Сенсуализм локка и гоббса: Сенсуализм т. Гоббса и дж. Локка — Учись Как На Парах!

Содержание

Сенсуализм т. Гоббса и дж. Локка — Учись Как На Парах!

Сенсуализм (восприятие, чувство, ощущение) это учение, согласно которому чувственность является главной формой познания.

Томас Гоббс (1588—1679) продолжает линию бэконовской философии, развивает ее сенсуализм и эмпиризм.

В своей первой работе «О теле» Гоббс строит теорию познания, ибо прежде чем заниматься дальнейшими философскими исследованиями, вначале следует определить, познаваем мир или не познаваем, а если познаваем, то в каких границах, что является критерием истинности человеческого знания и т. п.

В теории познания Гоббс является последовательным сенсуалистом и утверждает, что все наши знания происходят из ощущений, и только из них. Ощущения — основной и единственный источник знания. Однако чувства все же не ограничивают разум в его деятельности, ибо разум, получая данные от органов чувств, начинает оперировать ими и добывать таким образом новое знание. Поэтому знание, по Гоббсу, бывает двух видов: чувственное и рациональное. Истина достигается на путях рационального знания; чувственное же знание не совсем достоверно. Рациональное знание — это знание необходимое, всеобщее и достоверное. Пример его, по Гоббсу, и есть математика.

В ощущениях Гоббс отмечает два элемента: реальный и воображаемый. Реальный элемент — это физиологическая реакция тела на раздражение. Воображаемый элемент — это то, что представляется в снах, галлюцинациях и других кажущихся или ошибочных восприятиях. Поскольку воображаемого элемента в действительности не существует — ни в ощущениях, ни, следовательно, в нас, т единственным источником знания являются реальные ощущения.

В результате ощущений в уме возникают представления. Представления — это угасшие ощущения, которые производят некоторый отпечаток в душе, который может некоторое время сохраняться, постепенно теряя свою яркость и отчетливость.

Гоббс возражает против понятия субстанции, которое ввел Декарт, утверждая, что никакой абстрактной субстанции в мире не существует, ибо все наше знание происходит из ощущений.

В Англии последователем Т. Гоббса был Джон Локк (1632—1704). Он обосновал принцип материалистического сенсуализма, т. е. происхождения всех знаний из чувственного восприятия внешнего мира.

В первую очередь Локка интересует вопрос о происхождении и об источниках знания. Локк оговаривается, что будет часто использовать термин «идея», под которым он понимает все то, чем занят ум во время мышления. Идеи ощущения (зрение, слух, осязание, обоняние и т. д.) — основной источник всех наших идей, которые возникают в нас. Когда наш ум рассматривает внутренние состояния и деятельность нашей души. Таковы, например, идеи о различных операциях нашего мышления, эмоциях, желаниях и т. д. Посредством идей мы воспринимаем и качества вещей, среди которых Д. Локк выделяет два класса: первичные и вторичные. Первичные качества принадлежат самим предметам. Они неотделимы от тела. Это — плотность, протяженность, фигура, движение и число. Идеи первичных качеств — копии самих качеств. Вторичные качества — те, которые кажутся нам принадлежащими самим вещам, но на самом деле не находятся в них самих. Это — идеи цвета, звука, вкуса и т. д. В самих вещах есть только способность производить в нас эти ощущения.

Главное его произведение — «Опыт о человеческом разуме», в котором он критикует учение Р. Декарта о врожденных идеях. По его мнению, для того чтобы показать, что идеи не врождены человеку, достаточно показать, откуда они происходят.

Единственным источником знания по Локку является опыт. Опыт бывает двух видов — внутренний и внешний. Внешний опыт дает нам знание о предметах внешнего мира, а внутренний — о нашем внутреннем мире. Поэтому, разделяя идеалы сенсуализма (учения о том, что все знание происходит из ощущений), Локк тем не менее строит гораздо более широкую систему, которую следует назвать эмпиризмом. Эмпиризм — это учение, в соответствии с которым все знание приходит из опыта, а чувственный опыт является лишь одним из видов возможного опыта; другим видом является внутренний опыт.

Наряду с Ф. Бэконом Д. Локку принадлежит роль в создании так называемого метафизического метода, который они перенесли из естествознания в философию, где он надолго стал господствующим.

Д. Локк обосновал философию здравого человеческого смысла, т. е. косвенно указал на то, что не может быть философии, отличной от рассудка, опирающегося на показания здоровых человеческих чувств.

Записи по теме

1. Сенсуализм Локка и договорная теория Гоббса.

Вопросы для семинаров по философии.

Семинар 4

  1. Сенсуализм Локка и договорная теория Гоббса.

  2. Рационализм Лейбница и Спинозы.

  3. Субъективный идеализм Канта.

  4. Объективный идеализм Гегеля.

  5. Марксизм.

Джон Локк– крупнейший представитель английского материализма. Главный труд – «Опыт о человеческом разуме». Он обосновал принцип материалистического сенсуализма – происхождение всех знаний из чувственного восприятия внешнего мира. Разуму, в достижении истины, он отводит очень небольшую роль.

Человеческая мысль(душа), согласно Локку, лишена всяких врожденных идей, понятий, принципов. Он считает душу чистым листом бумаги. Лишь опыт, посредством чувственного познания может заполнить этот чистый лист.

Объективные свойства – первичные качества: величина, форма, число и т.д.

Субъективные свойства – вторичные качества: запах, вкус и т.д.

Знание бывает:

• бесспорное – является продуктом мышления, размышления.

• правдоподобное – является продуктом непосредственного, эмпирического опыта.

Основной тезис Локка: нет ничего в уме, чего раньше не было в ощущении.

По мнению Локка, из неспособности ума получить ясное и отчетливое познание, не следует, что человек обречен на полное незнание. Наша задача – знать не все, а только то, что важно для нашего поведения, и такое знание нам вполне обеспечено.

Требует конституционного правительства на основе суверенитета народа. Благодаря идее « о принципе разделения властей» вошел в европейскую историю как основатель либерализма.

Томас Гоббс – один из виднейших представителей английской философской мысли. Он написал: «О свободе необходимости», «О гражданине», «О теле» и др. Начинал с рассмотрения учения о природе. Декартовское знание считал единственно верным.

Гоббс считал, что главный шаг философствования – суждения. Все мышление он осуществлял с языком. Язык – это разновидность опыта, потому, что мысли закрепляются словами. Дефиниция – точное определение слов, без чего не возможно познание. Мышление и ощущение – наша познавательная опора.

Но наибольшее значение имеют социально-политические взгляды Гоббса. «Договорная теория общества и государства» представлена в его философском труде «Левиафан» 1661г. (период Кромвеля). Гоббс различает 2 состояния человеческого общества: естественное и гражданское.

В естественном состоянии люди действуют, руководясь только природным законом самосохранения. Ест. состояние — это «война всех против всех». Поэтому необходимо искать мира, для чего человек должен отказаться от права на все и перенести часть своего права на других. Это перенесение совершается посредством договора, т.е. возникновения гражданского состояния общества. Нужно создать общественную власть, путем передачи всей власти и силы единственному человеку или группе людей. Для этого нужно добровольно отречься от права владеть самим собой. Так возникает государство. Наиболее совершенная форма государства – это абсолютная монархия. Только она способна устранить все остатки ест. состояния, а также все споры и беспорядки. Человеческая природа побуждается только эгоизмом. Высшим критерием морали является соблюдение законов государства.

Демократическая черта концепции Гоббса заключается в его понимании общественного договора, как естественного равенства всех людей, которое является исходным принципом договорных отношений.

Значение теории Гоббса очень велико, т.к. у него, одного из первых, воззрения на государство и общество опираются на разум и опыт, а не на теологию, т.е он выдвинул натуралистическое учение о власти, согласно которому государство не божественное, а естественное установление.

В. П. Лега. Философия нового времени. Томас Гоббс. Джон Локк

К оглавлению


Сегодня мы поговорим о двух основных представителях английского сенсуализма 17 века — Томасе Гоббсе и Джоне Локке. Влияние, которое оказали эти мыслители на последующее развитие философии, чрезвычайно велико. На примере их творчества мы можем проследить дальнейшее развитие картезианской мысли, увидеть, какие выводы сделаны из декартовской философии.

Томас Гоббс

Томас Гоббс (1588–1679) родился в семье сельского священника. Учится в Оксфорде, по окончании университета работает воспитателем в графском семействе, близком к королевскому роду. Во время Английской революции переезжает на 10 лет во Францию, а потом возвращается на родину и занимается философией. Свою первую работу Гоббс написал в возрасте 52 лет («О гражданине»). Вместе со следующими работами — «О теле» и «О человеке» — она составила основное произведение Гоббса — «Начала философии» (1-я часть — «О теле», 2-я — «О человеке» и 3-я — «О гражданине»). После этого он пишет еще одну работу — «Левиафан», где дает общий очерк своей философской системы, но с большей социальной направленностью.
Гоббс продолжает линию бэконовской философии, развивает ее сенсуализм и эмпиризм. Опора на сенсуализм и эмпиризм являются характерными для английской философии не только 17 века, но и современной. Однако в отличие от Бэкона Гоббс уделяет большое внимание системности своей философии. В качестве идеала он, как и Спиноза, принимает математику, и пытается построить философию так же логично, как строится математическая дисциплина.
В своей первой работе «О теле» Гоббс строит теорию познания, ибо прежде чем заниматься дальнейшими философскими исследованиями, вначале следует определить, познаваем мир или не познаваем, а если познаваем, то в каких границах, что является критерием истинности человеческого знания и т.п.
В теории познания Гоббс является последовательным сенсуалистом и утверждает, что все наши знания происходят из ощущений, и только из них. Ощущения — основной и единственный источник знания. Однако чувства все же не ограничивают разум в его деятельности, ибо разум, получая данные от органов чувств, начинает оперировать ими и добывать таким образом новое знание. Поэтому знание, по Гоббсу, бывает двух видов: чувственное и рациональное. Истина достигается на путях рационального знания; чувственное же знание не совсем достоверно. Рациональное знание — это знание необходимое, всеобщее и достоверное. Пример его, по Гоббсу, и есть математика.
В ощущениях Гоббс отмечает два элемента: реальный и воображаемый. Реальный элемент — это физиологическая реакция тела на раздражение. Воображаемый элемент — это то, что представляется в снах, галлюцинациях и других кажущихся или ошибочных восприятиях. Поскольку воображаемого элемента в действительности не существует — ни в ощущениях, ни, следовательно, в нас, т единственным источником знания являются реальные ощущения.
В результате ощущений в уме возникают представления. Представления — это угасшие ощущения, которые производят некоторый отпечаток в душе, который может некоторое время сохраняться, постепенно теряя свою яркость и отчетливость. Но бесследно ощущение не исчезает. Такая способность сознания, как память, может эти представления отделять, усиливать, что достигается с тем большим трудом, чем больше времени проходит от того момента, когда было ощущение. Тем не менее все ощущения хранятся в памяти и могут быть отделены друг от друга и усилены.
Эти представления рассудок начинает сопоставлять и сравнивать, чт являет собой рассудочную деятельность, протекающую в виде мысленной речи. Поэтому для познания, по Гоббсу, очень важна роль слов.
Для исследования роли слов Гоббс предварительно изучает теорию знаков вообще. Что такое знак, по Гоббсу? Это то, что нечто обозначает, то есть некий материальный предмет. В качестве знака мы можем выбрать любой предмет, который будет нам напоминать и обозначать другой предмет. Гоббс приводит пример тучи, которая есть знак дождя, или наоборот: дождь есть знак тучи. Поэтому знак, по Гоббсу, всегда материален и мы всегда познаем его посредством ощущений.
Один их видов знаков, по Гоббсу, — слово. Слово есть некоторая материальная вещь, которая обозначает некоторый другой материальный предмет. То, что человечество в свое время додумалось в своей речи заменять вещи словами, является величайшим открытием. Поэтому и язык как то, при помощи чего формулируется наше мышление, обладает не самостоятельным существованием, а является отражением некоторой действительной связи между предметами, существующей в реальности.
Слова являются для памяти знаками, при помощи которых она может вспомнить о представления, еще не совсем угасших, и оперировать ими при помощи слов-знаков, обозначающих те ощущения, которые возникли от воздействия предметов на органы чувств. Этот язык, при помощи которого человек мыслит и общается (а общение также является одной из главных функций языка — знаковой системы), существует для экономии мышления (мыслить при помощи языка и слов, т.е. при помощи знаков и связей между ними, гораздо удобнее, чем без них), а также для удобства. То, что выбираются именно такие знаки, а не другие, достигается посредством взаимоотношения между людьми. Т.е. язык вырабатывается на основе конвенции. Гоббс, таким образом, разрабатывает теорию конвенционализма: слова и вообще язык — это результат соглашения между людьми, он не имеет самостоятельного существования.
Язык и слова являются знаковой системой, а эта система появляется в результате того, что люди на определенном этапе согласились употреблять именно такие слова, а не другие. Никакой онтологической роли, оправдывающей их самостоятельное существование, у слов нет. Слова существуют как знаки вещей и возникают в результате договоренности между людьми. Поэтому знание формулируется всегда в языковой форме — в форме связи между словами, высказываниями, предложениями, суждениями, умозаключениями и т.д. Поэтому истинными или ложными могут быть только высказывания, а не предметы или вещи. А значит критерием истинности, по Гоббс, выступает непротиворечивость суждения, а не соответствие нашего знания материальному миру. Здесь вновь проявляется то влияние, которое оказала на Гоббса математика, ибо именно в математике критерием истинности является логичность и непротиворечивость ее высказываний. Соответствуют или не соответствуют математические высказывания материальной действительности — для математика это не имеет смысла. Поэтому в любой теории все положения должны быть связаны логическими законами, а все высказывания должны быть выведены одно из другого.
Такая теория истины впоследствии получит название когерентной теории истины: критерием истинности является непротиворечивость высказывания, а не соответствие высказывания материальному предмету. Классическую концепцию истины, как соответствие высказывания или мысли реальному предмету, высказал еще Аристотель (истинным является высказывание, которое соответствует действительному положению вещей в материальном или духовном мире).
В мире, согласно Гоббсу, существуют единичные тела, и ничего, кроме них, не существует. Гоббс является последовательным номиналистом, ибо обобщение, слово или понятие, возникает только в качестве знака; всякое всеобщее имя или слово как таковое не существует — оно существует только как знак в нашем уме. Имена, по Гоббсу, бывают разные: имя первой интенции (т.е. имя, обозначающее реальный предмет), и имя второй интенции (что мы называем понятием, которое есть знак знака). Как правило, мы оперируем в нашем сознании именами второй интенции.
Гоббс возражает против понятия субстанции, которое ввел Декарт, утверждая, что никакой абстрактной субстанции в мире не существует, ибо все наше знание происходит из ощущений. Никакая абстрактная субстанция на наши ощущения не действует. Действуют только единичные материальные тела, кроме которых ничего не существует. То, что мы называем субстанцией, это есть единичное тело. Поэтому в мире имеется бесконечное множество субстанций.
Кроме естественных, природных тел, Гоббс различает и тела искусственные. Естественные тела — это тела природные, а искусственные — все, что создано человеком. В качестве примера искусственного тела Гоббс приводит человеческое общество.
В третьей части «Начал философии» («О гражданине») и главным образом в «Левиафане» Гоббс ставит вопрос о происхождении человеческого общества, его развитии и возникновении различных его институтов — таких, как государство, законы, учреждения (полиция, армия и т.д.). При объяснении возникновения государства и человеческого общества Гоббс последовательно придерживается всех своих основных положений теории познания.
Исходным принципом для построения человеческого общества является стремление человека к самосохранению — из этого положения возникают все отношения между людьми. Первоначально все люди находились в так называемом естественном состоянии, т.е. каждый человек обладал абсолютной свободой и, соответственно, абсолютным правом. Однако абсолютное право и абсолютная свобода сталкиваются с заложенным в человеке природой принципом самосохранения, вступают с ним в противоречие. Ибо любой человек, реализуя свое абсолютное право, стремится к обладанию чем-то другим, что может потребовать убийства себе подобного, так что каждый человек может ожидать от другого, в силу и его абсолютной свободы и абсолютного права, притязаний на свою жизнь. Таким образом, в первоначальном, естественном состоянии люди были врагами друг другу («Homo homini lupus est» — «Человек человеку волк»). Все понимают это, как и то, что для самосохранения они должны ограничить свою свободу и вместо абсолютного права ввести право относительное, ограничив его некоторыми обязанностями. Поэтому люди заключают договор, в котором они отказываются от части своих прав, ограничивая себя в свободе. Эти права и свободу они передают одному человеку, избираемому всеобщим согласием, — монарху. Только монарх обладает абсолютным правом и абсолютной свободой: он может казнить или привлечь к наказанию за нарушение договора, который люди заключили в целях самосохранения.
Впрочем, эта свобода может быть передана не одному человеку, а группе людей. Так возникает другие формы правления — демократическая или олигократическая.
Таким образом, по Гоббсу, государство, как и речь, возникает вследствие конвенции.
В отношении к религии Гоббс был во многом согласен с современными ему философами. Он казался себе в душе истинным христианином и не собирался выступать против официальной религии. Но тем не менее религиозность Гоббса проще назвать термином «деизм» (мир создан Богом; Бог дал миру некоторые законы, в том числе и принципы устроения, но в дальнейшем Бог не вмешивается в дела мира и людей). Бога Гоббс понимает как некое философское существо типа аристотелевского Бога, чем как Бога Вседержителя и Бога Промыслителя. Другим объектом его критики являются суеверия, которые возникают вследствие страха перед природой. Этот страх следует изгонять посредством знания. Истинное (с точки зрения Гоббса) христианство есть и истинная религия, основанная на знании, которое позволяет избегать суеверий и бороться с ними, и позволяет удерживать общество в состоянии общественного договора, ибо дает человеку те нравственные принципы регулирования, которые и изложены в Св. Писании.

Джон Локк

Локк (1632–1704) получил первоначальное образование в монастырской школе при Вестминстерском аббатстве. Затем в 1652 г. он поступает в Оксфордский колледж Крестовой церкви. Локк испытывает интерес к естественным наукам, прежде всего математике. С 1667 г. он работает домашним врачом у лорда Шефтсберри и оказывается втянутым в политику, входит в оппозицию к королю. В 1672 г. уезжает в Париж, где знакомится с идеями Декарта. В 1679 г. возвращается в Лондон, но из-за политического преследования уезжает в Голландию. В 1689 г. возвращается в Англию, где и живет до конца жизни.
Во время этих переездов Локк пишет многие свои работы. Одна из первых — «Опыт о веротерпимости», имевшая социальную направленность, поскольку в то время Локк чувствовал себя политическим деятелем. И действительно, он оказал большое влияние на становление либеральных взглядов, явившись одним из основоположников буржуазного либерализма. Эти взгляды и изложены в его первой работе.
Впоследствии он пишет более развернутые «Письма о веротерпимости». Но основная его работа — «Опыт о человеческом разумении», которую он писал около 20 лет и опубликовал в 1690 г. Кроме вышеназванных, перу Джона Локка принадлежит «Разумность христианства» (1695), написанная по просьбе короля обосновать разумность англиканской религии. Локк так увлекся, что доказал совершенно другие принципы и опубликовал работу анонимно. Его же перу принадлежат два трактата: «О государственном правлении» и «Некоторые мысли о воспитании». Последний достаточно интересен, и Жан Жак Руссо, один из столпов педагогики, говорил, что многие педагогические идеи он заимствовал у Локка.
Предмет философии, по Локку, примерно такой же, как и у Гоббсу: исследование происхождения знания. Прежде чем заниматься познанием, нужно знать возможности и пределы человеческого познания. Если человек не будет знать, что он может знать, это может привести его или к опасности ошибочного догматизма, или в болото скептицизма. Для того чтобы проделать это исследование, считает Локк, совсем не обязательно исследовать все способности человеческого разума — достаточно знать границы его применения. Для моряка совсем не обязательно иметь такой длинный лот, чтобы он доставал до самого дна моря, — необходимо знать глубину своего лота, чтобы не сесть на мель. Так же и наш разум: он должен знать границы его применения, как бы длину своего лота, или линя, которая позволит ему не сесть на мель в процессе своей познавательной деятельности. А от незнания наших способностей и возникают или скептицизм, или догматические ошибки.
Локк утверждает, что если он покажет, каким образом человек получает знания, то он покажет пределы и возможности нашего знания. Поэтому в первую очередь Локка интересует вопрос о происхождении и об источниках знания. Локк оговаривается, что будет часто использовать термин «идея», под которым он понимает все то, чем занят ум во время мышления (чтобы не придавать этому никакого платоновского смысла). В то время существовала достаточно влиятельная школа кембриджских платоников, которая возрождала платонизм в теории познания и учила врожденности идей. Чтобы не путать свое понятие идеи с их понятием, Локк и дает такую формулировку: идея — это то, чем занят наш ум во время мышления.
Возражая кембриджским платоникам и Декарту, Локк начинает свой «Опыт о человеческом разумении» с критики теории врожденности идей. Для того чтобы показать, что идеи не врождены человеку, достаточно показать, откуда они происходят. Среди доказательств того, что некоторые идеи человеческого познания являются врожденными, философы приводят несколько примеров. В частности, они говорят, что некоторые идеи известны всем. Такова, например, фраза: «То, что есть, есть». Однако Локк возражает: даже это кажущееся самоочевидным положение совсем неизвестно большому количеству людей, среди которых дети, умственно отсталые и неграмотные люди и т.д. Очевидным, казалось бы, является и положение: «Целое больше части», тем не менее и оно совершенно не знакомо ни детям, ни больным, ни неграмотным людям. Поэтому принцип общеизвестности не подтверждает того, что существуют врожденные идеи.
Сторонники врожденности идей иногда говорят, что врожденностью называется не тот факт, что некоторые идеи врождены, а что врождена сама способность к познанию. Но тогда, пишет Локк, непонятно, почему же сами философы, упомянувшие это высказывание, так энергично начинают защищать врожденность положений — не потому ли, что они противоречат сами себе? Ибо врожденность способности не есть выражение их основного учения.
Некоторые говорят, что врожденность идеи состоит в том, что разум может эти идеи открыть сам в себе, т.е. что они врождены потенциально, а разум в процессе своей деятельности их актуализирует. В таком случае, пишет Локк, врождено все: и аксиомы, и теоремы, а не только некоторые идеи. Поэтому получается, что врождено абсолютно все.
Иногда говорят, что врожденность идей может быть доказана посредством существования нравственности. Но Локк приводит примеры того, что существуют разные народы, у которых нравственными являются отнюдь не приветствуемые другими народами положения.
Врожденной, говорят, является идея Бога. На это Локк также возражает: с одной стороны, существуют разные религии и люди верят в разных богов, а с другой — есть и многочисленная когорта атеистов, которая опровергает положение о врожденности понятия Бога.
Причиной уверенности во врожденности идей Локк называет леность нашего мышления. Человеку лень отыскивать действительные источники познания, поэтому он и утверждает, что знание врождено человеку. Себя Локк ленивым не считает и начинает поиски действительных источников нашего знания.
Единственным источником знания является опыт. Опыт бывает двух видов — внутренний и внешний. Внешний опыт дает нам знание о предметах внешнего мира, а внутренний — о нашем внутреннем мире. Поэтому, разделяя идеалы сенсуализма (учения о том, что все знание происходит из ощущений), Локк тем не менее строит гораздо более широкую систему, которую следует назвать эмпиризмом. Эмпиризм — это учение, в соответствии с которым все знание приходит из опыта, а чувственный опыт является лишь одним из видов возможного опыта; другим видом является внутренний опыт.
При рождении душа человека представляет из себя чистую доску — «tabula rasa» (знаменитый термин, который употреблялся задолго до него философами-стоиками). При помощи воздействия на органы чувств в душу входят идеи, поэтому в уме есть только то, что приходит в него посредством наших чувств. Локку принадлежит знаменитое положение: нет ничего в уме, чего первоначально не было бы в чувствах. Посредством чувств в нашу душу проникают идеи. Они входят простыми и несмешанными, хотя в вещах качества соединены. Одни идеи приходят в душу посредством только одного чувства (идея света, звука, запаха, вкуса, плотности), другие — при помощи нескольких чувств (идеи пространства, формы, покоя и движения).
Есть простые идеи, которые приходят в душу посредством рефлексии. Таковы действия ума в отношении его других идей — идея мышления, идея воли (это также простые идеи, которые возникают посредством нашего внутреннего опыта). Есть простые идеи, которые возникают посредством как ощущения, так и рефлексии (идея удовольствия, идея страдания, идеи существования, единства).
Идеи возникают в уме посредством воздействия на душу какого-либо качества предметов. Качества бывают разные. Локк впервые вводит термин первичных и вторичных качеств, хотя учение о первичных и вторичных качествах существовало еще у Демокрита, а позднее этого же учения придерживался Галилео Галилей. Самим телам присущи не все качества, которые порождают в нас простые идеи. Самим телам присущи лишь некоторые качества, которые неотделимы от тела, — это первичные качества. Таковыми являются плотность, протяженность, форма и подвижность. Эти качества, воздействуя на наши органы чувств, порождают в нас простые идеи. Такие качества, как цвет, вкус, звук, запах, в самих вещах не находятся, а представляют собою только некоторые силы, которые посредством различных первичных качеств возбуждают в нашей душе различные первичные идеи, представления. Эти качества, которые самим телам не принадлежат, вызываются в нашей душе только первичными качествами, представляют преломление в нашей душе этих первичных качеств, которые воздействуют на нас при помощи других органов чувств. Поэтому идеи первичных качеств суть сходство с самими телами, а идеи вторичных качеств не являются таковыми, т.е. не являют собою сходства с первичными качествами.
Ум, который в дальнейшем начинает оперировать простыми идеями, производит операции по образованию различных сложных идей. Сложные идеи могут образовываться разными способами. Простые идеи могут соединяться в одну сложную, могут сравниваться одна с другой (так образуются сложные идеи отношения). Сложная идея может образовыватья из другой сложной идеи посредством обособления идей от всех других идей. Локк говорил, что качества, которым соответствуют идеи в нашем уме, являются соединенными в предметах, в самих вещах. Ум может разделять эти идеи в процессе познавательной деятельности и таким образом образовывать сложную идею абстракции. Поэтому и общие идеи (идея белизны, идея цвета), которые не имеют никакого соответствия в материальных телах, в действительности, по Локку, образуются нашим умом из простых идей путем различного рода соединений, сопоставлений (отношений) или абстрагирования. Этими тремя действиями ограничивается все действие ума в отношении простых идей.
Не буду останавливаться на всех подробностях книги Локка о том, как образуются дальнейшие сложные идеи, как формируются различные виды познания, как появляются конкретные сложные идеи. У Локка, например, много места занимает анализ идеи субстанции, идеи истины, этих важных для философии понятий. Достаточно сказать, что под субстанцией Локк вслед за Гоббсом понимает индивидуальные тела, отрицая субстанцию в привычном, спинозовском смысле слова. Правда, Локк говорит о том, что субстанция имеет некоторое реальное существование только в том плане, что наш ум занимается деятельностью абстрагирующей, выделяя некоторую идею, которая показывает существование этих вещей, и эта идея существования в абстракции и приводит к созданию идеи субстанции.
В учении о познании и об истине естественно упрекнуть Локка в субъективизме. Поскольку единственным источником знания являются наши органы чувств, то, если быть последовательным, можно сказать, что чувства являются и тем элементом познания, который делает ненужным внешний мир, — ведь идея появляется в результате того, что ум получает данные только из наших органов чувств. Этот приводет в дальнейшем к субъективизму Беркли и Юма. Локк все-таки стремился показать, что его учение соответствует всем критериям классической теории истины, что истинным является то высказывание, которое отражает реальную связь между вещами. Хотя Локк и развивал многие положения Гоббса, но в учении об истине был гораздо более последовательным материалистом, чем Гоббс. Сказать, насколько соответствует идея или высказывание самой вещи, достаточно сложно, ибо между идеями и вещами стоят наши органы чувств. Здесь Локк призывает на помощь здравый смысл: любому человеку понятно, что идея возникает как отражение вещи в самой душе и поэтому философски это нельзя логически обосновать, но здравый смысл показывает, что истинным является то положение, которое отражает действительное положение вещей. Поэтому истинными или ложными могут быть только связи между идеями и вещами, а не сами идеи и тем более не сами вещи. По Гоббсу, истинными или ложными могут быть только взаимоотношения между словами как знаками, а не отношения между словами и вещами (слово есть знак вещи, поэтому говорить об истинности бессмысленно). По Локку наоборот: бессмысленно говорить о взаимодействии между идеями; истинным является только связь между идеями и вещами. И если мы говорим об истинности в гоббсовском смысле (об истинности связи между идеями), то понимать это следует так, что эти идеи связаны так, как предметы, отражением которых являются идеи, связаны в действительности.
В теории познания Локк стоит перед многими трудностями, в том числе и перед известной трудностью, стоящей перед любым сенсуалистом и эмпиристом: каким образом вывести из единичных воздействий знание общих вечных истин? Локк понимает эти трудности и кроме чувственного (то есть сенситивного) знания, которое сообщает нам знание простых идей и является вероятностным, а не достоверным знанием, вводит еще и интуитивное, демонстративное знание.
Истина достигается на уровне интуитивного и демонстративного знания. Интуитивное знание достигает абсолютной достоверности, это относится к созерцанию простейших аксиом, законов логики, истинности нашего существования. Это вроде бы приближает Локка к Декарту, поскольку у Декарта именно посредством интуитивного знания достигается знание о некоторых аксиомах — таких, как «часть меньше целого» и др. Но Локк пытается придерживаться материалистической линии, показывая, что сами по себе эти идеи все же возникают посредством чувств, а потом уже наш разум интуитивно схватывает истинность этих положений (здравый смысл). Демонстративное знание, которое также дает абсолютную истину, получается с помощью логического доказательства: идеи сопоставляются друг с другом, одни положения выводятся из других. Поэтому демонстративное знание основывается на интуитивном и дает абсолютную истину.
В отношении к религии Локк также был деистом, солидаризировался с Ньютоном в его физико-теологическом аргументе, доказывающем Бога от устройства мира (знаменитый аргумент «Бога-часовщика»: Бог как бы дает первый толчок миру, подобно тому как часовщик заводит часы, а в дальнейшем «часы» идут уже без своего Создателя).
Локка отличает от Ньютона его гораздо большая социальная направленность. Как явствует уже из названия одной его работы, Локк пишет о веротерпимости, о том, что все люди имеют право исповедовать различные религии, и принадлежность человека к другой религии не является поводом для его преследования. Но в целом Локк считает себя христианином, приверженцем англиканской церкви (с деистической поправкой).

История психологии — Рационализм и сенсуализм в психологии (Спиноза, Лейбниц, Гоббс, Локк)

Рационализм и сенсуализм в психологии (Спиноза, Лейбниц, Гоббс, Локк)


Сенсуализм (от фр. sensualisme, лат. sensus — восприятие, чувство, ощущение) — направление в теории познания, согласно которому ощущения и восприятия — основная и главная форма достоверного познания. Противостоит рационализму. Основной принцип сенсуализма — «нет ничего в разуме, чего не было бы в чувствах». Принцип сенсуализма относится к чувственной форме познания, в которую кроме ощущения, восприятия входит представление.
Бенедикт Спиноза (1632-1677), нидерландский философ.
Теория познания. Спиноза выводит три типа познания:
1) познания первого рода — это мнение и воображение, которые существуют в виде образов. Эти познания являются смутными и искаженными, а также дают лишь абстрактные знания;
2) познания второго рода — это общие идеи о существенных свойствах вещей. Они составляют основание для наук, но страдают отрывом от конкретных индивидуальных особенностей обозначаемых объектов;
3) интуитивное познание, определяемое как знание сущности вещей, в котором конкретное и индивидуальное выступает в их подлинном единстве.
Годфрид Вильгельм Лейбниц (1646-1716) — немецкий философ и известнейший математик; так же как и Спиноза, рассматривал человека как целостное существо, но при этом имел свое понимание единства телесного и психического, которое получило название психофизического параллелизма: душа и тело не могут влиять одно на другое и совершают свои операции самостоятельно и автоматически, но в основе их единства лежит духовное начало, некая божественная мудрость, которая сказывается в том, что между ними существует предустановленная гармония.
Значение представлений Лейбница о психике человека заключается в том, что они изменили и расширили представление о психическом, выявив его важнейший компонент — бессознательную психику, идея которой впоследствии очень широко разрабатывалась в глубинной психологии, в частности в психоанализе 3. Фрейда.
Томас Гоббс выстроил свою, отличную от предыдущих критиков теорию о природе человека. Очень важной для дальнейшего развития психологической мысли является критика Гоббсом понятия «врожденных идей’ Декарта, так как ведущим в познании, по мнению Гоббса, является не -рацио», или разум, а -эмпи-рио’, или опыт, а разум является лишь продуктом ассоциации, которая, как мы знаем, возникает в результате взаимодействия организма с материальным миром. А это, по Гоббсу, и есть опыт. Таким образом, опыт первичен. Такое противопоставленное рационализму понимание основы познания впоследствии стало называться эмпиризмом, и именно Томас Гоббс заложил основы эмпирической психологии, получившей в ХГХ-ХХ вв. серьезное развитие.
В новой философии распространению С. способствовал Локк; хотя он был эмпириком и считал себя отчасти учеником Декарта, тем не менее несомненно, что его «Опыт о человеческом разумении» способствовал С. Из двух источников познания — ощущений и рефлексии — Локк гораздо подробнее рассмотрел первый. Его учение о рефлексии страдает той же неопределённостью, которая заметна и в его рассуждениях о субстанции, так что из Локка весьма нетрудно было вывести последовательное сенсуалистическое учение. Понятия сознания и опыта. Основой формирования сознания является опыт, а не врожденные идеи (как у Декарта), а источником опыта всегда являются ощущения и рефлексия. Идеи, возникающие из внешнего мира, доставляют до сознания ощущения. Внутренние идеи (внутренние ощущения) доставляются до сознания с помощью рефлексии, или самонаблюдения, т. е. анализа и размышлений ума. Этот процесс получил название интроспекции и стал основным методом практического изучения содержаний сознания в интроспективной психологии.

Глава V. Теория познания. Гоббс

Глава V. Теория познания

Две концепции познания явственно прослеживаются в философии нового времени — сенсуалистическая и рационалистическая. Правомерность их выделения и даже противопоставления не подлежит сомнению. Но было бы упрощением не видеть их взаимной связи, игнорировать сочетание и переплетение обеих концепций в философском сознании эпохи. Столь же неоправданно связывать первую концепцию исключительно с материализмом, а вторую — с идеализмом, не учитывая сложный и опосредствованный характер их отношения к двум главным философским направлениям. К тому же необходимо иметь в виду, что сенсуализм и рационализм не только и не столько противостояли друг другу, сколько выступали в качестве антиподов схоластической философии и спекулятивной методологии, как бы дополняя друг друга в той критике, которую обрушивали на схоластику передовые умы рассматриваемой эпохи.

И все же нельзя, повторяем, абстрагироваться от того непреложного факта, что сенсуалистическая, или эмпирическая, концепция познания равным образом как и рационалистическая имели в новой философии таких классических представителей, как Бэкон, с одной стороны, и Декарт, Спиноза — с другой.

Какое же место занимает в этом ряду Гоббс? Что следует сказать о характере его гносеологии?

Ответ на эти вопросы отчасти дан уже нами в главе, посвященной методу Гоббса. В ней отмечалось, что английский мыслитель попытался синтезировать эмпирический (аналитический) и дедуктивно-рационалистический (синтетический) методы, но не смог осуществить до конца эту попытку в силу метафизической ограниченности своей методологии. Теперь нам предстоит выяснить, как осуществлялась Гоббсом аналогичная попытка в теории познания, где он также стремился к синтезу сенсуализма и рационализма.

Обнаружить у английского материалиста исходные посылки сенсуализма и эмпиризма не представляет особого труда. Они содержатся почти во всех его сочинениях. «Первое начало всякого знания — образы восприятий и воображения…» (3, I, 104). «…Опыт есть основа всякого знания…» (там же, 488). «…Нет ни одного понятия в человеческом уме, которое не было бы порождено первоначально, целиком или частично, в органах ощущения»

(3, II, 50). Эти высказывания, число которых легко преумножить, говорят сами за себя. Следуя эмпирикосенсуалистической традиции основоположника английского материализма Ф. Бэкона, Гоббс утверждал, что источником познания служат чувственные восприятия, из которых мы черпаем все наши знания.

Но что представляет собой чувственное восприятие? Нам пришлось уже касаться этого вопроса в предыдущей главе, где речь шла о взглядах Гоббса на природу чувственно воспринимаемых качеств. Отвергая схоластическую концепцию «истечений», Гоббс объявил чувственно воспринимаемые качества субъективными впечатлениями ощущающего, воображаемыми образами и даже призраками, фантомами (3, II, 51, 619). Субъективизация так называемых вторичных качеств была присуща, как уже говорилось, в той или иной степени всем представителям механистического материализма, и Гоббс не составлял при этом исключения. В его воззрениях субъективный характер ощущений выступал совершенно отчетливо: «…объект есть одно, а воображаемый образ или призрак — нечто другое» (там же, 51).

И все же было бы неправильно объявлять на этом основании Гоббса сторонником агностицизма, хотя, с другой стороны, некоторые аспекты его философского учения, несомненно, могут быть истолкованы именно в этом духе. Однако последнее относится скорее к номиналистическим установкам английского мыслителя, к его теории языка и пониманию им истины. Что же касается Гоббсовой трактовки ощущений, то, даже именуя их призраками, философ ни в коей мере не ставил под сомнение объективность отображаемых ими предметов, не пытался вызвать какое бы то ни было недоверие к чувственному познанию, к содержанию зрительных, слуховых и иных образов[11].

Единственное, на чем Гоббс настаивает, это — признание ограниченности чувственного познания, которое дает лишь «знание факта», тогда как «наука есть знание связей и зависимостей фактов» (3, II, 80). Ограниченность чувственного познания Гоббс усматривает также в том, что оно не позволяет нам вывести заключение, которое имело бы «характер всеобщности» (3, I, 456). Чувственный опыт, отмечает философ, всегда неполон, незакончен и поэтому не позволяет прийти к установлению «всеобщих положений», открываемых лишь научно-философским познанием.

В этой связи Гоббс различает два вида знания: первичное, основанное на восприятии и памяти, на чувственном опыте, и вторичное, которое «имеет своим источником ум» (3, I, 465). Последний вид знания и составляет, по Гоббсу, науку, целью которой он провозглашает познание причинно-следственных связей, взаимной зависимости явлений и фактов действительности, открытие наиболее общих положений, принципов и выводов, формулировку законов и теорий.

Поскольку источником научно-философского знания Гоббс объявляет человеческий ум, а средством достижения этого знания — логически правильное мышление, постольку его можно с полным основанием считать представителем рационализма. Но ограничиться этим утверждением, разумеется, нельзя, ибо главное состоит в том, чтобы раскрыть все своеобразие Гоббсова рационализма, выявить то новое, что внес английский мыслитель в теорию познания по сравнению с другими философами XVII в.

Мы подошли к одному из наиболее важных компонентов не только теории познания Гоббса, но и всей его философии — к учению о языке. Оно разрабатывалось Гоббсом на протяжении многих лет, было в центре внимания философа, начиная с первых его произведений и кончая последними. Гоббс вновь и вновь возвращался к вопросам о происхождении и природе языка, его функциях и назначении, роли в познавательной деятельности и в общественной жизни людей.

Развитая Гоббсом теория языка исходит из того, что человеческая речь[12] представляет собой особую знаковую систему, в задачу которой входит, во-первых, регистрация и закрепление в памяти мыслей познающего субъекта и, во-вторых, выражение и передача этих мыслей другим людям. Первое необходимо в силу того, что наши мысли «имеют склонность ускользать из нашей памяти» (3, II, 66) и поэтому требуются особые средства, чтобы пробудить их вновь в нашем уме. Что касается второй задачи, то «общее употребление речи состоит в том, чтобы перевести нашу мысленную речь в словесную, или связь наших мыслей — в связь слов» (там же).

Созданное Гоббсом учение о языке включает ряд специфических понятий и терминов. Важнейшие из них — это «метка», «знак» и «имя».

Рассмотрим, какое конкретно содержание вкладывалось в эти понятия английским философом.

Метками, согласно Гоббсу, являются чувственно воспринимаемые вещи, произвольно выбранные человеком, при помощи которых он закрепляет в своей памяти те или иные мысли[13]. Когда же метка становится достоянием многих людей, она превращается в знак, посредством которого мысли одного человека сообщаются и передаются другим[14]. При этом Гоббс различает естественные знаки (например, темные тучи служат знаком предстоящего дождя) и искусственные, произвольные (например, камень, указывающий границу поля). К искусственным знаковым системам Гоббс относит и язык.

«Речь, или способность говорить, есть сочетание слов, установленных волей людей, для того чтобы обозначить ряд представлений о предметах, о которых мы думаем» (3, I, 231). Элементами речи являются, по Гоббсу, слова, или имена. «Имя есть слово, произвольно (at pleasure) выбранное нами в качестве метки, чтобы возбуждать в нашем уме мысли, сходные с прежними мыслями, и одновременно, будучи вставленным в предложение и высказанным кем-либо другим, служить признаком того, какие мысли были и каких не было в уме говорящего» (7, I, 16; 3, 1, 62—63).

Имена могут быть как метками, так и знаками. Роль меток они выполняют тогда, когда помогают оживить в памяти собственные мысли. Знаками же они становятся тогда, когда начинают служить средством передачи наших мыслей другим людям. В первой роли выступают имена, или слова, взятые в отдельности. Во второй роли они уже выступают в предложении, будучи соединенными в определенном порядке, в соответствии с правилами того или иного языка.

Возникновение имен Гоббс считает результатом произвола. Искусственный, произвольный характер языка не подлежит, согласно Гоббсу, никакому сомнению. «…Имена определяются не сущностью вещей, а волей и соглашением людей» (3, I, 96),— подчеркивает он. Между именами и вещами нет никакого сходства и поэтому предположение, будто имена вытекают из природы вещей, следует категорически отбросить. Произвольное установление имен подтверждается, по Гоббсу, речевой практикой, а также тем фактом, что существуют различные языки, «хотя природа вещей повсюду одна и та же» (там же, 233).

Речь выступает в учении Гоббса и как орудие мышления, и как средство общения. Он подчеркивал при эхом огромную ценность и значение речи в познавательном отношении, в духовной и практической деятельности людей. Примечательно, что, раскрывая эти функции речи, Гоббс ставит на первое место способность человека считать, вычислять. Он имеет в виду не только простой счет, но и измерение величины тел, определение их веса, исчисление времени, вычисление движения планет. Философ обращает внимание на использование вычислений в географии, мореплавании, строительном деле, технике и т. д. «Все это зиждется на способности считать, способность же считать зиждется на речи» (3, I, 234), — пишет Гоббс. Он отмечает также роль речи в процессе обучения и воспитания, в передаче знаний и социального опыта от поколения к поколению.

С особой силой философ подчеркивает ту функцию речи, которую принято именовать социально-коммуникативной. «Без способности речи, — пишет Гоббс, — у людей не было бы ни государства, ни общества, ни договора, ни мира, так же как этого нет у львов, медведей и волков» (3, II, 65). Без языка, отмечает он, люди жили бы в одиночестве, не могли бы общаться друг с другом и, следовательно, «была бы немыслима никакая общественная организация среди людей…» (3, I, 234).

Вместе с тем речь имеет, согласно Гоббсу, и свои отрицательные стороны. Человек не всегда правильно пользуется речью, что ведет к ошибкам и заблуждениям. Большую опасность таит в себе и злоупотребление речью, когда человек начинает преднамеренно проповедовать ложные идеи и таким образом «подрывать сами предпосылки человеческого общения и мирного сосуществования людей» (3, I, 235).

Резкой критике был подвергнут Гоббсом схоластический вербализм, прикрытое словесной мишурой невежество, привычка слепо верить словам, если даже они лишены всякого смысла. Гоббс называл такие слова «пустыми звуками» и относил к ним выражения типа «невещественное тело», «невещественная субстанция» и т. п., которые получили широкое распространение в схоластической философии. Критиковались Гоббсом и такие словосочетания, как, например, «влитая добродетель», «вдунутая добродетель», заимствованные схоластами из Священного писания. Они столь же абсурдны и бессмысленны, отмечал английский философ-материалист, как высказывание «круглый четырехугольник» (см. 3, II, 73).

Речь, по мнению Гоббса, является специфической особенностью человека. Звуки, используемые животными для выражения страха, удовольствия, влечения, не являются речью, так как эти звуки не установлены произвольно, а возникают с естественной необходимостью, обусловленной природой самих животных. «В силу этого животные лишены также рассудка, ибо рассудок есть некое воображение, основывающееся на установленном значении слов» (3, I, 232). Правда, замечает Гоббс, некоторые животные привыкают к словам и выполняют, исходя из них, наши желания и приказания, но при этом они не постигают значения слов и последние служат им лишь сигналами.

Развитая Гоббсом теория языка, или речи, содержит, как видим, немало плодотворных идей о природе и сущности языка, его функциях и назначении. Многие из этих идей были впоследствии подтверждены и развиты языкознанием, усвоены современной лингвистикой. Но многое в теории Гоббса, по вполне понятным причинам, оказалось ошибочным, исторически ограниченным.

Наиболее архаичными выглядят воззрения Гоббса на происхождение языка. Первым творцом речи был господь, научивший Адама названию некоторых предметов и животных. Затем Адам наделил именами еще целый ряд вещей, которые ему чаще всего встречались. Потомство Адама и Евы не только унаследовало, но и обогатило возникшую таким путем человеческую речь. «Однако весь этот язык, приобретенный и обогащенный Адамом и его потомством, был снова утрачен при постройке Вавилонской башни, когда бог покарал каждого человека за его мятеж забвением прежнего языка» (3, II, 66).

Отдав дань Священному писанию, Гоббс далее развивает теорию естественного происхождения языка, вновь подчеркивая, что «естественное начало речи могло быть лишь результатом произвола людей» (3, I, 233). Расселившиеся по разным частям света люди постепенно создали разнообразные языки, «по мере того как их научила этому нужда (мать всех изобретений)» (3, II, 66). Это последнее замечание Гоббса было, безусловно, глубокой и правильной догадкой о том, что возникновение речи происходило под влиянием материальных практических потребностей людей.

Весьма плодотворной явилась и главная мысль Гоббса о том, что язык представляет собой систему определенных знаков, посредством которых люди выражают свои мысли и обмениваются ими друг с другом «для взаимной пользы и общения» (3, II, 65). Ошибка же Гоббса состояла в том, что он причислял язык к искусственным знаковым системам, абсолютизировал условность и произвольность языка, субъективизировал естественно-исторический и объективный по своему содержанию процесс возникновения и развития речи.

Ошибочны были и некоторые другие положения языковой теории Гоббса, в частности, его утверждение, что имена «не есть знаки самих вещей» (3, I, 63), что они обозначают лишь наши идеи о вещах. В действительности же, как установлено лингвистикой, вопрос о том, что обозначают слова, или имена, — вещи или понятия, т. е. идеи, — может быть решен только при условии, если будет проведено разграничение между языком и речью (хотя эта граница сама по себе является не абсолютной, а относительной)[15]. Гоббс же, как уже отмечалось, не проводил вообще никакого различия между ними и потому не смог разрешить ни данную проблему, ни связанную с ней — о соотношении слова и смысла.

Наиболее разработанной частью языковой теории Гоббса является учение об именах. В нем как бы слиты воедино логика Гоббса, его гносеология и языкознание. Имя выступает здесь и как слово, и как понятие, и как исходный пункт научно-философского познания. «Лишь благодаря именам мы способны к знанию, к которому животные, лишенные преимущества использования имен, не способны. Да и человек, не знающий употребления имен, не способен к познанию» (3, I, 460). Вместе с тем, как это и можно было предположить, в учении об именах в полной мере проявился номинализм Гоббса, столь характерный для всей его философской концепции.

Гоббс подразделял имена прежде всего на положительные и отрицательные. Первые обозначают «нечто существующее в природе или воображаемое человеческим умом, как, например, тела или свойства тел, которые существуют или могут быть представлены существующими, или, наконец, слова и речь» (3, II, 72). Отрицательные же имена «суть знаки, обозначающие, что какое-нибудь слово не есть имя вещи, о которой идет речь» (там же, 73). Таковы слова «ничто», «никто», «непостижимое», «бесконечное» и т. п. Положительные и отрицательные имена исключают, согласно Гоббсу, друг друга; они не могут быть применены к одной и той же вещи. Но одно из них применимо к любой вещи[16].

Помимо положительных и отрицательных имен классификация Гоббса включала еще множество других подразделений: имена общие и единичные, первичные и вторичные, однозначные и многозначные, простые и сложные (см. 3, I, 66—69). Не рассматривая эту довольно сложную и несколько искусственную классификацию, обратим внимание лишь на некоторые ее аспекты, представляющие определенный интерес.

В первую очередь это относится к Гоббсовой характеристике общих имен, или универсалий. Философ категорически отвергает точку зрения, которая исходит из того, «будто сами вещи универсальны» (3, I, 460). Кто разделяет эту точку зрения, отмечал Гоббс, всерьез полагает, что сверх Петра, Ивана и всех остальных людей, которые существуют, существовали или будут существовать в мире, есть нечто другое, что мы называем человеком или человеком вообще. Ошибка сторонников этой концепции, получившей название «реализма», состоит, по Гоббсу, в том, что «они принимают универсальные, или всеобщие, имена за вещи, которые этими именами обозначаются» (там же, 460—461). Отвергая точку зрения «реализма», Гоббс выступает как номиналист. Он утверждает, что «в мире нет ничего более общего, кроме имен, так как каждая из наименованных вещей индивидуальна и единична» (3, II, 67). Поэтому если мы говорим, например, что «человек», «камень», «дух» или какое-нибудь другое имя суть универсалии, то это следует понимать не так, будто человек или камень — универсалии, а так, что лишь соответствующие слова (имена) суть универсалии.

В номинализме Гоббса нельзя не видеть реакцию на идеалистическую онтологизацию понятий, на утверждение объективного существования универсалий. Но как и другие представители метафизического материализма XVII—XVIII вв. (например, Гассенди, Локк), Гоббс не сумел раскрыть диалектику единичного, отдельного и общего. То, что общее не обладает самостоятельным существованием, вовсе не означает, что оно существует лишь в сознании или в языке, как считал Гоббс. Общее столь же реально и объективно, что и единичное. Но общее не существует вне единичного, помимо него. Оно существует в самих конкретных вещах, а не отдельно от них.

К числу основных и наиболее общих понятий принадлежат, как известно, философские категории. Каково отношение к ним Гоббса?

Выступая против канонизированного схоластикой Аристотеля, Гоббс отрицательно относился и к его системе категорий. Приведя в сочинении «О теле» таблицу аристотелевских категорий: «тело», «количество», «качество» и «отношение»[17], Гоббс отмечает их произвольный характер, который не отражает «истинный и действительный порядок имен» (3, I, 72). Весьма скептически оценивает он и познавательное значение названных категорий: «…я должен сознаться, что еще не видел сколько-нибудь заметной пользы от применения этих категорий в философии» (там же).

Однако сам Гоббс не устоял от соблазна выдвинуть свою систему категорий. Она содержится в «Левиафане» (часть I, глава IV) и сведена к четырем категориям, или всеобщим именам: «материя», или «тело», «акциденция», «представление» и «имена имен» (а также «имена речей»).

Первая категория выражает, по Гоббсу, все то, что выступает в качестве материи, или тела, включая живую, чувствующую и даже разумную материю, т. е. человека. Понятие акциденции охватывает все те свойства тел, «которыми одна материя, или тело, отличается от другой» (3, II, 72). Представление же, равным образом, как и ощущение, есть «призрак какого-либо качества или другой акциденции тела вне нас» (там же, 50). И наконец, существуют имена имен (общее, всеобщее, особенное и т. д.) и имена речей (утверждение, вопрос, рассказ, проповедь и т. д.).

Этими четырьмя категориями исчерпывается, согласно Гоббсу, класс имен положительных, которые обозначают нечто существующее в природе или в сознании, а также слова и речь. Определенную, хотя и вспомогательную, роль играют отрицательные имена, обозначающие, как уже отмечалось, что какое-нибудь слово не есть имя вещи, о которой идет речь. Все остальные слова и словосочетания Гоббсом решительно отвергаются, как не имеющие реального смысла и познавательного значения. Гоббс имеет в виду прежде всего те понятия, которые были введены в оборот схоластикой и которые он квалифицирует как абсурдный набор слов.

Обратимся к решению Гоббсом такой важной гносеологической проблемы, как проблема истины.

В отличие от Декарта, который считал, что наши знания должны опираться на абсолютно достоверные, самоочевидные положения, постигаемые интуитивным путем, Гоббс исходит из того, что фундаментом достоверного знания служат дефиниции, что путь к истине состоит «в правильном определении имен», тогда как в неправильном определении или отсутствии определения «кроется первое злоупотребление, от которого происходят все ложные и бессмысленные учения» (3, II, 70).

В главе, посвященной методу Гоббса, мы уже отмечали, какое огромное значение придавал английский философ определению понятий. Дефиниции составляют, согласно его методологии и гносеологии, исходный материал для истинного знания. В этой связи Гоббс выдвигает задачу проверки и исправления дефиниций «прежних авторов», призывая при этом не доверять авторитету «какого-нибудь Аристотеля или Цицерона, или Фомы» (3, II, 71), а приобретать знания из собственного опыта и размышлений, отталкиваясь от травильных определений употребляемых понятий. «Свет человеческого ума, — писал Гоббс, — это вразумительные слова, однако предварительно очищенные от всякой двусмысленности точными дефинициями» (там же, 82).

Отвергая интеллектуальную интуицию Декарта, которая, по убеждению последнего, открывает нам понятия «ясного и внимательного ума», причем настолько простые, отчетливые и очевидные, что мы принимаем их в качестве аксиом (см. 31, 86), Гоббс выдвигает и обосновывает свое понимание истины. Следует признать, что оно отличается известной противоречивостью, а это в свою очередь отражает колебания английского философа между сенсуализмом и рационализмом, а также его номинализм. Так, Гоббс неоднократно подчеркивает, что «истина может быть лишь в том, что высказано, а не в самих вещах», что «истина — свойство не вещей, а суждений о них» (3, I, 78). Уже в этом положении имеется тенденция к умалению объективного содержания истинного знания, поскольку настойчиво выделяется лишь одна его сторона — принадлежность нашему сознанию[18]. Эта тенденция усугубляется под воздействием номиналистической и языковой теории Гоббса, которая рассматривает понятия истины и лжи как атрибуты одной только речи. «Там, где нет речи, нет ни истины, ни лжи» (3, II, 69). Поскольку же речь состоит, по Гоббсу, в соединении и связывании имен, то отсюда он делает ошибочный вывод о том, что истина носит произвольный характер, что «первые истины были произвольно созданы теми, кто впервые дал имена вещам, или теми, кто получил эти имена от изобретших их людей» (3, I, 79). С другой стороны, в высказываниях Гоббса об истине можно обнаружить и другую тенденцию. Она опирается на материалистическое положение о том, что истина есть знание, отражающее объективные свойства и связи вещей. В этом отношении Гоббс был вполне солидарен с картезианской интерпретацией достоверного знания как знания, состоящего из суждений, в которых связь субъекта и предиката носит необходимый характер, обусловленный природой самих вещей. Так, подразделяя предложения (суждения) на истинные и ложные, Гоббс указывает, что «истинным является предложение, предикат которого содержит в себе субъект или является именем той же вещи, что и субъект» (там же, 78). Примером такого суждения может служить, по Гоббсу, высказывание «человек есть живое существо». То же суждение, предикат которого не содержит в себе субъекта, является ложным (например, суждение «человек есть камень»). Примечательно, что Гоббс выделяет в особую категорию необходимые истины. К ним он относит такие суждения, предикат которых эквивалентен субъекту («человек есть разумное живое существо») или с необходимостью включает в себя субъект («человек есть живое существо»). Случайной же истиной выступают, согласно Гоббсу, такие суждения, в которых связь субъекта и предиката не является необходимой (например, суждение «всякий ворон черен»). Важно также отметить, что необходимые истины Гоббс считает вечными, абсолютными истинами[19], игнорируя, таким образом, как и все метафизические материалисты, диалектику процесса познания, соотношение относительной и абсолютной истин.

Столь же далек был английский материалист и от понимания практики как критерия истины. Последнее было обусловлено не только недооценкой «деятельной стороны» человеческого познания, но и истолкованием истины как свойства одного лишь языка, как атрибута речи, и только речи. Такое истолкование приводило Гоббса, как мы видели, к отказу от поисков объективного критерия истины, к отождествлению последней с чисто логической истинностью, которую он в соответствии со своей методологией усматривает прежде всего в правильных дефинициях, а также в правильной расстановке имен в суждениях и умозаключениях.

И все же сочинения Гоббса пронизаны убеждением и верой в познавательные способности человека, в силу разума и чувств, в возможность достижения истинного знания. Гоббс не сомневается в том, что люди становятся мудрее по мере того, как они научаются правильно мыслить и пользоваться речью, что рост знания способствует благоденствию человеческого рода, умножению жизненных богатств.

Нами уже отмечалось, что Гоббс не смог раскрыть единство анализа и синтеза, индукции и дедукции, хотя он пытался разрешить эту задачу посредством указания на связь с чувственным опытом тех общих принципов, которые служат исходным материалом для логических рассуждений, используемых синтетическим методом. Аналогичным путем он стремится решить проблему взаимосвязи чувственного и логического познания. Диалектическое единство этих двух моментов познавательной деятельности человека Гоббс, естественно, не смог обнаружить, но он подходил к идее единства чувственной и логической сторон процесса познания, интерпретируя и ту и другую стороны как разновидности человеческого опыта. Так, сопоставляя два вида знания: первичное, или простое восприятие, и научно-теоретическое, основанное на рассуждении, Гоббс пишет: «Первого рода знание есть опыт относительно того, что запечатлевается в нас вещами, действующими на нас извне; второго рода знание есть опыт, которым люди обладают относительно правильного употребления имен в языке» (3, I, 466). Непосредственный чувственный опыт сопоставляется здесь Гоббсом с опытом или практикой использования языка, речи, выступающих в его учении и как средство общения и как орудие мышления. Но даже эта плодотворная идея (о том, что в основе научно-философского знания, опирающегося на логическое мышление, лежит опыт употребления людьми языка) не могла получить у Гоббса полного развития в силу ошибочного истолкования самого языка как чисто произвольной, искусственной знаковой системы.

Итак, попытка Гоббса синтезировать сенсуализм и рационализм осталась незавершенной, как незавершенны были и его стремления объединить в своей методологии анализ и синтез, индукцию и дедукцию. Поэтому есть все основания говорить не только о методологическом, но и о гносеологическом дуализме Томаса Гоббса. Однако это не упрек английскому материалисту. Напротив, это — скорее признание того, что он одним из первых среди мыслителей своего века осознал недостаточность использования только одного какого-либо из методов и путей познания, будь то эмпирико-индуктивный метод Бэкона или рационалистический дедуктивный метод Декарта. Решить же задачу объединения того и другого, объединения не механического, а органического, не мог, конечно, ни Гоббс, ни кто иной из философов той эпохи, находившихся, несмотря на отдельные проблески диалектики, в плену метафизического метода мышления.

Решение этой задачи могло быть осуществлено лишь диалектическим материализмом, раскрывшим действительное единство анализа и синтеза, индукции и дедукции, выявившим внутреннюю связь чувственного и логического познания.

Социально-философские воззрения Гоббса, Локка, Руссо: проблемы естественного права и общественного договора

Большой вклад в развитие материалистической философии, теории познания внес великий английский мыслитель ТОМАС ГОББС (1588-1679). Его основные произведения — «Философские элементы учения о гражданине» (1642) и «Левиафан» (1651).

Гоббс был систематизатором бэконовского материализма. Мир, по его мнению, есть совокупность тел. Ничего бестелесного не существует. Нельзя отделить мышление от материи, которая мыслит. Все предметы (тела) и изменения в них происходят благодаря механическому движению материальных элементов.

Даже духовная жизнь, которая слагается из ощущений, сводится к движениям. Поэтому люди и животные у него — сложные механизмы, действия которых определяются внешними силами. Одушевленные автоматы отличаются от неодушевленных тем, что у первых имеются органы, сохраняющие прежние впечатления. Кроме того, они способны сравнивать новые впечатления с прежними. Сравнение создает условия для различения, которые в свою очередь есть условие сознания.

Эти исходные положения Гоббс положил в основу далеко идущих выводов:
отрицание существования душ как особых субстанций,
тела — единственные субстанции,
вера в Бога есть только продукт человеческого воображения.

Познание, по Гоббсу, осуществляется посредством идей. Источником идей могут быть только чувственные восприятия внешнего мира. Он отвергал точку зрения Декарта, согласно которой исходным пунктом достоверного знания является мышление, а также выступал против его учения о врожденных идеях. Никакая идея не может быть прирожденной: то, что врожденно, должно быть всегда налицо. В соответствии с этим Гоббс полагал, что внешние чувства — источник не только идей, но и всего нашего познания.

Весьма широкую известность получило учение Гоббса о государстве и праве. В нем он попытался такое сложное целое, как государство, разложить на составные элементы, а последние объяснить простыми законами природы. Он пришел к мысли о необходимости различать два состояния человеческого общества: естественное и гражданское.

В условиях XVII в. воззрения Гоббса были прогрессивны. Он уничтожил теистические предрассудки бэконовского материализма. В его теории общества и государства содержались зародыши материалистического понимания социальных явлений.

В Англии последователем Бэкона и Гоббса был ДЖОН ЛОКК (1632-1704). Главное его произведение — «Опыт о человеческом разуме» (1690). В нем он критикует учение Декарта о врожденных идеях и обосновывает принцип материалистического сенсуализма, т.е. происхождения всех знаний из чувственного восприятия внешнего мира. Единственным источником идей Локк объявил опыт (Tabula rasa — чистый лист, гладкая дощечка, нечто чистое, нетронутое).

Локк различал опыт внешний (ощущения) и внутренний (рефлексия — от лат. рефлексио — обращение назад). В основе знания лежат простые идеи, например, возбуждаемые в уме различными качествами тел — ПЕРВИЧНЫМИ, с которыми эти идеи сходны (протяженность, фигура, плотность, движение), или ВТОРИЧНЫМИ, с которыми идеи не сходны (цвет, звук, запах, вкус).

Посредством соединения, сопоставления и абстрагирования разум из простых идей образует сложные и общие идеи (модусы, субстанции и отношения). Локк различал идеи ясные и смутные, реальные и фантастические, адекватные своим прообразам и неадекватные. Познание истинно лишь постольку, поскольку идеи сообразны с действительностью.

Таковы были в XVII в. некоторые основные попытки реализовать идею автономной философии, построить цельное мировоззрение на разумных и опытных основаниях.

В новое время общество изучали Гоббс и Локк. Они разработали концепцию общественного договора и, соответственно, договорную концепцию государства. Появление идеи общественного договора и выработка правового мировоззрения было вызвано развитием проблем в социальной философии нового времени, где приоритет отдавался знанию. Гоббс определяет общество, как совокупность человеческих индивидов, объединяющихся в целях контроля над своими действиями. Он ратовал за законность того правительства, учредить которое и повиноваться которому согласны все граждане государства по своей воле. Иначе, реализуя принцип индивидуального бытия «война каждого против всех», люди не смогут сосуществовать.

Эпоха Просвещения связана в социальной философии с именем Руссо. Он поддерживал идею общественного договора Гоббса и Локка, но он предлагал его реализацию на основе нравственных ценностей, получаемых в ходе образования.

Джон Локк


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Джон Локк

IGDA. ДЖОН ЛОКК

Основоположник свободомыслия XVIII века, учитель французских материалистов Джон Локк был столь робок в своих рационалистических суждениях о религии, что не посмел затронуть божественное откровение. Отстаивая принцип веротерпимости, он считал ее неприменимой по отношению к католикам и атеистам. Даже наиболее смелые мыслители (Толанд, Пристли), видевшие во всякой религии о дно лишь нагромождение суеверий и предрассудков, утверждали, что религия необходима для простого народа. Суеверия следует искоренить, но их место должна занять вера, основанная на разуме. Англия является родиной деизма, т. е. рационалистической веры в «верховное существо», правящее миром сообразно созданным им «естественным» — физическим и нравственным — законам. Но даже деизм казался английской буржуазии чересчур опасным направлением, граничащим с атеизмом.

Объясняется это историей борьбы материализма и идеализма в английской философской и общественной мысли. Начиная с XVII в. материализм и связанный с ним атеизм были в Англии идейным оружием феодальной аристократии, в то время как оппозиционные силы выступали под знаменем пуританства. Под этим знаменем английская буржуазия одержала победу; вся ее революционная фразеология, заимствованная из Ветхого завета, все ее иллюзии и пафос, поддерживавшие и поднимавшие воодушевление народных масс, окрашены в религиозные тона. В течение всего XVIII в. демократические движения (например, методизм, основанный в 30-х годах Джоном Уэсли и привлекший многочисленные плебейские элементы) еще пользовались религиозными лозунгами.

Религия нужна была английской буржуазии еще и потому, что она служила как бы оправданием власти хозяев, поставленных во главе общества неисповедимым «промыслом божием». Буржуазия открыла в религии, по словам Энгельса, могучее средство для обработки своих «естественных подданных» в духе послушания.

Идея «естественного человека» в просветительском ее понимании лежит уже в основе философии Джона Локка (1632—-1704) — первого крупного мыслителя новой буржуазной Англии. «Локк, — писал Энгельс, — был в религии, как и в политике, сыном классового компромисса 1688 года» *. Политические взгляды Локка изложены им в «Двух трактатах о правительстве», написанных под влиянием Гоббса и в то же время в полемике с ним. Подобно Гоббсу, Локк в своей теории государства исходит из того, что современному обществу предшествовало естественное состояние и что объединение людей в общественные союзы возникло в результате их добровольного соглашения — общественного договора. Но, убежденный в отличие от Гоббса в доброй и разумной основе человеческой природы, Локк считает, что целью всякого общества является сохранение и защита личной свободы.

Буржуазная основа политической теории Локка ясно проявляется в том, что частная собственность признается им естественным правом человека, наравне со свободой и равенством. Отвергнув феодальную теорию божественного права монархов и теорию абсолютизма Гоббса, Локк в основу своей теории государства кладет принцип политического суверенитета народа, признавая за ним право сменять государственную власть, если она нарушает общественный договор и посягает на естественные права человека — личную свободу и собственность. Политическая теория Локка оказала огромное революционное воздействие на общественную мысль европейского континента. Она получила дальнейшее развитие у Руссо и отразилась в законодательстве Французской буржуазной революции.

Главное сочинение Локка — «Опыт о человеческом разуме» (1690 г.) представляет попытку вывести все знания и представления человека ив чувственного опыта (сенсуализм). Локк полемизирует с теорией врожденных идей Декарта; декартовскому cogito ergo sum (я мыслю, следовательно, я существую) Локк противопоставил nihil est in intellectu quod non fuerit in sensu (ничего нет в уме, чего не было бы раньше в ощущении). Признание ощущения источником нашей мысли — великая идея, получившая дальнейшее развитие в материализме XVIII в. Однако понимание, опыта у Локка заключает в себе внутреннее противоречие. Признавая два равноправных источника познания — внешний мир и рефлексию (состояние нашей души), Локк тем самым открывал дорогу и для идеалистического истолкования самого понятия ощущения. Разделяя предрассудки механического материализма, Локк лишает материю ее качественного своеобразия. Он выдвигает учение о первичных и вторичных качествах: первичные качества — это объективные свойства самой материи; к ним Локк относит только протяженность, плотность, фигуру, движение и покой. Все остальные свойства — вкус, цвет, запах и т. д. являются вторичными качествами, зависящими только от воспринимающего субъекта. Тем самым субъект отрывается от объекта, становится независимым от реальной действительности.

Противоречия сенсуалистической теории Локка определили возможность ее двоякого развития — как в сторону материализма, так и в сторону идеализма. Представители английской материалистической школы XVIII в. — Толанд, Коллинз, Гартли, Пристли и др. — в отличие от Локка, допускавшего еще существование особой мыслящей субстанции, признавали мышление продуктом материи. Но природу человеческого сознания они пытались объяснить или, как Гартли, — при помощи механического материализма (доказывая материальность души, Гартли ищет основу психической жизни в механических колебаниях, вибрациях нервного вещества), или, как например Пристли. — всемогуществом «верховного существа», способного одарить сознанием даже материю.

Примечания

* Энгельс — К. Шмидту, К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные письма, стр. 429.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том V. М., 1958, с. 498-500.


Вернуться на главную страницу Локка.

 

Критика Платонического Эроса Томасом Гоббсом в JSTOR

Абстрактный

Пониманию любви Гоббсом и его значению для его политической мысли не уделялось должного внимания. В этом эссе утверждается, что у Гоббса есть последовательное и всеобъемлющее учение о любви, которое прямо отвергает то, что он считает платоновским учением об эросе. Нападая на платоновскую идею эроса, Гоббс подрывает основы классической политической философии и формулирует важный аспект своего нового понимания страстей с точки зрения власти, что само по себе является важной частью его новой политической науки, наиболее известной из представленных в книге «Левиафан».

Информация о журнале

«Политическая теория», рецензируемая и публикуемая два раза в месяц, служит ведущим форумом для развития и обмена политическими идеями. PT публикует статьи по политической теории с широким спектром философских, идеологических и методологических точек зрения. Статьи посвящены современной и исторической политической мысли, нормативной и культурной теории, истории идей и критическим оценкам текущей работы.Журнал поощряет эссе, посвященные актуальным политическим и этическим вопросам или событиям.

Информация об издателе

Сара Миллер МакКьюн основала SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества. SAGE — ведущий международный поставщик инновационного высококачественного контента, публикующий более 900 журналов и более 800 новых книг каждый год, охватывающий широкий спектр предметных областей. Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео.Контрольный пакет акций SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, и после ее жизни она перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечит дальнейшую независимость компании. Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне. www.sagepublishing.com

Политические философии Томаса Гоббса и Джона Локка

Джон Локк. Источник: Википедия, здесь.


Обзор

Томас Гоббс (5 апреля 1588 г. — 4 декабря 1679 г.) и Джон Локк (29 августа 1632 г. — 28 октября 1704 г.), хотя и были согласны в некоторых своих утверждениях о человеческой природе и необходимости правительства, придерживались радикально разных точек зрения. о способности людей управлять собой.Ряд американских основателей, знакомых с обоими политическими философами, поддерживали идеи Локка, в частности утверждения о том, что люди обладают естественными правами, правители должны получать свою власть с согласия управляемых, а управляемые имеют право свергать правительства, злоупотребляющие свои права.

Этот модуль предназначен для ознакомления студентов с политической мыслью обоих мужчин и служит мостом к будущим урокам, касающимся Декларации независимости США.S Конституция и другие основополагающие документы.


Цели

Студенты будут:

Опишите вклад Томаса Гоббса и Джона Локка в английское Просвещение.

Сравните и сопоставьте их взгляды на естественное состояние, лучший тип правительства и природу общественного договора.

Объясните концепции народного суверенитета, согласия управляемых и общественного договора, а также то, как эти концепции повлияли на Американскую революцию и основополагающие документы, такие как Декларация независимости и U.С. Конституция.


Необходимые знания

Модуль был написан, чтобы дать студентам возможность получить контекстные знания для понимания создания американской политической системы. Предполагается, что студенты не будут иметь предварительных знаний о Гоббсе и Локке. Предполагается базовое понимание таких терминов и концепций, как суверенитет, согласие, порядок и свобода.


Введение в модуль: Человеческая природа, хорошее или плохое?

Это введение к модулю предназначено для того, чтобы учащиеся поняли, что политическая мысль и часто действия частично основываются на индивидуальном взгляде на человеческую природу.В целом Гоббс имел несколько отрицательный взгляд на человеческую природу, в то время как взгляд Локка на человеческую природу был более положительным.

При входе в класс учащихся просят выполнить задание, указанное ниже, размещенное на доске (расчетное время, от десяти до пятнадцати минут):

Напишите короткий абзац, ответив на следующий вопрос: «Люди от природы хорошие или от природы плохие?» Основывайте свое объяснение на истории, текущих событиях или собственной жизни. Это вопрос мнения, и ваш ответ не будет классифицирован как правильный или неправильный.

Затем учащихся в случайном порядке просят поделиться своими ответами.

Дополнительные вопросы могут использоваться, чтобы помочь учащимся глубже задуматься над исходным вопросом. Примеры включают:

«Если люди от природы плохие, как можно оправдать очевидные улучшения в человеческой жизни, которые произошли на протяжении всей истории?»

«Если люди от природы плохие, почему существует так много благотворительных организаций и государственных программ, финансируемых налогоплательщиками, для нуждающихся?»

«Если люди от природы хорошие, зачем нам столько правил и законов?»

«Если люди от природы хорошие, зачем вы запираете машину, дом и мобильный телефон?»


Студенческая работа первоисточника: Политическая философия Гоббса и Локка

Познакомить студентов с политической мыслью Гоббса и Локка, кратко описав основную биографическую информацию о каждом человеке и основных событиях, которые повлияли на их взгляды на правительство (расчетное время, от пяти до восьми минут).

Гоббс:

Для Гоббса Гражданская война в Англии существенно повлияла на его мировоззрение. В ответ он разработал политическую философию, в которой акцентировал внимание на трех ключевых концепциях:

Естественное состояние человечества («естественное состояние») — это состояние войны одного человека против другого, поскольку человек эгоистичен и жесток.

Выход из «естественного состояния» — это «общественный договор», который должен быть согласован между людьми, подлежащими управлению, и правительством.

Идеальная форма, которую должно принять правительство, — это абсолютная монархия, обладающая максимальной властью, подрывающая естественное состояние человечества и создающая общественный порядок в процессе

Лок:

По мнению Локка, свержение короля Якова II в ходе Славной революции 1688 года показало, как должны вести себя правительства и люди.Он разработал философию, которая подчеркивала три момента:

Согласно Локку, естественное состояние человечества — это «естественное состояние», характеризующееся человеческой свободой и равенством. «Закон природы» Локка — обязанность созданных существ подчиняться своему создателю — составляет основу «естественного состояния». Однако, поскольку некоторые люди нарушают этот закон, необходимы правительства.

Люди добровольно передают правительству часть своей власти через «общественный договор», чтобы защитить свои «естественные права» на жизнь, свободу и собственность.

Если правительство не в состоянии защитить естественные права своих граждан или если оно нарушает общественный договор, люди имеют право восстать против правительства и создать новое.


Артикул:

Йельская национальная инициатива: Томас Гоббс и Джон Локк и Стэнфордская энциклопедия философии: Джон Локк.

Выдержки из первоисточников: Левиафан Гоббса и Второй трактат Локка о правительстве

Перед распространением первичных исходных документов может потребоваться следующий дополнительный контекстный комментарий (или что-то подобное):

Гоббс и Локк также задавали вопросы о природе человечества, или о «естественном состоянии», как они это называли.Эти вопросы о состоянии природы касались того, были ли люди от природы склонны сотрудничать и ладить друг с другом в обществе — или, другими словами, «хорошо», или был ли человек от природы жадным, эгоцентричным, склонным к насилию и насилию. изоляция от других людей — или, другими словами, «плохо».

Раздайте отрывки из Левиафана и Второго трактата о правительстве с одиннадцатью текстовыми вопросами и попросите студентов проработать каждый отрывок, отвечая на вопросы во время чтения.Обходите по комнате, проверяя успеваемость учащихся, уточняющие вопросы и, при необходимости, объясняющие словарный запас (расчетное время, от сорока пяти минут до одного часа).


Примечание:

Все первоисточники и сопутствующие вопросы включены в Приложение 1 и доступны по этой ссылке.

После того, как студенты закончат чтение и ответят на документ Гоббса, сначала попросите учащихся ответить на часть вопросника, посвященную Гоббсу, при необходимости исправляя или расширяя / упрощая ответы (расчетное время, от пяти до восьми минут).

Дополните и расширите ответы студентов, подчеркнув, что, хотя это утверждение не присутствует в чтениях из первоисточников, Гоббс считал, что правительство, возглавляемое абсолютным монархом, может обеспечить соблюдение общественного договора, и поэтому предположил, что наследственным монархам будет разрешено править с абсолютной властью. орган власти. Он утверждал, что анархия последует из-за отсутствия мощной центральной власти, и человек вернется обратно к отвратительному, жестокому и непродолжительному состоянию природы (также известному как «состояние войны»).Учредители отвергли это утверждение.

После того, как учащиеся закончат читать и отвечать на документ Локка, попросите учащихся ответить на часть вопросного листа, посвященную Локку, исправляя или расширяя / упрощая ответы по мере необходимости (расчетное время, от пяти до восьми минут).

В этом разделе учитель подчеркнет, что Локк считал необходимым конституционное правительство, которое правило с согласия управляемого и народного суверенитета. Это правительство должно защищать естественные права граждан на жизнь, свободу и собственность и может быть распущено, если правительство злоупотребляет людьми и не признает их власть.Основатели сочли это утверждение верным и приняли многие идеи Локка как свои собственные.

В качестве домашнего задания учащиеся просматривают краткое онлайн-видео Института Билля о правах под названием Согласие регулируемого закона , а также загружают и заполняют сопроводительное видео-руководство / рабочий лист, доступный на том же сайте (приблизительное время, сорок пять минут):

Гоббс, Локк и общественный договор

XVII век был одним из самых хаотичных и разрушительных, которые европейский континент когда-либо видел в современную эпоху.С 1618 по 1648 год большая часть Центральной Европы была охвачена агонией Тридцатилетней войны, насильственного распада Священной Римской империи. Конфликт, отмеченный религиозным насилием между католиками и протестантами, бесстыдными династическими маневрами, голодом, болезнями и другими невообразимыми злодеяниями, до сих пор входит в число крупнейших бедствий, поразивших Европу. Англия и Шотландия также были охвачены гражданским конфликтом в этот период между роялистами, поддерживающими династию Стюартов, и сторонниками парламентских прав, которые также имели религиозное измерение.Хотя война длилась всего около десяти лет, вызванная ею нестабильность в виде непрекращающейся партизанской войны, голода, революций и периодических восстаний продолжалась в течение следующих нескольких десятилетий. Эти десятилетия страданий и нестабильности, порожденные этими войнами, подняли много вопросов о человеческой природе, гражданском обществе и, самое главное, о том, как структурировать правительство, чтобы эффективно предотвращать дальнейшие нарушения общественного порядка. Это привело к появлению двух самых ярких политических умов английской философской традиции: Томаса Гоббса (1588–1679) и Джона Локка (1632–1704).И Гоббс, и Локк стояли на принципиально противоположных сторонах в своих дебатах о том, что является наиболее эффективной формой правления для общества. Гоббс был сторонником абсолютизма, системы, которая передавала контроль над государством в руки одного человека, монарха, свободного от всех форм ограничений или ответственности. Локк, с другой стороны, выступал за более открытый подход к государственному строительству. Локк считал, что легитимность правительства проистекает из согласия людей, которыми они управляют. Хотя их выводы о том, что делает правительство эффективным, сильно различались, их аргументы оказали огромное влияние на более поздних философов эпохи Просвещения, включая отцов-основателей американской революции.

Портрет Томаса Гоббса работы Джона Майкла Райта около 1669-1670 гг. Национальная портретная галерея, Лондон

Хотя Гоббс и Локк жили примерно в одно и то же время и были свидетелями одних и тех же событий, их карьера повела их по совершенно разным путям, что оказало решающее влияние на их философию. Оба мужчины выросли в относительно незаметных семьях, которые все еще были достаточно богатыми, чтобы дать им обширное образование, но отец Гоббса был англиканским викарием, а Локк вырос в пуританской семье.После получения докторской степени Гоббс стал тесно сотрудничать с Уильямом Кавендишем, который стал финансистом короля Карла I во время Гражданской войны и ненадолго стал учителем математики будущего Карла II. Это поставило Гоббса на сторону роялистов во время Гражданской войны и вынудило его провести большую часть своей карьеры в изгнании после казни Карла I. Локк, с другой стороны, был сыном кавалерийского офицера из пуританской армии нового образца Оливера Кромвеля, что сделало его твердо стоящим на стороне парламента в войне.Повзрослев, Локк работал в медицине, а также в парламентской политике под патронажем Энтони Эшли Купера, известного как лорд Эшли и одного из основателей движения английских вигов, которое стремилось продолжить борьбу против абсолютного монархизма после Восстановления 1660 года. Династия Стюартов. Как и Гоббс, Локк ненадолго столкнулся с изгнанием, когда его заподозрили в восстании в годы, предшествовавшие Славной революции, и поэтому он бежал в Нидерланды. Ясно, что оба эти человека находились под сильным влиянием окружающей их политики, и их дебаты легко рассматривать как микрокосм для гораздо большей политической борьбы.Однако изучение фактических нюансов их рассуждений обнаруживает много общего между этими двумя мужчинами.

Гоббс и Локк излагают свои аргументы очень похожими структурами, начиная с исследования «естественного состояния», по сути, состояния человека до развития цивилизации, чтобы ответить, почему люди вообще создают общества. Для Гоббса естественное состояние было состоянием войны, по сути, чисто анархическим миром собачьего-собачьего, где люди постоянно борются за ограниченную власть и ресурсы, жизнь, которую Гоббс описал как «одинокую, бедную, мерзкую, жестокую и короткую. .«Акт формирования государства, по мнению Гоббса, был поэтому и попыткой остановить этот цикл насилия, в котором население коллективно верило в более сильную силу, чем их собственная. На формирование этой точки зрения на Гоббса повлияли два ключевых фактора. Первым был его личный опыт во время гражданской войны в Англии. По мнению Гоббса, разрушения и беспредел, вызванные Гражданской войной, перевесили любую форму тирании, которую Стюарты могли использовать. Вторым был древнегреческий историк Фукидид, чья работа о Пелопоннесской войне, многолетнем конфликте между городами-государствами Афинами, Спартой и их союзниками, Гоббс написал первый английский перевод.Фукидид считал, что государства и отдельные лица в конечном итоге являются рациональными субъектами, которые будут действовать в первую очередь от имени своих собственных интересов, независимо от того, к каким высшим идеалам они стремятся. Для него это означало, что более сильные действующие лица естественным образом доминируют над более слабыми, что можно выразить в одном диалоге следующим образом: «сильные делают то, что могут, а слабые страдают от того, что должны». Другими словами, сила делает право. Это основа того, что мы сейчас называем политическим реализмом, и Гоббс рассматривал внутреннюю политику через призму очень похожей, как Фукидид, на международный уровень, хотя и с некоторыми важными различиями.Фукидид представил свои реалистические принципы как оправдание афинского империализма, но Гоббс придерживается другого подхода. По Гоббсу, люди не подчиняются высшему авторитету, потому что он от природы сильнее их. Естественное состояние Гоббса настолько хаотично, потому что люди по сути равны и будут выполнять одни и те же действия в своих личных интересах. Вместо подчинения сверху вниз, Гоббс видел формирование государства как коллективный подход, при котором люди добровольно и рационально отказываются от некоторых своих свобод в обмен на защиту от анархии, которой он так опасался.Вся цивилизация, искусство, инженерия, литература и т. Д. Были построены на этой фундаментальной предпосылке. Следовательно, надлежащее правительство должно быть настолько искусным в предотвращении социальной розни, насколько это возможно, что означало не разделение власти государства между различными ветвями, а объединение под эгидой одного человека, монарха. Философия Гоббса на самом деле лучше всего отражена на обложке его самого известного трактата « Левиафан », где изображена огромная монархическая фигура, состоящая из бесчисленных подданных, которые добровольно подчинились его правлению, чтобы сохранить мир.

Портрет Джона Локка работы Годфри Кнеллера около 1697 года.

Джон Локк, естественно, занял совершенно иную позицию. Для Локка естественное состояние было не состоянием войны, а состоянием свободы. Фактически, это было состояние чистейшей свободы, когда люди могли действовать как угодно без ограничений, но это создавало парадокс, поскольку мир абсолютной свободы создавал среду, в которой свобода одного человека могла нарушать естественные права другого. .Локк считал, что все люди обладают тремя основными правами: жизнью, свободой и собственностью. Он утверждал, что эти права являются как естественными, то есть вытекающими из самой природы, так и неотчуждаемыми, то есть их нельзя отнять, а только нарушить. Локк также утверждал, что у людей есть моральный долг и разумная заинтересованность в защите своих прав. Другой проблемой, которую Локк приписывал естественному состоянию, было отсутствие беспристрастного правосудия. Когда между двумя сторонами возникает конфликт по поводу нарушения их прав, Локк утверждал, что ни у одной из них не было средств для окончательного урегулирования ситуации мирным путем, поскольку обе считали свою позицию истинной и правильной и были слишком предвзяты и были лично заинтересованы в том, чтобы предлагать цель. смотровая площадка.Как и Гоббс, Локк считал, что люди в конечном итоге являются рациональными действующими лицами, стремящимися по возможности избегать насильственного конфликта, и поэтому в такой ситуации противоборствующие стороны соглашались позволить третьей стороне выступить посредником по делу, позволить им вынести собственный вердикт и согласны придерживаться этого приговора. По мнению Локка, истоки правительства лежат не в том, что население соглашается подчиняться вышестоящей власти, а в том, что само население соглашается с посредником, который мог бы гарантировать сохранение их естественных прав и уравновесить свободу и справедливость.Вот почему согласие управляемых имеет такую ​​большую ценность для Локка, потому что правительство не может выполнять свою основную функцию, если население вообще не может согласиться с его формированием.

Несмотря на свои многочисленные различия, и Гоббс, и Локк сыграли важную роль в разработке того, что мы теперь называем Социальным договором, фундаментального соглашения, лежащего в основе всего гражданского общества. Будет справедливо сказать, что сегодня мы живем в мире Локка, а не Гоббса, с преобладающим упором на важность прав человека и представительного правительства, но это не означает, что Гоббсу тоже нечего добавить.В конце концов, люди, стоящие за Декларацией независимости и Конституцией, явно отдавали предпочтение принципам Локка, но это не могло остановить их собственную гражданскую войну в будущем.

Дополнительная литература

Сенсуализм Локк. Основные идеи Джона Локка

В любом учебнике философии можно прочитать, что Джон Локк — выдающийся представитель эпохи Нью Эйдж. Этот английский мыслитель произвел огромное впечатление на поздние умы эпохи Просвещения.Вольтер и Руссо читали его письма. Его политические идеи повлияли на Американскую Декларацию независимости. Сенсационность Локка стала отправной точкой, от которой оттолкнули Канта и Юма. А представления о том, что человеческое знание напрямую зависит от чувственного восприятия, формирующего опыт, стали чрезвычайно популярными еще при жизни мыслителя.

Краткое описание философии Нового времени

В 17-18 веках наука и техника стали быстро развиваться в Западной Европе.Это было время появления новых философских концепций, основанных на материализме, математическом методе, а также приоритете опыта и эксперимента. Но, как это часто бывает, мыслители разделились на два противоположных лагеря. Это рационалисты и эмпирики. Разница между ними заключалась в том, что первые считали, что мы черпаем знания из врожденных идей, а вторые — что мы обрабатываем информацию, поступающую в наш мозг, из опыта и ощущений. Хотя основным «камнем преткновения» философии Нового времени была теория познания, однако мыслители, исходя из своих принципов, выдвигали политические, этические и педагогические идеи.Сенсационность Локка, которую мы рассмотрим здесь, хорошо вписывается в эту картину. Философ примкнул к лагерю эмпириков.

Биография

Будущий гений родился в 1632 году в английском городе Рингтон, графство Сомерсет. Когда в Англии разразились революционные события, в них принял активное участие отец Джона Локка, провинциальный юрист — он воевал в армии Кромвеля. Изначально молодой человек окончил одно из лучших учебных заведений того времени — Westminster School.А затем он поступил в Оксфорд, который со времен средневековья был известен своей университетской академической средой. Локк получил степень магистра и работал учителем греческого языка. Вместе со своим покровителем лордом Эшли он много путешествовал. В то же время он заинтересовался социальными вопросами. Но в связи с радикализацией политической ситуации в Англии лорд Эшли эмигрировал во Францию. Философ вернулся на родину только после так называемой «славной революции» 1688 года, когда королем был провозглашен Вильгельм Оранский.Практически всю свою жизнь мыслитель провел в уединении, почти отшельником, но занимал различные государственные должности. Его подругой была леди Дамерс Меш, в особняке которой он умер от астмы в 1705 году.

Основные аспекты философии

Похоже, Локк сформировался довольно рано. Один из первых мыслителей заметил противоречия в философии Декарта. Он упорно трудился, чтобы определить и прояснить их. Локк создал свою собственную систему отчасти для того, чтобы противопоставить ей декартову систему.Рационализм знаменитого француза ему претил. Он был сторонником всевозможных компромиссов, в том числе в области философии. Не зря он вернулся на родину во время «славной революции». В конце концов, это был год, когда был достигнут компромисс между основными боевыми силами Англии. Подобные взгляды были характерны для мыслителя в подходе к религии.

Критика Декарта

В его работе «Очерк человеческого разума» мы видим уже практически сформировавшуюся концепцию Локка.Он выступил против теории «врожденных идей», которую пропагандировал и сделал очень популярной Рене Декарт. Французский мыслитель оказал большое влияние на идеи Локка. Он согласился со своими теориями об истинной истине. Последний должен быть интуитивным моментом нашего существования. Но с теорией о том, что бытие означает думать, Локк не согласен. Все идеи, которые считаются врожденными, по мнению философа, на самом деле таковыми не являются. К истокам, которые даны нам от природы, всего две способности.Это воля и интеллект.

Теория сенсуализма Джона Локка

С точки зрения философа, единственный источник любых человеческих идей — это опыт. Он, как считал мыслитель, состоит из единичных восприятий. А они, в свою очередь, делятся на внешние, познаваемые нами в ощущениях, и внутренние, то есть отражения. Сам ум — это то, что изначально отражает и обрабатывает информацию от органов чувств. Для Локка на первом месте были ощущения.Они генерируют знания. В этом процессе разум играет второстепенную роль.

Доктрина качества

Именно в этой теории наиболее ярко выражены материализм и сенсуализм Дж. Локка. Философ утверждал, что опыт порождает образы, которые мы называем качествами. Последние бывают первичными и вторичными. Как их отличить? Первичные качества неизменны. Они неотделимы от вещей или предметов. Эти качества можно назвать фигурой, плотностью, длиной, движением, числом и так далее.А какой вкус, запах, цвет, звук? Это второстепенные качества. Они непостоянны, их можно отделить от вещей, которые их порождают. Они также различаются в зависимости от того, кто их воспринимает. Набор качеств создает идеи. Это своего рода образы в мозгу человека. Но они относятся к простым идеям. Как возникают теории? Дело в том, что, по словам Локка, в нашем мозгу еще есть врожденные способности (это его компромисс с Декартом). Это сравнение, сочетание и отвлечение (или абстракция).С их помощью из простых идей возникают сложные. Это процесс обучения.

Идеи и метод

Теория сенсуализма Джона Локка не только объясняет происхождение теорий из опыта. Также она разделяет разные идеи по критериям. Первое — это ценность. По этому критерию идеи делятся на темные и ясные. Они также сгруппированы по трем категориям: реальные (или фантастические), адекватные (или несовместимые с образцами), а также истинные и ложные.К последнему классу можно отнести суждения. Философ также рассказал о том, какой существует наиболее подходящий метод для поиска реальных и адекватных, а также истинных идей. Он назвал это метафизическим. Этот метод состоит из трех этапов:

  • анализ;
  • расчленение;
  • Классификация
  • .

Можно сказать, что Локк фактически перенес научный подход в философию. Его идеи в этом отношении оказались необычайно успешными. Метод Локка преобладал до 19 века, пока Гете не критиковал его в своих стихах, говоря, что если кто-то хочет чему-то научиться живым, он сначала убивает его, а затем расчленяет.Но загадки жизни все же нет — в руках только прах…

О языке

Сенсационность Локка стала причиной появления человеческой речи. Философ считал, что язык возник в результате абстрактного мышления людей. По сути, слова — это знаки. Большинство из них — общие термины. Они возникают, когда человек пытается выявить похожие признаки у различных предметов или явлений. Например, люди заметили, что черная и красная корова на самом деле являются одними и теми же животными.Поэтому для его обозначения появился общий термин. Локк обосновал наличие языка и коммуникации так называемой теорией здравого смысла. Интересно, что в дословном переводе с английского эта фраза звучит немного иначе. Произносится «здравый смысл». Это также подтолкнуло философа к тому, что люди пытались отвлечься от человека, чтобы создать абстрактный термин, со значением которого все согласны.

Политические идеи

Несмотря на уединенную жизнь философа, ему не чужд интерес к чаяниям окружающего общества.Он является автором «Двух трактатов о государстве». Идеи Локка о политике сводятся к теории «естественного закона». Его можно назвать классическим представителем этой концепции, которая в наше время была очень модной. Мыслитель считал, что у всех людей есть три основных права — на жизнь, свободу и собственность. Чтобы защитить эти принципы, человек вышел из естественного состояния и создал государство. Следовательно, последний имеет соответствующие функции, которые заключаются в защите этих основных прав.Государство должно гарантировать соблюдение законов, защищающих свободы граждан, и наказывать нарушителей. Джон Локк считал, что в этой связи власть следует разделить на три части. Это законодательные, исполнительные и федеральные функции (под последними философ понимал закон войны и установление мира). Они должны управляться отдельными независимыми друг от друга органами. Локк также защищал право людей на восстание против тирании и известен разработкой принципов демократической революции.Тем не менее, он является одним из защитников работорговли, а также автором политического обоснования политики североамериканских колонистов, отнявших землю у индейцев.

Конституционное государство

Принципы сенсуализма Д. Локка выражены и в его теории общественного договора. Государство, по его мнению, — это механизм, который должен основываться на опыте и здравом смысле. Граждане отказываются от права на защиту собственной жизни, свободы и собственности, передав это право специальной службе.Она должна соблюдать порядок и исполнение законов. Для этого правительство избирается консенсусом. Государство должно делать все, чтобы защитить свободу и благополучие человека. Тогда он будет подчиняться законам. Ибо это общественный договор. Произвол деспота подчиняться беспричинно. Если власть безгранична, то это больше зло, чем отсутствие государства. Потому что в последнем случае человек может рассчитывать хотя бы на себя. А при деспотизме он вообще беззащитен. А если государство нарушит договор, люди могут потребовать назад свои права и выйти из соглашения.Идеалом мыслителя была конституционная монархия.

О человеке

Сенсационность — философия Дж. Локка — повлияла на его педагогические принципы. Поскольку мыслитель считал, что все идеи исходят из опыта, он пришел к выводу, что люди рождаются с абсолютно равными способностями. Они похожи на чистый лист. Именно Локк сделал популярным латинское словосочетание tabula rasa, то есть доска, на которой еще ничего не написано. Так он представил мозг новорожденного человека, ребенка, в отличие от Декарта, который считал, что у нас есть определенные знания от природы.Следовательно, с точки зрения Локка, учитель, «вставляя в голову» правильные идеи, может формировать сознание в определенном порядке. Воспитание должно быть физическим, умственным, религиозным, нравственным и трудовым. Государство должно приложить все усилия, чтобы образование было на достаточном уровне. Если он мешает просвещению, то, как полагал Локк, он перестает выполнять свои функции и теряет свою легитимность. Такое состояние следует изменить. Впоследствии эти идеи были подхвачены лидерами французского Просвещения.

Гоббс и Локк: в чем сходство и различие в теориях философов?

Не только Декарт повлиял на теорию сенсуализма. Томас Гоббс, известный английский философ, живший несколькими десятилетиями ранее, также был очень значимой фигурой для Локка. Даже главное произведение своей жизни — «Очерк о человеческом разуме» — он составил по тому же алгоритму, по которому был написан «Левиафан» Гоббса. Он развивает мысли своего предшественника в преподавании языка.Он заимствует свою теорию релятивистской этики, соглашаясь с Гоббсом, что понятия добра и зла не совпадают у многих людей, и только желание получить удовольствие является самым мощным внутренним двигателем психики. Однако Локк — прагматик. Он не ставит перед собой задачу создать общую политическую теорию, как это делает Гоббс. Вдобавок Локк не считает естественное (безгражданство) состояние человека войной всех против всех. Ведь именно этой позицией Гоббс оправдал абсолютную власть монарха.По мнению Локка, свободные люди могут жить спонтанно. И они образуют государство, только соглашаясь между собой.

Религиозные идеи

Философия Дж. Локка — сенсуализм — нашла отражение в его взглядах на богословие. Мыслитель считал, что вечный и добрый Творец создал наш мир, ограниченный во времени и пространстве. Но все, что нас окружает, бесконечно разнообразно, отражая свойства Бога. Вся вселенная устроена так, что каждое существо в ней имеет собственное предназначение и соответствующую ему природу.Что касается концепции христианства, то чувственность Локка проявилась здесь в том, что философ считал, что наш естественный разум раскрывает волю Бога в Евангелии, и поэтому он должен стать законом. А требования Создателя очень просты — нужно делать добро и себе, и ближнему. Порок в том, чтобы вредить как собственному существованию, так и другим. Более того, преступления против общества важнее, чем против личности. Евангельские требования самоограничения Локк объясняет тем, что, поскольку в потустороннем мире нас ждут постоянные удовольствия, то ради них мы можем отказаться от грядущих.Кто этого не понимает, враг собственного счастья.

Индуктивный квест: Гоббс и Юм о чувствах: ответ

Это эссе является продолжением книги «Уровень восприятия как данность». Он будет обсуждать философскую школу, которая пыталась ответить на вопрос, с чего начинается разум: сенсуалисты / эмпирики. Основная часть этого эссе будет представлять собой расширенное представление чувственного подхода к сознанию и знанию, изложенного ключевыми сенсуалистами, такими как Гоббс и Юм.За этим разделом последует пара моих собственных проблем с чувственностью, поскольку они относятся к перцептивному уровню сознания. (Мои проблемы с чувственным взглядом на концептуальный уровень должны подождать, пока я не проработаю индукции формирования концептов. Я также модернизировал слова в цитируемых утверждениях Гоббса и Юма.)

Гоббс и «Великий Обман смысла »

Томас Гоббс (1588–1679) обсуждает свой взгляд на восприятие в своем magnum opus Leviathan , который содержит основы всей его философии.(Это также обсуждается в его Элементах философии относительно тела .)

Материализм и эмпиризм Гоббса

В теории метафизики Гоббс — полный материалист. Все, что существует, — это материальные тела в трех измерениях с величинами длины, ширины и глубины в движении, взаимодействуя с другими телами.

Мир (я имею в виду не только Землю, которая называет ее любителей мирских людей , но и вселенная , то есть вся масса всего сущего) телесен, то есть тело; и имеет размеры величины, а именно длину, ширину и глубину: каждая часть тела также является телом и имеет такие же размеры; и, следовательно, каждая часть вселенной является телом; и то, что не является телом, не является частью вселенной: И поскольку вселенная — это все, то, что не является ее частью, есть ничто […] ( Левиафан , «Из Царства Тьмы», гл. .46)
В эпистемологии Гоббса все знания основаны на чувствах; нет врожденных идей. «(Ибо в уме человека нет зачатия, которое сначала не было бы полностью или частично порождено органами чувства ). Остальное происходит из этого оригинала». (Там же, «О человеке», гл. 1) Под «этим оригиналом» он подразумевает ощущения, а под «остальным» он подразумевает воображение, воспоминания, эмоции и даже наши идеи. Таким образом, Гоббс также является основательным эмпириком. Эмпиризм — это, по сути, теория, согласно которой чувственный опыт является источником всех знаний, включая все идеи.

Вот как он сочетает свой материализм со своим эмпиризмом. Ощущения — это движений в головном мозге (и сердце). Ощущения также дают нам представление об образах, которые указывают на внешний мир. Это может происходить из-за взаимодействия внешних объектов с нашими органами чувств, которое заставляет нас напрямую ощущать внутреннее содержимое нашего мозга: различные ощущения. (Там же, «О человеке», гл. 1, стр. 11-12) «Причина чувства — это внешнее тело или объект, который давит на орган, соответствующий каждому чувству, либо немедленно, как в случае вкуса и осязания. ; или опосредованно, например, зрение, слух и обоняние […] »(там же., «О человеке», гл. 1, стр. 11) Это известно как «причинная теория восприятия»: реальность — это просто причина , не объект наших восприятий, а объектом восприятия считается некий внутренний, ментальный опыт или чувство.

Он также считал, что наши чувства обнаруживают два вида качеств. Первый вид — это свойства, которые на самом деле принадлежат самим телам, которые философ Джон Локк позже назвал бы «первичными качествами». «Таким образом, определение тела может быть таким: тело — это то, что не зависит от нашей мысли, совпадает или совпадает с некоторой частью пространства.»( Элементы философии относительно тела ,« О теле и несчастном случае », гл. 8, раздел 1). Итак, наши чувства позволяют нам воспринимать фигуру / форму, размер, количество (вещей в группе) и движение, что считаются свойствами тел.

«Вторичные качества», которые принимает Гоббс (и которые Локк также назвал группой), — это знакомые ощущения, которые мы связываем с пятью чувствами. «Ибо свет и цвет, тепло и звук, а также другие качества, которые обычно называются чувственными, являются не объектами, а фантазиями [образами или« фантазиями »] в живых существах.(Там же, «О чувствах и движениях животных», гл. 25, раздел 3). Сенсорные качества находятся «в нас», они являются образами в нашем сознании, а не в объектах, которые их вызывают. С точки зрения Гоббса, реальный мир невидим, не имеет запаха, температуры, текстуры (ни «гладкий», ни «грубый»), безвкусный, неслышный и т. Д.

Гоббс считает, что некоторые из наших переживаний похожи на или соответствуют действительности, а именно переживаниям первичных качеств. Вторичных качеств нет.

[…] [W] какие бы случайности или качества наши чувства ни заставляли нас думать, что они есть в мире, их нет там, но есть только видения и призраки; вещи, которые действительно существуют в мире без нас, — это те движения, которые вызывают это ощущение.И это великий обман смысла […] »( Элементы естественного и политического права , гл. 2, раздел 10)
Представление о том, что (некоторые) ощущения могут быть похожи на то, что действительно существует, является «репрезентативной теорией восприятия». В этой теории восприятие — это просто еще один вид взгляда внутрь собственного сознания, просто еще один процесс самоанализа. Реальность познается путем вывода из нашего самоанализа / внутреннего осознания качеств.

Сенсуализм

В конце концов, новые стимулы, поражающие наши органы чувств, вызывают распад предшествующих ощущений , и они становятся «образами», «воспоминаниями», «концепциями».«Это распадающееся чувство , когда мы выражаем саму вещь (я имею в виду фантазии, ), мы называем воображением ». ( Левиафан, , «О человеке», гл. 2, стр. 14) Память — это воображение в контексте или перспективе, когда оно исчезает или затемняется с течением времени. (Там же), что наиболее важно, мысль , — это воображение, которое возникает в нас посредством слов или других «произвольных знаков». (Там же, стр. 18). Таким образом, даже идеи на самом деле являются просто восприятиями или образами чувств.Такой взгляд является заключением позиции, известной как «сенсуализм».

Сенсуализм — это точка зрения, согласно которой все ментальные явления, такие как воспоминания и воображение, на самом деле являются чувственными восприятиями. У человека есть только одна способность осознания, чувственное восприятие, , и все остальные «способности» являются просто ее формами. Следовательно, согласно этой теории, процесс познания посредством разума по сути такой же, как получение его посредством чувственного восприятия.

Юм и «цемент Вселенной»

Дэвид Юм (1711–1776) объясняет свои философские взгляды в основном в трех книгах.Первым был Трактат о природе Юмы ( Трактат ), вторым был Вопрос о человеческом понимании ( EHU ), а третьим был Исследование принципов морали . ( Трактат будет цитироваться как книга, часть, раздел и параграф, а EHU будет цитироваться как раздел, часть и параграф.)

Вместо того, чтобы иметь конкретизированную, последовательную философскую систему, Юм известен как архи-скептицист в философии.Его система начинается с явного эмпиризма, но принципы, которых придерживается Юм, постепенно разрушают самые неизменные позиции философии.

Юмовский эмпиризм

Он начинает с позиций Джона Локка, взгляды которого подвергаются безжалостной оценке и критике в работах Юма. Наше восприятие бывает двух форм: впечатления и идеи. Впечатления — это наши чувственные переживания и эмоции, тогда как идеи — это копии впечатлений, которые передаются нашими мыслями, тезис, известный как «принцип копирования».Разница между идеями и впечатлениями заключается просто в их силе, живости или живости: возьмите впечатление / ощущение «стула», сделайте впечатление тусклым и блеклым, и теперь у вас есть идея «стула». (Хотя технически «стул» был бы для Юма сложным впечатлением, состоящим из таких качеств стула, как «размер» и «форма», объединенных вместе.) Наши идеи никогда не могут стать такими яркими, как их впечатления, поэтому впечатления всегда остаются оригинальные представления и идеи просто копируют или представляют / напоминают их.

Идеи с точки зрения Юма бывают двух форм: идеи памяти и воображения. Воспоминания — это в некоторой степени живые идеи, и они в основном сохраняются в том порядке, в котором первоначальные впечатления доходили до «ума» человека. (Причина, по которой я заключил «ум» в кавычки, станет яснее в конце этого обсуждения Юма.) Воображения совершенно разные: в них нет живости, и поэтому они являются «идеальной идеей». ( Трактат 1.1.3.1) Воображение может объединять простые идеи в сложные, разделять их обратно на простые идеи и вообще переставлять их по своему усмотрению.По милости природы в нашем воображении обычно действуют три способа объединения идей: сходство, смежность (во времени или месте) и причина и следствие. (В противном случае воображение разыгралось бы, объединяя и разделяя идеи без каких-либо правил, ограничивающих его.) Эти объединяющие принципы являются ключом к пониманию того, как мы обретаем убеждения и систематизируем наши знания; их важность символизируется заявлением Юма в Abstract книги о том, что эти принципы являются «для нас […] цементом вселенной .[Курсив мой.]

Именно из этого мы можем увидеть некоторые сходства и различия с Гоббсом. Оба они отвергают понятие «врожденные идеи» и соглашаются с эмпиризмом, согласно которому знание начинается с чувственного восприятия. И они оба сенсуалисты: идеи просто блеклые, распадающиеся, менее живые, менее сильные чувственные или эмоциональные впечатления. Оба согласны с тем, что воображение и способность формировать образы имеют решающее значение для человеческой природы, влияя на наши ощущения, воспоминания и мысли. Гоббс считает, что воспоминания и мысли — это воображение, а второстепенные, чувственные качества (цвет, звук и т. Д.)) — это фантазии, образы. А Юм утверждает: «Память, чувства и понимание [т.е. мысли], следовательно, все они основаны на воображении или живости наших идей ». ( Трактат 1.4.7.3, слово в скобках принадлежит мне.) Однако Юм более ясен и обстоятельнее в своем сенсуализме, чем Гоббс, и, таким образом, может использовать эту теорию, чтобы опровергнуть многие взгляды Гоббса. (Не то чтобы Юм прямо бросал вызов Гоббсу, но то, что Гоббс вместе с Локком являются частью «современной философии», которую Юм обычно критикует в Трактате .)

Юм против «современной философии»

По логике Юма, причинная теория восприятия отбрасывается. Теория причинности предполагает, что невидимые объекты вызывают ощущения, которые мы испытываем. Но причинное рассуждение для Юма основано на опыте постоянного соединения идей, и никогда не бывает восприятия ненаблюдаемого объекта, что означает, что не может быть и такой идеи (принцип копирования). В связи с этим, «поэтому невозможно, чтобы, исходя из существования или каких-либо качеств первых [восприятий], мы могли когда-либо составить какой-либо вывод о существовании последних [объектов] или когда-либо удовлетворить наш разум в этом специфический.( Трактат 1.4.2.47, слова в скобках мои.)

То же самое и с репрезентативной теорией восприятия. Нет никаких оснований делать вывод о существовании невоспринимаемых объектов, не говоря уже об их сходстве с нашим восприятием. Причина, по которой философы разработали теорию, заключается в нашем сверхактивном воображении; мы просто вообразили, что эти вещи, которые мы называем «объектами», являются причиной наших восприятий, и поэтому наше воображение завершило объединение наших идей, заставив нас думать, что объекты также должны напоминать восприятие.( Трактат 1.4.2.54-55)

Другая точка зрения, согласно которой Юм нападает на современную философию, — это различие между первичными и вторичными качествами. Ссылаясь на аргумент Джорджа Беркли против этого различия, Юм демонстрирует, что без идей вторичных качеств невозможно постичь какое-либо из предполагаемых первичных качеств. Он отмечает, что «после исключения цветов, звуков, тепла и холода из рядов внешних существований не остается ничего, что могло бы дать нам справедливое и последовательное представление о теле.»(Там же, 1.4.4.10 и EHU Часть I, Раздел 12) Если вторичные качества — это просто восприятие / образы ума, и оказывается, что первичные качества не могут существовать или быть поняты без вторичных. , затем Юм заявляет, что «ничто, что мы можем вообразить, не обладает реальным, непрерывным и независимым существованием; даже не движение, протяженность и твердость, которые являются основными качествами, на которых в основном настаивают ». ( Трактат 1.4.4.6)

«Болезнь» скептицизма

Несмотря на эти различия с современной философией, Юм доводит свою версию чувственности до беспрецедентной глубины скептицизма.

Он теоретизирует, что причинно-следственная связь или необходимая связь — это на самом деле просто привычка ума объединять впечатления или идеи объектов, которые, кажется, следуют друг за другом. Единственное релевантное впечатление — это не ощущение необходимости, а «та склонность, которую производит обычай, переходить от объекта к идее его обычного спутника». Следовательно, в этом суть необходимости ». Необходимость изобретается нашим воображением в том смысле, что наш разум связывает впечатления и идеи так, что мы считаем, что одно должно быть результатом другого, и ошибочно приписываем им причинные связи.(там же, 1.3.14.21-22)

Внешний мир также считается фикцией, придуманной с точки зрения Юма. Переживания ума — это восприятия, и все идеи происходят из этих восприятий, которые были ранее испытаны. Таким образом, с логической точки зрения, нельзя вообразить ничего, что «конкретно отличалось бы» от восприятия, например, внешние объекты или мир. Мы стараемся мыслить объекты «как можно больше из самих себя», но «на самом деле мы никогда не продвигаемся ни на шаг дальше самих себя.«В конечном итоге мы думаем определенным образом только о наших собственных представлениях, которые ограничены нашим воображением. (там же, 1.2.6.8)

Более того, чувства никогда не дают нам представления о не воспринимаемых, отдельных существующих объектах. (там же, 1.4.2.11) И рассудок тоже. (Там же, 1.4.2.14) Скорее, мы наблюдаем объекты временно, прерывисто, но наш разум находится в таком же состоянии, как когда мы смотрим на объект без перерыва. Поскольку отдельные, прерывистые восприятия объекта похожи друг на друга, разум путает последовательность восприятий со строгой идентичностью (т.е., непрерывное восприятие объекта ()). Мы обычно относимся к прерванным восприятиям как к тождественным, и это происходит из-за того, что наши воспоминания связывают прошлые впечатления с настоящими, заставляя нас симулировать продолжающееся существование объектов. А поскольку воспоминания живы, это заставляет нас поверить в эту выдумку о телах, которые продолжают существовать, даже когда их не замечают. Таким образом, понятия «независимые от разума» объекты и «идентичность» также являются просто плодом нашего воображения.(там же, 1.4.2.32-43)

Его анализ внешнего мира и независимых от разума объектов приводит к мнению, что каждый объект — это просто набор качеств . Юм, например, поднимает «цвет, вкус, фигуру, твердость и другие качества, сочетающиеся в персике или дыне». По его мнению, подобные объекты не являются простыми, а представляют собой совокупность вышеупомянутых качеств и им подобных. Мы обычно думаем об объектах как о простых, но мы считаем, что они состоят из различимых качеств; Чтобы согласовать эти взгляды, наше воображение создает идею «субстанции», «чего-то неизвестного» (как назвал это Локк), которая становится принципом объединения / сплоченности качеств, так что мы думаем, что объект — это просто одна вещь, в несмотря на его разнообразные качества и состав.(там же, 1.4.3.5) Но помните, что не существует «идентичности» или «причинности», поэтому просто так случается, , что объекты в настоящее время объединены в пакеты так, как они есть; поскольку мы можем использовать воображение, чтобы различать их как отдельные качества, они могут существовать отдельно от других качеств и даже от «субстанции» или сущности . (там же, 1.4.3.7)

Наконец, даже понятие разума / души или самого себя не может противостоять инквизиции Юма. Философский взгляд Юма состоит в том, что «я» не существует, потому что идеи являются копиями впечатлений, а впечатлений от «я» просто нет.Предполагается, что «я» является неизменной смесью восприятий, но никакое впечатление не является постоянным и неизменным, и поэтому никогда не может быть неизменного впечатления о себе, и, следовательно, «такой идеи нет». Он пытается найти это «я», но, как чувак, все, что он находит, — это определенные восприятия, «тепла или холода, света или тени, любви или ненависти, боли или удовольствия». Он никогда не может наблюдать только самого себя; у каждого опыта есть какое-то восприятие в качестве содержания. Скорее, каждое «я» — это просто «связка или совокупность различных восприятий, которые сменяют друг друга с невероятной скоростью и находятся в постоянном движении и движении.Он уподобляет ум «своего рода театру, где последовательно появляются несколько восприятий; проходить, повторять, ускользать и смешиваться в бесконечном разнообразии поз и ситуаций ». (там же, 1.4.6.2-4)

Кроме того, противники Юма думают, что «я» обладает «совершенной идентичностью и простотой», но он опровергает оба этих предположения. Наша память производит похожие восприятия, но она не может заполнить все пробелы в нашем восприятии. Однако наша память случайно обнаруживает себя , обеспечивая сходные восприятия, вызывая связи между нашим «разумом» и нашим восприятием, так что мы предполагаем, что наше «я» или личная идентичность продолжали существовать даже в те времена, когда мы не можем вспомнить.(Там же, 1.4.6.20) Отношения подобия в воображении (в форме памяти) и причинно-следственной связи заставляют нас создавать вымысел , который противостоит изменениям в последовательном восприятии и расположении человека. Вымысел идентичного «я» маскирует ментальные изменения «понятием души, себя и субстанции». (там же, 1.4.6.6, 19-20). Что касается простоты, он разрушает эту идею аналогично идее о не воспринимаемых, отдельных объектах: мы путаем простые объекты с тесно связанными качествами сложных объектов.Нас сбивают с толку наши различные восприятия и тенденции по сравнению с нашей верой в то, что что-то существует благодаря изменениям в восприятии, и, таким образом, мы создаем фиктивный принцип объединения «я» или «разума» для преодоления противоречия. (там же, 1.4.6.22) Короче говоря, разум или я не являются ни «простыми», ни «идентичными», несмотря на склонность нашего воображения заставлять нас думать, что это так. (там же, 1.4.6.4)

Итак, что осталось после такой сенсуалистической деконструкции, чтобы составить его философию? Практически ничего, и возникающий в результате скептицизм является для него «болезнью, которую нельзя полностью вылечить, но которая должна возвращаться в каждый момент, как бы мы ни изгоняли ее, а иногда казались совершенно свободными от нее».Он чувствует, что единственный способ противодействовать этому чувству безнадежности — это «невнимательность и невнимательность». (Там же, 1.4.2.57) У него есть эти верования и идеи без каких-либо средств определения их истинности или ложности. Юм стремится отказаться от всех убеждений, вызванных недостатками человеческого разума, поскольку он считает, что истинность данного убеждения столь же вероятна, как и любого другого. Он сетует: «Меня сбивают с толку все эти вопросы, и я начинаю представлять себя в самом плачевном состоянии, которое только можно вообразить, окруженном глубочайшей тьмой и совершенно лишенным возможности использовать каждый член и способность.Чтобы убежать от этого философского кошмара, он не создает какой-то новый образ мышления, а просто возвращает к обычному, ленивому мышлению простых людей с их воображаемыми предположениями о внешнем мире, самости, идентичности, причинно-следственной связи. , и все другие идеи, которые он объяснил или разрушил ранее. (там же, 1.4.7.8)

Он резюмирует свое мрачное видение реальности в тревожном наблюдении:

Все события кажутся совершенно разрозненными и отдельными.Одно событие следует за другим; но мы никогда не наблюдаем никакой связи между ними. Они кажутся соединенными , но никогда не соединенными . И поскольку мы не можем иметь представления ни о чем, что никогда не проявлялось нашему внешнему чувству или внутреннему чувству, необходимый вывод кажется, , таков, что мы вообще не имеем представления о связи или силе, и что эти слова абсолютно, без каких-либо смысл, когда он используется либо в философских рассуждениях, либо в повседневной жизни. ( EHU , раздел 7, часть II, параграф 1)
A Response to Sensualism

Еще преждевременно полностью решать все мои проблемы с помощью сенсуализма, и, что более важно, весь конфликт между эмпириками и рационалистами.Теперь я сосредоточусь на двух важных моментах в школе сенсуализма: на том значении, которое они придают способности воображения в его роли в генерации знаний, и на сенсуалистском предположении, что восприятие является результатом комбинации ощущений и / или чувственных качеств.

Вообразить вещи по-другому

Интересная проблема в сенсуалистической традиции — это неспособность полностью различать наши умственные способности. Гоббс считал, что воображение — это просто разложившийся чувственный опыт, а воспоминания и идеи — всего лишь формы воображения.Юм считал, что воображение является основой всех способностей, даже разума и чувств. У меня есть серьезные проблемы с этим чувственным взглядом на воображение, особенно с «сходством», которое Гоббс и Юм видели между другими способностями и воображением, которое заставляет их приписывать любой тип идентичности среди них.

Воображение — это способность упорядочивать и переупорядочивать сохраненную информацию, опыт, идеи и вообще любое ментальное содержание по своей воле. Он также может действовать подсознательно, например, когда человек видит ближайшего медведя и впоследствии испытывает страх после того, как представил себе, как он теряет его.Самым поразительным является его способность вызывать сны и кошмары, когда мы спим. Он не ограничен рациональными соображениями или даже реалистичными представлениями о причинно-следственной связи, поэтому можно представить бесчисленное количество событий, которые вступают в противоречие с реальностью, например, вообразить, что костер не растопит рядом с собой шарик мороженого.

Восприятие — это причинное взаимодействие между воспринимающим и воспринимаемым, при котором системы восприятия должны передавать информацию, которую они получают, в доступных им формах, следуя неумолимым физическим и психологическим законам.У нас есть определенная степень контроля над тем, когда и как мы используем наши системы восприятия, например, когда мы закрываем глаза, чтобы перестать видеть, или когда затыкаем нос, чтобы прекратить обоняние. Однако природа восприятия и средства обработки этих систем находятся за пределами нашего волеизъявления. Восприятие не может игнорировать реальность или искажать ее, на что легко способно воображение. Восприятие не может представлять или искажать реальность, но воображение может.

Восприятие и ощущения — это не образов в уме, а скорее осознание разума чего-то внешнего, взаимодействующего с его органами чувств.Воображения — это совершенно разные явления, чем так называемые «истощенные чувственные восприятия». «Затухающее» восприятие больше походило бы на остаточные изображения и вызванный шумом звон в ушах, но даже это не воображение. Скорее, эти явления являются следствием чрезмерного воздействия определенных раздражителей. Воображения не требуют стимула из окружающей среды; человек, обладающий достаточным количеством информации, хранящейся в его подсознании, может вообразить практически все, что захочет, без каких-либо стимулов со стороны окружающей среды.Восприятие всегда требует стимула, потому что оно является результатом непрерывного процесса взаимодействия между системами восприятия существа и окружающей средой.

По сути, восприятие и воображение не похожи, потому что воображение — это , а не когнитивная способность . Познание согласно онлайн-оксфордскому словарю — это «умственное действие или процесс приобретения знаний и понимания посредством мысли, опыта и чувств». Познавательные действия выполняются нами и животными, и они служат для предоставления нам информации о реальности.(Бинсвангер, How We Know , стр. 57) Познание принимает формы ощущений, восприятий, концепций, мыслей, логических аргументов и даже воспоминаний в той мере, в какой человек идентифицирует что-то в своих воспоминаниях (вместо того, чтобы вспоминать что-то только потому, что он способен на это). Эти акты осознания до некоторой степени определяют идентичность чего-либо, от простейшего ощущения плоского червя до сложнейшего теоретизирования блестящего ученого. (там же.)

Способность воображения может сортировать сохраненные события и информацию способами, которые похожи и не похожи на то, как на самом деле есть мир, а также на то, как человек первоначально пережил события или получил информацию. Человек мог представить себе скачки, заканчивающиеся иначе, чем в действительности, или даже фантазировать о мире, наполненном пышными и влажными джунглями, в отличие от нашего мира с его множеством разнообразных сред. Но ни одна из этих форм воображения не является познавательной, потому что образы не направлены ни на что в действительности; изображения не имеют независимых связей с объектами мира.Воображения — это переживания, которые производят животные и люди, но они не имеют ничего общего с получением информации о реальности. Точно так же эмоции — это реакции на некоторый контент или информацию (воспринимаемую или воображаемую), но, как и воображение, они просто переживания, а не познавательные действия. (там же)

Учитывая все это, я бы сказал, что сенсуалисты сильно преувеличивают возможности воображения.

Проблемная «атомарная» точка зрения на восприятие

Другая тема сенсуалистов состоит в том, что восприятие — это не простая форма осознания, но обязательно сложная.Гоббс (и Локк) полагали, что мы воспринимаем объекты, которые представляют собой комбинацию первичных и вторичных качеств, хотя Гоббс считал вторичные качества обманом. Юм рассматривал «цвет, вкус, фигуру, твердость и другие качества, объединенные в персике или дыне». Воспринимаемые объекты — это связки ощущений качеств для Юма, и мы просто воображаем, что существуют связанные, объединенные объекты, которые просты.

Напротив, как красноречиво выразился философ Гарри Бинсвангер, «[пер] восприятие — это единое явление; у него нет ощущений ни чего еще как компоненты .»(Там же, стр. 64) Ни мозг, ни понимание / интеллект не конструируют восприятия из элементарных« ощущений ». Ощущения и восприятия имеют физические причины, и эти физические системы можно анализировать по частям, но этого нельзя делать в отношении самих ощущений и восприятий. Состояния сознания не имеют частей как таковых ; в реальности переживания не разбиваются. Мы переживаем наши восприятия все вместе без перерывов, несмотря на то, что опыт имеет различимые чувственные модальности (например,г., вкус, осязание, взгляд). Даже с самого начала восприятие едино. Однажды малыш (например) может осознать, что он обладает несколькими сенсорными модусами, такими как зрение и слух, но он не начинает с четко различимых модальностей, которые он должен объединить в комбинированный опыт. Опыт начинается и остается «единым целым». (там же, стр. 65)

Как мудро напомнил нам Бинсвангер, материальные объекты имеют составляющие их части: стул — это комбинация атомов, и, наоборот, атомы, расположенные определенным образом, просто образуют стул.Любой физический объект — это определенное расположение атомов. « Но сознание — это не материя ». (Там же, стр. 64, курсив мой) Нет никаких «атомов» сознания, никаких компонентов осознания как таковых, а это означает, что было бы ошибкой предполагать, что ощущения являются «атомами», составляющими перцептивное осознавание. Просто не существует осознания или сознательных «атомов».

Contra Hume, восприятие дыни — это , а не сочетание наших ощущений ее формы, плотности, вкуса, текстуры и т. Д.Восприятие — это дыня на фоне стола, на котором она стоит, и комнаты, расположенной вокруг дыни, стола и наблюдателя. Нет таких ощущений или атомов осознания . Мы можем анализировать перцептивный опыт и абстрагироваться от аспектов или измерений опыта, таких как высота звука или шероховатость ткани. Но ошибка, которую допускают Юм и другие, состоит в том, что они рассматривают эти аспекты как индивидуальные «ощущения», тогда как их правильнее рассматривать как «чувственные качества» (там же., п. 65). Сенсорные качества — это то, что мы абстрагируем из нашего перцептивного опыта, но нам дано все перцептивное осознание сущностей, а не отдельные аспекты опыта и, конечно же, не отдельные ощущения, которые каким-то образом соединены воедино.

Ошибка «атомарного» взгляда на восприятие состоит в том, что его сторонники реализуют аспекты перцептивного отношения , его сенсорные качества и рассматривают их, как если бы они были независимо существующими вещами .Как я упоминал в своем резюме взглядов Юма, он буквально считает, что эти качества могут существовать отдельно, потому что их можно различить, как в 1.4.3.7 Трактата . Но это простая ошибка категории : Юм и сенсуалисты рассматривают качества, как если бы они были сущностями, вещами. Качества, аспекты не являются независимо существующими явлениями, но являются аспектами чего-то , будь то сущность или ее производные, такие как действие или отношения.Аристотель был первым, кто объяснил этот пункт о приоритете категорий, и Рэнд недавно напомнил нам об этой истине в прошлом веке. Восприятие не состоит ни из отдельных «атомов» ощущений, ни из отдельно существующих качеств, «связанных вместе» в вещи. Восприятие — это единое целостное осознание вещей, а не результат композиции ощущений.

Заключение

Исходя из вышеизложенного, я надеюсь, что читатель поймет, насколько важно четко изложить свои основные взгляды и сравнить их с фактами реальности.И Гоббс, и Юм начинали как стандартные эмпирики со своей защиты восприятия и ощущений, но впоследствии разрушили свою собственную основу. Гоббс буквально называет чувства «обманщиками»; Юм в конечном итоге считает, что объекты, которые, как мы думаем, воспринимаем, и причинная связь, которая, как мы думаем, действует в мире, являются всего лишь плодом нашего воображения. Юм не имеет земного представления о том, что вызывает восприятие, поскольку он отвергает идею о том, что опыт подтверждает наши представления о независимо существующих объектах.

Все, что они создают в своей философии, опирается на фундамент, который даже они критикуют и не полностью поддерживают.Сенсуализм закончился юмовским скептицизмом, чего он и заслужил. Чувственное восприятие — это не конечная цель знания, в отличие от чувственности. Попытки сделать это могут закончиться только катастрофой. Чтобы избежать ловушек сенсуализма, мы должны поставить как уровень восприятия, так и концептуальный уровень на лучшую основу, чем планировалась школа сенсуализма. Аксиомы и следствия объективизма — это как раз то, что нужно для объяснения того, что может претендовать на самоочевидность, и для того, чтобы показать области философии, как правильно обосновать свои собственные системы.

Ссылки

Бинсвангер, Гарри. Как мы знаем . Нью-Йорк: TOF Publications, 2014.
«Познание». Оксфордский словарь. Онлайн-версия.
http://www.oxford dictionaries.com/definition/english/cognition
Гоббс, Томас и У. П. Смит. Левиафан Гоббса: перепечатано с издания 1651 года .
Оксфорд: Clarendon Press, 1909. Версия PDF.
Гоббс, Томас. Элементы естественного и политического права .Онлайн-версия. http: //www.thomas-
hobbes.com/works/elements/3.html
Гоббс, Томас и Мэри В. Калкинс. Метафизическая система Гоббса: в двенадцати
главах из элементов философии, касающихся тела, вместе с более короткими выдержками
из Человеческая природа и Левиафан . Чикаго, Иллинойс: Open Court Pub. Co, 1913. Онлайн-версия.
https://archive.org/details/cu31924014604007
Хьюм, Дэвид. Вопрос о человеческом понимании . Онлайн-версия.
http://www.bartleby.com/37/3/
Хьюм, Дэвид, Л. А. Селби-Бигге и П. Х. Ниддич. Трактат о человеческой природе . Oxford:
Clarendon Press, 1978. Print.

Чувственность Локка. Ключевые идеи Джона Локка

В любом учебнике по философии вы можете прочитать, что Джон Локк — выдающийся представитель Новой Эры. Этот английский мыслитель произвел большое впечатление на более поздних правителей умов Просвещения.Вольтер и Руссо зачитывают его письма. Его политические идеи повлияли на Американскую Декларацию независимости. Сенсационность Локка была отправной точкой, от которой оттолкнули себя Кант и Юм. Идея о том, что человеческое знание напрямую зависит от чувственного восприятия, формирующего опыт, чрезвычайно популярна при жизни мыслителя.

Краткое описание философии Нового времени

В XVII-XVIII веках в Западной Европе стали бурно развиваться наука и техника.Это было время появления новых философских концепций, основанных на материализме, математическом методе, а также приоритете опыта и эксперимента. Но, как это часто бывает, мыслителей разделили на два противоположных лагеря. Это рационалисты и эмпирики. Разница между ними заключалась в том, что первый считал, что мы черпаем знания из врожденных идей, а второй — что мы обрабатываем информацию, которая поступает в наш мозг из опыта и ощущений. Хотя основным «камнем преткновения» философии Нового времени была теория познания, тем не менее мыслители, исходя из своих принципов, выдвигали политические, этические и педагогические идеи.Сенсационность Локка, которую мы здесь рассмотрим, прекрасно вписывается в эту картину. Философ примкнул к лагерю эмпириков.

Биография

Будущий гений родился в 1632 году в английском городе Рингтон, графство Сомерсет. Когда в Англии разразились революционные события, в них принял активное участие отец Джона Локка, провинциальный юрист — он воевал в армии Кромвеля. Сначала молодой человек окончил одно из лучших учебных заведений того времени — Westminster School.А затем он поступил в Оксфорд, который со времен средневековья был известен своей университетской академической средой. Локк получил степень магистра и работал учителем греческого языка. Вместе со своим покровителем лордом Эшли он много путешествовал. В то же время он заинтересовался социальными проблемами. Но в связи с радикализацией политической ситуации в Англии лорд Эшли эмигрировал во Францию. Философ вернулся на родину только после так называемой «славной революции» 1688 года, когда королем был провозглашен Вильгельм Оранский.Мыслитель провел почти всю свою жизнь в затворничестве, почти отшельник, но занимал различные государственные посты. Его девушкой была леди Дамерис Маш, в особняке которой он умер от астмы в 1704 году.

Основные аспекты философии

Взгляды Локка сформировались довольно рано. Один из первых мыслителей заметил противоречие в философии Декарта. Он упорно трудился, чтобы определить и объяснить их. Локк создал свою собственную систему отчасти для того, чтобы противопоставить ее картезианской.Рационализм знаменитого француза ненавидел его. Он был сторонником всевозможных компромиссов, в том числе в области философии. Не зря он вернулся на родину во время «славной революции». В конце концов, это был год, когда был достигнут компромисс между основными боевыми силами Англии. Подобные взгляды были характерны для мыслителя и в подходе к религии.

Критика Декарта

В нашей работе «Опыт человеческого разума» мы видим уже практически сформировавшуюся концепцию Локка.Там он выступил против теории «врожденных идей», которую Рене Декарт продвигал и сделал очень популярной. Французский мыслитель оказал большое влияние на идеи Локка. Он согласился со своими теориями достоверности. Последний должен быть интуитивным моментом нашего существования. Но с теорией того, что быть, значит думать, Локк не соглашался. Все идеи, которые считаются врожденными, по мнению философа, на самом деле таковыми не являются. Только две способности принадлежат началам, данным нам природой. Это воля и разум.

Теория сенсуализма Джона Локка

С точки зрения философа, опыт — единственный источник всех человеческих идей. Он, как считал мыслитель, состоит из единичных восприятий. А они, в свою очередь, делятся на внешние, которые мы знаем по ощущениям, и внутренние, то есть отражения. Сам ум — это то, что особым образом отражает и обрабатывает информацию, полученную от органов чувств. Для Локка на первом месте были ощущения. Они генерируют знания.В этом процессе разум играет второстепенную роль.

Доктрина качеств

Именно в этой теории наиболее ярко проявляются материализм и сенсуализм Дж. Локка. Философ утверждал, что опыт порождает образы, которые мы называем качествами. Последние бывают первичными и вторичными. Как их отличить? Первичные качества неизменны. Они неотделимы от вещей или предметов. Такие качества можно назвать фигурой, плотностью, протяженностью, движением, числом и так далее. А что такое вкус, запах, цвет, звук? Это второстепенные качества.Они нестабильны, их можно отделить от того, что их порождает. Они также различаются в зависимости от субъекта, который их воспринимает. Сочетание качеств рождает идеи. Это своего рода образы в человеческом мозгу. Но они относятся к простым идеям. Как возникают теории? Дело в том, что, по словам Локка, в нашем мозгу еще есть врожденные способности (это его компромисс с Декартом). Это сравнение, сочетание и отвлечение (или абстракция). С их помощью сложные идеи возникают из простых.Это процесс познания.

Идеи и метод

Теория сенсуализма Джона Локка не только объясняет происхождение теорий из опыта. Также она делится различными идеями по критериям. Первое из них — ценность. По этому критерию идеи делятся на темные и ясные. Они также сгруппированы по трем категориям: реальные (или фантастические), адекватные (или несоответствующие шаблонам), а также истинные и ложные. К последнему классу можно отнести суждения.Философ также рассказал о том, какой метод является наиболее подходящим для достижения реальных и адекватных, а также истинных идей. Он назвал это метафизическим. Этот метод состоит из трех этапов:

  • анализ;
  • расчленение;
  • классификация.

Можно сказать, что Локк фактически перенес научный подход в философию. Его идеи в этом отношении оказались необычайно успешными. Метод Локка преобладал до 19 века, пока Гете не критиковал его в своих стихах, что если кто-то хочет изучить что-то живое, он сначала убивает его, а затем разлагает на части.Но секретов жизни по-прежнему нет — в руках только пыль…

О языке

Сенсуализм Локка стал причиной появления человеческой речи. Философ считал, что язык возник в результате наличия у людей абстрактного мышления. По сути, слова — это знаки. Большинство из них — общие термины. Они возникают, когда человек пытается выявить похожие признаки у различных предметов или явлений. Например, люди заметили, что черная и красная корова — это на самом деле одно и то же животное.Поэтому для его обозначения появился общий термин. Локк обосновал существование языка и коммуникации так называемой теорией здравого смысла. Интересно, что в дословном переводе с английского эта фраза звучит немного иначе. Это произносится как «здравый смысл». Это подтолкнуло философа к тому, что люди пытались отвлечься от личности, чтобы создать абстрактный термин, со значением которого все были согласны.

Политические идеи

Несмотря на уединенную жизнь философа, ему был не чужд интерес к устремлениям окружающего общества.Он является автором «Двух трактатов о государстве». Идеи Локка о политике сводятся к теории «естественного закона». Его можно назвать классическим представителем этой концепции, которая в наше время была очень модной. Мыслитель считал, что у всех людей есть три основных права — на жизнь, свободу и собственность. Чтобы защитить эти принципы, человек вышел из своего естественного состояния и создал государство. Следовательно, у последнего есть соответствующие функции, заключающиеся в защите этих основных прав.Государство должно гарантировать соблюдение законов, которые охраняют свободы граждан и наказывают нарушителей. Джон Локк считал, что в этом плане власть следует разделить на три части. Это законодательные, исполнительные и федеральные функции (под последними философ понимал право вести войну и устанавливать мир). Они должны управляться отдельными, независимыми друг от друга органами. Локк также защищал право народа восстать против тирании и известен разработкой принципов демократической революции.Тем не менее, он является одним из защитников работорговли, а также автором политического обоснования политики североамериканских колонистов, отнявших землю у индейцев.

Конституционное государство

Принципы сенсуализма Д. Локка также выражены в его доктрине общественного договора. Государство, с его точки зрения, — это механизм, который должен основываться на опыте и здравом смысле. Граждане отказываются от права защищать свою жизнь, свободу и собственность, оставляя это делать специальной службе.Она должна следить за порядком и исполнением законов. Для этого правительство избирается консенсусом. Государство должно делать все, чтобы защитить свободу и благополучие человека. Тогда он будет подчиняться законам. Для этого заключается общественный договор. Нет причин подчиняться произволу деспота. Если власть безгранична, то это большее зло, чем отсутствие государства. Потому что в последнем случае человек может рассчитывать хотя бы на себя. А при деспотизме он вообще беззащитен. А если государство нарушит соглашение, люди могут потребовать вернуть свои права и выйти из соглашения.Идеальным мыслителем была конституционная монархия.

О человеке

Сенсуализм — философия Дж. Локка — повлиял на его педагогические принципы. Поскольку мыслитель считал, что все идеи исходят из опыта, он пришел к выводу, что люди рождаются с абсолютно равными способностями. Они похожи на чистый лист. Именно Локк сделал популярным латинское словосочетание tabula rasa, то есть доску, на которой ничего не написано. Таким образом, он представлял себе мозг новорожденного человека, ребенка, в отличие от Декарта, который считал, что у нас есть определенные знания от природы.Следовательно, с точки зрения Локка, учитель, «вкладывая в голову» правильные идеи, может формировать сознание в определенном порядке. Воспитание должно быть физическим, умственным, религиозным, нравственным и трудовым. Государство должно приложить все усилия, чтобы образование было на достаточном уровне. Если он препятствует просвещению, то, как считал Локк, он перестает выполнять свои функции и теряет легитимность. Такое состояние следует изменить. Эти идеи впоследствии были подхвачены деятелями французского Просвещения.

Гоббс и Локк: В чем сходство и различие в теориях философов?

Не только Декарт повлиял на теорию сенсуализма. Томас Гоббс, известный английский философ, живший несколькими десятилетиями ранее, также был очень значимой фигурой для Локка. Даже главное произведение своей жизни — «Опыт человеческого разума» — он написал по тому же алгоритму, что и «Левиафан Гоббса». Он развивает мысли своего предшественника в преподавании языка.Он заимствует свою теорию релятивистской этики, соглашаясь с Гоббсом в том, что концепции добра и зла не совпадают у многих людей, и только желание наслаждаться является самым мощным внутренним двигателем психики. Однако Локк — прагматик. Он не ставит задачу создания общей политической теории, как это делает Гоббс. Вдобавок Локк не рассматривает естественное (безгражданство) состояние человека как войну всех против всех. Ведь именно этим положением Гоббс оправдал абсолютную власть монарха.По мнению Локка, свободные люди могут жить спонтанно. И они образуют государство, только соглашаясь между собой.

213388829 | PDF | Томас Гоббс

M RS

Содал

Мысль

Исследования

Sclunittwas

год рождения

в 1888 г.

в

thesmalltown

из

Плеттенберг

в

Зауэрланд возвысился как католик.

Он

изученный закон

в

Берлин и Страсбург выпускник

Университет

из

Страсбург

в

1910. Под влиянием

из

Гетьман

победить

в

WW

I (где Шмит находился в районе военного округа

из

thegeneralstaff

в

Мюнхен), роспуск

из

Второй Рейх и следующий политический хаос

из

Веймарская республика, Шмитт, профессор

из

Lawanda очень активный публицист, стал

из

острые критики

из

модем

либерально-парламентское государство и

в

abroadersense

из

индивидуалистический либерализм.Обеспокоенный общественным заказом и угрозой ему со стороны радикальных политических сил (коммунистов и нацистов), он, исходя из консервативной позиции в течение 1920-х и 1930-х годов, указал на то, что он взял на слабость

.

из

либеральное строительство

из

государственный

в

Конституция Веймара и опровергнутые юридические нормы, одобренные законом

.

из

Репутация Шмитта как политическое мышление в первую очередь базируется на

.

номер

из

блестящие работывеймарского периода,

в

который направил основные проблемы

из

политическая теория; природа

из

суверенитет, thebasis

из

конституционализм, цель и

лимиты

из

политический

мощность

и легитимность

из

штат.>

Шмитт

пытался ответить на эти вопросы, которые волновали Макиавелли, Гоббса, Локка, Руссо и

.

Кант

— промышленному обществу

из

ХХ век, прибытие.

из

либеральная концепция

из

политика, парламентская демократия и либеральное конституционное государство.

Среди

Центральные идеи Шмитта заключались в том, что демократия не допускает либерализм и либерализм отрицает демократию

.

Умереть

geistesgeschichtliche

Loge

des

heutigen

Парламентаризм

1923), hisconcept

из

Политические дела, по сути, заключаются в различении между друзьями и

ene mies

Бегрифф

des

Politischen

(1927/32) и его определение

из

суверенитет вопрос

из

«whodecidesontheexception»

Politische

Theoloie

19 ??).Следуя его политическому мышлению и страху

из

политический хаос

из

Государство как учредительный советник правительства Хинденбурга предоставило юридическое и теоретическое обоснование для широкого использования

из

чрезвычайные полномочияпрезидентом Рейха

под

Статья48

.

из

Веймарская конституция.

5

Литература Карла Шмитти обширна, для библиографического обзора, который включает в себя дополнительную литературу по Шмитти.г. Андреас Коенен,

Der

FaDCarl

Шмитт.

Сейн

hiJitiegif m

KronjuristendesDrittenReiches (Дармштадт: WissenschaftlicheBuchgesellschaft, 1995), PaulNoack:

Карл

Шмитт.

Eine

БиогДж-афи

(Берлин, Франкфурта. М.: PropylaenVerlag, 1993), DirkvanLaak,

Gespmche

в

уровень

Sicherheit

des

Schweige1zs.

Карл Шмиттин

уровень

политический

Geistesgeschichte

уровень

friihm

Бундесрепублик

(Берлин: AkademieVerlag, 1993) .Монографии на английском языке Шмиттина, например, Джордж Шваб,

.

ChaDenge

из

Исключение.

Введение

к

Политический

Идеи

из

CarlSchmitt

между

1921

и

1936 г. (Нью-Йорк

Вестпорт, Коннектикут

Лондон: GreenwoodPress, 1989), JosephW.Бендерского,

Карл

Шмитт.

Теоретик

для

Рейх

(Princeton: PrincetonUniversityPress, 1983) и Пол Готфрид,

Карл

Шмитт.

Политика

и

Теория

(Нью-Йорк

Вестпорт, Коннектикут

Лондон: GreenwoodPress, 1990).

КарлС

ChlJlitt

20 век

Гоббсовский?

Хотяfew

сомнение

значение

из

его работа, Карл

Шмитт

Остается

из

самый

противоречивые цифры

в

современная политическая философия.

Часто

описан какафашист, антигилист, оппортунист и андаса (пророк

из

тоталитарное государство ‘, для многих людей он стал символом интеллектуального определения

из

парламентская демократия

в

Веймар, Германия и предстоящая мощность

из

Нацисты. Основная причина

.

chmitt s

Споры о том, что после принятия Закона

из

В марте 2933 г. занял примирительное отношение к нацистам и решил стать самим назначенным идеологом

.

или

(CrownJurist ‘.Хотя

Шмитт

поддержал использование

из

Чрезвычайная мощьАнтиреспубликанскиеполитические силы

в

финал

лет

из

Республика, и в публикации 1932 года

Legalitat

und

Legitimitiit

предупреждал о возможном появлении властибилегальских средств коммунистами или национальными социалистами,

Шмитт

присоединился к нацистской партии

в

Май 1933 г. (те же

г.

месяц

asMartinHeidegger).В течение следующих трех лет она опубликовала серию

из

статьи, защищающие новое нацистское государство.

участник

из

Прусский совет

из

Штат и назначен на должность руководителяпрофессиональной группы

из

Профессора университетов в Ассоциации национал-социалистов-юристов в том же году Положение Шмитта стало сомнительным в течение 1936 г., когда на него напали

в

Гестапоорган

Das

hw ~

Корпус

которые заставили его уйти из общественной жизни.

nyway

он был интернирован американцами

в

Сентябрь 1945 г. и был заключен в тюрьму более чем на год, хотя формально он никогда не был

.

заряжено.s

Потому что

из

Ассоциация Шмитта с нацистским режимом в 1933-36 годах была запрещена из поствоенной академической жизни как политический теоретик, коронюрист

.

из

Третий Рейх и долгое время его работы в значительной степени игнорировались за пределами страны Ge

.

любой.

Как

более

Недавние исследованияпоказано

Шмитт

остался, однако, центральный источник

из

вдохновение для политических мыслителей, особенно влево и вправо.

7

В течение

г.

1980 год и особенно после смерти Шмитта

в

1985,

6

Отчеты о допросе

из

Карл Шмит был переведен и прокомментирован Джозефом Бендерским в

Телос

Номер 72, Лето 1987, стр.91-129.

7

О влиянии Шмитта после 1945 года см. Например, Эллен Кеннеди, Карл Шмиттин, Запад, Германия, перспектива,

год.

Запад

El1ropeanPolitics

Том 7,

№ 3

1984, стр.120-27, ДиркванЛаак,

Gespriiche

в

er

icherheit

desS

chweigen.r.

Карл Шмиттин

уровень

политический

Geistesgeschichtetier

friihenBlmdesrepublik

(Берлин: AkademieVerlag, 1993), Диркван

Лаак,

DerNachlassCarlSchmitts, в

Deutscbe

Zeitschtiftfiir

Философия

Vol.42, Number1, 1994, pp. 141-154, PaulGottfried, TheNouvelleEcole

из

Карл Шмитт, в

Телос

Number72, Summer1987, WolfgangSchieder, CarlSchmittundltalien, в

Фиртелиахршефте

fiir

Zeitgeschichte

heft1, januar1989, стр. 1-21, Рейнхард Меринг,

v

omUmgangmitCarlSchmitt.ZurneuerenLiteratur, в

Geschicb / e

uJ

Geschellschajt

19,1993, стр.388-407, GunterMaschke, CarlSchmittinEuropa.Bemerkungenzuritalienischen, spanischenundfranz6sischenNekrologdiskussion, в

Der

Staat

Band25, Heft4, 1986, стр. 575-599, ArminMohler, Schmittistesdedroite, Schmittistesdegauche, etSchmittistesetablis, in

.

Nouvelle

ecole

44 (Spring1987), стр. 29-66, Ulrich

К.

Прейс, Политический порядок и демократия, Карл Шмитт и его влияние, в

г.

Поиф101л

Исследования

в

Философ?:;

из

Наук

и

Гуманитарные науки

Vol.33, 1993, стр. 15-40.

7

.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.