Особенности средневековой российской цивилизации: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

Церковь, религия и общество в Средние века — МФТИ

Клемешов Алексей Станиславович, кандидат исторических наук, доцент

Духовная жизнь и менталитет феодального общества Западной Европы отличались глубокой религиозностью. Католическая церковь являлась могущественным феодальным институтом. Христианство и деятели католической церкви сыграли важную роль в передаче традиций античной цивилизации, в развитии обществознания, науки. Христианская мораль и этика внедряла в общественное сознание нравственные ценности, служившие основой общечеловеческой культуры и европейской цивилизации. При изучении истории Средних веков чрезвычайно важно подчеркнуть позитивную роль христианства и католической церкви, просветительскую деятельность духовенства, социальную функцию защиты обездоленных, политических институтов, в оформлении семейно-брачных отношений и преодолении пережитков обычного права, кровной мести и произвола. История католицизма столь же противоречива, как и вся эпоха средневековья.

Христианство в Западной Европе утверждалось путем жесточайшего насилия над личностью. Беспощадная борьба с языческим культом и ересями сопровождалась истреблением десятков  и сотен тысяч людей, видевших иное толкование Священного Писания. Христианский фанатизм достиг своего апогея в эпоху инквизиции. Гуманистическая идеология, соборное движение, а затем и Реформация привели к существенным изменениям в религиозной идеологии и организации религиозных общин. В курсе рассматриваются все этапы эволюции Римской церкви  на протяжении целого тысячелетия (с VI по XVI вв.). Её история представлена в тесной связи с историей феодального общества и особенностями идеологии средневековой Европы.

В плане изучения учебного материала по тематике лекций планируется проведение семинарских занятий и контрольной работы.

 

Тема: Христианизация народов Европы и Римская церковь в VI – VIII вв.

Основные формы христианства в Западной Европе: католичество, несторианство, арианство. Народные языческие верования в эпоху раннего средневековья. Распространение христианства в варварских королевствах. Религиозная политика королевской власти. Влияние католической церкви на нравственное и эмоциональное поведение. Пути достижения высокой святости: исцеление прокаженных и слепых знамением и молитвой, благочестие, милосердие, целомудрие, забота о постройке церквей. Скромность и смирение как нормы христианской этики. Христианская церковь в Ирландии как центр миссионерской деятельности.

Тема: Христианский идеал самоотречения и первые монашеские братства в Западной Европе V – VIII вв.

Религиозно-философский идеал монашества. Восточное отшельничество как форма самоотречения и аскезы. Социальные и евангелические мотивы отказа от мирской жизни. Виды полного самоотречения:  чрезмерное воздержание от источников реальной жизни (от пищи, сна, одежды), телесное самоистязание, затворничество. Особенности монастырских общин в Ирландии. Деятельность св. Мартина (316–397 гг.

) в Галлии. Разрушение языческих святилищ, строительство церквей и основание монастырей в Пуатье и Мормутье. Первые уставы для монастырей: в Марселе (св. Кассиан – V в.), в Монте-Кассино (св. Бенедикт – VI в.). Женские монастыри в Галлии («Церковная история» Григория Турского – IX, 33, 43; X, 12, 15, 16). Первые монастыри в Италии: Боббио, Нонантула, Монте-Кассино, Виварий Флавия Кассиодора (490-585 гг.). Основные аспекты деятельности монахов, обращение в христианскую веру язычников, участие во внутренней колонизации, интеллектуальные занятия. Монастыри как центры образования, книжной культуры и христианской учености. Формирование монашеского братства на основе принципов строгой дисциплины, общей собственности, совместного труда. Правила монастырской жизни, распорядок дня. Избрание аббата и его функции. Конструктивная роль монашества в эпоху раннего средневековья.

Тема: Христианизация Европы в IX — XI вв.

Расширение сферы влияния католической церкви. Политические последствия христианизации народов Европы. Укрепление авторитета Римской церкви. Церковная политика Карла Великого. Создание системы христианского воспитания и образования. Теологи IX в. (Алкуин, Агобард Лионский, Валафрид Страбон, Рабан Мавр) и их роль в формировании средневековой схоластики. Церковь и феодальные войны. Политические предпосылки движения за «мир». Католическая доктрина «справедливой», позже «Священной» войны. Значение католических канонов о войне в формировании рыцарской идеологии. Религиозная нравственность и феодальный быт. Влияние церковной идеологии на воспитание, образование, мораль, нравы и обычаи эпохи.

Тема: Кризис Римской церкви и предпосылки ее реформирования ( X – XI вв.). Клюнийское движение

Духовный кризис и обмирщение церкви. Продажа церковных должностей. Феодализация католической церкви. Рост церковно-монастырского землевладения. Подъём монастырской интеллектуальной культуры в X–XI вв. и усиление идеологического влияния монастырей. Рост престижа монастырей в общественно-политической жизни. Научная и просветительская деятельность монахов, ученых теологов и педагогов. Идеи нравственного очищения церкви и обновления церковной жизни. Деятельность Бенедикта Анианского (IX в.) по усилению дисциплины монастырской жизни и укреплению власти аббата. Введение в монастырях устава св. Бенедикта. Роль бенедиктинцев и цистерцианцев в реформаторском движении X–XI вв. Задачи реформирования. Монастырская реформа в Англии (966 г.), её идейная и политическая направленность. Орден Клюни – «душа средневековья» (Д. Ботти). Основание монастыря (910 г.). Клюнийская конгрегация монастырей. Постановления  соборов о введении целибата и запрете симонии. Итоги Клюнийской реформы. Укрепление организационных основ  Римской церкви. Поднятие авторитета папской власти. Упорядочение церковного культа. Утверждение догматов католической церкви. Развитие католической церкви  в могущественный феодальный институт. Признание права церкви на взимание «десятины» и платы за совершение обрядов. Политическая зависимость европейских государств от Римского престола.

Развитие реформы в XII в.

Тема: Духовно-рыцарские ордена в XII — XV вв.

Роль папства в организации военной защиты интересов католической церкви. Предпосылки возникновения монашеских братств рыцарей-воинов. Принятие четырех монашеских обедов: безбрачие, бедность, послушание, военная функция защиты католической веры. Иерусалимский орден – «Орден защитников Гроба Господня» (1114 г.). Символика ордена, посвященная  Иисусу Христу и пилигриму. Объединение  с орденом Госпитальеров (конец XV – папа Иннокентий VIII). Орден Храма («Тайное рыцарство Христово») – 1118 г. Феодальная элита Франции в составе братства. Св. Бернард о секретной миссии Ордена Храма. «Великая Хартия» Ордена Храма (1139 г.): покровительство и опека папы, освобождение от десятины. Папская булла 1162 г. о привилегиях тамплиеров, освобождение от юрисдикции местных епископов, право отпущения грехов и получения десятины как милостыни. Устав Ордена Храма. Структура и управление. Военно-политическая, дипломатическая и финансовая деятельность Ордена Храма.

Причины конфликта ордена с французским королем Филиппом IV. Инквизиционный процесс 1307–1312 гг. Роспуск ордена папой (1312 г.). Казнь Великого Магистра. Первый госпиталь для паломников в Иерусалиме (1071 г.) и «Религиозное братство» для оказания помощи больным и бедным (1099 г.). «Орден всадников госпиталя Св. Иоанна Иерусалимского» (1113 г.). Объединение рыцарей-госпитальеров в монашескую общину (1128 г.). Благотворительная деятельность ордена: забота о пилигримах, помощь больным и увечным крестоносцам, защита их от сарацин. Военно-политическая функция рыцарей-госпитальеров в период крестовых войн. Структура Ордена Госпитальеров. Преобразование Ордена Госпитальеров  в Орден рыцарей Родоса (1310 г.) и в Мальтийский орден Св. Иоанна Иерусалимского (нач. XVI в.) с функцией защиты христиан от воинов Турецкого султана.  Духовно-рыцарские ордена и Реконкиста в Испании. Основание Тевтонского ордена (1198 г.) и перенесение военной деятельности «Братьев Немецкого Дома» в Прибалтику (1206 г.).
«Ледяные крестовые походы» с целью христианизации пруссов, народов Ливонии, подчинения русских католической церкви. Тевтонские рыцари как носители идеи национального превосходства. Значение деятельности Тевтонского ордена. Упадок и крах Тевтонского ордена (с нач. XV в.). Принятие Великим магистром Альбертом Брандербургским протестантства  (1525 г.).

Тема: Монашеское и евангелическое движение ( XII – XV вв.)

Монашеский аскетизм как часть религиозного мировоззрения. Христианская идея спасения через освобождение души от плоти и земных страстей. Внедрение аскетизма в сознание народа учеными-теологами и проповедниками (служителями церкви, монахами). Идеологи аскезы. Цель аскезы: стремление к спасению. Формы аскезы: молитвы, посты, ношение вериг и власяниц, строгий монастырский устав (полный уход от мира), добровольное заточение в замурованных  кельях, самобичевание, ночные бдения, отказ от пищи и одежды. Содержание: подражание Христу до повторения его страданий, возвращение к Богу через умерщвление плоти.

Понятие «смертный грех» в средневековой теологии. Семь основных пороков в формулировке Григория I Великого. С XIII в. «saligia» – порядок главных грехов: гордыня (с тщеславием) – superbia, жадность – avaritia, сладострастие – luxuria, гнев – ira, чревоугодие – gula, зависть – invidia, печаль – acedia. Виды церковного наказания: анафема, интердикт. Почитание подвижников в народе, канонизация церковью. Образование монашеских орденов и конгрегаций в XII–XIV вв. Отшельничество и паломничество как пути к достижению спасения, способы очищения от греховной плоти. Цистерцианский орден. Деятельность цистерцианцев: занятия физическим трудом, сельским хозяйством. Участие во внутренней колонизации в Европе. Занятия наукой и священными искусствами. Цистерцианские монахи, аббаты – видные представители теологии: Бернард Клевросский (XII в.), Иоахим Флорский (XIII в.). Орден кармелитов (1156 г.). Орден Св. Франциска. Францисканское движение. Биография Франциска из Ассизи (1207–1290 г.). Проповедь абсолютной бедности и смирения ради верности «нищему Христу».
Устав ордена Св. Франциска. Иерархия Францисканского ордена. Деятельность францисканцев: проповеди официального учения католической церкви, совершение таинств на дорогах паломничества. Орден Св. Доминика. Основание ордена в 1215 г. испанским монахом Домиником де Гузман. Устав 1216 г., утвержденный папой. Функции ордена: подготовка теологов для борьбы с ересями, инквизиция (1232 г.). Монастыри – интеллектуальные центры Западной Европы. Евангелическое движение в XII–XIV вв.. Социальные предпосылки обращения к евангелическим принципам раннего христианства. Главные события евангелического движения. Популярность христианской концепции строгой евангелической жизни. Популярное богословие и народная культура. Проблема религиозного и социального поведения паствы. Народная религиозность. Особенности религиозной психологии. Народные религиозные течения в христианстве. Ереси. Социальная и антиклерикальная направленность средневековых ересей XI–XV вв.

Тема: Церковь, власть и общество в XII – нач. XIV вв.

Идеологическое, политическое и экономическое могущество католической церкви. Духовенство в сословной структуре феодального общества. Идеологическое влияние церкви на воспитание, образование, культуру и общественную мораль. Защита и обоснование справедливости феодального общественного порядка. Роль католической церкви в сохранении античного культурного наследия (философия, право, литература). Церковь в центре общественных противоречий. Ослабление политического влияния папства в XIV в. Особенности положения национальной католической церкви в странах  Западной Европы. Развитие независимых централизованных государств. Борьба европейских монархов за расширение своего суверенитета. Нарастание социальной напряженности  в феодальном обществе. Предпосылки Великой схизмы XV в. Усиление церкви, как феодального института.

Тема: Демонология, ведовство и роль инквизиции в «охоте на ведьм»

Теологическое толкование образа Антихриста и дьявола. Богословская сущность демонологии. Христианские писатели о злодеяниях дьявола и демонской рати. Учение об инкубах и суккубах. Бытовое двоеверие. Колдовство, знахарство, гадания, предсказания, толкование снов. Богословская трактовка магической практики – «служение дьяволу». Демонологические легенды Средневековья. Церковь в борьбе с магией, колдовством и ведовством. Постановления соборов о наказании колдунов. Теологические трактаты и сочинения инквизиторов XII–XIV вв. Руководства по ведению ведовских процессов. Деятельность инквизиции по сыску и наказанию еретиков и «служителей дьявола». Особенности инквизиционного процесса и работы инквизиционного трибунала. Роль доминиканцев в защите святой веры. Ведовские процессы в XV–XVI вв. Итоги деятельности инквизиции и ее устранение в XVI  в. Сохранение методов инквизиционного судопроизводства в светских судах по делам ведовства.

Тема: Реформация и Контрреформация в Европе в XVI в.

Особенности исторического развития стран Западной Европы в XVI веке. Образование крупных национальных государств. Развитие абсолютизма. Генезис капитализма и его влияние на феодальные институты. Социально-политические предпосылки Реформации. Возвышение буржуазии. Усиление социальных контрастов. Экспроприация крестьянства и пауперизация населения. Экономическая, политическая и культурная роль буржуазии. Идеологическая подготовка Реформации. Развитие наук и общественной мысли. Значение книгопечатания (с середины XV в.) для развития светского образования и установления международных контактов в сфере интеллектуальной культуры. Критика гуманистами папской теократической доктрины и нравственного состояния духовенства. Идейные истоки Реформации. Антикатолическая, антифеодальная направленность общественного движения в XVI веке. Реформация как форма утверждения буржуазной идеологии в религиозной сфере. Обострение классовых конфликтов и народное крестьянско-плебейское понимание Реформации. Объединение усилий европейских монархов для защиты католицизма. Рим – организаторский центр борьбы с протестантизмом. Римская церковь в борьбе за сохранение своего влияния и упрочение позиций католицизма. Поддержка католических кругов феодальной знати. Утверждение абсолютистских режимов, опиравшихся на централизаторскую силу католической церкви. Созыв XIX вселенского собора в Триденте (1545 г.), усиление репрессивных мер и инквизиционной деятельности в Риме. Роль собора в укреплении позиций католицизма. Организация ордена иезуитов для защиты католической церкви. Устав ордена «воинов Христовых» – «Духовные упражнения». Принципы организации. Управление орденом. Деятельность ордена иезуитов. Значение деятельности иезуитов в укреплении идеологического влияния католической церкви. Заключение. Раскол западного христианства. Усиление значения национальных  церквей. Ослабление влияния папства на международной арене. Секуляризация общественного сознания.

 

Источники

1.      Абеляр. История моих бедствий. – М., 1959.

2.      Августин Аврелий. Творения. – СПб., Киев, 1998.

3.      Антипапское движение в Риме в XII–XIII веках. Документы. Вопросы истории религии и атеизма. 1962. Вып. 10.

4.      Бубнов Н. М. Сборник писем Герберта. Тт. 1–3. 1890.

5.      Гельмольд. Славянская хроника. – М., 1963.

6.      Григорий Турский. История франков. – М., 1987.

7.      Данте Алигьери. Новая жизнь. Божественная комедия. – Б.В.Л., 1967.

8.      Документы о взаимоотношениях папской курии с Великим киевским князем Изяславом Всеволодовичем и польским князем Болеславом II Смелым // Вестник Московского университета. История. 1975, № 5.

9.      Идеи эстетического воспитания. Т. 1. М., 1973 (Фома Аквинский. Должно ли включать напевы в богослужение?).

10.  Иннокентий III. О презрении к миру. // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения. Ч. II. – Изд. Саратовского университета, 1988.

11.   Историки эпохи Каролингов.– М., 1999.

12.  Итальянские гуманисты XV в. о церкви и религии. – М., 1963.

13.  Итальянский гуманизм эпохи возрождения. Ч. II. – Изд. Саратовского университета. 1988.

14.  Каноны или книга правил святых апостолов, святых соборов вселенских  и поместных  и святых отцов. – М., 2000.

15.  Легенда о докторе Фаусте. – М., 1978.

16.  Лоренцо Валла. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. – М., 1989.

17.  Лютер М. Избранные произведения. – СПб., 1994.

18.  Мюнцер Т. Пражское воззвание. Письма Т. Мюнцера. СВ. № 52. – М., 1989.

19.  Памятники средневековой латинской литературы IV–IX вв. – М., 1970.

20.  Памятники средневековой латинской литературы X–XI вв. – М., 1972.

21.  Папские тексты отпущения грехов // Вопросы истории религии и атеизма. 1954. Вып. 4.

22.  Подвижники: избранные жизнеописания и труды. – Самара. 1998.

23.  Послания магистра Иоанна Гуса. – М., 1903.

24.  Рихер Реймсский. История. – М., 1998.

25.  Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения (XV век). – МГУ, 1985.

26.  Сугер из Сен-Дени. Книжечка об освящении церкви Св. Дионисия. // Идеи эстетического воспитания. Т. I. – М., 1973.

27.  Ульрих Страсбургский. Сумма о благе. История Эстетики. Памятники мировой эстетической мысли. Т. I. –  М, 1962, стр. 291–301.

28.  Ульрих фон Гуттен. Диалоги. Публицистика. Письма. – М., АН СССР, 1959.

29.  Фома Кемпийский. О подражании Христу // Богословие в культуре Средневековья. – Киев, 1992.

30.  «Цветочки» Св. Франциска Ассизского. – М., 1990; М., 2000.

31.  Шпренгер Я., Инсисторис Г. «Молот ведьм». – М., 1990.

32.   Эразм Роттердамский. Разговоры запросто. – М., 1969.

33.  Эразм Роттердамский. Философские произведения. – М., 1987.

 

Литература

1.      Аверинцев С.С. Судьбы европейской  культурной традиции в эпоху перехода  от античности к средневековью // Из истории культуры Средних веков и Возрождения. – М., 1976.

2.      Бедуелл Г. История церкви / Пер. с франц. К.Н. Корсакова. – М., 1996.

3.      Бецольд Ф. История Реформации в Германии. Тт. 1–2. – СПб., 1900.

4.      Бицилли П.М. Элементы средневековой культуры. – Одесса, 1919.

5.      Бицилли П.М. Очерки итальянской жизни XIII в. – Одесса, 1916.

6.      Богословие в культуре Средневековья. – Киев, 1992.

7.      Боргош Ю. Фома Аквинский. – М., 1966.

8.      Безескул В.П. Папство и Арнольд Брешианский. – Харьков, 1884.

9.       Безескул В.П. К истории папства в XI столетии. – СПб, 1911.

10.  Веселовский А.Н. Где сложилась легенда о Святом Граале? – СПб., 1900.

11.  Вильфиус А.Г. Вальденское движение и развитие религиозного индивидуализма. – М., 1916.

12.  Вильфиус А.Г Характер и состав ранних вальденских общин. – М., 1914.

13.  Виппер Р.Ю. Церковь и государство в Женеве XVI века в эпоху кальвинизма. – М., 1984.

14.  Вязигин А.С. Очерки из истории папства в XI столетии. – СПб., 1911.

15.  Вязигин А.С. Григорий VII. Его жизнь и общественная деятельность. – СПб., 1891.

16.  Гейсер. История Реформации. – М., 1892.

17.  Генкинг М. Дьявол. – М., 1930.

18.  Гергей Е. История папства (XII–XX вв.). – М., 1996.

19.  Герье В.И. Западное монашество и папство. – М., 1913.

20.  Герье В.И. Расцвет западной теократии. – М., 1916.

21.  Голенищев-Кутузов И.Н. Средневековая латинская литература Италии. – М., 1972.

22.  Гревс И.М. Новый труд по религиозной истории средневековой Италии в русской научной литературе. – СПб., 1913.

23.  Грегоровиус Ф. История города Рима в Средние века. Тт. 1–5. – СПб., 1903–1907.

24.  Григулевич Р.И. Инквизиция. – М., 1985.

25.  Гуревич А.Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства. – М., 1990.

26.  Данэм Б. Герои и еретики. Политическая история западной мысли. – М., 1967.

27.  Дашкевич Н.П. Сказание о святом Граале // Из истории средневекового романтизма. – К., 1877.

28.  Демонология эпохи Возрождения. – М., 1995.

29.  Добиаш-Рождественская О.А. Западные паломничества в Средние века. – Пг. 1924.

30.  Добиаш-Ррождественская О.А. Культура западноевропейского средневековья.   – М., 1987.

31.  Добиаш-Рождественская О.А. Культ Св. Михаила в латинском средневековье. V–XIII вв. – Пг., 1917.

32.  Добиаш-Рождественская О.А. Крестом и мечом. Приключения Ричарда I Львиное Сердце. – М., 1991.

33.  Заборов М.А. История крестовых походов в документах  и материалах. – М., 1977.

34.  Заборов М.А. Крестоносцы на Востоке. – М., 1980.

35.  Заборов М.А. Крестовые походы. – М., 1956.

36.  Заборов М.А. Папство и крестовые походы. – М., 1960.

37.  Кантарович. Средневековые процессы против ведьм. 1899.

38.  Карсавин Л.П. Основы средневековой религиозности в XII–XIII вв., преимущественно в Италии. – Пг., 1915.

39.  Карсавин Л.П. Очерки религиозной жизни в Италии XII–XIII вв. – СПб., 1912.

40.  Карсавин Л.П. Святые отцы и учители церкви. – М., 1994.

41.  Карсавин Л.П. Монашество в Средние века. – М., 1992.

42.  Карташев А.В. Вселенские соборы. – М., 1994.

43.  Клячин В.П. Политические собрания и политическая организация  кальвинистов во Франции XVI в. – Киев, 1888.

44.  Керов В.Л. Идеи Апокалипсиса в Средние века. – М., 1992.

45.  Ковальский Ян Веруш. Папы и папство. – М., 1991.

46.  Колдуньи и ведьмы. – М., 1996.

47.  Корелин М.С. Важнейшие моменты в истории средневекового папства. – СПб., 1901.

48.  Котляревский  С.А. Францисканский орден и римская курия в XIII–XIV вв. – М., 1901.

49.  Кузнецов Е.В. Движение лоллардов в Англии (к. XIV–XV вв.). – Горький, 1968.

50.  Культура эпохи Возрождения и Реформации. – М., 1981.

51.  Куртц И.Г. Очерк церковной истории. – СПб., 1868.

52.  Ланфрэ П. Политическая история папства. – СПб., 1870.

53.   Лебедев А.П. Из истории нравственного состояния духовенства  от II до VIII в. 1903.

54.  Лекки Г. История возникновения и влияния рационализма в Европе. Т.1. 1871.

55.  Леман. Иллюстрированная история суеверий и волшебств. 1901.

56.  Ли Г.Ч. История инквизиции в Средние века. Тт. 1–2. – СПб., 1911–1912.

57.  Лозинский С.Г. История папства. – М., 1986.

58.  Лортц Йозеф. История церкви. Т. 1. Древность и Средние века. – М., 1999; Т. 2. – М., 2000.

59.  Лучицкий И.В. Гугенотская аристократия и буржуазия на юге после Варфоломеевской ночи. – СПб., 1870.

60.  Лучицкий И.В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции. – Киев, 1871.

61.  Лучицкий И.В. Католическая лига и кальвинисты во Франции. 1877.

62.  Малицкий. Борьба галльской церкви против пап за независимость.

63.  Маркин С. Знакомство с Эразмом. – М., 1971.

64.  Мельвиль Марион. История ордена тамплиеров. – СПб., 2000.

65.  Мень А. История христианства. Т. 2. – М., 1992.

66.  Мирошкин Н. Древняя британская церковь. ЖМН Пр. № 163, 1872.

67.  Мишле Ж. Ведьма. – М., 1997.

68.  Осиновский И.Н. Томас Мор. – М., 1985.

69.  Осиновский И.Н. Томас Мор – утопический коммунизм, гуманизм, Реформация. – М., 1978.

70.  Осокин Н.А. История альбигойцев до смерти папы Иннокентия III. – Казань, 1872.

71.  Осокин Н.А. История альбигойцев и их времени. – Казань, 1869–1872.

72.  Осокин Н.А. Первая инквизиция и завоевание Лангедока французами. – Козлов, 1872.

73.  Парнов Е. Трон Люцифера. – М., 1991.

74.  Перну Р., Клэн М-В. Жанна д`Арк. 1992.

75.  Перцев В.Н. Католическая церковь и новая культура  XIII–XV вв. – Минск, 1938.

76.  Плешкова С.Л. Французская монархия и церковь (XV – сер. XVI  вв.). – М., 1992.

77.  Поснов М.Э. История христианской церкви. – Брюссель, 1964.

78.  Потехин А. Очерки из истории борьбы англиканства с пуританством  при Тюдорах (1550–1603). – Казань, 1894.

79.  Рамм Б.Я. Папство и Русь в X–XV вв. – М.-Л., 1959.

80.  Ревуненкова Н.В. Ренессансное свободомыслие и идеология Реформации. – М., 1988.

81.  Рожков В. Очерки по истории Римско-католической церкви. – М., 1998.

82.  Савин А.Н. Английская секуляризация. – М., 1906.

83.  Савин А.Н. Религиоозная история Европы эпохи Реформации. – М., 1914.

84.  Самаркин В.В. Восстание Дольчино. – М., 1971.

85.  Сидорова Н.А. Очерки по истории ранней городской культуры во Франции. – М., 1953.

86.  Сказкин С.Д. Исторические условия восстания Дольчино. – М., 1955.

87.  Сказкин С.Д. Избранные труды по истории. – М., 1973.

88.  Сказкин С.Д. Из истории социально-политической и духовной жизни Западной Европы в Средние века. – М., 1981.

89.  Смирин М.М. Народная реформация Томаса Мюнцера. – М., 1955.

90.  Сперанский Н. Ведьмы и ведовство. – М, 1906.

91.  Сумцов Н. Очерк истории колдовства. 1878.

92.  Тальберг Н. История христианской церкви. – М., 2000.

93.  Тардже Дж. Мир паломничества. – М., 1998.

94.  Трахтенберг О.В. Очерки по истории западноевропейской средневековой философии. – М., 1957.

95.  Тухолка С. Процессы о колдовстве в Западной Европе в XV–XVI вв. – СПб, 1909.

96.  Уколова В.И. Античное наследие и культура раннего Средневековья. – М., 1989.

97.  Усков Н.Ф. Христианство и монашество  в Западной Европе раннего средневековья. – Алетейя, 2001.

98.  Фергюсон Д. Христианский символизм. – М., 1998.

99.  Флори  Жан. Идеология меча. – СПб., 1999.

100. Хейзинга  Йохан. Осень Средневековья. – М., 1995.

101. Херманн Х. Савонаролла: еретик из Сан-Марко.– М., 1982.

102. Хьюз Р. Небеса и ад. – М., 1998.

103. Шевкина Г.В. Сигер Брабантский и парижские аверроисты XIII в. – М., 1972.

104. Штекли А. Томас Мюнцер. – М., 1961.

105. Эразм Роттердамский и его время. – М., 1989.

 

Примерная тематика рефератов к курсу:

1.      Бенедикт и его устав.

2.      Немецкий проповедник Бертольд Регенсбургский.

3.      Поэма Вернера Садовника «Майер Гельмбрехт» – как отражение корпоративного сознания средневекового человека.

4.      Традиции и верования древних германцев.

5.      Тамплиеры. Суть конфликта с королевской властью.

6.      Восприятие средневековым человеком жизни земной и загробной.

7.      Св. Колумбан и его устав.

8.      Основные пути христианизации германских народов в IV–IX вв.

9.      Монашество в Западной Европе X–XI вв.

10.  Церковь и образование в раннее средневековье.

11.  Иоанн Кассиан и монашеское воспитание на Востоке и Западе.

12.  Рыцарское воспитание.

13.  Городские школы, схоластика и университет в средние века.

14.  Выступление М. Лютера против римской курии. «95 тезисов против индульгенций».

15.  Учение и деятельность Жана Кальвина.

16.  Орден иезуитов и его устав.

17.  Елизавета Тюдор и англиканская реформация.

18.  Государство и церковь глазами пуритан.

19.  Эразм Роттердамский о схоластике, монашестве и церкви («Похвала глупости»).

20.  Критика духовенства и папства Ульрихом фон Гуттеном.

21.  Ульрих фон Гуттен о плане борьбы с засильем церкви.

22.  Критика общественного строя  Англии в «Утопии» Томаса Мора.

23.  Общество будущего по «Городу Солнца» Томазо Кампанеллы.

24.  Формирование духовно-интеллектуальной элиты в средние века: монастырь, королевский двор, университет.

25.  Этический идеал Гассенди и его отношение к религии.

26.  Варфоломеевская ночь в мемуарах  XVI в.

27.  Мария Стюарт  в политической борьбе эпохи Реформации.

28.  Демонология и деятельность инквизиции в XV–XVI вв.

 

Контрольные вопросы по курсу:

1.      Боги и верования германской языческой эпохи.

2.      Основные пути проникновения христианства к германским народам.

3.      Принятие христианства англосаксами и северными германцами – скандинавами.

4.      Христианское миссионерство  в VII–VIII вв.

5.      Христианизация как одно из орудий внешней экспансии при Каролингах.

6.      Принятие христианства франками в эпоху Меровингов.

7.      Язычество и «народное христианство».

8.      Государство и церковь раннего средневековья.

9.      Возникновение аскетического движения.

10.  Учение Оригена об истинном христианине.

11.  Павел Фивский – «основатель и царь монашеской жизни».

12.  Основные формы отшельничества.

13.  Антоний Египетский.

14.  Пахомий, его жизнь и деятельность.

15.  Монастыри Василия Великого.

16.  Распространение аскетического движения в Западной Европе.

17.  Деятельность св. Мартина.

18.  Первые попытки кодификации монастырских уставов (Устав Кассиена).

19.  Процесс изменения первоначального монашества, его суть, институт новициата.

20.  Попытки реформы монашества (мероприятия Карла Великого, монастырский капитулярий 817 года).

21.  Понятие «церковь». Организационное строение католической церкви. Основные функции церкви в странах Западной Европы.

22.  Церковь в системе феодальных отношений.

23.  Место духовенства в сословной структуре общества.

24.  Усиление могущества церкви в XI–XIII вв.

25.  Католическая церковь и процесс политической централизации в странах Западной Европы.

26.  Роль церкви в эпоху средневековья.

27.  Процесс политической централизации и укрепление королевской власти в странах  Западной Европы.

28.  Городские школы: содержание образования и организация учебного процесса.

29.  Содержание и формы обучения в средневековых высших школах.

30.  Францисканцы и доминиканцы.

31.  Универсальный характер средневековой проповеди.

32.  Основополагающие акты Святой Инквизиции.

33.  Инквизиционное судопроизводство.

34.  Восприятие средневековым человеком жизни земной и загробной.

35.  Клюнийское движение.

36.  Что способствовало устойчивости народной магии.

37.  Система сакраментов и сакраменталий.

38.  Сакрально-магические ритуалы христианской церкви, их назначение и связь с язычеством.

39.  Основные черты лютеровской церковно-реформационной  программы. Возникновение лютеранской церкви.

40.  Т. Мюнцер и его реформационная деятельность.

41.  Складывание кальвинистской церкви.

42.  Деятельность инквизиции в XVI веке.

43.  Тридентский собор и его значение в укреплении католической церкви.

44.  Религиозная и церковная политики испанского абсолютизма в конце XV– нач. XVII вв.

45.  Складывание доктрины англиканства.

46.  Реформация  во Франции и причины религиозных войн.

47.  «Молот ведьм».

48.  Некоторые особенности социальной психологии населения Западной Европы в XVI в.

Цивилизационный выбор: вызов и ответ

Для страны на развилке судьбоносных вопросов всего два: цивилизационный выбор и исторический вызов. Арнольд Тойнби вообще считал, что цивилизации гибнут из-за неспособности ответить на вызовы времени. У нас эти вопросы искусственно разделены. Выбор отнесен к большой истории (концепция «колеи») и глобальной конспирологии (теория «заговора» – войны всех против нас). Судьба российской цивилизации сведена к великой культуре и круговой обороне, тогда как вызов, связанный с обреченностью сырьевой экономики и ресурсной модели в целом, отодвинут на задний план. Проблема если и обсуждается, то с олимпийским спокойствием и философической задумчивостью – будто положение некритично и время на размышление и действие ничем не ограничено. Если и дальше так понимать вызов, завтра на карте мира не окажется самого субъекта выбора.

Смена повестки

Лет 10 назад было высочайше объявлено: обвал ресурсной модели – дело времени, под вопросом «само существование страны» (Владимир Путин, 2008 г. – выступление на заседании Госсовета о стратегии развития страны до 2020 г.). Однако поиски цивилизационной перспективы и уникального российского проекта с некоторых пор старательно обходят проблему «смены вектора с сырьевого на инновационный».

Хочешь убить идею – сделай ее лозунгом российского руководства. В 2008 г. независимые и правительственные эксперты в унисон сказали правду про вынужденность модернизации. Но эта правда быстро стала неудобной всем. Для власти всерьез менять курс – значит подрывать свои же основы либо демонстрировать недееспособность. Прогрессивные умы после «обратной рокировки» тоже отвернулись от проекта как от кремлевского и к тому же проваленного. Однако, если тему где-то заболтали, это не повод ее игнорировать, особенно когда к тому так выразительно подталкивают.

Власть контролирует повестку, и она ее сменила. Реальные проблемы страны вытеснены нарисованными триумфами дипломатии и перманентной маленькой войной, победоносно завершаемой раз в квартал. Для ушибленной психики это сильнодействующий анальгетик и седатив. Поднять духовность куда проще, чем экономику инноваций и знания. Освободившись от экономоцентризма, общественная мысль России ушла в высшие материи, будто благополучие и достоинство этой нации не зависят от бюджета и цены на нефть.

Нефтедобывающая цивилизация

Проект «смены вектора» был обречен уже в силу непонимания, что по масштабу задачи это не просто технологический, экономический или институциональный маневр, а именно цивилизационный сдвиг. Проблема упирается в сверхсильные комплексы и инерции, но, чтобы это осознать, придется в самой ресурсной модели увидеть особый тип цивилизации.

Сырьевая экономика не сводится к структуре экспорта. Она веками пропахивает глубокую колею в истории, сознании, политике и государственности. Сырьевое проклятье перерождается в институциональное и социокультурное, в итоге – в цивилизационное. Если так хочется увидеть в России отдельную цивилизацию, то начинать придется с характерных типов ресурсных отношений, сбыта и перераспределения, эксплуатации недр и «природных» запасов, включая людские. Это особый строй политики, культуры, менталитета, коллективной психологии, этики, социальной связи, господства и подчинения, наконец, самого отношения государства к человеку и человека к государству. Даже активная демографическая политика здесь вырождается в род «экстенсивного земледелия» и «политического животноводства».

Точно так же ориентация на креатив, экономику знания и человеческий капитал – тоже фронт особой, другой цивилизации, смешивающей и перекрывающей старые типологии. Сойтись с порождениями ресурсного социума этому миру часто труднее, чем антропологу-постструктуралисту понять аборигена островной культуры. И разбудить к новой жизни традиционные и примитивные сообщества бывает даже проще, чем переломить в якобы современной стране вековую инерцию сбыта природных богатств – льна, пеньки, меха, леса, нефти, газа и некоторых металлов. Самолетопоклонника, выросшего на аэродроме из прутиков и соломы, еще можно сделать нормальным пилотом, но когда недра заменяют целой нации мозги и руки…

Есть восходящая типология цивилизаций: природная, доиндустриальная (аграрная), индустриальная и постиндустриальная. Современная нефтедобыча – не черпание сырой нефти ведром из открытой ямы, однако по своей глубинной сути она ближе не столько к промышленности, сколько к аграрной культуре, а то и вовсе к собирательству и охоте. Нефть и газ – найденные плоды и коренья, месторождение – выслеженный и убитый зверь, добыча – разделка туши, часть которой можно обменять на новейшие каменные орудия у более инновационных неандертальцев. Дух кочевых цивилизаций в нашу жизнь привнесен не только расположением запасов в регионах с соответствующей культурой. Важен сам генезис поселений: нефтедобывающее «стационарное кочевье» тоже живет от месторождения к месторождению – только временной цикл другой.

В контроле над обстановкой ресурсная цивилизация близка «природной». Ценовая конъюнктура зависит от внешних обстоятельств, как от естественных циклов, сезонов и капризов погоды. Внешняя политика может влиять на цены энергоносителей, но не более разгона облаков перед праздником.

Внешний прикид ресурсной цивилизации не должен обманывать. В упаковке с гаджетами, девайсами, сетями и политическим постмодернизмом проступают черты совсем других цивилизаций – от островного культа карго и потлача до ближневосточной давлы и мулка в версии арабского политолога ибн Хальдуна и русского художника-мыслителя Александра Луфера. Россия сейчас сближается с Сирией не только применением ВКС, но и политической архаикой: у нас асабии сырьевого кочевья захватывают и подавляют стационарные поселения, подавляя местное производство. В этом смысле рассматривать новую Россию как недоделанный Запад можно лишь с очень большими и нелестными оговорками.

В сопоставлении типологических черт цивилизаций «восточного типа» и «нефтедобывающих» (в том числе, в российском изводе) совпадения полные: патернализм, патриархальность, доминация общины и государства над человеком и далее по списку. Но есть и принципиальное отличие – в перспективе. Если азиатчина у нас от географии и «колеи», можно доказывать, что мы и далее обречены со всем этим счастьем жить. Если же думать о судьбе нефтедобывающей цивилизации, то мы обречены с этим проклятьем умереть – или все же каким-то чудесным образом выскочить из колеи злоупотребления ресурсом, в том числе человеческим.

Геометрия тупика

Поэтому так мешает старая географическая привязка цивилизаций, в которой даже в названиях господствует топонимика: Европа, Азия, Евразия. .. Если у того же Тойнби есть цивилизации китайская, тибетская, японская и проч., то и нам грех не иметь собственную – российскую. То, что ее ставят вровень с Европой и Азией, – вопрос нашей «скромности» либо «гордыни» (в терминах Данилевского). Или мегаломании.

Ресурсная модель встроена в систему цивилизаций иначе – не «по месту». Это образование системное, но не локальное, типологическое, но не топологическое. Не срабатывает и старая модель восхождения, прогресса во времени. Сама нефтедобыча по-разному встроена в современность: Россия, Венесуэла, Эмираты, США, Норвегия…

Ресурсная цивилизация не привязана намертво к границам: это часть более сложной внутристрановой сборки. Скорее, это «идеальный тип» по Максу Веберу. В теле одной страны возможно динамичное сосуществование цивилизаций ресурса и производства, сырья и инноваций. Не работает принцип: одна страна – одна цивилизация. Так, история нашей ресурсной модели не исключает подъема промышленности в дореволюционной России, почти автохтонных производств и полного научного комплекса в СССР, даже отдельных героических достижений ученых и промышленников в нынешней России. В этом шанс на выход из «колеи», хотя он крайне мал, пока ресурсная цивилизация стремится к своему апогею. Страна несется в тупик, разворачиваться в котором не будет ни времени, ни места.

Автор — руководитель Центра исследований идеологических процессов

Город в средневековой цивилизации Западной Европы : В 4-х томах. — Москва, 1999—2000

 

Город в средневековой цивилизации Западной Европы : В 4-х томах / Российская академия наук, Институт всеобщей истории. — Москва : Наука, 1999—2000. — ISBN 5-02-008554-5

  • Том 1. Феномен средневекового урбанизма. — 1999. — 390 с., ил. — ISBN 5-02-008569-3
  • Том 2. Жизнь города и деятельность горожан. — 1999. — 345 с., ил. — ISBN 5-02-008570-7
  • Том 3. Человек внутри городских стен. Формы общественных связей. — 2000. — 378 с., ил. — ISBN 5-02-010183-4
  • Том 4. Extra muros: город, общество, государство. — 2000. — 354 с., ил. — ISBN 5-02-010184-2

 

 

 

 

[Аннотация к 1-му тому]

 

«Феномен средневекового урбанизма» — первый том (из четырех задуманных) — посвящен наиболее общим проблемам истории городов как общественного явления. В издании город рассматривается как системообразующий элемент средневековой цивилизации. Книга открывается обширной вводной статьей и включает очерки о возникновении средневековых городов, особенностях их развития в разных странах Западной Европы, населении, ландшафте, муниципальном устройстве, системе власти и т.д.

 

Для историков и широкого круга читателей.

 

СОДЕРЖАНИЕ [1-го тома]

 

ЗАДАЧИ И ОСОБЕННОСТИ ЭТОГО ИЗДАНИЯ.. 6

 

СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ГОРОДА ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ: НЕКОТОРЫЕ ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ (Л. Л. Сванидзе).. 9

Предмет рассмотрения.. 9

Истоки и процесс складывания средневековых городов Западной Европы.. 19

Города в средневековой общественной системе.. 25

Этапы средневекового урбанизма.. 38

 

РЕГИОНАЛЬНО-НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ГОРОДСКОЙ ИСТОРИИ СРЕДНЕВЕКОВОГО ЗАПАДА.. 42

Средневековый город Италии (Л. М. Брагина).. 42

Города средневековой Франции (П. Ю. Уваров).. 60

Города Германии до конца XV века (М. А. Бойцов).. 73

Английский средневековый город (Л. П. Репина).. 92

Средневековые города в Северных Нидерландах (К. Л. Феркерк, пер. Д. Г. Федосова).. 106

Пиренейские города в Средние века (О. И. Варьяш).. 117

Средневековые города Северной Европы (А. А. Сванидзе).. 133

 

ОБЛИК И УСТРОЙСТВО СРЕДНЕВЕКОВОГО ГОРОДА.. 140

Город и ландшафт (Т. П. Гусарова).. 140

Города Средиземноморья.. 144

Заальпийский город.. 148

Городское ядро: бург, собор, рынок.. 150

Укрепления.. 152

Внутригородская топография.. 154

Городские здания.. 158

Образ города в немецкой гуманистической культуре XV—XVI веков (А. Н. Немилов).. 161

 

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СРЕДНЕВЕКОВОГО ГОРОДА.. 169

Население городов (Л. П. Репина).. 169

Город и его ареалы.. 169

Динамика роста городского населения. . 172

Социально-профессиональный состав населения.. 184

Воспроизводство населения и половозрастная структура.. 188

«Черная смерть» и демографический кризис XIV—XV веков.. 195

Городская иммиграция и этнические группы.. 198

Женщина в средневековом городе.. 207

Брак и семья в городе: Флоренция XIV—XV веков (И. А. Краснова).. 213

 

ЭТНИЧЕСКИЕ И КОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ МЕНЬШИНСТВА В ГОРОДЕ.. 221

Мудехары в испанском городе (И. И. Варьяш).. 221

Евреи в средневековых городах европейского Запада (М. А. Юсим).. 225

Итальянцы за пределами своих городов.. 231

Итальянцы во французском городе (П. Ю. Уваров).. 231

Итальянцы в пиренейских городах (О. И. Варьяш).. 235

Славянское меньшинство в немецких городах XIII—XV веков: статус и самосознание (В. К. Ронин).. 237

Немцы в городах Чешского королевства (XIII—XV вв.) (Г. П. Мельников).. 243

 

ЗАМОК И ГОРОД.. 251

Замок сеньора и город (С. К. Цатурова).. 251

Роль замка в возникновении города.. 254

Топография городского замка.. 259

Замок изнутри: облик и обитатели.. 262

Замок в жизни города.. 264

Замок и город: культурное влияние.. 268

Каструм и урбанизационные процессы: Италия (Н. А. Селунская).. 272

Каструм как особое поселение.. 272

Каструм — город.. 280

 

МОНАСТЫРИ В ГОРОДЕ (Н. Ф. Усков).. 284

Город в монашеской теологии.. 284

Старое монашество в городе.. 289

Монастырский город.. 292

Нищенствующие ордена в городах.. 299

 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СРЕДНЕВЕКОВОГО ГОРОДА (Н. А. Хачатурян).. 313

Коммунальное движение и феномен «вольного города».. 313

Природа и формы освободительного движения городов.. 314

Особенности движения. Аналогии с движением за «Божий мир».. 317

Результаты освободительного движения городов.. 320

Городское право и корни «правового общества» в Западной Европе. . 326

Политическая и социальная реальность городской автономии.. 329

Феодалы в городе. Война и компромиссы «башен и банков».. 329

От демократии к тирании.. 331

Средневековый город и государство.. 335

 

ЭТИ РАЗНЫЕ, РАЗНЫЕ, РАЗНЫЕ ГОРОДА.. 341

Лондон — столица и мегаполис (Л. П. Репина).. 341

Судьбы Лиможа (П. Ю. Уваров).. 348

Рим и Римская провинция (Н. А. Селунская).. 353

Кенигсберг — город-крепость Тевтонского ордена XIII—XIV веков (В. И. Матузова).. 360

Городской пейзаж Фамагусты в XIII—XIV веках (С. В. Близнюк).. 363

Берлин — «средний город» (В. Д. Балакин).. 369

Овьедо — город паломников (О. И. Варьяш).. 372

Копенгаген: судьба «гавани купцов» (А. А. Сванидзе).. 374

 

ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ.. 375

 

ЗАДАЧИ И ОСОБЕННОСТИ ЭТОГО ИЗДАНИЯ

 

Труд «Город в средневековой цивилизации Западной Европы» — своего рода эксперимент коллектива единомышленников. Опираясь на достижения современного урбановедения, мы задумали представить свой объект — западноевропейский средневековый город — как исторический феномен, как органичную составную часть и динамичный фактор своей эпохи, один из важнейших источников формирования и развития системы отношений Средневековья, а затем, позднее и шире, — всей цивилизации региона в целом и, наконец, как качественную ступень в общеисторическом процессе урбанизации.

 

Мы поставили своей задачей показать средневековый город комплексно, в разнообразных его проявлениях и, главное, как одну из основных, несущих структур-конструкций средневекового общества. Такая постановка вопроса, вытекающая из цивилизационного, системно-культурного подхода, является в отечественной медиевистике сравнительно новой. Предложенная мною более десятилетия назад, она пробивала себе дорогу сквозь устарелые, догматические и компромиссные подходы, и данный труд, как мы надеемся, явится весомым аргументом в пользу именно такого, системного и комплексного, подхода.

 

Работа основана на материале Западной Европы, где средневековый город сумел достичь наибольших успехов как социальная структура и сыграл выдающуюся роль в развитии европейской цивилизации и в формировании многих особенностей ее постсредневекового строя. Но, разумеется, из-за обширнейшего объема темы мы вынуждены оставить за пределами описания ряд важных моментов и сторон, не только заведомо отказываясь «объять необъятное», но и по причине неравномерной разработки отдельных сюжетов. По тем же причинам в работе основное место уделено периоду полного расцвета средневековых городов европейского Запада: XI—XV векам, когда их свойства проявились с полной отчетливостью.

 

В то же время наряду с традиционными для урбановедения темами предлагается несколько новых, нетрадиционных, даже необычных сюжетов, еще не прозвучавших или почти не разработанных не только в отечественной, но, подчас, и в мировой медиевистике. Как сможет убедиться читатель, это послужило укреплению нашей общей позиции и привело к ряду новых, иногда неожиданных выводов.

 

Этот обобщающий труд — особого жанра. Он монографичен, поскольку научно обоснован, подчинен единым исследовательским задачам и единому ритму. Хотя мы стремились по возможности избегать специфически монографического стиля и скрупулезной прорисовки деталей, и работа несет прежде всего нагрузку широкого обобщения, она, в то же время, демонстрирует множество конкретных явлений внутри общих процессов и множество частных проявлений и признаков, делая выпуклым не только общее и генеральное, но и весьма особенное. Отсюда — сочетание методов и форм макро- и микроструктурного анализа, использование подходов «новой социальной школы», с ее интересом к уровню повседневности, маргиналам и маргинальным группам, внимание к областям группового и индивидуального сознания, этики и норм поведения, а также «классический» интерес к учреждениям и общественным организациям, межгрупповым и межсословным отношениям, к морфологии и реализации власти и т. д.

 

Отсюда — и стиль труда: обобщающие, постановочные и просто обзорные очерки общего характера сочетаются с конкретными авторскими наработками по той или иной проблеме на материале отдельных стран, городов, событий, социальных групп, индивидуальных судеб, межличностных и прочих связей и всеобщей изменчивости.

 

Книга основана на опыте и исследованиях всей мировой медиевистики, и некоторые разделы в ней принадлежат перу известных зарубежных ученых. Но в принципе мы не стремились к интернациональному авторскому составу. Напротив, подавляющая часть текстов задумана и создана отечественными специалистами. Это дает возможность увидеть, оценить национальные школы, их интересы, достижения и подходы, но сразу же обнаруживает немало лакун, которые мы пока не смогли заполнить и, видимо, вправе рассматривать как «задания на завтра».

 

Труд состоит из четырех томов, каждый из которых несет свою смысловую нагрузку. Первый том — «Феномен средневекового урбанизма» — представляет город в его основных параметрах и свойствах, включая краткие характеристики регионально-национальных вариантов городского развития. Следующие три тома углубляют, конкретизируют, дополняют постановочные разделы первого тома. Поэтому объем конкретно-исторических очерков в них значительно шире и по многим сюжетам преобладает. Второй том — «Жизнь города и деятельность горожан» — посвящен описанию повседневной жизни обитателей города, прежде всего их труду, но в аспекте городской социальной системы. В третьем томе — «Человек внутри городских стен» — рассматриваются различные стороны и особенности самого городского социума. Четвертый — «Extra muros: город, общество, государство» — посвящен месту и взаимодействию города и бюргерства в средневековом обществе, его участию в важных событиях эпохи. Там же мы надеемся поместить сведения об авторах труда.

 

Каждый очерк снабжен краткой библиографией, включающей (по усмотрению авторов) основные исследования, иногда и источники по теме. Эти приложения, разумеется, не рассчитаны на специалистов по каждой проблеме, но могут служить общим ориентиром для тех, кто, знакомясь с тем или иным очерком, хотел бы дополнить или расширить собранные в нем сведения.

 

Предлагаемый первый том представляет средневековый город как специализированное поселение со своим ландшафтом, особым составом жителей, со своими интересами, чертами организации жизни и ее вариантами. Во вводной главе тома рассматривается значение и состояние проблемы средневекового урбанизма, вопросы генезиса средневекового города; дается совокупная характеристика города как явления средневековой цивилизации и его типология; содержится краткий общий очерк городской истории средневековой Западной Европы и высказываются определенные идеи относительно его роли в формировании западного менталитета. Затем следуют очерки о средневековых городах отдельных регионов и стран, создающие региональную типологию средневекового города; это первая в нашей литературе общая подборка такого рода. Раздел о городе как особом поселении рисует его внешний облик и топографию. Обширная характеристика городского населения включает очерки демографии, профессионального и социального состава горожан; совершенно новый шаг в этом направлении — специальный анализ таких небюргерских групп жителей города, как насельники монастырей и замков. Проблема «замок и город» решается в книге двояко: и через описание роли городского замка (то есть замка в самом городе или пригороде), и через проявление урбанизационных процессов в замке как особом (политико-стратегического назначения) типе поселения. В разделах об освободительной борьбе городов и их политическом строе основное внимание уделено складыванию «вольного города», типологии форм власти и вообще политической организации средневековых западных городов. Отдельный раздел тома составляют очерки об этнических и конфессиональных группах внутри городского населения, составлявших его особенность и сыгравших заметную роль при взаимодействии и заимствованиях культур через городскую жизнь. Том завершается «портретами» отдельных городов, что дает известное представление об их многообразном облике, функциях, роли и конкретной истории.

 

Мы надеемся, что этот труд будет с интересом встречен не только специалистами, но и широкими кругами российских любознательных читателей, а урбановедов побудит к новым исследованиям интереснейшей истории города начиная с раннего Средневековья и включая эпоху Возрождения.

 

Редколлегия выражает искреннюю признательность Российскому гуманитарному научному фонду, без финансовой поддержки которого этот труд не мог бы выйти в свет, а также дирекции Института всеобщей истории РАН и сотрудникам Центра истории западноевропейского Средневековья — за научно-организационную помощь при подготовке настоящего исследования.

 

А. А. Сванидзе

 

 

[Аннотация ко 2-му тому]

 

В книге показаны многообразие и специфика занятий в городе: торговля (ее форма и методы, социальная психология купцов, их место в обществе), ремесла (технология, организация, образ жизни ремесленников), интеллектуальная и духовная деятельность города (наука и техника, социальные типы городских «интеллектуалов», роль монашества в городе), жизнь маргинальных слоев.

 

Для историков и широкого круга читателей.

 

СОДЕРЖАНИЕ [2-го тома]

 

К ЧИТАТЕЛЮ.. 5

 

ЧЕЛОВЕК ТОРГУЮЩИЙ.. 8

Торговля и купечество: контуры «общественного обмена веществ» западноевропейского средневековья (А. А. Сванидзе).. 8

Организация торговли и купечества.. 26

Торговое делопроизводство: бухгалтерия, торговые книги, переписка (А. Д. Ролова).. 26

О весах и мерах (М. А. Бойцов). . 30

Ярмарки (А. А. Сванидзе).. 33

Торговые компании (А. А. Сванидзе).. 36

Средневековый купец (А. Я. Гуревич).. 46

«Деловые люди»: круг общения, судьба, самосознание.. 80

Немецкая купеческая семья в Стокгольме (А. А. Сванидзе).. 80

Купцы, «люди моря» и нобилитет в Венеции (А. А. Талызина).. 84

Купец-патриций XIV в. и корпоративный строй ганзейского Любека (Т. С. Никулина).. 95

Деловой человек Флоренции: занятия, круг общения, общественное сознание (И. А. Краснова).. 101

 

МИР РЕМЕСЛА И РЕМЕСЛЕННИКОВ.. 118

Ремесло, цехи и миф (Д. Э. Харитонович).. 118

Техника городских ремесел (А. Я. Шевеленко).. 124

Ремесленные союзы: труд и этика.. 142

Ремесленные гильдии и организация труда (Дж. Россер. Оксфорд. Пер с англ. В. А. Ведюшкина).. 142

Ремесло и ремесленники в городах центральной Испании на рубеже XII—XIII веков (С. Д. Червонов).. 156

Наемный труд и трудовая этика в ремесленных цехах Швеции: уставные принципы (А. А. Сванидзе).. 166

«Когда братья пьют вместе…» Положения о цеховых праздниках в средневековых уставах датских ремесленников (Б. Йордан. Копенгаген. Рус. текст автора).. 177

 

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. НАУКА И ТЕХНИКА.. 197

Монашество в духовной жизни города (Н. Ф. Усков).. 197

Интеллектуалы и интеллектуальный труд в средневековом городе (П. Ю. Уваров).. 221

Наука и практика.. 264

Наука и техника в средневековом городе (А. Я. Шевеленко).. 264

Лекари, аптекари, цирюльники (Е. Е. Бергер).. 276

 

ГОРОЖАНЕ И ЗЕМЛЯ.. 279

Городское землевладение (Е. В. Тушина).. 279

Операции с недвижимостью и социальные ориентации английского бюргерства и купцов в первой половине XV века (В. И. Золотов).. 289

 

ГОРОДСКИЕ МАРГИНАЛЫ.. 294

«Низшие социальные слои»: бедность и бедняки (А. Л. Ястребицкая).. 294

В больницах и лепрозориях (Е. Е. Бергер).. 317

«Ремесло воровства» (несколько штрихов к портрету средневекового преступника) (О. И. Тогоева).. 319

 

ЭТИ РАЗНЫЕ, РАЗНЫЕ, РАЗНЫЕ ГОРОДА… 325

Фрайберг — город рудокопов (В. Д. Балакин).. 325

Штральзунд — торговый город (В. Д. Балакин).. 328

Бристоль — город, порт, ремесленный центр (Т. В. Мосолкина).. 332

Монпелье: город и университетский центр (Е. А. Тушина).. 334

 

Географический указатель.. 338

 

К ЧИТАТЕЛЮ [из 2-го тома]

 

«Жизнь города и деятельность горожан» — второй том коллективного труда «Город в средневековой цивилизации Западной Европы».

 

Общие задачи и особенности издания очерчены в «Предисловии» к первому тому и вкратце сводятся к следующему.

 

Коллектив авторов этого издания, впервые предпринятого в отечественной историографии и по ряду параметров пока не имеющего аналогов в медиевистике, отнюдь не намеревался создать что-то вроде учебного пособия, с равномерным и последовательным изложением «нормативных сюжетов» урбановедения. Не ставили мы перед собой и нереальную задачу решить все неисследованные или спорные проблемы истории средневековых городов, вполне осознавая, что это практически не достижимо для одного, даже относительно объемного труда, даже если он опирается на наработки всего международного сообщества урбановедов. Наша цель много скромнее: представить средневековый город в качестве исторического феномена, являющегося одновременно органичной системной структурой собственно средневековой цивилизации и ступенью в трансцивилизационном, вертикальном развертывании городской истории как проявлении общественного процесса урбанизации в целом. Таким образом, в основе замысла предлагаемого труда лежит эксперимент системно-культурного подхода к средневековому городу, его истории и роли.

 

При реализации своего замысла мы поставили перед собой ряд ограничений. Прежде всего, привлечен материал почти исключительно Западной Европы, где город в средние века получил специфическое — в сравнении с другими регионами мира — развитие и стал одним из важнейших факторов необычайного эволюционного динамизма европейского Запада. Главный упор в труде сделан на времени расцвета города — на XII—XIV веках. Исходя из потребности времени, мы постарались рассмотреть и как бы оценить имеющийся «набор» тем, сюжетов урбановедения и традиции подходов к ним, в результате чего обнаружили необходимость привлечь ряд новых, нетрадиционных тем, найти новые аспекты при рассмотрении привычных сюжетов и, конечно же, сделать акценты на системообразующих чертах средневекового города.

 

Наконец, мы избрали смешанный жанр изложения материала: сочетание обобщающих очерков, построенных на общеевропейском или национальном материале, с локальными, подчас узкоисследовательскими авторскими разработками, представляющими примеры (поневоле немногие, отдельные) многообразия урбанизационного процесса, городской истории и роли города в известных, судьбоносных событиях эпохи. Соответственно построен и аппарат труда: каждому очерку придан краткий список основной литературы, иногда и источников, не рассчитанный, разумеется, на «узких» специалистов, но позволяющий получить дополнительные сведения, необходимые справки, некие исходные, отправные координаты.

 

Подавляющая масса текстов задумана и создана отечественными специалистами. Это дает возможность увидеть, оценить национальные школы и подходы, но сразу же обнаруживает и ряд лакун, которые мы пока не смогли заполнить и, видимо, вправе рассматривать как «задания на завтра».

 

Труд состоит из четырех томов, каждый из которых несет свою смысловую нагрузку. Первый том — «Феномен средневекового урбанизма» (М., 1999) — представил город в его основных параметрах и свойствах, включая краткие характеристики регионально-национальных вариантов городского развития. Следующие три тома углубляют, конкретизируют, дополняют постановочные разделы первого тома. Поэтому объем конкретно-исторических разделов в них значительно шире и по большинству сюжетов преобладает. В подготовленном третьем томе — «Человек внутри городских стен» — рассматриваются различные аспекты и особенности функционирования городской социальной системы. Четвертый том — «Extra muros: город, общество, государство» — посвящен месту города и бюргерства в средневековом обществе, его взаимодействию с прочими стратами и структурами и участию в событиях эпохи.

 

Настоящий, второй том — «Жизнь города и деятельность горожан» — ставит своей задачей осветить многообразие и особенности занятий в городе, прежде всего хозяйственных.

 

Наибольшее по объему место отведено здесь торговле, что объясняется двумя причинами. Во-первых, и современники, и большинство историков именно торговлю считали и считают наиважнейшим занятием горожан, определяющим городскую специфику поселения и лицо города. Во-вторых, в силу ряда обстоятельств отечественная наука до последнего десятилетия почти не подвергала средневековую торговлю комплексному рассмотрению, в отличие, например от средневекового ремесла. Мы попытались дать обобщенную картину этого феномена, выявить специфику основных торговых зон, классифицировать формы торговых объединений, определить особенности социальной психологии купцов, их этики, их места в обществе, а также обрисовать материальные стороны их деятельности: освоение новых форм коммуникаций, способы ведения торговой документации, кредит.

 

В рассказе о ремесле мы совмещаем анализ средневековых технологий с социально-психологическими характеристиками цеха, ремесленника и подмастерья. Материалы городских цехов Италии, Нидерландов, Англии — «шерстяного треугольника» Западной Европы XIV—XV вв., а также некоторых цехов в развитых отраслях городского ремесла Германии и Франции дают образцы начинающегося и в разной мере продвинутого разложения цеха, прежде всего за счет разрушения его эгалитарных принципов, формулы естественного слияния работника и средств труда и столь же естественного воспроизводства этой формулы и самих мастеров. Эти факты и материалы широко известны. Гораздо менее известны нашему просвещенному читателю (да и востребованы в зарубежной литературе) факты, касающиеся более ранней истории цехов и их наиболее классических форм, в полной мере отражающих особенности труда, в том числе наемного, в ремесле и отношения в ремесленной мастерской. Именно таким проблемам уделено основное внимание в соответствующем разделе данного тома, что позволило, в частности, на новом уровне рассмотреть дискуссионные вопросы о сущности цеховых корпораций и иных форм самоорганизации ремесленников.

 

В томе приводится материал об организации городского контроля за системой мер и весов, интересный в аспекте инфраструктуры экономической жизни города.

 

Не обойдены вниманием и непроизводственные формы деятельности горожан, играющие в жизни города огромную роль. Новые подходы и материалы заняли заметное место в специальных очерках о труде и статусе «интеллектуалов», а также формах духовной деятельности, осуществляемой, в частности, монахами в городе. Вообще ни в отечественной, ни в зарубежной литературе эти проблемы ранее никогда не становились предметом самостоятельного, целостного изучения. Более традиционный сюжет, посвященный развитию науки и техники в городе, также присутствует в томе, причем в непривычном, максимально конкретном ракурсе.

 

История маргинальных слоев, проблемы бедности и преступности в городе, напротив, подвергались за три последние десятилетия интенсивному изучению на Западе. Но результаты этих исследований недостаточно известны отечественному читателю, и соответствующий раздел тома призван в какой-то мере восполнить этот пробел.

 

Завершает том сквозная для всего издания рубрика «Эти разные, разные, разные города…» В данном томе, исходя из его проблематики, выбраны примеры «специализированных» городов: торговый (ганзейский) центр, «индустриальный» город, крупный порт, университетский центр.

 

Редколлегия выражает искреннюю признательность Российскому гуманитарному научному фонду, без финансовой поддержки которого мы вряд ли смогли бы подготовить и выпустить в свет этот труд; руководству Института всеобщей истории РАН, оказывающему нам постоянное содействие в наших научных поисках; коллективу ученых Центра истории западноевропейского средневековья и раннего нового времени, повседневно помогавшему нам авторским участием, консультациями, организационной работой.

 

А. А. Сванидзе

 

 

[Аннотация к 3-му тому]

 

Том посвящен проблеме существования средневекового города как социума, которому были присущи особые формы конфликтов и способы их разрешения, специфические факторы единения, характерные черты организации власти и общественных связей. Кто управлял городом, кто вершил суд, как отмечали праздники и чем завершались споры, всегда ли горожане стремились противопоставить себя иным слоям общества — вот вопросы, на которые стремятся дать ответ авторы. Для историков и широкого круга читателей.

 

СОДЕРЖАНИЕ [3-го тома]

 

К ЧИТАТЕЛЮ.. 5

 

ВЛАСТЬ, ИЕРАРХИЯ И ПРОТИВОРЕЧИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОМ ГОРОДЕ.. 8

Община горожан: структура и конфликты (П. Ю. Уваров).. 8

Власть в городе.. 40

Городская власть и горожане в зеркале статутов XII—XIII веков (Г. М. Тушина).. 40

Структура власти в Дубровнике XIV—XV веков: От коммуны к республике (Н. П. Мананчикова).. 50

Принципы выборности во Флоренции XIV—XV веков (И. А. Краснова).. 57

Ремесленники в ратах вендской Ганзы в XIII—XV веках (Н. Г. Подаляк).. 68

Петрарка о власти и политической жизни итальянских городов (Н. И. Девятайкина).. 73

Стратегия удержания власти: к вопросу о «демократии» в средневековом городе XV века (А. А. Сванидзе).. 80

Коллизии городской жизни.. 86

Борьба горожан Кёльна с архиепископами и рождение городских свобод (Л. Н. Солодкова).. 86

Пополаны и гранды во Флоренции (И. А. Краснова).. 100

Горожанин Лукки перед выбором: конфликт церковных объединений в городе (Н. А. Селунская).. 112

«Соборная распря» в Ростоке: 1487—1491 (Н. Г. Подаляк).. 120

Английские горожане и церковь в XIV—XV веках (Т. В. Мосолкина).. 130

Высшие оффициалы генуэзской Каффы перед судом и наветом (С. П. Карпов).. 136

Аженская коммуна в описании В. И. Райцеса (П. Ю. Уваров).. 141

 

РАВНОВЕСИЕ В ГОРОДЕ.. 166

Социальное единство и социальный контроль внутри городских стен (П. Ю. Уваров).. 166

Собор в средневековом городе (Н. А. Богодарова).. 193

«Вооруженные сообщества» в Болонье XIII века (Д. Е. Бабаев).. 201

Братства и социальное взаимодействие в средневековых английских городах (Дж. Россер, пер. Д. Г. Федосова).. 204

Геральдика в средневековом городе (А. П. Черных).. 214

Палач в средневековом германском городе: чиновник, ремесленник, знахарь (К. А. Левинсон).. 223

 

ГОРОЖАНИН И ПРАВО.. 232

Городское право и право в городе как фактор единения (О. И. Варьяш).. 232

Зарождение правосознания и чувства личности у немецких бюргеров в XII—XIII веках (Т. М. Негуляева).. 254

Бартоломео Боско — итальянский городской юрист конца XIV—XV века (О. Н. Барабанов).. 260

 

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ ГОРОДА И ЦЕННОСТИ ГОРОЖАН.. 272

Горожанин и время (Д. Э. Харитонович).. 272

Круг интересов горожан по свидетельству Петрарки (Н. И. Девятайкина).. 277

Повседневная жизнь английского средневекового города. Бристоль XIV—XV веков (Т. В. Мосолкина).. 288

Парламент и городская повседневность в «парламентских свитках» первой половины XV века (Н. О. Майорова).. 294

Самосознание флорентийцев по сочинениям гуманистов XV века (Л. М. Брагина).. 299

Автобиографии пополанов: флорентийцы XIV—XV веков о себе (Ю. П. Зарецкий).. 306

О самосознании купеческой элиты Лондона XIV—XV веков (Л. Н. Чернова).. 312

 

ЗРЕЛИЩА И ПРАЗДНИКИ В ГОРОДЕ.. 319

Игры и развлечения горожан (Ю. П. Крылова).. 319

Карнавал и комическая культура средневековой Германии: механизм возникновения и заката (М. Ю. Реутин).. 337

Праздники средневековой Испании и город (И. И. Варьяш, О.И. Варьяш).. 347

Казнь в средневековом городе: зрелище и судебный ритуал (О. И. Тогоева).. 353

 

ЭТИ РАЗНЫЕ, РАЗНЫЕ, РАЗНЫЕ ГОРОДА.. 362

Из записок Перо Тафура (публ. Л. Масиель Санчес).. 362

 

Географический указатель.. 374

 

К ЧИТАТЕЛЮ [из 3-го тома]

 

«Человек внутри городских стен: формы общественных связей» — третий том коллективного труда «Город в средневековой цивилизации Западной Европы» — играет особую роль, отведенную ему замыслом редколлегии и так или иначе реализованную коллективом авторов.

 

Основные задачи и особенности издания в целом очерчены в предисловии к первому тому, но вкратце повторяются нами в последующих томах — исходя из того возможного обстоятельства, что не все интересующиеся проблемой читатели будут располагать всеми томами.

 

Труд «Город в средневековой цивилизации Западной Европы» впервые предпринят в отечественной историографии и по многим параметрам пока не имеет аналогов в медиевистике вообще. Он задуман коллективом единомышленников как своего рода эксперимент нового, более объемного решения проблем как внутренней жизни города и горожан, так и их места в средневековой истории европейского Запада. Опираясь на накопленные в отечественной и зарубежной медиевистике разнообразные подходы, конкретные и общие исследования, мы стремимся представить западноевропейский город как органичную составную часть и динамичный фактор своей эпохи, как один из важнейших источников формирования и развития всей системы общественных отношений средневековья. Одновременно средневековый город представляет собой и определенную стадию урбанизационного процесса в Западной Европе в целом. Как исторический феномен он сыграл в развитии региона, в его последующей эволюции, даже в особенностях его современной экономической, социально-политической организации, в его высокой и повседневной культуре роль, которую трудно переоценить.

 

Понятно, что данный труд задуман отнюдь не как учебное пособие, с последовательным изложением традиционного круга сюжетов урбановедения. Так же естественно, что мы не ставили перед собой нереальную задачу не только решить, но даже обозначить все неизученные или дискуссионные проблемы истории средневекового города. Наша цель скромнее: хотя бы в общих чертах, хотя бы намеком или репликой, но показать средневековый город комплексно, в многообразных его проявлениях и признаках как одну из несущих конструкций общества того времени. Эта постановка вытекает из системно-культурного, цивилизационного подхода; она является применительно к данной теме сравнительно новой и впервые реализуется в труде обобщающего плана.

 

Выполняя свой замысел, мы не могли не поставить перед собой ряд ограничений, касающихся как временных и географических границ текста, так и объема и глубины рассмотрения вопросов, которые входят — или должны, по нашему мнению, входить — в данную тему. Привлечен (почти исключительно) материал именно Западной Европы, где средневековый город получил специфические признаки, которые позволили ему стать одним из важнейших факторов исторического динамизма этого региона в средние века и период раннего нового времени. Главный упор в труде сделан на времени подъема и полного расцвета средневекового западного города — на XII—XV столетиях, хотя в разной связи привлекается материал раннего города, его генетических корней и особенностей эволюции практически во всех странах региона. Далее. Мы сознательно не уделили основное внимание, подчас почти обошли ряд более известных сюжетов, но, в то же время, постарались найти новые аспекты в подходе к ним и как можно шире привлечь новые темы и сюжеты, в том числе немалое число таких, которые еще не ставились или не разрабатывались в медиевистике.

 

Это позволило значительно расширить представление о средневековом городе, его жизни и роли и, одновременно, выявить, выпукло продемонстрировать его системные черты.

 

Хотя в труде участвуют некоторые известные зарубежные ученые, мы сознательно формировали основной авторский состав из отечественных научных кадров. Благодаря этому обстоятельству данный труд позволяет не только вполне наглядно оценить возможности, интересы, наработки и «белые пятна» в изучении средневековых городов нашими медиевистами, но и обнаружить истоки ряда новых идей и направлений, которые рисуют интересные перспективы для будущих исследований. Как нам представляется, все это в целом служит укреплению нашей позиции в подходе к средневековому городу, в отношении его характера и роли и позволило прийти к ряду новых выводов.

 

Комплексный, синтетический характер работы, степень изученности отдельных входящих в нее тем и предполагаемый состав читателей определили жанр и особенности ее построения. В известной степени она монографична, поскольку имеет единый замысел, опирается на очень большой научный материал, а многие ее разделы — это оригинальные обобщающие и конкретно-исторические исследования. Кроме того, каждый очерк снабжен списком научной литературы, подчас и некоторых источников, что позволит читателю, заинтересовавшемуся именно данным вопросом, расширить свои представления о нем. Вместе с тем, мы избегали утяжеления труда специфически монографичной аргументацией и старались по возможности облегчить его язык и стиль вообще. Само построение труда достаточно гибкое. Почти каждый из его разделов открывается «ведущей» главой, раскрывающей главные вопросы темы. Ей придаются отдельные очерки, задача которых показать по возможности все многообразие конкретных проявлений описываемого процесса, явления и т.д. Каждый том завершается небольшими «портретами» разных городов, акцент в которых мы старались сделать в соответствии с тематикой тома, и снабжен географическим указателем.

 

При этом структура отдельных томов также несколько различается, с учетом задач каждого тома и авторских возможностей. Первый том — «Феномен средневекового урбанизма», — имеет наиболее общий характер, он представляет город в его основных параметрах, дает и характеристики регионально-национальных вариантов городского развития; соответственно, он включает обобщающие главы по всем разделам. Остальные тома углубляют, конкретизируют, дополняют постановочные разделы первого тома и вносят новые проблемные сюжеты; поэтому в следующих трех томах, с их определенной тематикой, больше конкретно-исторических очерков.

 

Второй том — «Жизнь города и деятельность горожан» — посвящен характеристике основных форм деятельности обитателей города в органичном сочетании со структурой и механизмом функционирования городской социальной системы. Четвертый том — «Extra muros: город, общество, государство» — будет посвящен месту, роли, взаимодействию города и бюргерства в средневековом обществе, участию их в важных событиях эпохи. Там же мы надеемся поместить сведения об авторах труда.

 

Настоящий, третий том — «Человек внутри городских стен: повседневность и коллизии городской жизни» — включает существенные вопросы, раскрывающие факторы социального единства, которые в конечном счете обеспечивали устойчивость городского сообщества. Важнейшими факторами собственно социального единения внутри последнего служили прежде всего занятия горожан, определяющие их образ жизни. Но городские занятия довольно детально рассмотрены в предыдущем томе. Здесь же основной упор сделан на те моменты, которые в качестве факторов социального единения практически не рассматривались и подчас даже не подразумевались. Это прежде всего самоидентификация горожан как особой общности, в виде своего рода общины, разновидности которой были столь распространены в ту эпоху. Далее, отмечены особенность организации политической власти, которая эволюционирует под воздействием как жизненных изменений, так и разнообразных конфликтов, в том числе вооруженных, в городской среде; в числе прочего выявляются и особая стратегия удержания власти в городе, и специфика городской «демократии». Среди факторов социального единства фигурируют также такие разноплановые феномены, как городской собор, разного рода братства (вооруженные сообщества, профессиональные и соседские общности и т. п.), характерная символика, в том числе городская геральдика, и др. Особая роль в томе отводится городскому праву как одному из важнейших факторов социализации, его особенностям и эволюции, формальной направленности и практике его применения.

 

В этом же томе собраны некоторые интересные материалы о повседневной жизни в городе и ее «пиках»: праздниках и зрелищах. Как уже указывалось, из проблем собственно культуры нами привлекаются только материалы культуры повседневной, и притом всегда — в контексте тематики данного тома. В третьем томе она используется для анализа проблемы единства и противоречий внутри городского сообщества, что значительно расширяет наши представления о соответствующих факторах и каналах социальных связей.

 

Как обычно, книга завершается разделом «Эти разные, разные, разные города». В данном случае в разделе публикуется описание городов из записок Перо Тафура.

 

А. А. Сванидзе

 

 

[Аннотация к 4-му тому]

 

Том посвящен внешним связям и отношениям, в которые неизбежно вступал город как общность. Книга предлагает для обсуждения важнейшие проблемы политической истории — соотношение централизации и автономии, взаимодействие властных структур разных уровней, степень участия городов как автономных единиц в общеполитических событиях — и в то же время яркими красками рисует эпизоды крестовых походов, Реконкисты и набегов викингов, в которых город играл и активную и «страдательную» роль.

 

Для специалистов-историков, широкого круга читателей, интересующихся гуманитарными знаниями.

 

СОДЕРЖАНИЕ [4-го тома]

 

К ЧИТАТЕЛЮ.. 5

 

ГОРОД И ГОСУДАРСТВО

Город, бюргерство и феодальная монархия (Е. В. Гутнова).. 8

Города и сословные собрания (Е. В. Гутнова).. 29

Средневековый город-государство (Е. В. Казбекова, М. А. Юсим).. 45

Парижский университет: европейский универсализм, местные интересы и идея представительства (П. Ю. Уваров).. 51

Как горожане встречали своего сеньора (М. А. Бойцов).. 65

Представления о свободе у флорентийских горожан (И. А. Краснова).. 79

 

ГОРОД В СИСТЕМЕ КОММУНИКАЦИЙ

Коммуникации в городе и между городами (А. Я. Шевеленко).. 84

Монеты. Монетное обращение. Монетные союзы (Т. Ю. Стукалова).. 101

 

СОЮЗЫ ГОРОДОВ

Ломбардская лига (М. Ю. Юсим).. 120

Ганза (Н. Г. Подаляк).. 125

Швабский союз городов: 1376—1389 (В. Д. Балакин).. 150

Испанские эрмандады (В. А. Ведюшкин).. 158

 

ГОРОДА В СОЦИАЛЬНЫХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ СОБЫТИЯХ ЭПОХИ

Итальянские города между империей и папством: 1150—1250 гг. (О. С. Воскобойников).. 167

Города «дороги франков» (О. И. Варьяш).. 184

Города и крестовые походы.. 190

Город и горожане в государствах крестоносцев на Востоке (С. В. Близнюк).. 195

Города и крестовые походы в прибалтийские земли (В. А. Антонов).. 217

От крепости крестоносцев к городу: Выборг (А. А. Сванидзе).. 229

Реконкиста и пиренейский город (О. И. Варьяш).. 231

Города в Столетней войне (С. К. Цатурова).. 246

Английский город в политических событиях Англии XIV—XV вв. (Г. В. Мосолкина).. 273

Норманнская и английская колониальная экспансия в Ирландии и город (М. М. Горелов).. 282

 

ЭТИ РАЗНЫЕ, РАЗНЫЕ, РАЗНЫЕ ГОРОДА…

«Светлейшая» — Венеция (Н. А. Селунская, С. К. Сергеев).. 292

Константинополь глазами западноевропейцев (В. Г. Ченцова).. 299

Лиссабон: пиренейский город глазами современника (О. И. Варьяш).. 305

Стокгольм: рождение столицы (А. А. Сванидзе).. 315

 

ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ.. 328

О НАШИХ АВТОРАХ.. 339

SUMMARY.. 342

CONTENTS OF VOLUMES I–IV.. 348

 

К ЧИТАТЕЛЮ [из 4-го тома]

 

«Вне стен: город, общество, государство» — четвертый том коллективного труда «Город в средневековой цивилизации Западной Европы» — завершает данное издание, общий замысел и задачи которого изложены в «Предисловии» к первому тому и вкратце сводятся к следующему. Труд представляет собой научный эксперимент группы единомышленников, задумавших по возможности максимально широко представить (прежде всего себе, но, соответственно, и читателю) город как один из основных феноменов средневековой цивилизации. Объектом рассмотрения стал западноевропейский город, где эти свойства развились в наиболее яркой форме и, как известно, наиболее изучены. В издании господствует материал XII—XV вв., когда черты изучаемого феномена обрели полную зрелость, а его роль в жизни и эволюции средневекового общества стала наиболее выпуклой. Вместе с тем, авторы не раз обращаются и к истокам городской истории средневековья. Очевидно, что речь идет не о систематическом изложении данной темы, точнее, известного ряда наиболее обычных для нее сюжетов, и не об издании типа учебного пособия, где эти сюжеты излагаются последовательно и в аксиомальной форме. Мы стремились представить средневековый город в качестве органичной, системной и системообразующей структуры средневековой цивилизации европейского Запада и, в то же время, как исторический феномен, т. е. известную ступень в вертикальном, трансисторическом развертывании урбанизационных процессов в целом.

 

Разумеется, мы не ставили перед собой задачу решить и даже поставить все неисследованные или спорные проблемы истории средневековых городов, понимая безнадежность такого замысла, даже если он опирается на труды всего международного сообщества урбановедов. Не ставили мы и задачу изложить итоги всех изученных аспектов темы, полагая это не интересным для специалистов. Мы скорее стремились переосмыслить уже имеющиеся традиции, наработки и подходы, чтобы выработать собственную позицию и определить те сюжеты, которые позволят нам обосновать заявленную в начале всего труда идею о сущности, месте и роли средневекового города. В результате мы постарались, во-первых, по возможности наиболее интересно и результативно (в соответствии с нашим замыслом) представить «традиционные» вопросы, стараясь акцентировать как наиболее важные, так и забытые либо не замеченные урбановедами аспекты. Во-вторых, в ходе работы обнаружилась необходимость привлечь немало новых проблем и тем, ранее не востребованных специалистами по городской истории, либо не поставленных ими в связь с интересующими нас системными свойствами средневекового города.

 

В-третьих, мы предпочли смешанный жанр изложения материала. Обобщающие очерки, построенные на фактах общеевропейского или национального характера, сочетаются в труде с локальными, подчас узко исследовательскими разработками, что позволяет продемонстрировать хотя бы отдельные образцы многообразного проявления урбанизационного процесса, городской истории и роли города в важнейших и повседневных событиях средневековой эпохи. Соответственно организован и аппарат труда: каждому очерку придан небольшой список основной литературы, иногда и источников. Он не рассчитан, конечно, на «узких» специалистов, но позволяет любознательному читателю получить дополнительные сведения, необходимые справки и исходные координаты по заинтересовавшему его вопросу.

 

Наконец, мы сознательно формировали авторский коллектив преимущественно из отечественных специалистов, что позволило их объединить, нацелить на обобщение или пересмотр уже известного материала, на поиски новых исследовательских путей и тем в неувядающей области урбановедения.

 

Каждый из четырех томов издания несет свою смысловую нагрузку, от которой в известной степени зависит и сочетание общих и конкретных очерков. Так, первый том — «Феномен средневекового урбанизма» — представляет город в его основных параметрах и свойствах, включая общее вступление и краткие характеристики регионально-национальных вариантов городского развития. Здесь решительно преобладают обобщающие очерки, которым приданы единичные конкретные разработки. В последующих томах место и роль последних значительно больше. Второй том — «Жизнь города и деятельность горожан» — посвящен главным образом характеристике их занятий, преимущественно трудовых, в аспекте городской социальной системы. В третьем томе — «Человек внутри городских стен» — рассматриваются различные стороны самого городского сообщества, прежде всего факторы социального единения и социальных конфликтов, в процессе сложного взаимодействия которых развивались необходимая общность горожан и известное единение городов, с их особым местом в средневековой иерархии.

 

Настоящий, четвертый том играет особую роль, поскольку посвящен как раз месту и формам взаимодействия города и горожан в средневековом обществе. Здесь рассматривается проблема «город и государство» — отношения бюргерства с монархией и его место в сословных собраниях. Специфические формы политической организации городской жизни показаны на примере так называемого «города-государства» в Италии, а взаимодействие городов между собой — на материале городских союзов разного типа: монетных, торговых, политических. Обширный раздел об участии городов и бюргерства в важнейших событиях эпохи включает весьма разнообразный, интересный и, в конечном счете, новый материал: от участия городов в крестовых походах и Реконкисте — до их позиции в борьбе империи и папства и от роли города и горожан в Столетней войне — до их участия в великих географических открытиях и средневековой колониальной экспансии.

 

По традиции том завершается «портретами городов».

 

Он снабжен также географическим указателем к данному тому и общим списком авторов всего издания.

 

А. А. Сванидзе

 

 

Все авторские права на данное издание сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу [email protected]

 

Российские объекты всемирного наследия

В настоящее время на территории Российской Федерации расположен 31 объект всемирного наследия: 20 объектов культурного (имеют в Списке всемирного наследия буквенное обозначение С – cultural) и 11 объектов природного (обозначаются буквой N – natural) наследия.

Три из них являются трансграничными, т.е. расположенными на территории нескольких государств: Куршская коса (Литва, Российская Федерация), Убсунурская котловина (Монголия, Российская Федерация), Геодезическая дуга Струве (Беларусь, Латвия, Литва, Норвегия, Республика Молдова, Российская Федерация, Украина, Финляндия, Швеция, Эстония)

Первые объекты – «Исторический центр Санкт‑Петербурга и связанные с ним группы памятников», «Кижский Погост», «Московский Кремль и Красная площадь» – включены в Список всемирного наследия на 14-й сессии Комитета всемирного наследия, прошедшей в 1990 году в канадском городе Банфф.


43-я сессия Комитета всемирного наследия — 2019 (Баку, Азербайджан)

№С1523 — Памятники древнего Пскова

Критерии: (ii)

«Памятники древнего Пскова» включают 10 объектов зодчества средневековой Руси XII — начала XVII веков. Среди них — собор Иоанна Предтечи Ивановского монастыря (XIII в.), ансамбль Спасо-Мирожского монастыря: Преображенский собор (XII в.), ансамбль Снетогорского монастыря: собор Рождества Богородицы (XVI в.), церковь Михаила Архангела с колокольней (XIV в.), церковь Покрова от Пролома (XV–XVI вв.), церковь Косьмы и Дамиана с Примостья (XV–XVII вв.), церковь Георгия со Взвоза (XV в.), церковь Богоявления со звонницей (XV в.), — (XVI в.), церковь Василия на Горке (XV в.).

Информация об объекте:

— На сайте Псковской Митрополии Русской православной церкви;

— На сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО;

— На сайте Центра всемирного наследия.


14-я сессия Комитета всемирного наследия – 1990 (Банфф, Канада)

№С540 – Исторический центр Санкт‑Петербурга и связанные с ним группы памятников

Критерии (i) (ii) (iv) (vi)
«Северная Венеция», с ее множеством каналов и более чем 400 мостами, – это результат величайшего градостроительного проекта, начатого в 1703 г. при Петре Великом. Город оказался тесно связанным с Октябрьской революцией 1917 г., и в 1924-1991 гг. он носил имя Ленинград. В его архитектурном наследии сочетаются столь различные стили как барокко и классицизм, что можно видеть на примере Адмиралтейства, Зимнего дворца, Мраморного дворца и Эрмитажа.
Информация об объекте:
на сайте Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия

 

№С544 – Кижский погост

Критерии: (i)(iv)(v)
Кижский погост расположен на одном из многочисленных островов Онежского озера, в Карелии. Здесь можно увидеть две деревянные церкви XVIII в., а также восьмигранную колокольню, построенную из дерева в 1862 г. Эти необычные сооружения, являющиеся вершиной плотницкого мастерства, представляют собой образец древнего церковного прихода и гармонично сочетаются с окружающим природным ландшафтом.
Информация об объекте:
на сайте музея-заповедника «Кижи»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия

 

№С545 – Московский Кремль и Красная площадь

Критерии: (i)(ii)(iv)(vi)
Это место неразрывно связано с наиболее важными историческими и политическими событиями в жизни России. Начиная с XIII в. Московский Кремль, созданный в период с XIV в. по XVII в. выдающимися русскими и иностранными зодчими, являлся великокняжеской, а затем и царской резиденцией, а также религиозным центром. На Красной площади, раскинувшейся у стен Кремля, возвышается собор Василия Блаженного – подлинный шедевр русской православной архитектуры.
Информация об объекте:
на сайте Музеев Московского Кремля
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия

 


16-я сессия Комитета всемирного наследия – 1992 (Санта-Фе, США)

№С604 – Исторические памятники Великого Новгорода и окрестностей

Критерии: (ii)(iv)(vi)
Новгород, выгодно располагаясь на древнем торговом пути между Средней Азией и Северной Европой, был в IX в. первой столицей России, центром православной духовности и русской архитектуры. Его средневековые памятники, церкви и монастыри, а также фрески Феофана Грека (учителя Андрея Рублева), датируемые XIV в., наглядно иллюстрируют выдающийся уровень архитектурного и художественного творчества.
Информация об объекте:
на сайте Департамента культуры и туризмаНовгородской области
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия

 

 

 

 

№С632 – Историко-культурный комплекс Соловецких островов

Критерий: (iv)
Соловецкий архипелаг, располагающийся в западной части Белого моря, состоит из 6 островов общей площадью более 300 кв. км. Они были заселены в V в. до н.э., однако самые первые свидетельства пребывания здесь человека относятся к 3-2-му тысячелетиям до н.э. Острова, начиная с XV в., стали местом создания и активного развития крупнейшего на Русском Севере монастыря. Здесь также расположены несколько церквей XVI-XIX вв.
Информация об объекте:
на сайте ФГБУК «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник»
на сайте «Музеи России»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО

на сайте Центра всемирного наследия

 

№С633 – Белокаменные памятники Владимира и Суздаля

Критерии: (i)(ii)(iv)
Эти два старинных центра культуры Центральной России занимают важное место в истории становления архитектуры страны. Здесь находится целый ряд величественных культовых и общественных зданий XII-XIII вв., среди которых выделяются Успенский и Дмитриевский соборы (Владимир).
Информация об объекте:
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия

 

 


17-я сессия Комитета всемирного наследия –1993 (Картахена, Колумбия)

№С657 – Архитектурный ансамбль Троице-Сергиевой лавры в городе Сергиев Посад

Критерии: (ii)(iv)
Это яркий пример действующего православного монастыря, обладающего чертами крепости, что вполне соответствовало духу времени его формирования – XV-XVIII вв. В главном храме лавры – Успенском соборе, созданном по образу и подобию одноименного собора Московского Кремля, — находится гробница Бориса Годунова. Среди сокровищ лавры знаменитая икона «Троица» работы Андрея Рублева.
Информация об объекте:
на сайте Министерства культуры Московской области
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия


18-я сессия Комитета всемирного наследия – 1994 (Пхукет, Таиланд)

№С634rev – Церковь Вознесения в Коломенском (Москва)

Критерий: (ii)
Эта церковь была построена в 1532 г. в царском поместье Коломенское вблизи Москвы в ознаменование появления на свет наследника – будущего царя Ивана IV Грозного. Церковь Вознесения, являющаяся одним из самых ранних примеров выполнения в камне традиционного для деревянной архитектуры шатрового завершения, оказала большое влияние на дальнейшее развитие русской церковной архитектуры.
Информация об объекте:
на сайте проекта Правительства Москвы «Узнай Москву»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия

 

 

 


 

19-я сессия Комитета всемирного наследия – 1995 (Берлин, Германия)

N719 – Девственные леса Коми

Критерии: (vii) (ix)
В состав объекта наследия, покрывающего территорию 3,28 млн. га, включаются равнинные тундры, горные тундры Урала, а также один из самых крупных массивов первичных бореальных лесов, уцелевших в Европе. Обширная территория с болотами, реками и озерами, где произрастают хвойные породы, береза и осина, изучается и охраняется более 50 лет. Здесь можно проследить ход естественных природных процессов, определяющих биоразнообразие таежной экосистемы.
Информация об объекте:
на сайте Фонда «Охрана природного наследия»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия


20-я сессия Комитета всемирного наследия – 1996 (Мерида, Мексика)

N754 – Озеро Байкал

Критерии: (vii) (viii) (ix) (x)
Расположенный на юго-востоке Сибири и занимающий площадь 3,15 млн. га, Байкал признан самым древним (25 млн. лет) и самым глубоким (около 1700 м) озером планеты. Водоем хранит примерно 20% всех мировых запасов пресной воды. В озере, которое известно как «Галапагосы России», благодаря древнему возрасту и изоляции сформировалась уникальная даже по мировым меркам пресноводная экосистема, изучение которой имеет непреходящее значение для понимания эволюции жизни на Земле.
Информация об объекте:
на сайте Фонда «Охрана природного наследия»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия

 

N765bis– Вулканы Камчатки

Критерии: (vii) (viii) (ix) (x)
Это один из наиболее интересных вулканических районов мира, где сконцентрировано большое число действующих вулканов, равно как и множество других природных феноменов, связанных с вулканической деятельностью. Объект наследия состоит из шести отдельных участков, которые в сумме отражают все основные особенности Камчатки как региона активного вулканизма. Действующие вулканы в сочетании с ледниками формируют исключительно живописный и постоянно развивающийся ландшафт. Местность выделяется значительным биоразнообразием, здесь отмечена высочайшая концентрация лососевых рыб, а также крупные скопления калана, большое количество бурых медведей и белоплечих орланов.
Информация об объекте:
на сайте Фонда «Охрана природного наследия»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия


22-я сессия Комитета всемирного наследия – 1998 (Киото, Япония)

N768rev –«Золотые горы Алтая»

Критерии: (x)
Алтайские горы, являющиеся главной горной областью на юге Западной Сибири, формируют истоки крупнейших рек этого региона – Оби и Иртыша. Объект наследия включает три отдельных участка: Алтайский заповедник с водоохранной зоной Телецкого озера, Катунский заповедник плюс природный парк Белуха, плато Укок. Суммарная площадь составляет 1,64 млн. га. Район демонстрирует самый широкий в пределах Центральной Сибири спектр высотных поясов: от степей, лесостепей и смешанных лесов до субальпийских и альпийских лугов и ледников. Территория является местообитанием исчезающих животных, таких как снежный барс.
Информация об объекте:
на сайте Фонда «Охрана природного наследия»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия


23-я сессия Комитета всемирного наследия – 1999 (Марракеш, Марокко)

N900Западный Кавказ

Критерии: (ix) (x)
Это один из немногих крупных высокогорных массивов в Европе, где природа еще не подверглась существенному антропогенному влиянию. Площадь объекта примерно 300 тыс. га, он располагается на западе Большого Кавказа, в 50 км к северо-востоку от побережья Черного моря. На здешних альпийских и субальпийских лугах пасутся только дикие животные, а обширные нетронутые горные леса, простирающиеся от низкогорной зоны до субальпики, – также уникальны для Европы. Местность характеризуется большим разнообразием экосистем, высокоэндемичной флорой и фауной, и является районом, где некогда обитал, а позднее был реакклиматизирован, горный подвид европейского зубра.
Информация об объекте:
на сайте Фонда «Охрана природного наследия»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия


24-я сессия Комитета всемирного наследия – 2000 (Кэрнс, Австралия)

№С980 – Историко-архитектурный комплекс Казанского Кремля

Критерии: (ii) (iii) (iv)
Возникший на обитаемой с очень давних времен территории, Казанский Кремль ведет свою историю от мусульманского периода в истории Золотой Орды и Казанского ханства. Он был завоеван в 1552 г. Иваном Грозным и стал оплотом православия в Поволжье. Кремль, во многом сохранивший планировку древней татарской крепости и ставший важным центром паломничества, включает выдающиеся исторические здания XVI-XIX вв. , построенные на руинах более ранних сооружений X-XVI вв.
Информация об объекте:
на сайте Государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника «Казанский Кремль»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия

 

№С982 – Ансамбль Ферапонтова монастыря

Критерии: (i) (iv)
Ферапонтов монастырь располагается в Вологодской области, на севере Европейской части России. Это исключительно хорошо сохранившийся православный монастырский комплекс XV-XVII вв., т.е. периода, имевшего огромное значение для формирования централизованного российского государства и развития его культуры. Архитектура монастыря своеобразна и целостна. В интерьере храма Рождества Богородицы сохранились великолепные настенные фрески Дионисия – величайшего русского художника конца XV в.
Информация об объекте:
на сайте ФГБУК «Кирилло-Белозерский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник»
на сайте Музея фресок Дионисия
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия

 

№С994 – Куршская коса
Трансграничный объект: Литва, Российская Федерация

Критерий: (v)
Освоение человеком этого узкого песчаного полуострова, имеющего протяженность 98 км и ширину от 400 м до 4 км, началось еще в доисторические времена. Коса подвергалась также воздействию природных сил – ветра и морских волн. Сохранение этого уникального культурного ландшафта до наших дней стало возможным только благодаря непрекращающейся борьбе человека с процессами эрозии (закрепление дюн, лесопосадки).
Информация об объекте:
на сайте Национального парка «Куршская коса» (Россия)
на сайте Национального парка «Куршская коса» (Литва)
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия

 


25-я сессия Комитета всемирного наследия – 2001 (Хельсинки, Финляндия)

N766rev – Центральный Сихотэ-Алинь

Критерий: (x)
В горах Сихотэ-Алинь произрастают дальневосточные хвойно-широколиственные леса, которые признаны одними из самых богатых и оригинальных по видовому составу среди всех лесов умеренного пояса Земли. В этой переходной зоне, находящейся на стыке тайги и субтропиков, отмечается необычное смешение южных (тигр, гималайский медведь) и северных видов животных (бурый медведь, рысь). Территория простирается от самых высоких вершин Сихотэ-Алиня до побережья Японского моря, и служит убежищем для многих исчезающих видов, включая амурского тигра.
Информация об объекте:
на сайте Сихотэ-Алинского заповедника
на сайте Фонда «Охрана природного наследия»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия


27-я сессия Комитета всемирного наследия – 2003 (Париж, Франция)

N769 rev– Убсунурская котловина
Трансграничный объект: Монголия, Российская Федерация

Критерии: (ix) (x)
Объект наследия (площадью 1069 тыс. га) находится в границах самой северной из всех бессточных котловин Центральной Азии. Его наименование происходит от названия обширного мелководного и очень соленого озера Убсунур, в районе которого скапливается масса перелетных, водоплавающих и околоводных птиц. Объект состоит из 12 разрозненных участков (в т.ч. в России семь участков, площадью 258,6 тыс. га), которые представляют все основные типы ландшафтов, характерных для Восточной Евразии. В степях отмечено большое разнообразие пернатых, а на пустынных участках обитают редкие виды мелких млекопитающих. В высокогорной части отмечены такие животные, редкие в глобальном масштабе, как снежный барс и горный баран аргали, а также сибирский козерог.
Информация об объекте:
на сайте Тувинского республиканского отделения Русского географического общества
на сайте Фонда «Охрана природного наследия»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия

 

№С1070 – Цитадель, Старый город и крепостные сооружения Дербента

Критерии: (iii) (iv)
Древний Дербент располагался на северных рубежах Сасанидской Персии, простиравшейся в те времена на восток и запад от Каспийского моря. Старинные укрепления, выстроенные из камня, включают две крепостные стены, которые идут параллельно друг другу от берега моря до гор. Город Дербент сложился между этих двух стен и сохранил до настоящего времени свой средневековый характер. Он продолжал быть важным в стратегическом отношении местом вплоть до XIX в.
Информация об объекте:
на сайте ГБУ «Дербентский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия
 

 


28-я сессия Комитета всемирного наследия – 2004 (Сучжоу, Китай)

№С1097 – Ансамбль Новодевичьего монастыря (Москва)

Критерии: (i) (iv) (vi)
Новодевичий монастырь, расположенный на юго-западе Москвы, создавался на протяжении XVI-XVII столетий и являлся одним из звеньев в цепочке монастырских ансамблей, объединенных в оборонную систему города. Монастырь был тесно связан с политической, культурной и религиозной жизнью России, а также с Московским Кремлем. Здесь были пострижены в монахини и погребены представительницы царской фамилии, знатных боярских и дворянских родов. Ансамбль Новодевичьего монастыря является одним из шедевров русского зодчества (стиль «московское барокко»), а его интерьеры, где хранятся ценные коллекции живописи и произведений декоративно-прикладного искусства, отличаются богатым внутренним убранством.
Информация об объекте:
на сайте Богородице-Смоленского Новодевичьего монастыря
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия
 

N1023rev – Природный комплекс заповедника Остров Врангеля

Критерии: (ix) (x)
Объект наследия, расположенный за Полярным кругом, включает гористый остров Врангеля (7,6 тыс. кв. км) и остров Геральд (11 кв. км) вместе с прилегающими акваториями Чукотского и Восточно-Сибирского морей. Поскольку данный район не был охвачен мощным четвертичным оледенением, здесь отмечается очень высокое биоразнообразие. Остров Врангеля известен благодаря огромным лежбищам моржа (одни из крупнейших в Арктике), а также наибольшей во всем мире плотностью родовых берлог белого медведя. Этот район важен как место нагула серых китов, мигрирующих сюда со стороны Калифорнии, и как место гнездования для более чем 50 видов птиц, многие из которых отнесены к редким и исчезающим. На острове зафиксировано более 400 видов и разновидностей сосудистых растений, то есть больше, чем на любом другом арктическом острове. Некоторые из встречающихся здесь живых организмов – это особые островные формы тех растений и животных, которые широко распространены на континенте. Около 40 видов и подвидов растений, насекомых, птиц и зверей определены как эндемичные.
Информация об объекте:
на сайте ФГБУ Государственный природный заповедник «Остров Врангеля»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия


29-я сессия Комитета всемирного наследия – 2005 (Дурбан, ЮАР)

№С1187 – Геодезическая дуга Струве
Трансграничный объект: Беларусь, Латвия, Литва, Норвегия, Республика Молдова, Российская Федерация, Украина, Финляндия, Швеция, Эстония

Критерии: (ii) (iii) (vi)
«Дуга Струве» – это цепь триангуляционных пунктов, протянувшаяся на 2820 км по территории десяти европейских стран от Хаммерфеста в Норвегии до Черного моря. Эти опорные точки наблюдений были заложены в период 1816-1855 гг. астрономом Фридрихом Георгом Вильгельмом Струве (он же – Василий Яковлевич Струве), который произвел таким образом первое достоверное измерение большого сегмента дуги земного меридиана. Это позволило точно установить размер и форму нашей планеты, что стало важным шагом в развитии наук о Земле и топографического картирования. Это был исключительный пример сотрудничества в научной сфере между учеными разных стран и между правящими монархами. Первоначально «дуга» состояла из 258 геодезических «треугольников» (полигонов) с 265 основными триангуляционными пунктами. В объект всемирного наследия вошли 34 таких пункта (наиболее хорошо уцелевших к настоящему времени), которые маркированы на местности самым разным образом, как то: выдолбленные в скалах углубления, железные кресты, пирамиды из камней или специально установленные обелиски.
Информация об объекте:
на сайте Санкт‑Петербургского общества геодезии и картографии
на сайтеЗемельного департамента Министерства окружающей среды Эстонии
на сайтеДепартамента картографии Финляндии
на сайте«Всемирное наследие Норвегии»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия

 

№С1170 – Исторический центр Ярославля

Критерии: (ii) (iv)
Исторический город Ярославль, расположенный приблизительно в 250 км к северо-востоку от Москвы при впадении реки Которосль в Волгу, был основан в ХI в. и впоследствии развился в крупный торговый центр. Он известен своими многочисленными церквями ХVII в., и как выдающийся образец осуществления реформы городской планировки, проведенной по указу императрицы Екатерины Великой в 1763 г. по всей России. Хотя город и сохранил ряд замечательных исторических построек, в дальнейшем он был реконструирован в стиле классицизма на основе радиального генерального плана. В нем также сохранились относящиеся к ХVI в. сооружения Спасского монастыря – одного из старейших в Верхневолжском регионе, возникшего в конце ХII в. на месте языческого храма, но со временем перестроенного.
Информация об объекте:
на сайте Официального портала города Ярославля
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия


34-я сессия Комитета всемирного наследия – 2010 (Бразилиа, Бразилия)

N1234rev – Плато Путорана

Критерии: (vii) (ix)
Этот объект совпадает своими границами с Путоранским государственным природным заповедником, расположенным в северной части Центральной Сибири, в 100 км за Полярным кругом. На части этого плато, включенной в Список всемирного наследия, сохранился полный набор субарктических и арктических экосистем, сохранившихся в условиях изолированной горной цепи, в том числе — нетронутая тайга, лесотундра, тундра и системы арктических пустынь, а также первозданное озеро с холодной водой и речные системы. Через объект пролегает основной путь миграции оленей, что являет собой исключительное, величественное и все более редко встречающееся явление природы.
Информация об объекте:
на сайте ФГБУ «Объединенная дирекция заповедников Таймыра»
на сайте Фонда «Охрана природного наследия»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия
 


36-я сессия Комитета всемирного наследия – 2012 (Санкт‑Петербург, Российская Федерация)

N1299 – Природный парк «Ленские столбы»

Критерии: (viii)
Природный парк «Ленские столбы» образуют редкой красоты скальные образования, которые достигают в высоту около 100 метров и располагаются вдоль берега реки Лена в центральной части республики Саха (Якутия). Они возникли в резко континентальном климате с разницей в годовой температуре до 100 градусов по Цельсию (от -60°C зимой до +40°C летом). Столбы отделены друг от друга глубокими и крутыми оврагами, частично заполненными заиндевевшими обломками горной породы. Проникновение воды с поверхности ускоряло процесс промерзания и способствовало морозному выветриванию. Это вело к углублению оврагов между столбами и их рассредоточению. Близость реки и её течение являются для столбов опасными факторами. На территории объекта встречаются останки множества разнообразных видов Кембрийского периода.
Информация об объекте:
на сайте ГБУ Республики Саха (Якутия) Природный парк «Ленские столбы»
на сайте Фонда «Охрана природного наследия»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия


38-я сессия Комитета всемирного наследия – 2014 (Доха, Катар)

№С981rev – Болгарский историко-археологическийкомплекс

Критерии:(ii) (vi)
Объект находится на берегах реки Волги южнее впадения в нее реки Кама и к югу от столицы Татарстана города Казань. Он содержит свидетельства существования средневекового города Болгар, древнего поселения народа волжских булгар, который существовал в период с VII по XV вв. и был в XIII в. первой столицей Золотой Орды. Болгар демонстрирует историко-культурные взаимосвязи и преобразования в Евразии в течение нескольких веков, которые сыграли определяющую роль в формировании цивилизаций, обычаев и культурных традиций. Объект представляет собой важное свидетельство исторической преемственности и разнообразия культур. Он является символическим напоминанием о принятии в 922 г. волжскими булгарами ислама и остается священным местом паломничества татар – мусульман.
Информация об объекте:
на сайте Болгарского государственного историко-архитектурного музея-заповедника «Великий Болгар»
на сайте Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
на сайте Центра всемирного наследия


37- сессия Комитета всемирного наследия  — 2013 (Пномпень, Сиемреап, Камбоджа)

№C1411 — Древний город Херсонес Таврический и его хора

 

Критерии: (ii) (v)

Объект представляет собой руины древнего города, основанного греками-дорийцами в V веке до н. э. на северном побережье Черного моря. Объект включает шесть элементов, в их числе развалины города и сельскохозяйственные угодья, разделенные на несколько сотен прямоугольных участков одинакового размера, служивших для выращивания винограда; продукция виноградников предназначалась на экспорт и обеспечивала процветание Херсонеса вплоть до XV века. На территории объекта находятся несколько комплексов зданий общественного назначения, жилые кварталы и памятники раннего христианства. Здесь также встречаются руины поселений каменного и бронзового веков, римские и средневековые башенные укрепления и системы водоснабжения, а также исключительно хорошо сохранившиеся виноградники и разделительные стенки. В III веке н. э. Херсонес был известен как наиболее успешный центр виноделия на Черном море и служил связующим звеном между Грецией, Римской империей, Византией и народами северного побережья Черного моря. Херсонес является выдающимся примером демократической организации земледелия в окрестностях древнего города, отражающей городскую социальную структуру.

Информация об объекте:


41- сессия Комитета всемирного наследия  — 2017 (Краков, Польша)

№N1448rev —  Ландшафты Даурии

Критерии: (ix) (x)

Расположенный на территории Монголии и Российской Федерации, этот объект является уникальным примером экосистемы даурской степи, которая начинается на востоке Монголии и простирается через российскую Сибирь до северо-восточной границы Китая. Циклический климат с чередованием характерных влажных и сухих периодов способствовал появлению большого разнообразия видов и экосистем, важных для всего мира. Представленные здесь различные типы степей такие, как влажные луга, лесные и озёрные районы, служат местом обитания таких редких видов фауны, как даурский журавль и дрофа, а также миллионов редких и уязвимых перелетных птиц, находящихся под угрозой исчезновения. Парк также является важным участком на миграционном пути монгольского дрездена.

Информация об объекте:

 

№C1525 —  Успенский собор и монастырь острова-града Свияжск

 

Критерии: (ii) (iv)

Успенский собор расположен на острове-граде Свияжск и является частью одноименного монастыря. Расположенный на слиянии рек Волги, Свияги и Щуки, на перекрестке Шёлкового пути и реки Волги, Свияжск был основан Иваном Грозным в 1551 году. Именно с этого форпоста Иван Грозный начал завоевание города Казани. Месторасположение и архитектура монастыря Успения свидетельствует о существовании политической и миссионерской программы, разработанной царём Иваном IV с целью расширить территорию Московского государства. Фрески собора относятся к числу редчайших примеров восточной православной настенной живописи.

Информация об объекте:

 


44-я сессия Комитета всемирного наследия — 2021 (Фучжоу, Китай)

№С1654 – Петроглифы Онежского озера и Белого моря

Критерии: (iii)

На территории этого объекта находится 37 петроглифов, вырезанных в скалах в период неолита 6-7 тысяч лет назад и расположенных в Республике Карелия в Российской Федерации. Это один из крупнейших подобных памятников в Европе с петроглифами, документирующими культуру неолита в Фенноскандии. Серийный объект включает 33 памятника в двух составных частях на расстоянии 300 км друг от друга: 22 объекта с петроглифами на Онежском озере в Пудожском районе, на которых в общей сложности представлено более 1200 рисунков, и 3411 рисунков на 11 объектах на берегу Белого моря в Беломорском районе. Наскальные рисунки на Онежском озере в основном изображают птиц, животных, фигуры полулюдей и полуживотных, а также геометрические фигуры, которые могут символизировать луну и солнце. Петроглифы Белого моря в основном состоят из рисунков, изображающих сцены охоты и мореплавания, включая соответствующее оборудование, а также следы животных и людей. Они демонстрируют значительные художественные качества и свидетельствуют о творчестве каменного века. Петроглифы связаны с различными местами, включая поселения и захоронения.

Информация об объекте на сайте Центра всемирного наследия.

 

Этапы истории культуры русского средневековья

Культура русского средневековья имела своими истоками культуру восточнославянских племен. К концу XVII в. она прошла большой путь развития и сохранила самобытные черты, приобретенные в IX — X вв. Вместе с тем ей были присущи общие свойства средневековой культуры других народов. К их числу можно отнести следующие.

1) Малая подвижность культуры, основанной на традиционных образцах и стереотипах.

2) Господство религиозного мировоззрения и религиозно-мистической общественной психологии — «мир создан Богом, и задача человека отразить богоустройство мира». Вся духовная жизнь общества и ее отражение в искусстве носят религиозный характер, а общественное устройство и верховная власть дается людям, как представляется, от Бога.

3) Эмпирическое накопление знаний об отдельных явлениях природы; науки как инструмента познания законов пока еще нет.

4) Производительная сила общества развивается медленно в порядке накопления навыков производства от поколения к поколению.

Внутри этого длительного исторического периода развития культуры выделяются этапы, соответствующие определенным историческим условиям жизни российского общества, которые определяли своеобразие русской культуры.

Первый этап — Киевская Русь (IX — XII вв. до монголо-татарского нашествия). В это время идет становление культуры древнерусской единой народности на основе распространения письменности и православного христианства среди полутора десятков восточнославянских и финно-угорских племен под большим влиянием Византии. Характер и уровень развития культуры был близок к западноевропейской, а городская культура Киева и Новгорода не уступала, к примеру, Парижу и Лондону. В искусстве — это этап исторического монументализма: храмы, монастыри; в литературе — летописи и религиозные сочи­нения. Самая знаменитая летопись Древней Руси — «Повесть временных лет» монаха Киево-Печерского монастыря Нестора во второй половине XI в.; составителем первого летописного свода был игумен Сильвестр в начале XII в. Грамотность довольно широко была распространена на Руси, действовали светские городские, церковные и монастырские школы. При монастырях и епископских кафедрах собирались большие библиотеки рукописных книг, из монастырских учебных заведений вышли многие выдающиеся деятели древнерусской культуры — митрополит Илларион, математик Кирик, философ К. Туровский.

В целом, перенесенные на русскую почву духовные евразийские ценности Византии (идеология, этика, эстетика) трансформировались и начинали новую жизнь, приобретая иные черты под воздействием национальных славянских творческих сил. Древнерусская культура приобрела славянско-православный характер. Это проявилось в сфере изобразительного и прикладного искусства. Древнерусское искусство не было ни ветвью византийского, ни аналогом западноевропейского, оно имело самобытный «эпически-былинный склад». В архитектуре выработался русский тип церкви — крестово-купольный белокаменный храм. В живописи икона стала классической формой русского средневекового искусства с особыми просветленными чертами, храмовые росписи отражают героико-исторические сюжеты. Литература дала шедевры — «Слово о полку Игореве», описания событий в летописях и записи народного эпоса. В период феодальной раздробленности культурное на­следие расширяется в отделившихся княжествах и приобретает в них свои особые черты.

Второй этап — монгольское нашествие и разделение раздробленной Руси на зоны влияния (XIII — XIV вв.). Монголо-татарское иго замедлило развитие русской культуры, но косвенно способствовало быстрому распространению христианских взглядов на мир. Формируются три ветви народов из единого древнерусского, меняются культурные связи, которые оказывают свое влияние на каждую ветвь. На юго-западные и западные княжества усилилось влияние Польши и Литвы. На северо-востоке воздействовало монголо-татарское господство.

Третий этап (XIV — XV вв.) — складывание культуры великорусской народности, слияние местных культур с московской куль­турой, наследницей владимиро-суздальской. Исполненная драматизма борьба за освобождение страны породила мощный духовный подъем, отразившийся в литературе и искусстве. Москва после падения Византии объявляется «третьим Римом». Объединение русских земель и образование единого государства сопровождается унификацией культуры и возникновением официальной идеологии. Летописи соединяют историю Москвы с Киевской Русью, описывают возникновение династий (ведут их от римских императоров). Освобождение от монголо-татарского ига, создание единого государства в эпоху Ивана III было отмечено созданием великого архитектурного ансамбля — Московского Кремля.

Объединение русских земель вызвало расцвет русского искусства. Крупнейшими культурными центрами в XIV — XV вв. были Москва, Новгород, Тверь и Псков. Продолжает развиваться хра­мовая архитектура, складывается общерусский тип церкви — шатровый храм. XIV — XV вв. по праву считаются классическим периодом русской иконописи. Выдающимся художником конца XV в. был Феофан Грек, в своих фресковых росписях он соединил лучшие традиции византийского и русского искусства, воплотил суровую одухотворенность и высокий нравственный идеал. Следующий этап русской живописи — искусство Андрея Рублева и его школы. Выдающимся памятником мирового искусства стала его «Троица», где с необычайной силой воплощена идея мира и чело­веколюбия.

Четвертый этап (XVI в.) — время создания культурной системы централизованного государства, монументальных храмов в ознаменование побед России, развития религиозной публицистики и зарождения политической публицистики (переписка Ивана Грозного с князем Андреем Курбским). В то время как на Западе идет реформаторство в церкви и утверждается протестантство, в России в православной церкви в споре «иосифлян» и «нестяжателей» утверждаются идеи «божьей правды», стремление ко всеобщей справедливости и братской любви между людьми (послания игумена Кирилла Белозерского).

Во второй половине XVI в. в России развивается книгопечатание. Первая русская печатная книга «Апостол», изданная в Москве первопечатником Иваном Федоровым, датируется 1564 г., однако насчитывается еще семь книг без точной даты. Кроме религиозных книг, Иван Федоров и его помощник Петр Мстиславец выпустили во Львове в 1574 г. первый русский букварь — «Азбуку». К концу XVI в. в России было издано 20 книг. Это способствовало росту грамотности в российском средневековом обществе, культурному суверенитету российской цивилизации. В XVI в. самобытная русская культура приобрела славянско-азиатский характер в силу значительного влияния азиатских культур при существенной изоляции Руси от Запада.

Пятый этап (XVII в.) — события «Смутного времени» поколебали многие устои традиционной средневековой культуры, начинается процесс ее «омирщения» и индивидуализации, появляется «светская культура» в верхних слоях российского общества. Присоединение Украины, западных земель, расширение контактов с европейскими странами и привлечение на службу иностранцев усилили западноевропейское культурное влияние.

«Московское государство в XVI — XVII вв., — отмечал Л. Н. Гумилев, — зарекомендовало себя как страна национальной терпимости». Эта традиция привлекла «целый ряд этносов, органически вошедших в единый суперэтнос». Так формировался евразийский характер российской цивилизации.

Характерные черты российского развитого феодализма

«Соборное уложение» 1649 г. и последующее развитие российского общества в XVII в. завершили формирование российского развитого феодализма. Особые исторические условия придали ему своеобразную форму и отставание от западноевропейского феодализма, вступившего в начале XVT в. уже в свою позднюю стадию. Одной из главных отличительных черт российского феодализма стала особая роль государства в жизни общества. Главная задача государства заключалась в организации вооруженных сил и ведении вооруженной борьбы. Это определило значение центральной власти в политической системе общества. Носитель ее — московский царь. В его руках сосредоточилась вся полнота верховной государственной власти — законодательной, исполнительной и судебной. Но это не был (кроме Ивана Грозного) полный произвол. Царь ограничен обычаями и традициями, которые обязательны для всех и излагались в судебнике (1550), а затем в «Соборном уложении» (1649): «Чтобы Московского государства всяких чинов людям суд и расправа была всем равна». Сословно-представительная монархия постепенно перерастала в XVII в. в абсолютистскую. Боярская дума и Земский собор постепенно вытеснялись государственным аппаратом. Если с XVI до половины XVII в. Московское государство было «самодержавно-земским» с властным самоуправлением, то затем оно становится «самодержав­но-бюрократическим». В нем главную роль играли приказные дьяки и воеводы, подчиняющиеся приказам — органам государственного управления.

Военная направленность государства определила во многом особенности социальной структуры общества, формирование в нем сословий. Основную массу московского войска составляло конное ополчение землевладельцев-вотчинников (бояр) и помещиков (дворян). Не имея финансов и технических средств для создания регулярной армии, московская центральная власть раздавала «служилым людям» землю с крестьянами в «поместья». К концу XVII в. боярство утратило свою мощь и сблизилось с дворянством. Дворяне владели поместьями на праве наследования в случае продолжения службы детьми после их родителей. К «служилым людям» от­носились также стрельцы, пушкари, ямщики, казаки, казенные мастера, получавшие «жалование» от государства. Особое сословие составляло духовенство.

Способность государства осуществлять свои функции, а землевладельцев нести «государеву службу» обеспечивалась трудом крестьян, которые несли тягло (комплекс повинностей) в пользу государства и своего феодала. Крестьяне, жившие на землях феодалов, несли тягло в пользу и феодала, и государства; близко к ним по положению примыкали монастырские крестьяне. Государственные (черносошные) крестьяне несли тягло в пользу только государства, которое выступало как коллективный феодал. Крестьяне объединялись в общины. После утверждения крепостного права они не могли уходить из общины и менять своего феодала. Особый слой составляли холопы — домашние рабы, являвшиеся наследственной собственностью своего владельца. Характерно для средневекового российского общества, что и аристократия, и дворяне считались «холопами государевыми». Над их личностью и имуществом государь имел полную власть. Низшие слои «служилых людей» одновременно занимались промыслами и сельским хозяйством. Первоначально всем свободным людям был открыт доступ «на государеву службу», но постепенно этот слой приобретает характер замкнутого сословия.

К концу XVII в. в России насчитывалось не менее 300 городов, самый крупный из них — Москва (до 200 тыс. жителей). Города были центрами ремесла и торговли. В XVII в. ремесленное производство (для конкретного заказчика) перерастает в мелкотоварное, зарождаются внутренний и внешний рынки, появляются мануфактуры, главным образом государственные. Внешняя торговля шла на запад через Архангельск (Английский и Голландский торговые дворы) и на восток через Астрахань (Индийский и Персидский торговые дворы). Ведущую роль в ней играли иностранные купцы, вывозящие в основном сырье. Английский флот построен из русского леса, а канаты сделаны из русской пеньки. Но государство поддерживало русских купцов. Торговый устав 1667 г. повышал пошлины на иностранные товары и ограничивал иностранную торговлю пограничными торговыми центрами. В отличие от Европы, города на Руси жестко встроены в общую государственную феодальную систему. Преобладание земледелия в хозяйственной жизни, а военно-землевладельческого класса в социально-политическом строе оттесняло торгово-промышленный слой далеко на задний план, что сдерживало процесс первоначального на­копления капитала и появление буржуазии. Основная масса городских жителей называлась посадскими людьми. Верхушку городского населения составляли купцы. Самые богатые из них царским решением объявлялись «гостями». Все посадские люди объединялись в тягловую общину. Посадским «тяглецам» запрещен выход из посадов, они не могли продавать свои дворы и дворовые участки не тяглым людям. Городские ремесленники объединялись по профессиональному признаку в слободы и сотки, выбирали своих старост и сотских.

В последней трети XVII в. Россия достигла политической стабильности и определенного экономического благосостояния. Страна проводила перестройку армии на европейский лад, расширяла свои границы и международные связи. Огромное многонациональное государство выходило на мировую арену. Строительство российского государства при суровом климате, в изоляции от развитых государств Запада, бедности и относительной малочисленности населения шло трудными путями, в постоянной борьбе за выживание и сохранение своей независимости. Здесь закладывалось драматическое и взрывоопасное противоречие российской общественной жизни: могущество государства достигалось за счет бесправия и нищеты его граждан, а ослабление государства грозило утратой национальной самостоятельности под натиском быстро развивающихся западноевропейских стран.

Пережив кризисный период «Смутного времени», отбросивший страну назад, и отразив интервенцию с Запада, укрепившееся и расширившееся российское государство в конце XVII в. прочно утвердилось на востоке Европы. Остро встал вопрос о его месте в европейской системе государств, а усиление экономических и политических связей показало отсталость от европейского мира. В высших кругах зреет сознание необходимости новых реформ и использования достижений западной цивилизации для более быстрого экономического и культурного развития.

«Особенности становления и развития российской цивилизации. Роль и место России в мировом развитии.» КОНСПЕКТ урока истории 10 класс

Тема урока: Особенности становления и развития российской цивилизации.

Роль и место России в мировом развитии.

Цель урока: проанализировать основные особенности становления и развития российской цивилизации.

Задачи урока:

2. Рассмотреть особенности развития российской цивилизации

3. Рассмотреть особенности становления российской цивилизации

4. Показать, как природно-климатический фактор влияет на формирование национального характера

1. Формировать навыки учебно-исследовательской работы: работать с высказываниями

2. Формирование умений составлять схему и таблицу

3. Развитие познавательных интересов школьников, критического мышления в процессе восприятия информации и определение собственной позиции

1. Воспитывать у учащихся чувства гордости и патриотизма за свое Отечество, его историю

 

Тип урока: лекция (вводный урок)

План урока:

1. Отечественная история: цели изучения

2. Особенности развития российской цивилизации

3. Особенности становления российской цивилизации

Ход урока:

I. Организационный момент

1 – 2 мин.

Здравствуйте, ребята. Садитесь.

Включение учащихся в образовательный процесс.

II. Изучение новой темы

36- 40 мин.

Умом Россию не понять Аршином общим не измерить У ней особенная стать В Россию можно только верить

Ф.И. Тютчев

Слова Тютчева известны, часто цитируются, вызывают чувство национального восхищения и гордости, но иногда служат оправданием собственной беспечности.

Действительно ли у России свой особый путь, своя судьба и особое историческое предназначение? Попробуем сегодня разобраться в этом.

Вопрос: Как Вы понимаете, что такое история?

История изучает прошлое, его развитие, закономерности и особенности эволюции (то есть изменений, преобразований)

в пространственно – временных измерениях.
     Важнейшей для каждого человека является Отечественная история.

Вопрос: Для чего мы изучаем историю?

История помогает нам постигнуть свое особое место в длинной череде человеческих поколений: кто мы, где наши исторические корни, какое место занимает наш народ

в истории Европы и Азии, каковы его взаимоотношения с другими странами и народами. История призвана показать жизнь во всем

многообразии – величии и падениях, замечательных делах, прекрасных достижениях

человечества и промахах.

Цели (изучения истории):

1. Изучение истории, для того, чтобы не совершать ошибок

прошлого. История прошлого

должна научить нас всех. И в этом одно из ее главных предназначений.

На разговоры о том, что история никого и ничему не научила, выдающийся русский историк В.О.

Ключевский ответил: «История учит даже тех, кто у неё не учится:

она проучивает их за невежество и пренебрежение».

2. Прошедшие поколения передают нам свои трудовые навыки, опыт,

достижения, успехи – материальные, духовные,

культурные.

3. Воспитание патриотизма. Если будем мы любить и ценить свое Отечество, если будем желать ему

блага, если достигнем единства в представлении этого блага не только для себя, но других людей, если сумеем из нашей Истории извлечь пути и методы достижения этого блага, то Россия переживет

сложнейшие времена, и «занавес» российской истории не опустится.

4. Изучение роли и места

народа в мировом развитии.

Особенности становления

Российской цивилизации

1. Начинает складываться с V-VI вв., т. е может воспринять наследие

восточных и античных цивилизаций, а также влияние средневековой европейской и исламской культур, тюркских народов, Монголии и Китая.

2. Испытывала существенное влияние Великого переселения народов.

3. Изначально складывается как

многонациональное государство

(конгломерат фино-угорских,

славянских и кочевых народов

Азии)

4. С X в. (988 г.) – мощнейший

центр, оплот православия в Восточной Европе, теснейшая

духовная связь со странами

Балканского п-ва (Грецией,

Болгарией, Сербией и др).

следовательно, складывается

представление о православном братстве.

Особенности развития

российской цивилизации

1. постоянный вызов из вне

(кочевые народы IX-X вв.,

монголо-татарское нашествие,

польско-литовская интервенция,

нашествие Наполеона). Россия часто выступала как последний форпост.

2. монголо-татарское иго –

мощнейшее влияние Азии.

Возникновение «вечного»

вопроса в рос. историографии

– что есть Россия – Европа или Азия?

(работа с высказываниями см. Приложение 1)

3. вся история России – история колонизации. Известный историк Ключевский называл колонизацию «основным фактором русской истории».

4. неблагоприятные природно-

климатические условия.

3 последствия

1. огромные траты сил и энергии на обеспечение элементарного выживания.

2. формирование определенных черт характера часто противоречащих друг другу

(терпеливость, покорность // мужество, упорство, самоотверженность)

3. контролирующая подавляющая

роль государства

К XIX в. самая большая территория

— неисчерпаемые возможности для

освоения, богатейшие природные

ресурсы, с одной стороны, и

необходимость защиты, с другой стороны, даже в мирное время

(самая большая протяженность границы с др. )

5. Особая роль русской

православной церкви в истории

России. В период раздробленности

на Руси – церковь, по сути,

единственный цементирующий

фактор, способствующий

возрождению русского государства.

Отвечают на поставленные вопросы.

По ходу рассказа учителя записывают цели (изучения истории).

Записывают особенности становления российской цивилизации.

Записывают особенности развития российской цивилизации.

Работают с высказываниями.

Зарисовывают схему.

III. Подведение итогов урока

1- 2 мин.

Домашняя работа:

Устно: записи в тетради

Письменно:

Напишите мини-сочинение на одну из предложенных тем:

а) Зачем нужна история? Почему необходимо знать историю своего Отечества?

б) Объясните смысл выражения: «История — учитель жизни»?

Записывают домашнее задание


русская литература | Британика

Русская литература , совокупность письменных произведений, созданных на русском языке, начиная с христианизации Киевской Руси в конце 10 века.

Необычный облик русской литературной истории был источником многочисленных споров. Три крупных и внезапных разрыва делят его на четыре периода — допетровский (или древнерусский), имперский, послереволюционный и постсоветский. Реформы Петра I (Великого; годы правления 1682–1725), который быстро вестернизировал страну, создали настолько резкую пропасть с прошлым, что в XIX веке было принято утверждать, что русская литература возникла всего за столетие до этого.Самый влиятельный критик XIX века Виссарион Белинский даже назвал точный год (1739) начала русской литературы, тем самым лишив всех допетровских произведений статуса литературы. Русская революция 1917 года и большевистский переворот позже в том же году привели к еще одному серьезному расколу, в конечном итоге превратив «официальную» русскую литературу в политическую пропаганду коммунистического государства. Наконец, приход к власти Михаила Горбачева в 1985 году и распад СССР в 1991 году ознаменовали еще один драматический перелом. Что важно в этой модели, так это то, что переломы были внезапными, а не постепенными, и что они были продуктом политических сил, внешних по отношению к самой истории литературы.

Британская викторина

Русская литература

Вы думаете, что знаете русскую литературу? Проверьте свои знания с помощью этого теста.

Самым прославленным периодом русской литературы был XIX век, когда в поразительно короткий период были созданы бесспорные шедевры мировой литературы. Не раз отмечалось, что подавляющее большинство русских произведений мирового значения было создано при жизни одного человека, Льва Николаевича Толстого (1828–1910). Действительно, многие из них были написаны в течение двух десятилетий, 1860-х и 1870-х годов, периода, который, возможно, никогда не был превзойден ни в одной культуре по чисто концентрированному литературному блеску.

Русская литература, особенно имперского и послереволюционного периодов, имеет определяющими характеристиками глубокую озабоченность философскими проблемами, постоянное осознание своего отношения к культурам Запада и сильную тенденцию к формальному новаторству и нарушение принятых родовых норм. Сочетание формального радикализма и озабоченности отвлеченными философскими вопросами создает узнаваемую ауру русской классики.

Древнерусская литература (10–17 вв.)

Условный термин «Древнерусская литература» является анахронизмом по нескольким причинам.Авторы произведений, написанных в это время, явно не считали себя «старыми русскими» или предшественниками Толстого. Более того, этот термин, представляющий точку зрения современных ученых, стремящихся проследить происхождение более поздних русских произведений, затемняет тот факт, что восточнославянские народы (земли, тогда называвшейся Русью) являются предками украинцев и белорусов, а также современный русский человек. Произведения древнейшего (киевского) периода также привели к современной украинской и белорусской литературе.В-третьих, литературным языком, установившимся в Киевской Руси, был церковнославянский, который, несмотря на постепенное увеличение местных восточнославянских вариантов, связывал культуру с более широкой общностью, известной как Slavia orthodoxa , то есть с восточно-православными южными славянами Балканы. В отличие от настоящего, это более широкое сообщество имело приоритет над «нацией» в современном смысле этого слова. В-четвертых, некоторые задаются вопросом, можно ли эти тексты правильно называть литературными, если под этим термином подразумеваются произведения, предназначенные для выполнения прежде всего эстетической функции, поскольку эти сочинения обычно писались для церковных или утилитарных целей.

Основные характеристики русской нации в ХХ веке на JSTOR

Абстрактный

Русская нация возникла как особая социокультурная система с образованием Киевского или Варяжского государства в середине IX века. Эта нация с того времени и до настоящего времени оставалась основной группой, деятельность которой во многом определила характер последующего характера российского государства, культуры и исторической судьбы.К существенным характеристикам русской нации относятся: ее сравнительно долгая жизнь, огромная жизненная сила, замечательное упорство, выдающаяся готовность жертвовать ради своего выживания со стороны ее членов, необычайный территориальный, демографический, политический, социальный и культурный рост. К этим существенным признакам можно отметить ряд дополнительных особенностей: расовое и этническое разнообразие, единство в разнообразии, постановка нерусских лиц на высшие политические и социальные посты, сравнительная мирная экспансия и рост, ведение преимущественно оборонительных войн, сравнительная организованность и высокая самоотверженность членов.Как и другие западные страны, Россия пережила подъем и упадок христианской философии и ее замену агностической, материалистической и атеистической философией. С конца 1920-х годов в России стали проявляться и другие черты: вытеснение грубой силы верховенством закона, модификация тоталитаризма в пользу экономической и социальной демократии, создание нерусских национальностей как автономных групп, восстановление моногамной семьи, рост материального благосостояния, культурный рост и нравственное возрождение советского народа.

Информация о журнале

Каждый выпуск «Анналов Американской академии политических и социальных наук», редактируемый приглашенными учеными и экспертами в этой области, представляет более 200 страниц своевременных, глубоких исследований по важной теме, представляющей интерес для его читателей, в том числе ученых , исследователи, политики и специалисты.

Информация об издателе

Сара Миллер МакКьюн основала издательство SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества.SAGE является ведущим международным поставщиком инновационного высококачественного контента, который ежегодно публикует более 900 журналов и более 800 новых книг, охватывающих широкий спектр предметных областей. Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео. Контрольный пакет SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, а после ее жизни перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечивает постоянную независимость компании. Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне.www.sagepublishing.com

Крепостное право и экономическое развитие России

Среди экономистов ведутся споры о влиянии крепостного права на экономическое развитие. Эта колонка проливает свет на эти дебаты, используя новый набор данных из России 19-го века. Полученные данные показывают, что крепостное право было решающим фактором, вызвавшим экономический спад. За отменой крепостного права последовал резкий рост производительности сельского хозяйства, уровня жизни крестьян, развитие промышленности.

Крепостное право было одним из ключевых институтов русской истории. В этой колонке утверждается, что относительно поздняя отмена крепостного права была важным фактором расхождения в экономическом развитии между Россией и Западной Европой.

Крепостное право — это термин, обозначающий институт принудительного сельскохозяйственного труда, существовавший в Средние века по всей Европе. К началу Нового времени он в значительной степени исчез в Западной Европе, но сохранялся в Восточной Европе и, в частности, в Российской империи до XIX века.Крепостные были привязаны к земле и должны были выполнять обязанности, возложенные помещиком. Их правовой статус, обязанности и права сильно различались во времени и в разных регионах.

Ученые спорят о влиянии крепостного права на развитие. С одной стороны, такие ученые, как Норт и Томас (1973) и Асемоглу и Робинсон (2012), утверждают, что ограниченные права крепостных на их труд и человеческий капитал искажают стимулы, препятствуют эффективному распределению ресурсов и, как следствие, наносят ущерб экономике. рост.С другой стороны, в ряде исследований этот вывод оспаривается, изображая крепостное право как динамичный институт, поддерживающий значительную скорость экономического развития (например, Moon 1996, Dennison 2011 и Stanziani 2014). Они указывают, что помещики были единственным социальным классом, который мог в то время гарантировать и обеспечивать соблюдение общественного порядка, накапливать ресурсы для запуска новых проектов, когда доступ к кредитам был ограничен, и обеспечивать минимальное потребление продуктов питания крестьянам во время голода.

Новые данные о влиянии русского крепостного права на экономическое развитие

Наша недавняя статья (Маркевич и Журавская, 2015) проливает свет на эту дискуссию.Мы первыми провели строгий эмпирический анализ для оценки влияния крепостного права на экономическое развитие Российской империи на протяжении XIX века. Наши результаты убедительно подтверждают предположение о том, что крепостное право было важнейшим фактором замедления экономического развития Восточной Европы и что разница во времени отмены крепостного права является важной причиной расхождения путей развития на европейском континенте.

Этот анализ стал возможен благодаря новому набору панельных данных результатов развития на уровне провинций, который мы построили для европейской части Российской империи в XIX веке.Используя эти данные, мы фиксируем очень большой (по величине) и резкий (по срокам) рост производительности сельского хозяйства, уровня жизни крестьян, промышленного развития в результате отмены крепостного права.

Рисунки 1 и 2 иллюстрируют эти результаты. Они показывают отклонения показателей продуктивности сельского хозяйства (рис. 1) и питания крестьян (рис. 2) от долгосрочной тенденции во времена освобождения крепостных в Российской империи.

Рисунок 1 .Отмена крепостного права и производительность сельского хозяйства

Рисунок 2 . Отмена крепостного права и крестьянское питание

Зерно было основным товаром, производимым в Российской империи в XIX веке.

  • Наши результаты показывают, что отмена крепостного права привела к увеличению урожайности зерна на 10%.

Это большой эффект, сравнимый с 40 годами совокупного развития; урожайность зерна в среднем увеличилась в 2 раза.5% за десятилетие в России 19 века. Этот результат подтверждает, что при ограниченном эффекте масштаба, как при производстве зерновых, принудительный труд оказывает негативное влияние на развитие сельского хозяйства. 1

Отмена крепостного права оказала очень большое положительное влияние и на уровень жизни крестьян, измеряемый ростом призывников в русскую армию.

Мы находим, что крестьяне стали выше на 1,6 сантиметра в результате освобождения в губерниях с наиболее тяжелыми формами крепостного права (барщина, барщина).

  • Мы также находим, что крестьянская смертность уменьшилась на 5,6 умерших на тысячу человек в результате освобождения крепостных в дополнение к тенденции развития.

Эти результаты говорят о том, что отмена крепостного права в России была одной из важнейших гуманитарных реформ всех времен.

Наконец, мы находим существенное положительное влияние отмены крепостного права на промышленное развитие российской провинции.

  • В средней провинции объем промышленного производства увеличился на 60%, а занятость в промышленности увеличилась более чем вдвое в результате отмены крепостного права.

Заключительные замечания

В целом, по нашим контрфактическим оценкам, Россия была бы к 1913 г. примерно в два раза богаче, чем она была на самом деле, если бы она отменила крепостное право в 1820 г., а не в 1861 г., как считал император Александр I и требовали «декаберисты». «шляхетские либералы». В 1913 г., по данным Maddison (2007), ВВП на душу населения в России составлял 1488 долл. США (в долларах США 1990 г.). По нашим оценкам, отмена крепостного права в 1820 году означала бы, что ВВП на душу населения находился в диапазоне от 2513 до 2992 долларов.Таким образом, к 1913 г. национальный доход на душу населения в европейской части России был бы сравним с Норвегией (2447 долл.) или Швецией (3073 долл.) непосредственно перед Первой мировой войной.

Разница в уровне развития в два раза в 1913 году из-за контрфактической отмены крепостного права 40 годами ранее означает, что история России ХХ века могла пойти совсем по другому пути.

Ссылки

Асемоглу, Д. и Дж. Робинсон (2012), Почему нации терпят неудачу: истоки власти, процветания и бедности , Crown Publishing Group.

Деннисон, Т. (2011), Институциональные рамки российского крепостного права , Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Фогель, Р. (1989), Без согласия или контракта: Взлет и падение американского рабства , W&W Norton and Company, Inc.

Маркевич, А. и Е. Журавская (2015 г.), «Экономические последствия отмены крепостного права: свидетельства Российской империи», Дискуссионный документ CEPR 10398.   

Мун, Д. (1996), «Переоценка российского крепостного права», European History Quarterly , 26: 483-526.

North, DC and RP Thomas (1973), The Rise of the Western World: A New Economic History , New York: Cambridge University Press, 1973.

Станциани, А (2014), «Русское крепостное право: переоценка», Ab Imperio , 2014(2): 71–99.

Сноска

1 Это контрастирует со случаем американского рабства, для которого принудительный труд оказался лучше бесплатного труда из-за эффекта масштаба при производстве хлопка и табака (Fogel 1989).

описаний курсов | Кафедра русского языка

31. Мир как слово: русская проза XIX века

В своих Философских письмах, Петр Чаадаев, русский интеллектуал XIX века, сравнил российскую историю с историей западной цивилизации. Чаадаев провозгласил, что Россия оторвана от мирового сообщества, не принадлежит ни к какой культурной системе и ничего не делает для прогресса человеческого духа. С тех пор русские писатели и мыслители бились над категорическим вердиктом Чаадаева.В одном ответе поэта 20-го века Осипа Мандельштама указывалось, что Чаадаев упустил из виду один единственный вклад: русский язык. «Такой высокоорганизованный, такой органичный язык — это не просто дверь в историю, это сама история». Доводя точку зрения Мандельштама до логического завершения, именно российская литература становится предметом изучения некоторых текстов, составляющих этот Розеттский камень. Читая некоторые из самых знаменитых произведений русской художественной литературы XIX века — тексты Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, Гончарова, Достоевского, Толстого и Чехова, — мы попытаемся объяснить особый характер русской литературы и ее уникальную роль в Русская история и культура.

Обучение на английском языке. Открыт для всех классов. Расстояние: горит; WCult: W & культ

32. Красное чтение: русская фантастика ХХ века

В этом курсе рассматриваются основные произведения русской литературы ХХ века. В течение этого века народ России пережил ряд катастрофических событий, в том числе две мировые войны; свержение 300-летней династии Романовых и торжество большевистской революции; гражданская война; массовая травма коллективизации; Большой террор сталинизма; и развал Советского Союза.Читая и обсуждая романы, рассказы, стихи и пьесы, написанные русскими писателями того времени, мы будем рассматривать соотношения и противоречия между русской социально-исторической реальностью и художественным выражением. Помимо чтения литературных и исторических источников, мы посмотрим фильмы, созданные одними из самых знаменитых российских кинематографистов 20 900 69 900 70 века.

Обучение на английском языке. Открыт для всех классов. Расстояние: горит; WCult: W.

33. Читая Russia Today: авангарды, антиутопии и мечтатели

Этот курс посвящен русскоязычной литературе, кинематографу, искусству и культуре в новом тысячелетии (с начала 2000-х до наших дней), включая важнейшее обсуждение позднесоветского периода и 1990-х годов.Начиная с распада СССР культурная жизнь в России характеризовалась непрекращающимися изменениями, но также и возрождением знакомых паттернов, тенденций и проблем. Большая часть современной российской литературы и искусства вовлечена в сложные переговоры с советским прошлым и его социальными, культурными и политическими институтами, а также смотрит в неопределенное, иногда угрожающее будущее. Стремясь понять Россию сегодня, мы рассмотрим истории, которые Россия рассказывает о себе — себе и внешнему миру, — а также истории, которые другие рассказывают о России.Мы будем читать романы, рассказы, пьесы и стихи, смотреть фильмы и обсуждать визуальное и перформансное искусство, затрагивающее гендер и секс, активизм и насилие, семейную и национальную идентичность, общение в Интернете и другие языковые проблемы.

Обучение на английском языке. Открыт для всех классов. Расстояние: горит; WCult: W.

35. Достоевский и проблема зла

Достоевский обнажил трагедию человеческого бытия и прощупал самые сокровенные тайники человеческой психики, чтобы показать ужасающую одиночество человека, отделенного от Бога.Возмущенный миром, в котором страдают невинные дети, Достоевский испытывал смысл христианства, личную ответственность и человеческую солидарность. В этом курсе рассматриваются его основные романы с особым акцентом на художественное выражение его философских взглядов. Эти взгляды будут рассмотрены в контексте российской интеллектуальной истории. Чтения включают Записки из подполья, Преступление и наказание, Идиот, Бесы и Братья Карамазовы.

Обучение на английском языке. Открыт для всех классов. Расстояние: горит; WCult: W.

36. «Провидец плоти»: искусство и мысль Толстого

С детства и до конца жизни Толстой боролся со страхом смерти. Как он сам поставил проблему: «Есть ли смысл в моей жизни, который бы не разрушила ожидающая меня неминуемая смерть?» В поисках защиты от этого страха он изучал великих философов и внимательно изучал систему ценностей крестьян.Он находил временное облегчение в войне и в браке, но окончательное решение всегда ускользало от него. Эволюция этой темы и формальных приемов, с помощью которых Толстой выразил ее в своей прозе, прослеживается в автобиографическом цикле, кавказских повестях и севастопольских повестях. Эти произведения послужат контекстом для тщательного изучения основных романов, Война и мир и Анна Каренина . Этот курс завершится кратким рассмотрением прозы, которую Толстой написал после своего обращения.

Обучение на английском языке. Открыт для всех классов. Расстояние: горит; WCult: W.

38.10. Современный заговор: русские и американские конспирологические традиции (идентично COLT 63.02)

Нарратив о заговоре стал доминировать в нашем национальном и международном политическом дискурсе, как никогда в современной истории. Поэтому важно, чтобы мы понимали действие повествования о заговоре, его психологическую привлекательность и политическую функцию, а также его разрушительные социальные последствия.В этом курсе мы исследуем две национальные конспирологические традиции, американскую и российскую, а также параллельный подъем и ошеломляющее сближение русского и американского заговоров в наш текущий политический момент. Для этого мы исследуем историческое происхождение, форму, функции и эффективность конспирологических нарративов в этих двух традициях в 20-м и 21-м веках. В конечном счете, мы подойдем к теориям заговора как к способам познания, проникновения и упорядочивания сложных и непрозрачных реальностей.Они также являются мощным нарративным оружием, которое ставит под угрозу общие истины, на которых основаны сплоченные общества. Наши курсы включают Мастер и Маргарита (Булгаков), Горнило (Миллер) и Весы (ДеЛилло), Иван Грозный Часть II (Эйзенштейн) Маньчжурский Кандидат 2 9002 Матрица (Вачковски), а также литературные и культурологические исследования конспиративного повествования и идей.

Обучение на английском языке.Dist:INT или TMV; WCult:W

50.02. Русская революция (идентично HIST 56)

Русская революция 1917 года и захват власти большевиками оказались одними из важнейших событий 20-го века, и они имели глубокие последствия для мировой истории вплоть до наших дней. В этом курсе студенты исследуют причины и последствия этих важных событий и решают ряд сложных и запутанных исторических вопросов, которые до сих пор разделяют историков.Мы начнем с рассмотрения того, как далеко идущие социальные изменения и внешние вызовы в конце XIX века столкнулись с 300-летней династией Романовых и как, в конечном счете, эта династия не смогла адаптироваться к современной эпохе. Студенты узнают о разнообразных политических движениях, возникших в оппозиции к старому режиму, и о так называемой революции 1905 года, которая потрясла, но не свергла царя.

Расст:SOC; WCult:W

71. Семинар повышения квалификации по русской культуре

На этом семинаре продвинутые учащиеся и носители русского языка имеют возможность читать в оригинале и углубленно изучать произведения, занимающие центральное место в русской интеллектуальной истории и литературной традиции.Темы из года в год меняются и могут концентрироваться либо на отдельных авторах (Пушкин, Чехов, Гоголь), либо на периоде (Средневековье, Серебряный век, постсоветское время), либо на явлении (русский юмор, народная культура, утопизм). ).

Необходимое условие: хотя бы один курс в 40-х годах или разрешение инструктора.

Обучение на русском языке. Расстояние: горит; WCult: W.

 

 

Феодальное будущее (не застрявшее во времени)


Этот пост является частью Введения в Освобожденный во времени: о постсоветском сверхъестественном , продолжающемся во вторник/четверг летней рубрики на Всероссийском канале.Его также можно найти на веб-сайте Элиота Боренштейна. Чтобы получать уведомления о новых сообщениях по электронной почте, пишите на [email protected]

.

Когда президент России сравнивает вирусы с смутно припоминаемыми варварскими захватчиками прошлого, и когда первое постсоветское десятилетие постоянно изображается в терминах кризиса начала XVII века, должны ли мы действительно удивляться тому, что так много представлений о будущем России напоминают популярные концепции средневековья? Средневековое будущее, конечно, знакомый образ в истории научной фантастики, особенно в Уолтере М.Классический роман Миллера-младшего « Песнь для Лейбовица » (1959), в котором рассказывается о поколениях монахов, пытающихся воссоздать цивилизацию после ядерной катастрофы. Хотя постапокалиптический сеттинг делает средневековое будущее более правдоподобным, он не является обязательным требованием, как, безусловно, показывают романы Фрэнка Герберта « Дюна » (1965-). Средневековую обстановку можно спроецировать и на другие, менее «продвинутые» планеты, как в «» братьев Стругацких «Трудно быть богом» (1964). Средневековые атрибуты эпического фэнтези (и расцвет русского жанра, известного как «славянские фэнтези») , безусловно, сохранили средневековье в спекулятивной литературе, как и многочисленные видеоигры на средневековую тематику.

Наиболее распространенное на Западе средневековое будущее, как правило, не просто постапокалиптическое, но и постнациональное: сама идея доапокалиптической нации так же далека, как ядерное деление (здесь настойчивая американскость Песнь для Лейбовица скорее исключение, чем правило). Хотя существует множество российских фантастических рассказов с более общим, наднациональным будущим, я бы сказал, что они борются с внутренними идеологическими тенденциями на постсоветском пространстве.Акцент путинской эпохи на суверенитет превыше всего в сочетании с преобладанием сумасшедших теорий этничности и нации, вдохновленных работами Льва Гумилева, делает мир без национальных границ антиутопическим по определению.

Русский средневековый футуризм, напротив, настойчиво русский . Футуристический средневековый сеттинг находится на территории России. И средневековое будущее, далеко не всегда антиутопическое, может быть даже не таким уж плохим. Татьяна Толстая воображает феодальное возрождение в своем постапокалиптическом романе « Рысь » (2000), книге, которая, хотя и описывает будущее, гораздо больше посвящена критике сегодняшнего дня.Феодальное будущее гораздо более развито двумя авторами, которые обращаются к конкретному моменту русской средневековой истории: Михаил Юрьев и Владимир Сорокин проецируют опричнину Ивана Грозного на ближайшее русское будущее. «» Юрьева «Третья империя » является вымыслом в той мере, в какой описывает события, которые (еще) не произошли, но гораздо больше соответствует традициям ранних произведений утопической литературы, отказывающихся от сюжета и персонажей в пользу хроники. и рассказ о путешествиях. Третья империя — это план возрождения Российской империи по образцу террора 16-го века. Соркинские День опричника, Сахарный Кремль и, в меньшей степени, Теллурия превращают фантазию Юрьева в кошмар.

 

Как общие кухни в России помогли сформировать советскую политику: соль: NPR

Анна Матвеевна приехала в эту коммуналку в Санкт-Петербурге.в Петербурге в 1931 году, когда ей было 8 лет. Предоставлено Европейским университетом, Санкт-Петербург, Россия, Университетом Колгейт и Корнелльским университетом. скрыть заголовок

переключить заголовок Предоставлено Европейским университетом, Санкт-Петербург, Россия, Университетом Колгейт и Корнелльским университетом.

В течение десятилетий после революции 1917 года большинство жителей Москвы жили в коммунальных квартирах; семь или более семей теснились вместе там, где раньше была одна, делили одну кухню и одну ванную комнату.Они были переполнены; Место для плиты и еда были ограничены. Бельевые веревки были разбросаны по кухне, белье одной семьи капало на омлет другой.

По мере индустриализации Советского Союза с 1920-х по 1950-е годы, когда миллионы людей хлынули в Москву из сельской местности, одной из целей нового правительства было обеспечение рабочих жильем. Людей стали заселять в квартиры, занятые богатыми или изгнанными новым режимом аристократами.

«Коммунальная квартира была своего рода микрокосмом советского общества, — говорит Аня фон Бремзен, автор книги «Овладевая искусством советской кулинарии ». «Люди из всех слоев общества, иногда абсолютные классовые враги, живущие рядом друг с другом. Выражение было «сгущенным». Надел был 9 квадратных метров на человека».

Григорий (Гриша) Фрейдин, профессор русской литературы Стэнфордского университета, вырос в 1940-х годах в коммунальной квартире на 10 семей в пяти кварталах от Кремля.»С одной стороны моей комнаты был человек, который мыл трупы в местном морге. Были две комнаты, где мать и отец служили в КГБ. Потом была женщина, чей муж отбывал наказание за кражу хлеба из хлебозавод, где он работал».

Сушка белья на коммунальной кухне в Москве. Предоставлено Европейским университетом, Св.Санкт-Петербург, Россия, Колгейтский университет и Корнельский университет скрыть заголовок

переключить заголовок Предоставлено Европейским университетом, Санкт-Петербург, Россия, Колгейтским университетом и Корнельским университетом.

Сушка белья на коммунальной кухне в Москве.

Предоставлено Европейским университетом, Св.Санкт-Петербург, Россия, Колгейтский университет и Корнельский университет

На кухне Фрейдина в каждой семье был небольшой кухонный стол, на котором стояло несколько кастрюль и сковородок. Имелись две четырехконфорочные печи. Каждый готовил себе еду — щи, борщ со свеклой, картошкой, гречневой кашей, вареной курицей.

Кухни стали источником напряженности и конфликтов. «Пять разных чайников, пять разных кастрюль с маркировкой», — говорит Эдуард Шендерович, венчурный инвестор и русский поэт.«Когда отношения между соседями были особенно ожесточенными, на шкафах можно было увидеть замки».

Семьи готовят быстро, в шахматном порядке. «Они готовили на кухне, но практически никогда там не ели, — говорит Маша Карп, родившаяся в Москве и работавшая редактором русской тематики на Всемирной службе Би-би-си с 1991 по 2009 год. — Они ходили со своими кастрюлями по коридору и есть в их комнате».

Переполненные кухни по замыслу

«Общая кухня была зоной боевых действий, — говорит Александр Генис, русский писатель и радиожурналист.«В сталинские времена [1928–1953] это было самое опасное место — кухня».

Шендерович соглашается: «Коммунальные кухни не были местом, куда можно привести друзей. Думаю, это была одна из идей создания коммунальной кухни. Над каждой коммуналкой был бы бдительный глаз общества. другой. Вы никогда не знаете, кто будет сообщать».

Но Аня фон Бремзен помнит, что было и товарищество. «Всегда была бабушка, которая заботилась о детях и делилась кусочком котлеты или салата оливье .А когда начали расформировывать коммуналки, то коммунальная кухня стала учреждением, по которому многие начали скучать». о политике

«Самая важная часть кухонной политики в раннесоветское время заключалась в том, что они хотели иметь дома без кухонь, — говорит Генис, — потому что кухня — это что-то буржуазное .Каждая семья, пока у нее есть кухня, имеет какую-то часть своей личной жизни и частной собственности». 1964 г., поясняет: «В сталинские времена теоретическая идея коммунизма провозглашала, что все люди должны быть равны, а женщины должны быть свободны от рабской работы на кухне. В квартире не должно быть кухни. Вы пойдете и пообедаете в столовой.»

Сестры Кухни, Давия Нельсон и Никки Сильва, независимые продюсеры, удостоенные премии Пибоди, которые создают радио- и мультимедийные истории для NPR и общественного вещания. Их серия «Скрытые кухни» путешествует по миру, рассказывая о малоизвестных кухонных ритуалах и традициях, которые исследуют, как сообщества объединяются через еду — от современной Сицилии до средневековой Англии, от австралийской глубинки до пустынного оазиса Калифорнии.

Это было частью романтического подхода первых послереволюционных лет, — говорит Маша Карп.«Люди забывают, каким невероятным потрясением была революция 1917 года, — говорит она. «Было огромное движение за то, чтобы освободить страну от царизма, осчастливить беднейшие классы. Люди думали, что, может быть, это хорошая идея — освободить домохозяйку от повседневных забот, чтобы она могла развиваться как личность. пианино, писать стихи, а готовить и мыть посуду она не станет. Продолжением этого прекрасного замысла была мысль о столовых и столовых».

Но идея со столовой не оправдалась.После революции началась гражданская война, а столовых не строили. Также, рассказывает нам Аня фон Бремзен, еда в столовых была ужасной, а женщины продолжали готовить.

«Большевики не любили еду. [Владимир] Ленин не был гурманом», — говорит фон Бремзен. «Они видели в этом топливо, им нужно было кормить рабочих. Большевики как бы хотели искоренить частную жизнь. И частный очаг, частная печь становятся очень политизированными».

После гражданской войны дефицит и голод 1920-х опустошил все, что осталось от русской кухни.Сталинская программа индустриализации включала индустриализацию продуктов питания. Появились совершенно новые продукты массового производства — такие продукты, как консервированные и обработанные супы, рыба, мясо и майонез.

«Весь Советский Союз, все 120 разных национальностей вдруг стали получать одно и то же», — говорит Гриша Фрейдин. «Выбор того или иного блюда, дегустации происходили на уровне политбюро. Какие конфеты производить, решали на специальном совещании у Сталина и [Вячеслава] Молотова.

Холодная война и кухонные дебаты

Со смертью советского лидера Иосифа Сталина в 1953 году и усилением холодной войны цель Советского Союза состояла в том, чтобы догнать и перегнать Соединенные Штаты. В 1959 году Никита Хрущев решил провести первый в истории культурный обмен выставками с Соединенными Штатами

Экспозиция Советского Союза в Нью-Йоркском Колизее продемонстрировала прогресс: на ней были представлены спутники, модель атомного ледокола и огромный памятники советским рабочим.

Но выставка американцев была посвящена образу жизни. Они построили огромный павильон в московском парке Сокольники, футуристический геодезический купол с американским джазом, баскетболом, рядами туфель на высоких каблуках, абстрактным искусством, длинными, гладкими американскими автомобилями. Выставка познакомила советских людей с невиданными и непробованными американскими продуктами.

Для многих советских посетителей выставки Pepsi Cola затмила всех. «Каждый посетитель проходил мимо прилавка, где выдавали пепси-колу в одноразовых бумажных стаканчиках», — вспоминает Гриша Фрейдин, которому тогда было 13 лет.Десять лет спустя была заключена историческая сделка, которая привела Pepsi в Россию. «Pepsi была первой американской компанией, еще до McDonald’s, которая открыла дверь. Частью сделки между Pepsi-Cola и Советским Союзом было предоставление Pepsi прав на распространение Stoli, столичной водки», — говорит Фрейдин. .

В центре американской выставки находился «типичный американский дом» с «типичной американской кухней». В нем были блестящие белые холодильники, стиральные машины и все новейшие электроприборы.

Когда вице-президент Ричард Никсон прибыл, чтобы открыть павильон, именно в этой модели кухни Бетти Крокер он и Никита Хрущев сделали незапланированную остановку и сошлись лицом к лицу в том, что сейчас известно как «Кухонные дебаты».

Советский премьер Никита Хрущев и вице-президент США Ричард Никсон ведут импровизированные и острые идеологические дебаты на образцовой американской кухне в июле 1959 года. Говард Сочурек/Тайм скрыть заголовок

переключить заголовок Говард Сочурек/Тайм

«Они ходят на эту кухню, — вспоминает Сергей Хрущев, — и Никсон говорит об американских достижениях, а мой отец — о советских достижениях.Они спорят друг с другом о том, какая система лучше». проблем, — сказал советский премьер, — мы никогда не согласимся с вами. Например, [советский государственный деятель Анастас] Микоян любит очень острый суп. Я не. Но это не значит, что мы не ладим.»

«Вы можете учиться у нас, а мы можем учиться у вас,» г.— сказал Никсон. «Должен быть свободный обмен. Пусть люди выбирают, какой дом, какой суп, какие идеи они хотят».

Итак, угроза атомной войны, экономический прогресс и дипломатия рассматривались через призму кухни. «Никсон и Хрущев говорили о еде, — говорит русский писатель Александр Генис, — о том, как люди живут, как люди едят».

24-летний мужчина восемь месяцев живет средневековым отшельником в русской глуши

Смогли бы ВЫ жить в средневековье? 24-летний парень проводит восемь месяцев в морозной русской пустыне в качестве средневекового отшельника


  • Проект начался в сентябре и продлится до конца мая
  • Только аутентичные инструменты и еда из древней Руси разрешено
  • Павел Сапожников, 24 года, может покидать ферму только для охоты или ловли рыбы в пищу
  • Он может отказаться от проекта, если его жизнь находится под угрозой, но должен оставаться на время болезни
  • Ферма и флигель были построены с использованием методов 10-го века

Виктория Вулластон

Опубликовано: | Обновлено:

Русский человек использует шанс избежать крысиных бегов до крайности, живя как отшельник 10-го века в заснеженных лесах России.

24-летний Павел Сапожников из Москвы проведет в общей сложности восемь месяцев, живя, как его предки, на копии старинной фермы в рамках социального эксперимента.

Ему разрешено покидать огороженную территорию фермы только для охоты и сбора пищи, ему запрещено любое общение, и он может использовать только подлинные инструменты из древней Руси.

Прокрутите вниз, чтобы увидеть видео

Россиянин 24-летний Павел Сапожников (на фото) последние четыре месяца проживает на точной копии фермы X века к северу от Москвы и, как ожидается, останется там до мая этого года.Сапожников может покидать ферму только для охоты за едой и может использовать только инструменты, которые использовались бы в Древней Руси

ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ ДРЕВНЕРУССКОГО ОТШЕЛЬНИКА

В начале проекта Павел Сапожников был дали возможность задокументировать день из жизни с помощью камеры и блокнота, и это было опубликовано в блоге проекта.

Согласно этому блогу, Сапожников проводит утро, доя своих коз и завтракая.

Затем он рубит дрова для костра и набирает воду из колодца.

Остаток дня тратится либо на охоту за едой, либо на ручную работу на ферме.

Это включает в себя утепление дома навозом, уход за домом и хозяйственными постройками и другие работы на ферме.

Чтобы подготовиться к миссии, Сапожников месяцами учился готовить животных, в том числе кур.

Он также научился пользоваться древними инструментами и познакомился с древними методами разведения огня и стирки.

Ему разрешено покидать ферму только в поисках еды, и ему запрещено любое общение.

Ферма расположена на лесной поляне примерно в 50 милях к северу от российской столицы.

Имеется дом, колодец, сеновал и коптильня, а также отдельный туалет и печь для хлеба. У Сапожникова дополнительно есть загоны для кур и коз.

Эксперимент является частью проекта «Герой» и организован ивент-менеджером Алексеем Овчаренко из агентства «Ратобор».

Теория эксперимента заключается в том, чтобы «отследить социальные и психологические изменения личности и узнать, насколько важна поддержка других для современного человека». и приемы, которыми пользовались древние русские.

Сапожников так же должен обставить свой дом.

Это включает в себя костры, которые горят на льняном масле, деревянные кровати, одежду и постельные принадлежности из меха животных, а также календарь, нацарапанный на стене дома.

Строительство фермы началось в начале 2012 года, Сапожников въехал в начале сентября 2013 года; Ожидается, что проект продлится до мая.

В это время температура в регионе может опускаться до минус 30°C, и этот период времени был выбран намеренно, чтобы показать, насколько трудными были бы условия жизни и охоты для предков русских.

Ферма Сапожникова расположена на лесной поляне примерно в 50 милях к северу от Москвы.В нем представлены загоны для кур, изображенных на фото, а также для коз. Куры используются для производства яиц и мяса, а козы используются для производства молока

С помощью опытного археолога Александра Фетисова ферма была построена с использованием только материалов и технологий, которые использовались бы древними русскими. Это включает в себя костры, которые горят на льняном масле, деревянные кровати, одежду и постельные принадлежности из меха животных, изображенные на фото, и календарь, нацарапанный на стене дома

Отказ от ответственности: видео на русском языке

Овчаренко добавил, что восемь месяцев достаточно долго, чтобы эксперимент дал результаты, но не слишком долго, чтобы он «патологически угрожал» Сапожникову.

В начале проекта Сапожникову была предоставлена ​​возможность задокументировать один день из жизни на ферме с помощью камеры и блокнота, что было опубликовано в блоге проекта.

Согласно этому блогу, Сапожников проводит утро, доя своих коз, готовя своих цыплят, собирая яйца и завтракая, затем он рубит дрова для костра и набирает воду из колодца.

Остаток дня тратится либо на охоту за едой, либо на ручную работу на ферме.Это включает в себя изоляцию дома навозом.

Строительство фермы, показанной на этом рисунке, началось в начале 2012 года, а Сапожников въехал в начале сентября 2013 года. На огороженной ферме есть дом, колодец, сеновал и коптильня, а также отдельный туалет. . Есть также хлебная печь и баня

Сапожников проводит утро, доя своих коз, готовя своих цыплят (на фото слева) и завтракая. Затем он рубит дрова для костра, справа, и набирает воду из колодца.Остаток дня уходит либо на охоту за едой, либо на выполнение ручного труда на ферме, в том числе утепление дома навозом

Для получения горячей воды Сапожников кладет камни в свою печь для костра, прежде чем положить эти камни в ведро холодной воды, на фото. Затем он использует эту воду для стирки одежды, посуды и себя

В рамках проекта Сапожникову разрешено покидать огороженную территорию только для охоты и сбора пищи.

В начале проекта ему дали небольшое количество собранной пищи, но этого запаса не хватило на весь период эксперимента.

Сапожникову запрещено любое общение, кроме дней открытых дверей, раз в месяц, когда к нему приезжает медицинский эксперт и руководитель проекта и проверяют его успеваемость.

Даже на охоте Сапожникову запрещено общаться с кем-либо, кого он встретит.

Сапожников может отказаться от проекта только в том случае, если его психическому или физическому здоровью угрожает серьезная опасность, или его жизни угрожает опасность.

В рамках проекта Сапожникову разрешено покидать огороженную территорию только для охоты и сбора пищи.В начале проекта ему дали небольшое количество собранной еды, а также цыплят, изображенных на фото, но этого запаса не хватило на время эксперимента

Чтобы подготовиться к миссии, Сапожников потратил месяцы на подготовить животных, в том числе цыплят, изображенных на фото. Он также научился пользоваться древними инструментами и познакомился с древними методами разведения огня и мытья посуды с помощью археологов.

Сапожникову придется продолжать, как это сделали бы его предки.

Сапожников стал волонтером фестиваля с «Ратобором» в 2010 году и с мая по сентябрь того же года жил в реконструкции городища, получившего название «бета» для текущего эксперимента.

Он не женат и ранее учился в Московском университете.

Зимой температура в регионе может опускаться до 30°C, а снег покрывает землю в течение нескольких месяцев. Этот временной период был выбран намеренно, чтобы показать, насколько трудно было жить и охотиться предкам русских в таких условиях, на фото

Как выглядит сельский дом ночью.Эксперимент является частью проекта «Герой» и организован ивент-менеджером Алексеем Овчаренко из агентства «Ратобор». Теория, лежащая в основе эксперимента, заключается в том, чтобы «отследить социальные и психологические изменения личности и узнать, насколько важна поддержка других для современного человека». подвергается серьезному риску или его жизни угрожает опасность. Однако, если он заразится обычной болезнью, такой как простуда, или даже болезнью, такой как легочная инфекция, Сапожников должен будет продолжать — как это сделали бы его предки

Чтобы подготовиться к миссии, Сапожников потратил месяцы на обучение как подготовить животных, в том числе кур.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.