10

Эволюционная теория Чарльза Дарвина «совершенно ненаучна» и «абсолютно не подтвердилась». Такое мнение высказал глава патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Дмитрий Смирнов на конференции «Семья и семейные ценности традиционных религий России».

Сайт Православие.ru

«Современная наука ничего не может предложить, кроме того, что мы обезьяньи дети. Совершенно ненаучная теория, которая абсолютно не подтвердилась», — цитирует представителя РПЦ РИА «Новости».

Смирнов считает, что перед людьми в настоящее время стоит выбор: «либо принять библейское учение» о создании человека и всей Земли Богом, «либо продолжать валять дурака во всех гимназиях земного шара, что, собственно, современная наука и пытается сделать».

Также он заявил, что семья — это не общественный институт. Под институтом нужно понимать, например, прокуратуру или армию. А так как семья «создана Богом», то она не может подпадать под эту терминологию. 

В августе протоиерей и духовник Алексеевского ставропигиального женского монастыря Москвы Артемий Владимиров заявил, что общался с ученым Чарльзом Дарвином, жившим в ХIХ веке. По словам священника, это произошло в Великобритании в Вестминстерском аббатстве, где тот похоронен. 

«В Вестминстерском аббатстве похоронены многие именитые люди. Я вот недавно беседовал с Чарльзом Дарвином. Я не являюсь поклонником обезьяньей теории, поэтому мне как священнику было интересно поговорить. „Чарльз, как тебе там?“, — обращался я к надгробию. Что ты скажешь сейчас, как тебе кажется, есть ли какие-то промежуточные звенья между видами — между зеброй и жирафом?», — рассказал протоиерей, добавив, что у Дарвина «было наивное представление, что археология найдет эти промежуточные звенья».

Как утверждает Артемий Владимиров, великий ученый ответил ему. «Что вы думаете я услышал? „Батюшка, не соблазняйся моей теорией, не от большого ума я эту гипотезу выдвинул, в которой сейчас раскаиваюсь. Ни к медведю, ни к свинье лично ты не имеешь никакого отношения“», — процитировал священник слова, якобы произнесенные Дарвином.

В 2019 году отметили 210 лет со дня рождения Чарльза Дарвина — английского путешественника и натуралиста. Он стал одним из первых ученых, обосновавших идею о том, что все виды живых организмов эволюционируют со временем и происходят от общих предков. В своей теории, изложенной в книге «Происхождение видов», основным механизмом эволюции Дарвин назвал естественный отбор. Свой главный труд — «Происхождение человека и половой отбор» — ученый опубликовал в 1871 году. В нем говорится, в частности, о том, что человек и обезьяна имеют общего предка.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

морфический резонанс, сальтационизм, LUCA и теория склонности человека к насилию

Свою знаменитую теорию эволюции видов Чарльз Дарвин опубликовал в 1859 году. Открытие ученого заключается не в самом наличии эволюции видов: это было ясно и до Дарвина. Идея о том, что каждому новому геологическом слою соответствуют и новые виды, потомки предыдущих организмов, не была новой. К XIX веку ученые понимали, что Земля –– древний мир, многие виды которого уже прошли путь от зарождения до исчезновения и потому не существуют сегодня.

Чарльз Дарвин

Кроме того, Дарвин не претендовал на статус популяризатора науки об эволюции. За 15 лет до выхода книги «Происхождение видов» натуралист Роберт Чамберс анонимно опубликовал труд «Следы естественной теории творения», ставший бестселлером. Дарвиновская теория не «изобрела» эволюцию, но сделала естественный отбор ее движущей силой. А еще Дарвин предположил, что эволюция продолжительна и поэтапна.


Естественный отбор –– процесс эволюции, из-за которого в популяции растет число наиболее приспособленных особей с удачными мутациями, в то время как особи с неблагоприятными признаками погибают.


Почти все современные ученые не согласны с дарвиновским тезисом о том, что естественный отбор –– единственный «стабильный» механизм эволюции, действующий на протяжении всей истории жизни на Земле. Оказывается, что рандомные факторы играют не меньшую роль.

Ричард Докинз прославился как популяризатор науки и атеист. В своей книге «Поднимаясь на пик невероятного», вышедшей в 1996 году, Докинз пишет, что большинство эволюционистских концепций игнорирует простой факт: способов провалиться в игре на выживание куда больше, чем оказаться просто неприспособленным. История развития видов запутанна и не всегда стабильно зависит от прижившихся или не прижившихся мутаций.

Пути развития

Сам Докинз выдвинул собственную теорию эволюции, которую назвал «теорией эгоистичного гена». Позже ученый заявил, что выбор эпитета «эгоистичный» был не совсем корректным, поскольку антропоморфизировал то, что, по сути, является лишь набором химических веществ. Альтернативой стало слово «бессмертный» (на англ. immortal — «Хайтек»).

Ричард Докинз

Человек, как и любое живое существо, — всего лишь носитель набора генов, а природа если в чем-то и заинтересована, то в выживании не особи, а конкретного гена. Популяция или вид могут выжить только в том случае, если особи ведут себя в соответствии с «генными» интересами, размножаются и распространяют свои ДНК. Докинз пишет, что жизнь –– «байты, байты и байты закодированной информации».

Кажется, что теория Докинза похожа на дарвиновский естественный отбор, но ключевое отличие состоит в уровнях этой селекции. Если для Дарвина, не знавшего о существовании генов, выживает сильнейшая особь –– с потенциально «слабыми» генами, то для Докинза в следующий этап пройдет даже слабак, но с лучшими ДНК.

Несмотря на «эгоистичность» генов, их обладатели, напротив, проявляют альтруизм, а не агрессию. Докинз предлагает теорию кин-отбора: близкие родственники, чьи гены похожи, ведут себя «доброжелательнее» друг к другу и готовы жертвовать собой ради выживания сородичей со сходными генами.

Главное — верить

Научные теории требуют хорошей теоретической и эмпирической поддержки –– это дело ученых. Задача обывателей –– понять принцип аргументации и вынести решение о его убедительности. Разработка и принятие рационального объяснения эволюции –– процесс трудоемкий для обеих сторон. 15% населения Земли идет по пути наименьшего сопротивления.

Значительная часть альтернативных теорий эволюции представляет собой красочные мифы, не подкрепленные опытами. Если тратить время на создание собственной теории эволюции не хочется, можно присоединиться к тем, что уже есть у человечества.

  • Морфический резонанс. Все живые существа обладают способностью к телепатии и имеют коллективную память. Так считают последователи Руперта Шелдрейка, который изобрел теорию морфического резонанса в 1981 году. Эволюцию она объясняет стремлением отдельных атомов взаимодействовать друг с другом, образовывать единые системы и, в конечном счете, сложные формы жизни. При этом коллективное поле стремится к расширению, а потому и делает разум инструментом своего распространения.

  • Прогрессивный креационизм. Сотворив мир за шесть дней, Бог отдыхал на седьмой. Так гласит Священное писание, на которое опираются христиане всего мира. Тем не менее, Книга Бытия не уточняет, сколько именно длились эти самые «дни». Творческий процесс Бога мог длиться миллионы лет, за это время он создавал первых представителей неких видов, которые затем развивались под действием (теория не полностью отрицает дарвинизм) естественного отбора. Но при этом, согласно воззрениям сторонников прогрессивного креационизма, человек был сотворен одномоментно, без посредства приматов.
  • Теистическая эволюция. Эта теория стала первой реакцией христианского мира на теорию Дарвина. Попытка переосмыслить Библию в соответствии с эволюционными теориями вызывает вопросы и у ученых, и у верующих. Тем не менее, теистические эволюционисты не оставляют попыток. Они пытаются выстроить новую картину процесса эволюции на основе библейских тезисов, или, напротив, заново интерпретируют Священное писание.

Антидарвинисты

Антинаучные теории не выходят за рамки метафизических изысканий и не требуют эмпирической проверки: Шелдрейк не пытался обнаружить постулируемые своей теорией «поля», а последователи теистической эволюции не могут вернуться назад во времени, чтобы проверить библейские сюжеты. Но есть и научные концепции, резко противоречащие дарвинизму.

  • Ортогенезис. Эволюция –– результат внутренних импульсов организмов, определяющих развитие видов. Вектор эволюционного процесса нельзя сбить естественным отбором –– все изменения предопределены направлением изменчивости самой по себе.
  • Неоламаркизм. Последователи Жана Батиста Ламарка, французского естествоиспытателя XVIII века, связывают эволюцию с изначальной установкой выжить. Если дарвинизм называет видовые изменения случайными, то неоламаркизм допускает их как специальные механизмы приспособления. Теория меняет причину и следствие местами: внешние условия не определяют, останется ли у организма приобретенная мутация, а «заказывают» изменение какого-то признака внутри вида.
  • Сальтационизм. Дарвиновское учение о медленной и постепенной эволюции отрицается в рамках сальтационистских теорий. На латыни «saltus» означает «скачок», и, по мнению сторонников подобной концепции, видовое изменение происходит за счет резких изменений внутри вида. Всего за несколько поколений из одного родительского вида может появиться новый, отличающийся и изолированный вид.
  • Мутационизм. Как и сальтационизм, эта концепция считает спонтанные изменения на микроэволюционном уровне основой эволюции вообще. Естественный отбор –– всего лишь фактор, который выступает в роли решета, пропускающего или не пропускающего виды с новыми, отличительными мутациями.

Несмотря на обилие концепций, объединяющих множества следующих из них теорий, дарвинизм остается главенствующим направлением эволюционизма. В соответствии с ним ученые продолжают разрабатывать другие теории, которые уточняют процесс эволюции, например, человека.

Человек самоодомашненный

Принцип простоты научной теории гласит: чем она лаконичнее, тем правдивее. Из этого следует, что для всех живых видов должен найтись один эволюционный механизм, который справедлив для них. Но существуют теории, которые принимают за аксиому «избранность» рода человеческого.

Ричард Рэнгем

Ричард Рэнгем, британский приматолог из Гарварда, создал собственную теорию человеческой эволюции. В своей книге «Парадокс благости: странная связь между добродетелью и насилием в эволюции человека» (на англ. «The Goodnes Paradox: The Strange Relationship Between Virtue and Violence in Human Evolution» — «Хайтек») он опирается на генетику и естествознание, поднимая философский вопрос о природе человека –– нашей агрессивности, сочетающейся с кооперацией.

У нашего ближайшего родственника шимпанзе есть не только симпатичные, антропоморфные внешние черты. Они похожи на человека и групповой агрессивностью, растущей при виде захватчиков или одиноких «незнакомцев». Как и люди, шимпанзе затравливают тех представителей своего вида, которые отличаются от большинства стаи. Опираясь на бихевиористские исследования, в книге «Демонические самцы» (на англ. Demonic Males — «Хайтек») Рэнгем описал человека, как эволюционно унаследовавшего агрессивность и склонность к насилию.


Предполагается, что люди научились разводить костер 800 тыс. лет назад, и это событие стало началом быстрого развития человека. Рэнгем доказал, что отсчет нужно вести с отметки «2 млн лет назад».

Разговоры возле костра –– не романтический образ, а общечеловеческая привычка выстраивать коммуникацию. Считается, что вечерние диалоги охотников благотворно повлияли на развитие языка и речи.


Рэнгем выпустил еще один труд «Зажечь огонь. Как кулинария сделала нас людьми» в 2009 году, где выдвинул теорию о том, что именно разнообразный рацион приготовленных продуктов облегчил получение различных полезных элементов. Сам костер позволил предкам человека бодрствовать дольше.

Ученый пришел к выводу: благодаря использованию огня человеческая реактивная агрессия вытесняется коммуникацией. Такая гипотеза работает для всех животных, которые поддаются одомашниванию. Так, лисята, выведенные от одомашненных лис в отдалении от диких сородичей, реже кусали приближающихся людей. У новых поколений укорачивалась морда, а периоды спаривания перестали зависеть от времени года.

Селекция не остается в стороне. Заводчики домашних лис не скрещивали агрессивных особей с более дружелюбными, таким образом исключая изначально нежелательный для потомства признак. Рэнгем сделал предположение о том, что люди, объединяясь в группы, убивали агрессивных сородичей. Так, человечество применяло селективный метод еще до того, как заняться разведением зверей.

Бушмены, которые живут в Южной Африке и ведут образ жизни охотников-собирателей, существуют без всякой государственности. Антрополог Ричард Ли описывает случай, когда один человек убил несколько представителей племени, за что сам был не изгнан, а пойман в засаду. Логика эволюции такова, что и женщины предпочитают искать более спокойных мужчин для совместной жизни.

Одомашнивание –– эффективный механизм эволюции, но не единственный возможный для человека. Исследователи выдвигают другие теории, объясняющие, как наши предки начали отличаться от остальных приматов. Но эти теории не имеют значения для других видов: путь человека был индивидуальным, и никто не сможет его повторить даже с внешним стимулом от ученых. Наука сосредоточена на поиске гипотез, действенных для всех живых организмов.

Знакомьтесь, Лука

Несмотря на обилие научных гипотез о «двигателе» эволюции, многие люди, не занимающиеся наукой, соглашаются с учеными только по поводу животных. Человек оказывается результатом направленного творения. Более того, с этими людьми солидарны 8% членов Американской ассоциации содействия развитию науки. У генетики есть свой ответ на вопрос об элитарности человека.

Ученые выяснили, что гены –– четкий маркер родства видов. Чем синонимичнее цепочки ДНК, тем больше вероятность, что рассматриваемые организмы происходят от одного предка. Более того, генетически все живые существа –– животные, растения, грибы –– имеют схожие наборы генов. Например, у человека и шимпанзе совпадает 99% генов, а знаменитый тест с бананом показывает 50-процентное сходство. Это происходит потому, что все органические объекты Земли восходят к одному существу. Имя ему –– Лука.

LUCA –– аббревиатура от «last universal common ancestor», последний универсальный общий предок. Предполагается, что он появился на Земле через 0,4 млрд лет после ее окончательного формирования, а 2,4 млрд лет назад дал начало двум эволюционным ветвям –– археям и бактериям, бесклеточным и клеточным организмам.

Протоорганизм обитал возле гидротермальных источников подобно некоторым экстремофилам. Узнать о деталях жизни и особенностях метаболизма организма пока не получается, хотя ученые работают в этом направлении. Биолог из Дюссельдорфского университета имени Генриха Гейне, Уильям Мартин, ведет поиск генов «первопредка». У него есть принцип: ген должен встречаться минимум у двух групп архей и двух –– бактерий.

Ученые рассмотрели 6,1 млн белков ДНК. Из них 11 тыс. появляются и у архей, и у бактерий, но только 355 обнаруживают структурную гомологию –– белок встречается у двух и более видов как архей, так и бактерий. Скорее всего, они были и в ДНК LUCA. При этом большая часть этих генов уже расшифрована и понятна: наука знает о функции 294 найденных белков.

Судя по этим 294 фрагментам ДНК, LUCA жил без кислорода (анаэробный), получал органику из неорганики (хемолитоавтотрофный) и предпочитал высокие температуры.

LUCA не мог синтезировать аминокислоты: их он, скорее всего, получал из окружающей среды, где не утихали химические процессы. Он не был автономной живой системой и зависел от абиотических реакций мира вокруг. Кроме того, неизвестно и то, как именно появился LUCA. Ученые предполагают, что он не был единственным живым организмом тех времен, но точно стал причиной всей нынешней органики.

LUCA –– важный элемент синтетической теории эволюции (СТЭ), проекта совмещения постулатов дарвиновской теории и генетики Менделя — механизма естественного отбора и результатов генетической изменчивости и наследственности. В результате СТЭ считает основным механизмом не селекцию, а способность организма мутировать.

СТЭ оперирует понятиями микро- и макроэволюции. Микроэволюция основывается на мутациях отдельных особей, которые либо передаются потомкам, либо выпадают в силу множества причин. Она регулируется численностью популяций, «волнами жизни» и дрейфом генов. В результате меняется либо весь генофонд вида, либо изменившиеся особи обособляются как первые представители нового вида.

Благоприятные признаки могут не перейти к потомкам. Для того, чтобы появился устойчивый признак, должны существовать гены, которые на него влияют. Их уровень активности определен унаследованными от родителей нуклеотидами и прижизненными факторами. «Благоприятный» и унаследованный ген прошлого поколения может быть потерян у следующего.


Дрейф генов –– фактор динамики генов в популяции, который ведет к изменению генотипа. Это изменяет частоту появление гена под действием случайностей: численности популяции, ее возрастного и полового состава, кормовой базы, уровня конкуренции.


Макроэволюция захватывает не виды, а роды, отряды или классы. У нее нет специальных механизмов, а эволюционирование идет с помощью процессов микроэволюции. Макроэволюционирование обобщает общую картину изменений в разных поколениях, подводит черту под процессами микроэволюции.

Философ науки Карл Поппер назвал теорию эволюционного отбора тавтологией и метафизической исследовательской программой. Она задает поле для изысканий, но не становится ответом на вопрос о двигателе эволюции. Дарвин объяснил небольшой фрагмент из всей системы эволюции, но его теория не может претендовать на статус эволюционистского метанарратива: наука должна разрабатывать новые концепции, дополняющие существующие теории. И все-таки дарвиновская теория естественного отбора до сих пор остается той гипотезой, в которую верит большинство людей, вообще признающих эволюцию.

Теория эволюции Дарвина: определение и доказательства

Теория эволюции путем естественного отбора, впервые сформулированная в книге Чарльза Дарвина «Происхождение видов» в 1859 году, описывает, как организмы эволюционируют на протяжении поколений посредством наследования физических или поведенческих черт, как объясняет National Geographic . Теория начинается с предположения, что в пределах популяции существуют различия в чертах, таких как форма клюва у одного из галапагосских вьюрков, изученных Дарвином.Люди с чертами, которые позволяют им адаптироваться к окружающей среде, помогут им выжить и иметь больше потомства, которое унаследует эти черты. Лица с менее адаптивными чертами реже выживают, чтобы передать их. Со временем признаки, позволяющие видам выживать и воспроизводиться, станут более частыми в популяции, и популяция будет меняться или развиваться. Дарвин предположил, что благодаря естественному отбору от общего предка могут возникнуть различные формы жизни.

Дарвин выбрал термин «естественный отбор», чтобы контрастировать с «искусственным отбором», при котором селекционеры отбирают особые черты, которые они считают желательными, согласно National Geographic.При естественном отборе выбор делает не человек, а естественная среда.

Проще говоря, теорию можно описать как «происхождение с модификацией», - сказала Бриана Побинер, антрополог и педагог из Смитсоновского национального музея естественной истории в Вашингтоне, округ Колумбия, которая специализируется на изучении происхождения человека.

Теория иногда описывается как «выживание наиболее приспособленных», но такая характеристика может вводить в заблуждение, сказал Побинер. Здесь «фитнес» относится не к силе или атлетизму организма, а к его способности выживать и воспроизводиться.

Дарвин не знал механизма передачи черт, согласно National Geographic; то есть он не знал о генетике, механизме, с помощью которого гены кодируют определенные черты, и эти черты передаются от одного поколения к другому; он также не знал о генетической мутации, которая является источником естественной изменчивости. Но будущие исследования генетиков предоставили механизм и дополнительные доказательства эволюции путем естественного отбора (см. «Современное понимание» ниже).Это одна из наиболее обоснованных теорий в истории науки, подтвержденная данными из самых разных научных дисциплин, включая не только генетику (которая показывает, что разные виды имеют сходство в своей ДНК), но также палеонтологию и геологию (через летопись окаменелостей, которая показывает, чем те виды, которые существовали в прошлом, отличаются от существующих сегодня), и биология развития (виды, которые кажутся очень разными, когда взрослые проходят через аналогичные стадии эмбриологического развития, что предполагает общее эволюционное прошлое). (Для получения дополнительной информации об этих доказательствах см. Учебник Концепции биологии в открытом доступе.)

Как развивались киты?

В первом издании «Происхождения видов», опубликованном в 1859 году, Дарвин размышлял о том, как естественный отбор может заставить наземное млекопитающее превратиться в кита. В качестве гипотетического примера Дарвин использовал североамериканских черных медведей ( Ursus americanus ), которые, как известно, ловили насекомых, плавая в воде с открытым ртом.

«Я не вижу трудностей в том, чтобы естественным отбором сделать расу медведей более водными по своему строению и повадкам, с все более и более крупными ртами, пока не появилось существо столь же чудовищное, как кит», - предположил он.

Эта идея не очень понравилась публике или другим ученым. Дарвин был так смущен насмешкой , которую он получил от , что отрывок с плавающим медведем был удален из более поздних изданий книги.

Ученые теперь знают, что Дарвин имел правильную идею, но неправильное животное. Вместо того, чтобы смотреть на медведей, он должен был смотреть на коров и бегемотов.

История происхождения китов - одна из самых увлекательных историй эволюции и один из лучших примеров естественного отбора, который есть у ученых.

Что такое естественный отбор?

Археоптерикс, показанный здесь на этой иллюстрации, считается первым зарегистрированным птицеподобным динозавром, появившимся примерно 150 миллионов лет назад в юрский период. (Изображение предоставлено Леонелло Кальветти / Getty Images)

Чтобы понять происхождение китов, вам необходимо базовое понимание того, как работает естественный отбор.Естественный отбор может незначительно изменить вид, заставляя популяцию менять цвет или размер в течение нескольких поколений. Когда этот процесс происходит в течение относительно короткого периода времени и у определенного вида или небольшой группы организмов, ученые называют его «микроэволюцией».

Но при наличии достаточного количества времени и накопленных изменений естественный отбор может создать совершенно новые виды - процесс, известный как «макроэволюция». Этот долгосрочный процесс превратил динозавров в птиц, амфибийных млекопитающих (таких как животное под названием Indohyus ) в китов и общего предка обезьян и людей в людей, шимпанзе и горилл, которых мы знаем сегодня.Возьмем пример с китами: используя эволюцию в качестве руководства и понимая, как работает естественный отбор, биологи знали, что переход ранних китов с суши в воду происходил в результате ряда предсказуемых шагов. Например, эволюция дыхала могла начаться со случайных генетических изменений, в результате которых, по крайней мере, у одного кита ноздри оказались дальше назад на голове. Киты с такой адаптацией больше подошли бы к морскому образу жизни, поскольку им не пришлось бы полностью всплывать на поверхность, чтобы дышать.Такие особи были более успешными и имели больше потомства. В более поздних поколениях произошло больше генетических изменений, в результате чего нос отодвинулся на голову.

Изменились и другие части тела ранних китов. Передние лапы превратились в ласты. Задние ноги исчезли. Их тела стали более обтекаемыми, и они развили хвостовые плавники, чтобы лучше двигаться по воде.

Дарвин также описал форму естественного отбора, которая зависит от успеха организма в привлечении партнера - процесс, известный как половой отбор.Красочное оперение павлинов и рога оленей-самцов являются примерами черт, развившихся в результате этого типа отбора.

Но Дарвин не был первым или единственным ученым, разработавшим теорию эволюции. Примерно в то же время, что и Дарвин, британский биолог Альфред Рассел Уоллес независимо разработал теорию эволюции путем естественного отбора, в то время как французский биолог Жан-Батист Ламарк предположил, что организм может передавать признаки своему потомству, хотя в некоторых из них он ошибался. детали.

Разница между дарвиновской и ламаркианской эволюцией

Масаи-жираф бродит по листьям высокого дерева в национальном заповеднике Масаи Мара, Кения. (Изображение предоставлено: Ануп Шах / Getty Images)

Как и Дарвин, Ламарк верил, что организмы адаптировались к окружающей их среде, и передают эту адаптацию. Он думал, что организмы добиваются этого, изменяя свое поведение и, следовательно, свое тело - как спортсмен, тренирующийся и получающий удовольствие - и что эти изменения передаются потомству.Например, Ламарк считал, что изначально у жирафов были более короткие шеи, но по мере того, как деревья вокруг них становились выше, они вытягивали шеи, чтобы дотянуться до вкусных листьев, и их потомство постепенно становилось все длиннее и длиннее. Ламарк также считал, что жизнь каким-то образом развивалась из поколения в поколение от простых к более сложным формам, согласно Understanding Evolution , образовательному ресурсу из Музея палеонтологии Калифорнийского университета.

Хотя Дарвин не был уверен в механизме, с помощью которого передаются черты, он не верил, что эволюция обязательно двигалась к большей сложности, согласно «Пониманию эволюции»; скорее он считал, что сложность возникла в результате естественного отбора.Дарвиновский взгляд на эволюцию жирафов, согласно Quanta , будет заключаться в том, что жирафы имеют естественную вариацию длины шеи, а те, у кого шея длиннее, могут лучше выживать и размножаться в среде, полной высоких деревьев, так что последующие поколения имели все больше и больше длинношеих жирафов. Основное различие между ламаркистскими и дарвиновскими идеями эволюции жирафов состоит в том, что в дарвиновском объяснении жирафов нет ничего, что они вытягивают шеи и передают приобретенные характеристики.

Что такое современный эволюционный синтез?

Дарвин ничего не знал о генетике, сказал Побинер. «Он наблюдал закономерность эволюции, но на самом деле ничего не знал о механизме», - сказал Побинер. Это произошло позже, с открытием того, как гены кодируют различные биологические или поведенческие черты и как генов передаются от родителей к потомству. Включение генетики в теорию Дарвина известно как «современный эволюционный синтез».

Физические и поведенческие изменения, которые делают возможным естественный отбор, происходят на уровне ДНК и генов внутри гамет, сперматозоидов или яйцеклеток, через которые родители передают генетический материал своему потомству.Такие изменения называются мутациями. «Мутации - это, по сути, сырье, на котором действует эволюция», - сказал Побинер.

Мутации могут быть вызваны случайными ошибками при репликации или репарации ДНК, а также химическим или радиационным повреждением. Обычно мутации либо вредны, либо нейтральны, но в редких случаях мутация может оказаться полезной для организма. Если так, то в следующем поколении он станет более распространенным и распространится среди населения.

Таким образом, естественный отбор направляет эволюционный процесс, сохраняя и суммируя полезные мутации и отвергая плохие.«Мутации случайны, но выбор для них не случаен», - сказал Побинер.

Но естественный отбор - не единственный механизм эволюции организмов, сказала она. Например, гены могут передаваться от одной популяции к другой при миграции или иммиграции организмов - процесс, известный как поток генов. Частота некоторых генов также может изменяться случайным образом, что называется генетическим дрейфом.

Причина, по которой теория эволюции Ламарка в целом ошибочна, заключается в том, что приобретенные характеристики не влияют на ДНК сперматозоидов и яйцеклеток. Например, гаметы жирафа не зависят от того, вытягивает ли он шею; они просто отражают гены, унаследованные жирафом от своих родителей. Но, как сообщает Quanta , некоторые аспекты эволюции являются ламарковскими. Например, шведское исследование, опубликованное в 2002 году в European Journal of Human Genetics , показало, что внуки мужчин, которые голодали в детстве во время голода, передали своим внукам лучшее сердечно-сосудистое здоровье. Исследователи предполагают, что, хотя такие переживания, как лишение пищи, не меняют последовательности ДНК в гаметах, они могут привести к внешним модификациям ДНК, которые включают или выключают гены.«Такие изменения, называемые эпигенетическими изменениями , не изменяют саму фактическую последовательность ДНК. Например, химическая модификация, называемая метилированием, может влиять на то, какие гены включаются или выключаются. Такие эпигенетические изменения могут передаваться потомству. Таким образом, , переживания человека могут повлиять на передаваемую им ДНК, аналогично тому, как, по мнению Ламарка, вытягивающий шею жираф повлияет на длину шеи его потомства.

Какие доказательства эволюции?

Даже если ученые могли предсказать как должны выглядеть ранние киты, им не хватало ископаемых свидетельств, подтверждающих их утверждение.Креационисты рассматривали это отсутствие не только в отношении эволюции китов, но в более общем плане как доказательство того, что эволюции не было, как указано в статье журнала Scientific American . Но с начала 1990-х годов ученые нашли доказательства из палеонтологии, биологии развития и генетики, подтверждающие идею о том, что киты произошли от наземных млекопитающих. Эти же доказательства подтверждают теорию эволюции в целом.

Свидетельства палеонтологической эволюции китов

Ambulocetus natans, плавающие под водой.(Изображение предоставлено: Нобумичи Тамура / Stocktrek Images через Getty Images)

Важнейшее доказательство было обнаружено в 1994 году, когда палеонтологи обнаружили окаменелые останки Ambulocetus natans , что означает «идущий плавающий кит», согласно обзору 2009 года. опубликовано в журнале Evolution: Education and Outreach . У его передних конечностей были пальцы и маленькие копыта, но задние лапы были огромными по сравнению с его размером. Животное явно было приспособлено к плаванию, но также было способно неуклюже передвигаться по суше, как тюлень.

Во время плавания древнее существо двигалось как выдра, отталкиваясь задними лапами и волнообразно покачивая позвоночником и хвостом.

Современные киты продвигаются по воде с помощью мощных ударов своих горизонтальных хвостовых плавников, но A. natans все еще имел хлыстоподобный хвост, и ему приходилось использовать свои ноги для обеспечения большей движущей силы, необходимой для движения в воде.

В последние годы обнаруживается все больше и больше этих переходных видов или «недостающих звеньев», что еще больше подтверждает теорию Дарвина.Например, в 2007 году геолог обнаружил окаменелость вымершего водного млекопитающего, под названием Indohyus , размером с кошку, с копытами и длинным хвостом. Ученые считают, что животное принадлежало к группе китообразных, такой как Ambulocetus natans . Это существо считается «недостающим звеном» между парнокопытными - группой копытных (копытных животных), в которую входят бегемоты, свиньи и коровы - и китами, согласно Национальному научному фонду .

Исследователи знали, что киты были родственниками парнокопытных, но до открытия этой окаменелости не было известных парнокопытных, которые имели бы общие физические характеристики с китами. В конце концов, бегемоты, считающиеся ближайшими родственниками китообразных, сильно отличаются от китов. Indohyus , с другой стороны, был парнокопытным, на что указывало строение его копыт и лодыжек, а также он имел некоторое сходство с китами, например, по строению ушей.

Свидетельства об эволюции китов из генетики и биологии развития

Последним предком современных китов, жившим на берегу, был Синоникс, вверху слева, животное, похожее на гиену. За 60 миллионов лет появилось несколько переходных форм: сверху вниз, Индохиус, Амбулоцетус, Родоцетус, Базилозавр, Дорудон и, наконец, современный горбатый кит. (Изображение предоставлено NOAA)

Генетические данные также подтверждают идею о том, что киты произошли от наземных млекопитающих, и предоставляют информацию о точном ветвлении эволюционного древа.Например, в 1999 году исследователи сообщили в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences , что согласно генетическому анализу последовательностей « прыгающего гена », которые копируют и вставляют себя в геномы, бегемоты были ближайшими живыми родственниками китов. До 1985 года исследователи считали, что свиньи более тесно связаны с китами, но это исследование 1999 года опровергло эту идею, как сообщало агентство Associated Press . В 2019 году исследователи сообщили в журнале Science Advances о том, какие гены в геноме кита были инактивированы в процессе эволюции существа от наземных млекопитающих, как сообщает Science Friday .Исследователи могли сказать, что некоторые гены, в том числе один, участвующий в производстве слюны, были инактивированы, потому что в геномах китов есть их остатки, которые исследователи называют геномными окаменелостями. Это указывает на то, что киты произошли от существа, выделяющего слюну.

Есть также свидетельства эволюции китообразных из биологии развития. Биология развития иллюстрирует тот факт, что животные, которые во взрослом возрасте очень отличаются друг от друга, имеют сходство с эмбрионами, потому что они связаны эволюционным родством.Например, по данным журнала Evolution: Education and Outreach , в качестве эмбриона у китообразных начали развиваться задние конечности, которые позже в процессе развития исчезают, в то время как передние конечности остаются и превращаются в ласты. Это говорит о том, что китообразные произошли от четвероногого предка.

Является ли теория эволюции спорной?

Несмотря на обилие свидетельств из летописи окаменелостей, генетики и других областей науки, некоторые люди все еще сомневаются в обоснованности теории эволюции.Некоторые политики и религиозные лидеры отвергают эту теорию, ссылаясь на высшее существо как на дизайнера, чтобы объяснить сложный мир живых существ, особенно людей.

Школьные советы обсуждают, следует ли преподавать теорию эволюции наряду с другими идеями, такими как разумный замысел или креационизм.

Традиционные ученые не видят разногласий. «Многие люди имеют глубокие религиозные убеждения и также принимают эволюцию, - сказал Побинер, добавив, - что может быть настоящее примирение».

Эволюция хорошо подтверждается множеством примеров изменений в различных видах, ведущих к разнообразию жизни, наблюдаемому сегодня.

Дополнительная информация от авторов Алины Брэдфорд и Эшли П. Тейлор.

Дополнительные ресурсы

  • Национальное управление океанических и атмосферных исследований представило доклад об эволюции китов.
  • Чтобы прочитать теорию в ее первоначальном виде, см. Книгу Дарвина «Происхождение видов».
  • Обзор естественного отбора можно найти в этой статье.
  • Чтобы понять разницу между теорией и фактом, посетите этот веб-сайт Национальной академии наук.

Связанный:

Charles Darwin | Биография, образование, книги, теория эволюции и факты

Узнайте о жизни Чарльза Дарвина и его теории эволюции.

Обзор жизни Чарльза Дарвина с акцентом на его работу, связанную с эволюцией.

Contunico © ZDF Enterprises GmbH, Майнц См. Все видео к этой статье

Чарльз Дарвин , полностью Чарльз Роберт Дарвин , (родился 12 февраля 1809 года, Шрусбери, Шропшир, Англия, умер 19 апреля 1882 года, Даун , Кент), английский естествоиспытатель, чья научная теория эволюции путем естественного отбора легла в основу современных эволюционных исследований.Приветливый сельский джентльмен, Дарвин сначала шокировал религиозное викторианское общество, предположив, что животные и люди имеют общее происхождение. Однако его нерелигиозная биология привлекала растущий класс профессиональных ученых, и к моменту его смерти эволюционные образы распространились по всей науке, литературе и политике. Дарвин, сам агностик, удостоился высшей британской награды за похороны в Вестминстерском аббатстве в Лондоне.

Популярные вопросы

Чем знаменит Чарльз Дарвин?

Теория эволюции путем естественного отбора Чарльза Дарвина является фундаментом, на котором построена современная теория эволюции.Теория была изложена в основополагающей работе Дарвина О происхождении видов , опубликованной в 1859 году. Хотя викторианская Англия (и весь остальной мир) медленно принимали естественный отбор как механизм, движущий эволюцией, сама концепция эволюции получила признание. повсеместная тяга к концу жизни Дарвина.

Что такое эволюция, как ее понимал Чарльз Дарвин?

Теория эволюции Чарльза Дарвина состояла из трех основных компонентов: вариации происходят случайным образом среди представителей вида; что черты индивидуума могут быть унаследованы его потомством; и что борьба за существование позволит выжить только тем, у кого есть благоприятные черты.Хотя многие из его идей были подтверждены современной наукой, Дарвин не все понял правильно: следы устаревшей теории эволюции Жан-Батиста Ламарка остались в собственной теории Дарвина. Он также не смог правильно установить, как наследуются признаки, что не было прояснено до повторного открытия работы Грегора Менделя с горохом.

Какое у Чарльза Дарвина образование?

Чарльз Дарвин, росший, всегда увлекался наукой. В 1825 году отец отправил его в Эдинбургский университет изучать медицину.Там он познакомился со многими несовпадающими идеями того времени, в том числе с идеями Роберта Эдмона Гранта, бывшего ученика французского эволюциониста Жана-Батиста Ламарка. Он перешел в колледж Христа в Кембридже в 1828 году, где его наставники в основном одобряли идею провиденциального замысла. Профессор ботаники предложил ему присоединиться к путешествию на HMS Beagle - поездке, которая предоставит ему большую часть его доказательств теории эволюции путем естественного отбора.

Какой была семейная жизнь Чарльза Дарвина?

Чарльз Дарвин родился в Англии в зажиточной семье в 1809 году.Его отец был врачом, а мать, которая умерла, когда ему было всего восемь лет, была дочерью успешного промышленника 18-го века. Дарвин был не первым в семье, кто тяготел к натурализму: отец его отца, Эразм Дарвин, был врачом, изобретателем и поэтом, который разработал свои собственные теории эволюции видов. Позже Дарвин женился на своей двоюродной сестре по материнской линии Эмме Веджвуд. Вместе у них было 10 детей, трое из которых умерли в молодом возрасте.

Какое влияние на общество оказала работа Чарльза Дарвина?

Теории Чарльза Дарвина оказали огромное влияние на научную мысль.Но его идеи также повлияли на политику, экономику и литературу. Более коварными были способы, которыми идеи Дарвина использовались для поддержки таких теорий, как социальный дарвинизм и евгеника, в которых биологический детерминизм использовался для защиты искоренения людей, считающихся социально непригодными. Хотя сам Дарвин был сторонником отмены смертной казни, идеи социал-дарвинизма, вдохновленные его работой, внесли свой вклад в некоторые из самых расистских и классических социальных программ за последние 150 лет.

Дарвин сформулировал свою смелую теорию в частном порядке в 1837–1839 годах, после возвращения из кругосветного путешествия на борту HMS Beagle , но только два десятилетия спустя он, наконец, дал ей полное публичное выражение в книге О происхождении «Виды » (1859 г.), книга, оказавшая глубокое влияние на современное западное общество и мышление.

Ранняя жизнь и образование

Дарвин был вторым сыном светского доктора Роберта Уоринга Дарвина и Сюзанны Веджвуд, дочери унитарного промышленника по производству керамики Джозайи Веджвуда. Другой дед Дарвина, Эразм Дарвин, вольнодумный врач и поэт, модный до Французской революции, был автором Zoonomia; или Законы органической жизни (1794–96). Мать Дарвина умерла, когда ему было восемь лет, и о нем заботились три его старшие сестры. Мальчик трепетал перед своим властным отцом, чьи проницательные медицинские наблюдения многое узнали о психологии человека.Но он ненавидел механическое заучивание классики в традиционной англиканской школе Шрусбери, где он учился с 1818 по 1825 год. Тогда наука считалась дегуманизирующей в английских государственных школах, а за то, что он увлекался химией, Дарвин был осужден своим директором (по прозвищу «Газ» одноклассниками).

Его отец, считая 16-летнего бездельника, интересующегося только охотой на дичь, в 1825 году отправил его изучать медицину в Эдинбургский университет. Позже у Дарвина создалось впечатление, что он мало чему научился за два года в Эдинбурге. .Фактически, это был формирующий опыт. В британском университете не было лучшего научного образования. Его научили понимать химию охлаждающих горных пород на примитивной Земле и классифицировать растения по современной «естественной системе». В Эдинбургском музее его научил чучело птиц Джон Эдмонстон, освобожденный южноамериканский раб, и научил его определять слои горных пород, а также колониальную флору и фауну.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Что еще более важно, радикальные студенты университета познакомили подростка с новейшими континентальными науками.Эдинбург привлекал английских инакомыслящих, которым было запрещено получать образование в англиканских университетах Оксфорда и Кембриджа, а в студенческих обществах Дарвин слышал, как вольнодумцы отрицают Божественный замысел анатомии человеческого лица и утверждают, что животные разделяют все человеческие умственные способности. Одно выступление о разуме как продукте материального мозга было официально подвергнуто цензуре, поскольку в консервативные десятилетия после Французской революции такой материализм считался подрывным. Дарвин был свидетелем социальных наказаний за сохранение девиантных взглядов.Когда он собирал морских слизней и морских загонов на близлежащих берегах, его сопровождал Роберт Эдмон Грант, радикальный эволюционист и ученик французского биолога Жана-Батиста Ламарка. Будучи экспертом по губкам, Грант стал наставником Дарвина, обучая его росту и взаимоотношениям примитивных морских беспозвоночных, которые, по мнению Гранта, являются ключом к разгадке тайн, окружающих происхождение более сложных существ. Дарвин, воодушевленный изучением зоологии беспозвоночных, решил заняться более серьезными вопросами жизни, провел свои собственные наблюдения за личинками морского коврика ( Flustra ) и объявил о своих открытиях студенческим обществам.

Молодой Дарвин многому научился в богатой интеллектуальной среде Эдинбурга, но не медицине: он ненавидел анатомию, а хирургия (до хлороформа) вызывала у него отвращение. Его вольнодумный отец, проницательно осознав, что церковь - лучшее призвание для бесцельного натуралиста, в 1828 году перевел его в Крайстс-колледж в Кембридже. В условиях полной смены обстановки Дарвин теперь получил образование как англиканский джентльмен. Он взял свою лошадь, предался своей страсти к выпивке, стрельбе и собиранию жуков с сыновьями других оруженосцев и занял 10-е место в степени бакалавра гуманитарных наук в 1831 году.Здесь ему показали консервативную сторону ботаники молодой профессор преподобный Джон Стивенс Хенслоу, в то время как этот старейшина провиденциального замысла в животном мире преподобный Адам Седжвик взял Дарвина в Уэльс в 1831 году на геологическую экскурсию.

Увлеченный рассказом Александра фон Гумбольдта о джунглях Южной Америки в его Персональном рассказе о путешествиях , Дарвин ухватился за предложение Хенслоу совершить путешествие к Огненной Земле, на южной оконечности Южной Америки, на борту перестроенного брига HMS Бигль .Дарвин будет плавать не как скромный хирург-натуралист, а как самофинансируемый джентльмен-компаньон 26-летнего капитана Роберта Фицроя, аристократа, опасавшегося одиночества командования. Путешествие Фицроя должно было стать имперско-евангелическим путешествием: он планировал обследовать прибрежную Патагонию, чтобы облегчить британскую торговлю и вернуть трех «дикарей», ранее привезенных в Англию с Огненной Земли и обращенных в христианство. Дарвин вооружился оружием, книгами (Фицрой дал ему первый том Принципов геологии Чарльза Лайелла) и советами экспертов Лондонского зоопарка по сохранению трупов. Beagle отплыл из Англии 27 декабря 1831 года.

Шрусбери | Англия, Соединенное Королевство

Шрусбери , город, административный и исторический округ Шропшир, западная Англия. Это уездный город (центр) Шропшира, и его стратегическое положение недалеко от границы между Англией и Уэльсом сделало его очень важным городом.

Старая центральная часть города расположена на полуострове в южном кольце реки Северн. Валлийские князья Поуиса сделали его своей резиденцией, которая в V и VI веках называлась Пенгверн.Впоследствии в конце 8 века он был захвачен англосаксонским королевством Мерсия. Во время правления Эдуарда Старшего (899–924) здесь был монетный двор, а в «Книге судного дня» (1086) он назван городом. Норманнский феодал Роджер де Монтгомери сделал Шрусбери своей штаб-квартирой и основал аббатство. В течение следующих 200 лет графство часто участвовало в войнах с валлийцами, и Эдуард I (годы правления 1272–1307) полностью перестроил замок. В 1403 году Генрих IV укрепил свой трон в битве при Шрусбери.В позднем средневековье, а также в эпоху Тюдоров и елизаветинских времен установление закона и порядка в Марках (политически нестабильная область вдоль границы), наряду с торговлей валлийской шерстью и льном, принесло большое процветание.

В городе есть много зданий, представляющих архитектурный интерес, в том числе фахверковые дома 15 и 16 веков, старый рынок ( c. 1596) и несколько домов в георгианском стиле и эпохи Регентства. Сохранилась значительная длина городской стены, включая сторожевую башню.Церковь Святой Марии от раннего нормандского до перпендикулярного готического стилей украшена замечательными витражами и росписью. Перед старыми зданиями школы Шрусбери (1552 г.), которая сейчас используется как библиотека и музей, стоит статуя Чарльза Дарвина, родившегося в Шрусбери в 1809 году.

Основные отрасли промышленности Шрусбери включают солодовню и производство подвижного состава. , станки, сейфы, электрооборудование. Есть большой рынок крупного рогатого скота. Поп. (2001) 67 126; (2011) 71715.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Эволюция Чарльза Дарвина | Наука

Из тех девяти раз, когда я совершил 5 000-мильное путешествие на Галапагосские острова, чтобы пойти по стопам Чарльза Дарвина, самое стойкое впечатление, которое я получил, - это хрупкость жизни. В ту минуту, когда человек сойдет с любой из туристических троп, созданных Службой национальных парков Галапагосских островов, и направится в дикие внутренние районы одного из этих островов, он рискует умереть под ярким экваториальным солнцем.На острове Санта-Крус, где расположена исследовательская станция Чарльза Дарвина, с 1990 года пропали без вести 17 человек. Большинство из них были впоследствии найдены живыми, безнадежно потерявшимися в густых зарослях и пересеченной вулканической местности. Но некоторые погибли. Один из них был молодым израильским туристом, который заблудился в заповеднике черепах Санта-Крус в 1991 году. Обширные двухмесячные поиски его не нашли. Фактически, некоторые искатели заблудились, и их пришлось спасать. В конце концов, рыбаки обнаружили тело молодого человека.Бывший командир израильского танка, он был в отличной физической форме, но сумел пройти всего шесть миль, прежде чем поддался палящей жаре и нехватке пресной воды. Вывеска в заповеднике черепах прямо гласит: «Стой. Не выходите за рамки этого пункта. Вы могли умереть.

Это обманчиво коварный мир выжженной на солнце лавы, колючих кактусов и запутанных кустов, в который Чарльз Дарвин ступил в сентябре 1835 года, когда он достиг Галапагосских островов с другими членами экипажа HMS Beagle.Капитан «Бигля» Роберт Фицрой описал бесплодный вулканический ландшафт как «берег, пригодный для Пандемониума». В 26 лет Дарвин прибыл на архипелаг, расположенный на экваторе примерно в 600 милях к западу от Эквадора, в рамках пятилетней миссии «Бигля» по обследованию побережья Южной Америки и проведению серии продольных измерений по всему земному шару. Пятинедельный визит Дарвина на эти замечательные острова стал катализатором научной революции, которая теперь носит его имя.

Революционная теория Дарвина заключалась в том, что новые виды возникают естественным образом, в процессе эволюции, а не были созданы - навсегда неизменными - Богом.Согласно устоявшейся креационистской теории времен Дарвина, изысканные приспособления многих видов, такие как петли двустворчатой ​​раковины, а также крылья и перья на семенах, рассеянных по воздуху, были неопровержимым доказательством того, что «дизайнер» создал каждый вид. за предназначенное место в хозяйстве природы. Дарвин всем сердцем принимал эту теорию, которая подкреплялась библейским рассказом в Книге Бытия, пока его опыт на Галапагосских островах не начал подрывать этот образ мышления о биологическом мире.

Галапагосские острова образовались в результате извержений вулканов в недавнем геологическом прошлом (самый старый из островов появился из океана всего три миллиона лет назад), и Дарвин понял, что удаленность должна была дать жизни новое начало. «Глядя на каждую высоту, увенчанную своим кратером, а границы большинства лавовых потоков все еще отчетливы, мы приходим к выводу, что в течение периода, недавнего с геологической точки зрения, здесь распространился сплошной океан», - написал он в своем «Журнале исследований. Исследования.«Следовательно, как в пространстве, так и во времени, мы, кажется, несколько приблизились к этому великому факту - этой тайне тайн - первому появлению новых существ на этой Земле».

Как, спрашивал себя Дарвин, жизнь впервые появилась на этих островах? «Естественная история этих островов, - позднее указывал он, - в высшей степени любопытна и заслуживает внимания. Большинство органических продуктов - творения аборигенов, которых больше нигде не найти ». Тем не менее, все существа демонстрировали заметную связь с обитателями американского континента.Дарвин предположил, что новые виды на Галапагосских островах, должно быть, возникли как случайные колонисты из Центральной и Южной Америки, а затем отошли от своих предков после прибытия на Галапагосские острова. Путешествуя с острова на остров, Дарвин также натолкнулся на соблазнительные доказательства, свидетельствующие о том, что эволюция происходила независимо на каждом острове, создавая, казалось бы, новые виды.

Другое свидетельство, полученное с южноамериканского континента, показало, что виды не казались стабильными ни в географическом пространстве, ни в глубоких пределах палеонтологического времени.Но особенно убедительные свидетельства с Галапагосских островов катапультировали Дарвина и науки о жизни в современную эпоху. Впоследствии он добавил к своему смелому одобрению эволюции важное понимание того, что виды развиваются посредством естественного отбора: варианты, которые лучше приспособлены к окружающей среде, с большей вероятностью выживут и будут воспроизводиться. Когда в 1859 году он, наконец, опубликовал «Происхождение видов путем естественного отбора», революционные теории Дарвина не только переработали изучение жизни, но и превратили Галапагосские острова в священную научную базу.

Более трех десятилетий назад я был очарован жизнью Дарвина и особенно его историческим кругосветным путешествием. Когда эволюционный биолог Эдвард О. Уилсон, чей курс бакалавриата я проходил в Гарварде, узнал о моем интересе, он предложил мне поехать на Галапагосские острова и помог финансировать документальный фильм о путешествии Дарвина. Моя первая поездка в 1968 году была за два года до начала организованного туризма на Галапагосские острова. Просто добраться до островов
было непросто.Наша экспедиция вылетела из Гуаякиля, Эквадор, на PBY, двухмоторном патрульном самолете-амфибии времен Второй мировой войны. Мы сидели на сиденьях из сетчатых сеток. В шасси самолета было множество дыр, через которые я мог видеть весь океан внизу. Эти невероятно красивые острова произвели на меня неизгладимое впечатление (вулкан, образующий остров Фернандина, во время нашего визита подвергся впечатляющему извержению).

Спустя восемь экспедиций я по-прежнему увлекаюсь этими островами, чтобы задокументировать их чрезвычайное влияние на Дарвина, а также изучить экологические изменения со времен Дарвина.С появлением организованного туризма многое изменилось. Сейчас на Галапагосские острова ежедневно летают от двух до четырех пассажирских самолетов, что в сумме дает около 100 000 туристов в год. Пуэрто-Айора, где находится исследовательская станция Чарльза Дарвина, - это быстро развивающаяся туристическая остановка с населением около 15 000 человек, что почти в десять раз больше, чем во время моего первого визита. Поскольку туристы наслаждаются организованными круизами по островам, они ограничены 60 местами, тщательно отобранными Службой национальных парков, и должны придерживаться четко обозначенных маршрутов, которые защищают их от опасности.

Изучая исторический визит Дарвина, изучающий исторический визит Дарвина сталкивается с двумя основными вопросами: куда отправился Дарвин и как именно его визит повлиял на его научное мышление? Ответить на первый вопрос оказалось проще, чем можно было подумать, благодаря богатому репозиторию документальных источников. Британский флот имел склонность к ведению подробных записей, и путешествие «Бигля» описано в трех судовых журналах, в личном рассказе капитана Фицроя, в серии отличных карт, сделанных офицерами «Бигля», а также в различных акварелях и зарисовках членов экипажа.Мы также можем использовать собственный обширный отчет Дарвина о его дюжине или около того его экскурсий, который включает более 100 страниц неопубликованных заметок и более 80 страниц опубликованных материалов.

В течение пяти лет в журналах «Бигль», часто ежечасно, фиксировалось, где находится корабль и что он делает. Через два дня после первого обнаружения земли на Галапагосских островах, 15 сентября 1835 года, «Бигль» бросил якорь в заливе Стивенс на острове Чатем, ныне известном как Сан-Кристобаль. (Всем островам давали испанские, а также английские названия их первые посетители, в том числе испанцы, ищущие золото и серебро инков в Перу, и британские пираты, намеревающиеся украсть эти богатства у испанцев.На этой якорной стоянке офицеры компании «Бигль» зафиксировали направление N10ºE до Кикер-Рок, впечатляющего 470-футового островка примерно в четырех милях от берега, и направление N45ºE на Finger Hill, 516-футовый туфовый кратер. На карте место пересечения этих двух пеленгов указывает на точку стоянки «Бигля». Используя другие данные в журналах «Бигля», а также замечания Дарвина в его дневнике и научных записях, можно реконструировать практически все места высадки Дарвина и внутренние маршруты во время его пятинедельного визита.К ним относятся многие регионы, которые находятся либо в отдаленных, либо в потенциально опасных местах и, следовательно, закрыты для туристов.

Когда «Бигль» плыл с востока на запад через архипелаг, Дарвин посетил четыре больших острова, где он высадился в девяти различных местах. На Сан-Кристобале Дарвина особенно привлекал сильно «кратеризованный район» на суровом северо-восточном побережье. «Вся поверхность этой части острова, - сообщил Дарвин, - кажется, была пропитана, как решето, подземными парами: кое-где лава, будучи мягкой, превратилась в огромные пузыри; а на других участках вершины пещер, образованных аналогичным образом, обрушились, оставив круглые ямы с крутыми сторонами.Из-за правильной формы множества кратеров они придавали стране искусственный вид, который живо напомнил мне те части Стаффордшира, где больше всего крупных чугунолитейных заводов ».

Когда Дарвин исследовал Сан-Кристобаль, он встретил много новых для себя птиц и животных. Он дивился удивительной ручности птиц, отталкивая любопытного ястреба с ветки стволом своего ружья и пытаясь поймать мелких птиц руками или в шапке. Он также отметил поразительное доминирование рептилий на этих островах, что сделало архипелаг похожим на путешествие во времени.На береговой линии росли стаи «отвратительных» морских игуан - единственные в мире океанские ящерицы. На суше экипаж «Бигля» встретил крупных наземных игуан, тесно связанных со своими морскими кузенами; парочка ящериц поменьше; змея; и гигантские наземные черепахи, в честь которых названы острова. (Старое испанское слово галапаго означает седло, которое напоминает форма панциря черепахи.)

Посреди частично заросшего лавового поля на Сан-Кристобале Дарвин наткнулся на двух огромных черепах, каждая из которых весила более 200 фунтов.Один, как он отметил, «ел кусок кактуса, и когда я подошел к нему, он посмотрел на меня и медленно пошел прочь; другой издал глубокое шипение и втянул голову. Эти огромные рептилии, окруженные черной лавой, безлистным кустарником и большими кактусами, казались мне какими-то допотопными животными ». Дарвин подумал, что в целом эти гигантские рептилии внесли значительный вклад в «странную циклопическую сцену».

Флореана была следующим из четырех островов, которые посетил Дарвин. Первое поселение на Галапагосских островах было основано здесь всего за три года до этого, и в нем жили осужденные из Эквадора; он рухнул несколько лет спустя, после того как несколько недовольных заключенных подняли оружие против местного губернатора.На Флореане Дарвин заметил в своем личном дневнике: «Я усердно собрал всех животных, растений, насекомых и рептилий с этого острова», добавив: «Будет очень интересно узнать из будущего сравнения, в каком районе или« центре творения » «должны быть прикреплены организованные существа этого архипелага». Все еще думая как креационист, Дарвин стремился понять странных жителей островов в рамках господствующей биологической парадигмы.

После короткой остановки в бухте Тежу, на острове Исабела, «Бигль» направился в Сантьяго.Дарвину, трем членам экипажа и его слуге, Симсу Ковингтону, оставили на девять дней для сбора образцов, а «Бигль» вернулся в Сан-Кристобаль за пресной водой. Под руководством поселенца из Флореаны, которого послали охотиться на черепах, Дарвин дважды поднимался на высокогорье, чтобы собрать образцы во влажной зоне. Там он смог подробно изучить повадки черепахи.
Он обнаружил, что эти неуклюжие чудовища прилетели со всего острова, чтобы попить воды из нескольких небольших источников недалеко от вершины.Можно было видеть, как орды гигантов приближаются и уходят с вытянутыми шеями, зарываясь головами в воду, «совершенно независимо от любого зрителя», чтобы утолить жажду. Дарвин подсчитал, сколько раз черепахи проглотили за минуту (около десяти), определил их среднюю скорость (шесть ярдов в минуту) и изучил их диету и брачные привычки. Находясь в высокогорье, Дарвин и его товарищи обедали исключительно черепаховым мясом. Он сказал, что это было очень вкусно, когда его жарили в скорлупе или превращали в суп.

Когда он не собирал образцы, Дарвин уделял время попыткам понять геологические особенности островов, особенно выступающие конусы туфа возле своего лагеря в Бухте Буканир. Он был первым геологом, который осознал, что подобные песчаниковые структуры, которые поднимаются на высоту более 1000 футов, обязаны своими особенностями подводным извержениям лавы и грязи; они смешиваются при высоких температурах с морской водой, производя крошечные частицы, которые взлетают в воздух и осыпаются дождем на сушу, образуя огромные шлаковые конусы.

17 октября Дарвин и четверо его товарищей из Сантьяго отправили на «Бигль» недельный улов особей. Следующие два дня корабль провел, завершая обследование двух самых северных островов, а затем, через 36 дней после прибытия на архипелаг (в течение которых он провел на суше 19 дней), «Бигль» отплыл на Таити. Хотя Дарвин еще не полностью осознавал это, революция в науке началась.

Следуя по пути Дарвина, каждый понимает трудности, которые он преодолел, которые не всегда очевидны для читателей его публикаций.В походе по Галапагосам все зависит от того, сколько воды можно унести, что ограничивает каждую экскурсию примерно тремя днями - или, для более длительных экскурсий, требуется припрятать еду и воду по маршруту.

Для Дарвина такая логистика была бы еще более проблематичной, поскольку у него не было легкого оборудования, такого как рюкзаки с алюминиевой рамой и пластиковые контейнеры для воды, которые у нас есть сегодня. С помощью своего слуги Дарвин принес бы свой геологический молоток, клинометр для измерения уклонов, дробовик для сбора птиц, компас, прессы для растений, ловушки для грызунов, бутылки для образцов, духи вина для сохранения беспозвоночных, блокнот, спальный мешок. , еда и, конечно же, вода.С характерным преуменьшением (отражающим, возможно, его отличную физическую подготовку после обширных полевых исследований в Южной Америке в течение предыдущих четырех лет) Дарвин написал о восхождении на высоту 3000 футов на вершину Сантьяго просто так, что прогулка была «длинной». Во время нашего собственного восхождения по этому маршруту в 2004 году, когда мы все набирали около 70 фунтов, один из моих товарищей по экспедиции был настолько истощен тепловым истощением, что ему пришлось вернуться в наш базовый лагерь в Бухте Буканир; другой из-за предательской опоры вывихнул лодыжку, но сумел продолжить.

Во время предыдущей экспедиции я и пятеро товарищей смогли оценить гораздо ярче, чем нам хотелось бы, сравнение Дарвином потоков лавы на Галапагосских островах с воображаемой сценой из «Адских областей». Мы были в Сантьяго, где Дарвин разбил лагерь девять дней, по пути в регион, где иногда можно было встретить черепах. Наши два гида предложили кратчайший путь через прибрежный поток лавы. То, что никто из нас не мог видеть с выгодной позиции с места посадки нашей лодки, - это то, что наш маршрут проходил более чем на восемь миль по почти сплошной лавовой скале, а не только на милю или две, которых ожидали наши гиды.Когда мы начали свой путь через это опасное поле из зазубренной лавы, мы понятия не имели, насколько близки к смерти мы все подойдем. То, что должно было быть 6-часовой экскурсией, превратилось в 51-часовой кошмар, когда мы перелезали через беспорядочные груды блоков с острыми краями, входили и выходили из крутых оврагов, образованных извилистой лавой и обрушившимися лавовыми куполами. Такие потоки, прокомментировал Дарвин, отважившийся на несколько меньших, были подобны «окаменевшему морю в самые бурные моменты своей жизни». Он добавил: «Ничего нельзя представить более грубым или ужасным.”

Некоторые виды (разновидность ушастых сов на Галапагосских островах) все еще развиваются, становясь все менее похожими на материковых родственников.(Фрэнк Дж. Саллоуэй) «Естественная история этих островов в высшей степени любопытна», - писал Дарвин.Саллоуэй сфотографировал галапагосского ястреба на вулкане Фернандина. (Фрэнк Дж. Саллоуэй) Гигантские черепахи, которые могут достигать 600 фунтов и жить 175 лет, добавляют к «странной циклопической сцене», писал Дарвин.(Фрэнк Дж. Саллоуэй) Виды галапагосских вьюрков, происходящие с разных островов, отличаются характерными клювами, приспособленными к различным условиям.Птицы помогут Дарвину изобразить важнейший процесс адаптации. (Фрэнк Дж. Саллоуэй) Об этих островах (гигантская черепаха) Дарвин писал: «Кажется, мы несколько приблизились к этому великому факту - этой тайне тайн - первому появлению новых существ на этой Земле." (Марк Моффетт / Minden Pictures) Легенда гласит, что Дарвин сразу понял, что виды эволюционируют в результате естественного отбора, когда он посетил Галапагосские острова в 1835 году.Но на самом деле ему потребовались годы, чтобы полностью оценить то, что он там нашел. (Фрэнк Дж. Саллоуэй / Картина Джорджа Ричмонда) В ц.В письме 1837 года Роберту Фицрою, капитану корабля HMS Beagle, Дарвин спрашивает, на каких островах были обнаружены образцы птиц. (Фрэнк Дж. Саллоуэй / Кембриджский университет, Англия)

Во второй день этого потока лавы Сантьяго у нас закончилась вода.Что еще хуже, наши два гида не принесли с собой никакой воды и пили нашу. К полудню третьего дня мы все были сильно обезвожены и были вынуждены бросить большую часть нашего оборудования. В отчаянии наши гиды отрубили ветку канделябров кактуса, и мы начали пить сок, который был настолько горьким, что меня вырвало. Прежде чем мы наконец добрались до берега, где нас отчаянно искало вспомогательное судно, один из членов экспедиции был в бреду и был близок к смерти.Впоследствии он был госпитализирован на пять дней в Соединенных Штатах, и ему потребовалось больше месяца, чтобы выздороветь.

В другой раз я сопровождал ботаника из исследовательской станции Чарльза Дарвина Алана Тая в поисках редкого кустарника лекокарпуса, который Дарвин собрал в 1835 году. Это растение, принадлежащее к семейству маргариток, никто не видел в течение столетия, поэтому некоторые ботаники, чтобы подвергнуть сомнению сообщенное местонахождение Дарвина. День был необычно жарким, и Тай, после нескольких часов пеших прогулок, почувствовал начало теплового истощения и попросил меня взять на себя инициативу.Используя мачете, чтобы расчистить себе путь сквозь кусты, я тоже почувствовал изнеможение, и меня начало рвать. Тепловое истощение оказалось наименьшей из моих проблем. Я случайно срезал ветку нависающего дерева мансанильо, яблоки которого ядовиты для людей, но любимы черепахами. Часть древесного сока попала на браслет, который я носил, а затем попала в мои глаза. Укус сока был почти невыносимым, и промывание глаз водой не помогло. В течение следующих семи часов я был почти ослеплен и мог открывать глаза только на несколько секунд за раз.Возвращаясь к нашему лагерю, находящемуся в пяти часах пути, мне часто приходилось балансировать с закрытыми глазами на огромных валунах в высохшем русле реки и на краю лавовых оврагов. Это были самые болезненные семь часов, которые я когда-либо проводил. К счастью, мы с Тай нашли то редкое растение, которое искали, разрешив вековую загадку и установив, что в Сан-Кристобале есть два разных представителя одного и того же рода Lecocarpus.

Дарвин лично не сообщил о серьезных физических проблемах во время своего собственного визита на Галапагосские острова, хотя он и четыре товарища в Сантьяго жаловались на нехватку пресной воды и сильную жару, которая достигала 137 градусов по Фаренгейту (максимум на их термометре), как измерено в песчаная почва за пределами их палатки.Дарвину дважды напомнили о потенциально смертельном исходе любой экскурсии в дебри Галапагосских островов. Команда «Бигля» столкнулась с одной заблудшей душой американского китобойца Хайдаспи, который застрял на острове Эспаньола, и эта удача спасла ему жизнь. Кроме того, капитан Фицрой записал, что пропал другой моряк с американского китобойного судна и что команда китобоя его разыскивает. Поэтому не следует удивляться тому, что, занимаясь полевыми исследованиями, Дарвин сосредоточил свое внимание на выживании во многих опасностях Галапагосских островов.

Легенда гласит, что Дарвин обратился к теории эволюции, подобной эврике, во время своего визита на острова. Как он мог не быть? Оглядываясь назад, можно сказать, что доказательства эволюции кажутся столь убедительными. Дарвин сообщает нам в своем «Журнале исследований», впервые опубликованном в 1839 году, что его увлечение «тайной загадок» - происхождением новых видов - впервые было вызвано случайной дискуссией о Флореане с Николасом Лоусоном, вице-губернатором островов. . Частично основываясь на различиях в форме панциря черепахи, Лоусон утверждал, что «он мог сразу сказать, с какого острова был доставлен тот или иной остров.Дарвин также заметил, что пересмешники представляли собой отдельные разновидности или виды на четырех островах, которые он посетил. Если это правда, полагал он, «такие факты подорвут стабильность видов» - фундаментальный принцип креационизма, который утверждал, что все виды были созданы в их нынешних неизменных формах.

Первые размышления Дарвина об эволюции были запоздалыми, написанными во время последнего этапа плавания на Бигле, через девять месяцев после его визита на Галапагосские острова. (Этим историческим открытием я обязан любопытному факту - Дарвин плохо писал.В 1982 году я смог датировать самые ранние и ранее недатированные труды Дарвина о возможных трансформациях видов, проанализировав изменения в образце орфографических ошибок Дарвина во время путешествия.) Находясь на Галапагосских островах, Дарвин гораздо больше интересовался геологией островов, чем их зоологией. Более того, из полного отчета его неопубликованных научных заметок мы знаем, что он лично сомневался в эволюции. В течение почти полутора лет после своего визита на Галапагосские острова он считал, что черепахи и пересмешники, вероятно, были «единственными разновидностями», и это заключение не угрожало креационизму, что позволяло животным немного отличаться в зависимости от среды обитания.Согласно теории креационистов, виды напоминали резинки. Окружающая среда могла вызывать изменения, но неизбежное притяжение неизменного «типа» - который считался идеей в разуме Бога - заставлял виды возвращаться к своим первоначальным формам. Для креациониста все отклонения от «типа» были ограничены непреодолимой преградой между настоящими видами.

Первоначальная неспособность Дарвина понять аргументы в пользу эволюции во многом проистекает из широко ошибочного предположения о черепахах.Натуралисты полагали, что гигантские черепахи были завезены на Галапагосские острова пиратами, которые перевезли их из Индийского океана, где похожие черепахи встречаются на нескольких островах. Эта путаница объясняет поразительную неспособность Дарвина собрать даже один образец для научных целей. Он и его слуга привезли в Англию в качестве домашних животных двух черепах. Эти молодые черепахи еще больше ввели Дарвина в заблуждение, потому что различия между подвидами очевидны только у взрослых особей. Не осознавая важность черепах для теории о происхождении и разнообразии живых существ, которую он в конечном итоге разработал, Дарвин и его товарищи по плаванию съели 48 особей взрослых черепах и выбросили их панцири за борт.

Знаменитые зяблики Дарвина также сначала вводили его в заблуждение. На Галапагосских островах обитает 14 видов вьюрков, которые произошли от одного предка за последние несколько миллионов лет. Они стали одним из самых известных случаев адаптации видов к разным экологическим нишам. Из записных книжек Дарвина видно, что он был обманут, думая, что некоторые из необычных видов зябликов принадлежали к семействам, которым они стали подражать в результате процесса, называемого конвергентной эволюцией.Например, Дарвин полагал, что кактусовый зяблик, чей длинный зябкий клюв предназначен для получения нектара из цветов кактуса (и уклонения от колючек кактуса), может быть связан с птицами с длинными заостренными клювами, такими как луговые жаворонки и иволги. Он также принял зяблика певчих птиц за крапивника. Не понимая, что все зяблики были тесно связаны между собой, Дарвин не имел оснований предполагать, что они произошли от общего предка или что они различались от одного острова к другому.

Мое собственное открытие более 30 лет назад, что Дарвин неверно идентифицировал некоторых из своих знаменитых галапагосских зябликов, привело меня в Дарвиновский архив библиотеки Кембриджского университета в Англии.Там я нашел след от рукописи, который проделал еще больше дыр в легенде о том, что эти птицы вызвали немедленное «ага». Только после возвращения Дарвина в Англию, когда специалисты по герпетологии и орнитологии начали исправлять его отчеты о Галапагосских островах, он осознал масштабы своих оплошностей и ошибочных идентификаций. В частности, Дарвин не смог пометить большинство своих галапагосских птиц по островам, поэтому у него не было решающих доказательств, которые позволили бы ему утверждать, что разные виды вьюрков развивались отдельно, будучи изолированными на разных островах группы Галапагосов.

Через пять месяцев после своего возвращения в Англию, в марте 1837 года, Дарвин встретился с орнитологом Джоном Гулдом. На пять лет старше Дарвина, Гулд только начинал становиться известным своими прекрасно иллюстрированными монографиями о птицах, которые сегодня являются предметом высокой оценки коллекционеров. Одним из самых неожиданных открытий в архивах Дарвина стал лист бумаги, на котором Дарвин записал свою решающую встречу с Гулдом. Этот манускрипт ясно показывает, как мышление Дарвина начало меняться в результате проницательных представлений Гулда о птицах Галапагосских островов.В отличие от Дарвина, Гулд мгновенно осознал родственную природу галапагосских зябликов, а также убедил Дарвина, который подробно расспрашивал его по этому поводу, что три из его четырех галапагосских пересмешников были отдельными видами, а не «только разновидностями». Гулд также сообщил Дарвину, что 25 из его 26 наземных птиц с Галапагосов были новыми для науки, а также уникальными для этих островов.

Таксономические суждения Гулда наконец заставили Дарвина принять теорию эволюции.Ошеломленный осознанием того, что эволюционирующие разновидности могут преодолеть якобы фиксированный барьер, который, согласно креационизму, предотвращает образование новых видов, он быстро попытался исправить свои предыдущие упущения в отношении сбора, запросив информацию о местонахождении острова из тщательно помеченных коллекций трех товарищей по плаванию «Бигль». Две из этих коллекций, созданные капитаном Фицроем и стюардом Фицроя,
Гарри Фуллером, содержали 50 галапагосских птиц, в том числе более 20 зябликов. Даже слуга Дарвина, Ковингтон, сделал то, чего не сделал Дарвин, назвав островами свою личную коллекцию зябликов, которые позже были приобретены частным коллекционером в Англии.Рождение дарвиновской революции было плодотворным предприятием.

Доводы в пользу эволюции, представленные этим общим орнитологическим свидетельством, тем не менее оставались спорными в течение почти десятилетия. Дарвин не был полностью убежден, что Гулд был прав в том, что все зяблики были отдельными видами, или даже что все они были зябликами. Дарвин также знал, что без образцов, различия между островами среди черепах можно оспаривать, даже несмотря на то, что французский герпетолог сказал восхищенному Дарвину в 1838 году, что на островах обитает по крайней мере два вида черепах.

В 1845 году друг Дарвина ботаник Джозеф Хукер предоставил Дарвину неопровержимые доказательства, необходимые для поддержки его теории. Хукер проанализировал многочисленные растения, которые Дарвин привез с Галапагосских островов. В отличие от птиц, все растения имели точные местоположения, привязанные к ним - не потому, что Дарвин собирал растения с учетом эволюционной теории, а потому, что растения должны храниться в прессах вскоре после сбора. Следовательно, образцы с каждого острова были спрессованы вместе, а не перемешаны.В конце концов Хукер идентифицировал более 200 видов, половина из которых были уникальными для Галапагосских островов. Из них три четверти были ограничены отдельными островами, но другие острова часто обладали близкородственными формами, которых больше нигде на Земле не встречали. Наконец, у Дарвина были убедительные доказательства, которым, как он чувствовал, он действительно мог доверять. Как он писал Хукеру: «Я не могу передать вам, насколько я рад и удивлен результатами вашего экзамена; как чудесно они подтверждают мое утверждение о различиях животных на разных островах, которого я всегда боялся.”

Несомненно, свидетельством интеллектуальной смелости Дарвина является то, что он сформулировал теорию эволюции около восьми лет назад, когда он все еще сомневался в том, как классифицировать галапагосских черепах, пересмешников и зябликов. Чтобы поддержать неортодоксальную теорию, он провел исчерпывающую 20-летнюю программу исследований, которая в конечном итоге стала настолько убедительной, что ему не потребовались вдохновляющие доказательства Галапагосских островов, чтобы подтвердить свою правоту. Как следствие, Дарвин посвящает Галапагосам лишь 1 процент от «Происхождения видов», чуть больше, чем он выделил островам Мадейрас или Новой Зеландии.

Я часто задавался вопросом, почему Дарвин до публикации «Происхождения видов» в 1859 году был единственным человеком, который, как известно, стал эволюционистом на основании свидетельств с Галапагосских островов, особенно после убедительного ботанического исследования Хукера. В конце концов, капитан Фицрой, Джон Гулд, Джозеф Хукер и многочисленные научные специалисты, которые помогали Дарвину с анализом и публикацией результатов его путешествия, были полностью осведомлены о необычной природе его коллекций на Галапагосских островах. В конце концов, возможно, дело в смелой готовности рассматривать новые и нетрадиционные способы мышления.Когда дядя Дарвина, Джозия Веджвуд, пытался убедить отца Дарвина в том, что юному Чарльзу следует разрешить плавать на «Бигле», Джозия отметил, что Чарльз был «человеком чрезмерного любопытства».

Мы постоянно видим истинность наблюдений Веджвуда. Неоспоримое умение Чарльза Дарвина задавать правильные вопросы, подкрепленное его пятинедельным посещением необычного семинара по эволюции, наполненного незаданными и оставшимися без ответа вопросами, в конечном итоге ускорило дарвиновскую революцию.Задавая новые вопросы, Дарвин снова и снова мысленно возвращался к Галапагосским островам, переоценивая свои несовершенные доказательства в свете своей теории созревания и извлекая пользу из новых и более совершенных доказательств, полученных другими исследователями.

Хотя многое из того, что можно увидеть на Галапагосских островах сегодня, кажется практически идентичным тому, что Дарвин описал в 1835 году, биология и экология островов были существенно преобразованы с появлением экзотических растений, насекомых и животных.Например, полностью исчезли из Сантьяго золотистые наземные игуаны, которые Дарвин в 1835 году описал как столь многочисленные, что «какое-то время мы не могли найти свободное от их нор место, на котором можно было бы разбить палатку». Основными виновниками этого вымирания, помимо членов экипажа Бигля и других людей, которые сочли этих игуан очень вкусной едой, были крысы, собаки, кошки, козы и свиньи, завезенные моряками и потенциальными поселенцами, которые оставили своих животных на волю. Наряду с посещением китобоев ранние поселенцы также до исчезновения охотились на гигантских наземных черепах на некоторых островах, а на других почти полностью истребили их.Недавно завезенные насекомые и растения, в том числе огненные муравьи, осы, мухи-паразиты и хининовые деревья, также стали сильно инвазивными и угрожают экосистеме Галапагосских островов.

Когда я впервые посетил Галапагосские острова, 37 лет назад, хинин еще не был серьезной проблемой, а дикие козы, которые позже вторглись в вулкан Альседо Изабелы (где обитает около 5000 гигантских наземных черепах), еще не достигли числа эпидемий. Но к 1990-м годам более 100 000 коз истребляли растительность вулкана.Сам Дарвин, несомненно, приветствовал бы неустанные усилия Исследовательской станции Чарльза Дарвина и Службы национальных парков по сдерживанию волны разрушения хрупкой экосистемы, и он также удивился бы некоторым из случайных историй успеха, таких как недавнее уничтожение диких свиней из Сантьяго.

Из того, что я много раз шел по стопам Дарвина, чтобы лучше понять его путь открытий, я пришел к выводу, что Галапагосские острова продолжают воплощать один из ключевых элементов теории Дарвина.Как он утверждал, в течение долгих периодов времени естественный отбор в конечном итоге отвечает за «бесконечные формы, самые прекрасные и самые чудесные», которые нас окружают. Расширение возможностей этого эволюционного процесса на повседневной основе - это то, что Дарвин назвал «борьбой за существование». Этот эволюционный двигатель работает со своими медленными, но неумолимыми биологическими эффектами в первую очередь за счет несчастных случаев, голода и смерти. Возможно, нигде этот суровый биологический принцип не проявляется более очевидным, чем на странных островах, которые вдохновили дарвиновскую научную революцию.

От происхождения видов до происхождения человека (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Истоки теории Дарвина

1.1 Историографические вопросы

Версия трансформизма Чарльза Дарвина была предметом массивная историко-философская наука, практически не имеющая аналогов в любой другой области истории науки. Это включает постоянный поток монографических исследований и сборников статей по аспекты теории Дарвина (Richards and Ruse 2016; Ruse 2013a, 2009а, б, 2008; Русе и Ричардс 2008; Ходж и Радик 2003 [2009]; Hösle & Illies [ред.] 2005; Gayon 1998; Bowler 1996; Депью и Вебер 1995; Кон 1985а).Непрерывное производство популярные и профессиональные биографические исследования Дарвина новые идеи (Ruse et al. 2013a; Johnson 2012; Desmond & Moore 1991, 2009; Браун 1995, 2002; Bowlby 1990; Bowler 1990). Кроме того, крупные редакционные проекты рукописей Дарвина и Переписка, завершенная до 1878 г., продолжает раскрывать подробности. и новое понимание проблем, связанных с собственными мысли (Кейнс [ред.] 2000; Буркхардт и др. [редакторы] 1985–; Дарвин 1836–1844 [1987]).Веб-сайт Cambridge Darwin Online (см. Другие интернет-ресурсы) служит международным Информационный центр этой всемирной дарвиновской стипендии.

Давняя научная традиция интерпретировала теорию Дарвина. происходить из рамок, определенных эндемичными британскими естественными история, британская традиция естественного богословия, особенно Уильяма Пэли (1743–1805), методологические установки Джон Гершель (1792–1871) и геологические теории Чарльз Лайель (1797–1875).Его обращение в униформистский геология Чарльза Лайеля и тезис Лайеля о постепенных изменениях во время рейса HMS Beagle (декабрь 1831 г. - октябрь 1836 г.) считался основополагающим в его формировании (Норман 2013; Герберт 2005; Ходж 1983a). Дополняя это преимущественно англоязычная историография была социально-конструктивистский анализ, подчеркивающий происхождение Теории Дарвина в британской политической экономии (Young, 1985: гпс. 2, 4, 5). Недавно утверждалось, что первичная генерация Источником запросов Дарвина было его участие в Британское движение против рабства, беспокойство, восходящее к его отвращение к рабству, развившееся в течение Биглей лет (Десмонд и Мур 2009).

Напротив, разновидность ревизионистской историографии приуменьшил некоторую новизну взглядов Дарвина; вопросов были подняты относительно действительности стандартных биографических картина раннего Дарвина; новый акцент был сделан на Отношения Дарвина к немецкому романтическому движению, к британскому и шотландские медицинские разработки, а также его раннее формирование в Шотландская наука и философия (R.J. Richards 1999, 2002; Desmond 1989; Manier 1978). Такие пересмотры к давней историографии в понимании генезиса дарвиновской теории обязаны к богатству рукописей и переписки, которые стали доступны с 1960-х годов и теперь доступны в электронном виде в разделе «Статьи и рукописи» Darwin Online (см. Другие интернет-ресурсы).

Эти материалы привлекли внимание к ранее игнорировавшимся аспектам Биография Дарвина. В частности, важность его Эдинбургский период 1825–1827 гг., В значительной степени обесцениваемый по важности сам Дарвин в его последней автобиографии , рассматривался как имеет решающее значение для его последующего развития (Desmond & Moore 1991; Ходж 1985). Будучи молодым студентом-медиком в Эдинбургском университете (1825–27), Дарвин установил тесные отношения с сравнительный анатом Роберт Эдмонд Грант (1793–1874) через студенческого Плинианского общества, и во многих отношениях Грант служил Первый научный наставник Дарвина в модели Beagle до лет (Десмонд и Мур 1991, гл.1). Через Гранта он был разоблачен трансформистским теориям Жана Батиста Ламарка и В центре дебатов Кювье-Жоффруа - Парижский музей nationale d’histoire naturelle (см. запись на эволюционная мысль до Дарвина, Раздел 4). Этот шотландский период также развивался в Дарвине как непреходящий период. интерес к зоологии беспозвоночных, который позже полностью проявился в его важная работа по ракушкам (Stott 2004; Love 2002; Sloan 1985).

Точно так же было новое понимание важности Работы Дарвина в области физиологической ботаники и энтомологии во время его учился в Кембридже с 1827 по 1831 год под руководством его наставник Джон Стивенс Хенслоу (1795–1861), который познакомил его с физиологическая ботаника швейцарского ботаника Альфонса де Кандоля (1806–93).Через Хенслоу он также познакомился с трудами Джон Гершель, Александр фон Гумбольдт (1769–1859) и Чарльз Лайель. Теперь возможно более глубокое понимание теории Дарвина. работал в области геологии в Кембридже с Адамом Седжвиком (1795–1873). Все это значительно углубило понимание его научных и интеллектуальная подготовка к теоретической работе, которая выяснилась во время плавания H.M.S. Бигль (Sloan 2003b [2009]). Некоторые ученые теперь интерпретируют начальную размышления о трансформизме развились из идей вдохновленный версией Гумбольдта немецкой философии природы столько же, сколько из традиционных источников, обычно предполагаемых в Лайеле, Гершеля и британского естественного богословия (Р.Дж. Ричардс 2005, 2002: гл. 14). Эта научная работа, не отрицая важности традиционные британские источники, выявили множественность происхождения размышлений Дарвина, демонстрирующих взаимодействие британских традиции с континентальным развитием в науках о жизни и философия, в том числе немецкого происхождения (R.J. Richards, 2002; Sloan 2003a, 2007).

Неизменный научный интерес к истокам дарвиновского теория отражает не только заботы историков науки, но и также те, кто видит непреходящую актуальность собственных идей Дарвина. сочинения как источники творческой рефлексии для современной работы в эволюционная биология (Gayon 2003).Однако это явление представляет собой трудности для исторического понимания дарвинизма. В частности, в англоязычной философии биологии акцент на линии развития теории эволюции Дарвина которые привели к консенсусной позиции, достигнутой в так называемой «Синтетическая» теория эволюции 1930-х гг. (Смоковитис 1996; Майр и Провайн [ред.] 1980; Provine 1971), как правило, затемнить сложную историю собственной теоретической размышления и история дарвиновской теории с 1859 г. (Депью & Вебер 1995; Bowler 1983).

Эти внутренние сложности в наследии произведений Дарвина превратили дарвинизм в более чем одну традицию, с ранее существовавшими социальный и интеллектуальный контексты играют решающую роль в интерпретация достижения Дарвина. Французская биология, для Например, Ламарк по-прежнему уважает больше, чем верно в англоязычная литература (Лоран [ред.] 1997). Несколько комментаторов в настоящее время стремятся преуменьшить контраст между предположительно неудавшиеся теории Ламарка и Дарвина, которые фигурируют в основном в Британская и американская литература, иначе посмотрите на что-то большее. совместимость «молекулярного» понимания эволюция и ламаркианство (Gissis & Jablonka [eds] 2011).В долгое наследие кантианства и немецкого идеализма повлияло на линии немецких интерпретаций Дарвина до наших дней (Hösle & Illies [eds] 2005). Общая важность предшествующих социальных и интеллектуальный контекст восприятия работ Дарвина - это тема активного исследования, которая будет резюмирована более подробно ниже.

1.2 Ранние размышления Дарвина

По своему историческому происхождению теория Дарвина была иной по своему характеру. от его основных предшественников во многом (Ruse 2013b; см. также вход на эволюционная мысль до Дарвина).Если смотреть на более длительный исторический сценарий, Теория Дарвина не касается космологии или происхождения мир и жизнь с помощью натуралистических средств, и поэтому был более ограничен по своим теоретическим возможностям, чем его основные предшественники под влиянием размышлений Буффона, Гердера и Германа Naturphilosophen. Он также отличался от исторического девелопментализм своего немецкого современника, палеонтолога Генрих Г. Бронн (Gliboff 2008, 2007). Это ограничение также отличил работу Дарвина от великих эволюционная космология, анонимно выдвинутая в 1844 г. издатель Роберт Чемберс (1802–1871 гг.) в своей чрезвычайно популярной Остатки естественной истории сотворения мира , работа, которая в во многом подготовленное викторианское общество в Англии и до Гражданской войны Америка общих эволюционных теорий (Secord 2000; MacPherson 2015).Это также отличало его от теорий его современника. Герберт Спенсер (1820–1903) резюмирует ниже.

Теория Дарвина впервые приняла письменную форму в размышлениях в серия ноутбуков, начатая во второй половине Beagle рейс и продолжился после возвращения Beagle в октябре 1836 года. Его размышления о возможности изменения видов впервые внесены в марте 1837 г. («Красный Блокнот ») и разработаны в других блокнотах (B – E). по июль 1839 г. (Darwin 1836–1844 [1987]; Hodge 2013a, 2003 г.).Начиная с отражений третьего или «D» Записная книжка, составленная в период с июля по октябрь 1838 г., сначала Дарвин. разработал основы того, что должно было стать его теорией естественного выбор. Параллельно «М» и «Н» Записные книжки, датируемые с июля 1838 г. по июль 1839 г., и в разрозненный сборник «Старые и бесполезные заметки», датировка примерно с 1838–1840 годов он также разработал многие из своих основных идеи об эволюции человека, которые будут обнародованы только в Происхождение человека 1871 г. (см. Ниже).

Подводя итог сложному вопросу, эти отражения в Ноутбуке показывают Дарвин проходит через ряд этапов, на которых он впервые сформулировал общую теорию трансформации видов из общее происхождение. Затем он попытался разработать причинную теорию жизнь, которая объяснила бы тенденцию жизни к усложнению и диверсифицировать (Hodge 2013a, 2003, 1985; Sloan 1986). Это причинное исследование в основную природу жизни и объяснение врожденная склонность жизни к развитию и усложнению тогда была заменяется смещением фокуса от внутренних тенденций жизни.Это была заменена заботой о внешних силах, контролирующих население, который, вслед за Томасом Мальтусом (1766–1834), предполагал расширяться геометрически. Этот сдвиг позволил ему развить последствия увеличения населения для преобразования разновидность.

Путем универсализации мальтузианского «принципа населения », Дарвин ввел« инерционный » принципа в его теорию, хотя такой язык никогда не используется в его теории. текст. Например, первый закон Ньютона установил его физическое система на тенденции движущегося тела сохраняться либо в состоянии покоя или в равномерном движении по прямой, требуя причинно-следственной связи объяснение любых отклонений от этого начального состояния.Но Ньютон сделал не ищите более глубокого метафизического объяснения этой тенденции. Точно так же принцип народонаселения предоставил Дарвину предположение о начальном динамическом состоянии дел, которое не было само по себе объяснены в рамках теории - нет попытки объяснить причинно для этой тенденции живых существ повсеместно воспроизводить геометрически. Следовательно, принцип народонаселения можно рассматривать как функционирующий аксиоматически, определяя набор начальных условий из чего любое отклонение от этого идеального состояния требует объяснения.Этот теоретический сдвиг позволил Дарвину оценить свои ранние усилия. разработать причинную теорию жизни и вместо этого сосредоточиться на средствах которой контролировалась динамическая сила населения. Это позволило ему чтобы подчеркнуть, как этот контроль над населением работал в компании с явление незначительной индивидуальной вариации и меняющихся условий жизнь, чтобы произвести постепенное изменение формы и функции. Дарвин бы позже утверждают, что он был в состоянии эмпирически подтвердить утверждение, что живое население имеет тенденцию увеличиваться таким образом, но он не предложить причинную теорию жизни, чтобы объяснить эту тенденцию ( Происхождение 1859: гл.3, 63–68).

2. Дарвиновская эволюция

2.1. Концепция естественного отбора

Основная отличительная черта теории Дарвина, которая ее разделяет из предыдущих объяснений смены видов сосредотачивается на причинно-следственных связях. Он объяснил, как происходил этот процесс. Предыдущие теории, такие как Жан-Батист Ламарк, полагались на присущую динамику свойства материи, или в некоторых немецких размышлениях о специальных динамические силы, такие как те, которые основаны на «Формирующем Драйв »( Bildungstrieb ) теория Иоганна Блюменбаха (1752–1840) (Zammito 2018: гл.7–9). Изменение В этих додарвиновских усилиях не было объяснено адаптивный процесс. Акцент Дарвина после Notebook D на факторы, контролирующие рост населения, а не динамику теория жизни, основанная на жизненных силах, однако, объясняет многие из различия между теорией Дарвина и его предшественники и современники.

Эти различия можно обобщить в концепции естественного отбор как центральный элемент дарвиновской теории.Тем не менее точное значение этой концепции и различные способы формулировки принцип в Origin в шести версиях (1859–1872 гг.), Породила множество интерпретаций значение этого принципа в истории дарвинизма.

Один из способов увидеть сложность размышлений Дарвина об этих вопросов заключается в том, чтобы проследить текстовое развитие этой концепции между окончание периода записной книжки (1839 г.) и публикация Происхождение видов в 1859 г.Этот период примерно за двадцать лет Дарвин провел серию размышлений, которые последовательные слои в окончательной версии его теории эволюции видов. Понимание исторической последовательности этих события также имеют значение для последующих споров по поводу эта концепция и различные прочтения Origin , поскольку он прошла через последовательные выпуски, и, как это было получено в других культурные контексты (см. ниже, Раздел 3). Это также имеет некоторое отношение к оценке значимости Дарвина для более общие философские вопросы, например, связанные с телеология природы.

Самый ранний набор тем в рукописной проработке естественного теорию отбора можно охарактеризовать как теорию, развитую через сильная аналогия между человеческим искусством и работой природы (Theunissen 2013). Как это было выражено в первом последовательном черновике теории, 39-страничная рукопись, написанная в 1842 г., это обсуждение передали концепцию выбора форм человеческим агентством в создание разновидностей домашних животных и растений, активный отбор в естественном мире почти сознательным агентом, «Будучи более проницательным, чем человек (не всеведущим творец) »(Дарвин 1842 [1909: 6] [1996: 91]).Это агентство выбирает те особенности, которые наиболее полезны для организмов в отношении условий жизни, аналогичных по своему действию отбору человеком на отечественные формы в производстве разных пород. Переплетены с эти ссылки на почти платонического демиурга апеллируют к селективная мощность активной «Природы»:

Вариации природы гораздо меньше, но такой отбор гораздо более жесткий. и исследуя […] Природа позволяет [животному] жить до тех пор, пока фактическое доказательство того, что обнаружено, что он менее способен выполнять необходимую работу, чтобы служить желаемый результат, человек судит только на глаз и не знает, нервы, мышцы, артерии развиваются пропорционально изменению внешней формы.(1842 [1909: 9] [1996: 93])

Эти темы были продолжены в 230-страничном проекте его теории 1844. Он снова сослался на избирательное действие мудрого воображаемого существо, чей выбор был сделан с большей дальновидностью и мудростью, чем человеческий отбор. Это агентство работало второстепенной причиной в более крупном план контролирующего создателя, позволяющий

процесс отбора мог бы приспосабливаться красиво и чудесно, организмы, пусть даже и в очень малой степени пластичны, для самых разных целей.я верю, что такие второстепенные средства действительно существуют. (Дарвин 1844a [1909: 87] [1996: 103])

Дарвин вернулся к этим вопросам в 1856 году, после двенадцатилетнего период, в котором он опубликовал свои геологические наблюдения на Вулканические острова (1844b), второе издание его журнала исследований (1845), геологических наблюдений на юге Америка (1846 г.), четыре тома об ископаемых и живых ракушках (1851, 54, 55) и Геологические наблюдения коралловых рифов (1851).Кроме того, он опубликовал несколько небольших работ по зоологии беспозвоночных, по геологии, и сообщил о своих экспериментах на устойчивость семян к соленой воде, тема, которая была бы актуальной важность в его объяснении населения отдаленных островов.

Эти промежуточные расследования, проведенные между 1844 и 1856 годами, поставил Дарвина для решения вопроса о постоянстве видов на обширном эмпирическом фоне. Первоначальный основной синтез из этих исследований происходит в его длинной рукописи, или «Большая книга видов», начатая в 1856 г., известна в настоящее время. стипендия как рукопись «Естественный отбор».Этот формирует непосредственный фоновый текст за опубликованным Происхождение . Хотя и неполный, «Естественный отбор» дает представление о многих критических проблемах Дарвина мышление. Он также был подготовлен с прицелом на научное сообщество. Это отличает его форму аргументации от последующих «Аннотация», которая стала опубликованной Происхождение Виды . «Естественный отбор» содержал таблицы данные, ссылки на научную литературу и другие ожидаемые непопулярного произведения, ни одно из которых не сохранилось в опубликованных Происхождение .

Рукопись «Естественного отбора» также содержала несколько новых теоретические разработки, имеющие отношение к концепции естественного выбор, который не встречается в более ранних рукописях. Ученые отметил введение в эту рукопись «принципа дивергенция », тезис о том, что организмы под действием естественный отбор будет иметь тенденцию излучать и диверсифицировать свои «Условия жизни» - современное название комплекс экологических и межвидовых взаимоотношений (Кон 1985b, 2008).Хотя концепция групповой дивергенции под действие естественного отбора можно рассматривать как следствие Теория Дарвина из его самых ранних формулировок 1830-х годов, тем не менее, явное определение Дарвина этого как «Принцип», и его обсуждение в более поздней вставке в Рукопись «Естественного отбора» говорит о ее важности для зрелой теории Дарвина. Принцип дивергенции был теперь Дарвин рассматривал как важную связь между естественными вариациями и условия существования под действием движущей силы прирост населения.

В рукописи «Естественного отбора» все еще очевидно Неявная апелляция Дарвина к некоему телеологическому упорядочиванию процесса. Действие «мудрого существа» более ранние рукописи, однако, теперь полностью переданы действие селективной «Природы», теперь упоминаемое в традиционный женский род. Эта природа,

… Заботится не только о внешнем виде; можно сказать, что она внимательно осмотрите каждый нерв, сосуд и мышцу; каждый привычка, инстинкт, оттенок конституции - весь механизм организация.Здесь не будет ни капризов, ни одолжений: хорошее будет сохранено, а плохое жестко уничтожено… Можем ли мы удивительно, что творения природы несут на себе печать далекой более высокое совершенство, чем человеческий продукт путем искусственного отбора. Природа - самая постепенная, уравновешенная, безошибочная, дальновидная. отбор, - идеальная адаптация [sic] к условиям существование.… ( Естественный отбор 1856 [1974: 224–225])

Язык этого отрывка, непосредственно лежащий в основе утверждений о действие «естественного отбора» в первом издании опубликовано Origin , указывает на сложность толкования Дарвиновское значение термина «естественный отбор» при рассмотрении в свете его исторического генезиса (Осповат, 1981).Параллели между искусством и природой, интенциональность, подразумеваемая в термине «Отбор», понятие «идеальный» адаптации и содержательной концепции «природы» как агентство, работающее для определенных целей, все они отражают взгляды Дарвина по телеологической цели более сложны, чем обычно интерпретируется с точки зрения современного нео-селекциониста теория (Леннокс 1993, 2013). Как будет сказано ниже, изменения Позднее Дарвин в своих формулировках этой концепции сделал История Origin приводит к различным представлениям о том, что он имел в виду под этим принципом и лежал в основе большинства современных значений естественный отбор.

Спешная подготовка и публикация Origin между лето 1858 г. и ноябрь 1859 г. были вызваны квитанцией на 18 июня 1858 г. из письма Альфреда Рассела Уоллеса, в котором его поразительно похожие взгляды на возможность непрерывных видов изменение под действием отбора при естественной изменчивости. Этот событие имело важные последствия для последующей формы Опубликованный аргумент Дарвина. Быстро сжимая подробные аргументы рукописи «Естественного отбора» в более коротких глав, Дарвин также универсализировал несколько утверждений о том, что он разработаны только со ссылкой на определенные группы организмов, или который он применил только к более ограниченным ситуациям в рукопись.Это привело к изложению его теории на уровне широкого обобщения. Отсутствие таблиц данных, подробных сноски и ссылки на вторичную литературу в опубликованных версия также привела к предсказуемой критике, которая будет обсуждается ниже в Раздел 3.

2.2. Центральный аргумент происхождения

Структура аргумента Origin была тема обширной литературы и может быть только кратко изложена здесь (Дарвинизм, эта энциклопедия; Hodge 2013b; Hoquet 2013; Waters 2003; Depew 2008; Русе 2008; Леннокс 2005).Сам Дарвин описал свою книгу как «одну длинную аргумент ». Однако точный характер этого аргумента неизвестен. сразу же прозрачны, и альтернативные интерпретации были основанный на его рассуждениях и риторических стратегиях при формулировании его эволюционная теория.

Научная реконструкция методологии Дарвина, использованная в Origin имеет две основные формы. Один подход был реконструировать его с позиций принятых в настоящее время моделей научное объяснение, иногда представляя его как формальную дедуктивную модель (Собер 1984).Другой, более исторический подход интерпретирует его методологии в контексте принятых канонов научных объяснение можно найти в викторианских обсуждениях того периода (Ruse 2013b; Waters 2003; Hull 2003; Lewens 2008; Русе 2008; Lennox 2005; Ходж 1983b). Степень, в которой Дарвин действительно черпал из имеющихся методологические дискуссии современников - Джона Гершеля, Уильям Уэвелл, Джон Стюарт Милль - не совсем ясно из доступные документальные источники. Заявление наиболее легко задокументировано, и защищенный, в частности, М.Дж. С. Ходж (1977, 1983a) подчеркивал важность книги Джона Гершеля «Предварительная беседа о Исследование естественной философии (1830 г.), которое Дарвин читал как молодой студент в Кембридже перед отъездом на HMS Beagle в декабре 1831 года. В трудах Гершеля он столкнулись с утверждением, что наука стремится определить «истинное причины »- verae causae . Эта концепция у Ньютона указан в Принципах как третье из его «Правил». рассуждения в философии »(см. запись на Философия Ньютона, Раздел 4).Это было быть целью научного объяснения. Такие причины в Формулировки Гершеля были необходимы для создания данные эффекты; они действительно были активны в создании эффектов; а также они адекватно объяснили эти эффекты (Herschel 1830; Lennox 2005; Waters 2003). Эти критерии позволили получить удовлетворительную научную счет из простого «спасения явлений» правдоподобным объяснения в традициях научного конвенционализма. В влияние аргументов Гершеля на интеллектуальную очевидно, что развитие было глубоким, хотя прямого текстовая ссылка на концепцию Гершеля vera causa о себе в записных книжках и других ранних сочинениях.

Другой правдоподобный методологический источник зрелых дарвиновских рассуждения были работой его старшего современника и бывшего Кембриджа наставник, преподобный Уильям Уэвелл (1794–1866), трехтомник которого История индуктивных наук (1837) Дарвин читал с забота после его возвращения из кругосветного путешествия. Опять же, влияние явной теории научного метода Уэвелла, как установлено далее в его Философии индуктивной науки (первое издание 1840 г.) в период до Происхождение трудно задокументировать, без прямое свидетельство прочтения Философии Уэвелла в Тетрадях Дарвина для чтения или Переписка из его за годы до публикации модели Origin .

Тем не менее был выдвинут правдоподобный аргумент в пользу того, что на самом деле структура текста Дарвина больше похожа на «Уэвеллианец», а не «гершелианец» модель аргумента (Русе 1975, 2013c). В отчете Уэвелла 1840 г. научное исследование, как также утверждал Гершель, должно быть сосредоточено на открытие «истинных причин». Но доказательства определение vera causa должно было быть продемонстрировано способность разрозненных явлений объединяться в единый объединяющая «Концепция разума», на примере Уэвелла по универсальному закону тяготения Ньютона.Этот «Согласованность индукций», как это назвал Уэвелл. процесс теоретического объединения в рамках нескольких простых концепций, был достигается только с помощью истинных научных теорий, использующих истинные причины (Whewell 1840: XXXIX). При повторном изложении этого принципа в новой редакции издание его Философии индуктивной науки опубликовано только За год до Origin Уэвелл утверждал, что

случаи, когда индукции из классов фактов вместе разные, таким образом, прыгнули вместе , принадлежат только к лучшим установил теории, которые содержит история науки.(Уэвелл 1858: 88)

Поэтому утверждалось, что теория Дарвина в основном приводит такого рода аргумент согласованности, и что его методология более точно соответствует методологии Уэвелла.

В риторической структуре Origin более явно развивает то, что можно назвать «конструктивным» аргументом, с сложный стиль изложения благодаря тому, что было названо «Ситуативная аргументация», аналогичная развитым взглядам современного оксфордского логика и теоретика риторики Ричарда Уэйтли (1787–1863) (Depew 2008).Он продолжается путем рисования читатель в мир Дарвина путем личного повествования, как он представляет ряд ограниченных вопросов для принятия в первых трех главах, ничто из этого не потребовало от читателя значительного прыжка в теоретическое согласие, и большинство из которых, такие как естественные вариации и Мальтузианское увеличение населения уже было признано в некоторых странах. форма в литературе того периода.

Затем эти ингредиенты объединяются в четвертой главе в замечательный синтез, который быстро расширяет притязания за счет обобщения чтобы охватить весь спектр жизни как во времени, так и в пространстве.С участием Тщательно разработанная риторическая стратегия Дарвина изложения, только к четвертой главе читатель узнает весь характер и широкие последствия претензий, разрабатываемых в начале главы. К концу этой главы читатель будет представлен с удивительно всеобъемлющей теорией жизненных отношений формы, и способ их возникновения, как в настоящем, так и в Прошлая история планеты.

Открытие парой глав, основанных на аналогии искусства и природы. в рукописях, Дарвин сформулировал аргумент учет вероятного происхождения домашних животных и, следовательно, одомашненных растений (Theunissen 2013).Предполагается, что эти формы возникли в результате действия человеческого отбора на незначительное различия, существующие между особями одного и того же вида. А возможная интерпретация этого процесса как имеющая направленность, и даже преднамеренный отбор в то же время преуменьшался в опубликованные работы, учитывая важность, придаваемую Дарвином роли «Бессознательный» отбор, концепция, не встречающаяся в Рукопись Естественного отбора. Это обозначает практикуемый отбор. даже коренными народами, которые просто стремятся сохранить целостность породы, сохраняя лучшие формы.Аналогия домашнего разведения Однако это больше, чем просто декоративная риторическая стратегия. Это неоднократно функции для Дарвина как главный эмпирический пример, к которому он может апеллировать в нескольких местах текста как средство визуализации работа естественного отбора в природе, и эта привлекательность остается Все шесть выпусков модели Origin сохранились в неизменном виде.

Из этой модели человеческого отбора, работающего над небольшими естественными вариациями для производства домашних форм Дарвин затем разработал второй глава о последствиях «естественной» вариации, задерживая обсуждение концепции естественного отбора до четвертой главы.В В центре внимания второй главы вводится еще один важный вопрос. Здесь он расширяет обсуждение вариации, развернутое в первой главе, на атака на традиционное «линнеевское» понимание классификация как сортировка видов по существенным определение свойств. Именно в этой главе Дарвин наиболее явно разрабатывает свою позицию о природе органических видов в отношении к его теории происхождения. Здесь же он излагает ингредиенты для его атаки на видовой «эссенциализм».

Дарвиновский анализ «вопроса о видах» сложный вопрос, который имеет большое значение для того, как его работа была прочитана его современники и преемники. Это все еще является темой широкое обсуждение в литературе (см. разновидность а также Дарвинизм, эта энциклопедия; Mallet 2013; Hodge 2013b; Р.А. Ричардс 2010; Wilkins 2009; Стамос 2007; Sloan 2008, 2013). Его иногда противоречивые утверждения по этому вопросу - чередование откровенного отрицания реальности видов в некоторых местах и ​​четкое подтверждение реальности видов в других - были замечены некоторыми учеными как преднамеренная риторическая стратегия (Стамос 2007; Битти 1985).

На предыдущую традицию сильно повлиял Буффон. новая концепция биологических видов, в которой он сделал резкое различие между «естественными» видами, определяемое такими свойства как плодородное скрещивание, так и «искусственное» виды и разновидности, определяемые по морфологическим признакам и размерам на них (см. запись на эволюционная мысль до Дарвина, Раздел 3.3). Дарвин использовал это различие выборочно. В частности, как концептуализированы немецкими естествоиспытателями раннего девятнадцатого века «Буффонские» виды были определены единство общего происхождения, отличающиеся историческими и онтологический признак от таксономических видов линнеевских природных история.Это различие между «естественным» и «Логические» виды поддерживали различие между проблемы практической классификации сохранившихся образцов и тех относящиеся к единству естественных видов, которые наиболее поддерживаются как фиксируется на основании репродуктивного единства и критерия бесплодия (Sloan 2008).

Однако в аргументации Дарвина примечательно то, как он выборочно черпает из этих уже существующих традиций, чтобы подорвать видовой «реализм» предполагался внутри них.Один традиции - то, что в его непосредственном контексте можно считать Линнеевская традиция - виды в смысле универсалий. логических или классовых концепций, чья «реальность» покоилась во многих футляры по божественному творению. Альтернативный "Буффониан" традиция рассматривала виды в смысле материального происхождения чья неподвижность определялась каким-то имманентным принципом, таким как «внутреннюю форму» или определяющую жизненную силу (см. эволюционная мысль до Дарвина 3.3). Результат в руках Дарвина - сложное переплетение концепции разновидностей, рас, подвидов, племен и естественных семьи, которые, как можно показать, представляют разные традиции обсуждение в литературе того периода.Это творческое слияние также привел к множеству недоразумений относительно того, как Дарвин действительно понимал виды и виды меняются со временем (Sloan 2008).

Дарвин обращается к вопросу о видах, поднимая проблемы, вызванные естественной изменчивостью в практическом различении таксонов на видовой и сортовой уровни. Хотя сложность таксономической различия на этом уровне были общепризнанной проблемой в литературе того времени, он тонко трансформирует этот практический проблема в метафизической двусмысленности - нечеткость формальные таксономические различия предполагают аналогичную двусмысленность «Естественные» видовые границы.

Например, естественная вариация используется Дарвином во второй главе книги. Origin , чтобы устранить различие между видами и разновидностей, поскольку эти концепции обычно использовались в практических таксономическая литература. Явный произвол в создании различия, особенно у растений и беспозвоночных, означали, что такие виды были только тем, что «естествоиспытатели, обладающие здравым смыслом и большим опытом», определяли их как быть ( Происхождение 1859: 47). Эти аргументы составляют основу утверждает его современники, что Дарвин был разновидностью «Номиналист», который определял виды только как условные и удобное деление континуума индивидов.

Но эта особенность дарвиновского обсуждения видов лишь отчасти отражает сложность его аргумента. Опираясь также на традицию видового реализма, разработанного в рамках традиции Буффона, Дарвина также подтвердил, что виды и разновидности определяются общим происхождением и материальные отношения межпородного скрещивания. Затем Дарвин применил неоднозначность различия между видами и разновидностями, созданная таксономические вариации в практической таксономии, чтобы подорвать онтологические неподвижность «естественного» вида.Разновидности - это не просто формальные таксономические подразделения естественного вида, как задумано в Линнеевская традиция. Они, как он их называет, «Зарождающийся» вид ( Происхождение 1859: 52). Этот тонко трансформировал проблему местной вариативности и адаптации к обстоятельства в основной ингредиент исторического эволюционного менять. Однако из этого аргумента можно было сделать следующие выводы: раскрывается только в четвертой главе текста.

Прежде чем объединить ингредиенты этих первых двух глав, Дарвин затем представил в третьей главе понятие «борьбы за существование".Эта концепция представлена ​​в «больших и метафорический смысл », который включал разные уровни органического взаимодействия, от прямой борьбы за еду и пространство до борьбы для жизни растения в пустыне. Хотя описывается как приложение параметра Томаса Мальтуса геометрического увеличения населения по отношению к арифметическому увеличению обеспеченности продуктами питания, Использование Дарвином этой концепции на самом деле переосмысливает Принцип Мальтуса, сформулированный только со ссылкой на человеческое население по отношению к снабжению продовольствием.Теперь он становится генералом принцип, управляющий всей органической жизнью. Таким образом, организмы, составляющие сама еда также будет включена. Благодаря этой универсализации контроль над населением становится только в крайнем случае обоснованным непосредственно о традиционных мальтузианских ограничениях в еде и пространстве. Вместо этого нормальный контроль осуществляется через сложную сеть взаимоотношения видов, действующих друг на друга в режиме хищник-жертва, паразит-хозяин и пищевая сеть. Этот глубокий пересмотр Аргументы Мальтуса глубоко передали теорию Дарвина. «Экологический», как позже будет использоваться этот термин.Обилие красного клевера в Англии, по мнению Дарвина, зависит от количества опыляющих простых пчел, которые контролируются мышами, и они контролируются количеством кошек, что делает кошек определяющими факторами численности клевера. В обилие пихты обыкновенной ограничено поголовьем крупного рогатого скота, например два примера, использованных Дарвином ( Origin 1859: 72–74). Это признание сложных межвидовых взаимодействий как основные средства контроля численности населения также препятствуют чтению Происхождение как простое продолжение британской политической экономии и конкуренция, заложенная в викторианской индустриализации, естественным Мир.

Располагая ингредиентами первых трех глав, Дарвин был готовый собрать их вместе в своей кульминационной четвертой глава о естественном отборе. В этом долгом обсуждении Дарвин развивает основное изложение его центральной теоретической концепции. За его современников и для последующей традиции, однако, Дарвиновская концепция «естественного» отбора не соответствовала однозначно ясно по причинам, которые мы изложили выше, и эти неясности должны были стать источником нескольких настойчивых строк разногласия и разногласия.Неясно, например, Дарвин понимает естественный отбор как эффективный или как final причина; является ли это непредвиденным результатом другие причины; или если это простой описание рабочего вместе нескольких независимых причинных факторов без собственной причинной статус. Судя по тексту самого Origin , это трудно проверить утверждение, что естественный отбор был сам по себе Считается Дарвином vera causa в Гершеле. смысл.Важность принципа vera causa для Аргумент Дарвина был подтвержден несколькими учеными (Ходж 2013b; Waters 2003 [2009: 124–27]). Но, судя по текстовым свидетельствам, Дарвин зарезервировал это обозначение в Происхождение для «сообщества происхождения», для причин «обычного поколения», или даже за ошибочные убеждения «особых креационистов» ( Происхождение 1859: 159, 352, 482; Депью 2008: 243).

В первоначальном определении естественного отбора, представленном в первом редакция текста Дарвина, она характеризуется как «Сохранение благоприятных вариаций и отказ от вредные вариации »( Происхождение 1859: 81).Когда Дарвин подробно остановившись на этой концепции в четвертой главе первого издания, он продолжал описывать естественный отбор на языке, предполагая, что он предполагал преднамеренный отбор, продолжая сильную арт-натуру Параллельно встречается в рукописях. Например:

Поскольку человек может производить и, безусловно, добился больших результатов своими методические и бессознательные средства отбора, чего не может быть природа эффект? Человек может действовать только на внешних и видимых персонажей: природа не заботится о внешнем виде, за исключением того, насколько они могут быть полезны любому существу.Она может воздействовать на любой внутренний орган, на любой оттенок конституционное различие в целом по механизму жизни. Человек выбирает только для его собственного блага; Природа только для того существа, которое она имеет тенденцию. Каждый выбранный персонаж полностью ею тренируется; и существо помещено в подходящие условия жизни. ( Происхождение 1859: 83)

История рукописи, стоящая за такими отрывками, препятствует простому отбрасывая эти утверждения как простые риторические образы. Как у нас видно, параллель между преднамеренной избирательностью человека и избирательностью «Природа» сформировала исходную модель, на основе которой естественного отбора.

Критика, которая быстро развивалась из-за явной преднамеренности однако, включенные в такие отрывки, заставили Дарвина пересмотреть аргумент в редакциях, начиная с третьего издания 1861 года. С этого момента в дальнейшем он явно преуменьшал намеренное и телеологическое язык первых двух изданий, отрицая, что его апелляции к избирательная роль «природы» была не чем иным, как литературным деятелем, и он решительно двинулся в направлении определения естественный отбор как описание действия естественных законов воздействуя на организмы, а не как эффективную или конечную причину жизнь.Он также сожалеет в своей переписке о своей ошибке в без использования обозначения «естественная сохранность» а не «естественный отбор», чтобы охарактеризовать его принцип (письмо Лайелю от 28 сентября 1860 г., Буркхардт и др., 1993 г. 8: 397; также см Заочный проект Дарвина в других интернет-ресурсах). Принятие в пятом издании 1869 г. современного Герберта Обозначение Спенсера: «выживание сильнейшего» (Spencer 1864: 444–445; Происхождение 1869: 72), как синоним для «естественного отбора», далее подчеркнул этот сдвиг смысл вдали от концепции, которая может быть извлечена из ранних тексты и черновики.Таким образом, формулировка принципа в финальном заявления конца 1860-х - начала 70-х годов лежат в основе традиции позднее «механистическое» и нетелеологическое понимание естественный отбор, чтение, разработанное его учениками, которые в слова Дэвида Депью, «мало использовались его естественные теодицея или его образ благосклонно исследующей выборки » (Депью 2008: 253).

Концептуальный синтез главы четвертой также ввел дискуссии таких вопросов, как условия, при которых естественный отбор наиболее оптимально проработали, роль обособленности, причины вымирания видов и принцип дивергенции.Многие из этих пунктов были путем творческого использования «мысленных экспериментов» в котором Дарвин построил возможные сценарии, посредством которых естественные отбор может привести к существенным изменениям. Хотя это были не рассматривается его критиками как эмпирическое доказательство его утверждений, он утверждалось, что они помогли Дарвину удовлетворить определенные критерии адекватности, изложенные Джоном Гершелем методологические каноны (Lennox 2005). Один выдающийся способ, которым Дарвин уловил сложность этого процесса, отражен в единственной диаграмме, которая появляется во всех версии Origin (Velasco 2013).На этой иллюстрации был резюмирован образ постепенного перехода от общих предков точек, изображение частого исчезновения большинства родословных, общая тенденция популяций к расхождению и фрагментации под влиянием давление роста населения, и способ представить себе отношения таксономическая близость ко времени. Он также показал настойчивость некоторых формы, которые не меняются в течение долгих геологических периодов, в которых стабильны условия преобладают.

Рис.: Диаграмма Древа жизни из Происхождение видов ( Происхождение 1859: между страницами 116 и 117).

В диаграмме Дарвина древа жизни замечательно то, что относительность его координат. Сначала он представлен как применимый только к расхождениям, имеющим место на уровне разновидностей, с разновидностями представлены маленькими строчными буквами в пределах видов A – L «широкого рода», с горизонтальным временем координаты, измеренные с точки зрения ограниченного числа поколений. Однако внимательный читатель мог быстро увидеть, что дарвиновские деструктивный анализ различия между «естественными» и «искусственные» виды и относительность разграничение видов и разновидностей, разработанное во второй главе, позволило диаграмма для отображения всех органических взаимосвязей, начиная с тех на непротиворечивом уровне расходящихся разновидностей в пределах фиксированного видов, к отношениям видов внутри разных родов.Буквы A – L могут также обозначать таксоны на уровне родов, Семьи или заказы. Таким образом, диаграмма может быть применена к отношениям между всеми уровнями иерархии Линнея с вертикальной координаты, представляющие потенциально обширные промежутки времени, и по горизонтали координирует степень таксономического расхождения во времени. За несколько страниц рассуждений диаграмма была обобщена на представляют собой наиболее обширные групповые отношения, охватывающие все геологического времени. Продолжение пунктирных линий внизу может даже предположить, как утверждает Дарвин в последнем абзаце книги, что вся жизнь была результатом «нескольких сил, изначально вдохнули в несколько форм или в одну »( Происхождение 1859 г .: 490).Это может свидетельствовать о натуралистическом происхождении оригинальных форм. либо материальным проявлением, либо действием виталистического сила жизни. Это также может быть прочитано как подразумевающее действие сверхъестественная причина.

В ответ на критику его неясности по этому последнему пункту, Дарвин быстро добавил к последнему абзацу второго издания книги. 1860 г. фраза «Создателем» (1860: 484), которая осталась во всех последующих изданиях. Вместе с цитатами на фронтиспис, сохранившийся во всех изданиях произведения, мог подразумевают для некоторых читателей намерение Дарвина найти работу в традиции британского естественного богословия и давние традиции назад к схоластам, которые концептуализировали творение второстепенным законом.Тем самым было создано концептуальное пространство для прочтения Происхождение некоторыми современниками, особенно Гарвардским ботаник Аса Грей (1810–88), как совместимый с традиционными естественное богословие (Gray 1860; Lennox 2013).

Размах теоретического обобщения, закрывающего естественный главу выбора, одна из которых еще более обобщена в финале параграф книги, требовал, чтобы Дарвин имел дело с несколькими очевидными возражения против теории, которые занимали бы его многочисленными редакции текста между 1859 и 1872 годами.По предложению Дэвида Депью, риторическая структура исходного текста, разработанная в структура почти «возражений и ответов», в результате в постоянном потоке исправлений различных редакций оригинала текст, когда Дарвин вступил в бой со своими оппонентами (Depew 2008; Peckham 1959 [2006]). Предвидя при первой публикации несколько очевидных строк возражения, Дарвин посвятил большую часть текста оригинала Origin , чтобы предложить заранее предсказуемое решение трудности. Как Дарвин обрисовал эти основные линии возражений, они включил в первую очередь очевидное отсутствие множества мелких градаций между видами, как в настоящее время, так и в летописи окаменелостей, вид, который казался бы предсказуемым с точки зрения градуалистской работы теория (гл.6, 9). Во-вторых, наличие органов и структуры чрезвычайной сложности, такие как глаз позвоночных, структуры, которые были со времен сочинений Галена в эллинистической античность служила опорой аргумента в пользу внешних телеологический дизайн, требовавший правдоподобного объяснения (гл. 6). В-третьих, эволюция сложных инстинктов животных и загадочная проблема эволюции социальных насекомых, которые развились стерильные касты среднего возраста, что оказалось особенно сложной проблемой для Дарвин на этапе рукописи своей работы и нуждался в некотором отчете (гл.7). В качестве четвертого важного вопроса, требующего внимания, традиционные различие между естественными видами, определяемыми интерфертильностью, и искусственные виды, определяемые морфологическими различиями, в первую очередь во второй главе потребовалась дополнительная глава анализа в который он стремился подорвать абсолютный характер критерий скрещивания как признак фиксированного естественного вида (гл. 8).

В качестве пятой темы в десятой главе Дарвин развил свою позицию по Окаменелости. Проблема заключалась в том, отображает ли известная летопись окаменелостей постепенное развитие форм от простых к сложным, что могло бы быть аргументировано ламаркианскими трансформистами, или поддерживало ли это утверждение для настойчивости основных групп на протяжении всей записи, как это могло бы быть проводится кем-то, поддерживающим традицию Кювье (см. запись на эволюционная мысль до Дарвина, Раздел 4.1). Тезис о геологическом прогрессионизме на самом деле отрицал никто иной, как великий наставник Дарвина в области геологии, Чарльз Лайель в его Принципах геологии (1830–33; Desmond 1984; Bowler 1976). Дарвин отстаивал точку зрения прогрессистов в эта глава.

На каждую линию возражений против своей теории Дарвин предлагал свои современников правдоподобно, если бы не убедительные критики, (Халл, 1973). Дополнительные аргументы были выработаны через вставка многочисленных текстовых вставок по пяти редакциям Origin между 1860 и 1872 годами, включая добавление новая глава шестого издания, посвященная «Разные» возражения.По причинам, связанным как с сокращенная и сводная форма публичного выступления, а также как отражение смелого концептуального размаха теории, аргумент Origin не мог получить свою силу из данных представлен самой книгой. Вместо этого он представил аргумент от объединяющая простота, обретающая силу благодаря способности Теория Дарвина сводит воедино широкий круг вопросов в таксономия, сравнительная анатомия, палеонтология, биогеография и эмбриологии по простым принципам, разработанным в первых четырех главы (гл.11–13). В важных отношениях это Аргумент «согласованности» может рассматриваться как лучший влияние методологии Уильяма Уэвелла (см. выше), хотя Whewell не цитируется ни в одном из изданий.

Объяснительная методология теории Дарвина также дала ему со средствами отклонения некоторых основных возражений, таких как извлечены из существования органов большой сложности и функции. Чтобы обсудить вопрос о глазу позвоночных в шестой главе, Например, Дарвин высказал несколько предположений о том, как такая структура мог развиться путем постепенного отбора элементарных глаза беспозвоночных.Но основным предложенным решением было способность его теории собрать воедино многочисленные аргументы направления расследования, которые иначе не получили бы последовательной объяснение. В таком случае можно было бы

признать, что структура, даже такая совершенная, как глаз орла, могла бы быть формируется естественным отбором, хотя в данном случае он не знает любой из переходных классов. ( Происхождение 1859: 188)

Здесь снова можно увидеть понятие Уэвелла о «Последовательность индукций» в действии.

Как предвидел Дарвин, с принятием его теории « откроется грандиозное нетронутое поле для исследований » ( Происхождение 1859: 486) в биологии и естествознании. В давнишние вопросы происхождения видов, если не окончательного происхождения жизни, а также причины их исчезновения, были приведены в области натуралистического объяснения. Именно в этом контексте что он делает единственную ссылку в тексте на утверждение, что «Свет будет пролит на происхождение человека и его история »( Происхождение 1859: 488).

3. Получение

Происхождение

3.1 Популярное восприятие теории Дарвина

Широкий размах утверждений Дарвина, краткость эмпирических доказательства, фактически представленные в тексте, и последствия его теория для нескольких более общих философских и богословских вопросов, немедленно открыли полемику по поводу дарвиновской эволюции, которая росла и ослабевала более 150 лет. Как известно, Дарвин развил свой аргумент риторически с претензиями на его объяснительные превосходство над доктриной «особого творения», которая он выдавал себя за главную альтернативу своему аккаунту.Это стилизованное оппозиция «креационизму», а не аргументам воспитанный в традициях Кювье, Бюффона и Лайеля, демонстративно легли в основу научного противостояния трансформизм до Дарвина (см. эволюционная мысль до Дарвина), был предметом значительной критики со стороны современников, таких как Ричард Оуэн, не придерживавшийся такой теории особого креационизма (Bowler 2013а). Но риторическая стратегия противопоставления его теории теистической креационизм послужил определением большей части популярных дебатов по поводу Теория Дарвина в последующий период и продолжает определите это в настоящем.

На уровне массовой культуры теория Дарвина распалась на сложная социальная ситуация, которая приобрела разные черты в разных национальные традиции. В англоязычном мире большая популярность анонимный Остатки Естественной Истории Сотворения г. 1844 г., который достиг 11 изданий и к декабрю было продано 23 350 экземпляров. 1860 г. (Раздел «Введение» в перепечатку Chambers 1844 г. [1994: xxvii]), и к концу века, безусловно, подготовили основу для общего представления о эволюционное происхождение видов по законам природы.В Vestiges Грандиозная схема телеологического развития жизни с самого начала существования Солнечной системы в газообразном туманности к возникновению человечества под действием великого «Закон развития», также был популяризирован Викторианские чтецы эпической поэмы Альфреда Лорда Теннисона « In» Memoriam (1850 г.). Это обеспечило контекст, в котором некоторые могли читать Дарвин как источник дополнительной поддержки для веры в оптимистичный историческое развитие жизни под телеологическим руководством с обещание окончательного исторического искупления.Такие показания также оказывались Origin вроде бы совместим с прогрессивным эволюционизм Герберта Спенсера (1820–1903; см. запись на Герберт Спенсер). Было показано, что сочинения Спенсера являются важным средством с помощью которой взгляды Дарвина, измененные в соответствии с прогрессистскими взглядами изложенные Спенсером, были впервые представлены в незападных контекстах (Jin 2019a, b; Yang 2013; Lightman [ed.] 2015; Pusey 1983; Elshakry 2013). Большая часть этого популярного приема игнорировала или пересматривала высказывание Дарвина. концепция эволюции путем естественного отбора, чтобы соответствовать этим прогрессистам альтернативы (Bowler 1983).Популярное изображение, которое часто изображают большой общественный протест против работы Дарвина был продемонстрирован тщательный исторический анализ, чтобы он был в целом мифическим или, по крайней мере, в необходимость тщательной дискриминации по социальной группе, национальным традициям, и религиозная принадлежность (Bowler 2013a; Ellegård 1958).

Анализ различных европейских приемов творчества Дарвина в настоящее время формирует самостоятельную научную отрасль (Bowler 2013a; Gayon 2013; Глик 1974 [1988], 2013; Глик и Шаффер, 2014 г .; Энгельса & Glick 2008; Gliboff 2008; Числа 1998; Панкальди, 1983 [1991]; Todes 1989; Kelly 1981; Халл 1973).Исследования незападных приемов это новая область в дарвиновских исследованиях. Они отображают похожие модели, но также важные отличия от приема в европейском контексте (Джин 2019a, b; Ян 2013; Шен 2016; Эльшакри 2013; Глик 1988 "Предисловие"; Пусей 1983). Эти исследования продолжают отображать общий образец, в котором общий прием Дарвина теории были обусловлены, если не определены, ранее существовавшими интеллектуальный, научный, социальный и политический контексты, в которых Были вставлены теории Дарвина.

Три примера - Франция, Германия и Китай - могут быть уточняется. Во Франции теория Дарвина была воспринята против фон предшествующих дебатов о трансформизме 1830-х гг. которые опровергли теории Ламарка и Этьена Жоффруа Сент-Илера против Кювье (Gayon 2013; запись на эволюционная мысль до Дарвина, 4.1). По крайней мере, в рамках официальной парижской науки эти дебаты имели был решен в пользу антитрансформизма Кювье. Дарвин как следствие, рассматривалось как одобрение отвергнутой науки ведущими деятели французской науки.Как ведущий физиолог и методист французской науки Клод Бернар (1813–1878) положил в 1865 году теорию Дарвина следовало рассматривать вместе с теорией «Гете, Окен, Карус, Жоффруа Сен-Илер», помещая его в спекулятивную философию природы, а не присвоение ей статуса «позитивной» науки (Бернар 1865: 158–159 [1957: 91–92]). Интеллектуальная основа обеспечено «позитивной философией» Огюста Конта (1798–1857) также работал как за, так и против Дарвина. На одной стороны, упор Конта на исторический прогресс науки над суевериями и метафизикой позволили Дарвину быть вызванным в поддержка теории прогресса науки.Модель Origin так истолковано в предисловии к первому французскому переводу Origin , изготовленный Клемансом Ройером (Харви, 2008 г.). На с другой стороны, трехступенчатый взгляд на историю графа с его утверждение об исторической трансцендентности спекулятивного и метафизические периоды науки заключительным периодом экспериментальных наука, управляемая определенными законами, поставила дарвинизм в метафизическая фаза спекулятивной философии природы, как это отражено в приведенная выше цитата Клода Бернара.

В Германии работа Дарвина вошла в сложную социальную, интеллектуальная и политическая ситуация после неудачных попыток установить либеральную демократию в 1848 году. интеллектуальная культура, находящаяся под сильным влиянием существовавших ранее философские традиции Канта, Шеллинга Naturphilosophie , Немецкий романтизм и идеализм Фихте и Гегель (Ричардс Р.Дж., 2002, 2008, 2013; Глибофф, 2008, 2007; Mullen 1964). Эти факторы сформировали сложную политическую и философская среда, в которой эволюционный взгляд Дарвина природы и теории трансформации видов быстро ассимилирован, если также изменен.Следовательно, многие прочтения Дарвина интерпретировал свои аргументы на фоне шеллинга философия природы. Роль Дарвина в спорах о научных материализм также был выдвинут на передний план благодаря активной пропаганде дарвинизма в Германии профессором зоологии Йенского университета Эрнст Генрих Геккель (1834–1919). Больше, чем любой другой человека, Геккель сделал Darwinismus главным игроком в поляризованные политические и религиозные споры в Бисмаркской Германии (Р.Дж.Ричардс 2008). Через его полемические сочинения, такие как Естественная история сотворения мира (1868 г.), Антропогенез (1874) и Загадка Вселенной (1895–99), Геккель защищал материалистический монизм от имени Дарвина и использовал его как палка, с помощью которой можно победить традиционную религию. Большая часть исторический конфликт между религиозными общинами и эволюционным биологию можно проследить до полемических работ Геккеля, который прошел множество редакций и переводов, в том числе несколько английских и американских изданий, появившихся в начале десятилетия ХХ века.

Обращаясь к совершенно иному контексту, в контексте Китая, Дарвин Работы вошли в китайские дискуссии любопытным путем. Начальный дискуссии о дарвиновской теории были вызваны переводом Романская лекция Томаса Генри Хаксли 1893 года «Эволюция и Этика »автора ученый-военно-морской ученый Ян Фу (1854–1921), который столкнулся с дарвинизмом, когда учился в Королевском военно-морском колледже в Гринвиче с 1877 по 1899 год. Этот перевод сопровождался переводом Хаксли. «Пролегомены» и сопровождалась обширным комментарий Янь Фу, основанный на трудах Герберта Спенсер.Этот перевод, опубликованный под названием Tianyan Lun в 1898 году, как было показано, был основным транспортным средством. китайцы узнали о работе Дарвина (Jin 2019a, b; Yang 2013; Пусей 1983). Начиная с 1902 года с частичного перевода Ма Джуну (1881–1940), китайский ученый, получил образование в области химии и металлургии в Япония и Германия, первые части самого Origin были сделаны доступными для китайской аудитории. Этот первоначальный перевод первых пяти глав между 1902 и 1906 годами, сделанный Ма Цзюньву изменил текст, чтобы согласиться с прогрессивным эволюционизмом. Спенсера и популярной книги Янь Фу Tianyan Lun.Только в сентябре 1920 года у китайцев была полная перевод шестого издания Дарвина. Это дало более верный рендеринг текста Дарвина, включая точный перевод Заключительные взгляды Дарвина на естественный отбор (Jin 2019a, b). Как политический реформатор и соратник демократического реформатора Сунь Ят-Сен (1866–1925), забота Джунву о Дарвине также была вовлечены в революционную политику Китая (Jin 2019a).

3.2 Профессиональное восприятие теории Дарвина

Не всегда можно отличить «популярное» от «популярного». «Профессиональные» приемы Дарвина.Самое простое решение заключается в том, чтобы ограничить последнее обозначение теми, кто принял Дарвиновская версия общей теории происхождения с модификация людьми с профессиональными исследованиями и преподаванием должности в университетах и ​​научных обществах, те, кто хорошо знаком с эмпирическими данными и техническими научные проблемы, обсуждаемые в 1860-х годах в геологии, сравнительном анатомия, эмбриология, биогеография и теория классификации. Этот группу обычно можно отличить от непрофессиональных переводчиков, которые не могут сделали различия между взглядами Ламарка, Чемберса, Шеллинг, Спенсер и Дарвин об историческом развитии жизни.Но это лишь грубый инструмент анализа.

Случай Эрнста Геккеля демонстрирует эту неточность. Он был ведущим профессор зоологии в важном немецком университете (Йена), и он сформировали поколение научных работников в области эмбриологии и естествознания. история, которая оказала большое влияние на историю наук о жизни. Из своей позиции, Геккель смог развить дарвинизм как популярный движение с социальными и политическими расширениями, а также как программа научных исследований, направленная на изучение морфологии и сравнительная эмбриология в свете общей теории Дарвина (Р.Дж. Ричардс 1992: гл. 6, 2008, 2013; Найхарт 1995).

Если сосредоточиться на приеме работниками, занимающимися профессиональным должности в музеях, лабораториях, исследованиях и преподавании должности в университетах и ​​членство в элитных научных общества, Дарвин принимал по-разному (Bowler 1996; Hull 1973). Многие видные представители интеллектуалов Дарвина круг - Адам Седжвик, Уильям Уэвелл, Чарльз Лайель, Ричард Оуэн и Томас Хаксли - ранее очень критиковали Остатки Чемберса в 1840-х годах за его умозрительные характер и его научная некомпетентность (Secord 2000).Дарвин сам опасался подобного приема и осознавал существенное задача, стоящая перед ним, убедить эту группу и более широкое сообщество научных специалистов, с которыми он общался и переписывался широко. С этой группой ему удалось лишь частично.

Исторические исследования показали, что лишь изредка члены научная элита в точности принимает и развивает теории Дарвина как они были представлены в его текстах. Статистические исследования по прием научным сообществом Англии в первое десятилетие после публикации Origin показали сложную картина, в которой не было широко распространенной конверсии научного сообщества к взглядам Дарвина, ни ясного поколения расслоение между более молодыми новообращенными и старшими участниками сопротивления к собственным предсказаниям Дарвина в последней главе Происхождение (Hull et al.1978). Эти исследования также показывают отчетливая готовность научного сообщества отделить принятие более общего утверждения Дарвина о происхождении видов с модификацией от общих предков с одобрения его объяснение этого происхождения через действие естественного отбора (Bowler 1983, 2013a). Чтобы использовать категории лакатозианцев «Исследовательская программа» анализ научных теорий в их историческое продолжение, можно различить «жесткие ядро »определения центральных допущений,« защитный пояс »вспомогательных гипотез, защищающих это центральное ядро от опровержений, и «положительная эвристика» прикладных исследовательские приложения, которые подлежат постоянному пересмотру, и даже опровержение (Lakatos 1970).Имея в виду эти различия, трудно утверждать, что что-либо большее, чем вера в происхождение от общее происхождение поддерживалось широко международными научными сообщества на уровне «твердого ядра» в период между 1870–1930 гг. Это означало, что историческое влияние Теории Дарвина о профессиональном научном сообществе должны рассмотреть важные отклонения от его собственных формулировок (Bowler 1983, 2003).

Центральное значение в анализе этого сложного профессионального приема. была роль, отведенная нормальным индивидуальным изменениям и их причинам.При первоначальном публичном изложении своей теории Дарвин опирался на в романе утверждается, что небольшие индивидуальные вариации - своего рода различия, которые в более ранней традиции считались просто «Случайный» - сформировал сырье, на котором неограниченное прибавление в результате естественного отбора, основные могут быть произведены изменения, достаточные для объяснения происхождения и последующие различия во всех различных формах жизни с течением времени. Дарвин, однако, оставил неуказанными конкретные причины этой вариации, за исключением некоторого воздействия окружающей среды на половые органы.Вариант был представлен в Origin с заявлением, что «Законы, регулирующие наследование, совершенно неизвестны» (Дарвин 1859: 13). В соответствии с его приверженностью градуализм лиеллианской геологии, Дарвин также отверг роль главного «Спорт» или другие источники прерывистого изменения в этом процесс.

Поскольку критики сосредоточили свои атаки на утверждении, что такие микроразличия между людьми могут накапливаться со временем без естественных ограничений, Дарвин начал серию модификаций и пересмотр теории через постоянный диалог с его критики, за которой могут последовать исправления текста Происхождение .В четвертом издании 1866 года, например, Дарвин добавил утверждение, что непрерывный градуализм, проиллюстрированный его диаграмма ветвления вводила в заблуждение, и это преобразующее изменение не обязательно продолжаться постоянно. «Это гораздо более вероятно что каждая форма остается неизменной в течение длительного времени, а затем снова подвергается модификации »( Origin 1866: 132 [Peckham 1959 [2006: 213]). Эта модель изменения-застоя-изменения предположительно позволяла изменение для стабилизации в течение периода времени около среднего значения от какие дополнительные изменения могут быть возобновлены.Такая модель могла бы, однако, предположительно, для его работы требуется даже больше времени, чем многомиллионных лет, как предполагалось в первоначальном представлении теория.

Трудности аргументов Дарвина, возникшие к 1866 г. были выделены в длинной и убедительной критике в 1867 г. Шотландский инженер Генри Флеминг Дженкин (1833–1885 гг.) (Обычно Флиминг Дженкин). Используя аргумент, ранее выдвинутый в 1830-х гг. Чарльз Лайель против Ламарка, Флиминг Дженкин процитировал эмпирические свидетельства домашнего разведения, указывающие на явное ограничение от степени вариации, и отрицал, что отбор на этом основании может в той мере, в какой это предполагал Дарвин (Fleeming Jenkin 1867; Hoquet 2013).Используя слабо математический аргумент, Флиминг Дженкин утверждал, что что эффекты пересечения будут постоянно подавлять отклонения от средних значений символов и приводят к тенденции изменение популяции, чтобы вернуться к средним значениям с течением времени. Для Флиминг Дженкин, Дарвин полагается на непрерывную добавку отклонение, как предполагалось, было подорвано этим аргументом, и только более драматические и прерывистые изменения - то, что Дарвин явно отклонено - может объяснить происхождение новых разновидность.

Флиминг Дженкин также утверждал, что время, необходимое Дарвину, теория была просто неадекватной, поддерживая это утверждение призывом к представлены физические расчеты вероятного возраста Земли. в публикациях наставника Флиминга Дженкина, Глазго физик Уильям Томпсон (лорд Кельвин, 1824–1907; Берчфилд, 1975). На основе количественной физической аргументы, Флиминг Дженкин оценил время, прошедшее с момента возникновения Солнечной системы недостаточно для дарвиновской градуалистской теории видовая трансформация должна произойти.Многосторонний Аргумент вызвал у Дарвина значительные трудности и подготовил почву для более подробные эмпирические исследования вариаций и их причин. В временные трудности были разрешены только в двадцатом веке с помощью открытие радиоактивности.

В качестве решения вопроса о вариациях Дарвин разработал свой «Предварительная гипотеза» пангенезиса, которую он представил через год после появления обзора Флиминга Дженкина в его двухтомник Вариация растений и животных под Приручение (1868, второе издание 1875; Olby 2013).Хотя эта теория была сформулирована независимо от обзора Дженкина. (Olby 1963), по сути, это было его ответом на него. Это предложило причинная теория вариации и наследования через возврат к теория, напоминающая теорию Бюффона об органических молекулах предыдущее столетие (см. запись на эволюционная мысль до Дарвина раздел 3.2). Невидимые материальные «геммулы» предполагались существовать в клетках, и, согласно теории, они были возможному внешнему изменению окружающей средой и обстоятельствами.В геммулы затем непрерывно проливались в кровоток ( «Транспортная» гипотеза) и собраны «взаимным сходством друг с другом, что приводит к их объединению в почки или в половые элементы» ( Вариант 1875: т. 2: 370). В таком виде они тогда были передается - подробности не поясняются - половым путем поколение к следующему поколению, чтобы сформировать новый организм из «Единицы, из которых состоит каждый человек» (там же). В По мнению Дарвина, эта гипотеза объединила множество вопросов. в последовательную и причинную теорию наследования и объяснил основа вариации.Также было объяснено, как наследование использования-неиспользования Теория, от которой Дарвин никогда не отказывался, могла работать.

Теория пангенезиса, хотя конкретно не упоминается, кажется, быть за важным отличием, которое он вставил в пятое издание Origin 1869 г., где он прямо ответил на критика Дженкина. В этой редакции текста Дарвин выделил «Определенные вариации, которые никто не считаются простыми индивидуальными различиями », из обычных вариаций ( Происхождение 1869: 105) [Peckham 1959 [2006: 178–179]]).Эта редакция сместила акцент Дарвина. вдали от его ранней зависимости от обычных небольших индивидуальных вариаций, и придал новый статус тому, что он назвал в шестом издании 1872 года «сильно отмечены »вариации. Последние были теперь разновидностью придавать первостепенное эволюционное значение, и, по-видимому, это было с большей вероятностью передается потомству, хотя подробности осталось неясным. В таком виде его, вероятно, можно было бы сохранить в население против склонности к заболачиванию путем скрещивания.Борьба Дарвина по этому вопросу определила ряд проблем. что британские ученые-биологи, в частности, должны были заниматься в 1930-е гг. Дебаты по поводу вариаций поставили дарвинизм в оборону. позиция, которая вынудила его сторонников серьезно пересмотреть Программа дарвиновских исследований (Gayon 1998; Vorzimmer 1970). Долго период между 1870 и 1930 годами, иногда характеризуемый как «Затмение» дарвинизма или, по крайней мере, его естественного теория отбора, явилась результатом этих дебатов (Bowler 1983, 2013а).

4. Эволюция человека и происхождение человека

4.1 Происхождение

нисхождения Дарвина

Дарвин спокойно придерживался своих выводов об эволюции человека в фон, в то время как защита его общей теории велась такими разными защитниками, как Томас Генри Хаксли (1825–1895) в Англия, Аса Грей (1810–1888 гг.) В Соединенных Штатах и ​​Эрнст Геккель (1834–1919) в Германии. Собственная позиция Дарвина по «человеческий вопрос» остался неясным, а его риторический размещение Origin в традициях божественного творения второстепенным законом, запечатленным в цитатах на фронтисписе Уильяма Уэвелл и Фрэнсис Бэкон, в некоторой степени сохраненные во всех изданиях позволили многим до 1871 года видеть Дарвина более открытым религиозным взглядам чем у некоторых из его популяризаторов.

Это было в феврале 1867 года, когда Дарвин решил удалить материал из его массивная рукопись «Разновидности растений и животных года» В разделе «Приручение » и создайте «очень маленький том, «Очерк происхождения человечества» »(Дарвин к Хукер, 8 февраля 1867 г., и компакт-диск Тернеру, 11 февраля 1867 г., Буркхардт и другие. 2006 15: 74, 80). В это время он также отправил несколько корреспондентам анкету с просьбой предоставить информацию о человеческих эмоциональное выражение. Это превратилось в крупное предприятие, в котором он был глубоко вовлечен в вопрос о последствиях его теории этики, написав Асе Грей, что «трудности моральное чувство [sic] доставило мне много труда »(компакт-диск Грею, 15 марта 1870 г., Буркхардт и др.2010 18: 68). Это было расширено до двух томов работы к тому времени, когда она была отправлена ​​в типографию в июне 1870 года. дату он также вытащил отдельный раздел из Вариация рукописи , которая должна была стать Expression of Эмоции человека и животных , опубликовано в 1872 году.

4.2. Приемная

Спуск

Двойная публикация Происхождения Человека и Выбор в Отношение к сексу (1871) и выражение Эмоции (1872 г.) создали водораздел в общественной приемной Взгляды Дарвина (Radick 2013).Хотя Дарвин сначала работал из многих его взглядов на эволюцию человека в раннем «М» и «N» тетрадей 1838–40 гг., общедоступные сведения о Собственные выводы Дарвина об эволюции человека основывались на одном расплывчатое предложение по проблеме в самом Origin . В Descent , однако, обнародовал свои более радикальные выводы, и казалось многим из его читателей, даже тем, кто ранее сочувствовал к Origin , чтобы отбросить вес Дарвина материалистические и антирелигиозные силы, возглавляемые такими людьми как немецкий физиолог Фридрих Людвиг Бюхнер (1824–1899), голландский физиолог Якоб Молешотт (1822–93), английский социалист и популяризатор Дарвина Эдвард Авелинг (1849–98) и немецкий зоолог Эрнст Геккель.Хотя вопрос эволюции человека уже был частично рассмотрен Томас Хаксли в книге « Man’s Place in Nature » 1863 г., автор Чарльз Лайель в том же году в своей работе Geological Evidences of the Античность человека г., Альфред Рассел Уоллес в статьях 1864 г. и 1870 (Wallace 1864, 1870 и онлайн), а также Геккелем в его Natürliche Schöpfungsgeschichte 1868 года, эти авторы либо не рассмотрели весь спектр вопросов представлен включением человека в эволюционный процесс (Хаксли), или они подчеркивали моральную и ментальную непоследовательность между людьми и животными (Лайель, Уоллес).Только Геккель нарисовал из более общей редуктивной концепции человечества с эволюционной теории, и он не отважился вдаваться в конкретные вопросы этики, социальная организация, происхождение человеческих рас и отношения человеческие ментальные свойства к свойствам животных, все из которых с в Descent . Двухтомный трактат Дарвина представил, как выразился один комментатор, «более близкое сходство к раннему натуралистическому видению Дарвина больше всего, что он когда-либо опубликовано »(Durant 1985: 294).

Расширение теории Дарвина на ряд вопросов традиционно обсуждаются в философии, теологии, а также в социальных и политическая теория, ожесточила оппозицию многих религиозно основанных сообществ к теории эволюции, хотя и здесь должны осуществляться между разными сообществами (Ellegård 1958: гл. 14). Такое противодействие не было просто основано на отрицании буквальное библейское повествование о происхождении человечества, вопрос, который по-разному разыгрывались в основных религиозных общинах (Haught 2013; Finnegan 2013; Swetlitz 2013; Артигас, Глик и Мартинес 2006; Мур 1979).Более фундаментальная оппозиция была вызвана отрицание различий, кроме различий в степени, между фундаментальные свойства человека и животных. Кроме того, очевидное отрицание какого-то божественного руководства в процессах за эволюцией человека и нетелеологическим характером Окончательные формулировки теории естественного отбора Дарвином в пятое и шестое издания Origin укрепили это оппозиция. Его усыновление от Герберта Спенсера назначенного лица «Выживание наиболее приспособленных» как синоним слова «естественный выбор »в пятом издании добавил к этому растущему оппозиция.Как следствие, благоприятные показания, которые многие влиятельные религиозные мыслители - Джон Генри Ньюман (1801–1890 гг.) - хороший пример - дал исходной Происхождение , исчез. Риторика Descent , с выводом, что «человек произошел от волосатой четвероногие, с хвостом и острыми ушами »(1871: т. 2: 389), представил публике иного Дарвина, чем многие представляли. связан с автором Journal of Researches и ранние выпуски Origin .

Самое поразительное в сравнении Origin с Descent был сильный акцент на работе вторичного процесса половой отбор в животном мире (E. Richards, 2017; Р.А. Ричардс 2013). Половой отбор - отбор самок. самцами или наоборот в целях разведения - дал общий заявление об этом принципе в четвертой главе Origin , но это сыграло второстепенную роль в исходном аргументе, и его важность отрицали современники, такие как А.Р. Уоллес. Дарвин сейчас подробно разработал эту вторичную форму отбора как фактор эволюции, который мог даже работать против обычных естественных выбор. Теперь можно было организовать половой отбор, чтобы объяснить и то, и другое. половой диморфизм, а также характер и свойства организмы - сложные органы питания, яркие цвета на рыбе и птиц и, казалось бы, неадаптивных структур, таких как большой рог на жук-носорог, что может показаться аномальным результаты обычного естественного отбора, работающего на оптимальное выживание организмов в природе.В драматическом расширении этого принципа на человеческих существ используется сочетание естественного и полового отбора чтобы объяснить происхождение людей от обезьяньих предков. Это также объясняет половой диморфизм, проявляемый людьми, и главный фактор, объясняющий происхождение человеческих рас.

4.3 Этическая теория происхождения человека

Многие измерения «социального» дарвинизма, которые были пострадавшие от Descent требуют отдельных статей, как и отдельное воздействие Выражение эмоций , трактат который во многом отличается по тону и содержанию от Спуск. Также бывает, что многие социальные последствия эволюционной теории были больше связаны с влиянием Герберту Спенсеру, чем собственные труды Дарвина, и для этого причина того, что было названо «социальным дарвинизмом», может иметь разработан независимо от Дарвина (Bowler 2013b). В этом заключении Подраздел автор остановится исключительно на одном важном аспекте этого более широкого социального воздействия Descent , дарвиновского отношение к этике. Это будет рассмотрено в рамках его конкретного Викторианский контекст, а не в свете недавних обсуждений альтруизм в современной социобиологии, который может иметь некоторую принадлежность с этим дарвиновским обсуждением (см. записи на мораль и эволюционная биология а также биологический альтруизм).

Как видно из письма Асе Грею от марта 1870 г. (Burkhardt et al. al. 2010 18:68), Дарвин был особенно проявляется в вопросах этики при подготовке Спуск . Его опубликованная трактовка посвящена длинной главе три из Descent по вопросу «морального смысл". Подходя к этике «исключительно со стороны естествознания »( спуск 1871: т. 1: 71), он предложили некоторые инновации, которые нелегко сопоставить со стандартными этическими позиции, сформулированные вокруг знакомых категорий утилитаризма и кантовское наследие деонтологии.Ближайшие связи могут быть привлеченными некоторыми аспектами современной этики добродетели и некоторыми аспекты теории естественного закона, хотя есть много конкретных различия, которые также препятствуют ассимиляции с этими традициями (Sloan 1999). Его самые близкие исторические связи связаны с шотландскими традиции морального чувства Адама Смита, Дэвида Юма и особенно это было развито в трудах дальнего родственника Дарвина, Сэр Джеймс Макинтош (1765–1832) (Р.Дж. Ричардс 1987, 1999, 2003, .

Традиционная теория морального чувства связала этическое поведение с врожденным свойство или инстинкт, которые считались универсальными для людей, даже при том, что для достижения наивысшего уровня требовалось образование и совершенствование. выражение (см. моральный сентиментализм в этой энциклопедии).Это неотъемлемое свойство, или «моральное смысл », предположительно объяснил такие явления, как этический совести, а также учитывала альтруистические действия, которые могли не сводиться к гедонистическому поиску удовольствия и избеганию боли. Это также не предполагал рационального расчета преимущества со стороны индивидуальный до действия.

Дарвиновское переосмысление традиции морального чувства в его эволюционная структура, однако, подразумевала важные трансформации. Моральный смысл для Дарвина был выведен биологическое происхождение от животных инстинктов, и особенно от социальные инстинкты, развитые естественным отбором.Из этого точки зрения, Дарвин мог бы привести доводы в пользу подлинной «Гомология» этических основ, существующих между людьми и животных, с предшественниками этического поведения человека, обнаруженными в поведение других животных, особенно тех, у кого есть социальные организация. Затем естественный и половой отбор сформировали эти этические принципы. инстинкты, способствующие выживанию группы, а не немедленному индивидуальное пособие ( Descent 1871: т. 1: 98). Человеческая этика поведение, следовательно, основано на естественном свойстве, а этические действие может происходить без моральных расчетов или рационального обдумывания.Потому что он считал этическое действие основанным на биологическом врожденная собственность, Дарвин критиковал Джона Стюарта Милля Утилитарная теория, потому что она полагалась на приобретенные привычки, а не на нечто, присутствующее в людях с самого начала (1871: т. 1: 71n5). Врожденное моральное чувство - это его объяснение самопожертвования и прочего. альтруистические действия, которые нельзя отнести к индивидуальному самовыживанию (1871: т. 1: 86). Люди могут быть

движимый тем же инстинктивным мотивом, который заставил героического маленького Американская обезьяна ... нападает на большого и страшного павиана, чтобы спасти его хранитель.( Спуск 1871: т. 1: 87)

Когда возникает моральный конфликт, его обычно связывают с конфликтом. инстинктов, причем более сильный из двух конфликтующих инстинктов предпочитает естественным отбором, поскольку он способствует групповой выгоде ( Descent 1871: т. 1: 84). У людей «больше устойчивые социальные инстинкты », таким образом, преодолевают менее стойкие «индивидуальные» инстинкты (1871: т. 1: 87).

Адекватность эволюционного этического натурализма как основы этический реализм был предметом спора для Дарвина современники и преемники с момента публикации Спуск .Для некоторых философов-моралистов Дарвин просто свела этику к собственности, подчиняющейся релятивизаторским тенденциям естественный отбор (Фарбер 1994: гл. 5). Это было, по мнению Философские критики Дарвина сводят этику к биологии и при этом не предлагать возможности отличить этические товары от преимущества выживания. Даже для некоторых решительных сторонников дарвинизма такие как Томас Хаксли и Альфред Рассел Уоллес, принадлежали Дарвину счет адекватный (Фарбер 1994: гл. 4). Большая часть последующих моральных философия должна была основываться на каноническом признании «Должно быть», которое развилось из этой критики «Эволюционная» этическая теория.Получая больше всего влиятельное выражение в работах Дж. Э. Мура (1873–1958) Principia Ethica (1903) - нападение на Версия эволюционной этики Спенсера. адекватность эволюционной этики сохраняется (Hauser 2006; Katz (ред.) 2000; Maienschein & Ruse (ред.) 1999).

5. Резюме и заключение

Историография, принятая в этой статье, отвергает простую линейную история развития дарвиновской теории как история все более верные теории, ведущие к нынешнему консенсусу.Вместо этого отдает предпочтение более сложным «конкурирующим исследовательским программам» анализа (Lakatos 1970), программы, которые в результате исторической конкуренции привели к более адекватным объяснениям отношения жизни существа к историческому времени и натуралистическим процессам, но которые показывают многократное историческое соревнование друг с другом.

Более общие философские вопросы, связанные с эволюционным теория - окружающие естественную телеологию, этику, отношения эволюционного натурализма к требованиям религиозных традиций, последствия для отношения людей к остальной органический мир - продолжаются как вопросы научного исследования.Если современная эволюционная теория нео-селекции демонстрирует преемственность с избранными чертами теорий Дарвина, альтернативными интерпретации, такие как текущее движение, известное как эволюционное теории развития или «эво-дево», знаменуют собой возвращение к предположительно отброшенные традиции девятнадцатого и двадцатого века, которые считали необходимым связать эволюцию с зародышевым развитие и влияние внешних условий на наследование (Gilbert 2015; Newman 2015; Laubichler & Maienschein 2013, [ред.] 2007; Гиссис и Яблонка [ред.] 2011; Пильуччи и Мюллер [eds] 2010; Amundson 2005; Гилберт, Опиц и Рафф 1996).Такой развитие событий предполагает, что все еще существуют существенные теоретические проблемы, которые могут изменить будущее понимание важные направления эволюционной теории (Sloan, McKenny, & Eggleson [eds] 2015).

Теория эволюции | Национальное географическое общество

Идеи, нацеленные на объяснение того, как организмы изменяются или развиваются с течением времени, восходят к Анаксимандру Милетскому, греческому философу, жившему в 500-х годах до нашей эры. Отметив, что человеческие младенцы рождаются беспомощными, Анаксимандр предположил, что люди, должно быть, произошли от какого-то другого типа существ, детеныши которых могли выжить без какой-либо помощи.Он пришел к выводу, что эти предки должны быть рыбами, поскольку рыбы вылупляются из яиц и сразу же начинают жить без помощи родителей. Исходя из этого, он предположил, что вся жизнь началась в море.

Анаксимандр был прав; люди действительно могут проследить нашу родословную до рыб. Его идея, однако, не была теорией в научном значении этого слова, потому что она не могла быть подвергнута проверке, которая могла бы подтвердить ее или доказать, что она ошибочна. В науке слово «теория» указывает на очень высокий уровень уверенности.Ученые говорят об эволюции как о теории, например, так же, как они говорят об объяснении Эйнштейном гравитации как теории.

Теория - это идея о том, как что-то работает в природе, которая прошла тщательную проверку посредством наблюдений и экспериментов, направленных на подтверждение правильности или неправильности этой идеи. Когда дело доходит до эволюции жизни, различные философы и ученые, в том числе английский доктор восемнадцатого века по имени Эразм Дарвин, предлагали различные аспекты того, что позже стало эволюционной теорией.Но эволюция не достигла статуса научной теории до тех пор, пока внук Дарвина, более известный Чарльз Дарвин, не опубликовал свою знаменитую книгу О происхождении видов . Дарвин и его научный современник Альфред Рассел Уоллес предположили, что эволюция происходит из-за явления, называемого естественным отбором.

Согласно теории естественного отбора, организмы производят больше потомства, чем способны выжить в окружающей их среде. Те, кто лучше физически подготовлен, чтобы выжить, достичь зрелости и размножаться.С другой стороны, те, кому не хватает такой приспособленности, либо не достигают возраста, когда они могут воспроизводить потомство, либо производят меньше потомства, чем их сверстники. Естественный отбор иногда называют «выживанием наиболее приспособленных», потому что «наиболее приспособленные» организмы - наиболее приспособленные к среде обитания - воспроизводятся наиболее успешно и с наибольшей вероятностью передадут свои черты следующему поколению.

Это означает, что при изменении окружающей среды характеристики, повышающие выживаемость в этой среде, также будут постепенно меняться или развиваться.Естественный отбор был настолько мощной идеей в объяснении эволюции жизни, что стал научной теорией. С тех пор биологи наблюдали множество примеров влияния естественного отбора на эволюцию. Сегодня известно, что это лишь один из нескольких механизмов развития жизни. Например, явление, известное как генетический дрейф, также может вызывать эволюцию видов. В результате генетического дрейфа некоторые организмы - чисто случайно - производят больше потомства, чем можно было бы ожидать. Эти организмы не обязательно являются наиболее приспособленными к своему виду, но именно их гены передаются следующему поколению.

Представление Чарльза Дарвина о раннем возрасте, вероятно, было верным.

У Чарльза Дарвина было несколько довольно хороших идей. Его наиболее известной является теория эволюции путем естественного отбора, которая объясняет многое из того, что мы знаем о жизни на Земле. Но он задумался и над многими другими вопросами. В поспешном письме другу он высказал идею о том, как могла сложиться первая жизнь. Примерно 150 лет спустя это письмо выглядит удивительно пророческим.

Вопреки распространенному мнению, Дарвин не был первым, кто предположил, что виды эволюционируют.Идея о том, что популяции животных со временем меняются, так что, например, у жирафов сегодня шея длиннее, чем у их далеких предков, много обсуждалась в 1800-х годах.

Вместо этого ключевой вклад Дарвина состоял в том, чтобы обрисовать механизм эволюции: естественный отбор. Идея состоит в том, что животные одного вида соревнуются друг с другом за пищу, кров и, в конечном итоге, за способность к воспроизводству. Только наиболее приспособленные, то есть те, кто лучше всего подходят для их среды, смогут размножаться, и поэтому их полезные черты будут переданы следующему поколению и станут более распространенными.Итак, если длинная шея полезна для жирафов, из поколения в поколение жирафы с более длинной шеей будут размножаться, пока не будет достигнута оптимальная длина шеи. Дарвин изложил это в своем опусе 1859 года «О происхождении видов».

Возможно вам понравится:

Факт эволюции предполагает кое-что о том, как зародилась жизнь. Эволюция говорит нам, что кажущиеся разными видами являются дальние родственники, оба произошли от одного общего предка. Например, наши ближайшие живущие родственники - шимпанзе: наш общий предок жил по крайней мере семь миллионов лет назад.

Более того, каждый живой организм в конечном итоге произошел от одной предковой популяции: последнего всеобщего общего предка (Лука), который жил более 3,5 миллиарда лет назад, когда планета была только что сформирована.

Однако теория эволюции ничего не говорит нам о том, как образовалась первая жизнь: она только говорит нам, как и почему изменяется существующая жизнь.

Как началась жизнь?

Исследования происхождения жизни начались только в 1950-х годах.К тому времени многие ученые подозревали, что жизнь зародилась в океанах. Идея заключалась в том, что многие химические вещества на основе углерода образовались на молодой Земле и растворились в океане, который стал густым и концентрированным: так называемый «изначальный суп». Это было предложено в 1920-х годах советским биологом Александром Опариным. В 1953 году молодой американский студент по имени Стэнли Миллер показал, что аминокислоты, строительные блоки белков, могут образовываться в простом устройстве, имитирующем изначальный океан и атмосферу.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *