Представление о развитии организмов в трудах мыслителей древности: Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет

Содержание

из древности в XXI век — ФГБУ «НМИЦ ТПМ» Минздрава России

ГИППОКРАТ – «отец медицины»

(Hippocrates, 460-377гг. до н.э., по другим данным – 356 г. до н.э.) – великий древнегреческий врач, реформатор античной медицины. Гиппократ жил и обучался в Афинах, потом, ведя жизнь странствующего врача (периодевта), побывал в Египте, малой Азии, Ливии, у скифов, где ознакомился с медициной этих стран. Заслугой Гиппократа было освобождение медицины от влияния жреческой храмовой медицины и определение пути её самостоятельного развития.

Гиппократ исходил из определяющего влияния факторов окружающей среды на формирование телесных (конструкция) и душевных (темперамент) свойств человека. По Гиппократу, сколь многообразны внешние факторы, определяющие телосложение и темперамент человека, столь разнообразны и внутренние факторы: «Есть в человеке и горькое, и солёное, и сладкое, и кислое, и жёсткое, и мягкое, и многое другое в бесконечном числе, разнообразии по свойствам, количеству, силе».

Гиппократа по праву можно считать родоначальником профилактического направления в медицине, здорового образа жизни. В его сочинениях есть отдельная книга, которая так и называется «О здоровом образе жизни».

Он рекомендовал: «Сообразно с возрастом, временем года, привычкой, страною, местностью, телосложением должно устраивать и образ жизни так, чтобы мы могли противостоять наступающим и жарам, и холодам, ибо только таким образом достигается наилучшее здоровье».

Афоризмы, (буквально отдельные мысли и положения) пользовались во все времена наибольшей известностью. «Афоризмы» Гиппократа сыграли громадную роль в практической медицине на протяжении веков. Некоторые Афоризмы являются, по сути, краткими профилактическими руководствами.

АФОРИЗМЫ

1. Никто не должен преступать меры: мудрость жизни – знать во всём меру

2. Наши пищевые вещества должны быть лечебным средством, а наши лечебные средства должны быть пищевыми веществами

3. Как суконщики чистят сукно, выбивая его от пыли, так гимнастика очищает организм

4. Действия диетических средств — продолжительны, а действия лекарств – скоропреходящи

5. Гимнастика, физические упражнения, ходьба должны прочно войти в повседневный быт каждого, кто хочет сохранить работоспособность, здоровье, полноценную и радостную жизнь

6. Сон и бессонница, то и другое сверх меры проявляющееся – дурной знак

7. Страх и печаль, надолго овладевшие человеком, располагают к болезням

8. Труд и покой врачуют тело и душу

9. Пьянство отцов и матерей – причина слабости и болезненности детей

10. Если ты не в силах изменить свой образ жизни, то тебе никто и ничто не поможет

В Древней Греции Асклепий стал Богом медицины, его дочь Гигиейя – богиней Здоровья, вторая дочь – Панакея (Панацея) «всё исцеляющая». Слава богини Здоровья – Гигиейи ещё в период античности затмила славу всей божественной семьи, не зря её отожествляли с самой Афиной. В честь богини Здоровья строились храмы, сочинялись гимны. Вдохновенный Гимн Здоровью зазвучал 25 веков тому назад.

Влияние личности и трудов Гиппократа прослеживается на протяжении всей истории медицины. И хотя медицина существовала задолго до Гиппократа, именно его называют отцом медицины, отдавая дань его великим заслугам.

ЦЕЛЬС АВЛ (Celsus Aulus Cornelius, ок.25-30 г. до н.э. -50 г. н.э.)

Древнеримский учёный – энциклопедист. Имел разностороннее образование. Полагают, что медицинские знания получил у живших тогда в Риме греческих врачей, а также в медицинской школе («Schola medicorum»). Врачебный опыт приобрёл в валетудинариуме – древнеримской лечебнице для рабов. Однако был ли Цельс врачом по профессии, точно не установлено.

А.Цельс был автором обширной энциклопедии «Artes» (Искусства), обобщавшей знания древних в самых различных областях. Часть этой энциклопедии (YI-XIII книги) – трактат «О медицине», написанный около 25-30 гг.н.э., является единственным дошедшим до нас трудом Цельса, в котором он изложил взгляды своих предшественников – Гиппократа, Герофила, Эразистрата, Асклепиада и др.

О многих достижениях древних врачей человечество узнало лишь благодаря А.Цельсу. Он подчёркивал важность рационального подхода к вопросам симптоматики, диагностики, лечения и прогноза заболеваний. Много внимания он уделял гигиене и диететике здорового человека. В его энциклопедии впервые

в Европе описаны четыре местных признака воспаления (боль, повышение температуры, краснота, опухание).

Афоризмы Цельса актуальны и в наше время:

1. Бездействие ослабляет тело, а труд укрепляет: первое приводит к преждевременной старости, а последний удлиняет молодость

2. Быстро, безопасно и приятно должен лечить врач

В Древнем Риме А.Цельса называли латинским Гиппократом, а за чистоту и изящество языка – медицинским Цицероном.

ГАЛЕН КЛАВДИЙ (131 -201-210 гг. н.э.)

Гален – римский врач и естествоиспытатель, классик античной медицины. Его можно отнести к историческому типу энциклопедиста — блестящий врач, учёный, философ, математик, знаток логики и других наук, создатель естественнонаучной системы. Гален изучал медицину и философию в Пергаме и Александрии. Он написал более 400 сочинений по разным отраслям наук, примерно 200 из них – по медицине. До нас дошло 140 трактатов. В своих работах он обобщил опыт многих поколений медиков, начиная от Гиппократа, систематизировал основные положения античной медицины в области анатомии, физиологии, понимания болезни, терапии и предупреждения заболеваний и создал систему медицинских взглядов. Эта система в силу её теологической направленности получила поддержку церкви и в трансформированном виде оказывала влияние на развитие медицины, поэтому Гален был непогрешимым авторитетом для последующих поколений врачей на протяжении почти полутора тысяч лет.

Гален рассматривал медицину как науку, ведущую своё начало от Гиппократа и его последователей, не отказываясь в то же время от трактовки её как искусства.

Гален впервые в истории ввёл в практику эксперимент, и поэтому его можно считать одним из предшественников экспериментальной физиологии.

По мнению Галена, все организмы состоят их четырёх основных частей – воздуха, воды, земли и огня. В различных сочетаниях они образуют плотные и жидкие части и органы тела. В здоровом организме есть четыре жидкости (кровь, слизь, жёлтая желчь, чёрная желчь), смешанные в правильном соотношении. Нарушение этого соотношения вызывает болезнь и расстройство функций органов.

Здоровье в представлении и толковании Галена – такое состояние организма, когда все отправления тела совершаются безболезненно и беспрепятственно, то есть без всяких задержек. Он писал: «Здоровье есть равновесие и гармония четырёх элементов, влаг, однородных частей, органов, наконец, управляющих всем организмом сил». По мнению Галена, природа сама охраняет и бережёт здоровье организма, роль врача сводится только к тому, чтобы помогать природе.

Лечение болезней, по Галену должно состоять в использовании природных сил организма и применении средств, противоположных заболеванию: например, против высокой температуры надо применять охлаждение, для борьбы с сухостью надо применять влажное. Большое значение Гален придавал диетотерапии и методам предупреждения болезней. Галена называли «Врачом императоров и гладиаторов», так как на протяжении своей жизни он был личным врачом пяти римских императоров, а также очень успешно лечил раненых гладиаторов.

Следуя античной традиции, Гален оставил своё научное наследие в виде афоризмов:

1. Вставайте из-за стола слегка голодным, и вы будете здоровым

2. Тысячи и тысячи раз я возвращал здоровье своим больным посредством физических упражнений

3. Здоровье – вид гармонии, но его границы очень широки и не у всех одинаковы

Гален обобщил известные до него способы обработки лекарственных веществ и разработал технологию получения лекарственных средств путём механической или физико-химической обработки растительного или животного сырья и максимального извлечения и отделения действующих ингредиентов от основной массы балластных веществ. Получаемые таким способом лекарства носят название «галеновых препаратов» и они занимают значительное место в арсенале современных лечебно-профилактических средств.

Французский историк медицины J.M.Guardia так характеризовал одну из сторон медицинской деятельности Галена: «Гигиена Галена превосходит всё, что дошло до нас по этой части из древности. Книги, посвящённые им этой отрасли медицины, составляют прекрасный трактат о физическом воспитании детей. Не менее интересовал его вопрос о старости, и трудно представить себе что-нибудь основательнее его предписаний для сохранения здоровья при помощи средств, подходящих к различным возрастам и темпераментам, также как и к различным условиям социальной жизни».

АБУ АЛИ ХУСЕЙН ибн АБДАЛЛАХ ибн аль Хасан ибн Али ИБН-СИНА, латинизированное  АВИЦЕННА (AVICENNA), 980-1037 – врач, философ, естествоиспытатель, поэт

Родился в селении Афшана  (близ Бухары). Детство и юность провёл в Бухаре, где под руководством опытных учителей изучал богословие, философию, математику, медицину и начал научную и врачебную деятельность. Слава о нём как о враче быстро росла, и он был приглашён к заболевшему эмиру Нух ибн Мансуру, за успешное излечение которого Ибн-Сине было разрешено пользоваться богатейшим книгохранилищем эмира.

Здесь он занимался поэзией, философией, математикой, геологией, астрономией, естествознанием и особенно медициной. За свою жизнь Ибн-Сина написал 450 трудов в 29 областях науки, из которых до нас дошли 274.

Основной медицинский труд Ибн-Сины – Канон врачебной науки, над которым он работал многие годы. Канон  является фундаментальной энциклопедией медицинских знаний эпохи Восточного средневековья. В этом труде изложены теория медицины (анатомия, физиология, общая этиология, симптоматология), учение о лекарственных веществах, частная патология и терапия. Описаны операции камнесечения, лечения ран, показания и противопоказания к кровопусканию, выбор вен.

Ибн-Сина, был первопроходцем профилактического направления в медицине. В Каноне он последовательно проводит мысль о предохранении организма от заболеваний, о роли физических упражнений в укреплении здоровья, излагает  вопросы возрастной гигиены и диететики, гигиены жилища и питания. Большое внимание Ибн-Сина уделял физическим упражнениям, называя их «самым главным условием сохранения здоровья».

На второе и третье место он ставил режим питания и режим сна.

Ибн – Сина был талантливым популяризатором науки, мастером поэтического слога. До нас дошли некоторые его четверостишия (рубаи) и (двустишия). Он написал поэму, посвящённую медицине, — Урджуза. В первых же строках этой поэмы он провозглашает:

«Здоровье сохранять – задача медицины,

Болезней суть понять и устранить причины»

И Канон, и  Урджуза служили учебниками медицины в течение последующих столетий.

Удивительно, но законы сохранения здоровья, сформулированные более тысячи лет назад, разумны и целесообразны не только для того, но и для нашего времени. Ибн-Сина целиком посвятил третью часть первой книги Канона профилактике. Эта часть так и называется «О сохранении здоровья». Мысли о сохранении здоровья – органическая часть всей системы взглядов и рекомендаций  Ибн – Сины.

Основа искусства сохранения здоровья по мнению Ибн – Сины, состоит в соблюдении соразмерности причин, влияющих на здоровье:

«Основное внимание надо уделять уравновешиванию семи факторов. Они суть: 1) уравновешенность натуры; 2)выбор пищи; 3) очистка тела от излишков; 4) сохранение правильного телосложения; 5) улучшение того, что вдыхается через нос; 6) приспособление одежды; 7) уравновешенность физического и духовного движения. К последнему относится в какой-то мере сон и бодрствование».

 

То есть, он пытается создать систему взглядов, в которой  во взаимной связи рассмотрено понимание здоровья и болезни, причин их вызывающих, условий, им способствующих.

«И снова говорю: лечи причины –

В том главный принцип нашей медицины»

«…Самое главное в режиме сохранения здоровья есть занятие физическими упражнениями, а затем уже режим пищи и режим сна..» поэтому Ибн – Сина подробно описывает физиологическое,  оздоровительное действие физических упражнений, затем классифицирует различные виды физических упражнений. Он разделяет их « на малые и большие, очень сильные и слабые, быстрые или медленные, или же проворные, состоящие из резких и быстрых движение, бывают и вялые упражнения». Очень детально описывает каждый вид упражнений и показания к ним. Подход строго индивидуальный: «Упражнения должны быть соответствующими для каждого человека».  … « Для слабого человека физические упражнения должны быть лёгкими, а для сильного – сильными». Ибн – Сина  считал, что «для каждого органа имеются особые упражнения», поэтому он описывал упражнения для зрения, слуха, горла и даже для зубов.

Очень обширный седьмой параграф посвящён режиму питания. Более тысячи лет тому назад написаны рекомендации, актуальные и сегодня:

— «Следует есть только с аппетитом, а также не сдерживать аппетита, когда он разгорается. Вместе с тем аппетит не должен быть ложным, как у людей пьяных и страдающих несварением желудка».

-«Зимой  не следует принимать малопитательную пищу, вроде овощей, а надо есть более питательные злаки, а также более питательную пищу. А летом – наоборот….»

-«Для принятия пищи имеется определённый порядок, которого должен придерживаться каждый, берегущий своё здоровье»

-«Хуже всего мешать разнообразную пищу и есть слишком долго, ибо тогда пища, съеденная позже, соединяется со съеденной раньше, когда та уже начала перевариваться. Таким образом, в переваривании частей пищи  не будет единообразия»

-«Летом самой лучшей порой для еды является прохладное время»

В параграфе восьмом также очень подробно написано «О режиме питья воды и напитков».

— «Пить воду следует не залпом, а глотками…»

— «Постоянное пьянство вредно, оно портит натуру печени и мозга, ослабляет нервы, вызывает заболевание нервов, опьянение и внезапную смерть»

Ибн – Сина ещё раз подчёркивает, что даже в старости и при имеющихся болезнях надо заниматься физическими упражнениями, как одним из самых важных средств и лечения и укрепления здоровья.

Свои профилактические наставления он изложил в стихах в поэме Урджуза.

Хотя автор Урджузы ставил физически упражнения на первое место в искусстве сохранения здоровья, но всё должно быть в меру, поэтому чередование движения и покоя очень важны для здоровья:

В той же поэтической форме Ибн-Сина излагает и все свои другие наставления, не потерявшие значения и в наши дни. Воистину, это был великий учёный, опередивший своё время на тысячелетия вперёд.

АРНАЛЬДО ДИ ВИЛЛАНОВА (ок.1235 – ок.1311)

Арнальд из Виллановы был врачом и алхимиком, одним из основателей медицинской алхимии.     Медицинскую практику проходил у итальянских и арабских врачей. Много путешествовал по Франции, Италии, Испании, был придворным лекарем князей и Римских пап. Преподавал медицину в Университете в Монпелье. Его обвиняли в связях с нечистой силой, и он попал под суд Инквизиции, но за него вступился папа Римский, которого он незадолго до этого вылечил.

Арнальдо из Виллановы написал много трудов по медицинской алхимии. Самое крупное и важное его произведение – «Требник с головы до ног». Наиболее известен его Салернский Кодекс Здоровья.

Он был по-настоящему прогрессивным врачом, возражал против применения сложных лекарств, утверждая, что «чем больше в рецепте снадобий, тем хуже действие сложного лекарства». Но при этом он признавал силу магических ритуалов, а также мощь дьявола и демонов.

В лечебной практике использовал амулеты, а золото считал универсальным лекарством.

Афоризмы Арнальдо актуальны и сейчас:

  1. Не давай волю страстям
  2. Находи время забыть и заботы и даже тревоги
  3. Соизмеряй свои силы и возможности

 

МЕДИЦИНСКАЯ ШКОЛА САЛЕРНО

Древний Салерн, расположенный в Кампании, был процветающим городом. Уже в IX столетии в Салерно существовала корпорация врачей, не только осуществлявшая лечение больных, но и обучавшая врачебному искусству. Возникшая медицинская школа сложилась как школа практического толка. Лучшее из того, что было создано античной медициной, бережно хранилось и развивалось именно там, в «civitas Hippocratica» (гиппократовой общине), как по праву начали называть Салерно. Школа Салерно носила светский характер и не была основана духовенством, как многие средневековые школы. Деканы – приоры – салернской школы были не католические монахи, а семейные люди. В этой Школе работали многие выдающиеся врачи того времени, включая женщин.

Профессорами Школы написаны многочисленные медицинские трактаты, многие из которых, по обычаю того времени, изложены в стихах. Наиболее известным из них в настоящее время является «Regimen sanitatis Salernitanum» (Салернский кодекс здоровья). Его автором был Арнальд из Виллановы. Он стал одним из прославленных врачей Средневековья. Его интересы были широки: токсикология – наука о ядах и противоядиях, средства продления жизни и борьба со старостью, лечебные свойства вина, о которых Арнальд написал отдельное сочинение. В начале XIY века он написал поэму, ставшую широко известной под названием «Regimen sanitatis Salernitanum». Салернская медицинская Школа просуществовала до середины XIX столетия. К этому времени её поэтическое наследие «Flos medicinae» (Цвет медицины) разрослось до 3500 стихотворных строк, но небольшой «Regimen sanitatis Salernitanum» Арнальда из Виллановы остался лучшим памятником её тысячелетнего существования.

 

 

В Древней Руси существовали три основные формы врачевания:

  • светская (или её ещё называют мирской) медицина, она же носила название иноземной;
  • народное врачевание, люди, которые им занимались, назывались кудесниками и знахарями;
  • монастырская медицина, которая, в основном, получила распространение после принятия на Руси христианства.

Светская медицина появилась на Руси со времён правления Ярослава Мудрого. Представители этой ветви медицины были врачи вольной практики, не относящиеся ни к народным врачевателям, ни к монастырским лекарям. Это были люди чисто иноземного происхождения (лечец-армянин, имя которого не известно, но который пользовался огромной популярностью даже при княжеском дворе; врачеватель Пётр, сириец, живший при дворе князя Николая Давыдовича (князь в XII веке) в Чернигове. Они за помощь больным деньги брали, не стесняясь, чем и вызывали негодование у представителей других ветвей медицины.

О лечьцах говорится в «Русской правде» — древнейшем из дошедших до нас своде русских законов, составленном при Ярославе Мудром (первая четверть XI в.). «Русская Правда» законодательно устанавливала оплату труда: по законам того времени, человек, нанесший ущерб здоровью другого человека, должен был уплатить штраф в государственную казну и выдать пострадавшему деньги для оплаты за лечение.

Одной из самых популярных книг в XI веке был «Изборник Святослава», переведённый с греческого языка в Болгарии. В нём описаны некоторые болезни, представления об их причинах, лечении и предупреждении. Приведены советы о питании («сила в овощи велики», или «питьё безмерное» само по себе «бешенство есть»), рекомендации содержать тело в чистоте, систематически мыться, проводить омовения.

Медицина Древней Руси представляла собой целостную систему, основные теоретические положениями которой были заимствованы, по-видимому, из византийских источников. Методы лечения, и особенно гигиенические правила, во многом исходили из традиций народной медицины восточных славян. Общебиологические представления сводились к признанию существования в «малом мире» (теле человека) четырёх «стухий» — огня, воды, земли, воздуха. Представление о здоровье соответствовало понятию «устоя» — ненарушимого равновесия основных свойств этих «стухий» — горячего, холодного, сухого и влажного; болезнь связывалась с «недобрым» смешением соков – «смутой стухий». На основе учения о темпераментах («сухорлявом и тукостном, горячем и волгостном») рекомендовалось применение прижиганий, кровопусканий, слабительных, «чихательных» и других очистительных средств.

Причина болезни носила название «вина недуга»; в мире так много «вин», что их «исчести невозможно». Установление «вины» — задача «лечьцов». Диагноз именовался «обличением недуга». Угнетение психики, как и леность – первые ступени к болезням. Труд же – условие, без которого немыслимо гармоничное развитие организма.

В древнерусском врачевании большое значение придавали предупреждению болезней. Слова с корнем «опас», «оберег» обнаруживаются очень рано в языке восточных славян.   Они встречаются на оружии, сосудах, змеевиках, в народном эпосе, фольклоре. Греческий термин «филактирия» в значении охраны человека от моров упоминается в пандектах (церковных уложениях), кормчих книгах Новгорода, Рязани (в 11-13 вв.).

Не подлежит сомнению огромная оздоровительная роль в народном быту русской бани, которую с удивлением описывали приезжие иноземцы. В летописи Нестора (XI век) содержится первое письменное упоминание о русской паровой бане, целебная сила которой была известна Руси с самых древних времён. Издавна в неё лечили простуду, болезни суставов, кожные заболевания, вправляли вывихи, делали кровопускания и «накладывали горшки» — прообразы современных лечебных банок. Описано лечебное применение: «… и на ся прутье младое, бьются сами и того ся добьют, егда вылежут еле живы и облиются водою студенью и пока оживут…». В одном из «Изборников XIII века говорится о растительном моющем средстве – «мыльной траве».

В литературных сборниках часто имелись целые главы по диететике. Мерилом питания должна являться естественная потребность в пище: «Не принимай брашна без алкания, и пития – без жажды». Вино следует пить с воздержанием, ибо «питие безьмерное – матица всему злу» и прежде всего «лествица к недугам человеческим». «Умеренность пусть будет твоим спутником во всём» — и в пище, и в половой жизни, и даже во сне: ведь «иначе меры спати подобает мертвым нежели живым». Но физическими развлечениями – игрой в мяч, скачками, охотой – можно заниматься до усталости. Вопреки взглядам Церкви на эти занятия как на грех, они назывались «утехою души, соседствующею с телесным здравием».

Настоящее руководство по здоровому образу жизни тысячелетней давности!

 

 

 

Становление медицинского образования в России и развитие русской научной медицины

Пётр I был великим преобразователем Российского государства, не оставлял он своим вниманием и медицину. Так в своих зарубежных поездках помимо корабельного дела он интересовался медициной. Пётр понимал, что здравоохранение в России находится на очень низкой ступени развития: высокая детская смертность, эпидемии, нехватка врачей, поэтому была произведена реорганизация медицинского дела в стране. Он начал строительство морских и сухопутных госпиталей, а при них – госпитальных школ, где обучали лекарей. Организация строительства была поручена Николаю Бидлоо.

Первый госпиталь был открыт в Москве 21 ноября 1707 года. Это был сухопутный госпиталь, также при нём была открыта госпитальная школа на 50 учащихся. Далее госпитали и госпитальные школы при них открывались в Петербурге, Ревеле, Кронштадте, Киеве, Екатеринбурге и т.д. Госпитальные школы открывались даже в таких малоизвестных городах, как Колуваново, Елизаветград. Там они были рассчитаны на 150 – 160 человек.

В 1735 году был издан «Генеральный регламент о госпиталях», а в 1786 году госпитальные школы были преобразованы в медико-хирургические училища, которые открыли путь к образованию соответствующих медико-хирургических академий.

В это же время стало развиваться гигиеническое и профилактическое направление медицины. Появилось много сочинений и выступлений на эти темы, где акцентировалось внимание и на профилактику инфекционных заболеваний (оспа) и на образ жизни и окружающую среду.

Профессор Ф. Эрасмус в 1762 году написал «Наставление, как каждому человеку вообще в рассуждении диэты, а особливо женщинам в беременности, в родах и после родов себя содержать надлежит, для особливой пользы в деревне живущих госпож».

Профессор С.Г. Зыбелин неоднократно выступал в Московском Университете с лекциями о различных аспектах профилактики: «О пользе прививной оспы и преимуществе оной перед естественною, с моральными и физическими возражениями против неправомыслящих»; «О правильном воспитании с младенчества в рассуждении тела, служащим к размножению в обществе народа»; «О сложении тела человеческого, и о способах как оные предохранять от болезней».

Профессор Иоган Юлий Рост выступал в Московском университете с речами «О вредном воздухе в жилищах, особливо простого народа примечаемом: о средствах удобных к поправлению оного», и «О избрании выгодных мест для построения вновь городов, в рассуждении здравия человеческого».

Профилактика заболеваний, сохранение здоровья, оздоровление окружающей среды приобретали научную основу и активно пропагандировались известными профессорами того времени.

 

Бидлоо Николай Ламбертович (1670 – 1735)

Хирург, анатом, доктор медицины (1697). Родился в Амстердаме, окончил Лейденский университет. В 1702 году переехал в Россию, был «ближним доктором» Петра I и первым получил звание архиатра.

С именем Н.Л. Бидлоо связано становление высшего медицинского образования в России. В 1705 году он создал в Москве анатомический театр, где проводил вскрытия и вёл занятия с врачами.

С 1705 года и до конца жизни был главным доктором основанного Петром I «Московского гошпиталя» (ныне Главный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко) и руководителем открытой при нём госпитальной школы. В письме Петру I он писал: «Было взято 50 учеников, 33 осталось, 6 умерли, 8 сбежали, 2 по указу в школу взяты, 1 за невоздержание отдан в солдаты»

Н. Л. Бидлоо преподавал в школе анатомию на трупах и хирургию по программам, изложенным в 1710 году в рукописном труде «Наставление для изучающих хирургию в анатомическом театре» и ещё три рукописных учебника по анатомии и хирургии.

 

Кондоиди Павел Захарович (1709 – 1760)

Один из самых выдающихся русских медицинских администраторов восемнадцатого века. Грек по происхождению, привезён в молодых годах в Россию. Медицину изучал в Лейдене, где и получил в 1733 году степень доктора медицины, после чего вернулся в Россию.

Вскоре П.З. Кондоиди был назначен генерал-штаб-доктором, а в 1741 году – управляющим медицинской конторой. На этом поприще он особенно отличился реформами в деле тогда ещё молодого медицинского образования в России. Он установил точные сроки обучения и способы экзаменов в школах, ввёл в больницах обязательные вскрытия для определения причины смерти каждого больного и для поверки распознавания болезни, устроил медицинскую библиотеку, учредил доцентуры при госпитальных школах, учредил акушерские школы в Петербурге и Москве, выписывал профессоров из-за границы.

В отношении к учащейся молодёжи отличался необычайной заботливостью и гуманностью: запретил телесные наказания, беспощадно до него практиковавшиеся, заботился о хорошем уходе и содержании учеников.

Точно также П.З. Кондоиди явился реформатором и во всех прочих областях медицинской администрации, создав основу всего медицинского законодательства того времени.

 

Ломоносов Михаил Васильевич (1711 – 1765)

М.В. Ломоносов – гениальный учёный, философ, поэт, географ, естествоиспытатель.

В 1723 году по указу Петра Первого была учреждена Академия наук и всяческих искусств. Столпом Академии был М.В. Ломоносов и его ученики, известные врачи того периода (А.П. Протасов, С.Г. Зыбелин, Н.М. Амбодик-Максимович, Д.С. Самойлович и др.)

М.В. Ломоносов обладал поистине огромным талантом. Ему очень близки и интересны были проблемы медицины. Он считал, что медицина – одна из самых полезнейших для человека наук, она «через познание тела…достигает причины».

М.В. Ломоносов тщательно изучал анатомию, физику, физиологию, а также другие науки, которые могли бы быть полезными для медицины. Он считал необходимым изучение химии для познания медицинской науки.

В 1761 году М.В. Ломоносов написал письмо графу И.И. Шувалову «О размножении и сохранении российского народа». В нём он ярко и убедительно обрисовал тяжелое положение медицины в стране, заболеваемость, высокую смертность, особенно высокую детскую смертность. Ломоносов призывал вести борьбу с вредными привычками, повысить качество подготовки врачей, улучшить уровень оказания медицинской помощи. Вот главные мысли, заключённые в этом письме: открыть лечебные «учреждения, коих ещё мало» и лечить по правилам медицинской науки; «требуется по всем городам большое число докторов, лекарей, аптек, чего нет и сотой доли»; Российским университетам дать право «производить достойных в доктора»; «сочинить медицинскую книгу» на русском языке для народа.

 

Зыбелин Семен Герасимович (1735 – 1802)

Образование получил в Московской славяно-греко-латинской академии и в Московском университете. С 1758 г. по 1765 гг. С.Г. Зыбелин находился за границей для дальнейшего усовершенствования в медицине, в 1764 году в Лейдене защитил докторскую диссертацию. В 1765 г. С. Г. Зыбелин возвратился в Москву, где был назначен сначала экстраординарным, а затем ординарным профессором кафедры теоретической медицины. Его профессорская деятельность продолжалась в течение 36-ти лет до самой смерти. За эти годы С.Г. Зыбелин читал студентам теоретическую медицину, начиная с физиологии и патологии и кончая общей терапией, а к концу жизни — практическую медицину, анатомию, хирургию и химию. С 1768 он впервые в Московском университете начал читать лекции на русском, а не на латинском языке. Действительный член Российской Академии наук с 1784 года.

Зыбелин Семен Герасимович положил начало учению о профилактике болезней, указал в 1777 г. на важность телосложения в развитии и течении заболеваний. Большое значение он придавал вопросам гигиены быта, широко пропагандировал применение естественных факторов природы для закаливания и лечения организма. Наиболее полное отражение взглядов С.Г. Зыбелина содержится в его актовых речах «Словах», произнесённых в Московском университете. В этих «Словах» говорится о применении науки к жизни, к нуждам и потребностям человека. Он развивал идеи об охране здоровья народа, о борьбе с эпидемиями и детской смертностью в стране. Считал необходимым изучение влияния окружающей среды на организм человека. Возникновение некоторых болезней и преждевременную смерть людей он связывал с различными причинами, в том числе с социальными факторами – голодом, «налогами», «утеснениями».

Умер Семен Герасимович Зыбелин 26 апреля 1802 г.

 

Мудров Матвей Яковлевич (1776 – 1831)

 

Матвей Яковлевич Мудров декан медицинского факультета Московского университета, один из самых выдающихся терапевтов того времени. Педагогические и научные взгляды Мудрова базировались на характерном для русской медицины учении о целостности и индивидуальности организма больного и высокогуманных принципах подхода к страдающим. Самое главное представление о его взглядах даёт речь «Слово о способе учить и учиться медицине практической или деятельному врачебному искусству при постелях больных» (1820 г.). В этой речи, а также в других работах Мудрова была изложена программа подхода к профилактике здоровых, к лечению больных, а также выдвинут ряд положений, ставших афоризмами.

 

 

  1. «Не должно лечить и самой болезни, для которой части и названия не находим, не должно лечить и причину болезни, которая часто ни нам, ни больному, ни его окружающим неизвестны, а должно лечить самого больного, его состав, его орган, его силы»
  2. «Одна и та же болезнь, но у двух разных больных требует весьма разного подхода»
  3. Врач должен «…хорошо руководить больным ради здоровья, заботиться о здоровом, чтобы он не болел, заботиться о здоровых и ради благополучия поведения»
  4. «Медицину должно соединить с мудростью, ибо, по словам Гиппократа, врач, любящий мудрость, подобен отцу»
  5. «Взять на свои руки людей здоровых, предохранить их от болезней наследственных или угрожающих, предоставить им надлежащий образ жизни есть честно и для врача покойно. И то легче предохранить от болезней, нежели их лечить…»

 

 

XIX век можно по праву назвать «золотым веком» расцвета русской культуры, литературы, поэзии, музыки, различных отраслей науки, в том числе, и медицины. В этот период медицина развивалась стремительно и плодотворно. Характерной чертой отечественной медицины XIX века было формирование научных школ, основными центрами которых были Петербургская медико-хирургическая академия и медицинский факультет Московского университета.

В медико-хирургической академии основное внимание уделялось хирургии, анатомии, топографической анатомии и отчасти физиологии – прикладным знаниям, необходимым врачам в военно-полевых условиях. В Московском же университете разрабатывали преимущественно проблемы общей патологии, терапии, физиологии. Крупными центрами развития медицинской науки были также факультеты Дерптского (Юрьевского), Виленского, а позднее – Казанского и Киевского университетов.

В самом начале XIX века в стенах Московского университета уже была сформирована клиническая школа М.  Я. Мудрова. Его учением были заложены основы традиций, характерных для всех московских терапевтических школ XIX века вплоть до Г. А. Захарьина и А. А. Остроумова.

Григорий Антонович Захарьин, продолжая и развивая учение М. Я. Мудрова, был основателем крупной клинической школы, оказавшей большое влияние на развитие отечественной медицины. Его учеником был А. А. Остроумов, известный терапевт, также основатель клинической школы.

Небосклон отечественной и мировой медицины был усеян звёздами великих русских врачей, учёных, исследователей. Они заложили основу перехода от эмпирической медицины к научной.

 

Пирогов Николай Иванович (1810-1881)

 

Великий отечественный врач и учёный, выдающийся педагог и общественный деятель, один из основоположников хирургической анатомии и анатомо-экспериментального направления в хирургии, военно-полевой хирургии, организации и тактики медицинского обеспечения войск; член-корреспондент Петербургской академии наук, почётный член и почётный доктор многих отечественных и иностранных университетов и медицинских обществ.

Н.И. Пирогов – ученик М.Я. Мудрова и, также как и его учитель, был поборником профилактического направления в медицине. Ему принадлежат замечательные слова, ставшие девизом отечественной медицины:  «Я верю в гигиену. Вот где заключается истинный прогресс нашей науки. Будущее принадлежит медицине предохранительной».

В 1870 году в отзыве о «Трудах постоянной медицинской комиссии Полтавского губернского земства» Н. И. Пирогов посоветовал земству обратить особое внимание медицинской организации на гигиенический и санитарно-просветительский разделы её работы, а также не упускать из виду в практической деятельности продовольственный вопрос.

В честь великих заслуг перед отечественной медициной 1-ая городская клиническая больница и Национальный медико-хирургический Центр Москвы носят имя Н.И. Пирогова.

Захарьин Григорий Антонович (1829 – 1897)

Григорий Антонович Захарьин – один из крупнейших клиницистов XIX века. С 1862 по 1895 гг. он был заведующим факультетской терапевтической клиникой Московского университета. Одной из основных заслуг Г.А. Захарьина является развитие метода непосредственного клинического наблюдения и разработка метода опроса больного.

Очень большое значение Г.А. Захарьин придавал правильному лечению. В лечебных советах Захарьина большое место уделялось советам больному об образе жизни и режиме. Он говорил: «Измени обстановку, измени деятельность, измени образ жизни, если хочешь быть здоров». Иногда он не выписывал никаких лекарств больному, а только давал детальные советы по изменению образа жизни.

Наряду с покоем, Захарьин рекомендовал движение. Вместе с применением медикаментов он также использовал гигиенические и профилактические мероприятия, и общие лечебные приёмы – кровопускания, климатическое лечение больных туберкулёзом, которое он рекомендовал не только на Юге, но и на природе в любой местности, массаж, минеральные воды.

Вопросы гигиены занимали в учении Захарьина существенное место: «…без гигиены и профилактики лечебная медицина бессильна. Победоносно спорить с недугами масс может лишь гигиена». Истинное здоровье заключается в способности «противостоять вредным влияниям атмосферным и вообще климатическим, неправильностям в помещении, столе, телесной и душевной деятельности. Если организм не сумеет побороть эти разнообразные влияния, он начнёт разрушаться, заболевать. Таким образом, основной источник любой болезни находится или в окружающем мире, или в неправильном поведении человека, а чаще и в том и другом одновременно».

Туберкулёзная клиническая больница №3 в Москве носит имя профессора Г.А. Захарьина в честь его заслуг перед отечественной медициной.

                  

 Боткин Сергей Петрович  (1832 – 1889)

Классик русской медицины, выдающийся терапевт, основоположник функционального направления в отечественной клинической медицине, талантливый педагог, организатор и общественный деятель, создатель крупной школы терапевтов. Основными задачами практической медицины Боткин считал профилактику, лечение уже развившегося заболевания и облегчение страданий больного в тех случаях, если излечение доступными средствами невозможно. По мнению Сергея Петровича Боткина,  единственным путём осуществления этих задач является изучение здорового и больного организма. Медицина для С. П. Боткина была «наукой предупреждать болезни и лечить больного». Прежде всего, он обращал внимание на  необходимость соблюдения целесообразного режима и диеты, назначая лекарства, учитывал особенности больного.

В 1881 году он был избран Гласным Городской думы и заместителем председателя Комиссии общественного здравия. По его предложению была организована бесплатная медицинская помощь для «бедных классов». По предложению С. П. Боткина в Петербурге был введён школьно-санитарный надзор.

В 1886 году С. П. Боткин был избран попечителем всех городских больниц Петербурга и председателем комиссии при медицинском Совете по вопросу улучшения санитарных условий и уменьшения смертности в России. На этих ответственных постах он принимал участие в организации здравоохранения России.

Именем С. П. Боткина названа Городская клиническая больница, расположенная во 2-ом Боткинском проезде в Москве.

 

Остроумов Алексей Александрович (1844-1908)

Алексей Александрович Остроумов в 1870 г. окончил медицинский факультет Московского университета. С 1879 по 1900 гг. был заведующим кафедрой госпитальной терапии Московского университета. А.А. Остроумов был последователем Захарьина, особенно в применении клинических методов: он также придавал огромное значение расспросу больного, считал, что нужно выявлять все особенности случая заболевания у данного конкретного больного.

Он стал разработчиком учения о значении в течении и этиологии заболевания внешней среды, в которой этот человек живёт, развивается, действует. А. А. Остроумов чётко определил задачи врача: «Предметом нашего изучения является больной человек, нормальная жизнь которого нарушена условиями существования в среде… Цель клинического исследования – изучить условия существования человеческого организма в среде, условия приспособления к ней и расстройства». А.А. Остроумов считал нужным поместить больного в условия с наиболее благоприятным режимом питания, работы, жилища.

Организатор и теоретик советской медицины З. П. Соловьёв подчёркивал большое значение этой позиции А. А. Остроумова: «Мы имеем хороших предшественников. Мысль о том, что между лечебной и профилактической медициной нет непроходимой грани, что лечебная и профилактическая медицина теснейшим образом связаны между собой, — эта мысль далеко не новая. В своё время А. А. Остроумов в своих клинических лекциях писал, я бы сказал, золотые слова, излагая необычайной ценности мысли, которые в своё время не были поняты. Здесь устанавливается именно то, что иначе не назовёшь, как синтез лечебной и профилактической медицины».

В Москве городская клиническая больница №33 носит имя А. А. Остроумова.

 

 

Эта общественная организация была создана в 1878 году по инициативе А.П. Доброславина, И.Е. Андреевского, Н.Ф. Здекауэра и ставила своей задачей «содействовать улучшению общественного здравия и санитарных условий России». Общество было фактически первым научным объединением в России, которое рассматривало вопросы общественной гигиены. В нём объединились представители различных профессий, стремившихся к разработке и осуществлению оздоровительных мероприятий в стране.

В Уставе Русского общества охранения народного здравия было записано, что его целями являются:

  1. Содействие улучшению общественного здоровья и санитарных условий в России;
  2. Осуществление мер общественной и частной гигиены, к которым относились предотвращение и устранение вредных для здоровья влияний;
  3. Содействие правительственным и общественным учреждениям, а также частным лицам в решении гигиенических вопросов и проведении санитарных мер;
  4. Организация гигиенических съездов и выставок;
  5. Создание гигиенических музеев, библиотек и лабораторий;
  6. Чтение публичных лекций по гигиене;
  7. Пропаганда гигиенических знаний через журналы.

Согласно Уставу, в общество входили лица, «сочувствующие делу охранения народного здравия». Это дало возможность обществу объединить представителей различных профессий: медиков, естествоиспытателей, учителей, архитекторов, инженеров, деятелей городских управлений и земство. Общество поэтому могло разрабатывать вопросы не с узкопрофессиональных позиций, а шире, насколько, конечно, позволяли тогдашние условия России. С другой стороны, входившие в общество гигиенисты, химики, физиологи, инженеры и представители других отраслей могли подвергнуть взаимной проверке свои данные и предложения под более широким углом зрения, чем в отдельных лабораториях.

Бессменным Председателем Общества был Николай Фёдорович Здекауер, заслуженный врач, лейб-медик, консультант царя.

В его работе принимали участие виднейшие учёные России – Д.И. Менделеев, А.П. Бородин, В.М. Бехтерев, Н.Ф. Гамалея, Н.В. Склифосовский, Ф.Ф. Эрисман, врач-большевик Н.А. Семашко и другие.

Комиссии Общества проводили научно-организационную и практическую работу: занимались вопросами охраны труда рабочих и улучшения их жилищ, вопросами питания и распространения гигиенических знаний, организации метеорологических наблюдений на отечественных курортах, разрабатывали меры борьбы с алкоголизмом, острозаразными болезнями, туберкулёзом и др.

Отделы общества были организованы в 27 городах России. Официальным печатным органом Общества с 1874 по 1884 год был журнал «Здоровье», выходивший под редакцией А.П. Доброславина. С 1891 года начал издаваться «Журнал Русского общества охранения народного здравия», выходивший до октября 1917 года. Общество явилось одним из инициаторов создания в России детских консультаций, постановки ряда вопросов борьбы с массовыми заболеваниями, а также с алкоголизмом. Общество просуществовало до 1917 года. Будучи одним из первых научно-практических общественных центров, оно сыграло видную роль в развитии отечественной науки, особенно гигиенической.

 

Деятельность отделов и комиссий общества

Вопросы эпидемиологии

Ближайшим поводом для организации Русского общества охранения народного здравия была борьба с эпидемиями. В России свирепствовали эпидемии  сыпного и брюшного тифа, холеры, дизентерии, оспы, детских инфекций, малярии, гриппа и др. Вопросами борьбы с эпидемиями Русское общество занималось на протяжении всей своей деятельности.

Сыпной тиф

Среди болезней, производивших колоссальные опустошения в стране и в армии, большое место занимал сыпной тиф. Для изучения причин распространения эпидемии сыпного тифа Русским обществом была организована комиссия, в состав которой вошли: Н.Ф.Здекауер, И.Е.Андреевский, А.П.Бородин, А.П.Доброславин, Э.Ф.Шперк и другие. Комиссия пришла к выводу, что распространению тифа способствовало повышение цен на «главные жизненные припасы», скученность населения, затруднённый приём в больницах и занос инфекции с театра военных действий. Одной из важных причин, способствовавших распространению эпидемии сыпного тифа,  комиссия считала возврат из больниц вещей больных и умерших без предварительной дезинфекции, а также перенос церковного покрова из дома в дом, от одного умершего к другому.  В качестве руководства по дезинфекции   комиссия рекомендовала записку «По вопросу о дезинфекции», составленную профессорами медико-хирургической академии  А.П.Бородиным и А.П. Доброславиным.

Дифтерия

Одной из главных причин чрезвычайно высокой детской смертности в России в XIX веке были эпидемии дифтерии и скарлатины. Дифтерия, эпидемии которой поражали  главным образом южные губернии России, сопровождалась большой летальностью, достигавшей иногда 50 и 60% смертности. Русское общество взяло на себя инициативу по выработке единого плана действий борьбы с эпидемией дифтерии, охватившей в 1879 г. 15 губерний Юга России. Деятели Русского общества стремились привлечь к участию в борьбе с эпидемией дифтерии и население, научить крестьян ухаживать за больными, проводить примитивную дезинфекцию и т.д.

Оспа

По данным медицинского департамента, только за десятилетие (с 1863 по 1872 год) в России заболело оспой 115 576 человек и умерло 22 819. Оспа регулярно отмечалась в России вплоть до 1917 года. Борьбе с оспой мешало отсутствие закона об обязательном оспопрививании. Русское общество взяло на себя задачу обучения оспопрививанию сестёр, фельдшеров, студентов-медиков, а также выработало рекомендации по правильному получению оспенного детрита. Русское общество проявило инициативу в организации 100-летнего юбилея вакцинации и издания русского перевода сочинения Дженнера с его биографией и портретом. В 1896 году Золотую медаль получила книга В.О. Губерта «Оспа и оспопрививание», изданная Русским обществом охранения народного здравия. На международном конкурсе в Лондоне, где было представлено 127 сочинений, этой книге также была присуждена первая Премия в 1000 фунтов стерлингов и Большая золотая медаль, как лучшей работе к столетию оспопрививания.

Холера

Среди эпидемических болезней XIX века холера занимала особое место. В борьбе с эпидемиями холеры совершенствовались противоэпидемические мероприятия  и формировались эпидемиологические взгляды русских врачей. В 1904 году при первых признаках приближающейся эпидемии Русское общество охранения народного здравия приступило к выработке противоэпидемических мероприятий. Оно взяло на себя организацию борьбы с эпидемией холеры в Петербурге, где имела место большая вспышка в результате плохого водоснабжения и общего антисанитарного состояния города. Общество исходило из положения, что к борьбе с холерой надо привлечь всё население.

Особого внимания в борьбе с холерой требовало снабжение населения доброкачественной питьевой водой. Поэтому комиссией  был предложен бесплатный отпуск кипятка и чая для бедных жителей столицы в организованных для этой  цели специальных бараках. Такие бараки были устроены в тех районах города, где сосредоточивалась основная масса сезонных рабочих. В целях более конкретной помощи обеспечения населения доброкачественной водой Русским обществом в различных частях города были расставлены бочки с кипячёной водой: в день раздавалось до 8000 вёдер кипячёной воды, кроме этого, была широко организована раздача чая и сахара.

Обществом проводилась широкая санитарно-просветительная работа по профилактике холеры — лекции, плакаты, выставки. Обществом была издана популярная брошюра «Как уберечь себя и других от холеры» тиражом 20 000 экземпляров.

Сибирская язва

Несмотря на открытие возбудителя сибирской язвы ещё в 1850 году и введение вакцинации это заболевание в России не переставало вызывать большие потери скота, а также заболевания людей.

В 1880-1881 годах в обществе разбирались вопросы предупреждения распространения сибирской язвы в Петербурге. В образованную обществом рабочую комиссию вошли видные учёные: физиолог Ф.В. Овсянников, терапевт Н.Ф. Здекауер, гигиенист А.П. Доброславин и др. Комиссией изучалось санитарное состояние фабрик, заводов и ремесленных мастерских, обрабатывающих щетину и волосы. Результатом работы комиссии явился «проект обязательных постановлений и мероприятий против распространения сибирской язвы в городе Петербурге по отношению к заводам, фабрикам, обрабатывающим кожу, шерсть, волос и пр.»

Выработка этого проекта послужила толчком к проведению городской думой санитарных мероприятий против заразных болезней.

 

Андреевский Иван Ефимович (1831 – 1891)

Писатель, юрист, педагог, редактор.

Окончив в 1852 году юридический факультет Петербургского университета со степенью кандидата, И.Е. Андреевский защитил магистерскую диссертацию в 1854 году, а затем и докторскую диссертацию в 1864 году. В 1883 году он был избран ректором Петербургского университета.

Иван Ефимович  Андреевский был выдающийся общественный деятель. В последние годы центром его общественной деятельности служило основанное в 1877 году Русское общество охранения общественного здравия, которое в значительной мере обязано своим упрочением и развитием энергии и самоотверженности Андреевского, сумевшего сплотить вокруг Общества и председателя его Н.Ф. Здекауэра лучшие медицинские силы столицы.

Под руководством своего вице-президента, И.Е. Андреевского Общество выработало целый ряд мер по оздоровлению Петербурга, введению в общественную жизнь гигиенических начал, к распространению кулинарных сведений в образованном классе. Нормальные столовые с их дешёвою и здоровою пищею, школы кулинарного искусства – все эти создания обязаны энергии И.Е. Андреевского и его самоотверженного служения Обществу. Вся его общественная деятельность клонилась к одной цели: к обеспечению участи беднейшего класса населения.

 

Здекауер Николай Фёдорович (1815 – 1897)

Здекауер Николай Фёдорович – заслуженный врач, в 1831 году поступил на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета, а в 1833 году перешёл в Медико-хирургическую академию.

В 1842 году защитил докторскую диссертацию, с 1846 по 1848 год заведовал терапевтической клиникой, с 1848 по 1860 год – диагностической клиникой, а с 1860 по 1863 год занимал кафедру госпитальной клиники.  Н.Ф. Здекауер поднял вопросы о дренаже, о вентиляции и отоплении госпиталей, и его предложения  стали использовать в госпиталях, академии, казармах, театрах, дворцах.

В 1860 году он стал лейб-медиком консультантом царя. В 1866  году по инициативе Н.Ф. Здекауера учреждён главный холерный комитет. Ещё в  1850 году он задумал основать в  России общество для исследования предметов  народного продовольствия. Эта попытка не удалась, но привела к образованию первого общество охранения народного здравия, которое в течение более 10 лет существования много сделало для санитарного благоустройства столицы. В 1876 году Н.Ф. Здекауер вновь поставил на очередь вопрос о необходимости основания Общества охранения  народного здравия и в 1878 году открыл первое его собрание, бессменным председателем которого он являлся.

 

Доброславин Алексей Петрович (1842 – 1889)

Отечественный гигиенист, один из основоположников экспериментальной гигиены в России. Основатель и руководитель первой в стране самостоятельной кафедры гигиены в Медико-хирургической академии (1871 г.). В 1868 году защитил диссертацию на тему «Материалы для физиологии метаморфоза» (обмена веществ). Впоследствии был избран приват-доцентом, и ему было поручено читать лекции по  гигиене. Он с сотрудниками исследовал химический состав хлеба, варёного мяса, усвояемость различных жиров и других пищевых продуктов. Он принимал участие в работе петербургской городской думы по благоустройству, водоснабжению и канализации города, устройству кладбищ, организации дезинфекции  и борьбы с эпидемиями, санитарно-пищевому надзору, планированию строительства школ, больниц.

А.П. Доброславин был одним из учредителей Русского общества охранения народного здравия (1878) и председателем секции общественного здравоохранения этого общества, организатором издания и редактором научно-популярного журнала «Здоровье».

Мудрые мысли о здоровье

Мудрые мысли о здоровье

 

Авиценна:

« Самое главное в режиме сохранения здоровья есть занятия физическими упражнениями, а затем уж режим пищи и режим сна… Умеренно и своевременно занимающийся (физическими упражнениями) не нуждается ни в каком лечении, направленном на устранение болезней…»

«Подвижный, быстрый человек 

Гордится стройным станом.

Сидящий сиднем целый век

Подвержен всем изъянам.

С гимнастикой дружи,

Всегда веселым будь,

И проживешь сто лет,

А может быть и более.

Микстуры, порошки-

К здоровью ложный путь.

Природою лечись

В саду и в чистом поле».

 

Н. М. Амосов:

«Принцип здорового образа жизни, принцип оптимальных физических нагрузок, человек должен усваивать как элементы культуры в худшем случае со школьной скамьи, в лучшем — еще раньше, в семье, в детском саду…»

 

О. К. Антонов:

« Настоящая физкультура – это разумное отношение к организму – вместилищу нашего разума – все 24 часа в сутки. Я хочу еще раз подчеркнуть: не утренняя зарядка, даже не спортивные занятия 2 раза в неделю, а постоянная круглосуточная культура отношения к себе, оптимальный образ жизни делает существование человека полноценным».

 

Аристотель:

«Жизнь требует движения».

Ничто так не истощает и не разрушает человека, как продолжительное физическое бездействие».

 

Поль Брег:

«Чтобы наслаждаться бесконечным здоровьем, надо работать над собой».

 

Генрих Гейне:

«Единственная красота , которую я знаю, — это здоровье».

 

 

МУДРЫЕ МЫСЛИ О ЗДОРОВЬЕ

 

Иоганн Вольфганг Гете:

«Природа не знает остановки в своем движении и казнит всякую бездеятельность».

 

Гиппократ:

«Гимнастика, физические упражнения, ходьба должны войти в быт каждого, кто хочет сохранить здоровье, полноценную и радостную жизнь».

«Как суконщики чистят сукна, выбивая их от пыли, так гимнастика очищает организм».

 

Гораций:

«Если не бегаешь, пока здоров, придется побегать, когда заболеешь».

 

Виктор Гюго:

«Нужно поддерживать крепость тела, чтобы сохранить крепость духа».

 

В.И.Даль:

«Закаливать – приучать ко всем лишениям, нуждам, непогоде».

 

 Жорж Демене:

  «Человека, получившего хорошее физическое воспитание, легко узнать по решительности и уверенности движений: он знает свои силы, умеет их прилагать и ими пользоваться, он не поддается усталости, потому что он – хозяин своих органов».

 

Древнегреческие изречения:

Надпись на скале:

        «Хочешь быть сильным – бегай,

Хочешь быть красивым  — бегай,

Хочешь быть умным – бегай».

 

И.В.Ильинский:

«Мой совет единственный – построить свою жизнь и свой распорядок дня таким образом, чтобы физкультура превратилась для вас в такую же непререкаемую необходимость, как сон, как дыхание».

 

Томас Карлейль:

«Здоровый человек есть самое драгоценное произведение природы».

 

Готхольд Лессинг:

«Очарование – это красота в движении».

 

 

МУДРЫЕ МЫСЛИ О ЗДОРОВЬЕ

 

Ян Амос Коменский:

«Дерево также нуждается в испарении и частом освежении при помощи ветров, дождей, холодов, иначе оно легко слабеет и вянет. Точно также человеческому телу необходимы вообще сильные движения, деятельность и серьезные упражнения».

 

Пьер де Кубертен:

«Муштра убивает физическую культуру. Свобода и демократия – непременные условия воспитания здоровой молодежи… Физическое воспитание обязательно должно включать игровую и спортивную деятельность. Физическая культура и спорт выше международных конфликтов».

«О спорт! Ты – прогресс!

Ты способствуешь совершенству человека –

Самого прекрасного творения природы.

Ты убеждаешь, что прогресс физический и нравственный – 

Два пути к одной цели!».

 

П.Ф.Лесгафт:

«То, что не упражняется, умирает».

«Между умственным и физическим развитием человека существует тесная связь… Умственный рост и развитие требуют соответствующего развития физического».

«Развитие должно быть вполне гармоническое, как физическое, так и соответственно ему умственное, эстетическое, нравственное».

 

Джон Лонк:

«Гимнастика удлиняет молодость человека».

 

Максимович – Амбодик:

«Тело без движения подобно стоячей воде, которая плесневеет и гниет».

 

Мишель де Монтень:

«Здоровье – это драгоценность, и притом единственная, ради которой стоит не только не жалеть времени, сил, трудов и всяких благ, но и пожертвовать ради него частицей самой жизни, поскольку жизнь без него становится нестерпимой и унизительной».

 

Тамара Лязгина (знаменитая цирковая артистка):

«Насколько же здоровее и моложе будут люди, если ежедневно начнут испытывать потребность в движении и удовлетворять ее».

 

И.П.Павлов:

«Самое дорогое у человека – это движение».

МУДРЫЕ МЫСЛИ О ЗДОРОВЬЕ

 

Пифагор:

«Не изнурять ты должен тело твое, а стараться пищи, питья, упражнений в меру давать ему, дабы тело укреплялось, не зная излишеств и лени».

 

Платон:

«Для соразмерности и красоты и здоровья требуется не только образование в области наук и искусства, но и занятия всю жизнь физическими упражнениями».

 

Плутарх:

«Движение – кладовая жизни».

 

Жан Жак Руссо:

«Без движения жизнь только летаргический сон «.

«Великая тайна воспитания состоит в том ,что физические упражнения и       

упражнения духовные всегда служат отдыхом друг для друга».

        «Чтобы сделать ребенка умным и рассудительным, сделайте его крепким и  

         здоровым: пусть он работает, действует, бегает, кричит, пусть он находится   

         в постоянном движении».

         «Ходьба и движение способствует игре мозга и работе мысли».

 

Сократ:

«Если человек сам следит за своим здоровьем, то трудно найти врача, который бы знал лучше полезное для его здоровья, чем он сам».

«Человек ест, чтобы жить, а не живет, чтобы есть».

 

К.Д.Ушинский:

«Важнейшим условием, повышающим работу памяти, является здоровое состояние нервов, для чего необходимы физические упражнения».

 

Артур Шопенгауэр:

«Девять десятых нашего счастья зависят от здоровья человека».

 

Бернард Шоу:

«Здоровое тело – продукт здорового рассудка».

 

Ювенал:

«Надо просить(молиться), чтобы дух был здоровым в теле здоровом».

 

Н.Г.Чернышевский:

«Прекрасное в человеке немыслимо без представления о гармоничном развитии организма и здоровье человека».

 

Историко-философские представления о здоровье и продолжительности жизни человека

Проблема здоровья человека интересовала философов с древних времен. Размышляя о здоровье, о нормах и патологиях, философы античности заметили, что здоровье зависит от образа жизни и поведения человека. Изучение прошлого показывает, какое влияние на развитие представлений о здоровье и здоровом образе жизни оказывали различные философские направления.

В античную эпоху о происхождении болезней сформировались следующие концепции: реалистические (стихийно-материалисти-ческие), онтологические, анемические и божественные (демонические). Реалистические концепции причины заболеваний искали в природных факторах. В рамках онтологических представлений болезнь считалась внешним и враждебным человеку конкретным материальным живым существом, которое проникает, внедряется в тело человека извне и тем самым вызывает болезненное состояние. Суть анемических воззрений на происходящие заболевания состоит в представлении о духах, заселяющихся в тело больного, и связанных с этим способах исцеления. Идея божественного (демонического) происхождения болезней рассматривала их как следствие гнева богов, результат злых духов. Следовательно, излечение от болезней зависело лишь от сверхъестественных сил; отсюда распространение амулетов, заклинаний и заговоров, предохраняющих от злых сил[1].

Размышляли о здоровье и болезни уже в Древней Индии представители школы веданты. «Веданта» означает «окончание Вед», а «Веды» (конец II – начало I тыс. до н. э.) – собрание гимнов на религиозные темы. Основателем школы веданты считается древнеиндийский мыслитель Бадараяна, составитель «Брама-сутры». Он и представители других философских школ заметили, что здоровье зависит от образа жизни человека. В Древней Индии здоровье считалось результатом нормального состояния трех начал организма: воздушного, слизи и желчи. Три органических начала связывались с системами организма: рлунг (нервная), мкрихс и бадкан (гуморальная).

В Древнем Китае организм уподобляли миру в миниатюре, а все процессы в нем – взаимоотношению пяти первоэлементов: огня, земли, воды, дерева и металла. В организме, как и во внешнем мире, предполагалась борьба двух полярных сил: Инь (женское) и Ян (мужское), здоровье и болезнь определялись их соотношением. Возникла чжень-цзю терапия – иглоукалывание и прижигание активных точек, которые облегчают передвижение особой жизненной энергии в организме и тем самым устраняют причину заболевания.

В ассиро-вавилонской медицине считали, что здоровье и болезнь зависят от злых и добрых духов, богов и дьяволов и могут направляться в своем течении влиянием небесных светил.

В Древнем Египте существовали представления о четырех основных элементах мира: воде, земле, огне и воздухе. В связи с этим возникли зачатки гуморального учения о четырех основных соках, носителях этих элементов, составляющих человеческий организм и определяющих его здоровье и болезнь. Было создано учение о пневме – особом содержащемся в воздухе невидимом и невесомом веществе, при вдохе поступающем в легкие, оттуда проникающем в сердце и далее по артериям расходящемся по всему телу.

Философы Древней Греции и Древнего Рима, размышляя о здоровье и болезнях человека, сформулировали большое количество жизненных правил и полезных истин, касающихся практик здорового образа жизни.

Согласно воззрениям Демокрита, каждый человек сможет прожить счастливую жизнь, если будет жить соответственно своей природе, соблюдая при помощи мудрости чувство меры, стремясь к справедливости и принимая на себя ответственность за свои поступки.

Некоторые высказывания его актуальны и для нашего современника:

• Прекрасное постигается путем изучения и ценой больших усилий, дурное усваивается само собой, без труда.

• Цель жизни – хорошее расположение духа (эвтимия), при котором душа живет безмятежно и спокойно, не возмущаясь никаким страхом, ни боязнью демонов, ни какой-нибудь страстью.

• В чем действительно нуждается наше тело, то для всех легко, без особого труда и усилий достижимо. Все же то, что требует труда и большого напряжения и добывание чего отравляет нашу жизнь, телу не нужно, но есть предмет стремления извращенной мысли[2].

Сократ вошел в историю как автор и создатель диалектического метода исследования истины, при котором изучаемый предмет рассматривается одновременно с двух сторон – положительной и отрицательной. Его философские воззрения отличались сосредоточенностью на исследованиях самого себя и практик самосовершенствования. Нравственный рационализм Сократа ярко проявился в его размышлениях о здоровье и здоровом образе жизни в виде взаимосвязи между действиями человека в последовательности: разумные, нравственные, полезные для здоровья. Свидетельством тому могут служить следующие его афоризмы:

• Нет ничего сильнее знания, оно всегда и во всем пересиливает и удовольствия, и все прочее.

• Кто знает себя, тот знает, что для него полезно, и ясно понимает, что он может и чего не может[3].

Однажды Сократа спросили, чем он отличается от других людей. Сократ ответил: «Я ем для того, чтобы жить, а другие живут для того, чтобы есть»[4].

Платон понимал тело живого существа как замкнутую систему микрокосмоса, состоящую из земли, огня, воды и воздуха, нарушение их взаимосвязи считал причиной болезни. Платон развил учение о пневме, божественной душе. Пневма проникает в тело человека, причем в мозгу сообщает ему способности мыслить и чувствовать, в сердце согревает и в течение жизни питает. Нарушение прохождения пневмы является источником многих болезней.

Платон считал, что для соразмерности, красоты и здоровья требуется не только образование в области наук и искусства, но и занятие всю жизнь физическими упражнениями, гимнастикой.

Аристотель болезнь и здоровье называл переходящими свойствами или состояниями организма, так как они легко поддаются колебаниям и быстро изменяются. Аристотель писал о том, что следует различать, что способствует здоровью и что является признаком здоровья. Здоровье города зависит от его географического положения, защищенности от ветров, качественного водоснабжения.

Среди многочисленных философских школ Древней Греции и Рима можно выделить два основных подхода к проблеме здоровья человека – оптимистический и пессимистический. Первый связан с философами, которые утверждали, что как бы ни были сильны удары судьбы, человек все-таки может быть здоровым и счастливым, если будет пытаться жить в согласии с природой и использовать для этого здравое рассуждение. Каждый человек свободен в выборе того стиля и образа жизни, который ему больше по душе. Но при этом он должен согласовывать его с собственными внутренними ресурсами, которые складываются из состояния его здоровья, особенностей темперамента, полученного от наставников образования и воспитания, материального благосостояния. На этой точке зрения основывали свои рассуждения о здоровье известные врачи древности.

Опираясь на материализм Демокрита и диалектику Гераклита при анализе медицинских явлений, Гиппократ создал учение о влиянии окружающей среды и условий жизни на здоровье. Основными причинами заболеваний Гиппократ считал времена года, температуру воздуха, климат, свойства почвы, эпидемии. Индивидуальными причинами – образ жизни, диету, возраст человека, его наследственность и наклонности. Он смотрел на болезнь как на изменяющееся явление, выделив три стадии заболевания: сытость (начало), сварение (середина), извержение (конец).

Врач древности Гален, основываясь на учениях Платона о пневме, Аристотеля о целесообразности, считал, что здоровье – гармония и равновесие четырех соков, болезнь – беспорядок, вторгнувшийся в равновесие плотных частей, соков и сил. Гален развил учение о четырех элементах и четырех качествах: сухость – сырость, холод – тепло, соответствующих воздуху, воде, земле и огню, связанных с кровью, флегмой, черной и желтой желчью.

Видный врач и мыслитель Средней Азии Авиценна (Абу Али Ибн-Сина) воспринял от греков учение о четырех соках. Здоровье Авиценна рассматривал как способность или состояние, благодаря которому функции организма оказываются безупречными.

Авиценна полагал, что бывает тело здоровое до предела; тело здоровое, но не до предела; тело не здоровое и не больное, быстро воспринимающее здоровье; тело больное легким недугом; тело больное до предела. Он выделил причины здоровья и болезни: материальные – это заложенные в теле человека основы; действенные – это причины, которые изменяют состояние тела человека или сохраняют его неизменным (воздух, еда, вода, напитки, телесные и душевные движения, покой, сон, переход из одного возраста в другой, бодрствование, различия по полу, привычка).

В философских воззрениях на здоровье в Новое время впервые появилась идея о здоровье как ценности, причем не только в индивидуальном измерении, но и в социальном плане.

Томас Мор считал, что прекрасное общественное здоровье является прямым следствием идеально организованного общества и замечательных условий жизни. Он рассматривал здоровье как великое удовольствие, основание и опору всего, что могут дать спокойные и желанные условия жизни.

Французский философ Монтень считал здоровье одной из важнейших индивидуальных ценностей, утверждая, что здоровье – это драгоценность, и притом единственная, ради которой стоит не пожалеть времени и сил.

Бэкон, продолжая и развивая тему здоровья как индивидуальной ценности, писал о том, что собственные наблюдения человека за тем, что ему хорошо, а что вредно, есть самая лучшая медицина для сохранения здоровья. Один из рецептов долгой жизни – это пребывание в свободном и жизнерадостном настроении, избегании зависти, тревожных страхов, затаенного гнева, тонкого и путаного самоанализа, чрезмерных радостей и волнений. Он высказывал удивление по поводу того, что, заботясь усердно об улучшении пород собак и лошадей, мы пренебрегаем породой человеческой.

Подлинный исследовательский интерес к идее здоровья как социальной ценности и в связи с этим к различным практикам здорового образа жизни как социально необходимым и социально одобряемым действиям проявился в XX в. в рамках гуманистической социологии.

В работах Э. Дюркгейма большое значение придается социальному здоровью. Социальное здоровье, согласно мнению этого ученого, заключается в нормальном развитии жизненных сил индивида, коллектива или общества, в их способности адаптироваться к условиям среды и использовать ее для своего развития. Это дает им «шансы на долгую жизнь».

С точки зрения социального реализма Э. Дюркгейма социальная реальность выступает главенствующей по отношению к индивидуальной. Главным признается положение, согласно которому система коллективных представлений обусловливает любые формы индивидуального сознания и поведения.

Можно согласиться с Э. Дюркгеймом, писавшим, что «коллективное представление развивается не только в пространстве, но и во времени. Для их создания множество различных умов сравнивали между собой, сближали и соединяли свои идеи и свои чувства, и длинные ряды поколений… накапливали свой опыт и свои знания»[5].

Ядро дюркгеймовской концепции – теория морали. Общественные функции морали Э. Дюркгейм связывал с воспитанием, цель которого – формирование социального существа, развитие в ребенке тех качеств и свойств личности, которые нужны обществу. Воспитание всегда отвечает социальным потребностям и выражает коллективные взгляды и чувства и, следовательно, должно формировать социально значимые практики здорового образа жизни.

Подобного подхода придерживался и М. Вебер. Анализируя человеческое поведение с присущими ему связями и регулярностью, он назвал общественными такие действия, которые, во-первых, осмысленно ориентированы на ожидание, во-вторых, целерациональны в соответствии с ожиданиями, в-третьих, содержат субъективно целенаправленную смысловую ориентацию индивидов[6]. Будучи членами социальных групп, индивиды являются продуктом социальной организации. Идеи и поступки индивидов рассматриваются как отличительные черты той или иной организации: в них выражаются ценности и особенности образа жизни определенных социальных групп, из устремлений которых возникает динамика общества. Социально ожидаемое поведение индивида может быть ориентировано на несколько систем установлений, противоречащих друг другу, в их комбинациях возможны варианты «неправильного» поведения. М. Вебер особо подчеркивал социальную значимость здорового образа жизни, утверждая, что «действия индивида, влияющие на сохранность здоровья, мы относим к социальным»[7].

При такой исследовательской позиции наибольшее внимание уделяется таким социальным характеристикам личности, как статус, принадлежность к одной из страт общества, вовлеченность в коллективные действия и общественные процессы. Именно эти факторы влияют на выбор человеком определенной практики здорового образа жизни.

Идею о социальной детерминированности и множественности подобных практик продолжает развивать Т. Парсонс[8]. Он отмечает, что устойчивость всякой социальной системы зависит от степени интеграции ряда общих ценностных стандартов с интериоризированной структурой потребностей – установок, составляющих структуру личностей. По Т. Парсонсу, процесс интеграции индивида в социальную систему осуществляется посредством интериоризации общепринятых норм, когда индивид «вбирает» в себя общие ценности в процессе общения со «значимыми другими».

В качестве специфического канала социализации личности Т. Парсонс рассматривает молодежную субкультуру. Идея Т. Парсонса о функциональном значении общения в «группах равных» для освоения общественных норм представлена в тесной связи с характеристикой закрытых сообществ со своей субкультурой[9]. Между тем известно, что молодежные субкультуры зачастую отрицают здоровый образ жизни и выбирают в качестве приоритетных стратегий поведения, ограничивающие физические и духовные потребности личности.

В последнее время медики стали отмечать у практически здоровых людей так называемые информационные неврозы. В данном случае врачи вынуждены говорить о явлении информационного стресса, когда способный и трудолюбивый человек без отдыха поглощает разного рода информацию, не переключается на другие виды деятельности (главным образом физической) и получает невроз, расстройства деятельности высшей нервной системы. Эти феномены, наносящие урон здоровью современного человека, вновь обратили внимание ученых на телесность человека как исток его здоровья и дали толчок развитию психотерапевтического направления в психологии.

Основатель психотерапевтического направления Вильгельм Райх исходил из того, что источником и необходимым условием психического здоровья человека является его тело. Он первым указал на зависимость психики от состояния мускулатуры. Всякое наше переживание – гнев, печаль, радость, страх – находит свое выражение в характерных мышечных движениях, считал он. Отрицательные эмоции могут образовывать так называемый мышечный панцирь, цель которого – сдержать проявление отрицательного переживания и не дать ему распространиться. Снятие в процессе терапевтической работы всех мышечных панцирей восстанавливает у пациента способность к глубоким эмоциональным переживаниям[10].

Работы Райха в области телесной терапии были впоследствии предложены и развиты многими учеными, среди которых А. Лоуэн, И. Рольф, М. Александер, М. Фельденкрайз. Работы этих, как и многих других практических психологов, являются прекрасным доказательством известного положения, что «здоровое тело творит здоровый дух». Знаменитая танцовщица начала XX в. Айседора Дункан так говорила о тесной связи тела и духа: «Если вы научите человека вполне владеть своим телом, если вы при этом будете упражнять его в выражении высоких чувств, сделаете так, что движения его глаз, головы, рук, туловища, ног будут выражать спокойствие, глубокую мысль, любовь, ласку, дружбу или гордый жест величественного отказа от чего-нибудь презренного, враждебного и т. д., то это отразится на самом сознании воспитуемого, на его душе»[11].

Исследование причин преждевременной старости и смертности давно убедило ученых всего мира, что человек может жить значительно дольше, чем живет, если устранить социальные причины, сокращающие его жизнь в обществе. И. П. Павлов писал: «Мы сокращаем свою жизнь своей невоздержанностью, своей беспорядочностью, своим безобразным обращением с собственным организмом»[12].

Здоровье человека представляет социальную ценность. Оно является мощным социальным, экономическим, трудовым, оборонным, демографическим, культурным и духовным потенциалом любого общества.

Проблема сохранения здоровья человека занимает важное место в системе социальных ценностей и приоритетов общества. Сохранение и воспроизводство здоровья находятся в прямой зависимости от уровня культуры. Культура отражает меру осознания и отношения человека к самому себе. В культуре проявляется деятельный способ освоения человеком внешнего и внутреннего мира, его формирования и развития. Культура подразумевает не только определенную систему знаний о здоровье, но и соответствующее поведение по его сохранению и укреплению, основанное на нравственных началах.

Культура человека представляет собой всю совокупность небиологических, то есть приобретенных, а не врожденных аспектов жизни человека, являющуюся чертой, которая отличает его от животных. С социологической точки зрения культура является социальным институтом, обеспечивающим системность и устойчивость общества. Аксиологический подход рассматривает культуру как мир ценностей, представляющих собой иерархию смыслов и идеалов, разделяемых всеми членами некоторого сообщества.

Вряд ли можно оспорить мнение философов, что человек – это такое существо, которое самостоятельно ищет и находит представление о собственной сущности, строит свою жизнь в соответствии с идеалом. Будучи незавершенным природой, он осуществляет себя в культуре, где даже самые простейшие акты жизнедеятельности осуществляет не инстинктивно, а в соответствии с общественными образцами, чтобы создавать свою телесность, физическую культуру, создавать образ жизни, сохраняющий здоровье.

В целях гармонического развития человеческой личности, сохранения здоровья и, следовательно, творческого долголетия необходимо чередование умственной и физической деятельности. Эту плодотворность в чередовании характера труда признавали многие. К. Маркс писал: «Система труда, чередующаяся с школой, превращает каждое из этих двух занятий в отдохновение и освежение после другого, и, следовательно, она много пригоднее для ребенка, чем непрерывность одного из этих двух занятий»[13].

Выдающийся представитель русской материалистической философии Н. А. Добролюбов рассматривал человека как единство сторон его умственного и физического развития, которые между собой тесно связаны и постоянно взаимодействуют. Он считал, что организм человека может быть здоровым и работоспособным лишь в том случае, если эти стороны получают полное развитие в тесной органической связи. Он писал: «…тот организм, в котором развитие мозговых отправлений поглощает собою все другие, развивается ненормально, болезненно. Точно так же ненормально и развитие того организма, в котором усиленной деятельностью мускулов ограничивается и заглушается развитие нервной системы и особенно мозга»[14].

П. Ф. Лесгафт, основатель системы физического воспитания в России, считал, что умственная и физическая деятельность должны находиться в полном соответствии между собой. Он не допускал возможности сочетания развитой умственной деятельности с весьма слабым телом и указывал, что такое нарушение гармонии в постройке и отправлениях организма не остается безнаказанным – оно неизбежно влечет за собой бессилие внешних проявлений: «Мысль и понимание могут быть, но не будет надлежащей энергии для последовательной проверки идей и настойчивого проведения и применения их на практике»[15]. П. Ф. Лесгафт, указывая на взаимную связь между умственным и физическим развитием, писал: «Между умственным и физическим развитием человека существует тесная связь. Умственный рост и развитие требуют соответствующего развития физического»[16]. Особенно действенным является смена умственного труда на физические упражнения или подвижные игры с соответствующей развитию и возрасту физической нагрузкой, так как при этом в деятельность вовлекаются неработавшие области мозга (преимущественно моторные) и отдыхают ранее функционировавшие при умственном труде. П. Ф. Лесгафт создал научный фундамент физической культуры как средства формирования здоровья и основной практики здорового образа жизни современного человека.

Здоровье можно считать даром природы, но от человека и от общества зависит его сохранение на протяжении всего жизненного цикла. Незнание, а иногда и непонимание значимости здоровья для полноценной человеческой жизни – это не только признак низкой общей культуры, но и самый настоящий социальный инфантилизм.

[1] Заблудский, П. Е., Крючок, Г. Р., Кузьмин, М. К., Левин, М. М. История медицины. – М., 1961; Мультановский, М. П. История медицины. – М., 1967.

[2] Цит. по: Таранов, П. С. Философия изнутри. – М., 1996. – Т. 1. – с. 386–387; Древнеримские мыслители. – М., 1958. – С. 154.

[3] См.: Таранов, П. С. Указ. соч. – Т. 1. – С. 298.

[4] Иванов, В. Г. История этики Древнего мира. – Л., 1980. – С. 142.

[5] Дюркгейм, Э. Социология и теория познания. Хрестоматия по истории психологии. – М., 1980. – С. 218.

[6] См.: Вебер, М. О некоторых категориях понимающей социологии // Западноевропейская социология XIX – начала XX веков / ред. В. И. Добреньков. – М., 1996. – С. 491.

[7] См.: Вебер, М. Указ. соч. – С. 502.

[8] См.: Парсонс, Т. Функциональная теория изменения // Американская социологическая мысль: Тексты / ред. В. И. Добреньков. – М., 1996. – С. 478–493.

[9] См.: Там же. – С. 490.

[10] Петрушин, В. И., Петрушина, Н. В. Валеология. – М., 2003. – С. 98.

[11] Цит. по: Шнейдер, И. Встреча с Есениным. – М., 1965. – С. 13.

[12] Павлов, И. П. ПСС. – Т. 3. – Кн. 1. – М., 1951. – С. 38.

[13] Маркс, К., Энгельс, Ф. О воспитании, образовании // ПСС. – Т. 1. – М., 1957. – С. 185.

[14] Добролюбов, Н. А. Избр. произв. – T. I. – M., 1943. – C. 71.

[15] Лесгафт, П. Ф. Собр. пед. соч. – Т. 1. – Ч. 1. – М., 1951. – С. 57.

[16] Там же. – С. 59.

греческих философов | Национальное географическое общество

В Древней Греции философы размышляли и теоретизировали о многих различных идеях, таких как человеческая природа, этика и моральные дилеммы. Древнегреческих философов можно разделить на три группы: досократиков, сократиков и постсократиков.

Досократические философы в основном исследовали явления природы. Они считали, что люди произошли из одной субстанции, которой могла быть вода, воздух или неограниченная субстанция под названием «апейрон». Одним из известных философов из этой группы был Пифагор, математик, создавший теорему Пифагора.

Философами-сократиками в Древней Греции были Сократ, Платон и Аристотель. Это одни из самых известных из всех греческих философов. Сократа (470/469–399 до н. э.) помнят за его методы обучения и задавание наводящих на размышления вопросов. Вместо того, чтобы читать лекции своим студентам, он задавал им сложные вопросы, чтобы бросить вызов их основным предположениям — метод, который до сих пор используется в современных юридических школах.Поскольку Сократ мало писал о своей жизни и работе, многое из того, что мы знаем, исходит от его ученика Платона.

90 002 Платон (428/427–348/347 до н. э.) изучал этику, добродетель, справедливость и другие идеи, касающиеся человеческого поведения. Следуя по стопам Сократа, он стал учителем и вдохновил на творчество следующего великого греческого философа, Аристотеля. Аристотель (384–322 до н. э.), хотя и интересовался этикой, изучал различные науки, такие как физика, биология и астрономия. Ему часто приписывают развитие изучения логики, а также основы современной зоологии.

Постсократические философы основали четыре философские школы: цинизм, скептицизм, эпикуреизм и стоицизм. Постсократические философы сосредоточили свое внимание на индивидуальном, а не на общественных вопросах, таких как политика. Например, стоицизм стремился понять и культивировать определенный образ жизни, основанный на своих добродетелях или мудрости, мужестве, справедливости и воздержании. Современные философы и педагоги по-прежнему используют модели мышления и исследования, установленные древнегреческими философами, такие как применение логики к вопросам мышления и участие в дебатах для лучшего выражения философских идей.

Эволюционная мысль до Дарвина (Стэнфордская философская энциклопедия)

1. Постоянство и изменение видов в древности

1.1 Классические дискуссии

Во многих отношениях общее представление о возможности видов изменение — старая концепция. Размышления Эмпедокла (ок. 495-35 до н.э.) и взгляды греческих атомистов среди Досократические натурфилософы сформировали классическое наследие, на котором более поздние предположения могут быть развиты. Эти досократические рассуждения сочетал натуралистические мифы о происхождении с размышлениями о работы случайных процессов для создания натуралистического описания происхождение существующих форм жизни (см. античный атомизм).Особенно после того, как предположения досократов-атомистов были переформулированы римский поэт Тит Лукреций (ок. 99–50 до н. Э.) В пятой книге его О природе вещей (Лукреций [RN]), источник был доступный в античности, который изложил спекулятивный отчет о постепенное зарождение живых существ от первоначального атомного хаоса через ненаправленный процесс, который отбирает наиболее адаптированные формы и устраняет тех, кто не подходит для их условий.

Однако спекулятивные рассуждения первых атомщиков противоречили на нескольких уровнях последующим господствующим платоническим, неоплатоническим, Аристотелевская и стоическая философские традиции. Сочинения Платон (427–327 до н. э.), особенно его давний миф о сотворении мира, Тимей — единственный доступный диалог Платона постоянно в латинской западной традиции — при условии влиятельный небиблейский источник аргументов против атомиста традиция. Этот диалог служит классическим местом для представление о навязанном извне происхождении живых существ через действие умного Ремесленника ( demiurgos ), который заказывает математически задуманную материю в рациональный космос, который включает в себя живых существ в соответствии с вечными архетипами или формами, реализующими посредством этой деятельности достигаются как эстетические, так и рациональные цели.Платона Аккаунт положил начало давней традиции размышлений, которая была продолжена в неоплатонизме и в аспектах стоицизма, чтобы сформировать основу аргумент, что органические существа не могут быть объяснены случайным процессов либо по их происхождению, либо по их сложной конструкции. В частности, как это было развито во влиятельных трудах греческого врач Клавдий Гален (129–200 гг. н. э.), давнее наследие в науки о жизни полагались на анатомию как на свидетельство рационального замысла. Эти интерпретации «телеологического замысла» взаимодействовали сложным образом с еврейскими, христианскими и исламскими библейскими концепциями творения (Седли, 2007).Одно общее значение «телеология», часто встречающаяся в дискуссиях о эволюция со времен Дарвина — это навязанный извне замысел разумная сила (демиург, природа, бог) на существовавшем ранее материя — берет свое начало в этих древних дискуссиях и не точно отождествляется с библейской концепцией creatio ex нихило (Кэрролл 2015).

В основополагающих биологических трудах Аристотеля (384–322 гг. до н. э.) внешняя телеология дизайнера-творца сменилась внутренняя телеологическая целесообразность, связанная с имманентным действие внутренней причины — у живых существ их информирование душа ( psuche ) — которая функционировала как формальная, конечная и действенная причина жизни (Аристотель, De Anima II: 415b, 10–30). Аристотель также не поддерживал концепцию исторического происхождения мира, утверждая вместо этого вечность мировой порядок ( Физика , I: 192а, 25–34). По крайней мере, это так его понимала более поздняя традиция (Дейлс и Аргерами 1991).

Другой вопрос, который Аристотель подробно рассматривал в связи с концепция вида — эмбриогенез — также имела важное последствия для последующих дискуссий. В традициях, задолженных в некоторых путь к натурфилософии Аристотеля, половому зарождению и последующее эмбриологическое развитие особи от первичной материи, представляет собой последовательный процесс, происходящий во времени под телеологическое действие души ( psuche ).В По собственному мнению Аристотеля, эта душа-форма обычно происходит от родителя-мужчины, но оно также могло быть получено даже от солнца, как используется в его объяснении происхождения спонтанно порожденные формы (Аристотель, De Generatione анималиум , III: 762а, 20–35).

Эта теория перехода души как субстанциальной формы в поколение также легло в основу одного значения «вид» ( эйдос ) в биологии Аристотеля. работает — как индивидуализированная воплощенная в материи форма-как-душа, которая увековечен в поколении навечно.Хотя связаны комплексом теория ментальной абстракции к универсальному в мышлении и языке, «вид» в этом биологическом смысле не является всеобщим, но вечная последовательная последовательность одного индивидуума, порождающего другого индивид ( De Anima , II: 415b, 1–10). Важность этого значения «вида» в отличие от значения медведей «вид-как-универсал» по нескольким изученным вопросам в разделах 3.3 и 3.4 ниже. Один вопрос толкования в толковании Аристотеля. концепция видов касается степени, в которой он был привержен утверждая что-либо за пределами вечности трех основных групп ( ген ) — растения, животные и люди — а не вечность каждого отдельного вида ( eidos ) ( De Generatione анималиум , II: 731б, 32–732а5).

1.2 Учебные изменения

Последствия сложной мысли Аристотеля для последующего дискуссии о видах, вызванные восстановлением его сочинений в Латинский Запад в двенадцатом и тринадцатом веках был разнообразен. С одной стороны, очевидное метафизическое требование Аристотеля о том, что душа-как-форма ( эйдос ) быть постоянной и устойчивой через процесс порождения «подобного за подобным» казался значительная часть традиции сводится к отрицанию возможности того, что естественные виды могут со временем изменить свои основные свойства, хотя местная адаптация в «случайных» свойствах было вполне возможно.Поскольку отдельные существа считались динамические композиты материальной подложки и нематериального и вечная форма, случайная дифференциация субстанциальной формы у отдельных лиц не повлияло на метафизическую выносливость разновидность. Это также сделало вымирание видов метафизически невозможным. В живых существ, душа-форма последовательно передается во времени в акт порождения для создания вечной непрерывности формы. Это послужило метафизической основой для представления о видах. постоянство без зависимости от внешнего креативного агентства.

На фоне обсуждения высокого средневековья также теория божественного творения, одобренная в наследственном еврейском, христианском и исламская мысль. Это требовало различия между первым происхождение видов в историческое время и нормальное зарождение физическое лицо. Если бы происхождение видов приписывалось божественному действию, временное появление этих видов не обязательно мгновенный. Такое учение легло в основу Августина Теория Гиппона (354–430) о первоначальном сотворении первичные семена ( rationes seminales ) каждого вида по первоначальный момент времени, но с появлением видов в историческое время возможность (Августин, VI.13.23–25, [ГЛ, 175–76]). Эта теория временного творения, выдвинутая подробно подробно в его трактате Буквальное толкование Бытие позволило Августину утверждать, что виды возникли последовательно в историческом времени, а не все сразу.

Великие текстологические открытия на латинском Западе греческой науки, медицина и философия двенадцатого-пятнадцатого века, как правило, сопровождаемые исламскими комментариями, введенными эти тексты в богословский контекст, который был четко определен августинианством и неоплатонизмом. Взаимодействие между этим существовавшая ранее традиция с новыми философскими воззрениями определила сложную период интеллектуального брожения, который определил большую часть последующего интеллектуальная и научная история Запада (Gaukroger 2006: гл. 2). Постоянные усилия крупных синтезаторов, таких как Томас Фомы Аквинского (1225–1274), чтобы принести массивное тело вновь обретенный аристотелевский подход к диалогу с христианским Неоплатонизм и августинизм требовали нового понимания концепция отношения души и тела, автономия естественного порядок и роль вторичных причин в создании Мир.

Что касается вопроса о постоянстве и происхождении видов, то Аквинский рассматривал это в диалоге с теорией Августина о серийном творении. В виде он комментирует в своем основном синтезе Summa Theologiae : «Новые виды, если они появляются, уже существуют в определенных активных полномочий» (п. I, кв. 73, респ. обж. 3). Это утверждение предполагает прочтение Аристотеля, предполагавшее существенную неподвижность каждого определимую субстанциальную форму и вечность каждого вида, поскольку творчество. Но этот вывод следует рассматривать в контексте Комплексная теория творения Аквината и обсуждение проблема универсалий в позднесхоластической философии (см. средневековая проблема универсалий, и Уилкинс 2009: гл.3). Этот контекст препятствует любой простой картине Схоластическая мысль о проблеме постоянства видов, и она нельзя утверждать, что ни Аристотель, ни более поздние схоласты, такие как Фомы Аквинского ответственны за сильного «эссенциалиста». позиция, часто приписываемая им в литературе (Р.А.Ричардс 2010: гл. 2). Как будет показано ниже, можно утверждать, что вид концепция «ожесточилась» только в раннее Новое время с возникновением механической философии и сопутствующих ей преформистская эмбриология.«Сильный эссенциалист» позицию, часто приписываемую Аристотелю и схоластике (Hull, 1992), явно является продуктом более позднего исторического развития (Р. Ричардс 2010; Уилкинс 2009; Одерберг 2007: гл. 9; Винсор 2006; Леннокс 1985, 1987).

2. Фундаменты раннего Нового времени

2.

1 Декартова история природы

Повторное введение греческого и римского атомизма в эпоху Возрождения, с восстановлением (1417 г.) и изданием (1473 г.) философская поэма О природе вещей , представленная грамотной европейской публике серию влиятельных космологических спекуляции, которые включали натуралистическое объяснение происхождения виды интегрированы в нетелеологическую материалистическую космологию, которая резко контрастировал с общепринятыми схоластическими, аристотелевскими и Августино-платоновские традиции.В восемнадцатом веке эти предположения, а также те, которые взяты из других атомистических источников (см. вход на натурфилософия в эпоху Возрождения). часто оказывались на фоне новых размышлений раннего Нового времени о происхождение видов и их возможная трансформация во времени на протяжении восемнадцатого века (Bowler 2003: chp. 2; Oldroyd 1996; Greene 1959).

Новая отправная точка в систематических размышлениях о происхождении земли и живых существ, показывая как некоторое сходство, так и основные отличия от атомистических спекуляций, восходит именно к синтез натурфилософии и метафизики, предложенный Рене Декарт (1596–1650) в своих Principia философии (1-е изд. 1644; 2-е изд. 1647 г.). Этот трактат расширил и обобщил вопросы, которые он разработал ранее в Le Monde ( Мир, или Трактат о свете ), произведение опубликовано только посмертно в 1664 г., улучшенное издание появилось в 1677 г.

Это важно для понимания последующих размышлений о «истории» природы признать, что эти картезианские размышления об истории Земли и Солнечной системы. вводится в виде контрфактической гипотезы, которая явно стремился избежать конфликта с общепринятыми теологическими интерпретациями происхождения (Декарт 1647 [1983: 181]).В гипотетическом счете предложено в Принципах философии , выведенных Декартом землю от остывшей звезды, «прежде… как Солнце» (там же). Его постепенное затвердевание в великом небесном вихрь, Земля приняла форму. Последующая сушка и растрескивание образовали бассейны океанов, континенты и горные хребты.

Однако выдающимся пробелом в изложении Декарта был его неспособность включить происхождение живых существ в его натуралистическая история творения по законам природы. Хотя рукописи показать степень, в которой Декарт несколько раз пытался установить некоторую связь между его общей натурфилософией и эмбриологическое формирование живых существ, эти отражения сделали не появлялся в печати при его жизни (Aucante 2006). То Принципы просто пропускают вопрос натуралистического объяснение происхождения жизни и происхождения отдельных видов. Вместо этого в части IV, посвященной в основном происхождению и физическому свойств Земли, он выпрыгивает (предложение 188) из обсуждения магнетизма к краткому намеку на спроецированные Части V и VI его Принципы , касающиеся животных и людей (Декарт 1647 [1983: 275–276]).Но Принципы предлагают только краткое обсуждение различных чувств и взаимодействия тела и души подобно тому, что было изложено в его раннем неопубликованном «Трактате о Человек (1-е латинское изд. 1662 г., 2-е французское изд. 1664 г.). Эти предположения были основаны на концепции гипотетической статуи-машины, созданной непосредственно божественным действием, и сразу овладевает всеми человеческими функции и структуры (Descartes 1664 [1972: 1–5]).

Умозрения Декарта передали его преемникам по крайней мере два вопросы, относящиеся к происхождению и истории живых существ.Во-первых, по представляющий исторический отчет о происхождении Солнечной системы и мир как контрфактическая гипотеза, средство понимания история природы, адаптированная к ограничениям человеческого разум, а не как буквально правдивое объяснение, Декарт представил вариант чисто беллетристического прочтения исторической науки, который сохранялась до девятнадцатого века (Sloan 2006a). Во-вторых, интеграция живых существ в новую натурфилософию механистический натурализм остался нерешенным.Если что-нибудь, В размышлениях Декарта акцентировалась проблема обеспечения натуралистическое объяснение происхождения живых существ.

Вслед за Декартом можно проследить две традиции. размышления. Начиная с De solido intra solidum Naturaliter contento dissertationis prodromus от 1669 г. Датский картезианец Николас Стено (1638–1686 гг.) втянуть историческое происхождение живых существ в картезианскую космологии, в данном случае прежде всего допущением, что окаменелости были остатки когда-то существовавших на земле организмов, образовавших исторически. Однако не было предпринято никаких усилий для учета происхождение этих существ на картезианских принципах (Rudwick 1972).

Вторая традиция установила ряд опубликованных размышлений в конец семнадцатого и начало восемнадцатого веков, которые стали известной в последующей литературе как «теории Земли». Эта традиция началась с Telluris theoria sacra, . опубликовано в 1681 г. (английское издание 1684 г.) английским священником, Томас Бернет (1635–1715). Бёрнет стремился примирить Декартовский исторический отчет о происхождении Земли с рассказ о сотворении Моисеевой традиции.У Бернета счет, Земля началась с изначального хаоса, созданного божественным действие в существующую Землю посредством ряда изменений, которые сопровождалось постепенным разделением континентов, изменением полюса и Мозаичный потоп. Чтобы объяснить происхождение живых существ, Бёрнет полагался на «спонтанную плодотворность земле» в первозданном Эдемском мире, а не на прямом создание форм божественным действием (Бернет 1684: кн. 2, гл. 2, пункт 4, с. 187 [1965: 141]). Подключив этот аккаунт к Библейская история первая глава Бытие , Бёрнет сломался с картезианским контрфактуализмом, впервые предлагая предположительно буквальная интерпретация картезианского стиля развития история природы, которая также включала происхождение живых форм.

2.2 Механизм, теория предсуществования и устойчивость видов

Различные объяснения, предложенные в последующей «теории земные» традиции, поскольку они были усилены такими естественными философы, такие как Джон Рэй (1627–1705), Джон Вудворд (1665–1728) и Уильям Уистон (1667–1752) не смогли достичь консенсуса по вопросу о натуралистическом объяснение происхождения организмов (Rudwick 1972, 2005). Новый размышления об эмбриологическом происхождении отдельного организма в семнадцатый век стал особым центром внимания, и размышления по этому вопросу были тесно связаны с рассуждениями о видовое происхождение.

В контексте XVII века вопрос о происхождении видов также вызвало споры о возможности самопроизвольного зарождения формы (Roger 1963 [1997: chp. 2]). Экспериментальные опровержения Франческо Реди (1626–1667) теорий происхождения, основанных на абиогенез, например, предложенный Томасом Бернетом, ослаблен, но не разрушил, веру в самозарождение. Доказательства для самопроизвольное зарождение всегда можно было объяснить обращением к Теория Августина о предсуществующих «семенах» или «микробы».

Обширные эмпирические исследования поколения птиц и млекопитающих, проведенных Уильямом Харви (1578–1657) и опубликованных поздно в его жизни в его Упражнениях де поколения animalium ( Наблюдения за поколением животных ) в 1651 г., в этой дискуссии произвело эффект разорвавшейся бомбы. Харви тщательные исследования утверждали, что опровергают на эмпирических основаниях Аристотелевская теория форм-материи полового зарождения, а также конкурирующая теория «двух семян», основанная на предположении эквивалент мужской и женской спермы.Эта последняя теория была принята древними атомистами, теоретиками медицины Галена и Гиппократа и большинством врачей эпохи Возрождения. Теория двух семян также был принят атомистами раннего Нового времени, такими как Пьер Гассенди. (1592–1655) и Натаниэль Хаймор (1613–85) (Фишер 2006). Как следствие, когда собственные размышления Декарта о эмбриональные образования были окончательно опубликованы посмертно в 1677 г., в который он также полагался на сочетание мужского и женского семинар организован по законам природы и вихревой теории, их обычно встречали с насмешками (см. цитату из Гардена ниже).Подробные эмбриологические исследования Гарвея 1651 г. серьезно подорвало эмпирические основания этих утверждений. это трудно найти любого автора, который одобрил бы решение, предложенное Декарт.

Эти эмпирические трудности с обеими основными унаследованными теориями поколения, а также с новым «механистическим» альтернативные описания эмбриогенеза Гассенди, Хаймора и Декарт произвел концептуальный кризис в программе всеобщего механизм, который предполагал, что универсальный механизм не может иметь дело причинно-следственной связью с одним из важнейших вопросов философии природа. Необходимо было найти другое решение.

Вследствие неудачи «механистического» эпигенезе, посткартезианские механики решили этот вопрос с теория «предсуществования». Научные основы этого можно проследить до работ микроскописта Яна Сваммердама. (1637–80) в конце 1660-х годов на основе его микроскопических наблюдения за развивающимися насекомыми. Философское развитие эта теория была выдвинута французским священником-оратором Николаем Мальбранш (1638–1715), чьи влиятельные Recherche de la vérité от 1674 г. пересматривает многие декартовские принципы. в рамках «теистического» универсального механизма (Gaukroger 2010: гл.2). В этом произведении Мальбранш предложил роман теория поколения, которую правильнее всего назвать Теория «предсуществования». С этой точки зрения новый организм не создан в светское время, но существовал ранее, начиная с оригинала сотворение мира. Эта теория, часто подкрепляемая апелляциями к Теория Августина о создании первоначальных семян (см. выше раздел 1. 2), должна была стать парадигматической теорией почти на столетие, и тесно связан с какой-то версией механической философии.Различные выражения теории предсуществования можно проследить в публичное учение и опубликованные работы таких влиятельных толкователей академической медицины как Герман Бурхаве (1668–1738) Лейденский университет. Теория также подтверждена в многочисленных научных трактатов начала XVIII в. Вопрос о как индивидуальное, так и видовое происхождение было смещено этой теорией в божественное действие при первом сотворении мира (Pyle 2006; Roger 1963 [1997: гл. 6]).

Можно выделить по крайней мере три варианта теории предсуществования. выдающийся.Два из них предполагали предсуществование форм в миниатюрные, либо заключенные в яичники самки (овизм), оригинальная версия, или после открытия сперматозоидов Антоном ван Левенгуком в 1677 г., в семенниках самца (вермизм). Эти двое версии «преформизма» вообще стали основными варианты, которые можно найти выраженными в профессиональном медицинском и гинекологическая литература 1670–1740 годов. Треть альтернатива, у которой было мало последователей в семнадцатом и начале восемнадцатого века, но который стал особенно популярен в 1770-х годов, была теория заранее сформированных «зародышей», учитывая ее первое четкое высказывание Клода Перро (1608–1680).Этот Теория Перро, очень похожая на теорию Августина, что первые зачатки организмов образовались в творение как семена, рассеянные в почве, из которой они были взяты в с едой. В надлежащих условиях и в правильном организмы, эти «микробы» внедрялись в яичники из которых они затем развились в ответ на оплодотворение. В целом три рассказа, акт оплодотворения послужил поводом, и не причина, развития организмов во времени.

Считалось, что теория предсуществования решает многие проблемы. Во-первых, это объяснил тесную взаимосвязь строения и функции, казалось, требовало существования частей организма в Интегрированная система. Сердце, по-видимому, не могло биться без иннервация, а нервы не могли бы существовать без сердца. Следовательно, по ходу рассуждения, весь организм должен предварительно существовать. Существование таких интегрированных систем казалось иначе трудно объяснить последовательным развитием частей, т.к. подразумеваемый в аристотелевской и других «эпигенетических» теориях разработка.Во-вторых, эта версия легко согласовывалась с теологические события в XVII веке, особенно в континенте, где сильное влияние августинской теологии на Кальвинизм (протестантский) и янсенизм (католический) были наиболее очевидными. В качестве примера он предусматривал передачу первородного греха. То возникшим решением был «теистический» механизм, который подчеркивал всемогущество Бога и соответствующую пассивность природа (Дисон, 1986; Роджер, 1963 [1997: глава 6]). Третье преимущество теории предсуществования, по крайней мере, в тех версиях, которые охватывали интерпретация «преформированных зародышей», заключалась в том, что она позволяла появление жизни в светском времени, которое как бы предполагалось существованием ископаемых форм.При этом никаких версий Теория предсуществования подразумевала любое изменение видов или развитие один вид от другого во времени. Наконец, какая-то версия теории преформирование зародыша можно было бы примирить с наилучшей микроскопические наблюдения конца семнадцатого и начала восемнадцатого века, как об этом сообщали такие знатоки этого инструмента как Антон ван Левенгук (1632–1723), Ян Сваммердам, Марчелло Мальпиги (1628–1694) и Генри Бейкер (1690–1774).

Эти предсуществующие теории эмбриологического происхождения непосредственно затронули вопрос о видовом трансформизме.Во-первых, они эффективно удалили организм от воздействия местных обстоятельств и окружающей среды условия. Во-вторых, все они помещали происхождение видов, а также что по крайней мере зачатки индивидуального организма, в данный момент в первоначальном божественном творении. Цитата из современника обзорная статья иллюстрирует несколько аспектов тезиса предсуществование:

И в самом деле, все открытые до сих пор законы движения могут дать очень хромой отчет о формировании растения или животного.Мы посмотрите как убого Des Cartes оторвался когда начал применять их к этому предмету; они сформированы Законами, еще неизвестными Человечество, и кажется наиболее вероятным, что Выносливости всех растения и животные, которые когда-либо были или когда-либо будут в Мир, были сформированы ab Origine Mundi [от основания мира] Всемогущим Творцом в течение первого из соответствующий вид. (Сад 1691: 476–477)

Непосредственным следствием этой теории была новая жесткость, придаваемая понятие вида, которого у него не было в аристотелевской и схоластические традиции.Теория предсуществования усилила резкое различие между «существенным» и «случайные» свойства в степени, не подразумеваемой предшествующая традиция. В то же время теория предсуществования сделала его трудно объяснить очевидные эмпирические явления, такие как чудовищность, регенерация утраченных частей, сходство потомства с обоими родителей, доказательства географической изменчивости, расовых различий и существование гибридных форм, таких как мул. Казалось необходимым приписывают эти аномалии божественному действию при первоначальном творении.Эти трудности в теории привели к разнообразной критике. которые в конечном итоге должны были привести к краху теории предсуществования в свою первоначальную форму, хотя эта теория должна была иметь долгое последующее история через модификацию «зародышевой» теории (Детлефсен 2006; Роджер 1963 [1997: глава 7]; Роу 1981).

Доминирование той или иной формы предсуществующей теории поколения между примерно 1670 и 1740-ми годами дает некоторое объяснение отсутствие усилий естествоиспытателей по развитию трансформистского теории происхождения видов в тот же период.Заметное исключение из это утверждение было эпикурейской космологией, напоминающей некоторые аспекты Поэма Лукреция, разработанная французским философом Бенуа де Майе (1656–1738) в своем частном рукопись Теллиамед , которая была известна во французских кругах десять лет до ее публикации в 1748 году. В этой работе де Майе предложил смелые предположения о том, как морские существа превратились в наземные формы за время. Тем не менее, период до середины XVIII в. века господствовала теория органического зарождения, эффективно препятствовало натуралистическому развитию видов.То можно видеть, что развитие научного трансформизма тесно связано с связаны с новыми теориями генерации, а также с развитием «активные», а не «пассивные» концепции иметь значение.

2.3 Ньютоновские версии

Введение ньютоновской натурфилософии в это обсуждение имели неоднозначные последствия в зависимости от интерпретации, данной Натурфилософия Ньютона. Ньютона Философские принципы натуральной математики ( Математические основы натуральной философии ) 1687 г., с последующие пересмотренные издания 1713 и 1726 годов разработали фундаментальные критику картезианства, а также ввел понятие «притяжение на расстоянии» в физические объяснения.Распространение понятия «активные полномочия» на микроуровень в Opticks 1704 (англ.), с важными исправления в изданиях 1706 г. (латиница), 1717, 1721 и 1730 гг., Ньютон ввела в биологические дискуссии новые проблемы, разыгравшиеся в сложными путями в последующие десятилетия.

При одном прочтении Ньютона его концепция активных сил ввела вернуть в науку о жизни концепцию «динамической» материи, которая может быть использовано в качестве основания для новой виталистической эмбриологии и даже немеханистическая концепция природы, обладающая внутренними силами (Шофилд 1970: гл. 9). Этому варианту последовали многие французы. писатели-медики, которые использовали ньютоновские аргументы для обоснования «виталистическая» медицинская теория, интерпретация особенно развитый в Университете Монпелье в начале десятилетия восемнадцатого века (Wolfe 2014; Gaukroger 2010: гл. 10–11).

Но в более «механистической» интерпретации ньютонианство, это сохраняло инертный характер материи и подтверждало многие из основных черт картезианского биомеханизма, но с добавление математической количественной оценки и некоторое использование привлекательных и микросилы отталкивания (Schofield 1970: гл.1). В этой традиции интерпретации, обнаруживается приверженность механистическому преформизму и даже сильная теория «предсуществования». Это может быть последовал в медицинских теориях Германа Бурхаве, Арчибальда Питкэрн (1652–1713), Ричард Мид (1673–1754) и др. Ньютоновские ятромеханики, которые обычно имели контакт с великими Голландские медицинские школы (Guerrini, 1987).

Ньютон также утверждал в длинном тридцать первом «Вопросе к Оптика против «Миростроительства» Декартова форме, как обсуждалось выше. Ньютон видел в этом утверждение, что мир «может возникнуть из Хаоса простыми Законами Природы» (Newton 1730: 378) и осудил это как «нефилософский» ( там же ., 401). Возрождение реалистически истолкованная историческая космология в XVIII в. столетие повлекло за собой явный разрыв с этими ньютоновскими ограничениями. Этот сдвиг будет разработан в следующем разделе.

2.4 Активизация изменения природы и видов

Развитие новых концепций отношения органических существ к истории мира, и отношение видов постоянство этой истории, было достигнуто в восемнадцатом веке.Это включало в себя слом универсального механизма, введение динамических теорий материи, новых теорий эмбриологических формирование и переосмысление отношения времени к материальный мир. Это также включало разработку прогрессивных и эволюционные, а не «вырождающиеся» представления о история жизни. Следующее обсуждение будет выборочно рассматривать аспекты этих разработок. Читатель отсылается к крупным недавним исторические синтезы для дальнейшего развития более общего интеллектуальный и научный контекст (Zammito 2018a; Gaukroger 2010; Рейл 2005; Рудвик 2005).

В некоторых отношениях эти события каким-то образом связаны с введение более динамичных концепций материи, возникших в взаимодействие между ньютонианством и лейбницеанством в начале десятилетия восемнадцатого века, особенно во французских дискуссиях (Шэнк 2008). Как описано в предыдущем разделе, Ньютон введение в Запросы к Opticks концепции активные микросилы, которые могли бы объяснить микрохимические и электрические явления открыли эту дискуссию.Другой великий природный философия, разработанная на континенте Готфридом Лейбницем (1646–1716) и систематизировалась и превратилась во влиятельную систематическая философская программа Кристиана Вольфа (1679–1754), разработал более сложную теорию материи, которая различала свойства феноменальной «материи» в понимании Ньютона и более фундаментальных активных и телеологически направленная «субстанция», основанная на силе ( к ). В физике это развитие разыгралось на Континент в полемике vis viva , которая касалась первоначально с сохранением силы при столкновениях. Это было тогда распространялся на более фундаментальные метафизические проблемы, которые имели сложную влияние на науки о жизни.

В науках о жизни эти проблемы проявились в дебатах о роль жизненных сил в объяснении свойств жизни, поскольку они были разработаны, в частности, во французских дискуссиях в сложных взаимодействия ньютоновских и лейбницианско-вольфовских естественных философии. Ярким примером такого синтеза является Эмили Дю Шатле (1706–1749) Institutions de Physique (первое изд.1740 г., второе изд. 1742 г.). Эти гибридные лейбницианско-ньютоновские синтезы, объединяющие аспекты «активных» сил Ньютона с монадой и субстанциональная теория лейбницианства, были впоследствии расширены в обсуждения эмбриологии Пьером де Мопертюи (1698–1759), и, как будет показано в следующем разделе, Жоржем-Луи Леклерк, граф де Бюффон (1707–1788) в 1740-х годах.

Именно в этих дискуссиях мы сталкиваемся с первым раннесовременным систематические рассуждения, связывающие натуралистические теории земли история, эмбриологическое развитие и изменения органических видов в реакция на внешние изменения условий жизни. Эти связи развиваются непосредственно из критики теории предсуществования поколения Мопертюи и Бюффона, которые разными, но родственными способами переформулировать «механистическую» эпигенетическую эмбриологию ранее отстаивали Декарт и теоретики-атомисты. Похожий на эти отвергнутые теории (см. выше, раздел 2.2), существование эквивалентных мужских и женских «семен» было постулированные, которые затем предполагалось объединить в половом порождении к образуют зародыш. Новые версии восемнадцатого века дополнены эти счета семнадцатого века с новой ролью для динамического представления о материи и внутренних организующих силах.В случае Бюффона, эти утверждения были подкреплены противоречивыми микроскопическими данными. замечания, которые предположительно опровергли противоположные утверждения, сделанные Уильям Харви столетием ранее.

Мы можем удобно датировать эти события, исходя из предположений Пьер де Мопертюи, изложенный в двух трактатах, наиболее известный из которых Физическая Венера ( Венера телосложение ) опубликовано в 1745. Чтобы справиться с трудностью объяснения того, как атомистические семена производные от мужского и женского, могут быть сформированы в сложность эмбриона, Мопертюи опирался на своего рода ньютоновское притяжение присущие этим семенам, которые также включали элементы лейбницевской теория монад.В своей последней формулировке 1751 года он расширил это с помощью утверждение, что сами частицы были наделены внутренней принцип, который заставил их организовать себя, чтобы сформировать определенные части плода. Динамический «эпигенез» Мопертюи включал в себя как механизм, так и динамический материализм (Terrall 2002: чп. 7; Хоффхаймер 1982).

Существует по крайней мере три пути изменения эмбриологического теория, созданная Мопертюи и впоследствии развитая Бюффона, оказались актуальными для более широкого вопроса о Историческая трансформация видов.Во-первых, эта новая учетная запись эмбриологическое происхождение индивидуального организма означало, что он фактически организована в историческом времени, а не в предсуществующем, и просто раскрывается в самый подходящий момент. Во-вторых, она включала теорию материальное наследование, объясняющее передачу физических черт от одного поколения к другому через передачу частиц материи. В-третьих, сохранение идентичности вида гарантируется только точной передачей этого материала наследование.Если на эту передачу влияют внешние обстоятельства в любом случае, значительное историческое изменение в родословной возможно предков и потомков. Эти возможности, открытые Предположения Мопертюи впоследствии получили развитие в рамках институциональная установка Бюффона.

3. Трансформация естественной истории эпохи Просвещения Бюффоном

Сложный комплекс проблем, описанных во втором разделе, был все собрано в творчестве Бюффона. В замечательной карьере переход в 1739 году, когда он перешел с должности пенсионера математик Парижской королевской академии наук, до королевского назначение на должность директора Королевского сада и природного Кабинет истории ( Jardin du Roi ) в Париже, Буффон привез с его в область естественной истории и к его размышлениям о проблемах в биологии его глубокое знакомство с основными теоретическими дебатами разделяя ньютоновцев, картезианцев и лейбницианцев в его эпоху.Он был также был близко знаком через своего друга Мопертюи с дебаты по теории поколений и теориям земли. Он вылепил эти ингредиенты в набор новых перспектив, которые должны были определить его новый подход к наукам о жизни за последние полвека монархия Бурбонов. В интерпретации этой статьи Бюффон главная фигура, чтобы собрать воедино ряд вопросов, которые сформировали предпосылки для трансформизма в биологии, хотя он никогда не сам перемещается в эту теоретическую область.Через его безмерно популярные сочинения, которые были переведены на все основные европейские языках, он оказал влияние на дискуссии, которые варьировались от св. Петербурга в России до Вирджинии в американских колониях.

Бюффон смог оказать такое влияние через конкретную институциональная основа, обеспечиваемая Jardin du Roi , с его сопровождающий большой шкаф экземпляров, собранных со всех концов мир. Под его руководством был создан крупный центр исследования в области сравнительной анатомии, химии, минералогии, ботаники и биогеографическое исследование (Spary 2000).Предоставляя институциональную установка для этих расследований, спекуляций и теоретических размышления естествоиспытателей восемнадцатого века могут быть подвергся организованной критике и специальной экспертизе в контекст, не встречающийся нигде в естественно-исторических науках период. Теоретическое видение Бюффона дало конкретную рамки, против которых те, кто непосредственно связан с Jardin смогли развить дальнейшие размышления о таких такие вопросы, как природа и продолжительность существования видов, значение сравнительно-анатомические исследования, исторические взаимоотношения форм, значение окаменелостей и систематические отношения живых существ для другого.Только современник Бюффона Карол Линней (1707–1778), профессор медицины и ботаники в университете. Уппсалы в Швеции после 1741 г., имел аналогичную власть в области естественной истории, а у Линнея не было ресурсов и институциональная власть, которая характеризовала Jardin в последние дни монархии Бурбонов.

Это одновременное появление этих двух главных фигур в природе исторические науки среднего Просвещения создали крупную соперничество традиций исследования, которое будет разыгрываться на нескольких фронты.Бюффон был образцом великого и красноречивого теоретик природы, разработавший основные темы Просвещения натурфилософии и применил их к биологическим темам. В Линнея, у него был благочестивый систематизатор естественного мира его эпохи, чья монументальная Система Природы (первое издание 1735 г.), наряду с многочисленными другими произведениями легли в основу современных биологическая классификация. Их разные подходы заложили основу для крупного теоретического конфликта традиций в естественно-историческом наука, которая в конечном итоге будет синтезирована в девятнадцатом веке (Хоке 2007).

Развитие Бюффоном широкого теоретического исследования естественной наука в рамках государственного институционального структура требует особого внимания, уделяемого здесь его вклад в историю эволюционной теории. К ним относятся: (1) его методологическая революция в эпистемологии естественно-исторические науки; (2) его анализ и предлагаемое решение проблема животного и растительного поколения; (3) его переосмысление концепции биологических видов; (4) его биогеографический подход к вопросам распространения животных и вариация; (5) его обновленное теоретическое внимание к вопросам космология и «теория земли»; и наконец (6), его заключительный синтез истории земли и жизни в великом натуралистический отчет публикует как его монументальный Les (первоначально Des ) Эпохи природы ( Эпохи природы ) 1778–1799 годов, которые послужили моделью для подобных синтезов девятнадцатого века.Сквозь это комбинируя несколько направлений более раннего исследования, Бюффон сформулировал серию теоретических вопросов, которые в дальнейшем исследовались важными преемники, связанные с Парижским музеем в девятнадцатом веке и в естественной истории в целом.

3.1 Бюффон о методе естественной истории

В своей позиции естествоиспытателя, в диалоге с произведениями Ньютона, Декарта, Лейбница, Клеро, французов Энциклопедисты и крупнейшие английские философы своего периода, Бюффон исследовал основополагающие методологические и философские вопросы Просвещения в сочетании с его анализом эмпирические вопросы.Одним из выражений этого более широкого видения было необычным способом, которым он стремился обосновать исследование естественных истории по отношению к натурализованной эпистемологии, которую ученые считался новаторским для своего времени (Hoquet 2005; Sloan 2006b; Roger 1963). [1997: гл. 9], 1989 [1997: гл. 6]). При разработке нового методологический подход к естествознанию Бюффон претендовал на обоснование его аргументы о форме эмпирической достоверности — «физическая истина» [ verité physique ] — достигается через исследования конкретных отношений существ в их материальных связи.Этому он противопоставлял «абстракции» математическая физика, расширяющая, по-видимому, вдохновленную Лейбницем аргумент против Ньютона, развитый у Эмили Дю Châtelet’s (1706–1749) Institutions de Телосложение , произведение, которое Бюффон, как известно, читал и которым восхищался, когда он перешел к своей карьере в области естествознания (Sloan 2019). Развивая этот аргумент в длинном «Рассуждении о методе», который открыл первый том его Histoire Naturelle ( Natural History ) (1749), Бюффон утверждал, что наука, основанная на при повторном наблюдении за конкретными материальными отношениями тел можно достичь степени эпистемологической уверенности, которая превосходит доступную из математического анализа природы (Hoquet 2005; Grene & Депью 2004; Роджер 1989 [1997: гл.6]; Слоан 2006b). На основе эта новая эпистемологическая структура, ориентированная на поиск «физической» истины, Бюффон, таким образом, направил естествознание вдали от преимущественно классификационного проекта. Последний проект, на примере работ его современника Линнея Бюффона. подвергался критике за навязывание природе «абстрактных» категорий. Вместо этого Бюффон стремился анализировать живые существа по отношению к их материальные условия существования. Это должно было быть сосредоточено на их репродуктивные отношения, биогеографическое распространение и в его более поздние работы об их связи с космологией и историческими геология.

Эти идеи были развиты в основной работе Бюффона, История природы, общая и частная, с описанием кабинета короля (Buffon [HN]). В этих обсуждения Бюффон касался как вопросов в основополагающих гносеологии и методологии естественно-исторических наук как а также с общими чертами и особенностями органических существ. То работа изначально задумывалась как обзор всего спектра животных, растений и минералов. В своей фактической реализации она была более ограниченное.Первая серия из четырнадцати томов появилась между 1749 г. и 1767 г. и касался генезиса Солнечной системы и Земли, зарождение животных, разновидности человеческого вида и естественная история первичных четвероногих и человекообразных обезьян. Главное четвероногое тома первой серии, начиная с 1753 г., были написаны на сотрудничество со сравнительным анатомом Мари-Луи Добентон (1716–1800). Серия из семи томов дополнений (1774–89) предложил дополнительные размышления и дополнения к этим статей и расширил свои взгляды на историю земли, четвероногие и антропология.В них также сообщалось об экспериментах по прочность дерева и охлаждение металлов, которые он применял к определение возраста земли. В пятом дополнительном томе (1778 г.) Бюффон представил свой грандиозный синтез космологии, истории Земли и история жизни, Les (впоследствии Des ) Эпохи природы . Дополнительные пять томов (1783–88) занимался вопросами минералогии, химии, огня и основные силы природы, особенно электричество и магнетизм.

эпох природы , которые были напечатаны отдельно (1779 г.) и переведенный на немецкий язык в 1781 году, предложил грандиозный синтез историческая космология, история Земли и история жизнь, оказавшая влияние на несколько последующих синтезов, развившихся на немецком (Гердер, Шеллинг), французском (Ласепед) и возможно, английская (Chambers) естественная история. Продолжение специальные исследования групп животных после его смерти были сделаны его дублер Бернар де Ласепед (1756–1825), который расширил общий подход Бюффона к рептилиям (1788–89), рыбы (1798–1803) и китообразные (1804).То «Эпоха Бюффона» стала определяющей эпохой в естествознании. и основал Королевский сад и его Революционный преемник, Национальный музей истории naturelle , как передовой институциональный центр естественно-историческое исследование девятнадцатого века (Spary 2000: чп. 1; Бланкарт и др. (ред.) 1997 г .; Корси 1983 [1988], 2001).

Обращаясь к истории Земли, Бюффон также порвал с «Контрфактическая» традиция Декарта. На его месте он предложил светское и научно буквальное описание происхождения Земля и ее формы жизни.Новый стиль Буффона естественно-историческое исследование также оторвало его от долгого ассоциация с провиденциальным замыслом естественного богословия разработан, в частности, британскими естествоиспытателями после Джона Рэя (1627–1705). Это была еще одна особенность, отличающая его стиль. естественной истории от Линнея. Если бы он был не один ответственность за «нарушение границ времени», он был тем не менее одна из главных фигур «времени революция» конца восемнадцатого века (Rudwick 2005).Хотя все эти очки предлагались до Эпох 1778-1799 годов в фрагментарной форме и часто без удовлетворительного развитие с общефилософской точки зрения, их презентация в широко влиятельной работе Бюффона глубоко повлияло на последующую традицию естественной истории.

3.2 Буффон о поколении

Конкретное проявление сочетания романа у Бюффона методология и эмпирическое исследование впервые проявляются в его трактовке эмбриологического поколения во втором томе его Natural История (1749).Эти принципы также лежат в основе его необычного анализ значения «вида» в естественной истории. В обоих случаях понятие эпистемической достоверности, полученное из «постоянное повторение» событий, по-видимому, сыграло основную роль в его размышлениях. Следуя примеру своего друга Мопертюи, Бюффон также поддерживал теорию мужского и женского семена для объяснения полового размножения, выведения происхождения зародыша из механической смеси этих ингредиентов. Усиление на Предыдущие предположения Мопертюи (см. выше Раздел 2.4), он объяснил организацию частиц этих двух семян в структурированное целое через микросилы, тесно связанные с Ньютоновские силы притяжения, образующие организующее силовое поле, «внутренняя форма», ассимилировавшая материю в надлежащем порядок эмбрионального развития. Просматривается в более длинных исторических С точки зрения теории Бюффона о внутренней форме функционировала в подобно аристотелевскому понятию имманентного субстанциального форме и, вероятно, находился под влиянием рассуждений Аристотеля в De Generatione Animalium (см. выше) Секция 1.1). Эта «форма» служит имманентным принципом организация, которая действует в компании с материей, чтобы структурировать единую организма путем постепенного развития. Внутренняя форма также гарантировала увековечивание подобного за подобным во времени. В отличие от Аристотеля тем не менее, внутренняя форма Бюффона лишена внутренняя завершенность в своем действии. это тоже не принцип оживление.

По этой причине от Бюффона концептуально требовалось приписать некоторые новые силы материи для объяснения жизненно важных действий.Преследуя это вариант, он порвал с универсальным механизмом и предположением о пассивность материи, которая была неотъемлемым компонентом механического философии и некоторые интерпретации ньютонианства (см. выше Раздел 2.3). Есть также важные сходства его нового «витализм» к тому, что можно найти в лейбницианских дискуссиях, таких как был изложен в Institutions de Physique Эмили Дю Шатле в 1740 году (Слоан, 2019). дать правдоподобное объяснение эмбриологического формирования, жизненных свойств поэтому должно было быть отнесено к особому виду материи, ограниченной живых существ, органических молекул , которые имели свои собственные присущие динамические и уточняющие свойства.

Введение понятия «жизненная» материя Бюффон, даже с ограничениями в своих действиях, представляет собой важную развития в истории наук о жизни этого периода. Это порвал с однородностью материи, предполагаемой ньютонианской, гассендистские и картезианские традиции, и в ограниченной степени позиционировал Буффона на открытии «виталиста» революция, положившая начало первым размышлениям об истинных видах трансформизма, хотя сам Бюффон так и не въехал в эту новую домен (Reill 2005: гл.1).

В своих первоначальных презентациях Бюффон концептуализировал эти внутренние формы и определение того, что органические молекулы произошли от божественного творчество. Однако по мере развития Естествознания Бюффон все чаще считалось, что органические молекулы образуются из исходная недифференцированная «грубая» материя, а внутренняя сами формы, как было замечено, возникали спонтанно, получая свои специфичность действия исключительно от дифференциальных сил притяжение между различными формами органических частиц (Бюффон «Де ля Природа.Seconde vue», 1765, [ОП, 38–41]).

3.3 Реконцептуализация видов

Это последовало за предложенным им решением проблемы органических поколение, которое Бюффон затем обратился к проблеме органических видов и их постоянство. В четвертом томе Естествознания (1753 г.), посвященный крупным домашним четвероногим, Бюффон впервые поднял вариант видового трансформизма только для того, чтобы отвергнуть его. В статье «Осел», посвященный домашнему ослику, Бюффон нарисовал внимание на близкое анатомическое сходство между лошадью и задницу, как показал анатомический анализ его соавтора Добентона. описания.Это сходство убедительно свидетельствовало о скрытом единстве плана всех четвероногих, сходство повышает возможность что все четвероногие могли произойти в историческое время от один стержень ( souche ), который «с течением времени, произвел путем совершенства и вырождения все остальные животных» (Бюффон 1753, [OP, 355]). В движении, которое смутило комментаторов с тех пор, Бюффон затем отверг эту возможность и вместо этого утверждал, что из-за бесплодия гибридов виды должны быть различны с самого начала.

Объяснение первоначального отказа Бюффона в 1753 г. трансформизм, и его последующее развитие протоэволюционного взглядов по мере развития естествознания , принимала множество форм (Боулер 2003: глава 3; Лавджой 1911 [1959]). Аргумент этого статье заключается в том, что как первоначальный отказ Бюффона от трансформизма, и его последующее развитие в направлении принятия исторической изменение вида отражает связное и последовательное развитие его понятие «физической истины» (см. выше Раздел 3.1). Опираясь на его упор на серийное повторение как на основу физическую истину, вид сохраняется во времени и онтологическая реальность повторяющимся переходом внутреннего шаблона который формирует органические молекулы в новый организм во времени.

Этот анализ подразумевал для Бюффона существенное переопределение понятие органического вида, переопределение, затронувшее традиции естествознания и биологии с 1750-х гг. Буффон открыто отвергал давно принятое значение слова «вид». как универсальное, или, говоря современным языком, классовое понятие, образованная совокупностью лиц на основе владения явные определяющие свойства.В этом заключался смысл, заложенный в Линнеевская классификация своего времени. Эту концепцию Бюффон критиковал как «абстрактное» значение вида. Напротив, Буффон определял вид в естественной истории исключительно как историческое правопреемство предка и потомка, связанное материальной связью через поколение. Таких видов

… ни количество, ни совокупность подобных индивидуумов что образует вид; это постоянная преемственность и непрерывное обновление этих индивидуумов, составляющих его.(Бюффон 1753, [OP, 355])

Эмпирическим признаком этого существенного единства видов во времени является способность его членов скрещиваться и производить плодовитое потомство, критерий, который имеет приоритет над сходством анатомия или привычки жизни. Лошадь и осел должны быть двумя разными виды, потому что они не могут скрещиваться и давать плодовитое потомство, каким бы ни было их анатомическое сходство. Собаки, с другой стороны, должны, несмотря на большие морфологические различия между породы, составляют один вид из-за их интерферентности.

Излагая это новое значение слова «вид» в естественном истории, и отличая ее от альтернативного значения вида как логическая универсалия, Бюффон делал больше, чем выделял «категория» от «таксон», поскольку эти термины получили понимание в современной философии биологии. В важном смысле, Бюффон ввел оппозицию между эти два значения «вида», встречающиеся в традиции возвращаясь к Аристотелю (см. Раздел 1.1 выше), приписывая «реальность» в биологии только видам понимается как материальное правопреемство лиц, участвующих в одном и том же внутренняя плесень распространилась во времени.Напротив, Бюффон считал понимание видов в смысле концепции универсального класса как «абстрактный» и «искусственный».

Это явное противопоставление двух смыслов «виды», введенные Бюффоном, противопоставляются понятиям прежде связанные между собой сложным отношением мысли и мира в рамках аристотелевских и схоластических дискуссий некоторые комментаторы отмечают введение фундаментального путаница в концепции видов в последующих дискуссиях в биологическая литература.Это как минимум одна из основных Причины так называемой «проблемы видов». В их историческое расширение, эти проблемы продолжают порождать современные споры, которые противопоставляют концепции «видов как множеств» те из «видов как пространственно-временных индивидуумов» (Дюпре, 1993; Эрешевски (ред.) 1992; Гизелин, 1997; Халл, 1999; Р.А. Ричардс 2010; Слоан 2013; Стамос 2003; Уилер и Мейер (редакторы) 2000 г.; Уилкинс 2009; Р.А. Уилсон (ред.) 1999; и запись на разновидность в этой энциклопедии).

3.4 Историческое вырождение видов

Последующее развитие мысли Бюффона относительно того, что старую научную традицию, ошибочно интерпретируемую как «эволюционизм», заключался в постепенном расширении его естественно-исторические или «физические» виды, чтобы включить более и более широкие степени материальных отношений. Это расширение его оригинальная видовая концепция Бюффона, выраженная языком «вырождение» форм во времени в ответ на условия окружающей среды.

Встреча с большим объемом новых данных из колоний и исследовательские путешествия вернулись в Париж в ходе написания из по естественной истории впечатлил Бюффона степенью на какие виды, казалось, повлияли внешние обстоятельства, такие что из одного источника могут возникнуть многочисленные «вырождения». возникают в некоторых группах.Это послужило концептуальной основой его концепции. расы в отличие от линнеевской разновидности . «Раса» в смысле Бюффона была историческим вырождение от общего предка, который сохранил материальную и историческая связь с этой общей исходной формой. Но этот род может подвергнуться существенному и квазипостоянному наследственному дифференциация на разные линии, с причиной этих дегенерации, объясняемые незначительными изменениями в органических молекулах производится различными обстоятельствами окружающей среды как данное физическое вид мигрирует в новую среду.Эти небольшие изменения в свою очередь повлияла внутренняя плесень. Разработанный в мельчайших подробностях в его длительном статья «О вырождении животных» в томе XIV (1766) Естественная история , теория Бюффона о вырождение видов зашло настолько далеко, что стало возможным объединение четвероногих как Старого, так и Нового Света в ограниченное число первичные «семейства» ( семей ) и «роды» ( жанров ), которые из точек происхождения в Североевропейское полушарие, выродившееся во времени в ответ на миграция на новые локали.Включая людей в это натуралистический сценарий в его более поздних работах, и предполагая, что человек линии претерпели аналогичные дегенеративные изменения, поскольку они мигрировали из их предполагаемая точка происхождения людей на Кавказе, Теория Бюффона сыграла большую роль в развитии Расовая теория Просвещения (Sloan 1973, 2014).

Впоследствии Бюффон сделал несколько шагов к объединению тезиса исторического вырождения видов с его теорией исторического космология в Les (впоследствии Des ) Époques de la Nature , впервые опубликовано в качестве дополнения до Естествознания в 1778 году.В этом трактате он переработал его более ранние рассуждения о «теории Земли», впервые изложено в 1749 году, добавив к этому историческую хронологию возраст земли определили экспериментально в 1770-х гг. количественные исследования по охлаждению сфер из металла. В этом образном синтез и опираясь на аллегорическое прочтение Бытие 1, Бюффон объединил историю Земли с исторической последовательностью возникновения живых форм (Бюффон, 1779). При этом он расширил временную шкалу земной истории значительно за пределы принята «мозаичная» хронология менее 10 000 лет от начала мира до настоящего времени, по оценке примерно 75 000 лет в опубликованной версии и более двух миллионов лет в своем черновом манускрипте.В этом трактате Бюффон предложил натуралистическое решение двух унаследованных картезианских дилемм. Во-первых, его схема была предложена как реалистическая версия. Картезианский язык контрфактуализма исчез. Во-вторых, он интегрировал историю живых форм в эту всеобъемлющую историю Мир. Дальнейшая натурализация его теории внутренних форм и органические молекулы, и те, и другие теперь считались возникающими по естественным законам из естественное притяжение различных форм материи и изменения в материи по мере того, как земля охлаждалась от своего происхождения в материи, отлитой от солнца.Животные, впервые возникшие в результате спонтанного скопления вместе этих органических молекул на остывающей земле (Buffon 1779: Пятая эпоха).

Эпох также предлагали схему исторической последовательности форм в серии из шести основных «эпох», которые были даны точные даты продолжительности. Это начинается с происхождения земли от остывшей звезды, а затем описывает начало живой природы с морской жизнью и растениями на ранних стадиях земного история, заканчивающаяся нынешними формами. Его отчет даже предполагал натуралистическое происхождение человека, хотя этот вопрос остается нечеткий.Человечество предстает, без пояснений в тексте, в нерайское государство в северных широтах Евразии, окруженное свирепыми животными, землетрясениями и наводнениями, а в первобытном социальные условия, требующие сотрудничества для выживания. Широкое использование Бюффоном формы спонтанного зарождения, допускал происхождение даже крупных групп животных от скопления органические молекулы, когда земля остыла, сделали фактическим выведение форм из предыдущих форм ненужно.В нескольких отношении развитие подлинно трансформистских теорий Преемники Бюффона требовали гораздо более ограниченного использования возможность самопроизвольного зарождения.

3.5 Восприятие естественной истории Бюффона

За пределами парижского сада , отражения вдохновленные Бюффоном, в более широких дискуссиях о позднем Просвещении были сложный. Прием Бюффона Des Époques de la Природа , например, была неравномерной (Роджер «Введение» в Buffon 1779, [1988, cxxiv]).Произведение так и не было переведено на Английский до недавнего времени (2018 г.), и, похоже, он играл незначительную роль в англоязычных дискуссиях, напротив, для например, к большому влиянию работ Линнея, получивших широкая британская экспозиция и перевод. Смелый спекулятивный характер Эпох также расходился с новым профессиональные исследования в области геологии и естествознания молодым поколением натуралистов, которые, возможно, приняли натурализм Бюффона и расширение геохронологии, но не его грандиозный риторический стиль (Rudwick 2005: гл.3).

Однако исторические исследования показали, что Эпох имели влиятельная история в Германии (Schmitt, 2019). Трактат был быстро (1781 г.) переведен на немецкий язык в Санкт-Петербурге и сыграли важную роль в развитии немецкого языка. историзм (Reill 1992). Хотя связи нуждаются в дальнейшем научное исследование, влияние Эпох Бюффона на исторический трансформизм, намеченный несколькими годами позже Иоганном Готфрид Гердер (1744–1803) в первом томе своего magisterial Ideen zur Philosophie der Geschichte der Menschheit (1784–1791) определяется несколькими строками доказательства (Zammito 2018a: 180–185, 2018b).

Однако Гердер заметно отошел от Бюффона, разработав свой собственный историческая теория космоса и развития жизни, и в конце концов человеческой культуры, в рамках телеологического прогресса на основе «жизненной» теории материи. Для Гердера не только отдельного организма, но и природа в целом развивается под причинность внутренней органической силы, которая ведет к развитию более высокого и более высоких стадиях жизни, что в конечном итоге приводит к окончательному развитие человечества в истории.

4. Трансформизм начала девятнадцатого века

К началу девятнадцатого века можно проследить несколько направлений отражение, допускающее некоторую форму видового трансформизма. в В Германии размышления Гердера стали основным компонентом развитие немецкого Naturphilosophie и «Романтическая» наука, получившая развитие в трудах Иоганн Гёте (1749–1832), Фридрих Шеллинг (1775–1854), Готфрид Тревиранус (1776–1837) и несколько другие, которые выступали за ту или иную версию исторически прогрессивного натурфилософия хотя бы с «развитием», если не актуальная трансформация видов во времени (Zammito 2018a: гл.8,9,11; Р. Дж. Ричардс 2002: главы. 2,3,8). На Британских островах в того же периода, размышления во втором томе его Zoonomia, или Законы органической жизни (1794–1796) Эразма Дарвина. (1731–1802), дед Чарльза Дарвина, предложил теорию развитие видов на основе концепции динамической живой материи. С участием признание этих многочисленных направлений размышлений о вопросы, каждый из которых можно подробно рассмотреть, институциональные развитие этих дискуссий о видовом трансформизме в отношении к геологической истории легче всего проследить по их французскому языку. дискуссии, и эти французские размышления были особенно важны за раннее формирование собственной теоретической мысли Чарльза Дарвина. разработки.

4.1 Французский трансформизм 1790–1830 гг.

Лидерство Буффона в Jardin закончилось его смертью в апреле 1788 г. на острие массовых социальных, политических и научные изменения, которые должны были настигнуть Францию ​​годом позже. Как единственная крупная научная организация, пережившая демонтаж всех других привилегированных институтов Конвентом летом 1793 г., реструктурированный Национальный музей истории. naturelle продолжала оставаться послереволюционной преемницей Jardin du Roi (Blanckaert et al.(ред.) 1997 г.). В этом новом форму, она обеспечила институциональный контекст, в котором несколько аспектов Великое предприятие Бюффона в области естествознания продолжалось в десятилетия после его смерти (Corsi 1983 [1988: chp. 1]). в Революционный контекст новой республики, музей также включил новую оценку работы Линнея и классификационное предприятие, которое он вдохновил. Линнеем восхищались и популяризирован Жаном Жаком Руссо, а для республиканских французов биологии, Линней и его описательный подход к биологии часто выгодно отличался от идеи Бюффона, которая рассматривалась как символ Старого режима .Два лидера естественная история фактически стала для французских естествоиспытателей тем, чем Жорж Кювье (1769–1832), позже описанный как «два источники», из которых они совместно черпали свое вдохновение.

Революционная реорганизация Jardin также создала новый вид специализации исследований в рамках того, что ранее воспринимается как «естественная история». Реорганизация 1793 г. создан в рамках Музея двенадцати отдельных Стулья с равным статусом, которые давали отдельным лицам контроль над части коллекций и исследовательская работа, проделанная в рамках этих подразделений, и при этом учредил новые дисциплинарные подразделения в естественная история.«Млекопитающие и птицы» были помещены под Этьен Жоффруа Сент-Илер (1772–1844). «Рептилии и Рыбы» были возложены на дублера Бюффона Бернара де Ласепед (1756–1825). «Анатомия человека» был подарен Антуану Порталю (1742–1832). Создание нового Кафедра сравнительной анатомии с сопутствующим отдельным музеем основанный в 1802 году, обеспечил положение для молодого эльзасского зоолог Жорж Кювье. Большой конгломерат форм, известный ранее только как «Червяки», были поставлены под контроль бывшего дублера Бюффона Жана Батиста Пьера Антуана де Моне, шевалье де Ламарк (1744–1829).Другие кафедры ботаники, палеонтология, сравнительная физиология и антропология. сложились или будут развиваться в девятнадцатом веке. Все эти новые институциональные структуры подразделяли традиционные «естественная история» и способствовала профессиональному исследования в конкретных областях науки о жизни, связанных с природа видов, интерпретация классификационных систем, и история и биогеография земли (Corsi 1983 [1988: гл. 1]; Аппель, 1987).

Именно в этом контексте и благодаря его положению первого держателя кресло «Вормс» ( Vers ), которое Жан Батист де Ламарк разработал во время своего пребывания в должности первую последовательную теорию виды меняются в течение исторического времени, что в конечном итоге известно как новое срок — преобразование .Ламарк во многом оправдывает претензия на то, чтобы быть первым настоящим эволюционным мыслителем, находящимся внутри профессиональное научное учреждение.

Ламарковская теория видового трансформизма возникла постепенно в его ежегодные лекции Muséum о «животных без позвонков», которая началась в 1794 году. кафедры, посвященной этому огромному множеству форм, Ламарк предпринял в 1794 г. массовая реорганизация Музея коллекции этих животных.Для этого он приспособил их таксономическая организация способ расположения групп растений он развил в своей более ранней работе по французской ботанике (1778 г.), создал в годы своего становления, когда он работал в Jardin в качестве ботаник. В этой ранней ботанической работе он последовательно упорядочивал группы. от самого сложного к самому простому. Затем Ламарк принял аналогичный метод его первоначального расположения групп беспозвоночных животные.

Эта линейная форма перестановки классификации затем беспозвоночные предоставили ему эмпирическую базу, на которой была развита трансформистская теория (Burkhardt 1977).Изложено, хотя свои ежегодные лекций Muséum , Ламарк смог развивать эти аргументы против широкого спектра коллекций беспозвоночные животные в Музее .

Ввиду многочисленных интерпретаций взглядов Ламарка, возникла с момента наиболее развитого изложения его теории в его 1809 Зоологическая философия ( Зоологическая философия ), основные черты размышлений Ламарка должны быть тщательно детализировано. В самых фундаментальных терминах его теория видов изменение было связано с его изменением таксономического порядка формы, первоначально представленные в его ранних систематических аранжировках.В В его первоначальной классификации эти группы были упорядочены в линейном порядке. серия, начавшаяся с наиболее сложных форм беспозвоночных (головоногие) и оканчиваются у наименее организованных (инфузории). От В 1800 году Ламарк решил, что этот порядок был искусственным и что «естественная» аранжировка шла от простого к сложному. То Эволюционная теория, которую он впоследствии разработал, включала утверждение, что этот новый порядок расположения был также историческим последовательность , с помощью которой формы были сгенерированы одна из другой в течение время.

Эти новые выводы были впервые представлены в музей лекций 1800, а затем были разработаны в более подробная информация опубликована в его Recherches sur l’organisation. des corps organisés (1802 г.), с полной экспозицией в его Philosophie zoologique (1809). Его теоретическая выводы также были конкретно отображены в организации экземпляры в главной зоологической галерее Музея над которыми он имел первичный контроль. Некоторые другие важные развитие его идей было затем выражено в его многочисленных статьях для второе издание словаря Жозефа Вирея Nouveau d’histoire naturelle (извлечено у Ламарка 1817–1819 гг.). [1991]), и в длинном вступительном слове к его основной работе таксономическая ревизия беспозвоночных, Histoire naturelle des animaux sans vertèbres (1815–22).Следующее утверждения легли в основу его зрелой теории:

  1. Происхождение живых существ изначально происходит путем спонтанного поколение. Однако это действие ограничено истоками самые простые в строении формы жизни — инфузории. Все последующие формы обязательно каким-то образом развились во времени из элементарное начало в этих простейших микроскопических формах.
  2. Причинный фактор, стоящий за этим «восхождением», а не «вырождающаяся», история жизни во времени представлена деятельность динамических материальных агентов — тепловых и электрических жидкости.Эти материальные силы производят спонтанное зарождение инфузории, а также дают толчок, благодаря которому они дают начало к формам более высокой сложности, переходя к радиарианам и т.д. сериал. Выходя за рамки различий между «инертными» и «живая» материя его наставника Бюффона, Ламарка теории вообще можно считать «виталистскими» в вдохновение в том, что они приписывают живой материи подлинный динамизм и дать ему возможность создавать новые формы и структуры через присущие ему силы.Обращение Ламарка к каузальной роли Однако ньютоновские эфирные жидкости основывали свою теорию на концепции активной материи, а не на особых сверхаддитивных жизненных силах, и в этом отношении ее можно назвать теорией «жизненного материализм».
  3. Главная ось ламаркистского трансформизма представляет собой линейный ряд, вовремя осознал. Это движение от более простых форм вверх по шкале организации к более сложным формам. В результате получается ось четырнадцать первичных групп, заканчивающихся млекопитающими.Это параллели «естественный» линейный порядок классификации групп он сложилась в его таксономической системе. Позиция в сериале определяется, прежде всего, с точки зрения структурно-функционального разработка нервной системы.
  4. Самая известная черта ламаркизма в последующем традиция — теория трансформизма через наследование приобретенные признаки – функции подчиненные, разносторонние процесс, посредством которого основные группы животных приспосабливаются к местным обстоятельства.Однако такая адаптация не является основной причиной преобразование из группы в группу вверх по ряду. Следовательно, в в отличие от более поздней теории Дарвина, первичная эволюция жизни не через местную адаптацию.
  5. Однако могут происходить серьезные преобразования между меньшими группами через действие использования и неиспользования структур. Например, Превращение приматов в людей предположительно произошло путем средства этого приспособительного процесса.

Пересмотры третьего пункта представляют собой наиболее существенное изменение в эти пять пунктов после 1809 г., хотя связь этих изменений оригинальной теории трансформизма Ламарка остается неясным.Оба на диаграмме, представленной в качестве Приложения к Части I Philosophie Zoologique (1809 г.) и во введении Беседа к более позднему Histoire naturelle des animaux sans vertèbres (1815 г.) Ламарк представил разветвленное изображение групповое развитие. Вероятно, отвечает на критику со стороны своего младшего коллега Жорж Кювье, которые были направлены на концепцию линейного отношения групп (см. ниже), Ламарк допускал более сложные ветвящийся образец групповых отношений, причем некоторые демонстрируют независимые линии и даже разные точки происхождения.Этой проблемы не было, однако, развитый в любой теоретической разработке самим Ламарком, и не оказал существенного влияния на историческое понимание Ламаркианство. Некоторые из этих элементов в более поздней теории Ламарка однако оказали некоторое влияние на британское чтение (Sloan 1997).

В пределах Музея , параллельного, если не немедленно непрерывное развитие связанных вопросов, касающихся видовой трансформизм были сделаны младшим коллегой Ламарка и заведующий кафедрой млекопитающих и птиц, сравнительный анатом Этьен Жоффруа Ст.Илер (1772–1844). Меньше озабочены проблемой видового трансформизма, чем последствия сравнительной анатомии для отношений форм, Жоффруа Сент-Илер исследовал анатомическое «единство тип» — замечательное сходство анатомического строения между организмами, выявленными сравнительной анатомией. Занимаясь этим вопросом в своих лекциях Muséum и в нескольких статьях Жоффруа Сент-Илер приступил к изучению последствий внутреннего Анатомическое сходство позвоночных.На основе двух основных принципы, «принцип связи» и «закон равновесия», Жоффруа Сент-Илер обратил внимание на последствия сравнительной анатомии для единства животного царство. В середине 1820-х Жоффруа Сент-Илер разработал более историческая позиция об отношении единства типа к вопросам летопись окаменелостей и развитие жизни (Le Guyader 1998 [2004: гл. 4]).

К 1823 году Жоффруа Сент-Илер расширил свою теорию «единство типа» к утверждению, что даже беспозвоночные разделял общий план с позвоночными, и к 1825 г. ограниченная версия трансформизма.Это привело его к прямой оппозиции на претензии своего бывшего друга и коллеги Жоржа Кювье, заведующий кафедрой сравнительной анатомии. исследования Кювье Сравнительная анатомия и палеонтология привели его к выводу, что животные были сформированы на серии из четырех отдельных и автономных органов планы ( ответвлений ), которые могут отображать некоторое единство типа в пределах веток , но не между этими планами. Этот была опорой оппозиции Кювье трансформизму. служил мощным источником оппозиции трансформизму в Дарвиновская эпоха.

Эти конфликты вокруг «единства типа» лежат в основе «большие дебаты», разгоревшиеся во французской науке о жизни в конца 1820-х годов между Жоффруа Сент-Илером и Кювье и их соответствующие ученики (Appel 1987). Эта дискуссия также является одним из исторические встречи между различными концепциями биологии, которые повлияли на многие аспекты науки о жизни девятнадцатого века. Это нарисовало линии разделения во французской и даже британской биологии по отношения организмов к истории, и она непосредственно затрагивала возможность смены вида.Эти дебаты также помогли сфокусировать внимание на проблемах во французской науке о жизни таким образом, что это значительно повлияло на позднее негативное отношение Франции к работе Дарвина. Эти дебаты со временем должна была включать вопросы палеонтологии, сравнительной анатомии, трансформизм видов и отношение формы к функции.

Аргументы Кювье, подкрепленные его авторитетом Французская сравнительная анатомия и наука в целом привели к доминирование его позиций в парижской Académie des наук .Тем не менее, традиция Жоффруа Сент-Илера оставался сильным потоком в Музее . Это было продолжили такие люди, как Антуан Этьен Серрес. (1786–1868), чьи аргументы в пользу исторической последовательности форм, подтверждены эмбриологическими данными, были канонизированы в морфологическом круги как закон перепросмотра Меккеля-Серра (Gould 1977: chp. 3). Вне официальной академической французской науки Жоффруа Сен Теории Иларира имели широкую привлекательность для тех, кто видел актуальность эмбриологии развития для вопросов группового отношения, вопрос, который Кювье, как умеренный преформист, игнорируется.Существующий интерес к взаимосвязи между эволюцией и биология развития, обычно называемая «эво-дево» — привлекло новое внимание к Жоффруа. Взгляды Сент-Илера (Le Guyader 1998 [2004]).

4.2 Трансформизм в Великобритании 1830–1859 гг.

Дискуссии о трансформизме на Британских островах в додарвиновскую особенно повлияли французские размышления и Французские дебаты проходят в Muséum после прекращение наполеоновских войн в 1814-1815 гг., когда установились новые контакты между французскими и английскими учеными.В кроме французских размышлений, были и важные введения немецкого прогрессивного развития, которые вошли Британская наука в первые десятилетия XIX века. То признание этих континентальных перевозок на Британские острова, особенно в медицинских контекстах, предоставил новую основу для понимание размышлений об изменении видов в Британии в период до появления работ Дарвина (Rupke 2009; R.J. Ричардс 2002; Слоан 2007, 2003, 1992; Десмонд 1989).

Эдинбургский сравнительный анатом Роберт Эдмонд Грант (1793–1874), сыграл важную роль в представлении французского обсуждения на Британских островах. Он также будет служить Чарльзом Первый наставник Дарвина в науке, когда Дарвин был молодым врачом. студент Эдинбургского университета (1825–1827). Грант был непосредственно заниматься вопросами, обсуждаемыми в то время между Жоффруа Сент-Илера, Кювье и Ламарка, и он отстаивал вариант трансформизма Ламарка-Жоффруа в его трудах, темы изложил в своих лекциях по сравнительной анатомии в новом университете Колледж в Лондоне, где он стал первым профессором сравнительного анатомии в 1827 г. (Desmond 1989).

К этой традиции Гранта также добавился сильный вклад немецкого языка. философия природы, вошедшая в британские дискуссии в 1820-х годах, изложена, в частности, в Хантерианских лекциях по сравнительному анализу Анатомия в Королевском колледже хирургов, представленная британцами хирург Джозеф Генри Грин (1791–1863). Грин импортировал в свой читает лекции о нескольких измерениях Шеллинга. Naturphilosophie , которую он использовал для разработки динамической теории видовых отношений, которые синтезировали работы Ламарка, Кювье и Медицинский теоретик Геттингенского университета Иоганн Блюменбах (1752–1840 (Слоан, 2007).Эти темы будут продолжены в большая серия лекций, прочитанных Грином протеже Колледжа хирургов, сравнительный анатом Ричард Оуэн (1804–1892), обладатель престижной Хантеровская кафедра сравнительной анатомии с 1837 по 1856 год (Rupke 1994, 1993 год; Слоан (ред.) 1992). Широко посещаемые лекции Оуэна между 1837 и 1856 годы принесли многие проблемы анатомии, биологии и эмбриологии для решения вопросов родства видов и изменять.

В этих лекциях и опубликованных работах Оуэн развил переосмысление значения спора Кювье-Жоффруа и привлёк его к вопросам исторического развития формы.Также в этих лекциях Оуэн изложил теорию архетипическое позвоночное в своих лекциях Хантера в 1845 году, тему, которую он подробно изложен в ряде важных публикаций 1847 и 1848 годов. Использование аспектов философии науки Уильяма Уэвелла для развивая эти рассуждения, Оуэн изложил теорию единства тип по отношению к форме и функции Кювье через полагание идеальной архетипической формы. Эта абстракция действовала на Оуэна как как трансцендентальная идеализация, подобная платоновской форме, а также как имманентный закон, действующий в материи, задуманный по аналогии Закон Ньютона, управлявший развитием форм во времени (Слон 2003 г.; Р.Дж. Ричардс 2002: гл. 14; Рупке 1993). С помощью этого теории, Оуэн утверждал, что может связно объяснить как глубокую сходство форм в их внутренней анатомии — тема подчеркнул Жоффруа Сент-Илер, а также плотное прилегание структуры и функции к «условиям жизни» организма. существования», проницательность, подчеркнутая Кювье.

Чтобы различать эти два значения отношения, Оуэн ввел в литературе решающее различие между сходствами «гомология», означающая наличие «одного и того же» частей во всевозможных формах и функциях — Жоффруа отношения — и отношения «аналогии», обозначающие исключительно сходство деталей в их функциональном адаптации — отношения Кювье.Развивая эту концепцию гомологии по отношению к его теории архетипа, Оуэн утверждал, что он наконец-то можно было придать связный смысл понятию «одинаковость» в анатомических отношениях. Кроме того, как Оуэн развил эту теорию в связи со своей работой над ископаемыми запись, теория архетипа, задуманная также как имманентный закон работая над историей, привела Оуэна к принятию концепции ветвления и диверсифицирующие отношения форм как расхождения с этим идеалом архетипическую форму с течением времени.Таким образом, Оуэн порвал с линейным историческим прогрессизм от простого к сложному, предполагаемый в трансформистских теориях как у Ламарка, особенно в работах Ламарка до 1815. Он также отличал такого рода исторические отношения от за которую выступали некоторые немецкие прототрансформисты, разработавшие свои представления о линейных моделях.

С другой стороны, модель Оуэна нельзя считать подлинной. видовой трансформизм — виды исторически не превращаются в другой, и архетип существует в каком-то смысле как квазиньютоновский «закон», управляющий развитием во времени, а не как актуальная историческая форма.Тем не менее, его интеграция сравнительного анатомии, палеонтологии и даже эмбриологии. сложная модель отношений, которая позже была переосмыслена Дарвин с точки зрения его теории материального происхождения из общие исторические предки.

На более популярном уровне широко популяризировался видовой трансформизм. в додарвинистских англоязычных дискуссиях появлением в 1844 г. великая эволюционная космология, анонимно выдвинутая шотландским издатель Роберт Чемберс (1802–1871 гг.) в своем чрезвычайно популярном Остатки естественной истории творения , произведение, которое в во многом подготовили викторианское общество в Англии, а также до Гражданской войны в Америке, для более ограниченной теории Дарвина 1859 г. (Секорд 2000 г.).Больше похоже на « эпох» Бюффона. Природа и к рассуждениям Гердера, чем к трудам Ламарк, Чемберс предложил эволюционную схему, которая началась с небулярные начала космоса и двигались в телеологическом направлении вплоть до человечества, с широкой эволюцией видов вверх по цепочке существование. В эту грандиозную схему он включил идеи французского зоологии и геологического прогрессивизма, причем все это работает под действия одного великого объединяющего закона природы. Это видение было далее популяризировался благодаря включению в книгу Альфреда Лорда Теннисона. эпическая поэма В память (1850 г.).Не смотря на популярность Творчество Чембера, выдержавшее одиннадцать изданий к концу девятнадцатого века и было продано больше копий, чем книга Дарвина. Происхождение видов , британское научное сообщество по существу единогласно отвергла предложение Палаты спекуляции. Во многом это противопоставление Остаткам со стороны ведущие члены викторианского научного истеблишмента сформировали один основной источник профессионального сопротивления более позднему дарвиновскому теория (см. запись на Дарвин: От Происхождения Видов до Происхождения Человека , Раздел 3).

Более философски влиятельный эволюционистский эволюционизм также был отстаивал в додарвиновской Англии британский инженер-железнодорожник и общественный интеллектуал Герберт Спенсер (1820–1903). Под влиянием как изложением ламаркизма Чарльзом Лайелем в второй том его Принципов геологии (1830–33), трудами Карла Эрнста фон Бэра об эмбриологическом развитии, а также Хантерианскими лекциями Ричарда Оуэна по остеологии. скелета позвоночных, которую Спенсер посетил в 1851 г. (Rupke 1994: 206), Спенсер участвовал в британских дискуссиях о трансформизме в 1852 г. с его одобрением «гипотезы развития». (Спенсер, 1852 г.).Это послужило поводом для его широких размышлений о закономерная эволюция общества и человечества, детально разработанная в такие работы, как Первые принципы , опубликованные в 1862 году (Haines 1988). До использования этого термина Дарвином Спенсер говорил о «эволюция» жизни и космоса из материального начала, с изменением видов в результате действия природные силы. Также у Спенсера Дарвин заимствовал обозначение «выживание наиболее приспособленных» как синоним его собственный «естественный отбор» в пятом издании Происхождение видов в 1869 году.Хотя Спенсер First Принципы появились после публикации книги Дарвина. Происхождение , Трансформизм Спенсера был разработан в целом независимо от работы Дарвина и проявляет наибольшее сходство с размышления Ламарка, Чемберса и исторического девелопментализм Оуэна.

Спенсера, а не Дарвина, часто считают главным теоретик «социального» дарвинизма в конце XIX в. и начала ХХ веков (Hofstadter 1944 [1955]; см. также вход на Герберт Спенсер).Всемирное влияние Спенсера даже сделало его произведения средством который дарвинизм был впервые введен в незападные дискуссии (Цзинь 2019; Лайтман (ред.) 2016; Эльшакры 2013; Пьюзи, 1983). Это необычное противопоставление Спенсера и Дарвина исследуется в статье Дарвин: от происхождения видов до происхождения человека (раздел 3.1).

5. Резюме и заключение

Долгий исторический сценарий, кратко изложенный в настоящей статье, стремился показать сложность трансформизма в биологии в период до появления дарвинизма.Это было против этого комплекса том, что Дарвин разработает собственную теорию происхождения и разнообразие форм. Он по-разному рисовал на этих ранее существовавшие обсуждения во французских и даже немецких источниках. Дальше исследование этого будет сделано в записи Дарвин: От Происхождения Видов до Происхождения Человека .

Introduction_To_Philosophy_Dallas_M_Roark_ch_1

Что такое Философия?

Часть I. Определения

Дать определение философии так же сложно, как попытаться дать определение любви.Слово философия не очень помогает. Философия — это сочетание двух греческих слов: philein sophia , что означает любящий мудрость. В древности любитель мудрость может быть связана с любой областью, где проявляется интеллект. Этот может быть в бизнесе, политике, человеческих отношениях или столярном деле и других навыки и умения. Философия имела «целостный» подход к жизни в древности . В отличие от этого, некоторые современные определения ограничивают философию тем, что может быть известным науке или анализу языка.

В современном мире очень популярно слово философия. Философия — это термин, применимый практически к любой сфере жизни. Некоторые вопросы могут выразить это общее отношение: какова ваша философия бизнеса? банковское дело? водить машину? или ваша философия использования денег? Если это популярно злоупотребление этим словом преобладало, можно признать, что любой, кто думает серьезно относится к любому предмету является философом. Если мы делаем это, мы игнорируем академические дисциплины или изучение философии.Если это очень общее определение принимается, каждый становится философом. Это становится правдой, как это ни парадоксально, когда каждый является философом, никто не является философом. Это становится настолько расплывчатым определением, что философия становится бессмысленной как определение. Если бы это определение превалировало, это означало бы, что философ тот, кто говорит, что он философ. Из-за этой неадекватности становится очевидным, что мы должны искать в другом месте определение философия.

Потому что изначальное значение слова философия не дает нам а для конкретного содержания обратимся к описательным определениям.А Описательное определение философии заключается в том, что она стремится описать свою функции, цели и причины существования. На следующих страницах ряд из этих определений будут изложены и рассмотрены.

Предостережение начинающему изучать философию. То новичок может отчаяться из-за различных определений. Студенты, приехавшие из научного фона часто ожидают краткого, ясного и универсального принятые определения. Это не будет верно в философии, и это не так. универсально верно в отношении всех вопросов в любой науке или ненаучных учеба или дисциплина.Разнообразие мнений в философии становится источником смущения новичка, когда его просят объяснить родителям или не зная, друзья, что такое курс философии. Это может быть ожидалось, что одна из старейших дисциплин или предметов в академических кругах должна достичь некоторого единообразия или мнения, но это не так.

Тем не менее, несмотря на разнообразие, философия важна. Платон заявил, что философия — это дар, которым боги наградили смертных. 1 Это может отражают способность человека рассуждать о мире, а также жизнь человека внутри Это.Знаменитое высказывание Сократа «Познай самого себя» отражает эту цель философия. Платон также предостерегал от пренебрежения философией. Он написал что «наземные животные произошли от людей, которым не нужна философия…». 2 В свете этого было бы полезно пригрозить читателю предупреждением: если ты не воспринимаешь философию всерьез, ты превратишься в тыкву! Но больше серьезно, люди живут философией. Какой из них будет?

Перейдем теперь к рассмотрению нескольких определений философии.Это будет включают исторический подход, философию как критику, философию как анализ языка, философия как программа изменений, философия как совокупность вопросов и ответов и философии как мировоззрения. По пути мы также проанализирует определения и попытается сделать некоторые выводы об этом анализе.

A. Исторический подход

Помните наш вопрос: что такое философия? Согласно этому подходу философия на самом деле является изучением исторических деятелей, которых считают философы.Можно встретить имена Сократа, Платона, Аристотеля, Августин, Фалес, Филон, Плотин, Фома Аквинский, Кант, Эригена, Юм, Маркс, Гегель, Рассел, Витгенштейн и многие другие. Все считаются философами. Что удерживает их вместе, если они так различны во многих своих взглядах? Один из ответов заключается в их общем наборе проблем и забот. Многие были интересующихся проблемами Вселенной, ее происхождением, чем она является в своем природа, вопрос существования человека, добро и зло, политика и др. темы.(Это может служить ссылкой на другое определение, которое следует рассматривать позже.)

Аргументом в пользу исторического подхода является то, что нет реального понимания философия может быть достигнута только в том случае, если человек понимает прошлое. Философия была бы беднеет, если теряет какое-либо из названных выше имен. Некоторые утверждают, что зная история философии необходима для положительного понимания философии, и необходимо, если кто-то хочет внести творческий вклад в развитие философия.

У этого определения философии есть свои проблемы: (l) оно стремится ограничить философии великим умам прошлого и делает ее элитарным движением, (2) она ограничивает философию исследованием прошлых вопросов и ответов только, (3) это не очень отличается от изучения истории идей.Это сделало бы философию частью истории. (4) Это определение не описать работы тех философов (логических эмпириков), которые считают философия прошлого как мусор, который нужно отвергнуть.

Ценность исторического подхода в том, что он знакомит учащегося с великие умы прошлого и конфронтация с философскими проблемы, которые поднимаются мыслящими людьми всех возрастов. это желательно сама по себе, хотя это и не лучшее определение философии.

B. Философия как анализ языка

Это одно из самых крайних определений философии. Этот определение началось как акцент в философии примерно на рубеже век. Нарастало восстание против метафизических систем в философия. Метафизические системы в философии объяснили все с точки зрения такой великой идеи, как «разум» или «дух». Реакция был прежде всего против философии идеализма, являющейся высокоразвитой метафизическая философия.Подробнее об этом будет в пятом определение. Анализ-языкового-акцента отвергал метафизику и принял простой, но полезный современный стандарт научной проверки. Их центральный тезис заключается в том, что только истины логики и эмпирически проверяемые высказывания имеют смысл. Что означает научная проверка в этом контекст? Если вы можете проверить или воспроизвести эксперимент или что-то еще, вы можете сказать, что это правда. Если нет возможности воспроизвести или подтвердить эксперимент в контексте науки тогда не было претензий на истину.
Как проверка и язык взаимодействуют друг с другом? Попробуйте этот пример. Как ты знаете, когда принять утверждение как относящееся к факту? Мы можем использовать три предложения: (1) Бог есть любовь, (2) Диснейленд находится в Калифорнии и (3) изнасилование неправильный. Эти предложения строятся по схожему принципу. Но только один фактическим, то есть его можно научно проверить. Тысячи людей идут ежегодно в Диснейленд, и любой, кто сомневается, может пойти посмотреть сам. Но ты не может научно подтвердить, что изнасилование — это неправильно и что Бог есть любовь.Я могу фактически сказать, что человек был изнасилован, и может даже стать свидетелем этого события как факт, но как я могу проверить слово «неправильно»? Бога не видно и любви нет видел с научной точки зрения. Имеют ли смысл эти утверждения?

Платон, ок. 428-348. Одно из величайших имен в философии, родился в Афинах, знал Сократа юношей и желал заниматься политикой вплоть до смерти Сократа. Платон основал Академию в Афины, которые можно назвать первым европейским университетом.Диалоги Платона являются классическими как образец простоты философского выражения.

Вывод, к которому приходят философы-аналитики, заключается в том, что все, что не проверяемый — ерунда. Все системы прошлого, выходящие за рамки проверки должны быть отвергнуты как бессмыслица. Это означает, что область ценности, религия, эстетика и большая часть философии рассматриваются только как эмоциональные высказывания. Эмоциональное высказывание отражает только то, что человек «чувствует». о теме. Объявить, что изнасилование — это неправильно, означает только заявить, что я чувствую это неверно.Я могу добиваться вашего согласия по этому вопросу, но опять же, это не объективная истина, но два «чувства» вместе взятые.

Другие философы-аналитики вышли за рамки принцип верификации к пониманию самого языка. Вместо говоря о мире и о том, существуют ли вещи в мире, они говорят о словах, которые используются для описания мира. Это упражнение в «семантическое восхождение» можно увидеть в противопоставлении разговоров о милях, расстояниях, точки и т.д., с разговором о слове «миля» и о том, как оно используется. Язык такие философы, как Куайн, посвящают целые трактаты природе языка, синтаксис, синонимичные термины, понятия абстракций, перевод терминов, расплывчатость и другие особенности языка. Это философия о язык, а не интересоваться большими проблемами, которые часто возмутило более широкую философскую традицию.

Языковой анализ как определение философии меняет философию с быть предметом вопрос в инструмент для работы с другими предметы.Это становится методом без содержания.

Это определение столь же односторонне, как и определение, которое оно отвергло. То Анализ языка был важной частью философии со времен Сократа и других до наших дней. Но язык, связанный с проверка и ограничение по этому принципу налагает большие ограничения на области, которые философия часто считала важными. Это ограничение особенно в области морали и этики. Мораль не может быть проверено научным путем.Но кажется очевидным, что мы можем обсудить действия и принять некоторые средства объективной оценки с точки зрения разума. Более того, не кажется очевидным, что некоторые моральные различия просто «эмоциональные чувства». Это представляется вполне разумным и приемлемым для большинства людей, что есть большая разница между греблей ребенка обеспокоенный родитель, и родитель, жестоко обращающийся с детьми, чья дисциплина убивает беспомощный ребенок. Если для утверждения требуется проверка — оно неверно убить ребенка — тогда всем моральным нормам приходит конец, и философия превратилось в глупость.

C. Философия – это программа перемен

Карл Маркс заявил, что роль философии не в том, чтобы думать о мир, но изменить его. Философия не должна быть башней из слоновой кости предприятие без отношения к миру человеческих условий. А современный марксист спросил:

Какой смысл в тонком эпистемологическое исследование, когда наука и техника, не слишком беспокоятся об основах своих знаний, ежедневно приумножают свои овладение природой и человеком? В чем смысл лингвистического анализа, который избегает превращения языка (обычного языка!) инструмент политического контроля? Какой смысл в философских размышления о значении добра и зла, когда Освенцим, индонезийский массовых убийств, а война во Вьетнаме дает определение, которое душит все обсуждение этики? И какой смысл в дальнейших философских занятия Разумом и Свободой, когда ресурсы и особенности рациональное общество и потребность в освобождении слишком ясны, и проблема не в их концепции, а в политической практике их реализация. 3

Критика Маркузе язвительна. Но вопрос об изменении не является вопросом философии per se . Философия нет встроенного требования, чтобы изменение было конечным продуктом мышления. Это кажется естественным, что тот, кто серьезно думает о проблемах человека что один ищет хорошие решения. Кажется естественным также, что человек, имеющий хорошее решения должны стремиться к их выполнению. Но также возможно, что один иметь хорошие решения и только созерцать их без каких-либо действий.Там есть в философии нет неотъемлемого мандата на программу действий, хотя она может молчаливо предполагалось, что произойдет какое-то хорошее действие.

Философия в целом противоположна такому движению, как христианство, которое имеет встроенную мотивацию изменить мир путем обращения людей к его причине. Традиционная философия больше интересовалась академической вопросы. Но есть основное предположение: если вы знаете, что правильно и хорошо, вы продолжите делать это.

Другой взгляд на философию с упором на действие или изменение состоит в том, что Алана Уоттса. Уоттс описывает философию с точки зрения созерцание и медитация. Он начинает с заключения языка философы: все слова о философии бессмысленны. Если это правда, тогда философия должна молчать и учиться практиковать восточную мистику которое характеризуется как «безидейное созерцание». 4 Цель медитация — это достижение Основы Бытия.Что такое Основа Бытия? В простым способом его можно описать как всепроникающий Дух, который является только основная реальность мира. Каждый является частью Великого Духа. То цель философии не мыслить, а достичь единения с Великим Дух.

Представление об изменении у Маркузе и Уоттса разное. Марксист Идея перемен состоит в том, чтобы изменить материальный мир, и человек станет лучше. Взгляд Уатта на изменения заключается в том, чтобы отказаться от социальных изменений, поскольку все изменения бесполезны.Настоящая перемена заключается в достижении единства с безличной мировой душой. То мир материи преходящ и видимый мир не реален Мир. Даже Основа Бытия или Великий Всепроникающий Дух меняется и проявляясь в различных формах. Есть тонкое противоречие в Философия Уатта. Основа Бытия продолжает производить людей, которые должны постоянно отрицать свое собственное бытие, чтобы иметь возможность вернуться на Землю Существование. Это отрицание собственного бытия отражает тот факт, что Основание Бытие постоянно создает что-то плохое.

Еще одна вариация на тему мистического созерцания — попытка достичь единства с Богом — это видно в мысли таких людей, как Экхарт или Плотин. Их философия поощряет созерцательную роль. Хотя Экхарт или Плотина мотивированы религиозными или квазирелигиозными мотивами, такими как Уоттс, они не способствуют революционным социальным изменениям, за которые выступает марксисты.

D. Философия – это набор вопросов и ответов

Философия имеет длинный список тем, которыми она интересовалась.Некоторые из они более интересны и актуальны, чем другие. Мир одного или несколько веществ? Это материя, ум или что-то другое? Разве человек только тело? Он, или у него есть душа? Существует ли Бог? Можно было бы задать много других вопросов включены здесь. Некоторые вопросы имеют несколько вариантов решения. Это верно в попытке ответить, какова природа человека. Другие вопросы не могут отвечать решительно. Существует ли Бог? можно ответить только с точки зрения вероятностная ситуация. Ни одно научное доказательство не может решить этот вопрос. способ.На некоторые вопросы были даны ответы к удовлетворению многих философов в течение длительного периода времени только для того, чтобы воскреснуть. Один пример это старый вопрос времен Сократа о том, что человек рождается с знание, называемое врожденным знанием. На протяжении веков это признавалось разнообразие людей. Но Джон Локк, кажется, решил вопрос для многих. философы, что человеку не даются врожденные идеи при рождении. Следовательно, он должен получить свои знания через опыт.

Теперь в современной мысли Ноам Хомский снова поднял вопрос предлагая то, что он называет «генеративной грамматикой».«Он отвергает точку зрения Локк, что язык изучается эмпирическим путем. Когда мы изучаем язык, мы способны понимать и формулировать все типы предложений, которые мы никогда не слышал раньше. Эта способность иметь дело с языком рассматривается Хомским как врожденное, то, что мы унаследовали генетически. Таким образом, проблема возникает снова. 5

Но другие вопросы не встречались с таким же успехом в течение столь долгого времени. период времени. Подводя итог, можно сказать, что определение философии как совокупности вопросов и ответов ни в коем случае не уникальна.Другие дисциплины или Исследования также могут быть определены вопросами, на которые они пытаются ответить. Если это определение принимается как единственное определение, необходимо изложить определенные виды вопросов, которые ограничиваются философией. Очевидно ответы на проблему загрязнения — это не те вопросы, которые занимается в философии. Но отношение тела человека к его разуму одно вопросов, которые философы считали своими.

Э.Философия – это мировоззрение (Weltanschaung)

Ранние философы пытались описать мир в его простом устройстве. Фалес утверждал, что вода, а Анаксимен утверждал, что воздух есть важные материалы Вселенной. Многие другие предложения поступили от другие философы. Но главный вопрос касается природы Вселенной. Мировоззрение, или Weltanschaung , как его называют немцы, включает в себя больше, чем вопросы Вселенной. Мировоззрение есть попытка прийти к общему взгляду на вселенную в том, что касается строения материи, человека, Бог, право, природа политики, ценности, эстетика и любые другие элемент в космосе, что важно.

Такого определения придерживался Уильям Джеймс, который сказал:

Принципы объяснения которые лежат в основе всех вещей без исключения, элементы, общие для богов и люди и животные и камень, первые откуда и последние откуда всей космической процессии, условий всякого познания и наиболее общие правила человеческого действия — они доставляют проблемы, обычно философский по преимуществу; а философ — это человек, который находит больше всего о них можно сказать. 6

Несмотря на это определение, Джеймс не является одним из лучшие примеры философа, продолжившего развитие системное мировоззрение.

Если мы примем это определение философии, мы не будем заранее подготовленные выводы. Существует множество мировоззрений, противоречащих друг друга. Посмотрите на следующие краткие примеры: (l) Лукреций в своем сочинение о природе, разработал мировоззрение, основанное на атомарной природе всего вещи. 7 Все, что есть, атомарно. Даже души людей и боги состоят из атомов. Когда атомы распадаются, вещи, души и боги также распадаться. Постоянны только атомы. Лукреций имел дело со многими другими факты существования, но все они связаны с атомарной природой вещей. (2) В противоположность простому атомизму Лукреция философия Гегеля, рассматривающего всю действительность с точки зрения духа, или Абсолюта. Дух. 8 Дух — единственная реальность.То, что похоже на материю действительно подразделение Духа. Гегель интерпретировал политику, мир и человека с единственной точки зрения Духа или Разума. (3) Средняя точка зрения или Гибридным примером может служить философия реализма, утверждающая, что разум и материя одинаково реальны. Материя — это не разум, и разум — не просто материя в иной форме. Книга Сэмюэля Александера 90 553 Пространство, время и Божество, , дают пример этой третьей точки зрения. 9

Приведенные выше три примера являются попытками мировоззрения.Ни один пример не совместим с другим. Ни один из мыслителей не принял бы точку зрения другого. Но все ищут объяснения человеческого существования, которые приводят к мировоззрения.

Современная эпоха философии — с начала века — видела значительный отказ от мировоззренческого определения философии. Несмотря этого отказа, за ним стоит освященная веками традиция. Аристотель широко цитируемое предложение об этом акценте:

Есть наука, которая исследует бытие как бытие и атрибуты, принадлежащие этому в силу собственной природы.Теперь это не то же самое, что любой из так называемых специальные науки, ибо ни одна из них не трактует универсально о бытии как о бытии. Они отрезают часть бытия и исследуют атрибут этой части. 10

Взгляд на вселенную в целом вызывает вопросы которые нельзя игнорировать. Вопросы не должны быть изолированы от одного другой, но должны быть объединены в единое целое или полное взгляд на мир. Именно эта интеграция делает это определение философия лучше предыдущей или вопросы и ответы.

Это определение философии понравится учащимся, стремящимся за последовательность и последовательность в его подходе к мышлению. Роль образование неявно приводит к такому выводу. Если верить в соц. планирования, как это отстаивается в Walden Two , эта вера потребует соответствующее снижение притязаний на свободу и ответственность человека. Точно так же, если человек верит в Бога и серьезно относится к Нему, должна быть заботой о правах человека, равенстве, справедливости и заботой о целостность человека как тела, так и духа.Что-то не так, когда человек утверждает веру в Бога как Творца, а затем рассматривает определенные категории людей как недочеловеков.

Мировоззрение будет включать взгляды на человека, социальные обязанности и политика соответствует мировоззрению человека. Любая дисциплина или исследование, имеющее отношение к смыслу человека будет иметь отношение к мировоззрению. Этот будет включать биологию, антропологию, психологию, социологию, теологию и другие смежные дисциплины. Мировоззрение – это попытка связно мыслить о мире во всей его полноте.

Определение философии как мировоззрения звучит хорошо, но и здесь есть проблемы. Одна из основных критических замечаний заключается в том, что системы философов — Лукреция, Гегеля, и другие — были ограничены основным мотивом или руководящим принципом, который принимается. Этот принцип слишком ограничен, и при его применении издевательство над некоторыми сферами человеческого бытия. Например, Лукреций. материализм или атомизм в какой-то мере верны, но они превращают разум и несовместим со свободой или отрицает ее.Существуют и другие ограничения в других мировоззрениях. Положительно говоря, мировоззрение должно основываться на наилучшие возможные модели, принципы или мотивы. Их следует изложить условно, а не догматически.

F. Философия есть критика

Идея философии как «критики» нуждается в объяснении. Ан понимания можно достичь, взглянув на одного из философов, воплотил это определение. Сократ одним из первых начал заниматься философская критика.Для Сократа критика относилась к критическому мышлению. вовлечение диалектики в разговор. Диалектика, надо соблюдать в виду, это непрекращающиеся дебаты с претензиями, встречными претензиями, оговорками, поправки и компромиссы в искренней надежде понять концепция. Это можно кратко увидеть в «Республике » Платона (книга I). Сократ спросил Кефала, в чем заключалось его величайшее благословение — богатство. Кефал ответил, что от него исходило чувство справедливости.Сократ тогда спросил: что такое справедливость? В разговоре участвовало несколько человек включая Фрасимаха, который утверждал, что правосудие было простой уловкой сильным, чтобы держать слабых в узде. Сократ отверг теорию тирана как иррационально, и диалектика продолжила поиски вопроса: что такое справедливость?

Критика есть попытка расчистить убогое мышление и установить понятия с большей точностью и смыслом. В этом смысле Джон Дьюи отмечал что

философия по своей сути критика, занимающая особое положение среди различных способов критики в своей общности; критика критики, так сказать.Критика различающее суждение, тщательная оценка и суждение должным образом называется критикой, когда предмет дискриминации касается товары или ценности. 11

Другим примером критики является философская движение, связанное с именем Эдмунда Гуссерля, отца феноменология. Феноменология – метод критики, направленный на исследование сущность чего бы то ни было. Сущность любви, справедливости, мужества и любых другая идея может быть подвергнута критическому анализу и сделан предварительный вывод.Такая критика жизненно важна как для философии, так и для других дисциплин.

Критику нельзя смешивать со скептицизмом. Критика продолжается для стремления к более чистому или лучшему знанию. Иногда скептицизм может быть рассматривается как ступенька к знаниям. К сожалению, скептицизм часто вырождается в безответственный негативизм. Когда это произойдет, скептицизм становится преднамеренной, корыстной игрой, а не погоней за знание.

Критика как деятельность философии была достаточно популярна в современная сцена.Роберт Пол Вольф описывает философию как деятельность тщательного рассуждения с ясностью и логической строгостью, контролирующей его. Такой деятельность имеет сильную веру в силу разума, и это деятельность в какой разум ведет к истине. 12

Точно так же Шерер, Фасионе, Аттиг и Миллер в своем Введении к философии , описывают философию как начинающуюся с позиции удивляться. Философское удивление «ведет к серьезным размышлениям о более фундаментальные или более общие вопросы, возникающие в ряде конкретных случаи. 13 Это чувство чуда приводит к действиям, в которых человек поднимает вопросы о значении терминов, попытка мыслить вещи через систематически и всесторонне, чтобы иметь хорошие рассуждения в процессе мысли, а затем оценивать различные варианты.

Джозеф Марголис предполагает, что заниматься философией — это искусство, и философы заниматься творчеством по-разному. Изучение основных умов прошлое делается с целью анализа способов, которыми они стремились справиться с философские проблемы.Следовательно, нет преобладающего способа работы, которым более или менее привержены профессионалы во всем мире. 14

Милтон К. Муниц предполагает, что «философия — это поиск точки зрения на мир и место человека в нем, которое достигается и поддерживается в критически и логично.» 15

Последний пример этого определения можно найти в следующем:

. . . философия является радикальным критическое исследование фундаментальных предположений любой области исследования, включая себя.Мы не только способны иметь философию религии, но также философия образования, философия искусства (эстетика), психология, математика, язык и так далее. Мы также можем применить критическая направленность философии на любую человеческую заботу. Может быть философия власти, сексуальности, свободы, общности, революции — даже философия виды спорта. Наконец, философия может размышлять о самой себе; то есть мы можем сделать философия философии. Таким образом, философия может исследовать свою собственную предпосылки, собственные обязательства. 16

Критика как определение философии также может быть критиковал. Философия должна быть критической, но она, кажется, превращает философию в метод мышления, а не содержания предмета. Критика поможет приобрести философию жизни, но критика не есть сама философия. Обычно, когда кто-то спрашивает о философии намерение относится к предмету, а не к методу подход. Это сделало бы возможным для всех критически мыслящих людей в любой критической темой считать себя занимающимися философией.

Часть II. Заключительные замечания

Вдумчивый читатель, вероятно, уже пришел к заключению: определение философии невозможно. Другой может сказать: почему нельзя всем их можно использовать для определения? Идея объединения лучших элементов каждого определение, известное как эклектизм, имеет определенную привлекательность для новичка, но не очень нравится философам. Однако есть доля правды в Эклектический подход к определению философии. Философия не будет прежней без критики.Ни один достойный философ не стал бы считать важным обсуждение, не прибегая к анализу языка. Ни то, ни другое странно видеть философа, пытающегося применить свои убеждения на практике ни в классе, ни за его пределами. Чего философ не чувствует хорошо с несколькими обращенными на его платформу? Несмотря на то, что мировоззрение определение было отвергнуто некоторыми философами, третьи стремятся понять всю вселенную.

Часть III. Разделы философии
Философия охватывает множество предметов и акцентов.Следующие подразделения важное значение в рассмотрении предмета философии.

А. Эпистемология . Эпистемология — греческое слово, переведенное как теория познания. Эпистемология является фундаментальной областью для других областей науки. философия. Эпистемология включает в себя три основные области: (1) источник или пути к знаниям. Откуда мы знаем то, что, как мы утверждаем, знаем? Откуда мы знаем определенные виды вещей? (2) Природа знания. Что мы имеем в виду, когда говорим, что мы знать что-то? Если я заявляю, что знаю булавочный дуб, знаю ли я это напрямую? или косвенно? (3) Достоверность знания.В этом вопросе истины или фальшь считается. Как я утверждаю, что знаю, что что-то истинно? Почему одно утверждение считается истинным или ложным? Эти три вопроса будут рассмотрены в следующих четырех главах.

Б. Метафизика . Метафизика — еще одно греческое слово, обозначающее попытка описать природу реальности. Он включает в себя множество вопросов такие как природа и состав вселенной, является ли мир целесообразно или нет, свободен ли человек, вечен ли мир или создано и многие другие вопросы.Мы рассмотрим некоторые из этих вопросов в главы 6-8. Другие метафизические проблемы будут изложены в главах, посвященных различные типы философий (главы 9-15).

С. Логика . Логика – это термин, используемый для описания различных типов структуры рассуждений, взаимосвязь идей, дедукция и умозаключение, и в современности. символическая логика, которая становится вполне математической. Логика слишком технический, чтобы рассматривать его в рамках общего введения в философия.Есть много прекрасных текстов, к которым можно обратиться за консультацией. общий взгляд на логику.

Д. Аксиология . Axios , греческое слово «стоимость», связано с две разные области ценности. Во-первых, моральная ценность или этика. Этика — это дисциплина, касающаяся нравственного поведения человека и поднимающая вопросы правильно или неправильно. Этика обычно была наукой или дисциплина о том, каким должно быть человеческое поведение в отличие от такая дисциплина, как социология, изучающая человеческое поведение .Вторая область, эстетика, связана с прекрасным. Что такое красивое произведение искусства? Музыка? скульптура? Что делает женщину красивой? а красавчик? некрасивый? Эстетика пытается дать некоторые ответы на эти вопросы. вопросы. Этика будет рассмотрена в главе 16. Общая область ценностей также будет частично рассмотрен в главах 9-15.

E. «Философии» . Другая категория философии называется «философии» из-за того, что этот термин связан с различными другими предметы или дисциплины.Например:

философия искусства
философия биологии
философия истории
философия права
философия философии
философия физики
философия естественных наук
философия религии
философия социологии
философия науки

«Философия» есть в основном применение метафизических и гносеологические вопросы к определенной предметной области. Это касается основные структуры дисциплины и предпосылки, необходимые для обучение.Если меняется философия дисциплины, меняется результат дисциплины. Например, как писать историю? Если написан вокруг темы конфликта, делается определенный акцент; если она написана вокруг темы «великого человека», она сделает другой акцент и интерпретация. Если история пишется с марксистской точки зрения, она придет иначе, чем с капиталистической точки зрения. Смотрите на науку как на другую пример. Сегодня биологическая наука основывается на идее униформизм — идея о том, что изменения были медленными и постепенными по своей природе.В науке катастрофизм был основной философией. катастрофизм означает, что изменения в природе произошли внезапно и связаны с Творением и массовое наводнение. Униформизм приводит к выводу, что космос очень старый. Катастрофизм может привести к выводу, что мир очень молодой. Дело вот в чем: если вы измените философию или структуру дисциплины вы можете изменить результат, но в обоих случаях вы используете одно и то же факты.

Эти два примера, история и биология, указывают на важность философия, стоящая за дисциплиной.Вполне можно задать вопрос: как следует ли заниматься психологией или социологией? это последовательные вопросы для любого исследования. Если студент знает философию дисциплины, т.е. как это работает, каковы его методы и предпосылки, он находится в лучшем положении, чтобы оценивать и критиковать дисциплину. Очевидно, что «философия каждой дисциплины слишком сложны для включения в общую введение. Тем не менее, будет некоторое участие этих идей в глава пятая, Знание и метод в науке, философии и религии.

Мы рассмотрели шесть предложенных определений вместе с некоторыми оценки их. Кроме того, мы кратко ознакомились с подразделения философии. Теперь мы можем обратиться к первому вопросу в эпистемология.

Сноски

1 Транс. HDP Lee, Timaeus , Балтимор: Penguin Books, 1965, с. 64.

2 Там же ., с. 121.

3 Герберт Маркузе, «Актуальность реальности», в «Сова Минервы» , под редакцией Чарльза Дж.Бонтемпт и С. Джек Оделл, Нью-Йорк: книга McGraw-Hill. Ко., 1975.

4 Алан Уоттс, «Философия за пределами слов», в Сова Минервы , с. 197.

5 См. Ноам Хомский, Language and Responsibility , пер. Джон Виртель, Нью-Йорк: Книги Пантеона, 1979.

.

6 Некоторые вопросы философии , Новый Йорк: Лонгман, Грин и Ко., 1911, с. 5.

7 Лукреций, Природа Вселенной , Балтимор: Penguin Books, 1951.

8 См. Гегель, Феноменология разума , Нью-Йорк: Harper Torchbook, 1967.

9 См. Нью-Йорк: Dover Publications, 1966, 2 тома.

10 Аристотель, Метафизика , 1003а 18-25.

11 Джон Дьюи, Опыт и природа , с. 398.

12 Введение в философию , Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл, 1979.

.

13 Дональд Шерер, Питер А.Фасионе, Томас Аттиг и Фред Д. Миллер, 90 553 Введение в философию , Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1979, с. 8.

14 Джозеф Марголис, Ан Введение в философское исследование , Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 1968, п. 8.

15 Пути философии , Новый Йорк: Макмиллан, 1979, с. 10.

16 Паула Струл и Карстен Струл, Philosophy Now , Нью-Йорк: случайный выбор Хаус, 1972, с.5.

 

Древнегреческий философ был сослан за то, что утверждал, что Луна была скалой, а не богом | Наука

Анаксагор, живший в пятом веке до нашей эры, был одним из первых людей в письменной истории, признавших, что Луна представляет собой скалистое гористое тело. Эдуард Лебедский / Public Domain

Недалеко от северного полюса Луны находится кратер Анаксагор, названный в честь греческого философа, жившего в пятом веке до нашей эры.C. Эпоним подходит, поскольку человек Анаксагор был одним из первых людей в истории, предположивших, что Луна представляет собой каменистое тело, не слишком отличающееся от Земли. Полосы материала, выброшенного во время удара, образовавшего кратер, простираются на 560 миль к югу до края другого кратера, названного в честь Платона.

Подобно Платону, ученый Анаксагор провел большую часть своей работы в Афинах, но на этом сходство между этими двумя людьми заканчивается. Под сильным влиянием пифагорейцев Платон постулировал мистическую вселенную, основанную на сакральных геометрических формах, включая идеально круглые орбиты.Платон избегал наблюдений и экспериментов, предпочитая чистое знание, которое, как он считал, было врожденным для всех людей. Но Анаксагор, умерший примерно в то время, когда родился Платон, обладал способностями к астрономии — области исследования, которая требует тщательных наблюдений и расчетов, чтобы раскрыть тайны Вселенной.

Во время своего пребывания в Афинах Анаксагор сделал несколько фундаментальных открытий о Луне. Он повторил и расширил идею, которая, вероятно, возникла среди его предшественников, но не получила широкого распространения в древности: луна и солнце были не богами, а объектами.Эта, казалось бы, безобидная вера в конечном итоге привела к аресту и изгнанию Анаксагора.

Кратер Анаксагор возле северного полюса Луны, снимок космического корабля Lunar Orbiter 4 в 1967 году. НАСА

Сбор воедино жизней ранних философов, таких как Анаксагор, который, как считается, написал всего одну книгу, утраченную сегодня, может стать серьезной проблемой для историков. У современных ученых есть только «фрагменты» для описания жизни Анаксагора — краткие цитаты из его учений и краткие изложения его идей, цитируемые в работах ученых более поздних поколений, таких как Платон и Аристотель.

Благодаря настойчивым наблюдениям Анаксагор пришел к выводу, что Луна представляет собой скалу, мало чем отличающуюся от Земли, и даже описал горы на лунной поверхности. Солнце, подумал он, было горящей скалой. Во фрагменте 18 Анаксагор говорит: «Солнце освещает луну». Хотя Анаксагор не был первым, кто понял, что лунный свет — это отраженный от Солнца свет, он смог использовать эту концепцию для правильного объяснения дополнительных природных явлений, таких как затмения и лунные фазы.

Родом из Клазомен в Ионических землях к востоку от материковой Греции, Анаксагор вырос во время ионийского Просвещения, интеллектуальной революции, начавшейся около 600 г. до н.э. В молодости он видел, как Афины и Спарта объединились, чтобы изгнать Персидскую империю из Ионии. Переехав в Афины, Анаксагор и его современники привнесли философию в зарождающуюся афинскую демократию. Хотя многие греческие философы шестого и пятого веков до н.э. Веря в один или несколько основных элементов, таких как вода, воздух, огонь и земля, Анаксагор считал, что элементов должно быть бесконечное множество.Эта идея была его способом разрешения интеллектуального спора о природе существования, который возник между натуралистически настроенными философами Ионии на востоке и мистически настроенными философами на западе, в греко-колонизированной Италии, такими как Пифагор и его последователи.

Дэниел Грэм, профессор философии в Университете имени Бригама Янга и один из немногих специалистов по Анаксагору в мире, говорит, что из итальянских философов Парменид оказал особое влияние на Анаксагора и его идеи об астрономии.

«Анаксагор превращает проблему лунного света в проблему геометрии, — говорит Грэм. Он отметил, что когда Луна находится на противоположной стороне Земли, чем Солнце, освещается все лицо, «[составляя] модель неба, которая предсказывает не только фазы Луны, но и то, как возможны затмения».

Фазы луны, понял Анаксагор, были результатом того, что разные части небесного объекта освещались солнцем с точки зрения Земли. Философ также понял, что случайное затемнение Луны должно происходить из-за того, что Луна, Солнце и Земля выстраиваются в линию так, что Луна проходит в тень Земли — лунное затмение.Когда луна проходит прямо перед солнцем, небо темнеет в течение дня, явление, описанное Анаксагором, которое мы теперь называем солнечным затмением.

Полное лунное затмение 8 октября 2014 года, фото из Калифорнии. Когда тень Земли покрывает Луну, только свет, отфильтрованный через атмосферу Земли, достигает поверхности Луны, отбрасывая Луну в красноватое свечение. Альфредо Гарсия-младший / Flickr под CC BY-SA 2.0

Анаксагор также боролся с происхождением и образованием Луны, загадкой, которая до сих пор бросает вызов ученым.Философ предположил, что Луна была большим камнем, который древняя Земля бросила в космос. Эта концепция предвосхищала сценарий происхождения Луны, который физик Джордж Дарвин, сын Чарльза Дарвина, предложил 23 века спустя. Известная как гипотеза деления, идея Дарвина заключалась в том, что Луна возникла как кусок Земли и была выброшена в космос быстрым вращением Земли, оставив после себя Тихоокеанский бассейн. (Сегодня многие астрономы считают, что тело размером с Марс врезалось в молодую Землю, выбрасывая материал, который затем слился в Луну, хотя существуют и другие теории происхождения нашего естественного спутника.)

Описывая луну как скалу земного происхождения, а солнце как горящую скалу, Анаксагор превзошел более ранних мыслителей, даже тех, кто понимал, что луна является своего рода отражателем. Это дальновидное мышление привело к тому, что Анаксагора заклеймили как главного отрицателя идеи о том, что луна и солнце были божествами.

Такая идея должна была бы приветствоваться в демократических Афинах, но Анаксагор был учителем и другом влиятельного государственного деятеля Перикла, и политические фракции вскоре сговорились против него.Находясь у власти более 30 лет, Перикл привел Афины к Пелопоннесским войнам против Спарты. Хотя точные причины этих конфликтов являются предметом споров, политические противники Перикла в годы, предшествовавшие войнам, обвиняли его в чрезмерной агрессии и высокомерии. Не имея возможности напрямую навредить афинскому лидеру, враги Перикла пошли за его друзьями. Анаксагор был арестован, предан суду и приговорен к смертной казни якобы за нарушение законов о нечестии при продвижении своих идей о луне и солнце.

«В афинской демократии с ее «демократическими» судебными процессами перед большими присяжными по уголовным обвинениям, выдвинутым частными лицами, — не было окружного прокурора — все судебные процессы были в основном политическими, — говорит Грэм. «Они часто были замаскированы под религию или мораль, но они были направлены на то, чтобы поставить в неловкое положение какого-либо общественного деятеля, преследуя его напрямую, если он был уязвим, или члена его круга, если он не был таковым. Если вы хотели атаковать Перикла, но он был слишком популярен, чтобы атаковать напрямую, вы нашли самое слабое звено в его группе.Как иностранец и интеллектуал с неортодоксальными новыми идеями, друг Перикла и «научный советник» Анаксагор был очевидной мишенью».

Все еще сохраняя некоторое политическое влияние, Перикл смог освободить Анаксагора и предотвратить его казнь. Хотя его жизнь была сохранена, философ, усомнившийся в божественности луны, оказался в изгнании в Лампсаке на краю Геллеспонта. Но его идеи относительно затмений и лунных фаз дожили до наших дней, и за его признание истинной природы Луны лунный кратер, который около 2400 лет спустя посетил орбитальный космический корабль, носит имя Анаксагора.

Древняя Греция астрономия Луна Космическое пространство

Рекомендуемые видео

Древнегреческая наука — Энциклопедия всемирной истории

Достижения древнегреческой науки были одними из лучших в древности.Опираясь на египетские и вавилонские знания, такие деятели, как Фалес Милетский, Пифагор и Аристотель, разработали идеи в области математики, астрономии и логики, которые будут влиять на западную мысль, науку и философию на века вперед. Аристотель был первым философом, разработавшим систематическое изучение логики, ранняя форма эволюции преподавалась такими деятелями греческой философии, как Анаксимандр и Эмпедокл, а математическая теорема Пифагора используется до сих пор.

Однако, помимо великих достижений, греческая наука имела и недостатки.Греки недооценивали наблюдение в пользу дедуктивного процесса, где знание строится посредством чистого мышления. Этот метод является ключевым в математике, и греки придавали ему такое значение, что ошибочно полагали, что дедукция — это способ получения высшего знания.

Первые достижения

Во времена 26-й династии Египта (ок. 685–525 до н. э.) порты Нила были впервые открыты для греческой торговли. Важные греческие деятели, такие как Фалес и Пифагор, посетили Египет и привезли с собой новые навыки и знания.Иония, помимо египетского влияния, подверглась воздействию культуры и идей Месопотамии через своего соседа, Лидийское царство.

Астрономические знания, которые Фалес получил от египтян и вавилонян, вероятно, позволили ему предсказать солнечное затмение 28 мая 585 г. до н.э.

Согласно греческой традиции, в Ионии начинается процесс замены понятия сверхъестественного объяснения концепцией вселенной, управляемой законами природы. Фалес Милетский, ок.600 г. до н.э. впервые разработали идею о том, что мир можно объяснить, не прибегая к сверхъестественным объяснениям. Вполне вероятно, что астрономические знания, полученные Фалесом из египетской и вавилонской астрономии, позволили ему предсказать солнечное затмение, которое произошло 28 мая 585 г. до н.э.

Анаксимандр, другой ионийец, утверждал, что, поскольку человеческие младенцы беспомощны при рождении, если бы первый человек каким-то образом появился на земле в младенчестве, он бы не выжил. Анаксимандр рассудил, что люди, следовательно, должны были произойти от других животных, детеныши которых более выносливы.Именно Эмпедокл первым рассказал о ранней форме эволюции и о выживании наиболее приспособленных. Он считал, что первоначально «бесчисленные племена смертных существ были разбросаны по всему миру, наделенные всевозможными формами, на что можно было бы созерцать», но в конце концов смогли выжить только определенные формы.

Влияние математики

Достижения греков в области математики и астрономии были одними из лучших в древности. Математика развивалась первой, чему способствовало влияние египетской математики; расцвет астрономии пришелся на эллинистический период после того, как Александр Македонский (356 г. до н. э. — 323 г. до н. э.) завоевал Восток, чему способствовало влияние Вавилона.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

Мощным аспектом науки является то, что она стремится отделиться от понятий, имеющих конкретное применение, и ищет общие принципы с широким применением. Чем более общей становится наука, тем более она абстрактна и имеет больше приложений. То, что греки вывели из египетской математики, было главным образом эмпирическими правилами с конкретными приложениями. Египтяне знали, например, что треугольник, стороны которого относятся как 3:4:5, является прямоугольным.Пифагор взял это понятие и расширил его до предела, выведя математическую теорему, носящую его имя: в прямоугольном треугольнике квадрат на противоположной стороне прямого угла (гипотенуза) равен сумме квадратов на противоположной стороне. две другие стороны. Это верно не только для треугольника 3:4:5, но этот принцип применим и к любому другому прямоугольному треугольнику, независимо от его размеров.

Бюст Пифагора

Небо (CC BY-SA)

Пифагор был основателем и лидером секты, в которой греческая философия, религия, искусство и мистицизм были слиты воедино.В древности греки не делали четкого разграничения между наукой и ненаучными дисциплинами. Существует широко распространенный аргумент, утверждающий, что сосуществование греческого искусства, философии, мистицизма и других ненаучных дисциплин, взаимодействующих вместе с наукой, мешало развитию научных идей. Это, кажется, показывает неправильное представление о том, как работает человеческий дух. Это правда, что в прошлом моральные и мистические предубеждения либо задерживали, либо вели некоторые знания в тупик, и что острые пределы научного знания не были ясны.Однако в равной степени верно и то, что ненаучные дисциплины расширили воображение человеческого разума, дали вдохновение для подхода к проблемам, которые казались неразрешимыми, и побудили человека к рассмотрению нелогичных возможностей (таких как сферическая Земля в движении), которые доказали время. быть правдой. Человеческий дух нашел множество мотивов для научного прогресса в ненаучных дисциплинах, и вполне вероятно, что без движущей силы искусства, мистицизма и философии научный прогресс потерял бы большую часть своего импульса.

Дедуктивный процесс

Открыв математические теоремы, греки познакомились с искусством дедуктивного мышления. Чтобы построить свои математические знания, они пришли к выводам, рассуждая дедуктивно из того, что казалось самоочевидным. Этот подход оказался мощным, и его успех в математике стимулировал его применение во многих других дисциплинах. Со временем греки пришли к выводу, что единственным приемлемым способом получения знаний является использование дедукции.

Однако такой способ ведения науки имел серьезные ограничения при применении к другим областям знаний, но с точки зрения греков его трудно было заметить. В древности отправной точкой для открытия принципов всегда была идея в уме философа: иногда наблюдения недооценивались, а иногда греки не могли провести четкое различие между эмпирическими наблюдениями и логическими аргументами. Современный научный метод больше не опирается на эту технику; сегодня наука стремится открыть принципы, основанные на наблюдениях в качестве отправной точки.Точно так же логический метод науки сегодня предпочитает индукцию дедукции: вместо того, чтобы строить выводы на предполагаемом наборе самоочевидных обобщений, индукция начинается с наблюдения за конкретными фактами и выводит из них обобщения.

Древнегреческая наука использовала эксперименты, чтобы помочь теоретическому пониманию, в то время как современная наука использует теорию для достижения практических результатов.

Дедукция не работала для каких-то знаний. «Каково расстояние от Афин до Хиоса?» В этом случае ответ нельзя вывести из абстрактных принципов; мы должны на самом деле измерить его.Греки, когда это было необходимо, обращались к природе, чтобы получить ответы, которые они искали, но они по-прежнему считали, что высшим типом знания является то, которое получено непосредственно из интеллекта. Интересно отметить, что когда принимались во внимание наблюдения, они имели тенденцию подчиняться теоретическим знаниям. Примером этого может быть одна из сохранившихся работ Архимеда «Метод », в которой объясняется, как механические эксперименты могут помочь в понимании геометрии.В общем, древняя наука использовала эксперименты, чтобы помочь теоретическому пониманию, в то время как современная наука использует теорию для получения практических результатов.

Недооценка эмпирического наблюдения и акцент на чистом мышлении как надежной отправной точке для построения знания также могут быть отражены в известном рассказе (по всей вероятности, апокрифическом) греческого философа Демокрита, который убрал свои глаза, чтобы зрение не отвлекало внимание. его от его домыслов. Есть также рассказ об ученике Платона, который с раздражением спросил на уроке математики: «Но какой от всего этого прок?» Платон призвал раба, приказал ему дать ученику монету и сказал: «Теперь ты не должен думать, что твое обучение было совершенно бесполезным». С этими словами ученик был исключен.

Аристотелевская логика

Аристотель был первым философом, разработавшим систематическое изучение логики. Его структура станет авторитетом в дедуктивных рассуждениях более чем на две тысячи лет. Хотя он неоднократно признавал важность индукции, он отдавал приоритет использованию дедукции для построения знаний. В конце концов оказалось, что его влияние усилило переоценку дедукции в науке и силлогизмов в логике.

Учение о силлогизме — его самый влиятельный вклад в логику.Он определил силлогизм как рассуждение, в котором из того, что известно, с необходимостью вытекает что-то другое. Известный пример:

.
  1. Все люди смертны. (большое помещение)
  2. Сократ — мужчина. (второстепенное помещение)
  3. Сократ смертен. (заключение)

Этот аргумент нельзя оспорить логически, и мы не можем оспорить его заключение. Однако у этого способа ведения науки есть как минимум два недостатка. Во-первых, как работает главная предпосылка.Почему мы должны принимать основную посылку без вопросов? Единственный способ принять основную посылку — это представить очевидное утверждение, например, «все люди смертны», которое считается самоочевидным. Это означает, что вывод этого аргумента не является новым пониманием, а скорее чем-то, что уже прямо или косвенно подразумевалось в рамках основной посылки. Во-вторых, не кажется необходимым проходить через все это, чтобы логически доказать, что Сократ смертен.

Бюст Аристотеля работы Лисиппо

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Еще одна проблема такого способа построения знания состоит в том, что если мы хотим иметь дело с областями знаний, выходящим за рамки обычной повседневной жизни, то велик риск выбора неправильных самоочевидных обобщений в качестве отправной точки рассуждений.Примером могут служить две аксиомы, на которых была построена вся греческая астрономия:

.
  1. Земля неподвижно покоится в центре вселенной.
  2. Земля порочна и несовершенна, а небеса вечны, неизменны и совершенны.

Эти две аксиомы кажутся самоочевидными и подтверждаются нашим интуитивным опытом. Однако научные идеи могут противоречить здравому смыслу. Сегодня мы знаем, что интуиция сама по себе никогда не должна быть проводником к знанию и что всякая интуиция должна подвергаться скептической проверке.Ошибки в способах рассуждений иногда трудно обнаружить, и греки не могли заметить ничего плохого в своем способе заниматься наукой. У Айзека Азимова есть очень яркий пример этого:

.

…если коньяк и вода, виски и вода, водка и вода, ром и вода — все это опьяняющие напитки, можно прийти к выводу, что опьяняющим фактором должен быть ингредиент, общий для этих напитков, а именно вода. В этом рассуждении есть что-то неправильное, но ошибка в логике сразу не очевидна; а в более тонких случаях ошибку может быть действительно трудно обнаружить.(Азимова, 7)

Логическая система Аристотеля была записана в пяти трактатах, известных как «Органон », и, хотя она не исчерпывает всей логики, она была новаторской, почитаемой на протяжении веков и считавшейся окончательным решением логики и эталоном для науки.

Наследие

Вклад Аристотеля в логику и науку стал авторитетом и оставался неоспоримым даже в современную эпоху. Потребовалось много столетий, чтобы заметить недостатки аристотелевского подхода к науке.Влияние Платона также способствовало недооценке выводов и экспериментов: философия Платона считала мир лишь несовершенным представлением идеальной истины, находящейся в мире идей.

Еще одним препятствием для греческой науки было понятие «абсолютной истины». После того как греки выяснили все следствия своих аксиом, дальнейший прогресс казался невозможным. Некоторые аспекты знания казались им «законченными», а некоторые их представления превратились в догмы, не поддающиеся дальнейшему анализу.Сегодня мы понимаем, что никогда не бывает достаточно наблюдений, которые могли бы превратить понятие в «окончательное». Никакие индуктивные проверки не могут сказать нам, что обобщение является полностью и абсолютно верным. Одно наблюдение, противоречащее теории, заставляет ее пересмотреть.

Многие видные ученые обвиняли Платона и Аристотеля в замедлении научного прогресса, поскольку их идеи были превращены в догмы и, особенно в средние века, никто не мог оспаривать их работу, сохраняя при этом их репутацию.Весьма вероятно, что наука достигла бы своего современного состояния намного раньше, если бы эти идеи были открыты для обзора, но это никоим образом не ставит под сомнение гениальность этих двух талантливых греков. Ошибки одаренного ума могут казаться законными и оставаться принятыми веками. Ошибки дурака рано или поздно становятся очевидными.

Перед публикацией эта статья прошла проверку на точность, надежность и соответствие академическим стандартам.

Древняя философия и наука | Классика

Древняя философия и наука

Классическая философия

Классическая философия изучает фундаментальные проблемы человеческого существования глазами наших интеллектуальных предков.Многие мыслители классических времен были пионерами наших современных философских и научных идей. Самые ранние зачатки философии восходят к шестому веку до нашей эры, когда первые ученые западной истории, досократики, среди которых были Фалес, Гераклит и Парменид, выдвинули революционные теории о мире природы, человеческом знании и отношениях людей с миром. боги. Несколько столетий спустя Сократ зажег интеллектуальную революцию, которая навсегда бросила вызов традиционным представлениям о морали и ценности.Платон, который учился у Сократа, и собственный ученик Платона Аристотель расширили дисциплину философии и проложили путь западной интеллектуальной мысли своими дискуссиями о логике, этике, поэзии, мифе, политике, физике и метафизике. Их работа была продолжена, систематизирована и дополнена мыслителями-стоиками, эпикурейцами и скептиками. Он оказал большое влияние на выдающихся деятелей поздней античности, таких как Марк Аврелий, Плотин, Порфирий, а также на ранних Отцов Церкви, в первую очередь на св.Августин. Изучение классики даст учащимся, интересующимся античной философией, особенно глубокое понимание более широкого лингвистического, литературного, исторического и культурного фона философских вопросов и проблем.

История науки

История науки — академическая дисциплина большого масштаба, охватывающая такие предметы, как технология, математика, медицина и астрономия. Изучение этих дисциплин через классическую призму показывает, насколько тесно науки связаны с гуманитарными науками и как все наши различные области специализации объединяются в единое исследование мира и нашего опыта в нем.Студенты найдут ответы на важные вопросы, такие как раннее происхождение различных научных дисциплин и их влияние на культуру и общество, а также найдут важные вопросы, например, что значит существовать, каковы фундаментальные строительные блоки мира. , и что значит вести хорошую жизнь.

Древние греки были первыми математиками и учеными Запада. Такие мыслители, как Фалес, Анаксимандр, Пифагор и Эмпедокл, пытались осмыслить мир, изучая свидетельства, которые они в нем нашли.Анаксимандр предположил, что Земля представляет собой отдельное тело, свободно и без опоры плавающее во Вселенной, и составил одну из первых карт мира. Эмпедокл был одним из первых, кто поверил, что мир состоит из различных материальных элементов, на которые действуют силы притяжения и отталкивания. Атомистическая теория материи начинается с греков. Евклид остается одним из самых влиятельных математиков всех времен. Его современник Архимед был известным изобретателем, и ему также приписывают открытие геометрической техники, предвосхитившей исчисление и тот факт, что поверхность и объем сферы составляют 2/3 объема описывающего ее цилиндра.Благодаря ранней астрономии греки развили идею математизированной науки. В области медицины они начали с историй болезни и народных средств, а закончили пониманием нервов, умением латать раненых гладиаторов и даже умением удалять катаракту глазной хирургией. Они изобрели первый паровой двигатель, торговый автомат, автоматические двери и многое другое. И они поддерживали славные города с более чем миллионным населением, не используя электричество, ископаемое топливо, порох или ядерное деление в качестве источников энергии.

Ренессанс был попыткой дать «новое рождение» классическому миру после провалов средневекового периода, а современное стремление к прогрессу часто было попыткой соответствовать или превзойти достижения Древней Греции и Рима. Изучая историю науки в античном мире, мы начинаем понимать различные дисциплины через их исторический и культурный контекст и приходим к пониманию того, как наши разрозненные научные исследования составляют часть единого целого.

Социальный мыслитель — обзор

Консерватор особого рода

Примечательно, что даже неправые социальные мыслители, которые были близки Нисбету, такие как Дюркгейм и в некоторых отношениях Маркс, часто через его оптику отождествлялись с «консервативными взглядами». идентичности, возникающие в результате общинной ассоциации, стали для Нисбета точкой разделения между хорошими и плохими социальными теоретиками.И эта линия деления иногда сливалась в его работах в суждениях о здравомыслящих и нездоровых мыслителях. Автор, к которому в «Социальных философах» отнеслись наиболее негативно, — это Томас Гоббс. В случае с этим английским философом XVII века нам говорят, что «единственные единицы, признанные Гоббсом метафизически реальными, — это индивидуумы. И единственные формы социальных отношений, которые он был готов принять, это те, которые геометрически строгая логика может установить как вытекающие из самой природы человека, индивидуального человека, с его инстинктами и разумом.То, что история и условность могут порождать социальные отношения, заслуживающие легитимности в силу самой истории и условности, было положением, совершенно чуждым образу мыслей Гоббса» (1973: 137–138).

Далее, отрицание Гоббсом законности всех промежуточных ассоциаций между индивидуумом и государством призвано прославить централизованную политическую власть. С глубоким отвращением к этому проекту Нисбет замечает, что «государство стало для Гоббса сообществом, которое не допускает в себе никакой меньшей формы сообщества, которая могла бы предположительно бросить вызов его единству, его неделимости и его абсолютной власти» (1973: 145). ).

Другим влиятельным социальным и политическим теоретиком, которого Нисбет отверг по методологическим и моральным соображениям, был Жан-Жак Руссо. Он настаивает на том, что «из революционной философии всеобщей воли Руссо возникло столько же народных восстаний, сколько век спустя из марксовой идеи революционного пролетариата» (1973: 145). «Упор Руссо на общину часто истолковывался как чуждый его цели» (1973: 149). В отличие от «социальной общности, как она существовала в мысли Фомы Аквинского или, позднее, в теории Альтузия», как «сообщества общин как совокупности морально интегрированных второстепенных групп», община Руссо «является политической, которое неотличимо от государства и разделяет все униформистские качества государства» (1973: 149).Руссо использует средневековую органическую аналогию в описании своего идеального правительства, но придает ему особенно современный вид: «Та же самая централизация контроля, которая существует в человеческом теле, должна доминировать в структуре общества; единство обеспечивается мозгом, который, по аналогии Руссо, представляет суверенную власть. Общая воля является аналогом человеческого разума и как таковая должна оставаться такой же единой и неразнообразной, как и сам разум. Общая воля, как тщательно указывает он [Руссо], не является синонимом «воли всех».Это воля политического организма, существа, живущего своей собственной жизнью, совершенно независимой от жизни отдельных членов, из которых оно построено» (1973: 149).

Хотя у Нисбета был менее сочувственный интерес к «индивидууму», чем к сообществу, он пытался иметь дело с этим понятием как с исторической реальностью, которую следует ценить как таковую. Когда он обсуждает протестантскую Реформацию, он выражает сожаление по поводу скрупулезности, с которой реформаторы нападали на так много наследия средневекового католицизма: «Для воинствующих протестантов все, что связано с католическим средневековым обществом, — а также прямое католическое богословие — вызывало подозрение» (1973: 215).Тем не менее, Нисбет также проявлял большое уважение к преобразующей религиозной реформе, которая произошла в Европе шестнадцатого века и началась в восточной Германии и Богемии и в конечном итоге распространилась через Швейцарию на англоязычные страны. «Явный и прочный вклад протестантизма в политическую, экономическую и социальную современность: его первостепенный акцент на личности за счет всех внешних связей, уз, символов и произведений, которые являются атрибутами сообщества, то есть видимого сообщества.Ибо, как мы видели, в умах Лютера, Кальвина и всех крупных протестантских реформаторов существовало глубокое убеждение, что экстернализация религии означает риск ее унижения или развращения» (1973: 215). Нисбет также время от времени высоко хвалил другие выражения индивидуального сознания, в частности, акцент на индивидуальной уверенности, связанный с американской трудовой этикой, и традиционный либеральный конституционализм, как это показано в работах американских создателей.

Возможно, уместно провести различие между идентификацией Нисбета как консерватора и преувеличенным использованием этого термина для обозначения республиканцев или самопровозглашенных членов «консервативного движения».Нисбет никогда не восхвалял «американскую исключительность» и не призывал к распространению американской демократической модели на остальную часть земного шара. Начиная с «В поисках сообщества» (1953) и далее, он нацелился на американские крестовые походы за демократию и американскую популярную культуру. В эпилоге к «Настоящему веку» он описывает Соединенные Штаты как «гиганта в военных ресурсах, но не в применении военной мощи и ответственности. Сбитый с толку верой в то, что Бог предназначил его стать моральным учителем для мира, наш великан спотыкается от людей к людям, всегда стремясь продемонстрировать, что все, к чему прикасается американец, он делает святым» (1988: 107).Америка также является «гигантом внутренней бюрократии» (1988: 107), что порождает «ужасную общую задолженность» (1988: 107) и растущую зависимость от государственного управления.

Хотя Нисбет был истинным выходцем из Нового Света, родился и вырос в Южной Калифорнии и, за исключением военной службы на Сайпане, человек, который провел большую часть своей жизни в Южной Калифорнии и Аризоне, он никогда не восхвалял Америку, добрую. Он безжалостно критиковал американскую жизнь двадцатого века и, хотя, по его собственному признанию, был правым человеком, презирал моралистическую внешнюю политику, потребительский капитализм и управляемую демократию.Нисбет часто критически комментирует «прогресс анархии в современной Америке» (1988 г.) и «сумерки власти» (2000 г.) со ссылкой на его собственное общество и, в частности, на американскую академию.

В заключении «В поисках сообщества» Нисбет резюмирует свои несвоевременные мысли о современной централизованной демократии. В современном административном государстве мы имеем дело с «новой классификацией» (1970: 281). «Традиционные ярлыки — демократический, республиканский, капиталистический, социалистический и т. д.— к настоящему времени стали почти такими же архаичными, как и старые классификации монархии и аристократии» (1970: 281). Более того, «управление народом, посредством и для народа, при всей его истинности как абстрактного предложения, становится почти столь же неуместным в мире, в глубоко укоренить правительство в народном сознании и участии» (1970: 281).

Выходя за рамки общепринятого различия между демократическими и тоталитарными государствами, Нисбет приходит к позиции в «Поиске сообщества», которая может вызвать беспокойство у некоторых его читателей.Различие между демократическими и недемократическими режимами он трактует как нечто второстепенное по сравнению с другими происходившими изменениями: «Мы должны сделать вывод, что все государства в будущем смогут продемонстрировать и должны будут продемонстрировать атрибуты социализма. Но сами по себе они ничего не обещают на пути к свободе» (1970: 281). Именно консолидированное государственное управление, продвигающее «равенство», имеет в виду Нисбет, когда говорит о «типе государства», которое всегда стремится «к более высокой степени централизации в проведении своей деятельности, всегда стремясь к более широкой степени политизации». общественной, экономической и культурной жизни.[Государство] делает это не во имя свободы, а во имя свободы от нужды, безопасности и тирании меньшинства» (1970: 282). Атака Нисбета на «тип государства», в котором вся человеческая и общественная деятельность «делается аспектами административной структуры политического правительства» (1970: 282), не является намеком на исторически отдаленное событие, такое как Террор французов. Революция. Нисбет имеет в виду неминуемую угрозу, а именно американское правительство, которое больше не защищает «плюрализм функций и лояльности в жизни своего народа» (1970: 283).

Нисбет предупреждал об опасностях «демократического тоталитаризма» еще в послевоенные годы (1970: 283). Его предостережения касаются всплеска централизованной власти, который начался с прогрессивной эры и получил дополнительный импульс от участия Америки в двух мировых войнах и холодной войне. Примечательно, что эти предостережения прозвучали до масштабного расширения государственного управления, которое началось в 1960-х годах в Соединенных Штатах, Западной Европе и Британском Содружестве. Развитие такого масштаба только начиналось в большинстве западных стран, пока Нисбет не стал академической знаменитостью.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.