Отличие оперативника от следователя: Кто такой «опер» и следователь? Чем отличаются? | Общество и право

Содержание

Кто такой «опер» и следователь? Чем отличаются? | Общество и право

В отечественном кинематографе снято очень много фильмов и сериалов про работу следователей и «оперов». Эти профессии очень романтизированы телевидением и входят в число самых популярных у молодых людей.

https://everything-voluntary.com/wp-content/uploads/2017/04/streettax.jpg

https://everything-voluntary.com/wp-content/uploads/2017/04/streettax.jpg

Часто на вопрос молодым следователям и оперативникам, зачем им эта служба, их ответы так или иначе связаны с обликом этих профессий в фильмах и сериалах.

Давайте вместе разберемся, кто же такие следователь и «опер», и выделим основные различия.

Следователь — это должностное лицо, наделенное полномочиями по проведению предварительного следствия. Следователи проводят строго регламентированные уголовно-процессуальным кодексом следственные (процессуальные) действия, в ходе которых в строгом соответствии с законом получают и закрепляют «на бумаге» доказательства. Основной задачей следователя является закрепление имеющейся, как правило оперативной (полученной «опером» или самим следователем) информации в форме доказательств. То есть грамотно «перенести» информацию «на бумагу».

Оперуполномоченный — должностное лицо, наделенное полномочиями по проведению оперативно-розыскных мероприятий. При получении информации о совершенном, совершаемом или готовящемся преступлении, «опер» различными способами получает как можно больше информации об этом. При этом «опер» может использовать любые не нарушающие закон методы и способы, от обычной ничем не фиксирующейся беседы с информатором до проведения сложных технических оперативно-розыскных мероприятий, таких как прослушивание телефонных переговоров и получении информации с технических каналов связи.

По моему мнению основными отличиями следователя от «опера» являются следующие:

  1. «Опер» добывает первичную информацию о преступлении, а следователь при проведении следственного действия облачает ее в доказательство. Например, оперуполномоченный устно выяснил сведения о том, что Иванов И.И. осведомлен об обстоятельствах хищения денежных средств и квартиры и передал ее следователю устно либо в форме рапорта. В свою очередь, следователь проводит допрос Иванова И.И. в качестве свидетеля, переносит сообщенные им показания на бумагу. При этом «подготовка» (в хорошем и плохом смыслах) свидетеля до допроса ложится чаще на плечи «опера». Как правило именно по такому пути устная информация трансформируется в письменное доказательство.
  2. Оперуполномоченный чаще работает в тайне (т.е. негласно), а следователь строго по записанной в законе процедуре (вызов ->допрос -> протокол). В отличии от оперуполномоченного следователь — практически публичное лицо. Большую часть работы «опер» нигде не фиксирует. Он может месяцами получать устную информацию, которая затем уместится в одном рапорте. Напротив, следователь — каждый свой шаг по добыче и фиксации доказательств обязан записывать в конкретный строго регламентированный процессуальный документ (протоколы допроса, обыска, очной ставки, осмотра места происшествия).
  3. Значительную часть времени (но не все время) следователь работает в своем кабинете и составляет процессуальные документы: запросы, протоколы и т.д. Оперативник же большую часть времени проводит в живом общении с людьми. Он общается с потенциальными свидетелями, подозреваемыми, создает условия для получения информации о преступлении. Конечно бывают случаи, когда опытный следователь может провести на месте происшествия несколько суток, добывая крупицы доказательств.
  4. Именно следователь с учетом анализа полученных доказательств и сведений решает, какую именно статью УК РФ вменить преступнику. Только следователь возбуждает уголовное дело и направляет ход расследования по своему усмотрению. Оперативник же после возбуждения следователем уголовного дела выполняет поручения следователя.
https://cdn.nur.kz/images/1120/pogudx61042r71fhd.jpeg

https://cdn.nur.kz/images/1120/pogudx61042r71fhd.jpeg

Безусловно перечисленные отличия соблюдаются не всегда, но в большинстве случаев. Бывает, что часть работы за ленивого/глупого/загруженного (нужное подчеркнуть) «опера» выполняет следователь, или наоборот.

Но классической схемой взаимодействия этих должностных лиц является: «опер» добывает информацию о преступлении, а следователь облачает ее в доказательство. Профессию следователя можно сравнить с профессией писателя, как в хорошем, так и в плохом смыслах. Следователь юридическим языком с соблюдением процессуальных требований «написания» действительно пишет книгу (уголовное дело) о совершенном преступлении и изобличении преступника. В каждой такой книге содержится рассказ: от получения сообщения о преступлении до поимки преступника с описанием путей и способов изобличения.

Если статья Вам понравилась — подписывайтесь на канал.

Также Вам может быть интересно: Может ли следователь признать потерпевшим против воли? Как оспорить это решение?

Дядя Стёпа XXI века спешит на помощь

20 ноября 2020

АВТОР: Елена Кузнецова 

Знакомьтесь: современного персонажа из новой книжки, олицетворяющего собой лучшие качества стража правопорядка, зовут Семён Добрынин. Известно, что он служит в уголовном розыске в звании капитана полиции. В отличие от своего предшественника отважный сыщик не обладает выдающимся ростом. Но он ловко укладывает преступников на лопатки смекалкой и интеллектом. А вот какую миссию должен выполнить новый герой и претендует ли он на место великодушного милиционера советских времён, об этом наш корреспондент узнал у его создателя — бывшего следователя из Рязани Дмитрия Плоткина.

СУДЬБУ НАШЁЛ НА… ЧЕРДАКЕ

Автор сборника стихов для детей «Сыщик Добрынин. Необычные приключения капитана Уголовного розыска» сразу пояснил: конкурировать с Сергеем Михалковым он не собирался и замену полюбившемуся всем нам герою не готовил. Но если юным читателям придётся по душе Добрынин, он будет счастлив.

С тех пор как была создана поэма о дяде Стёпе, прошло 85 лет. На его примере воспитывалось не одно поколение мальчишек и девчонок. Возможно, некоторые из них выбрали профессию милиционера именно благодаря таланту поэта. Но за это время многое в нашей жизни изменилось — и страна теперь другая, и органы внутренних дел именуются полицией… Нового же положительного персонажа в погонах за прошедшие годы так и не появилось.

А в том, что он нужен, Плоткин не сомневается. И доказывает это на собственном примере. Ему было лет семь, когда на соседском чердаке небольшого домика в рязанском городке Кораблино он нашёл книгу «Приключения майора Пронина». С упоением прочитав первое в своей жизни литературное произведение, мальчик решил, что обязательно станет следователем. Мечта сбылась после службы в армии: он поступил на прокурорско-следственный факультет Харьковского юридического института. Окончив вуз, многие годы работал старшим следователем и следователем по особо важным делам прокуратуры Рязанской области. Получается, книга определила его судьбу.

— В моём детстве были кумиры, которым хотелось подражать, — Мальчиш-Кибальчиш, Тимур и его команда, в юности — Павел Корчагин и Маресьев. А какие сегодня у ребят герои? — задаётся вопросом Дмитрий Матвеевич. — Супермены, спайдермены и прочие «мены»…

В общем, Плоткин решил спасать ситуацию. Как когда-то с большим рвением блюститель правопорядка раскрывал самые запутанные преступления, так сегодня, будучи уже на заслуженном отдыхе, ветеран с неменьшим энтузиазмом взялся за непростую задачу — бороться за умы и сердца юных россиян.

СИЛА — В ИНТЕЛЛЕКТЕ

Бывшие коллеги Дмитрия Матвеевича шутят: уж не с себя ли писал образ сыщика Добрынина? Автор, как и его персонаж, родился в Сибири, много лет расследовал резонансные уголовные дела об убийствах и бандитизме. Любопытно, что не наделил капитана Добрынина атлетическим телосложением. Ведь и сам не обладает какими-то особенными физическими данными. Зато отличается аналитическим складом ума.

Как уроженец Новосибирской области, Дмитрий Матвеевич испытывает особое почтение к суровому краю. И фамилия сыщика неслучайно созвучна с именем Добрыни Никитича — былинного героя из рязанской глубинки, куда ещё ребёнком вместе с семьёй переехал будущий следователь и поэт.

А вот внешность капитана Добрынина не сказать, чтоб очень примечательная. В толпе такому легко затеряться, что, заметьте, важно для сыщика. Нет у героя книги Плоткина ни «пушек», ни волшебных спецсредств, с помощью которых он «мочит» всех злодеев. Запутанные преступления ему помогают раскрывать аналитический ум и смекалка. Оружие он применяет лишь в случае крайней необходимости.

— Работа сотрудника уголовного розыска — не столько стрельба и погони, сколько долгие раздумья за рабочим столом, — убеждён собеседник. — Считается высшим пилотажем разоблачить преступника, не выходя из кабинета.

Дмитрий Матвеевич вспоминает самое идеальное, по его мнению, задержание, которое он только мог наблюдать за годы службы: вооружённый бандит, скрывавшийся на съёмных квартирах, однажды проснулся в… наручниках. Оперативники вычислили его место нахождения, смазали петельки на входной двери, подобрали ключи и взяли, как говорится, тёпленьким. Никакой стрельбы — всё тихо и пристойно. Соседи продолжали мирно спать и даже не заметили, как в их доме прошла уникальная спецоперация…

Чтобы юный читатель понимал, что сила оперативника — в интеллекте, автор делится с ним секретами раскрытия преступления. К примеру, украли злодеи из музея экспонаты. Что делает сыщик? Тут же даёт объявление: «Срочно куплю картины и старый фарфор». И вор попадается на его уловку — своими ногами приходит к полицейскому.

Сюжет этой криминальной истории, как и многих других, взят из жизни. Именно так когда-то попались преступники, похитившие ценнейшие экспонаты из Рязанского кремля.

НЕПРИДУМАННЫЙ ГЕРОЙ

Рассказывая детям о непростой профессии оперативника, автор исходил из личных ощущений и убеждений. Хотя сам сыщиком никогда не был, ему четверть века приходилось работать и общаться с представителями уголовного розыска.

Часто оперативные комбинации разрабатывались совместно. В этом был один из секретов общего успеха. Образ Семёна Добрынина как раз собирался из многих черт, характерных для правоохранителей, с которыми Плоткин совместно раскрывал и расследовал тяжкие преступления.

— Герой мой непридуманный, самый что ни на есть настоящий, — говорит он. — И таких — честных, порядочных, готовых в любую минуту прийти на помощь сотрудников правоохранительных органов большинство. Именно на них, повседневно жертвующих своим личным временем, здоровьем, а нередко и жизнью, держится закон и порядок в стране. Это моё личное убеждение, основанное на том, что я видел и знаю. Можно сколько угодно критиковать полицию, указывать ей на ошибки, которые действительно бывают. Но если мы будем акцентировать внимание только на негативе, перестанем уважать данный нелёгкий труд, это приведёт наше общество к агрессии, возврату в прошлые лихие времена.

Их Дмитрий Плоткин помнит очень хорошо. В 1980-х он возглавил оперативно-следственную группу, специализировавшуюся на раскрытии так называемых неочевидных убийств. А в 90-х на его долю выпало, пожалуй, одно из самых сложных испытаний: возглавил межрегиональную оперативно-следственную группу по раскрытию и расследованию уголовных дел о бандитизме, совершённых организованными преступными группировками сразу в нескольких городах России. Совместный приказ об этом подписали заместитель Генерального прокурора России и заместитель министра внутренних дел Российской Федерации.

Рязань в то время была одним из самых криминальных городов страны. На улицах часто звучали выстрелы. В такой ситуации, помимо профессионализма, следовало обладать недюжинной смелостью и неподкупностью, чтобы не дрогнуть от бандитских угроз или посулов. 

— В команду лично подбирал следователей и оперативников из тех регионов, где оставили свои следы рязанские киллеры, — вспоминает Дмитрий Плоткин. — К работе в этот период подключились и сотрудники МУРа. Вместе мы занимались непростой задачей — очищали города от бандитов. Именно тогда в Тольятти, днём, рядом со зданием городского отдела внутренних дел, был убит сотрудник нашей группы — оперуполномоченный Дмитрий Огородников. Благодаря помощи офицеров МУРа убийц задержали. Все участники этого тяжкого преступления были осуждены к пожизненному заключению.

Неудивительно, что спустя годы ветераны Московского уголовного розыска решили поддержать «боевого» товарища, оказав ему всяческое содействие в издании книги об отважном сыщике.

«И НЕТ ЗА СПАСЕНИЕ КОШЕК МЕДАЛИ»

Поэт хотел поведать детям и о том, что для настоящего героя не бывает мелких, недостойных его внимания дел. Поэтому сыщик Добрынин в любое время и по самым разным поводам приходит на помощь людям. Спасает продрогшего мальчика, который во время игры упал в колодец, а также старушку, стоящую на ветхом балконе горящего дома. Маленькой Наталии находит пропавшие сандалии, бабушке Нюре разыскивает потерянные очки. Берётся за поиски улетевшего из клетки попугая и растаявшей конфеты. И даже при помощи большого телескопа разоблачает виновного в пропаже Луны. Выручает из беды котёнка. А однажды, рискуя собственной жизнью, спускается с перрона на рельсы, чтоб уберечь от гибели дворнягу… Для него нет незначительных дел.

У каждой истории — счастливый конец. По-другому и не может быть в детской книжке. А вот в реальной жизни не всегда удаётся избежать плохого.

— Меня до глубины души потряс случай, который произошёл на железнодорожной станции в Подмосковье несколько лет назад, — рассказывает Дмитрий Матвеевич. — Спецназовец МВД погиб под колёсами поезда, спасая собаку, упавшую на рельсы. Вытащил из этой смертельной западни животное, но сам запрыгнуть на платформу не успел. Парню был 31 год. Он прошёл через горячие точки и остался жив. Но смерть его настигла в момент, когда ничто, казалось, не предвещало беды. Думаю, что человек, «заточенный» на спасение других, не мог поступить иначе. Не имея времени на раздумья, он действовал инстинктивно — бросился выручать пса, не думая об опасности, угрожавшей ему самому.

«И нет за спасение кошек медали» — говорится в детской книжке. Но от этого мы не перестаём меньше восхищаться смелыми поступками людей в погонах. По большому счёту, именно в способности к самопожертвованию, в добрых бескорыстных поступках проявляется сила человека.

«ВЛЕЗТЬ» В ГОЛОВУ РЕБЁНКА УДАЛОСЬ НЕ СРАЗУ

В молодости Дмитрий Матвеевич не предполагал, что выпавших на его долю приключений хватит, чтобы написать не одно повествование.

За перо он взялся, ещё работая стажёром следователя Скопинской прокуратуры. В районной газете стали появляться его статьи о раскрытии опасных преступлений. Позже за криминальными сюжетами к нему начали приходить журналисты, потом предложили сотрудничество и телевизионщики. В качестве сценариста, героя истории и консультанта он участвовал в создании более 20 документальных фильмов о работе правоохранительных органов, в том числе таких известных, как «Охота на слонов», «Офицерская рулетка», «Монстр из Старожилова», «Право на надежду». Некоторые из них неоднократно транслировались по федеральным телеканалам и повествовали об уголовных делах, расследованных Дмитрием Плоткиным. За создание сценария к «Охоте на «Лексус» он стал лауреатом конкурса МВД России «Щит и перо».

Дружил следователь Плоткин и с рифмой. Писал стихотворные поздравления коллегам, а что-то личное и лирическое складывал в стол. Свои творческие эксперименты следователь никому не показывал, считая это чем-то несерьёзным. Но однажды, после того как знакомая журналистка рассказала о своём увлечении поэзией, он решился признаться: и сам экспериментирует со словом в свободные минуты. Они обменялись стихами, женщина высоко оценила способности и искренность «подпольного» поэта. С её лёгкой руки нашлись редактор и издательство, которые помогли отобрать и опубликовать самые интересные, на их взгляд, произведения. А многие другие остались ждать своего часа. Около 400 стихотворений вошли в сборники «Багряный дождь», «Линия абсурда», «Знак перехода», «Неземная осень» и другие. Их автор получил признание теперь уже не только за сценарное, но и поэтическое творчество, став лауреатом международного и всероссийских литературных конкурсов, членом Союза писателей России. 

С тех пор Плоткин, шутя, говорит, что раньше два полушария работали так: одно писало обвинительные заключения, другое — стихи.

Но только взявшись за создание детской книжки, понял, что такое настоящие муки творчества. Дмитрий Матвеевич столкнулся с головоломкой: дожив до седин, он осознал, что не очень понимает, как мыслит ребёнок. Ведь с маленькими детьми ему не приходилось общаться так много, как со злодеями.

Женился Дмитрий Матвеевич довольно поздно. Впрочем, для людей, полностью посвятивших себя опасной службе, вопрос создания семьи часто откладывается. Из-за постоянной занятости на работе не смог уделять достаточно внимания сыну. Зато хорошо изучил психологию преступников разных мастей — убийц, маньяков, насильников и даже людоедов. Ещё учась в институте, будущий следователь пришёл к выводу: должен «сесть в тюрьму», чтобы почувствовать, что такое — быть в «шкуре» заключённого. Он даже устроился воспитателем в колонию усиленного режима для несовершеннолетних преступников в посёлке Куряж под Харьковом. Ту самую, где когда-то работал знаменитый Антон Макаренко. Плоткин добровольно стал жить внутри колонии, в одном из её служебных кабинетов. Дверь в него была открыта для «одиозных малолеток» в любое время дня и ночи. Чтобы понять мотивы поступков правонарушителей, Дмитрий научился «влезать» в их головы, думать как они. Неслучайно на его счету десятки раскрытых резонансных преступлений.

Но найти форму и язык подачи материала, понятные малышам, оказалось на удивление сложно. Хотелось быть не слишком назидательным, в то же время с криминалистическими премудростями и шутками не переусердствовать. Пришлось консультироваться с друзьями, уже имеющими счастье стать бабушками и дедушками. Советовался поэт с редакторами и специалистами в области детской психологии. По несколько раз переписывал текст и нещадно сокращал его. В общей сложности работа над книгой заняла три года.

ДАВАЙТЕ ТИРАЖИРОВАТЬ ДОБРО!

Дмитрий Матвеевич решил, что его произведение должно стать чем-то большим, чем просто рассказ о приключениях сыщика Добрынина. Детям необходимо давать жизненные ориентиры, разъяснять понятия добра и зла.

Каждое стихотворение заканчивается ненавязчивой моралью. Вот, к примеру: наказано зло и преступники в клетке, и зло обязательно надо карать. После эпизода в трамвае, где у пенсионера украли кошелёк, ребёнку объясняется, что плохо брать чужое, а также при любых других обстоятельствах нельзя обижать стариков. Вот если бы ещё в детстве такое нравоучение усвоил молодой парень, ограбивший и убивший участника Великой Отечественной войны и его супругу, то, возможно, не пошёл бы на такое чудовищное преступление, потрясшее не только рязанцев, но и всю страну.

— А ведь эта трагедия случилась незадолго до празднования 75-летия Великой Победы, когда ветеранам должны оказывать особые почести. Значит, что-то важное упущено в воспитании молодёжи, — делает вывод Плоткин.

Проведя опрос среди знакомых, поэт с удивлением обнаружил: многие малыши и даже взрослые до сих пор не знают, как позвонить в полицию с мобильного телефона. Поэтому в его книжке появилось напоминание: «Если что-то случится, 102 и 112 легко дозвониться».

И уж точно надо изживать привычку некоторых родителей пугать полицейскими своих непослушных чад. Ведь внушая страх перед человеком в погонах, мы создаем серьёзную проблему, связанную с безопасностью ребёнка. Представьте: случится беда, а ваш сын или дочка просто будут бояться обратиться за помощью!

Приключения Добрынина нацелены и на то, чтобы пробудить у детей интерес к профессии полицейского. Насколько это удалось автору, покажет время. Но ему бы очень хотелось, чтобы кто-то из ребят, прочитав книжку, не только заучил стихи наизусть, но и сказал: «Я б в Добрынины пошёл, пусть меня научат».

Пока же издатели предлагают читателям такой бонус, как бланк удостоверения юного сыщика, куда мальчишки и девчонки смогут вклеить свою фотографию и поставить подпись. Ведь многие серьёзные увлечения и будущий профессиональный выбор начинаются с игры.

Однажды Дмитрию Матвеевичу посчастливилось посетить Лондон. Он обратил внимание на то, с каким почтением в Великобритании относятся к Шерлоку Холмсу. Для них великий сыщик нацио­нальный герой, бренд страны. Здесь выпускается много сувенирной продукции, действует уникальный музей Холмса, который входит в список самых популярных туристических объектов. Его интерьер в точности воспроизвели по рассказам Артура Конан-Дойла. Почитается герой и в современном Скотленд-Ярде.

Плоткин считает, что в этом вопросе мы могли бы многому поучиться у англичан.

Добро и почтение к работе сотрудника полиции надо тиражировать и у нас. К примеру, для начала стоит выпустить достаточное количество экземпляров книги о герое с простой русской фамилией Добрынин. Чтобы она разошлась по семейным, детсадовским и школьным библиотекам. Планов и идей у Дмитрия Матвеевича немало. Остаётся только найти добрых и заинтересованных людей, которые помогут хорошему начинанию найти достойное продолжение.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Дмитрий Плоткин — кандидат юридических наук, старший советник юстиции, почётный работник прокуратуры Российской Федерации, член Союза писателей России.

Является автором нескольких поэтических сборников и сценаристом документальных фильмов о раскрытии преступлений, имевших большой общественный резонанс. Отмечен медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, а также ведомственными наградами. Лауреат международного, всероссийских и региональных конкурсов в области литературы.

«Сыщик Добрынин. Необычные приключения капитана Уголовного розыска» — его первая книжка из серии «Библиотечка юного сыщика». Она адресована детям старше четырёх лет. Издана при содействии совета ветеранов Московского уголовного розыска.


При создании книги Дмитрий Плоткин советовался с редакторами и специалистами в области детской психологии. Несколько раз переписывал текст. В общей сложности работа заняла три года.

***

Образ капитана полиции Семёна Добрынина — собирательный. Сложен из черт характера правоохранителей, с которыми автор раскрывал и расследовал тяжкие преступления.

***

Автор иллюстраций в книжке — Александр Курняев, режиссёр, сценарист и актёр. Работал над фильмами, повествующими о деятельности правоохранительных органов. Так что в основе рисунков лежат сюжеты, известные художнику не понаслышке.  

(Ознакомиться с публикацией можно по ссылке https://mvdmedia.ru/publications/shield-and-sword/nashi-lyudi/dyadya-styepa-xxi-veka-speshit-na-pomo… )

Вернуться к списку

ОРД или следственное действие? Попробуем разобраться, составив таблицу. — Адвокат Николаев Андрей Юрьевич — Статьи

Поскольку нередки случаи, когда происходит непонимание различия между оперативно-розыскными и следственными действиями, я решил, хотя бы, в очень общем виде, свести эти различия в таблицу, которую и предлагаю вашему вниманию.

Полагаю, что такая информация будет полезна не только гражданам, до сих пор, не отличающих, скажем, оперуполномоченного уголовного розыска от следователя, но и послужит «шпаргалкой» для коллег, ранее не сталкивавшихся с нюансами оперативно-розыскной деятельности.

Здесь, нужно усвоить несколько моментов:

  1. Права и обязанности должностных лиц, осуществляющих административно-властные функции в рамках специальных законов, регулирующих их деятельность («О полиции», «О федеральной службе безопасности»), и т. д., или осуществляющих предварительное расследование в рамках УПК РФ, и права и обязанности должностных лиц подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, не тождественны друг другу.

2. Результаты оперативно-розыскной деятельности сами по себе не являются доказательствами по уголовному делу – они становятся таковыми лишь после передачи их следователю в порядке, определенном «Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд», утвержденной совместными Приказами МВД России, Министерства обороны РФ, ФСБ России, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, Следственного комитета РФ от 27 сентября 2013 г. N 776/703/509/507/1820/42/535/398/68.

Иными словами – результаты ОРД являются такими же доказательствами, как и все прочие, и на них распространяются те же требования, что и на иные доказательства – относимости и допустимости, порядок собирания и предоставления которых определены Законом «Об оперативно-розыскной деятельности», и принятыми, во исполнение его, подзаконными актами.

3. В рамках возбужденного уголовного дела решение о проведении конкретных ОРМ принимает следователь, направляющий отдельное поручение руководителю органа, в составе которого имеется подразделение, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность.

Следовательно, ходатайство о необходимости проведения оперативно-розыскного мероприятия, с обоснованием доказательной ценности полученных результатов, следует направлять следователю.

4. У граждан нет обязанностей по оказанию содействия, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, например, участвовать в опросе или являться в орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность по, т.н., «уведомлениям о явке».

Никаких негативных последствий, в отличии от неявки к следователю по повестке, неявка «по уведомлению» для гражданина повлечь не может.

Тема, на самом деле, очень обширная, поэтому я намерен продолжить ее в следующих публикациях, разумеется, с учетом ваших пожеланий.  

Допрос (опрос в ОБЭП) ОЭБиПК.

Как себя вести.

Допрос в ОБЭП, как себя вести

Допрос в ОЭБиПК без присутствия защитника

Допрос в УБЭП по материалам проверки

Допрос в качестве свидетеля

Опрос в ОБЭП, чем регламентируется

Опрос директора в ОБЭП

ОБЭП опрашивает сотрудников, бухгалтера

Вызвали на опрос в ОЭБиПК, какие мои действия

Может ли представлять интересы лицо по доверенности, а не адвокат и тд.

Такие основные вопросы задают мои Доверители, приходя ко мне на консультацию в связи с проверкой, начатой отделом,по борьбе с экономическими преступлениями.

  С проверкой, начатой отделом по борьбе с экономическими преступлениями.

Прежде всего, перед посещением Оперуполномоченного, необходимо ознакомиться с основными своими правами, предоставляемыми российским законодательствам. Конституция РФ предоставляет своей статьей 51 право не давать показания в отношении себя и своих близких родственников.

В том случае, если предмет интереса ОБЭП является та или иная организация, сотрудник экономической полиции может при таком ответе настаивать на даче показаний, поясняя, что его не интересует личная жизнь лица или его родственников, а именно ФХД организации.

Прибыв по вызову на опрос (допрос) не надо бояться узнавать в связи с чем будет выполняться такое действие, в отношении кого проводится проверка или расследуется уголовное дело. Узнать номер КУСП или номер уголовного дела, статья, по которой расследуется дело, орган и данные следователя.Что говорить, а о чем умолчать, это все индивидуально, в зависимости от ситуации. Но надо сто раз обдумать, какие документы предъявлять на обозрение оперативнику.

Допрос оперативным сотрудником может проводиться в двух случаях:

1.      При делегировании полномочий оперуполномоченному следователем МВД в рамках уголовного дела. Например, при расследовании незаконной банковской деятельности юридического лица после исследования банковских выписок следователь получает информацию о взаимоотношениях с той или иной организацией, перечислившей «отмывочной конторе» денежные средства, то, с учетом того, что в действиях лица могут присутствовать признаки преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, а расследованием данного преступления полномочны заниматься следователи СКР, то следователь дает поручение органу дознания, а таким и является ОЭБиПК, провести комплекс следственных действий, начиная с обыска, выемки и заканчивая проведением допросов.

2.      Во-вторых, сотрудник органа дознания имеет право провести допрос в рамках выездной налоговой проверки, проводимой органами ФНС. В этом случае допрос проводится в соответствии со ст. 90 Налогового кодекса РФ по правилам, предусмотренным НК РФ.

В указанных случаях следует предложить представить поручение следователя или налогового органа в зависимости от формы допроса.

Какими нормативными актами, законами регламентируется опрос?

Закон «О полиции» и Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» дает полномочия полиции опрашивать граждан и должностных лиц. То есть доследственные проверки проводятся в-основном, сотрудниками органа дознания (ОЭБ и ПК), если в собранном материале достаточно сведений для возбуждения уголовного дела, материал предоставляется следователю для возбуждения уголовного дела.

Как себя вести во время опроса (допроса) в ОБЭП?

Следует понимать, что за отказ от показаний или предоставление ложных сведений, лицо по проверочным мероприятиям не несет никакой уголовно-правовой ответственности. В отличие от дачи показаний в качестве свидетеля по уголовному делу.

Опрос сотрудников организации в том числе и бухгалтера.

Сотрудники организации или ИП вызываются для опроса в целях установления сведений: в частности для установления реальности сделок, этими фактами интересуются оперативники прежде всего в целях раскрытия налоговых правонарушений.

Допрос (опрос) в ОЭБиПК без присутствия защитника

Если вы обладаете твердым характером, достаточно образованы, то можете дать пояснения без правовой поддержки адвоката. Но мой опыт подтверждает простое правило, вступать во взаимоотношения с представителями правоохранительных органов надо только правовой поддержке специалиста в области экономических преступлений, налогового права.

Обычный адвокат, не сведущий в налогообложении, не имеющий достаточного опыта по защите от преследования по экономическим составам не сможет оказать квалифицированную помощь, а цена этого достаточно высока.

Некоторые граждане считают, что если нет повестки (приглашения), то и необязательно являться с мыслями (само рассосется). Не надейтесь, если есть необходимость получить от вас информацию, оперуполномоченный встретится с вами.  Ваше право давать информацию или отказаться от дачи пояснений.

Проверочные мероприятия, а именно опрос или допрос в Отделе экономической полиции возможен при участии профессионального юриста, имеющего статус адвоката при предъявлении ордера и удостоверения адвоката. Обычный юрист на основании доверенности не будет допущен к оказанию юридической помощи своему доверителю. И в отличие от представления интересов в налоговых органах, дача пояснений представителем например исполнительного органа компании в рамках доследственной проверки ОЭБиПК невозможна. Интересующее дознавателя лицо вызывается непосредственно и не может быть заменено представителем по доверенности.

Допрос следователем по ст.199 УК РФ или ст.159 УК РФ.

Допрос следователем следственного подразделения СК или МВД в рамках уголовного дела экономической направленности, которых не сведущие граждане называют следователями ОБЭП, проводят допрос в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом. Если при проверках доследственных опрашиваемое лицо имеет статус очевидца, то в уголовном деле: свидетель: подозреваемый: обвиняемый. Причем, лицо после допроса в качестве свидетеля может поменять свой статус на подозреваемого.

Если свидетель перед началом допроса предупреждается об уголовной ответственности за дачу ложных показаний или отказ от дачи показаний, то подозреваемый имеет право защищаться отказавшись о показаний или выдвигать свою версию.

Я, адвокат Чернов имею хороший опыт защиты и оказания юридической помощи при допросе как в ОБЭП, так и налоговой инспекции, поскольку и базовое образование получил в ВУЗе МВД по специализации ОБЭП и расследовал дела по экономическим составам и сопровождаю организации и ИП во время выездных налоговых проверках. Договориться о встрече можно по тел: 89035509858.

Каким образом правоохранительные органы взаимодействуют для получения информации о вашем имуществе для дальнейшего изъятия в пользу государства смотреть здесь.


Как бухгалтеру вести себя на допросе в ОЭБиПК и СК



Едва ли можно встретить бухгалтера, который не был в полиции и не давал пояснения по финансово-хозяйственной деятельности компании. Такой интерес со стороны силовиков понятен и обусловлен, прежде всего, тем, что бухгалтер — важнейший источник информации, необходимой для выявленияи расследования преступлений экономической направленности.

Более того, в некоторых случаях, например при расследовании налоговых преступлений, именно его могут привлечь к уголовной ответственности. Также часто возникают ситуации, когда бухгалтер и директор компании, по мнению следственных органов, участвуют в совершении преступления совместно, образуя, так называемую «группу лиц по предварительному сговору».

Таким образом, существует достаточное количество поводов для интереса правоохранителей, а потому умение выстроить правильную тактику взаимодействия с силовыми структурами в современных реалиях становится одной из тех компетенций, которой должен обладать бухгалтер.

Настоящая статья поспособствует в ее формировании.

Прежде всего, необходимо понимать два главных аспекта:

во-первых, с помощью каких действий от бухгалтера может быть получена устная информация;

во-вторых, какие ошибки при взаимодействии с правоохранителями могут существенно увеличить уголовно-правовые риски, как у руководства компании, так и лично у бухгалтера.

С КАКИМИ ДЕЙСТВИЯМИ СТАЛКИВАЕТСЯ БУХГАЛТЕР?

Существует два способа получения устной информации: опрос и допрос.

Первый является оперативно-розыскным мероприятием, второй — следственным действием. Помимо созвучности названия, они очень схожи по существу и сводятся к предоставлению информации на вопросы оперативника или следователя. Однако, с юридической точки зрения, указанные действия отличаются и бухгалтеру важно понимать эту разницу, так как его конкретные права и обязанности зависят от того,вызван ли он на допрос или опрос.

Первое отличие состоит в том, что, как правило, оперативно-розыскные мероприятия (в том числеи опрос) проводятся до возбуждения уголовного дела, следственные действия (в нашем случае допрос) — после возбуждения уголовного дела.

Второй важный момент сводится к тому, что гласные оперативно-розыскные мероприятия не предполагают какого-либо принуждения и могут быть проведены только с согласия лиц, чьи права они затрагивают.

При осуществлении следственных действий, напротив, у правоохранителей имеется возможность их принудительной реализации, даже если лицо, в отношении которого оно проводится, против этого возражает.

Обозначенный тезис основывается на правиле о том, что любое ограничение прав, свобод и законных интересов человека допустимо только по основаниям и в порядке, предусмотренном законом.

Иными словами, в законе должны содержаться конкретные правовые нормы, предоставляющие силовикам возможность ограничивать права лиц при проведении конкретных мероприятий, в том числе и полномочие на их принудительное осуществление. Действующее законодательство не предусматривает таких ограничений применительно к опросу и содержит такие ограничения для допроса.

Учитывая изложенные различия, формулируются и юридические особенности рассматриваемых мероприятий.

Опрос — проводится до возбуждения уголовного дела, для его производства требуется согласие опрашиваемого лица. В ходе опроса даются объяснения. Сотрудники полиции имеют право получать от граждан объяснения, а граждане не обязаны их давать, при этом отказаться от дачи объяснений можно без указания причин.

Следует также отметить, что ответственность за отказ от дачи объяснений отсутствует, также каки отсутствует ответственность за неявку на опрос.

Допрос — следственное действие, проводимое после возбуждения уголовного дела. Для его проведения согласие допрашиваемого не требуется. Лицо вызывается повесткой, в ходе допроса даются показания. Свидетель несет ответственность за отказ от дачи показаний (ст.308 УК РФ) и за дачу заведомо ложных показаний (ст.307 УК РФ). В случае, если свидетель не является на допрос, то его могут принудительно доставить к следователю.

Таковы основные юридические особенности мероприятий, с которыми может столкнуться бухгалтер. Учитывая данные характеристики, необходимо выстраивать правильную тактику взаимодействия с правоохранительными органами и, прежде всего, избегать следующих ошибок.

КАКИЕ ОШИБКИ СОВЕРШАЕТ БУХГАЛТЕР?

1. Беспрекословно выполняет требование явиться на опрос (допрос)

Существует несколько способов вызова лица для проведения опроса или допроса: звонок по телефону, направление повестки почтой, вручение повестки либо лично, либо через работодателя или родственников, направление повестки в мессенджерах. Вне зависимости от того, каким образом вам стало известно о необходимости явиться в правоохранительные органы, в первую очередь, следует выяснить в каком мероприятии Вам предстоит участвовать, планируется ли ваш опрос или допрос.

Как правило, для вызова лица правоохранители связываются по телефону. В ходе телефонного разговора постарайтесь узнать вас вызывают на опрос или допрос.

Если вы получили письменное требование (лично, почтой, через мессенджер или работодателя) внимательно ознакомьтесь с ним. При вызове на допрос вы получите повестку о вызове на допрос в качестве свидетеля. В ней будут указаны номер уголовного дела, дата и время допроса, контактные данные следователя.

Когда речь идет об опросе, то стандартной формы такого требования не существует и документ может называться по-разному: повестка о вызове на опрос, обязательство о явке, требование о явке на опрос, вызов полиции и т.д.

Узнав, какое действие планируют провести силовики, следует вспомнить, что опрос — добровольное мероприятие. Таким образом, у вас отсутствует обязанность явиться для дачи объяснений в обозначенное в требовании время.

Безусловно, в такой ситуации каждый сам принимает для себя решение, идти на опрос или нет. При возникновении подобных вопросов у наших клиентов мы всегда говорим о том, что лучше сходить на опрос и обозначить свою позицию. Как показывает практика, те, кто принимает решение «бегать» от оперативных сотрудников, в итоге все-таки идет в правоохранительные органы, но только спустя 1-2 месяца и уже после того, как оперативник навестит престарелых родителей, принесет«приглашение» на опрос домой или оставит его у соседей. Весь этот период человек находится в напряжении, переживает, постоянно думает об этом, что однозначно отвлекает от нормальной жизни.

При этом, учитывая добровольность данного ОРМ, необходимо обратить внимание на то, что лицо не обязано бросать все свои дела и по первому требованию силовиков являться на опрос. В случае приглашения для дачи объяснений имеет смысл взять паузу, согласовать время явки со своим адвокатом, после чего предложить оперативнику удобное вам и адвокату время проведения оперативного мероприятия.

Если получен вызов на допрос, то неявка для проведения этого следственного действия может привести к принудительному доставлению лица в следственный отдел. Естественно, возможность осуществить так называемый привод у следователя возникает только в том случае, если повестка о вызове на допрос вручена надлежащим образом. Однако, как показывает практика, каких-либо существенных затруднений в подтверждении надлежащего вручения повестки у силовиков не возникает, тем более чтозакон предусматривает возможность ее вручения «с помощью средств связи», не уточняя каким образом это может происходить.

Соответственно, вне зависимости от того, как вам сообщили о необходимости явиться на допрос, это следует сделать. Вместе с тем важно помнить несколько практических нюансов.

Не стоит сразу же соглашаться на время и дату допроса, которые указывает следователь, особенно если вам они не подходят. Практика согласования удобного для всех времени является абсолютно нормальной и широко распространенной. В такой ситуации вы можете сослаться на необходимость отпроситься с работы и поставить в известность своего адвоката.

В ходе телефонного разговора необходимо проинформировать следователя о том, что как только вы согласуете дату и время с адвокатом и работодателем, вы или адвокат с ним свяжетесь и окончательно договоритесь о точном времени. Конечно, возможны ситуации, когда следователь будет настаивать на явке только в указанные им дату и время. Однако даже в этом случае следует перевести общение со следователем на адвоката.

Таким образом, основная ошибка бухгалтера при вызове на опрос или допрос — это беспрекословное выполнение требований о явке только в указанные правоохранителями дату и время. Помните, что согласование удобного времени (даже в случае вызова на допрос) не только является стандартной практикой, но и позволяет более тщательно подготовиться к даче объяснений (показаний).

2. НЕ СТАВИТ В ИЗВЕСТНОСТЬ О ВЫЗОВЕ РУКОВОДСТВО КОМПАНИИ И АДВОКАТА

После того, как бухгалтеру стало известно о предстоящем опросе или допросе, в первую очередь, об этом необходимо проинформировать руководителя компании и адвоката.

Некоторые ошибочно полагают, что вызов в правоохранительные органы — это простая формальность (на это, кстати, могут указать и силовики), а потому не стоит беспокоить директора организации. Однако практика показывает, что интерес правоохранителей редко бывает беспочвенным. Даже если проверка или уголовное дело на самом деле не связаны с Вашей компанией, а например, проводятся в отношении контрагентов, то непроработанные показания (объяснения) могут привлечь внимание и к Вашей организации.

Таким образом, информирование руководства является важным действием, которым не стоит пренебрегать. Более того, своевременно полученная информация не только поможет более детально разобраться в ситуации, но и позволит заранее подготовиться к проведению аналогичных мероприятий в отношении других работников и директора, так как вызов бухгалтера — это лишь первый шаг в процессе проведения проверки деятельности компании.

Этой же логикой следует руководствоваться и в отношении адвоката. После первого контакта с правоохранительными органами переведите все общение на адвоката и привлеките его для подготовки к предстоящему мероприятию, причем по возможности лучше это сделать заблаговременно.

Таким образом, перед опросом (допросом) следует тщательно обсудить позицию по предполагаемым вопросам и тактику действий как с директором компании, так и с адвокатом.

3. ДАЕТ ОБЪЯСНЕНИЯ (ПОКАЗАНИЯ) БЕЗ РАЗРАБОТКИ ЗАЩИТНОЙ ПОЗИЦИИ

Самой большой ошибкой, которая допускается вызванными на опрос (допрос) лицами, является дача объяснений (показаний) без предварительной проработки и оценки рисков, а также без формирования позиции бухгалтера, а в идеальном варианте позиции всех ключевых работников организации.

Разработка полноценной защитной позиции — довольно трудоемкий процесс, в ходе которого:

  • анализируется сделка, к которой проявили интерес правоохранители;
  • определяются источники информации, которые могут быть использованы правоохранителями в качестве доказательств и способы их получения;
  • устанавливается круг лиц, которых могут вызвать для дачи показаний (объяснений).


После этого анализируются фактические обстоятельства исполнения сделки, определяются источники информации, подтверждающие законность сделки, лица, которые смогут это подтвердить и только после этого складывается понимание, какие именно пояснения максимально снижают уголовные риски, а какие, напротив, поспособствуют их реализации.

Поэтому до того, пока в компании в целом и лично у бухгалтера не будет сформирована позиция, самая эффективная тактика поведения на опросе (допросе) — воспользоваться правом, предусмотренным ст. 51 Конституции, не свидетельствовать против себя.

4. УЧАСТВУЕТ В ОПРОСЕ (ДОПРОСЕ) БЕЗ СОПРОВОЖДЕНИЯ АДВОКАТА

После того, как осуществлены все подготовительные мероприятия (согласовано время, разработана позиция или принято решение воспользоваться ст. 51 Конституции), предстоит визит в правоохранительные органы.

При этом, во избежание отступления от выбранной позиции, исключения риска предоставления некорректной и несущей негативные последствия для бухгалтера информации, рекомендуется участвовать в анализируемых оперативно-розыскном и следственном действии в сопровождении адвоката.

Такая необходимость вызвана тем, что работники коммерческих организаций, как правило, не обладают глубокими познаниями в области уголовного права и процесса, силовики же, напротив, не только досконально знают процедуру, но и, имея серьезный опыт, хорошо подготовлены тактическии психологически. Соответственно, в ходе опроса (допроса) могут быть использованы различные уловки, направленные на получение нужной информации. В таком случае присутствие адвоката, как минимум, может предотвратить попытки использования неправомерных методов и тактики ведения опроса (допроса).

Очень распространено заблуждение о том, что если бухгалтер приходит к правоохранителям с адвокатом,то значит ему точно есть, что скрывать. Однако это не более чем тактический прием, направленный на выведение допрашиваемого из психологического равновесия. В реальности определяющее значение имеет не то, с кем пришел бухгалтер, а то какую информацию он предоставил, отвечая на вопросы.

Следующий важный момент, возникающий в ходе опроса (допроса), — это правильное понимание ст.51 Конституции. Еще раз напомним, что до того, как разработана полноценная позиция, эффективнее всего воспользоваться правом не свидетельствовать против себя, предусмотренным основным законом нашей страны.

Если бухгалтер вызван на опрос, то каких-либо затруднений с использованием ст. 51 Конституции, как правило, не происходит. Еще раз напомним, что добровольный характер обозначенного ОРМ предполагает возможность отказаться от дачи объяснений в принципе без указания каких-либо причин. Однако на практике проще это сделать сославшись на ст. 51 Конституции.

Иная ситуация складывается, когда бухгалтер вызван на допрос в качестве свидетеля. Формально действующее законодательство закрепляет обязанность свидетеля отвечать на вопросы следователя и устанавливает уголовную ответственность за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Вместе с тем такая обязанность не возникает в случае, если лицо отказывается свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. Это и есть формулировка, закрепленная в ст. 51 Конституции, именно она является единственным легальным способом не сообщать какой-либо информации в ходе проведения допроса.

В данном плане важно понимать, как правильно трактовать указанную норму. Формально она закрепляет право не свидетельствовать только против «себя самого, своего супруга и близких родственников». В большинстве случаев вопросы не будут связаны с личной жизнью бухгалтера и уже тем более с его супругой или близкими родственниками. В первую очередь, интерес представляет деятельность организации, взаимоотношения с теми или иными контрагентами.

Соответственно, если допрашиваемое лицо решает воспользоваться ст. 51 Конституции, то следователь может возразить и указать на то, что вопрос не касается лично его, а затрагивает лишь деятельность компании.

Однако всегда необходимо помнить, что только допрашиваемый определяет, связана ли информация, которую желает получить следователь, лично с ним или нет, могут ли наступить лично для него негативные последствия в случае ответа на вопрос следователя.

Применительно к бухгалтеру такие последствия возможны и даже очевидны, это риск привлечения к уголовной ответственности. В связи с этим, в большинстве случаев бухгалтер абсолютно легально может воспользоваться правом не свидетельствовать против себя, предусмотренным ст. 51 Конституции.

В то же время, как показывает практика, когда бухгалтер участвует в допросе без юридического сопровождения, ему достаточно проблематично донести указанную выше логику до следователя, что в подавляющем большинстве случаев приводит к тому, что бухгалтер начинает давать абсолютно не подготовленные показания.

Также следует помнить и то, что использование ст. 51 Конституции — это лишь временная мера. Полноценная защита и наиболее существенное снижение уголовно-правовых рисков возможны только при формировании детальной позиции как бухгалтера, так и всей компании в целом.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Учитывая изложенные особенности проведения опроса и допроса в отношении бухгалтера, в завершении следует сформулировать ряд простых практических рекомендаций, которые, как минимум, позволят снизить риск наступления неблагоприятных последствий:

1. После получения требования о явке на опрос или допрос по возможности следует выяснить предмет планируемого мероприятия, а также попытаться согласовать удобные для Вас дату и время его проведения.

2. В кратчайшие сроки необходимо поставить в известность руководство компании и адвоката.

3. Перевести все общение с правоохранительными органами на адвоката.

4. При подготовке к опросу и допросу исходить из того, что проработка защитной позиции — это трудоемкий процесс, предполагающий анализ большого количества информации. Подготовка позиции «на коленке» может существенно усугубить ситуацию.

5. В случае, если позиция детально не проработана, наиболее эффективная тактика — использование ст.51 Конституции.

6. Во избежание отступления от выбранной позиции, исключения риска предоставления некорректной и несущей негативные последствия информации, участвовать в опросе и допросе необходимо тольков сопровождении адвоката.

7. Следует помнить, что единственным эффективным инструментом защиты является разработка полноценной позиции бухгалтера. Статья 51 Конституции — это лишь временная мера.

Источник: https://www.klerk.ru/buh/articles/502982/


По делу «Сети» выступил следователь ФСБ. Подсудимые жаловались на пытки

  • Анна Пушкарская
  • Би-би-си, Петербург

Автор фото, YEVGENIA KULAKOVA

Подпись к фото,

В Петербурге по делу «Сети» судят 25-летнего Филинкова (на фото) и 28-летнего Бояршинова. Суд запретил фотографировать сотрудника ФСБ, дававшего показания по его делу

Суд в Петербурге впервые допросил следователя ФСБ Геннадия Беляева, который вел дело об участии Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова в организации «Сеть» (признана в России террористической и запрещена). Подсудимые жаловались на пытки после задержания, а также на фальсификацию документов и вещественных доказательств.

На выездное заседание 1-го Западного окружного военного суда во вторник были вызваны четверо офицеров ФСБ, сыгравших ключевую роль в петербургском деле «Сети» — 25-летнего программиста Виктора Филинкова и 28-летнего промышленного альпиниста Юлия Бояршинова. Обвинение считает их участниками террористического сообщества.

Два дела «Сети» расследовали параллельно управления ФСБ в Пензе и Петербурге. По нему уже осуждены на длительные сроки заключения семеро фигурантов из Пензы и петербуржец Игорь Шишкин.

Филинков вину полностью отрицает и утверждает, что его пытали с применением электрошокера оперативники петербургского ФСБ под руководством Константина Бондарева. Бояршинов вину признает, но ранее тоже жаловался на пыточные условия в СИЗО. Заявления подсудимых о нарушении Россией запрета пыток и отказ российских судов их расследовать ожидают рассмотрения в Европейском суде по правам человека.

«Отношения служебные»

Петербургское дело «Сети» почти полностью основано на материалах пензенского дела. На допрос по ходатайству защиты суд вызвал следователя Беляева и оперативника Бондарева из петербургского управления ФСБ. Суд также собирался допросить по видеосвязи их коллег из Пензы — следователя Валерия Токарева и оперативника Вячеслава Шепелева.

Бондарев оказался в командировке, а сотрудники пензенского УФСБ — на больничном. В суд пришел только Беляев. Он попросил запретить видео- и фотофиксацию своего допроса.

Как заявил в его поддержку гособвинитель, следователь «серьезного подразделения и службы» не хотел, «чтобы его лицо транслировалось в СМИ, потому что ему дальше работать». Возражения защиты о том, что это желание субъективно и немотивированно, суд отклонил и запретил видеотрансляцию. Аудиотрансляцию в YouTube на фоне черного дисплея вел единственный допущенный в зал журналист из «Медиазоны».

Допрос начался с выяснения судом вопроса, какие отношения у Беляева с подсудимыми. «Служебные, только в рамках дела», — заверил следователь.

«У свидетеля имеются основания для оговора, он фальсифицировал мой первый допрос», — заявил в свою очередь Филинков. Беляев это отрицал. Он не вспомнил подробности знакомства с подсудимым, но заявил, что показания Филинков «давал добровольно».

Электрошокер и «царапина на подбородке»

Защита в процессе настаивает на том, что многочасовой допрос Филинкова незаконно проходил в ночное время и что на него оказывалось психологическое давление. При этом его впервые допросили 25 января 2018 года — более чем через сутки после задержания в аэропорту Пулково.

23 января оперативная группа Бондарева сняла Филинкова с рейса на Минск, которым он собирался транзитом вылететь к жене в Киев. Его доставили в отделение МВД для дактилоскопии и в больницу №26, где получили справку о нормальном состоянии его здоровья, а затем, как рассказал в суде Филинков, вывезли за город и истязали в течение пяти часов с применением электрошокера, выбивая у него, по его утверждению, признательные показания (от которых он впоследствии отказался).

Только после этого он был доставлен в УФСБ, официально задержан и отправлен в СИЗО, где при его поступлении официально зафиксировали гематому и ожоги (предположительно от электрошокера). Их подтверждает и акт посетивших его в СИЗО членов общественной наблюдательной комиссии (ОНК).

Еще на заседаниях о мере пресечения в 2018 году Беляев отказывался отвечать на вопрос защиты об обстоятельствах фактического задержания Филинкова. Однако он подтверждал, что Филинков был задержан 23 января в аэропорту, обосновывая необходимость его ареста возможностью обвиняемого скрыться.

Бондарев в рапорте указал дату задержания 24 января, а место — офис УФСБ. Таким образом, в материалах дела зафиксированы две даты задержания — «недокументированного» (без адвоката и процессуальных гарантий) и официального c разницей в сутки. Допрос же проводился, согласно материалам дела, ночью 25 января.

Филинков впервые рассказал о пытках 26 января. Уже в СИЗО многочисленные ожоги от шокера у Филинкова зафиксировали члены ОНК. От своих признательных показаний он отказался.

В рапорте Бондарева в ходе проверки жалобы Филинкова на пытки оперативник объяснил, что применил электрошокер, заботясь о безопасности Филинкова, который якобы пытался выпрыгнуть на ходу из микроавтобуса.

На вопрос, зачем понадобилось допрашивать Филинкова, не спавшего несколько суток, ночью, следователь заявил, что не помнит время допроса. Из телесных повреждений у Филинкова он заметил лишь «царапину на подбородке».

В марте 2018 года защита заявляла отвод следователю Беляеву, но руководство следственной службы управления ФСБ по Петербургу его отклонил.

В июне 2018 года Филинков в интервью «Коммерсанту» говорил, что Беляев, по его мнению, был «раздражен» и «зол». «С последним, я считаю, связано ухудшение моих условий после того, как мы заявили ему отвод», — говорил он.

Второй следователь Климов, по словам Филинкова, «когда в последний раз пришел в СИЗО №6, тоже повел себя достаточно некорректно, заявил, что больше он ко мне сюда не явится и что следователей у них для меня больше нет».

Допрос с повторением

Ключевой вопрос защиты к следователю был вызван результатами экспертизы протокола первого допроса Филинкова с признательными показаниями.

Как установила экспертиза, чьи выводы были оглашены в суде, запись его показаний почти полностью дословно и грамматически совпадает с текстом протокола опроса, который был до этого составлен оперативником Бондаревым.

«Полнотекстовые совпадения» отметили и эксперты зарегистрированного в минюсте России объединения ГЛЭДИС и ООО «Центр независимой экспертизы и оценки» ЕСИН (их заключения есть в распоряжении Би-би-си). По выводам экспертов, текст опроса заимствован в тексте допроса на 91%.

Согласно обоим протоколам, Филинков дважды слово в слово заявлял, что «является анархистом и разделяет анархическую идеологию с 2014 года», рассказывал, как ездил с будущей женой в Пензу, где «обсуждали темы анархической направленности, посещали тренировки в лесном массиве», в том числе по «тактике ведения боя с использованием огнестрельного оружия», а в следующий приезд «договорились о создании группы, придерживающейся анархистской идеологии».

Приводилось описание разговоров о том, что «народ угнетают различные институты власти», и рассказов осужденного впоследствии за организацию «Сети» Дмитрия Пчелинцева, что она была создана в 2016 году «с целью силового воздействия в отношении сотрудников силовых ведомств».

Автор фото, Yevgenia Kulakova

Подпись к фото,

Подсудимые Виктор Филинков (слева) и Юлий Бояршинов. Архивное фото

Признавал Филинков в этих показаниях и факт создания в Петербурге двух ячеек «Сети», которые «могут самостоятельно, когда необходимо, перейти к противоправным акциям для достижения цели по изменению политического строя».

Беляев сейчас в суде факт копирования показаний отрицал, хотя и подтвердил, что уже ознакомился с протоколом опроса на бумаге до того, как допрашивал Филинкова. По словам следователя, он вел допрос «на основании норм» Уголовно-процессуального кодекса без изначальной фабулы или заготовки, а ответы фигуранта фиксировал путем «тактильного ввода на клавиатуре». Протокол допроса Филинков подписал, подчеркнул следователь ФСБ.

Филинков объяснял, что подтвердил выбитые, по его словам, у него показания на допросе следователю, поскольку боялся продолжения насилия и был психологически сломлен.

Ранее Филинков утверждал в суде, что Беляев лично помогал Бондареву редактировать протокол с переносом на флешку. На допросе самого следователя судом 2 июня подсудимый спросил его: «Как вышло, что протоколы получились как две капли воды». Суд его вопрос отклонил как повторный.

«Электронных файлов и пакетов не видел»

Следующий вопрос подсудимого: «Почему вы подшивали в дело документы с признаками фальсификации». Он был снят. Судья напомнил подсудимому, что тот не вправе давать оценки доказательствам.

Этот вопрос касался, в частности, происхождения электронных файлов с записями так называемого «Свода» организации «Сеть» и протокола ее съезда, который состоялся, по версии обвинения, в 2017 году.

Экспертиза, как сообщала Би-би-си, признала, что эти тексты не были уставными документами, а состоят из разрозненных фрагментов переписки в интернете.

Судьи спросили следователя, каким образом получилось, что один из электронных файлов был создан пользователем, чей ник на латинице полностью совпадает с фамилией оперативника Шепелева. Беляев ответил, что получил из Пензы только тексты, а электронных файлов не видел.

Не смог петербургский следователь и объяснить тот факт, что жесткий диск, где были записаны эти файлы (по версии следствия он принадлежал уже осужденному Арману Сагынбаеву) был осмотрен, согласно протоколу пензенских сотрудников ФСБ, на полгода раньше, чем пакет, в котором он содержался.

При этом в первом протоколе говорилось о наличии на пакете печати и герметизации клейкой лентой, а во втором — что горловина пакета перетянута черной нитью. Защита обратила внимание на различие в описании упаковки диска и считает, что он был вскрыт без соблюдения процессуальных правил. Все связанные с этим диском доказательства вины Филинкова защита считает недопустимыми.

Адвокат Бояршинова Ольга Кривонос спросила следователя, оказывал ли ее подзащитный «содействие в расследовании преступления». Следователь это подтвердил. Адвокат Филинкова Виталий Черкасов ранее говорил Би-би-си, что это может негативно повлиять на судьбу его подзащитного. Допрос Бояршинова должен состояться в сред.

Как расследовали дело «Сети»

25-летний Филинков — один из трех петербургских фигурантов расследуемого ФСБ так называемого пензенского дела о создании в ряде городов России террористической организации «Сеть», собиравшейся «дестабилизировать обстановку в стране».

Он вину отрицает, настаивая, что его с единомышленниками по антифашистским и анархистским взглядам объединили в «некую фейковую организацию» на основании того, что они обсуждали ситуацию в стране. Наиболее серьезно избитый, по данным правозащитников, Шишкин заключил сделку со следствием и вину признал, заявивший о пытках свидетель Илья Капустин покинул Россию и попросил убежища в Финляндии.

Заявления о нарушении порядка задержания Филинкова, которые направляли защита и депутаты законодательного собрания Петербурга, военная прокуратура переадресовала в ФСБ, а прокуратура Петербурга — в Следственный комитет России.

«Следователь — процессуально независимое лицо, а в Уставе написано, что он подчиняется приказам руководства. Логично? Нет» | Общество

Ушел по финансовым причинам: зарплаты в Следственном комитете невысокие. Сейчас он работает в Парке высоких технологий.

Юшкевич известен как один из следователей, который вел громкое дело Давидовича.

«Наша Нива» встретилась с Евгением Юшкевичем через день после совещания у Лукашенко, на котором глава государства раскритиковал Следственный комитет, Генеральную прокуратуру и, вероятно, ГУБОПиК.

Евгений рассказал, в чем состоит работа следователя, ее плюсы и недостатки, а также высказал свои соображения о том, что следует в ней менять.

— Что такое следствие в Беларуси?

— Следствие существовало еще в ВКЛ, там «возные» совмещали функции следователя и судьи в одном лице.

Но система современного следствия осталась в наследство от СССР. Как известно, после смерти Сталина и осмысления тех ужасов — в каком-то смысле чтобы не допустить повторения репрессий, когда «без суда и следствия»… — появился такой институт с дублирующими функциями. При прокуратуре — в 1961-м, при милиции — в 1963-м.

В сегодняшней системе следователь — это скорее вполне самостоятельный «судья-магистрат» или же «судебный обвинитель» — человек, который готовит конкретный кейс для суда, но может и сам решать «судебные вопросы»: о прекращении преследования, прекращении дел, возбуждении дел.

Собирает доказательства в том числе, допрашивает ранее опрошенных людей.

Но несоответствие названия реальным функциям иногда сбивает людей с толку.

Нет, в реальности следователь может раскрывать преступления, но если говорить про основную массу, которая вот прямо сейчас варится в кабинетах по всей стране, — то это в основном секретарская работа.

И факт в том, что следователь недостаточно видит и настоящую «полевую» оперативную работу, и недостаточно видит суды — вот и получаем просто лишнее звено, которое, по мнению многих практиков и исследователей, должно стоять на стороне прокуратуры.

Также следует понимать, что у органа дознания показатель — это возбужденные дела. Поэтому они идут на любые ухищрения, вплоть до обмана следователя, чтобы он возбудил дело. А у следователя показатель главный — количество дел, переданных в суд. И создается этакий фильтр: оперативник хочет возбуждения дел по всем случаям, следователь — только по тем, что дойдут до суда.

— Сукало говорил о неслыханной вседозволенности следователей в деле Головача — угрожали судье!

— Если мы говорим об обычной повседневной работе, тысячах и тысячах дел, то

вседозволенность — это один из самых распространенных мифов о работе следователей.

О силовиках в целом говорить не буду, но следователь — это как раз тот самый человек, который всегда виноват, который испытывает давление со всех сторон: потерпевшие, обвиняемые, защита, прокуратура, закон, дезинформация со стороны участников процесса и даже других силовиков.

Это такая вечная война против всех одновременно, где следователь всегда проигрывает и всегда отступает. Думаю, что следователи чувствуют что угодно, но не вседозволенность.

Правоохранительная система иногда работает как единое целое, а иногда как враждующие институты.

Как правило, общение следователей с судьями имеет минимальный характер.

Следствие обычно «не любит» прокуратуру, которая за ним надзирает.

В остальном все взаимодействие обусловлено Уголовно-процессуальным кодексом. А это [ситуация с Головачом — «НН»] какой-то отдельный случай, ничего здесь не скажу.

— Какие типичные проблемы у следователей? Профессиональные или бытовые?

— Исходя из моего опыта — дикая забюрократизированность всей текущей работы. По большому счету, следственная работа — это техническая работа. Вот вам странно, а в уголовном деле нумеруют страницы сами следователи и делают копии томов дел тоже сами следователи. А когда дело из 90 томов?

Следователь будет месяц заниматься тупой механической работой, которую можно автоматизировать. А подозреваемый все это время находится в СИЗО.

Еще серьезная проблема в нагрузке и рабочем графике.

Невысокий уровень оплаты сочетается с высоким уровнем ответственности, в этом следователи и врачи очень похожи и понимают друг друга.

И в уголовных делах не бывает «типичного объема» — по одному нужно допросить 2 человек, в другому — 2000 человек, а сроки на оба дела условно одинаковые — 2 месяца. Объемы — разные.

Наши «палки» — количество переданных в суд уголовных дел. При этом, почти никак не учитываются раскрытия новых преступлений, вытекающих из данного дела, уникальность преступлений. Может, там что-то такое, что никогда ранее еще не расследовалось? Нужно больше времени, нужна премия? Начальник покрутит пальцем у виска, и спросит — а оно тебе вообще надо? Но и препятствий никто чинить не будет, просто в этом случае хоронишь сам себя.

И есть разные места работы. У районного следователя в столице, например, может быть 100 «глухарей», и он не будет успевать даже в базу вносить дела, не говоря о раскрытии. А есть Центральный аппарат и отдел расследований преступлений в сфере высоких технологий — у них одно дело на полтора года.

Например, я был следователем в том же Фрунзенском районе, у меня было 10 живых дел с подозреваемыми в производстве. На учебе познакомился с коллегой из Лельчиц, у которого одно дело в месяц! А мы получаем одинаковые зарплаты, и условия считаются равными.

Обычное дело, когда следователи работают по вечерам и в выходные. И всегда! И нет времени ни на детей, ни на жен-мужей, ни на себя. Это приводит к серьезным деформациям психики и личности, а с ними приходят и вредные привычки.

Семьи создаются прямо на работе, точно так же потом и распадаются. До 35 лет у всех мечта о пенсии, до которой еще слишком много времени, а к 40 годам здоровье уже подорвано.

— Что следует реформировать в следственной системе, чтобы она соответствовала времени? Можно взять шире: во всей системе оперативник — следователь — прокурор — суд.

— Первое — это действительно выделить судебную власть в отдельную отрасль, что, конечно, является политическим вопросом, а не юридическим.

Чем сильнее судебная власть и чем более независима от исполнительной — тем лучше все мы в итоге будем жить.

Это такая же непреложная истина, как и преимущество рыночной экономики над административно управляемой.

Как это сделать? Мне близка позиция Михаила Ходорковского в его книге и письмах из заключения: надо выделить судей в самоуправляемый орган, который сам себя регулирует, который назначает судей сам, назначает (половину состава) судей Верховного суда, Конституционного и получает независимое постоянное финансирование.

Повысить требования к судьям в части образования и репутации и, конечно же, увеличить оплату их труда.

Это самое важное! В конце концов, именно суд принимает решение, все остальное (прокуратура, следствие, дознание) создано, чтобы в определенный момент собрать и принести в суд тома уголовного дела.

И именно суды формируют практику и прецедент, которые в любом случае становятся известны всему юридическому сообществу.

Далее. Выражу субъективное мнение одного юриста, но надо упразднить сам институт следствия и внедрять классических детективов (этакое сочетание оперативника и следователя в одном лице).

Прекратить практику профильных милицейских вузов — наших школ милиции и академии МВД, набирать в юстиционную правоохранительную службу после гражданских университетов с переподготовкой.

Банально увеличить оплату сотрудников, чтобы создавался конкурс и можно было выбирать.

Надо лимитировать сроки содержания под стражей обвиняемых, которые де-факто сейчас до суда никак не ограничены.

Серьезно изменить систему набора в прокуратуру: многие следователи сталкивались с тем, что надзирающие за следствием помощники прокуроров — это, как правило, вчерашние выпускники, которые совершенно не понимают реальной работы, вынужденные «выявлять нарушения» по форме, а не по существу.

В надзор за следствием нужно набирать опытных сотрудников отрасли, которые знают изнутри что это такое.

Менять УПК в части документов: уголовное право на бумаге отживает свое, нужно внедрять электронное делопроизводство, хотя бы по примеру Грузии.

— Почему человеку тяжело выйти, если уже попал в изолятор?

— Чтобы человека поместить в СИЗО, нужна санкция прокурора, чтобы его выпустить из СИЗО, тоже нужна санкция прокурора — его надо убедить, что что-то кардинально изменилось.

Следователям в неконфликтных ситуациях, когда нет оснований для СИЗО, очень не выгодно изолировать человека, потому что потом приходится к нему ездить (чаще всего в Жодино), терять на это целый день, не говоря о топливе, вместо того, чтобы просто вызывать — и он сам приедет.

А при превышении сроков содержания под стражей надо готовить целые пакеты документов на продление, что часто занимает целые дни и снова отрывает от реальной следственной работы.

— Но известны другие примеры, когда человек сидит в СИЗО месяцами, и к нему следователь приходит очень редко. Складывается ситуация, что содержанием человека в экстремальных условиях следствие добивается того, чтобы он пошел навстречу / подписал / оговорил.

— Чтобы поместить человека в СИЗО, надо предъявить обвинение максимум на десятые сутки. Чтобы ему предъявили обвинение, нужны реальные доказательства вины.

Предъявление обвинения — это фактически всё, человек пойдет на суд почти стопроцентно. Прекращение преследования уже обвиняемого человека — это чрезвычайное явление.

Так вот, если обвинение предъявлено, то вина более-менее доказана, можно считать. Просто может не полностью или недостаточно для суда или оформить надо как-то. Бывает еще такое, когда человека допросили и выпустили, а потом оперативники приносят распечатку звонков, где он говорит свидетелю прямо по телефону: «Михалыч, скажи следователю то и то». Ну и всё, больше он не выйдет из-под стражи. И если мы говорим о реальном водовороте дел, то это имущественные преступления, совершенные рецидивистами с судимостями. Если такого отпустить, а он что-то новое совершит, сбежит, то полетят головы всех: и следователя, и прокурора. Разбирательств будет столько, что проще эту личность, склонную к насилию и преступлениям, упечь под стражу — все это регулируется УПК.

Я также добавлю, что иногда даже авторитетные СМИ создают неправильную картинку следствия: со слов родственников пишут, например, о содержании бедного человека в СИЗО целый год, а в реальности этот бедный человек шесть раз менял показания и пытался уехать, условно говоря. И тут к следователю никаких претензий быть не может вообще. И я повторюсь, что продление содержания санкционирует прокурор. Часто бывает, что он и не подписывает ходатайство: смотрит обстоятельства дела и говорит: «Нет, я его арестовывать не стану».

— Фабрикация доказательств, о которых говорит Лукашенко, — на сколько это массовое явление?

— Принципиально не читаю заявлений президента в адрес правоохранителей — там много популизма. Но это проблемная тема, и не потому, что доказательства фабрикуются.

Здесь проблема терминологии: проводит условный 22-летний следователь свой первый в жизни обыск в квартире и находит пистолет, понятые расписываются и все уходят. А молодой следователь замечает, сидя в кабинете, что в протоколе поставил завтрашнюю дату, ошибся.

Взял и замазал корректором дату. Это фабрикация? Однозначно, и она может обернуться для него уголовным делом. Да еще в двух местах понятые подписи забыли поставить. Какой выход? Никакого. Отпустить условного преступника, убийцу? Ответа у меня нет.

На самом деле я даже никогда не слышал, чтобы кто-то из следствия фабриковал какие-то доказательства, зачем? Не доказывается вина? Ок, прекращаем преследование или дело, в этом нет никакой проблемы.

Вам, наверное, покажется фантастикой, но дела по ч. 3 ст. 328 («наркотическая» статья. — «НН») останавливались на стадии следствия, потому что в протоколе обыска указано было меньше людей, чем присутствовало реально на обыске, а защитник хорошо отработал и обнаружил это сразу.

Все, протокол — не заслуживающий доверия документ, и те 150 грамм наркотиков, изъятые в ходе обыска, — тоже, прекращаем преследование. Это реальный кейс.

И добавьте сюда обычный страх перед оправдательным приговором: следствие как институт очень не заинтересовано в оправдательных приговорах, почему и работает фильтр: если есть реальный риск получить оправдательный приговор, то дело не пойдет в суд вообще. Вот так презумпция невиновности работает через призму нашей системы.

— Вот известный пример фабрикации — подброшенный автомат фигуранту «Дела патриотов» Мирославу Лозовскому. Ясно, что подбрасывал не следователь, но следователь с этим потом разбирается.

— Следствие к этому не имеет никакого отношения, такие дела можно вынести за скобки — они явно выбиваются из картины обычной нормальной повседневной работы. Да и в итоге СК прекратил преследование этого человека.

— Дефицит и качество кадров — насколько это отражается на следственной системе?

— Я считаю вопрос острым, потому что основное требование к следователям — высшее юридическое образование.

И реальность такова, что в науке, юридической в том числе, вообще мало компетентных преподавателей, ученых — мы знаем, какой процент в науку идет тех, кто не нашел достойной работы.

Процент откровенной лженауки в юридической сфере настолько высок, что в моем окружении над многими преподавателями и учеными просто смеются.

Председатель ВАК Александр Гучок (преподавал у нас методику расследования преступлений) пытается вести борьбу, но эти метастазы научного паразитизма просто так уже не искоренить.

Возьмем, например, криминалистику — это как школьная алгебра для программиста, для судей, следователей и прокуроров.

Криминалистика — единственная практическая дисциплина, которую обязаны знать все, но кто ею владеет? Сами ученые в этой сфере в большинстве своем вместо того, чтобы заниматься практическими вещами, пишут диссертации, как правильно говорить: «структура преступления» или «характеристика преступления». После моей критики в фейсбуке два таких преподавателя со мной разорвали отношения.

И что скрывать: я бы не подпустил даже за километр от реального места преступления своего же лектора по криминалистике из университета.

Студенты вынуждены изучать криминалистику не с помощью преподавателей, а вопреки преподавателям!

Далее — в большинстве случаев следователями становятся выпускники Академии МВД и гражданских юридических факультетов. Но если после Академии МВД необходимо отработать 5 лет, то после гражданских вузов выпускники надолго не задерживаются.

Естественно, причина в оплате и условиях труда: почти всякая работа — проще, чем у следователя. И почти всюду оплата — выше..

Текучка кадров в некоторых районных подразделениях такова, что после года отсутствия можно не знать трети сотрудников.

Еще важная проблема, на мой взгляд, сама Академия МВД.

Следователи, оперативные сотрудники, по моему мнению, не должны учиться в отдельном закрытом казарменного типа учреждении.

Во-первых, качество непосредственно юридической подготовки, мягко говоря, оставляет желать лучшего: с момента поступления курсанты, как рядовые милиционеры, несут службу, ходят в наряды, живут на казарменном положении, что по сути — армия. Это не оставляет времени на полноценное классическое образование.

Во-вторых, их вырывают из обычной жизни и совершенно не понятно ради чего, потому что им нужно будет потом работать с самыми обычными людьми в обычных условиях.

Здесь же и проблема военщины: все же, по УПК, следователь — процессуально независимое лицо, а в Уставе написано, что он подчиняется приказам руководства. Логично? Нет.

При этом уточню, что условия в различных подразделениях могут быть диаметрально противоположными и иногда вполне комфортными, социальные лифты в следствии действительно работают, и квалифицированные сотрудники получают какие-то профиты, имеют возможность развиваться, выезжать на стажировки (даже в ФБР в США), учиться.

Действуют пресловутые «силовые» льготы.

Во время моей работы в СК у меня в отделе работало одновременно три победителя республиканских юридических олимпиад разных лет, и все они с юрфака БГУ — это достаточно красноречивый факт.

Могли они найти лучшую работу? Конечно, но они стали следователями. Мне в работе повезло — я работал в среде действительно компетентных интеллигентных и грамотных сотрудников, поэтому моя реальность покажется остальным слегка искаженной.

— Чем сильна наша следственная система?

— Наша следствие — серьезный отдельный институт, и он функционирует так, как задумывалось. А то, что я или кто-то еще критикует его работу, — вполне нормальный процесс.

В следствии сильнейшие перепроверки, фильтрация дел.

Следователи проверяют и отсеивают собранные дознанием материалы, дают им правовую оценку, прекращают дела, прекращают преследование в отношении отдельных лиц, раскрывают новые преступления.

Если договориться, что вот прямо завтра мы упраздним следствие, то органы дознания станут возбуждать дела, задерживать и направлять в суд всех подряд, потому что возбужденные дела — это их основной показатель, а юридического образования у сотрудников дознания может и не быть.

Таким образом следствие — это как первый серьезный адвокатский фильтр на пути к суду.

Вторую часть плюсов я бы отнес к работе Следственного комитета — если на первом этапе у некоторых отделов не было даже компьютеров, то теперь на техническое обеспечение жаловаться не приходится, тыловые службы быстро реагируют на нужды сотрудников, закупаются специальные устройства, криминалистические лаборатории, постоянно совершенствуются профессиональные средства.

Следствие действительно стремится развиваться и перенимать зарубежный опыт — даже таких рядовых сотрудников, как я в свое время, направляли на международные конференции.

Постоянно изучается опыт электронных дел, некоторые сотрудники СК сами занимаются написанием целых программных комплексов, и им создают для этого условия, выстраиваются взаимоотношения с западными правоохранительными органами, интенсивно — с США. Уверен, что для государственных организаций СК мог бы быть во многом примером с учетом специфики.

СК в последние годы принял и осознал кадровую проблему, и теперь новых сотрудников реально, а не как раньше — сразу в бой, вывозят на криминалистические полигоны, прогоняют и репетируют те или иные следственные сценарии и ситуации.

Планируется также создать свой собственный Институт повышения квалификации, через который буду пропускать всех новичков, чтобы они приходили на рабочие места с уже достаточным уровнем.

Пусть под обязаловку, но выпустили ведомственный журнал, в который пишут статьи не какие-то абстрактные псевдоученые, а сами следователи.

СК, в отличие от следствия КГБ (которое осталось) и следствия Генеральной прокуратуры (которое сейчас де-факто стартует с прокуроров-расследователей), собирает в себе компетенции бывшей прокуратуры, милиции, финансовых расследований, и перекрывает своими компетенциями все сферы расследований.

Когда КГБ расследует крупное резонансное дело, откуда, как думаете, берутся следователи следственной группы? Они командируются из СК.

Наконец, Беларусь действительно называют «красной страной» на территории СНГ. В уголовном мире говорят: «хочешь сесть — приезжай в Беларусь». Это важное репутационное и реальное достижение, если даже иностранная преступность знает, что система у нас работает.

— Как вам сейчас, со стороны, видится клондайк дел в отношении малолетних наркоманов? Когда по 3-й части ст. 328 оформляли всех, а в суде потом звучало «сбыл неустановленный объем неустановленным лицам в неустановленном месте…».

— Здесь придется вспомнить, что некоторое время работал на этой линии: в 2012 году рынок уже был децентрализован, интернет его переворачивал каждый день. Любой подросток может оплатить закупку у оптовиков и распространять самостоятельно. А самим оптовикам иногда нет даже 16 лет. Поэтому… А комментировать чужие дела, о которых вы говорите, я не могу. Ясно, что вина должна быть доказана в соответствии с законом.

— У кого же самая крутая система правосудия и следствия, на которую нужно равняться?

— Все европейские страны уже много лет изучают грузинский опыт, он во многом уникален, признавался Всемирным банком лучшей реформой полицейской (правоохранительной) системы в мире.

В Грузии радикально пошли и сломали все советское, чтобы внедрить все современное: от электронной уголовного дела и института детективов до простой человеческой оплаты труда детективов, что автоматически создало серьезный конкурс на работу.

От себя скажу, что, когда сидишь на международной конференции и видишь, как обыкновенный сотрудник прокуратуры Грузии переходит с русского на немецкий, а потом на английский, у тебя просто открывается рот и ты понимаешь, что Академия МВД с 130 вступительными баллами или БИП — немного не то, что нужно нашей стране.

— Какая же у нас вообще раскрываемость по делам с реальными потерпевшими?

— Раскрытие и расследование — совершенно разные процессы. Раскрытие может происходить оперативным (реальным), следственным и экспертным способами, причем первым раскрывается львиная доля, остальные виды раскрытия можно считать факультативными.

Основная работа оперативников — раскрывать, основная работа следователя — расследовать (исследовать детально обстоятельства, дать им юридическую оценку).

А официальными данными я не владею.

— А как часто следствие ошибается?

— На юрфаке студенты по 200 раз изучают дело витебского маньяка, когда под смертный приговор попали невиновные.

Следствие — это институт, где работают реальные обычные люди, и эти люди ошибаются.

По замыслу, для выявления ошибок и существуют прокуратура и суд. Но реальность такова, что люди все равно ошибаются, и этот факт всегда нужно держать в голове.

Когда однажды готовил научную работу на юрфаке, обнаружил, что мой двоюродный брат, умный мужик, обвинил человека в убийстве, тогда как для меня, студента, было очевидно, что имела место необходимая оборона.

Хорошо, что в той ситуации суд все же полностью оправдал человека. И это один из ближайших примеров.

Следствие ошибается, да. И допускает ошибки так же часто, как ошибается любой другой человек в любой другой сфере.


Детектив против оперативника — в чем разница?

детектив | оперативный |

В качестве существительных разница между

детектив и оперативник заключается в том, что детектив (правоохранительные органы) является полицейским, который ищет улики в рамках раскрытия преступления; следователь, в то время как оперативник является сотрудником или другим работником с определенной функцией или навыком.

Как прилагательное

оперативное является действенным или важным.

Другие сравнения: в чем разница?

Существительное

( en существительное )
  • (правоохранительные органы) Сотрудник полиции, который ищет улики в рамках раскрытия преступления; следователь.
  • * {{цитата, год = 1928, автор = Лоуренс Р. Борн
  • , title=Отлично! , глава=7 цитата , pass= детектив держал их в поле зрения. Он небрежно пробрался внутрь убежища, пока не достиг открытого люка рядом с тем местом, где двое мужчин стояли и разговаривали.Ларард не стал бы подслушивать по собственному желанию, но были случаи, когда в общественных интересах он должен был это делать, и это был один из таких случаев.}}
  • Лицо, нанятое для поиска информации, недоступной для общественности.
  • Синонимы
    * ( правоохранительные органы ) DT ( аббревиатура ), Det ( аббревиатура ) * ( человек , занятый поиском информации ) частный детектив, частный сыщик * ( человек , нанятый для поиска информации ) член , частный член 🙁 сленг )

    Производные термины
    * ( смысл ) детектив-констебль (DC) * ( смысл ) детектив-сержант (ДС) * ( смысл ) детектив-инспектор (DI) * ( смысл ) старший детектив-инспектор (DCI) * детектив * ( смысл ) детектив-суперинтендант () * ( смысл ) главный детектив-суперинтендант (DCS) * домашний детектив * частный детектив * женщина-детектив-констебль (WDC)

    Связанные термины
    * обнаружить * обнаружение * детектор

    Английский

    Прилагательное

    ( ан прилагательное )
  • Эффектное или важное.
  • Обычно он в хорошем настроении — оперативник слово «обычно». Сегодня была катастрофа.
  • Исправен, в рабочем состоянии.
  • Способность действовать; следовательно, применение силы, физической или моральной; активен в производстве эффектов.
  • ан оперативный мотив
  • *Юг
  • Он содержит всего действующих принципов.
  • Создание соответствующего или задуманного эффекта; эффективный.
  • оперативное вмешательство доза, правило или штраф
  • Основано на хирургической операции или операциях или состоит из них.
  • оперативный хирургический

    Родственные термины
    * операнд * оперант * работать * операция * оперативный * оператор

    Производные термины
    * рабочее слово

    Существительное

    ( en существительное )
  • Сотрудник или другой работник с определенной функцией или навыком.
  • Шпион, секретный агент или детектив.
  • Участник операции.
  • Анаграммы

    * —-

    Оперативный отчет — обзор

    Завершение дела

    Продолжительность типичного расследования под прикрытием обычно измеряется неделями, и эффективность агента под прикрытием в данном месте обычно заканчивается успешным завершением дела.Причина в том, что причастность агента к недобросовестным сотрудникам требует его или ее «увольнения» вместе со всеми другими, замешанными в нечестности. Эта стратегия защищает реальную личность и миссию агента, поскольку с агентом обращаются и обращаются с ним так же, как с другими участниками.

    Эта процедура предполагает административные, а не судебные действия для выявления недобросовестности сотрудников. Почему бы не следовать обычной системе уголовного правосудия, начиная с прибытия полиции на место происшествия и задержания всех участников? Ответ не прост. Ниже приведены некоторые из его составных частей:

    Как только полиции становится известно о расследовании, корпоративный следователь становится «агентом полиции» и в значительной степени теряет контроль над расследованием.

    Потеря контроля затрудняет поиск другой случайной информации, которая может быть столь же ценной для организации, как и первоначальное расследование кражи.

    Личность агента под прикрытием в любом случае будет раскрыта в суде.

    Раскрытие тайного агента в суде автоматически вызывает обвинения в провокации.

    Оперативный отчет

    Оперативный номер 01-86

    Дата: 15 июля 2016 г.

    Место: Dynamic Frozen Foods, Inc. — Центральный склад

    15:50. Я приехал на работу, Мэри Смит и Пол Джонс были в машине, расположенной в дальней части парковки. Я думаю, это была машина Мэри. Она из тех, кто работает в дневную смену, с которой, как я слышал, Пол пытался встречаться. Когда я вошел на склад, я увидел Эрла Маршалла, который сидел в комнате отдыха, читал журнал и ел мороженое. Эрл сказал, что в морозилке есть пара коробок с мороженым, которые, по словам дневного начальника, мы можем съесть, потому что коробка сломалась. Я взял и съел один.

    16:00 Пол и Эрл приступили к работе, надели свои морозильные куртки и перчатки и пошли в морозильную комнату, чтобы начать работу. Я вошел и пошел в уборную и взял свою тележку. Я начал убирать офисы.

    17:30. Ночной босс прибыл на склад. Я не знаю, где он был, в другие дни он здесь, когда я приезжаю. Он вызвал Пола и Эрла со склада по громкой связи, и они встретились в его кабинете минут пятнадцать.

    18:47 час. Я был поражен светловолосой женщиной, которая вошла в один из офисов, пока я пылесосил. Она хлопнула меня по плечу и заставила подпрыгнуть. Она искала босса, и я указал на его кабинет. Она вошла в его кабинет, и он закрыл дверь минут на двадцать пять.Когда они вышли, они уехали на его машине. Я слышал, как она сказала что-то о такси до склада. Когда босс ушел, он велел мне сказать ребятам, что его не будет до конца ночи.

    19:00. Эрл и Пол вышли из морозильной камеры и сделали перерыв. Я сказал им, что босс ушел на ночь. Они засмеялись и сказали что-то вроде «теперь мы можем пойти ловить крабов». Они быстро исчезли обратно на склад.

    22:25 час. Я видел, как Эрл и Пол уходили по пожарной лестнице из морозильной камеры №1.2 с коробками размером с футляр. Они подошли к своим машинам и положили по одной коробке в каждый багажник. Они огляделись и вошли в ту же дверь. Я думал, что эти двери должны быть с сигнализацией, но недавно я слышал, что сигнализация сломана.

    22:30. Закончив смену, я ушел, оставив Эрла и Пола на работе. Думаю, они обычно заканчивают смену около полуночи.

    При установившемся либерализме в судах обвинительные приговоры получить сложно. Даже когда они выиграны, они остаются неопределенными из-за возможности отмены апелляции, некоторые из которых основаны на сомнительной логике. Все это означает, что степень подверженности гражданско-правовой ответственности растет практически с каждым календарным месяцем. Следственные действия отдела безопасности должны быть направлены на защиту компании, а не на усиление ее гражданской ответственности. Административное урегулирование внутренних проступков, включая кражу, как правило, посредством увольнения, является приемлемой и безопасной альтернативой уголовному преследованию. На самом деле, многие люди гораздо больше обеспокоены потерей работы, чем конфронтацией с полицией и судебными системами.Полиция и суды уже не пугают людей так, как раньше. Сегодня, как и в прошлом, многие люди чистят зубы по утрам, прекрасно зная, что к ночи они окажутся в тюрьме. Хорошими примерами являются демонстранты за гражданские права, протестующие против абортов и любое количество групп политического протеста. Но пригрозите протестующему доценту увольнением с факультета, и вы получите многочисленные опыты с арестованными, которые умоляют позвонить своим работодателям, чтобы не потерять работу. Увольнение с работы приносит гораздо больше травм и боли, чем принято считать.

    Агент под прикрытием, таким образом, «уволен» вместе с теми, кто идентифицирован как нежелательные сотрудники, и никто не мудрее. Затем этот агент ожидает следующего назначения в другом месте.

    Следователи отдела безопасности обычно никогда не работают под прикрытием в собственной компании. Агенты под прикрытием должны предоставляться внешним сервисным агентством, которое нанимает, обучает, назначает и контролирует таких агентов в качестве постоянной части профессиональных услуг агентства.Основанием для отказа от использования специалистов по охране карьеры в уголовных расследованиях под прикрытием является то, что в какой-то момент расследования или, по крайней мере, по его завершению агент под прикрытием будет рассматриваться любым количеством сотрудников как партнер или сообщник в преступной деятельности. Мероприятия. Почему? Потому что расследование под прикрытием носит конструктивный, тайный и совместный характер. Задача агента – быть принятыми на работу сотрудниками, занимающимися нечестным поведением. Принятие часто включает в себя такие интимные отношения, как выигрыш, обед и, да, даже роман (хотя последнее редко происходит в рамках плана расследования).Возникшая в результате тесная связь, которая является ключом к успеху расследования, рассматривается как таковая в момент истины, в день раскрытия дела. Эта резолюция часто включает «поимку» агента под прикрытием вместе со всеми другими участниками преступного поведения. Обычный следователь компании едва ли мог вернуться к нормальной роли следователя, сыграв роль плохого сотрудника. Это разоблачение не только поставит под угрозу эффективность следователя, но и сразу вызовет обвинение в провокации.

    Законодательная линия

    ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА

    по оперативно-розыскной деятельности

    № 45-XIII от 12.04.1994

    Официальный монитор Республики Молдова №11-13 от 31. 01.2003

    Парламент Республики Молдова настоящим принимает настоящий закон.

    Глава 1

    ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

    Статья 1. Оперативно-розыскная деятельность

    (1) Оперативно-розыскная деятельность, законность которой гарантируется настоящим законом, является государственно-правовым средством защиты интересов государства, его территориальной целостности, прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц, а также как и все формы собственности от преступных посягательств.

    (2) Оперативно-розыскная деятельность осуществляется гласно и тайно оперативными органами государственных органов, уполномоченных на это настоящим законом, в пределах их компетенции.

    Статья 2. Задачи оперативно-розыскной деятельности

    Задачами оперативно-розыскной деятельности являются:

    а) выявление покушений, предотвращение, пресечение, выявление преступлений и лиц, их подготовивших, совершивших или совершивших, а также обеспечение возмещения вреда, причиненного преступлением;

    б) розыск лиц, скрывающихся от органов уголовного преследования или суда либо скрывающихся от уголовного наказания, а также пропавших без вести;

    {Новый}[Путь. б) в редакции Закона № 206-XV от 29.05.2003]

    c) сбор информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Республики Молдова.

    Статья 3. Основы оперативно-розыскной деятельности

    Оперативно-розыскная деятельность строится на следующих принципах:

    — верховенство права;

    — соблюдение прав и свобод человека;

    — сочетание открытых и секретных методов;

    — сотрудничество с другими государственными органами;

    — деидеологизация и объективность.

    Статья 4. Правовые основы оперативно-розыскной деятельности

    (1) Конституция, настоящий закон и иные нормативные акты, принятые в соответствии с ними, являются правовой основой оперативно-розыскной деятельности.

    (2) Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в пределах своей компетенции издают в соответствии с законом и по согласованию с Верховной судебной палатой и Генеральной прокуратурой ведомственные нормативные акты, касающиеся организации, методов и тактики проведения оперативно-розыскных мероприятий.

    Статья 5. Соблюдение прав и свобод человека при проведении оперативно-розыскной деятельности

    (1) Не допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий для достижения целей и задач, не предусмотренных настоящим законом.

    (2) Лицо, считающее, что действия органа, осуществляющего оперативно-розыскные мероприятия, привели к нарушению его прав и свобод, может обжаловать эти действия в вышестоящем органе, прокуратуре или суде.

    (3) Для обеспечения полного и многостороннего рассмотрения жалобы, поданной лицом, в отношении которого необоснованно назначены оперативно-розыскные мероприятия, органы, их осуществившие, обязаны представить ему все оперативно-розыскные акты по требованию прокурора. . Сведения о лицах, способствовавших конфиденциально проведению оперативно-розыскных мероприятий, представляются только по требованию Генерального прокурора.

    (4) В случае нарушения органом (должностным лицом), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, прав и свобод человека и юридических лиц вышестоящий орган или прокурор обязаны принять меры к восстановлению этих прав и законных интересов , возмещение причиненных убытков, в соответствии с законодательством.

    (5) Оперативно-розыскная деятельность, проводимая с нарушением настоящего закона, влечет ответственность в соответствии с законом.

    Глава 2

    ПРОВЕДЕНИЕ ОПЕРАТИВНО-РАССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ МЕРОПРИЯТИЙ

    Статья 6. Оперативно-розыскные мероприятия

    (1) Оперативно-розыскные мероприятия проводятся только в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и только тогда, когда нет иного способа обеспечить выполнение задач, предусмотренных статьей 2.

    {Новый}[Пар. (1) в редакции Закона № 206-XV от 29.05.2003]

    (2) В целях выполнения указанных задач органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, с соблюдением правил конспирации имеют право:

    а) опрашивать граждан;

    б) собирать информацию;

    c) визуально отслеживать;

    г) отслеживать и документировать с использованием современных технических методов и средств;

    д) сбор материалов (образцов) для сравнительного исследования;

    f) осуществлять контрольные закупки и контролируемые поставки товаров и продукции неограниченного или ограниченного оборота;

    г) осматривать предметы и акты;

    h) идентифицировать лицо;

    и) осматривает помещения, строения, земельные участки и транспортные средства;

    к) контроль почтовых посылок;

    л) проверяет корреспонденцию осужденных;

    м) прослушивание телефонных и иных переговоров;

    м) сбор информации с технических каналов связи;

    о) проводить беседы с подозреваемым с применением детектора лжи;

    п) маркировать химическими или другими специальными веществами;

    р) оперативно внедрить в преступные организации штатных сотрудников оперативных подразделений и лиц, конфиденциально сотрудничающих с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, с использованием негласных удостоверений личности или иных подобных документов;

    [Путь. р) в редакции Закона № 197-XV от 15.05.2003]

    р) контролировать передачу денег или иных материальных ценностей, доходов, полученных от вымогательства.

    Оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные подпунктами j), l), m), p) и r), осуществляются только Министерством внутренних дел, Службой разведки и безопасности Республики Молдова и Центром по борьбе с экономическими преступлениями и коррупции в условиях закона и только тогда, когда эти меры необходимы для обеспечения национальной безопасности, общественного порядка, экономического благосостояния страны, поддержания правопорядка и предотвращения особо тяжких и особо тяжких преступлений, охраны здоровья , защита нравственности для защиты прав и свобод других лиц.

    {Новый}[Пар. (2) в редакции Закона № 206-XV от 29.05.2003]

    (3) Перечень действий, предусмотренных частью (2), является исчерпывающим и может быть изменен только законом.

    (4) При проведении оперативно-розыскных мероприятий могут использоваться информационные системы, видео-, аудиозаписывающие устройства, кино-, фото- и другие современные технические средства.

    (5) Должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, лично участвуют в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий, обращаясь, в случае необходимости, к содействию должностных лиц и специалистов различных специальностей, а также некоторых граждан, сотрудничающих добровольно, гласно или негласно, с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

    Статья 7. Основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий

    (1) Основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

    а) невыясненных обстоятельств, связанных с возбуждением уголовного дела;

    б) сведения, ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность:

    — о противоправном действии в процессе подготовки, совершения или уже совершенного, если данных для возбуждения уголовного дела недостаточно;

    — работа с лицами, скрывающимися от органов уголовного преследования или суда либо скрывающимися от уголовного наказания;

    — о лицах, пропавших без вести, а также об обнаружении неопознанных трупов;

    {Новый}[Путь. б) в редакции Закона № 206-XV от 29.05.2003]

    в) задачи сотрудника уголовного преследования или решение суда по уголовным делам, находящимся в его производстве;

    {Новый}[п.в] в редакции Закона № 206-XV от 29.05.2003]

    г) запросы органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по основаниям, предусмотренным настоящей статьей;

    e) запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами, участницей которых является Республика Молдова.

    (2) Проведение оперативно-розыскных мероприятий санкционируется решением руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, или его заместителя, курирующего вопросы оперативно-розыскной деятельности.

    (3) Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вправе в пределах своей компетенции собирать необходимые сведения о подозреваемых:

    а) о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну;

    б) о допуске их к работам в местах, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья человека, а также окружающей среды;

    в) о допуске их к оперативно-розыскной деятельности или доступе к материалам, полученным в ходе исполнительного производства;

    г) об установлении или поддержании с ними отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий;

    д) связанные с выдачей в их отношении разрешения на осуществление негосударственной оперативно-розыскной деятельности.

    Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в пределах своей компетенции вправе собирать оперативные данные в целях обеспечения своей личной безопасности.

    Статья 8. Условия и порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий

    (1) Проведение оперативно-розыскных мероприятий с нарушением охраняемых законом прав — тайны переписки, телефонных и иных переговоров, сообщений по телеграфу, а также неприкосновенности жилища — допускается только в целях сбора сведений. о лицах, готовящих или покушающихся на совершение особо тяжких преступлений или особо тяжких преступлений и только с санкции судьи по расследованию, на основании мотивированного постановления одного из руководителей соответствующего органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.Перечень таких руководителей устанавливается ведомственными нормативными актами.

    {Новый} [Часть (1) в редакции Закона № 206-XV от 29.05.2003]

    (2) В экстренных случаях, которые могут повлечь за собой совершение особо тяжкого или особо тяжкого преступления, на основании мотивированного заключения одного из руководителей соответствующего органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается производство оперативно-розыскных мероприятий. меры, при условии представления судье-инструктажу собранных материалов в течение 24 часов с указанием причин принятия этих мер.Судья по инструктажу проверяет правомерность проведения таких оперативно-розыскных мероприятий.

    {Новый} [Часть (2) в редакции Закона № 206-XV от 29.05.2003]

    (3) В случае возникновения опасности, угрожающей жизни, здоровью и имуществу отдельных лиц, по заявлению или с их письменного согласия допускается прослушивание разговоров по их телефонам или другим устройствам внутренней связи на основании решения утверждается руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с санкции судьи-инструктажа.

    {Новый} [Часть (3) в редакции Закона № 206-XV от 29.05.2003]

    (4) Оперативно-розыскные мероприятия по обеспечению деятельности органов внутренних дел уголовно-исполнительной системы, государственной безопасности, Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией, а также обороны осуществляются в соответствии с положениями настоящего закона.

    (5) Контроль за передачей денежных средств и иных материальных ценностей, полученных от вымогательства, осуществляется в случае, если конкретное лицо сделало заявление о факте вымогательства на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. следственной деятельности, утвержденной прокурором, возглавляющим или осуществляющим уголовное преследование по данному делу.

    {Новый} [Часть (5) в редакции Закона № 206-XV от 29.05.2003]

    Статья 9. Осуществление оперативного контроля

    (1) При наличии оснований, предусмотренных статьей 7, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вправе осуществлять оперативный контроль. Осуществление оперативного контроля подлежит обязательной регистрации.

    (2) Оперативный контроль осуществляется с разрешения и под контролем руководителя органа, его осуществляющего.Результаты оперативно-розыскных мероприятий отражаются в актах оперативной службы и систематизируются.

    [Пар. (3) исключен Законом № 197-XV от 15.05.2003]

    [Нумерация в редакции Закона № 197-XV от 15.05.2003]

    (3) Оперативно-розыскная деятельность приостанавливается в случае решения конкретных задач оперативно-розыскной деятельности, предусмотренных статьей 2, либо установления обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности решения этих задач.

    Статья 10. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности

    (1) Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы при подготовке и производстве уголовно-процессуальных действий и проведении оперативно-розыскных мероприятий в целях предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, а также могут быть использованы в качестве доказательств по уголовным делам.

    {Новый}[Пункт (1) в редакции Закона № 206-XV от 29.05.2003]

    (2) Материалы оперативной проверки не могут служить основанием для ограничения прав и законных интересов физических и юридических лиц.

    (3) Сведения о силах, средствах, источниках (кроме лиц, оказывающих поддержку органам, проводящим такие мероприятия), методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, а также об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий. оперативно-розыскные мероприятия, составляющие государственную тайну, могут быть рассекречены только в соответствии с законом.

    Глава 3

    ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА ОРГАНОВ, ПРОВОДЯЩИХ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

    Статья 11. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность

    (1) Оперативно-розыскная деятельность осуществляется органами, подведомственными Министерству внутренних дел, Министерству обороны, Службе разведки и безопасности Республики Молдова, Службе государственной охраны и охраны, Департаменту таможенного контроля Министерства финансов, Департамент уголовно-исполнительных учреждений Министерства юстиции, Департамент пограничных войск, а также Центр по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией.

    (2) Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, выполняют свои обязанности самостоятельно, во взаимодействии или при содействии граждан.

    Статья 12. Обязанности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

    При выполнении задач, установленных настоящим Законом, органы, уполномоченные на проведение оперативно-розыскной деятельности, обязаны:

    а) принимать в пределах своей компетенции все необходимые меры для защиты прав и свобод человека, всех форм собственности, охраняемых законом, для обеспечения общественной и государственной безопасности;

    б) выполнять письменные поручения следователя, указания прокурора и постановления судов о производстве оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, поступившим к ним в процессе производства.

    {Новый}[п.б] в редакции Закона № 206-XV от 29.05.2003]

    в) оказывать юридическую помощь на основании договоров (договоров) соответствующим правоохранительным органам других государств;

    г) информировать другие органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, о выявленных фактах противоправной деятельности, отнесенных к компетенции этих органов, и оказывать им содействие;

    д) соблюдать правила конспирации при проведении оперативно-розыскной деятельности;

    f) способствовать обеспечению личной безопасности и сохранности имущества должностных лиц, членов их семей, родственников, а также участников уголовного процесса, членов их семей и родственников от преступных посягательств и других незаконные действия.

    Статья 13. Права органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

    (1) При выполнении задач, установленных настоящим законом, органы, уполномоченные на проведение оперативно-розыскной деятельности, имеют право:

    а) проводить оперативно-розыскные мероприятия, перечисленные в статье 6;

    б) устанавливать отношения с лицами, давшими согласие на конфиденциальное сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность;

    в) создавать и использовать информационные системы, обеспечивающие выполнение задач оперативно-розыскной деятельности;

    г) пользоваться при проведении оперативно-розыскных мероприятий на основании договора или устной договоренности служебными помещениями, имуществом предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилищем, транспортными средствами и иным имуществом физических лиц ;

    д) изготавливать, оформлять и использовать в соответствии с инструкцией, согласованной с Генеральным прокурором и утвержденной руководителем соответствующего министерства или ведомства, документы, удостоверяющие личность должностных лиц, ведомственную подчиненность подразделений, организаций, помещений и транспортных средств органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также лиц, сотрудничающих с этими органами на конфиденциальной основе. Оперативные мероприятия, связанные с изготовлением и оформлением вышеуказанных документов, осуществляются только оперативными подразделениями Министерства внутренних дел, Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией и Службы разведки и безопасности Республики Молдова;

    [п.д] в редакции Закона № 197-XV от 15.05.2003]

    е) создавать в соответствии с законодательством предприятия, организации и подразделения для решения задач, предусмотренных настоящим Законом.

    [п.е) в редакции Закона № 197-XV от 15.05.2003]

    (2) Должностные лица не вправе препятствовать органам, указанным в настоящем законе, в проведении оперативно-розыскной деятельности в пределах их компетенции.

    Статья 14. Социально-правовая защита должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

    (1) Гарантии правовой и социальной защиты должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, распространяются и на должностных лиц этих органов.

    (2) Никто не вправе вмешиваться в законные действия должностных лиц и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, кроме лиц, прямо уполномоченных законом.

    (3) Должностное лицо, уполномоченное на проведение оперативно-розыскных мероприятий, подчиняется при проведении оперативно-розыскных мероприятий только лицу, руководящему этим мероприятием.

    Глава 4

    ПОМОЩЬ ОРГАНАМ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИМ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

    Статья 15.Привлечение граждан к работе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

    (1) Отдельные граждане с их предварительного согласия могут привлекаться к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий конфиденциально, в том числе на договорной основе. Эти лица обязаны хранить в тайне сведения, ставшие им известными в ходе оперативно-розыскной деятельности, и не вправе предоставлять органам, осуществляющим такую ​​деятельность, заведомо ложные сведения.

    (2) Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут заключать договоры с дееспособными совершеннолетними, независимо от их гражданства, национальности, пола, социального, должностного и родового положения, политических и религиозных убеждений, принадлежности к общественным организациям.

    (3) Органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается использовать в своей деятельности конфиденциальное содействие на договорной основе от имени депутатов Парламента, судей и прокуроров.

    Статья 16. Социально-правовая защита лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность

    (1) Лица, оказывающие помощь органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, находятся под защитой государства.

    (2) В случае возникновения реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье и имущество лиц в связи с оказанием помощи органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а также членам их семей и родственникам, соответствующие органы обязаны принять необходимые меры для пресечения противоправных действий, установления виновных и привлечения их к уголовной ответственности.

    (3) Информация о лицах, внедрённых в преступные организации, о известных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, работающих под прикрытием, а также о лицах, оказывающих и оказывавших конфиденциально помощь этим органам, может быть обнародуется только с письменного согласия этих лиц и только в случаях, строго регламентированных законом.

    (4) Лица, сотрудничающие с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, имеют право на безвозмездную, а также возмездную помощь.

    (5) Государство гарантирует лицам, давшим согласие на сотрудничество на договорной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, соблюдение обязательств, предусмотренных договором.

    (6) Период работы граждан по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, засчитывается в стаж работы в качестве основного занятия. Указанные лица имеют право на получение пенсии в соответствии с законом.

    (7) В целях обеспечения безопасности лиц, сотрудничающих по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, членов их семей и родственников, допускаются специальные меры их защиты, устанавливаемые Правительством.

    (8) В случае смерти лица, сотрудничавшего по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в связи с его участием в подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий, семья умершего и лица, находившиеся на его попечении выплачиваются средства из соответствующего бюджета в качестве единственного возмещения в размере денежных средств на содержание в течение десяти лет и в соответствии с законом им устанавливается пенсия по случаю потери кормильца.

    (9) В случае ранения, контузии, увечья или иного увечья лица, сотрудничающего по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в связи с его участием в подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий, что лишает его возможности дальнейшего сотрудничества, ему выплачиваются средства из соответствующего бюджета в качестве единоличной компенсации в размере денежных средств на пятилетнее содержание и в соответствии с законом им устанавливается пенсия по инвалидности.

    Глава 5

    ФИНАНСОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

    Статья 17. Финансирование оперативно-розыскной деятельности

    (1) Министерствам и ведомствам, уполномоченным на проведение оперативно-розыскной деятельности, выделяются для этой цели финансовые средства из государственного бюджета.

    (2) Контроль за расходованием финансовых средств, выделенных на оперативно-розыскную деятельность, осуществляют руководители соответствующих министерств, а также специально уполномоченный представитель Министерства финансов.

    Глава 6

    КОНТРОЛЬ И НАДЗОР ЗА ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

    Статья 18. Парламентский контроль

    Контроль со стороны Парламента за оперативно-розыскной деятельностью осуществляют соответствующие постоянные комиссии Парламента. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязаны представлять им информацию в соответствии с законом.

    Статья 19. Надзор прокурора

    (1) Исполнение законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и законность принимаемых этими органами решений находятся под надзором Генерального прокурора, его заместителей и прокуроров муниципалитетов и районов, прокуроров антикоррупционной прокуратуры и руководство уголовным преследованием, а в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, — инструктирующий судья.

    {Новый}[ч.(1) в редакции Закона № 206-XV от 29.05.2003]

    (2) Надзор за деятельностью лиц, оказавших или оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскные мероприятия, осуществляется Генеральным прокурором или другим прокурором, специально назначенным для этого приказом Генерального прокурора.

    ПРЕЗИДЕНТ

    РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА

    Мирча СНЕГУР

    Кишинев, 12 апреля 1994 года.

    № 45-XIII.

    Насколько мы следуем рекомендациям?

    Индиан Дж. Анаст. 2016 авг; 60 (8): 552–559.

    Habib Md Reazaul Karim

    Отделение анестезиологии, интенсивной терапии и медицины боли, Северо-восточный региональный институт здоровья и медицинских наук имени Индиры Ганди, Шиллонг, Мегхалая, Индия

    Md Yunus

    Отделение анестезиологии, интенсивной терапии и медицины боли , Северо-восточный региональный институт здоровья и медицинских наук им. Индиры Ганди, Шиллонг, Мегхалая, Индия

    Prithwis Bhattacharyya

    Отделение анестезиологии, интенсивной терапии и медицины боли, Северо-восточный региональный институт здоровья и медицинских наук им. Индиры Ганди, Шиллонг, Мегхалая, Индия

    Кафедра анестезиологии, интенсивной терапии и медицины боли, Северо-восточный региональный институт здоровья и медицинских наук им. Индиры Ганди, Шиллонг, Мегхалая, Индия

    Адрес для корреспонденции: Dr.Доктор Юнус, отделение анестезиологии, реаниматологии и медицины боли, Северо-восточный региональный институт здоровья и медицинских наук им. Индиры Ганди, Шиллонг — 793 018, Мегхалая, Индия. Электронная почта: [email protected]

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0, которая позволяет другим микшировать, настраивать и развивать произведение в некоммерческих целях, как пока автор указан, а новые творения лицензируются на тех же условиях.

    Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

    Abstract

    Предыстория и цели:

    Предоперационные исследования часто необходимы для получения дополнительной информации для стратификации риска и оценки резерва для проведения операции. Хотя существуют основанные на фактических данных рекомендации о том, какие исследования следует проводить, клиническая практика различается. Настоящее исследование было направлено на оценку предоперационных исследований и практики направления к специалистам и сравнение их со стандартными рекомендациями.

    Методы:

    Настоящее обсервационное исследование было проведено в течение 2014–2015 гг. в учебном институте после одобрения Этического комитета института. Назначенный анестезиолог собрал данные из заполненных листов преданестезиологического осмотра (PAC). Были отмечены уже проведенные исследования, запрошенные анестезиологами, а также запрошенные услуги направления, и они были сопоставлены с адаптированной эталонной таблицей, подготовленной на основе стандартных рекомендаций и руководств. Данные выражали в частотах, процентах и ​​статистически анализировали с использованием программного обеспечения INSTAT (GraphPad Prism software Inc., Ла Золла, США).

    Результаты:

    В это исследование были включены 75 из 352 пациентов (42,67% мужчин, 57,33% женщин; физическое состояние Американского общества анестезиологов от I до III). Почти все пациенты посещали ПАК с выполнением не менее 5 исследований. Из них 89,33% подверглись хотя бы одному ненужному обследованию, а 91,67% услуг направления не потребовалось, что привело к потере 3,5 (SD ± 1,64) дней. Тестирование по назначению анестезиолога было более целенаправленным, чем хирургическое.

    Заключение:

    Более двух третей предоперационных обследований и справочных служб не нужны. Анестезиологи пока относительно более рационально назначают предоперационные тесты; многое можно сделать для рационализации практики, а также для снижения затрат на здравоохранение.

    Ключевые слова: Плановая хирургия, преданестезиологическое обследование, предоперационное обследование, предоперационные направления, плановое обследование .Он определяется как процесс клинической оценки, предшествующий оказанию анестезиологической помощи при хирургических и нехирургических процедурах.[1] ПКК необходимо учитывать информацию из нескольких источников, включая предоперационные исследования. «Обычные исследования» являются довольно рутинной практикой, хотя есть негативные рекомендации и четкое указание в руководствах на то, что рутинные исследования необходимы не всем пациентам. и рекомендации развивающихся стран.Настоящее исследование было направлено на оценку предоперационных исследований и практики направления и сравнение их с такими руководствами и рекомендациями. Это поможет в принятии решений, протоколов, политики, обеспечит экономически эффективное здравоохранение и внесет свой вклад в экономику.

    МЕТОДЫ

    После утверждения Комитетом по этике Института настоящее проспективное обсервационное исследование проводилось в период с марта 2014 г. по июнь 2015 г. Физическое состояние пациентов любого Американского общества анестезиологов (ASA) обоих полов, запланированных для плановой операции или интервенционных процедур нуждающихся в анестезиологических услугах, были включены в это исследование.Были включены все пациенты, посещающие амбулаторное отделение ПАУ (OPD) для оценки и стратификации риска, за исключением пациентов, перенесших операции на сердце. Оценивающий анестезиолог завершил ПАК и отметил и/или посоветовал исследования, которые он/она считал необходимыми. Данные собирались постоянным назначенным анестезиологом в течение всего периода исследования путем просмотра файлов исследования, а также заполненных протоколов PAC. Однако назначенный анестезиолог не отфильтровал никаких исследований. Назначенный анестезиолог (сборщик данных) также не вмешивался, чтобы изменить процесс ПАУ, проводимый другим коллегой того же ранга. Однако, если оценивающее лицо было стажером последипломного образования и запрашивало мнение назначенного анестезиолога, совет давался как часть обучения, обучения и ухода за пациентом. Таким образом, пациенты оценивались, а пациенты, которых непосредственно осматривал назначенный анестезиолог, не включались в исследование. Однако, если какой-либо анестезиолог, старший по отношению к назначенному анестезиологу, вмешивался/контролировал/рекомендовал какое-либо обследование/я или направление к пациентам, которых осматривал назначенный анестезиолог; эти пациенты также были включены в исследование.

    Также были отмечены возраст, пол, масса тела, планируемая операция, соматические статусы по ASA, сопутствующие заболевания, метаболический эквивалент задач (METs). Хирургические процедуры / интервенционные процедуры были разделены на три категории, адаптированные из классификации Национального института клинического мастерства [2] (т. е. малые, промежуточные и основные) для этого исследования. Были отмечены исследования, уже проведенные хирургической бригадой перед отправкой пациента в PAC OPD для оценки и стратификации риска, а также исследования, запрошенные/отмеченные анестезиологами в протоколе PAC и запрошенные направления.Однако исследования, проводимые в диагностических целях, были исключены из этого исследования. Также было отмечено время, необходимое для объявления пригодности после оценки судейскими врачами. На основе нескольких стандартных руководств и рекомендаций в этой области была подготовлена ​​основная таблица [Приложение 1] исследований, рекомендованных в зависимости от типа операции, возраста, MET, физического состояния ASA, сопутствующей патологии и т. д. [1,2,3,4]. ,5,6,7,8] Данные, собранные для настоящего исследования, были оценены по этой основной таблице.Данные были выражены в абсолютном числе и процентной шкале. Дальнейшие статистические тесты для анализа данных были проведены с помощью соответствующих статистических тестов с использованием программного обеспечения INSTAT (GraphPad Software, Inc. , La Zolla, CA, USA), и P <0,05 считалось статистически значимым.

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Всего было обследовано 352 пациента в дни OPD, когда назначенный анестезиолог был случайным образом назначен в PAC OPD. Из них 75 пациентов подходили для исследования на основании критериев включения и исключения.

    Большинство (57,33%) пациентов были женщинами и имели I (65,33%) соматическое состояние по ASA. Индексы массы тела больных были от 15,12 до 28,69 кг/м 2 при среднем значении 21,236. Демографические параметры и физическое состояние исследуемой выборки включены в . Пятьдесят два (69,33%) пациента подверглись обширным хирургическим вмешательствам. Двадцать четыре (32%) пациента имели по крайней мере одно сопутствующее заболевание, наиболее распространенными из которых были бледность (анемия) и артериальная гипертензия (8 (10,67%) каждого). Другими распространенными сопутствующими заболеваниями были сахарный диабет и курение, 5 (6.67%) каждая, почечная недостаточность и другие почечные заболевания — 5 (6,67%). Также было 1 (1,33%) сердечно-сосудистое, респираторное и тироидное расстройство, и ни у одного из пациентов не было MET <4. Почти 99% пациентов посещали PAC OPD с рутинными исследованиями крови (гемоглобин [Hb], общее и дифференциальное количество лейкоцитов, количество тромбоцитов), электролиты сыворотки (натрий, калий, кальций, хлорид), сахар крови, мочевина крови и креатинин сыворотки. уровни уже пройдены. Из них 89,33% пациентов подверглись хотя бы одному исследованию, которое не требовалось/не рекомендовалось [].Двенадцать (16%) пациентов были направлены в другие отделения, из которых 11 (91,67%) обращений были сочтены необязательными [].

    Таблица 1

    Таблица частоты демографических параметров и сопутствующих заболеваний пациентов

    Таблица 2

    Таблица исследований, проведенных хирургами и анестезиологами, и их сравнение со стандартами анестезиологами

    Большинство исследований уже было проведено коллегами-хирургами до направления пациента на ПАК и стратификацию риска. Оценивающий анестезиолог признал, что многие из проведенных исследований не были необходимы, и поэтому не все исследования были отмечены в протоколе PAC. Сравнение этих зарегистрированных (анестезиолог считал нужным) исследований показало, что анестезиологи были почти рациональны (3-9% ненужных, P > 0,05) при принятии решения о необходимости предоперационных тестов в контексте количества клеток крови, гемоглобина, профиля коагуляции. , мочевина крови, электролиты сыворотки, креатинин и эхокардиография (ЭХО) [].Тем не менее, среди рентгенограмм грудной клетки (CXR), измерений уровня сахара в крови и электрокардиограмм (ЭКГ), которые анестезиологи считали необходимыми и записывали в лист PAC, 21-44% из них все же были сделаны без необходимости по сравнению с рекомендациями, и разница была высокозначимый ( P = 0,001) [].

    Таблица 4

    Исследования, которые, по мнению анестезиолога, необходимы и их сравнение со стандартами

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Экономически эффективное оказание медицинской помощи имеет большое значение для развивающихся стран. Одним из основных факторов роста расходов на здравоохранение является ненадлежащее использование передовых медицинских технологий и услуг.[9] Одной из таких областей, по-видимому, является рутинное предоперационное обследование.

    Целью PAC является сбор информации о пациенте и разработка плана анестезии для проведения гладкой анестезии без или с минимальными периоперационными осложнениями и смертностью.[10] Выявление непредвиденных состояний, требующих лечения перед операцией или изменением анестезиологического пособия, может быть возможным преимуществом рутинных предоперационных исследований, но ложноположительный результат может привести к ненужному, дорогостоящему и, возможно, вредному лечению или дальнейшим исследованиям, что приведет к задержке операции.[11] ASA заявило, что «для преданестезиологического обследования пациентов не требуются рутинные лабораторные или диагностические скрининговые тесты».[12] Предоперационные исследования должны основываться на анамнезе, физическом осмотре, оценке периоперационного риска и клиническом заключении. [13] В этом контексте большое беспокойство вызывает тот факт, что по крайней мере пять исследований, уже проведенных почти у всех пациентов перед посещением ПАУ, вызывают большую озабоченность.

    «Обычный» скрининг общего анализа крови мало что дает для лечения пациента.[14] В этом исследовании рутинные анализы крови проводились у 98,67% пациентов, а 61,33% измерений гемоглобина фактически не требовалось. Доказательства не поддерживают рутинную рентгенографию пациентов в возрасте до 70 лет без факторов риска, поскольку она не снижает заболеваемость или смертность [15]. В настоящем исследовании 86,67% пациентов прошли рентгенографию, из них более 85% не нуждались в ней. Настоящее исследование также показывает аналогичные результаты для ЭКГ, двумерного (2D) ЭХО и измерения уровня сахара в крови.Только у одного (1,52%) уровень сахара в крови оказался в пределах нормы; однако это не изменило анестезию.

    Одной из причин, по которой периоперационная бригада проводит рутинные исследования, является избавление от судебного преследования за не выявление субклинических медицинских проблем, которые могут проявиться в периоперационном периоде. Эту причину, вероятно, можно отбросить, поскольку суд зависит от доказательств; и текущие данные показывают, что случайные находки или аномальные результаты рутинных предоперационных тестов почти не меняют анестезию.[16,17] Более того, медико-правовая проблема может возникнуть даже тогда, когда анализы оказываются нормальными, а пациент утверждает, что тесты были сделаны для денежной выгоды. Чуткий подход, эффективная коммуникация, новейшие знания, информированное согласие, надлежащее ведение документации и сочувствие без принятия на себя вины пациентов, вероятно, являются ответом на это, а также могут снизить вероятность судебного преследования.[18]

    У четырех (5,33%) пациентов были незначительные и случайные признаки (например, увеличение числа эозинофилов, блокада правой ножки пучка Гиса и т. д.) при обычном тестировании. Это привело к ненужным направлениям, а также задержке в объявлении годности. Запрашивать абсолютное количество эозинофилов было пустой тратой времени, так как его можно было рассчитать непосредственно на основе уже сделанных подсчетов. Одно исследование функции щитовидной железы было проведено без необходимости у пациента, чей предыдущий отчет за 3 месяца был признан нормальным, несмотря на отсутствие изменений в симптомах, связанных с щитовидной железой, и терапии. [19]

    Настоящее исследование показывает аналогичные, если не худшие результаты по сравнению с исследованием, проведенным в Шри-Ланке.[20] Упомянутое исследование показало очень плохое соответствие местным рекомендациям по рентгенографии, профилям коагуляции, ферментам печени и 2D ECHO. Другой ретроспективный обзор показал, что 100% пациентов прошли множество рутинных исследований, но план анестезии не изменился ни в одном из этих случаев, несмотря на 32,5% аномальных результатов некоторых тестов [21].

    Одиннадцать (91,67%) направлений к другим врачам в настоящем исследовании также не требовались. Четырем пациентам потребовалось изменение ведения сопутствующих заболеваний, но ни один из них не изменил анестезиологическую тактику.Несмотря на то, что два случая были вылечены в один и тот же день с рекомендацией представить отчеты за день до операции, средняя задержка отдыха составила 3,5 ± 1,64 дня. Другим интересным открытием является разница в порядке предоперационных рутинных тестов между хирургами и анестезиологами. Анестезиологи были более рациональны в принятии решения о необходимости большинства рутинных тестов (41-97% против 10-60%) []. Это еще раз подтверждает, что тестирование по назначению анестезиолога является более целенаправленным и менее затратным по сравнению с хирургическим.[22]

    100%-ная кластерная столбчатая диаграмма выполненных и невыполненных исследований, требуемых хирургом и анестезиологом. (Hb: гемоглобин, TLC: общее количество лейкоцитов, DLC: дифференциальное количество лейкоцитов, PC: количество тромбоцитов, (профиль коагуляции — протромбиновое время, активированное частичное тромбопластиновое время и международный коэффициент нормализации), ЭКГ: электрокардиограмма, LFT: тест функции печени)

    Преимуществом настоящего исследования является сбор проспективных данных в случайные дни OPD, но это привело к уменьшению выборки.Сравнение выполнено с адаптированной таблицей, подготовленной из нескольких руководств, в основном основанных на доказательствах уровня II. Таким образом, настоящее исследование можно рассматривать как пилотное исследование и руководство для дальнейших исследований. Практики исследования перед анестезией сильно различаются; поэтому ожидается, что будущие аналогичные исследования дадут другие результаты. Однако, учитывая очень высокий процент исследований, проведенных без необходимости с чрезвычайной статистической значимостью, выводы, сделанные в ходе будущих исследований, вряд ли будут другими.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Использование ненужных предоперационных тестов очень распространено, несмотря на растущее количество доказательств того, что такие исследования не помогают. Анестезиологи пока относительно более рационально назначают предоперационные тесты; многое можно сделать для рационализации практики, а также для снижения затрат на здравоохранение без ущерба для качества ухода за пациентами.

    Финансовая поддержка и спонсорство

    Нет.

    Конфликт интересов

    Конфликт интересов отсутствует.

    Благодарности

    Благодарности

    Мы благодарим г-жу Аишу Хан из Дохи, Катар, за помощь в языковом редактировании.

    Основная таблица рекомендуемых предоперационных исследований для плановых операций в возрасте ≥5 лет (адаптированные [1,2,3,4,5,6,7,8])

    Специальные тесты

    Функциональный тест щитовидной железы : Гипо- или гипертиреоз в анамнезе, но статус не изучался в течение последних 6 месяцев, изменение симптомов, тиреоидэктомия, паратиреоидэктомия в анамнезе.

    Функциональный тест печени : Все пациенты, направленные на холецистэктомию, известные или подозреваемые заболевания печени, воспалительные заболевания кишечника, избыточное потребление алкоголя и запущенные злокачественные новообразования.

    Гликозилированный гемоглобин: диабет в анамнезе или подозрение на диабет, а также если сахар недавно не проверялся, если случайный уровень глюкозы в крови >11 ммоль/л (приблизительно 200 мг/дл) у пациентов с историей приема стероидов или индексом массы тела >35 .

    Сюда не включены другие тесты, такие как тест на беременность, тест функции легких, газы крови, электроэнцефалография.

    ССЫЛКИ

    1. Комитет по стандартам и практическим параметрам; Апфельбаум Д.Л., Коннис Р.Т., Никинович Д.Г., Пастернак Л.Р., Аренс Д.Ф. и соавт. Целевая группа Американского общества анестезиологов по оценке преанестезии. Практические рекомендации по оценке преданестезии: обновленный отчет Целевой группы Американского общества анестезиологов по оценке преданестезии. Анестезиология. 2012; 116: 522–38. [PubMed] [Google Scholar]2. Предоперационные тесты: Использование рутинных предоперационных тестов для плановой хирургии – Доказательства, методы и руководство.Лондон: Национальный институт клинического мастерства; 2003. [Последний доступ 22 ноября 2015 г.]. Национальный сотрудничающий центр неотложной помощи (Великобритания) Доступно по адресу: https://www.nice.org.uk/guidance/cg3. [Google Академия]3. Флейшер Л.А., Флейшманн К.Е., Ауэрбах А.Д., Барнасон С. А., Бекман Дж.А., Бозкурт Б. и соавт. Руководство ACC/AHA 2014 г. по периоперационной сердечно-сосудистой оценке и ведению пациентов, перенесших некардиохирургическое вмешательство: отчет Целевой группы Американского колледжа кардиологов/Американской кардиологической ассоциации по практическим рекомендациям.J Am Coll Кардиол. 2014;64:e77–137. [PubMed] [Google Scholar]4. Кристенсен С.Д., Кнуути Дж., Сарасте А., Анкер С., Бёткер Х.Е., Херт С.Д. и др. Рекомендации ESC/ESA по внесердечной хирургии 2014 г.: Сердечно-сосудистая оценка и ведение: Объединенная рабочая группа по внесердечной хирургии: Сердечно-сосудистая оценка и ведение Европейского общества кардиологов (ESC) и Европейского общества анестезиологов (ESA) Eur Heart Дж. 2014; 35: 2383–431. [PubMed] [Google Scholar]7. Свейцер Б.Дж. Предоперационная оценка и медикаментозное лечение.В: Миллер Р.Д., Пардо М.К. младший, редакторы. Основы анестезии. 6-е изд. Филадельфия: Эльзевир; 2011. С. 165–88. [Google Академия] 10. Duke JC, Chandler M. Предоперационная оценка. В: Duke JC, Keech BM, редакторы. Секреты анестезии. 5-е изд. Филадельфия: Эльзевир Сондерс; 2016. с. 113. [Google Академия]11. Asua J, López-Argumedo M. Предоперационная оценка в плановой хирургии. Сводный отчет INAHTA. Int J Technol оценивает здравоохранение. 2000; 16: 673–83. [PubMed] [Google Scholar] 13. Фили М.А., Коллинз К.С., Дэниэлс П.Р., Кебеде Э.Б., Джатой А., Маук К.Ф.Предоперационное обследование перед экстракардиальной операцией: Руководящие принципы и рекомендации. Ам семейный врач. 2013; 87: 414–8. [PubMed] [Google Scholar] 14. Манро Дж., Бут А., Николл Дж. Рутинное предоперационное тестирование: систематический обзор доказательств. Оценка медицинских технологий. 1997; 1:1–62. [PubMed] [Google Scholar] 15. Джу Х.С., Вонг Дж., Найк В.Н., Саволделли Г.Л. Ценность предоперационной рентгенографии грудной клетки: систематический обзор. Джан Джей Анаст. 2005; 52: 568–74. [PubMed] [Google Scholar] 16. Перес А., Планелл Дж., Бакардаз С., Хуни А., Франси Дж. , Бротонс С. и др.Значение рутинных предоперационных тестов: многоцентровое исследование в четырех больницах общего профиля. Бр Джей Анаст. 1995; 74: 250–6. [PubMed] [Google Scholar] 17. Нарр Б.Дж., Хансен Т.Р., Уорнер М.А. Предоперационный лабораторный скрининг у здоровых пациентов с Мейо: экономически эффективное устранение тестов и неизменные результаты. Мэйо Клин Proc. 1991; 66: 155–9. [PubMed] [Google Scholar] 19. Виджейсундера Д.Н., Свейцер Б.Дж. Предоперационная оценка. В: Миллер Р.Д., редактор. Анестезия Миллера. 8-е изд. Филадельфия, США: Эльзевир Сондерс; 2015.п. 1115. [Google Scholar] 20. Ранасингхе П., Перера Ю.С., Сенаратне Дж.А., Абаядира А. Предоперационное тестирование в плановой хирургии: действительно ли это экономически выгодно? Анест Эссе Рез. 2011;5:28–32. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]21. Чандра А., Тхакур В., Бхасин Н., Гупта Д. Роль предоперационных исследований у относительно здоровых пациентов общей хирургии — ретроспективное исследование. Интенсивная терапия боли Anaesth. 2014;18:241–4. [Google Академия] 22. Финеган Б.А., Рашик С., Макалистер Ф.А., О’Коннор П. Избирательный заказ предоперационных исследований анестезиологами снижает количество и стоимость тестов.Джан Джей Анаст. 2005; 52: 575–80. [PubMed] [Google Scholar]

    Следователь NCA — Национальное агентство по борьбе с преступностью

    В качестве следователя NCA вы будете на переднем крае борьбы с серьезной и организованной преступностью, пресекая и привлекая к ответственности тех преступников, которые представляют наибольшую опасность для Великобритании.

    Следователи NCA имеют «тройные гарантии» с полномочиями сотрудников полиции, таможни и иммиграционной службы.

    Вы можете быть задействованы в самых разных ролях и возможностях.Вы можете быть офицером по огнестрельному оружию в нашем Подразделении вооруженных сил, преследовать беглецов в рамках нашего Международного бюро по борьбе с преступностью, расследовать крупную кибератаку в нашем Национальном отделе по борьбе с киберпреступлениями, помогать защищать жертву современного рабства, использовать поведенческие данные для разработки творческих способов сорвать преступные операции или что-то среднее между ними.

    Вы будете тесно сотрудничать с полицией, региональными подразделениями по борьбе с организованной преступностью, другими правоохранительными органами, такими как налоговая и таможенная служба Великобритании, а также с международными партнерами по обеспечению правопорядка.

    В зависимости от должности могут быть возможности для поездок по Великобритании и за границу.

    Кого мы ищем

    Следователи NCA имеют разный опыт. Многие приходят из полиции или других правоохранительных органов и присоединяются к ним как опытные профессионалы. Мы также набираем следователей-стажеров в рамках нашей программы первоначального оперативного обучения. Дополнительную информацию см. ниже.

    Каким бы ни был ваш опыт, вам необходимо быть честным и прирожденным командным игроком, работая в сплоченной команде, часто в условиях высокого давления, чтобы добиться успеха в работе.Вам также нужен логический мозг, способный эффективно и стратегически решать проблемы, а также способность работать с нашими заинтересованными сторонами, чтобы строить отношения и определять направление расследования.

    Вы будете частью гибкой, профессиональной и способной рабочей силы, где поощряется личное и профессиональное развитие. Как правоохранительный орган, работающий круглосуточно и без выходных, мы всегда готовы отреагировать. Расследования NCA проводятся круглосуточно, и вы можете быть развернуты в короткие сроки, работать посменно и работать в разных местах.

    Ваша роль будет заключаться в том, что вы обладаете высокой степенью компьютерной грамотности в различных компьютерных системах и приложениях. Это будет включать в себя основные системы, используемые Национальным агентством по борьбе с преступностью, а также цифровые данные, приложения и инструменты. Также требуются отличные коммуникативные навыки и умение хорошо писать. Вы должны уметь работать с другими и чувствовать себя комфортно, как давая, так и получая указания.

    Подать заявку, чтобы стать следователем NCA

    Мы регулярно набираем опытных следователей.Пожалуйста, ознакомьтесь с нашими последними вакансиями для получения дополнительной информации.

    Служащие сотрудники NCA также имеют право присоединиться к IOTP. Мы стремимся к профессиональному развитию и гибким карьерным возможностям, поэтому у действующих офицеров могут быть возможности перейти к новым областям работы со всем обучением, поддержкой и руководством, чтобы добиться успеха в этой роли.

    Глава 8: Осмотр места преступления – Введение в уголовное расследование: процессы, практика и мышление

    «Обработка места преступления и работа с уликами как важная часть этого должны быть изучены и включены в набор инструментов следователя.

    Навыки управления местом преступления являются чрезвычайно важным компонентом задачи расследования, потому что улики, полученные на месте преступления, дадут суду картину событий, которую он может рассмотреть в своих обсуждениях. Эта картина будет состоять из свидетельских показаний, фотографий места преступления, вещественных доказательств и анализа этих вещественных доказательств, а также анализа самого места преступления. Из этой главы вы познакомитесь с рабочими процессами и протоколами для нескольких важных вопросов, связанных с осмотром места преступления.К ним относятся:

    1. Ведение заметок
    2. Охрана места преступления
    3. Управление доказательствами
    4. Масштабирование расследования до события

    Хотя следователь будет создавать и другие документы для работы на месте преступления, никакой другой документ не будет так важен для следователя, как блокнот. Тетрадь является личным справочником следователя для записи расследования.

    За прошедшие годы появилось множество вариантов полицейских блокнотов.Суд иногда даже принимает полицейские записи, сделанные на клочке бумаги, если это была единственная бумага, доступная в то время. Однако вне экстремальных обстоятельств в оперативно-розыскных мероприятиях принятые параметры милицейских записок и тетрадей:

    • Книга с титульным листом, на котором указаны имя исследователя, дата начала работы над блокнотом и дата его завершения
    • Последовательные номера страниц
    • Переплетенный буклет, страницы которого нельзя вырвать без обнаружения
    • Разлинованные страницы, позволяющие аккуратно писать заметки
    • Каждая запись в записной книжке должна начинаться со времени, даты и ссылки на обращение
    • Пробелы на страницах не должны оставляться между записями, а если остается пустое пространство, оно должно быть заполнено одной линией, проведенной через пробел, или диагональной линией, проведенной через страницу или часть пробела страницы
    • Любые ошибки, сделанные в блокноте, должны быть зачеркнуты только одной чертой, проведенной через ошибку, и это не должно быть сделано таким образом, чтобы ошибка стала неразборчивой

    В суде блокнот следователя является их лучшим справочным документом. При даче показаний суд разрешает следователю ссылаться на записи, сделанные в то время, чтобы освежить в памяти события и предпринятые действия. Когда тетрадь следователя изучается судом, записи, согласующиеся с показаниями следователя, дают суду косвенную уверенность или правдивость того, что доказательства точны и правдивы (McRory, 2014). С другой стороны, если важные части расследования не зарегистрированы должным образом или отсутствуют в блокноте, защита будет более внимательно изучать эти части доказательств.Суд может придать этим незарегистрированным фактам меньший вес в своих окончательных обсуждениях, чтобы принять решение о доказательствах, исключающих разумные сомнения.

    Для сыщика хорошие заметки — это обзор увиденного/услышанного и предпринятых действий. Хронология записей демонстрирует мысленную карту следователя фактов, которые привели к формированию разумных оснований для ареста и обвинения. Судебные дела часто продлеваются за счет отложений, апелляций или уклонения подозреваемых от немедленного ареста. Это может увеличить время между следствием и судом на несколько лет.В этих затянувшихся делах для следователя становится критически важным иметь подробные записи, которые точно отражают его расследование, чтобы активировать его память о фактах.

    Как бы ни был важен блокнот, навыкам ведения заметок часто недооценивают аспект полицейской подготовки. Большинство полицейских следователей развивают свои личные навыки и стратегии ведения заметок в процессе работы и в «испытании огнем» перекрестного допроса в суде. Этот пробел в обучении навыкам ведения заметок, вероятно, связан с широким диапазоном обстоятельств, при которых необходимо делать заметки, и с тем, что невозможно предвидеть, какие факты станут важными при каждом возможном изменении обстоятельств.Таким образом, следователям понадобится некоторая комбинация подготовки, здравого смысла и опыта, чтобы научиться распознавать, что записывать в свою тетрадь.

    Понятие «заметки, сделанные во время события» является довольно вводящим в заблуждение определением и требует некоторого пояснения. В идеальном мире следователь мог бы вести расследование с открытой тетрадью и записывать каждый факт и каждое наблюдение за событиями по мере их появления. Конечно, развитие событий динамично и непредсказуемо.Обстоятельства часто требуют от следователя полной вовлеченности в работу по взятию ситуации под контроль, защите жизни и безопасности людей. Открытой тетради в таких случаях не место, и следователь явно не делает никаких записей в это время, но сделает это после того, как событие будет под контролем, и как только это будет целесообразно. Хотя обычно в суде упоминаются записи , сделанные в то время , на самом деле это записи, сделанные как можно скорее при уникальных обстоятельствах события.

    Суды принимают оперативную динамику, существующую для следователей, и иногда на суде возникает вопрос, когда на самом деле были составлены записи. Таким образом, следователь всегда должен быть готов ответить на этот вопрос. Наличие записи в блокноте о времени, когда написание заметок было и закончено, служит ссылкой для демонстрации осведомленности и внимания к этому вопросу.

    Еще одна проблема, связанная с заметками, сделанными в то время, — это дилемма фактов, которые были упущены из виду, а затем вспомнены после завершения первоначальных заметок.Человеческая память имеет свои ограничения и изъяны. Иногда исследователь заканчивает первоначальный черновик своих заметок, а позже может внезапно вспомнить пропущенный пункт. В таких случаях возвращение к страницам заметок, сделанных в то время, и попытка вставки напоминаемых фактов не является приемлемой практикой. Надлежащий способ записи этих более поздних воспоминаний о фактах состоит в том, чтобы немедленно начать новую страницу заметок, используя текущее время и дату, сделать ссылку на предыдущие заметки о делах, предыдущее время, дату и номер страницы и записать только что вызванные. факт или факты.Такого рода вспоминаемые факты и поздние записи будут тщательно изучены защитником, и иногда может быть полезно, если следователь может также отметить факт или обстоятельства, которые привели к воспоминанию дополнительной информации. Любой, кто когда-либо участвовал в критическом происшествии, когда жизнь и безопасность были на первом месте, может сказать вам, что, как только событие находится под контролем, можно увидеть, как следователи напряженно пишут, чтобы задокументировать свои воспоминания о событиях.

    В качестве общего руководства по ведению заметок рекомендуются следующие стратегии:

    1. Начните заметки с создания общей картины в перспективе, а затем переходите от общих к более конкретным наблюдениям.В этой большой картине вы создаете точку зрения на факты, о которых вам стало известно, чтобы начать расследование. Эти факты общей картины становятся отправной точкой вашей ментальной карты событий, и эти факты станут основой для начала размышлений о признании правонарушения и формировании разумных оснований верить и действовать.
    2. В более конкретных терминах и насколько это возможно, начните записывать все даты, время и описания людей, мест и транспортных средств по мере их появления.Возможно, вы уже завели страницу в своей записной книжке, на которой записано точное время, адреса, номера автомобилей, имена или лица и, возможно, даже выпалинные заявления подозреваемого. Допустимо использовать эти ключевые фрагменты уже записанной информации для более полного расширения ваших подробных заметок в конце мероприятия.
    3. Запишите личности встреченных лиц и способы проверки личности каждого человека. Например: Свидетельница Джейн Доу (дата рождения: 8 мая 1964 г.) 34345-8 St Anywhere BC Водительское удостоверение с фотографией ID
    4. Запишите все показания свидетелей и потерпевших, чтобы точно отразить передаваемую информацию.Часто невозможно дословно зафиксировать каждое заявление в примечаниях, да в большинстве случаев и нет необходимости. Сегодня технологии позволяют записывать в цифровом виде дословный отчет, предоставленный свидетелем или потерпевшим. Но простой цифровой записи заявления недостаточно, поскольку заявления часто формируют соображения при установлении разумных оснований для принятия мер. Запись сообщаемых важных деталей обеспечит письменное изложение фактов, которые считаются формирующими разумные основания для уверенности.
    5. Если лицо является подозреваемым или может стать подозреваемым, приложите все усилия, чтобы дословно записать любые заявления, сделанные этим лицом. Подозреваемых часто можно найти на месте преступления, изображающего из себя свидетеля или даже потерпевшего. Точная регистрация первоначальных заявлений, сделанных таким лицом, может привести к получению доказательств вины в виде доказуемо ложных или даже уличающих заявлений.

    Каждый сыщик несет личную ответственность за документирование своего личного восприятия и воспоминаний о событиях, свидетелями которых они становятся, по мере их развития.В тех случаях, когда следователи совместно работали над согласованной версией событий и составили свои записи, отражающие эти согласованные факты, записи больше не являются личными воспоминаниями этого следователя и, как таковые, могут рассматриваться как коллективная версия событий, направленная на при представлении доказательств, которые не отражают истинную версию фактов в том виде, в каком они были засвидетельствованы каждым отдельным следователем.

    Практику совместной работы и ведения коллективных записей иногда называют «упаковкой записей» — эта практика может быть обнаружена защитой, когда индивидуальные тетради следователей идентичны или близки к идентичности по формату и содержанию.Практика упаковки заметок была определена как один из недостатков следственной практики, который может привести к судебным ошибкам (Salhany, 2008). Таким образом, следует избегать сотрудничества между следователями при составлении заметок. Если в какой-то момент возникает совместная работа по совместному возвращению к проблеме и повторному исследованию вещественных доказательств, чтобы прояснить точку зрения для каждого следователя, эти совместные усилия должны быть отмечены как часть записи каждого следователя.

    Несмотря на это предостережение относительно коллективного создания заметок, бывают случаи, когда коллективный процесс создания заметок используется и считается разумным.Это происходит во время крупномасштабных операций с участием многих участников, иногда координируемых Центром управления операциями в чрезвычайных ситуациях. В этих случаях необходимо, чтобы участники командного центра были полностью вовлечены в обработку события, которое может длиться в течение нескольких часов или дней. Практика, когда каждый участник ждет завершения затянувшегося мероприятия, чтобы сделать свои индивидуальные записи, была бы непрактичной и потенциально неточной. В этих случаях в настоящее время принятой оперативной практикой является назначение одного человека в командном центре в качестве коллективного ведущего заметок вместо индивидуального ведения заметок.Создатель заметок в таких ситуациях известен как «писец». Чтобы люди в командном центре знали о сделанных заметках, писец не делает заметки в обычном блокноте. В таких случаях заметки делаются на больших листах бумаги для флипчарта, и по мере заполнения каждого листа заметок он вывешивается на стене командного центра, где каждый участник может ознакомиться с содержанием заметок и убедиться в их точности. Примечания. По окончании операции сводные страницы заметок фотографируются, а страницы заметок сохраняются писцом в качестве экспоната.Каждая страница часто инициализируется участниками. В рамках этого процесса каждый участник командного центра может использовать эти записи в качестве справочного документа для целей суда.

    В рамках управления местом преступления защита целостности места преступления включает в себя несколько конкретных процессов, которые подпадают под категорию Tasks инструмента STAIR . Это задачи, которые должен выполнять следователь, чтобы выявить, собрать, сохранить и защитить доказательства, чтобы гарантировать, что они будут приняты судом.Эти задачи включают в себя:

    а) Оцепление места преступления

    б) Обустройство периметра места преступления

    c) Установление пути заражения

    d) Обеспечение безопасности места преступления

    Когда следователь прибывает на место преступления, необходимость охраны этого места преступления становится требованием, как только установлено, что криминальное событие стало неактивным, и следователь переключился на стратегическое следственное реагирование.Как вы помните из Матрицы перехода реагирования, иногда следователи прибывают к активному событию в режиме тактического следственного реагирования. В этих случаях их первоочередной задачей является защита жизни и безопасности людей, необходимость защиты места преступления и связанных с ним улик является второстепенной задачей. Это не означает, что следователи, работающие в режиме тактического следственного реагирования, должны полностью игнорировать улики или небрежно относиться к уликам, если они могут их защитить; однако, если доказательство не может быть защищено в режиме тактического следственного реагирования, суд примет это как данность.

    Как только событие перейдет в неактивное событие со стратегическим следственным ответом, ожидания суда в отношении защиты места преступления и улик изменятся. Это изменение означает, что следователю необходимо немедленно взять под контроль место преступления и заблокировать его.

    а) Закрытие места преступления

    Очень часто, когда распознается переход к стратегическому следственному реагированию, лица, принимающие первые ответные меры, и свидетели, потерпевшие или арестованный подозреваемый могут все еще находиться на месте преступления по завершении активного события.Все эти люди до настоящего времени участвовали в деятельности на месте преступления, и эта деятельность могла различным образом загрязнить место преступления. Блокировка места преступления означает, что все текущие действия на месте преступления должны быть остановлены, и все должны покинуть место преступления и уйти в место на некотором расстоянии от места преступления. После того, как все были удалены с места преступления, по внешним краям места преступления устанавливается физический барьер, обычно полицейская лента.Определение краев места преступления с помощью ленты известно как установление периметра места преступления . Этот процесс изоляции места преступления внутри периметра известен как блокирование места преступления.

    б) Периметр места преступления

    Периметр места преступления определяет размер места преступления, и следователь должен решить, насколько большим должно быть место преступления. Размер места преступления обычно определяется районом, где произошли преступные действия.Это включает в себя все области, где подозреваемый имел какое-либо взаимодействие или деятельность в рамках этой сцены, включая точки входа и точки выхода. Периметр также определяется зонами, где происходило взаимодействие между подозреваемым и потерпевшим. В некоторых случаях, когда между подозреваемым и потерпевшим с течением времени происходит продолжительное взаимодействие, и эта деятельность происходила на расстоянии или в нескольких местах, следователю может потребоваться идентифицировать одно крупное место преступления или несколько небольших участков места преступления, чтобы установить место преступления. периметр сцены.Принимая во внимание три этапа сбора доказательств, следователь может обнаружить, что до или после совершения преступления требуется, чтобы периметр места преступления окружал большую территорию, или, возможно, даже существует дополнительное отдельное место преступления, которое необходимо учитывать.

    Для некоторых мест преступления, где есть естественные преграды, такие как здания с дверными проемами, легко создать периметр места преступления, определяющий доступ. Это становится более сложным на открытых площадках или в больших закрытых общественных местах, где могут потребоваться ограждения и баррикады вместе с ленточными маркерами для определения периметров.

    После того, как периметр места преступления установлен и заблокирован, необходимо обеспечить, чтобы посторонние лица не пересекали этот периметр. Как правило и в идеале, будет только одна контролируемая точка доступа к месту преступления, и эта точка будет точкой входа для пути заражения .

    c) Путь загрязнения

    Невозможно полностью устранить потенциальное загрязнение места преступления. Мы можем только контролировать и фиксировать продолжающееся загрязнение, чтобы не повредить криминалистической целостности места преступления и вещественных доказательств.После того, как место преступления очищено от потерпевших, свидетелей, подозреваемых, лиц, принимающих первые ответные меры, и следователей, необходимо записать в заметках или заявлениях каждого лица, какое загрязнение они нанесли на место происшествия. Собранная информация задокументирует, какие доказательства были перемещены, какие доказательства были обработаны и кем. С помощью этой информации следователь может установить исходный уровень или статус существующего загрязнения на месте преступления. Если что-то было перемещено или обработано таким образом, что загрязнило этот предмет до блокировки, все еще можно получить приемлемый анализ этого предмета, если загрязнение можно объяснить и количественно определить.

    Например, иногда в случаях серьезных нападений или даже убийств на место происшествия выезжали парамедики, которые оказывали помощь пострадавшим. Когда происходит такое обращение, может происходить перенос ДНК между людьми и вещественными доказательствами, не связанными с подозреваемыми. Определение этих возможностей является одним из первых шагов в установлении уровня существующего загрязнения во время изоляции.

    Теперь, когда все находятся за пределами места преступления, а периметр заблокирован, следующим шагом будет создание обозначенного прохода, по которому уполномоченный персонал сможет вернуться на место преступления для выполнения своих следственных обязанностей.Этот путь известен как путь заражения , и он устанавливается первым следователем, который повторно выходит на место преступления после того, как оно было заблокировано. Перед повторным входом этот первый следователь сделает фотографию, показывающую предполагаемую область, где будет проходить путь заражения, а затем, одетый в стерильную одежду для места преступления, следователь войдет и пометит пол лентой, чтобы обозначить путь. которым должны следовать другие. При создании этого прохода первый следователь избегает размещения прохода в месте, где он будет мешать очевидным существующим уликам, и поместит его только там, где это необходимо, чтобы получить физический обзор всего места преступления.По мере того, как другие следователи и криминалисты выходят на место преступления для выполнения своих обязанностей, они остаются в пределах пути заражения, а когда они покидают путь для выполнения конкретной обязанности по расследованию или осмотру, они фиксируют свой уход с пути и будьте готовы продемонстрировать их отклонение от тропы и объяснить любое новое загрязнение, вызванное ими, например, стирание пыли для отпечатков пальцев или изъятие вещественных доказательств.

    d) Охрана места преступления

    В то же время, когда место преступления определяется лентой по периметру, также необходимо установить систему безопасности, которая будет гарантировать, что никакие посторонние лица не попадут на место преступления и не вызовут заражения.Для этого назначается сотрудник охраны места преступления, который регулирует приход и уход лиц с места преступления. Для назначенного сотрудника службы безопасности это становится специальной обязанностью охранять место преступления и разрешать доступ только лицам, уполномоченным проводить расследование на месте преступления. Эти лица могут включать:

    • Специалисты-криминалисты
    • Члены поисковой группы
    • Назначенные следователи и/или
    • Коронер по делу о внезапной смерти расследование

    Для ведения учета всех, кто прибывает и уходит с места преступления, составляется документ, известный как «Журнал безопасности места преступления», и каждое уполномоченное лицо регистрируется при входе и выходе при выходе с места преступления. с короткой запиской о причине их входа.Сотрудник службы безопасности на месте преступления должен задержать любого несанкционированного лица, которое входит или пытается проникнуть на место преступления, и, если это лицо отказывается уйти, оно может быть арестовано, удалено с места преступления и обвинено в препятствовании действиям сотрудника полиции.

    Назначенный сотрудник службы безопасности отвечает за создание и ведение журнала криминальной безопасности, который может принимать различные формы. В краткосрочной перспективе для небольших расследований может потребоваться всего одна страница в записной книжке сотрудника службы безопасности; однако в крупномасштабном долгосрочном расследовании журнал может включать в себя тома страниц, которые находятся под присмотром нескольких назначенных сотрудников службы безопасности, работающих посменно.Независимо от масштаба и формата, журнал безопасности фиксирует, кто присутствовал на месте происшествия, когда они присутствовали, почему они были там и когда они покинули место происшествия. Пример журнала безопасности места преступления показан в следующем примере.

    [Длинное описание]

    Как мы уже узнали из инструмента STAIR , анализ — это процесс, который должен произойти для установления связей между потерпевшими, свидетелями и подозреваемыми в связи с преступным событием. Место преступления часто является связующим звеном между этими событиями и, следовательно, требует систематического подхода для обеспечения приемлемости собранных доказательств в суде.

    Экспонаты, такие как кровь, волосы, волокна, отпечатки пальцев и другие объекты, требующие судебно-медицинской экспертизы, могут иллюстрировать пространственные отношения посредством передачи улик. Другие типы вещественных доказательств могут устанавливать временные рамки и косвенные указания на мотивы, возможности или средства. Все улики в физической среде места преступления имеют решающее значение для следственного процесса. На любом месте преступления две самые большие проблемы с вещественными доказательствами — это загрязнение и потеря непрерывности.

    Загрязнение доказательств

    Загрязнение — это нежелательное изменение улик, которое может повлиять на целостность оригинального экспоната или места преступления. Это нежелательное изменение улик может стереть передачу оригинальных улик, разбавить образец или внести в экспонат вводящие в заблуждение новые материалы. Точно так же, как передача доказательств между подозреваемым и местом преступления или подозреваемым и жертвой может установить косвенную связь, контаминация может поставить под угрозу анализ передачи первоначальных доказательств до такой степени, что суд может не принять анализ и вывод о том, что анализ иначе могли бы показать.

    Заражение может произойти любым способом, включая:

    • Полиция или другие службы экстренного реагирования, вмешивающиеся в доказательства во время тактического следственного реагирования
    • Подозреваемые вторгаются на место преступления, чтобы скрыть или убрать улики
    • Потерпевшие или свидетели, работающие с уликами
    • Животные, в том числе домашние, вызывающие нежелательную передачу улик или даже удаление улик в результате контакта или потребления
    • Загрязнение, связанное с погодой, из-за дождя, ветра или снега, разбавляющих или смывающих улики, или
    • Исследователи места преступления не соблюдают надлежащие процедуры осмотра места преступления и вызывают загрязнение вещественных доказательств или перекрестное загрязнение вещественных доказательств во время расследования

    Загрязнение — это жизненный факт для следователей, и любое место преступления будет иметь определенный уровень заражения, прежде чем место происшествия станет неактивным, и полиция сможет заблокировать место.Хотя вопросы жизни и безопасности находятся под угрозой, суд согласится с тем, что некоторое загрязнение находится вне контроля следователя. Эта толерантность к контролю загрязнения значительно меняется, когда место преступления закрыто и находится под контролем. После того, как место происшествия закрыто, должны быть введены в действие процедуры управления местом преступления. Загрязнение места преступления представляет три проблемы для следователей, а именно:

    1. Предотвращение загрязнения, когда это возможно,
    2. Контроль продолжающегося загрязнения и
    3. Запись известного загрязнения, которое имело место

    Что касается фразы «контролировать продолжающееся заражение», слово «контроль» используется, потому что исследователи не могут устранить продолжающееся заражение, они могут только пытаться контролировать его.Эта практика выявления и записи известного загрязнения необходима, и даже если загрязнение имело место, выявление и объяснение этого загрязнения может спасти анализ экспонатов, которые были заражены.

    В критический период между блокировкой места преступления и получением ордера на обыск места преступления следователи должны учитывать возможность продолжающегося заражения. Если существуют разумные основания полагать, что улики преступления будут повреждены или уничтожены в результате какой-либо угрозы заражения, следователь имеет право при неотложных обстоятельствах повторно выехать на место преступления без ордера на принятие необходимых мер по прекращению или уничтожению следов преступления. предотвратить загрязнение и защитить доказательства.

    Сам выход на место преступления для сбора улик и сам процесс сбора улик являются формами заражения. Цель контроля продолжающегося загрязнения состоит в том, чтобы не повредить криминалистической целостности места преступления и связанных с ним экспонатов. Именно эта цель делает процедуры осмотра места преступления важными для следственного процесса.

    Потеря непрерывности

    Как и контроль загрязнения, установление и поддержание непрерывности улик — это протоколы, защищающие целостность этих улик.Чтобы какие-либо доказательства были приняты судом, судья должен удостовериться в том, что представленный вещественный доказательство является тем же самым предметом, который был изъят с места преступления. Должны быть представлены доказательства, демонстрирующие «цепочку преемственности», которая прослеживает каждый экспонат от места преступления до зала суда.

    Доказательства, подтверждающие преемственность, исходят от следователя, свидетельствующего о том, что представленный вещдок — это тот же самый вещдок, который был изъят на месте преступления. Эти показания подтверждаются тем, что следователь предъявляет суду свои отметки на экспонате или его таре.Эти отметки будут включать время, дату и инициалы исследователя, а также запись в блокноте, показывающую время, дату и место, когда предмет был перевезен и заперт в шкафчике для основного экспоната. Это доказательство дополнительно подтверждается журналом вещественных доказательств, в котором вещественное доказательство показано как часть вещественного доказательства с места преступления с подробным описанием того, где на месте преступления оно было обнаружено, кем оно было найдено, а также инициалами любого другого лица, которое обращалось с этим вещественным доказательством во время преступления. сцена непрерывно к шкафчику главного экспоната.Любой процесс, при котором этот экспонат извлекается из основного шкафчика для экспонатов для осмотра или анализа, должен аналогичным образом отслеживаться и документироваться с указанием инициалов, времени и даты любых других обработчиков этого предмета. Любое лицо, которое держало экспонат в руках, должно иметь возможность выступить с показаниями, которые поддерживают цепь непрерывности экспоната. Это простые процессы, но важные. Если им не следовать неукоснительно, это может привести к исключению экспонатов из-за потери преемственности.

    Внимание к начальным стадиям доказательства

    Одной из больших дилемм при осмотре места преступления является определение того, где произошло преступление или куда оно распространилось. Выполнение этих определений дает следователю информацию о местах, где могут быть обнаружены доказательства преступления. Зачастую это не просто посещение одного места или размышление о преступном событии в течение одного периода времени. В следственном процессе есть три возможных периода времени, на которых могут быть получены доказательства.Это этап до преступления, этап криминального события и этап после преступления.

    Эти три стадии преступления также могут означать, что могут быть другие места за пределами непосредственно места преступления, где также могли иметь место преступные действия и могли быть найдены улики. Следует помнить об этапах получения доказательств: каждый из этих этапов предоставляет возможности для сбора доказательств, которые могут связать подозреваемого с преступлением. При разработке теории или составлении плана расследования следует учитывать каждую из этих стадий преступного события.

    1. Стадия до преступления наступает, когда во время расследования могут быть обнаружены доказательства подготовки или планирования. Это могут быть заметки, исследования, рисунки, криминальные принадлежности или контакты до совершения преступления с жертвой или сообщниками. Иногда на месте преступления позже обнаруживаются предметы, имеющие отношение к преступлению, такие как волосы и волокна, что дает возможность связать подозреваемого с преступлением
    2. .
    3. Стадия криминального события — это когда наибольшее взаимодействие происходит между преступником и жертвой или между преступником и местом преступления.Во время этих взаимодействий возникают наилучшие возможности для передачи доказательств. Известно, что даже самые осторожные преступники оставляют следы своей личности в виде отпечатков пальцев, отпечатков обуви, перчаток, следов шин, отпечатков инструментов, гильз, волос или волокон или ДНК.
    4. Стадия после преступления происходит, когда подозреваемый покидает место преступления. Известно, что, покидая место преступления, подозреваемые бросают улики, которые можно найти и изучить для установления их личности.Этот период после преступления также является стадией, когда подозреваемый начинает заниматься уборкой места преступления. Как бы подозреваемый ни пытался очиститься, передача улик с места преступления часто упускается из виду. Они могут варьироваться от волос и волокон на одежде до осколков стекла на обуви. Часто обнаруживаемые пост-преступления — это доходы от преступления. Часто это идентифицируемые предметы украденного имущества с уникальными отметками, ДНК жертвы, серийными номерами, а иногда даже трофеи, которые преступник забирает на память.
    [Подробное описание]

    Улики не всегда представляют собой полностью сформированную часть информации, которая предлагает непосредственную связь или вывод для обвинения подозреваемого. Он часто объединяется в виде фрагментов фактов во временных рамках, пространственных отношениях и передаче доказательств между начальными этапами доказательства, создавая косвенные картины, чтобы продемонстрировать личность подозреваемого, фактическую схему преступления, возможность, средства или мотив и намерение.

    Повышение ценности найденных доказательств

    Вещественные доказательства, часто называемые вещественными доказательствами, имеют следственную ценность на двух разных уровнях для следователей.На первом уровне каждый физический экспонат имеет номинальную стоимость, представленную тем, что он собой представляет и где находится в контексте места преступления. Например, кровавый отпечаток обуви, найденный на полу места преступления, говорит нам о том, что кто-то перенес следы крови на свою обувь из источника и шел в определенном направлении на месте преступления. Это интерпретации данных первого уровня, которые мы можем реконструировать с помощью наших собственных наблюдений. На втором уровне этот же окровавленный отпечаток обуви может быть подвергнут судебно-медицинской экспертизе, которая может дать дополнительную информацию.Например, анализ рисунка отпечатка обуви, размера и случайных характеристик может позволить установить положительное совпадение с обувью подозреваемого, или кровь может быть исследована на соответствие ДНК жертвы или другого исходного источника. Эти ценности как первого, так и второго уровня могут значительно помочь в реконструкции и интерпретации того, что произошло на месте преступления.

    Вещественные доказательства, которые необходимо осмотреть, изъять и задокументировать на любом месте преступления, являются серьезной проблемой для следователей.Как упоминалось ранее, одной из самых больших проблем для следователей является выявление и документирование всех имеющихся доказательств и информации. Это поднимает важные вопросы о том, что станет доказательством и что будет важным?

    Когда подозреваемый и факты не очевидны сразу, как следователь определяет, какие предметы на месте преступления необходимо рассмотреть и взять в качестве возможных улик? Есть некоторые общие правила, которым можно следовать, но главный принцип сбора доказательств, которому следуют наиболее опытные исследователи, заключается в том, чтобы ошибаться в сторону осторожности.Больше всегда лучше, чем меньше. Чтобы помочь в принятии решения о том, что может иметь значение, следователи должны учитывать:

    • Предметы, к которым подозреваемый мог прикасаться или с которыми взаимодействовал
    • Предметы, к которым жертва могла прикасаться или с которыми взаимодействовала
    • Предметы, которые подозреваемый мог принести на место преступления
    • Предметы, которые могли передаваться между подозреваемым и жертвой
    • Предметы, которые подозреваемый мог забрать с места преступления
    • Предметы, которые подозреваемый мог выбросить, покидая место преступления

    После того, как осмотр места преступления завершен, место преступления не охраняется и оставлено как открытая площадка, возвращение для сбора забытых улик часто невозможно.Лучше собрать все, что может быть актуально или может стать актуальным.

    Что касается поиска улик, то после того, как место преступления закрыто и охраняется, само место преступления следует рассматривать как первый большой экспонат. Как первый большой экспонат, его необходимо документировать с помощью фото- и видеосъемки, замеров и схем. В рамках этого первого большого экспоната могут быть обнаружены другие меньшие и, возможно, связанные с ним экспонаты. Какие элементы найдены и где могут показывать пространственные отношения взаимодействия, демонстрирующие доказательства поддержки последовательности событий.Эти вещественные доказательства станут эталоном известных фактов, которые следователи смогут использовать для проверки рассказов потерпевших и свидетелей или даже алиби возможного подозреваемого. Вещественные доказательства как на уровне один, так и на уровне два становятся известными фактами, на основе которых могут быть разработаны и проверены теории событий. Любой предмет может считаться уликой, если он демонстрирует пространственную связь с местом, людьми или временем по отношению к преступному событию.

    Самым первым шагом на этом этапе является обеспечение безопасности и документирование места преступления.Следователям полезно признать, что место преступления — это не просто место, где обнаруживаются вещественные доказательства, а место преступления следует рассматривать как отдельный большой экспонат сам по себе. Мало того, что отдельные экспонаты на месте преступления будут иметь значение в качестве улик, пространственные отношения между экспонатами на месте преступления могут выступать в качестве косвенных доказательств всего события.

    Чтобы обезопасить место преступления в качестве первого крупного экспоната, следователи проведут полный обход по пути заражения, полностью фотографируя и записывая на видео все место преступления.Этот первый процесс очень полезен для демонстрации точного состояния места преступления до того, как вещи будут перемещены для судебно-медицинской экспертизы. Это должно произойти сразу после блокировки, и это станет моментальным снимком, демонстрирующим существующие пространственные отношения в этот момент времени.

    Создание полевого эскиза и схемы места преступления

    Следующим шагом является документирование места преступления либо в виде полевого наброска, либо в виде схемы места преступления. Любое из них может быть сделано для иллюстрации физических размеров и примечательных характеристик места преступления.Разница между полевым наброском и схемой места преступления заключается в том, что набросок, как следует из названия, представляет собой быстрое грубое изображение события. Полевой набросок, как записи в тетрадке следователя, служит памяткой. Схема места преступления является более формальным представлением той же информации, но составлена ​​в масштабе с использованием наброска поля и измерений. На любом из этих рисунков места преступления будет представлена ​​одинаковая основная информация.

    • Если это здание, оно покажет адрес места, входы, выходы, окна, расположение комнат, положение мебели и расположение всех вещественных доказательств, связанных с преступлением.
    • На открытом месте преступления установление и документирование места преступления становится более сложным. Географическое положение места происшествия должно быть установлено относительно какого-либо известного географического местоположения, такого как перекресток проезжей части, указатель мили или даже путем фиксации GPS-координат широты и долготы к постоянному неподвижному объекту в месте преступления. место действия. В некоторых случаях, например, на большом открытом поле, где нет постоянных стационарных объектов, может возникнуть необходимость разместить стационарный объект, например, стальную булавку, чтобы отметить фиксированную точку на месте преступления.
    • После того, как первоначальные элементы диаграммы будут завершены и улики собраны на месте преступления, каждый из этих вещественных доказательств будет показан на диаграмме с номером вещественного доказательства. Этот номер будет указан в журнале вещественных доказательств, который будет заполнен назначенным хранителем вещественных доказательств в составе группы по осмотру места преступления. Этот процесс показа каждого экспоната в виде числа устраняет необходимость загромождать диаграмму письменным описанием каждого найденного экспоната. В некоторых случаях, когда имеется много экспонатов, запись описания каждого экспоната на диаграмме сделает ее нечитаемой, загроможденной и запутанной.
    • В дополнение к существующим признакам и уликам на месте преступления, на схеме также будет показано расположение установленного пути заражения и внешний периметр места преступления.
    • В рамках принятых протоколов эти диаграммы всегда рисуются с ориентацией на север в верхней части диаграммы, и все надписи на диаграмме ориентированы в одном направлении, а именно с востока на запад

    Журнал экспонатов

    Как часть процесса управления уликами, установление первого звена в цепочке непрерывности происходит, когда место преступления охраняется и создаются записи назначенного хранителя вещественных доказательств, которые были идентифицированы на месте происшествия.Эти предметы регистрируются в документе, называемом «Журнал учета документов» или «Книга учета документов». В этом журнале или бухгалтерской книге вещественных доказательств указан присвоенный номер каждому вещественному свидетельству, которое было идентифицировано и изъято. Он показывает, где на месте происшествия находился вещественный доказательство, а номер этого вещественного доказательства ставится в соответствующем месте на схеме места преступления.

    В журнале экспонатов указано, кто конфисковал экспонат и когда он был передан хранителю экспонатов. В журнале экспонатов также указывается время и дата, когда экспонат был помещен в основной сейф для хранения экспонатов.Когда вещественные доказательства будут доставлены в суд, суд примет их только в том случае, если можно показать, что обеспеченная цепь непрерывности охраняется и не прерывается. Если хранитель экспоната остановится и оставит экспонаты без присмотра в транспортном средстве или оставит экспонат в офисе, занимаясь другим делом, — это нарушит цепочку преемственности. Следующий документ является примером стандартного документа регистрации экспонатов.

    [Подробное описание]

    Улики на месте преступления обычно встречаются в двух формах.Одним из них являются показания свидетелей, которые могут представить свои наблюдения о преступном событии. Другой — вещественные доказательства, которые можно исследовать, анализировать и интерпретировать, чтобы проиллюстрировать факты о преступном событии. Каждая из этих форм доказательств представляет некоторые схожие проблемы для следователей, и каждая требует определенных соображений для наилучшего поиска, сбора и сохранения существующей информации.

    Поиск свидетельских показаний

    Выявление и допрос свидетелей преступления может быть таким же простым, как беседа с лицами, оставшимися на месте преступления, для дачи показаний.С другой стороны, это может быть так же сложно, как идентифицировать и выследить человека, который видел что-то или слышал что-то, что было частью преступного события, но они даже не осознают, что то, что они видели или слышали, было важным, или они хотят сотрудничать с полиция.

    Процесс поиска свидетелей начинается непосредственно на месте преступления. Этот поиск будет включать не только идентификацию и опрос лиц, которые непосредственно присутствовали, но и определение того, кто еще мог присутствовать на этапах до преступления и после него.

    • Часто свидетели, оставшиеся на месте преступления, могут помочь в опознании других свидетелей, которые присутствовали и с тех пор ушли.
    • Камеры видеонаблюдения
    • иногда могут помочь в идентификации других присутствовавших свидетелей.
    • Идентификация транспортных средств, припаркованных вблизи места преступления или возвращающихся на место преступления в последующие дни во время совершения преступления, может помочь в установлении личности свидетеля, чей обычный ход деятельности ранее мог оказаться в этом районе во время совершения преступления. преступление.

    В дополнение к этим стратегиям поиска свидетелей можно также использовать другой процесс, известный как опрос свидетелей. Опрос — это стратегия проведения поквартирных расследований в непосредственной близости от места преступления, чтобы определить, видели ли что-нибудь или слышали соседи. Агитация также может принимать форму структурированных сообщений в СМИ, чтобы попросить лиц, осведомленных о преступном событии, сообщить о них. Какие бы стратегии идентификации свидетелей ни использовались, время имеет решающее значение.Воспоминания исчезают, и люди в нормальных условиях сохраняют повседневные воспоминания о ничем не примечательных событиях только в течение ограниченного времени. Опознание свидетелей и разговор со свидетелями, а также получение их лучших воспоминаний о событиях будут обсуждаться в главе о работе со свидетелями; однако свидетельские показания могут способствовать расследованию или мешать ему, и их необходимо собирать быстро, точно и эффективно.

    Поиск и идентификация вещественных доказательств

    Ранее в этой книге мы описывали вещественные доказательства как зарытое сокровище для следователей и критическое, когда дело доходит до проверки или опровержения различных версий события в суде.Вещественные доказательства — это нечто осязаемое, что суд может изучить и принять во внимание при установлении связей и установлении доказательств, не вызывающих разумных сомнений. Напротив, свидетельские показания не имеют физического качества, которое может наблюдать суд. Он требует, чтобы суд принял восприятие и интерпретацию событий, представленных лицом, и, как таковой, суд не может оценивать свидетельские показания с той же уверенностью проверки, которую он использует при рассмотрении вещественных доказательств.

    В подразделе «Стадии сбора улик» мы рассмотрели временные рамки и альтернативные места преступления, где могут быть обнаружены улики.Теперь мы собираемся рассмотреть вещественные доказательства, о которых следует подумать следователям при оценке того, что может представлять собой предмет вещественных доказательств. Мы рассмотрим, как можно искать улики, как их следует собирать, когда их следует собирать и как их сохранять. Эти процессы представляют несколько проблем:

    1. Вещественные доказательства могут быть преходящими или чувствительными ко времени. В первую очередь, как часть общего обыска, следователь должен иметь в виду вещественные доказательства, которые необходимо немедленно записать и задокументировать.
    2. Вещественные доказательства могут быть скрыты и могут быть не видны. Прибыв на место преступления в первую очередь, следователю было бы нереалистично полагать, что он сразу же увидит все вещественные доказательства, которые необходимо собрать. Вещественные доказательства могут существовать во многих формах, и обнаружение их существования является вопросом тщательного изучения всей сцены. Идея проведения сначала общего обыска позволяет следователю не только обнаруживать сразу бросающиеся в глаза предметы, но и проводить осмотр места преступления, чтобы определить области, где мелкомасштабный и более подробный поиск может быть продуктивным.
      • Двери и окна: открытые, запертые или незапертые могут иметь отношение ко времени и средствам входа или выхода с места происшествия
      • Состояние освещения в помещении: включение или выключение может указывать на условия освещения во время преступления
      • Состояние приборов, используемых на месте происшествия, может указывать на определенные действия
      • Последняя активация электронных устройств может сузить временные рамки активности
      • Температура окружающей среды на месте преступления и температура тела могут иметь отношение к времени смерти и прогрессу трупного окоченения или разложения
    3. Непосредственная ценность предмета может быть не видна с первого взгляда. Переходя от поиска по общей картине к поиску предметов в более мелком масштабе, следователи могут провести подробный поиск по сетке места преступления, чтобы найти предметы, которые могут быть очень маленькими или скрытыми другими объектами. Эти поиски по сетке могут быть полезны для разбиения места преступления на более мелкие области поиска, чтобы гарантировать, что ни одна область не останется неисследованной. Наряду с этим подробным поиском мелких или спрятанных предметов следователю необходимо рассмотреть вопрос о привлечении помощи специалистов-криминалистов для поиска предметов, которые могут потребовать расширенного изучения и анализа за пределами обычных человеческих чувств и восприятия.Например, при использовании черного света можно выявить биологические жидкости или пятна, а скрытые отпечатки пальцев могут стать видны после окуривания или нанесения специального порошка. В большинстве крупных уголовных дел специалисты-криминалисты будут доступны для оказания помощи в проведении детального осмотра места преступления. Каждый следователь должен уметь распознавать, когда использовать эти криминалистические инструменты.
    4. Размер или характер улики может сделать невозможным изъятие или сохранение. Среди проблем сбора улик на месте преступления:
      • Некоторые экспонаты слишком велики, чтобы их можно было физически изъять и передать в суд.Как отмечалось ранее, все место преступления и присущие ему пространственные отношения объектов на этом месте можно рассматривать как один большой экспонат, который необходимо показать суду. Этот большой экспонат с места преступления фиксируется и может быть представлен суду в виде видеозаписи, фотографий, схемы места преступления или с использованием образца небольших экспонатов на самом месте преступления.
      • Некоторые экспонаты скоропортящиеся и их нецелесообразно изымать и сохранять для суда. Хорошим примером может служить доказательство мертвого тела в деле об убийстве.Само тело было бы нецелесообразно доставлять в суд. Считается достаточным иметь фотодоказательства и сертификаты анализа образцов патологии.
      • Некоторые экспонаты носят временный характер и не могут быть окончательно изъяты и сохранены для суда. Например, температура окружающей среды в помещении или состояние освещения на месте преступления должны быть сохранены с помощью фотографий и измерений в этот момент времени и впоследствии представлены суду в виде фотографий и показаний присутствующим следователем.
    5. Сбор определенных улик может привести к перекрестному заражению других экспонатов. При сборе любых улик на месте преступления необходимо обращать внимание на то, чтобы с уликами, потенциально способными к перекрестному загрязнению, обращались с соблюдением мер предосторожности против этого. В большинстве случаев на местах крупных преступлений вещественные доказательства собираются судебно-медицинскими экспертами. Однако это не исключает необходимости для исследователей понимать опасность перекрестного заражения и меры предосторожности, необходимые для его предотвращения.Это особенно верно, когда речь идет о сборе телесных субстанций, где может быть собрана ДНК. Анализ ДНК сейчас настолько совершенен, что даже небольшой след ДНК-материала может быть перенесен из-за небрежного или непреднамеренного обращения с одним экспонатом на другой. Этого перекрестного заражения можно избежать или предотвратить путем обращения только с одним экспонатом за раз, маркировки этого экспоната, помещения в безопасный контейнер и обеззараживания следователя путем смены перчаток и выброса любого предмета, который мог соприкасаться с предыдущим. экспонат.Несмотря на заверения в том, что судебно-медицинские эксперты обычно выезжают на место преступления для сбора улик, возможно, что следователю на месте происшествия придется работать с рядом вещественных доказательств, чтобы защитить эти улики от какого-либо экологического ущерба или другой угрозы безопасности.

    Не каждое место преступления является крупным событием, требующим от следователя вызова группы и проведения процессов обработки места преступления и улик, описанных в этой книге.Часто в случае незначительных преступлений один следователь будет один на месте преступления и будет выполнять все описанные роли, хотя и в гораздо меньшем масштабе. Когда этот процесс выполняется одним исследователем в меньшем масштабе, проблемы с диаграммой, журналом безопасности и журналом вещественных доказательств могут быть ограничены данными и иллюстрациями в записной книжке следователя.

    Важно подчеркнуть, что каждую из перечисленных ниже задач необходимо учитывать и решать при каждом расследовании места преступления, независимо от того, насколько оно велико или мало.В частности:

    • Место преступления должно быть обеспечено, сохранено и записано до сбора улик
    • Существующее загрязнение необходимо учитывать и регистрировать
    • Необходимо предотвратить перекрестное загрязнение
    • Экспонаты должны быть идентифицированы, сохранены, собраны и защищены, чтобы сохранить непрерывность цепи.

    Крупный или малый масштаб, все эти вопросы должны быть рассмотрены, решены и зарегистрированы, чтобы убедить суд в том, что место преступления и улики были обработаны правильно.

    В этой главе мы обсудили важнейшие вопросы, связанные с обработкой места преступления, идентификацией улик, их местонахождением, сбором улик, защитой улик и надлежащей документацией. Это наиболее важные навыки, которым следователь может научиться и включить в свой инструментарий расследования. Несмотря на то, что эти задачи могут показаться упрощенными, ритуальными и обыденными, они являются самой основой уголовного расследования, и без этой основы надлежащей практики доказывания дело развалится, когда дело дойдет до суда.

    У новых следователей есть отличная возможность изо дня в день начать практиковать протоколы осмотра места преступления в меньшем масштабе, расследуя такие преступления, как взлом и проникновение, а также нападения на более низком уровне. Как только эти навыки осмотра места преступления и сбора улик будут усвоены и внедрены в повседневную практику, они станут процессуальной нормой и сформируют необходимые оперативные навыки для надлежащей и профессиональной следственной практики.

    Журнал охраны места преступления, подробное описание: Пустой журнал охраны места преступления.В нем есть места для записи имени сотрудника службы безопасности, назначенного на место происшествия, даты, полицейского управления, расследовавшего место происшествия, номера дела и места преступления. В нем также есть таблица с несколькими строками для записи всех, кто побывал на месте преступления. В таблице есть поля для имени и звания, инициалов, даты/времени поступления, даты/времени ухода, обязанностей на месте преступления и причиненного загрязнения. [Вернуться к журналу охраны места преступления]

    Стадии получения улик подробное описание: Диаграмма, показывающая, что происходит на разных стадиях получения улик.Три этапа:

    • Предкриминальная стадия
      • Планирование
      • Примечания
      • Исследования
      • Криминальные принадлежности
    • Этап криминального события
      • Большая часть передачи вещественных доказательств
      • Подозреваемый жертве
      • От жертвы к подозреваемому
      • Подозреваемый на сцене
    • Стадия после преступления
      • Как избежать задержания
      • Улики
      • Доказательства очистки
      • Трансфер на вынос
      • Доходы от преступления

    [Вернуться к начальным этапам доказательства]

    Подробное описание протокола экспоната: Образец журнала экспоната.Есть место для записи имени назначенного хранителя экспоната, даты, номера дела и места. Имеется таблица с несколькими рядами для записи вещественных доказательств с места преступления. Имеются поля для номера экспоната, описания, кем экспонат был изъят, дата/время, место, когда экспонат был передан хранителю экспоната, дата/время изъятия. [Вернуться к журналу выставки]

    Безопасность | Стеклянная дверь

    Пожалуйста, подождите, пока мы проверим, что вы реальный человек.Ваш контент появится в ближайшее время. Если вы продолжаете видеть это сообщение, отправьте электронное письмо чтобы сообщить нам, что у вас возникли проблемы.

    Veuillez терпеливейший кулон Que Nous vérifions Que Vous êtes une personne réelle. Votre contenu s’affichera bientôt. Si vous continuez à voir ce сообщение, связаться с нами по адресу Pour nous faire part du problème.

    Bitte warten Sie, während wir überprüfen, dass Sie wirklich ein Mensch sind. Ихр Inhalt wird в Kürze angezeigt.Wenn Sie weiterhin diese Meldung erhalten, Информировать Sie uns darüber bitte по электронной почте и .

    Эвен Гедульд А.У.Б. terwijl мы verifiëren u een человек согнуты. Uw содержание wordt бинненкорт вергегевен. Als u dit bericht blijft zien, stuur dan een электронная почта naar om ons te informeren по поводу ваших проблем.

    Espera mientras verificamos Que eres una persona real. Tu contenido se sostrará кратко. Si continúas recibiendo este mensaje, информация о проблемах enviando электронная коррекция .

    Espera mientras verificamos Que eres una persona real. Tu contenido aparecerá en краткий Si continúas viendo este mensaje, envía un correo electronico a пункт informarnos Que Tienes Problemas.

    Aguarde enquanto confirmamos que você é uma pessoa de verdade. Сеу контеудо será exibido em breve. Caso continue recebendo esta mensagem, envie um e-mail para Para Nos Informar Sobre O Problema.

    Attendi mentre verificiamo che sei una persona reale.Il tuo contenuto verra кратко визуализировать. Se continui a visualizzare questo message, invia удалить все сообщения по электронной почте indirizzo для информирования о проблеме.

    Пожалуйста, включите Cookies и перезагрузите страницу.

    Этот процесс выполняется автоматически. Вскоре ваш браузер перенаправит вас на запрошенный вами контент.

    Пожалуйста, подождите 5 секунд…

    Перенаправление…

    Код: CF-102/6d643cac59bc498d

    .

    Author: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.