Сообщение о императоре юстиниане: Юстиниан 1 кто такой краткая биография (история, 6 класс)

Содержание

Юстиниан и Феодора — Русская историческая библиотека

Незадолго перед своим восшествием на престол, император Юстиниан I (527-565) женился на Феодоре, дочери укротителя медведей, Акакия, уроженца Кипра. Отец Феодоры умер, когда она была еще ребенком; мать, женщина дурной жизни, оставляла без внимания дочь. Феодора вместе со своей старшей сестрою поступила на сцену. Актрисы того времени держали себя очень легкомысленно; исполнительница соблазнительных ролей в пантомимах, красивая девушка с огненными глазами, Феодора была окружена льстецами и обольстителями и не устояла против них. Она, и по своему темпераменту расположенная к чувственным удовольствиям, упала в нравственном отношении очень низко и сделалась продажной женщиной. Несколько времени Феодора вела эту жизнь в разных восточных городах, больше всего в Александрии, потом приехала в Константинополь; она была честолюбива и рассчитывала подняться до высокого общественного положения.

Император Юстиниан со свитой.

Византийская мозаика

 

Путем к возвышению Феодора избрала скромность. Она стала жить бедно, говорила, что приобретает пропитание себе рукоделием, пряла. Константинополь дивился этой красавице, покинувшей все соблазны порока, сделавшейся добродетельной девушкой. Своим кокетством и уменьем хорошо говорить, Феодора завлекла Юстиниана в то время еще молодого человека. Опытная обольстительница она держала себя с ним так, что он проникся безграничной любовью к ней. Племянник императора Юстина I, наследник престола клал сокровища востока к ногам её; ни законы Рима, ни противоречие жены Юстина и матери Юстиниана не могли отклонить его от намерения жениться на Феодоре. Закон воспрещал браки свободных людей с девушками, обесчестившими себя игрою на сцене или безнравственным образом жизни. Юстиниан убедил дядю устранить это препятствие изданием эдикта, постановлявшего, что девушка, бывшая бесчестной, может восстановить свою честь «похвальным раскаянием». Феодора стала женою Юстиниана, и когда он получил императорский престол, то при коронации нового императора диадема была возложена и на её голову.

Юстиниан так любил и уважал ее, что в официальных документах называл ее своею «высокочтимой, данной Богом супругой» и дал ей сан своей соправительницы. Правители провинций должны были присягать на верность не одному Юстиниану, а Юстиниану и Феодоре. Той женщине, которая играла на театре соблазнительные роли перед глазами всего Константинополя, должны были теперь поклоняться почетные судьи, епископы, победоносные полководцы, пленные цари.

Императрица Феодора, жена Юстиниана I

 

Порочный человек редко становится в самом деле добродетельным. Феодора, сделавшись императрицей, не могла подавить в себе дурных страстей. Она усердно выказывала себя женщиной благочестивой и скромной, стараясь набожностью загладить в людях воспоминание о её прежней позорной жизни; но одежда добродетели была только прикрытием злых склонностей её души, только заученной ролью хитрой актрисы. В сердце Феодоры жили демоны гордости, алчности и жестокости. За презрение, от которого страдала прежде, она теперь вознаграждала себя беспредельным высокомерием.

Феодора гордо удалялась от поклонений толпы, и в заботах о сохранении своей красоты проводила большую часть года в своих дворцах и садах на прекрасном берегу Пропонтиды (Мраморного моря), окруженная придворными дамами и евнухами, чью льстивую преданность щедро награждала, часто в явный ущерб справедливости. Жена Юстиниана допускала к себе только сенаторов и первых сановников государства; когда после долгого ожидания в душной передней зале, их вводили в её великолепную приемную комнату, то должны были падать на колена пред её престолом и прикасаться к ногам надменной августы. Омерзительно было раболепство, с каким первые лица государства целовали прах ног этой высокомерной женщины.

Упрек в алчности Феодора старалась загладить щедрыми подарками церквам, монастырям, благотворительным учреждениям и постройкою огромной богадельни, предназначенной быть приютом для павших женщин и девушек, желавших покаяться. Но упрек в жестокости оставался не смягчен ничем. Она держала толпу шпионов и доносчиков, подсматривавших и подслушивавших все и передававших своей повелительнице все узнанное с прибавкою злобной клеветы. И горе было тому, кто навлек на себя гнев жены Юстиниана. Если она не могла погубить этого человека ложными обвинениями перед послушными судьями, она губила его тайным убийством. Феодоре доставляло наслаждение мучить и казнить людей, в особенности людей знатного происхождения. Говорят, что часто она сама присутствовала при бичеваниях и пытках жертв её мщения. Много было примеров тому, что человек, навлекший на себя её гнев, или неприятный для неё, как соучастник её прежнего разврата, внезапно исчезал из общества; потом узнавали, что он брошен в подземные темницы дворца и томительно умирает в этих могилах для живых. Много людей страдало в подземельях дворца без надежды когда-нибудь снова увидеть дневной свет, а в нескольких футах над их головами, злодейка, мучившая их, одетая в порфиру и золото, наслаждалась почестями, почти божескими. Те, кого императрица выпускала наконец из темницы, бедствовали. Лишенные имущества и ослепленные, изувеченные, они были живыми памятниками её мщения.

Но вместе с дурными страстями, Феодора обладала качествами, дававшими ей непоколебимое владычество над императором и двором; она была очень умна, отважна и тверда; а супружеской верности она, кажется, не нарушала.

Благодаря силе ума и воли, она сохранила господство над Юстинианом до самой своей смерти (в 548 году). Важнейшие военные, политические, юридические и церковные дела решались Юстинианом под её влиянием. Когда однажды, для поправления своего ослабевшего здоровья, Феодора уехала на минеральные воды в Вифанию, с нею переселились туда преторианский префект, государственный казначей и несколько патрициев, и при ней находилась блестящая свита, состоявшая из 4.000 человек. Для её переезда были исправлены дороги, для неё был приготовлен дворец. Юстиниан оплакивал смерть Феодоры как великую потерю.

 

Византийский император Юстиниан I Великий

Юстиниан I Великий (лат. Flavius Petrus Sabbatius Justinianus) правил Византией с 527 по 565 г. При Юстиниане Великом территория Византии увеличилась почти вдвое. Историки считают, что Юстиниан был одним из величайших монархов поздней античности и раннего средневековья.


Юстиниан родился около 483 г. в крестьянской семье захолустного селения в горной Македонии, близ Скупи. Долгое время господствовало мнение о том, что он был славянского происхождения и носил первоначально имя Управды, эта легенда была очень распространенной среди славян Балканского полуострова.

Юстиниан отличался строгим православием, был реформатором и военным стратегом, совершившим переход от античности к средневековью. Выходец из тёмной массы провинциального крестьянства Юстиниан сумел прочно и твердо усвоить себе две грандиозные идеи: римскую идею всемирной монархии и христианскую идею царства Божия. Объединение обеих идей и проведение их в действие с помощью власти в светском государстве, принявшем эти две идеи в качестве

политической доктрины Византийской империи. 

При императоре Юстиниане Византийская империя достигла своего рассвета, после долгого периода упадка, монарх пытался реставрировать империю и вернуть ей былое величие. Считается, что Юстиниан подпадал под влияние  сильного характера своей жены Феодоры, которую он торжественно короновал в 527 г.

Историки считают, что главной целью внешней политики Юстиниана было возрождение Римской империи в её прежних границах, империя должна была превратиться в единое христианское государство. Вследствие этого, все войны проводимые императором были направлены на расширение своих территорий, особенно на запад, на территории павшей Западной Римской империи.

Главным полководцем Юстиниана, мечтавшиго о возрождении Римской империи, был Велизарий,

ставший полководцем в 30-летнем возрасте. 

В 533 году Юстиниан отправил армию Велизария в северную Африку на покорение королевства вандалов. Война с вандалами проходила успешно для Византии и уже в 534 году полководец Юстиниана одержал решительную победу. Как и в африканской кампании, полководец Велизарий держал в византийской армии множество наёмников — диких варваров.

Даже заклятые враги могли помочь Византийской империи — достаточно было им заплатить. Так, гунны составляли значительную часть армии Велизария, которая на 500 кораблях отправилась из Константинополя в Северную Африку. Кавалерия гуннов, служившая наёмниками в византийской армии Велизария, сыграла решающую роль в войне против

Вандальского королевства в северной Африке. Во время генерального сражения противники бежали от дикой орды гуннов и скрылись в нумидийской пустыне. Затем полководец Велизарий занял Карфаген.

После присоединения Северной Африки в Византийском Константинополе обратили взоры на Италию, на территории которой существовало королевство остготов. Император Юстиниан Великий решил объявить войну германским королевствам, которые вели между собой постоянные войны и были ослаблены накануне вторжения армии Византии.

 Война с остготами шла успешно, и королю остготов пришлось обратиться за помощью к Персии. Юстиниан обезопасил себя на Востоке от удара с тыла, заключив мир с Персией и развернул кампанию для вторжения в Западную Европу.

Первым делом полководец Велизарий занял Сицилию, где он не встретил особого сопротивления. Итальянские города также сдавались один за другим, пока византийцы не подошли к Неаполю.

Belisarius (505-565), Byzantine general under Justinian I, 540 (1830). Belasarius refusing the crown of their kingdom in Italy offered to him by the Goths in 540. Belisarius was a brilliant general who defeated a range of enemies of the Byzantine Empire, virtually doubling its territory in the process. (Photo by Ann Ronan Pictures/Print Collector/Getty Images)

После падения Неаполя папа римский Сильверий предложил Велизарию войти в священный город. Готы покинули Рим, и вскоре Велизарий занял Рим столицу империи.  Византийский военачальник Велизарий, однако, понимал, что противник лишь собирается с силами, поэтому сразу же принялся укреплять стены Рима. Последовавшая затем осада Рима готами продолжалась один год и девять дней (537 — 538 гг.). Византийская армия, оборонявшая Рим, не только выдержала атаки готов, но и продолжила своё наступление вглубь Апеннинского полуострова.

Победы Велизария позволили Византийской империи установить контроль над северо-восточной частью Италии. Уже после смерти Велизария был создан экзархат (провинция) со столицей в Равенне. Хотя Рим в дальнейшем был потерян для Византии, так как Рим фактически попал под управление папы, Византия сохраняла владения в Италии вплоть до середины VIII века.

При Юстиниане территория Византийской империи достигла своих самых огромных размеров за все время существования империи. Юстиниану удалось практически полностью восстановить прежние границы Римской империи.

Византийский император Юстиниан захватил всю Италию и практически всё побережье Северной Африки, и юго-восточную часть Испании. Таким образом, территория Византии увеличивается вдвое, но не достигает прежних границ Римской империи.

Уже в 540 году новоперсидское царство Сасанидов расторгло мирный договор с Византией и активно готовилось к войне. Юстиниан оказался в трудном положении, ведь Византия не могла выдержать войны на два фронта.

Внутренняя политика Юстиниана Великого

Кроме активной внешней политики, Юстиниан также вёл разумную внутреннюю политику. При нём была отменена римская система управления государством, которою заменила новая – византийская. Юстиниан активно занялся укреплением государственного аппарата, а также пытался усовершенствовать налогообложение. При императоре были соединены гражданские и военные должности, были предприняты попытки уменьшить коррупцию путём повышения платы чиновникам.

В народе Юстиниана прозвали «бессонным императором», так как он работал и днём и ночью над реформированием государства.

Историки считают, что военные успехи Юстиниана были его главной заслугой, однако внутренняя политика, особенно во второй половине его правления, опустошила государственную казну.

Император Юстиниан Великий оставил после себя знаменитый архитектурный памятник, который существует и сегодня – Собор Святой Софии. Это здание считают символом «золотого века» в Византийской империи. Этот собор является вторым по величине христианским храмом в мире и уступает только Собору Святого Павла в Ватикане. Сооружением Собора Святой Софии император Юстиниан добился расположение Папы Римского и всего христианского мира.

Во время правления Юстиниана вспыхнула первая в мире пандемия чумы, которая охватила всю Византийскую империю. Наибольшее количество жертв было зафиксировано в столице империи Константинополе, здесь погибло 40% всего населения. За подсчётами историков, общее число жертв чумы достигло около 30 млн. человек, а возможно и больше.

Достижения Византийской империи при Юстиниане

Наибольшим достижением Юстиниана Великого считается активная внешняя политика, которая расширила территории Византии в два раза, практически вернув все утраченные земли после падения Рима в 476 году.

Вследствие многочисленных войн казна государства истощалась, и это привело к народным бунтам и восстаниям. Однако восстание побудило Юстиниана издать новые законы для граждан всей империи. Император упразднил римское право, отменил устаревшие римские законы и ввёл новые законы. Свод этих законов получил название «Свод гражданского права».

Царствование Юстиниана Великого действительно называли «золотым веком», сам он говорил: «Никогда до времени нашего правления Бог не даровал римлянам таких побед… Возблагодарите небо, жители всего мира: в ваши дни осуществилось великое дело, которого Бог признавал недостойным весь древний мир» Вознаменования величия христианства был построен Собор Святой Софии в Константинополе.

Огромный прорыв произошёл в военном деле. Юстиниану удалось создать самую большую профессиональную наёмную армию того периода. Византийская армия под предводительством Велизария принесла Византийскому императору множество побед и расширила границы Византийской империи. Однако содержание огромной наёмной армии и бесконечные воины истощили государственную казну Византийской империи.

Первую половину правления императора Юстиниана называют «золотым веком Византии», вторая же вызывала только недовольство со стороны народа. Окраины империи охватили восстания мавров и готов. А в 548 году во время второй итальянской кампании Юстиниан Великий уже не мог откликнуться на просьбы Велизария прислать деньги для армии и на оплату наёмникам.

В последний раз полководец Велизарий возглавил войска в 559 году, когда во Фракию вторглось племя котригуров. Полководец одержал победу в бою и мог бы полностью уничтожить нападавших, но Юстиниан в последний момент решил откупиться от беспокойных соседей. Однако самым удивительным стало то, что творца византийской победы даже не позвали на праздничные торжества. После этого эпизода полководец Велизарий окончательно впал в немилость и перестал играть заметную роль при дворе.

В 562 году несколько знатных жителей Константинополя обвинили прославленного полководца Велизария в подготовке заговора против императора Юстиниана. На несколько месяцев Велизарий был лишен своего имущества и положения. Вскоре Юстиниан убедился в невиновности обвиняемого и помирился с ним. Велизарий умер в покое и уединении в 565 году н.э. В тот же год испустил дух император Юстиниан Великий.

Последний конфликт между императором и полководцем послужил источником легенды о нищем, немощном и слепом военачальнике Велизарии, просившем милостыню у стен храма. Таким — попавшим в немилость — его изображает на своей знаменитой картине французский художник Жак Луи Давид.

Всемирное государство, создаваемое волей самодержавного государя — такова была мечта, которую лелеял император Юстиниан с самого начала царствования. Силой оружия возвращал он утерянные старые римские территории, затем давал им общий гражданский закон, обеспечивающий благосостояние жителей, наконец — он утверждал единую христианскую веру, призванную соединить все народы в поклонении единому истинному христианскому Богу. Таковы три незыблемых основания, на которых Юстиниан строил могущество своей империи. Юстиниан Великий верил, что «нет ничего выше и святее императорского величества»; «сами создатели права сказали, что воля монарха имеет силу закона«; «он один способен проводить дни и ночи в труде и бодрствовании, чтобы думать думу о благе народа«.

Юстиниан Великий утверждал, что благодать власти императора, как  «помазанника Божьего», стоящего над государством и над церковью, получена им прямо от Бога. Император «равен апостолам» (греч. ίσαπόστολος), Бог помогает ему побеждать врагов, издавать справедливые законы. Войны Юстиниана получили характер крестовых походов — везде, где византийский император будет господином, воссияет православная вера. Его благочестие превращалось в религиозную нетерпимость и воплощалось в жестоких преследованиях за уклонение от признанной им веры. Всякий законодательный акт Юстиниан ставит «под покровительство святой Троицы». 

 

Легионы Римской Империи

Византия: в плену мифологем

Евгений Баев, студент V курса исторического факультета МГУ

  

В последнее время пристальный интерес общественности к Византии и роли византийского наследия на Руси возрастает. При этом публицистические оценки истории этой мировой державы и ее значения зачастую некорректны, искажают действительность, содержат фактические ошибки, преувеличения, изобилуют преднамеренными фигурами умолчания. То есть фальсифицируют историю. Ярким примером этого явилась опубликованная недавно в «Новой Газете» статья обозревателя Ю.Латыниной [1], где автор по сути возвращается к давно отвергнутой в мировой науке гиббоновской теории о тотальном упадке и регрессивности державы ромеев, но даже не упоминает таких «маленьких фактиков» как кодификация при Юстиниане римского права и кирилло-мефодиевская традиция. Не ставя целью выявлять и исправлять ляпы и натяжки журналистки [2], мы помещаем в качестве ответа рассуждения нашего студента.

Византийская империя — великое государство, от которого наш народ принял православную веру — в последнее время часто сравнивается с Россией по понятным причинам. Причём зачастую Византия либо чрезвычайно идеализируется, либо, наоборот, описывается в самых чёрных красках (и то, и другое с намёком на нашу страну).

С точки зрения исторической науки подобные действия неуместны. Византия – это Византия, Россия – это Россия. Несмотря на общность веры и сходство культур, это разные общества.

Вместе с тем, нам есть, чему поучиться у Византии. Для нашей страны крайне важно учитывать опыт византийцев, которых мы можем назвать своими духовными предшественниками. При этом крайне важно опираться на истинное историческое знание, а не на мифологемы и идеологические штампы.

«Корабль всемирного государства»

Начнём с того, что «Византия» — термин искусственный, возникший в немецкой историографии в XVI в. Он условен, как и многие научные термины, создаваемые для обозначения понятия, и всяк пишущий о Византии это, конечно, знает. В средневековой Европе и на Руси это государство было известно как Греческое царство. Во Франции его называли Bas-Empire (Нижняя империя). Часто встречается термин «Восточная Римская империя». На самом деле это была просто Римская империя, существовавшая непрерывно с древнейших времён, чей континуитет идёт от гражданской общины существовавшего в древней Италии полиса под названием Roma.

В «Поучении» Агапита Диакона (самый популярный в средневековой Европе учебник государственного управления) встречается потрясающее определение ромеями своей империи — «корабль всемирного государства». Всемирность, универсальность его заключалась не в обладании всем миром – в этом не видели нужды – а в том, что для ромеев их империя была единственным в мире государством в собственном смысле этого слова, кораблём в бушующем варварском море. У ромеев была претензия не на всемирное господство, а на всемирное значение, на моральное превосходство.

Конечно, это было самолюбование — самолюбование своими законами, гражданственностью, культурой, а также силой и процветанием. Ромеи считали себя элитой человечества. Даже когда от всей империи остался практически один Константинополь, мысль о своей исключительности не покидала ромеев.

С одной стороны, мы должны помнить, что подобная эксклюзивность часто приводит к негативным последствиям для исповедующих её обществ, с другой, — ромеи действительно имели полное право гордиться своей державой, пока не были подточены сами её основы — законность и публичный характер государства.

Римская империя всегда, и в византийский период в том числе, была правовым государством. Это государство покоилось на законах и на согласии граждан. По мнению римлян, как не существует двух математик, не может существовать и двух систем права. Только римское право, основанное на естественных принципах, считалось истинным. И Римское государство является хранителем этого права, а император — его живым воплощением. Считалось, что император, подчиняясь Закону Божьему, даёт людям праведные законы. В его руках было «кормило благозакония».

Подобным образом ромеи относились и к православию — официальной религии империи с конца IV в. Империя должна быть средоточием благочестия и истинной веры, а император — верховным хранителем догматов и блюстителем правоверия. Именно поэтому императоры-иконоборцы преследовали иконопочитателей, а православные императоры — иконоборцев. Поэтому великий Юстиниан посвящал богословию едва ли меньше сил и времени, чем составлению законов: в этом он видел свой гражданский долг главы Римского государства. Интересно, что даже языческий император Юлиан Отступник придерживался, в общем, тех же взглядов: он философствовал и участвовал в мистериях как верховный понтифик древнеримской религии, и преследовал несогласных как охранитель официального благочестия.

Православие было официальным культом Римского государства. Поэтому еретики не были просто вольнодумцами от религии. Как членство в официальной церкви считалось долгом патриота, так и отклонение от правой веры было актом политического протеста. В идеале римский народ совпадал с земной церковью, поэтому еретики считались отщепенцами. Более того, они и сами не отделяли инакомыслия религиозного от политического. Когда сирийцы и египтяне в VI в. возжелали национальной независимости и решили во что бы то ни стало обособиться от ромеев, они массово переходили в монофиситство — назло императору, исповедовавшему православие.

Религиозное и политическое диссидентство тесно смыкались. Так, опасная секта павликиан (богомилов) поддерживалась Арабским халифатом и была своеобразной «пятой колонной» внутри империи. Именно поэтому императоры так боролись за её искоренение — это было вопросом внутренней безопасности государства.

К чести Римской империи следует добавить, что нет в истории ни одного другого государства, проявившего такую живучесть, которое словно сжималось в точку под напором внешних обстоятельств, но долгое время не исчезало, даже уменьшившись до размеров города (правда, этот Город по праву именовался царицей всех городов мира).

Надо помнить, что ромейская держава была не просто преемником Римской республики, она сама была Римской республикой. Respublica по-латински — общее дело. Государство воспринималось ромеями как дело общенародное. Единственным источником власти и суверенитета в империи был народ (именно это, наряду с высокой правовой культурой, лежало в возможности заключения международных договоров с империей, поскольку гарантом оных были народ и его верховный представитель — император, а не постоянно сменяющийся варварский вождь, за слова и действия которого наследники не несут ответственности).

Более того, государство было имманентным обществу, ромеи вообще не различали этих понятий, для них общество — это и есть государство. Полис, в котором власть принадлежит гражданам — только разросшийся до гигантских размеров.

Что же касается республики, то даже окончательно перейдя на греческий язык, ромеи не захотели расставаться с этим словом: своё государство они называли по-гречески ta dēmosia pragmata, или ta koina pragmata, что означает «общее дело».

Легитимность

Таким образом, мы видим, что сконструированный на Западе миф о Византии как о кровавой восточной деспотии, мягко говоря, не совсем соответствует истине. И если государство для ромеев было общенародным делом, то византийский император был ни кем иным как народным избранником.

В практике императорской власти сочетались демократический принцип (император провозглашался народом на Константинопольском ипподроме) и принцип теократический (по мнению ромеев, власть дана императору Богом, Который выражает Свою волю через глас народа). В эдикте Юстиниана Великого о составлении Дигест, с одной стороны, говорится: «власть нам передана от небесного величества», а с другой: «власть римского народа переносится на императора».

Интересно, что собственно закона, который описывал бы функции императора, не было. Всё дело в том, что в основе императорской власти лежал не писаный закон, а длительный обычай (longa consuetudo). Дело в том, что император не мог сам законодательствовать о своей особе — это было бы узурпацией прав народа. Народ же, в силу своей многочисленности, уже не был способен к самостоятельному законотворчеству в комициях. Зато, согласно своду римского гражданского права, если народом создаётся некий обычай, то он равен закону, и даже не требует письменной фиксации. Таким обычаем и стало вручение высшей власти в руки одного человека.

Император не связан никакими законами (как сказал свт. Григорий Богослов: «Воля царя есть неписаный закон, ограждённый силой власти»), он стоит над ними, но он же первым должен уважать законы и руководствоваться ими, чтобы и другим нарушение законов казалось небезопасным.

Возвышенная византийская политическая философия, основанная на православном понимании царской власти есть важная составляющая византийского наследия. Согласно ей, обязанность императора быть наилучшим, стремиться к уподоблению Богу в милосердии, упражняться и возвышаться в добродетели.

По мнению византийского философа Синесия Киренского, император должен сообщать свою добродетель всем народам, изливать блага на множество людей. От состояния его души зависит положение в стране. Поэтому задача правителя быть царём над самим собой, и тогда своим вдохновенным внутренним спокойствием он будет удивлять добрых и устрашать злых.

Византийские авторы писали, что император не может обращаться со своей властью произвольно, словно бы она была его собственностью. Император держит власть не для себя, а для блага народа. Власть обязывает её носителя к определённому образу действий. Власть — это священное служение.

Император должен печься о своих подданных, как о детях, он — отец народа. Но хотя власть императора и подобна власти Бога, он такой же человек, как и все, и не должен прельщаться блеском своего сана (здесь уместно вспомнить о замечательной традиции: во время коронации императору преподносили несколько образцов мрамора для его будущей гробницы: «Memento mori!»). Поставленный превыше всего земного, он не должен забывать о нравственных заповедях.

Византия не была наследственной монархией подобно варварским королевствам Запада. В ней существовала система передачи власти через назначение преемника. Хотя подчас она и давала сбои, но в основном работала прекрасно. Теоретически, любой гражданин мог стать императором. Император, как правило, заранее выбирал себе достойного преемника и объявлял своим соправителем (официально последний становился таковым, пройдя процедуру народного согласия). При этом и в акте назначения, и в одобрении народа ромеи видели непосредственное выражение воли Бога, Который даёт власть, кому хочет. И даже если императора свергали, то это считалось результатом грехов народа, который должен быть наказан через пришествие тирана.

Так, когда центурион Фока поднял мятеж в 602 г., и по его приказу был убит император Маврикий со всей семьёй, после чего Фока стал тиранить всю империю, по преданию некий монах всю ночь молил Бога объяснить, как подобный человек мог оказаться у руля власти, и на утро услышал глас: «Искал вам худшего, да не нашёл».

Однако после мрачного восьмилетнего правления Фоки, поставившего империю на грань гибели, к власти пришёл талантливый полководец Ираклий (610–641), который сумел не только удержать осажденный персами Константинополь, но и совершить казавшееся невозможным: разгромить грозную персидскую армию и вернуть в Иерусалим Животворящий Крест Господень, имеющий огромное сакральное значение.

Истинный император тем отличается от тирана, что, господствуя над множеством людей, он соединяет свои интересы с благом подданных, готов страдать, чтобы оградить их от страданий, подвергается за них опасности, лишь бы только они жили в мире и безопасности, бодрствует днём и ночью, чтобы им не было причинено никакого вреда.

Из-за избытка своей власти император страшен для людей уже самим фактом её безграничности, но одновременно он внушает любовь подданным своими благодеяниями. Концентрируя в своих руках огромные ресурсы, он осуществляет функцию распределения благ и является мощным источником благотворительности. Император является законным начальством, общим благом для всех подданных.

Культура

Никто не станет спорить с тем, что именно ромеи сохранили античную греко-римскую культуру и дали толчок итальянскому Возрождению, которое преобразует Европу. Между тем, иногда их обвиняют в том, что они сами не создали ничего равного по масштабу памятникам античности. Это не так. Конечно, особенностью ромейской культуры был её эклектический, даже подражательный характер. Главной задачей считалось именно сохранение античного наследия и подражание древним образцам.

В литературе, например, господствовал языковой пуризм: все мало-мальски значимые произведения писались на аттическом диалекте древнегреческого языка, который имел мало общего с разговорным, высоко ценилась стилизация. Многие западные учёные относились к византийской литературе предвзято, называя её «архивом эллинизма», однако за маской аттицизма скрывалась литература весьма самобытная. Достаточно вспомнить берущие за душу гимны Романа Сладкопевца, увлекательные любовные романы Ахилла Татия и Гелиодора, многочисленные исторические сочинения: от написанных изысканным языком подробных историй Прокопия Кесарийского и Менандра Протектора до хроники Иоанна Малалы, писавшего на живом и доступном, но вместе с тем именно литературном языке. Процветала и светская поэзия (в первую очередь, конечно, следует вспомнить роман в стихах «Роданфа и Досикл» Феодора Продрома и «Повесть о Дросилле и Харикле» Никиты Евгениана). Увы, византийскую литературу можно назвать незаслуженно забытой, так как она мало известна широкому кругу читателей, несмотря на свои достоинства.

Византийская иконопись и византийская архитектура оказали колоссальное влияние на искусство Европы и Руси. Без Византии не было бы ни Джотто, ни Андрея Рублёва, ни собора Сан-Марко в Венеции, ни церкви Покрова на Нерли. Именно нацеленность на полноценное усвоение античного наследия стала причиной византийских «возрождений» (Македонского, Комниновского и Палеологовского) и, наконец, европейского Ренессанса.

Некоторое культурное оскудение произошло в VII в., что было связано с трагическими событиями — нашествиями славян и арабов. Империя была на краю гибели. Государству пришлось надолго милитаризироваться, сосредоточить все ресурсы на обороне. Разумеется, это сказалось на культуре. Кроме того, тяжёлое положение империи вызвало всплеск фанатизма, характерного как для иконоборцев, так и для рьяных иконопочитателей в то время. Ещё следует помнить, что мы просто очень мало знаем о культуре VII–IX вв., так как значительное число памятников погибло.

Однако уже в IX в. империя стала одерживать одну победу за другой. Она постоянно воевала на два фронта и на обоих успешно и неуклонно наступала (уникальный случай в истории). Более того, как только в государстве наступила стабильность, сразу же процвели науки и искусства. Экономический подъём в IX–XI вв. был невиданным.

Константинополь был крупнейшим городом мира, на умопомрачительные богатства которого с восхищением и завистью взирали путешественники с варварского Запада. Ипподромы, термы, библиотеки, акведуки были неотъемлемой частью византийского города. Византия была единственным государством, которое могло себе позволить широкомасштабную чеканку золотой монеты, причём её вес и проба не менялись на протяжении семи веков.

Слава Константинопольской высшей школы, возрождённой Иоанном Грамматиком и Львом Математиком, гремела по всему известному ромеям миру. В середине IX в. начался процесс обращения славян в православное христианство и приобщения их к наследию античной цивилизации. Патриарх Фотий разъяснял первому крещёному болгарскому царю Борису основы римского государственного управления, а в это время Кирилл и Мефодий переводили священные тексты на славянский язык.

После неурядиц, связанных с нашествием сельджуков и борьбой с печенегами и норманнами, в XII в. империя вступает в очередную пору расцвета при династии Комнинов. Характерным представителем культурной элиты той эпохи был ритор Михаил Италик, крупный специалист по квадривиуму, а также философии, механике, оптике и медицине. Вопреки расхожему представлению о том, что ромеи не позаботились о сохранении научных достижений древности, это не так. Михаил Италик не только был прекрасно осведомлён о гелиоцентрической системе Аристарха Самосского, но и поддерживал её, и при это не был за это осуждаем.

Разумеется, в Средние века, как и в Античности, научные достижения, как правило, не были доступны основной массе населения (к которой, например, принадлежал Косма Индикоплов, египетский монофисит, простодушно считавший, что мир имеет форму ковчега), зато они были вполне доступны ромейской культурной элите, в отличие от западной (которая начали знакомиться с сочинениями Аристотеля и Галена лишь в XII в. через арабский перевод с сирийского, в то время как ромеи читали этих авторов в оригинале).

Византийская наука не стояла на месте. Немесий Эмесский и Иоанн Филопон строили новую картину мира на основании натурфилософии неоплатонизма, соединённого с христианством; Исидор Милетский и Анфимий Тралльский не только построили храм св. Софии, но и разработали теорию конических сечений, а также реанимировали изобретения Архимеда; Леонтий Византийский и Максим Исповедник произвели революцию в богословии, введя в него понятийный аппарат Аристотеля; Никифор Влеммид издал аристотелевские учебники логики и физики, получившие широкое распространение. Умы византийских философов закалялись в богословских спорах, оказавших большое влияние на развитие христианства.

Христианская идея трансцендентности Бога давала науке возможность развиваться, в отличие от античного язычества, для которого весь мир был наполнен богами и духами. Опровергая вечность и безначальность материи, Иоанн Филопон (VI в.) пришёл к выводу, что небесные тела состоят из огня, кроме того, небо так же подвержено изменениям, как и «подлунный» мир. Филопон экспериментально доказал, что скорость падения тела не зависит от его массы, и вообще не оставил камня на камне от аристотелевской теории движения.

Из-за арабского нашествия Александрийская академия, в которой работал Филопон, была уничтожена, а сами арабы с благоговением восприняли от сирийцев учение Аристотеля, которое потом восприняла и сакрализировала поздняя схоластика.

Филопон имел изначальной целью доказать христианский догмат о сотворении мира из ничего, поэтому его научные успехи вызывали страшный гнев в языческой Афинской академии (ещё один миф, связанный с византийской культурой — закрытие Афинской академии: якобы сей «светоч» был погашен «мракобесами»). Последнее поколение афинских неоплатоников стояло на непримиримых позициях ямвлиховского догматизма и люто ненавидело христиан, ожидая скорого конца света из-за мести позабытых богов. Император Юстиниан, ознакомившись с трудами Филопона, увидел в них потрясающие перспективы развития античной науки, свободной от языческих догматов, и закрыл Афинскую академию, превратившуюся в заповедник устаревших идей Ямвлиха и Прокла, в которой главными преподаваемыми предметами были оккультизм и теургия (общение с духами). Как видим, мракобесами скорее можно назвать самих философов Афинской академии.

Зато в Александрийской академии под давлением патриарха Петра Монга прекратили преподавание «бесовских таинств», а вместо них включили в учебную программу математику, геометрию и механику. Наверняка, если бы эта академия не погибла во время арабского нашествия, уже к началу второго тысячелетия астрономы, столкнувшись с несоответствием астрономических наблюдений «Альмагесту» Птолемея, занялись бы не «спасением феноменов» по Аристотелю, выдумывая новые эпициклы, а постарались бы реабилитировать гелиоцентризм, идея которого, как мы уже знаем, никогда не была полностью забыта.

Социальная справедливость

Ромеи прекрасно осознавали, что перед государством стоят определённые социальные задачи. Юстиниан Великий в своей 148 новелле прямо заявлял, что его целью является всеобщее благоденствие. Главными принципами законодательства для ромеев были справедливость и человеколюбие (формула римского юриста Ульпиана: «право — это искусство добра и справедливости»).

Агапит Диакон указывает, что и чрезмерное богатство, и чрезмерная бедность суть зло, обрекающее людей на физические и нравственные страдания. Поэтому государство должно уничтожать эти противоположности, стремясь к уравниванию граждан в имущественном плане.

Здесь нет ничего общего с пресловутым «взять всё — и поделить». Ромеи подчёркивали неприкосновенность собственности, и именно поэтому задачей правительства являлось устранение нужды, чтобы каждый имел всё, в чём нуждается, и не посягал на чужое имущество.

В VII в., когда империя, казалось, скоро погибнет, началась мобилизация общества. Государство не могло более терпеть несправедливые общественные отношения, когда пришло время призвать народ к обороне Отечества. Государство поставило задачу не допустить появления сверхбогатых людей.

Прежние римские латифундии исчезли напрочь. Основу экономики и обороны составили свободные крестьяне-общинники, а в городах — свободные ремесленники. Внешняя торговля была под строгим надзором государства. Госслужащим было запрещено заниматься торговлей и ремеслом, а также покупать землю и давать деньги в рост. Единственное, что позволялось сановникам с огромным жалованием — престижное потребление.

Согласно «Книге эпарха» Х века (своду уставов корпораций, подконтрольных Константинопольскому градоначальнику) предприниматель обязан был сам работать в своей лавке, норма прибыли жёстко фиксировалась. Таким образом, мелкие производители конкурировали на равных, никому из них не позволялось усилиться слишком сильно и задавить других, а государство следило за качеством продукции.

Государство заботилось о том, чтобы предпринимательство было, как бы сейчас сказали, «социально ответственным», а широкие народные массы не разорялись и не превращались в пролетариат. Всех вдохновлял принцип апостола Павла: Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь (2 Фес. 3:10).

Именно эти механизмы обеспечивали экономическую стабильность и зажиточную жизнь народа в средневизантийский период. Когда же, несмотря на все усилия государства, воспользовавшись произошедшим по природным причинам голодом 922 г., динаты стали притеснять крестьян, а чиновники стали требовать для себя свободы предпринимательства, система, обеспечившая стране потрясающие военные и экономические успехи, начала разваливаться. К власти пришли люди, которые поставили корыстные личные интересы выше общественных. Именно это привело к катастрофе 1204 г. и длительной агонии XIII–XV вв. Агонии, тем не менее, сопровождаемой подъемом духовности и созданием идеальной модели христианского мира, названной Д.Д. Оболенским «византийским содружеством наций». И отвечая на вопрос, почему пала Византия, логичнее сформулировать его иначе: как она могла просуществовать более тысячелетия (а на самом деле и полтора тысячелетия, если начинать с классической Римской империи), ведя почти беспрерывную войну на два, а то и на три фронта. Секрет не в упадке, а в поразительной устойчивости…



[2] Отчасти это сделано, например, в публицистической статье: Холмогоров Е. И эта война закончится // Взгляд. Деловая газета. 12 февраля 2015. http:// www.vz.ru/columns/2015/2/12/729195.html


Презентация по истории на тему «Византия при Юстиниане.»

Цели: — дать представление о своеобразии византийской цивилизации как одного из духовных и культурных источников русской цивилизации;

— выявить особенности феодализма в Византии;

— развивать умение работать с исторической картой, исторический словарный запас учащихся;

— продолжить развивать умение раскрывать причинно – следственные связи, сравнивать, анализировать исторические факты.

— воспитывать самостоятельность, интерес к изучаемому предмету.

Оборудование: компьютер, презентация, материал для проверки домашнего задания.

Ход урока

1. Организационное начало урока.

2. Проверка домашнего задания.

1) устный ответ

2) задания на листочках.

А) Представления средневекового человека о мире.

Б) « Семь свободных наук».

В) Как изготавливалась средневековая книга.

Г) Средневековая литература.

3. Сообщение темы и целей урока.( сл. 3)

  1. Особенности развития Византии.

  2. Власть императора.

  3. Юстиниан и его реформы.

  4. Войны Юстиниана.

  5. Вторжение славян и арабов.

  6. Борьба с внешними врагами.

4. Изучение новой темы.

1) рассказ учителя:

Особенности развития Византии. 

395 году император Феодосии разделил империю между сыновьями Аркадием и Гонорием, он не мог знать, сколь разная судьба им уготована: быстрая и бесславная гибель западной части и тысячелетняя жизнь восточной.

Но уже Феодосию было очевидно, что восточная половина богаче западной, и не случайно старший сын получил именно ее. Даже после раздела империи каждая из двух ее частей оставалась огромной и густонаселенной.

— По древнему названию столицы это государство стало позднее называть Византийской империей или Византией.

( сл. 4)

-Обратите внимание на карту «Восточная Римская (Византийская) империя и славяне в VI — XI в.в.». В состав Восточно-Римской империи входили Балканский полуостров, Малая Азия, земли Кавказа, Сирия, Палестина, Египет (идет работа с картой). Ее населяло множество народов: сирийцы, армяне, евреи. Больше всего было греков, и со временем греческий сменил латынь в качестве государственного языка империи. Не случайно в Западной Европе, а позже и на Руси всех жителей империи называли греками. Но сами себя они называли по-гречески ромеями — римлянами и в своем государстве видели прямое продолжение Римской империи.

( сл. 5) Особенности развития Византии:

— В отличие от Западной Римской империи Византия не только устояла от натиска варваров, но и просуществовала более тысячи лет. С чем это связано?

Причины многолетнего существования Византии заключались в следующем:

1) В Восточной Римской империи рабство было развито слабее, чем в Западной

2) Между городом и деревней сохранился торговый обмен

3) В городах существовали торговля и ремесло

4) Император имел возможность содержать армию и флот

5) Византия могла отбивать натиск внешних врагов

Датой возникновения Византии условно считается 395 год, когда разошлись пути Восточной и Западной Римской империи. А завершился ее долгий исторический путь в 1453 году, когда она была завоевана турками-османами. Византийская империя устояла, сохранила развитую экономику, традиции римской государственности и греческой культуры. Ее торговые пути были по-прежнему безопасны, а деньги — полновесны и надежны. ( сл. 6) В Византии сохранились оживлённые, многолюдные города: Константинополь, Александрия, Антиохия, Иерусалим, где развивалось ремесло и торговля. Византия оставалась страной многолюдных и процветающих городов, среди которых выделялся своим значением столичный Константинополь

( сл. 7) Константинополь стоял на пересечении двух важных путей: сухопутного – из Европы в Азию и морского – из Средиземного моря в Чёрное. Купцы богатели на торговле с Северным Причерноморьем, имели свои города – колонии.

Власть императора.

(выписать полномочия императора)

— о главе Византийской державы стоял василевс (так по-гречески именовался император). Считалось, что василевс стоит намного выше всех других смертных, что он Божий избранник, милостью Господней получивший верховную власть над всем христианским миром. Его власть была не только светской, он считался и покровителем церкви. Император управлял страной, назначал чиновников, издавал законы и судил за их нарушение, командовал войском, объявлял войну и заключал мир. В его руках была не только карьера, но и жизнь любого поданного. Но обычно он был вынужден считаться с чиновниками и армией, провинциальной знатью и буйной константинопольской толпой.

Как и в Древнем Риме, титул императора в Византии не был в полной мере наследственным. Если сын все же наследовал отцу, а племянник — дяде, то чаще всего потому, что старший родственник еще при жизни делал младшего соправителем. Поэтому в Византии не сразу и не в полной мере сложились династии правителей. Священным считался титул, положение же самого императора могло оказаться крайне неустойчивым. Лесть, интриги и заговоры были неотъемлемыми чертами константинопольского двора. Часто императоров свергали, причем на вершине власти мог оказаться — выходец из любой общественной группы. На трон поднимались бывшие солдаты и конюхи — какая разница, кем был когда-то тот, кто сейчас — земной бог?

( сл. 8) Император обладал огромной властью:

1. Мог казнить подданных

2. Конфисковать их имущество

3. Смещать и назначать на должность людей.

4. Издавал законы

5. Был высшим судьёй.

6. Руководил армией.

7. Определял внешнюю политику

— В отличие от стран Западной Европы, в Византии сохранилось единое государство с деспотичной властью. Все должны были трепетать перед императором, славить его в стихах.

( сл. 9) Двор императора поражал иноземцев своей утонченной роскошью. На время парадных приемов василевс облачался в великолепные одежды, расшитые золотом. Только император мог использовать в своем одеянии пурпурный (т.е. темно — или ярко-красный) цвет. Торжественный церемониал поднимал императора на недосягаемую высоту и над подданными, и над иноземными гостями.

2) Работа с источником

с.58 учебника ПРИЕМ ИНОСТРАННЫХ ПОСЛОВ.

3) рассказ учителя:

( сл. 10) Своего наибольшего могущества Византия достигла в VI веке в правление Юстиниана (527 — 565 г.г.). Это был незаурядный политик и изворотливый дипломат.- Давайте о нём узнаем немного поподробнее.

Фла́вий Пётр Савва́тий Юстиниан, более известный как Юстиниа́н I или Юстиниан Великий — византийский император с 1 августа 527 вплоть до своей смерти в 565 году. Сам Юстиниан в указах называл себя Цезарем Флавием Юстинианом Аламанским, Готским, Франкским, Германским, Антским, Аланским, Вандальским, Африканским[1].

Юстиниан, полководец и реформатор, — один из наиболее выдающихся монархов поздней античности. Его правление знаменует собой важный этап перехода от античности к Средневековью и, соответственно, перехода от римских традиций к византийскому стилю правления. Юстиниан был полон амбиций, однако ему не удалось совершить «реставрацию империи» (лат.  renovatio imperii). На Западе ему удалось завладеть большой частью земель Западной Римской империи, распавшейся после Великого переселения народов, в том числе Апеннинским полуостровом, юго-восточной частью Пиренейского полуострова и частью Северной Африки. Ещё одним важным событием является поручение Юстиниана о переработке римского права, результатом которого стал новый свод законов — свод Юстиниана (лат. Corpus iuris civilis). Указом императора, желавшего превзойти Соломона и легендарный Иерусалимский храм, был полностью перестроен сгоревший собор Святой Софии в Константинополе, поражающий своей красотой и великолепием и остававшийся на протяжении тысячи лет самым грандиозным храмом христианского мира.

В 529 году Юстиниан закрыл Платоновскую академию в Афинах, в 542 году император упразднил должность консула, возможно, по финансовым причинам. Всё большее поклонение правителю как святому окончательно разрушило иллюзию принципата, что император — первый среди равных (лат.  primus inter pares). Во время правления Юстиниана произошли первая пандемия чумы в Византии и крупнейший бунт в истории Византии и Константинополя —восстание Ника, спровоцированное налоговым гнётом и церковной политикой императора.

( сл. 11) Юстиниан получил власть в очень трудное время:

1) от бывших владений осталась только восточная часть: на территории Западной Римской империей образовались варварские королевства

2) в церкви начались разногласия относительно личности Иисуса Христа. Духовенство волновал вопрос: « Был ли Христос богочеловеком?»

3) местная знать чинила произвол,

4) крестьяне не обрабатывали землю и разбегались,

5) в городах часто проходили бунты,

6) наметился финансовый кризис.

— Что же нужно было в такой ситуации? Конечно же, провести реформы.

( сл. 12 – 13)

  1. « Единое государство, единый закон, единая религия».

  2. Желая запоручиться поддержкой церкви, жаловал им земли и ценные подарки.

  3. Строил храмы и монастыри.

  4. Гонения на язычников и иудеев, отступников от церкви.

  5. Закрыл школу в Афинах, которая считалась крупнейшим центром языческой культуры.

  6. Создал « Свод гражданского права»

— Чтобы свести единые для всей империи законы, император создал комиссию из лучших юристов. В короткий срок она собрала законы римских императоров, отрывки из сочинений выдающихся римских юристов с объяснением этих законов, новые законы, введённые самим Юстинианом, составила краткое руководство к пользование законами. Эти труды позднее были названы « Сводом гражданского права.»

7. Начало правления Юстиниана отмечено широкой благотворительностью.

8. Снизил налоги.

9. Помогал пострадавшим от землятресения городам.

10. Была создана система имперского гражданства. Было провозглашено равенство все перед законом.

11. Законы Юстиниана рассматривали раба как человека. Оно не отменялось, но теперь раб мог освободиться, если:

А) становился солдатом

Б) уходил в монастырь

В) становился епископом.

Его нельзя было убивать.

12. Женщины были уравнены в правах с мужчинами, был запрещён развод.

13. Смертная казнь отменена не была. Но оставались ещё пережитки старого времени. Особенно жестоко карались простые люди: их могли сжечь на костре, распинали на кресте, избивали розгами до смерти и т.д. Знатных людей чаще всего казнили через обезглавливание. Запрещалось и каралось смертью оскорбление императора.

( сл. 14) По словам историка Прокопия « Юстиниан мог « тихим и ровным голосом приказать перебить десятки ни в чём не повинных людей»

Самым тяжёлым испытанием для империи Юстиниана была эпидемия чумы ( 541 – 543 гг.) , которая унесла жизни более половины населения.

( сл. 15) Чума́ (лат. pestis — зараза) — острое природно-очаговое инфекционное заболевание, протекающее с исключительно тяжёлым общим состоянием, лихорадкой, поражением лимфоузлов, лёгких и других внутренних органов, часто с развитием сепсиса. Заболевание характеризуется высокой смертностью и крайне высокой заразностью. Инкубационный период длится от нескольких часов до 3—6 дней. Наиболее распространённые формы чумы —бубонная и лёгочная. Смертность при бубонной форме чумы достигала 95 %, при лёгочной — 98-99 %. В настоящее время при правильном лечении смертность составляет 5-10 % [1]

Известные эпидемии чумы, унёсшие миллионы жизней, оставили глубокий след в истории человечества.

— Последние годы правления Юстиниана прошли достаточно спокойно. Постепенно восстанавливалось финансовое положение страны.

( сл. 16) — Сделаем выводы о правлении Юстиниана:

1) Проводил реформы в духе евангельских заповедей ( восстанавливал города, помогал бедным, облегчил положение рабов) и одновременно население империи подвергалось тяжёлому налоговому гнёту.

2) пытался восстановить авторитет закона, но так и не смог покончить с злоупотреблениями чиновников.

3) пытался примирить разногласия в христианской церкви

4) работа по учебнику

Стр. 57 – 59 – « войны Юстиниана»

Стр. 59 – 60 – « Вторжения славян и арабов

Вскоре после смерти Юстиниана Византия потеряла с таким трудом завоеванные территории: вестготы вернули себе земли в Испании, а почти все итальянские владения отняли вторгшиеся с севера лангобарды. Затем в течение многих столетий империя уступала своим врагам все новые и новые земли.

Чтобы защитить свои богатства, Византия создала превосходную армию и флот. Особенно грозным оружием был «греческий огонь» — зажигательная смесь, которая под давлением выбрасывалась из особых сифонов на корабли неприятеля. Проникнуть в секрет его изготовления враги империи так и не смогли.

Борьба с внешними врагами:

— Чтобы успешно отбивать нападения врагов, в Византии был введён новый порядок набора в армию: вместо наёмников в армию брали крестьян. Получавших за службу земельные участки. В мирное время они обрабатывали свои участки, а с наступлением войны отправлялись в поход со своим оружием и лошадьми.

В период правления Юстиниана в византийской армии были проведены реформы, направленные на повышение её боеспособности. При общем размере армии 150,000 человек, полевая армия не превышала 25,000 солдат. Для уничтожения королевства вандалов потребовалось всего 15 тысяч человек. При нападении на государство остготов Велисарий имел 7,500 солдат и личную гвардию, что составило в общей сложности не более 11 тыс. человек. Этого оказалось достаточно для захвата Сицилию, Южной Италии, Неаполя, Рима. Юстиниан посылал ему помощь дважды — первый раз 1600 и потом 4800 солдат. Наконец, сделав усилие, империя снаряжает Нарсеса с 7000 человек. Таким образом, итальянская армия в общем числе насчитывала не более 30,000 человек и этого количества было достаточно для победы над остготами.

Армия подразделялась на полевую армию (состоявшую, главным образом, из комитатов и федератов при поддержке союзников-варваров) и гарнизонные части. Постепенно исчезали легионы и алы, которые сменялись более мелкими пехотными и кавалерийскими отрядами-нумериями (тагмами). Византийские войска были подразделены на отряды-нумерии  численностью 200—400 воинов под командованием офицеров-трибунов. В каждом провинциальным городе располагались 1-2 нумерия.

Наёмные кавалерийские войска подразделялись на лёгкую конницу федератов и тяжёлую конницу катафрактариев, появившихся под влиянием Персии. Отряды конных лучников-гиппотоксатов составляли воинскую элиту империи. Полевую армию составляли так называемые комитаты. Зачастую они были ненадёжны, так как были более преданны своим командирам-вербовщикам, которым приносили клятву верности, чем императору. Таким образом, надёжность комитатов зависела прежде всего от верности их командиров императору. Тем не менее, комитаты были основой для формировании будущей постоянной армии. Ядром комитатов были букелларии — личная гвардия императора и дружины частных лиц. При Юстиниане престиж службы и привилегии военным возросли, благодаря чему Византия в многочисленных войнах могла опереться и на собственные контингенты. В отрядах федератов, помимо варваров, стали служить и жители империи. Основными источниками рекрутов были Южная Анатолия и Иллирия. Повысился процент добровольцев. Тем не менее, германские наёмники продолжали составлять значительную часть армии. Лучшие тяжеловооружённые кавалерийские части формировались из готов. В 575 году было сформировано элитное подразделение из готов, получившее название «оптиматы». Оно было расквартировано в Вифинии в VI—VII вв. В армии было много остготов, переселившихся в империю из Италии под натиском лангобардов. Они служили преимущественно в коннице. Остальные остготы служили лучниками в пехоте. Помимо готов, в византийской армии служили выходцы из Судана, а также берберы, арабы и гунны.

Если вооружение армии было превосходным, то её организация и её дух соответствовали армии наёмников. Храбрые в бою, воины наводили ужас в любой местности где появлялись, безразлично — как друзья или как враги. Постоянно, даже накануне битв они отправлялись на грабежи имародерства. Полководцам приходилось прилагать максимум усилий для сдерживания солдат. По свидетельство Прокопия, «забывая опасность битвы, солдаты думали только о добыче. Без начальников, без всякого порядка, не соблюдая никаких рангов, они шли вперед, не получив лозунга, который обыкновенно давался при таких условиях и без соблюдения правильного строя Носильщики шли смешавшись со солдатами увлекаемые приманкой богатств, которые должны были удовлетворить их алчность». Основным недостатком византийской армии было абсолютное отсутствие дисциплины. Жажда наживы, постоянное пьянство способствовали разложению армии. «Своей храбростью и телесной силой, говорил Велисарий своим солдатам, вы много выше ваших противников, но вы уступаете им только в одном,— в том что вы не умеете повиноваться вашим начальникам.

— В 8 веке произошёл перелом в войнах Византии с арабами. Византийцы стали сами вторгаться во владения арабов и отвоевали у них часть Малой Азии, области Сирии и Закавказье, острова Крит и Кипр.

— Постепенно они начали строить там свои владения, создавали отряды из слуг и зависимых людей. Нередко знать поднимала в провинциях мятежи и вела войны против императора.

5. Закрепление изученного материала.

Вопросы на стр. 60

6. Домашнее задание:

1. Параграф 6,рабочая тетрадь, вопросы к нему.

2( по желанию для сильных учеников) Составить рассказ «Путешествие по Византии VII века»

О Юстиниане II, императоре с золотым носом | За ширмой событий

Юстиниан II был византийским императором в течение двух отдельных периодов, с 685 по 695 и с 705 по 711 гг. В промежутке между его правлением власть переходила в руки двух полководцев-узурпаторов: Леонтия и Тиверия III. Он был действительно своеобразным императором, так как не все государства могут похвастаться правителем с золотым носом…

О Юстиниан II, византийский император с золотым носом

О Юстиниан II, византийский император с золотым носом

Первый период правления Юстиниана II

Император вступил на престол, когда ему было всего 16 лет. Молодой правитель оказался высокомерным человеком, он вскоре проявил признаки импульсивности, которая свойственна подросткам. Юстиниан II отличался патологической жестокостью к своему народу и врагам, но при этом был весьма набожным: на монетах он себя называл «Слуга Христов» (Servus Christi),а на обратной стороне монет был выбит лик Христа.

У него был деспотичный, тиранический и жестокий темперамент. Император увеличил налоги с Омейядов и отнял у них Кипр, Армению и Грузию. Это помогло ему в противостоянии с болгарами, которых он потеснил в одной из кампаний. Он переселил пленных болгар на анатолийскую приграничную территорию, чтобы они выступали в качестве буфера против арабов.

Юстиниан II пытался воздействовать на религию, собрал собор, и хотел окончательно установить различия между Западной и Восточной церквями. Это вызвало гнев Папы Сергия I, который отказался признать законность Собора и поставил под сомнение законность самого императора.

Это был критический момент, к тому же было организовано восстание, вызванное народным недовольством от повышения налогов. Юстиниан II был свергнут. Ему сохранили жизнь, но в наказание отрезали нос и сослали в Херсонес (современный Крым).

Это увечье должно было устранить любой соблазн вернуть себе власть. Пришедший на смену ему Леонтий правил всего на три года и следующим императором стал Тиберий III.

Монеты Юстиниана II

Монеты Юстиниана II

Второй период правления Юстиниана II

Примерно через десять лет после своего свержения Юстиниан II заручился поддержкой болгарского хана Тервела и в 705 году благодаря войску славян и болгар сумел проникнуть в Константинополь и вернуть себе потерянную империю. Отрезанный нос он заменил золотым протезом, чем заработал себе прозвище «безносый».

Свое правление он начал с того, что приказал казнить своих преемников, генералов-узурпаторов Леонтия и Тиберия III. Они были растоптаны насмерть на ипподроме перед возбужденной толпой. Были казнены и их приближённые, те, кого Юстиниан II считал предателями или подозреваемыми.

Второй период правления характеризовался установлением режима террора. Юстиниан, обезумевший от увечья, унижений и десяти лет ссылки, жестоко мстил. Чтобы отомстить херсонесцам, он снарядил корабли и отправил громадное войско в Крым с приказом истреблять всех жителей, не оказавших ему гостеприимства. Поэтому вся местная знать Херсонеса была вырезана. Только кто смог и успел, спасся бегством. Не убивали только детей. Узнав, что не убивали всех, Юстиниан вызвал к себе главнокомандующего со всеми пленниками. Тот, погрузил на суда огромное количество людей и отплыл в сторону Константинополя. Но поднялась буря и весь флот с людьми был потоплен. Юстиниан был доволен этому событию и жалел только, что он не видел их смерти и они не были наказаны еще жестче.

Юстиниан II

Юстиниан II

Через год он направил в Херсонес другое войско и приказал истреблять всё население и разрушить все города. Но оставшийся в Крыму командующий не подчинился приказу, а объединился с хазарским каганом, который объявил Юстиниану II войну. Константинополь был взят практически без сопротивления. Юстиниана II все бросили. После взятия города императора и его шестилетнего сына зверски убили. Так закончилось правление императора Юстиниана II Безносого и была истреблена была династия ираклидов. К власти пришла исаврийская династия. Но это уже другая история…

Юстиниан I Великий — биография, факты из жизни, фотографии, справочная информация. Отношение с партиями ипподрома

ЮСТИНИАН I ВЕЛИКИЙ

(482 или 483–565), один из величайших византийских императоров, кодификатор римского права и строитель собора св. Софии. Юстиниан был, вероятно, иллирийцем, родился в Таурезии (провинция Дардания, близ совр. Скопье) в крестьянской семье, но воспитывался в Константинополе. При рождении получил имя Петр Савватий, к чему впоследствии добавились Флавий (как знак принадлежности к императорскму семейству) и Юстиниан (в честь дяди по матери императора Юстина I , правил в 518–527). Юстиниан, любимец не имевшего собственных детей дяди-императора, сделался при нем чрезвычайно влиятельной фигурой и, постепенно восходя по служебной лестнице, поднялся до поста командующего столичным военным гарнизоном (magister equitum et peditum praesentalis). Юстин усыновил его и сделал своим соправителем в последние несколько месяцев царствования, так что когда 1 августа 527 Юстин умер, Юстиниан взошел на трон. Рассмотрим царствование Юстиниана в нескольких аспектах: 1) войны; 2) внутренние дела и частная жизнь; 3) религиозная политика; 4) кодификация права.

Войны. Юстиниан никогда не принимал личного участия в войнах, поручая руководство боевыми действиями своим военачальникам. К моменту его восшествия на престол неразрешенным вопросом оставалась извечная вражда с Персией, вылившаяся в 527 в войну за господство над кавказским регионом. Полководец Юстиниана Велисарий одержал блестящую победу при Даре в Месопотамии в 530, но в следующем году потерпел от персов поражение при Каллинике в Сирии. Царь Персии Хосров I, пришедший на смену Каваду I в сентябре 531, заключил в начале 532 “мир на вечные времена”, по условиям которого Юстиниан должен был выплатить Персии 4000 фунтов золота на содержание кавказских крепостей, противостоявших набегам варваров, и отказаться от протектората над Иберией на Кавказе. Вторая война с Персией разразилась в 540, когда поглощенный делами на Западе Юстиниан допустил опасное ослабление своих сил на Востоке. Боевые действия велись на пространстве от Колхиды на побережье Черного моря до Месопотамии и Ассирии. В 540 персы разграбили Антиохию и ряд других городов, однако Эдессе удалось от них откупиться. В 545 Юстиниану пришлось выплатить за перемирие 2000 фунтов золота, что, однако, не коснулось Колхиды (Лазики), где военные действия продолжались до 562. Окончательное урегулирование было похоже на предыдущие: Юстиниан должен был платить 30 000 aurei (золотых монет) ежегодно, а Персия обязалась защищать Кавказ и не преследовать христиан.

Гораздо более значительные кампании были предприняты Юстинианом на Западе. Некогда Средиземное море принадлежало Риму, но теперь Италией, южной Галлией, а также большей частью Африки и Испании владели варвары. Юстиниан вынашивал честолюбивые планы возвращения этих земель. Первый удар был направлен против вандалов в Африке, где правил нерешительный Гелимер, сопернику которого Хильдерику Юстиниан оказывал поддержку. В сентябре 533 Велисарий без помех высадился на африканском побережье и вскоре вошел в Карфаген. Приблизительно в 30 км к западу от столицы он выиграл решающее сражение и в марте 534, после длительной осады на горе Паппуа в Нумидии, вынудил Гелимера сдаться. Однако кампанию все еще нельзя было считать законченной, поскольку предстояло справиться с берберами, маврами и мятежными византийскими войсками. Умиротворить провинцию и установить контроль над горным массивом Орес и восточной Мавританией поручили евнуху Соломону, что он и исполнил в 539–544. Из-за новых восстаний в 546 Византия едва не лишилась Африки, однако к 548 Иоанн Троглита установил в провинции прочную и долговременную власть.

Завоевание Африки было только прелюдией к завоеванию Италии, в которой теперь господствовали остготы. Их король Теодат убил Амаласунту, дочь великого Теодориха, которой покровительствовал Юстиниан, и этот инцидент послужил предлогом для начала войны. К концу 535 была оккупирована Далмация, Велисарий занял Сицилию. В 536 он овладел Неаполем и Римом. Теодата сместил Витигис, который с марта 537 по март 538 осаждал Велисария в Риме, однако был вынужден ни с чем отступить на север. Затем византийские войска заняли Пицен и Милан. Равенна пала после осады, длившейся с конца 539 по июнь 540, и Италия была объявлена провинцией. Однако в 541 отважный молодой король готов Тотила взял дело отвоевания былых владений в свои руки, и к 548 Юстиниану принадлежали только четыре плацдарма на побережье Италии, а к 551 к готам перешли также Сицилия, Корсика и Сардиния. В 552 в Италию прибыл талантливый византийский командующий евнух Нарсес с хорошо оснащенной и снабженной армией. Стремительно двигаясь от Равенны на юг, он разбил готов при Тагине в центре Апеннин и в последнем решающем сражении у подножия горы Везувий в 553. В 554 и 555 Нарсес очистил Италию от франков и алеманнов и подавил последние очаги сопротивления готов. Территория к северу от По была частично возвращена в 562.

Остготское королевство перестало существовать. Равенна стала центром византийской администрации в Италии. Нарсес правил там как патрикий с 556 по 567, а после него здешний наместник стал называться экзархом. Юстиниан более чем удовлетворил свои честолюбивые замыслы. Ему покорилось также западное побережье Испании и южное побережье Галлии. Однако основные интересы Византийской империи находились все же на Востоке, во Фракии и Малой Азии, так что цена приобретений на Западе, которые не могли быть долговечными, возможно, оказалась чересчур высокой.

Частная жизнь. Замечательным событием в жизни Юстиниана явилась его женитьба в 523 на Феодоре, куртизанке и танцовщице с яркой, но сомнительной репутацией. Он беззаветно любил и почитал Феодору до самой ее смерти в 548, обретя в ее лице соправительницу, которая помогала ему управлять государством. Однажды, когда во время восстания “Ника” 13–18 января 532 Юстиниан и его друзья были уже близки к отчаянию и обсуждали планы бегства, именно Феодоре удалось спасти трон.

Восстание “Ника” разразилось при следующих обстоятельствах. Партии, сложившиеся вокруг скачек на ипподроме, обычно ограничивались враждой друг с другом. Однако на этот раз они объединились и выдвинули совместное требование освободить своих взятых под стражу товарищей, за чем последовало требование уволить трех непопулярных должностных лиц. Юстиниан проявил уступчивость, но здесь к борьбе подключилась городская чернь, недовольная непомерными налогами. Волнениями воспользовались некоторые сенаторы, которые выдвинули в качестве претендента на императорский трон Ипатия, племянника Анастасия I. Однако властям удалось расколоть движение, подкупив лидеров одной из партий. На шестой день верные правительству войска напали на собравшийся на ипподроме народ и учинили дикую резню. Претендента на трон Юстиниан не пощадил, но в дальнейшем проявил сдержанность, так что из этого тяжелого испытания он вышел еще более сильным. Следует отметить, что рост налогов был вызван расходами на две широкомасштабные кампании – на Востоке и Западе. Министр Иоанн Каппадокийский проявлял чудеса изобретательности, добывая средства из любых источников и любыми способами. Другим примером расточительности Юстиниана была его программа строительства. Только в одном Константинополе можно указать следующие грандиозные сооружения: отстроенный заново после разрушения во время восстания “Ника” собор св. Софии (532–537), который до сих пор является одним из величайших сооружений в мире; не сохранившийся и до сих пор недостаточно изученный т.н. Большой (или Священный) дворец; площадь Августион и великолепные примыкающие к ней сооружения; построенная Феодорой церковь св. Апостолов (536–550).

Религиозная политика. Юстиниан интересовался вопросами религии и считал себя теологом. Будучи страстно приверженным православию, он боролся с язычниками и еретиками. В Африке и Италии от него пострадали ариане. К монофизитам, которые отрицали человеческую природу Христа, относились с терпимостью, поскольку их взгляды разделяла Феодора. В связи с монофизитами Юстиниан оказался перед непростым выбором: он хотел мира на Востоке, но не желал ссориться также и с Римом, который для монофизитов ровно ничего не значил. Сначала Юстиниан попытался добиться примирения, но, когда на Константинопольском соборе 536 монофизиты были преданы анафеме, преследования возобновились. Затем Юстиниан начал готовить почву для компромисса: он пытался склонить Рим к тому, чтобы была выработана более мягкая трактовка православия, и принудил находившегося у него в 545–553 папу Вигилия фактически осудить положение символа веры, принятого на 4-м Вселенском соборе в Халкидоне. Эта позиция получила одобрение на 5-м Вселенском соборе, проходившем в Константинополе в 553. К концу царствования позицию, которую занимал Юстиниан, едва ли можно было отличить от позиции монофизитов.

Кодификация права. Более плодотворными оказались колоссальные усилия, приложенные Юстинианом к разработке римского права. Римская империя постепенно отказалась от прежней жесткости и негибкости, так что все в больших (быть может, даже чрезмерных) масштабах в расчет стали приниматься нормы т.н. “права народов” и даже “естественного права”. Юстиниан решил обобщить и систематизировать этот обширный материал. Работу наладил выдающийся юрист Трибониан с многочисленными помощниками. В результате на свет явился знаменитый Corpus iuris civilis (“Свод гражданского права”), состоящий из трех частей: 1) Codex Iustinianus (“Кодекс Юстиниана”). Впервые его издали в 529, но вскоре он был значительно пересмотрен и в 534 получил силу закона – именно в той форме, в которой мы его теперь знаем. Сюда вошли все представлявшиеся важными и сохранявшие актуальность императорские постановления (constitutiones) начиная с императора Адриана, который правил в начале 2 в., в том числе 50 постановлений самого Юстиниана. 2) Pandectae или Digesta (“Дигесты”), подготовленная в 530–533 компиляция взглядов лучших правоведов (в основном 2 и 3 вв.), снабженная поправками. Комиссия Юстиниана взяла на себя труд по примирению различных подходов юристов. Законодательные нормы, описанные в этих авторитетных текстах, стали обязательными для всех судов. 3) Institutiones (“Институции”, т.е. “Основы”), учебник права для студентов. Учебник Гая, юриста, жившего во 2 в. н.э., был осовременен и выправлен, и с декабря 533 этот текст вошел в учебные программы.

Уже после смерти Юстиниана были опубликованы Novellae (“Новеллы”), дополнение к “Кодексу”, где содержатся 174 новых императорских постановлений, причем после смерти Трибониана (546) Юстиниан издал лишь 18 документов. Большинство документов составлено на греческом, который приобрел статус официального языка.

Репутация и достижения. Оценивая личность Юстиниана и его достижения, следует учитывать роль, которую играет в формировании наших представлений о нем его современник и главный историк Прокопий. Прекрасно осведомленный и компетентный ученый, по неизвестным нам причинам Прокопий испытывал к императору стойкую неприязнь, которую не отказал себе в удовольствии излить в Тайной истории (Anecdota ), особенно по поводу Феодоры.

История оценила заслуги Юстиниана как великого кодификатора права, только за одно это деяние Данте отвел ему место в Раю . В религиозной борьбе Юстиниан сыграл противоречивую роль: сначала он пытался примирить соперников и достичь компромисса, затем развязал преследования и закончил тем, что почти полностью отказался от того, что исповедовал вначале. Его нельзя недооценивать как государственного деятеля и стратега. В отношении Персии он проводил традиционную политику, добившись определенных успехов. Юстиниан замыслил грандиозную программу возвращения западных владений Римской империи и почти полностью ее осуществил. Однако этим он нарушил баланс сил в империи, и, возможно, впоследствии Византии крайне не хватало энергии и ресурсов, которые были впустую израсходованы на Западе. Умер Юстиниан в Константинополе 14 ноября 565.

(основатель)

Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field «wikibase» (a nil value).

Происхождение и военная карьера

Происхождение

Происхождение Юстина I исследовалось в связи с вопросом о происхождении его гораздо более знаменитого племянника Юстиниана .

Военная карьера

Будущий император начал службу в армии в правлении Льва простым солдатом-легионером. Согласно многочисленным источникам, до конца жизни не научился писать. В первые годы правления Анастасия участвовал в подавлении исаврийского мятежа. Во время Персидского похода 502-505 г. н.э. Анастасия командовал отдельным отрядом. Во время мятежа Виталиана 514-515 г. н.э. участвовал в обороне Константинополе и прорыве морской блокады города. К концу правления Анастасия дослужился до чина комита экскувитов — начальника дворцовой стражи.

Восшествие на престол

Выборы императора

Непосредственно после смерти старого императора силенциарий послал сообщение магистру оффиций Келеру и Юстину, начальнику дворцовой стражи. Оба прибыли вместе с подчинёнными им стражниками, Келер призвал подчинённых ему схолариев , а Юстин экскувитов , после чего было сделано официальное объявление о смерти императора. На следующее утро демы собрались на Ипподроме, проводя аккламацию с требованием нового императора. В это время во дворце собрались высшие чиновники и патриарх Иоанн II для переговоров, однако не смогли прийти к согласию. Поскольку переговоры затянулись, демы на Ипподроме провозгласили императором одного из офицеров экскувитов, некоего Иоанна, впоследствии ставшего епископом Гераклеи , и подняли его на щит. Однако венеты не поддержали это и началось столкновение между фракциями , в котором несколько человек погибло. Затем схоларии провозгласили императором одного из своих офицеров, что вызвало новые столкновения. Также была сделана попытка избрать Юстиниана, но тот отказался.

Возможно, заговор имел религиозную основу. По крайней мере, Марцеллин Комит говорит о заговорщиках как о «манихеях », что было обычной практикой в отношении противников Халкидонского собора в то время. В сирийской хронике VI века Захарии Митиленского , а также в других сирийских источниках, Амантий объявляется мучеником за свободу своей веры.

Не совсем понятные обстоятельства заговора и противоречивые описания в источниках сделали этот заговор объектом многочисленных исследований.

Общая характеристика правления

Прокопий, характеризуя Юстина пишет, что тот не сделал стране ничего хорошего и ничего плохого, оставаясь и на троне крестьянским мужиком. В «Тайной истории» утверждается, что он не знал даже алфавита и для подписи указов прибегал к хитрости-придворные вырезали из дощечки трафарет, а Юстин просто обводил буквы. Фактически, Юстин совершенно не занимался управлением страной, предоставив власть квестору Проклу, который вершил правление по своему усмотрению. При таком слабом императоре Юстиниану не составило большого труда еще при жизни дяди начать прибирать к рукам будущее наследство.

Внутренняя политика

Возвращение изгнанников и убийство Виталиана

Получив поддержку при избрании и успешно подавив заговор Амантия, новое правительство, главной силой которого был Юстиниан, решило вернуть тех, кто был несправедливо подвергнут изгнанию в предшествующее царствование. В числе наиболее знаменитых изгнанников хроники называют патриция Апиона , сенаторов Диогениануса и Филоксенуса и других. Все они были возвращены в столицу на прежние должности, а затем повышены. Апион был назначен префектом претория Востока , Диогенианус возглавил войска на востоке, а Филоксенус (лат. Flavius Theodorus Philoxenus Soterichus Philoxenus ) в 525 году стал консулом Запада.

Однако наибольшее влияние оказало возвращение Виталиана , влиятельного военного лидера, который, занимая пост комита федератов чуть не сверг Анастасия и с которым недавно сражался Юстин. Несмотря на то, что войска Виталиана были разбиты, он всё равно оставался главной силой на Балканах . Поскольку разногласия Виталиана с прежним правительством внешне носили религиозный характер, а новая династия поддерживала православие , Виталиан и Юстин встретились и поклялись друг другу в верности. Евагрий прямо говорит, что возвращая Виталиана, Юстин опасался его силы и подозревал в желании захватить трон. Виталиан согласился занять пост начальника так называемых бессменных войск (лат. in praesenti ), а в 520 году стал консулом. Это привело к ожидаемым последствиям, и Балканы были успокоены, однако, будучи гораздо более опытным политиком, чем престарелый Юстин и молодой Юстиниан, Виталиан представлял для них постоянную опасность.

После смерти Виталиана его пост начальника бессменных войск занял Юстиниан.

Основание новой династии

С воцарением Юстина, в Византии появилась новая династия , называемая по традиции именем её второго представителя . Как было показано выше, в момент своего избрания Юстин смог получить поддержку высшей аристократии и сочувствовавшей им партии венетов . Причинами этого были ожидания усиления своего влияния при слабом императоре, а также общность религиозных взглядов. В первые годы нового правления эти надежды можно было считать оправданными. Иоанн Малала сообщает о волнениях, спровоцированными венетами в 519 году во всех крупных городах империи. Значительными были беспорядки в Антиохии в Сирии , вынудившие в начале 520-х годов отменить местные Олимпийские игры . Беспорядки начали стихать только к 523 году после принятия решительных мер .

Отношение с партиями ипподрома

Религиозная политика

Состояние дел к началу правления

Воцарение Юстина означало новую эру в религиозной политике империи. Два предыдущих императора, Зенон и Анастасий , придерживались монофизитского направления. После того, как в 482 году Зенон выпустил свой «Энотикон », призванный стать компромиссом между враждующими партиями, отношения Константинополя с Римом были прерваны, пока в 518 не произошёл поворот к строгому православию . Были восстановлены отношения с папой римским и прекращена акакианская схизма , вернулись из изгнания защитники православия. Всё это стало сигналом к началу православной реакции по всей империи. В Египте , Антиохии и Сирии начали проявляться сепаратистские тенденции. Начались гонения на епископов , защищавших монофизитство. Число сосланных и бежавших епископов достигло 54. Тысячами изгонялись монахи , среди которых было немало преданных монофизитству.

Несторианство , у которого после осуждения на Эфесском соборе сохранились многочисленные последователи в Сирии и Месопотамии , также продолжало оставаться проблемой. После разгрома школы в Эдессе императором Зеноном в 489 году несторианских учителей и студентов приняли под своё покровительство персы , позволившие основать новую школу в Нисибисе , ставшую центром обширной прозелитической деятельности.

Неменьшую опасность представляли мощное арианское Остготское королевство и всё ещё существующее язычество , окончательно разгромленное на территории империи только при Юстиниане, закрывшем философскую школу в Афинах только в 529 году.

Первая реакция на новую политику

Внешняя политика

Во внешней политике Юстин продолжал борьбу с Персией за Лазику , но без особого успеха. Он отказался усыновить сына персидского царя, опасаясь связанных с этим дипломатических осложнений.

Юстин поддерживал отношения с молодым Остготским королевством Теодориха : так, в 519 г. н.э. консулом был назначен Эвтарих , зять Теодориха. Для укрепления отношений император впоследствии усыновил Эвтариха. После этого, в 522 г. н.э. консулом был назначен Боэций Симмах . В конце 326 г. н.э. Юстин принял посольство остготов, связанное с кризисом престолонаследия после смерти Теодориха Великого. Являясь сторонником имперских законов, сам Теодорих после смерти своего сына рекомендовал вождям германцев назначить королём своего десятилетнего внука, Аталариха, а до совершеннолетия поставить при нём регентшей его мать Амаласунфу. По германским же законам власть должна была отойти Теодату, племяннику Теодориха. Поскольку Юстин умер весной 527 г. н.э., судьба посольства решалась уже не им, а Юстинианом, видевшим в происходящем шанс вмешательства в дела Остготского королевства.

Юстин и Юстиниан

1 апреля 527 года назначил соправителем своего племянника, Юстиниана , который ему и унаследовал после смерти Юстина 1 августа 527 года.

Напишите отзыв о статье «Юстин I»

Примечания

Литература

  • A. A. Vasiliev . Justin the First. An introduction to the Epoch of Justinian the Great. — Harvard University Press , 1950. — 439 с.
  • Юстин I // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб. , 1890-1907.

Источники

  • Прокопий Кесарийский . Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. — СПб. : Алетейя, 1998. — ISBN 5-89329-109-3.
  • Евагрий Схоластик . Церковная история в 6 кн. / Пер., вступ. ст., комм. и прилож. И. В. Кривушина. Отв. ред. Е. С. Кривушина. — 1-е изд. в 3 т. — СПб. : Алетейя, 1999-2003.
Имя при рождении:
Отец: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field «wikibase» (a nil value).
Мать: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field «wikibase» (a nil value).
Супруга: Евфимия
Дети: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field «wikibase» (a nil value).
Партия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field «wikibase» (a nil value).
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field «wikibase» (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field «wikibase» (a nil value).
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field «wikibase» (a nil value).
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field «wikibase» (a nil value).
Монограмма : Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field «wikibase» (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field «wikibase» (a nil value).

Политические должности
Предшественник:
Флавий Аниций Максим
Консул Римской империи
524
соправитель Венаций Опилио
Преемник:
Флавий Проб Юниор ,
Флавий Феодор Филоксен Сотерих Филоксен
Просмотр этого шаблона
Восточная Римская империя (395-476)
Византийская империя (476-1204)
Латинская империя (1204-1261)
Никейская империя (1205-1261)
Византийская империя (1261-1453)

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field «wikibase» (a nil value).

После весьма необычного «всплеска» температуры, которое произошло после возвращения домой с «этажей», несколько дней ничего особенного со мной не происходило. Я прекрасно себя чувствовала, если не считать того, что мысли о девочке с фиолетовыми глазами неотступно будоражили мой взвинченный мозг, цеплялся за каждую, даже абсурдную мысль, как бы и где бы я могла бы её снова найти… Множество раз возвращаясь на Ментал, я пыталась отыскать раннее нами виденный, но, казалось, теперь уже навсегда потерявшийся Вэйин мир – всё было тщётно… Девочка исчезла, и я понятия не имела, где её искать…
Прошла неделя. Во дворе уже ударили первые морозы. Выходя на улицу, от холодного воздуха пока ещё непривычно захватывало дыхание, а от ярко слепящего зимнего солнышка слезились глаза. Робко припорошив пушистыми хлопьями голые ветви деревьев, выпал первый снег. А по утрам, раскрашивая окна причудливыми узорами, шаловливо гулял, поблёскивая застывшими голубыми лужицами, весёлый Дедушка Мороз. Потихоньку начиналась зима…
Я сидела дома, прислонившись к тёплой печке (дом у нас в то время ещё отапливался печами) и спокойно наслаждалась чтением очередной «новинки», как вдруг почувствовала уже привычное покалывание в груди, в том же месте, где находился фиолетовый кристалл. Я подняла голову – прямо на меня серьёзно смотрели огромные, раскосые фиолетовые глаза… Она спокойно стояла посередине комнаты, такая же удивительно хрупкая и необычная, и протягивала мне в своей крошечной ладошке чудесный красный цветок. Первой моей панической мыслью было – быстрее закрыть дверь, чтобы не дай Бог, никто не вошёл!..
– Не надо, меня всё равно никто кроме тебя не видит, – спокойно сказала девчушка.
Её мысли звучали в моём мозгу очень непривычно, как будто кто-то не совсем правильно переводил чужую речь. Но, тем не менее, я её прекрасно понимала.
– Ты меня искала – зачем? – внимательно глядя мне в глаза, спросила Вэя.
Её взгляд был тоже очень необычным – как будто вместе со взглядом она одновременно передавала образы, которых я никогда не видела, и значения которых пока, к сожалению, ещё не понимала.
– А так? – улыбнувшись, спросила «звёздная» малышка.
У меня в голове что-то «вспыхнуло»… и открылось умопомрачительное видение совершенно чужого, но необыкновенно красивого мира… Видимо того, в котором она когда-то жила. Этот мир был чем-то похож на уже нами виденный (который она себе создавала на «этажах»), и всё же, чем-то чуточку отличался, как если бы там я смотрела на рисованную картину, а сейчас вдруг увидела эту картину наяву…
Над изумрудно-зелёной, очень «сочной» землёй, освещая всё вокруг непривычным голубоватым светом, весело поднималось потрясающе красивое и яркое, фиолетово-голубое солнце… Это наступало чужое, видимо инопланетное, утро… Вся буйно растущая здесь зелень, от падающих на неё солнечных лучей, сверкала золотисто-фиолетовыми бриллиантами «местной» утренней росы, и, счастливо ими умываясь, готовилась к наступающему новому чудесному дню… Всё вокруг благоухало невероятно богатыми красками, слишком яркими для наших, привыкших ко всему «земному», глаз. Вдали, по покрытому золотистой дымкой небу клубились почти «плотные», нежно-розовые кудрявистые облака, похожие на красивые розовые подушки. Неожиданно, с противоположной стороны небо ярко вспыхнуло золотым…. Я обернулась, и от удивления застыла – с другой стороны царственно поднималось невероятно огромное, золотисто-розовое, второе солнце!.. Оно было намного больше первого, и казалось, было больше самой планеты… Но его лучи, в отличие от первого, почему-то светили несравнимо мягче и ласковее, напоминая тёплое «пушистое» объятие… Казалось, это огромное доброе светило, уже устало от каждодневных забот, но всё ещё по привычке отдавало этой невероятно красивой планете своё последнее тепло и, уже «собираясь на покой», с удовольствием уступало место молодому, «кусачему» солнцу, которое ещё только-только начинало своё небесное путешествие и светило яро и весело, не боясь расплескать свой молодой жар, щедро заливая светом всё вокруг.
Удивлённо оглядываясь по сторонам, я вдруг заметила причудливое явление – у растений появилась вторая тень. .. И она почему-то очень резко контрастировала с освещённой частью – как будто светотень была нарисована яркими, кричащими цветами, резко противоположными друг другу. В теневой части воздух мерцал яркими миниатюрными звёздочками, вспыхивающими от малейшего движения. Это было сумасшедше красиво… и необыкновенно интересно. Пробудившийся волшебный мир звучал тысячами незнакомых голосов, будто радостно оповещая о своём счастливом пробуждении всю вселенную. Я очень сильно, почти наяву, почувствовала, насколько невероятно чистым был здесь воздух! Он благоухал, наполненный удивительно приятными, незнакомыми запахами, которые чем-то неуловимо напоминали запахи роз, если бы их было здесь тысяча разных сортов одновременно. Повсюду, сколько охватывал глаз, алели те же самые ярко-красные, огромные «маки»… И тут только я вспомнила, что Вэя принесла мне такой же цветок! Я протянула к ней руку – цветок плавно перетёк с её хрупкой ладошки на мою ладонь, и вдруг, в моей груди что-то сильно «щёлкнуло». .. Я с удивлением увидела, как миллионами невиданных фантастических оттенков на моей груди раскрылся и засверкал изумительный кристалл… Он всё время пульсировал и менялся, как бы показывая, каким ещё он может быть. Я застыла в шоке, полностью загипнотизированная открывшимся зрелищем, и не могла отвести глаз от всё время по-новому открывающейся красоты…
– Ну вот, – довольно произнесла Вэя, – теперь ты сможешь это смотреть когда захочешь!
– А почему этот кристалл у меня на груди, если ты поставила его в лоб? – наконец-то я решилась задать мучивший меня несколько дней вопрос.
Девочка очень удивилась, и чуть подумав, ответила:
– Я не знаю почему ты спрашиваешь, тебе ведь известен ответ. Но, если тебе хочется услышать его от меня – пожалуйста: я тебе просто дала его через твой мозг, но открыть его надо там, где должно быть его настоящее место.
– А откуда же мне было знать? – удивилась я.
Фиолетовые глаза очень внимательно несколько секунд меня изучали, а потом прозвучал неожиданный ответ:
– Я так и думала – ты ещё спишь. .. Но я не могу тебя разбудить – тебя разбудят другие. И это будет не сейчас.
– А когда? И кто будут эти – другие?..
– Твои друзья… Но ты не знаешь их сейчас.
– А как же я буду знать, что они друзья, и что это именно они? – озадаченно спросила я.
– Ты вспомнишь, – улыбнулась Вэя.
– Вспомню?! Как же я могу вспомнить то, чего ещё нет?..– ошарашено уставилась на неё я.
– Оно есть, только не здесь.
У неё была очень тёплая улыбка, которая её необыкновенно красила. Казалось, будто майское солнышко выглянуло из-за тучки и осветило всё вокруг.
– А ты здесь совсем одна, на Земле? – никак не могла поверить я.
– Конечно же – нет. Нас много, только разных. И мы живём здесь очень давно, если ты это хотела спросить.
– А что вы здесь делаете? И почему вы сюда пришли? – не могла остановиться я.

Совместно с Юстиниан I (1 апреля — 1 августа ) Предшественник Анастасий I Преемник Юстиниан I Рождение ок.
предположительно Бедериан (провинция Македония Салутарис). Смерть 1 августа (0527-08-01 )
Константинополь Род Юстиниана (основатель) Супруга Евфимия Вероисповедание Православие Юстин I на Викискладе

Происхождение и военная карьера

Будущий император начал службу в армии в правлении Льва простым солдатом-легионером. Согласно многочисленным источникам, до конца жизни не научился писать. В первые годы правления Анастасия участвовал в подавлении исаврийского мятежа. Во время Персидского похода Анастасия 502-505 гг. командовал отдельным отрядом. Во время мятежа Виталиана 514-515 гг. участвовал в обороне Константинополя и прорыве морской блокады города. К концу правления Анастасия дослужился до чина комита экскувитов — начальника дворцовой стражи.

Восшествие на престол

Выборы императора

Непосредственно после смерти старого императора силенциарий послал сообщение магистру оффиций Келеру и Юстину, начальнику дворцовой стражи. Оба прибыли вместе с подчинёнными им стражниками, Келер призвал подчинённых ему схолариев , а Юстин экскувитов , после чего было сделано официальное объявление о смерти императора. На следующее утро демы собрались на Ипподроме, проводя аккламацию с требованием нового императора. В это время во дворце собрались высшие чиновники и патриарх Иоанн II для переговоров, однако не смогли прийти к согласию. Поскольку переговоры затянулись, демы на Ипподроме провозгласили императором одного из офицеров экскувитов, некоего Иоанна, впоследствии ставшего епископом Гераклеи , и подняли его на щит. Однако венеты не поддержали это и началось столкновение между фракциями , в котором несколько человек погибло. Затем схоларии провозгласили императором одного из своих офицеров, что вызвало новые столкновения. Также была сделана попытка избрать Юстиниана, но тот отказался.

Возможно, заговор имел религиозную основу. По крайней мере, Марцеллин Комит говорит о заговорщиках как о «манихеях », что было обычной практикой в отношении противников Халкидонского собора в то время. В сирийской хронике VI века Захарии Митиленского , а также в других сирийских источниках, Амантий объявляется мучеником за свободу своей веры.

Не совсем понятные обстоятельства заговора и противоречивые описания в источниках сделали этот заговор объектом многочисленных исследований.

Общая характеристика правления

Прокопий, характеризуя Юстина, пишет, что тот не сделал стране ничего хорошего и ничего плохого, оставаясь и на троне крестьянским мужиком. В «Тайной истории» утверждается, что он не знал даже алфавита и для подписи указов прибегал к хитрости — придворные вырезали из дощечки трафарет, а Юстин просто обводил буквы. Фактически, Юстин совершенно не занимался управлением страной, предоставив власть квестору Проклу, который вершил правление по своему усмотрению. При таком слабом императоре Юстиниану не составило большого труда еще при жизни дяди начать прибирать к рукам будущее наследство.

Внутренняя политика

Получив поддержку при избрании и успешно подавив заговор Амантия, новое правительство, главной силой которого был Юстиниан, решило вернуть тех, кто был несправедливо подвергнут изгнанию в предшествующее царствование. В числе наиболее знаменитых изгнанников хроники называют патриция Апиона , сенаторов Диогениануса и Филоксенуса и других. Все они были возвращены в столицу на прежние должности, а затем повышены. Апион был назначен префектом претория Востока , Диогенианус возглавил войска на востоке, а Филоксенус (лат. Flavius Theodorus Philoxenus Soterichus Philoxenus ) в 525 году стал консулом Запада.

Однако наибольшее влияние оказало возвращение Виталиана , влиятельного военного лидера, который, занимая пост комита федератов, чуть не сверг Анастасия и с которым недавно сражался Юстин. Несмотря на то, что войска Виталиана были разбиты, он всё равно оставался главной силой на Балканах . Поскольку разногласия Виталиана с прежним правительством внешне носили религиозный характер, а новая династия поддерживала православие , Виталиан и Юстин встретились и поклялись друг другу в верности. Евагрий прямо говорит, что, возвращая Виталиана, Юстин опасался его силы и подозревал в желании захватить трон. Виталиан согласился занять пост начальника так называемых бессменных войск (лат. in praesenti ), а в 520 году стал консулом. Это привело к ожидаемым последствиям, и Балканы были успокоены, однако, будучи гораздо более опытным политиком, чем престарелый Юстин и молодой Юстиниан, Виталиан представлял для них постоянную опасность.

После смерти Виталиана его пост начальника бессменных войск занял Юстиниан.

С воцарением Юстина в Византии появилась новая династия , называемая по традиции именем её второго представителя . В момент своего избрания Юстин смог получить поддержку высшей аристократии и сочувствовавшей ей партии венетов . Причинами этого были их ожидания усиления своего влияния при слабом императоре, а также общность религиозных взглядов. В первые годы нового правления эти надежды можно было считать оправданными. Иоанн Малала сообщает о волнениях, спровоцированными венетами в 519 году во всех крупных городах империи. Значительными были беспорядки в Антиохии в Сирии , вынудившие в начале 520-х годов отменить местные Олимпийские игры . Беспорядки начали стихать только к 523 году после принятия решительных мер .

Религиозная политика

Воцарение Юстина означало новую эру в религиозной политике империи. Два предыдущих императора, Зенон и Анастасий , придерживались монофизитского направления. После того как в 482 году Зенон выпустил свой «Энотикон », призванный стать компромиссом между враждующими партиями, отношения Константинополя с Римом были прерваны, пока в 518 не произошёл поворот к строгому халкидонизму . Были восстановлены отношения с

И такой брак вызвал протест императрицы Евфимии. Вдобавок Феодора проявляла явную склонность к монофизитству . Однако, Юстиниан не отступился. После кончины Евфимии в или году император Юстин не противился приёмному сыну. Он издал указ о браке, позволявший, в частности, раскаявшейся лицедейке, бросившей своё прежнее занятие, вступать в законный брак даже с высокородными лицами. Таким образом свадьба состоялась.

С начала правления Юстиниана Фракия стала подвергаться все более разрушительным набегам «гуннов »-булгар и «скифов »-славян . В году полководец Мунд успешно отразил натиск булгар во Фракии.

Со времён Юстина Юстиниан унаследовал политику преследования монофизитских монастырей и духовенства в северной Сирии . Однако, повсеместное гонение на монофизитство в империи не предпринималось – слишком велико было число его приверженцев. Египет , оплот монофизитов, постоянно держал под угрозой срыва поставки хлеба в столицу, почему Юстиниан приказал даже выстроить специальную крепость в Египте для охраны собранного в государственную житницу зерна. Уже в начале 530-х годов императрица Феодора использовала своё влияние на супруга чтобы начать переговоры и попытки примирить позицию монофизитов и православных. В году делегация монофизитов прибыла в Константинополь и была укрыта царской четой во дворце Ормизда. С тех пор здесь, под покровительством Феодоры и при молчаливом согласии Юстиниана, находилось пристанище для монофизитов.

Восстание «Ника»

Однако, это соглашение было на деле победой монофизитов и святитель папа Римский Агапит , отправленный остготским королём Теодахадом в Константинополь как политический посол, убедил Юстиниана отвернуться от ложного мира с монофизитством и встать на сторону халкидонских решений. На место смещенного Анфима был возведён православный святитель Мина . Юстиниан составил исповедание веры, которое святитель Агапит признал вполне православным. Около того же времени император и составил православное молитвословие «Единородный Сыне и Слове Божий», вошедшее в чин Божественной литургии . 2 мая года в Константинополе открылся Собор в присутствии императора для окончательного разбирательства дела об Анфиме. В ходе Собора были осуждены ряд монофизитских вождей, среди них Анфим и Севир.

Однако, в то же время Феодора склонила императора согласиться на поставление в наследники скончавшемуся папе Агапиту показавшего готовность к компромиссу диакона Вигилия . Его возведение по императорской воле на папский престол состоялось 29 марта года, несмотря на то что в году в Риме уже был избран на первосвятительскую кафедру Сильверий . Считая Рим – своим городом, а себя – высшим авторитетом, Юстиниан легко признал главенство Римских пап над Константинопольскими патриархами, и также легко ставил пап по своему усмотрению.

Беды 540 года и их последствия

Во внутреннем управлении Юстиниан придерживался прежней линии, но куда меньше уделял внимания попыткам законодательных реформ – после смерти юриста Трибониана в году император издал лишь 18 документов. В году Юстиниан упразднил консулат в Константинополе, объявив себя пожизненным консулом, заодно прекратив дорогостоящие консульские игры. Царь не отступался от своих строительных начинаний – так, в году была достроена огромная «Новая церковь» во имя Пресвятой Богородицы на развалинах Иерусалимского храма.

Богословские диспуты 540-х и 550-х

С начала 540-х Юстиниан стал глубже входить в вопросы богословия. Стремление к преодолению монофизитства и прекращению раздора в Церкви не оставляло его. Между тем императрица Феодора продолжала покровительствовать монофизитам и в году, по просьбе шейха арабов -Гассанидов аль-Харита (al-Harith) , способствовала становлению монофизитской иерархии через поставление странствующего епископа-монофизита Иакова Барадея . Юстиниан поначалу старался поймать его, но это не удалось, и императору впоследствии пришлось смириться с деятельностью Барадея на окраинах империи. Хотя императрица Феодора скончалась в году примирившись с Православной Церковью, существует версия согласно которой она завещала императору не преследовать видных монофизитов, всё это время укрывавшихся в Константинопольском дворце Ормизда. Так или иначе, православный император не усилил гонения на монофизитов, а старался собрать верующих в единой Церкви путём осуждения иных ложных учений.

Около начала 540-х император поднял вопрос о формальном осуждении Оригена . Обвенив его в 10 ересях в послании к святителю Мине , в году император созвал в столице Собор , который осудил Оригена и его учение.

Одновременно, императорский богословский советник Феодор Аскида предложил осудить некоторые сочинения блаженного Феодорита Киррского , Ивы Эдесского и Феодора Мопсуетского , в которых выражались несторианские заблуждения. Хотя сами, уже давно скончавшиеся, авторы пользовались уважением в Церкви, соборное осуждение их ошибочных взглядов лишило бы монофизитов возможности клеветать на православных обвиняя их в несторианстве. В году Юстиниан обнародовал эдикт против т.н. «Трех Глав » – неправославных сочинений трех вышеназванных учителей. Однако, вместо примирения монофизитов с Церковью, это вызвало протест на Западе, где в осуждении «Трех Глав» увидели покушение на Православие. Патриарх Константинопольский святитель Мина подписал императорский указ, но папа Римский Вигилий долго не соглашался и даже пошел на разрыв общения с Константинопольской Церковью.

Империя долго вела борьбу со взбунтовавшимися в Африке войсками, которые надеялись на передел вновь покорённых земель между собой. Лишь в году удалось успешно подавить мятеж, после чего Северная Африка прочно вошла в состав империи.

В конце 540-х годов Италия казалась потерянной, но просьбы папы Римского Вигилия и других знатных римских беженцев в Константинополе убедили Юстиниана не бросать дела и он вновь решил послать туда экспедицию в году. Собранные для похода многочисленные войска вначале двинулись во Фракию , откуда благодаря этому ушли бесчинствовавшие славяне . Затем, в году большие силы ромеев наконец прибыли в Италию под началом Нарсеса и разгромили остготов. Вскоре полуостров был очищен от очагов сопротивления, а в году были также заняты некоторые земли к северу от реки По. После многолетней истощающей борьбы обескровленная Италия , с административным центром в Равенне , всё-же была возвращена империи. В году Юстиниан издал «Прагматическую санкцию», отменявшую все нововведения Тотилы – земля возвращалась прежним хозяевам, равно как и освобожденные королем рабы и колоны. Император, не доверяя компетентности имперских администраторов, поручил управление общественной, финансовой и образовательной системами в Италии епископам, т. к. Церковь оставалась единственной моральной и экономической силой в разрушенной стране . В Италии, как и в Африке, арианство подверглось гонению.

Немалым успехом был ввоз около года яиц шелкопряда из Китая , до этого строго хранившего секрет производства шелка. По преданию император сам уговорил персидских монахов-несториан доставить ему драгоценный груз. С этого времени в Константинополе стали изготовлять свой шелк, на который была установлена государственная монополия, приносившая казне большие доходы.

Наследие

Молитвословия

Тропарь, глас 3

Красоту́ возжеле́в сла́вы Бо́жия,/ в земне́й [жи́зни ] Тому́ благоугоди́л еси́/ и, поруче́нный ти́ тала́нт до́бре возде́лав, усугу́бил еси́,/ о не́мже и подвиза́вся пра́ведно./ Отону́дуже и мзду́ дея́ний твои́х,/ я́ко пра́ведник, прия́л еси́ от Христа́ Бо́га:// Его́же моли́ спасти́ся пою́щим тя́, Юстиниа́не.

Кондак, глас 8

Возбра́нника благоче́стия всеизря́дна/ и побо́рника о и́стине непосты́дна,/ че́стне и по до́лгу восхваля́ют тя́ лю́дие, Богому́дре,/ но я́ко име́я дерзнове́ние ко Христу́ Бо́гу,/ тебе́ сла́вящим смире́ние испроси́, да зове́м ти́:// ра́дуйся, Юстиниа́не приснопа́мятне.

Источники, литература

  • Прокопий Кесарийский , Войны Юстиниана .
  • Прокопий Кесарийский, О постройках .
  • Прокопий Кесарийский, Тайная история
  • Дьяконов, А., «Известия Иоанна Эфесского и сирийских хроник о славянах в VI-VII вв.», ВДИ , 1946, № 1.
  • Рыжов, Константин, Все монархи мира: т. 2 — Древняя Греция, Древний Рим, Византия , М.: «Вече,» 1999, 629-637.
  • Allen, Pauline, «The «Justinianic» Plague,» Byzantion , № 49, 1979, 5-20.
  • Athanassiadi, Polymnia, “Persecution and Response in Late Paganism,” JHS , № 113, 1993, 1-29.
  • Barker, John E., Justinian and the Later Roman Empire , Madison, Wisc., 1966.
  • Browning, Robert, Justinian and Theodora , 2nd ed., London, 1987.
  • Bundy, D. D, “Jacob Baradaeus: The State of Research,” Muséon , № 91, 1978, 45-86.
  • Bury, J. B., «The Nika riot,» JHS , № 17, 1897, 92-119.
  • Cameron, Alan, «Heresies and Factions,» Byzantion , № 44, 1974, 92-120.
  • Cameron, Alan, Circus Factions. Blues and Greens at Rome and Byzantium , Oxford, 1976.
  • Cameron, Averil, Agathias , Oxford, 1970.
  • Cameron, Averil, Procopius and the Sixth Century , Berkeley, 1985.
  • Cameron, Averil, The Mediterranean World in Late Antiquity , London and New York, 1993.
  • Capizzi, Giustiniano I tra politica e reliogione , Messina, 1994.
  • Chuvin, Pierre, Archer, B. A., trans., A Chronicle of the Last Pagans , Cambridge, 1990.
  • Diehl, Charles, Justinien et la civilisation byzantine au VIe siècle , I-II, Paris, 1901.
  • Diehl, Charles, Theodora, impératrice de Byzance , Paris, 1904.
  • Downey, Glanville, «Justinian as Builder,» Art Bulletin , № 32, 1950, 262-66.
  • Downey, Glanville, Constantinople in the Age of Justinian , Norman, Okla., 1960.
  • Evans, J. A. S., «Procopius and the Emperor Justinian,» Historical Papers, The Canadian Historical Association , 1968, 126-39.
  • Evans, J. A. S., «The «Niká Rebellion and the Empress Theodora,» Byzantion , № 54, 1984, 380-82.
  • Evans, J. A. S., «The dates of Procopius» works: a Recapitulation of the Evidence,» GRBS , № 37, 1996, 301-13.
  • Evans, J. A. S., Procopius , New York, 1972.
  • Evans, J. A. S., The Age of Justinian. The Circumstances of Imperial Power , London and New York, 1996.
  • Fotiou, A., «Recruitment Shortages in the VIth Century,» Byzantion , № 58, 1988, 65-77.
  • Fowden, Garth, Empire to Commonwealth: Consequences of Monotheism in Late Antiquity , Princeton, 1993.
  • Frend, W. H. C., The Rise of the Monophysite Movement: Chapters on the History of the Church in the Fifth and Sixth Centuries , Cambridge, 1972.
  • Gerostergios, Asterios, Justinian the Great: The Emperor and Saint , Belmont, 1982.
    • рус. перевод: Геростергиос, А., Юстиниан Великий — император и святой [пер. с англ. прот. М. Козлова], М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2010.
  • Gordon, C. D., «Procopius and Justinian»s Financial Policies,» Phoenix , № 13, 1959, 23-30.
  • Grabar, André, The Golden Age of Justinian, from the Death of Theodosius to the Rise of Islam , New York, 1967.
  • Greatrex, Geoffrey, «The Nika Riot: A Reappraisal,» JHS , 117, 1997, 60-86.
  • Greatrex, Geoffrey, Rome and Persia at War , 502-532, Leeds, 1998.
  • Harrison, R. M., A Temple for Byzantium , London, 1989.
  • Harvey, Susan Ashbrook, «Remembering Pain: Syriac Historiography and the Separation of the Churches,» Byzantion , № 58, 1988, 295-308.
  • Harvey, Susan Ashbrook, Asceticism and Society in Crisis: John of Ephesus and «The Lives of the Eastern Saints» , Berkeley, 1990.
  • Herrin, Judith, The Formation of Christendom , Oxford, 1987.
  • Herrin, Judith, «Byzance: le palais et la ville,» Byzantion , № 61, 1991, 213-230.
  • Holmes, William G., The Age of Justinian and Theodora: A History of the Sixth Century AD , 2nd ed., London, 1912.
  • Honoré, Tony, Tribonian , London, 1978.
  • Myendorff, J., “Justinian, the Empire, and the Church,” DOP , № 22, 1968, 43-60.
  • Moorhead, John, Justinian , London and New York, 1994.
  • Shahîd, I., Byzantium and the Arabs in the Sixth Century , Washington, D.C., 1995.
  • Thurman, W. S., “How Justinian I Sought to Handle the Problem of Religious Dissidents,” GOTR , № 13, 1968, 15-40.
  • Ure, P. N., Justinian and his Reign , Harmondsworth, 1951.
  • Vasiliev, A. A., History of the Byzantine Empire , Madison, 1928, repr. 1964:
    • см. русский перевод т. 1, гл. 3 «Юстиниан Великий и его ближайшие преемники (518-610 гг.)» на http://www.hrono.ru/biograf/bio_yu/yustinian1.php
  • Watson, Alan, trans. The Digest of Justinian, with Latin text edited by T. Mommsen with the aid of Paul Krueger , I-IV, Philadelphia, 1985.
  • Wescke, Kenneth P., On the Person of Christ: The Christology of the Emperor Justinian , Crestwood, 1991.

Использованные материалы

Юстин-философ начинает собой ряд христианских мыслителей, для которых античная культура в ее наиболее гуманистических проявлениях была если не сестрой, то, во всяком случае, ближайшей родственницей христианства. Для Татиана и его многочисленных раннесредневековых последователей она была не более как сплошным заблуждением, или, выражаясь его словами, «творением дьявола». В ряду Юстина окажутся потом Климент и Ориген, Лактан- ций и Боэций. В ряду Татиана — Теофил и Тертул- лиан, Арнобий и Григорий I. Августин так и не сможет сделать окончательного выбора между двумя этими позициями, но, как показывает его сочинение «De doctrina Christiana», скорее будет склоняться к позиции Юстина.
Мировоззрение Юстина6 в своей основе эклектично. В наибольшей степени оно зависит от стоиков; заметно влияние Филона и стоизирующих платоников. Вместе со стоиками и платониками он убежден в высоком достоинстве человеческого разума и его способности найти истину. В «Диалоге с Трифоном» мы можем найти, например, такой пассаж: «Ничего не может быть лучше, чем доказать, что разум господствует над всем и что человек, руководствующийся им, может правильно оценивать стремления других и указывать им путь к счастью» [(Dial. 3). Эти слова в равной мере могли бы быть приписаны и Гераклиту, и Платону, и стоикам. В своей первой «Апологии» Юстин, почти цитируя Платоново «Государство», пишет: «До тех пор, пока цравители и народы не будут философствовать, государства не будут благоденствовать» (Apol. I 3). В этих словах, правда, есть существенное отличие от платонизма: Юстин — философ раннего христианства, которое Ф. Энгельс верно охарактеризовал как религию народных низов7, поэтому он, естественно, отчасти выражает идеологию этих низов и призывает философствовать не только правителей, но и народы. С его точки зрения, философия должна быть достоянием каждого, а не привилегией элитарного меньшинства избранного народа — греков (Ibid.).
Но мы неправильно поняли бы Юстина, если бы увидели в этом призыве философствовать идею необходимости расширения влияния светских философских школ или же киническо-стоическую идею философии как доступного каждому «откровения» природы. Для христианского апологета (каким был Юстин) быть философом в последнем счете означало быть энающим божественное откровение христианином, а «демократизация» философии означала прежде всего распространение христианского знания и христианской веры. В отличив от киников и стоиков, для которых достижение истины было делом личного, индивидуального усилия, для христианского апологета последняя истина уже содержалась в Писании в готовом виде и не требовала специального поиска8, скорее она нуждалась лишь в истолковании, расцространении и защите. Все эти три задачи в какой-то мере входят в проблематику Юстиновых сочинений, но все же для Юстина главное — защита [(апология).
Юстин не отрицает за языческой философией права называться мудростью, но считает ее мудростью низшего порядка по сравнению с мудростью христианской. Основания такой позиции сводятся у него к следующему. Во-первых, языческая философия, по Юстину, не является универсальной и всегда остается собственностью только малочисленной элиты, христианская же мудрость открыта всем. Во-вторых, то, что языческая философия говорит об истине, смысле жизни и т. п., выражено в труднодоступной и изощренной форме, в то время как христианская мудрость говорит о том же лучше и в самых простых и понятных каждому словах. В-третьих, языческая философия разделена на многие школы, мнения которых часто противоречат друг другу, но истина и подлинная мудрость должны быть едиными. Именно такова, по Юстину, мудрость христианская,. ибо она опирается на единый источник истины — святое Писание. В-четвертых, христианская мудрость имеет превосходство авторитета, ибо если языческая мудрость есть творение людей, пусть даже частично приобщенных к мировому Логосу, то мудрость христианская есть творение божествен- ное. Наконец, преимуществом христианской мудрости является ее большая в сравнении с языческой древность, ибо, по мнению Юстина, еврейские пророки изложили свои учения (наследуемые христианами) задолго до появления греческой философии. Рассуждая по принципу post hoc ergo propter hoc, Юстин вслед за Филоном использует критерий древности для доказательства влияния книг Ветхого завета на греческую философию.
Таким образом, у Юстина можно найти практически все основные виды последующей общей аргументации в пользу приоритета христианской мудрости над языческой, т. е. аргументы от универсальности, простоты, единства, авторитетности и древности9. И все же Юстин находил в греческой философии много истинного. Сюда он относил все те античные идеи, и прежде всего идеи знакомых ему платоников и стоиков, которые перекликались с христианскими воззрениями, среди них учение о едином боге, создании им мира, бессмертии души, провидении и т. п. Но эти идеи, по мнению Юстина, не принадлежали собственно языческой философии: «…все, что сказано кем-нибудь хорошего, принадлежит нам, христианам» (Apol. II 13). Подобное, казалось бы, сумасбродное заявление Юстин пытается оправдать двумя восходящими к Филону аргументами. Первый — уже упомянутый тезис о заимствовании греками своих лучших идей из книг древнееврейских пророков. Например, свое космогоническое учение (по «Тимею») и учение о свободе воли (вероятно, по «Федру», 248 с) Платон просто заимствует у Моисея (Apol. I 25). Отличие этого взгляда от подобного же взгляда Филона только в том, что здесь «наставник» греческой философии Моисей уже не столько учитель еврейского закона, сколько пророк Христа, мыслящий по-христиански задолго до появления Евангелия. Уже у Юстина христианство помещается в центр мировой истории и все события, ему предшествовавшие, трактуются как имеющие целевую функцию «приуготовления» к нему. Под этим углом зрения Моисей и Платон лишь орудия провидения, и Платон направляется в египетское путешествие именно для того, чтобы заимствовать пасть Моисеевой мудрости й передать ее яаычйикам. Другой аргумент — учение о Логосе, заимствованное Юстином в философской части непосредственно у стоиков, в теологической, по-видимому, у Филона и в Ветхом завете. Во всяком случае, Юстин не ссылается на четвертое евангелие и, вероятно, не знает его. Новым в сравнении со стоиками и Филоном Александрийским было отождествление Юстином Логоса с Христом. Поэтому для него «все те, кто жили согласно Логосу, суть христиане, пусть даже их и считали безбожниками, как Сократа или Гераклита» (Ibid. 13).
Как и Филон, Юстин делает Логос посредником между миром и богом. Библейский бог-Отец непостижим и невыразим в языке. Имена, которые ему приписываются в Писании («отец», «бог», «творец» и т. д.), служат не для обозначения его сущности, а для наименования его действий и проявлений (Apol. I 6). Будучи совершенно трансцендентным, бог осуществляет свою связь с миром через Логос, который и есть его Сын, рождающийся до творения мира. Рождение Логоса Юстин интерпретирует в терминах стоической теории «внутреннего» и «произнесенного» слова. Вечно присутствуя в боге как его внутреннее слово, т. е. актуальная мысль, Логос получает самостоятельйое существование, когда это слово провозглашается, исходит вовне. При этом, рождая Слово-Логос, бог ничего не утрачивает из своего бытия, ибо «слово не уменьшается в нас, когда мы его произносим» (Dial. 01). Рождение Логоса от бога подобно передаче света от одного факела к другому (Ibid. 128) 10. Эти аналогии позволяют считать христологическую позицию Юстина достаточно ортодоксальной с точки зрения будущего ни- кейского символа веры («Свет от Света»), но его подчеркивание того, что Логос был именно «рожден», т. е. получил самостоятельное существование перед творением мира, а до того был только внутренним свойством бога, могло стать в будущем одним из источников арианства. Вообще теологическая позиция Юстина неустойчива и противоречива — естественное следствие незрелости самого христианства, которое в эту эпоху только зарождалось.
Юстин не мог Опереться йа какую бы то ни было официальную теологию, ибо ее еще просто не существовало. На деле он сам на свой страх и риск должен был конструировать эту теологию. Что касается философской, или, лучше сказать, мировоззренческой, позиции Юстина, то многие ее особенности объясняются новизной и срочностью той задачи, которую он решал,- соединить философию с христианством, но соединить в отличие от гностиков без ущерба для христианства. Решая эту задачу, Юстин брал в качестве материала для построения христианской картины мира все то, что было под рукой, если только оно не вредило основной христианской идее. Его интуиция и опыт новозаветных книг подсказали ему, что в этике и натурфилософии можно кое- что взять у стоиков. И он заимствует стоическое учение о добродетелях и естественной (природной) основе нравственности. Использует стоическую теорию notiones communes — заложенных в самой человеческой природе общих понятий о нравственности, но особенно настаивает Юстин на прирожденности всем людям «естественного понятия» о боге (Dial. 93). Одобряя в целом гераклитовско-стоическое учение о логосе, он не приемлет фатализма и материализма стоиков и обращается за поддержкой к Платону и платоникам. У последних он находит учение о свободе воли («Федр») и творении мира единым богом («Тимей»). В «Тимее» (28с) он отыскивает подтверждение библейского учения о непостижимости бога, а во втором письме Платона — намек на доктрину троичности11. Юстин опирается на платоников и в учении о душе, отстаивая ее бессмертие и божественное достоинство12, но отвергает мнение платоников, что душа бессмертна по природе, считая вместе с христианством ее бессмертие даром бога (Apol. I 8). Разумеется, отвергает он и учение о метемпсихозе. В ключевых пунктах своей антропологии Юстин менее зависим от языческих философов и рассуждает скорее в духе Посланий Павла 13.
Таким образом, Юстин открывает первую страницу многовековой истории сознательной ассимиляции христианскими мыслителями элементов языческой философской культуры. Его основная пози- ция: греческая философия находится в гармонии с христианским учением и подтверждает его своими лучшими образцами — станет одной из классических позиций в последующую эпоху. Однако уже ученик Юстина Татысн14 продемонстрировал своим примером, что это была не единственная возможная позиция.
И Юстин и Татиан происходили с эллинистического Ближнего Востока, который считал христианское учение по преимуществу своей собственностью, дарованной им римскому миру. Горделивое чувство собственного превосходства в сфере религии, которое испытывали ближневосточные христиане, резко контрастировало с пренебрежительным отношением к ним как к варварам со стороны греко-римского языческого общества. Уже Юстин требовал по крайней мере уравнения в правах языческой и христианской мудрости. Но он не страдал «комплексом провинциала», так обострявшим вполне понятное чувство протеста против эллинской исключительности у Татиана, у которого оно нередко доходило до слепой ненависти ко всему греческому.
В своей инвективе «Adversus graecos» Татиан предпринимает «варварское» нашествие на языческую культуру. «Ваши книги,-пишет он, обращаясь к эллинам,- подобны лабиринтам, а читающие их — бочке Данаид* Вы разорвали мудрость на части, лишив себя истинной мудрости. Бога вы не энаете и, споря друг с другом, опровергаете сами себя. Поэтому все вы ничтожны, и хотя присваиваете себе дар слова, но рассуждаете как слепой с глухим» (Adv. 25). Этой разорванной на части мудрости языческих философских школ Татиан противопоставляет «мудрость варваров», которая, по его убеждению, выше эллинской и в смысле своего единства, и в отношении универсальности, простоты, авторитетности и древности 15, но особенно в отношении своей моральности. Уличая эллинскую философию в безнравственности, Татиан указывает, что у эллинов учения всегда расходились с реальным поведением: Диоген умер от обжорства, Аристипп был развратником, Платон был продан Дионисием в рабство из-эа того, wo тот не мог насытить его жадности и т, п.
JAdv. 7) 16. И не только философы, но и всё, что носило гордое имя эллинского, изображается Татианом почти исключительно в черных красках. Что это? Злонамеренное искажение истины или риторическая экзальтация адвоката столетиями унижаемых и эксплуатируемых народов периферии Римской империи? Скорее последнее. В других местах своего сочинения Татиан ясно показывает, что суровое отношение к греческой культуре есть реакция, а не агрессия. «Зачем вы присваиваете мудрость только себе,- говорит Татиан грекам,- не имея ни другого солнца, ни других звезд над собой, ни лучшего происхождения, ни даже смерти, отличной от других людей?..» (Adv. 26). За требованием равноправия всех народов в отношении мудрости у Татиана стоит также требование равенства и в более широком, социальном, смысле. Татиан еще разделял палеохри- стианские надежды на то, что новая религия освободит народы от рабства и тирании и даст им всем равные политические права (Adv. 29).
Если Юстин может быть назван идеологом умеренного (главным образом рабовладельческого) крыла христианства, то Татиан, несомненно, выражал мнения христианских низов. Он постоянно печется о судьбе мелкого люда. Он осуждает Аристотеля за то, что тот в своей этике лишал права на счастье всех тех, кого злая судьба не одарила ни знатностью происхождения, ни телесной силой и красотой, ни богатством (Adv. 2). О его демократизме свидетельствует также и положительная часть его учения, где преобладает вульгарный стоицизм и кинизм (близкие к обыденному мировоззрению простого народа) и почти полностью отсутствует (в противоположность Юстину) аристократический платонизм. Но лучшим свидетельством этому служит радикализм Татиана в отношении к элитарной культуре.
Татиан доводит до логического конца взятую у Юстина курьезную идею о плагиате греков. Всё, чем похваляются греки как своим личным достоянием, они украли у варваров: алфавит они взяли у финикиян, геометрию и историю — у египтян, астрономию — у вавилонян и т. д. Что же касается философии, то и ее греки похитили у варваров, а именно у иудеев, но, не добавив к этому ничего, кроме Ошибок и заблуждений, до неузнаваемости ее испортили (Adv. 7, 35). У нас, современников развитой исторической науки, подобные утверждения могут вызывать только недоумение. Но в эпоху Юстина и Та- тиана они не выглядели настолько абсурдными. Даже мы производим европейские алфавиты от финикийского, а историю точных наук начинаем с Египта и Ассиро-Вавилонии. Историю древние представляли в основном как хронологию и палеографию, а древнейшие образцы той и другой действительно принадлежали Египту. Да и относительно заимствования философии многие могли поверить Филону, Юстину и Татиану (и это подтверждается самой продолжительностью существования этой «гипотезы»). Ибо, с одной стороны, древние не слишком верили (если вообще верили) в способность индивида к самостоятельному творческому открытию, особенно в философии, и всегда искали более древний источник той или иной философской идеи. Так появлялись общепризнанные цепочки: стоики и Аристотель — от Платона, Платон — от Сократа, Сократ — от Пифагора, Пифагор — от брахманов, брахманы — от самого бога 17. Поскольку же, как правило, цепочки замыкались на том или ином боге 18 и получалось, что учение в конце концов имеет божественное происхождение, постольку естественно было предположить, что по мере филиации учение тускнело и портилось, постепенно теряя с передачей из рук в руки первоначальную чистоту. Не удивительно поэтому, что степень глубины и истинности учения часто ставили в зависимость от его древности. Пифагореец Нумений именно по этой причине ставил Моисея и Пифагора выше Платона, а Платона выше Аристотеля. С другой стороны, греки были убеждены, что таинственные путешествия их «духовных отцов», Пифагора и Платона, на Восток оказались решающими для возникновения их учений. Учитывая сказанное, можно предположить, что этот экстравагантный аргумент Филона, Юстина, Татиана и их последователей не всегда бил мимо цели.

В положительной части своего учения19 Татиан менее удачлив, чем в критике. Он осудил греческую
философию, не успев ее понять, и стал на защиту христианства, не успев разобраться в Писании. Результатом было множество философских противоречий и догматических ошибок. Последние в конце концов увели его за пределы христианства и сделали на все времена «еретиком», основателем секты эн- кратистов. Современные католические историки любят с облегчением констатировать, что этот ненавистник античной культуры окончил свои дни вне лона церкви20. В отличие от них весьма почитаемый католиками «учитель церкви» Иероним Стридонский говорил о сочинении Татиана «Adversus Graecos» как «о лучшем и полезнейшем из всех произведений» этого апологета (De script. 47). Такая оценка, конечно, не означает, что этот выдающийся филолог и знаток античности разделял мнения Татиана. Скорее в ней отразилась известная, так и неосуществленная мечта Иеронима искоренить в себе дух Цицерона и Сенеки и стать «чистым» христианским писателем. Но даже сам Татиан, казалось бы почти свободный (в отличие от Иеронима) от искушающего блеска греческой образованности, не смог избежать античных языческих влияний. Тем более не могли избежать их мыслители такой большой культуры, как Иероним и ему подобные. В смысле зависимости от античной образованности ближе, чем Татиан, к Иерониму стоит следующий апологет — Афинагор, ближе к Татиану — философский антипод Афина- гора — Теофил.

Византийское тысячелетие (Византия до 10 века)

Долгое время самым могущественным государ­ством Европы была Византия — христианская импе­рия, продолжавшая традиции Римской империи. Византия оказывала огромное влияние на другие страны, включая и Древнюю Русь.

Рождение Византии

В 395 г. император Фео­досий разделил Римскую империю между сыновьями. Старший сын получил восточную часть империи, более богатую. В неё вошли Балканский полуостров, Малая Азия, Сирия, Палестина, Египет. Её населяли греки, сирий­цы, армяне, евреи. Больше всего было греков, и со временем греческий язык стал языком империи вместо латыни. В Западной Европе и на Руси всех жителей империи называли греками, но сами себя они называли по-гречески ромеями — римлянами.

Позже, когда империя уже погибла, ее стали называть Византией (по названию древ­него Византия, на месте которого в 330 г. Константин I основал новую столицу импе­рии — Константинополь, Второй Рим). Датой её возникновения считается 395 г. В эпоху Великого переселения народов Византия устояла, сохранив развитую экономику, тра­диции римской государственности и гречес­кой культуры. Византия оставалась страной процветавших городов и ремёсел. Констан­тинополь был тогда самым большим городом Европы.

Христос коронует императора Константина VII. Костяная пластина. X в.

Власть василевса

Во главе державы ромеев стоял василевс (так по-гречески назывался император). Византийцы были убеждены, что василевс милостью Господней получил вер­ховную власть над всем христианским миром. Он был покровителем церкви, назначал чиновников, издавал законы, командовал войском, объявлял войну и заключал мир. Однако ему приходилось считаться с чинов­никами и с армией, тем более что титул императора не был в полной мере наслед­ственным. Святость титула не означала без­опасности императоров: их часто свергали и убивали те, кто хотел занять это место.

Двор византийских императоров поражал иноземцев своим величием и утончённой роскошью. Во время парадных приёмов василевс облачал­ся в великолепные одежды, расши­тые золотом. Только император мог использовать в своём одеянии пур­пурный цвет. Торжественный цере­мониал поднимал императора на недосягаемую высоту и над поддан­ными, и над иноземными гостями.

Век Юстиниана

Вершины своего могущества Византия достигла при императоре Юстини­ане I (527-565). Он привлёк к себе на служ­бу талантливых полководцев, юристов, исто­риков; при нём были созданы замечательные памятники архитектуры — храмы Святой Софии в Константинополе и Сан-Витале в Равенне. По его приказу знатоки права свели вместе и упорядочили древнеримские законы, создав Свод Юстиниана. В то же время импе­ратор был жесток и легко верил доносам.

Юстиниан хотел восстановить Римскую империю, какой она была до раздела 395 г., и во многом сумел реализовать свой замысел. Но его успехи опустошили казну, разорили население и обескровили армию.

Император Юстиниан I. Византийская мозаика VI в.

Юстиниан долго воевал с шахом Ирана Хосровом I, но главные силы он бросил на запад против германских королевств. Его войска разбили вандалов в Северной Африке, захватили у вестготов часть Испании, покорили, хотя и не без труда, остготскую Италию. Задача облегчалась тем, что германцы были арианами, а местное население исповедовало христиан­ство в той же форме, что и византийцы. Поэтому местные жители поддержали своих единоверцев, а не чуждых им еретиков-германцев. Материал с сайта http://doklad-referat.ru

Упадок Византийской империи

После смерти Юстиниана территория Византии постепенно сокраща­лась. Почти все итальянские владения отняли лангобарды. В византийско-иранских войнах василевс Ираклий I (610-641) одолел шаха Ирана Хосрова II, но тяжёлая война так осла­била обе стороны, что уже через несколько лет арабы захватили у империи Египет, Сирию, Палестину, а на Дунае возникла Болгария, поз­же не раз угрожавшая Византии. В империю вторгались славяне, авары, печенеги, венгры, норманны, турки-сельджуки; не раз враги осаждали и сам Константинополь.

Чем сложнее было положение империи, тем важнее для неё было искусство диплома­тии — умение вести переговоры, заключать союзы, ссорить врагов друг с другом. Многие правила византийской дипломатии легли в основу современной дипломатии.

Византия и Русь

Византия оказала огромное влияние на славянский мир, в том числе и на Русь. В IX-X вв. киевские князья напа­дали на Константинополь. Иногда они терпе­ли поражения, иногда одерживали победы и получали дань. В Византии заканчивался важный торговый путь «из варяг в греки», вдоль которого возникло Древнерусское госу­дарство, и русские князья стремились заклю­чить с ней выгодные торговые договоры. В 988 г. именно от Византии Русь приняла христианство вместе с её церковными традициями и культурой.

Вопросы по этому материалу:
  • Как сложилась судьба Восточной Римской империи после раздела в 395 г.

  • Каково место Византии в истории раннесредневековой Европы.

  • Докажите, что византийцы стави­ли своего василевса выше всех других правителей.

  • Какое из достижений эпохи правления Юстиниана вы считаете главным и почему?

  • Почему Византия нуждалась в искусстве дипломатии?

Юстиниан I — OVO

Юстиниан I правил Византийской империей с 527 по 565 год нашей эры [527-565 годы нашей эры]. Он был императором во времена беспрецедентного роста и великолепия. Он родился около 482 г. н.э. недалеко от Скопье в современной Македонии. Племянник императора Юстина I, Юстиниан получил образование в Константинополе, столице восточной державы. Юстиниан был назначен генералом и консулом между 519 и 520 годами. Юстиниан недолго правил вместе со своим стареющим дядей и взошел на трон после его смерти 1 августа 527 года.Юстиниану было 45 лет. Его жена, императрица Феодора, была рядом с ним. Юстиниан немедленно приступил к реорганизации управления империей. В 528 году он вызвал комиссию экспертов по римскому праву для составления списка правовых норм, действующих на его территориях. Этот проект, который со временем расширялся, завершился в 534 году публикацией Кодекса Юстиниана, более известного как Corpus Juris Civilis. Многие современные европейские страны продолжают использовать эти работы в качестве основы гражданского права.

В 532 году, частично благодаря поддержке своей жены Феодоры, Юстиниан подавил восстание Ника, восстание, которое бросило вызов его репрессивному правлению и налоговой системе. Члены семьи Джастина I, лишенного власти после его смерти, стояли за восстанием.
11 января того же года Юстиниан приказал убить 30 000 повстанцев на Константинопольском ипподроме. Многие политические деятели, подозреваемые в государственной измене, были сосланы или убиты. В 532 году Юстиниан подписал мирный договор с Персией, восстановив порядок на восточных границах империи. Затем он поручил двум генералам, сначала Велизарию, а затем Нарсесу, вернуть районы Средиземного моря, оккупированные германскими племенами после падения Западной Римской империи.Между 533 и 552 годами [533 — 552] они убедились, что вандалы потеряли контроль над Северной Африкой, вестготы сдали части Пиренейского полуострова, а остготы были изгнаны с итальянского полуострова. Набожный христианин, Юстиниан был убежден, что его роль императора была дана Богом. Стремясь объединить империю под одной религией, он систематически подавлял религии меньшинств, такие как язычество и самаритян. Юстиниан также пытался примирить широко распространенные монофизитские убеждения с христианским православием, которое считало первое ересью. Император Юстиниан умер 14 ноября 565 года. Ему было 83 года. Он оставил обширную и хорошо организованную империю своему племяннику Юстину II.

Прокопий и императорские панели св. Витале на JSTOR

Абстрактный

Анализ мозаик в Сан-Витале в Равенне показывает две фазы в панелях Юстиниана и Феодоры, которые помогают объяснить истории Прокопия. Первая фаза, датируемая 544-45 гг. И первоначально включающая епископа Равенны Виктора, вероятно, изображает императора и императрицу с их главнокомандующим в Италии Велизарием, его женой Антониной, их дочерью Иоанниной, а также внуком Феодоры и женихом Иоаннины Анастасием.На втором этапе преемник Виктора Максимиан заменил голову Виктора своей в 548 году и добавил новую фигуру, вероятно, генерала Иоанна, племянника Виталиана. ba Анализ мозаик в церкви Сан Витале в Равенне показывает две фазы в панелях Юстиниана и Феодоры, которые помогают объяснить истории Прокопия. Первая фаза, датируемая 544-45 гг. И первоначально включающая епископа Равенны Виктора, вероятно, изображает императора и императрицу с их главнокомандующим в Италии Велизарием, его женой Антониной, их дочерью Иоанниной, а также внуком Феодоры и женихом Иоаннины Анастасием.На втором этапе преемник Виктора Максимиан заменил голову Виктора своей в 548 году и добавил новую фигуру, вероятно, генерала Иоанна, племянника Виталиана.

Информация о журнале

The Art Bulletin публикует ведущие стипендии на английском языке по всем аспектам истории искусств, которые практикуются в академиях, музеях и других учреждениях. С момента своего основания в 1913 году журнал публикует на основе строгих экспертных оценок научные статьи и критические обзоры высочайшего качества во всех областях и периодах истории искусства.В статьях используются самые разные методологические подходы — от исторического до теоретического. Выполняя свою миссию в качестве официального журнала, The Art Bulletin способствует активному участию в интеллектуальных разработках и дискуссиях в современной художественно-исторической практике. Журнал, который принимает заявки от ученых со всего мира и на всех этапах карьеры, издается Ассоциацией искусств колледжей четыре раза в год: в марте, июне, сентябре и декабре.

Информация об издателе

Основанный в 1911 году Колледж художественного объединения… Способствует передовому опыту и преподаванию истории и критики. изобразительного искусства и творчества и технических навыков в преподавании и практики искусства. Облегчает обмен идеями и информацией между заинтересованными в искусстве и истории искусства. Выступает за всестороннее и инклюзивное образование в области изобразительного искусства. Выступает от имени членов по вопросам, касающимся изобразительного искусства и гуманитарных наук. Предоставляет возможности для публикации стипендий, критики и работ художников. сочинения.Способствует развитию карьеры и профессионального роста. Определяет и разрабатывает источники финансирования практики искусства и стипендий в искусство и гуманитарные науки. Отмечен достижениями художников, искусствоведов и критиков. Формулирует и подтверждает высочайшие этические стандарты поведения профессия. Разрешение на фотокопирование текстов для внутреннего или личного использования (помимо этого разрешено разделами 107 и 108 Закона США об авторском праве), или однократно, ограниченное использование в некоммерческих учебных заведениях в учебных пакетах или закрытый доступ в учебных заведениях. веб-сайты курса Интранет, предоставленный Ассоциацией искусств колледжа без обвинение.Для других целей, пожалуйста, сначала свяжитесь с отдельным автором и / или другим правообладатели, чтобы получить письменное разрешение, затем Колледж художественной ассоциации.

Забудьте о FDR и LBJ, Джо Байден — современный Юстиниан.

Юстиниан, император Рима с 527 по 565 годы, был известен двумя вещами. Во-первых, ему не повезло стать императором во время вспышки пандемии, которая в конечном итоге будет носить его имя. Эта разрушительная чума, вызванная Yersinia pestis , той же бактерией, которая вызвала Черную смерть в 14 веке, прибыла в Римскую империю в 542 году нашей эры и не исчезла до 755 года нашей эры.За два столетия своего существования он убил от 25 до 50 процентов населения, от 25 до 100 миллионов человек. Поскольку чума разразилась именно в его часы, с тех пор она носит его имя.

Но Юстиниан известен еще и по второй причине — своей неудачной попыткой восстановить распадающийся римский имперский порядок. На пике своего развития во 2 веке Римская империя охватывала весь бассейн Средиземного моря, все, что сейчас является Западной Европой и Балканами, Анатолией и большей частью современного Ближнего Востока.

Однако в последующие века Римская империя значительно сократилась. Во многом в результате неоднократных вторжений как на востоке, так и на западе, ко дню Юстиниана западные провинции были полностью отделены от восточных остатков империи, в результате чего центр империи был сосредоточен в Константинополе. Золотой век Римской империи — славная, мирная и процветающая эпоха Pax Romana — давно миновал. И Юстиниан и его приближенные болезненно осознавали эту трагическую реальность.

Знает, но не подал в отставку.

Юстиниан, движимый несколько раздутым чувством судьбы, взял на себя ответственность попытаться провести restoratio imperii , «восстановление Империи». С этой целью он начал серию кампаний по возвращению территорий несуществующей Западной Римской империи, быстро победив Королевство вандалов в Северной Африке и Королевство остготов в Италии. Затем он отвоевал юг Пиренейского полуострова, прежде чем приступить к включению цани, народа, который никогда не подвергался римскому правлению, в восстановленный имперский порядок.

Конечно, эти усилия в конечном итоге не увенчались успехом. Через несколько десятилетий после смерти Юстиниана совместное воздействие чумы и продолжающегося давления враждебных сил на периферии империи положило конец его стремлению вернуть Риму былую славу. Однако то, что он потерпел неудачу, говорит нам меньше, чем тот факт, что он приложил усилия. В конце концов, первое правило империй состоит в том, что они рано или поздно падают; а второе правило состоит в том, что, когда настал их час, отдельные императоры мало что могут сделать, чтобы изменить первое правило.

Поучительно то, что Юстиниан, несомненно, не подозревая об этих правилах, предпринял согласованные усилия, чтобы «отстроиться лучше» — использовать возможность, предоставленную двумя кризисами его времени, для оживления римского имперского порядка, а не только для восстановления pax Romana прошлых лет, но поднявший империю на новые высоты благочестия, мира и процветания.

А что же такого поучительного в этом историческом эпизоде? Какие уроки мы можем извлечь из имперской «великой перезагрузки» Юстиниана, которые могут быть применимы к этому моменту в истории американской, а не римской империи?

На ум сразу приходят три ответа.

Во-первых, проект Юстиниана restoratio imperii проливает свет на динамику геополитической ностальгии, которую можно в широком смысле определить как оплакивание потерянного мира, которого на самом деле никогда не существовало, кроме как в воображении тех, кто скорбит. Юстиниан определенно был виноват в этом, полагая, что его усилия по восстановлению империи основаны на том, что он считал золотым веком Рима. И таким же был Данте Алигери, когда он написал свой политический трактат «Монархия» в 14 веке, и Си Цзиньпин, когда он написал свою «Китайскую мечту» в 21 веке.Оба строили свои политические взгляды на иллюзиях о былом имперском величии.

Точно так же — как ясно показывает бесконечный поток официальных и полуофициальных гимнов послевоенному золотому веку либерального международного порядка — современный внешнеполитический истеблишмент Америки виновен в точно такой же мифоистории. Как подробно перечисляет Патрик Портер в своей недавней книге «Ложное обещание либерального порядка», достаточно лишь просмотреть страницы журнала Foreign Affairs или прочитать заявления Совета по международным отношениям или Института Брукингса, чтобы понять суть степень, в которой капля внешней политики Америки находится в плену воображаемого послевоенного золотого века, характеризуемого либеральным миром и либеральным изобилием — золотого века, которого просто никогда не существовало.

Во-вторых, Юстиниан упражняется в restoratio imperii , предупреждая нас о непреходящем очаровании политического реставрационизма. Как только человек уступает сирене геополитической ностальгии, появляется тенденция не только оплакивать уход предполагаемого золотого века, но и стремиться к его восстановлению.

Это определенно относилось к Риму Юстиниана. Но это также верно и в отношении сегодняшнего Вашингтона. Опять же, достаточно открыть страницы внешнеполитических журналов истеблишмента, не говоря уже о «Временном стратегическом руководстве по национальной безопасности» администрации Байдена, чтобы увидеть на видном месте предположение, утверждение или аргумент о том, что все, что не так в сегодняшнем мире. можно исправить, если Америка просто модернизирует, перестроит или восстановит мировой порядок, который она построила после Второй мировой войны.Как только этот проект restoratio imperii будет завершен, нас ждет второй золотой век — по крайней мере, мы в этом уверены.

Наконец, усилия Юстиниана по реставрации империи предупреждают нас о разрушительных последствиях как геополитической ностальгии, так и имперского реставрации. Реставрационистский проект Юстиниана, построенный на основе бредовой ностальгии, привел Константинополь в серию дорогостоящих войн, которые не восстановили империю и не восстановили pax Romana , которые, как предполагалось, преобладали на пике своего развития.

В самом деле, это привело к своего рода имперскому перегибу, из-за которого Константинополь оказался плохо подготовленным к встрече с вызовом «восходящей державы», которая вскоре вырвалась из Аравии и захватила все земли восточного и южного Средиземноморья и даже угрожают самой имперской столице. Усилия Юстиниана поначалу могли принести некоторые дивиденды, но в конце концов его усилия оказались напрасными. Действительно, они были катастрофическими.

Нечто подобное, похоже, сейчас происходит с президентом Байденом. Джо Байден Байден назвал Чили «мощным примером» для мира во время первого разговора с избранными президентом Историками Джоном Мичемом, Дорис Кирнс Гудвин выступить в Доме Ян. 6 мероприятие «Ночное медицинское обслуживание» — Omicron усиливает требования к вакцинам MORE’s Washington. Несмотря на недавнее решение окончательно покинуть этот самый маргинальный форпост империи, Афганистан, реставрационные фантазии ослепляют ведущие огни как Демократической, так и Республиканской партий в отношении разумных доводов в пользу сокращения штатов, примирения, балансировки офшоров и других подходов, с помощью которых Соединенные Штаты может более реалистично отстаивать свои интересы в постуниполярном мире. По сути, это делает невидимой реальность, которая в противном случае была бы очевидна для всех, — что если чрезмерно напряженная Америка хочет решить проблему растущего дисбаланса своей силы и обязательств, ей придется выйти за рамки ностальгических бромистов и ритуальных призывов к восстановлению . империи .

Итак, нам следует помнить, что правление Юстиниана было не просто периодом разрушительной чумы (хотя это было именно так). Это был также один из бредовых геополитических ностальгии и в конечном итоге саморазрушительных проектов имперского восстановления. И, вспомнив правление Юстиниана во всей его полноте, нам стоит спросить себя: Джо Байден — американский Юстиниан?

Эндрю Лэтэм — профессор международных отношений в колледже Макалестер в Сент-Поле, Миннесота.

Восточная Римская империя при Юстиниане I, середина 6 века

Аннотация

F После германских миграций, последняя согласованная попытка восстановить единую Христианская Римская империя в ее классических границах была создана в середине VI века восточно-римским императором Юстинианом I Великим (527–65). Он взошел на престол мрачным и книжным человеком скромного происхождения и казался легкой мишенью для манипуляций со стороны популярных группировок в Константинополе.В 532 году фракции попытались заставить Юстиниана изменить правительство и реформировать налоги, устроив беспорядки на улицах, подожжая большую часть города и провозглашая его свержение. (См. Карту 11.) При поддержке своей императрицы Феодоры Юстиниан безжалостно приказал своим военным подавить восстание. Над телами 30 000 своих подданных Юстиниан стал правителем, решившим укрепить автократическую власть своей должности и реализовать грандиозные претензии, подразумеваемые официальной имперской идеологией постникейской христианской Римской империи: один Бог, один император, одна Империя.

Ключевые слова

Смена правительства Классическая граница Римская империя Южный прибрежный регион Германская миграция

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами. Это экспериментальный процесс, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Информация об авторских правах

© Деннис П. Хупчик и Гарольд Э. Кокс 2001

Авторы и аффилированные лица

  1. 1.Wilkes-BarreUSA

Юстиниан и разжигатели скандалов | Юридическая библиотека Лилиан Гольдман

Один из моих проектов в свободное время — троллить стопки редких книг в поисках юридических книг с иллюстрациями, а также экслибриса (самые последние находки вы можете увидеть в нашем фотопотоке на Flickr). Так я обнаружил аллегорический фронтиспис к Vita Iustiniani M. atque Theodorae (1731 г.) Иоганна Петера фон Людевига, показанный ниже.

В течение многих лет эта книга была стандартной биографией римского императора Юстиниана (483? -565) и его супруги Феодоры. Эдвард Гиббон ​​часто цитировал его в «Истории упадка и падения Римской империи». Людвиг (1668-1743), один из ведущих юристов своего времени, был профессором истории и ректором Университета Галле.

Верхняя часть аллегорического фронтисписа посвящена достижениям Юстиниана в области права, архитектуры и войны.В центре на троне восседают Юстиниан и Феодора. Справа от них — Трибониан, юрист, составивший Corpus Juris Civilis, переработанный римский закон, который до сих пор составляет основу большинства западных правовых систем. Рядом с Трибониан находится архитектурный план большого собора Святой Софии. Слева — знаменитый военачальник Юстиниана Велисарий.

Однако мое внимание привлекла нижняя часть изображения. В нижнем левом углу — несколько демонически выглядящих тварей и стопка беспорядочных книг с этикеткой «Furiae Procopii».Это отсылка к «Тайной истории» Прокопия. Придворный Юстиниана, Прокопий написал две работы, восхваляющие достижения императора, «Войны Юстиниана» и «Постройки Юстиниана», которые широко распространялись в поздней античности и средневековье. Однако много веков спустя рукопись его «Тайной истории» появилась в библиотеке Ватикана и была опубликована в 1623 году. Это откровенное разоблачение изображает Юстиниана жестоким и коррумпированным, а Феодору — похотливым тираном. Таким образом, фронтиспис объявляет, что книга Людвига защитит императорскую чету от скандальных обвинений Тайной истории.

Из этого изображения можно почерпнуть еще кое-что, например, мужскую фигуру, похожую на Медузу, внизу и изображение Юстиниана.

МАЙК УИДЕНЕР

Библиотекарь редких книг

Фронтиспис, Иоганн Петер фон Людвиг (1668-1743), Vita Iustiniani M. atque Theodorae, augustorum nec non Triboniani: Iurisprudentiae iustinianae proscenium (Halae Salicae: impensis Orphanotrophei, 1731).

Речь императрицы Феодоры о спасении престола — Дениз Гравелин

Некоторые из самых волнующих и известных выступлений женщин в истории произошли, когда они помогли своим более известным мужьям сохранить власть в опасной ситуации, как это сделала Элеонора Рузвельт на Национальном съезде Демократической партии 1940 года, спасая мужа Франклина Д. Выдвижение Рузвельта на третий срок президентом США. В этом она могла быть вдохновлена ​​гораздо более ранней силой природы, императрицей Византии Феодорой шестого века.

Беспорядки в Нике, начавшиеся во время гонки на колесницах на ипподроме в качестве соперничества двух политических фракций в 532 году, провозгласили нового императора и сокрушили действующего императора Юстиниана и его войска. Юстиниан и его правительственный совет были готовы бежать из страны, когда императрица выступила на собрании.И поскольку она использовала часть своих коротких замечаний, чтобы не обращать внимания на жалобы на то, что женщина не должна выступать публично, сегодня мы можем получить представление о том, насколько необычной была ее речь для того времени. Вот оно полностью:

Милорды, настоящий момент слишком серьезен, чтобы позволить мне следовать условию, согласно которому женщина не должна выступать в мужском совете. Тем, чьим интересам угрожает чрезвычайная опасность, следует думать только о самом разумном образе действий, а не о соглашениях.

На мой взгляд, полет — это неправильный курс, даже если он должен привести нас в безопасное место.Для человека, родившегося в этом мире, невозможно не умереть; но для того, кто правил, быть беглецом невыносимо. Пусть меня никогда не лишат этой пурпурной одежды, и пусть я никогда не увижу того дня, когда те, кто меня встречает, не назовут меня императрицей.

Если вы хотите спастись, милорд, нет никаких трудностей. Мы богаты; там море, а там корабли. Но задумайтесь на мгновение, не променяете ли вы однажды убежище в безопасное место с радостью на смерть.Что до меня, я согласен с пословицей, что королевский пурпур — благороднейшая пелена.

Вместо того чтобы бежать, император и его офицеры напали на мятежников, убив 30 000 человек и спася трон. Неудивительно, что эту короткую речь пересказывали снова и снова на протяжении веков. Что вы можете извлечь из этого?

  • Установите контраст, чтобы создать драму и подчеркнуть свою точку зрения: «Если вы хотите спасти себя, милорд, нет никаких трудностей. Мы богаты; там море, а там корабли.Но задумайтесь на мгновение, не променяете ли вы однажды убежище в безопасное место с радостью на смерть ». Этот отрывок требует времени, чтобы подготовить сцену для альтернативы: безопасный, удобный полет и изгнание. Затем она задает реальный вопрос: неужели так будет удобнее?
  • Используйте невидимое изображение, чтобы проникнуть в мысленный взор вашей аудитории: Теодора обращается к «этой пурпурной мантии», видимой ее первоначальной аудитории. Однако для тех из нас, кто читает его на протяжении веков, это картина в воображении, невидимая, но все же яркая.Она также повторяет упоминание о своем пурпурном одеянии в конце речи для дополнительного акцента в строке, которая сегодня наиболее цитируется: «Королевский пурпур — благороднейший саван».
  • Четко изложите свое мнение, когда оно имеет наибольшее значение: «На мой взгляд, полет — неправильный курс, даже если он должен привести нас в безопасное место», как никогда ясно, а ясность мнения делает речь более сильной. И снова она использует окончание своей короткой речи, чтобы повторить свое мнение словами: «Что до меня…». Не бойтесь высказывать свое мнение и делиться им, когда оно имеет значение.

Феодора начала свою карьеру как актриса, в то время избегавшая профессии, считавшейся недостойной приличного общества; в конце концов она стала императрицей, которая была сильнейшей защитницей престола. Это настоящее путешествие. И сейчас ее речь — старейшая за много веков речь в нашем сборнике знаменитых речей. Вы можете узнать больше о Теодоре и ее удивительной жизни из документального сериала BBC «Восхождение женщины», который теперь доступен во всем мире на Netflix. Вот трейлер к сериалу, который поможет вам узнать историю женщин всего мира.



(Изображение Феодоры в детали византийской мозаики в базилике Сан-Витале, Равенна)

Присоединяйтесь ко мне в Эдинбурге, Шотландия, 20 октября, на новом семинаре « Добавьте смысл с помощью метафоры: улучшите свою речь с помощью самого мощного образа речи». Это семинар перед конференцией на Эдинбургской конференции спичрайтеров и деловых коммуникаторов, призванный помочь спичрайтерам и докладчикам использовать этот мощный инструмент.Вы можете зарегистрироваться здесь только на семинар, конференцию или на то и другое, и вы получите лучшую скидку, если зарегистрируетесь до 1 августа.

Очерк правителя Византийской империи Юстиниана — ARTH 100 — Обзор

03.05.14 ARTH 100

Византийская империя [400-1453]

В мире есть две стороны, политическая и религиозная; различные линейки на

,

с каждой стороны для разных взглядов. Однако во времена Византийской империи один правитель

смог успешно позиционировать себя с обеих сторон, тем самым объединив государство и церковь для совместной работы

.Он имел право править как на земле, так и на небе. Двойной правитель, Юстиниан

был способен выражать свое лидерство и проводить кампании через искусство и архитектуру.

Правление Юстиниана было решающим поворотным моментом с эпохи поздней античности до начала

Византийской эры, с 324 по 716 годы, но правления с 527 по 565 годы. Его высоко ценили искусство, которое

было религиозным и светским, похожий на искусство поздней античности, но также политически закругленный.Он

особенно вел самую эффективную художественную кампанию до своего времени, чтобы собрать

обратно воедино старую Римскую империю после раскола. Объединив церковь и государство, он не только

сплотил общины церкви, но и принес мир в земные обязанности

. Юстиниан «проповедовал» идею отношения к церкви и государству как к одному. Он смог сделать это так же хорошо, как и он, например, построив и восстановив более 30 церквей, обнаружив

новых византийских стимулов через возведение Сан-Витале, а также восстановив монастырь

на горе. Синай.

Художественно, посредством религии, Юстиниан смог продолжить свое послание о церкви

и объединении государства через портрет Барберини из слоновой кости. Это портрет Юстиниана верхом на встающем коне

в окружении символов Победы и Земли.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *