Проблема взаимоотношений поколений аргументы: Аргументы к сочинению ЕГЭ по проблеме отцов и детей

Содержание

Аргументы к сочинению ЕГЭ по проблеме отцов и детей

Важным этапом при подготовке к сдаче экзаменов является поиск аргументов к сочинению ЕГЭ. Рекомендуем заранее продумать примеры из художественных произведений на различные темы. Одной из распространённых проблем в тексте на ЕГЭ по русскому языку является конфликт поколений. В этой статье мы рассмотрим аргументы ЕГЭ «отцы и дети», которые можно привести на экзамене для подтверждения того или иного тезиса.

Примеры аргументов

Подходящие примеры можно найти во многих произведениях русской классической литературы. Отечественные писатели и поэты нередко обращались к проблеме отцов и детей в своих работах.

При подготовке аргументов советуем вспомнить не только романы, но и другие жанры:

  • рассказы;
  • повести;
  • новеллы;
  • стихотворения;
  • поэмы;
  • пьесы.

А.С. Пушкин «Капитанская дочка»

Когда Андрей Петрович Гринёв отправляет из дома 17-летнего сына Пётра, то даёт ему напутствие «Береги платье снову, а честь смолоду». Это яркий пример воспитания в ребёнке достоинства, передачи ему истинных ценностей и житейского опыта. Пётр прислушался к совету отца: герой всегда поступал по чести, был предан Родине и семье.

К.Г. Паустовский «Телеграмма»

Это произведение о важной роли родителей в жизни каждого человека, а также о заботе и внимании со стороны детей. Настя, дочь Катерины Петровны, – художник, работает в Ленинграде. Она так увлеченно трудится, что совсем перестала навещать свою маму, живущую в Заборье. Дочь не поехала к ней даже после получения телеграммы об ухудшении состояния Катерины Петровны. Когда же матери стало совсем плохо, Настя всё-таки приехала, но, к сожалению, слишком поздно. Героиня уже не застала самого близкого человека в живых.

А. Алексин «Раздел имущества»

Повесть показывает неблагодарное и эгоистичное отношение современного поколения к родителям. Анисия Ивановна приезжает к сыну и невестке для того, чтобы помочь выходить внучку Веру, нуждающуюся в опеке после родовой травмы. В итоге девочка сильно привязалась к бабушке, что не понравилось невестке. Эта история закончилась печально: мама и папа девочки подали в суд на раздел имущества, Анисия Ивановна уехала обратно в деревню, а Вера перенесла тяжёлый приступ.

С. Есенин «Письмо матери»

Произведение напоминает, что мама – самый родной человек в нашей жизни. В стихотворении лирический герой обращается к своей маме и просит не тревожиться, обещает приехать весной. Поэт позиционирует себя как уставшего мужчину, а не ветреного юношу. В произведении говорится о желании отдохнуть от тоски мятежной. Спокойствие души можно обрести только в семейном кругу.

М.А. Шолохов «Тихий Дон»

В произведении ярко представлен конфликт отцов и детей. Строгие правила казачьей семьи, непререкаемый авторитет и тирания Пантелея (глава семьи) делают несчастными всех и каждого. Вспомним хотя бы насильственную женитьбу Григория на Наталье Коршуновой и наказание невестки Дарьи розгами за измену мужу. После революции Пантелей теряет свою власть, а новое поколение получает больше свободы, оно выбирает свою дорогу и судьбу.

И.С. Тургенев «Отцы и дети»

Данное произведение – классический пример столкновения двух поколений, отцов и детей. Старшее поколение представлено образами двух братьев – Николая и Павла Кирсановых. А младшее – сыном Николая, Аркадием, и его другом – Базаровым. Молодые люди являются сторонниками нигилизма, всё отрицают и бунтуют, старшее же поколение придерживается традиционных взглядов на жизнь, любит комфорт и классическую музыку.

Д.И. Фонвизин «Недоросль»

Неправильный подход родителей к воспитанию может пагубно влиять на детей и их характер. Митрофан и его мать в произведении «Недоросль» – наглядное тому подтверждение. Простакова чрезмерно опекала сына, в итоге он вырос неблагодарным, злонравным и невежественным. Митрофан предал мать при первой же возможности.

А.Н. Островский «Гроза»

Драма «Гроза» – пример деспотичности родителей. Самодурство Кабанихи, стремящейся полностью контролировать жизнь собственного сына Тихона, дочери Варвары и невестки Катерины, приводит к трагедии. В финале произведения даже безропотный сын восстаёт против матери, поломавшей ему жизнь.

А.С. Пушкин «Станционный смотритель»

В этом произведении ярко представлен образ безграничной и безусловной любви родителей к детям. Вырин обожает свою дочь, которую обманом увозит гусар Минский. Безутешный отец едет в Петербург и видит, что разодетая дочь стыдится его, а зять выставляет из дома. Старик не может пережить горя и умирает.

Приведённые аргументы к сочинению ЕГЭ помогут с разных сторон осветить вечные вопросы взаимоотношения поколений. «Отцы и дети» – это тема, которая всегда будет волновать старшеклассников и давать им пищу для размышлений. При написании сочинения на ЕГЭ по русскому языку нужно уметь подкрепить свою точку зрения примерами из книг школьной программы.

аргументы из литературы для итогового сочинения 2018/2019

]]>
02.09.2018

Сборник аргументов из литературы по направлению «Отцы и дети» для итогового сочинения в 11 классе в 2019/2019 учебном году.

Тезисы по направлению «Отцы и дети»
  • Непонимание между поколениями возникает из-за разницы мировоззрений
  • Советы родителей очень много значат для детей
  • По отношению человека к родителям можно судить о его нравственных качествах
  • Не заботиться о своих родителях – значит предать их
  • Не всегда родители несут добро своим детям
  • Многие готовы пожертвовать самым дорогим ради того, чтобы их дети были счастливы
  • Правильные отношения между детьми и родителями строятся на любви, заботе, поддержке
  • Иногда по-настоящему близким человеком становится не тот, кто родил, а тот, кто воспитал

Разбор аргументов "Отцы и дети" по повести В. Быкова "Журавлиный крик"

Банк аргументов по проблеме ОТЦЫ И ДЕТИ:

И. С. Тургенев. «Отцы и дети»

В данном произведении ярко продемонстрирована проблема взаимоотношений двух поколений. «Отцы» – братья Николай и Павел Кирсановы, «дети» – Аркадий Кирсанов, сын Николая Петровича Кирсанова, и Евгений Базаров, друг Аркадия. Студенты увлечены нигилизмом. Представители старшего поколения остаются верны общепринятым нравам. Конфликт взглядов завершается дуэлью между Евгением Базаровым и Павлом Петровичем Кирсановым. Позже Аркадий отказывается от нигилистических учений Базарова, заводит собственную семью и возвращается в имение отца.

Н. В. Гоголь. «Тарас Бульба»

Своих сыновей, Остапа и Андрия, вернувшихся с учебы в Киеве, отец Тарас Бульба видит в будущем настоящими запорожскими казаками и везет их в сечь. Оттуда они отправляются на войну с поляками, где отличаются удалью и отважностью. Тарас гордится сыновьями и пророчит им успешное будущее атаманов. Но Андрий, в отличие от Остапа, не оправдывает надежд (влюбляется в полячку), и отец убивает его за предательство. Остап самоотверженно сражается в бою с поляками и попадает в плен, где после публично казнен на глазах отца.

А. С. Грибоедов. «Горе от ума»

Противостояние "века нынешнего" и "века минувшего" проявилось в резкой противоположности ценностей и идеалов двух поколений. На смену фамусовскому обществу с его привычкой унижаться перед власть имущими ради получения выгод, с его пренебрежением к истинному образованию, с его поклонением перед западом и духовной пустотой приходит новая эпоха, представителем которой является Чацкий. Эта эпоха несет в себе другие идеалы: отвергаются бесчеловечные принципы крепостного права, ценится "служение делу, а не лицам", высшей ценностью признаются наука и искусство. Таким образом, мы видим, что конфликт "отцов" и "детей" неизбежен, потому что на разные поколения оказывают влияние конкретные исторические события, поэтому формируются часто противоположные жизненные взгляды у, казалось бы, близких людей.

А. С. Пушкин. «Капитанская дочка»

Отправляя в Оренбург на службу сына Петра, Андрей Петрович Гринев дает напутствие 17-летнему юноше: «Береги платье снову, а честь смолоду». Молодой человек делает эти слова своим главным жизненным ориентиром и даже в грозящих ему смертью ситуациях не теряет своего достоинства. Петру по-настоящему важно оставаться честным человеком перед отцом и Родиной. Это пример воспитания, когда детям передаются истинные ценности.

А. С. Пушкин. «Станционный смотритель»

Повесть о беззаветной любви родителей к детям. Станционный смотритель Вырин души не чаял в единственной дочери-красавице Дуне, которую обманом увез молодой гусар Минский. Старик пошел за дочерью в Петербург, но встреча его сильно огорчила. Богато разодетая дочь, увидев своего отца, упала в обморок, а зять вытолкал его за порог. Вернувшись домой, старик от тоски скоропостижно умер. Позже рассказчику стало известно, что опосля приезжала молодая барыня с тремя барчатами и долго лежала на могиле смотрителя.

К. Г. Паустовский. «Телеграмма»

Дочь Катерины Петровны Настя работала секретарем в Союзе художников в Ленинграде и годами не приезжала навестить мать в село Заборье. Даже когда женщина написала, что в последнее время ослабла и не доживет до весны, Настя предпочла участвовать в организации выставки картин и не отвечать на письмо. Только после получения телеграммы с сообщением о тяжелом состоянии матери, Настя задумалась от том, что Катерина Петровна – единственная, кто ее искренне любит, и отправилась в Заборье. Живой родного человека она не застала, о чем потом горько сожалела.

С. А. Есенин. «Письмо матери»

В стихотворении поэт обращается к матери и просит ее не тревожится о нем, не верить слухам и обещает по весне вернуться в родной дом. И в то же время напоминает, что он уже не тот мальчишка, которого нужно учить, а уставший мужчина, желающий отдохнуть от тоски мятежной в обществе самого родного и близкого человека. Несмотря на различность взглядов на жизнь, мать все же остается для поэта единственной душевной отрадой.

Л. Н. Толстой «Война и мир»

Произведение демонстрирует, что во взглядах чаще всего дети наследуют своих родителей. Старшее и младшее поколение Ростовых воплощают лучшие черты дворянства: духовную щедрость, открытость, нравственность. Честность, благородство, образованность прослеживается в трех поколениях Болконских, начиная со старого князя Николая Андреевича и до его внука Николеньки. Курагины же (князь Василий, его сын Анатоль и дочь Элен) показываются как подлые, низкие и алчные люди.

А. Н. Островский «Гроза»

Властная вдова Кабаниха держит свою семью очень строго, вмешивается в супружескую жизнь сына Тихона и невестки Катерины, пытается контролировать дочь Варвару. Сын безропотно подчиняется матери, унижая себя и жену. Ситуация накаляется до предела, когда утомленная нравоучениями и упреками Катерина изменяет Тихону с приезжим молодым человеком Борисом. Девушка не видит иного выхода, как покончить с собой. После чего Тихон наконец решается «восстать» против деспотичной матери.

А. Алексин «Раздел имущества»

В повести описывается неблагодарное и потребительское отношение детей к родителям. Анисия Ивановна, отказавшись от любимого дела, вызвалась помогать невестке и сыну ухаживать за их дочерью Верой, перенесшей тяжелую родовую травму, и выходила девочку. Внучка сильно привязалась к бабушке и даже стала называть ее мамой, что вызвало недовольство у родной матери. Это послужило причиной конфликта – семья обратилась в суд по разделу имущества. В результате Анисия Ивановка уезжает в деревню, а с Верочкой случается серьезный приступ.

Д. И. Фонвизин «Недоросль»

Митрофан Простаков такой же злонравный и невежественный, как его деспотичная мать, госпожа Простакова. Абсолютной противоположностью выступает сирота Софья, которую из корыстных побуждений приютили Простаковы. Девушка образованная, вежливая, имеет высокие моральные принципы, как и ее родной дядя Стародум. В пьесе четко прослеживается влияние родительского воспитания на поведение детей. Чрезмерная опека Простаковой над сыном выливается в то, что Митрофан с легкостью соглашается покинуть дом и уйти служить.

М. Ю. Лермонтов «Мцыри»

Юный Мцыри бунтует против предстоящего ему пострига в монахи, поскольку не выбирал для себя этот путь, и видит свою жизнь совсем иначе в родных краях на Кавказе. Он решается на побег, но тот длится всего 3 дня, после чего юношу находят монахи и забирают обратно в монастырь. Мцыри, так и не увидев родные земли, умирает от болезни, которая стала следствием сражения с барсом в лесу. В поэме прослеживается бунт молодого поколения против привычных устоев общества, созданных их отцами.

М. Цветаева «Бабушке»

Стихотворение, посвященное бабушке, которую Цветаева видела только на портрете. В своем произведении поэтесса ищет схожесть с умершей бабушкой как внешнюю, так и духовную, пытается уловить «бунтарские» черты характера, угадать радости и переживания женщины. В стихотворении не рассматривается конфликт поколений, наоборот, поэтесса хочет восстановить утраченную связь времен.

Н. В. Гоголь «Мертвые души»

Пагубное влияние родителей на детей прослеживается в характере Чичикова, который с рождения был приучен его отцом ко лжи, лицемерию и продажности. Даже товарищ называл его «христопродавец», потому что тот за определенную цену мог продать любого.

И. А. Гончаров «Обломов»

В романе четко наблюдается влияние отцов на судьбы их детей. Илья Ильич Обломов жил в точности, как его родители: неспешно, однообразно. Он был ленив и боялся перемен, из-за чего даже потерял свою возлюбленную. Абсолютная противоположность Обломова – его лучший друг Андрей Иванович Штольц. Он был воспитан в трудолюбивой, образованной семье, поэтому и вырос целеустремленным и успешным молодым человеком, достигшим известности в высших кругах общества.

А. П. Чехов «Вишневый сад»

Проблема взаимоотношений поколений в пьесе показана в ином ракурсе, когда дети берут на себя роль родителей. Родной и приемной дочерям Раневской Любови Андреевны самим приходится разбираться с обанкротившимся семейным имением и думать о своем будущем после продажи дома и сада за долги. В то время как наивная Раневская до последнего не верит в то, что поместье отберут, а в итоге лишается всего.

М. А. Шолохов «Тихий Дон»

Пантелей Мелехов, отец Григория, Петра и Дуняши Мелеховых, держит детей в строгости. Узнав о связи старшего сына с замужней женщиной, насильно женил его на Наталье Коршуновой. Но семейная жизнь не сложилась, и Григорий ушел на войну вместе с Петром, который оставил в отцовском доме жену Дарью. Девушка вскоре осквернила имя семьи, за что была выпорота свекром Пантелеем. Но после революции власть отца ослабевает, и дети перестают подчинятся его казачьим законам.

Б. Васильев «Завтра была война»

В центре произведения повзрослевшие школьники-комсомольцы. Искра Полякова, активистка класса, воспитывается в строгости властной матерью-комиссаром. Она резка со всеми, даже с матерью. Вика Люберецкая, девочка из интеллигентной, зажиточной семьи инженера, живет с отцом, который относится к ней с нежностью и делает всякие послабления. Искра недолюбливает одноклассницу, но, когда с Викой случается беда, – первая оказывает ей поддержку. Сама же Люберецкая не может выдержать обвинений в адрес ее отца и совершает суицид.

Сохранить ссылку:
Добавить комментарий

Комментарии без регистрации. Несодержательные сообщения удаляются.

Аргументы к сочинению по проблеме взаимоотношения отцов и детей

1. А.С. Грибоедов «Горе от ума»

Софья Фамусова, выросшая в атмосфере лжи и обмана, тщательно скрывает свои чувства от отца, понимая, что он не позволит развитие отношений с Молчалиным. Делает всё наперекор батюшке. Молчалин напротив верен своему нравственному (или безнравственному) кредо, строит свою жизнь, как завещал отец: угождать всем людям без изъятья. Грибоедов даёт возможность поразмыслить читателю над завтрашним днём обоих героев.

2. А.С. Пушкин «Капитанская дочка»

Воспитание Петруши Гринёва остаётся за пределами страниц текста, но главное, что вынес молодой дворянин из общения с отцом (строгим и требовательным человеком), необходимость быть верным слову, беречь честь, соблюдать законы нравственности. Он поступает так во всех жизненных ситуациях. Даже когда отец запрещает жениться на любимой Маше Мироновой, он принимает его волю как обязательное требование.

3. Н.В. Гоголь «Мёртвые души»

Из детских воспоминаний Чичикова всплывает образ мрачного, недоброго, жестокого отца и его наставления о необходимости беречь и копить копейку, единственного идола в жизни Павла Ивановича. Чичиков строит свою жизнь по заветам отца и во многом преуспевает.

4. А.Н. Островский «Гроза»

Взаимоотношение между матерью и детьми в семье Кабановых основаны на страхе и лицемерии. Варвара привыкла ко лжи и пытается научить этому Катерину. Но у жены брата были другие отношения в семье, она не принимает ханжества свекрови и борется с ней своими средствами. Финал такого воспитания предсказуем: Варвара бежит из дома, Катерина уходит из жизни добровольно, Тихон восстаёт против матери.

5. И.С. Тургенев «Отцы и дети»

«Дети» в романе – Базаров и Аркадий Кирсанов – в начале повествования выступают единым фронтом против «отцов» в лице дяди Аркадия – Павла Петровича. Николай Петрович не сопротивляется смелым и дерзким высказываниям сына и его друга. И поступает мудро и дальновидно. Постепенно Аркадию открываются многие несовпадения в поведении его друга, и он возвращается в лоно семьи. А Базаров, так легко критикующий «романтизм» Кирсановых, абсолютно трепетно относится к подобному поведению своего отца, потому что любит своих родителей и бережёт их.

6. Л.Н. Толстой «Война и мир»

В романе представлены несколько семейств, в каждом отношения строятся на определённых принципах. В семье Курагиных – это принцип выгоды и наживы. И отец, и его дети согласны на любые отношения, лишь бы они были выгодны, так заключаются браки. Таким же принципом руководствуется семейство Друбецких: унижение, угодничество – их орудие в достижении цели. Ростовы живут, как дышат: они радуются друзьям, праздникам, охоте – всему, что украшает нашу жизнь. Отец и мать во всём стараются быть честными с детьми и друг другом. Выгода для них не важна. Практически разоряя свою семью и себя, Наташа требует отдать подводы под раненых, только так может поступить настоящий патриот и милосердный человек. И матушка соглашается с дочерью. Подобны отношения между отцом и дочерью Болконскими. И хотя кажется, что отец слишком строг и нетерпим по отношению к дочери, на самом деле, он слишком хорошо понимает трудности предстоящей жизни своей дочери. Поэтому княжна Марья сама отказывает Анатолю Курагину, понимая, как прав её отец.

7. Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание»

Родион Раскольников, объясняя причину убийства старухи-процентщицы, говорит, что он хотел матери помочь. На самом деле, он очень трепетно относится к матери, пытаясь вырваться из замкнутого круга нищеты. Он с трепетом и волнением вспоминает отца, от которого ему остались часы (заложенные старухе-процентщице). Мать до конца не верит в преступление своего любимого Роди.

8. А.П. Чехов «Вишнёвый сад»

В пьесе дочь Аня, семнадцатилетняя девушка, отправляется за блудной матерью, потерявшейся где-то в Париже, чтобы вернуть её в лоно семьи, для решения проблем с имением. Раневская ведёт себя наивно и глупо. Здравым смыслом наделена только Варя, приёмная дочь всё той же Раневской. Когда Любовь Андреевна даёт проходящему нищему золотой, Варя не выдерживает и говорит, что в доме есть нечего, а барыня такими деньгами разбрасывается. Потеряв всё, Раневская уезжает в Париж и увозит деньги тёти, а дочерей бросает на произвол судьбы. Девушка Аня едет в столицу, и как сложится её жизнь, где она будет брать деньги на жизнь – непонятно. Варя уходит в экономки. Отцы и дети здесь меняются местами.

9. М.А. Шолохов «Тихий Дон»

В семье Мелеховых всё держится на власти отца. И когда Пантелей Прокофьевич узнаёт о связи Григория с Аксиньей, он решает женить сына на Наталье. Григорий подчиняется воле отца. Но, понимая, что не любит свою жену, бросает всё и уходит с Аксиньей в работники. Он согласен на позор во имя любви. Но время рушит в мире всё, и рушится дом Мелеховых, устои казачьей жизни. И скоро никто не подчиняется законам жизни, все живут, как хотят. Дарья наступает на свёкра с непристойным предложением, а Дуняшка ставит мать в безвыходное положение и буквально заставляет её благословить на брак с Мишкой Кошевым.

10. Б. Васильев «Завтра была война»

В повести в центре внимания две семьи Искры Поляковой и Вики Люберецкой. Мать Искры – женщина-комиссар, волевая, властная, строгая. Но когда мать в очередной раз решает выпороть своим солдатским ремнём дочь, та отвечает в духе своей матушки – так же строго и бесповоротно. И мать понимает, что девочка повзрослела. У Вики с отцом совсем другие отношения – тёплые и доверительные. Когда девушка оказывается перед выбором: отказаться от отца или быть исключённой из комсомола, Вика принимает решение уйти из жизни. Она не может отказаться от любимого отца, какие бы подозрения на него не легли.

Как написать итоговое сочинение в 2021 году — Российская газета

Всего их пять: "Забвению не подлежит", "Я и другие", "Между прошлым и будущим: портрет моего поколения", "Время перемен", "Разговор с собой". Но это - только общие направления. А конкретные темы ученики узнают за 15 минут до начала сочинения в каждом регионе. В 2020 году итоговое сочинение пройдет 2 декабря. Резервные сроки - 3 февраля и 5 мая 2021 года.

Напомним, успех на итоговом сочинении - это допуск к ЕГЭ для всех 11-классников. Оценивается оно по системе "зачет"/"незачет".

Рекомендованный объем - более 350 слов. Оцениваются соответствие теме, аргументация, привлечение литературного материала, композиция и логика рассуждения, качество письменной речи, грамотность. На что обратить внимание при подготовке?

1. Забвению не подлежит.

Темы сочинений этого направления нацеливают на размышление о значимых исторических событиях, деятелях, общественных явлениях, достижениях науки и культуры, оказавших влияние как на судьбы конкретных людей, так и на развитие общества и человеческой цивилизации в целом. Память о них не имеет срока давности, передается от поколения к поколению, напоминая о горьких уроках прошлого и его славных страницах. Примером глубокого осмысления этой проблемы могут служить произведения художественной, философской, научной литературы, критики, публицистики, мемуарной прозы.

2. Я и другие.

При раскрытии тем, связанных с этим направлением, целесообразно обратиться к разным формам человеческого взаимодействия, вопросам взаимоотношений личности и общества, проблеме самоопределения человека в социальной среде. В основе сочинения могут быть рассуждения о причинах возникновения и способах разрешения межличностных конфликтов, о путях достижения понимания и согласия между людьми. Собственный жизненный опыт, а также обращение к различным литературным источникам (в том числе к философской литературе и публицистике) дадут возможность глубокого отклика на предложенную тему.

Конкретные темы ребята узнают за 15 минут до начала сочинения

3. Время перемен.

Можно будет поразмышлять о меняющемся мире, о причинах и следствиях изменений, происходящих внутри человека и в окружающей его действительности, о том, перед каким выбором он оказывается в период формирования собственного мировоззрения, в эпоху социальных и культурных изменений. На эти и другие вопросы в русле конкретных тем можно ответить, опираясь на различные литературные источники (художественные произведения, мемуаристку, научную литературу, публицистику), а также на собственный опыт осмысления жизни в "большом времени" с его проблемами и противоречиями.

4. Разговор с собой.

Направление побуждает к размышлению о том, что значит "быть самим собой". Данная тематика связана с вопросами, которые человек задает сам себе, об опасности внутреннего разлада, о работе совести и поисках смысла жизни. Темы этого направления нацеливают на самоанализ, осмысление опыта других людей (или поступков литературных героев), стремящихся понять себя. Позволяют задуматься о сильных и слабых сторонах собственной личности, о ценности и уникальности своего внутреннего мира, о необходимости самопознания и самосовершенствования. Раскрывая тему, можно обратиться к художественной, психологической, философской литературе, мемуарам, дневникам и публицистике.

5. Между прошлым и будущим: портрет моего поколения.

Темы сочинений этого направления приглашают к размышлению о культурных запросах современного человека, его литературных пристрастиях, жизненной позиции, о сходстве и различиях между ним и его предшественниками, о влиянии молодого поколения на формирование будущего мира. Потребуется осмысление духовных ценностей и нравственных ориентиров молодежи, ее места в современном мире. О сущности сегодняшнего поколения, чертах людей ХХI века размышляют современные писатели, ученые, журналисты, чья позиция имеет подчас дискуссионный характер, что дает возможность высказать свое мнение в рамках обозначенной проблематики.

Чем ценности молодых отличаются от ценностей старших поколений

Российская молодежь из Москвы и Санкт-Петербурга сохраняет общее ценностное ядро со старшими поколениями, имеющими опыт жизни при СССР, но в остальном молодые россияне больше ценят то, что не слишком востребовано у старших поколений и что сейчас получить не так-то просто: возможность реализовать себя, достойный заработок и свободу высказываний, следует из работы «Динамика ценностных ориентаций современной молодежи» Института социологии РАН.

Ядро терминальных ценностей (те, что относятся к смыслу жизни) у молодежи (18–29 лет) и старших поколений (30+) общее, совпадают и главные ценности – это семья и хорошие дети, отмечает автор исследования Марина Яковлева. Но дальше они расходятся: у молодежи на 2-м месте в 2016 г. самореализация (около 50%), на третьем – хороший заработок, чтобы достойно жить (около 42%). У старших поколений на 2-м месте хорошие заработки (38%), на третьем – уверенность в завтрашнем дне (около 38%). Разрыв поколений наглядно демонстрирует, например, разное отношение к мнению окружающих: для молодежи его значение уменьшается (в 2008 г. оно было значимо для 30,1% опрошенных, в 2016 г. – для 19,4%), для старших – увеличивается (в 2008 г. – 26%, в 2016 г. – 32,6%).

Ценность моральных ориентиров – «жить по правде, совести», «стремление к Богу» – у молодежи в целом падает, отмечает Яковлева. Для молодежи в 1,5 раза важнее, чем для старшего поколения, свобода в высказываниях и действиях (авторы маркировали ее в вопросе как «полную, неограниченную»). В целом, полагает Яковлева, ответы молодых свидетельствуют «о достаточно прагматическом отношении к жизни». Так, в рейтинге того, что важно для достижения успеха в современной России, у молодежи в 2008 и 2016 гг. устойчиво лидируют «связи» и «деньги», но снижается значение «трудолюбия», «таланта», «честности и принципиальности». У старших поколений также падает значимость этических представлений о путях достижения успеха, только в меньшем масштабе (надежд, видимо, меньше, чем у молодежи). Авторы объясняют это «нецивилизованным характером» социально-трудовых отношений, но проблема, очевидно, глубже: неработающие социальные лифты, напряжение в социуме, отсутствие значимых перемен, поступательного движения вперед. Остановившееся время – это действительно примета социального самочувствия не только молодежи, но и всех россиян, отмечает руководитель Центра молодежных исследований ВШЭ Елена Омельченко. Неудивительно, что желающих эмигрировать из России в развитые страны становится больше. Без колебаний и навсегда, будь там работа и жилье, в 2008 г. уехало бы 14,6% молодежи, в 2016 г. – 30,8%. Реально уезжает меньше, отмечает Яковлева, но делают это наиболее активные и способные.

Итоговое сочинение — 2019: «Отцы и дети»

Текст: Анна Чайникова, учитель русского языка и литературы школы № 171

Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Комментарий ФИПИ

Данное направление обращено к вечной проблеме человеческого бытия, связанной с неизбежностью смены поколений, гармоничными и дисгармоничными взаимоотношениями «отцов» и «детей».

Эта тема затронута во многих произведениях литературы, где рассматриваются различные типы взаимодействия между представителями разных поколений (от конфликтного противостояния до взаимопонимания и преемственности) и выявляются причины противоборства между ними, а также пути их духовного сближения.

Аспекты рассмотрения тематического направления
• Конфликтные/гармоничные отношения отцов и детей

• Преемственность поколений (традиции, положительный/отрицательный опыт, передаваемый от отцов детям)

• Роль родителей в жизни ребенка (влияние, воспитание, формирование мировоззрения)

• Тема сиротства (необходимость иметь родителей)

Тема «отцов и детей» - вечная тема литературы, с древних времен к ней обращаются многие как русские, так и зарубежные авторы. Отношения между родителями и детьми могут быть гармоничные, проникнутые нежностью, теплотой, построенные на взаимном уважении и безоговорочной любви. Но порой мы встречаем и совершенно противоположные отношения близких людей, непростые, противоречивые, подчас драматичные. Да, не всегда родители и дети могут сохранить гармонию, жить в мире. Спор поколений неизбежен: родители и дети имеют разный культурный опыт и мировоззрение, юности свойственны радикальные взгляды, а умудренная опытом зрелость, напротив, консервативна. Порой кажется, что родители и дети - это два разных мира, которые никогда не поймут друг друга, но на самом деле это не так.

Л. Н. Толстой в романе-эпопее «Война и мир» на примере двух семей показывает, какими могут быть отношения между родителями и детьми. Любимая писателем семья Ростовых является воплощением идеала гармоничных отношений между родителями и детьми: мать не ругает баловницу Наташу за нарушение этикета, когда та шалит при гостях за столом, «хочет хмуриться, да не может». Наташа бесконечно доверяет матушке, во всем всегда открывается ей. Для девушки нет лучшей советчицы и подруги, чем мать, к которой она каждый вечер приходит в комнату поговорить перед сном.

Совсем другие отношения мы видим между старым князем Болконским и его дочерью княжной Марьей. Язвительные насмешки отца над религиозностью дочери, его резкие выпады в ее адрес, беспощадная критика (и оделась «как дура», и некрасива «…и кто ее возьмет из любви? Дурна, неловка») создают впечатление, что этот жестокосердный старик просто ненавидит дочь. Однако это только кажущееся отчуждение и пренебрежение.

Отец категорически против того, чтобы княжна Марья приняла предложение от Анатоля Курагина, и не только потому, что видит насквозь меркантильного и недалекого жениха, испытывающего чувства только к завидному состоянию Болконских. Старика сердило, что приезд Курагина «поднимал в его душе нерешенный, постоянно заглушаемый вопрос», на который он боялся себе дать ответ: «решится ли он когда-либо расстаться с княжной Марьей и отдать ее мужу. <…> Жизнь без княжны Марьи князю Николаю Андреевичу, несмотря на то, что он, казалось, мало дорожил ею, была немыслима». Любовь-мука - то, что испытывают друг к другу отец и дочь Болконские. Быть вместе им тяжело, но даже мысль о жизни порознь непереносима.

Мнимая вражда отца с дочерью достигает апогея, когда между ними происходит серьезный конфликт из-за M-lle Bourienne, подруги княжны Марьи, которую отец приближает к себе, чтобы досадить дочери. Он всячески показывает, что француженка «первый человек в доме» и его «лучший друг», а не дочь, заставляет ее просить прощения у M-lle Bourienne за непочтительность. Между близкими людьми вырастает стена, через которую, кажется, княжне Марье, страдающей от разлада с отцом, не пробиться. Они друг друга не слышат, семья, разделившаяся на два лагеря, «чуждые и враждебные между собой», больше напоминает поле боя.

Чувствуя, что виноват, но не умея с собой сладить, отец «знал очень хорошо, что он мучает свою дочь, что жизнь ее очень тяжела, но знал также, что не может не мучить ее и что она заслуживает этого». Однако княжна Марья, как бы ни были сильны обиды, наносимые отцом, корила себя за то «чувство, похожее на гордость жертвы», которое испытывала: «И вдруг в такие-то минуты, при ней, этот отец, которого она осуждала, или искал очки, ощупывая подле них и не видя, или забывал то, что сейчас было, или делал слабевшими ногами неверный шаг и оглядывался, не видал ли кто его слабости, или, что было хуже всего, он за обедом, когда не было гостей, возбуждавших его, вдруг задремывал, выпуская салфетку, и склонялся над тарелкой трясущейся головой. “Он стар и слаб, а я смею осуждать его!” - думала она с отвращением к самой себе в такие минуты».

Тяжесть положения княжны Марьи, покорно сносившей попреки отца и безропотно принимавшей его гнев, порой рождала мысли о новой, свободной жизни, которая у нее начнется после смерти старика, однако она гнала их, осознавая греховность таких помыслов.

Когда княжна Марья понимает, что дни старого князя Болконского сочтены, ее охватывает страх потерять его: «Она вспоминала свою всю свою жизнь с ним, и в каждом слове, поступке его она находила выражение его любви к ней». Действительно ведь, движимый любовью, он учил ее геометрии, горячился, когда она делала что-то неверно, из любви к дочери он выгнал беспутного Анатоля Курагина, который бы, женившись на ней, сделал ее несчастной.

Последний разговор приносит им обоим облегчение: между ними наконец-то рушится стена непонимания, и все то, что так долго мешало им быть вместе, исчезает. Может быть, именно в этот момент, перед вечным расставанием, они понимают, как искренно и нежно любили друг друга, но прятали это чувство. Впервые отец нежен с дочерью, впервые говорит самые важные слова, которых она так ждала: «Спасибо тебе… дочь, дружок… за все, за все… прости… спасибо!.. - и слезы текли из его глаз».

«Она не могла ничего понимать, ни о чем думать и ничего чувствовать, кроме своей страстной любви к отцу, любви, которой, ей казалось, она не знала до этой минуты. Она выбежала в сад и, рыдая, побежала вниз к пруду…

- Да… я… я… я. Я желала его смерти. Да, я желала, чтобы скорее кончилось… Я хотела успокоиться… А что ж будет со мной? На что мне спокойствие, когда его не будет…»

Афоризмы и высказывания известных людей
• Любовь к родителям - основа всех добродетелей. (Цицерон)

• Отношения между родителями и детьми так же трудны и столь же драматичны, как отношения между любящими. (А. Моруа)

• Каждое поколение считает себя более умным, чем предыдущее, и более мудрым, чем последующее. (Дж. Оруэлл)

• Когда мне было четырнадцать, мой отец был так глуп, что я с трудом переносил его; но когда мне исполнился двадцать один год, я был изумлен, насколько этот старый человек поумнел за последние семь лет. (М. Твен)

• Когда, наконец, понимаешь, что твой отец обычно был прав, у тебя самого уже подрастает сын, убежденный, что его отец обычно бывает не прав. (Л. Питер)

• Неуважение к предкам есть первый признак безнравственности. (А. С. Пушкин)

• Помните, что дети ваши будут обходиться с вами так же, как вы обходитесь со своими родителями. (Ф. Милетский)

• Неблагодарный сын хуже чужого: это преступник, так как сын не имеет права быть равнодушным к матери. (Ги де Мопассан)

• Привычки отцов, и дурные и хорошие, превращаются в пороки детей. (В. А. Ключевский)

• Дети больше походят на свое время, чем на своих родителей. (Арабская пословица)

• Детям больше нужен пример для подражания, чем критика. (Ж. Жозеф)

• Главная опасность, от которой необходимо оберегать детей, - их родители. (Б. Шоу)

• Годы детства - это прежде всего воспитание сердца. (В. А. Сухомлинский)

• Начала, заложенные в детстве человека, похожи на вырезанные на коре молодого дерева буквы, растущие вместе с ним, составляющие неотъемлемую часть его. (В. Гюго)

• Дети должны воспитываться не для настоящего, а для будущего, возможно, лучшего состояния рода человеческого. (И. Кант)

• Детство часто держит в своих слабых пальцах истину, которую не могут удержать взрослые люди своими мужественными руками и открытие которой составляет гордость позднейших лет. (Дж. Раскин)

Примерные формулировки темы
- Почему проблему «отцов и детей» называют «вечной»?

- Какими бывают взаимоотношения отцов и детей?

- На чем строятся взаимоотношения в семье?

- К чему может привести конфликт поколений?

- В чем причины конфликта отцов и детей?

- Возможна ли гармония в отношениях отцов и детей?

- Противостояние отцов и детей как борьба старого и нового.

- Как вы понимаете словосочетание «преемственность поколений»?

- В чем заключается многозначность словосочетания «отцы и дети»?

- Чем опасно отсутствие преемственности поколений?

- Для чего нужно помнить о предках?

- Какова роль отца/матери в жизни ребенка?

- Может ли кто-нибудь заменить родителей?

- Как вы понимаете выражение «Чужих детей не бывает»?

- Какое влияние родители оказывают на становление личности ребенка?

- Чем родители могут навредить своему ребенку?

- Согласны ли вы с выражением: «Не надобно другого образца, когда в глазах пример отца».

Список литературы

Д. И. Фонвизин «Недоросль»

А. С. Пушкин «Станционный смотритель», «Капитанская дочка»

Н. В. Гоголь «Тарас Бульба», «Мертвые души»

И. С. Тургенев «Отцы и дети»

А. Н. Островский «Гроза»

М. Е. Салтыков-Щедрин «Господа Головлёвы»

Л. Н. Толстой «Детство», «Война и мир»

А. П. Чехов «Вишневый сад»

М. Горький «Детство»

В. В. Набоков «Дар»

В. Распутин «Прощание с Матёрой»

А. Вампилов «Старший сын»

А. Алексин «В тылу как в тылу», «Безумная Евдокия», «Шаги»

Б. Васильев «Завтра была война»

Б. Екимов «Пара осенней обуви», «Ночь исцеления»

А. Приставкин «Портрет отца», «Честная правда», «Отец Фесенко»

П. Санаев «Похороните меня за плинтусом»

Р. Д. Гонсалес Гальего «Белое на черном»

Н. Горланова, В. Букур «Роман воспитания»

Дж. С. Фоер «Жутко громко и запредельно близко»

Отношения родителей и детей - аргументы ЕГЭ

Тезисы
  • Непонимание между поколениями возникает из-за разницы мировоззрений
  • Советы родителей очень много значат для детей
  • По отношению человека к родителям можно судить о его нравственных качествах
  • Не заботиться о своих родителях — значит предать их
  • Не всегда родители несут добро своим детям
  • Многие готовы пожертвовать самым дорогим ради того, чтобы их дети были счастливы
  • Правильные отношения между детьми и родителями строятся на любви, заботе, поддержке
  • Иногда по-настоящему близким человеком становится не тот, кто родил, а тот, кто воспитал

Аргументы

И.С. Тургенев «Отцы и дети». В данном произведении мы видим самый настоящий конфликт поколений. К поколению «отцов» можно отнести Павла Петровича и Николая Петровича Кирсановых. Поколение «детей» — это Евгений Базаров и Аркадий Кирсанов. Молодые люди придерживаются одних и тех же взглядов: они говорят, что являются нигилистами — людьми, отрицающими общепринятые ценности. Старшее поколение не понимает их. Конфликт доходит до ожесточенных споров и дуэли Евгения Базарова и Павла Петровича Кирсанова. Постепенно Аркадий Кирсанов осознает, что его ценности не совпадают с учением Базарова, и возвращается в семью.

 

Н.В. Гоголь «Тарас Бульба». Остапу и Андрию отец не только хочет дать приличное образование, но и сделать их настоящими воинами, защищающими Родину. Тарас Бульба не может простить Андрию предательства (он переходит на сторону врага из-за любви к полячке). Несмотря на, казалось бы, отцовскую любовь, он убивает своего сына. Тарас Бульба гордится Остапом, старшим сыном, сражающимся с врагом самоотверженно, изо всех сил.

 

А.С. Грибоедов «Горе от ума». Источником счастья для Фамусова являются деньги. Он любит свою дочь Софью, желает ей всего самого наилучшего, поэтому приучает девушку только к мыслям о финансовом благополучии. Софье Фамусовой чужды такие взгляды, она старательно прячет свои чувства от отца, потому что знает, что ее не поддержат. Совсем по-другому обстоят дела с Молчалиным, которого отец учил всегда и везде искать выгоду: он во всем следует этому принципу. Родители, желая обеспечить счастье своих детей, передали им свои взгляды на жизнь. Проблема лишь в том, что эти самые взгляды являются неверными.

 

А.С. Пушкин «Капитанская дочка». Отец, отправляя Петра Гринева на службу, сказал очень важную и правильную вещь: «Береги рубаху снову, а честь смолоду». Слова отца стали для молодого человека важнейшим нравственным ориентиром. В самых сложных условиях, грозящих смертью, Петр Гринев сохранил свою честь. Для него было по-настоящему важно не предать отца и Родину. Этот пример — яркое подтверждение того, что наставления родителей помогают ребенку усвоить важнейшие нравственные ценности.

 

А.С. Пушкин «Станционный смотритель». Дуня совершила безнравственный поступок: сбежала из родительского дома с Минским, который остановился на их станции. Отец ее, Самсон Вырин, не смог без дочери: он решил пешком отправиться в Петербург, чтобы найти Дуню. Однажды ему посчастливилось увидеть девушку, но Минский прогнал старика. Спустя время рассказчик узнал, что смотритель умер, а предавшая его Дуня приезжала на могилу с тремя барчатами и долго пролежала там.

 

К.Г. Паустовский «Телеграмма». Катерина Петровна очень любила свою дочь Настю, живущую в Ленинграде очень яркой, насыщенной жизнью. Только девушка совсем забыла о своей старой матери, она даже не пыталась найти время, чтобы навестить ее. Даже письмо Катерины Петровы о том, что она совсем плоха стала, Настя не воспринимает серьезно и не рассматривает возможность немедленно ехать к ней. Только известие о том, что мать умирает, вызывает у девушки чувства: Настя понимает, что никто ее так не любил, как Катерина Петровна. Девушка едет к матери, но уже не застает ее в живых, поэтому чувствует вину перед самым дорогим для нее человеком.

 

Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание». Родион Раскольников искренне любит свою мать и сестру. Говоря о мотивах убийства старухи-процентщицы, он сообщает, что на самом деле хотел помочь матери. Герой пытался выбраться из вечной нищеты, неблагополучия. Закладывая часы, он с трепетом вспоминает отца, которому принадлежала вещь.

 

Л.Н. Толстой «Война и мир». В произведении мы видим несколько семей, в основе жизни которых лежат абсолютно разные нравственные принципы. Князь Василий Курагин — человек безнравственный, готовый пойти на любую подлость ради денег. Его дети руководствуются точно теми же принципами: Элен выходит замуж за Пьера Безухова ради получения части огромного наследства, Анатоль пытается сбежать с Наташей Ростовой. Совсем иная атмосфера царит у Ростовых: они наслаждаются природой, охотой, праздниками. И родители, и дети — люди добрые, отзывчивые, не способные на подлость. Князь Николай Болконский воспитывает своих детей в строгости, но эта строгость идет им во благо. Андрей и Марья Болконские — люди нравственные, настоящие патриоты, как и их отец. Мы видим, что между родителями и детьми существует тесная взаимосвязь. От мировоззрения родителей зависит мировоззрение детей.

 

А.Н. Островский «Гроза». В семье Кабанихи отношения построены на страхе, жестокости, лицемерии. Ее дочь Варвара прекрасно научилась врать, чему хочет научить и Катерину. Сын Тихон вынужден во всем беспрекословно подчиняться матери. Все это приводит к ужасным последствиям: Катерина решается на самоубийство, Варвара сбегает из дома, а Тихон решает «восстать» против Кабанихи.

 

А. Алексин «Раздел имущества». Верочку вырастила бабушка Анисья: она буквально поставила ребенка, перенесшего тяжелую родовую травму, на ноги. Девочка называет бабушку своей мамой, что вызывает недовольство настоящей матери. Конфликт постепенно накаляется и заканчивается судом, на котором делится имущество. Больше всего Верочку поражает то, что ее родители оказались настолько черствыми, неблагодарными людьми. Девочка тяжело переживает ситуацию, она пишет родителям записку, где определяет себя как имущество, которое должно отойти бабушке.

Межпоколенческая этика | Britannica

Межпоколенческая этика , также называемая обязательствами перед будущими поколениями , раздел этики, который рассматривает, имеет ли современное человечество моральное обязательство перед будущими поколениями стремиться к экологической устойчивости. Долгосрочный характер многих экологических проблем заставил моральную философию уделять более пристальное внимание отношениям между поколениями, особенно с учетом того, что последствия некоторых действий, таких как выбросы парниковых газов, материализуются только через десятилетия или столетия.Межпоколенческая этика отличается от этики современников из-за асимметричного влияния нынешнего поколения на будущие поколения.

Некоторые сомневаются, можно ли вообще оценивать отношения между поколениями с моральной точки зрения. Это фундаментальное сомнение особенно относится к действиям, которые затрагивают людей в далеком будущем, таким как захоронение радиоактивных отходов, которые остаются опасными на протяжении тысячелетий. Это сомнение смягчается для действий, которые влияют на будущие поколения, которые совпадают с современниками (таким образом, превращая часть нынешнего и будущих поколений в современников), и для действий, которые имеют не только негативные последствия позже, но и в настоящее время (таким образом, этическая проблема частично превращается в проблему. проблема корысти).Некоторые критики утверждают, что, хотя нынешнее поколение действительно обязано принимать во внимание будущие поколения, заботы будущих поколений имеют меньший вес, чем заботы настоящего. Тем не менее, несмотря на эти сомнения, большинство специалистов по этике считают морально приемлемое отношение к будущим поколениям серьезной темой. Независимо от того, существует ли обязанность передать будущим поколениям, например, равный или только достаточный уровень жизни, какой тип ценности должен быть завещан (т.д., общее благо благополучия или, более конкретно, определенные экологические блага), а также наличие не только обязанностей для нынешнего поколения, но и прав будущих поколений - все это важные вопросы, обсуждаемые сегодня специалистами по этике.

Отношения поколений существенно отличаются от отношений современников. Во-первых, это асимметрия власти и лишь ограниченное взаимодействие или сотрудничество между разными поколениями. Это бросает вызов теориям, которые основывают оправдание нынешних обязанностей на взаимности или взаимной выгоде.В контексте межпоколенческой этики такие теории полагаются на косвенную взаимность, где обязанности перед будущим возлагаются на то, что человек получил из прошлого, или на цепочку обязательств, где нынешнее поколение несет прямые обязанности только по отношению к этим потомкам. которые накладываются друг на друга. Отсутствие личного взаимодействия также может стать проблемой для теорий, связывающих моральные обязанности с общественными связями, хотя это не имеет отношения к моральным теориям, которые оправдывают обязанности независимо от сотрудничества и сообщества, таких как утилитаризм и многие виды прав человека или религиозные теории.Эти теории распространяют моральную озабоченность универсальным образом на всех людей, включая людей в бесконечно далеком будущем. Однако такие теории сталкиваются с трудными вопросами относительно того, откуда исходит мотивация соответствовать таким моральным требованиям и как эти моральные требования могут быть реализованы в демократическом процессе, в котором сами будущие поколения не имеют права голоса. Предложения по защите интересов будущих поколений включали конституционные положения или назначение омбудсмена, выступающего от имени будущих поколений.

Второе отличие состоит в том, что ныне живущие люди могут влиять на будущие поколения способами, которые не распространены среди современников. Нынешнее поколение может влиять на культурный, технологический и политический контекст, в котором формируются предпочтения и ценности будущего. Нынешнее поколение также может влиять на численность будущих поколений. Размер населения является важным вопросом не только с точки зрения его воздействия на окружающую среду, но и как моральный вопрос сам по себе.Учитывая, что жизнь обычно считается хорошей по своей природе, вопрос о численности населения поднимает вопросы о том, как уравновесить ценность большего количества жизней со средним качеством этих жизней. Кроме того, нынешнее поколение также влияет на личность людей, из которых состоят будущие поколения.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Последний пункт ведет к так называемой проблеме неидентичности, в которой политика, принятая для смягчения экологического ущерба, также косвенно определяет, какие люди будут существовать в будущем.Чтобы проиллюстрировать эту проблему, можно представить себе человека (назовем ее Лаурой), страдающего от последствий глобального потепления в 2100 году и сетующего на то, что предыдущие поколения не проводили радикальной политики смягчения последствий. Однако если бы проводилась радикальная политика смягчения последствий, это не только уменьшило бы изменение климата, но и во многом изменило бы ход истории. Например, такие изменения могли означать, что родители Лоры не встретили бы или не зачали бы ребенка с той же яйцеклеткой и спермой, которые привели к Лоре.Таким образом, при наличии политики смягчения последствий, Лоре могло не быть лучше, и она могла бы никогда не родиться. Проблема неидентичности - это нерешенный вызов межпоколенческой этике, хотя существует большое количество литературы о последствиях и потенциальных решениях, таких как принципы предосторожности, для этой проблемы.

полезная перспектива для сохранения наследия

Благодарность Фабиану Шупперту (Королевский университет Белфаста, Великобритания), Доминику Розеру (Оксфордский университет, Великобритания), Карине Фури (Цюрихский университет, Швейцария), Кристине Спаршу (NIKU) и Джонатану Эшли-Смиту за советы и сообщения по этому поводу. бумага.

1 В основе сохранения природы лежат вопросы межпоколенческого отношения. Каждый акт сохранения связан с проблемами, передаваемыми между поколениями, или имеет последствия для разных поколений. Определение консервации ICOM-CC начинается со слов «Все меры и действия, направленные на охрану материального культурного наследия, в то время как обеспечивает его доступность для нынешнего и будущих поколений » (ICOM-CC 2008, курсив автора). Следовательно, это то, чем занимаются консерваторы, но обсуждение того, что подразумевается под нынешним и будущими поколениями и как мы определяем наши обязанности перед ними, часто отсутствует.Это может иметь важные последствия для природоохранной политики и практики. Целью данной статьи является рассмотрение того, как консерваторы решают эти вопросы, и что можно узнать из этой области, что может быть полезно для консерваторов, путем неисчерпывающего обзора некоторых концепций в этой области.

2 Принцип равенства между поколениями признается с точки зрения влияния государственной политики (Baer and Snickars 2001), экономической оценки наследия (Throsby 2002), устойчивости (Cassar 2003), потребностей нынешних и будущих пользователей музеев (Lindsay 2005) и руководство по ожидаемому времени жизни объекта (Dillon et al.2013), и неявно через социальное дисконтирование (Ashley-Smith 1999; Dillon et al. 2013). Тросби определяет это так: «Дилемма справедливости между поколениями - это классическая проблема межвременного распределения, то есть выбор между настоящим и будущим потреблением» (2002: 107).

3 Сообщество охраны природы также отреагировало на проблемы изменения климата и разработало исследовательские программы и проекты (например, Cassar and Pender 2003; Sabbioni et al. 2010). Эта важная работа способствовала техническому обсуждению воздействия на физическое наследие и основывалась на основополагающем документе Наше общее будущее (WCED 1987), известном как Отчет Брундтланд.Следовательно, нет претензий вводить новую концепцию сохранения в этой статье. В конце концов, забота о прошлых и будущих поколениях находится в центре внимания сохранения наследия.

4 Однако меньше внимания уделялось философским и этическим соображениям, связанным с сохранением в будущем. Правосудие между поколениями, связанное с социальными отношениями и долгосрочными последствиями, проистекающими из соображений, связанных с отношениями между поколениями, является самостоятельной дисциплиной, никогда прямо не упоминаемой в литературе по сохранению.Правосудие между поколениями было формализовано Джоном Ролзом (1921–2002), работа которого оказала ключевое влияние на отчет Брундтланд (Gosseries 2008a), и эта ветвь философии продолжала развиваться после того, как влиятельный отчет Брундтланд применил эти вопросы к устойчивому развитию. Он может пролить свет на некоторые мысли, которые глубоко повлияли на сохранение природы в последние годы, и предложить новые взгляды на сохранение. Он проводит плодотворные параллели с сохранением и может даже помочь связать существующие идеи в рамках сохранения.Рассмотрение межпоколенческих подходов может даже помочь понять, почему мы сохраняем.

5Роулс был первым, кто систематически обсуждал межпоколенческую справедливость (Meyer 2012). Это уважение прав и обязанностей по отношению к будущим и прошлым поколениям, таким «трансгендерным». Если равенство между поколениями является аллегорическим применением межвременного распределения, справедливость между поколениями имеет дело с тем, как эти проблемы решаются и определяются, а также с их последствиями.Как и наследие, оно очень политическое. Он предлагает широкое представление о справедливости, основанное на «справедливости», продвигаемой Джоном Стюартом Миллем (1969, 1861). Будущие или прошлые поколения можно рассматривать как обладающие законными претензиями или правами в отношении нынешних поколений, которые, в свою очередь, несут соответствующие обязанности перед будущими или прошлыми поколениями (Meyer 2012). В основном это относится к поколениям, чьи жизни не пересекаются, поэтому решения влияют на людей, которых в настоящее время нет в живых, что имеет параллели с сохранением наследия.

6 У концепции заботы о будущих поколениях и уважения к прошлым есть собственная история.Он был явно обнаружен в трудах Эдмунда Берка (1729-1797), изображающих партнерство между живыми, мертвыми и рожденными (Берк 1790), переписке Томаса Джефферсона Джеймсу Мэдисону (влияющему на Билль о правах Мэдисона), в в котором Джефферсон заявляет, что «Земля принадлежит узуфрукту живым» (Jefferson 1789), что означает узуфрукт, означающий извлекать выгоду из чего-либо, не нанося вреда его сущности. Генри Сиджвик заявил, что временное положение не имеет отношения к моральной оценке поступка (1907: 381).Итак, расширенное понятие универсальных принципов справедливости в течение некоторого времени применялось к временным ситуациям.

Работа

7Rawls изначально была разработана для рассмотрения накопления капитала (экономического и социального), чтобы предложить альтернативу неустойчивой парадигме экономического роста как такового. Четкое представление о справедливом равенстве возможностей (через «справедливую экономию») помогает определить обязательства нынешних поколений перед будущими и обеспечить всеобъемлющую основу, на основе которой можно вывести и оценить действия (Rawls, 1971).

8 Справедливость между поколениями фокусируется на общих идеях о том, что необходимо для процветания общества - просто институты, здоровье, функционирующая экосистема. Ролз признал сложность предсказания будущего и признал, что будущие поколения будут сами по себе моральными агентами с (возможно) иными ценностями, чем наши собственные, поскольку наши отличаются от предыдущих поколений.

9 Идея была быстро адаптирована к рассмотрению вопросов устойчивости.Определение Брундтланд устойчивого развития - «развитие, которое отвечает потребностям настоящего без ущерба для потребностей будущего» (WCED 1987: 2.1) - основано на равенстве между поколениями. В области межпоколенческой справедливости рассматривается изменение климата, а также социальные вопросы, такие как пенсии, законодательство и компенсация за исторические обиды, признавая последствия оставления будущих поколений с нежелательными долгами, капиталом и законодательством (Gosseries and Meyer 2009).

10Rawls (1971) утверждает, что экономия должна включать только:

  • Сохранение завоеваний культуры и цивилизации.

  • Поддерживать существующие «институты справедливости». Учреждение, улучшающее жизненные перспективы.

  • Откладывание подходящей суммы «реального накопления капитала» с течением времени, например, инвестиции в оборудование или образование.

11 С точки зрения Ролза, достижения культуры - это крупные образования, такие как демократическое государство.В его работе нет явной ссылки на наследие (или экологическую устойчивость), но Мейер и Розер (2009) определяют соображения справедливости как те, которые имеют отношение к решениям, которые могут повлиять на существование, количество и идентичность будущих поколений. Это включает сохранение культурного капитала, такого как знания и навыки (Rawls, 1971).

12 Правосудие между поколениями принимает различные формы с разными акцентами. Во многом это свидетельствует о признании напряженности, связанной с отношениями между современными обществами и тем, как определяются обязанности по отношению к будущим поколениям.Три основных направления: 1) равноправный - где все одинаково благополучны в данный момент и с течением времени (ближе всего к Ролзу); 2) достаточный - когда все достаточно обеспечены, но не обязательно равны (ближе всего к отчету Брундтланда). и 3) приоритетный - когда выгода имеет большее значение для малообеспеченных людей, для которых выгода накапливается, чем для более обеспеченных.

13 Госсериес указывает, что ни одно из представлений о справедливости между поколениями не гарантирует полной справедливости (2008a), и это имеет практические последствия.Должны ли люди, которые сейчас плохо себя чувствуют, жертвовать ради благополучия в будущем? Например, распространенный аргумент против принципов эгалитаризма состоит в том, что в простой версии лучше для всех оказаться в нежелательной ситуации, чем для одних быть лучше, чем для других (Meyer and Roser 2009). Следовательно, все не так просто, как может показаться, когда утверждается, что наследие должно быть сохранено для будущих поколений. Нортон указывает на то, что «проблема того, что мы обязаны будущим, - это не монолитная единичная проблема, а скорее взаимосвязанный кластер проблем» (Norton 1999: 422).Можно утверждать, что сохранение наследия является частью этого взаимосвязанного кластера.

14Кореманс (1969) предположил, что консервация впервые была сформулирована как дисциплина в конце девятнадцатого века в трудах Джона Раскина и Уильяма Морриса. Их принципы использовались для сохранения объектов, наряду с пониманием химического разрушения (Caple 2000). Раскин дал прямую ссылку на будущие поколения, признав, действительно отдавая предпочтение прошлым и будущим поколениям, влияющим на современную архитектуру и этическую позицию сохранения.Что касается исторических зданий, Раскин заявил: « Мы не имеем права трогать их. Они не наши. Отчасти они принадлежат тем, кто их построил, а отчасти - всем поколениям человечества, которые последуют за нами ». (Раскин 1849: 245). Эта моральная позиция формулирует отношения с прошлыми и будущими поколениями, которые выражают права и обязанности по уходу и отражают принципы Общества защиты древних зданий (SPAB), которые, как известно, препятствовали реставрации или изменению.В нем также содержался логический недостаток, заключающийся в том, что будущие поколения никогда не приходят, а только переопределяются как настоящие, что известно как «бесконечное спасение» в межпоколенческой справедливости. Еще в 1994 году Фрост (1994) предложил теоретический идеал для хранения коллекций в качестве спецификации дизайна - «черный ящик» - гипотетический музейный магазин, обеспечивающий абсолютную защиту от всех рисков. Идеальным было полностью изолированное пространство, справедливое в том смысле, что никто не использует его и не извлекает из него никакой ценности. Однако в комментариях Раскина признается особая позиция наследия.Многие межпоколенческие проблемы касаются отношений между нынешними поколениями и будущими или прошлыми поколениями. Сохранение наследия связано со всеми тремя.

15 В целом подходы к этике природоохранной деятельности изменились со времени работ Раскина, но по-прежнему представляют собой проблемы. Цели сохранения не всегда рассматривают будущее во всех подробностях, а те, которые учитывают материальные изменения, появились относительно недавно. Например, Аппельбаум изменила свое заявление: «Основная причина, по которой мы делаем нашу работу, - это гарантия того, что изделия, которые мы обрабатываем, будут служить вечно» (1987: 72), отметив, что такие усилия «благородны, но, с практической точки зрения, нереалистичны». (Appelbaum 2007: 271) и то, что замедление темпов изменений, чтобы объекты просуществовали «как можно дольше» (Appelbaum 2007: 271), было более возможным.Даже в этом случае концепция сохранения все еще остается открытой.

16 При оценке рисков были разработаны соображения относительно того, насколько можно разумно предсказать будущее и срок жизни коллекций (Waller 1994; 2003; Ashley-Smith 1999). В анкете о временных предпочтениях Линдси отметила, что профессионалы в области наследия считают, что «потребности нынешних и будущих пользователей коллекций должны иметь равное влияние на решения об использовании коллекций и обращении с ними» (2005: 57). Он также включил вопросы о том, когда они считали «будущее» существующим, показал некоторые вариации с большинством ответов примерно через 100 лет.Однако трудно определить, в какой степени на ответы повлияла упомянутая литература по оценке риска (и большинство респондентов работали в учреждениях Уоллера и Эшли-Смит). В более позднем опросе посетителей музеев задавался вопрос о том, как долго предметы должны храниться, с кластеризацией ответов на 50, 100, 200 и 500 лет, при этом около 14% предполагают, что 1000 лет или более (Dillon et al. 2013). Литгоу отмечает недавний сдвиг от остановки распада к рассмотрению «осторожного управления изменениями» (Литгоу 2011: 128).Это более глубокое понимание того, как долго объекты могут прослужить и как далеко в будущем мы можем рассматривать планирование, может помочь нам сформировать то, как мы определяем наши обязанности перед будущими поколениями.

17Ключевым элементом определения наших обязанностей перед будущими поколениями является принцип «справедливых сбережений», то есть степень, в которой нынешнее поколение должно отказаться от своих собственных прав, чтобы защищать права будущих поколений. Равным образом распределение долей в бесконечном будущем поднимает вопросы о том, в какой степени мы можем планировать для потомков.Когда поколение накопило достаточно? Можно рассмотреть три стадии (Schuppert 2012):

  • Почему объект считается ресурсом? Это может показаться очевидным, но часто может быть полезно уточнить его свойства и социокультурную конструкцию в том смысле, в каком оно понимается. В каждой культуре есть преднамеренные не-ресурсы (или, скорее, частичные ресурсы), то есть только для определенных непотребительских практик, таких как коровы в Индии (Schuppert 2012).Различение ресурсов через их социокультурное построение позволяет нам думать не только о сохранении вещей ради них самих.

  • Чем он вообще ценен? В этом есть несколько параллелей с многоголосием, которое возникло в исследованиях наследия и его сохранении. Понятие неотъемлемой ценности регулярно (и справедливо) подвергается сомнению, поэтому различные способы, которыми объект является ценным, для кого и что это позволяет, будут влиять на то, как мы рассматриваем его отношение к будущим поколениям.

  • Почему стоит сохранить на будущее? Это связано с его ценностью, а также с тем, как определяются обязанности перед будущими поколениями. Это влияет на желаемые результаты. Результатом может быть то, что как можно больше людей имеют физический доступ к объекту, долговечность его материала или то, что ценности, которые он представляет, все еще воплощаются. Параллель в консервации - это разные виды аутентичности, признанные в документе Нара (ICOMOS 1994).

18 Проблема, которая возникает при любом рассмотрении между поколениями, заключается в том, будут ли цениться действие или ресурс будущими поколениями. Как нам понять потребности будущих поколений, которые не совпадают с нашими, и достичь с ними взаимных соглашений? Разница между подходом Раскина и современными идеями о сохранении природных ресурсов иллюстрирует несоответствие, которое может существовать даже среди профессионалов в одной и той же области.

19 Разработаны методы количественной оценки ценности культурного наследия и предлагаемые меры по его сохранению. Методы условной оценки, выявленных предпочтений и путевых расходов (например, Navrud and Ready 2002; de la Torre and Mason 1999; Throsby 2002) задают вопросы общественности, такие как: «Сколько бы вы заплатили, чтобы сохранить этот объект?» и получите экономическое предложение для оценки. Тем не менее, все они основаны на вопросах о стоимости, поставленных в определенный момент времени - с временной предвзятостью - и имеют проблемы, связанные с сведением вопросов о стоимости к денежным единицам.Для достижения практического применения есть веские причины для компромисса, но также требуется признание того, что потеряно. Ролз (1971) разработал другой подход, направленный на отход от взглядов, привязанных ко времени.

20 Концепция того, как справедливость может быть воспринята в контексте передачи между поколениями, - это гипотетический договор Ролза о рассмотрении того, как различные ресурсы могут быть распределены во времени (1971). Он назвал это «исходной позицией».Исходная позиция - это мысленный эксперимент, разработанный как способ достижения беспристрастной точки зрения в отношении фундаментальных принципов справедливости. Он отражает то, что можно рассматривать как «просто экономию» в контексте передачи между поколениями. Участники воображают, что они другие, а не они сами, находящиеся в положении равенства, совместно согласные с принципами социальной и политической справедливости и приверженные им - «исходная позиция». В упражнении не спрашивается у людей, что они думают о ситуации в конкретный момент времени, но делается попытка создать среду, которая позволяет людям концептуально объединить различные проблемы эгалитарным способом, чтобы учесть основные права, которые Ролз назвал первичными социальными благами .

21 Это коллективное обсуждение проводится за «завесой невежества». Это означает, что участники ничего не знают о своих конкретных способностях, вкусах и положении в социальном порядке, а также об индивидуальных представлениях о ценностях, таких как «хорошее» и «ведение хорошей жизни». Однако им известны определенные фундаментальные интересы и общие факты об экономике, биологии и других социальных и естественных науках.

22 Ролс также предположил, что представители в исходном положении будут делать выбор, который принесет наибольшую выгоду для наименее привилегированного положения (Rawls 1971; 2001), поскольку люди более склонны к риску, чтобы избежать того, чтобы какая-либо группа оказалась в особенно невыгодном положении при любом исходе, вызывая своего рода социальное равенство.Следовательно, можно было получить представление о том, что представляет собой «просто экономия».

23 Это описание не отражает всю систему в целом, но описывает процесс, предназначенный для рассмотрения различных потребностей и систем ценностей в широком контексте и учета различий. Этот процесс честный и заставляет задуматься, но не без проблем.

Работа

24Роулза была написана примерно в то же время, когда разрабатывалась Конвенция о всемирном наследии (ЮНЕСКО, 1972 г.).Некоторые параллельные проблемы можно увидеть с точки зрения того, кто решает, каковы достижения цивилизации, и представительности группы экспертов, выступающих от имени множества разнообразных обществ. Исходная позиция возникла до того, как исследователи четко осознали важность формулировки вопросов и описания концепций (но с такими проблемами можно справиться).

25 Исходная позиция - это в основном средства, «помогающие нам понять, что мы сейчас думаем» (Rawls 1999: 402), и «чтобы освободить место для действий агентов, моральные ориентиры и потребности которых еще не известны» (Rawls 1971). : 587) и был разработан «с целью публичного разъяснения и самооценки» (Rawls 2001: 17).Его цель, скорее, состоит в том, чтобы дать нам возможность прозрачным образом выявить последствия рассмотрения определенных моральных убеждений. Сосредоточение внимания на последствиях, а не на заявленных предпочтениях людей в определенный момент времени, обеспечивает альтернативный взгляд на методы оценки, рекомендуемые в настоящее время, которые выходят за рамки непосредственного социально-экономического климата. В усовершенствованной форме он все еще используется для социальных обсуждений, таких как социальное обеспечение (например, Benhenda 2011).

26Сколько людей проживет в будущем? Существует исторический прецедент, когда будущие поколения были крупнее своих предков, поэтому Хейд (1992) указывает, что равенства между нынешним и будущими поколениями может быть недостаточно.Эта проблема становится еще более проблематичной при работе с ограниченными невозобновляемыми (в том числе очень медленно возобновляемыми) ресурсами. Кассар (2003) указал на уместное различие: экосистема - это живое существо, которое будет поддерживаться при правильном обращении, но исторический материал не обновляется.

27 «Просто экономия» требует, чтобы нынешние поколения откладывали процент своей продукции для будущих поколений. Это означает, что будущие поколения могут получить адекватную компенсацию за разрушение природного капитала, используемого в производстве, за счет экономии капитала, созданного руками человека.Экологические перспективы имеют аналогичные проблемы (компенсация выбросов углерода не остановит таяние ледников). Это повод сосредоточиться на социальном дисконтировании, поскольку сохранение материальных ценностей - это вопрос распределения ограниченного ресурса.

28 Этот вопрос также говорит о политическом характере наследия и вопросах устойчивого доступа, которые в настоящее время обсуждаются на практике. Использование исторических материалов и доступ к ним сами по себе не вредны, в отличие от выбросов углерода (на самом деле, и то, и другое действительно необходимо).Проблемы возникают тогда, когда они используются в избытке. Фактически, можно утверждать, что переговоры как в области выбросов углерода, так и в отношении доступа к долгосрочному наследию имеют сходство с классическим определением политики политологом Гарольдом Лассвеллом (1902-1978): вопрос о том, кто что получает, когда и как (Lasswell 1935 ).

29 Это проливает свет на недавние дебаты о том, что такое наследие на самом деле, и на вопросы, возникающие в связи с тем, как используется культурный капитал (Bourdieu 1986).Фокус сохранения только на историческом материале подвергается сомнению во многих частях области наследия. Идея о том, что «наследие становится… ценностями и смыслами, которые конструируются вокруг [объекта или места] - наследие - это то, что делается, а не то, что сохраняется, сохраняется или управляется» (Smith and Waterton 2009: 15-16). идея о том, что материальность не всегда является ключевой проблемой для наследия. Такие вопросы рассматриваются в рамках справедливости между поколениями при обсуждении уровней «взаимозаменяемости» - что-то не обязательно должно принимать ту же форму, чтобы удовлетворить потребности будущего.Распределение невозобновляемых ресурсов, таких как нефть, из поколения в поколение, может быть очень трудным, но действительно важно распределение источника энергии (Schuppert 2012). Различные виды наследия будут различаться с точки зрения степени взаимозаменяемости, но важно учитывать формы использования, которые могут нанести ущерб тому, что передается в каждом конкретном случае. Это связано с фундаментальными аспектами сохранения. Как утверждает Аврами, «конечная цель сохранения не в том, чтобы сохранить материал ради самого себя, а в том, чтобы поддерживать (и формировать) ценности, воплощенные в наследии» (Avrami et al.2000: 7).

30 Это относится к документу Nara и относительно недавнему признанию того, что объекты содержат более одного значения. Это также позволяет нам понять, какие права продвигаются и нарушаются - другими словами, как мы определяем свои обязанности перед будущими поколениями. Это уходит от существующих классификаций, таких как движимые и неподвижные, к тому, как ценности и способы использования наследия могут быть переданы будущим поколениям. Справедливость по отношению к поколениям учитывает «альтернативные издержки» - то, какие текущие издержки могут принести наибольшую выгоду.Если выбранное действие со временем приносит пользу, это не означает, что оно принесет большую пользу, чем другое возможное действие. Чистый результат - выигрыш, но была возможность для большего выигрыша.

31 Это вызывает вопросы в отношении наследия и сохранения, особенно когда мы признаем профессией, что ни один материал не может длиться вечно. Что можно заменить? Что будет передано будущим поколениям, если ничто не будет считаться заменяемым? Что неизбежно будет потеряно? Что выбрать для консервации?

32 «Сохранение вещей для будущих поколений» - это настолько расплывчатый термин, что становится понятным вопрос, зачем вообще используется понятие «поколение».Тем не менее, до сих пор существует множество документов, в которых просто говорится, что институты наследия стремятся сохранить вещи для будущих поколений без каких-либо оговорок.

33 Понятие «поколение», несомненно, является конструкцией, поскольку «индивиды не возникают и не исчезают как временные дискретные классы» (Gardiner 2003: 482). Рассмотрение того, что такое «поколение» и последствия этого, может иметь далеко идущие последствия с моральной и управленческой точки зрения (Gosseries 2008b). Понятие поколений исторически определялось событиями, которые влияют на одно или несколько обществ, такими как Мировые войны.Однако такие различия не имеют никакого морального значения (Gardiner 2003). Кроме того, в зависимости от определения, некоторые люди будут жить в течение одного поколения, а некоторые - в течение нескольких.

34 Поколение наиболее уместно для выражения взаимоотношений во времени с точки зрения принятия решений, в частности, вопроса «причинной асимметрии», то есть способности старшей группы возлагать издержки на более позднюю группу. Это функция, которая контролирует определение чего-либо как межпоколенческого (и придает смысл разговору о поколениях).Родители могут принимать решения, которые влияют на их детей, но они могут получить уход в старости. Между поколениями существует взаимность и мотивация к равенству. Идея взаимности ослабевает по мере увеличения временной дистанции, и принимаются решения, которые могут принести пользу или вред без ожидания или надежды на взаимность.

35 То, как определяется поколение, во многом влияет на его длину (рис. 1). Определение поколений с точки зрения исключения взаимного взаимодействия (никто из ныне живущих не будет взаимодействовать ни с кем из следующего поколения) может подчеркивать причинную асимметрию, но означает, что поколения могут длиться до 200 лет (Gardiner 2003).Продолжительность времени, в течение которого предполагаются права и обязанности взрослого человека (как избиратели или как родители), часто используется, потому что это определяет «причинный паритет» (в отличие от асимметрии). Следовательно, разговор о поколениях полезен, «даже если асимметрии нельзя отнести к жестко разделенным группам» (Gardiner 2003: 486). На принятие решений в области сохранения наследия могут влиять циклы, которые длиннее (институциональные) и короче (карьера), чем у поколений людей. Однако понятие причинной асимметрии, возможно, стоит рассмотреть само по себе для сохранения коллекций наследия.

Рис.1 Графическое представление различных концепций поколения, основанное на определениях Гардинера (2003) и семье автора.

Zoom Оригинал (jpeg, 66k)

Толстые черные горизонтальные линии: время жизни (с неопределенностью после «сейчас»). Колонки с синими полосами: Поколения, определяющие события во времени, например, бэби-бумеры. Тонкие красные линии: причинная асимметрия, при которой времена жизни людей не совпадают (до 200 лет). Синие пунктирные линии: время «замены», необходимое детям для выполнения родительскими обязанностями, которое варьируется, но обеспечивает некоторую «причинно-следственную связь».

36 При сохранении наследия обращались к концепции поколения, но очень редко. Ито (1995) объяснил, что причиной систематической замены материалов каждые двадцать лет в Великом святилище Исэ в Японии было сочетание религиозных, человеческих и материальных соображений. «Двадцать лет означают жизненный цикл божеств, точно так же, как и человеческое поколение, а также указывают на временной предел, за который нижняя часть колонн, диаметр которых может достигать тридцати сантиметров, разрушится» (Ито 1995: 40) .В религии синто говорится, что божества воплощены в растительной жизни, жизненный цикл которой также составляет около двадцати лет (Ito 1995).

37 Музей Виктории и Альберта рассматривал вопрос поколений при разработке практической политики освещения, предназначенной для определения скорости выцветания объектов. «Выбор 1 ПК [ощутимое изменение] за 50 лет равняется значительному ущербу, нанесенному как минимум двум поколениям, и удовлетворяет текущие правительственные требования о том, чтобы доступ был« не только для настоящего, но и для будущих поколений »... Эта политика признана практический подход к коллекции в V&A »(Ashley-Smith et al.2002: 6). Этот подход прагматично увязал расплывчатую политику правительства с данными о темпах увядания, основываясь на представлении о том, что одно поколение просуществовало 25 лет (Ashley-Smith 2012). Следовательно, оба подхода к поколению представляют собой точку пересечения причинно-следственной связи, материальных свойств и внешнего социокультурного контекста (правительства или религии), что в некоторой степени отражает то, как мы относимся к будущим поколениям как к консерваторам.

38 Существуют моральные проблемы, присущие таким действиям, как сохранение и распределение ресурсов, не в последнюю очередь из-за безликости тех поколений, с которыми мы не будем вступать в прямой контакт.Существует неуверенность в том, что будут ценить будущие поколения, неуверенность в том, что нынешние действия действительно принесут пользу будущим поколениям (и «ошибки», которые могут принести пользу), даже неуверенность в том, что эти усилия будут продолжены или потрачены впустую будущими поколениями. Применение этих осторожных принципов само по себе требует большой осторожности с точки зрения справедливости.

39 Казалось бы, неразрешимая проблема межпоколенческой справедливости называется проблемой отсутствия идентичности, которая связана с моральными обязательствами, которые мы несем перед будущими поколениями.Парфит (1984) отмечает, что наша индивидуальная идентичность формируется рядом различных обстоятельств. Если бы мы родились в другое время, при других обстоятельствах, мы были бы кем-то другим (другими словами, нас не существовало бы). Следовательно, все мы обязаны своим существованием тем, кто сформировал эти обстоятельства, хорошие или плохие. Будущие поколения обязаны своим существованием тому выбору, который мы делаем. В таком случае нет морального обязательства жертвовать ради будущих поколений.

40 Так зачем это делать? Поскольку нет контакта между далекими поколениями, любовь, дружба, солидарность и симпатия ограничены.Gosseries (2008b) предполагает, что взаимность между поколениями образует «цепочку обязательств», расширяющую мотивацию и действия за пределы продолжительности жизни, ожидаемой отдельным лицом или группой. Бирнбахер (2009) предлагает другие способствующие факторы, такие как групповая лояльность, идеалы ради самих себя, а удовлетворение от встраивания себя - это более крупный и длительный проект или сущность, чем он сам. Де-Шалит (1995) предполагает, что через этот последний пункт имеет место абстрактная форма взаимности, поскольку будущие поколения будут продолжать проекты, которые важны для нас, придавая смысл и глубину нашей жизни.Возможно, это стоит учитывать, когда мы определяем наши обязанности перед будущими поколениями.

41 Как уже говорилось, идея будущего и идея справедливости, проистекающая из сохранения наследия для будущих поколений, не нова для сохранения. Тем не менее, рассмотрение области межпоколенческой справедливости дает возможность увидеть отдельно определенные проблемы в сохранении, которые нужно поместить в более широкий этический контекст. Сохранение глубоко вовлечено в эти вопросы, но не в их этическое или философское выражение.Благодаря межпоколенческой справедливости у нас есть возможность рассмотреть последствия нашей работы в новом свете, а также такие концепции, как причинная асимметрия и взаимозаменяемость.

42 Рассмотрение межпоколенческой справедливости в широком смысле имеет дополнительное преимущество, поскольку при обсуждении прав и потребностей будущих поколений учитываются влияния и интересы, выходящие за пределы собственной области (Gosseries 2008a). Лица, определяющие политику, вряд ли будут рассматривать наследие изолированно и будут заинтересованы в обеспечении воздействия своих действий и альтернативных издержек, которые они могут потерять.

43Это не исчерпывающий обзор, и каждый из этих вопросов обсуждается более подробно в данной области. Однако то, как мы определяем (или не определяем) наши обязанности перед будущими поколениями, и последствия того, что мы выбрали, влияет на политику и практику. Консерваторы не могут напрямую влиять на все эти проблемы, но должны знать о них и знать, как они связаны с охраной природы.

Обстоятельства межпоколенческого правосудия

Некоторые ключевые политические вызовы сегодня, e.грамм. изменение климата, ориентированы на будущее. Межпоколенческий сеттинг заметно отличается от внутрипоколенческого, создавая препятствия для теоретизирования справедливости между поколениями. Одна из проблем заключается в том, что, поскольку обстоятельства правосудия не связаны между поколениями, справедливость между поколениями не имеет смысла. В этой статье я исследую это беспокойство, анализируя представления учения об обстоятельствах правосудия Дэвидом Юмом и Джоном Ролзом. Я утверждаю, что мы должны принять вывод их идеи о том, что справедливость зависит от контекста, даже если это на первый взгляд кажется недействительным для межпоколенческой справедливости.На основе морального конструктивизма я впоследствии предлагаю новое прочтение доктрины, согласно которой она выражает идею о том, что справедливость - это решение практической проблемы. Однако по мере развития проблемного фона нам необходимо должным образом охарактеризовать соответствующую практическую проблему, чтобы сделать этическое теоретизирование актуальным. Вопреки утверждениям, обстоятельства правосудия не вступают в противоречие с правосудием, передаваемым между поколениями, но являются необходимыми предпосылками для его продвижения.

Список литературы

Абизаде, А. (2007). «Сотрудничество, всепроникающее воздействие и принуждение: в сфере (не в зоне) распределительного правосудия», Philosophy & Public Affairs , 35 (4): 318–358. Ищите в Google Scholar

Attas, D. (2009). «Принцип различия между поколениями», в A. Gosseries и L. Meyer (ред.). Правосудие между поколениями (Oxford: Oxford University Press), стр. 189–218. Искать в Google Scholar

Barry, B. (1978). «Обстоятельства правосудия и будущие поколения», в Р.И. Сикора и Б. Барри (ред.). Обязательства перед будущими поколениями (Филадельфия, Пенсильвания: Temple University Press), стр. 204–248. Ищите в Google Scholar

Barry, B. (2003). «Устойчивость и справедливость между поколениями», в A. Light и H. Rolston III (ред.). Экологическая этика. Антология (Malden, MA: Blackwell Publishing), стр. 487–499. Искать в Google Scholar

Doris, J. and Stich, S. (2014). «Моральная психология: эмпирические подходы», Стэнфордская энциклопедия философии (издание осень 2014 г.), Эдвард Н.Залта (ред.), URL = http://plato.stanford.edu/archives/fall2014/entries/moral-psych-emp/. Искать в Google Scholar

English, J. (1977). «Справедливость между поколениями», Философские исследования , 31: 91–104. Искать в Google Scholar

Frederick, S., Loewenstein, G. and O’Donoghue, T. (2002). «Дисконтирование времени и предпочтение времени: критический обзор», , Журнал экономической литературы, , 40 (2): 351–401. Искать в Google Scholar

Gorman, R., Wilson, D.С., Миллер Р. (2005). «Альтруистическое наказание и помощь в разнице в чувствительности к родству, дружбе и будущим взаимодействиям». Эволюция и поведение человека , 26: 375–387. Искать в Google Scholar

Gosseries, A. (2009). «Три модели взаимности поколений», в A. Gosseries и L. Meyer (ред.). Правосудие между поколениями (Oxford: Oxford University Press), стр. 119–146. Искать в Google Scholar

Gosseries, A. and Meyer, L.H. (2009).«Введение - Правосудие между поколениями и его проблемы», в A. Gosseries и L. Meyer (ред.). Правосудие между поколениями (Oxford: Oxford University Press), стр. 1–22. Искать в Google Scholar

Hayward, T. (2007). «Права человека и права на выбросы: климатическая справедливость и справедливое распределение экологического пространства», Этика и международные отношения, , 21 (4): 431–450. Ищите в Google Scholar

Heyd, D. (2009). «Ценность или обязательство? Ролз о справедливости для будущих поколений », в A.Госсерис и Л. Мейер (ред.). Правосудие между поколениями (Oxford: Oxford University Press), стр. 167–188. Искать в Google Scholar

Hubin, C. (1976). «Правосудие и будущие поколения», Философия и связи с общественностью , 6 (1): 70–83. Ищите в Google Scholar

Hume, D. (1975/1751). Запросы относительно человеческого понимания и относительно принципов морали , L.A. Selby-Bigge (ed.), Rev. P.H. Ниддич (Оксфорд: Clarendon Press). Искать в Google Scholar

Hume, D.(1978/1739). Трактат о человеческой природе , Л.А. Селби-Бигдж (ред.), Ред. P.H. Ниддич (Оксфорд: Clarendon Press). Искать в Google Scholar

IPCC. (2014). «Резюме для политиков», в C.B. Field, V.R. Баррос, Д.Дж. Доккен, К.Дж. Мах, доктор медицины Мастрандреа, Т. Билир, М. Чаттерджи, К.Л. Эби, Ю. Эстрада, Р. Генова, Б. Гирма, Э.С. Кисель, А. Леви, С. Маккракен, П.Р. Мастрандреа и Л.Л. Уайт (ред.). Изменение климата 2014: воздействия, адаптация и уязвимость. Часть A: Глобальные и отраслевые аспекты.Вклад Рабочей группы II в Пятый оценочный отчет Межправительственной группы экспертов по изменению климата (Кембридж: Издательство Кембриджского университета). Искать в Google Scholar

James, A. (2005). «Построение справедливости для существующей практики: Ролз и статус-кво», Philosophy & Public Affairs , 33 (3): 281–316. Ищите в Google Scholar

Kitcher, P. (2011). Этический проект (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета). Искать в Google Scholar

McKinnon, C.(2012). Изменение климата и будущее правосудие. Меры предосторожности, компенсации и сортировка (Abingdon, Oxon: Routledge). Ищите в Google Scholar

Miller, D. (2013). Правосудие для землян. Очерки политической философии (Кембридж: издательство Кембриджского университета). Искать в Google Scholar

O’Neill, O. (1996). К справедливости и добродетели (Кембридж: издательство Кембриджского университета). Искать в Google Scholar

Parfit, D. (1984). Причины и лица (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета).Искать в Google Scholar

Rawls, J. (1971). Теория правосудия (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета). Искать в Google Scholar

Rawls, J. (1980). «Кантианский конструктивизм в теории морали», , Журнал философии, , 77 (9): 515–572. Искать в Google Scholar

Rawls, J. (2001). Справедливость как честность. A Restatement , E. Kelly (ed.) (Кембридж, Массачусетс: Belknap Press of Harvard University Press). Искать в Google Scholar

Rawls, J.(2005/1993). Политический либерализм (Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета). Искать в Google Scholar

Singer, P. (1981). Расширяющийся круг (Нью-Йорк: Фаррар, Штраус, Жиру). Ищите в Google Scholar

Собер, Э. и Уилсон, Д.С. (1998). Другим: эволюция и психология бескорыстного поведения . Гарвард: Издательство Гарвардского университета. Ищите в Google Scholar

Street, S. (2006). «Дарвиновская дилемма для реалистических теорий ценности», Philosophical Studies, , 127: 109–166.Искать в Google Scholar

Street, S. (2008). «Конструктивизм о причинах», Русс Шафер-Ландау (ред.). Оксфордские исследования метаэтики , т. 3 (Oxford: Oxford University Press), стр. 207–246. Ищите в Google Scholar

Street, S. (2010). «Что такое конструктивизм в этике и метаэтике?», Philosophy Compass , 5 (5): 363–384. Искать в Google Scholar

Street, S. (2012). «Примирение с непредвиденными обстоятельствами: конструктивизм Юма в отношении практического разума», в J.Ленман и Ю. Шеммер (ред.). Конструктивизм в практической философии (Oxford: Oxford University Press), стр. 40–59. Искать в Google Scholar

Этика и глобальное изменение климата

Adger, N. et al. . ред. Справедливость в адаптации к изменению климата . Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 2005.

Арнольд, Д. Г. изд. Этика глобального изменения климата . Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 2011.

.

Браун Д. Американская жара: этические проблемы реакции Соединенных Штатов на глобальное потепление .Лэнхэм, доктор медицины: Роуман и Литтлфилд, (2002).

Кейни, С. Космополитическая справедливость, ответственность и глобальное изменение климата. Лейден Журнал международного права 18, 747-775 (2005).

Гардинер С. М. Идеальный моральный шторм: этический вызов изменения климата . Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета, 2011a.

Гардинер, С. М. Некоторые ранние этические принципы геоинженерии климата: комментарий к ценностям доклада Королевского общества. Экологические значения 20, 163-188 (2011b).

Гардинер, С. М. и др. . ред. Климатическая этика: основные материалы . Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press, 2010.

.

Харрис, П. Г. Мировая этика и изменение климата: от международного к глобальной справедливости . Эдинбург, Великобритания: Издательство Эдинбургского университета, 2010.

Хелм, Д. Политика в области изменения климата: почему так мало было достигнуто? Оксфорд Обзор экономической политики 24, 211-238 (2008).

IPCC (Межправительственная группа экспертов по изменению климата). Изменение климата 2007: основы физических наук . Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 2007.

Jagers, S. & Duus-Otterström, G. Двойная ответственность за изменение климата: о моральных различиях между смягчением последствий и адаптацией. Политика окружающей среды 1, 576-591 (2008).

Джеймисон, Д. Этика, государственная политика и глобальное потепление. Наука, технологии и человеческие ценности 17, 139-153 (1992).

Джеймисон Д. Этика и преднамеренное изменение климата. Изменение климата 33, 323-336 (1996).

Джеймисон, Д. изд. Соучастник Философия окружающей среды. Malden, MA: Blackwell Publishing, 2003.

Джеймисон, Д. Когда утилитаристы должны быть теоретиками добродетели. Utilitas 19, 160-183 (2007).

Nolt, J. Насколько вредны выбросы парниковых газов среднего американца? Этика, политика и окружающая среда 14, 3-10 (2011).

Палмер, К. «Имеет ли значение природа? Место нечеловеческих существ в этике изменения климата», Этика глобального изменения климата , изд. Д. Г. Арнольд. Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 272-291, 2011.

.

Познер, Э. и Вайсбах, Д. Правосудие в отношении изменения климата . Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 2010.

Сагофф, М. Экономика Земли: философия, право и окружающая среда, 2-е изд. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета, 2007.

Шу, Х. «Неизбежность правосудия», в Международная политика окружающей среды , ред. А. Харрелл и Б. Кингсбери. Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press, 373-397, 1992.

.

Шу, Х. Глобальная окружающая среда и международное неравенство. International Affairs 75, 531-545 (1999).

Сингер, стр. Единый мир: этика глобализации . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета, 2002.

Синнотт-Армстронг, W.«Я не виноват», Перспективы изменения климата: наука, экономика, политика, этика , ред. В. Синнотт-Армстронг и Р. Б. Ховарт. Амстердам, Нидерланды: Эльзевир, 285-307, 2005 г.

Сорос М.С. Атмосфера, находящаяся под угрозой исчезновения: сохранение всеобщего достояния . Колумбия, Южная Каролина: University of South Carolina Press, 1997.

Стерн, Н. Экономика изменения климата: Обзор Стерна . Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 2007.

.

Санштейн, К.Р. Законы страха: за пределами принципа предосторожности . Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 2005.

.

Уайтсайд, К. Х. Политика предосторожности: принципы и практика противодействия экологическим рискам . Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 2006.

Vanderheiden, S. Атмосферная справедливость: политическая теория изменения климата . Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press, 2008.

.

Правосудие между поколениями и Парижское соглашение

22 апреля -го числа 2016 года было подписано Парижское соглашение с целью удержать повышение уровня глобальной средней температуры на уровне ниже 2 градусов Цельсия по сравнению с доиндустриальными уровнями и принять участие в усилиях по ограничению повышения до уровня не более 1 .5 градусов Цельсия (Karmein, 2009; Sanson, Burke, 2020). Эта рекомендация была сделана на научных основаниях, согласно которым снижение повышения уровня температуры впоследствии снизит риски и последствия изменения климата (Shue, 2014). Хотя сфера действия Парижского соглашения носит международный характер, и все участники Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата (РКИК ООН) по состоянию на февраль 2020 года подписали соглашение, ответственность за смягчение последствий изменения климата ложится на отдельные государства (Дименто и Доумэн, 2014).Кроме того, Парижское соглашение не имеет официального механизма, обеспечивающего соблюдение странами требований и выполнение стратегий смягчения последствий изменения климата. Имея это в виду, что является стимулом или обоснованием для стран добровольно сокращать свои выбросы для защиты окружающей среды? Я рассматриваю перспективы межпоколенческой справедливости как моральный аргумент в пользу того, что страны должны придерживаться духа Парижского соглашения для защиты окружающей среды для нынешних и будущих поколений.

Прогнозы изменения климата сегодня

Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) спрогнозировала, что для достижения цели Парижского соглашения, а именно ограничения повышения не более чем на 2 градуса Цельсия по сравнению с доиндустриальными уровнями . Для достижения этой цели потребуется сокращение глобальных выбросов на 25% к 2030 году и достижение нулевого уровня выбросов к 2070 году. Это означает, что к 2070 году штаты либо полностью перейдут на зеленую энергию, либо разработают альтернативные средства для смягчения воздействия загрязнения на окружающую среду. наш климат.В качестве альтернативы, цель в 1,5 градуса Цельсия требует снижения глобального уровня загрязнения на 45% к 2030 году и достижения не нулевого уровня выбросов к 2050 году (Bontly, 2019). Обе эти цели амбициозны и требуют значительных коллективных действий со стороны государств, а также создания новых способов производства зеленой энергии для обеспечения устойчивого развития. Однако в 2019 году МГЭИК прогнозировала, что, если мы не изменим наши модели потребления или не будем проводить более эффективную климатическую политику на национальном и международном уровнях, весьма вероятно, что мы достигнем повышения температуры от 3 до 3.В 2100 году на 7–4,8 градуса Цельсия выше доиндустриального уровня. Такое повышение температуры могло бы иметь пагубные последствия для нашей окружающей среды, включая исчезновение видов, вынужденную миграцию, потерю природных ресурсов и изменения уровня моря, среди прочего (Ананд , 2004; Бакси, 2019). Учитывая риск неминуемых негативных последствий изменения климата на горизонте, можно задать вопрос, почему государства не делают больше для реагирования на эту угрозу?

Действия в связи с изменением климата

В то время как все государства во всем мире признают, что изменение климата действительно является важной и неотложной проблемой, международная реакция на него была в значительной степени подозрительной.Это можно объяснить тремя основными причинами.


Во-первых, как выразился Стивен Гардинер, изменение климата - это идеальный моральный шторм, который представляет собой глобальную, межпоколенческую и теоретическую проблему, на которую глобальная система не может в достаточной мере отреагировать. Изменение климата является глобальным в той степени, в которой оно затрагивает все живые существа на планете. Он передается из поколения в поколение, поскольку последствия загрязнения и изменения климата откладываются во времени. Наконец, изменение климата - малоизученная проблемная область, и, учитывая, что это дилемма между поколениями с асимметричной уязвимостью, бедные государства непропорционально страдают от изменения климата по сравнению с богатыми государствами, которые государства могут приписать действиям или бездействию, а затем оправдать это моральными соображениями. сроки (Гардинер, 2011).

Во-вторых, изменение климата многими рассматривается как «глобальная трагедия общественного достояния», дополненная дилеммой глобальных коллективных действий. Другими словами, «общим достоянием», обозначенным в документе «Общее наследие человечества» в международном праве в контексте изменения климата и загрязнения, является потолок выбросов на Земле. На сегодняшний день большая часть загрязняющих веществ, присутствующих в атмосфере, выбрасывается развитыми странами (Giddens, 2009; Gardiner, 2011; и Meyer and Roser, 2006).Кроме того, часто приводится моральный аргумент. Этот аргумент утверждает, что, поскольку развитые страны внесли более высокий уровень загрязнения в атмосферу, чем развивающиеся страны, развитые страны должны взять на себя большую ответственность за ретроактивное загрязнение, а также за международную климатическую политику в будущем (Anand, 2004 и Caney, 2010 ). Однако это приводит к проблеме международных коллективных действий, когда одна нация может решить снизить уровень своего загрязнения для защиты окружающей среды, это может быть компенсировано другой страной, которая может не желать изменять свои привычки потребления или не желает внедрять стратегии смягчения последствий изменения климата (Hayward, 2012).

В-третьих, на изменение климата трудно реагировать из-за его долгосрочных последствий. Изучая проблемные области политики, большинство правительств, как правило, уделяют приоритетное внимание краткосрочным проблемным областям, поскольку они, скорее всего, окажут немедленное воздействие, которое, вероятно, будет реализовано быстрее, чем попытки принять меры в долгосрочных проблемных областях (Gonzales-Ricoy and Gosseries, 2016 ; Маккензи, 2016). Учитывая, что изменение климата имеет отсроченные по времени последствия, вряд ли правительства немедленно примут меры, чтобы отреагировать на него, если последствия изменения климата будут ощущаться в далеком будущем.

Эти три причины делают изменение климата сложной областью политики для государств и международного сообщества. Вспомним эти три причины: изменение климата - это глобальная проблема, которая затрагивает разные поколения и является теоретической проблемой, изменение климата - это трагедия дилеммы общественного достояния в сочетании с глобальной проблемой коллективных действий, а изменение климата - это долгосрочная проблема. Однако моральный призыв к межпоколенческой справедливости дает нам четкий аргумент в пользу того, почему стратегии смягчения последствий изменения климата и стратегии сокращения загрязнения должны осуществляться в настоящем, чтобы защитить нашу планету и будущие поколения.

Правосудие между поколениями и защита будущих народов

Правосудие между поколениями в основном касается обязанностей и ответственности нынешних поколений перед прошлыми и будущими поколениями, а также моральных соображений, которые следует учитывать при обдумывании этих обязанностей и ответственности (Baer, 2011; Vanderheiden 2008). Эта статья специально посвящена обсуждению того, каким моральным долгом может быть защита будущих поколений. Хотя была проделана большая работа по формулированию исторических аспектов прошлого загрязнения и ответственности, которую мы унаследовали от прошлых поколений, наши обязанности перед будущими поколениями менее ясны и, как правило, сформулированы на языке прав человека или справедливости распределения.

Заявления о правах человека будущих народов часто делаются на том основании, что мы, в настоящем, находимся в уникальном положении, чтобы иметь возможность влиять на будущее, и мы должны иметь возможность оставить будущие поколения с обитаемой планетой из которого они могут реализовать свои интересы (Beitz, 1979; Caney, 2010; и Hiskes, 2005). Если мы сможем обоснованно предположить на основе научной информации, что неспособность изменить наше загрязняющее поведение приведет к долгосрочному ущербу окружающей среде, как это указано в МГЭИК, то мы можем быть признаны причинно и морально ответственными за вред, который будут испытывать будущие люди.Однако в литературе по экологической этике и случаям в экологическом праве приводятся аргументы, которые не учитывают роль будущих поколений и людей как лиц, которые еще не существуют и в результате не могут реализовать свои права человека (Beckerman and Pasek, 2001). Эти утверждения оспариваются на том основании, что игнорирование свободы воли будущих поколений не дает нам оснований не ценить интересы будущих поколений. Такое соперничество включает в себя создание набора обязанностей, которые мы несем перед будущими поколениями.Генри Шу утверждает, что все люди имеют право на существование, на свободу и безопасность, и что эти права дополняются тремя обязанностями. Эти три обязанности включают в себя: обязанность не лишать других основных прав, защищать людей, лишенных своих прав, и помогать людям, которые были лишены своих прав (Caney, 2016 и Shue, 2014). Таким образом, призыв к правам человека возлагает на нас моральный долг защищать будущие поколения от изменения климата и загрязнения, потому что бездействие сегодня может привести к угрозе правам будущих людей и нарушению наших моральных обязательств перед будущими поколениями.

Справедливость перераспределения, с другой стороны, использует другой подход к защите будущих поколений от последствий изменения климата. В то время как требования прав человека в отношении будущих людей основаны на языке обязанностей и ответственности нынешних поколений перед будущими поколениями, справедливость перераспределения в значительной степени связана с вопросами неравного распределения благ (Meyer and Roser, 2006; Okereke, 2008; и Page, 2007). Справедливость перераспределения должна установить основу для распределения благ, а затем использовать различные принципы справедливости для перераспределения благ, чтобы привести к более справедливому и равноправному результату.С точки зрения охраны окружающей среды это может выглядеть как утверждение, что все люди должны иметь равную долю и равное использование окружающей среды. Однако мы живем в мире, где развитые страны потребляют и загрязняют намного больше, чем они могут по сравнению с развивающимися странами. Затем справедливость перераспределения направлена ​​на перераспределение лимитов выбросов или выполнение международных законов или политики, которые позволяют развитым государствам брать на себя большую ответственность в борьбе с изменением климата. Одним из таких примеров является Киотский протокол, в котором международная торговля квотами на выбросы реализована как рыночный подход к контролю уровней загрязнения путем предоставления экономических стимулов для сокращения выбросов.Протоколы Kyoyo были замечены как первая попытка интеграции принципов перераспределения в международную климатическую справедливость для снижения глобального уровня загрязнения. Их критиковали за неэффективность в обеспечении международного соответствия и внедряли политику дедовщины, которая предоставляла странам кредиты на выбросы на основе прошлых уровней загрязнения.

Таким образом, межпоколенческая справедливость в области прав человека и справедливость перераспределения дает нам уникальную возможность подумать о том, как мы могли бы наилучшим образом защитить нашу окружающую среду от пагубных последствий загрязнения в будущем.Что касается прав человека, мы можем подумать о том, как наши действия сегодня могут поставить под угрозу способность наших детей или внуков жить и реализовывать свои интересы, а также права. Требования прав человека для будущих поколений дают нам сильную моральную мотивацию в настоящее время для разработки значимой политики на национальном и международном уровне, которая защищает их от вреда и нарушений прав человека, вызванных изменением климата. Что касается справедливости перераспределения, справедливость между поколениями предлагает нам другую перспективу для калибровки международного экологического права и политики, чтобы обеспечить более экологически справедливый результат для развивающихся государств на пути в будущее.Несмотря на то, что необходимо проделать большую работу по внедрению и применению принципов справедливого перераспределения на уровне международного экологического права, международное сообщество признает разницу во вкладе развитых и развивающихся государств в загрязнение. Эта точка зрения привела к тому, что государства предприняли шаги по устранению экономического и экологического неравенства, возникающего в результате непропорционального ретроактивного загрязнения.

Что дальше?

Несмотря на то, что изменение климата широко признается как проблемная область, мы можем и дальше улучшать и развивать более эффективные меры по борьбе с ним.Сегодня в международной климатической политике есть некоторое признание межпоколенческой справедливости, но по большей части она существует только на словах. Это означает, что мы можем найти обсуждения будущих поколений и народов в таких документах, как Отчет Брундтланд , в котором обсуждается идея устойчивого развития или Общее наследие человечества , в котором говорится, что окружающая среда как всеобщее достояние для всех наслаждаться одинаково. Следующим шагом является способность применять межпоколенческую справедливость в международной экологической политике для защиты прав будущих людей, а также для обеспечения более справедливых результатов между нациями и поколениями.

Следующим международным саммитом по изменению климата станет Конференция ООН по изменению климата 2020 года (UNFCCC COP 26), которая должна была состояться в ноябре 2020 года в Глазго, Великобритания, но была отложена из-за пандемии COVID-19 и будет состоится в 2021 году. Этот саммит будет включать в себя первую отчетность о выбросах, указанных в Парижском соглашении, и призван повысить ответственность стран за выбросы парниковых газов в целях дальнейшего смягчения последствий изменения климата.

Литература

Ананд, Ручи.Международная экологическая справедливость. Измерение Север-Юг. Рутледж. 2004.

Бакси, Упендра. Правосудие между поколениями, права на воду и изменение климата в Исследовательском справочнике по законодательству, окружающей среде и глобальному югу под редакцией Филиппа Калле и Суджит Кунан. Эдвард Элгар Паблишинг. 2019. стр. 2-13.

Баер, Пол. Правосудие между поколениями в Оксфордский справочник по изменению климата и обществу под редакцией Джона Драйзека, Ричарда Норгаарда и Дэвида Шлосберга.Издательство Оксфордского университета. 2011.

Бекерман, Уилфред и Джоанна Пасек. Справедливость, приоритетность и окружающая среда. Oxford University Press, 2001.

Beitz, Charles. Политическая теория и международные отношения. Издательство Принстонского университета. 1979.

Бонтли, Томас. Изменение климата, справедливость между поколениями и эффект отсутствия идентичности . Обзор правосудия между поколениями. Vol. 5, № 2. 2019. с. 56-62.

Кейни, Саймон. Шесть способов ответственности за несоблюдение в Климатическая справедливость в неидеальном мире под редакцией Клэр Хейворд и Доминик Розер, Oxford University Press.2016. с. 21-40.

Кейни, Саймон. Изменение климата и обязанности привилегированных. Критический обзор международной социальной и политической философии. 2010.

Кейни, Саймон. Космополитизм и окружающая среда в Оксфордский справочник по политической теории окружающей среды под редакцией Тины Габриэльсон, Шерил Холл, Джона Мейера и Дэвида Шлосберга. 2016.

Дименто, Джозеф и Памела Доумэн. Изменение климата: что это значит для нас, наших детей и наших внуков.MIT Press, 2014.

Гардинер, Стивен. Этическая трагедия изменения климата: идеальный моральный шторм. Oxford University Press, 2011.

Гидденс, Энтони. Политика изменения климата. Polity Press. 2009.

Гонсалес-Рикой, Иниго и Аксель Госсерис. Проектирование институтов для будущих поколений в Учреждения для будущих поколений под редакцией Иниго Гонсалес-Рикой и Аксель Госсерис. Oxford University Press, 2016. стр. 4-20.

Хейворд, Тим. Изменение климата и этика. Обзорная статья об изменении климата. 2012. с. 1-6.

Хискес, Ричард. Право на зеленое будущее, защиту окружающей среды и межпоколенческую справедливость. Human Rights Quarterly. Vol. 27, № 4. 2005. с. 1346-1364.

Кармеин, Ания. Несоблюдение обязанностей. В «Климатическая справедливость: интеграция экономики и философии», , под редакцией Рави Канбура и Генри Шу, Oxford University Press. 2009. с. 123-137.

Мейер, Лукас и Доминик Розер. Распределительное правосудие и изменение климата - Распределение прав на выбросы .Анализируй и Критик. 2006.

Маккензи, Майкл. Институциональный дизайн и источники краткосрочного подхода в институтах для будущих поколений под редакцией Иниго Гонсалес-Рикой и Аксель Госсерис. Oxford University Press, 2016. стр. 24-42.

Нолт, Джон. Долгосрочная климатическая справедливость в Климатическая справедливость: интеграция экономики и философии под редакцией Рави Канбура и Генри Шу, Oxford University Press. 2009. с. 230-242.

Окереке, Чуквумерийе. Глобальная справедливость и неолиберальное управление окружающей средой.Рутледж. 2008.

Пейдж, Эдвард. Правосудие от поколения к поколению чего? Благосостояние или возможности? Экологическая политика. Vol. 16, № 3. 2007. с. 453-469.

Сансон, Энн и Сьюзи Бёрк. Изменение климата и дети в Дети и мир под редакцией Николы Балвина и Дэниела Кристи, Springer Publishing. 2020. с. 343-362.

Шу, Генри. Климатическая справедливость. Издательство Оксфордского университета. 2014. Вандерхайден, Стив. Атмосферная справедливость: политическая теория изменения климата.Издательство Оксфордского университета. 2008.

Дополнительная литература по E-International Relations

Редактирование зародышевой линии человека в эпоху CRISPR-Cas: риск и неопределенность, межпоколенческая ответственность, терапевтическая легитимность | BMC Medical Ethics

Риск и неопределенность

Этические и юридические аргументы на данный момент

CRISPR-Cas, хотя и вселяет надежды и ожидания в отношении безопасного и эффективного лечения тяжелых, до сих пор неизлечимых наследственных заболеваний человека, вызвал интенсивные этические и юридические дебаты с взгляд на возможные риски, связанные с технологией.В настоящее время CRISPR-Cas не работает достаточно точно, что приводит к так называемым нецелевым эффектам, то есть непреднамеренным изменениям в нецелевых участках генома с неизвестным воздействием на обработанные клетки [6, 13, 14, 15]. С этической точки зрения утверждается, что при применении к человеческим одноклеточным эмбрионам такие отредактированные эмбрионы будут нести неприемлемый риск из-за таких нецелевых эффектов. С другой стороны, утверждается, что эти риски не будут говорить против редактирования зародышевой линии, а скорее в пользу дальнейших исследований с целью минимизации риска [16,17,18].

Эти аргументы были выдвинуты в контексте вмешательств на зародышевой линии задолго до появления CRISPR-Cas. Предположения о рисках побудили многие национальные регулирующие органы запретить или ограничить модификацию зародышевой линии человека. Например, законодательный орган Германии запретил любую искусственную модификацию клеток зародышевой линии [19], потому что, с точки зрения законодателя, любое такое лечение первоначально потребовало бы экспериментов на людях [20]. Однако такие эксперименты следует считать безответственными ввиду потенциально необратимых последствий для вовлеченных лиц.Аналогичным образом, в Соединенных Штатах Национальный институт здоровья (NIH) основал свое решение не финансировать «любое использование технологий редактирования генов в человеческих эмбрионах» [21] на том соображении, что «концепция изменения человеческого зародышевой линии эмбрионов для клинических целей »поднимает« серьезные и не поддающиеся количественной оценке вопросы безопасности »[21].

Такие решения национальных законодательных или регулирующих органов Сноска 1 могли руководствоваться требованиями, вытекающими из конституционного права или международного права прав человека.В Германии, например, основные права, такие как право на жизнь и физическую неприкосновенность [23], являются не только негативными правами, но, скорее, налагают на правительство позитивные обязательства по защите человеческой жизни и физической неприкосновенности, например, от рисков, связанных с новыми технологиями [ 24]. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), например, твердо утвердил доктрину позитивных обязательств, вытекающих из прав человека [25]. С другой стороны, концепция позитивных обязательств, вытекающих из основных прав, например, не получила признания в доктрине конституционного права или юриспруденции США [26].

Однако с учетом последних достижений технологии CRISPR-Cas кажется вполне достижимым, что риски для жизни и здоровья человеческих эмбрионов, а также неопределенности в отношении долгосрочных последствий для отредактированных эмбрионов и их потомков, возникающие в результате вмешательства в зародышевые линии, могут быть сведены к минимуму до приемлемого уровня. Footnote 2 С момента его открытия были приложены большие усилия для дальнейшего повышения точности CRISPR-Cas [28]. В следующем сценарии 1 мы предполагаем, что благодаря существенным улучшениям в технологии CRISPR-Cas риск случайного изменения зародышевой линии можно считать незначительным.

Сценарий 1: редактирование гена в локусе эндогенного гена CF

В сценарии 1 CRISPR-Cas используется для редактирования дефекта, лежащего в основе CF, в локусе эндогенного гена (регулятор трансмембранной проводимости при муковисцидозе, CFTR) во всех созданных in vitro человеческих эмбрионах, происходящих от пары носителей CF (см. Рис. 1a). ). Поскольку такие одноклеточные эмбрионы не могут быть диагностированы без уничтожения, все аллели, независимо от того, содержат ли они мутации или нет, реконструируются в последовательность дикого типа функционально нормального гена.Редактирование локуса эндогенного гена влечет за собой, что все коррелированные клетки развивающегося эмбриона продуцируют форму CFTR дикого типа и, таким образом, эмбрион и все будущее потомство развиваются здоровыми (см. Рис. 1b).

Рис. 1

Сценарий 1. Наследственные исходы опосредованной CRISPR-Cas коррекции на сайте CFTR (WT: аллель дикого типа; M: мутантный аллель)

Когда процедуры экстракорпорального оплодотворения, включая интрацитоплазматическую инъекцию сперматозоидов (ИКСИ) или другие сложные методы, применяются к парам, страдающим бесплодием, необходимо учитывать определенное количество генетических повреждений изолированных гамет, а также развивающегося эмбриона во время размножения in vitro. , даже если не будет проводиться геномное вмешательство.Сценарий 1 основан на основном предположении, что из-за улучшений технологии CRISPR-Cas риски, возникающие из-за нецелевых эффектов геномного вмешательства, будут иметь лишь незначительное влияние. Это означает, что общий риск вмешательств по редактированию генома не будет существенно отклоняться от рисков, связанных с частотой мутаций при рутинно используемых сложных процедурах в медицине вспомогательной репродукции, определяемой как частота вариаций генетической последовательности во время оплодотворения и первых шагов эмбрионального развития.Если этот уровень риска считался достаточно низким, наше предположение подрывает, во-первых, аргументы относительно рисков нецелевых эффектов и, во-вторых, аргументы в пользу предпочтения преимплантационной генетической диагностики (ПГД) и последующего отбора эмбрионов в качестве уже доступной безопасной альтернативы геному. редактирование в человеческих эмбрионах.

Остающиеся опасения

Предполагая, что общий риск вмешательства в сценарии 1 оценивается в рамках рисков, связанных с частотой мутаций нормального воспроизводства или уже установленных процедур вспомогательной репродукции, возникает вопрос о том, будут ли существующие правила, относящиеся к неприемлемым рискам вмешательств зародышевой линии, должны быть отрегулированы.Например, и Федеральный конституционный суд Германии [29], и ЕСПЧ [30] постановили, что правительства обязаны следить за будущим развитием науки. Соответственно, немецкий законодательный орган, а также договаривающиеся стороны Европейской конвенции о правах человека могут быть обязаны пересмотреть свои национальные запреты на модификации зародышевой линии человека и, в конечном итоге, отменить запрет или разрешить исключения, если предыдущие предположения о риске опровергнуты новыми научными открытиями или техническим прогрессом.В частности, что касается сценария 1, можно утверждать, что позитивное обязательство принимать меры по защите жизни и здоровья больше не запускается редактированием генов, если скорость непреднамеренных эффектов редактирования генома с использованием CRISPR-Cas находится в пределах частота мутаций вспомогательной репродукции при сложных процедурах экстракорпорального оплодотворения. Следовательно, поскольку запрет на редактирование зародышевой линии человека основан на аргументе неприемлемых рисков для жизни человека и здоровья эмбриона и его потомства, национальные законодатели могут быть юридически обязаны отменить абсолютный запрет на вмешательство в зародышевые линии человека.Кроме того, можно считать, что это поддерживается международным правом прав человека. Согласно статье 15 (1) (b) Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (МПЭСКП) [31], государства должны признать право каждого «пользоваться благами научного прогресса и его приложений». Следовательно, если наши основные предположения подтвердятся, то есть общий риск вмешательств по редактированию генома не приведет к значительному увеличению рисков, связанных с частотой мутаций вспомогательной репродукции во время процедур экстракорпорального оплодотворения, и, следовательно, эта форма терапии была научно осуществима, государства могут считаться имеющими позитивное обязательство сделать такие методы лечения доступными для пациентов.Сохранение запрета на лечение зародышевой линии может, кроме того, также рассматриваться как нарушение права каждого «на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья» (статья 12 (1) МПЭСКП).

С этической точки зрения возникает вопрос, почему, если вообще, следует учитывать какие-либо риски, связанные с техническим вмешательством, при условии, что они входят в число рисков, возникающих при вспомогательной репродукции во время процедур экстракорпорального оплодотворения.С этой точки зрения, это предположение отражает часто приводимый аргумент о том, что снижение известных рисков до определенной степени сделает без проблем применение мер редактирования генома [32]. Однако это требует прояснения лежащих в основе эпистемических, а также нормативных ценностей. Как в этике, так и в праве, требуется адекватная точка отсчета для определения общего риска, например: частота непреднамеренных нецелевых эффектов достаточно низкая. Одна из возможностей, подразумеваемая в сценарии 1, состоит в том, чтобы считать частоту мутаций, происходящих в уже установленных процедурах вспомогательной репродукции, морально и эпистемически подходящей точкой отсчета для определения рисков, связанных с мерами редактирования генома, как достаточно малыми.Другой возможностью может быть установление альтернативных пороговых значений для морально или юридически нерелевантных рисков причинения вреда, например порогового значения необнаруживаемости эффектов риска. Оба подхода возникают за счет трудностей, которые необходимо решить, например стать жертвой заблуждения, согласно которому необнаруживаемые эффекты не имеют отношения к делу [33].

Даже если общий риск вмешательства на зародышевой линии, опосредованного CRISPR-Cas, находится в пределах рисков уже установленных процедур вспомогательной репродукции и, следовательно, считается приемлемыми, отрицательными долгосрочными последствиями, в частности, для измененного эмбриона, а также его потомство, нельзя исключать полностью.Следовательно, сценарий 1 не освобождает от разработки этически и юридически приемлемой стратегии преодоления неопределенности.

В ситуациях неопределенности часто предлагается применение так называемого принципа предосторожности. С юридической точки зрения можно с уверенностью сказать, что этот принцип дает законодателю право в ситуации научной неопределенности предполагать, что вред возможен, и принимать соответствующие законы, направленные на защиту [34]. Однако с философской точки зрения все еще в значительной степени неясно, что подразумевает принцип предосторожности.Хотя существуют многочисленные версии этого принципа, Сандин продемонстрировал, что почти любую версию можно подытожить абстрактной формулой: «Если существует (1) угроза, которая (2) неопределенна, то (3) какое-то действие ( 4) обязательно »[35].

Таким образом, принцип состоит из четырех измерений. Размеры угрозы (1) и неопределенности (2) определяют условия ее применения. Первый указывает на потенциально негативные последствия, которые требуют его применения. Последний определяет характер и степень (научной) неопределенности в отношении наступления этих последствий в смысле необходимых условий для его применения.Измерения угрозы (1) и неопределенности (2) также отражены в правовой доктрине принципа предосторожности. По данным Европейской комиссии, например, это применимо только в том случае, если ученые смогут определить, по крайней мере, возможность негативных эффектов [34]. Это соответствует прецедентной практике CJEU [36], в которой прямо говорилось, что «в тех случаях, когда после оценки доступной информации выявляется возможность вредного воздействия на здоровье, но сохраняется научная неопределенность, могут применяться временные меры управления рисками […] принят »[37]. Footnote 3

Действие (3) и параметры команды (4) связаны с установлением мер предосторожности. В то время как первое определяет требуемую стратегию принятия решений, второе определяет степень, в которой предписано выполнение предлагаемого действия (например, как обязательное, допустимое и т. Д.). С юридической точки зрения, например, принцип предосторожности «оправдывает принятие ограничительных мер при условии, что они являются недискриминационными и объективными [… и] соразмерными и не более ограничительными […], чем требуется для достижения […] уровня [… ] защита выбрана »[37].

В конечном счете, с учетом нашего сценария 1 и допущения, что общий риск вмешательства находится в пределах скорости мутации установленных процедур вспомогательной репродукции, все четыре аспекта принципа предосторожности должны быть определены, чтобы сделать принцип применимым.

Ответственность перед будущими поколениями

Этические и юридические аргументы на данный момент

Даже если риски и неопределенности, связанные с редактированием генома одноклеточных эмбрионов, можно будет минимизировать до приемлемого уровня, остается вопрос, оправдано ли это с этической и юридической точек зрения. передать эти генетические изменения будущим поколениям.Было высказано несколько возражений, например, что было бы морально неприемлемым искусственно манипулировать зародышевой линией как «наследием человечества», Footnote 4 или что редактирование человеческой зародышевой линии, если бы не в терапевтических целях, подорвало бы автономию будущих людей [ 39].

Ни один из таких категоричных аргументов, независимо от того, считаются они действительными или нет, не будет разрешен или объяснен с помощью CRISPR-Cas, как представлено в сценарии 1. Однако CRISPR-Cas может также допускать «редактирование зародышевой линии одного поколения». ”Оставляя нетронутыми будущие поколения.

Сценарий 2: «терапия зародышевой линии одного поколения»

В сценарии 2 эмбрионы, происходящие от пары CF-носитель, генетически не модифицированы по эндогенному гену CFTR. Скорее, более сложная кассета трансгена вводится в конкретный геномный локус. Такие «безопасные участки гавани» позволяют стабильную интеграцию трансгенов, в то время как предотвращается вмешательство в регуляторные последовательности ДНК или трансактивацию соседних генов. Вставленная кассета трансгена может содержать более одного модуля, что обеспечивает экспрессию последовательности CFTR дикого типа под транскрипционным контролем ее физиологического промотора и экспрессию ДНК-рекомбиназы под транскрипционным контролем промотора, специфичного для зародышевой линии ( см. рис.2а). Кроме того, вся кассета трансгена фланкирована специфическими сайтами узнавания, которые позволяют удалить кассету во всех клетках зародышевой линии после активации транскрипции ДНК-рекомбиназы. В результате локус эндогенного гена CFTR не изменяется, в то время как в то же время дополнительный трансген CFTR дикого типа доступен во всех соматических клетках, и развивающийся эмбрион фенотипически излечивается от CF (см. Рис. 2b). Его потомство, однако, не будет нести кассету трансгена, поскольку она физически удаляется из всех зародышевых клеток и, за исключением небольшого следа в виде нескольких дополнительных функционально неактивных нуклеотидов ДНК после рекомбинации, остается незатронутой редактированием генома.Что касается общей оценки риска, мы предполагаем для этого сценария: во-первых, след в генетической безопасной гавани не будет иметь функциональных последствий и, следовательно, не приведет к значимым рискам. Во-вторых, будущие разработки инструментов редактирования генов обеспечат высокоэффективную и точную вставку трансгенов, и общий риск таких вмешательств по редактированию генома не будет существенно отклоняться от рисков, связанных с частотой мутаций других сложных процедур в медицине вспомогательной репродукции.

Рис. 2

Сценарий 2. «Редактирование генома одного поколения» (AAVS1: сайт интеграции аденоассоциированного вируса 1; WT: аллель дикого типа; M: мутантный аллель)

Остающиеся проблемы

Сценарий 2 преодолевает нормативную проблему передачи генетических модификаций зародышевой линии отдельных людей будущим поколениям и подвергает будущих людей, то есть потомков отредактированных эмбрионов, неизвестным, возможно, негативным долгосрочным эффектам без их согласия , а также затрагивают генофонд человека и, следовательно, человечество в целом.

С другой стороны, в сценарии 2 конкретный этический вопрос заключается в том, нуждается ли , а не , передача отредактированного генома людям будущих поколений в обосновании. Поскольку последовательность генов, корректирующих фенотип, в зародышевых клетках самоустраняется, потенциальные преимущества вмешательства ограничиваются измененным эмбрионом. Однако его потомки подвержены риску развития МВ. Чтобы ответить на вопрос, нуждается ли это в оправдании, во-первых, необходимо прояснить значение «разоблачения» потомков: следует ли понимать «разоблачение» намеренно и, следовательно, как действие, требующее этической оценки? Только в случае утвердительного ответа можно спросить, можно ли подвергнуть будущих людей риску развития таких заболеваний, как МВ, оправданным и, следовательно, понимаемым как ответственное действие.Опять же, ответ на этот вопрос возможен, например, с учетом (потенциального) благополучия будущих особей или степени естественности отредактированных эмбрионов.

С юридической точки зрения, на первый взгляд, «терапия зародышевой линии одного поколения» может рассматриваться как соответствующая праву на жизнь и здоровье будущих людей, при условии, что неблагоприятные долгосрочные эффекты лечения зародышевой линии не могут быть устранены. исключено. Однако любое юридическое ограничение лечения зародышевой линии «терапией одного поколения» может вступить в противоречие с позитивным обязательством государства по защите жизни и здоровья человека [23, 24].Если бы терапия зародышевой линии, например, CF должна считаться безопасной для будущих поколений в соответствии с наукой и технологиями, позитивное обязательство законодателя по защите жизни и здоровья человека могло бы трансформироваться в законодательную обязанность разрешать такие терапевтические модификации зародышевой линии, например для лечения пациентов с МВ, даже за пределами терапии «одного поколения» [40]. Другими словами, с целью выполнения своего позитивного обязательства по защите жизни и здоровья человека законодателю может быть запрещено разрешать редактирование зародышевой линии человека при ограничительных технических условиях сценария 2 только потому, что в этом сценарии потомство отредактированного эмбриона может все еще страдают CF.

Однако убедительность этого вывода зависит от того, распространяется ли позитивное обязательство государства по защите жизни и здоровья людей на будущих людей, например будущим пациентам с МВ. Кроме того, проблема согласия будущих поколений, а также воздействия на генофонд человека и, следовательно, на человечество как таковое, останется нерешенной. В свете этих сохраняющихся опасений можно было бы считать, что это не противоречит позитивному обязательству государства по защите жизни и здоровья человека, но находится в пределах возможностей государства по принятию решений, если законодатель ограничит допустимость лечения зародышевой линии до «одного поколения». терапии ».

Терапевтическая легитимность

Наши предыдущие соображения и сценарии предполагают, что категорические возражения против вмешательств в отношении зародышевой линии человека могут быть преодолены как с научно-технической, так и с этической и правовой точек зрения. Если категорические запреты (полностью запретить редактирование зародышевой линии человека) или диктат (разрешить редактирование зародышевой линии человека в любом случае) не могут быть убедительно установлены, возникает вопрос, при каких условиях редактирование зародышевой линии человека может считаться законным в отдельных случаях.

Этическая точка зрения: аргументы и критерии для узаконивания вмешательств по редактированию зародышевой линии

Легитимность медицинских вмешательств в физическую неприкосновенность людей обычно зависит от информированного и самоопределенного согласия соответствующих субъектов. Поскольку согласие не может быть получено от одноклеточных эмбрионов, обоснование генетических вмешательств часто обсуждается со ссылкой на их (потенциал) достаточную терапевтическую пользу. Тем не менее, глядя на процедуры редактирования зародышевой линии сценариев 1 и 2 в целом, можно утверждать, что они квалифицируются как профилактических , а не терапевтических мер.В конечном итоге только в 25% эмбрионов генетическая мутация будет исправлена, 50% потеряют статус носителя, оставаясь фенотипически неизменным, а 25% останутся с той же самой генетической последовательностью. Если, однако, отдельных эмбрионов, то эмбрионов считаются узаконивающими меры по редактированию зародышевой линии, это означает предположение, что эти эмбрионы могут извлечь выгоду из самого генетического вмешательства. Следовательно, (потенциальная) терапевтическая польза рассматривается как ключевой аргумент. Поэтому мы обсуждаем некоторые из предпосылок сосредоточения внимания на терапевтическом эффекте в контексте мер по редактированию зародышевой линии, представленных в наших сценариях.Мы сделаем вывод, что при определенных условиях и в отношении отдельных эмбрионов можно говорить о таких мерах, как превентивная терапия , то есть как упреждающая терапия без (знания) существующих патологий (как известно, например, из контекстов, таких как профилактика). мастэктомия при мутации гена рака груди [BRCA]).

Говоря о терапевтической пользе, можно сказать, что законность мер по редактированию зародышевой линии человека зависит от надежного генетического диагноза, подтверждающего медицинские потребности человека (т.е. ожидание того, что у нее проявится соответствующее генетическое заболевание), а также наличие установленной генной терапии. На этом основании, ссылаясь на общедоступную информацию, недавно объявленная модификация CCR5 в человеческих эмбрионах с целью предотвращения инфицирования развивающихся особей вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) [8] вряд ли может быть оправдана как терапевтическое вмешательство. Фактически, развивающиеся эмбрионы не несли бы значительного риска заражения ВИЧ, если бы (промытые) сперматозоиды использовались от ВИЧ-положительного отца в условиях вспомогательной репродукции.Следовательно, помимо того факта, что в этом случае редактирование генов, по-видимому, выполнялось без соответствующих предварительных оценок риска и безопасности, проводимых независимыми регулирующими органами, по всей видимости, медицинской необходимости во вмешательстве не было [8].

Однако редактирование зародышевой линии не кажется оправданным единственной ссылкой на (потенциальную) терапевтическую пользу в наших сценариях, поскольку генетическая диагностика CF не может быть выполнена в отдельных одноклеточных эмбрионах без разрушения соответствующих зигот.Таким образом, неизвестно, несет ли определенный эмбрион больной ген CF и, следовательно, будет ли ему полезна терапия зародышевой линии. Скорее, как показано на рис. 1b, можно дать только вероятности того, что развивающиеся эмбрионы являются либо здоровыми, здоровыми носителями CF, либо действительно больными. Следовательно, сомнительно, могут ли такие вмешательства по редактированию генома, не зная генотипа CF в отдельных одноклеточных эмбрионах, вообще считаться терапевтическими мерами или, скорее, представляют собой действия, выходящие за рамки терапевтического намерения, и если да, то как такие действия могут быть узаконенными.Один из способов ответить на этот вопрос - проанализировать концепции болезни и диагноза с точки зрения того, могут ли они быть адаптированы к ситуациям, подобным нашим сценариям, и, следовательно, позволит обосновать генетические вмешательства в зиготы, пораженные определенными заболеваниями с определенными вероятность. Аргументы второго типа могут быть основаны на повторном анализе того, для кого вмешательства по редактированию генома должны быть оправданы или, другими словами, кого следует рассматривать как пациента: либо оправдание сосредоточено в первую очередь на будущих родителях (1), или это в первую очередь на эмбрионах или будущих детях (2) [41].Если предположить (1), наши сценарии кажутся похожими на случаи выборочного воспроизводства [42], что приводит к рассмотрению репродуктивной автономии, ценности и значения генетического отцовства, а также возможных альтернатив редактированию зародышевой линии. Если, однако, выполняется (2), согласно альтернативной концепции терапии , то при соблюдении определенных условий правдоподобно называть редактирование зародышевой линии (превентивной) терапией [41, 43].

Понимание редактирования зародышевой линии одноклеточных эмбрионов как превентивной терапии у индивидуумов требует выполнения двух условий: во-первых, соответствующая неотредактированная зигота и эмбрион, полученный в результате вмешательства, должны рассматриваться как онтологически идентичные (условие идентичности ).Во-вторых, рассматриваемое вмешательство должно обещать (потенциал) достаточную общую пользу для человека, развивающегося из измененного эмбриона ( условие выгоды ).

На первый взгляд условие идентичности может показаться тривиальным. Однако это особенно важно в контексте редактирования зародышевой линии у одноклеточных эмбрионов , поскольку изменения в геноме зиготы, опосредованные CRISPR-Cas, распространяются на все будущие клетки развивающегося эмбриона. Следовательно, генетический состав отредактированного эмбриона во всех последующих развивающихся клетках отличается от такового у неотредактированной зиготы, как и «нормализованные» физиологические функции, возникающие в результате генетического вмешательства.Следовательно, индивидуумы с измененной зародышевой линией будут иметь условия жизни, совершенно отличные от условий жизни людей, развивающихся из неотредактированных эмбрионов. На этом фоне может возникнуть вопрос (в отличие от наиболее распространенных медицинских контекстов), идентичны ли два рассматриваемых объекта на самом деле. Однако в противном случае соответствующее вмешательство на зародышевой линии нельзя было бы ни рассматривать, ни оправдывать как (превентивную) терапию. Ведь любая правдоподобная концепция индивидуальной терапии обязательно основывается на предположении, что люди до и после вмешательства онтологически идентичны.В противном случае было бы, например, логически невозможно оправдать вмешательство в отношении определенного человека ссылкой на его (потенциальную) терапевтическую пользу для этого самого человека.

Условие выгоды, в свою очередь, приобретает важность из-за того факта, что (потенциальные) выгоды для людей, развивающихся от отредактированных эмбрионов, по-видимому, являются единственным релевантным нормативным аспектом в контексте надлежащего, то есть обоснованного принятия медицинских решений относительно вмешательств по зародышевой линии в отдельных человеческих эмбрионах.Для других нормативных требований, обычно имеющих отношение к принятию медицинских решений, например: рассмотрение автономии пациента через информированное согласие, невозможно удовлетворить.

Следуя этим соображениям для альтернативной концепции терапии, мы можем рассматривать вмешательства по редактированию зародышевой линии как превентивные методы лечения в отношении их (потенциальной) пользы для людей, развивающихся из отредактированных эмбрионов (благоприятное состояние), если соответствующие неотредактированные зиготы и отредактированные эмбрионы идентичны (условие идентичности).Чтобы поддержать это утверждение, было предложено указать условие идентичности со ссылкой на Parfit's Origin View [43], согласно которому «[…] каждый человек обладает этим отличительным необходимым свойством: тем, что он вырос из конкретной пары клеток из который и вырос этот человек »[44]. Кроме того, было предложено уточнить условие выгоды с учетом относительного учета вреда, согласно которому человеку причинен вред, если он (возможно) находится в худшем положении, чем это было бы в случае принятия определенных мер. [43].Следовательно, (достаточная) терапевтическая польза состоит в том, чтобы, по крайней мере, избежать такого вреда.

Parfit's Origin View действительно предлагает идентичность неотредактированных зигот и отредактированных эмбрионов в наших сценариях. Более того, люди, развивающиеся из отредактированных эмбрионов, могут (возможно) находиться в худшем положении, если вмешательство редактирования не применялось, и, по крайней мере, не пострадали, если было применено редактирование (независимо от того, была ли отредактированная зигота на самом деле здоровой, здоровый носитель , или страдающие МВ).Соответственно, кажется правомерным считать наши сценарии примерами (превентивной) терапии и, следовательно, оправдать редактирование зародышевой линии дефекта CFTR с учетом его (потенциальных) терапевтических преимуществ.

Однако как исходная точка зрения Parfit, так и относительные версии причиненного вреда были оспорены [45,46,47,48]. Что касается первого, можно утверждать, например, что подход Парфита игнорирует решающие аспекты идентичности. В частности, вмешательство в геном эмбрионов и их влияние на жизнь редактируемых особей затруднило бы понимание неотредактированных зигот и отредактированных эмбрионов как качественно идентичных.Что касается последнего, с учетом наших сценариев, возникает вопрос, например, можно ли адекватно оправдать высокоинвазивные генетические вмешательства в человеческий эмбрион ссылкой на (достаточную) терапевтическую пользу, рассматриваемую как минимум как предотвращение вреда. . В отличие от многих других медицинских вмешательств, например онкологическое лечение, это проблема именно потому, что нет четкого диагноза. (Необходимый) отказ от любых ссылок на диагноз в сочетании с пересмотренной концепцией терапевтического эффекта в альтернативной концепции терапии происходит за счет терапевтического обоснования редактирования зародышевой линии одноклеточных эмбрионов человека, хотя, как и в наших сценариях, 50% обработанных эмбрионов были бы фенотипически здоровыми без такого вмешательства (и 25% даже генотипически) (см.рис.1б). Таким образом, альтернативная концепция терапии, как могли заявить оппоненты, не решает проблему отсутствия диагностических возможностей при принятии решения о вмешательстве в зародышевую линию у одноклеточных эмбрионов, а скорее указывает на важность диагностики для обоснования таких мер.

Кроме того, можно задать более общий вопрос, может ли простое терапевтическое намерение изменить зародышевую линию эмбрионов , возможно, , страдающих МВ, может быть достаточным для адекватного оправдания таких вмешательств.Этот вопрос требует дальнейшего анализа альтернативной концепции терапии, а также нормативной функции терапевтических намерений для адекватного обоснования вмешательств на зародышевой линии, как в наших сценариях. Тем не менее, по крайней мере кажется возможным, что при определенных теоретических допущениях оба сценария могут быть узаконены в отношении (достаточной) терапевтической пользы.

Что касается сценария 1, однако, возникает вопрос, может ли передача геномов потомству отредактированных эмбрионов также быть оправдана в качестве индивидуальной превентивной терапии.Это банальный факт, что потомство отредактированных эмбрионов не может быть идентично неотредактированным зиготам, от которых произошли их родители. Следовательно, условие идентичности не выполняется для потомков отредактированных эмбрионов; передача геномов будущим людям не может быть оправдана ссылкой на концепцию превентивной терапии. Таким образом, поскольку вмешательства в зародышевые линии вообще могут быть оправданы как методы лечения, вмешательства, как в сценарии 2, кажутся предпочтительнее вмешательств, как в сценарии 1.

В тех случаях, когда меры по редактированию зародышевой линии являются законными с точки зрения их (потенциальной) терапевтической пользы, возникает вопрос о том, как выявлять действительно возникающие побочные эффекты и бороться с ними этически приемлемыми способами.Был предложен постнатальный мониторинг редактируемых лиц, однако возникают важные вопросы о том, ограничены ли, например, заинтересованные лица в отношении их автономии, а также организационные вопросы, например, о том, за кем (редактируемые лица, их потомки) следует наблюдать. в какие временные рамки (5 лет, 10 лет, продолжительность жизни) и какие меры мониторинга должны будут применяться кем (государственными органами, частными учреждениями, родителями) [49]. Здесь также проявляются решающие различия между двумя сценариями: в то время как сценарий 1 может также требовать мониторинга потомков отредактированных эмбрионов, сценарий 2 требует мониторинга отредактированных особей в лучшем случае.Это также делает сценарий 2 на первый взгляд более благоприятным, чем сценарий 1.

Правовая перспектива: каковы требования для законных вмешательств по редактированию зародышевой линии?

С юридической точки зрения, пока аргументы в пользу категорического запрета на редактирование зародышевой линии человека или, наоборот, в пользу неограниченной допустимости лечения зародышевой линии не могут быть убедительно установлены, законность таких вмешательств должна зависеть от того, соответствуют ли определенные строгие материальные и процедурные требования которые встретились.Фактически, реакция на недавнее объявление о рождении близнецов с отредактированным геномом [8] ясно показала необходимость строгого соблюдения нормативных стандартов в случаях лечения зародышевой линии человека. Объектом и целью таких строгих материально-правовых и процедурных требований будет защита жизни и здоровья (или, соответственно, физической неприкосновенности) и связанных с этим прав на самоопределение отредактированных эмбрионов, полученных в результате людей и их потомков, а также матерей, несущих отредактированные эмбрионы. эмбрионы.Законодатель должен уравновесить эти правовые проблемы в свете принципа предосторожности, принимая во внимание интересы международного сообщества государств в отношении генома человека как «наследия человечества» [38]. На этом фоне в настоящее время следующие материально-правовые и процессуальные требования не кажутся чрезмерно ограничительными или непропорциональными и поэтому могут считаться оправданными.

Что касается требований по существу, то следует установить, e.g., что вмешательства на зародышевой линии ограничиваются лечением или профилактикой только некоторых серьезных, до сих пор неизлечимых наследственных заболеваний (таких как CF), а вмешательства на зародышевой линии - только для других, например усиливающие или евгенические, Footnote 5 цели должны быть запрещены. Соответствующие серьезные заболевания могут быть определены абстрактно или классифицированы в списке либо исчерпывающего (т. Е. Статического), либо типового (т. Е. Динамического) характера. Составление и обновление таких списков может быть задачей законодателей или, на основе законодательно делегированных полномочий, задачей административного органа или специального комитета, состоящего из соответствующих заинтересованных сторон (например,грамм. ученые, специалисты по этике, юристы, врачи, группы пациентов).

Дополнительное существенное требование должно заключаться в том, чтобы (упреждающие) терапевтические эффекты, то есть лечение или профилактика наследственных заболеваний, были недвусмысленными, а общая польза для здоровья эмбрионов и их потомства была однозначной. Последнее должно подразумевать отсутствие отрицательных побочных эффектов, таких как повышенная восприимчивость к другим видам заболеваний.

Допустимость вмешательств на зародышевой линии должна зависеть, кроме того, от критерия необходимости.Например, модификация зародышевой линии человека может быть необязательной в этом отношении, если доступна не менее эффективная (превентивная) терапия, менее интрузивная, то есть не требующая вмешательства в зародышевую линию [51]. Более того, что касается непредсказуемых долгосрочных эффектов, конкретная терапия зародышевой линии, влияющая на будущие поколения, может считаться ненужной, если доступна «терапия одного поколения» (сценарий 2).

Более того, любому клиническому применению редактирования зародышевой линии должно предшествовать тщательное доклиническое научное тестирование и оценка с использованием моделей животных in vitro и in vivo.Текущее законодательное препятствие для проведения клинических испытаний, по крайней мере в ЕС, будет заключаться в том, что Директива ЕС о клинических испытаниях 2001/20 / EC и новый Регламент ЕС о клинических испытаниях (ЕС) № 536/2014 запрещают «клинические испытания генной терапии [ …], Что приводит к модификации генетической идентичности зародышевой линии субъекта »(Статья 90 (2) Регламента (ЕС) № 536/2014; аналогично Статья 9 (6) (2) Директивы 2001/20 / EC). Однако любая форма редактирования зародышевой линии в клинических испытаниях обязательно изменит генетическую идентичность соответствующих субъектов испытаний.В соответствии со своими позитивными обязательствами по защите жизни и здоровья человека законодательный орган Союза, следовательно, может быть обязан пересмотреть и, возможно, изменить запрет, изложенный в Регламенте клинических испытаний, чтобы разрешить клинические испытания терапии зародышевой линии, если они могут привести к безопасные методы лечения, как в наших сценариях 1 и 2.

Кроме того, вмешательства на зародышевой линии, как и любое терапевтическое вмешательство, требуют согласия. Однако очевидно, что эмбрионы не могут дать согласие на вмешательство в зародышевую линию [52].Вместо этого (будущие) родители таких эмбрионов могли дать согласие на лечение зародышевой линии. Особое значение будет иметь согласие матерей, вынашивающих генетически модифицированные эмбрионы на срок родов [53]. Более сложный регуляторный вопрос может заключаться в том, требуется ли согласие будущих поколений [53] и кто должен выражать согласие, если, например, редактирование генома одного поколения не применимо. Для этого можно было бы создать своего рода «доверительного управляющего» или «хранителя». Поскольку редактирование зародышевой линии может повлиять, хотя и в течение длительного периода времени, на генофонд человека в целом, таким «попечителем» или «хранителем», возможно, должен быть международный орган.Эти соображения и трудности говорят в пользу только разрешительных мер, как в сценарии 2.

Вышеупомянутые существенные требования должны сопровождаться процедурными требованиями. Поскольку соблюдение первых требований должно быть проверено одним или несколькими административными органами в рамках конкретной административной процедуры. В настоящее время любое индивидуальное вмешательство в зародышевые линии должно подлежать требованию предварительного разрешения. Частью такой процедуры авторизации может быть: e.g., участие комитета по этике, задачей которого является проведение тщательного анализа риска и пользы.

В целях (международной) прозрачности и прослеживаемости рекомендуется занести в реестр все разрешенные методы редактирования зародышевой линии. Кроме того, следует разработать программы жесткого мониторинга, чтобы отслеживать и контролировать долгосрочные эффекты вмешательств в отношении зародышевой линии.

Старики украли будущее молодых людей? Наши участники обсуждают

Да: Дэвид Уиллетс

Существуют неопровержимые доказательства того, что молодым людям приходится нелегко.Колеса капитализма продолжают вращаться, так что они наслаждаются новыми продуктами и услугами, но их доходы и благосостояние сильно отстают. Реальная заработная плата 30-летних не выше, чем 30-летние десять лет назад. Их реальные располагаемые доходы упали, не в последнюю очередь из-за высокой стоимости жилья. Государство всеобщего благосостояния усугубляет ситуацию, увеличивая выплаты пенсионерам и сокращая пособия для молодежи.

Аналогичная история наблюдается с двумя основными активами, которые мы накапливаем в течение нашей трудовой жизни.Домовладение среди молодежи вдвое меньше, чем было на рубеже тысячелетий. Был достигнут некоторый прогресс в расширении доступа к пенсии, но личные пенсионные накопления, которые накапливаются молодыми людьми, будут стоить намного меньше, чем пенсии с установленными выплатами, принадлежащие бумерам.

Эти тенденции влияют на качество жизни. У молодых людей меньше жизненного пространства, чем у их предшественников; тратить больше времени на дорогу; и с большей вероятностью будут работать на нетипичной работе, где они, как правило, более неудовлетворены.Все это без учета серьезных проблем, таких как изменение климата и Brexit.

Почему это произошло? Это просто невезение? Или это их вина? Это не те аргументы, которых мы ожидали бы, если бы мы пытались объяснить недостатки, с которыми сталкиваются женщины или люди из этнических меньшинств, но они брошены молодым людям. Существует такая четкая закономерность по стольким различным индикаторам, что маловероятно, что это просто удача. И этому есть ясное объяснение - большое поколение бумеров перед ними сформировало государственную политику и рынки таким образом, чтобы это работало им на пользу.Это не умышленный заговор, а явная неспособность придать какое-либо значение интересам подрастающего поколения. Это глубокий разрыв в контракте между поколениями, от которого сами бумеры так много выиграли.

Номер: Дженни Бристоу

Мы живем в тяжелые экономические времена - это правда. Молодые люди сталкиваются с застоем в заработной плате, нестабильностью работы и нестабильным пенсионным обеспечением; Реальная проблема заключается в том, что по прошествии десяти лет после мирового финансового кризиса почти нет признаков полного выздоровления.Но у меня к вам следующий вопрос: какая польза для молодых людей, когда кладут эти сложные проблемы на порог бэби-бумеров?

Лобби справедливости между поколениями представляет экономические и политические конфликты как конфликты между поколениями. Это ошибочный диагноз и опасный ответ на вопрос. Бэби-бумеры, как и молодые миллениалы, не являются однородной группой с одним единственным опытом - все поколения стратифицированы по социальному классу, полу, этнической принадлежности, географическому положению и роду занятий.

Повествование о «неравенстве поколений» подчеркивает это глубоко укоренившееся социальное расслоение с ложной картиной, представляющей всех бэби-бумеров счастливыми богатыми, а всех миллениалов - угнетенными бедняками. Это позволяет избежать устранения причин нашего экономического и политического недомогания и ограничивает реакцию на подлые стратегии «ограбления бабушек», которые сосредоточены на сокращении прав пожилых людей. Хуже того, это поощряет чувство обиды и фатализма среди молодых людей, которые побуждают негодовать на своих старших, а не участвовать в борьбе за формирование будущего.

Все поколения стремились создать лучшее общество, чем их предки. Нет ничего нового в понимании того, что предыдущие политики ошибались или что решения прошлого могут стать проблемами сегодняшнего дня. Но это сильно отличается от утверждения, которое возлагает на представителей целого поколения ответственность за ошибки истории, не понимая контекста их жизни тогда и сейчас. Разделяющая риторика обвинения бумеров представляет собой гораздо большую угрозу для межпоколенческого контракта, чем все, что на самом деле сделали бумеры.

Вы утверждаете, что сосредоточение внимания на экономическом разрыве между поколениями является провокационным, тогда как рассмотрение разрыва из-за пола или этнической принадлежности - это нормально. Затем вы говорите о аварии. Но авария - наглядный пример важности того, к какому поколению вы принадлежите, потому что он не повлиял на все возрастные группы одинаково. Выход на рынок труда во время рецессии может повлиять на ваши доходы в течение всей вашей жизни.

Среднее значение. Среднее домохозяйство пенсионера теперь имеет более высокий доход после вычета расходов на жилье, чем среднее домохозяйство трудоспособного возраста.Раньше пенсионеры были беднее, и многие политики до сих пор основываются на этом предположении. Стоит ли и дальше освобождать работающих пенсионеров от уплаты госстрахования?

Но средние значения сглаживают ряд впечатлений. Отставая от среднего, мы можем посмотреть на доходы в нижней части шкалы. Мы находим, что семья с беднейшей пятой частью семейного дохода менее обеспечена, чем семья пенсионеров в беднейшей пятой части своей возрастной группы. Вы обеспокоены тем, что анализ поколений, как сказал бы Уайтхолл, «бесполезен», потому что он разжигает конфликты поколений.Но бумеры должны признать, что принятые нами решения, такие как противодействие жилищному строительству, имеют ужасные последствия для молодежи. Вероятно, это было больше неспособностью продумать последствия, чем откровенной враждебностью, но мы перекладываем на них серьезные проблемы.

Глобальное потепление определенно не является заговором бумеров. Но если мы хотим удержать повышение глобальной температуры до 1,5 градусов, молодые люди должны производить гораздо меньше CO2, чем это сделали бумеры - еще один набор затрат, которые они несут.

Показывать, что происходит разным поколениям, помогает двигаться вперед.Люди отвечают на аргумент, что они обязаны молодым. Они считают, что у каждого поколения должен быть более высокий уровень жизни, чем у предыдущего, но признают, что сегодня этого не происходит. Это не приводит к фаталистическому чувству обиды - это действительно мотивирует нас что-то с этим делать.

Да, люди верят, что они обязаны молодым поколениям - и это, безусловно, опровергает идею о том, что бумеры монолитно эгоистичны («поколение социопатов», как говорится в одной недавней книге).Исследования, в том числе опрос 2017 года, опубликованный Комиссией по межпоколенческим отношениям вашего фонда, неизменно показывают, что старшие поколения хотят лучшей жизни для молодых, но не считают, что политика «межпоколенческого равенства» является способом достижения этого. Скорее они считают, что политики должны решать экономические и социальные проблемы, которые затрагивают людей всех возрастов, в таких областях, как работа и жилье. Здесь, как и во многих других вопросах, общественное мнение оказывается мудрее предрассудков политиков.

По ряду жизненно важных вопросов обвинение бумеров искажает наше понимание проблем и предлагает решения, которые могут нанести ущерб только молодежи. Недавние сообщения о росте «бедности пенсионеров» показывают, что большинство пенсий далеко не позолочены даже сейчас - и в дальнейшем, кого больше всего коснется утверждение о том, что положение слишком щедрое? Молодые работники, чьи ожидания выхода на пенсию постоянно снижаются.

Изменение климата - это проблема, которая затрагивает всех нас.Однако вместо трезвой оценки проблемы мы часто слышим резкие аргументы, обвиняющие пожилых людей в разрушении «будущего» и требующие от школьников «взять на себя инициативу». Таким образом, перекладывание ответственности на детей является глубоко безответственным поступком для взрослых и вызывает негодование и страх вместо практических решений.

Затем идет Brexit, который разделил всю страну. Миф о том, что все пожилые люди проголосовали за выход, а все молодые люди проголосовали за сохранение, игнорирует разделение внутри возрастных групп, эффективно снижая уровень молодых выходцев.Легкие разговоры о том, что голоса пожилых людей не должны учитываться одинаково, потому что им осталось меньше времени на то, чтобы жить с этим решением, недемократичны и беспокоят. Лесть молодых избирателей не идет им на пользу: они тоже будут «старыми», прежде чем узнают об этом.

Ваше последнее замечание подчеркивает решающее различие между нами. Конечно, молодые люди стареют, и если бы к старикам всегда относились по-особенному, не было бы несправедливости. Мы могли бы обратить внимание на другие слои общества.Но бумеры не просто наслаждаются обычными преимуществами старости: они пользуются одноразовым предложением, которое не будет доступно их детям и внукам, когда они станут старше.

Если текущие тенденции сохранятся, сегодняшним 30-летним придется подождать почти два десятилетия, прежде чем они смогут достичь уровня владения жильем, который был у бэби-бумеров, когда им было 30. У них никогда не будет пенсионных программ, гарантированных компанией. Чтобы предотвратить экологическую катастрофу, они должны будут производить одну восьмую от общего количества углекислого газа, которое производят бумеры.

Это вина бумеров? Может, нам повезло, а молодежи - нет. Но это невезение действительно выглядит систематическим. И многое из этого кажется связанным с политикой. Аргумент в моей книге The Pinch заключается не в том, что бумеры - плохие люди, а в том, что принадлежность к большому поколению дает им силу и, возможно, непреднамеренно, они использовали эту силу в своих интересах.

Разрыв поколений теперь проникает в политику, и Брексит является наиболее ярким примером: 73 процента 18-24-летних проголосовали за то, чтобы остаться, а 60 процентов из тех, кто старше 65 лет, проголосовали за выход.Разрыв между лейбористской и консервативной поддержкой раньше был классовым. Теперь настал возраст: четверть людей в возрасте 20 лет проголосовали за консерваторов в 2017 году, две трети проголосовали за лейбористов, в то время как 60 процентов людей старше 65 проголосовали за консерваторов и чуть менее 30 процентов проголосовали за лейбористов. Вы восхваляете мудрость общественного мнения, но тенденции во мнениях отражают реальный разрыв в обществе.

Конечно, мы должны попытаться преодолеть пропасть между поколениями. Мы должны осознавать давление, которое испытывают молодые люди, и нашу ответственность за случившееся, а не оспаривать это как «невезение» или банальность по сравнению с другими расколами в обществе.

Когда бэби-бумеры были младенцами, демографы беспокоились, что размер их когорты будет означать тяжелые времена, когда они вырастут, поскольку они будут бороться за рабочие места и ресурсы. Но послевоенный экономический бум, технологические разработки и сдвиги в политическом мышлении означали, что размер не был проблемой. Общества приспосабливаются к форме своего населения и не определяются числами.

Идея о том, что бэби-бумеры имеют уникальные преимущества, потому что они представляют собой большую когорту, столь же жесткая, пессимистичная и нелепая, как и предположение, что это их погубит.Я назвал это мышление «думографией»: взглядом, основанным на уверенности в том, что все будет хуже, которое использует статистику, чтобы доказать эту точку зрения. Но графики не могут предсказать будущее, не говоря уже о его формировании.
Люди так делают.

В наши неспокойные политические времена молодые граждане имеют такую ​​же свободу брать на себя ответственность за свой мир, как и их родители, бабушки и дедушки; и во многих отношениях сейчас все более открыто, чем когда-то были молоды бумеры. Партийно-политическая лояльность пошатнулась - я удивлен, что вы думаете, что мы можем предсказать форму «молодежного голосования», учитывая, что нынешние депутаты почти не могут вспомнить, какую партию они должны представлять.Миллениалы - такое же большое поколение, как и бумеры, и ничто не мешает им использовать свое влияние при голосовании. Но, как гласит старая пословица, важно то, что вы с этим делаете.

Никто не должен предполагать, что молодые избиратели будут принимать «правильные» решения или соответствовать стереотипам, которые навязывают им самозваные воины поколения.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *