Складывание колониальной системы: 26. Формирование колониальной системы и мирового капиталистического хозяйства

Содержание

26. Формирование колониальной системы и мирового капиталистического хозяйства

26. Формирование колониальной системы и мирового капиталистического хозяйства

После первой заокеанской экспедиции Христофора Колумба в 1492 г. началось завоевание и колонизация Западного полушария европейцами. Основные территории Южной и Центральной Америки и Мексика в конце XV — первой половине XVI в. вошли в состав первых колониальных империй Испании и Португалии. Под покровительством папы римского Александра IV было подписано в 1494 г. Тардесильясское соглашение, первое в мировой истории соглашение о разделе мира. Португалии «досталась» огромная территория от Бразилии до Юго-Восточной Азии, Испании — Америка и бассейн Тихого океана. Древние индейские цивилизации Америки были уничтожены. Значительная часть местного индейского населения подверглась беспощадному истреблению. В Латинской Америке за три века колонизации в результате сложного этногенеза возникло несколько расово-этнических групп: креолы

(европейские колонисты и их потомки), метисы (от браков представителей европеоидной расы с индейцами), мулаты (от браков представителей европеоидной расы с неграми-рабами). Латиноамериканское общество, формируясь как смешанное, стало своеобразным этнокультурным симбиозом.

В Америке и Вест-Индии португальские, голландские, французские и особенно английские колонизаторы развернули плантационное хозяйство. Африка превратилась в кровавую арену охоты на чернокожих рабов, которых миллионами вывозили через Атлантический океан для работы на хлопковых полях. Американские индейцы к тяжелому физическому труду оказались не способны.

В эпоху колониализма, «первоначального накопления капитала» размер и характер работорговли резко изменились. Первыми на лиссабонский рынок вывезли рабов португальцы в 1442 г., но до открытия Нового Света работорговля носила еще ограниченный характер. Работорговлей занимались испанские дворяне и церковь. В XVII в. основными участниками атлантической работорговли становятся англичане, французы, а также голландцы, датчане и ганзейские купцы германских городов. «Золотым веком» европейской работорговли стал XVIII в.

Рабов вывозили в основном из внутренних районов Западной Африки, бассейна реки Конго, Анголы, Мозамбика. Миллионы умирали от голода и нечеловеческого обращения во время длительных перевозок на невольничьих кораблях, в перевалочных пунктах и тюрьмах, под ударами надсмотрщиков. Сами европейцы обычно не занимались поимкой будущих рабов. Их работорговцы скупали у местных африканских правителей в обмен на оружие, алкогольные напитки и разный хлам. Для Америки работорговля была важнейшим источником плантационного хозяйства, дававшего на экспорт сахарный тростник, кофе, табак и другие товары в Европу.

Европейская и арабская работорговля нанесла Африке невосполнимый урон. Нарушался демографический баланс, так как вывозилась наиболее работоспособная часть мужского и женского населения. Изъятие рабочей силы сказывалось на нормальном историческом и социально-экономическом развитии континента. По оценкам ученых, из Африки было вывезено около 100 млн. человек.

С XVI в. начинается формирование мирового рынка. В международные хозяйственные связи включаются все населенные континенты, кроме Австралии.

Первой самую большую выгоду благодаря участию в международной торговле получила Португалия. Но Португалии не хватало собственных сил для снабжения Европы. В дело включились Нидерланды. Вскоре Антверпен с более выгодным географическим положением превратился в главный пункт сбыта индийских товаров. Одного удачного рейса торгового корабля было достаточно обогащения.

В Европу стало попадать много новых продуктов для повседневного потребления: картофель, кукуруза, томаты, рис, сахар, кофе, какао и др. Пищевой рацион стал более разнообразным и полезным. Начался процесс интродукции растений, то есть введение (культурных сортов) растений в места, где они раньше не произрастали, или введение в культуру дикорастущих растений. Различают две формы интродукции: натурализацию и акклиматизацию. Интродукция растений поднимала уровень европейской земледельческой культуры. Стала развиваться специализация и расти производительность сельского хозяйства.

В течение нескольких десятилетий после открытия и освоения европейцами морских путей в Индию и Америку наметился настоящий переворот в хозяйственной жизни Старого и Нового Света.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Формирование колониальной системы в мире. Формирование мировой колониальной системы и “зон влияния” Образование колониальной системы в западной европе

Развивающиеся страны при всем своем разнообразии характеризуются определенными сущностными чертами, позволяющими рассматривать их как более или менее единую группу с определенными однотипными или совпадающими интересами в области экономики и политики. Выделяют следующие признаки:

  • — зависимое положение в системе мирового капиталистического хозяйства, нахождение в системе производственных отношений мирового капитализма;
  • — переходной характер внутренних социально-экономических структур, производственных отношений в целом;
  • — низкий уровень развития производительных сил, отсталость промышленности, сельского хозяйства, производственной и социальной инфрастуктуры.

Низкий экономический уровень развивающихся стран основывается на низкой производительности, когда преобладает ручной труд, слабая машинизация индустриального и сельскохозяйственного труда. Отсюда и колоссальный разрыв в эффективности труда.

Для большинства развивающихся стран типичны традиционные отраслевые структуры народного хозяйства, в которых по объему наибольшую долю занимает сельское хозяйство, затем идут услуги и потом уже промышленность.

Цель данной работы — исследование экономического развития развивающихся стран.

В значительных масштабах колониальные захваты начались ещё в эпоху первоначального накопления капитала, с Великих географических открытий середины 15—середины 17 вв. Для колониальной политики периода первоначального накопления капитала характерны: стремление к установлению монополии в торговле с покоренными территориями, захваты и разграбление целых стран, использование или насаждение хищнических феодальных и рабовладельческих форм эксплуатации местного населения.

Эта политика сыграла огромную роль в процессе первоначального накопления. Она привела к концентрации в странах Европы крупных капиталов на основе ограбления колоний и работорговли, которая особенно развернулась со 2-й половины 17 в. и послужила одним из рычагов превращения Англии в главную капиталистическую страну того времени.

Торговля с колониями в период первоначального накопления в значительной степени способствовала формированию мирового рынка и появлению зачатков мирового разделения труда. «Открытие золотых и серебряных приисков в Америке, искоренение, порабощение и погребение заживо туземного населения в рудниках, первые шаги по завоеванию и разграблению Ост-Индии, превращение Африки в заповедное поле охоты на чернокожих — такова была утренняя заря капиталистической эры производства. Эти идиллические процессы суть главные моменты первоначального накопления».

Первые колониальные империи — Испанская и Португальская — образовались вслед за Великими географическими открытиями.

Испанские завоеватели поработили (после открытия Америки в 1492) Центральную и значительную часть Южной Америки. Португальцы, открыв морской путь в Индию (1498), создали опорные пункты на западном и восточном побережьях Африки, закрепились на западном побережье Индии, захватили в Юго-Восточной Азии Молуккские острова, в Западном полушарии Бразилию. колониальный развивающийся метрополия

В конце 16—начале 17 вв. как крупная колониальная держава выдвинулись Нидерланды. Достигшие к середине 17 в. вершины своего могущества, Нидерланды овладели большинством португальских колоний на востоке. Установленная Нидерландами колониальная гегемония была ликвидирована Англией в результате англо-голландских войн 17 в.

В конце 17—начале 18 вв. на путь колониальных захватов вступила Франция. Колониальная политика осуществлялась в эпоху первоначального накопления специально созданными большими привилегированными торговыми компаниями. Хотя колониальная политика явилась источником огромных прибылей для всех проводивших её держав, она оказала на эти страны различное воздействие: там, где она проводилась феодалами, она способствовала застою, а затем и упадку этих государств.

Испания и в значительной мере Португалия стремились воспроизвести на завоеванных территориях свою феодальную организацию. Колоссальные средства, шедшие из колоний, поступали абсолютными монархам, дворянству и церкви, укрепляя феодальные порядки, парализуя стимулы развития промышленности и земледелия. В порабощенных странах колониальная политика вызывала разрушение производительных сил, задерживала экономическое и политическое развитие этих стран, приводила к разграблению огромных районов и истреблению целых народов. Военно-конфискационные методы играли главную роль в эксплуатации колоний в тот период.

По мере перехода капитализма от мануфактуры к крупной фабрично-заводской промышленности в колониальной политике происходят существенные изменения. Наряду с методами прямого грабежа и налогообложения населения большую роль начинает играть эксплуатация колоний посредством торговли, с помощью неэквивалентного обмена. Колонии экономически теснее связываются с метрополиями, превращаются в их аграрно-сырьевые придатки с монокультурным направлением развития сельского хозяйства, в рынки сбыта промышленной продукции и источники сырья для растущей капиталистической промышленности метрополий.

Распространение новых методов эксплуатации, необходимость создания специальных органов колониального управления, которые могли бы закрепить господство над порабощенными народами, а также соперничество различных слоев буржуазии в метрополиях привели к ликвидации монопольных колониальных торговых компаний и переходу захваченных стран и территорий под государственное управление метрополий.

С началом эпохи капитализма крупнейшей колониальной державой становится Великобритания. Нанеся поражение Франции в ходе длительной борьбы в 18—19 вв., она увеличила свои владения за её счёт, а также за счёт Нидерландов, Испании и Португалии. Великобритания подчинила себе Индию.

Колониальная монополия, вместе с промышленной монополией, обеспечивала Великобритании положение самой мощной державы на протяжении почти всего 19 в. Колониальная экспансия осуществлялась и другими державами. Франция подчинила Алжир (1830—1848), Вьетнам (50—80-е гг. 19 в.), установила свой протекторат над Камбоджей (1863), Лаосом (1893). Колониальная экспансия русского царизма распространялась преимущественно в юго-восточном и восточном направлениях.

Русский царизм превратил в свои колонии районы Средней Азии и Кавказа. В 1-й половине 19 в. в борьбу за колонии вступили США. Провозглашенная ими доктрина Монро (1823) свидетельствовала о претензиях США на монопольную эксплуатацию стран Латинской Америки. США в 40—50-х гг. 19 в. навязали неравноправные договоры Китаю и Японии.

Политика колониального порабощения наталкивалась на героическое сопротивление народов, ставших сё жертвами, вызвала ряд мощных национально-освободительных движений в колониях и зависимых странах.

В 70-х гг. 19 в. начался период перерастания капитализма «свободной конкуренции» в империализм, сложившийся на рубеже 19 и 20 вв. Угнетение и эксплуатация отставших в социально-экономическом отношении стран стали составной частью всей совокупности отношений монополистического капитализма. Сложилась колониальная система империализма — система политического подчинения, экономической эксплуатации, идеологического подавления слаборазвитых стран Азии, Африки и Латинской Америки, превращенных в аграрно-сырьевые придатки мирового капиталистического хозяйства.

Для колониальной системы империализма главной формой колониального порабощения является непосредственно военно-политическое господство метрополий над угнетёнными странами и народами. Колониальные империи империалистических государств Западной Европы, а также США и Японии составили фундамент колониальной системы.

Кроме колоний, они включали в себя протектораты, а Британская империя — также доминионы. Большое количество стран было поставлено в положение полуколоний, т. е. «… зависимых стран, политически, формально самостоятельных, на деле же опутанных сетями финансовой и дипломатической зависимости». На полуколониальном положении перед 1-й мировой войной 1914—1918 находились Китай, Иран, Турция, Афганистан, Сиам и многие страны Латинской Америки.

В эпоху монополистического капитализма, не утратив своего значения как рынки сбыта для промышленности метрополий, колонии и зависимые страны становятся в первую очередь сферами приложения капитала. Это даёт иностранным монополиям возможность сосредоточивать в своих руках полный контроль над экономикой порабощенных стран.

Экспорт капитала в колонии и зависимые страны происходит как вследствие избытка в метрополиях капиталов, не находящих там «достаточно» высокоприбыльного применения, так и в значительной степени потому, что в закабаленных странах имеются не только дешевые сырье и земля, но и дешёвая рабочая сила в связи с хронической безработицей, аграрным перенаселением, общей нищетой народных масс.

Мировая история содержит в себе огромное количество событий, имен, дат, которые помещаются в несколько десятков или даже сотен различных учебников. Разные авторы имеют различные взгляды на те или иные обстоятельства, но их объединяют факты, которые так или иначе должны быть рассказаны. В мировой истории известны феномены, которые появлялись один раз и надолго, и другие, появлявшиеся несколько раз, но на короткие периоды. Один из таких феноменов — колониальная система. В статье мы расскажем, что это такое, где она была распространена и как ушла в прошлое.

Что такое колониальная система?

Мировая колониальная система, или колониализм — это ситуация, когда развитые в промышленном, культурном, экономическом аспекте страны господствуют над остальным миром (менее развитыми странами, или странами третьего мира).

Господство обычно устанавливалось после вооруженных нападений и подчинения себе государства. Выражалось в насаждении экономических и политических принципов и правил существования.

Когда это было?

Зачатки колониальной системы появились в 15 веке в эпоху Великих географических открытий вместе с открытием Индии и Америки. Тогда коренным народам открытых территорий пришлось признать технологическое превосходство иноземцев. Первые настоящие колонии были образованы Испанией в 17 веке. Постепенно начали захватывать и распространять свое влияние Великобритания, Франция, Португалия, Нидерланды. Позднее к ним присоединились США и Япония.

К концу 19 века большая часть мира была поделена между великими державами. Россия активно в колонизации не участвовала, но некоторые соседние территории также подчинила себе.

Кто кому принадлежал?

Принадлежность к той или иной стране определяла ход развития колонии. Насколько была распространена колониальная система, таблица, приведенная ниже, расскажет лучше всего.

Принадлежность к странам-колонизаторам
Государства-метрополии Государства-колонии Время выхода из под влияния
Испания Страны Центральной и Южной Америки, Юго-Восточной Азии 1898 г.
Португалия Юго-Западной Африки 1975 г.
Великобритания Британские острова, Ближнего Востока, Африки, Юго-Восточной Азии, Индия, Австралия и страны Океании
Франция Страны Северной и Центральной Америки, Северной и Ближнего Востока, Океании, Индокитай Конец 40-х — начало 60-х гг. XX в.
США Страны Центральной и Южной Америки, Океании, Африки Конец XX в., некоторые страны не вышли из-под влияния до сих пор
Россия Восточная Европа, Кавказ и Закавказье, Дальний Восток 1991 г.

Были и более мелкие колонии, но из таблицы видно, что не подверглись ничьему влиянию разве что Антарктида и Антарктика, потому что на них не было сырья и платформы для развития промышленности, экономики, да и жизни в целом. Управлялись колонии через назначенных правителем страны-метрополии губернаторов либо через постоянное посещение им же колоний.

Характерные особенности периода

У периода колониализма есть свои характерные особенности:

  • Все действия направлены на установление монополии в торговле с колониальными территориями, т. е. страны-метрополии хотели, чтобы колонии устанавливали торговые отношения только с ними и ни с кем больше,
  • вооруженные нападения и разграбление целых государств, а затем подчинение их себе,
  • использование феодальных и рабовладельческих форм эксплуатации населения стран-колоний, которые превращали их чуть ли не в рабов.

Благодаря такой политике у стран, которые владели колониями, быстро появились запасы капитала, что позволило им выйти на лидирующие места на мировой арене. Так, именно благодаря колониям и их финансовым средствам Англия стала самой развитой страной того времени.

Как распалась?

Колониальная распалась не сразу, одномоментно. Этот процесс происходил постепенно. Основной период потери влияния над странами-колониями пришелся на окончание Второй мировой войны (1941-1945 гг.), т. к. люди поверили в то, что можно жить без гнета и контроля со стороны другой страны.

Где-то выход из-под влияния происходил мирным путем, с помощью договоренностей и подписания соглашений, а где-то — через военные и повстанческие действия. Некоторые страны Африки и Океании до сих пор находятся под властью США, но уже не испытывают такого гнета, как это было в 18-19 веках.

Последствия колониальной системы

Колониальную систему сложно назвать однозначно позитивным или негативным явлением жизни мирового сообщества. Она имела как положительные, так и отрицательные стороны как для государств-метрополий, так и для колоний. Распад колониальной системы привел к определенным последствиям.

Для метрополий они были следующими:

  • падение собственных производственных мощностей из-за обладания рынками и ресурсами колоний и, поэтому отсутствия стимулов,
  • вложение капиталов в колонии в ущерб метрополии,
  • отставание в конкурентной борьбе и развитии от других стран из-за повышенной заботы о колониях.

Для колоний:

  • разрушение и потеря традиционной культуры и жизненного уклада, полное истребление некоторых народностей;
  • опустошение природных и культурных запасов;
  • уменьшение численности местного населения колоний за счет нападений метрополий, эпидемий, голода и т. д.;
  • появление своей промышленности и интеллигенции;
  • появление основ для будущего самостоятельного развития страны.

Параллельно с открытием новых земель шло их изучение, описание и завоевание. В новых землях сталкивались интересы разных стран, возникали спорные ситуации и конфликты, нередко вооруженные.

Раньше других на путь колониальных захватов вступили Португалия и Испания. Они же предприняли и первую попытку разграничить сферы своих интересов. Чтобы предотвратить возможность столкновений, оба государства в 1494 г. заключили особое соглашение, по которому все вновь открытые земли к западу от 30-го меридиана должны были принадлежать испанцам, а к востоку — португальцам. Однако разграничительная черта прошла только по Атлантическому океану, и позднее это привело к противоречиям, когда испанцы, подойдя с востока, а португальцы с запада, встретились на Молуккских островах.

Захватчики — конкистадоры завоевывали громадные территории, превращая их в колонии, присваивали и безжалостно эксплуатировали их богатство, обращая в христианство туземцев-язычников, стирали с лица земли целые цивилизации. К середине XVII в. наибольшими заморскими территориями обладали Испания, Португалия, Голландия, Франция и Англия.

До XV-XVII вв. Запад был относительно замкнутым регионом, а на этапе разложения феодализма границы западного мира раздвинулись, пошел процесс формирования общеевропейского и мирового рынка, расширился кругозор европейцев.

Такие сдвиги были вызваны Великими географическими открытиями, охватившими именно эти два с половиной столетия. Великие географические открытия стали возможны благодаря организации европейцами экспедиций через океаны для отыскания новых путей в Индию — страну несметных богатств. Прежние пути в эту далекую сказочную страну через Средиземное море и переднюю Азию были перекрыты арабскими, турецкими, монголо-татарскими завоевателями. А Европа в этот период испытывала существенный существенный недостаток в золоте и серебре как средстве обращения.

Великие географические открытия имели очень важные экономические последствия, хотя неодинаковые для различных стран.

Прежде всего продвинулось вперед развитие мировых производительных сил; известная к тому времени территория увеличилась только за XVI в. в шесть раз, на ней все меньше оставалось белых пятен.

Торговые пути из Северного, Балтийского и Средиземного морей переместились в Атлантический, Индийский и Тихий океаны. Благодаря этому торговые пути связали между собой континенты. Мореплавание позволило установить стабильные экономические связи между отдельными частями мира и обусловило формирование мировой торговли.

Великие географические открытия способствовали разложению феодализма и развитию капиталистических отношений, закладыванию основ мирового рынка.

Однако есть и негативные последствия, что выразилось в образовании колониальной системы зарождающегося капитализма.

Колонии в современном значении появились в эпоху Великих Географ. Открытий, в результате которых начинает формироваться колониальная система. И этот этап развития колониализма связан с формированием капиталистических отношений, поэтому понятия «колониализм» и «капитализм» неразрывно связаны, причем капитализм становится господствующей социально-экономической системой, а колонии ускоряют этот процесс.

1 этап формирования колониализма – это колониализм эпохи первоначального накопления капитала (ПНК) и мануфактурного капитализма. Здесь главными процессами были колониальный грабеж и колониальная торговля, которые и были главными источниками ПНК.

На этой стадии в результате ВГО стали образовываться обширные колониальные владения, в первую очередь –это Испании и Португалии, между которыми в 1494 году было заключено Соглашение о разделе мира по 30 градусному меридиану в Атлантическом океане, по которому все земли на Запад от этой линии – были колонии Испании, а на Восток — все земли Португалии. Так было положено начало формированию колониальной системы.

Первый период колониализма затрагивает и мануфактурный период. В дальнейшем в 60-е годы 16 века Испанию и Португалию по размерам накопления богатств начинают обгонять голландские купцы и буржуа. Голландия вытесняет португальцев с Цейлона, создаёт свои опорные пункты в Южной Малайзии, Индонезии.

Почти одновременно с португальцами Англия начинает свою экспансию в Западной Африке (в странах Гамбия, Гана), а с начала 17 века – в Индии.

2 этап колониализма совпадает с эпохой промышленного капитализма (т.е. 2стадией развития капитализма). Новый этап развития капитализма применил новые методы эксплуатации колоний. Так, для дальнейших колониальных захватов потребовалось объединение крупных купцов и промышленников метрополий.

На этом этапе развития колониальной системы происходит промышленная революция (это переход от мануфактур к фабрикам и заводам), которая начинается с последней трети 18в. и заканчивается в развитых европейских странах примерно к середине 19в. На этой стадии начинается период обмена товарами, с помощью которого колониальные страны втягиваются в мировое товарное обращение. Таким образом, происходит замена внеэкономических методов эксплуатация (т. е. насилия) другими методами- экономическими (это обменом товаров между колониями и метрополиями), в результате метрополии превращают колонии в свои аграрно-сырьевые придатки для нужд своей промышленности.

3 этап – это этап монополистического капитализма, соответствует последней трети 19 в. и до Первой мировой войны (до 1914г.) В этот период меняются формы эксплуатации колоний, они втягиваются в мировой капиталистический рынок, а через него в производство товаров. И к началу Первой мировой войны полностью складывается колониальная система, т.е. на этом этапе завершился территориальный раздел мира, когда сложились колониальные владения 3-х европейских держав: Англия, Германия, Франция.

Распад колониальной системы

1 этап распада колониальной системы относится к концу 18 в. — первой четверти 19 в., когда в результате войн за независимость от испанского и португальского владычества получили свободу страны: в Северной Америки – США (бывшая английская колония) и многие страны Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Гондурас, Гватэмала, Мексика, Колумбия).

2 этап распада связан с кризисом колониальной системы, начавшемся в начале 20 века. В период империализма создаются предпосылки для крушения колониальной системы, это:

1) создание в колониях предпринимательства создавало возможность дальнейшего развития лишь при национальной независимости;

2)революция в России в1905-07гг., предопределившая тенденцию национально-освободительного движения в колониях;

3) кризис Западной цивилизации, связанный с Первой мировой войной и последовавшими за ней глубокими социально-политическими переменами в мире, повлиявшими на антиколониальную борьбу (т.е. на распад колониальной системы).

Страны Европы, осуществив модернизацию, получили огромные преимущества по сравнению с остальным миром, который основывался на принципах традиционализма. Это преимущество сказалось и на военном потенциале. Поэтому вслед за эпохой великих географических открытий, связанных в основном с разведывательными экспедициями, уже в XVII-XVIII вв. началась колониалистская экспансия на Восток наиболее развитых стран Европы. Традиционные цивилизации в силу отсталости своего развития были не способны противостоять этой экспансии и превращались в легкую добычу своих более сильных противников.

На первом этапе колонизации традиционных обществ лидировали Испания и Португалия. Им удалось покорить большую часть Южной Америки. В середине XVIII в. Испания и Португалия начали отставать в экономическом развитии и как морские державы были отодвинуты на второй план. Лидерство в колониальных захватах перешло к Англии. Начиная с 1757 г. торговая Ост-Индская английская компания в течение почти ста лет захватила почти весь Индостан. С 1706 г. началась активная колонизация англичанами Северной Америки. Параллельно шло освоение Австралии, на территорию которой англичане посылали осужденных на каторжные работы преступников. Голландская Ост-Индская компания захватила Индонезию. Франция установила колониальное правление на островах Вест-Индии, а также в Новом Свете (Канада).

Африканский континент в XVII-XVIII вв. европейцами осваивался только на побережье и использовался в основном как источник рабов. В XIX в. европейцы продвинулись далеко вглубь континента и к середине XIX в. Африка была почти полностью колонизирована. Исключение составляли две страны: христианская Эфиопия, оказавшая стойкое сопротивление Италии, и Либерия, созданная бывшими рабами, переселенцами из США.

В Юго-Восточной Азии французы захватили большую часть территории Индокитая. Относительную независимость сохранил только Сиам (Таиланд), но и у него была отнята большая территория.

К середине XIX в. сильному давлению развитых стран Европы подверглась Османская империя. Страны Леванта (Ирак, Сирия, Ливан, Палестина), которые официально считались частью Османской империи в этот период, стали зоной активного проникновения западных держав — Франции, Англии, Германии. В этот же период Иран утратил не только экономическую, но и политическую самостоятельность. В конце XIX в. его территория была поделена на сферы влияния между Англией и Россией. Таким образом в XIX в. практически все страны Востока попали в ту или иную форму зависимости от наиболее сильных капиталистических стран, превратившись в колонии или полуколонии. Для западных стран колонии являлись источником сырья, финансовых средств, рабочей силы, а также рынками сбыта. Эксплуатация колоний западными метрополиями носила жесточайший, хищнический характер. Ценой беспощадной эксплуатации и грабежа создавалось богатство западных метрополий, поддерживался относительно высокий уровень жизни их населения.

Первоначально европейские страны не привносили в колонии свойственной им политической культуры и социально-экономических отношений. Сталкиваясь с древними цивилизациями Востока, которые давно выработали собственные традиции культуры и государственности, завоеватели добивались прежде всего их экономического подчинения. На территориях, где государственность отсутствовала вообще, либо находилась на достаточно низком уровне (например, в Северной Америке или Австралии) они были вынуждены создавать определенные государственные структуры, в какой-то мере заимствованные из опыта метрополий, но с большей национальной спецификой. В Северной Америке, например, власть концентрировалась в руках губернаторов, которые назначались английским правительством. При губернаторах были советники, как правило, из числа колонистов, которые отстаивали интересы местного населения. Большую роль играли органы самоуправления: собрание представителей колоний и законодательные органы — легислатуры.

В Индии англичане особо не вмешивались в политическую жизнь и стремились оказывать влияние на местных правителей через экономические средства воздействия (кабальные займы), а также оказывая военную помощь в междоусобной борьбе.

Экономическая политика в различных европейских колониях была в значительной мере схожа. Испания, Португалия, Голландия, Франция, Англия первоначально переносили в свои колониальные владения феодальные структуры. При этом широко использовалось плантационное хозяйство. Конечно, это не были рабовладельческие» плантации классического типа, как, скажем, в Древнем Риме. Они представляли собой крупное капиталистическое хозяйство, работающее на рынок, но с использованием грубых форм внеэкономического принуждения и зависимости.

Многие последствия колонизации были негативными. Осуществлялся грабеж национальных богатств, нещадная эксплуатация местного населения и бедных колонистов. Торговые компании завозили на захваченные территории залежалые товары массового спроса и продавали его по высоким ценам. Из колониальных стран, напротив, вывозилось ценное сырье, золото и серебро. Под натиском товаров из метрополий хирело традиционное восточное ремесло, разрушались традиционные формы быта, системы ценностей.

Вместе с тем, восточные цивилизации все больше втягивались в новую систему мировых связей и подпадали под влияние западной цивилизации. Постепенно происходило усвоение западных идей и политических институтов, создание капиталистической экономической инфраструктуры. Под влиянием этих процессов происходит реформирование традиционных восточных цивилизаций.

Яркий пример изменения традиционных структур под влиянием колонизаторской политики дает история Индии. После ликвидации Ост-Индской торговой компании в 1858 г. Индия стала частью Британской империи. В 1861 г. был принят закон о создании законосовещательных органов — Индийских советов, а в 1880 г. закон о местном самоуправлении. Таким образом было положено начало новому для индийской цивилизации явлению — выборным органам представительства. Хотя следует отметить, что в этих выборах имело право принимать участие лишь около 1% населения Индии.

Англичане осуществляли заметные финансовые вложения в индийскую экономику. Колониальная администрация, прибегая к займам у английских банкиров, строила железные дороги, ирригационные сооружения, предприятия. Кроме того, в Индии рос и частный капитал, который сыграл большую роль в развитии хлопчатобумажной, джутовой промышленности, в производстве чая, кофе и сахара. Владельцами предприятий были не только англичане, но и индийцы. 1/3 акционерного капитала находилась в руках национальной буржуазии.

С 40-х гг. XIX в. английские власти начали активно работать по формированию национальной «индийской» по крови и цвету кожи, по вкусам, морали и складу ума, интеллигенции. Такая интеллигенция формировалась в колледжах и университетах Калькутты, Мадраса, Бомбея и других городах.

В XIX в. процесс модернизации происходил и в странах Востока, которые непосредственно не попали к колониальную зависимость. В 40-х гг. XIX в. начались реформы в Османской империи. Преобразовались административная система и суд, создавались светские школы. Немусульманские общины (еврейская, греческая, армянская) были признаны официально, а их члены получили допуск к государственной службе. В 1876 г. был создан двухпалатный парламент, который несколько ограничивал власть султана, в конституции провозглашались основные права и свободы граждан. Однако демократизация восточной деспотии оказалась весьма непрочной и в 1878 г. после поражения Турции в войне с Россией происходит откат на исходные позиции. После государственного переворота в империи вновь воцарилась деспотия, парламент распущен, существенно урезаны демократические права граждан.

Помимо Турции в исламской цивилизации европейские стандарты жизни начали осваивать только два государства: Египет и Иран. Остальной огромный исламский мир до середины XX в. оставался подвержен традиционному образу жизни.

Определенные усилия по модернизации страны предпринял и Китай. В 60-х гг. XIX в. здесь, получила широкую популярность политика самоусиления. В Китае активно начали создаваться промышленные предприятия, верфи, арсеналы для перевооружения армии. Но этот процесс не получил достаточного импульса. Дальнейшие попытки развития в этом направлении с большими перебоями возобновились в XX в.

Дальше всех из стран Востока во второй половине XIX в. продвинулась Япония. Особенность японской модернизации состоит в том, что в этой стране реформы были проведены достаточно быстро и наиболее последовательно. Используя опыт передовых европейских стран, японцы модернизировали промышленность, внедрили новую систему правовых отношений, изменили политическую структуру, систему образования, расширили гражданские права и свободы.

После государственного переворота 1868 г. в Японии был проведен ряд радикальных реформ, получивших название реставрации Мэйдзи. В результате этих реформ в Японии было покончено с феодализмом. Правительство ликвидировало феодальные уделы и наследственные привилегии, князей-дайме, превратив их в чиновников. которые возглавляли губернии и префектуры. Титулы сохранились, но сословные различия были отменены. Это значит, что за исключением самых высоких сановников, в сословном отношении князья и самураи были приравнены к другим сословиям.

Земля за выкуп перешла в собственность крестьян, и это открывало путь для развития капитализма. Зажиточное крестьянство, освобожденное от налога — ренты в пользу князей, получило возможность работать на рынок. Мелкие землевладельцы нищали, продавали свои участки и либо превращались в батраков, либо уходили на заработки в город.

Государство взяло на себя строительство промышленных объектов: верфей, металлургических заводов и т. д. Оно активно поощряло купеческий капитал, давая ему социальные и юридические гарантии. В 1889 г. в Японии была принята конституция, согласно которой устанавливалась конституционная монархия с большими правами императора.

В результате, всех этих реформ Япония за короткий срок резко преобразилась. На рубеже XIX-XX вв. японский капитализм оказался вполне конкурентоспособным по отношению к капитализму крупнейших западных стран, а японское государство превратилось в мощную державу.

Вред и польза колониализма – Власть – Коммерсантъ

60 лет назад начался распад мировой колониальной системы: 15 августа 1947 года независимость получила Индия. Оценивая последствия колониализма, обозреватель «Власти» Игорь Федюкин обратился к научным источникам.

Первый опыт деколонизации был, мягко говоря, не слишком удачным. Раздел Британской Индийской империи на независимые Индию и Пакистан спровоцировал гигантский обмен населением, сопровождавшийся гибелью от истощения, голода и рук фанатиков сотен тысяч человек с обеих сторон. Территориальные споры между двумя обломками Британской Индии не урегулированы до сих пор; в Индии последовавший за независимостью хаос приостановился лишь после того, как индуистский фанатик чуть не убил отца нации — Махатму Ганди, а от Пакистана вскоре откололась в результате кровопролитной гражданской войны его восточная часть, современный Бангладеш.

Сегодня, однако, итоги колониального владычества англичан в Индии выглядят не так однозначно. Именно от британцев Индия унаследовала свою парламентскую систему, делающую ее «самой большой демократией в мире». И не в последнюю очередь благодаря массовому знакомству индийцев с языком колонизаторов, английским, Индия сегодня стала мировым центром офшорного программирования. При этом, однако, соседний Пакистан не может похвастаться ни устойчивой демократией, ни экономическими достижениями. По-разному складывается и судьба других бывших колоний: среди них есть и успешный Сингапур, и переживающее сейчас экономическую катастрофу Зимбабве.

Таким образом, вопрос о том, идет ли колониализм на пользу колонизируемым или во вред, вряд ли имеет простой и окончательный ответ. Зато он стимулирует ученых к сравнительному исследованию колониальных и постколониальных экономик, некоторые результаты которого показались «Власти» заслуживающими внимания не только академической общественности.

Во вред

Дарон Асемоглу и Саймон Джонсон из Массачусетского технологического института и Джеймс Робинсон из Университета Калифорнии в Беркли попытались оценить влияние колониализма, опираясь на данные о сегодняшнем состоянии политических институтов и экономик в 64 бывших колониях. Экономисты предположили, что нынешнее развитие этих государств определяется стратегией, выбранной в свое время метрополией. Там, где климатические и эпидемиологические условия были благоприятными, европейцы основывали поселения и создавали стабильные политические институты, как, например, в Австралии или Новой Зеландии. Там, где смертность была высока, европейцы старались не селиться — эти регионы интересовали их лишь как источник полезных ископаемых. Соответственно, здесь создавалась репрессивная система управления, а политические институты не развивались. Кроме того, экономика, ориентированная на экспорт природного сырья, стала идеальной основой для формирования коррумпированных режимов. Один из самых ярких примеров — бывшее бельгийское Конго. Асемоглу, Джонсон и Робинсон считают, что созданная здесь колонизаторами система непосредственно легла в основу диктатуры Мобуту Сесе Секо, правившего страной вплоть до 1990-х.

Джеймс Фейрер и Брюс Сейкердот из Дартмутского колледжа приводят данные о демографических аспектах колонизации. Ученые отмечают, что численность туземного населения Пуэрто-Рико, колонизация которого испанцами началась в 1505 году, в тот момент оценивалась в 60 тыс. человек. К 1515 году она сократилась до 14 400, к 1530-му — до 1500. То же самое произошло и на Ямайке: до прихода испанцев на острове проживали десятки тысяч человек, к 1655 году, когда он перешел под власть Британии, на нем не было ни одного туземца. Шокирующий уровень смертности от оспы и других болезней наблюдался и столетия спустя — при колонизации тихоокеанских островов.

Результаты таких изысканий как будто подтверждают вывод, сделанный еще основоположниками марксизма-ленинизма: империалисты нещадно грабят колонии, принося угнетенным народам бесправие и нищету. Однако другие исследования рисуют несколько иную картину.

На пользу

Те же Джеймс Фейрер и Брюс Сейкердот из Дартмутского колледжа решили выяснить, как продолжительность колонизации сказывается на нынешнем состоянии экономики бывших колоний. Ученые составили базу данных, в которую вошли 80 небольших островов в разных морях и океанах, бывших в тот или иной момент своей истории колониями европейских держав. Поскольку острова изолированы, рассуждали исследователи, другие факторы, например войны с соседними государствами, не будут оказывать на их текущее состояние такого влияния, как в случае материковых государств. Соответственно, именно островные государства дают наиболее точную картину того, что происходит с экономикой вследствие колонизации.

Как оказалось, в среднем каждые лишние 100 лет, проведенных в качестве европейской колонии, добавляют сегодня дополнительные 40% к ВВП острова. То же самое и с другим важным показателем, отражающим уровень развития экономики и общества,— детской смертностью: чем дольше остров был колонией, тем ниже там сейчас детская смертность. Вывод напрашивается: длительная колонизация благоприятно сказывается на состоянии островной экономики. Однако и этот вывод требует, как оказывается, серьезных уточнений.

И так и так

Как показывает исследование Майкла Дакосты из Международного валютного фонда, длительность колонизации далеко не единственный фактор, от которого зависит благополучие бывших колоний. Ученый решил сравнить Гайану и Барбадос — обе страны расположены в Карибском бассейне, обе были британскими колониями, обе получили независимость в 1966 году. Более того, две страны находились в тот момент на очень близком уровне социально-экономического развития. ВВП на душу населения в Барбадосе составлял $469, в Гайане — $295; в обеих странах на сахарную промышленность приходилось примерно 20% ВВП; инфляция составляла около 2% в год. Уровень смертности на Барбадосе составлял 7,8 человека на 1 тыс. человек, в Гайане — 8,2, уровень грамотности в обеих странах — около 80%.

Но, несмотря на формальное сходство стартовых позиций, дальнейшее развитие двух стран существенного различалось. В 2004 году ВВП на душу населения на Барбадосе составлял $10 тыс., в Гайане — в десять раз меньше. В 2003 году Барбадос по своему социальному развитию занял в рейтинге UNDP (Программы развития ООН) 30-е место из 177, Гайана — 107-е.

Дакоста объясняет эти различия двумя факторами: во-первых, Барбадос стал британской колонией еще в начале XVII века, уже в 1639 году здесь было создано первое законодательное собрание, в Гайане же самоуправление сложилось гораздо позднее. Соответственно, на Барбадосе сохранялась непрерывная традиция представительной демократии, и переход к независимости прошел гладко. В Гайане же накануне независимости росла межэтническая напряженность, британские власти даже вынуждены были приостанавливать действие конституции. А затем в стране сложилась система так называемого исполнительного президентства, при которой глава государства практически никем не контролировался и мог распускать парламент по собственному усмотрению.

Во-вторых, в Гайане из-за климатических особенностей выращивание сахарного тростника велось на больших плантациях. Соответственно, здесь были все условия для формирования пролетариата и распространения левых взглядов, а сами плантации вызывали у новых властей соблазн их национализировать. Поэтому, в то время как независимый Барбадос продолжал успешно развиваться и диверсифицировал свою экономику, Гайана пережила период «кооперативного социализма», сопровождавшегося национализацией сахарной промышленности, а затем и экономическим спадом.

Наследие колонизаторов может быть весьма неоднородным даже в пределах одной страны. Абхиджит Банерджи и Лакшми Айер из Массачусетского технологического института проанализировали различия в экономическом развитии различных районов Индии. Как указывают ученые, в одних случаях колонизаторы сохраняли старую феодальную систему, когда крестьяне оставались под властью местного землевладельца, который и отвечал за сбор налогов в данной местности. В других случаях власть землевладельца упразднялась, налоги собирались британскими администраторами напрямую. Система эта складывалась на протяжении целого столетия, с середины XVIII до середины XIX века, и выбор формы управления зависел от идеологических и экономических воззрений, господствовавших в Англии на момент присоединения данной территории к британским владениям. Последствия того выбора, однако, сказываются по сей день. Как показывают Банерджи и Айер, даже сегодня, 150-200 лет спустя, в тех районах, где феодальная система была ликвидирована, распространение ирригации выше на 25%, использование удобрений — на 45%, урожайность риса выше на 17%. Более того, на 18% выше там и уровень грамотности, а детская смертность ниже на 40%.

Таким образом, оказывается, что на развитие бывших колоний влияет не столько продолжительность колонизации, сколько методы, которыми она проводилась. Но и этот вывод нельзя признать окончательным.

Ни так ни так

Бранко Миланович из Всемирного банка недавно попытался вычислить, как влияли наличие демократии, колониализм и войны на экономический рост отдельных государств в период начиная с 1800 года. Вполне предсказуемо оказалось, что наличие демократии существенно способствовало экономическому росту, тогда как межгосударственные и гражданские войны оказывали весьма негативное воздействие. Но интереснее всего то, что заметного влияния колониализма обнаружено не было: ни обладание колониями, ни попадание под власть колонизаторов практически никак не сказывались на экономическом росте. Получается, что если европейцы и угнетали другие страны, то не больше, чем это делали до них местные правители. Не было выявлено и отличий между влиянием различных колониальных империй (Британской и Французской).

Аналогичные результаты получили Никола Геннайоли из Стокгольмского университета и Илья Райнер из Университета Джорджа Мэйсона. Они показали, что в тех странах Африки, где к моменту прихода европейцев уже были собственные политические институты, создание независимых государств впоследствии проходило гораздо успешнее. Колонизация, соответственно, мало изменила исходные способности колонизируемой территории к эффективному государственному строительству.

Но это, разумеется, нисколько не мешает нынешним руководителям бывших колоний по всему миру объяснять все проблемы своих стран — бедность, политическую нестабильность, коррупцию, недостаточную диверсификацию экономики — наследием проклятого колониального прошлого.

Великие географические открытия и возникновение колониальной системы | История средних веков: Раннее новое время | Учебник: главы 4, 8

Глава 4.

Великие географические открытия середины XV — середины XVII в. были связаны с процессом первоначального накопления капитала в Европе. Освоение новых торговых путей и стран, ограбление вновь открытых земель способствовали развитию этого процесса, положили начало созданию колониальной системы капитализма, складыванию мирового рынка.

Пионерами Великих географических открытий стали в XV в. страны Пиренейского полуострова — Испания и Португалия. Отвоевав в XIII в. свою территорию у арабов, португальцы в XIV—XV вв. продолжали войны с арабами в Северной Африке, в ходе которых был создан значительный флот.

Первый этап португальских географических открытий (1418— 1460) связан с деятельностью принца Энрике Мореплавателя, талантливого организатора морских экспедиций, в которых участвовали не только дворяне, но и купечество. Еще в 20—30-е годы XV в. португальцы открыли остров Мадейру, Канарские и Азорские острова, продвинулись далеко на юг вдоль западного побережья Африки. Обогнув мыс Бохадор, они достигли побережья Гвинеи (1434) и островов Зеленого мыса, а в 1462 г. — Сьерра-Леоне. В 1471 г. они обследовали побережье Ганы, где нашли богатые золотые россыпи. Открытие в 1486 г. Бартоломео Диашем мыса Доброй Надежды на южной оконечности Африки создало реальную возможность для подготовки экспедиции в Индию.

Далекие морские путешествия стали возможными во второй половине XV в. в результате значительных успехов в науке и технике. До конца XVI в. португальцы шли впереди других стран не только по количеству открытий. Полученные ими во время путешествий знания дали мореплавателям многих стран новую ценную информацию о морских течениях, приливах и отливах, направлении ветров. Нанесение на карту новых земель подтолкнуло развитие картографии. Португальские карты отличались большой точностью и содержали данные о неизвестных ранее европейцам районах мира. Во многих странах издавались и переиздавались отчеты о португальских морских экспедициях, португальские руководства по навигации. Португальские картографы работали во многих странах с Европы. В начале XVI в. появились первые карты, на которых были нанесены линии тропиков и экватора и шкала широт.

Исходя из учения о шарообразности Земли, итальянский ученый, астроном и космограф Паоло Тосканелли составил карту мира, на которой берега Азии были обозначены на западном побережье Атлантического океана: он считал, что можно достичь Индии, опыта на запад от берегов Европы. Итальянский ученый неправильно представлял себе протяженность Земли по экватору, делая ошибку на 12 тыс. км. Впоследствии говорили, что это были великая ошибка, которая привела к великому открытию.

К концу XV в. были значительно усовершенствованы навигационные приборы (компас и астролябия), позволявшие более точно, чем раньше, определять положение корабля в открытом море. Появился новый тип судна — каравелла, которая благодаря системе парусов могла идти и по ветру, и против ветра, достигая скорости 22 км в час. Корабль имел небольшой экипаж (1/10 экипажа гребной галеры) и мог взять на борт достаточно продовольствия и пресной воды для дальнего плавания.

В конце XV в. новых торговых путей искали и испанцы. В 1492 г. ко двору испанских королей Фердинанда и Изабеллы прибыл генуэзский мореплаватель Христофор Колумб (1451—1506). О предшествующем периоде жизни Колумба известно мало. Он родился в Генуе в семье ткача, в молодости принимал участие в морских путешествиях, был опытным лоцманом и капитаном, много читал, хорошо знал астрономию и географию. Колумб предложил испанским монархам свой, одобренный Тосканелли, проект — достичь берегов Индии, плывя на запад через Атлантику. До этого Колумб тщетно предлагал свой план португальскому королю, а затем английскому и французскому монархам, но получил отказ. Португальцы к этому времени уже были близки к открытию пути в Индию через Африку, что и предопределило отказ португальского короля Альфонса V. Франция и Англия же не располагали в это время достаточным флотом для снаряжения экспедиции.

В Испании обстановка была более благоприятной для осуществления замыслов Колумба. После отвоевания в 1492 г. Гранады и завершения последней войны с арабами экономическое положение испанской монархии было очень тяжелым. Казна была пуста, корона больше не имела в своем распоряжении свободных земель для продажи, доходы от налогов на торговлю и промышленность были незначительны. Огромное число дворян (идальго) осталось без средств к существованию. Воспитанные веками Реконкисты, они презирали всякую экономическую деятельность — единственным источником доходов для большинства из них была война. Не утратив стремления к быстрому обогащению, испанские идальго были готовы ринуться в новые завоевательные походы. Корона же была заинтересована в том, чтобы направить эту беспокойную дворянскую вольницу подальше от Испании, за океан, в неведомые земли. Кроме того, испанская промышленность нуждалась в рынках. В силу своего географического положения и длительной борьбы с арабами Испания в XV в. оказалась отрезанной от торговли по Средиземному морю, которую контролировали итальянские города. Расширение в конце XV в. турецких завоеваний еще больше затруднило для Европы торговлю с Востоком. Путь в Индию вокруг Африки был закрыт для Испании, так как продвижение в этом направлении означало столкновение с Португалией.

Все эти обстоятельства оказались решающими для принятия испанским двором проекта Колумба. Идея заокеанской экспансии была поддержана верхами католической церкви. Ее одобрили и ученые Саламанкского университета, одного из наиболее известных в Европе. Между испанскими королями и Колумбом был заключен договор (капитуляция), по которому великий мореплаватель назначался вице-королем вновь открытых земель, получал наследственный чин адмирала, право на 1/10 часть дохода от вновь открытых владений и 1/8 часть прибылей от торговли.

3 августа 1492 г. из гавани Палос (недалеко от Севильи) отплыла флотилия из трех каравелл, взяв курс на юго-запад. Пройдя Канарские острова, Колумб повел эскадру в северо-западном направлении и через несколько дней плавания достиг Саргассова моря, значительная часть которого покрыта водорослями, что создавало иллюзию близости земли. Флотилия попала в зону пассатов и быстро двигалась вперед. Несколько дней корабли блуждали среди водорослей, но берега не было видно. Это порождало суеверный страх среди моряков, на кораблях назревал мятеж. В начале октября после двух месяцев плавания под давлением экипажа Колумб изменил курс и двинулся на юго-запад. Ночью 12 октября 1492 г. один из моряков увидел землю, и с рассветом флотилия подошла к одному из Багамских островов (остров Гуанахани, названный испанцами Сан-Сальвадор). Во время этого первого путешествия (1492—1493) Колумб открыл остров Кубу и исследовал его северный берег.

Приняв Кубу за один из островов у берегов Японии, он пытался продолжить плавание на запад и открыл остров Гаити (Эспаньола), на котором встретил больше золота, чем в других местах. У берегов Гаити Колумб потерял свой самый большой корабль и был вынужден оставить часть экипажа на Эспаньоле. На острове был сооружен форт. Укрепив его пушками с погибшего корабля и оставив гарнизону запасы продовольствия и пороха, Колумб стал готовиться к обратному плаванию. Крепость на Эспаньоле — Навидад (Рождество) — стала первым испанским поселением в Новом Свете.

Открытые земли, их природа, облик и занятия их обитателей ничем не напоминали описанные путешественниками многих стран богатые земли Юго-Восточной Азии. Туземцы имели медно-красный цвет кожи, прямые черные волосы, они ходили обнаженными или носили на бедрах куски хлопчатобумажной ткани. На островах не было никаких признаков добычи золота, лишь некоторые из жителей имели золотые украшения. Захватив в плен несколько туземцев, Колумб в поисках золотых рудников обследовал Багамские острова. Испанцы видели сотни незнакомых растений, плодовых деревьев и цветов. В 1493 г. Колумб вернулся в Испанию, где был принят с большим почетом.

Открытия Колумба обеспокоили португальцев. В 1494 г. при посредничестве римского папы был заключен договор в городе Тордесильясе, по которому Испании передавалось право владеть земля-ми к западу от Азорских островов, а Португалии — к востоку.

Колумб совершил еще три путешествия в Америку: в 1493— 1496, 1498—1500 и в 1502—1504 гг., во время которых были открыты Малые Антильские острова, остров Пуэрто-Рико, Ямайка, Тринидад и другие, а также было обследовано побережье Центральной Америки. Колумб до конца своих дней полагал, что нашел западный путь в Индию, отсюда и происходило название земель «Западные Индии», сохранявшееся в официальных документах до конца XVI в. Однако и в следующих путешествиях не нашли там богатых месторождений золота и драгоценных металлов, доходы от новых земель лишь незначительно превышали расходы на их освоение. Многие высказывали сомнение в том, что эти земли — Индия, росло число врагов Колумба. Особенно велико было недовольство дворян-конкистадоров в Новом Свете, которых адмирал сурово карал за неповиновение. В 1500 г. Колумб был обвинен в превышении власти и в кандалах отправлен в Испанию. Однако появление в Испании знаменитого мореплавателя в оковах и под арестом вызвало возмущение многих людей, принадлежавших к различным слоям общества, в том числе и приближенных королевы. Вскоре Колумб был реабилитирован, ему были возвращены все его титулы.

Во время последнего путешествия Колумб сделал великие открытия: он обнаружил побережье материка к югу от Кубы, обследовал юго-западные берега Карибского моря на протяжении 1500 км. Было доказано, что Атлантический океан отделен сушей от «Южного моря» и побережья Азии. Таким образом, адмирал не нашел прохода из Атлантического океана в Индийский.

Во время плавания вдоль берегов Юкатана Колумб столкнулся с более развитыми племенами: они изготовляли цветные ткани, пользовались бронзовой посудой, бронзовыми топорами, знали плавку металлов. В тот момент адмирал не придал значения этим землям, которые, как выяснилось впоследствии, были частью государства майя — страны с высокой культурой, одной из великих американских цивилизаций. На обратном пути корабль Колумба был застигнут сильным штормом, Колумб с большим трудом достиг берегов Испании. Обстановка там была неблагоприятной. Через две недели после его возвращения умерла королева Изабелла, покровительствовавшая Колумбу, и он потерял всякую поддержку при дворе. На свои письма королю Фердинанду он не получал ответа. Тщетно пытался великий мореплаватель восстановить свои права на получение доходов с вновь открытых земель. Его имущество в Испании и на Эспаньоле было описано и продано за долги. Колумб умер в 1506 г. всеми забытый, в полной нищете. Даже известие о его смерти было опубликовано только 27 лет спустя.

Открытие морского пути в Индию, колониальные захваты португальцев.

Трагическая судьба Колумба во многом объясняется успехами португальцев. В 1497 г. для разведки морского пути в Индию вокруг Африки была послана экспедиция Васко да Гамы. Обогнув мыс Доброй Надежды, португальские моряки вышли в Индийский океан и открыли устье реки Замбези. Продвигаясь к северу, вдоль побережья Африки, Васко да Гама достиг арабских торговых городов Мозамбика — Момбасы и Малинди. В мае 1498 г. с помощью арабского лоцмана эскадра достигла индийского порта Каликут. Все плавание в Индию продолжалось 10 месяцев. Закупив большой груз пряностей для продажи в Европе, экспедиция отправилась в обратный путь; он занял целый год, за время путешествия погибло 2/3- экипажа.

Успех экспедиции Васко да Гамы произвел огромное впечатление в Европе. Несмотря на большие потери, цель была достигнута, перед португальцами открывались огромные возможности для торговой эксплуатации Индии. Вскоре благодаря превосходству в вооружениях и морской технике им удалось вытеснить из Индийского океана арабских купцов и захватить в свои руки всю морскую торговлю. Португальцы стали несравненно более жестокими, чем арабы, эксплуататорами населения прибрежных областей Индии, а затем Малакки и Индонезии. От индийских князьков португальцы требовали прекращения всяких торговых отношений с арабами и изгнания арабского населения с их территории. Они нападали на все суда, как арабские, так и местные, грабили их, зверски истребляли экипажи. Особой свирепостью отличался Альбукерке, бывший сначала командиром эскадры, а затем ставший вице-королем Индии. Он считал, что португальцы должны укрепиться по всему побережью Индийского океана и закрыть арабским купцам все выходы в океан. Эскадра Альбукерке громила беззащитные города на южном берегу Аравии, наводя ужас своими зверствами. Попытки арабов вытеснить португальцев из Индийского океана не удались. В 1509 г. их флот при Диу (северное побережье Индии) потерпел поражение.

В самой Индии португальцы не захватывали обширных территорий, а стремились овладеть лишь опорными пунктами на побережье. Они широко использовали соперничество местных раджей. С некоторыми из них колонизаторы заключали союзы, строили на их территории крепости и размещали там свои гарнизоны. Постепенно португальцы захватили в свои руки все торговые отношения между отдельными областями побережья Индийского океана. Эта торговля давала огромные прибыли. Продвигаясь дальше на восток от побережья, они овладели транзитными путями торговли пряностями, которые привозились сюда с островов Зондского и Молуккского архипелагов. В 1511 г. португальцами была захвачена Малакка, а в 1521 г. их фактории возникли на Молуккских островах. Торговля с Индией была объявлена монополией португальского короля. Купцы, привозившие пряности в Лиссабон, получали до 800% прибыли. Правительство искусственно поддерживало высокие цены. Ежегодно из огромных колониальных владений разрешалось вывозить лишь 5—6 кораблей пряностей. Если привезенных товаров оказывалось больше, чем нужно было, чтобы сохранить высокие цены, их уничтожали.

Захватив в свои руки контроль над торговлей с Индией, португальцы упорно искали и западный путь в эту богатейшую страну. В конце XV — начале XVI в. в составе испанских и португальских экспедиций путешествия к берегам Америки совершил флорентийский мореплаватель и астроном Америго Веспуччи. Во время второго путешествия португальская эскадра прошла вдоль берегов Бразилии, посчитав ее островом. В 1501 г. Веспуччи принял участие в экспедиции, обследовавшей побережье Бразилии, и пришел к выводу, что Колумб открыл не побережье Индии, а новый материк, который в честь Америго был назван Америкой. В 1515 г. в Германии появился первый глобус с этим названием, а затем атласы и карты,

Открытие западного пути в Индию. Первое кругосветное путешествие.

Гипотеза Веспуччи была окончательно подтверждена в результате кругосветного путешествия Магеллана (1519—1522).

Фернандо Магеллан (Магайльянш) был выходцем из португальского дворянства. В ранней молодости он участвовал в морских экспедициях, находясь на службе у португальского короля. Он свершил несколько путешествий к Молуккским островам и думал, что они лежат гораздо ближе к берегам Южной Америки. Не имея считал возможным достичь их, двигаясь на запад и огибая вновь открытый континент с юга. В это время уже было известно, что западнее Панамского перешейка лежит «Южное море», как называли Тихий океан. Испанское правительство, не получавшее в то время больших доходов от вновь открытых земель, с интересом отнеслось к проекту Магеллана. Согласно заключенному испанским королем договору с Магелланом тот должен был проплыть до южной оконечности Американского материка и открыть западный путь в Индию. Ему жаловались титулы правителя и губернатора новых земель и двадцатая часть от всех доходов, которые будут поступать в казну.

20 сентября 1519 г. эскадра из пяти кораблей вышла из испанской гавани Сан-Лукар, взяв курс на запад. Через месяц флотилия достигла южной оконечности Американского материка и три недели двигалась по проливу, который теперь носит имя Магеллана. В конце ноября 1520 г. флотилия вышла в Тихий океан, плавание по которому продолжалось свыше трех месяцев. Стояла превосходная погода, дул попутный ветер, и Магеллан дал океану такое название, не зная, что в другое время он бывает бурным и грозным. За все время пути, как писал в своем дневнике спутник Магеллана Пигафетта, эскадра встретила только два пустынных острова. Команды кораблей страдали от голода и жажды. Матросы питались кожей, размачивая ее в морской воде, пили гнилую воду, поголовно страдали от цинги. Во время плавания погибла большая часть экипажа. Лишь 6 марта 1521 г. мореплаватели достигли трех маленьких островов из группы Марианских, где смогли запастись продовольствием и пресной водой. Продолжая путь на запад, Магеллан достиг Филиппинских островов и там вскоре погиб в стычке с туземцами. Оставшиеся два корабля под командованием д’Элькано дошли до Молуккских островов и, захватив груз пряностей, двинулись на запад. Эскадра пришла в испанский порт Сан-Лукар 6 сентября 1522 г. Из экипажа в 253 человека вернулось только 18.

Новые открытия привели к обострению прежних противоречий между Испанией и Португалией. Долгое время эксперты обеих сторон не могли точно определить границы испанских и португальских владений из-за отсутствия точных данных о долготе вновь открытых островов. В 1529 г. соглашение было достигнуто: Испания отказалась от своих притязаний на Молуккские острова, но сохранила права на Филиппинские острова, которые получили свое название в честь наследника испанского престола, будущего короля Филиппа II. Однако в течение долгого времени никто не решался повторить путешествие Магеллана, и путь через Тихий океан к берегам Азии не имел практического значения.

Испанская колонизация Карибского бассейна. Завоевание Мексики и Перу.

В 1500—1510 гг. экспедиции, возглавляемые участниками путешествий Колумба, обследовали северное побережье Южной Америки, Флориды и достигли Мексиканского залива. К этому времени испанцы захватили Большие Антильские острова: Кубу, Ямайку, Гаити, Пуэрто-Рико, Малые Антиллы (Тринидад, Табаго, Барбадос, Гваделупу и др.), а также ряд мелких островов в Карибском море. Большие Антильские острова стали форпостом испанской колонизации Западного полушария. Особое внимание испанские власти уделяли Кубе, которую называли «ключом к Новому Свету». На островах строились крепости, поселки для переселенцев из Испании, прокладывались дороги, возникали плантации хлопка, сахарного тростника, пряностей. Найденные здесь месторождения золота были незначительны. Чтобы покрыть расходы на морские экспедиции, испанцы начали хозяйственное освоение этого района. Порабощение и нещадная эксплуатация коренного населения Больших Антильских островов, а также завезенные из Старого Света эпидемии привели к катастрофическому сокращению населения. Чтобы пополнить ресурсы рабочей силы, завоеватели стали ввозить на Антиллы индейцев с малых островов и с побережья материка, что приводило к опустошению целых областей. Одновременно испанское правительство стало привлекать сюда переселенцев из северных районов Испании. Особенно поощрялось переселение крестьян, которым давались участки земли, они освобождались от налогов на 20 лет, им выплачивались премии за производство пряностей. Однако рабочей силы не хватало, и с середины XVI в. на Антиллы стали ввозить африканских невольников.

С 1510 г. начался новый этап завоевания Америки — колонизация и освоение внутренних областей континента, становление системы колониальной эксплуатации. В историографии этот этап, продолжавшийся до середины XVII в., носит название конкисты (завоевание). Начало этому этапу было положено вторжением конкистадоров на Панамский перешеек и строительством первых укреплений на материке (1510). В 1513 г. Васко Нуньес Бальбоа пересек перешеек в поисках фантастической «страны золота» — Эльдорадо. Выйдя к побережью Тихого океана, он водрузил на берегу знамя кастильского короля. В 1519 г. был основан город Панама — первый на Американском континенте. Здесь стали формироваться отряды конкистадоров, направлявшихся в глубь материка.

В 1517—1518 гг. отряды Эрнандо де Кордоба и Хуана Грихальвы, высадившиеся на побережье Юкатана в поисках рабов, столкнулись с древнейшей из доколумбовых цивилизаций — государством майя. Перед потрясенными конкистадорами предстали великолепные города, окруженные крепостными стенами, ряды пирамид, каменные храмы, богато украшенные резьбой с изображениями богов и культовых животных. В храмах и дворцах знати испанцы обнаружили множество украшения, статуэток, сосудов, изготовленных из золота и меди, чеканные золотые диски с видами сражений и сцен жертвоприношений. Стены храмов были украшены богатым орнаментом и фресками, отличавшимися тонкостью работы и богатством красок.

Индейцев, никогда не видевших лошадей, устрашил сам вид испанцев. Всадник на лошади казался им огромным чудовищем. Особый страх внушало огнестрельное оружие, которому они могли противопоставить лишь лук, стрелы и хлопчатобумажные панцири.

К моменту появления испанцев территория Юкатана была поделена между несколькими городами-государствами. Города являлись политическими центрами, вокруг которых объединялись земледельческие общины. Правители городов собирали платежи и налоги, ведали военным делом, внешней политикой, они же исполняли функции верховных жрецов. Община майя была экономической, административной и фискальной ячейкой общества. Обрабатываемая земля делилась на участки между семьями, остальные угодья использовались совместно. Основной рабочей силой были свободные крестьяне-общинники. Внутри общины уже далеко зашел процесс имущественного расслоения и классовой дифференциации. Выделились жрецы, чиновники, наследственные военачальники. В их хозяйстве широко использовался труд рабов, в рабство обращали должников, преступников и военнопленных. Помимо сбора налогов, правители и жрецы использовали трудовую повинность общинников на строительстве дворцов, храмов, дорог, систем орошения.

Майя — единственный из народов доколумбовой Америки, имевший письменность. Их иероглифическое письмо напоминает письменность Древнего Египта, Шумера и Аккада. Книги майя (кодексы) писались красками на длинных полосах «бумаги», изготовленной из растительного волокна, а затем помешались в футляры. При храмах существовали значительные библиотеки. Майя имели свой календарь, умели предсказывать солнечные и лунные затмения.

Не только превосходство в вооружении, но и внутренняя борьба между городами-государствами облегчили испанцам завоевание государства майя. От местных жителей испанцы узнали, что драгоценные металлы привозятся из страны ацтеков, лежащей к северу от Юкатана. В 1519 г. на завоевание этих земель отправился испанский отряд во главе с Эрнаном Кортесом — бедным молодым идальго, прибывшим в Америку в поисках богатства и славы. Он надеялся завоевать новые земли небольшими силами. Его отряд насчитывал 400 солдат-пехотинцев, 16 всадников и 200 индейцев, имел 10 тяжелых пушек и 3 легких орудия.

Государство ацтеков, на завоевание которого отправился Кортес простиралось от побережья Мексиканского залива до берегов Тихого океана. На его территории жили многочисленные племена, покоренные ацтеками. Центром страны была долина Мехико. Здесь жило многочисленное земледельческое население, трудом многих поколений была создана совершенная система искусственного орошения, выращивались высокие урожаи хлопка, кукурузы, овощей. Ацтеки, как и другие народы Америки, не приручали домашних животных, не знали колесной тяги, металлических орудий труда. Общественный строй ацтеков во многом напоминал государство майя. Главной хозяйственной единицей была соседская община. Существовала система трудовой повинности населения в пользу государства на строительстве дворцов, храмов и т.д. Ремесло у ацтеков еще не отделилось от земледелия, в общине жили как земледельцы, так и ремесленники, выделялась прослойка представителей знати и вождей — касиков, которые имели большие участки земли и использовали труд рабов. В отличие от майя государство ацтеков достигло значительной централизации, постепенно осуществлялся переход к наследственной власти верховного правителя. Однако отсутствие внутреннего единства, междоусобная борьба за власть среди представителей высшей военной знати и борьба покоренных ацтеками племен против завоевателей облегчили победу испанцев в этой неравной борьбе. Многие покоренные племена переходили на их сторону и участвовали в борьбе против ацтекских правителей. Так, при последней осаде столицы ацтеков Теночтитлана в битве участвовали 1 тыс. испанцев и 100 тыс. индейцев. Несмотря на это, осада длилась 225 дней. Окончательное завоевание Мексики растянулось более чем на два десятилетия. Последний оплот майя был захвачен испанцами только в 1697 г., т.е. через 173 года после их вторжения на Юкатан. Мексика оправдала надежды завоевателей. Здесь были найдены богатые залежи золота и серебра. Уже в 20-е годы XVI в. началась разработка серебряных рудников. Нещадная эксплуатация индейцев на шахтах, на строительстве, массовые эпидемии приводили к быстрому сокращению населения. За 50 лет оно уменьшилось с 4,5 млн до 1 млн человек.

Одновременно с завоеванием Мексики испанские конкистадоры искали сказочную страну Эльдорадо и на побережье Южной Америки. В 1524 г. началось завоевание территории нынешней Колумбии, где был основан порт Санта-Марта. Отсюда испанский конкистадор Хименес Кесада, двигаясь вверх по реке Магдалене, достиг владений племен чибча-муиска, живших на плато Боготы. Здесь было развито мотыжное земледелие, гончарное и ткацкое производство, обработка меди, золота и серебра. Особенно славились чибча как искусные ювелиры, изготавливавшие украшения и посуду из золота, серебра, меди и изумрудов. Золотые диски служили у них эквивалентом в торговле с другими областями. Завоевав самое крупное княжество чибча-муиска, Хименес Кесада основал в 1536 г. город Санта-Фе де Богота.

Второй поток колонизации шел с Панамского перешейка на юг вдоль Тихоокеанского побережья Америки. Завоевателей влекла сказочно богатая страна Перу, или Виру, как называли ее индейцы. В подготовке экспедиций в Перу принимали участие богатые испанские купцы с Панамского перешейка. Один из отрядов возглавлял полуграмотный идальго из Эстремадуры Франсиско Писарро. В 1524 г. вместе со своим земляком Диего Альмагро он отправился в плавание на юг вдоль западного побережья Америки и достиг Гуаякильского залива (современный Эквадор). Здесь простирались плодородные густонаселенные земли. Население занималось земледелием, разводило стада лам, которые использовались как вьючные животные. Мясо и молоко лам шло в пишу, а из их шерсти изготавливались прочные и теплые ткани. Вернувшись в Испанию в 1531 г., Писарро подписал с королем капитуляцию и получил титул и права аделантадо — предводителя отряда конкистадоров. К экспедиции присоединились два его брата и 250 идальго из Эстремадуры. В 1532 г. Писарро высадился на побережье, довольно быстро завоевал жившие там отсталые разрозненные племена и захватил важный опорный пункт — город Тумбес. Перед ним открывался путь к завоеванию государства инков — Тауантисуйю, наиболее могущественного из государств Нового Света, переживавшего в момент испанского вторжения период наивысшего подъема. С древнейших времен территорию Перу населяли индейцы — кечуа. В XIV в. одно из кечуанских племен — инки — завоевали многочисленные индейские племена, жившие на территории современных Эквадора, Перу и Боливии. К началу XVI в. в состав государства инков входила часть территории Чили и Аргентины. Из племени завоевателей сформировалась военная знать, а слово «инка» приобрело значение титула. Центром инкской державы был город Куско, расположенный высоко в горах. Осуществляя свои завоевания, инки стремились ассимилировать покоренные племена, переселяли их в глубь страны, насаждали язык кечуа, вводили единую религию — культ Солнца. Храм Солнца в Куско был пантеоном региональных богов. Так же как у майя и ацтеков, основной ячейкой общества инков была соседская община. Наряду с семейными наделами существовали «поля Инки» и «поля Солнца», которые обрабатывались сообща и урожай с них шел на содержание правителей и жрецов. Из общинных земель уже выделялись поля знати и старейшин, бывшие собственностью и передававшиеся по наследству. Верховным собственником всех земель считался правитель Тауантисуйю — Инка.

В 1532 г., когда несколько десятков испанцев предприняли поход в глубь Перу, в государстве Тауантисуйю шла ожесточенная гражданская война. Покоренные инками племена севера Тихоокеанского побережья поддержали завоевателей. Почти не встречая сопротивления, Ф. Писарро достиг важного центра государства инков — города Кахамарки, расположенного в высокогорном районе Анд Здесь испанцы захватили правителя Тауантисуйю Атагуальпу и заключили его в темницу. Хотя индейцы собрали огромный выкуп и заполнили темницу плененного вождя золотыми и серебряными украшениями, слитками, сосудами, испанцы казнили Атагуальпу и назначили нового правителя. В 1535 г. Писарро совершил поход на Куско, который был завоеван в результате тяжелой борьбы. В том же году основан город Лима, ставший центром завоеванной территории. Был установлен прямой морской путь между Лимой и Панамой. Завоевание территории Перу растянулось более чем на 40 лет. Страну сотрясали мощные народные восстания против завоевателей. В труднодоступных горных районах возникло новое индейское государство, покоренное испанцами только в 1572 г.

Одновременно с походом Писарро в Перу в 1535—1537 гг. аделантадо Диего Альмагро начал поход в Чили, но вскоре должен был вернуться в Куско, который осаждали восставшие индейцы. В рядах конкистадоров началась междоусобная борьба, в ней погибли Ф. Писарро, его братья Эрнандо и Гонсало и Диего д’Альмагро. Завоевание Чили было продолжено Педро Вальдивией. Жившие на территории этой страны племена арауканов оказали упорное сопротивление, и завоевание Чили окончательно завершилось только в конце XVII в. С 1515 г. началась колонизация Ла-Платы, были завоеваны земли по течению рек Ла-Плата и Парагвай. Отряды конкистадоров, двигаясь с юго-востока, вступили на территорию Перу. В 1542 г. здесь соединились два потока колонизации.

Если на первом этапе конкисты завоеватели захватывали драго-ценные металлы, накопленные в предшествующие времена, то с 1530 г. в Мексике и на территории Перу и современной Боливии (Верхнее Перу) началась систематическая эксплуатация богатейших рудников. В районе Потоси были обнаружены богатейшие залежи драгоценных металлов. В середине XVI в. рудники Потоси давали 1/2 мировой добычи серебра.

С этого времени меняется характер колонизации. Завоеватели отказываются от хозяйственного освоения завоеванных земель. Все необходимое для испанских переселенцев стали привозить из Европы в обмен на золото и серебро Нового Света.

В американские колонии направлялись исключительно дворяне, целью которых было обогащение. Дворянский, феодальный характер колонизации предопределил то роковое для Испании обстоятельство, что золото в серебро Америки попадало главным образом в руки дворянства, накапливалось в форме сокровищ или расходовалось на поддержку католических заговоров в Европе, на военные авантюры испанских королей. Это новое направление колониальной эксплуатации оказало решающее влияние на формирование испанской колониальной системы.

В силу особенностей исторического развития страны (см. гл. 8) испанскому феодализму были свойственны некоторые специфические черты: верховная власть короля над отвоеванными землями, сохранение крестьянских свободных общин, трудовая повинность населения в пользу государства. Важную роль в экономике наряду с трудом феодально зависимых крестьян играл рабский труд пленных-мусульман. В момент завоевания Америки социально-экономическая и административная система Испании оказалась совместимой с теми формами организации общества, которые существовали в раннеклассовых государствах Нового Света.

Испанцы сохранили индейскую общину в Мексике, Перу и в ряде других районов, где имелось плотное земледельческое население и они использовали различные формы трудовой повинности общинников в пользу государства для привлечения индейцев к работе на рудниках. Испанцы сохранили внутренний строй общин, севообороты, систему налогов. Урожаи с «полей Инки» шли теперь на уплату налогов испанскому королю, а с «полей Солнца» — на церковную десятину.

Во главе общин сохранялись прежние старейшины (касики, кураки), их семьи освобождались от налогов и повинностей, но должны были обеспечить своевременную уплату налогов и рабочую силу для рудников. На службу испанскому королю привлекалась местная звать, которая слилась с испанскими завоевателями. Потомки многих из них были затем отправлены в Испанию.

Все вновь завоеванные земли становились собственностью короны. Начиная с 1512 г. издавались законы, запрещавшие обращать в рабство индейцев. Формально они считались подданными испанского короля, должны были платить специальный налог «трибуто» и отбывать трудовую повинность. С первых лет колонизации развернулась борьба между королем и дворянами-конкистадорами за власть над индейцами, за право собственности на землю. В ходе этой борьбы в конце 20-х годов XVI в. возникла особая форма эксплуатации индейцев — энкомьенда. Впервые она была введена в Мексике Э. Кортесом. Энкомьенда не давала права на владение землей. Ее владелец — энкомендеро — получал право на эксплуатацию индейцев-общинников, живших на территории энкомьенды.

На энкомендеро возлагалась обязанность способствовать христианизации населения, следить за своевременной уплатой «трибуто» и исполнением трудовой повинности на рудниках, на строительстве, на сельскохозяйственных работах. С созданием энкомьенды индейская община была включена в испанскую колониальную систему. Земли общины были объявлены ее неотчуждаемой собственностью. Становление форм колониальной эксплуатации сопровождалось созданием сильного бюрократического аппарата колониальной администрации. Для испанской монархии это было средством борьбы против сепаратистских тенденций конкистадоров.

В первой половине XVI в. в общих чертах сложилась система управления испанскими колониями в Америке. Были созданы два вице-королевства: Новая Испания (Мексика, Центральная Америка, Венесуэла и острова Карибского моря) и вице-королевство Перу, охватывавшее почти всю остальную территорию Южной Америки, за исключением Бразилии. Вице-короли назначались из высшей испанской знати, они отправлялись в колонии на три года, не имели права брать с собой семью, покупать там землю и недвижимость, заниматься предпринимательством. Деятельность вице-королей контролировал «Совет Индий», решения которого имели силу закона.

Колониальная торговля была поставлена под контроль «Севильской торговой палаты» (1503): она осуществляла таможенный досмотр всех грузов, собирала пошлины, держала под наблюдением эмиграционные процессы. Все остальные города Испании были лишены права вести торговлю с Америкой минуя Севилью. Главной отраслью хозяйства в испанских колониях была горная промышленность. В связи с этим в обязанность вице-королям вменялось обеспечение королевских рудников рабочей силой, своевременного поступления доходов в казну, в том числе подушной подати с индейцев. Вице-короли обладали также полной военной и судебной властью.

Однобокое развитие экономики в испанских колониях имело пагубное последствие для судеб коренного населения и будущего развития континента. До середины XVII в. происходило катастрофическое сокращение численности коренного населения. Во многих районах к 1650 г. оно сократилось в 10—15 раз по сравнению с концом XVI в. , в первую очередь из-за отвлечения трудоспособного мужского населения на рудники на 9—10 месяцев в году. Это приводило к упадку традиционных форм земледелия, снижению рождаемости. Важной причиной были частые голод и эпидемии, которые косили целые районы. Начиная с середины XVI в. испанцы стали сселять индейцев в новые поселки ближе к рудникам, вводя в них общинное устройство. Жители этих поселков помимо государственных работ должны были обрабатывать земли, снабжать свои семьи пропитанием и платить «трибуто». Жесточайшая эксплуатация была главной причиной вымирания коренного населения. Приток переселенцев из метрополии был незначительным. В середине и второй половине XVI в. в колонии переселялись преимущественно испанские дворяне, крестьянская эмиграция в Перу и Мексику фактически была запрещена. Так, в Потоси в 1572 г. насчитывалось 120 тыс. жителей, из них только 10 тыс. составляли испанцы. Постепенно в Америке сложилась особая группа испанских переселенцев, которые родились в колонии, постоянно там жили, почти не имея связей с метрополией. Они не смешивались с местным населением и составляли особую группу, получившую название креолов.

В условиях колонизации шло быстрое размывание индейских этнических групп и племенных общностей, вытеснение их языков испанским. Этому в немалой степени способствовало сселение индейцев из разных районов в поселки при рудниках. Представители различных племен говорили на разных языках, и постепенно их главным языком общения становился испанский. Одновременно шел интенсивный процесс смешения испанских поселенцев с индейским населением — метисация, быстро возрастала численность метисов. Уже к середине XVII в. во многих районах появляется многочисленное мулатское население от браков европейцев с негритянками. Это была характерно для Карибского побережья, Кубы, Гаити, где господствовало плантационное хозяйство и куда постоянно ввозили африканских невольников. Европейцы, индейцы, метисы, мулаты, негры существовали как замкнутые расово-этнические группы, сильно различающиеся по своему социальному и юридическому статусу. Формировавшийся кастовый строй закреплялся испанским законодательством. Положение человека в обществе прежде всего определялось, этническими и расовыми признаками. Относительно полноправными были только креолы. Метисам запрещалось жить в общинах, владеть землей, носить оружие, заниматься некоторыми видами ремесла. В то же время они освобождались от трудовой повинности, от уплаты «трибуто» и находились в лучшем правовом положении, чем индейцы. Этим в значительной степени объясняется тот факт, что в городах испанской Америки метисы и мулаты составляли большинство населения.

На побережье Карибского моря и на островах, где коренные жители были истреблены в самом начале завоевания Америки, преобладало негритянское и мулатское население.

Португальские колонии.

Колониальная система, сложившаяся в португальских владениях, отличалась значительным своеобразием. В 1500 г. португальский мореплаватель Педру Алвариш Кабрал высадился на побережье Бразилии и объявил эту территорию владением португальского короля. В Бразилии, за исключением отдельных районов на побережье, не было оседлого земледельческого населения, немного-численные индейские племена, находившиеся на стадии родоплеменного строя, были оттеснены в глубь страны. Отсутствие месторождений драгоценных металлов и значительных людских ресурсов определило своеобразие колонизации Бразилии. Вторым важным фактором было значительное развитие торгового капитала. Начало организованной колонизации Бразилии было положено в 1530 г., а проходила она в форме хозяйственного освоения прибрежных районов. Была сделана попытка насадить феодальные формы землевладения. Побережье поделили на 13 капитаний, владельцы которых обладали всей полнотой власти. Однако в Португалии не было значительного избыточного населения, поэтому заселение колонии шло медленно. Отсутствие крестьян-переселенцев и малочисленность коренного населения сделали невозможным развитие феодальных форм хозяйства. Наиболее успешно развивались районы, где возникла плантационная система, основанная на эксплуатации негров-рабов из Африки. Начиная со второй половины XVI в. быстрыми темпами растет ввоз африканских невольников. В 1583 г. во всей колонии проживали 25 тыс. белых поселенцев и миллионы рабов. Белые поселенцы жили преимуществен но в прибрежной полосе довольно замкнутыми группами. Здесь не получила большого размаха метисация; влияние португальской культуры на местное население было очень ограниченным. Португальский язык не стал господствующим, возник своеобразный язык общения индейцев и португальцев — «ленгуа жерал», в основе которого были одно из местных наречий и основные грамматические и лексические формы португальского языка. На «ленгуа жерал» говорило все население Бразилии на протяжении двух последующих столетий.

Колонизация и католическая церковь.

Большую роль в колонизации Америки сыграла католическая церковь, которая как в испанских, так и в португальских владениях стала важнейшим звеном колониального аппарата, эксплуататором коренного населения. Открытие и завоевание Америки рассматривалось папством в качестве нового крестового похода, целью которого должна была стать христианизация коренного населения. В связи с этим испанские короли получили право распоряжаться делами церкви в колонии, руководить миссионерской деятельностью, основывать церкви и монастыри. Церковь быстро превращалась в самого крупного земельного собственника. Конкистадоры хорошо понимали, что в закреплении их господства над коренным населением христианизация призвана сыграть большую роль. В первой четверти XVI в. в Америку начали прибывать представители различных монашеских орденов: францисканцы, доминиканцы, августинцы, позже — иезуиты, которые приобрели большое влияние на Ла-Плате и в Бразилии, Группы монахов следовали за отрядами конкистадоров, создавая свои поселки — миссии; центрами миссий были церкви и дома, служившие жилищами для монахов. Впоследствии в миссиях создавались школы для индейских детей, одновременно строилась небольшая укрепленная крепость, где размещался испанский гарнизон. Таким образом, миссии были и форпостами христианизации, и пограничными пунктами испанских владений.

В первые десятилетия конкисты католические священники, проводя христианизацию, стремились разрушить не только местные религиозные верования, но и искоренить культуру коренного населения. Примером может служить францисканский епископ Диего де Ланда, который приказал уничтожить все древние книги народа майя, памятники культуры, саму историческую память народа. Однако вскоре католические священники стали действовать иными способами. Проводя христианизацию, распространяя испанскую культуру и испанский язык, они стали использовать элементы местной древнейшей религии и культуры покоренных индейских народов. Несмотря на жестокости и разрушения конкисты, индейская культура не погибла, она выжила и менялась под воздействием испанской культуры. Постепенно складывалась новая культура на основе синтеза испанских и индейских элементов.

Католические миссионеры были вынуждены способствовать этому синтезу. Они нередко воздвигали христианские храмы на месте бывших индейских святынь, использовали некоторые образы и символы прежних верований коренного населения, включая их в католические обряды и религиозную символику. Так, неподалеку от города Мехико на месте разрушенного индейского храма была построена церковь девы Марии Гваделупской, которая стала местом паломничества индейцев. Церковь утверждала, что на этом месте произошло чудесное явление Богоматери. Этому событию было посвящено много икон, специальных ритуалов. На этих иконах Дева Мария изображалась с лицом индианки — «смуглая мадонна», а в самом ее культе чувствовались отголоски прежних индейских верований.

Географические открытия в бассейне Тихого океана.

Во второй половине XVI — начале XVII в. испанские мореплаватели совершили ряд тихоокеанских экспедиций с территории Перу, во время которых были открыты Соломоновы острова (1567), Южная Полинезия (1595) и Меланезия (1605). Еще во время путешествия Магеллана возникла идея о существовании «Южного материка», частью которого были вновь открытые острова Юго-Восточной Азии. Эти предположения высказывались в географических сочинениях начала XVII в., мифический материк был нанесен на карты под названием «Терра инкогнита Аустралиа» (неизвестная южная земля). В 1605 г. из Перу отправилась испанская экспедиция, в ее составе было три корабля. Во время плавания к побережью Юго-Восточной Азии были открыты острова, один из которых А. Кирос, стоявший во главе эскадры, принял за побережье южного материка. Бросив на произвол судьбы своих спутников, Кирос поспешил вернуться в Перу, а затем отправился в Испанию, чтобы сообщить о своем открытии и закрепить за собой права на управление новыми землями и получение доходов. Капитан одного из двух покинутых Киросом кораблей — португалец Торрес — продолжил плавание и вскоре выяснил, что Кирос ошибся и открыл не новый материк, а группу островов (Новые Гебриды). К югу от них простиралась неизвестная земля — подлинная Австралия. Плывя далее на запад, Торрес прошел через пролив между берегом Новой Гвинеи и Австралии, впоследствии названный его именем. Дойдя до Филиппинских островов, которые были владением Испании, Торрес сообщил испанскому наместнику о своем открытии, это известие было передано в Мадрид. Однако Испания не имела в это время сил и средств для освоения новых земель. Поэтому испанское правительство в течение целого столетия держало в тайне все сведения об открытии Торреса, опасаясь соперничества других держав.

В середине XVII в. исследование побережья Австралии начали голландцы. В 1642 г. А. Тасман, плывя от берегов Индонезии на восток, обогнул Австралию с юга и прошел вдоль побережья острова, названного Тасманией.

Только через 150 лет после путешествия Торреса, во время Семилетней войны (1756—1763), когда англичане, воевавшие против Испании, захватили Манилу, в архивах были обнаружены документы об открытии Торреса. В 1768 г. английский мореплаватель Д. Кук обследовал острова Океании, вторично открыл Торресов пролив и восточное побережье Австралии; впоследствии приоритет этого открытия был признан за Торресом.

Последствия Великих географических открытий.

Великие географические открытия XV-XVII вв. оказали огромное влияние на мировое развитие. Известно, что много ранее европейцы посещали побережье Америки, совершали путешествия к берегам Африки, но только открытие Колумба положило начало постоянным и разнообразным связям Европы и Америки, открыло новый этап в мировой истории. Географическим открытием является не только посещение представителями какого-либо цивилизованного народа ранее неизвестной части земли. В понятие «географическое открытие» входит установление непосредственной связи между вновь открытыми землями и очагами культуры Старого Света.

Великие географические открытия значительно расширили знания европейцев о мире, разрушили многие предрассудки и ложные представления о других материках и населяющих их народах.

Расширение научных знаний дало толчок быстрому развитию промышленности и торговли в Европе, возникновению новых форм финансовой системы, банковского дела и кредита. Главные торговые пути передвинулись из Средиземного моря в Атлантический океан. Важнейшим следствием открытия и колонизации новых земель явилась «революция цен», которая дала новый импульс первоначальному накоплению капитала в Европе, ускорила формирование капиталистического уклада в хозяйстве.

Однако последствия колонизации и завоевания новых земель были неоднозначными для народов метрополий и колоний. Результатом колонизации явилось не только освоение новых земель, оно сопровождалось чудовищной эксплуатацией покоренных народов, обреченных на рабство и вымирание. В ходе завоевания были разрушены многие очаги древних цивилизаций, нарушен естественный ход исторического развития целых континентов, народы колонизованных стран были насильственно втянуты в формирующийся капиталистический рынок и своим трудом ускорили процесс становления и развития капитализма в Европе.


Текст печатается по изданию: История средних веков: В 2 т. Т. 2: Раннее новое время: И90 Учебник / Под ред. СП. Карпова. — М: Изд-во МГУ: ИНФРА-М, 2000. — 432 с.

события и факты. Формирование колониальной системы и мирового капиталистического хозяйства

Мировая история содержит в себе огромное количество событий, имен, дат, которые помещаются в несколько десятков или даже сотен различных учебников. Разные авторы имеют различные взгляды на те или иные обстоятельства, но их объединяют факты, которые так или иначе должны быть рассказаны. В мировой истории известны феномены, которые появлялись один раз и надолго, и другие, появлявшиеся несколько раз, но на короткие периоды. Один из таких феноменов — колониальная система. В статье мы расскажем, что это такое, где она была распространена и как ушла в прошлое.

Что такое колониальная система?

Мировая колониальная система, или колониализм — это ситуация, когда развитые в промышленном, культурном, экономическом аспекте страны господствуют над остальным миром (менее развитыми странами, или странами третьего мира).

Господство обычно устанавливалось после вооруженных нападений и подчинения себе государства. Выражалось в насаждении экономических и политических принципов и правил существования.

Когда это было?

Зачатки колониальной системы появились в 15 веке в эпоху Великих географических открытий вместе с открытием Индии и Америки. Тогда коренным народам открытых территорий пришлось признать технологическое превосходство иноземцев. Первые настоящие колонии были образованы Испанией в 17 веке. Постепенно начали захватывать и распространять свое влияние Великобритания, Франция, Португалия, Нидерланды. Позднее к ним присоединились США и Япония.

К концу 19 века большая часть мира была поделена между великими державами. Россия активно в колонизации не участвовала, но некоторые соседние территории также подчинила себе.

Кто кому принадлежал?

Принадлежность к той или иной стране определяла ход развития колонии. Насколько была распространена колониальная система, таблица, приведенная ниже, расскажет лучше всего.

Принадлежность к странам-колонизаторам
Государства-метрополии Государства-колонии Время выхода из под влияния
Испания Страны Центральной и Южной Америки, Юго-Восточной Азии 1898 г.
Португалия Юго-Западной Африки 1975 г.
Великобритания Британские острова, Ближнего Востока, Африки, Юго-Восточной Азии, Индия, Австралия и страны Океании
Франция Страны Северной и Центральной Америки, Северной и Ближнего Востока, Океании, Индокитай Конец 40-х — начало 60-х гг. XX в.
США Страны Центральной и Южной Америки, Океании, Африки Конец XX в., некоторые страны не вышли из-под влияния до сих пор
Россия Восточная Европа, Кавказ и Закавказье, Дальний Восток 1991 г.

Были и более мелкие колонии, но из таблицы видно, что не подверглись ничьему влиянию разве что Антарктида и Антарктика, потому что на них не было сырья и платформы для развития промышленности, экономики, да и жизни в целом. Управлялись колонии через назначенных правителем страны-метрополии губернаторов либо через постоянное посещение им же колоний.

Характерные особенности периода

У периода колониализма есть свои характерные особенности:

  • Все действия направлены на установление монополии в торговле с колониальными территориями, т. е. страны-метрополии хотели, чтобы колонии устанавливали торговые отношения только с ними и ни с кем больше,
  • вооруженные нападения и разграбление целых государств, а затем подчинение их себе,
  • использование феодальных и рабовладельческих форм эксплуатации населения стран-колоний, которые превращали их чуть ли не в рабов.

Благодаря такой политике у стран, которые владели колониями, быстро появились запасы капитала, что позволило им выйти на лидирующие места на мировой арене. Так, именно благодаря колониям и их финансовым средствам Англия стала самой развитой страной того времени.

Как распалась?

Колониальная распалась не сразу, одномоментно. Этот процесс происходил постепенно. Основной период потери влияния над странами-колониями пришелся на окончание Второй мировой войны (1941-1945 гг.), т. к. люди поверили в то, что можно жить без гнета и контроля со стороны другой страны.

Где-то выход из-под влияния происходил мирным путем, с помощью договоренностей и подписания соглашений, а где-то — через военные и повстанческие действия. Некоторые страны Африки и Океании до сих пор находятся под властью США, но уже не испытывают такого гнета, как это было в 18-19 веках.

Последствия колониальной системы

Колониальную систему сложно назвать однозначно позитивным или негативным явлением жизни мирового сообщества. Она имела как положительные, так и отрицательные стороны как для государств-метрополий, так и для колоний. Распад колониальной системы привел к определенным последствиям.

Для метрополий они были следующими:

  • падение собственных производственных мощностей из-за обладания рынками и ресурсами колоний и, поэтому отсутствия стимулов,
  • вложение капиталов в колонии в ущерб метрополии,
  • отставание в конкурентной борьбе и развитии от других стран из-за повышенной заботы о колониях.

Для колоний:

  • разрушение и потеря традиционной культуры и жизненного уклада, полное истребление некоторых народностей;
  • опустошение природных и культурных запасов;
  • уменьшение численности местного населения колоний за счет нападений метрополий, эпидемий, голода и т. д.;
  • появление своей промышленности и интеллигенции;
  • появление основ для будущего самостоятельного развития страны.

Эпоха Возрождения, зародившаяся во второй половине XIV в. и полностью вступившая в свои права с середины XV в., была величайшим прогрессивным переворотом, разбившим рамки старого orbis terrarum, заложившим основы для позднейшей мировой торговли, для перехода ремесла в мануфактуру, неслыханного подъема производительных сил; и положившим начало процессу развития современных европейских наций на базе буржуазных обществ.
К концу XV в. Европа, опережая Восток как в сфере материальной, так и духовной культуры, становится носителем прогрессивных тенденций всемирной истории. Значительному расширению европейской политики способствовали великие географические открытия XV — XVI вв.
Уже с середины XV в. португальские мореплаватели начали продвижение на юг вдоль западного берега Африки, и в 1488 г. Бартоломеу Диаш обогнул её южную оконечность. В 1498 г. корабли Васко да Гамы вошли в индийский порт Каликут. В результате успешной борьбы против арабов и египтян португальцы стали вскоре неоспоримыми хозяевами западной части Индийского океана. Затем они вступают в контакты с Китаем и в 1557 г. основывают в Макао первую европейскую колонию на китайской территории. В 1500 г. они открыли и с 1530 г. активно колонизовали Бразилию. Таким образом, небольшая страна, благодаря своему военному и морскому превосходству, создала огромную колониальную империю.
В это же время Испания предпринимает энергичные действия для поиска новых путей в богатую Индию. В ходе этого процесса Колумб открывает Америку (1492 г.). Колонизация новых земель началась с Вест- Индских островов, где появились первые испанские плантации и рудники по добыче золота. Вскоре обнаружилось, что местные индейцы оказались физически слабой рабочей силой, они не выдерживали тяжелых условий, умирали или ударялись в бега. В силу этого с 1518 г. начинается поставка в Вест-Индию выносливых негров-рабов из Африки.
В 1519 — 1521 гг., используя помощь индейских племен, отряд Кортеса покорил богатую империю ацтеков. В 1532 — 1533 гг. другой конкистадор — Писсаро овладел богатой империей инков. Здесь, на перуанской земле, были найдены богатейшие рудники, в Европу хлынуло перуанское серебро.
Испанская колониальная империя стала основой политической гегемонии Испании в Европе в XVI в.
Великие географические открытия постепенно приводили к перемещению торговых путей и к изменению соотношения сил в Европе. Средиземное море утратило свое значение как средоточия морских торговых перевозок, уступая его Атлантическому океану, что благоприятствовало росту мирового торгового авторитета Антверпена и в целом Нидерландов. Во второй половине XVI столетия окрепшая нидерландская буржуазия смогла успешно бороться за независимость страны от испанского господства.
В XVI в. колониальная экспансия Испании направилась и на северные берега Африки, но здесь особых успехов она не достигла.
Итак, Антверпен становится как бы географическим центром нового нарождающегося мирового рынка. Его ремесла и мануфактуры работали в основном на внешний рынок, в то время как мануфактуры Англии и Франции сбывали свои товары преимущественно на внутреннем рынке. В 1531 г. в Антверпене открылась фондовая биржа, ставшая курсообразующим учреждением складывающегося мирового финансового рынка. Однако роль мирового центра кредитно-финансовых операций позднее перешла к фондовой бирже Амстердама и Амстердамскому банку. К тому же Амстердам стал мировым центром перераспределения товаров, цено- и курсо- образования.
В 1609 г. завершилась длительная борьба Нидерландов против испанского владычества, и на европейской политической арене появляется признанная Республика Соединенных провинций. С этого времени Амстердамский банк стал играть решающую роль в кредитно-финансовой системе мирового рынка. Интенсивно работала фондовая биржа, векселя стали главной формой кредита и платежа, успешно шло промышленное развитие, рост производительных сил. Высокодоходной отраслью стала торговля оружием и военным снаряжением. Опираясь на развитый морской флот, крепкий амстердамский рынок, низкий кредитный процент амстердамского банка, голландские купцы повсеместно подавляли стремления конкурентов.
В 1602 г. голландское купечество создало монопольную Ост-Индскую компанию по торговле и освоению колоний. В 1621 г. была создана Вест- Индская компания, служившая прикрытием для ведения военно-пиратских и контрабандных операций на океанских просторах, а также и работорговли. Начался грабеж колоний, хищническое истребление природных богатств и производительных сил, порабощение и фактическое уничтожение целых народов.
Расширяющееся участие в этом процессе принимала и Англия. Английские купцы активно искали новые, всё более отдаленные рынки сбыта своих товаров, открывая пути в неведомые края. Возникают «регулируемые» и «паевые» компании. Первые, представлявшие собой купеческие корпорации национального масштаба, получали от королевского двора специальные патенты на монопольную торговлю в какой-либо области. Участники таких компаний не объединяли свои капиталы, ведя торговлю каждый на свой страх и риск. Индивидуализм порождал конкуренцию, способствовал развитию инициативы и деловой хватки, столь необходимых в отважном предпринимательстве той авантюрной эпохи. «Регулируемые» компании вели торговлю в основном на ближних европейских рынках — во Франции и Голландии.
Поиском новых рынков занялись «паевые» компании. К числу последних относилась Русская компания, возникшая в 1554 г. в результате посещения Р. Ченслером Московского государства. В 1588 г. была основана Гвинейская компания, монополизировавшая работорговлю, которая вскоре стала одним из важнейших источников обогащения нации. В 1600 г. королева Елизавета подписала хартию о создании Ост-Индской компании, положив начало «узаконенному» проникновению англичан в Индию.
Борьба за рынки сбыта привела к столкновению английских и испанских интересов. Долгое время эта борьба шла на безбрежных просторах Атлантики. В Англии возникли специальные купеческие компании для снаряжения пиратских экспедиций. В последней четверти XVI в. они, по сути дела, вели необъявленную войну против испанцев, грабя испанские колонии и суда, шедшие с драгоценным грузом из Нового Света. Британские власти весьма снисходительно относились к грабительской деятельности пиратов, выгодной государству.
В 1578 г. один из таких пиратов Фрэнсис Дрейк, пройдя через Магелланов пролив, ограбил поселения испанцев в Чили и Перу, пересек Тихий океан и, обогнув мыс Доброй Надежды, вернулся в Англию, совершив вторую после Магеллана (1520 г. ) кругосветку. Королева приветствовала удачливого авантюриста, пожаловав ему звание дворянина. При Елизавете военно-морской флот Англии был значительно обновлен. Вместо громоздких судов с высокой надводной частью были построены низкие корабли удлиненной формы, быстрые и маневренные. Наряду с изменениями в тактике морского боя это позволило Англии в 1588 г. одержать важную победу над испанской Непобедимой армадой.
В 1589 — 1590 гг. снаряжаются новые экспедиции англичан в Вест- Индию и в бассейн Тихого океана с целью вытеснения Голландии с «островов пряностей», а португальцев из индийских вод. Пиратство становится одним из методов создания основ Британской колониальной империи. Англо-испанская война продолжалась до 1604 г. Она явно затянулась, стала весьма обременительной, и окончание ее было встречено в Англии с облегчением.
Англо-испанская морская война привела к нарушению регулярной торговли Англии с Европой, к закрытию части английских рынков на континенте. Убытки, связанные с этим, стали превосходить прибыли от пиратства и грабежа испанских и португальских колоний. С начала XVII в. особое значение приобретает организация собственно английских колоний, санкционированный государством захват колониальных источников сырья и рынков сбыта.
В борьбе за захват колоний активно участвовала и Франция. Причем французы стремились основать свои колонии в самом центре американских владений Португалии и Испании. Но в 1560 г. португальцы уничтожили существовавшее с 1555 г. французское поселение у Рио-де-Жанейро (Бразилия), в 1565 г. испанцы разгромили только что основанную французскую протестантскую колонию во Флориде, а в 1583 г. объединенными испано-португальскими силами была ликвидирована французская колония в Парамбе (Бразилия). Было очевидно, что в то время Франции не хватало сил для конфронтации с могущественными соперниками. К тому же ей приходилось решать сложные политические проблемы в Европе. Варфоломеевская ночь (1572 г.) вновь ввергла Францию в пучину религиозных войн.
Итак, с полным правом можно сказать, что эпоха Возрождения стала не только важнейшим прогрессивным переворотом, но и эпохой Великих географических открытий, эпохой первоначального накопления капитала, подготавливавшей условия для первых буржуазных революций в Европе. Первая из них, Нидерландская, приводит к возникновению буржуазной Республики Соединенных провинций, что, само по себе, стало важнейшим итогом XVI века. 1609 год стал годом рождения первого государства победившей буржуазии. Нидерландская революция имела исключительно большое международное значение.
Уже в первой декаде XVII в. Голландия достигла такого экономического роста, который вызывал удивление всех европейских стран. Вскоре Нидерланды стали великой морской и колониальной державой, располагавшей таким количеством судов, которое превосходило численность судов всех остальных стран Европы. Амстердам стал центром международной платежной системы, крупнейшим банкиром нового мирового рынка.
Столь же впечатляющим и значимым был выход Голландии на арену мировой политики. Обладавшие мощным флотом Соединенные провинции были достаточно сильны, чтобы взять курс на решительное вытеснение старых хозяев и создание на местах их бывших владений собственной колониальной империи. Это было уже началом настоящих войн за передел колоний, началом эры торговых войн европейских наций, началом рождения новой мировой колониальной системы, ареной которой стал весь земной шар.

Параллельно с открытием новых земель шло их изучение, описание и завоевание. В новых землях сталкивались интересы разных стран, возникали спорные ситуации и конфликты, нередко вооруженные.

Раньше других на путь колониальных захватов вступили Португалия и Испания. Они же предприняли и первую попытку разграничить сферы своих интересов. Чтобы предотвратить возможность столкновений, оба государства в 1494 г. заключили особое соглашение, по которому все вновь открытые земли к западу от 30-го меридиана должны были принадлежать испанцам, а к востоку — португальцам. Однако разграничительная черта прошла только по Атлантическому океану, и позднее это привело к противоречиям, когда испанцы, подойдя с востока, а португальцы с запада, встретились на Молуккских островах.

Захватчики — конкистадоры завоевывали громадные территории, превращая их в колонии, присваивали и безжалостно эксплуатировали их богатство, обращая в христианство туземцев-язычников, стирали с лица земли целые цивилизации. К середине XVII в. наибольшими заморскими территориями обладали Испания, Португалия, Голландия, Франция и Англия.

До XV-XVII вв. Запад был относительно замкнутым регионом, а на этапе разложения феодализма границы западного мира раздвинулись, пошел процесс формирования общеевропейского и мирового рынка, расширился кругозор европейцев.

Такие сдвиги были вызваны Великими географическими открытиями, охватившими именно эти два с половиной столетия. Великие географические открытия стали возможны благодаря организации европейцами экспедиций через океаны для отыскания новых путей в Индию — страну несметных богатств. Прежние пути в эту далекую сказочную страну через Средиземное море и переднюю Азию были перекрыты арабскими, турецкими, монголо-татарскими завоевателями. А Европа в этот период испытывала существенный существенный недостаток в золоте и серебре как средстве обращения.

Великие географические открытия имели очень важные экономические последствия, хотя неодинаковые для различных стран.

Прежде всего продвинулось вперед развитие мировых производительных сил; известная к тому времени территория увеличилась только за XVI в. в шесть раз, на ней все меньше оставалось белых пятен.

Торговые пути из Северного, Балтийского и Средиземного морей переместились в Атлантический, Индийский и Тихий океаны. Благодаря этому торговые пути связали между собой континенты. Мореплавание позволило установить стабильные экономические связи между отдельными частями мира и обусловило формирование мировой торговли.

Великие географические открытия способствовали разложению феодализма и развитию капиталистических отношений, закладыванию основ мирового рынка.

Однако есть и негативные последствия, что выразилось в образовании колониальной системы зарождающегося капитализма.

История [Шпаргалка] Фортунатов Владимир Валентинович

26. Формирование колониальной системы и мирового капиталистического хозяйства

После первой заокеанской экспедиции Христофора Колумба в 1492 г. началось завоевание и колонизация Западного полушария европейцами. Основные территории Южной и Центральной Америки и Мексика в конце XV — первой половине XVI в. вошли в состав первых колониальных империй Испании и Португалии. Под покровительством папы римского Александра IV было подписано в 1494 г. Тардесильясское соглашение, первое в мировой истории соглашение о разделе мира. Португалии «досталась» огромная территория от Бразилии до Юго-Восточной Азии, Испании — Америка и бассейн Тихого океана. Древние индейские цивилизации Америки были уничтожены. Значительная часть местного индейского населения подверглась беспощадному истреблению. В Латинской Америке за три века колонизации в результате сложного этногенеза возникло несколько расово-этнических групп: креолы (европейские колонисты и их потомки), метисы (от браков представителей европеоидной расы с индейцами), мулаты (от браков представителей европеоидной расы с неграми-рабами). Латиноамериканское общество, формируясь как смешанное, стало своеобразным этнокультурным симбиозом.

В Америке и Вест-Индии португальские, голландские, французские и особенно английские колонизаторы развернули плантационное хозяйство. Африка превратилась в кровавую арену охоты на чернокожих рабов, которых миллионами вывозили через Атлантический океан для работы на хлопковых полях. Американские индейцы к тяжелому физическому труду оказались не способны.

В эпоху колониализма, «первоначального накопления капитала» размер и характер работорговли резко изменились. Первыми на лиссабонский рынок вывезли рабов португальцы в 1442 г., но до открытия Нового Света работорговля носила еще ограниченный характер. Работорговлей занимались испанские дворяне и церковь. В XVII в. основными участниками атлантической работорговли становятся англичане, французы, а также голландцы, датчане и ганзейские купцы германских городов. «Золотым веком» европейской работорговли стал XVIII в.

Рабов вывозили в основном из внутренних районов Западной Африки, бассейна реки Конго, Анголы, Мозамбика. Миллионы умирали от голода и нечеловеческого обращения во время длительных перевозок на невольничьих кораблях, в перевалочных пунктах и тюрьмах, под ударами надсмотрщиков. Сами европейцы обычно не занимались поимкой будущих рабов. Их работорговцы скупали у местных африканских правителей в обмен на оружие, алкогольные напитки и разный хлам. Для Америки работорговля была важнейшим источником плантационного хозяйства, дававшего на экспорт сахарный тростник, кофе, табак и другие товары в Европу.

Европейская и арабская работорговля нанесла Африке невосполнимый урон. Нарушался демографический баланс, так как вывозилась наиболее работоспособная часть мужского и женского населения. Изъятие рабочей силы сказывалось на нормальном историческом и социально-экономическом развитии континента. По оценкам ученых, из Африки было вывезено около 100 млн. человек.

С XVI в. начинается формирование мирового рынка. В международные хозяйственные связи включаются все населенные континенты, кроме Австралии.

Первой самую большую выгоду благодаря участию в международной торговле получила Португалия. Но Португалии не хватало собственных сил для снабжения Европы. В дело включились Нидерланды. Вскоре Антверпен с более выгодным географическим положением превратился в главный пункт сбыта индийских товаров. Одного удачного рейса торгового корабля было достаточно обогащения.

В Европу стало попадать много новых продуктов для повседневного потребления: картофель, кукуруза, томаты, рис, сахар, кофе, какао и др. Пищевой рацион стал более разнообразным и полезным. Начался процесс интродукции растений, то есть введение (культурных сортов) растений в места, где они раньше не произрастали, или введение в культуру дикорастущих растений. Различают две формы интродукции: натурализацию и акклиматизацию. Интродукция растений поднимала уровень европейской земледельческой культуры. Стала развиваться специализация и расти производительность сельского хозяйства.

В течение нескольких десятилетий после открытия и освоения европейцами морских путей в Индию и Америку наметился настоящий переворот в хозяйственной жизни Старого и Нового Света.

Из книги США: История страны автора Макинерни Дэниел

Формирование системы управления Когда Второй Континентальный конгресс в мае 1776 года поднял вопрос о создании новых органов управления, его призыв встретил живой отклик среди американцев. Этот проект привлек внимание самых блестящих политических деятелей Америки,

Из книги Советская экономика в 1917-1920 гг. автора Коллектив авторов

Часть первая СОЗДАНИЕ ОСНОВ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

Из книги История России с начала XVIII до конца XIX века автора Боханов Александр Николаевич

§ 5. Развитие промышленности в XVIII в. Формирование капиталистического уклада Кардинальные изменения, которые мы видим в сельском хозяйстве, происходили не сами по себе. Они были вызваны бурным процессом общественного развития труда и ростом производительных сил страны.

автора Ефимов Виктор Алексеевич

Глава 8. Истоки мирового финансово-экономического кризиса и методологические основы обеспечения устойчивого функционирования мирового хозяйства Не во всякой игре тузы выигрывают. К. Прутков Экономический кризис в отсутствие природных катаклизмов регионального

Из книги Курс эпохи Водолея. Апокалипсис или возрождение автора Ефимов Виктор Алексеевич

8.2. Роль ссудного процента в дестабилизации мирового хозяйства и финансовых рынков Приступая к фундаментальному анализу кризиса глобальной финансовой системы, необходимо иметь в виду, что эта проблема, как, впрочем, и любая другая, может быть решена либо усугублена в

Из книги История Дании автора Палудан Хельге

Кризис сельского хозяйства и развитие поместной системы Хозяйственная политика абсолютизма не сумела поколебать господствующее положение сельского хозяйства в экономике королевства, и в особенности Дании. Поэтому как ранее, так и теперь основная тяжесть налогового

Из книги История Литвы с древнейших времен до 1569 года автора Гудавичюс Эдвардас

е. Формирование феодального помещичьего хозяйства Переход индивидуального хозяйства крестьянской семьи под реальную власть землевладельца превратил прямое присвоение добавочного продукта в регулярную феодальную ренту. Сеть великокняжеских замков и дворов,

Из книги История государства и права зарубежных стран. Часть2 автора Крашенинникова Нина Александровна

Из книги Всеобщая история в вопросах и ответах автора Ткаченко Ирина Валерьевна

1. Последствия крушения колониальной системы Одной из характерных особенностей послевоенного развития были рост национально-освободительного движения и национально-освободительные революции, которые в конечном счете привели к распаду колониальной системы стран

Из книги История [Шпаргалка] автора Фортунатов Владимир Валентинович

58. Крах колониальной системы. Рост международного влияния СССР Вторая мировая война обострила противоречия между колониями и метрополиями, вызвала подъем национального самосознания и национально-освободительного движения. Антиколониальное, антиимпериалистическое

Из книги Тайный проект Вождя или Неосталинизм автора Сидоров Георгий Алексеевич

5. Вопрос о распаде единого мирового рынка и углублении кризиса мировой капиталистической системы Наиболее важным экономическим результатом Второй мировой войны и её хозяйственных последствий нужно считать распад единого всеохватывающего мирового рынка. Это

Из книги 50 великих дат мировой истории автора Шулер Жюль

Кризис колониальной системы В 1939 г. большинство стран Азии, Африки и Океании находилось в колониальной зависимости. Несколько европейских держав (Великобритания, Франция, Нидерланды, Бельгия, Италия, Португалия, Испания), а также США и Япония разделили эти земли в конце XIX

автора Щербина Лидия Владимировна

4. Экономические последствия распада колониальной системы Колониализм просуществовал как система с начала XVI в. до второй половины XX в. Экспорт капитала в колониальные страны и рост местной промышленности неизбежно вызывал освободительные движения.Первая мировая

Из книги История экономики: конспект лекций автора Щербина Лидия Владимировна

10. Основные тенденции в развитии мирового капиталистического хозяйства на рубеже XIX и XX вв Конец XIX – начало XX вв. – это период второй научно-технической революции, ознаменованной такими достижениями, как появление паровой турбины и двигателя внутреннего сгорания,

Из книги История Украинской ССР в десяти томах.

Том третий автора Коллектив авторов

Глава IX РАЗЛОЖЕНИЕ ФЕОДАЛЬНО-КРЕПОСТНИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И ФОРМИРОВАНИЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО УКЛАДА (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVIII в.) Во второй половине XVIII в. безраздельное господство феодально-крепостнических отношений было нарушено формированием капиталистического уклада. Это

Из книги Полное собрание сочинений. Том 3. Развитие капитализма в России автора Ленин Владимир Ильич

II. Соединение барщинной системы хозяйства с капиталистической Барщинная система хозяйства была подорвана отменой крепостного права. Подорваны были все главные основания этой системы: натуральное хозяйство, замкнутость и самодовлеющий характер помещичьей вотчины,

«Колонизация стран Азии и Африки. Формирование колониальной системы»


Технологическая карта урока всемирной истории 8 класс

Тема: «Колонизация стран Азии и Африки. Формирование колониальной системы»

Цель: познакомится с первыми странами-колонизаторами и их владениями.

Уметь: характеризовать действия европейских государств, колонизировавших страны Азии и Африки, уметь объяснять значение понятия: колониальная политика

Ключевые слова и понятия: колония, империя, колониальная политика, экспансия, фактория, метрополия, политика «закрытых дверей», полуколониальная страна

Содержание работы

  1. Прочитай § 13 стр 105-107 ( первый пункт).

А) По ходу чтения выпиши в тетрадь новые понятия и объясни их значение

Экспансия — расширение границ государства путём завоеваний, а также распространение его политического и экономического влияния на другие государства.

Колония

Метрополия —

Колониализм —

Евроцентризм —

Фактории –

Б) ответь на вопросы: 1. Кто и в течение какого времени завоевывал страны востока?

2. Какие страны «закрылись» от внешнего мира?

3. Каков был главный стимул европейских захватчиков?

2. Прочитай пункт «Португалия» и заполни таблицу

Дата

Колониальные владения

Особенности колониальной политики

  1. Ознакомься с текстом «Испания» по методу 5 П

1П – прочитай текст

2П – подчеркни карандашом ключевые слова и выпиши в тетрадь 7-10 слов

3П – придумай 3 вопроса по содержанию, запиши их в тетрадь.

3.Прочитай пункт «Колонизация стран Англией и Голландией», составь кластер к данному тексту

4П – перескажи соседу

5П – проверь соседа


Домашнее задание: § 13 стр. 105-110 пересказать, выучить понятия данной темы, ответить на вопросы 1-4 после параграфа

*Сообщение об Английской Ост-Индской компании


Колонизация Африки: взаимодействие обычного права и нового | Российское агентство правовой и судебной информации

Открытие и освоение Африки происходило несколькими этапами, разнесенными во времени, в ее колонизации принимала участие группа разных европейских государств. Поэтому способы управления, правовой режим и соблюдение прав человека в колониях отличались. Об общих чертах и специфических особенностях этих аспектов рассказывает в девятом эпизоде своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.


Обычно выделяют два основных вида обращения колониями — «прямое» и «косвенное» управление. Вызвано это было различиями в интересах и возможностях стран-метрополий, в интенсивности их проникновения в Африку и уровнем государственно-правового развития завоеванных племен и народов.

Первый вид — «прямое» управление — был характерен для колоний Франции, Португалии, Бельгии и Германии. Он предусматривал создание централизованной административной системы по образцу метрополий со сосредоточением власти у европейских администраторов, в непризнании существовавших местных властей, в стремлении «европеизировать» и «цивилизовать» африканское общество.

Великобритания же применяла «косвенное» управление, т. е. сохраняла традиционные африканские политические институты, которые продолжали управлять внутренней жизнью местных обществ, обеспечивая для колонизаторов более удобный контакт с ними. Однако это не означало, что доколониальные структуры сохранялись в прежнем виде: вожди наделялись новыми полномочиями, постепенно превращаясь в гражданских служащих колониальной администрации при сохранении контроля над ними британских чиновников.

Нужно отметить, что при любом способе правления колониями местные вожди племен и верхушка общества завоеванных народов как правило не выступали защитниками прав коренных рядовых жителей своих государственных образований, а пытались обычно приспособиться к новому образу жизни, получив при этом какие-либо преимущества и выгоды. 

Достаточно широко был распространен коллаборационизм, сотрудничество колонизаторов и местных элит, стремившихся использовать поддержку европейцев в конфликтах с другими этническими группами, а также наращивать свои доходы от торгового посредничества между колонизаторами и африканцами, проживавшими во внутренних районах.

Позднее в Африке появилась и система смешанного типа, при которой, например, в большинстве британских колоний осуществлялось «косвенное» правление, но в наиболее выгодных для европейцев районах власть осуществлялась непосредственно колониальной администрацией. При этом в некоторых странах Юга Африки, прежде всего, в нынешней ЮАР, такие зоны составляли бóльшую часть территории страны. 

Особенности колониального управления влияли и на положение с защитой прав человека в колониях. Само так называемое прямое правление уже представляло собой нарушение гражданских прав коренного населения, потерявшего возможность государственного строительства силами членов своего общества. Колониальный захват и режим жесткого прямого управления затормозил процесс создания своих независимых государств местными народами.

Несмотря на различия в системах колониального управления и методах хозяйствования, все метрополии преследовали в Африке единую цель ─ создание наиболее благоприятных условий для эксплуатации природных и людских ресурсов континента.

По отношению к правам человека коренных народов Африки позиция англичан, с одной стороны, и латинских народов — с другой, была, в принципе, различной. Французы, испанцы и португальцы долгое время проводили политику ассимиляции, основанную на двойном постулате — равной ценности всех людей и превосходстве европейской цивилизации. Эта политика просуществовала до конца колониальной эпохи. Конституция Франции 1946 года провозгласила, что туземцы сохраняют свой личный статус в том случае, «если они от него не отказываются».

Не многим отличалось положение в Бельгийском Конго, с той лишь разницей, что принцип уважения туземных обычаев был в этой стране подтвержден ранее: в связи с образованием независимого государства Конго в 1885 году и колониальной хартией от 18 октября 1908 г. В Бельгийском Конго, как и во французских владениях, ассимиляция рассматривалась как нормальное завершение цивилизаторских действий и метрополия непосредственно брала в свои руки управление страной.

К моменту прихода колонизаторов в африканских племенах и государствах господствовало обычное право, которое защищало и права человека в понимании местного населения. Обычай охватывал в Африке всю общественную жизнь. Традиционное право отражало в самых разных вопросах ту концепцию общества, которой придерживались деревня или племя. Однако оно не было пригодно к приспособлению с необходимой быстротой к тому типу нового общества, которое утверждалось в XIX и XX веках.

Поэтому здесь произошла рецепция современного права, затронувшая прежде всего те сферы, где особенно ощущался переход к новой цивилизации и где, следовательно, традиционные обычаи были практически бесполезными. С другой стороны, можно отметить преобразования обычного права даже и там, где оно давало полную регламентацию. Это происходило потому, что держава-колонизатор не рассматривала его как достаточно цивилизованное.

В африканских колониальных странах Великобритании формировалось так называемое «колониальное право», отличное от права метрополии. Его формирование происходило под влиянием британского законодательства, которое в определенной степени подвергалось адаптации к правовым системам колоний. Однако складывающееся в колониях позитивное право в значительной мере игнорировало естественные права человека и гражданина.

Различия между правовым положением коренных жителей колоний и правовым положением подданных империи были обусловлены двумя основными причинами. Во-первых, тем, что английские колониальные власти не были едины в вопросе «цивилизации» местного населения. 

Во-вторых, тем, что процесс заимствования отдельных атрибутов европейской цивилизации в ходе адаптации местного населения к колониальным условиям после аннексии их территорий носил выборочный характер со стороны местного населения и проявлялся в подражании европейцам.

Реализация правовых актов Великобритании на территориях колоний носила неоднозначный характер. В колониях английское право действовало с существенными оговорками. Так, в законодательных актах четко оговаривался круг лиц, на которых распространялось действие этих актов, причем многими правами человек воспользоваться в полной мере не мог в силу существующих в законе ограничений. В то же время существовали категории лиц, на которых не распространялось действие британского права (например, туземцы Южной Африки).

В области уголовного права державы-колонизаторы стремились с самого начала запретить некоторые варварские обычаи и пресечь злоупотребления ими. Постепенно их вмешательство становилось все более активным. 

На конечном же этапе эволюции с 1946 года с некоторым учетом местных нравов во всей Французской Западной Африке и на Мадагаскаре стал применяться французский Уголовный кодекс. Суды французского права также получили исключительную компетенцию в сфере уголовного права. В Английской Западной Африке были введены уголовные и уголовно-процессуальные кодексы, основанные на английском уголовном праве.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 8 февраля

Складчатость эпителия в морфогенезе колониальных морских гидроциклов Dynamena pumila

Складывание эпителия (ЭФ) представляет собой фундаментальный морфогенетический процесс, который можно наблюдать в развитии многих организмов, от многоклеточных до зеленых водорослей. Являясь ранневетвящимися метазоями, книдарии представляют собой наилучшие модели для изучения эволюционно законсервированных морфогенетических процессов, в том числе EF. Hydrozoa — наиболее развитая в эволюционном отношении группа филума Cnidaria.Все колониальные гидрозоиды непрерывно растут, меняя форму своих колоний и расползаясь по субстрату с помощью удлиняющихся столонов. Благодаря большому разнообразию архитектуры колоний они являются идеальными объектами для сравнительной и эволюционной морфологии. У гидрозоя Dynamena pumila рост колонии протекает через разнообразные морфогенетические процессы. Наша работа направлена ​​на формирование якорного диска столона, что сопровождается складчатым внутрь морфогенезом эктодермального слоя.Последовательные стадии развития якорного диска были описаны с помощью световой конфокальной просвечивающей электронной микроскопии. Нами показано, что ЭФ у Dynamena связана с накоплением F-актина в констрикторных апикальных доменах формирующихся клеток-бутылочек, расположенных на дне формирующейся складки. Кроме того, ядра этих клеток смещены к базальным доменам. В совокупности эти признаки могут свидетельствовать о том, что ЭФ у Dynamena протекает как активная инвагинация, хотя этот процесс никогда не был описан в развитии гидрозоидов.По-видимому, развитие якорного диска можно рассматривать как надежную и универсальную модельную систему для изучения морфогенеза эпителиального пласта, управляемого изменением формы клеток, который можно легко наблюдать и анализировать.

Ключевые слова: Бутылочные клетки; книдария; Эпителиальная складчатость; Эпителий; гидрозоа; инвагинация; Морфогенез; Выкройка.

Африканское экономическое развитие и колониальное наследие

  • 1 В этом эссе предпочтение отдается нынешним названиям бывших колоний, не в последнюю очередь потому, что до 1930-х годов (…)

1 В этой статье задается вопрос о том, как наследие европейского правления, как в целом, так и в отдельных категориях колоний, повлияло на постколониальное экономическое развитие в странах Африки к югу от Сахары. 1960 год традиционно используется как «стилизованная дата» независимости по той простой причине, что он ознаменовал конец колониального господства в большинстве французских колоний к югу от Сахары, а также в наиболее густонаселенных британских и бельгийских колониях (Нигерия). и Конго соответственно).1 Полвека — разумный период для рассмотрения экономического воздействия наследия, поскольку он позволяет нам рассматривать проблему в контексте различных фаз постколониальной политики и деятельности.

2 Причинное значение наследства различно, поскольку оно влияет на последующую свободу маневра в разной степени и в разных направлениях. В самом ярком своем проявлении наследие принимает форму «определения пути», подразумевая, что колониальные выборы определяли постколониальные выборы или, по крайней мере, обусловливали их, так что отход от колониальной модели был и, возможно, остается трудным и дорогостоящим.Помимо вопроса о силе влияния прошлого на будущее, нам нужно рассмотреть природу этого влияния. Поставило ли колониальное правление африканские страны на более высокий или более низкий путь экономических изменений? Здесь будет аргументировано, что «путь(и)», по которому африканская экономика (в большей или меньшей степени) была проложена ко времени обретения независимости, наиболее полезно рассматривать не как обязательно инициированный в колониальный период, а часто скорее как продолжение и приспособления к путям перемен, проложенным до европейского раздела континента.

3 Следующее обсуждение состоит из трех предварительных разделов. Таким образом, в главе 2 сначала делается попытка обобщить экономические данные с момента обретения независимости, чтобы определить модель, за которую частично могло быть ответственно колониальное наследие. В главе 3 излагаются противоречивые взгляды на это наследие. В главе 4 делается попытка определить экономические и политические структуры и тенденции в Африке накануне европейского раздела континента. Он указывает на формирующиеся сравнительные преимущества африканцев в земле-экстенсивных формах производства, которые, в частности, западноафриканцы уже используют и углубляют благодаря своим инвестициям и инициативам.

4 В этом контексте глава 5 представляет колониальные режимы, выделяя их фискальные ограничения и сравнивая различные национальные стили колониального правления, уделяя особое внимание крупнейшим империям, Великобритании и Франции. Тема этого очерка, однако, состоит в том, что более важным был другой вид различий между колониями, т. е. тот, который определялся степенью и формой европейского присвоения и использования земли: «поселенческие», «плантационные» и «крестьянские» колонии. В главе 6 рассматривается, насколько колониальное господство (и действия европейских компаний, которым оно способствовало) усилило появление сравнительных преимуществ в обширном экспорте сырья, и рассматриваются последствия этого для благосостояния населения.В главе 7 исследуется колониальный вклад и его пределы для очень долгосрочного смещения обеспеченности африканскими факторами от нехватки рабочей силы к изобилию рабочей силы и относительно высокому уровню накопления человеческого капитала, например, помощь Токугаве в Японии, а в последнее время и в других частях Азии. , для достижения «трудоемкой индустриализации» (Sugihara 2007). В главе 8 оценивается влияние различных видов европейского режима на африканское предпринимательство и на институты, способствующие, препятствующие или направляющие африканское участие в рынках.Глава 9 завершает предметное обсуждение комментариями о долгосрочных последствиях колониального вторжения для способности государства в Африке содействовать экономическому развитию.

5 Общеизвестно, что производство на душу населения в странах Африки к югу от Сахары является самым низким из всех крупных регионов мира и в среднем медленно и прерывисто росло с 1960 года.В политике структурная перестройка 1980-х годов ознаменовала собой переломный момент: фундаментальный переход от административных к рыночным методам распределения ресурсов. Однако изменение было менее значительным в большинстве бывших французских колоний, где (за исключением Гвинеи) сохранение конвертируемой валюты позволило правительствам избежать некоторых дополнительных мер контроля над ценами и количествами, которые все чаще вводились в основном в бывших французских колониях. Британские колонии за пределами зоны франка. В действительности совокупные темпы экономического роста в регионе были довольно приличными до 1973–1975 годов (Jerven 2009).По иронии судьбы, в течение десятилетия или около того после проведения структурной перестройки они оставались в стагнации или были отрицательными до того, как руководимый Китаем бум мировых цен на сырьевые товары привел регион к 12-летнему росту валового внутреннего продукта (ВВП) в среднем на 5% в год. за год до кризисов 2007 г. (рост цен на топливо и продовольствие, затем начало международного финансового кризиса) и 2008 г. привели к «великой рецессии» в 2009 г. (IMF 2009).

  • 1  Для общей информации см. Rimmer (1992, esp.5, 228).

6 Были заметные исключения из общих тенденций роста как до, так и после поворотного момента в начале-середине 1970-х годов. Кот-д’Ивуар и Гана представляли собой особенно интересный контраст: соседи одинакового размера с относительно схожими факторами и географическими особенностями, но с разным колониальным наследием. Кот-д’Ивуар пережил то, что можно было бы в общих чертах охарактеризовать как увеличенную версию стандартной траектории роста. Среднегодовой прирост ВВП составил 9.5% с 1960 по 1978 год (Berthélemy and Söderling 2001, 324–325), но затем было несколько лет застоя, за которым последовала гражданская война. Между тем Гана поступила почти наоборот. ВВП Ганы на душу населения в 1983 г., когда она начала структурную перестройку, был едва выше, чем в момент обретения независимости в 1957 г.1 Однако, как один из двух наиболее успешных случаев структурной перестройки в Африке (второй – Уганда), Гана в среднем продемонстрировала почти 5% годового роста. в течение четверти века после 1983 года. Таким образом, примерно, пока Кот-д’Ивуар поднимался, Гана падала, и наоборот.Только одна экономика к югу от Сахары, Ботсвана, продемонстрировала устойчивый рост в течение трех, а то и четырех десятилетий с момента обретения независимости, то есть в 1966 году. Ежегодный рост в Ботсване составлял в среднем 9,3% (Berthélemy and Söderling 2001, 324–325).

  • 2  Комментарии африканистов см. в Austin (2008b) и Hopkins (2009).

7Особенность теоретических и идеологических дебатов об истории экономического развития Африки заключается в том, что можно прийти к довольно схожим выводам, исходя из очень разных научных и политических отправных точек.Что касается колониального влияния, то доводы в пользу судебного преследования, которые поколение назад наиболее активно отстаивались сторонниками теории зависимости и радикальными националистами (Amin, 1972; Rodney, 1972), теперь отстаиваются экономистами «рационального выбора». Дарон Асемоглу, Саймон Джонсон и Джеймс А. Робинсон (2001; 2002) утверждали, что относительная бедность Африки в конце 20-го века была прежде всего результатом формы, принятой европейским колониализмом на континенте: европейцы соглашались на добычу, а не на заселение. себя в подавляющем количестве и, таким образом, вводя виды институтов (права частной собственности и системы правительства, которые их поддерживали), которые, согласно Асемоглу, Джонсону и Робинсону, были ответственны за экономическое развитие в Европе и колониях европейского поселения в Северной Америке. и Австралии.2

8 Колониальное изъятие в Африке можно было наиболее отчетливо увидеть в присвоении земли для европейских поселенцев или плантаций, стратегии, используемой не только для предоставления европейским инвесторам и поселенцам дешевого и надежного контроля над землей, но и для того, чтобы заставить африканцев продавать свой труд Европейские фермеры, плантаторы или владельцы шахт (Палмер и Парсонс, 1977). Даже в «крестьянских» колониях, то есть там, где земля оставалась преимущественно в собственности африканцев, мы увидим, что большая часть сектора услуг была фактически монополизирована европейцами.Затем была принудительная вербовка рабочей силы колониальными администрациями, будь то для работы на государство или на европейское частное предприятие (Fall 1993; Northrup 1988). Потенциально большое значение в долгосрочной перспективе имело нежелание колониальных правительств принять, а тем более способствовать возникновению рынков земельных прав на земли, занятые африканцами, будь то в «поселенческих» или «крестьянских» колониях (Phillips, 1989). С точки зрения как теории зависимости, так и институционализма «рационального выбора», первоначальный грех колониализма в Африке заключался в том, что он не ввел полнокровную капиталистическую систему, основанную на частной собственности и тем самым породившую давление в сторону конкуренции и накопления, необходимое для стимулирования самостоятельный экономический рост.

9 Более узкий, но важный аргумент был выдвинут тогда небольшой группой экономистов-либералов в период между 1950-ми и 1970-ми годами. В то время, когда экономисты развития (особенно, но не исключительно те, кто пишет по-французски) были склонны отдавать предпочтение ведущей роли государства в поисках развития смешанной экономики (Hugon, 1993; Killick, 1978), П. Т. Бауэр (1953; 1972) выступил с критикой последних колониальное государство за введение государственных советов по сбыту и тем самым заложило основу того, что он считал умерщвляющим вмешательством государства.

10Откровенно положительные обзоры колониального правления в Африке встречаются редко (но см. Duignan and Gann 1975). Однако во многих исследованиях упоминается подавление внутриафриканских войн, отмена внутренней работорговли и рабства, внедрение механизированного транспорта и инвестиции в инфраструктуру, а также развитие современного производства в «поселенческих» экономиках и в Бельгийском Конго. . Возбужденные волной экономической «глобализации» в конце 20-го века, некоторые экономические либералы утверждали, что Британская империя инициировала этот процесс, выступая против тарифной защиты (1846-1931 гг.) ).Что касается тарифов, то этот случай менее применим к французским колониям из-за протекционизма Французской империи. Это также гораздо менее верно в отношении последних 30 лет британского правления в Африке, когда были введены не только тарифы, но и созданы маркетинговые советы. С точки зрения институциональных изменений фундаментальное наблюдение, применимое к региону в целом, было выделено Джоном Сендером и Шейлой Смит (1986). В традициях «трагического оптимизма» Маркса о британском правлении в Индии они подчеркивали, что наемный труд был редкостью в начале колониального правления и все более распространенным к концу его. Для них, как и для Билла Уоррена (1980), империализм был «пионером капитализма».

11Помимо оптимизма и пессимизма, третья точка зрения на колониальное правление и, как следствие, на его наследие состоит в том, что его значение было переоценено. Есть разные пути к этому заключению. Многих историков поражает краткость колониального правления к югу от Сахары, то есть около 60 лет в большей части тропической Африки (Ajayi, 1969), и слабость колониального государства (Herbst, 2000).В этом контексте можно правдоподобно утверждать, что все, что шло хорошо в «крестьянской» экономике (а экономика товарных культур значительно расширилась), в основном было обязанностью африканцев благодаря их экономической рациональности и предприимчивости, позиция, воплощенная Полли Хилл (1997). Более амбивалентны аргументы Жана-Франсуа Байара (1989; 2000). Опираясь на известное наблюдение о том, что правителям в Африке обычно трудно получать большие доходы из внутренних источников, Баярт утверждает, что во время колониального правления и после него африканские элиты стали клиентами колониальных или заморских государств. Тем самым они установили отношения, которые, хотя и были неравными, приносили пользу как им самим, так и иностранцам. В то время как теория зависимости подчеркивала первенство иностранного агентства в определении исторических результатов, Баярт настаивает на том, что африканские элиты сыграли расчетливую и ключевую роль в установлении «экстравертной» модели африканской политической экономии.

12 Чтобы оценить колониальное наследие, нам необходимо отличить его от ситуации и тенденций в начале колониального правления, которое в большинстве стран Африки к югу от Сахары имело место во время европейской «схватки» с 1879 по около 1905.В то время регион по-прежнему характеризовался в целом (не везде и всегда) обилием обрабатываемой земли по отношению к доступной для ее обработки рабочей силе (Hopkins 1973; Austin 2008a). Это не означало «изобилия ресурсов», поскольку большая часть богатств полезных ископаемых Африки была либо неизвестна, либо недоступна с помощью доиндустриальных технологий, либо еще не представляла ценности даже за границей. Например, многие крупные открытия (в частности, нефти в Нигерии и алмазов в Ботсване) были сделаны только в период деколонизации.Более того, плодородие большей части земли было относительно низким или, по крайней мере, хрупким, что делало интенсивную обработку земли дорогостоящей или сложной, особенно при отсутствии навоза. Сонная болезнь мешала использованию крупных животных, будь то для вспашки или перевозки, в лесных зонах и большей части саванн. Чрезвычайная сезонность годового распределения осадков сделала большую часть засушливого сезона фактически недоступной для сельскохозяйственных работ. Вытекающая из этого низкая альтернативная стоимость труда в засушливый сезон уменьшила стимулы к повышению производительности труда в ремесленном производстве.И наоборот, характерный выбор методов ведения сельского хозяйства был обширным и трудосберегающим; но маломощность почвы ограничивала отдачу от труда (Остин, 2008а). Все это помогает объяснить, почему производительность труда африканцев, по-видимому, была выше за пределами Африки на протяжении нескольких столетий, ср. основная экономическая логика внешней работорговли, которая, по иронии судьбы, усугубляла нехватку рабочей силы в самой Африке (Остин, 2008b; Мэннинг, 1990).

13 В Африке структура стимулов поощряла высокую степень самодостаточности, и к середине 20-го века было широко распространено мнение, что доколониальная экономика обязательно была в подавляющем большинстве ориентирована на средства к существованию.Последние полвека исследований постепенно изменили эту оценку, особенно для Западной Африки, где в 16-м и 17-м веках была очевидна сильная тенденция к производству сверх средств к существованию. Хотя эта тенденция пострадала от усугубляющихся последствий «голландской болезни» атлантической работорговли (Inikori 2007; Austin, готовится к изданию), эта тенденция резко возобновилась с первого десятилетия XIX века, когда эта торговля начала отменяться, а западноафриканцы производили на более широкий и крупный масштаб для внутреннего, а также зарубежных рынков. Учитывая относительную нехватку рабочей силы и отсутствие (как правило) значительного эффекта масштаба в производстве, резервная заработная плата (минимальная ставка заработной платы, достаточная для того, чтобы убедить людей продавать свой труд, а не работать на себя) редко оказывалась оправданной. достаточно низким, чтобы потенциальный работодатель мог себе это позволить. Следовательно, рынки труда доколониальной Африки в основном принимали форму работорговли (Остин, 2005 г., главы 6, 8; Остин, 2008а).

14Одно и то же изобилие земли затрудняло достижение и поддержание политической централизации (Herbst 2000).Политическая раздробленность способствовала атлантической работорговле, поскольку более крупные государства имели бы более сильные стимулы и возможности для отказа от участия в ней (Inikori 2003). Эта фрагментация позже облегчила европейское завоевание. Эфиопия была исключением, подтвердившим правило, с ее плодородными центральными провинциями и большими сельскохозяйственными излишками, поддерживающими давно существующее и модернизирующееся государство, которое, единственное в Африке, имело экономическую базу, чтобы успешно противостоять «схватке».

  • 2 Историография слишком сложна, чтобы ее здесь можно было обобщить.Но можно сказать, что хотя моти (…)

15 Не случайно2 большая часть Африки к югу от Сахары была колонизирована в то время, когда индустриализация Европы создавала или расширяла рынки для различных товаров, которые можно было выгодно производить в Африке. Соотношение земли и рабочей силы, экологические ограничения для интенсивного земледелия, а также специфические качества определенных видов земли в различных частях континента давали Африке, по крайней мере, потенциальное сравнительное преимущество в крупномасштабном первичном производстве.Ко времени колонизации, особенно в Западной Африке, коренное население все чаще использовало сочетание этих особенностей предложения и доступа к расширяющимся зарубежным рынкам. От Сенегала до Камеруна тысячи тонн арахиса и пальмового масла, а с 1880-х годов каучука производились для продажи европейским торговцам (Law 1995).

16Колониальное правление в Африке должно было быть дешевым, а именно. для налогоплательщиков в Европе. Британская доктрина заключалась в том, что каждая колония должна быть самоокупаемой в финансовом отношении. Таким образом, любой рост государственных расходов должен был финансироваться за счет более высоких доходов, как это было в Гане в 1920-х годах, когда губернатор Гуггисберг смог профинансировать создание того, что стало самой известной больницей и школой в стране, а также нового гавань и больше железных и автомобильных дорог за счет таможенных поступлений, которые подпитывались растущим экспортом колонии какао-бобов. На практике французы были в равной степени привержены покрытию расходов.Во Французской Западной Африке в 1920-е годы также проводилась крупная программа общественных работ, хотя, как и в Гане, в течение нескольких лет расходы пришлось сократить, когда экспортные цены упали и прекратился рост доходов (Hopkins 1973, 190).

17После сокращения штатов во время Великой депрессии 1930-х годов, и особенно во время Второй мировой войны, колониальные администрации оказались (по разным причинам) вступающими в послевоенную эру с новым публичным обязательством активно содействовать развитию экономики более которым они председательствовали.«Развитие» языка было частично искуплено большими расходами. В принципе, это частично поступило от столичного налогоплательщика. Однако во французском случае Патрик Мэннинг (1998, 123–125) подсчитал, что правительство продолжало получать больше налогов из Африки, чем оно тратило в Африке. В Британской Западной Африке новые официальные советы по экспортному маркетингу накопили значительные излишки, сохраняя большую разницу между ценой, уплачиваемой производителям, и ценой, которую советы получали за урожай на мировом рынке.Излишки хранились в Лондоне, в британских государственных облигациях, как вынужденные сбережения африканских фермеров (Rimmer 1992, 41–42), которые помогли экономике британской метрополии оправиться от послевоенного дефицита доллара.

18Особая идентичность колониальной державы несколько изменила жизнь тех, кто находился под европейским правлением. Контрасты между двумя крупнейшими империями в Африке традиционно делаются со ссылкой на большую зависимость Великобритании от африканских вождей в качестве посредников («непрямое правление») и французскую доктрину ассимиляции небольшого меньшинства африканцев во французскую культуру и гражданство.В целом можно утверждать, что с экономической точки зрения сходства было намного больше, чем различий, за исключением случаев, когда последние возникали из состава их соответствующих африканских империй. Французское правление, как и британское, полагалось на африканских посредников, в том числе вождей, хотя Франция была гораздо более настойчива в упразднении африканских монархий (как в Дагомее, в отличие от британского обращения со структурами и династиями штатов Буганда, Ботсвана, Лесото). и, после неудачной попытки отмены смертной казни, Ашанти). В Западной Африке французы гораздо шире использовали принудительный труд, но это было в первую очередь потому, что на французских территориях с самого начала было относительно мало возможностей для заработка и, следовательно, заработной платы. Эта конкретная политика, Corvee и ее использование в интересах белых плантаторов, а не африканских фермеров, изменила колониальное наследие в Гане и Кот-д’Ивуаре. Это означало, что выращивание какао в Африке развивалось гораздо быстрее и драматичнее в бывшей стране, так что Гана была намного богаче на момент обретения независимости, когда Кот-д’Ивуар догонял (и перегонял) после позднего старта (Hopkins 1973, 218-9), что и было сделано к 1980-м годам.

  • 3 То же самое относится и к Мадагаскару, который здесь не рассматривается.
  • 4 Валовой национальный доход по ППС в среднем составлял 918 долларов США в бывших британских колониях и 1 208 долларов США i (. ..)

19 Утверждение о том, что различия между наследием британского и французского правления в Африке в первую очередь связаны с различиями в составе рассматриваемых африканских империй, может потребовать уточнения в свете ценных недавних исследований Томаса Боссуруа и Дени Коньо ( 2009).Они изучили социальную мобильность в пяти африканских странах и обнаружили, что в бывших британских колониях из их выборки, Гане и Уганде, «связь между происхождением, миграцией, образованием и профессиональными достижениями кажется гораздо более слабой», чем в исследованных ими бывших французских колониях, т.е. Кот-д’Ивуар и Гвинея3 (Bossuroy and Cogneau 2009, 2). В пояснении они подчеркивают важность больших инвестиций в образование в британских колониях, чем во французских колониях в их выборке. Это новая и важная линия исследования.Я подозреваю, что положительный вывод о бывших британских колониях также частично отражает тот факт, что Гана и Уганда по причинам, которые лишь частично и косвенно связаны с их соответствующим британским наследием, были двумя крупными успехами структурной перестройки в Африке, поэтому, возможно, предлагая более широкие возможности для образовательной, физической и профессиональной мобильности с середины 1980-х годов, что было достаточно рано, чтобы частично отражаться в данных, и которое совпало с экономическим застоем, а затем с гражданской войной в Кот-д’Ивуаре. Наконец, этот контраст может также частично отражать наследие эпохи Corvee и «поселенческого» сельского хозяйства в Кот-д’Ивуаре до того, как экономика начала расти в 1950-х и 1960-х годах. По состоянию на 1990 год, благодаря наследию ивуарийского «чуда», в выборке из 26 бывших британских и французских колоний в тропической Африке (за исключением юга Африки) именно бывшие французские колонии имели более высокие доходы на душу населения в покупательной способности. По паритету (ППС) более чем на 30% (Bossuroy and Cogneau 2009, 45, со ссылкой на данные Всемирного банка).4

20 «Экстраверсия» и «монокультурность» африканской экономики широко осуждаются и осуждаются как победа колониальных интересов над интересами Африки. Однако риски, связанные с чрезмерной специализацией, необходимо сопоставлять с долгосрочным приростом дохода, ожидаемым от использования сравнительных преимуществ. Но опять-таки, хотя расположение сравнительного преимущества колониальной экономики можно было определить, рано или поздно задача его капитализации поднимала вопрос о том, какие инвестиции могли бы прибыльно углубить это преимущество и, прежде всего, о том, как будут распределяться затраты и выгоды. .Конфликты идеологий, и особенно баланс сил между различными группами интересов, по-разному развивались в разных африканских колониях. Самое принципиальное различие было между «крестьянским» и «поселенческим» хозяйством. Давайте рассмотрим противоположные случаи экспортного земледелия в первом, особенно в Западной Африке, и добычи полезных ископаемых во втором, наиболее очевидно в Южной Африке.

21 Мы уже отмечали, что накануне европейского раздела континента Африка уже обнаружила зарождающееся сравнительное преимущество в экспортном сельском хозяйстве.В частности, в Западной Африке это было в общих интересах населения, европейских купцов и колониальной администрации. В Гану британским плантаторам изначально разрешили въезжать для выращивания какао-бобов. Но из-за отсутствия дискриминационной поддержки со стороны правительства, которой пользовались их коллеги в Кении и на юге Африки, они потерпели неудачу в коммерческой конкуренции с африканскими производителями (Остин, 1996а), точно так же, как французские плантаторы позже были затмены африканскими плантаторами в Кот-д’Ивуаре после отмена барщины . Колониальная зависимость от усилий африканских мелких капиталистов и крестьян в выращивании и сбыте экспортных культур на местном уровне окупилась в том, что стало Ганой и Нигерией, с более чем 20-кратным увеличением реальной стоимости внешней торговли между 1897 и 1960 годами (Austin 2008a). , 612), принося пользу британским коммерческим интересам, а также (через таможенные пошлины) колониальной казне. Усилия WH Lever, производителя мыла, получить разрешение правительства, наряду с необходимой принудительной поддержкой, для создания огромных плантаций масличной пальмы в Нигерии продолжались с 1906 по 1925 год, но они всегда отвергались в пользу продолжающейся африканской оккупации практически всех земель. земли сельскохозяйственного назначения.В конечном счете, это произошло потому, что африканские производители буквально доставляли товары (Hopkins 1973, 209-14) с помощью обширных земельных методов, хорошо адаптированных к обеспеченности факторами. Они отвергли советы колониальных сельскохозяйственных чиновников, когда они противоречили требованиям эффективной адаптации (Остин, 1996а). Положительный вклад администраций заключался в том, чтобы укрепить и позволить использовать сравнительные преимущества этих стран в экспортном сельском хозяйстве. Частично они сделали это за счет инвестиций в транспортную инфраструктуру, в которые внесли свой вклад и африканские предприниматели (Остин, 2007 г.).Не менее важно и то, что, хотя колониальная администрация так и не установила системы прав собственности на землю, в Гане (например) она поддерживала традиционное право фермеров на владение деревьями, которые они посадили, независимо от исхода любого последующего судебного разбирательства по поводу права собственности на землю. земля, на которой стояли деревья. Таким образом, африканские производители пользовались достаточными гарантиями владения и пользования, чтобы чувствовать себя в безопасности при инвестировании в выращивание деревьев в масштабах, достаточных для создания, в случае Ганы, того, что почти на 70 лет стало крупнейшей в мире экономикой какао (Остин, 2005 г., главы 14, 17). .

22 В Южной Африке были золото и алмазы, но их прибыльная эксплуатация требовала, чтобы стоимость рабочей силы была снижена намного ниже того, что предполагало соотношение физического труда и земли. Количественное исследование Ч. Х. Файнштейна показывает, что без такого принудительного вмешательства в рынок труда большинство шахт Южной Африки были бы убыточными до конца эры золотого стандарта в 1932 году (Файнштайн 2005, 109-12). Если Южная Африка в конечном итоге получила сравнительное преимущество «свободного рынка» в горнодобывающей промышленности, то это произошло только после нескольких десятилетий использования внерыночных средств для подавления заработной платы чернокожих, в частности путем присвоения земли и мер, запрещающих африканцам работать на земле, принадлежащей европейцам, за исключением случаев, когда рабочих, а не арендаторов.

23 Сравнение экономического наследия европейского правила бедности в «поселенческой» и «крестьянской» экономике осложняется многочисленными различиями между отдельными колониями. Однако возможны некоторые обобщения. Ясно, что распределение богатства и доходов было и остается гораздо более неравномерным в «оседлых» хозяйствах, чем в «крестьянских». Предварительные выводы Сью Боуден, Блессинга Чирипанхура и Пола Мосли (2008) подтверждают предположение о том, что владение землей снижает реальную заработную плату в «крестьянских» колониях, позволяя рабочим, мигрирующим в районы выращивания экспортных культур, получать долю доходов от экспорта. в противном случае они были разделены между европейскими фирмами, африканскими и азиатскими посредниками и африканскими владельцами ферм (см. также Austin 2005).Боуден, Чирипанхура и Мосли обнаруживают, что реальная заработная плата начала расти с 1920-х и 1930-х годов в «крестьянских» колониях Ганы и Уганды соответственно и не падала впоследствии до уровня 1914 года. Напротив, только в 1970-х годах реальная заработная плата золотодобытчиков в Южной Африке начала устойчиво расти по сравнению с уровнем начала 20-го века (Lipton 1986, 410). В выборке, взятой Боуденом, Чирипанхурой и Мосли, это было только в «чисто поселенческих» экономиках, Южной Африке и Зимбабве (Южная Родезия), а не в «крестьянских» колониях Ганы или Уганды и даже в промежуточном случае Кении. что в 20 веке уровень жизни в сельских районах Африки снижался в течение более 15 лет.Эта модель реальной заработной платы, наряду с долгосрочным расширением африканского экспортного сельского хозяйства, которое поддерживало рост реальной заработной платы в «крестьянских» колониях, нашла свое отражение в более раннем начале снижения детской смертности в Гане и Уганде по сравнению с Южной Родезией и Южная Африка.

24. Следует добавить, что многим африканским колониям не хватало как известных месторождений полезных ископаемых, так и земель, пригодных для прибыльного экспортного земледелия. Они не были выбраны для европейского поселения, и их экономика не была основана на сильном африканском сельском капиталистическом и крестьянском производстве. Им приходилось полагаться на сезонный экспорт наемных рабочих-мужчин и на выращивание менее прибыльных товарных культур, таких как хлопок, сроки выращивания которого противоречили потребностям продовольственных культур, что создавало риски для продовольственной безопасности (Tosh 1980). Текущая волна исследований, возглавляемая Александром Моради, использует рост как меру физического благополучия. Средний рост африканского населения увеличился в колониальный период в Гане и даже в Кении с «полуоседлой» экономикой (Moradi 2008; 2009).Когда это исследование будет распространено на более бедные колонии, такие как южный Судан, Танганьика (материковая часть Танзании) или колонии в западноафриканском Сахеле, не будет сюрпризом, если обнаружится, что улучшение благосостояния там было меньше, чем в изученных странах с более развитой экономикой. далеко. Колониальные правительства стремились повысить производительность труда, в частности, в (отдельных районах) менее благополучной экономики с помощью очень крупномасштабных, капиталоемких и авторитарных проектов, в частности, масштабной ирригационной схемы Управления Нигера в Мали и механизации. Кампания проекта «Восточноафриканский арахис» в Танганьике.Оба они потерпели вопиющие неудачи с точки зрения собственного производства и производительности, не в последнюю очередь потому, что они были неэффективны по отношению к преобладающим коэффициентам факторов и физической среде (Hogendorn and Scott, 1981; Roberts, 1996, 223–48; Van Beusekom, 2002).

25 Какими бы плохими ни были результаты «поселенческого» колониализма для уровня жизни коренного населения, именно в колониях, где европейцы присваивали землю в больших масштабах для поселенцев или компаний, более ранние и более масштабные начинания были заложены в современном производстве. .

26 Там, где индустриализация происходила в Азии, она, как правило, шла более трудоемким путем, чем в Европе и Северной Америке, заменяя, где это возможно, более продолжительный рабочий день дополнительными машинами (Sugihara 2007) и, как правило, имея более высокую долю труда по отношению к капиталу на любой заданный уровень выпуска. Регион, в котором рабочей силы, а также капитала было мало по сравнению с землей, такой как Африка к югу от Сахары, не очень подходил для следования ни по одному из путей в начале 20 века.

  • 5 В Катанге, в отличие от Южной Африки, чернокожая рабочая сила «стабилизировалась» с 1920-х гг. (…)

27 Тем не менее, Южная Африка, за которой в меньшем масштабе последовала Южная Родезия, приобрела значительный производственный сектор к тому времени, когда большая часть остальной Африки обрела независимость. «Искусственно» низкая стоимость труда чернокожих помогала, но только в неквалифицированных работах, потому что квалифицированные в любом случае предназначались для белых, а выбор техники был, как правило, капиталоемким.Рост производства стал возможен благодаря тарифной защите, когда преимущества местоположения (например, в пивоварении и производстве цемента) было недостаточно. Важно отметить, что добыча полезных ископаемых обеспечивала покупательную способность импорта для покрытия импорта капитальных товаров и, при необходимости, сырья. Это также был прямой или косвенный источник большей части доходов, используемых правительствами для инвестиций в производство, будь то напрямую или посредством предоставления инфраструктуры. Большое европейское население было источником как образованных рабочих, так и капитала, но, возможно, их наиболее важным вкладом в индустриализацию была политическая приверженность ее поддержке даже ценой потребительских цен, которые часто превышали уровень мирового рынка (Austen, 1987, 181–187). ; Килби, 1975; Вуд и Джордан, 2000).Продвижение вверх по цепочке создания стоимости стало стремлением значительной части белых избирателей там, где они контролировали правительства, как, например, в Южной Африке после 1910 года и в значительной степени в Южной Родезии с 1923 года, а также африканских избирателей после обретения независимости. В Южной Африке правительство «Пакта», состоящее из Национальной и Лейбористской партий, избранное в 1924 г., приступило к политике продвижения импортозамещающей индустриализации посредством тарифов и государственных инвестиций в электроэнергию и сталь (Feinstein 2005, 113–135). Южная Родезия последовала за ней в 1930-х годах, отчасти в ответ на вызов нового таможенного режима Южной Африки (Phimister 2000). Помимо этих «поселенческих» колоний, был и третий случай преждевременного роста современной мануфактуры, то есть Бельгийское Конго. Это был абсолютно не случай независимости или автономии поселенцев. Однако, как и в южной части Африки, горнодобывающая промышленность создавала благоприятные условия для импортозамещающей промышленности, обеспечивая инфраструктуру, покупательную способность импорта и часть рынка.5 Южная Африка оставалась флагманом производства в регионе, но возможности для дальнейшего расширения все больше ограничивались высокой ценой квалифицированного труда в экономике, где только меньшинство населения имело доступ к среднему образованию, а также ограниченным рынком для массового производства. — произведенные товары, возникшие в результате низкого уровня черной заработной платы. Если радикальная школа была права в отношении вклада репрессивной расовой политики в экономический рост в начале 20 века (Trapido 1971), то либералы были правы в отношении периода, предшествовавшего падению апартеида, т. е.е. система стала теперь тормозом, а не стимулятором развития экономики (Moll, 1990; Nattrass, 1991; Feinstein, 2005).

  • 6 Фактический ВВП, безусловно, был больше из-за вероятной недооценки неформального сектора. Это им (…)

28В 1960 году современное производство в Южной Африке было крупным, но не очень конкурентоспособным на международном уровне. В остальной части Африки к югу от Сахары он был намного меньше.Было только две страны, в которых производство составляло более 10% зарегистрированного или официально оцененного ВВП6, т. е. Южная Родезия (16%) и Бельгийское Конго (14%). Далее, на 9,5%, «полуоседлая» экономика Кении связана с Сенегалом (Kilby 1975, 472). Последняя была «крестьянской» колонией, но, будучи административным и торговым центром Французской Западной Африки, имела исключительно большое постоянное европейское население, что увеличивало приток людей с управленческим опытом, техническими знаниями и доступом к капиталу (Kilby 1975, 473). , 488-90).В Западной Африке даже эти низкие уровни производства 1960-х годов представляли собой очень поздний всплеск, вызванный послевоенным развитием (государственные субсидии для производства в случае Сенегала) и деколонизацией, которые побудили европейские фирмы основать местные фабрики для защиты своих существующих рынков. Килби 1975, 475, 490-507; Бун 1992, 65-77).

29 Учитывая относительную нехватку рабочей силы и небольшие рынки, а также сравнительное преимущество в обширном первичном производстве, неудивительно, что к концу колониального периода обрабатывающая промышленность была ненамного больше.Там, где были возможности, колониальные правительства редко были заинтересованы в нарушении статус-кво, при котором колониальные рынки промышленных товаров снабжались в основном монопсонистическими европейскими торговцами, продававшими товары, непропорционально произведенные в соответствующих европейских метрополиях (Brett 1973, 266-82; Kilby 1975). ). Но учитывая, что, несмотря на рост населения, обеспеченность факторами даже самых крупных африканских экономик не подходила для индустриализации в 1960 г., возможно, более важный вопрос заключается в том, заложило ли колониальное господство, прямо или косвенно, основы, на которых позже в Африке могли развиться условия для гораздо больший рост производства.

  • 7 По состоянию на 1950 год электроэнергия Дакара была самой дорогой в мире (Boone 1992, 66, 67n).

30Азиатский опыт подсказывает, что это, скорее всего, примет трудоемкую форму. В долгосрочной перспективе наиболее фундаментальным изменением колониального периода, вероятно, стало начало устойчивого роста населения, который в совокупности можно датировать концом пандемии гриппа 1918 года, хотя местные сроки варьировались.Трудно определить, насколько демографический прорыв был результатом колониальных действий, таких как подавление набегов рабов, мир в Африке после 1918 года и меры общественного здравоохранения, которые снизили кризисную смертность (Iliffe 1995, 238-41). По оценкам, в период с 1900 по 1960 год население стран к югу от Сахары удвоилось и составило около 200 миллионов человек (ссылки см. в Austin 2008a, 591). Таким образом, демографические условия для более дешевой рабочей силы только начинали создаваться. Но трудоемкая индустриализация также требует инвестиций в энергоснабжение и качество труда.Ему нужны работники, которые дисциплинированы и, возможно, обладают определенными навыками или обучены для облегчения приобретения новых (Sugihara, готовится к публикации). Уровень охвата школьным образованием вырос в колониальную эпоху с низкого или несуществующего уровня, а во многих странах удвоился или утроился в период с 1950 по 1960 год. Этому особенно способствовало то, что африканские политики получили контроль над внутренними бюджетами во время перехода к независимости, например, в Нигерии, где количество учащихся в начальной школе увеличилось с 971 000 до 2 913 000 человек, а в средней школе — с 28 000 до 135 000 человек (Sender and Smith 1986, 62). В 1957 годовая выработка электроэнергии в Бельгийском Конго составляла 2,750 млн. квт, в Центрально-Африканской Федерации — 2,425 млн. квт (в пределах которой большая часть электроэнергии производилась в Южной Родезии). Напротив, согласно данным за предыдущий год, Французская Западная Африка произвела в общей сложности 138 миллионов киловатт7, Нигерия — 273 миллиона киловатт, а остальная часть Британской Западной Африки — 84 миллиона киловатт (Kamarck, 1964, 271). Следовательно, несмотря на популярность индустриализации среди националистов, новые независимые страны не были хорошо подготовлены для начала трудоемкой индустриализации в 1960-х годах.Те, кто стремился к индустриализации, выбирали капиталоемкие методы (субсидирование капитала, протекционистские тарифы), и фабрики, как правило, становились создателями экономической ренты, а не прибыли от конкурентного успеха (Boone, 1992).

  • 3  Примеры из каждой эпохи соответственно для Нигерии см. Shea (2006), Wariboko (1998), Hopkins (197 (…)

31Африканское предпринимательство привело к изменениям в выборе продуктов, средств и организации производства в различных условиях до, во время и после колониального господства.3 Это было особенно заметно в Западной Африке, чья доколониальная экономика 19-го века, как правило, считалась более ориентированной на рынок, чем экономика других крупных регионов Африки к югу от Сахары (Остин, готовится к изданию). Колониальное влияние на африканское предпринимательство и на рынки, на которых они работали, снова в значительной степени зависело от того, имело ли место крупномасштабное присвоение земли для использования европейцами, будь то отдельные поселенцы или корпорации.

32Это знакомое деление на «поселенческие» и «плантационные» колонии, с одной стороны, и «крестьянские» (и сельские капиталистические) колонии, с другой, было далеко не чисто экзогенным для африканской экономической истории. Там, где африканские производители смогли выйти на экспортные рынки раньше и в широких масштабах, до того, как европейские экспортеры действительно начали работать, их успеха было достаточно, чтобы склонить чашу весов аргументов среди колониальных политиков в пользу тех, кто думал об этом как с экономической, так и с экономической точек зрения. политически мудрее всего оставить сельскохозяйственное производство в руках африканцев. Как мы видели в главе 6, Британская Западная Африка была главным примером этого. В Южной Африке, Южной Родезии и Кении африканские фермеры быстро отреагировали на возможность выращивать дополнительное зерно для снабжения внутренних рынков.Но правительства отреагировали, пытаясь вытеснить африканцев с рынка продуктов и на рынок труда, зарезервировав землю для европейцев, либо запретив африканцам сдавать ее обратно в аренду, либо (как в межвоенной Кении) ограничив время, в течение которого африканцы «самовольничают». могли работать на себя, а не на своих европейских помещиков (Palmer and Parsons, 1977; Kanogo, 1987). Однако африканское производство для рынка оказалось устойчивым, и правительства в конечном итоге смирились с этим и перешли к введению контроля над маркетингом сельскохозяйственной продукции, который благоприятствовал европейским производителям, а не пытался вытеснить африканских.В Кении только в середине 1950-х годов, во время восстания мау-мау, правительство сняло ограничения на производство в Африке ценных товарных культур (Mosley 1983). Таким образом, в той мере, в какой африканское производство для рынка в конце XIX века было больше в странах, которые стали «крестьянскими» сельскохозяйственными экспортными экономиками, чем в странах, ставших «поселенческими», этот контраст усиливался действиями правительства в последних в течение последующие десятилетия.

33Не то чтобы сохранение собственности африканцев на землю обязательно влекло за собой поддержку африканского капитализма.По общему признанию, мы видели, что колониальное государство в Гане защищало собственность сельскохозяйственных инвесторов в смысле сохранения права собственности фермера на деревья или посевы, которые он или она посадили, независимо от исхода юридических споров о праве собственности на землю. земли, на которой они стояли. Но как в «поселенческих», так и в «крестьянских» колониях колониальные правительства нерешительно и обычно враждебно относились к появлению рынков земли в районах, контролируемых африканцами. Эта политика в конечном итоге изменилась в Южной Родезии и Кении с избирательным продвижением регистрации земли в ответ на де-факто появление продажи земли и индивидуальной собственности (обрабатываемые земли становятся все более дефицитными в районах, оставшихся африканцам) и с африканской землей. -владельцы рассматриваются как политически консервативная сила в контексте Мау-Мау (Mosley 1983, 27-8; Kanogo 1987).В Западной Африке, без давления поселенцев на доступ африканцев к земле и с учетом расширения товарных культур, которое произошло в начале колониального периода и снова в 1950-х годах, ни политическое, ни экономическое обоснование обязательного оформления прав на землю еще не было убедительным. (Остин, 2005 г.).

34Африканские предприниматели, как и европейские, должны были иметь возможность нанимать рабочую силу. В этом контексте колониальный послужной список был постепенным, в основном неохотным нововведением. Рано или (часто) поздно они принимали законы против рабства.Но в Западной Африке, регионе, где в начале 20-го века явно было самое большое количество рабов, замена рынка рабов рынком наемного труда в значительной степени зависела от развития товарного сельского хозяйства в Африке (Остин, 2009 г.). В межвоенные десятилетия продолжающееся использование принудительного труда колониальными администрациями подвергалось постоянному давлению со стороны Международного бюро труда в Женеве. Смущение от этого способствовало дальнейшим неохотным и постепенным реформам.К концу Второй мировой войны, как показал Фредерик Купер (1996), британские и французские власти признали, что наемный труд стал обычным занятием для африканцев, а не сезонным занятием в сельском хозяйстве. Действительно, Купер далее показал, что в Лондоне и Париже долгосрочные финансовые последствия необходимости предоставления рабочим в Африке тех же прав, что и рабочим в Европе, способствовали решению покинуть тропическую Африку. Для африканских обществ прекращение рабства и рост наемного труда, возможно, были условием продолжения крупномасштабного участия в международной торговле.Еще в 1907 году производитель шоколада Cadbury переместил свои закупки какао в Гану после плохой рекламы какао, «выращенного рабами» в португальской колонии Сан-Томе, где он закупал раньше (Southall 1975, 39-49). К 1960 году рабство в целом перестало быть приемлемым среди торговых партнеров. Таким образом, колониальный аболиционизм, хотя и постепенный, способствовал «модернизации» трудовых институтов в Африке.

35Колониальное правление облегчило импорт капитала на этот бедный капиталом континент.Но только в горнодобывающем и отчасти в «поселенческом» и «плантационном» земледелии это происходило в больших масштабах. Исследование Герберта С. Франкеля (Frankel, 1938) внешних капиталовложений в управляемой белыми Африке остается единственным всеобъемлющим исследованием колониального периода. По словам Франкеля, в валовом и номинальном выражении за 1870–1936 гг. такие инвестиции составили 1 221 млн фунтов стерлингов, из которых 42,8% пришлось на Южную Африку. Это означало 55,8 фунта стерлингов на человека в Южной Африке, но только 3,3 фунта стерлингов во французских колониях и 4 фунта стерлингов.8 в Британской Западной Африке. Государственные инвестиции составляли 44,7% от общей суммы и почти 46% от общей суммы за пределами Южной Африки (Frankel 1938, 158-60, 169-70). Правительства и в некоторой степени горнодобывающие и плантационные компании вкладывали средства в транспортную инфраструктуру, необходимую для развития, в основном, экспортно-импортной торговли. В Нигерии и Гане африканцы также играли ведущую роль в строительстве автомобильных дорог и первых грузовых автомобилей (Heap, 1990). В институциональном плане колониальный период ознаменовался окончательной отменой человеческого залога с заменой его долговыми обязательствами, а в тех районах Западной Африки, где это было возможно, ссудами под залог какао-ферм.Также были введены современные банковские системы, но банки гораздо охотнее принимали сбережения африканцев, чем предлагали им ссуды, отчасти из-за того, что колониальные правительства не ввели обязательное оформление прав на землю (Cowen and Shenton 1991).

36Как и судоходство и экспортно-импортная торговля, банковское дело в колониальной Западной Африке имело сильную тенденцию к картелизации (Olukoju 2001-02; Austin and Uche 2007). Первоначальное установление колониального правления и границ само по себе нарушило внутриафриканские сети обмена, а растущее присутствие европейских торговцев во внутренних районах оттеснило многих африканских торговцев дальше по цепочке посредников между грузоотправителями и фермерами (Goerg, 1980; Nwabughuogu, 1982).Организованное сопротивление европейским картелям в основном возникло позже и в основном ограничивалось отдельными колониями, учитывая традицию «грабежей» какао, с которой африканские фермеры и брокеры сталкивались с последовательными европейскими торговыми картелями в Гане и местным банковским движением в Нигерии (Miles, 1978; Хопкинс, 1966). До обретения независимости в «крестьянских» колониях оставалось так, что рынки, на которых доминировали европейцы, были картелистическими, тогда как рынки, населенные африканцами, характеризовались крайней конкуренцией (Hopkins, 1978, 95). По крайней мере, гораздо больше, чем в «поселенческих» колониях, африканские предприниматели имели возможность работать как в экспортно-импортном, так и во внутреннем обменном секторах. Хотя в основном они ограничивались нижними уровнями коммерческих пирамид, они извлекали выгоду из общего роста экономики, особенно в Западной Африке (Hopkins 1995, 44). Монополистические договоренности были несколько поколеблены деколонизацией (Остин и Уче, 2007), но старый африканский сектор стал «неформальным», старый европейский сектор — «формальным» (Остин, 1993).После обретения независимости новые правительства столкнулись со знакомыми проблемами этого финансового дуализма, в частности с отсутствием дешевых кредитов формального сектора для неформальных предприятий.

37Несмотря на асимметричную конкуренцию, в более экономически благополучных «крестьянских» колониях продолжалась традиция предпринимательства и преимущественно (но не всегда) мелкого накопления в земледелии, ремеслах и торговле. В результате, как заметил Джон Илифф (1983, 67), возник «сильный контраст между Западной Африкой с ее давно сложившимся капиталистическим сектором и предпринимателями из ремесленничества и торговли, и восточной и южной Африкой, где предприниматели появились в основном благодаря …) Западное образование и занятость в современном секторе».Ранняя постколониальная политика не всегда строилась на этом, например, в случае Ганы с высоким налогообложением экспортного сельского хозяйства и созданием государственных монополий в определенных секторах (Austin, 1996b).

38 Общепризнано, что государства играют решающую роль в экономическом развитии, по крайней мере, в обеспечении соблюдения правил экономической деятельности и предоставлении физических общественных благ. Поэтому мы должны задаться вопросом, как колониальное правление повлияло на историческое ограничение политической централизации в Африке, а именно на трудности сбора доходов. Помимо этого, нам необходимо рассмотреть размер государства и характер власти и легитимности, т. е. была ли колонизация ответственна за раскол Африки, как часто говорят, или, как утверждали сами колониальные правители, они были модернизирующей силой, приносящей государства к «апатридам» и замене патримониальной власти властью бюрократической.

39 Колониальные администрации сами испытывали острые бюджетные трудности. Хотя европейские империи представили Африке возможность привлечения ссудного финансирования (по крайней мере, безличным, регулируемым законом, хотя и недемократическим способом), колониальные администрации были ограничены в своем обращении к денежным рынкам из-за того, что метрополия настаивала на том, чтобы каждая колония была финансово самодостаточной. и сбалансировать свой бюджет.Введение в каждой колонии единой валюты в качестве законного платежного средства, вероятно, снизило чистые транзакционные издержки (хотя в некоторых случаях демонетизация существующих валют нанесла ущерб держателям африканцев). Но столичные казначейства отказали своим колониальным подчиненным в автономии печатать деньги (Herbst 2000, 201-13). Французские колонии использовали французский франк. В Британской Западной Африке был выпущен колониальный фунт, но правила гарантировали, что он всегда был конвертируемым по номиналу с фунтом метрополии.Только после обретения независимости новые африканские правительства получили возможность создавать национальные валюты, от чего бывшие французские колонии в основном отказались, а бывшие британские колонии вскоре согласились.

40 Учитывая, что они столкнулись с теми же практическими ограничениями, что и предшествующие им африканские государства, колониальные правительства в целом продолжали полагаться доколониальных королевств на налоги на торговлю и людей, а не на землю или сельское хозяйство. Вышеупомянутое открытие во время Второй мировой войны заключалось в том, что совет по экспортному маркетингу мог быть основным источником дохода, что было основным фискальным нововведением колониального правления. По мере приближения независимости это непреднамеренное последствие военной уловки предоставило африканским политикам беспрецедентные возможности, например, изменить возможности получения образования для своего населения. Совет по маркетингу как фискальный инструмент был важным колониальным наследием, и его возможности и значение только начинали понимать. К 1980-м годам пределы этого механизма стали очевидны, поскольку обычные торговцы и производители могли обойти его, торгуя на параллельных рынках (Azarya and Chazan, 1987).

41Контрабанда подводит нас к одному из наиболее печально известных наследий колониального раздела Африки: установлению границ, разделяющих людей с общей культурой, разграничению некоторых государств, настолько малых, что их экономическая жизнеспособность вызывает сомнения, и созданию некоторых государств столь больших размеров. как потенциально неуправляемый. В этой критике много всего, но недавние исследования показали, что границы не обязательно были столь произвольными по своему происхождению и что, по крайней мере, некоторые из них впоследствии обрели социальную реальность и даже легитимность в народе (Nugent 2002). Опять же, хотя колониальное наследие включает в себя несколько очень маленьких государств, большинство колоний (даже самых маленьких) были больше, чем доколониальные государства, которым они были навязаны или вместо которых они были навязаны; и некоторые из них входили в состав более крупных региональных единиц (особенно Французская Западная Африка). В то время как колониальные границы в значительной степени сохранились, колониальные попытки внедрить веберианскую бюрократию оказались гораздо менее прочными (Bayart 1989). Одной из причин или проявлений этого является преобладание этнической принадлежности в большинстве африканских стран в политической конкуренции за ресурсы.

42Начиная с конца 1970-х годов целое поколение историков и антропологов склонялось к утверждению, что этническая принадлежность в Африке, далекая от того, чтобы быть «изначальной», была создана или, по крайней мере, сильно укоренилась в результате колониальных стратегий «разделяй и властвуй» 1979, 318-41 и Ranger 1983, хотя этот тезис выходил за рамки этих осторожных первоначальных утверждений). Недавняя историография показала, что акцент на способности колониальных государств изобретать и манипулировать традициями, в том числе относящимися к этнической принадлежности и вождям, был частично оправдан, но недооценивал способность африканских элит и народов самим влиять на результаты (Spear 2003). .Далеко не все этнические разделения возникли в колониальный период (Vansina 2001), хотя обычно они углублялись и материализовались взаимодействием колониальных и африканских элит (Prunier 1995). Каким бы ни было точное разделение ответственности в этом взаимодействии, среди ученых существует общее согласие в том, что этническая принадлежность была более важным организующим принципом политической ассоциации и конфликта со времен колониального господства, чем до него. Это имеет значение для экономического развития, поскольку общественное мнение и некоторые экономисты (в частности, Истерли и Левин, 1997) часто считают, что этнические разногласия в первую очередь ответственны за погоню за рентой, а не за политику стимулирования роста в постколониальной Африке. Однако этот подход подвергался критике по разным причинам (в частности, Arcand, Guillaumont и Jeanneney, 2000), и можно утверждать, что значимость этнической принадлежности в африканской политической и экономической жизни является не только причиной, но и реакцией на трудности, связанные с расширением экономического пирога в африканских условиях и сохраняющейся слабости государственного потенциала.

43 На фоне неодинаковых и/или плохих показателей роста постколониальной африканской экономики Ботсвана выделяется.Дарон Асемоглу, Саймон Джонсон и Джеймс Робинсон (2002a) утверждают, что это исключение, подтверждающее правило, т. е. что, хотя Ботсвана не имела благотворного институционального наследия, характерного для колоний «полных поселенцев», таких как Австралия, она управлялась исключительно легко Великобритании и в результате избежали наихудших склонностей к извлечению полезных ископаемых, которые они считают в целом характерными для не-«поселенческого» колониализма. На мой взгляд, два соображения указывают на другой вывод. Во-первых, без открытия алмазов трудно понять, как постколониальная Ботсвана могла расти намного быстрее, чем колониальный Бечуаналенд.Действительно, в течение первых трех десятилетий независимости в неалмазодобывающем секторе Ботсваны дела обстояли не лучше, чем в Замбии (Jerven 2008). Во-вторых, британское правление в Бечуаналенде было относительно интенсивным, а не наоборот. По критерию числа африканцев на одного администратора, около 1937 г., она была пятой из 33 африканских колоний (Richens, готовится к печати).

44 Ограниченный доходный потенциал африканских колоний (особенно до некоторых из наиболее впечатляющих открытий полезных ископаемых) помогает объяснить решения правительств Франции и Великобритании, столкнувшихся с растущими народными ожиданиями, направленными на растущие националистические движения, согласиться на скорейшую деколонизацию.В то же время французские фирмы, по-видимому, стали меньше интересоваться колониальной экономикой (Marseille 2005). Если это так, то по иронии судьбы французское правительство оставалось тесно связанным со своими бывшими колониями после обретения ими независимости, не в последнюю очередь через зону франка. Опять же, в 1950-х годах британские фирмы на месте выражали озабоченность по поводу своего будущего при независимых африканских правительствах, но они не привлекали особого внимания властей, проводивших деколонизацию (Tignor, 1998; Stockwell, 2000). Ирония последнего случая заключается в том, что через несколько лет на отношение британского правительства к отделению Биафры повлияли интересы британских нефтяных компаний (Uche 2008).

45 В этой статье рассматривается вопрос о колониальном наследии в связи с долгосрочной динамикой экономического развития региона, который в 1900 г. был исключительно плодородным регионом, характеризующимся одновременной нехваткой рабочей силы и капитала, возможно, удивительно обширными местными рыночными обменами, особенно в Западной Африке, а также за счет разного, но часто низкого уровня политической централизации. Колониальные правительства и европейские фирмы инвестировали как в инфраструктуру, так и (особенно на юге Африки) в институты, предназначенные для развития африканской экономики в качестве экспортеров основного продукта.В обоих случаях продолжала действовать старая экономическая логика принудительного труда, т. е. продолжающееся существование рабства в ранней колониальной тропической Африке и использование крупномасштабных захватов земель для продвижения трудовых потоков мигрантов в «поселенческих» экономиках. Но были изменения и вариации. Хотя мы отмечали различия между французской и британской политикой, например, в Западной Африке, больший контраст был между «крестьянскими» и «поселенческими» колониями.

46 В частности, в Британской Западной Африке наблюдалось подлинное совпадение интереса африканских фермеров, европейских купцов и колониальных правительств к расширению и использованию сравнительных преимуществ Западной Африки в обширном земледелии. Полученный в результате доход, по крайней мере, позволил многим рабовладельцам вместо этого стать работодателями. В этих случаях британское правительство (и французское в Кот-д’Ивуаре после 1945 г.) правильно понимало, в чем заключалась их собственная заинтересованность, когда они поддерживали африканские инвестиции в экспортное сельское хозяйство. Именно в тех «крестьянских» колониях, которые были лучше всего обеспечены землями, подходящими для выращивания более прибыльных культур, африканское население испытало значительное улучшение покупательной способности и наибольшее улучшение физического благосостояния.Однако в тех же странах колониальные правители, отчасти из-за фискальных ограничений, а также, вероятно, из-за реалистичной оценки краткосрочных экономических перспектив, мало что сделали непосредственно для подготовки экономики к продвижению «вверх по цепочке создания стоимости». Таким образом, первое поколение постколониальных правителей руководило экономикой, в которой еще не хватало образованной (и дешевой) рабочей силы и достаточного (и достаточно дешевого) электричества, чтобы успешно начать индустриализацию. Потребовались постколониальные инвестиции в образование и другие общественные блага, чтобы приблизить экономику Западной Африки и тропической Африки в целом к ​​перспективам существенного роста трудоемкого производства, если это позволит международная конкуренция.

47 Колонии «поселенцев» имели худшие показатели по сокращению бедности, особенно с учетом минеральных ресурсов Южной Африки и Южной Родезии, но у них были лучшие результаты по структурным изменениям. Широкомасштабное использование принуждения было основой для построения управляемой белыми экономики, которая, особенно в Южной Африке, в конечном итоге стала достаточно прибыльной, чтобы отчасти политически мотивированная политика импортозамещающей индустриализации принесла определенный успех. Таким образом, рента, полученная от африканских рабочих, направлялась на структурные изменения, хотя по мере своего развития этот процесс становился обреченным на провал, способствуя падению апартеида.

48 Как сторонники рыночных институтов, колониальные режимы имели очень неоднозначную репутацию; но, вероятно, во всех странах к югу от Сахары к 1960 году было гораздо больше наемного труда, намного больше продаж земли и гораздо больше людей, более сильно зависящих от рынков, чем в 1890 или 1900 году. Последнее наследие колониального период имеет довольно неясное отношение к колониальной политике, т. е. устойчивый рост (всего) населения с 1918 г. прогрессивно трансформировал факторные соотношения и в целом увеличил долгосрочный экономический потенциал континента.

Колониализм нельзя забыть – он по-прежнему уничтожает людей и нашу планету

Изображение: Битуминозные пески, Альберта. Предоставлено: Дру Оджа Джей/Flickr, CC 2.0.

Последствия колониализма и империализм во всех их формах и во все эпохи бросает вызов нашему воображение. Были нанесены невыразимые жестокости, их шрамы и агония невыразимый.

Колониализм был и остается массовое уничтожение памяти.Земли, источники тождества, украдены. Языки, вырванные изо рта. Коллективная потеря для человечества была неисчислимы, как культуры, идеи, виды, среды обитания, традиции, космологии, возможности, модели жизни и способы понимания мира были разрушены. Бесчисленные экологические традиции, включающие различные способы общения с природой. были сметены.

Когда формальный колониализм подошел к концу, начался процесс стирания его преступлений из общественной памяти и стирания истории.То силы забвения созданных и обнародованных мифологических нарративов невинное имперское величие, незапятнанное порабощением или геноцидом. Когда вынужденный отдать Конго, король Леопольд сжег все документы связано с его жестоким правлением. «Я отдам им свое Конго, но у них нет право знать, что я там делал, — сказал Леопольд. Печи его дворца горели восемь дней (1).

Есть много такие разрозненные главы, которые мы никогда не реконструируем. Каждый счет смерти, каждый статистика, каждый фрагмент истории горько неполна.Но предварительной арифметики жестокости достаточно, чтобы проиллюстрировать явный масштаб разрушения.

Столь катастрофическим и широко распространенным было истребление человеческой жизни в Америке, что девять десятых ее первоначального население было истреблено войной, эпидемическими болезнями, порабощением, переутомление и голод (2). Большинство из нас слышали упрощенную историю о геноциде микробами, когда население были уничтожены болезнями, к которым у них не было иммунитета. Но уязвимость сообществ к болезням не было просто продуктом биологического несчастья.недоедание, истощение, отсутствие санитарии, порабощение миссий и перенаселенность способствовали ослаблению народная защита (3). Демографические исследования показали, например, что на Испаньола, коренное население резко сократилось до того, как были зарегистрированы случаи заболевания оспой. задокументировано (4).

В последние десятилетия XIX в. десятки миллионов индейцев умерли от голода, а британская колониальная политика заставили страну экспортировать рекордные объемы продовольствия. Если их тела были сложены головы к ногам, трупы покрывали длину Англия 85 раз больше (5).Потрошение Конго, задуманное добыть максимальное количество слоновой кости и каучука, убить не менее 10 миллионов человек – половина населения страны в то время (6).

Щедрости колониализм обеспечил богатство Европы. Швы серебра и золота опухли казны банков и купцов. Состояние, сделанное из металлов, раб торговля и товары с плантаций служили прямым стимулом для колониального экономики, помогая финансировать промышленную революцию (7). Потребители в колонии оказались жизненно важными для закупки продуктов и поддержки западноевропейских промышленности (8).К концу XIX века более половины доходов британского государства приходилось на его колонии.

Колониализм перестроил мировую экономику. Доля Индии в мировой экономике сократилась с от 27% до 3%. Доля Китая сократилась с 35% до 7%. Доля Европы резко возросла с 20 до 60 процентов (9). Таблицы разработки были свернуты. В 18 веке разница в доходах ведущие мировые цивилизации были минимальными. На самом деле вполне вероятно, что средний уровень жизни в Европе в это время был ниже, чем где-либо еще (10).

История колониализма, продезинфицированная и запачканная из исторического сознания, необходимо вспомнить по многим причинам – не в последнюю очередь из-за нашей озабоченности по поводу климата. Бухгалтерская книга колониализма щедрого разрушения – полного уничтожения экосистем и подчинение тех сообществ, которые их вскормили, – развязало большую повышается выброс. Между 1835 и 1885 годами вырубка лесов на территориях Соединенные Штаты были крупнейшим мировым источником выбросов (11).

В конечном итоге колониализм изменил скорость, размах и масштабы экологического разрушения. Это вызвало кардинальные изменения в наземных и морских экосистемах и изменили динамику экономического роста. Политический эколог Джейсон Мур утверждает, что «подъем капиталистической цивилизация после 1450 года с ее дерзкими стратегиями глобального завоевания, бесконечная коммодификация и неустанная рационализация», ознаменовало собой «поворотный момент в истории отношений человечества с остальными природа, больше, чем любой водораздел со времен возникновения земледелия и первого города» (12).

Через большинстве континентов и контекстов власть и влияние империи привели к эпохе крупного разорения. Как отмечает историк окружающей среды Иоахим Радкау, «[i]n по мнению подавляющего большинства ученых, масштабный экологический кризис развивалась в 18 веке и обострилась и стала очевидной в 19-м… В В Китае, как и в Европе, можно обнаружить в 18 веке стремление использовать природные ресурсы до предела и не оставлять больше пустых мест…» (13).

Его наследие сохраняется и сегодня в колониальной комплексы, лежащие в основе нашего видения природы и других людей.Экономически, его наследием стала натурализация модели интенсивного перекладывания издержек, что позволило государствам разгрузить ресурсоемкие отрасли, а стоимость экологического ущерба. К рождению Нового Света, серебряных рудников и швы в Богемии и Саксонии были исчерпаны. Европейские леса несли бремя многовековой эксплуатации для использования в судостроении. Около 3000 дубов требовалось для постройки одного боевого корабля (14). Иберийское кораблестроение, которое проедали леса Каталонии, переселились на Кубу и в Бразилию (15).Строительство британских линкоров было перенесено из Лондона в Бомбейские верфи (16). Как только отрасли были экстернализированы, ресурсы могут быть извлечены с минимальным вниманием к последствиям для окружающей среды. Японская политика, например, охраняла леса в Японии, но эксплуатировала их во время правления Японии в Корее (17).

Колониализм также прочно сформировали наши взгляды на сохранение и экологию. Колониальные попытки защищать природу, особенно популярную в конце девятнадцатого века, стали дополнительными возможностями для колониального контроля.Жители были удалены из районов «первозданной природы», которые затем стали национальными парками, а земли за пределами они были посвящены интенсивной добыче. Общины ахваничи были, для например, изгнанных из долин, которые сегодня составляют Йосемитский парк в Калифорния.

Неоколониализм: метаболизм страданий

В течение 19 и 20 веков формальные колониализму пришел конец. Страны были освобождены, новые флаги были развернуты и переписаны приняты конституции. Но хотя имперские государства были вынуждены отказаться их хватка, их наследие преобладали.Столетия порабощения, деспотизма, подавленный суверенитет и экологический снос гарантировали долгую загробную жизнь к имперскому преследованию и его логике завоевания и хищничества. Многие из новых национальные государства шли по пути, проложенному для них колониальными державами, и продолжали процесс экологического разрушения. Под знаменами развития, тысячи общин были выселены и перемещены в рамках программ развития.

В Индии с 1947 по 2000 год около 24 миллионов адиваси (коренных народов) были перемещены из-за большого развития проекты.Строительство плотины Нармада переселило более 100 000 человек. в одиночестве. В Бразилии военные и невоенные правительства спровоцировали оптовую уничтожение огромных площадей тропических лесов Амазонки, субсидирование строительства дорог, расчищая путь для крупных животноводческих ферм и открывая землю для мигрантов. В Египте режим Хосни Мубарака передал контроль над землей крупным землевладельцы, выселив сотни тысяч крестьян, были выселены, под знамя «развития».

В 1972 году, следуя колониальным прецедентам, нигерийское правительство объявило вне закона традиционное сельское хозяйство путем расчистки от огня, шаг, который впоследствии способствовал разрушительному голоду (18).В Кроме того, поощрение правительством новых нефтяных проектов было описано выдающийся лидер огони Кен Саро-Вива, как «реколонизация» (19).

Вырубка лесов охватила бывшую колонии. В период с 1960 по 1980 год экспорт древесины из Индонезии вырос в 200 раз. Кот Экспорт древесины из Ивуара вырос с 42 000 тонн в 1913 году до 1,6 миллиона тонн. в начале 1980-х; осталось менее сороковой части лесов страны (20). Между 1900 г. и по настоящее время более половины лесов «развивающегося мира» были удалено (21).

Те, кто сопротивлялся этим моделям, были встречены жестокими репрессиями и внесудебным насилием (22). Этот метаболизм страдания продолжаются и по сей день, сотни общественных лидеров и общин активистов, убиваемых по всему миру каждый год, за сопротивление посягательствам экстрактивные границы. В период с 2010 по 2017 год не менее 124 экологических в Гондурасе были убиты земельные активисты (23).

Границы экологического разрушения постоянно расширяются, поскольку аппетит мировой экономики к новым материалам шатается.В период с 2003 по 2015 год количество горнодобывающих проектов в Аргентине выросло с 40 в 2003 г. до 800 в 2015 г. (24). Пятая часть Перу была передана горнодобывающие компании (25).

Сегодняшний мир — это пейзаж, изуродованный экологическое насилие: монокультурные поля сои в бразильском Мату-Гросу; современная золотая лихорадка Мадре-де-Диос и Замфара; обширные пруды с битуминозными песками Канады; поглощающие лес угольные шахты Калимантана; мегадамины Дельта Меконга; реки, вычерпанные для добычи песка; фосфатные рудники Западной Сахара; пальмовые плантации Телы; бокситовые рудники Гвинеи; сетка трубопроводы через дельту Нигера; поля сахарного тростника штата Уттар-Прадеш.

Это тоже мир печей: кирпичные печи Пешавара; металлургические заводы Норильска; стекольная промышленность г. Фирозабад; химические заводы Дзержинска; сталелитейные заводы Xingtai и Манди Гобиндгарх; заводы по производству удобрений в Баоцуне; кожевенные заводы Хазарибагха и Равалпинди; алюминиевые заводы Эль-Джубайля; загрязненные дельты р. страна огони; кладбища кораблей в Бангладеш; раковые деревни индустриальных Китай.

Полное влияние колониализма будет раскрыто в его долгосрочных последствиях.Он коренным образом преобразил ландшафты, государственные отношения, философии и культуры, оставив в наследство интенсивную и грабительскую экономическую модель. В погоне за ресурсами страны грубо перешагнули границы и уничтожили многие из экосистем, необходимых для предотвращения изменения климата.

Это второй из двух отрывков из новой книги Дэниела «Память, которой мы могли бы быть», опубликованной этой осенью издательством New Internationalist Books.

Примечания

  1. Адам Хохшильд, Призрак короля Леопольда , Хоутон Миффлин Харкорт, 1999 год.
  2. JR McNeill, Mosquito Empires , Cambridge University Press, 2010, стр. 16.
  3. Джастин МакБрайан, «Накопление Вымирание», Антропоцен или Капиталоцен? PM Press, 2016, стр. 116-137.
  4. Массимо Ливи Баччи, Conquest: The Destruction of the American Indios , Polity, 2008. поговорим о репарациях», Guardian , 27 ноябрь 2015 г.
  5. Adam Hochschild, op cit.
  6. Джейсон Хикель, The Divide , Уильям Хайнеманн, 2017.
  7. Джозеф Иникори, Африканцы и промышленная революция в England , Cambridge University Press, 2002.
  8. Ангус Мэддисон, Мировая экономика , ОЭСР, 2006.
  9. Майк Дэвис, «Происхождение третьего мира», Антипод , Том 32, № 1, 2000.
  10. Джон Л. Брук, Изменение климата и курс глобального History , Cambridge University Press, 2014, стр. 496.
  11. Джейсон В. Мур, «The Capitalocene, Часть I’, Журнал Крестьянские исследования , Том 44, № 3, 2017.
  12. Йоахим Радкау, Природа and Power, Cambridge University Press, 2008, стр. 111.
  13. Джереми Л. Карадонна, Устойчивое развитие: история , Оксфорд University Press, стр. 33.
  14. Джейсон В. Мур, «Амстердам стоит на Норвегия», Journal of Agrarian Change , Vol 10, No 1, 2010.
  15. Joachim Radkau, op cit, стр. 173
  16. Там же, стр. 117.
  17. Майкл Дж. Уоттс, Silent Violence , Университет Джорджии Press, 2013.
  18. Силке Стро, «На пути к постколониальному Окружающая среда?», Local Natures, Global Обязанности, Родопи, 2010, стр. 197.
  19. Клайв Понтинг, Новая зеленая история мира , Случайный House, 2007, стр. 192.
  20. John H Bodley, Антропология и Современные человеческие проблемы , Rowman Altamira, 2012, стр. 47.
  21. Например, в случае с Рио-Негро. массовые убийства в Гватемале.
  22. Отэм Спанн, «Почему Гондурас — самая смертоносная страна в мире для экологов?», Guardian , 7 апреля 2016 г.
  23. Дарио Аранда, «Qué hay detrás de la campaña antimapuche», La Vaca , 27 ноября 2017 г.
  24. Гестион, «Concesiones mineras ocupan la quinta parte del territorio del Perú», 14 сентября. 2014, nin.tl/Перу

Складные двери серии Ultra | Окна и двери Kolbe

Kolbe предлагает варианты остекления, обеспечивающие оптимальную энергоэффективность для географического региона, в котором вы живете. Low-E — это «умное» покрытие, снижающее передачу энергии через стеклопакет. В результате снижаются расходы на отопление и охлаждение в течение всего года. Покрытия Low-E также снижают вероятность образования конденсата, а также обеспечивают защиту от выцветания мебели, тканей и ковровых покрытий.

Kolbe предлагает следующие варианты низкоэмиссионного стекла, а также множество специализированных вариантов.

Солнечная батарея с низким уровнем излучения

Подходит для большинства климатических условий и соответствует требованиям большинства энергетических зон. Солнечное низкоэмиссионное стекло предназначено для отражения тепла со стороны помещения обратно в помещение в зимние месяцы. Летом допускаются видимые солнечные лучи, которые блокируют большую часть солнечной инфракрасной тепловой энергии. Стандарт Кольбе.

Солнечная энергия Low-E

Когда погода становится холодной, стекло Solar Gain Low-E является идеальным средством от простуды.Он делает дома более теплыми и комфортными, блокируя потери тепла наружу и позволяя солнечному теплу проникать внутрь, увеличивая приток солнечного тепла.

Solar Advanced Control Low-E

Тонированное стекло, рекомендованное для теплого климата, обеспечивающее защиту от солнечных лучей в широком диапазоне спектра, а также помогающее уменьшить блики.

Защита от солнечной энергии Low-E

Обеспечивает идеальный баланс защиты от солнца и высокой видимости, блокируя 95% УФ-лучей, сохраняя при этом внутреннюю температуру.

ThermaPlus™ Low-E

Дополнительное покрытие Low-E, которое помогает удовлетворить самые строгие требования к энергопотреблению, обеспечивая защиту от потери тепла и УФ-повреждений. Доступны версии с двумя стеклами Solar Low-E, Solar Control Low-E, Solar Повышенное управление Low-E или Solar Advanced Control Low-E.

Тройное остекление

Окно с большей энергоэффективностью сохраняет воздух в помещении теплым и комфортным, предотвращает потери тепла и снижает расходы на отопление.Он состоит из трех оконных стекол, термопрокладок и доступен в стеклах Solar Low-E, Solar Gain Low-E, Solar Control Low-E и Solar Advanced Control Low-E.

Консервант ® Пленка

Защитная пленка, защищающая стеклянные поверхности от царапин во время транспортировки и строительства, а также сокращающая время, затрачиваемое на уборку строительной площадки.

Тонированные, цветные или узорчатые

Обеспечивает затенение, уединение или визуальный интерес.

Закаленный

Стандарт

для дверей Kolbe, отвечающий требованиям безопасности. Также доступны в оконных блоках, соответствующих определенным строительным нормам.

Ламинированный

Преимущества

включают в себя безопасность, надежность, звукоизоляцию и максимальную защиту от УФ-излучения.

Воздействие

Остекление, предназначенное для работы в суровых условиях окружающей среды, особенно в прибрежных районах. В сочетании с ударопрочным продуктом это остекление обеспечивает высочайший уровень безопасности.

Neat+™

Использует солнечные УФ-лучи для расщепления парниковых газов и других загрязняющих веществ и разрыхляет грязь, чтобы вода могла ее смыть, оставляя окна чистыми дольше. Специальный процесс напыления делает стекло очень гладким, поэтому вода стекает с него быстрее, чем со стекла без покрытия, что позволяет тратить меньше времени на очистку.

ПРИМЕЧАНИЯ:
Не все стекла доступны для всех продуктов. Пожалуйста, свяжитесь с вашим дилером Kolbe для получения информации о продукте.

Neat+ и Preserve являются торговыми марками Cardinal IG.

Стеклопакеты Low-E с дистанционной планкой из нержавеющей стали имеют 20-летнюю гарантию. Не все перечисленные варианты стекла имеют одинаковую гарантию на стекло. Пожалуйста, свяжитесь с вашим дилером для получения подробной информации.

Племена, поддерживающие Каддафи, призывают повстанцев вернуться в лоно

* Вожди племен осуждают авиаудары НАТО в субботу, чтобы «вернуться в лоно» и объединиться со своим лидером против авиаударов НАТО, которые они сравнили с колониальным правлением Италии.

Звонок прозвучал на встрече лидеров, представляющих около 420 племен, на которую правительство Каддафи пригласило иностранные СМИ, допущенные в Триполи. Эти журналисты работают под пристальным наблюдением со стороны государственных наблюдателей.

«Племена завара призывают наших братьев на востоке и в западных горах… вернуться в лоно других ливийских племен», — сказал Мохаммед аль-Мансури, выступая от имени племен из района Завара на западе Ливии.

«Земля Ливии — кладбище захватчиков.Спросите итальянцев-фашистов, что с ними стало, когда они вторглись в Ливию в 1911 году».

Недели западных авиаударов не смогли сместить Каддафи. Они завели в тупик войну, которую он, казалось, выигрывал, когда правительственные силы сдерживались на востоке и вокруг осажденного города Мисрата, сражаясь за контроль над западными горами.

Армия Ливии отошла к окраинам Мисраты, откуда она обстреляла порт, удерживаемый повстанцами, и заминировала его воды, чтобы корабли не могли отправить им помощь и припасы.

Ливийские официальные лица говорят, что они вооружают и обучают племена на окраинах Мисраты и оставляют им возможность найти решение кризиса путем переговоров или с помощью насилия.

Возле палатки, где встречались старейшины племени, молодой человек из племени Варшана сказал, что он и его родственники готовы отправиться в Мисрату, чтобы попытаться положить конец конфликту, в результате которого погибли сотни людей в третьем по величине городе Ливии.

Насреддин Абу Амаид сказал, что племена попытаются договориться о прекращении боевых действий при условии, что авиаудары НАТО прекратятся, но готовы сражаться с повстанцами в случае необходимости.

«Мы пойдем. Наши ребята готовы. В моем городе у нас есть 15 000 человек, которые готовы очистить Мисурату», — сказал он, имея в виду Азизию к юго-западу от Триполи, где проходила встреча.

«Мы хотели, чтобы армия отступила. Мы возьмем на себя. Нам реально надоели, особенно от НАТО. Если бы не вступление НАТО, этого бы не произошло».

На вопрос, опасается ли он, что такой шаг вызовет полномасштабную гражданскую войну, Абу Амаид ответил: «Мы готовы к этому, если они не захотят останавливаться.

Практически все выступавшие на конференции присягнули на верность Каддафи, увеличенная фотография которого была вывешена перед залом. Соплеменники в белых одеждах встали и разразились проправительственными речевками посреди речей.

Махмуд аль-Бахлул выступил от имени 34 кланов, насчитывающих около 200 000 человек, которые, по его словам, составляют защитный пояс вокруг столицы. Другие докладчики представляли другие группы.

«Мы говорим, что ливийцы едины, и ливийская земля не будет разделена», — сказал собравшимся соплеменникам координатор встречи Омар Тантуш.(Под редакцией Роберта Вудворда)

Только для детей! | Национальный почтовый музей

Почтовая служба существовала еще до того, как Америка стала независимой страной. В первые дни большая часть почты отправлялась между Англией и Северной Америкой, но по мере того, как все больше и больше людей приезжало жить в колонии, они хотели иметь возможность общаться с людьми, которых они знали и в других колониях.

Для этого была создана система почтовых дорог, а мужчин, перевозивших почту верхом с места на место, называли почтовыми всадниками.Изображение слева представляет собой гравюру на дереве почтового всадника. Поскольку некоторые дороги были в очень плохом состоянии или на них было опасно ездить, письма доходили до адресата очень долго. Также было очень дорого отправить письмо обычной почтой.

Некоторые люди нашли способ избежать высокой стоимости почтовых расходов, отправляя свои письма «с почты», что означает, что они отправляли письма частным лицам, которые часто брали меньше, чем официальные почтовые курьеры.Иногда почтальоны даже неофициально возили письма, чтобы заработать дополнительные деньги!

Некоторые письма на этой выставке были отправлены таким образом, и вы можете открыть их и прочитать, но, поскольку старый почерк может быть очень трудно прочитать, сначала попробуйте наш онлайн-учебник по колониальному почерку .

К тому времени, когда между Англией и колониями разразилась война за независимость, многие колонисты отказывались отправлять свои письма по британской системе.Эти мужчины и женщины не хотели поддерживать британское дело, оплачивая британские почтовые расходы. Была создана новая американская система под названием Конституционная почта.

В те дни вы могли использовать свои письма, чтобы сообщить людям, являетесь ли вы лоялистом (человеком, который поддерживал британцев) или революционером (человеком, который хотел независимости), закрывая свои письма лоялистской или революционной печатью. Вы можете создать свои собственные печати в домашних условиях. Выберите тип лоялист или революционер , или попробуйте сделать оба!

После того, как вы сделаете печать, вам понадобится письмо.В колониальные времена люди делали конверты, складывая листы бумаги определенным образом, чтобы письма не выпадали. Вы можете сделать свой собственный конверт в колониальном стиле и решить для себя, хотите ли вы отправить свое письмо «из почты»!

Трехэтапная модель колонизации населения Америки

Аннотация

Фон

Мы оцениваем процесс первоначальной колонизации Америки и предлагаем трехэтапную модель, объединяющую текущие генетические, археологические, геологические и палеоэкологические данные.В частности, мы анализируем митохондриальные и ядерные генетические данные, используя дополняющие друг друга модели демографической истории и включая негенетические данные для повышения антропологической актуальности анализа.

Методология/Выводы

байесовских горизонтальных графика, которые обеспечивают динамическое представление изменений численности популяции с течением времени, показывают, что индейцы прошли две стадии роста ≈ 40 000 и ≈ 15 000 лет назад, разделенные длительным периодом стабильности популяции.Анализ слияния изоляции с миграцией, в котором используются данные сестринских популяций для оценки даты расхождения и размеров популяции-основателя, предполагает расширение популяции америндов, начавшееся ≈15 000 лет назад.

Выводы/значимость

Эти результаты подтверждают модель заселения Нового Света, в которой предки индейцев отошли от азиатского генофонда до 40 000 лет назад и испытали постепенную популяционную экспансию по мере их перемещения в Берингию. После длительного периода незначительных изменений в численности населения в Берингии индейцы быстро распространились в Америку ≈15 000 лет назад либо через внутренний свободный ото льда коридор, либо вдоль побережья.Эта быстрая колонизация Нового Света была достигнута группой основателей с эффективной численностью населения ≈1000–5400 человек. Наша модель представляет подробный сценарий времени и масштабов первоначальной миграции в Америку, существенно уточняет оценку основателей Нового Света и предоставляет единую теорию для проверки с будущими наборами данных и аналитическими методами.

Образец цитирования: Китчен А., Миямото М.М., Маллиган С.Дж. (2008) Трехэтапная модель колонизации населения Америки.ПЛОС ОДИН 3(2): е1596. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0001596

Академический редактор: Генри Харпендинг, Университет Юты, США

Получено: 8 января 2008 г.; Принято: 16 января 2008 г .; Опубликовано: 13 февраля 2008 г.

Авторское право: © 2008 Kitchen et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания оригинального автора и источника.

Финансирование: Это исследование было поддержано грантом Национального научного фонда для CJM (BSR-0518530) и средствами Департамента зоологии Университета Флориды для MMM.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

На протяжении десятилетий интенсивное междисциплинарное внимание было сосредоточено на колонизации последнего обитаемого участка суши на планете — заселении Америки.Первая всеобъемлющая междисциплинарная модель колонизации Нового Света, включающая лингвистические, палеоантропологические и генетические данные, вызвала большие споры, что, по крайней мере частично, было связано с уникальным широким охватом исследований [1]. С тех пор более целенаправленные исследования привели к согласию по общим параметрам процесса колонизации, таким как однократная миграция в отличие от исходной трехмиграционной модели, в которой различались америнды, на-дене и эскимосы-алеуты [1].Однако полное понимание сложной и динамичной природы времени и масштабов процесса колонизации остается неуловимым.

Большая часть генетической литературы поддерживает единственную миграцию палеоиндейцев в Новый Свет из восточноазиатского исходного населения [2]. В частности, уменьшенная изменчивость и повсеместное распространение митохондриальных и Y-хромосомных гаплогрупп, а также разнообразие микросателлитов в Новом Свете по сравнению с Азией убедительно свидетельствуют в пользу единой миграции [3], [4].Однако было предложено очень много моделей, которые значительно различаются по времени и размеру этого миграционного события [2], [5]–[15]. Были предложены разные даты миграции в диапазоне от ≈13 тысяч лет назад (тысяч лет назад) до ≈30–40 тысяч лет назад [2], [5]–[15]. Численные оценки эффективного размера популяции основателей (N e ) встречаются в литературе нечасто, но существенно варьируются от ≈5000 [6] до минимума ≈70 палеоиндийских основателей [16]. Эти даты и размеры населения были предложены для учета множества сценариев, включая древние, недавние и / или дополнительные миграции, ответственные за заселение Америки.

Археологические данные явно подтверждают широкое присутствие человека в Америке примерно к 13 тыс. лет назад (все календарные даты являются перекалиброванными радиоуглеродными датами, как сообщается в цитируемой литературе), времени, когда комплекс Хлодвига был установлен во внутренних районах Северной Америки. 17], [18]. Старые археологические памятники, т.е. Комплекс Ненана на Аляске [18], место Монте-Верде в Чили [19] и места Шефер, Хебиор и Грязевое озеро в Висконсине [20], [21] документируют более раннюю хронологию, возможно, за 2400 лет до Хлодвига [18] , [20], [21].Кроме того, на участках в азиатской Берингии были получены очень старые радиоуглеродные даты, предполагающие, что человеческое население достигло севера западной Берингии ≈30 тыс. лет назад [22], [23].

Геологические и палеоэкологические записи Берингии и северо-запада Северной Америки дают дополнительные ограничения на время заселения Америки. Берингия представляла собой непрерывный массив суши, соединявший Азию и Северную Америку примерно от 60 до ≈11–10 тыс. лет назад [23]–[25]. Однако Берингия была изолирована от континентальной Северной Америки до ≈14 тыс. лет назад, когда между Лаврентидским и Кордильерским ледяными щитами открылся внутриконтинентальный свободный ото льда коридор [26].Палеоэкологические данные свидетельствуют о том, что Берингия была способна поддерживать по крайней мере небольшие человеческие популяции. Ископаемая пыльца и макрофоссилии растений из древней восточной Берингии указывают на продуктивную экосистему сухих пастбищ [27], а палеонтологические данные с Аляски и Сибири демонстрируют, что крупные млекопитающие бродили по Берингии [28].

Спустя 11–10 тыс. лет назад уровень моря в позднем плейстоцене поднялся достаточно, чтобы повторно затопить Берингию [24], [25], создав Берингов пролив, который теперь отделяет Новый Свет от Сибири не менее чем на 100 километров (км) открытой холодной воды. .Исследования расселения людей на островах Тихого океана показывают, что расстояния по открытой воде > 100 км представляют собой значительные препятствия для миграции людей, возможно, потому, что древние люди вряд ли путешествовали дальше, чем на один день вне поля зрения суши [29]. Аналогичные ограничения (если не хуже) применялись к древним людям на Аляске и в Сибири, что резко снизило скорость миграции между Новым и Старым Светом после повторного затопления Берингии. Снижение миграции из-за Берингова пролива остается в силе, даже несмотря на то, что в последнее время темпы миграции на короткие расстояния между Сибирью и Аляской увеличились [13].По сути, два континента были по существу географически изолированы с 11–10 тыс. Лет назад до наших дней.

В настоящее время не существует подробной единой теории колонизации Нового Света, которая могла бы объяснить широту и сложность этих междисциплинарных данных. Мы анализируем геномы, кодирующие митохондриальную ДНК (мтДНК) коренных американцев, а также последовательности некодирующих контрольных областей, а также комбинированный набор данных ядерной и митохондриальной кодирующей ДНК из населения Нового Света и Азии. Данные митохондриальной ДНК представляют собой «золотой стандарт» типов генетических данных и представляют собой самую обширную сравнительную базу данных для человеческих популяций во всем мире [30].Кроме того, было высказано предположение, что мтДНК может быть более чувствительна к демографическим изменениям, таким как узкие места населения, из-за меньшего эффективного размера популяции [31]. Комбинированный набор ядерных данных и данных мтДНК был недавно использован, чтобы предложить необычно малый N e для основателей Amerind [16], и, таким образом, исследование этого набора данных представляет большой интерес при попытке согласования существующих генетических данных. Мы используем два взаимодополняющих метода слияния, чтобы разработать всеобъемлющий сценарий колонизации Нового Света, уделяя особое внимание времени и масштабу миграционного процесса.Байесовский анализ горизонтальных графиков использует данные из одной популяции, чтобы обеспечить объективную оценку изменений N e во времени, и, таким образом, является мощным средством для оценки моделей роста популяции в прошлом, когда характер роста (например, экспоненциальный или постоянный) неизвестно [32]. Структурированная коалесцентная модель изоляции-миграцией (IM) использует данные сестринских популяций для совместной оценки времени дивергенции популяции, скорости миграции и основателя N e с предположением об экспоненциальном росте [16].Важно отметить, что мы явно включаем археологические, геологические и палеоэкологические ограничения в оба анализа. Наша цель — предоставить всеобъемлющую модель первоначального заселения Америки, которая генерирует новые проверяемые гипотезы и обладает высокой прогностической силой для включения новых наборов данных. В свете наших результатов мы предлагаем трехэтапную модель, в которой недавней быстрой экспансии в Америку предшествовал длительный период стабильности популяции палеоиндейцев в Берингии после дивергенции и экспансии от их предкового азиатского населения.

Результаты

Анализ участков горизонта

Наше выравнивание 77 полных митохондриальных кодирующих геномов является одним из крупнейших опубликованных выравниваний геномов, кодирующих мтДНК коренных американцев (рис. S1). Он включает геномы четырех основных гаплогрупп мтДНК в Америке (каждая из гаплогрупп A, B, C и D представлена ​​по 17–31% всей выборки), а также второстепенной гаплогруппы X (2%). Соответственно, этот набор из 77 полных кодирующих геномов мтДНК представляет географически и лингвистически разнообразные популяции, распределенные по всему Новому Свету [3].Графики байесовского горизонта [32] использовались для визуальной иллюстрации изменений эффективного размера популяции самок америндов (N ef ) с течением времени. Байесовские горизонтальные графики предполагают единичное миграционное событие, что делает подход идеальным для вопросов, касающихся заселения Америки, поскольку общепризнано, что миграция была единственной [3]. Наш горизонтальный график кодирующих геномов описывает трехэтапный процесс, в котором есть два отчетливых увеличения N ef в ≈40 тыс. лет назад и ≈15 тыс. лет назад, которые разделены длительным периодом незначительного роста или его отсутствия (рис. 1).В частности, N ef увеличивается с ≈640 [95% доверительный интервал (ДИ) = 148–9 969] до ≈4400 особей (95% ДИ = 235–18 708) в первой точке перегиба и с ≈4000 (95% ДИ = 911–13 006) до ≈64 000 человек (95% ДИ = 15 871–202 990) во второй точке перегиба. Также наблюдается очевидное снижение N ef перед второй точкой перегиба, в которой медиана N ef падает до ≈2700 (95% ДИ = 404–36,628). Мы определяем значительное изменение размера популяции как появление неперекрывающихся 95% ДИ в начале и в конце увеличения (см. затенение на рисунке 1).Таким образом, недавнее увеличение N ef в ≈16 раз за интервал ≈16–9 тыс. лет назад мы интерпретируем как значимое. Более раннее ≈7-кратное увеличение в ≈43–36 тыс. лет назад наводит на размышления, но не является значимым, хотя увеличение является значительным при сравнении за гораздо более длительный период времени, например. от ≈25 тыс. Лет назад до коалесцентного. В целом, недавний рост согласуется с быстрой, крупномасштабной экспансией в Америку, в то время как более ранний рост свидетельствует о постепенной экспансии в Азии или Берингии.

Рисунок 1.Байесовский график горизонта для последовательностей генома, кодирующих мтДНК.

Кривая представляет медиану N ef с ее 95% ДИ, обозначенным светло-серыми линиями. Расчет N ef предполагает время генерации 20 лет после Hey [16]; в качестве альтернативы, использование времени генерации в 25 лет [55] равномерно уменьшило бы все оценки N ef на 20%. «Х» обозначает среднее время слияния с 95% ДИ, указанным в скобках. Заштрихованные области выделяют два периода значительного роста населения.Этот горизонтальный график является основным доказательством нашей трехэтапной модели колонизации Нового Света, т. е. трех этапов, которые изображены и обозначены здесь.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0001596.g001

Набор данных из 812 объединенных последовательностей I и II гипервариабельной области мтДНК (HVR) является одним из крупнейших опубликованных выравниваний последовательностей HVRI+II коренных американцев (рис. С2). Он включает в себя все основные гаплогруппы Нового Света и представляет географически и лингвистически разнообразные популяции, распределенные по всей Америке.Набор данных HVRI+II был случайным образом разделен на десять неперекрывающихся выравниваний 81 последовательности HVRI+II, что позволило провести десять независимых испытаний для оценки параметров с размером выборки, аналогичным выравниванию кодирующего генома. Анализ графика линии горизонта HVRI + II (рис. 2) дает оценки среднего времени до слияния (55,5 тыс. Лет назад, 95% ДИ = 33,5–87,2 тыс. лет назад) и N ef при слиянии (820, 95% ДИ = 26–3979) и настоящее время (66 200, 95% ДИ   =   9 839–346 289), которые аналогичны анализу кодирующего генома (рис. 1).Однако, в отличие от графика горизонта кодирующего генома, график горизонта HVRI+II прослеживает очень постепенное увеличение N ef в течение ≈40 000 лет без четких точек перегиба. График HVRI+II действительно показывает значительное увеличение N ef , но только при измерении за последние 35 000 лет. Мелкие детали, наблюдаемые на графике линии горизонта кодирующего генома, вероятно, отражают больший филогенетический сигнал в митохондриальном кодирующем геноме по сравнению с HVR [33]. В целом, оценки времени до появления самого последнего общего предка менее чувствительны к редукции исторического сигнала в данных последовательности мтДНК, чем филогенетические оценки [33]. ef видно при сравнении кодировки и .Графики горизонта HVRI+II.

Рис. 2. Байесовский горизонтальный график для наборов данных мтДНК HVR I+II.

Этот график следует правилам рисунка 1. Его оценки времени слияния и N ef в момент слияния и сегодня согласуются с кодирующим графиком горизонта мтДНК (рисунок 1). Напротив, этот график HVRI+II обеспечивает малое разрешение для других изменений размера популяции, скорее всего, из-за мутационного насыщения в некодирующей контрольной области (см. текст).

https://дои.org/10.1371/journal.pone.0001596.g002

Коалесцентные анализы изоляции с миграцией

байесовских IM коалесцентных анализов были выполнены на наборе из девяти кодирующих ядерных и митохондриальных локусов, которые ранее были проанализированы Hey [16] в поддержку чрезвычайно маленького основателя Нового Света N e из ≈70 человек. Таким образом, мы провели наш анализ на его идентичном наборе данных и использовали те же модели слияния и замещения и параметры модели, за исключением новых априорных значений времени расхождения и скорости миграции между азиатскими и индейскими популяциями ( м Азия→СЗ и м СЗ→Азия ).Нижняя граница времени расхождения была установлена ​​на уровне 15 тыс. лет назад, что соответствует периоду, непосредственно предшествовавшему самым ранним археологическим свидетельствам проживания человека в Америке [18]–[21]. Мы также установили серийные ограничения на м , чтобы измерить влияние изменения темпов миграции на оценки основателя N и . Мы интерпретируем различные значения м в сравнении с эмпирической оценкой м для современной Европы ( м  = 4.3; см. Материалы и методы).В отличие от современной Европы, миграция между Новым Светом и Сибирью с 15 тыс. лет назад до более поздних времен становилась все более ограниченной, поскольку уровень моря в позднем плейстоцене поднялся настолько, что затопил Берингов мост [24], [25]. Таким образом, мы ожидаем, что м для современной Европы будут намного выше, чем древние скорости миграции между Азией и Америкой, особенно после затопления Берингии.

Ограничение времени расхождения путем применения нижней границы в 15 тыс. Лет назад дает оценку ≈200 для основания Америнда N e .Последовательное ограничение м Азия→СЗ и м СЗ→Азия в сочетании с ограниченным временем расхождения дает все более высокие оценки N e (рис. 3). В частности, поскольку оба параметра м одновременно вынуждены снижать и более биологически реалистичные значения, оценки N e неуклонно увеличиваются с ≈200 до ≈1200, особенно после того, как их априорные значения ограничены значением <5. Независимо от конкретных априорных значений параметров м , оценки события дивергенции/экспансии америндов постоянно составляют ≈15 тыс. лет назад (данные не показаны), что очень близко к нижней границе нашего априорного значения, установленного с помощью известных археологических памятников в Новой Зеландии. Мир.Наши результаты показывают, что меньшие оценки N e зависят от значительного уровня миграции из Азии, чтобы объяснить современные уровни генетического разнообразия америндов, например. Оценка Хэя [16] в ≈70 основателей связана с м Азия→СЗ >9,0, что вдвое превышает скорость миграции для современной Европы ( м  = 4,3). Исключение всех миграций между Азией и Новым Светом ( м  = 0) приводит к наибольшей оценке N e для основной популяции америндов, составляющей ≈1200 особей.

Рисунок 3. График результатов IM для комбинированного набора данных ядерной и митохондриальной кодирующей ДНК.

На графике показано среднее значение N e для населения-основателя америндского населения (ось Y) как произведение увеличения ограничения на верхнюю границу априорных показателей для темпов миграции (ось X). В этих анализах априорная нижняя граница времени расхождения была единообразно установлена ​​​​на 15 тыс. лет назад на основе известных археологических материалов о заселении человеком Нового Света (см. Текст).Каждая точка основана на среднем значении оценочных медиан для десяти независимых повторных анализов, при этом столбцы соответствуют ± 1 стандартному отклонению. Эти стандартные отклонения часто малы (с коэффициентами вариации менее 0,01), поскольку их цепи Маркова запускались для 100 миллионов поколений каждая.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0001596.g003

Обсуждение

При изучении сложных сценариев колонизации интерпретация генетических данных может существенно выиграть от включения негенетических вещественных доказательств.В нашем исследовании мы делаем это тремя способами. Во-первых, мы интерпретируем график линии горизонта (см. рис. 1), чтобы отразить археологические данные, согласно которым америнды жили в Америке ≈15 тыс. лет назад, а человеческие популяции — в Берингии ≈30 тыс. лет назад, а также геологические и палеоэкологические данные о том, что Берингия была обитаема, но изолирована от Америка от ≈30 до 17 тыс. лет назад. Во-вторых, мы используем археологические радиоуглеродные даты, чтобы ограничить время расхождения до 15 тысяч лет назад в наших анализах IM как самую позднюю возможную дату как для расхождения генофондов америндов и азиатов, так и для экспансии америндов в Северную Америку (рис. 3).Поскольку модель IM предполагает, что дивергенция и расширение происходят одновременно, ограничение времени расширения также требует идентичного ограничения даты дивергенции. В-третьих, в нашем анализе IM мы последовательно ограничиваем параметры скорости миграции меньшими значениями и делаем выводы о вероятной скорости миграции между Азией и Новым Светом на основе эмпирических оценок текущих скоростей миграции в Европе по сравнению со значительно сниженной скоростью миграции древних людей через Берингов пролив. начало ≈11–10 тыс. Лет назад.

Основываясь на наших результатах, мы предлагаем трехэтапный процесс колонизации для заселения Нового Света, уделяя особое внимание датировке и величине увеличения населения америндов (рис. 4). Мы предполагаем, что первый этап был периодом постепенного роста населения по мере того, как предки америндов отделялись от центральноазиатского генофонда и двигались на северо-восток. За этим последовал продолжительный период стабильности населения в Большой Берингии. Последним этапом был единый быстрый рост населения, когда америнды колонизировали Новый Свет из Берингии.

Рисунок 4. Карты, изображающие каждую фазу нашей трехступенчатой ​​модели колонизации для заселения Америки.

(A) Дивергенция, затем постепенная популяционная экспансия предков америндов из их восточно-центральноазиатского генофонда (синяя стрелка). (B) Заселение Берингии протоамериканцами с незначительным ростом населения или его отсутствием в течение ≈20 000 лет. (C) Быстрая колонизация Нового Света группой основателей, мигрировавшей на юг по свободному ото льда внутреннему коридору между восточной Лаврентией и западной частью Кордильерских ледяных щитов (зеленая стрелка) и/или вдоль побережья Тихого океана (красная стрелка).На (В) обнаженное морское дно показано в наибольшей степени во время последнего ледникового максимума ≈20–18 тыс. лет назад [25]. На (A) и (C) обнаженное морское дно изображено на уровне ≈40 тыс. лет назад и ≈16 тыс. лет назад, когда доисторические уровни моря были сопоставимы [24], [25]. Из-за кривизны Земли шкала в километрах (основанная на расстоянии по прямой линии на экваторе) обеспечивает лишь приблизительное значение одного и того же расстояния между двумя точками на этих картах. Кроме того, в левом нижнем углу представлена ​​уменьшенная версия Берингии сегодня (уменьшение А–С на 60%).На этой карте меньшего размера показан Берингов пролив, который географически отделял Новый Свет от Азии ≈11–10 тыс. лет назад.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0001596.g004

Начальный этап процесса колонизации включал дивергенцию предков америндов из восточно-центральноазиатского генофонда (рис. 4А). Основываясь на предыдущих исследованиях, которые включали азиатские последовательности мтДНК, это расхождение, вероятно, произошло до ≈50 тыс. лет назад [5], [6]. Наш график горизонта кодирования (рис. 1) показывает, что за дивергенцией последовал период постепенного роста, в течение которого популяция протоамериканцев увеличилась в 7 раз с ≈640 до ≈4400 женщин за ≈7000 лет, с ≈43– 36 тыс. лет назад.Мигрирующая популяция-основатель (N ef ≈640) была небольшой подгруппой предкового азиатского населения, о чем свидетельствует низкий уровень изменчивости популяций Нового Света по сравнению с азиатами (например, [3]), а также больший эффективный размер предкового азиатского населения [16]. Таким образом, отклонение от азиатского генофонда было временем, когда возникло серьезное узкое место в популяции, которое уменьшило генетическую изменчивость в популяциях индейцев. Отсутствие археологических памятников в Сибири и Берингии, датируемых ≈43–36 тыс. лет назад [34], позволяет предположить, что этот первый этап медленного роста населения оставил легкий «след» на ландшафте из-за относительно быстрого и непрерывного движения.С этой гипотезой согласуются более молодые даты слияния современных сибирских популяций по сравнению с современными популяциями Нового Света [15], [35], что указывает на то, что мигранты Нового Света прошли через Сибирь до того, как другие восточно-центральноазиатские популяции осели на этой территории на постоянной основе. региона позднее. Такое относительно быстрое и непрерывное движение оставило бы мало археологических памятников, которые до сих пор не обнаружены из-за огромных просторов и суровых условий Сибири и нынешнего затопления Берингии.Таким образом, важным предсказанием первого этапа нашей модели является то, что в этих регионах ожидают открытия более древние археологические памятники, датируемые ≈43–36 тыс. лет назад.

Предлагаемый второй этап (рис. 4B) состоял из продолжительного периода небольшого изменения численности популяции от ≈36–16 тыс. лет назад (рис. 1). Трудно определить точное географическое положение этой популяции, но она могла занимать большой регион от Сибири до Аляски, большая часть которого в настоящее время находится под водой. Наши оценки N ef в ≈4 000–5 000 (эквивалент N e в ≈8 000–10 000, при условии равного соотношения полов) показывают, что предполагаемое присутствие человека было бы незначительным по сравнению с размером большей Берингии.Тем не менее присутствие этой популяции в Берингии в течение ≈20 000 лет давало достаточно времени для генерации новых мутаций. Действительно, существование специфичных для Нового Света вариантов, которые распространены по всей Америке, указывает на то, что значительная генетическая диверсификация произошла во время берингийской оккупации (например, [13]–[15], [36], [37]). Предлагаемый период оккупации Берингии совпадает с археологическими свидетельствами первого арктического заселения западной Берингии (≈30 тыс. лет назад) [23] и предшествует археологическим свидетельствам оккупации Нового Света [18]–[21].Этот период также совпадает с геологическими свидетельствами ограниченного доступа в Северную Америку из-за непроницаемости Кордильерского и Лаврентийского ледяных щитов (≈17–30 тыс. лет назад) [38], [39]. Ботанические остатки, такие как макрофоссилии и древняя пыльца, указывают на то, что Берингия была продуктивной пастбищной экосистемой, а не чрезвычайно суровой средой арктической пустыни [27]. Палеонтологические данные с Аляски и Сибири показывают, что здесь обитали крупные млекопитающие, такие как степной бизон, мамонт, лошадь, лев, овцебык, овца, полностью носорог и карибу [28].Таким образом, палеоэкологические данные согласуются с присутствием человека в Берингии, хотя пропускная способность Берингии и технологические ограничения человеческого населения могли ограничивать рост до тех пор, пока население не могло распространиться на новые и плодородные земли в Америке. Быстрое расширение популяции только после открытия незамерзающего коридора в Северную Америку (см. ниже) предполагает, что популяция могла покинуть Берингию, как только представилась жизнеспособная альтернатива.

Последним этапом колонизации (рис. 4C) была быстрая географическая экспансия в Новый Свет, что привело к значительному увеличению населения (примерно в 16 раз; рис. 1).Быстрый рост населения произошел за период ≈16–9 тыс. лет назад, согласно графику кодирования горизонта, или за последние 15 000 лет на основе анализа IM (последние результаты подтверждают только самое последнее и самое большое расширение, скорее всего, потому, что анализ IM предполагает одиночное, одновременное событие расхождения/расширения). Геологическая летопись указывает на то, что Северная Америка стала доступной из Берингии между ≈17–14 тыс. лет назад, когда ледяные щиты, покрывающие территорию нынешней Канады, начали отступать [26], [39].Совпадение времени появления свободного ото льда коридора в Северную Америку и быстрого роста популяции америндов предполагает, что наземный путь мог быть предпочтительным для входа в Новый Свет. Тем не менее, северо-западное тихоокеанское побережье Северной Америки также, возможно, подверглось дегляциации ≈17 тыс. лет назад, что представляет собой жизнеспособный прибрежный маршрут в континентальную Северную Америку [4], [39]. Этот период также совпадает с первоначальным затоплением Берингова перешейка, после которого миграция в Азию была бы сильно ограничена.Первые недвусмысленные доказательства заселения Нового Света людьми встречаются в виде стоянок Хлодвига, датируемых ≈13 тыс. лет назад [18], и стоянок до Хлодвига в Северной и Южной Америке, датируемых ≈14–15 тыс. лет назад [19]–[21]. ]. Наши наборы данных не включают типов на-дене или эск-алеутов, поэтому мы ограничиваем нашу сферу охвата самой крупной начальной миграцией америндов в Новый Свет. Однако генетическое разнообразие на-дене и эск-алеутов представляет собой подмножество разнообразия америндов (например, [40]–[42]), предполагая, что на-дене и эск-алеуты произошли от той же берингийской исходной популяции, что и америнды.Как указывалось выше, обширные археологические данные подтверждают наличие множества различных материальных культур коренных американцев примерно 13 тысяч лет назад (например, каменные технологии Хлодвига, Ненаны и дохловисские каменные технологии [18]). Наши результаты показывают, что эти разные культуры происходят от одного населения-основателя Нового Света и, скорее всего, являются продуктом обширного и сложного процесса постпопуляционных миграций в Америке, возможно, посредством сочетания прибрежных и/или речных маршрутов [4]. , [43].

Большое внимание уделялось определению численности населения-основателя америндов.Судя по кодирующему байесовскому графику горизонта (рис. 1), наблюдается небольшое уменьшение численности популяции, предшествующее увеличению, наблюдаемому на ≈15 тыс. лет назад. Это сокращение согласуется со вторичным эффектом основателя, когда подмножество населения Берингии посеяло экспансию протоамериндов в Америку. Предполагая, что очевидное уменьшение N ef является результатом такого эффекта основателя, верхняя граница размера популяции основателя составляет ≈ 5400 особей (N ef ≈ 2700). Наш анализ IM предполагает, что размер популяции-основателя может быть ниже в зависимости от предыдущих предположений о скорости миграции над водой между Америкой и Азией (см. Рисунок 3).Коэффициенты миграции ( м ) в пределах Европы сегодня на основе данных переписи были определены как 4,3, что можно принять за крайнюю верхнюю границу возможных древних коэффициентов миграции между Америкой и Азией, особенно после появления Берингова пролива ≈ 11–10 тыс. лет назад. Ограничение скорости миграции до <1 приводит к оценкам основателя N e от ≈1000 до ≈1200, при этом ≈1200 служит асимптотической верхней границей (см. Рисунок 3). Взятые вместе, наш байесовский график горизонта и анализ IM предполагают, что население-основатель с N e  = 1000–5400 колонизировало Новый Свет в процессе, характеризующемся быстрым географическим и демографическим расширением.Диапазон значений N e можно перевести в приблизительный размер переписной популяции, применив масштабный коэффициент, рассчитанный по крупным популяциям млекопитающих (масштабный коэффициент = 5) [44], который предполагает, что популяция-основатель состояла из ≈5 000–27 000 человек. .

Теперь наша трехэтапная модель ожидает дальнейшего критического тестирования с использованием новых наборов данных независимых ядерных локусов и более сложных методов анализа слияния. Обширный набор данных о ≈700 аутосомных микросателлитах, собранный Wang et al.[4] как для коренных американцев, так и для населения всего мира, дает возможность критически оценить размер, время и продолжительность каждого шага в нашей модели, по существу, на уровне популяционной геномики. Будущие версии BEAST будут включать в себя структурированный коалесцент, в котором миграция, а также рост населения будут происходить среди популяций как из Нового Света, так и из Азии (http://evolve.zoo.ox.ac.uk/beast/manual.html). ). В этих анализах BEAST микросателлиты могут быть смоделированы в рамках пошагового «лестничного процесса», посредством которого аллели взаимосвязаны в соответствии с их длиной повторов.Затем можно обобщить эти микросателлитные локусы, предполагая независимость, что, таким образом, позволяет умножить их отдельные апостериорные распределения и окончательные оценки их объединенного байесовского графика горизонта. Таким образом, мы полностью ожидаем, что такое критическое тестирование приведет ко многим важным усовершенствованиям нашей трехэтапной модели, включая дальнейшее сужение предлагаемого нами диапазона для размера населения-основателя, а также к новым подробностям о расширении населения после заселения. новый мир.

Материалы и методы

Наборы данных

Для анализа были собраны три набора данных, включая: ( i ) 77 геномов, кодирующих мтДНК; ( ii ) 812 последовательностей мтДНК HVRI+II; и ( iii ) комбинированный набор данных ядерной и митохондриальной кодирующей ДНК. 77 геномов, кодирующих мтДНК, были собраны из общедоступных ресурсов [45]–[48] и выровнены с помощью ClustalX [49]. Полученное множественное выравнивание из 15 500 пар оснований (bp) было отредактировано вручную, чтобы свести к минимуму количество уникальных пробелов и обеспечить целостность рамки считывания (доступно в Интернете как рисунок S1).В общей сложности 812 комбинированных последовательностей HVRI+II были собраны из HVRbase (http://www.hvrbase.org) [50]. Эти последовательности были выровнены после кодирующих мтДНК, что привело к множественному выравниванию 771 п.н. (доступно онлайн как дополнительная фигура S2). Полный набор данных из 812 последовательностей HVRI+II был случайным образом разделен на десять неперекрывающихся выравниваний из 81 последовательности, которые приблизительно соответствуют размеру выборки для кодирующего набора данных мтДНК. Анализ горизонтальных графиков больших наборов данных (до 200 последовательностей HVRI+II) дал те же результаты, что и 81 набор данных последовательностей (данные не показаны).Таким образом, здесь были подчеркнуты меньшие наборы данных из 81 последовательности, поскольку они позволили избежать ошибок округления правдоподобия, которые могут возникнуть при использовании больших разнородных наборов данных в байесовском анализе горизонтальных графиков. Набор кодирующих ядер и мтДНК азиатских и индейских популяций Hey (доступен на http://lifesci.rutgers.edu/heylab/) [16] состоял из двух аутосомных кодирующих локусов, пяти X-хромосомных кодирующих локусов, одного Y-хромосомного локуса. локус, кодирующий хромосому, и полный геном, кодирующий мтДНК (всего 28 454 выровненных п.н.).Размеры выборки для этих ядерных локусов и митохондриального генома варьировались от 12 до 108 последовательностей.

Байесовский анализ графика горизонта

байесовских горизонтальных графика [32] использовались для оценки изменений в Amerind N ef с течением времени путем предоставления высокопараметрических кусочных оценок N ef . Этот подход дает серийные оценки эффективного размера популяции на основе временных интервалов между событиями слияния в генеалогии отобранных особей и использует подход моделирования Монте-Карло с помощью цепи Маркова для интегрирования по всем заслуживающим доверия генеалогиям и другим параметрам модели.Таким образом, он отличается от предыдущих подходов (например, [51]) тем, что байесовские горизонтальные графики полностью параметризуют как модель мутаций (включая модели расслабленных часов), так и генеалогический процесс, тогда как предыдущие методы полагались на получение оценок из сводной статистики (например, использование попарные разности по [51]).

В этих анализах оценки τ (N ef × время генерации) были преобразованы в N ef путем деления на время генерации 20 лет, следуя соглашению [16].Графики Skyline были созданы для 77 последовательностей генома, кодирующих мтДНК, и десяти наборов данных последовательностей HVRI+II с использованием программы BEAST v1.4 (http://beast.bio.ed.ac.uk). Эти анализы BEAST основывались на тех же коалесцентных моделях и моделях замещения и рабочих условиях, что и в Kitchen et al. [52], за исключением случаев, указанных ниже. Графики были построены с использованием установленных скоростей мутаций (μ) для кодирования мтДНК (μ = 1,7×10 –8 замен/сайт/год) [46] и HVRI+II мтДНК (μ = 4,7×10 –7 ) [46] 53].Цепи Маркова запускались для 100 000 000 поколений и отбирались каждые 2 500 поколений, при этом первые 10 000 000 поколений отбрасывались как выжившие. Для всех анализов кодирования и байесовского графика горизонта HVRI+II было выполнено три независимых прогона. Образцы цепи Маркова из трех независимых повторов кодирования мтДНК и из 30 анализов HVRI+II были отдельно объединены с помощью программы LogCompiler (распространяемой вместе с BEAST) и проанализированы с использованием Tracer v1.3 для получения окончательных байесовских графиков горизонта.

Коалесцентные анализы изоляции с миграцией

байесовских анализа слияния IM были выполнены с использованием программы IM [16] для оценки N e для популяции-основателя америндов (самцы + самки) и времени расхождения для популяций америндов и азиатских популяций. Мы использовали тот же комбинированный набор данных ядерной и мтДНК, те же модели слияния и замещения и те же параметры модели, что и Hey [16], за исключением новых априорных значений времени расхождения и скорости миграции между азиатскими и индейскими популяциями.Все анализы IM были выполнены с использованием плоской униформы для времени расхождения индейских и азиатских популяций, установленного в интервале 15–40 тыс. Лет назад. Нижняя граница этого априорного значения основана на принятых археологических и климатологических данных о первом присутствии людей в Америке [18]–[21]. Верхняя граница плоских однородных априорных значений коэффициентов миграции на мутацию на поколение между индейскими и азиатскими популяциями ( м Азия→СЗ и м СЗ→Азия ) была установлена ​​равной 12 различным значениям (0, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10 и 50).Чтобы помочь интерпретировать эти результаты, мы опирались на оценку скорости миграции в современной Европе, полученную по данным переписи населения [54]. В частности, мы преобразовали их оценку скорости миграции, равную 0,0004 миграции на копию гена за поколение (пересчитано, предполагая, что время генерации составляет 20 лет на основе Hey [16]), в наши единицы миграции на мутацию за поколение ( м ), разделив первое по среднему геометрическому частоты мутаций для девяти локусов в этом наборе данных (9,32 × 10 90 352 -5 90 353 мутаций на локус на поколение).Эти расчеты дали м  = 4,3 для современной Европы. Напротив, древние скорости миграции между Новым Светом и Азией были бы значительно меньше, особенно после их географического разделения из-за повторного затопления Берингии, начиная с ≈11 тыс. Лет назад (см. Введение). Было выполнено десять независимых повторов для каждого из 12 значений верхней границы скорости миграции, всего 120 анализов IM. Все цепи Маркова запускались в течение 100 000 000 поколений без нагрева.

Дополнительная информация

Рисунок S1.

Множественное выравнивание последовательностей для 77 геномов, кодирующих мтДНК Amerind, использованных в этом исследовании. Здесь «кодирование» относится как к белковым генам, так и к генам структурной РНК, согласно Пакендорфу и Стоункингу [30]. Пробелы представлены «-». Позиция 1 этого выравнивания соответствует сайту 546 эталонной последовательности Андерсона (ARS; [56]). Конечная позиция этого выравнивания (15 500) соответствует участку 16 042 ARS. Последовательности, начинающиеся с «Hern», «Ing», «Kiv» и «Mis», соответствуют соглашениям об именах Herrnstadt et al.[45], Ингман и соавт. [46], Кивисилд и соавт. [47] и Мишмар и соавт. [48] ​​соответственно.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0001596.s001

(1,19 МБ TXT)

Рисунок S2.

Множественное выравнивание последовательностей для десяти случайно выбранных неперекрывающихся наборов из 81 последовательности HVRI+II, использованных в этом исследовании. В этих выравниваниях позиции 1-403 соответствуют HVRI, тогда как сайты 404-781 относятся к HVRII. В свою очередь, эти позиции выравнивания соответствуют участкам 16003-16400 и 30-399 АРС соответственно.Пробелы представлены «-». Последовательности HVRI+II следуют соглашениям об именах HRVBase [50].

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0001596.s002

(0,64 МБ TXT)

Авторские взносы

Задумал и спроектировал эксперименты: CM MM AK. Выполняли опыты: М.М. АК. Написал газету: CM MM AK.

Каталожные номера

  1. 1. Гринберг Дж. Х., Тернер К. Г., Зегура С. Л. (1986) Заселение Америки: сравнение лингвистических, стоматологических и генетических данных.Курр Антропол 27: 477–497.
  2. 2. Шурр Т.Г. (2004) Заселение Нового Света: перспективы молекулярной антропологии. Анну Рев Антропол 33: 551–583.
  3. 3. Маллиган С.Дж., Ханли К., Коул С., Лонг Дж.С. (2004)Популяционная генетика, история и особенности здоровья коренных американцев. Annu Rev Genom Hum Genet 5: 295–315.
  4. 4. Ван С., Льюис С.М., Якобссон М., Рамачандран С., Рэй Н. и др. (2007) Генетическая изменчивость и структура населения коренных американцев.PLoS Genet 3: e185.
  5. 5. Бонатто С.Л., Салцано Ф.М. (1997) Единичная и ранняя миграция населения Америки, подтвержденная данными о последовательности митохондриальной ДНК. Proc Natl Acad Sci USA 94: 1866–1871.
  6. 6. Бонатто С.Л., Салцано Ф.М. (1997) Разнообразие и возраст четырех основных гаплогрупп мтДНК и их значение для заселения Нового Света. Am J Hum Genet 61: 1413–1423.
  7. 7. Форстер П., Хардинг Р., Торрони А., Бандельт Х.Дж. (1996) Происхождение и эволюция вариаций мтДНК коренных американцев: переоценка.Am J Hum Genet 59: 935–945.
  8. 8. Сантос Ф.Р., Пандья А., Тайлер-Смит С., Пена С.Дж., Шанфилд М. и др. (1999) Центрально-Сибирское происхождение Y-хромосом коренных американцев. Am J Hum Genet 64: 619–628.
  9. 9. Шурр Т.Г., Шерри С.С. (2004) Разнообразие митохондриальной ДНК и Y-хромосомы и заселение Америки: эволюционные и демографические данные. Am J Hum Biol 16: 420–439.
  10. 10. Шилдс Г.Ф., Шмихен А.М., Фрейзер Б.Л., Редд А., Воевода М.И. и соавт.(1993) последовательности мтДНК указывают на недавнее эволюционное расхождение между берингийскими и северными североамериканскими популяциями. Am J Hum Genet 53: 549–562.
  11. 11. Сильва В.А., Бонатто С.Л., Холанда А.Дж., Рибейро-душ-Сантос А.К., Пайшао Б.М. и др. (2002) Разнообразие митохондриального генома коренных американцев поддерживает единственное раннее проникновение популяций-основателей в Америку. Am J Hum Genet 71: 187–192.
  12. 12. Szathmary EJE (1993) Генетика коренных жителей Северной Америки.Эвол Антропол 1: 202–220.
  13. 13. Tamm E, Kivisild T, Reidla1 M, Metspalu1 M, Smith DG, et al. (2007) Берингийский застой и распространение коренных американцев-основателей. ПЛОС ОДИН 2: e829.
  14. 14. Торрони А., Шурр Т.Г., Кэбелл М.Ф., Браун М.Д., Нил Дж.В. и др. (1993) Азиатское родство и континентальное излучение четырех основных мтДНК коренных американцев. Am J Hum Genet 53: 563–590.
  15. 15. Торрони А., Сукерник Р.И., Шурр Т.Г., Стариковская Ю.Б., Кэбелл М.Ф. и соавт.(1993) вариации мтДНК аборигенов Сибири обнаруживают явное генетическое сходство с коренными американцами. Am J Hum Genet 53: 591–608.
  16. 16. Hey J (2005) О числе основателей Нового Света: популяционно-генетический портрет населения Америки. PLoS Биол 3: e193.
  17. 17. Гамильтон М.Дж., Бьюкенен Б. (2007) Пространственные градиенты радиоуглеродных дат эпохи Хлодвига по всей Северной Америке предполагают быструю колонизацию с севера. Proc Natl Acad Sci USA 104: 15625–15630.
  18. 18. Уотерс М.Р., Стаффорд Т.В. (2007) Новое определение эпохи Хлодвига: последствия для заселения Америки. Наука 315: 1122–1126.
  19. 19. Диллехай ТД, редактор. (1997) Археологический контекст и интерпретация. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Смитсоновского института.
  20. 20. Joyce DJ (2006) Хронология и новое исследование местонахождения мамонта Шефера ( Mammuthus primigenius ), округ Кеноша, штат Висконсин, США. Quat Intl 142: 44–57.
  21. 21. Overstreet DF (2005) Позднеледниковая адаптация к льду на юго-востоке Висконсина. В: Bonnichsen R, Lepper BT, Stanford D, Waters MR, editors. Палеоамериканское происхождение: за пределами Хлодвига. Колледж-Стейшн, Техас: Центр изучения первых американцев. стр. 183–195.
  22. 22. Гебель Т. (2007) Недостающие годы для современного человека. Наука 315: 194–196.
  23. 23. Питулько В.В., Никольский П.А., Гиря Е.Ю., Басилян А.Е., Тумской В.Е. и др.(2004) Площадка РГО «Яна»: люди в Арктике перед последним ледниковым максимумом. Наука 303: 52–56.
  24. 24. Элиас С.А., Шорт С.К., Нельсон Ч.Х., Биркс Х.Х. (1996) Жизнь и времена Берингова сухопутного моста. Природа 382: 60–63.
  25. 25. Хопкинс Д.М. (1982) Аспекты палеогеографии Берингии в позднем плейстоцене. В: Хопкинс Д.М., Мэтьюз Дж.В., Швегер К.Э., Янг С.Б., редакторы. Палеоэкология Берингии. Нью-Йорк: Академическая пресса. стр. 3–28.
  26. 26.Хоффекер Дж. Ф., Пауэрс В. Р., Гебель Т. (1993) Колонизация Берингии и заселение Нового Света. Наука 259: 46–53.
  27. 27. Zazula GD, Froese DG, Schweger CE, Mathewes RW, Beaudoin AB, et al. (2003) Степная растительность ледникового периода в восточной Берингии. Природа 426: 603.
  28. 28. Гатри Р.Д. (1990) Замерзшая фауна мамонтовой степи. Чикаго: Издательство Чикагского университета.
  29. 29. Джоблинг М.А., Херлс М.Е., Тайлер-Смит С. (2004) На новые земли.Эволюционная генетика человека. Нью-Йорк: Гарланд Наука. стр. 339–372.
  30. 30. Пакендорф Б., Стоункинг М. (2005) Митохондриальная ДНК и эволюция человека. Annu Rev Genom Hum Genet 6: 165–183.
  31. 31. Уилсон А., Канн Р., Карр С., Джордж М., Гилленстен У. и др. (1985) Митохондриальная ДНК и два взгляда на эволюционную генетику. Biol J Linn Soc 26: 375–400.
  32. 32. Драммонд А.Дж., Рамбо А., Шапиро Б., Пайбус О.Г. (2005) Байесовский коалесцентный вывод о прошлой популяционной динамике на основе молекулярных последовательностей.Мол Биол Эвол 22: 1185–1192.
  33. 33. Non AL, Kitchen A, Mulligan CJ (2007)Идентификация наиболее информативных областей митохондриального генома для филогенетического и коалесцентного анализа. Мол Филогенет Эвол 44: 1164–1171.
  34. 34. Кузьмин Ю.В., Китс С.Г. (2005) Даты – это не просто данные: палеолитические модели поселений в Сибири, полученные по радиоуглеродным записям. Am Античность 70: 773–789.
  35. 35. Деренко М., Малярчук Б., Гжибовский Т., Денисова Г., Дамбуева И. и др.(2007) Филогеографический анализ митохондриальной ДНК в популяциях Северной Азии. Am J Hum Genet 81: 1025–1041.
  36. 36. Малхи Р.С., Эшлеман Дж.А., Гринберг Дж.А., Вайс Д.А., Шук Б.А.С. и др. (2002) Структура разнообразия гаплогрупп митохондриальной ДНК нового мира: последствия для предыстории Северной Америки. Am J Hum Genet 70: 905–919.
  37. 37. О’Рурк Д.Х., Хейс М.Г., Карлайл С.В. (2000)Пространственная и временная стабильность частот гаплогрупп мтДНК в аборигенах Северной Америки.Гум Биол 72: 15–34.
  38. 38. Хоффекер Дж. Ф., Элиас С. А. (2003) Окружающая среда и археология в Берингии. Эвол Антропополь 12: 34–49.
  39. 39. Mandryk CAS, Josenhans H, Fedje DW, Mathewes RW (2001) Позднечетвертичные палеоокружающие среды северо-запада Северной Америки: последствия для внутренних и прибрежных маршрутов миграции. Quat Sci Rev 20: 301–314.
  40. 40. Колман С.Дж., Бермингем Э., Кук Р., Уорд Р.Х., Ариас Т.Д. и др. (1995) Снижение разнообразия мтДНК у нгобе-америндов Панамы.Генетика 140: 273–283.
  41. 41. Колман С.Дж., Самбугин Н., Бермингем Э. (1996) Анализ митохондриальной ДНК монгольского населения и последствия для происхождения основателей Нового Света. Генетика 142: 1321–1334.
  42. 42. Мерриуэзер Д.А., Ротхамер Ф., Феррелл Р.Е. (1995) Распределение 4 гаплотипов родословных-основателей у коренных американцев предполагает единую волну миграции для Нового Света. Am J Phys Anthropol 98: 411–430.
  43. 43. Fix AG (2005) Быстрое развертывание пяти основных гаплогрупп мтДНК америндов посредством прибрежной и речной колонизации.Am J Phys Anthropol 128: 430–436.
  44. 44. Темплтон А.Р. (1998) Человеческие расы: генетическая и эволюционная перспективы. Ам Антропополь 100: 632–650.
  45. 45. Herrnstadt C, Elson JL, Fahy E, Preston G, Turnbull DM, et al. (2002) Анализ с уменьшенной медианной сетью полных последовательностей кодирующей области митохондриальной ДНК для основных африканских, азиатских и европейских гаплогрупп. Am J Hum Genet 70: 1152–1171.
  46. 46. Ингман М., Кессманн Х., Паабо С., Гилленстен У. (2000)Вариации митохондриального генома и происхождение современного человека.Природа 408: 708–713.
  47. 47. Kivisild T, Shen P, Wall DP, Do B, Sung R и др. (2006) Роль отбора в эволюции митохондриальных геномов человека. Генетика 172: 373–387.
  48. 48. Мишмар Д., Руис-Песини Э., Голик П., Маколей В., Кларк А. и др. (2003) Естественный отбор сформировал региональную вариацию мтДНК у людей. Proc Natl Acad Sci USA 100: 171–176.
  49. 49. Томпсон Д.Д., Хиггинс Д.Г., Гибсон Т.Дж. (1994) CLUSTALW: повышение чувствительности прогрессивного множественного выравнивания последовательностей за счет взвешивания последовательностей, штрафов за пробелы для конкретных позиций и выбора матрицы весов.Nucl Acids Res 22: 4673–4680.
  50. 50. Handt O, Meyer S, von Haeseler A (1998) Компиляция последовательностей контрольной области мтДНК человека. Nucl Acids Res 26: 126–129.
  51. 51. Полански А., Киммел М., Чакраборти Р. (1998) Применение зависящего от времени процесса слияния для определения истории изменений размера популяции на основе данных о последовательности ДНК. Proc Natl Acad Sci USA 95: 5456–5461.
  52. 52. Kitchen A, Miyamoto MM, Mulligan CJ (2007) Полезность ДНК-вирусов для изучения истории человека-хозяина: тематическое исследование вируса JC.Мол Филогенет Эвол: В печати.
  53. 53. Howell N, Smejkal CB, Mackey DA, Chinnery PF, Turnbull DM, et al. (2003) Родословная скорость расхождения последовательностей в митохондриальном геноме человека: есть разница между филогенетической и родословной скоростью. Am J Hum Genet 72: 659–670.
  54. 54. Weale ME, Weiss DA, Jager RF, Bradman N, Thomas MG (2002) Y-хромосома свидетельствует о массовой миграции англо-саксов.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *