Легенды о короле артуре и рыцарях круглого стола коротко: Легенды и предания о короле Артуре и рыцарях круглого стола Кельтская мифология

Содержание

Легенды и предания о короле Артуре и рыцарях круглого стола Кельтская мифология

Самые ранние упоминания о короле Артуре относятся, к концу V – началу VI веков и ассоциируют легендарного героя с историческим вождем кельтов, возглавившем борьбу против вторжения англо-саксов в Британию. К истинно "валлийским" относятся и романы IX – XI веков, вошедшие в свод волшебных легенд Уэльса "Мабиногион". Артур в ранних сказаниях (например, поэме валлийского барда IV века Анейрина "Гододдин") предстает перед нами сильным и могущественным племенным вождем, которому при всей его первобытной жестокости не чужды благородство и честность.
Исследователи средневековой литературы указывают, что на архетипическом уровне Артур сопоставим с легендарным королем Улада Конхобаром, героем многих ирландских саг, и с валлийским божеством Браном.
Известный медиевист А.Д. Михайлов пишет, что "в основе артуровских легенд лежат кельтские эпические сказания, и их ирландская вариация известна нам лучше всего. Поэтому ирландские саги – не источник, а параллель, в известной степени даже модель легенд о короле Артуре". С последним его роднит и то, что Бран страдает от раны. Этот мотив во многом перекликается с позднейшими вариантами легенд об Артуре, когда увечный король становится хранителем Грааля, священной чаши.

Обычно имя Arthur производят от римского родового имени Artorius, однако на уровне кельтской мифологии существуют несколько разных этимологии. По одной из них имя Артура расшифровывается как "черный ворон", а "ворон", в свою очередь, по-валлийски звучит как bran, что подтверждает связь короля Артура и функционально, и этимологически с богом Браном.

В последующие века образ Артура в кельтской традиции постепенно видоизменяется и постепенно предстает в виде мудрого короля, сына Утера Пендрагона – например, у английского хрониста Гальфреда Монмутского (умер 1154 или 1155). Перу Гальфреда Монмутского, также именуемого во многих источниках Гальфредом сыном Артура, принадлежит стихотворная "Жизнь Мерлина" и прозаическая "История бриттов".

В этих книгах перед нами проходит вся жизнь Артура – только в отличие от подражателей Гальфреда, Артур – не убеленный сединой старец, а крепкий воин, собирающий земли воедино и создающий великую державу, которая гибнет не из-за отваги и смелости врагов, но из-за неверности и вероломства женщины – королевы Гвиневры. Так возникает мотив губительности женских чар и разрушительной роли женщины, в судьбе конкретного героя и целого государства. Позднее этот мотив станет одним из центральных в романах о Рыцарях Круглого Стола. Гальфреду Монмутскому принадлежит честь написания произведений, из которых и выросла целая ветвь средневековой литературы (не говоря уже о более поздних романах об Артуре и его Рыцарях), – произведений, в которых главных героем является король Артур.

Не позднее XI века легенды о короле Артуре распространяются на континенте, прежде всего в Бретани, воспринимаются и переосмысливаются рыцарской традицией. Рыцарская традиция возникла в Провансе на юге Франции и служила образцом для других народов. В рыцарской среде сложились определенные правила куртуазии – благородного поведения, согласно которым рыцарь и должен вести себя: быть вежливым и любить свою Прекрасную Даму, уважать своего сюзерена и защищать сирых и обездоленных, быть мужественным, честным и бескорыстным и преданно служить Святой Церкви.

Вот эти идеалы и получили свое, отражение в рыцарском, романе. Особую роль в создании жанра стихотворного романа играет Кретьен де Труа, крупнейший французский поэт второй половины XII века, по существу создатель романов бретонского цикла. Кретьен де Труа написал пять романов ("Эрек и Эиида", "Клижес", "Рыцарь телеги, или Ланселот", "Рыцарь со львом, или Ивен", "Повесть о Граале, или Персеваль") на артуровские темы, в которых сам Артур главенствующей роли не играет.

На английском языке первые рыцарские романы появились в XIII веке. В XIV веке в Северной Англии или Шотландии создается поэма "Смерть Артура" (по всей вероятности, стихотворное переложение латинской истории Гальфреда Монмутского). К концу XIV века принадлежит и создание наиболее известного английского рыцарского романа "Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь" (2530 стихов в строфах различного объема), принадлежащий неизвестному автору, одному из самых замечательных мастеров английской средневековой поэзии. Эта поэма, вне всякого сомнения, является лучшей из всего английского артуровского цикла.

Главным героем ее является племянник короля Артура – сэр Гавейн, идеал средневекового рыцарства, которому посвящен и ряд других произведений позднего средневековья.

Поэма делится на четыре части: в первой рассказывается о том, как король Артур в своем замке в окружении Рыцарей Круглого Стола празднует Рождество. Пир прерывает появление в зале на коне Зеленого рыцаря, который начинает издеваться над собравшимися и оскорблять их. Артур в гневе хочет снести голову обидчику, но Гавейн просит предоставить это дело ему и одним взмахом меча отрубает Зеленому рыцарю голову, но незнакомец берет голову в руки, садится в седло, и тут веки открываются, и голос повелевает Гавейну через год и один день явится в Зеленую часовню принять ответный удар.
Верный своему слову, сэр Гавейн во второй части поэмы отправляется на поиски Зеленой часовни. Путь его полон лишений и испытаний, но смелый рыцарь с честью выходит из всех поединков и сражений. Он добирается до замка, в котором гостеприимный хозяин предлагает ему переночевать, ибо Зеленая часовня находится неподалеку.

Третья часть посвящена испытаниям и соблазнам, которым подвергается благородный Гавейн со стороны жены владетеля замка, которая остается с ним наедине, ибо славный хозяин отправляется на охоту. Гавейн с честью выдерживает все испытания, но принимает от дамы зеленый пояс, который может охранить от смерти. Таким образом Гавейн поддается, страху смерти.
Развязка наступает в четвертой части. Гавейн отправляется к Зеленой часовне, где его встречает Зеленый рыцарь, который три раза делает взмах мечом, но лишь только легко ранит Гавейн, а потом прощает его. Зеленый рыцарь оказывается хозяином замка, который решил испытать Гавейна и в бою, и жизни, прельстив чарами своей жены. Гавейн признает себя виновным в малодушии и в том, что испугался смерти, и Зеленый рыцарь прощает его, открывает свое имя и рассказывает, что виновницей всего была фея Моргана, ученица мудрого Мерлина и сводная сестра короля Артура, которая хотела напугать жену Артура, королеву Гиневру. (Прототипом образа Морганы считают ирландскую богиню войны и смерти Морриган, принимающую облик вороны, и бретонскую фею рек Морган.)
Основной конфликт поэмы строится на нарушении сэром Гавейном своего слова и недозволенном отступлении от кодекса чести, что трактуется как недостойное рыцаря поведение.

На английском языке на сюжет легенд о короле Артуре создано великое множество романов, среди них – "Артур", "Артур и Мерлин", "Ланселот Озерный".
В них рассказывается история короля Артура – о том, как в младенчестве после смерти родителей он был унесен из дворца волшебником Мерлином, по-сколъку его жизни угрожала опасность, и о том, как ему удалось взойти на троп, лишь добыв волшебный меч при помощи все того же Мерлина. Другая легенда гласит, что у Артура был еще один чудесный меч, который подарила ему Дева Озера и имя тому мечу Экскалибур. Артур строит себе дворец в Карлсоне, в котором находится знаменитый Круглый Стол, за которым и восседают славные Рыцари короля Артура.
Исследователи артурианы неоднократно делали попытки отождествить Камелот с реальными географическими пунктами. Его помещали в Корнуолле, Уэльсе и Сомерсетшире, а Томас Мэлори не раз пишет, что Камелот – это Винчестер, бывший столицей Британии до нормандского завоевания.

Абсолютно во всех пересказах легенд об Артуре рядом с его именем всегда упоминается имя Мерлина. Мерлин – образ колдуна и прорицателя., известный почти всем народам Европы, особенно после написания Гальфредом Монмутским "Прорицаний Мерлина". С образом прославленного Мерлина связан знаменитый Стоунхендж, который по-валлийски называется "Работой Эмриса", а Эмрисуэльское имя Мерлина.
Известный английский ученый Джои Рис в своей лекции в 1886 году сказал: "Я пришел к выводу, что нам следует принять историю Гальфреда Монмутского, согласно которой Стоунхендж был создан Мерлином Эмрисом по повелению другого Эмриса, а это, я, считаю, означает, что храм был посвящен кельтскому Зевсу, чью легендарную личность мы позже обретем в Мерлине". Остается добавить лишь, что в одной из кельтских триад говорится о том, что до появления людей Британия называлась Уделом Мерлина.

Всем легендам присущ сказочный элемент, а в сюжеты романов вплетаются религиозно-мистические мотивы о Священном Граале, хрустальной чаше, в которую, по преданию, собрал кровь распятого Иисуса Иосиф Аримафейский и привез ее в монастырь в Гластонбери. Грааль хранится в невидимом замке и является лишь достойному из достойных, ибо являет собой символ нравственного совершенства. Грааль приносит вечную молодость, счастье, утоляет голод и жажду.

В "Парцифале" Вольфрама фон Эшенбаха (конец XII – начало XIII века) Храм Святого Грааля стоит на ониксовой горе, стены его сложены из изумруда, а башни увенчаны пылающими рубинами. Своды блистают сапфирами, карбункулами и изумрудами.

Именно Гластонбери отождествляется в легендах о короле Артуре с чудесным островом Авалоном – Яблочным островом, земным раем, – куда был перенесен козюль Артур и где он пребывает и по сей день – живет в подземном гроте или перевоплотился в ворона – ожидая, когда наступит время его возвращения в Британию и освобождения ее от поработителей.
Гластонбери реально существовал неподалеку от Бата (Соммерсетшир) вблизи уэлльской границы, и был упразднен лишь в 1539 году английской Реформацией. В1190-1191 годах на территории аббатства была обнаружена могила короля, Артура, что принесло большие выгоды и монастырю, и правящей нормандской королевской династии, ибо устраняло опасность "прихода" воскресшего короля Артура. Вот как находка описана хронистом Гиральдом Кембрийским:

"Сейчас все еще вспоминают о знаменитом короле бриттов Артуре, память о котором не угасла, ибо тесно связана с историей прославленного Гластонберийского аббатства, коего король был в свое время надежным покровителем, защитником и щедрым благодетелем... О короле Артуре рассказывают всякие сказки, будто тело его было унесено некими духами в какую-то фантастическую страну, хотя смерть его не коснулась. Так вот, тело короля, после появления совершенно чудесных знамений, было в наши дни обнаружено в Гластонбери меж двух каменных пирамид, с незапамятных времен воздвигнутых на кладбище. Найдено тело было глубоко в земле, в выдолбленном стволе дуба. Оно было с почестями перенесено в церковь и благоговейно помещено в мраморный саркофаг. Найден был и оловянный крест, положенный по обычаю надписью вниз под камень... Было немало указаний на то, что король покоится именно здесь. Одни из таких указаний содержались в сохранившихся, в монастыре рукописях, другие – в полу стершихся, от времени надписях па каменных пирамидах, иные – в чудесных видениях и предзнаменованиях, коих сподобились некоторые благочестивые миряне и клирики. Но главную роль сыграл в этом деле король Англии Генрих Второй, услышавший от исполнителя бриттских исторических песен одно старинное предание. Это Генрих дал монахам такое указание, что глубоко под землей, на глубине по меньшей мере шестнадцати футов, они найдут тело, и не в каменной гробнице, а в выдолбленном стволе дуба. И тело оказалось лежащим именно там, зарытое как раз на такой глубине, чтобы его не могли отыскать саксы, захватившие остров после смерти Артура, который при жизни сражался с ними столь успешно, что почти всех их уничтожил. И правдивая надпись об этом, вырезанная на кресте, была закрыта камнем тоже для того, чтобы невзначай не открылось раньше срока то, о чем она повествовала, ибо открыться это должно было лишь в подходящий момент" (цитируется по статье А. Д. Михайлова "Книга Гальфреда Монмутского и ее судьба").

Несомненно, что мотив о Граале возник в артуриане лишь в связи с принятием христианства. Основа же легенд об Артуре – чисто языческая. В поздних вариантах романов Грааль становится своеобразной эмблемой высшего совершенства и олицетворением высшего рыцарского начала, однако несомненно и его связь с кельтской мифологией, где существовал сосуд изобилия и бессмертия, часто помещаемый на священном месте. Постепенно мотив Грааля выходит на первый план и становится главенствующим.

Сюжет же об учреждении Круглого Стола связан с возникновением в XII веке рыцарских орденов, с одной стороны, а с другой – уходит корнями в героический век. По Лайамону, Круглый Стол был создан в результате кровавой распри, возникшей из-за пищи во время трапезы:

"Кравчие из высоких родов стали обносить яствами сидевших за столами; и первыми подносили знатным рыцарям, после же них – воинам, а после тех – пажам и оруженосцам. И разгорелись страсти, и завязалась свара; поначалу бросали друг в друга хлебами, а когда хлебы кончились, то серебряными чашами, полными вина, а там у ж и кулаки пошли гулять по шеям. И была великая драка; всяк разил соседа, и много было пролито крови, и злоба обуяла людей".

Идея Круглого Стола по существу воплотила идущую от героического века традицию личной преданности вассала своему сюзерену, которую феодализм унаследовал от прошлого... В ней также воплощалось и одно и из противоречий феодального общества – король постоянно сталкивался с проблемой, как найти способ вознаградить своих воинов и тем самым сохранить их преданность, не превращая их в феодальных лордов, чьи владения внушали бы им иллюзию независимости и диктовали интересы, расходившиеся с его собственными... Круглый Стол и был в плане идеальном (как в плане реальном -рыцарские ордена) попыткой разрешить это противоречие, но он так и остался чистым вымыслом, поскольку материальная основа существования артуровской дружины нигде не описывается и остается неопределенной.
Говоря иначе, Круглый стол, помимо своих волшебных качеств, был знаменит еще и тем, что устранял всякие споры из-за мест – за этим столом все были равны.

В "Романе о Бруте" нормандского поэта Баса об учреждении Круглого Стола рассказывается следующее:

"Артур учредил военный орден Круглого Стола... Все рыцари были равны между собой, несмотря ни на свое положение при дворе, ни на свой титул. Всем им прислуживали за столом совершенно одинаковым образом. Никто из них не мог похвастаться тем, что занимает за столом лучшее место, чем его сосед.
Между ними нет ни первого, ни последнего. Не было ни шотландца, ни бретонца, ни француза, ни нормандца, ни анжуйца, ни фламандца, ни бургундца, ни лотарингца, ни одного вообще рыцаря, откуда бы он ни происходил – с запада или с востока, который не счел бы своей обязанностью побывать при дворе короля Артура. Сюда приходили из всех стран рыцари, искавшие себе славы. Они являлись сюда и для того, чтобы определить здесь степень своей куртуазности, и для того чтобы повидать королевство Артура, познакомиться с его баронами и получить богатые дары. Бедные люди любили Артура, богатые – воздавали ему большой почет; иноземные короли завидовали ему и страшились его: они боялись, что он завоюет, пожалуй, весь свет и лишит их самих королевского достоинства" (перевод К. Иванова).

В 1485 году печатается роман Томаса Мэлори (1410-1471), единственно по настоящему крупного прозаика а Англии в 15 веке, "Смерть Артура". О самом сэре Томасе наверняка нам известно лишь, что он был благородного происхождения, знал французский язык и произведение свое написал в 1469-1470 годах.
Историкам же известен некий Томас Мэлори, преступник, который не раз подвергался суду и тюремному заключению. Правда, в руках историков есть лишь обвинительные заключительные, по нереальные доказательства вины.
Издатель книги Кэкстон подготовил рукопись к печати, разделив ее на двадцать одну книгу и 507 глав, снабдив их заголовками. "Смерть Артура" представляет собой наиболее полный из существующих пересказ легенд о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола – свод героических и сказочных сюжетов.
В результате сложности построения и великого множества сюжетов у Мэлори получилась своеобразная артуровская энциклопедия, в которой сам Артур и его королева не всегда стоят на первом плане.

Академик В. М. Жирмунский писал о произведении Мэлори следующее:

"Смерть Артура" Томаса Мэлори представляет собой классическое произведение мировой литературы, которое можно ставить рядом с "Илиадой" Гомера, "Нибелуигами", древнеиндийской "Махабхаратой" и др. Подобно этим произведениям, оно является отражением и завершением большой эпохи мировой культуры и литературы – рыцарского Средневековья, не только английского, но и западноевропейского в целом".

Однако тут необходимо заметить, что издание Кэкстона не совсем "корректно", ибо создаваемое им впечатление целостности "Смерти Артура" обманчиво. Все дело в том, что Мэлори писал восемь отдельных историй, самостоятельных книг, основанных на разных источниках – как английских, так и французских. По всей вероятности, как отмечают исследователи, он никогда и не собирался публиковать все свои произведения вместе.

К циклу легенд об Артуре у Мэлори примыкает и роман о Тристане (или Тристраме) и Изольде. Сам прославленный сюжет о Тристраме, Изольде и короле Марке возник на почве валлийского фольклора по образцу ирландских любовных мифов.
Легенда о Тристане и Изольде выражает "чудо индивидуальной любви" (Е.М. Мелетинский), в результате которого между индивидуальными переживаниями героев и социальными нормами поведениям "разверзается пропасть, в результате чего на одном ее краю остаются влюбленные, а на другом – общество, в котором оно живут. Любовь в этой легенде выступает как роковая, страсть, Судьба, сила, которой невозможно противиться, но которая, сама противна социальному порядку, ибо является источником социального хаоса.

Известный французский литератор Дени де Ружмон связывал легенду с ересью катаров и считал, что отношения Тристана и Изольды – это прославление чувственной любви, прямо противопоставленной христианскому институту брака и его морали.
Заметим, что Мэлори дает совсем другую версию смерти Тристана, нежели известная русскому читателю по роману Ж. Бедье и которой мы придерживались в настоящем издании. В его изложении звучит она следующим образом: коварный король Марк "ударом острого копья убил благородного рыцаря сэра Тристрама, когда он сидел и играл на арфе у ног своей дамы и госпожи Изольды Прекрасной... Прекрасная же Изольда умерла, упав без чувств на труп сэра Тристрама, и это тоже весьма прискорбно".

Один из самых интересных персонажей "Смерти Артура" – добродетельный сэр Ланселот Озерный, единственным грехом которого является любовь его к жене своего сюзерена – королеве Гиневре. Именно из-за этой своей греховной любви Ланселот и не смог стать Хранителем Грааля,, а лишь издалека узрел Священную Чашу.
Ланселот – это олицетворение всего нового, его верность – совершенно новый вид верности своему сюзерену, по он вынужден выбрать Любовь, ибо Она – чувство сугубо личное и прекрасное, более прекрасное, чем верность Артуру.
Противостоит Ланселоту Гавейн – представляющий старый мир, мир родовых отношений и ценностей прошлой эпохи. Его самые глубокие чувства – чувства кровного родства и верности своему роду, ибо он – родич Артура. Исследователи указывают, что Гавейн имеет почти столь же древнюю и славную историю, как король Артур. Имя его этимологически связано с "солнечным" героем первобытно-магической культуры, а именно – с образом Гури Златоволосого.
Характерен в легендах об Артуре и мотив поклонения воде, камню и священным деревьям, восходящий к распространенному религиозному культ древних кельтов. Так, например, Ланселот проводит детство и воспитывается в подводном замке Девы Озера, именно из озера возникает, а затем именно в озеро возвращается волшебный меч короля Артура Экскалибур.

Книга Мэлори была и остается, по сей день необыкновенно популярна в Англии.
Настоящее открытие Мэлори произошло во времена, романтизма, во многом благодаря выпущенному знаменитым поэтом Робертом Саути двухтомному изданию "Смерти Артура".
Интерес к творчеству Мэлори возродился в период увлечения средневековьем в середине 19 века в викторианскую эпоху, когда наблюдалось даже так называемое "Артуровское Возрождение".

В 40-50-е годы Альфред Теннисон использовал книгу при создании цикла своих "Королевских идиллий". Художникам-прерафаэлитам Мэлори помог открыть поэт, писатель-прозаик и талантливый художник, восторженный певец средневековья Уильям Моррис (1834-1896), который собрал а своей личной библиотеке почти все старые издания артуровских романов.
Моррис вместе со своими друзьями основали рыцарский орден, покровителем которого считался рыцарь Галахад, самый чистый и благородный из всех рыцарей Круглого Стола. В 1857 году Моррис вместе с Берн-Джонсом и Суинбери декорировали клуб "Единение" своими фресками с изображениями сцен из "Смерти Артура". Перу Моррис принадлежит чудесная поэмы "Защита Гвиневеры", а Суинбери написал на артуровские темы "Тристрам Лайопесский" и "Повесть о Белене".

Популярность "Смерти Артура" подсказала Марку Твену идею знаменитого романа-пародии "Янки при дворе короля Артура", а бестселлером 1958 года в США стала книга Т. Уайта "Король в прошлом и король в грядущем", являющаяся современной переработкой легенд о Рыцарях Круглого Стола.

Джон Стейнбек - Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола читать онлайн

Джон Стейнбек

Легенды о короле Артуре и рыцарях круглого стола

Много славных книг писано о короле Артуре и о его благородных рыцарях на французском языке, кои я видел и читал за морем, но на нашем родном языке их нет…

И посему я, по простому моему разумению, мне Богом ниспосланному, при благоволении и содействии всех этих благородных лордов и джентльменов, предпринял напечатать книгу, недавно на английский язык коротко переложенную, о славной жизни помянутого короля Артура и иных из рыцарей его по списку, мне переданному, каковой список сэр Томас Мэлори, почерпнув из неких французских книг, на английском языке в кратком изводе составил.

И я, в согласии с этим моим списком, составил набор, дабы люди благородные могли узнать и перенять благородные рыцарские подвиги, деяния добрые и достойные, кои совершали иные из рыцарей в те времена и через то прославились, а злые люди бывали наказаны и часто повергались в позор и ничтожество. И притом смиренно умоляю всех благородных лордов и дам и все другие сословия, каких бы состояний и степеней ни были они, кто увидит и прочитает труд сей, сию книгу, пусть воспримут и сохранят в памяти добрые и честные дела и следуют им сами, ибо здесь найдут они много веселых и приятных историй и славных возвышенных подвигов человеколюбия, любезности и благородства. Ибо истинно здесь можно видеть рыцарское благородство, галантность, человеколюбие, дружество, храбрость, любовь, доброжелательность, трусость, убийства, ненависть, добродетель и грех. Поступайте же по добру и отриньте зло, и это принесет вам добрую славу и честное имя.

Также принято будет чтение сей книги и для препровождения времени, а верить ли и принимать за истину все, что в ней содержится, или же нет, вы вольны и в своем праве. Но написано все это нам в назидание и в предостережение, дабы не впадали мы во грех и зло, но держались и укреплялись в добродетели, через это можем мы заслужить и достигнуть доброй славы и честного имени в сей жизни, а после сей краткой и преходящей жизни — вечного блаженства в небесах, что да ниспошлет нам Тот, Кто царит в небесах, един в трех лицах. Аминь.

И с тем, приступая к означенной книге, которую я посвящаю всем благородным князьям, лордам и леди, джентльменам и дамам, кои пожелают прочесть или послушать о славной и благородной жизни этого великого завоевателя и превосходного короля Артура, некогда правившего нашей страной, прозывавшейся в те дни Британией, я, Вильям Кэкстон, простой человек, предлагаю всеобщему вниманию сию книгу, которую я отпечатал и которая толкует о благородных деяниях, подвигах воинской славы, рыцарства, доблести, человеколюбия, мужества, любви, галантности и подлинного великодушия, равно как о многих удивительных историях и приключениях.

Томас Мэлори. Смерть Артура[1]

Почему-то многие взрослые люди благополучно забывают, каких мучений им стоило научиться читать. А между тем это, возможно, величайшее усилие, которое каждому индивиду приходится предпринимать в своей жизни. Задача осложняется еще и тем, что усилие это предпринимается на заре нашей жизни. Ведь все мы постигаем грамоту в раннем детстве. Попытки взрослых научиться читать, как правило, оказываются малоэффективными — дело сводится к простому заучиванию набора символов. Подумайте сами: ведь неспроста же человечество существует на земле уже миллионы лет, и лишь в последние десять тысяч лет освоило этот волшебный фокус — превращать крошечные закорючки в магию слов.

Не знаю, насколько применим мой личный опыт ко всем остальным людям, но я наблюдал за собственными детьми и узнавал в них себя. Уж они-то, по крайней мере, прошли мой тернистый путь от начала и до конца.

Я до сих пор помню свои детские ощущения: все слова — не важно, напечатанные или написанные от руки — казались мне злобными демонами. А книги, которые доставляли мне столько страданий, были моими злейшими врагами.

И это при том, что рос я в доме, где литературу знали и ценили. С Библией я познакомился едва ли не в колыбели. Дядья мои охотно цитировали Шекспира, а беньяновское «Путешествие паломника» я впитал, что называется, с молоком матери. Но все эти тексты проникали в меня через уши. Я легко воспринимал звуки, ритм, образы. Что же касается книг, то они так и оставались для меня орудиями жестокой пытки — щипцы и клещи, тиски для больших пальцев и прочая, и прочая. Бр-р, меня до сих пор бросает в холодный пот от этих воспоминаний. А затем в один прекрасный день в комнату вошла тетушка и, отвергнув все мои возражения, вручила мне книгу. Я с ненавистью разглядывал черные буковки, которые никак не желали складываться в слова. Я и не припомню мига, когда все стало постепенно меняться. В конце концов страницы раскрылись и впустили меня в свой мир. Волшебство свершилось! Библия, Шекспир и «Путешествие паломника» принадлежали всему миру, но эта книга… она была только моей! Как вы догадываетесь, она оказалась сокращенной кэкстоновской версией романа Томаса Мэлори «Смерть Артура». Я был очарован необычным произношением слов, да и сами слова — старинные, давно уже вышедшие из употребления — имели надо мной неизъяснимую власть. Возможно, именно тогда во мне и поселилась страстная любовь к английскому языку, которой я страдаю всю свою жизнь. Я с удивлением открыл для себя проблему языковых пародоксов: оказывается, cleave означает одновременно и «прилипать, склеиваться», и «раскалываться»; словом host может обозначаться как враг, так и гостеприимный друг; a king (король) и gens (род, клан) происходят от одного и того же корня. Довольно долгое время я пользовался своим тайным языком: yclept и hyght, wist и accord означали для меня «мир»; entente — «цель», a fyaunce — «обещание». Старательно шевеля губами, я произносил букву, в старину известную как «торн» (thorn), на манер буквы «р» — которую она напоминала очертаниями — вместо того, чтобы произносить правильный звук th. Сейчас, задним числом, я не стыжусь этого. Ибо все в моем родном городке первое слово в названии «Ye Olde Pye Shoppe» произносили как «йе». Так что даже лучшие из лучших навряд ли были лучше меня, маленького мальчика. Уже гораздо позже я узнал, что в этом злополучном «Ye» буква «у» заменила устаревший «торн». Однако тогда я шептал про себя таинственные и прекрасные слова — «Когда народится это дитя, повелите отдать его мне тайно через задний замковый выход некрещеным» — и, как ни странно, узнавал их, каким-то шестым чувством улавливая смысл высказывания. Думается, меня очаровывала сама странность языка, и она же помогала мне проникнуть в далекую сцену, где вершились непонятные события.

Читать дальше

Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола читать онлайн Джон Стейнбек

Джон Стейнбек

Легенды о короле Артуре и рыцарях круглого стола

Вступление

...

Много славных книг писано о короле Артуре и о его благородных рыцарях на французском языке, кои я видел и читал за морем, но на нашем родном языке их нет…

И посему я, по простому моему разумению, мне Богом ниспосланному, при благоволении и содействии всех этих благородных лордов и джентльменов, предпринял напечатать книгу, недавно на английский язык коротко переложенную, о славной жизни помянутого короля Артура и иных из рыцарей его по списку, мне переданному, каковой список сэр Томас Мэлори, почерпнув из неких французских книг, на английском языке в кратком изводе составил.

И я, в согласии с этим моим списком, составил набор, дабы люди благородные могли узнать и перенять благородные рыцарские подвиги, деяния добрые и достойные, кои совершали иные из рыцарей в те времена и через то прославились, а злые люди бывали наказаны и часто повергались в позор и ничтожество. И притом смиренно умоляю всех благородных лордов и дам и все другие сословия, каких бы состояний и степеней ни были они, кто увидит и прочитает труд сей, сию книгу, пусть воспримут и сохранят в памяти добрые и честные дела и следуют им сами, ибо здесь найдут они много веселых и приятных историй и славных возвышенных подвигов человеколюбия, любезности и благородства. Ибо истинно здесь можно видеть рыцарское благородство, галантность, человеколюбие, дружество, храбрость, любовь, доброжелательность, трусость, убийства, ненависть, добродетель и грех. Поступайте же по добру и отриньте зло, и это принесет вам добрую славу и честное имя.

Также принято будет чтение сей книги и для препровождения времени, а верить ли и принимать за истину все, что в ней содержится, или же нет, вы вольны и в своем праве. Но написано все это нам в назидание и в предостережение, дабы не впадали мы во грех и зло, но держались и укреплялись в добродетели, через это можем мы заслужить и достигнуть доброй славы и честного имени в сей жизни, а после сей краткой и преходящей жизни — вечного блаженства в небесах, что да ниспошлет нам Тот, Кто царит в небесах, един в трех лицах. Аминь.

И с тем, приступая к означенной книге, которую я посвящаю всем благородным князьям, лордам и леди, джентльменам и дамам, кои пожелают прочесть или послушать о славной и благородной жизни этого великого завоевателя и превосходного короля Артура, некогда правившего нашей страной, прозывавшейся в те дни Британией, я, Вильям Кэкстон, простой человек, предлагаю всеобщему вниманию сию книгу, которую я отпечатал и которая толкует о благородных деяниях, подвигах воинской славы, рыцарства, доблести, человеколюбия, мужества, любви, галантности и подлинного великодушия, равно как о многих удивительных историях и приключениях.

Томас Мэлори. Смерть Артура [Здесь и далее цитаты из «Смерти Артура» Т. Мэлори приводятся в переводе И. М. Бернштейн.]

Почему-то многие взрослые люди благополучно забывают, каких мучений им стоило научиться читать. А между тем это, возможно, величайшее усилие, которое каждому индивиду приходится предпринимать в своей жизни. Задача осложняется еще и тем, что усилие это предпринимается на заре нашей жизни. Ведь все мы постигаем грамоту в раннем детстве. Попытки взрослых научиться читать, как правило, оказываются малоэффективными — дело сводится к простому заучиванию набора символов. Подумайте сами: ведь неспроста же человечество существует на земле уже миллионы лет, и лишь в последние десять тысяч лет освоило этот волшебный фокус — превращать крошечные закорючки в магию слов.

Не знаю, насколько применим мой личный опыт ко всем остальным людям, но я наблюдал за собственными детьми и узнавал в них себя. Уж они-то, по крайней мере, прошли мой тернистый путь от начала и до конца.

Я до сих пор помню свои детские ощущения: все слова — не важно, напечатанные или написанные от руки — казались мне злобными демонами. А книги, которые доставляли мне столько страданий, были моими злейшими врагами.

И это при том, что рос я в доме, где литературу знали и ценили. С Библией я познакомился едва ли не в колыбели. Дядья мои охотно цитировали Шекспира, а беньяновское «Путешествие паломника» я впитал, что называется, с молоком матери. Но все эти тексты проникали в меня через уши. Я легко воспринимал звуки, ритм, образы. Что же касается книг, то они так и оставались для меня орудиями жестокой пытки — щипцы и клещи, тиски для больших пальцев и прочая, и прочая. Бр-р, меня до сих пор бросает в холодный пот от этих воспоминаний. А затем в один прекрасный день в комнату вошла тетушка и, отвергнув все мои возражения, вручила мне книгу. Я с ненавистью разглядывал черные буковки, которые никак не желали складываться в слова. Я и не припомню мига, когда все стало постепенно меняться. В конце концов страницы раскрылись и впустили меня в свой мир. Волшебство свершилось! Библия, Шекспир и «Путешествие паломника» принадлежали всему миру, но эта книга… она была только моей! Как вы догадываетесь, она оказалась сокращенной кэкстоновской версией романа Томаса Мэлори «Смерть Артура». Я был очарован необычным произношением слов, да и сами слова — старинные, давно уже вышедшие из употребления — имели надо мной неизъяснимую власть. Возможно, именно тогда во мне и поселилась страстная любовь к английскому языку, которой я страдаю всю свою жизнь. Я с удивлением открыл для себя проблему языковых пародоксов: оказывается, cleave означает одновременно и «прилипать, склеиваться», и «раскалываться»; словом host может обозначаться как враг, так и гостеприимный друг; a king (король) и gens (род, клан) происходят от одного и того же корня. Довольно долгое время я пользовался своим тайным языком: yclept и hyght, wist и accord означали для меня «мир»; entente — «цель», a fyaunce — «обещание». Старательно шевеля губами, я произносил букву, в старину известную как «торн» (thorn), на манер буквы «р» — которую она напоминала очертаниями — вместо того, чтобы произносить правильный звук th. Сейчас, задним числом, я не стыжусь этого. Ибо все в моем родном городке первое слово в названии «Ye Olde Pye Shoppe» произносили как «йе». Так что даже лучшие из лучших навряд ли были лучше меня, маленького мальчика. Уже гораздо позже я узнал, что в этом злополучном «Ye» буква «у» заменила устаревший «торн». Однако тогда я шептал про себя таинственные и прекрасные слова — «Когда народится это дитя, повелите отдать его мне тайно через задний замковый выход некрещеным» — и, как ни странно, узнавал их, каким-то шестым чувством улавливая смысл высказывания. Думается, меня очаровывала сама странность языка, и она же помогала мне проникнуть в далекую сцену, где вершились непонятные события.

И в этой сцене я находил все черты, присущие человеку, — и доблесть, и печаль, и разочарование, но в особенности рыцарственность — пожалуй, единственное качество, являющееся несомненным изобретением западной цивилизации. Полагаю, мое чувство справедливости, моя непоколебимая установка «положение обязывает» и моя нетерпимость к угнетению одного человека другим — всё берет начало в той таинственной книге. Она оказалась бережной ко мне — не ранила мои чувства, как это делали почти все детские книжки. И мне не казалось странным, что король Утер Пендрагон возжелал жену своего вассала и добился ее при помощи хитрого обмана. Я не был шокирован, узнав, что рыцари были как добрыми, так и злыми. В моем родном городе имелись люди, которые рядились в одежды добродетели, но были, как я знал, самыми настоящими грешниками. Когда мне доводилось испытывать чувство смятения или печали, я спешил поскорее к своей книге. Дети ведь, как известно, бывают добрыми, а случается, что и злыми, жестокими. Все эти противоречивые качества я находил в себе самом, но все они присутствовали и в моей волшебной книге. И это успокаивало. Если я оступался в жизни — неверно делал выбор между любовью и преданностью, — то ведь туже самую ошибку допускал и мой любимый Ланселот! Я мог понять темные бездны Мордреда, потому что открывал их и в своей душе. Надеюсь, во мне было что-то и от Галахада (хотя, увы, до обидного мало). Там же, в глубине моей души, обреталась потаенная жажда увидеть, прикоснуться к Священному Граалю — она и по сей день там.

Шли годы, а чары Мэлори не рассеивались. И тогда я начал исследовать истоки этой бессмертной литературы. Я прочел «Черную Книгу Кармартена», «Мабиногион и другие валлийские легенды», «Красную Книгу Хергиста», труд Гильды Премудрого «О погибели Британии», а также «Описание Камбрии» Гиральда Камбрийского и множество «французских книг», которые упоминает Томас Мэлори. Дальше — больше. Я закопался в научные изыскания, штудировал Чамберса, Соммера, Голлонца, Сэнтсбери, но всегда возвращался к Мэлори. Вернее сказать, к Мэлори в кэкстоновской редакции, поскольку на протяжении долгих лет это была единственная доступная нам версия «Смерти Артура». Так продолжалось до того момента, когда в 1934 году было объявлено, что в библиотеке Винчестерского колледжа обнаружена ранее неизвестная рукопись романа Мэлори, получившая название Винчестерского манускрипта. Известие об этом открытии глубоко взволновало меня. Однако на тот момент я не принадлежал к ученой когорте исследователей — был просто горячим поклонником романа, а следовательно, не имел ни возможности, ни нужной квалификации для того, чтобы ознакомиться с драгоценной находкой. Лишь в 1947 году Юджин Винавер, профессор французского языка и литературы в Манчестерском университете, издал свой трехтомный труд, посвященный творчеству сэра Томаса Мэлори вообще и Винчестерской рукописи в частности. Трудно было найти более подходящего человека для подобной работы, ибо сама специализация профессора Винавера предполагала блестящее знание не только «французских книг», но и других — валлийских, ирландских, шотландских и бретонских — источников. Помимо своей великолепной эрудиции и строго научного подхода, Винавер привнес в эту работу радостное ощущение чуда, которого так недостает традиционной методологии.

Долгое время я мечтал познакомить свое поколение со старинными историями о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. Ведь истории эти не умерли, они и поныне живут в сердцах людей, даже тех, кто никогда не читал их. Однако здесь существуют свои сложности. Боюсь, что архаичная лексика и величественный ритм сочинений Мэлори окажутся неприемлемыми для современного читателя. Да, лично меня подобные конструкции очаровывали в детстве и продолжают очаровывать сейчас. Но я далеко не уверен, что большинство читательской аудитории разделяет мои чувства. Мне хотелось пересказать артуровские легенды простым и современным языком — так, чтобы их могли читать мои собственные юные сыновья и другие, не столь юные, читатели. В своем предполагаемом труде я мечтал передать самую суть Мэлори, сохранить канву повествования, ничего не убавляя и не прибавляя к исходному тексту. Наверное, в глубине души мне хотелось оспорить безусловную монополию кинематографа и карикатурных рисованных комиксов. Ведь в наши дни эта низкопробная продукция является, по сути, единственным источником информации для юношества, не способного совладать с трудностями средневековой лексики и произношения. Если б мне удалось реализовать свой план и сохранить таинственную магию Мэлори, то я чувствовал бы себя счастливейшим человеком на земле. Изначально я не собирался заново переписывать роман. В мои задачи не входило сокращать или облегчать текст, идеализировать его героев. Я искренне верил, что само величие артуровского мифа станет гарантией против любого стороннего вмешательства. Ход моих рассуждений был таков: в лучшем случае я подарю эти истории сотням и тысячам современных читателей, ну а в худшем — не слишком наврежу бессмертной книге Мэлори. В конце концов я расстался со своим возлюбленным Кэкстоном, покинув его ради Винчестерской рукописи, ибо последняя, на мой взгляд, гораздо ближе и глубже отражает исходный текст «Смерти Артура». Я безмерно благодарен профессору Юджину Винаверу, который обеспечил мне доступ к знаменитому манускрипту.

Представляя на суд читателей свой роман, я, со своей стороны, могу только присоединиться к просьбе сэра Томаса Мэлори, который в конце одной из глав говорит: «А я прошу всех тех, кто прочтет эту повесть, помолиться за написавшего ее, дабы послал ему Господь поспешное и скорое освобождение. Аминь».

Джон Стейнбек

ЛЕГЕНДЫ О КОРОЛЕ АРТУРЕ И РЫЦАРЯХ КРУГЛОГО СТОЛА

Мерлин

Все это произошло в те далекие времена, когда в Англии правил король Утер Пендрагон. Дошли до него как-то слухи, что некий корнуолльский герцог совершает набеги на его владения. Утер повелел своевольному герцогу прибыть к королевскому двору, да привезти с собой жену — леди Игрейну, которая славилась своей красотой и премудростью.

Когда же герцог явился во дворец, королевские советники уговорили его помириться с повелителем, ибо тот предлагал свою дружбу и гостеприимство. И все бы хорошо, да вот беда: взглянул Утер на леди Игрейну и увидел, что она чудо как хороша. Влюбился без памяти король и пожелал немедля возлечь с красавицей. Однако леди Игрейна оказалась верной и добродетельной женой, а потому отказала королю.

Более того, она улучила минутку и сообщила обо всем мужу.

— Полагаю, сэр, что нас сюда пригласили вовсе не из-за ваших проступков, — сказала она герцогу. — Задумал король обесчестить меня, а через меня — и вас, моего законного супруга. Отказа он не потерпит, а посему молю: давайте уедем отсюда как можно скорее и будем скакать всю ночь, чтобы до рассвета добраться до родных владений и обрести безопасность.

Так они и сделали: под покровом темноты тайно покинули королевский замок, так что ни Утер, ни его приближенные не заметили их бегства.

Когда же сие обнаружилось, король впал в неистовую ярость. Спешно собрал он совет, на котором и поведал лордам о вероломстве герцога. Перед лицом королевского гнева мудрые советники тут же изобрели хитроумное решение. Они посоветовали Утеру послать к герцогу гонца с приказом немедленно вернуться.

— Если же он откажется повиноваться, — сказали они, — то вы, ваше величество, будете вправе объявить ослушнику войну и стереть его с лица земли.

Король последовал их совету и отправил гонцов. Те, однако, вскоре возвратились и принесли неутешительные вести: герцог наотрез отказывался подчиниться приказу. Ни он сам, ни его жена не намерены являться пред светлые королевские очи.

Пуще прежнего разгневался Утер и отправил непокорному вассалу новое послание, в котором грозил страшными карами. Пусть-де герцог заблаговременно позаботится о своей защите, ибо не позднее, чем через сорок дней, король явится самолично и силой вытащит его из самого укрепленного замка.

Герцог со всей серьезностью отнесся к этому предупреждению. Он должным образом укрепил две свои лучшие крепости и приготовился к длительной осаде. Леди Игрейну он отправил в замок Тинтагель, расположенный на неприступной скале, а сам засел в Террабиле — крепости, обнесенной толстыми стенами, со множеством крепких ворот и потайных ходов.

Тем временем король Утер собрал войско и выступил в поход против мятежного герцога. Он встал лагерем вокруг Террабиля и предпринял попытку силой захватить замок. Люди герцога отчаянно оборонялись. Много славных рыцарей полегло в ходе боев, однако победа так никому и не досталась. Столь велико было разочарование короля, что он в конце концов занемог и лежал в своем шатре, снедаемый тоской и неразделенной страстью к прекрасной Игрейне.

Явился тогда к нему благородный рыцарь сэр Ульфиус и стал вопрошать короля о причине его болезни.

— Откроюсь я тебе, сэр Ульфиус, — сказал король. — Болезнь моя проистекает из ярости и безнадежной любви. А против этого недуга медицина, увы, бессильна!

— Милорд, — молвил сэр Ульфиус, — думаю, нам следует послать за Мерлином. Он мудрый человек и весьма искусный маг. Уж он-то изыщет средство, дабы разрешить все проблемы и развеять вашу печаль.

Сказав так, рыцарь отправился на поиски волшебника.

Мерлин и вправду был умным и проницательным человеком, который к тому же обладал редкостным даром пророчества. Посему не удивительно, что за ним закрепилась репутация могущественного чародея. Много лет потратил Мерлин на изучение сокровенных тайн человеческой души и знал: простой, неискушенный человек легко теряется и становится податливым, когда не понимает, что творится. Поэтому Мерлин всегда окружал себя ореолом таинственности. Вот и сейчас — не успел сэр Ульфиус выйти на поиски мага, как тотчас же наткнулся на старика в лохмотьях. Тот поинтересовался, какая нужда привела сэра рыцаря на дорогу.

Возмущенный его дерзостью Ульфиус не снизошел до ответа, ибо невместно благородному господину отвечать на вопросы нищего попрошайки.

Тогда старик рассмеялся и сказал:

— Можешь не отвечать, я и так знаю: ты ищешь Мерлина. Остановись, сэр рыцарь, ты его уже нашел. Вот он я!

— Какой же ты Мерлин? Ты просто жалкий оборванец, — отмахнулся Ульфиус.

— Именно, — весело хохотнул незнакомец, — жалкий оборванец, а по совместительству великий маг Мерлин. В моих силах помочь королю Утеру. И если твой господин пообещает мне должную награду — ту самую, что я запрошу, — то я взамен берусь исполнить его заветное желание. И пусть король не беспокоится: дар, который он мне преподнесет, никак не умалит его королевского достоинства. Напротив, он послужит более к его выгоде и чести, нежели к моей.

Подивился сэр Ульфиус таким речам и произнес:

— Коли ты говоришь правду, старец, и требования твои окажутся разумными, то со своей стороны могу пообещать, что ты получишь желаемое.

— А раз так, скачи поскорее к своему королю, — молвил Мерлин. — Я же последую за тобой со всей возможной быстротой.

Обрадованный сэр Ульфиус повернул коня и скакал без передыху, пока не добрался до королевского шатра. Там он сообщил Утеру Пендрагону, что все в порядке — он разыскал Мерлина.

— И где же сей маг? — в нетерпении воскликнул король.

— Видите ли, милорд, — отвечал рыцарь, — он движется пешком, поэтому придется запастись терпением. Но старик обещал мне поспешать изо всех сил…

Глядь, а Мерлин уже стоит в дверях! Стоит и улыбается, ибо весело ему было поражать людей своими чудесами.

Приветствовал Утер волшебника и пригласил в свой шатер. Приблизился Мерлин и повел такую речь:

— Сир, ваше сердце, равно как и ваш разум, открытая книга перед моим взором. Мне ведомо, о чем вы мечтаете. И если поклянетесь своим миропомазанием, что дадите мне то, о чем попрошу, то я берусь исполнить ваше самое сокровенное желание.

Столь велико было нетерпение Утера, что он тут же принес торжественную клятву на четырех евангелиях.

— Ну так слушайте, сир, — молвил волшебник. — В первую же ночь, как вы возляжете с Игрейной, она понесет от вас дитя. И желаю я, чтоб вы отдали мне новорожденного младенца. Обещаю, что ничего худого с ним не случится. Напротив, все устроится к вашей чести и к выгоде ребенка. Согласны ли вы на такие условия?

— Согласен, — отвечал король. — Ты получишь все, о чем просишь.

Старинное : Мифы. Легенды. Эпос : Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола The Acts of King Arthur and His Noble Knights : Джон Стейнбек : читать онлайн

Великая книга обретает новую жизнь.

Некогда сэр рыцарь Томас Мэлори переложил на современный ему «древний» английский язык французские сказания о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола, и его «Смерть Артура» на протяжении многих поколений оставалась настольной книгой для всех, кто мечтал о чудесах, подвигах и славе. В XX столетии знаменитый американский писатель Джон Стейнбек предпринял дерзкую попытку: переписал уже готовый текст Мэлори, чтобы роман, нисколько не утративший своего очарования, стал ближе и понятнее нынешнему читателю.

И это получилось!

Перед вами — история короля Артура и рыцарей Круглого Стола «по Стейнбеку».

Вступление

Много славных книг писано о короле Артуре и о его благородных рыцарях на французском языке, кои я видел и читал за морем, но на нашем родном языке их нет…

И посему я, по простому моему разумению, мне Богом ниспосланному, при благоволении и содействии всех этих благородных лордов и джентльменов, предпринял напечатать книгу, недавно на английский язык коротко переложенную, о славной жизни помянутого короля Артура и иных из рыцарей его по списку, мне переданному, каковой список сэр Томас Мэлори, почерпнув из неких французских книг, на английском языке в кратком изводе составил.

И я, в согласии с этим моим списком, составил набор, дабы люди благородные могли узнать и перенять благородные рыцарские подвиги, деяния добрые и достойные, кои совершали иные из рыцарей в те времена и через то прославились, а злые люди бывали наказаны и часто повергались в позор и ничтожество. И притом смиренно умоляю всех благородных лордов и дам и все другие сословия, каких бы состояний и степеней ни были они, кто увидит и прочитает труд сей, сию книгу, пусть воспримут и сохранят в памяти добрые и честные дела и следуют им сами, ибо здесь найдут они много веселых и приятных историй и славных возвышенных подвигов человеколюбия, любезности и благородства. Ибо истинно здесь можно видеть рыцарское благородство, галантность, человеколюбие, дружество, храбрость, любовь, доброжелательность, трусость, убийства, ненависть, добродетель и грех. Поступайте же по добру и отриньте зло, и это принесет вам добрую славу и честное имя.

Также принято будет чтение сей книги и для препровождения времени, а верить ли и принимать за истину все, что в ней содержится, или же нет, вы вольны и в своем праве. Но написано все это нам в назидание и в предостережение, дабы не впадали мы во грех и зло, но держались и укреплялись в добродетели, через это можем мы заслужить и достигнуть доброй славы и честного имени в сей жизни, а после сей краткой и преходящей жизни — вечного блаженства в небесах, что да ниспошлет нам Тот, Кто царит в небесах, един в трех лицах. Аминь.

И с тем, приступая к означенной книге, которую я посвящаю всем благородным князьям, лордам и леди, джентльменам и дамам, кои пожелают прочесть или послушать о славной и благородной жизни этого великого завоевателя и превосходного короля Артура, некогда правившего нашей страной, прозывавшейся в те дни Британией, я, Вильям Кэкстон, простой человек, предлагаю всеобщему вниманию сию книгу, которую я отпечатал и которая толкует о благородных деяниях, подвигах воинской славы, рыцарства, доблести, человеколюбия, мужества, любви, галантности и подлинного великодушия, равно как о многих удивительных историях и приключениях.

Томас Мэлори. Смерть Артура[1]

Почему-то многие взрослые люди благополучно забывают, каких мучений им стоило научиться читать. А между тем это, возможно, величайшее усилие, которое каждому индивиду приходится предпринимать в своей жизни. Задача осложняется еще и тем, что усилие это предпринимается на заре нашей жизни. Ведь все мы постигаем грамоту в раннем детстве. Попытки взрослых научиться читать, как правило, оказываются малоэффективными — дело сводится к простому заучиванию набора символов. Подумайте сами: ведь неспроста же человечество существует на земле уже миллионы лет, и лишь в последние десять тысяч лет освоило этот волшебный фокус — превращать крошечные закорючки в магию слов.

Не знаю, насколько применим мой личный опыт ко всем остальным людям, но я наблюдал за собственными детьми и узнавал в них себя. Уж они-то, по крайней мере, прошли мой тернистый путь от начала и до конца.

Я до сих пор помню свои детские ощущения: все слова — не важно, напечатанные или написанные от руки — казались мне злобными демонами. А книги, которые доставляли мне столько страданий, были моими злейшими врагами.

И это при том, что рос я в доме, где литературу знали и ценили. С Библией я познакомился едва ли не в колыбели. Дядья мои охотно цитировали Шекспира, а беньяновское «Путешествие паломника» я впитал, что называется, с молоком матери. Но все эти тексты проникали в меня через уши. Я легко воспринимал звуки, ритм, образы. Что же касается книг, то они так и оставались для меня орудиями жестокой пытки — щипцы и клещи, тиски для больших пальцев и прочая, и прочая. Бр-р, меня до сих пор бросает в холодный пот от этих воспоминаний. А затем в один прекрасный день в комнату вошла тетушка и, отвергнув все мои возражения, вручила мне книгу. Я с ненавистью разглядывал черные буковки, которые никак не желали складываться в слова. Я и не припомню мига, когда все стало постепенно меняться. В конце концов страницы раскрылись и впустили меня в свой мир. Волшебство свершилось! Библия, Шекспир и «Путешествие паломника» принадлежали всему миру, но эта книга… она была только моей! Как вы догадываетесь, она оказалась сокращенной кэкстоновской версией романа Томаса Мэлори «Смерть Артура». Я был очарован необычным произношением слов, да и сами слова — старинные, давно уже вышедшие из употребления — имели надо мной неизъяснимую власть. Возможно, именно тогда во мне и поселилась страстная любовь к английскому языку, которой я страдаю всю свою жизнь. Я с удивлением открыл для себя проблему языковых пародоксов: оказывается, cleave означает одновременно и «прилипать, склеиваться», и «раскалываться»; словом host может обозначаться как враг, так и гостеприимный друг; a king (король) и gens (род, клан) происходят от одного и того же корня. Довольно долгое время я пользовался своим тайным языком: yclept и hyght, wist и accord означали для меня «мир»; entente — «цель», a fyaunce — «обещание». Старательно шевеля губами, я произносил букву, в старину известную как «торн» (thorn), на манер буквы «р» — которую она напоминала очертаниями — вместо того, чтобы произносить правильный звук th. Сейчас, задним числом, я не стыжусь этого. Ибо все в моем родном городке первое слово в названии «Ye Olde Pye Shoppe» произносили как «йе». Так что даже лучшие из лучших навряд ли были лучше меня, маленького мальчика. Уже гораздо позже я узнал, что в этом злополучном «Ye» буква «у» заменила устаревший «торн». Однако тогда я шептал про себя таинственные и прекрасные слова — «Когда народится это дитя, повелите отдать его мне тайно через задний замковый выход некрещеным» — и, как ни странно, узнавал их, каким-то шестым чувством улавливая смысл высказывания. Думается, меня очаровывала сама странность языка, и она же помогала мне проникнуть в далекую сцену, где вершились непонятные события.

И в этой сцене я находил все черты, присущие человеку, — и доблесть, и печаль, и разочарование, но в особенности рыцарственность — пожалуй, единственное качество, являющееся несомненным изобретением западной цивилизации. Полагаю, мое чувство справедливости, моя непоколебимая установка «положение обязывает» и моя нетерпимость к угнетению одного человека другим — всё берет начало в той таинственной книге. Она оказалась бережной ко мне — не ранила мои чувства, как это делали почти все детские книжки. И мне не казалось странным, что король Утер Пендрагон возжелал жену своего вассала и добился ее при помощи хитрого обмана. Я не был шокирован, узнав, что рыцари были как добрыми, так и злыми. В моем родном городе имелись люди, которые рядились в одежды добродетели, но были, как я знал, самыми настоящими грешниками. Когда мне доводилось испытывать чувство смятения или печали, я спешил поскорее к своей книге. Дети ведь, как известно, бывают добрыми, а случается, что и злыми, жестокими. Все эти противоречивые качества я находил в себе самом, но все они присутствовали и в моей волшебной книге. И это успокаивало. Если я оступался в жизни — неверно делал выбор между любовью и преданностью, — то ведь туже самую ошибку допускал и мой любимый Ланселот! Я мог понять темные бездны Мордреда, потому что открывал их и в своей душе. Надеюсь, во мне было что-то и от Галахада (хотя, увы, до обидного мало). Там же, в глубине моей души, обреталась потаенная жажда увидеть, прикоснуться к Священному Граалю — она и по сей день там.

Шли годы, а чары Мэлори не рассеивались. И тогда я начал исследовать истоки этой бессмертной литературы. Я прочел «Черную Книгу Кармартена», «Мабиногион и другие валлийские легенды», «Красную Книгу Хергиста», труд Гильды Премудрого «О погибели Британии», а также «Описание Камбрии» Гиральда Камбрийского и множество «французских книг», которые упоминает Томас Мэлори. Дальше — больше. Я закопался в научные изыскания, штудировал Чамберса, Соммера, Голлонца, Сэнтсбери, но всегда возвращался к Мэлори. Вернее сказать, к Мэлори в кэкстоновской редакции, поскольку на протяжении долгих лет это была единственная доступная нам версия «Смерти Артура». Так продолжалось до того момента, когда в 1934 году было объявлено, что в библиотеке Винчестерского колледжа обнаружена ранее неизвестная рукопись романа Мэлори, получившая название Винчестерского манускрипта. Известие об этом открытии глубоко взволновало меня. Однако на тот момент я не принадлежал к ученой когорте исследователей — был просто горячим поклонником романа, а следовательно, не имел ни возможности, ни нужной квалификации для того, чтобы ознакомиться с драгоценной находкой. Лишь в 1947 году Юджин Винавер, профессор французского языка и литературы в Манчестерском университете, издал свой трехтомный труд, посвященный творчеству сэра Томаса Мэлори вообще и Винчестерской рукописи в частности. Трудно было найти более подходящего человека для подобной работы, ибо сама специализация профессора Винавера предполагала блестящее знание не только «французских книг», но и других — валлийских, ирландских, шотландских и бретонских — источников. Помимо своей великолепной эрудиции и строго научного подхода, Винавер привнес в эту работу радостное ощущение чуда, которого так недостает традиционной методологии.

Долгое время я мечтал познакомить свое поколение со старинными историями о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. Ведь истории эти не умерли, они и поныне живут в сердцах людей, даже тех, кто никогда не читал их. Однако здесь существуют свои сложности. Боюсь, что архаичная лексика и величественный ритм сочинений Мэлори окажутся неприемлемыми для современного читателя. Да, лично меня подобные конструкции очаровывали в детстве и продолжают очаровывать сейчас. Но я далеко не уверен, что большинство читательской аудитории разделяет мои чувства. Мне хотелось пересказать артуровские легенды простым и современным языком — так, чтобы их могли читать мои собственные юные сыновья и другие, не столь юные, читатели. В своем предполагаемом труде я мечтал передать самую суть Мэлори, сохранить канву повествования, ничего не убавляя и не прибавляя к исходному тексту. Наверное, в глубине души мне хотелось оспорить безусловную монополию кинематографа и карикатурных рисованных комиксов. Ведь в наши дни эта низкопробная продукция является, по сути, единственным источником информации для юношества, не способного совладать с трудностями средневековой лексики и произношения. Если б мне удалось реализовать свой план и сохранить таинственную магию Мэлори, то я чувствовал бы себя счастливейшим человеком на земле. Изначально я не собирался заново переписывать роман. В мои задачи не входило сокращать или облегчать текст, идеализировать его героев. Я искренне верил, что само величие артуровского мифа станет гарантией против любого стороннего вмешательства. Ход моих рассуждений был таков: в лучшем случае я подарю эти истории сотням и тысячам современных читателей, ну а в худшем — не слишком наврежу бессмертной книге Мэлори. В конце концов я расстался со своим возлюбленным Кэкстоном, покинув его ради Винчестерской рукописи, ибо последняя, на мой взгляд, гораздо ближе и глубже отражает исходный текст «Смерти Артура». Я безмерно благодарен профессору Юджину Винаверу, который обеспечил мне доступ к знаменитому манускрипту.

Представляя на суд читателей свой роман, я, со своей стороны, могу только присоединиться к просьбе сэра Томаса Мэлори, который в конце одной из глав говорит: «А я прошу всех тех, кто прочтет эту повесть, помолиться за написавшего ее, дабы послал ему Господь поспешное и скорое освобождение. Аминь».

Джон Стейнбек

ЛЕГЕНДЫ О КОРОЛЕ АРТУРЕ И РЫЦАРЯХ КРУГЛОГО СТОЛА

Книга Легенды о короле Артуре и Рыцарях Круглого Стола читать онлайн

Джон Стейнбек. Легенды о короле Артуре и Рыцарях Круглого Стола

 

Вступление

 

Много славных книг писано о короле Артуре и о его благородных рыцарях на французском языке, кои я видел и читал за морем, но на нашем родном языке их нет…

И посему я, по простому моему разумению, мне Богом ниспосланному, при благоволении и содействии всех этих благородных лордов и джентльменов, предпринял напечатать книгу, недавно на английский язык коротко переложенную, о славной жизни помянутого короля Артура и иных из рыцарей его по списку, мне переданному, каковой список сэр Томас Мэлори, почерпнув из неких французских книг, на английском языке в кратком изводе составил.

И я, в согласии с этим моим списком, составил набор, дабы люди благородные могли узнать и перенять благородные рыцарские подвиги, деяния добрые и достойные, кои совершали иные из рыцарей в те времена и через то прославились, а злые люди бывали наказаны и часто повергались в позор и ничтожество. И притом смиренно умоляю всех благородных лордов и дам и все другие сословия, каких бы состояний и степеней ни были они, кто увидит и прочитает труд сей, сию книгу, пусть воспримут и сохранят в памяти добрые и честные дела и следуют им сами, ибо здесь найдут они много веселых и приятных историй и славных возвышенных подвигов человеколюбия, любезности и благородства. Ибо истинно здесь можно видеть рыцарское благородство, галантность, человеколюбие, дружество, храбрость, любовь, доброжелательность, трусость, убийства, ненависть, добродетель и грех. Поступайте же по добру и отриньте зло, и это принесет вам добрую славу и честное имя.

Также принято будет чтение сей книги и для препровождения времени, а верить ли и принимать за истину все, что в ней содержится, или же нет, вы вольны и в своем праве. Но написано все это нам в назидание и в предостережение, дабы не впадали мы во грех и зло, но держались и укреплялись в добродетели, через это можем мы заслужить и достигнуть доброй славы и честного имени в сей жизни, а после сей краткой и преходящей жизни — вечного блаженства в небесах, что да ниспошлет нам Тот, Кто царит в небесах, един в трех лицах. Аминь.

И с тем, приступая к означенной книге, которую я посвящаю всем благородным князьям, лордам и леди, джентльменам и дамам, кои пожелают прочесть или послушать о славной и благородной жизни этого великого завоевателя и превосходного короля Артура, некогда правившего нашей страной, прозывавшейся в те дни Британией, я, Вильям Кэкстон, простой человек, предлагаю всеобщему вниманию сию книгу, которую я отпечатал и которая толкует о благородных деяниях, подвигах воинской славы, рыцарства, доблести, человеколюбия, мужества, любви, галантности и подлинного великодушия, равно как о многих удивительных историях и приключениях.

 

Почему-то многие взрослые люди благополучно забывают, каких мучений им стоило научиться читать. А между тем это, возможно, величайшее усилие, которое каждому индивиду приходится предпринимать в своей жизни. Задача осложняется еще и тем, что усилие это предпринимается на заре нашей жизни. Ведь все мы постигаем грамоту в раннем детстве. Попытки взрослых научиться читать, как правило, оказываются малоэффективными — дело сводится к простому заучиванию набора символов. Подумайте сами: ведь неспроста же человечество существует на земле уже миллионы лет, и лишь в последние десять тысяч лет освоило этот волшебный фокус — превращать крошечные закорючки в магию слов.

Не знаю, насколько применим мой личный опыт ко всем остальным людям, но я наблюдал за собственными детьми и узнавал в них себя. Уж они-то, по крайней мере, прошли мой тернистый путь от начала и до конца.

Я до сих пор помню свои детские ощущения: все слова — не важно, напечатанные или написанные от руки — казались мне злобными демонами. А книги, которые доставляли мне столько страданий, были моими злейшими врагами.

И это при том, что рос я в доме, где литературу знали и ценили.

Кем был король Артур и где был Камелот?. 50 знаменитых загадок Средневековья

Кем был король Артур и где был Камелот?

Король Артур — одна из самых знаменитых фигур в литературе Средневековья. Его прославляли в романах и хрониках, в стихах и прозе на всех основных европейских языках. В памяти человечества существуют три короля Артура — Артур исторический, Артур легенд и Артур рыцарских романов, причем один образ плавно перетекает в другой. Поэтому отделить историческую правду от вымысла довольно трудно, учитывая древность сказаний, первые из которых появились еще в VI веке н. э. Эти века не случайно овеяны фантастическими историями о великом короле Артуре и его знаменитых рыцарях Круглого стола, совершивших массу невероятных подвигов.

К началу III века римляне завоевали Британские острова и владели ими до начала V столетия. Когда Англия была завоевана римлянами, там прекратились междоусобицы, были проложены дороги, знать стала перенимать «римский стиль». Англия была защищена от набегов пиктов — обитателей Шотландии — огромным валом, построенным императором Адрианом. Но на европейском континенте нарастал натиск варварских племен, и Римская империя слабела, ей уже было не до провинций. Риму угрожали орды готтов, и римляне покинули колонию. В 410 году император Гонорий отозвал из Британии римские войска, предоставив возможность коренному населению самому строить свою жизнь. Не прошло и полувека, как на Британию обрушились племена саксов. Тогда племена бриттов и остатки потомков римлян объединились и начали борьбу с завоевателями. Хотя они и нанесли им ряд поражений, к 1600 году завоевание основной части острова саксами было завершено. К этим временам и восходит история короля Артура, который и стал героем, ведшим эту борьбу.

Согласно преданию, кельты снова стали враждовать между собой — королевства, образовавшиеся после ухода римлян, не хотели уступать друг другу. Одним из этих королевств правил Утер Пендрашн. Он совратил жену одного из соперников — красавицу Игрейну. От этого союза родился Артур, которого воспитывал маг Мерлин. Подросший Артур узнал, что в его жилах течет королевская кровь, — благодаря волшебному мечу Эскалибуру, который ему удалось вытащить из скалы. Артур покончил с междоусобицами, объединил английские земли и изгнал саксонских завоевателей. Вместе с женой Гиневрой, гласит легенда, он правил, живя в красивом городе с названием Камелот. Там, во дворце, за большим круглым столом собирались его верные рыцари…

Историческим прототипом легендарного монарха послужил, по-видимому, военный вождь бриттов, живший в конце V века и возглавивший их борьбу против саксов. Он дал несколько крупных сражений, завершившихся ок. 500 года победой при горе Бадон на юге Британии. И хотя в конце концов саксы одержали верх, слава Артура не померкла.

Это поэтичное сказание с приходом на кельтские земли христианства обросло нравоучениями, но дух волшебства сохранился и дошел до нас благодаря средневековым авторам.

Первым упомянул о короле Артуре валлийский монах Ненний в «Истории бриттов» (826). Воспользовавшись древним повествованием, он рассказал следующее: Артур был полководцем, выбранным королями, ибо они не хотели, чтобы эта роль досталась кому-то одному из них. Ненний приводит в главе 56 список двенадцати побед Артура над саксами, а в главе 67 два британских «дива дивных» связаны с Артуром — свидетельство того, что местные легенды в это время уже ассоциировались с его именем. Другая латинская хроника, созданная в Уэльсе ок. 955 года, «Анналы Камбрии», упоминает не только победу у Бадона, но и битву при Камбланне в 529 году, в которой пали Артур и Модред, его племянник.

В ранней валлийской литературе Артур выступает в совсем другом качестве — мифическом и сказочно-авантюрном. В поэме «Добыча Анвинна» (X в.) он ведет отряд на штурм крепости Ан-винн (она же — загробный мир кельтов) с гибельным намерением завладеть магическими талисманами.

Таким образом, документы, отразившие раннюю стадию легенды, имеют валлийское происхождение. Но слава Артура выходила далеко за границы Уэльса. Жители Корнуолла и даже континентальной Бретани, родственные валлийцам по языку и культуре, также отдавали дань восхищения британскому герою. Бретонцы распространили легенду об Артуре, вывезенную с Британских островов, по всему европейскому континенту.

Самое подробное описание жизни и великих дел этого человека дает «История королей Британии» (1136) Джефри (Гальфрида) Монмутского — первый бестселлер той эпохи. Этот автор обосновал роль Артура как победителя саксов. «История» начинается с основания Британского королевства Брутом, прямым потомком Энея, через которого британская старина оказывается связанной со славным прошлым Трои и Рима. В повествовании Джефри о жизни и деяниях Артура, центрального героя всей книги, видную роль играет Мерлин. Артур изображается не только как победитель саксов, но и как покоритель многих европейских народов. В войне, которая началась после его отказа платить дань римлянам, Артур со своими союзниками победил врага в сражении и завоевал бы Рим, если бы не Модред, который предательски завладел его троном и королевой. Джефри описывает гибель Артура в битве с Модредом и затем постепенный распад созданной им империи вплоть до окончательного ее разрушения в VII веке. В этом источнике больше всего фантастических сюжетов и персонажей, которые вдохновляли многочисленных средневековых бардов. Не случайно «Историю королей Британии» англичане считали неким точным справочником и не понимали, почему это историки, жившие на континенте, не знали про их славного короля. Ведь он совершил «поход до самого Рима» и разгромил войска императора Луция, чтобы навсегда освободить Британию от угрозы вторжения извне и превратить свое царствование в золотой век мира и изобилия…

В 1155 году «История» была переведена в стихах на французский язык норманнским поэтом Васом, получив название «Роман о Бруте». Вас первым из авторов, которые нам известны, упомянул в своей поэме Круглый стол, сооруженный по распоряжению Артура для того, чтобы избежать споров о старшинстве. Он сообщает также о вере бретонцев в то, что Артур жив и находится на острове Авалон.

Первым английским поэтом, воспевшим Артура, был Лайамон, приходский священник в Арли-Риджисе (графство Вустершир). Его поэма «Брут», написанная в последнем десятилетии XII века или чуть позже, представляет собой расширенный пересказ поэмы Васа. Хотя поэма Лайамона сохранилась только в двух списках, в отличие от большого числа манускриптов, содержащих тексты Джефри и Васа, ее существование доказывает, что Артур был воспринят в качестве героя даже потомками его врагов-саксов.

Стоит заметить, что псевдоисторическая традиция, основанная Джефри Монмутским, не включает сюжетов о Тристане, Ланселоте и о Граале, которые стали повсеместно известны в Средние века благодаря французским романам. Во французских романах Артуровского круга (вторая половина XII в.) двор Артура изображается как отправная точка приключений разных героев, но сам Артур не играет в них центральной роли.

Однако авторитет легендарного короля был настолько велик, что его образ втягивал в артуровскую орбиту сюжеты самого разного происхождения. Одним из таких сюжетов, и наиболее ранним, оказалось печальное повествование о Тристане, имевшее хождение во Франции около 1160 года. Историческим прототипом Тристана был некий пиктский царь конца VIII века, легенды о котором, как и легенды об Артуре, хранил один из разгромленных кельтских народов. Некоторые версии легенды о Тристане выдвигают на первый план захватывающую фабулу — приключения, побеги, козни, однако во французском романе Томаса Британского (1155–1185) и в немецком шедевре его последователя Готфрида Страсбургского (около 1210) главное — разработка характеров и трагический конфликт между чувством и долгом.

Легенда о Тристане уже была известна, когда начал писать Кретьен де Труа, один из самых популярных авторов XII века. Почти все его крупные сочинения, созданные между 1160 и 1190 годами, основаны на артуровских сюжетах, ходивших в среде бретонцев. Кретьен редко придумывал что-то от себя, но его интерес к психологическим конфликтам, рожденным, в частности, непримиримостью велений любви и рыцарского долга, обогатил содержание легенд. Последний роман Кретьена, «Персиваль, или Повесть о Граале», тема которого — воспитание героя в понятиях рыцарства, остался незаконченным. Явившийся ко двору короля Артура юный Персиваль (Парсифаль, Парцифаль) невежествен и по-детски неотзывчив на чужие страдания. Внешние атрибуты рыцарства он усваивает быстро и выказывает себя не по годам доблестным бойцом, но терпит неудачу там, где требуются рассудительность и сострадание. В замке увечного короля-рыбака Персиваль не спросил, кому предназначена пища в Граале, большом блюде, которое проносит по замковым покоям дева в таинственной процессии. Он промолчал, поскольку наставник предостерегал его от болтливости. Потом это молчание ставится ему в укор: задай он вопрос, и король-рыболов был бы исцелен. Несмотря на то что за этот промах Персивалю грозят ужасные кары, он, не ведая страха, отправляется в странствия — разыскивать Замок Грааля. В том месте, где текст Кретьена обрывается, бедного Персиваля преследуют всевозможные беды. Дальнейшая его судьба описывается в немецком «Парцифале» (1195–1210) Вольфрама фон Эшенбаха, частично основанном на произведении Кретьена.

В конце XII — начале XIII века были широко распространены различные версии легенды о поисках Грааля. В это время Грааль, изначально обладавший магическими свойствами, был вовлечен в сферу христианской традиции и переосмыслен как чаша причастия (дароносица).

Для Артуровской литературы XIII века в целом характерны переход от стихотворных форм к прозе, дальнейшая христианизация легенд и тенденция к объединению текстов в цикл. Так называемая Артуровская Вульгата (Vulgate) состоит из пяти прозаических французских романов:

1. «История о Святом Граале», содержащая начальные сведения о Граале и его чудотворных свойствах;

2. «Мерлин» — расширенное переложение «Мерлина» Роберта де Борна с добавлениями из других источников;

3. «Прозаический Ланселот» — уснащенный различными подробностями рассказ о детстве Ланселота, о его воспитании у мудрой Владычицы Озера; о том, как он вырос не знающим себе равных рыцарем короля Артура, как любил Гиневру и сокрушался о своей греховной страсти, из-за которой ему не дано было достичь Святого Грааля, и как он зачал Галахада с дочерью увечного короля;

4. «Подвиг во имя Святого Грааля», где центральным персонажем является сын Ланселота Галахад, благодаря своему духовному совершенству превзошедший всех остальных рыцарей Круглого стола; и наконец

5. «Смерть Артура» — рассказ о распаде Братства Круглого стола, начавшемся с того, что Ланселот, несмотря на прежнее раскаяние, снова вернулся к своей греховной любви, и кончающийся предательством Модреда, гибелью Артура и уходом Гиневры и Ланселота от мира в затворничество и покаяние.

Артуровский прозаический цикл XIII века оказал мощное воздействие на более поздние рыцарские романы во Франции, Италии, Испании, Нидерландах, Ирландии, Уэльсе и Англии. Его влияние особенно сказалось на самой знаменитой английской Артуровской книге — «Смерти Артура» Томаса Мэлори. Авторское название книги неизвестно: «Смертью Артура» назвал печатник Уильям Кэкстон выпущенный им в 1485 году том, который оставался единственным текстом Мэлори на протяжении столетий, пока в 1934-м не был обнаружен Винчестерский манускрипт. В целом Мэлори точно следует своим источникам — как английским, так и французским, но его роль не ограничивается переводом. Как и его предшественники, он переосмысливает Артуровские легенды в духе своего времени. Его версия выделяет богатырские черты эпоса, в то время как вкусам французов была ближе утонченная духовность.

В Англии Артуровские легенды остались жить и после Средних веков благодаря псевдоисторическому труду Джефри Монмутского и первопечатному изданию Кэкстона, к началу XVIII века выпущенному пять раз. Романтическое возрождение оживило интерес не только к Мэлори, но и к другим артуровским текстам. В XIX веке наиболее значительные обработки сделали А. Теннисон и Р. Вагнер. «Королевские идиллии» Теннисона (1859–1885) вводят сюжеты Мэлори в рамки викторианской морали, показывая, как греховность и легкомыслие рыцарей Круглого стола подрывают артуровские идеалы. Р. Вагнер в музыкальной драме «Тристан и Изольда» (1865) обращается к версии Готфрида Страсбургского и поднимает легенду до вершин трагедии, впрочем, окрашенной философией Шопенгауэра и Новалиса, где любовь и смерть — одно. «Парсифаль» Вагнера (1882) следует «Парцифалю» Вольфрама фон Эшенбаха, но также зиждется на философии XIX века. Эти переработки в сущности являются самостоятельными произведениями и принадлежат XIX веку, используя средневековый материал как антураж.

Насколько же вероятно, что цикл легенд о короле Артуре отражает какую-либо историческую реальность? И существовал ли этот человек вообще?

Этим вопросом задавались еще в XV веке. Уже упоминавшийся выше английский первопечатник Уильям Кэкстон в своем издании «Смерти Артура» в перечисленных свидетельствах существования короля указал на различные реликвии, в том числе на круглый стол, хранившийся в городке Винчестер, кусок воска с печатью Артура (он на ней именовался императором Британии, Галлии, Германии и Дакии) и даже меч сэра Ланселота — ближайшего друга Артура. Но оказалось, что все эти предметы были изготовлены позднее — для привлечения пилигримов. Знаменитый дубовый круглый стол диаметром шесть метров сделали в XIII веке, когда Генрих III и его наследники стремились возродить эпос об Артуре.

Исследователи обратились и к географии Артуровских легенд. Оказалось, что многие упомянутые в них места сохранились. К примеру, на севере полуострова Корнуолл есть руины сложенного из сланцевых плит замка Тинтаджел, где якобы родился знаменитый король.

Много неразгаданных тайн хранит еще одно «артуровское место» — Гластонбери, что располагается на самом западе Великобритании. Раскинувшись на обширных равнинах Соммерсета, неподалеку от Бристольского канала, этот комплекс сейчас включает в себя город, аббатство и огромную вулканическую скалу с развалинами церкви, спускающуюся террасами вниз. Следует отметить, что люди жили здесь еще с незапамятных времен. Остатки поселений, открытых археологами, датируются эпохой римского вторжения на острова.

Аббатство Гластонбери — уникальный исторический объект для множества религий. Полагают, что на землях Гластонбери в течение долгого периода существовал храм друидских жрецов, поклонявшихся змеям. Затем их сменили римляне. Но наиболее значимый след оставили, несомненно, христиане. По легенде, Иосиф Аримафейский (человек, похоронивший тело Христа) переселился именно в Гластонбери и построил здесь первую в Великобритании церковь. На развалинах аббатства каждую Пасху расцветает терновник. В народе говорят, что когда Иосиф после своего прибытия взошел на скалу, он во время молитвы опирался на посох. Как-то раз он оставил его там, и посох превратился в дерево. Дерево пустило корни, и с той поры гластонберийский терновник служит местной достопримечательностью. Наиболее чтимый в Ирландии святой — святой Патрик — также жил и умер здесь.

С более чем 150-метровой вершины скалы можно наблюдать местность на 70–80 километров вокруг. Вулканические террасы несут на себе следы обработки их людьми, и, возможно, они служили когда-то тропой для христианских паломников, шедших сюда на поклонение и молитву. Здесь был возведен величественный монастырь, названный в честь святого Михаила. Датой основания монастыря принято считать 705 год. Именно тогда король Айне издал указ о строительстве обители, а в X веке тут поселились бенедиктинцы. Те церковные руины, которые видят современные туристы, относятся к XIII столетию. Они остались от храма, разрушенного по приказу короля Генриха VIII во время его борьбы с католицизмом (XVI в.). По легенде, гластонберийская гора является местом, где некогда жил король Артур, а также — по совместительству — тайным входом в подземное царство повелителя эльфов. Считается, что в VI веке сюда проник святой Коллен, стремившийся покончить с демонизмом. Он совершил обряд экзорцизма, и от соприкосновения со святой водой эльфийский дворец с грохотом пропал, оставив подвижника одного на пустой вершине скалы.

Как место последнего упокоения короля Артура и его супруги Гластонбери приобрело известность с XII века. До настоящего времени подлинность этого факта подтверждают лишь предания. Так, например, Эскалибур — легендарный меч Артура, брошенный сэром Бедуиром по просьбе смертельно раненного в битве при Камлене короля в воду, мог быть утоплен в местном озере Помпарлес. К сожалению, этот некогда обширный водоем ныне осушен и проверить правдивость устной традиции уже невозможно.

Большое несчастье (принесшее, однако, и некоторую пользу) случилось в Гластонбери в 1184 году. Страшный пожар уничтожил тогда аббатство практически до основания, но во время реконструкции монахи занялись широкомасштабными поисками могилы Артура.

И в 1191 году настоящую сенсацию произвело заявление монахов, что могила короля Артура найдена! Тщательно простукивая каменные плиты пола, бенедиктинцы обнаружили на трехметровой глубине — ниже современной кладки — еще более старую, с имеющейся в ней полой камерой. Вскрыв пол, монахи пробились к легендарной усыпальнице. Два огромных гроба, пропитанных сохраняющими дерево смолами, предстали их изумленному взору! Было организовано пышное перезахоронение останков. И вскоре над новой могилой появился большой свинцовый крест с надписью: «Здесь, на острове Авалон, покоится под землей прославленный король Артур». В 1278 году останки монарха были повторно захоронены в специальной гробнице из прекрасного черного мрамора.

Но исследователи заметили много подозрительных деталей этого «открытия». Первый вопрос, который их заинтересовал: как удалось опознать в скелете останки короля Артура? Монахи аргументировали: «По его благородному стану…» В архивах аббатства сохранился подробный отчет об осмотре тел усопших. Скелет мужчины поражал своим высоким ростом — 2 м 25 см. У него был поврежден череп, однако причину травмы установить не удалось, хотя это мог быть и след от ранения. На голове женщины прекрасно сохранились белокурые волосы. Но все это еще не является доказательством того, что это были Артур и его супруга.

Первые современные научные изыскания в Гластонбери начались в 1907 году. Историко-археологической экспедицией руководил английский ученый Фредерик Б. Бонд. Его сотрудники добились значительных успехов: они обнаружили остатки неизвестной часовни. Сверив ее географическое положение с общим планом аббатства, Бонд пришел к выводу, что она была построена согласно законам сакральной геометрии, используемой древними египтянами, а позже масонами. Однако маститый исследователь имел неосторожность публично заявить о том, что все указания по поиску древностей он получал с помощью медиумов, общаясь с душами усопших монахов. Разразился крупный скандал, и Бонда уволили.

Есть в легенде об Артуре еще одно загадочное географическое название, которое невозможно привязать ни к одному реальному месту на Земле, — легенда отправляет раненого короля на волшебный остров Авалон, путь к которому открывается немногим. На этом острове обитают эльфы и феи, там столь медленно течет время, что герои легенд и поселе, возможно, обитают в райском уголке, не ведая, что над планетой пронеслись полторы тысячи лет. Насколько возможно существование призрачного Авалона? Кое-кто из мистиков Средневековья полагал, что Авалон исчез не в физическом, а в сакральном смысле этого слова. Подобно русскому Китежу, остров перешел в иное — магическое — измерение и скрылся от глаз людей.

Многие историки XIX века объясняли исчезновение Авалона куда более прозаически. Они считали, что причиной гибели острова было банальное наводнение. В подтверждение своей гипотезы ученые приводили подлинную историю, относящуюся к XI веку. В ней шла речь об очень невысоком острове в проливе Ла-Манш, защищенном дамбами и шлюзами. Однажды после каких-то торжеств пьяная стража забыла их закрыть, и ничем не сдерживаемая приливная вода ринулась в город. В волнах погибла вся местная знать (кроме короля, который спасся вплавь на коне), а сам остров покрыло море. Именно вышеописанный исторически достоверный случай и натолкнул исследователей на мысль о том, что Авалон могла постигнуть та же судьба.

Но могло быть и еще одно объяснение исчезновения Авалона. Он мог слиться с материком, соединенный с ним рукотворными насыпными сооружениями. Такое могло произойти, если остров располагался достаточно близко от берегов Британии.

Надо отметить, что не только европейские ученые интересовались историей острова Авалон. М. А. Орлов в книге «История сношений человека с дьяволом» (1904) указывает, что Авалон часто описывали древние поэты Франции. Так, в поэме о Вильгельме Курносом мы находим упоминание о том, что Авалон был чрезвычайно богат, так что другого такого богатого города никогда не было. Стены его были сложены из какого-то особого камня, двери в них были из слоновой кости, жилища щедро разукрашены изумрудами, топазами, гиацинтами и другими драгоценными камнями, а крыши на домах были золотые! В Авалоне процветала волшебная медицина. Здесь излечивали самые ужасные болезни и раны. В одном из тогдашних романов этот остров описывается как место, где все обитатели проводят время в вечном празднике, не ведая забот и горестей. Само слово «Авалон» сближали со словами древнебретонского языка «Inis Afalon», что значит «остров яблонь».

Различные мнения о таинственном острове высказывают и многие современные зарубежные исследователи. Но все это лишь гипотезы, которые не способны раскрыть тайну Авалона.

Впрочем, что уж говорить о местонахождении неуловимого острова, если до сих пор непонятно, где же находился гораздо более материальный Камелот! Большинство людей ассоциирует его с юго-западной Англией, областью, упоминающейся в преданиях о волшебниках, владычицах озер и рыцарях в сияющих доспехах. Эта версия легенды была популярна еще в Средневековье, особенно среди английских королей, поэтов и знати, считавших Камелот Артура и рыцарей Круглого стола идеальным королевским двором. В графстве Соммерсет в 1970-е годы археологи раскопали странный холм, который был воспринят как Камелот — столица, где жил король Артур. Вершина холма была обнесена прочной стеной из камня и деревянных балок по периметру. Это был зал, который, судя по всему, предназначался для общих трапез. Быть может, здесь и собирались рыцари Круглого стола?

Однако среди ученых все большей популярностью пользуется другая версия. Она гласит, что легенда зародилась к северу от англо-шотландской границы. Один из пропагандистов этой точки зрения — Хьюг Макартур, историк из Глазго. Он утверждает, что Гиневра, супруга Артура, могла быть представительницей пиктов, обитавших на севере Шотландии. Имеются и другие исторические свидетельства того, что Артур происходил из современной Шотландии, а не Корнуолла или откуда-нибудь еще. По словам Макартура, легенда основывается на личности Артура, предводителя вооруженной группы, который в VI веке правил в Стратклайде, королевстве говорящих по-валлийски бриттов, протянувшемся от Лох-Ломонд в Шотландии до севера Уэльса. Столицей королевства был город Думбартон на западе центральной Шотландии. По словам исследователя, в этой области есть множество названий, которые могут быть связаны с Артуром. В самом Думбартоне находится Замок Артура, а к западу от Лох-Ломонд — гора Бен-Артур, на которой есть место, называемое Троном Артура. По словам Макартура, это только один из семи тронов Артура, которые он нашел в Шотландии. Всего здесь имеется около 50 мест, в названии которых упоминается Артур. И хотя речь не обязательно всегда идет о легендарном правителе, в большинстве случаев название, видимо, все-таки дано в честь него.

Макартур также полагает, что остров Авалон, на котором, согласно легенде, Артур получил свой меч Эскалибур и куда его принесли смертельно раненным, есть не что иное, как Лох-Ло-монд. Местные историки также считают, что основные битвы Артура, описанные валлийским монахом IX века Неннием, проходили поблизости. Исследователь утверждает, что легенда об Артуре стала мигрировать на юг в процессе христианизации Шотландии. Кроме того, сужение ареала использования валлийского языка, его локализация в Уэльсе и Корнуолле способствовали формированию представления о том, что знаменитый воин и правитель жил на юго-западе Англии.

И все же большинство ученых считает, что есть лишь косвенные доказательства существования короля Артура. Детально проанализировав фольклорные и другие источники, историки нарисовали некий собирательный образ вождя, который пользовался римским военным титулом и организовал успешное сопротивление иноземцам. Возможно, он присвоил себе императорский титул, когда сражения завершились. Но это всего лишь гипотетический портрет, ибо нет никаких свидетельств современников короля Артура. Не случайно скептики продолжают заявлять, что его выдумали коренные жители Британии как идеал прославленного героя, чьи подвиги жили в народном сознании.

И все же некоторые исследователи продолжают настаивать на историчности знаменитого образа. Как пишут англичане Питер Джеймс и Ник Горн, археологические раскопки указывают на резкий приток в Британию захватчиков около 450 года и его заметное замедление около 500 года. Видимо, кто-то удачно организовал сопротивление иноземцам. Вероятно, бывший военачальник римской армии. И почему бы не принять предания о подвигах короля Артура?

В качестве последнего веского аргумента в пользу его реальности выдвигают также факт популярности имени Артур: в конце V и начале VI столетия им было названо шесть или больше британских принцев. Скорее всего, это явление имело исток — король Артур жил в народной памяти…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Доклад Король Артур кратко 6 класс сообщение

О том, что король Артур собирательный образ биографий нескольких знаменитых личностей исследователи выяснили давно. Но дискуссии по поводу этого исторического персонажа не утихают до сих пор. Ученые всего мира пытаются идентифицировать особу успешного полководца, но все попытки остаются тщетными. Жизнеописание короля Артура, воспроизведенное разными авторами, имеет много отличий, но некоторые моменты биографии все же совпадают.

Родила его замужняя женщина, но не от мужа, а от Уотера Пендрагона, который с помощью магии Мерлина смог принять облик супруга Ингрейн. Король Артур являлся предводителем бриттов в V или VI веке. Был он доблестным воином, под началом которого войска англичан разбили саксов. Историки описывают 12 победоносных битв этого исторического героя.

В соответствии с легендой, когда Артур был юношей, недалеко от церкви откуда-то появился огромный камень, а в него был вставлен меч. Надпись на камне гласила, что тот, кто вытащит этот меч сможет стать королем Англии. Из всех претендентов, которым хотелось занять место правителя государства, это получилось осуществить только Артуру.

Став правителем Артур создает братство рыцарей, которые скитаясь по стране ищут приключений. Артур становится мужем Гвиневры, но она изменила ему с Ланселотом. В поисках святого Грааля удача отвернулась от любовника королевы, он дает клятву, что прекратит греховную связь, но не держит слова. Когда королю Артуру стало известно о супружеской неверности, жену он посадил в тюрьму, а рыцарю Ланселоту удалось сбежать, собрать армию и развязать войну с Артуром.

Королю приходится покинуть государство, вместо себя он оставляет правителем своего незаконнорожденного сына Мордреда, который решает занять его трон и жениться на Гвиневре. Через время Артур и его бастард встречаются на поле битвы, где король убивает своего сына, и получает тяжелое ранение.

Существует несколько исторических личностей, которые могли бы быть прототипом короля Артура:

  1. Полководец Амвросий Аврелиан идеально подходит для первообраза Артура, если бы не одно но. В большинстве исторических хроник он упоминается, как дядя знаменитого короля и брат его отца.
  2. Артуис па Мор, который вел непримиримую войну с саксами и успешно расширял полученные от отца территории.

Луций Арторий Каст являлся римским военачальником, но проживал на 300 лет раньше Артура.

Доклад №2

Согласно легенд и исторических хроник, король Артур жил в V веке нашей эры, на территории Великобритании. Но до сих пор ученые не смогли достоверно определить, существовал ли на самом деле этот персонаж, или мы имеем дело с вымышленным героем.

Территория Британии до IV века была заселена бриттами. Они отличались вспыльчивым , воинственным нравом, часто принимали участие во внутренних войнах, в результате чего оказались почти истреблены. Саксы завоевали территорию ослабленого народа, оттеснив уцелевших бриттов на територию Шотландии, Корнуолла, Бретани и Уельса.

Согласно преданий у короля бриттов Утера Пендрагона родился сын, которого похитил мудрец и волшебник Мерлин, отдав на воспитание рыцарю сэру Эктору. Когда ничего не подозревающий о своем происхождении мальчик вырос , Утер умер , а среди приближенных короля начался раздел власти. В этот момент на политической арене снова возник Мерлин. С помощью магии он воткнул в камень (а в некоторых легендах упоминается наковальня) меч Ескалибур и заставил его плавать на поверхности воды. И объявил, что королем станет тот, кто вытащит этот меч. Пятнадцатилетний Артур с легкостью сделал то, что никому до него не удалось.

Но страна, ослабленная войнами очень трудно объединялась в единое целое. Много лет молодой король доказывал свое право на престол с мечом в руках . Он разгромил противников, сделал замок Камелот соей резиденцией. Многие рыцари, воевавшие бок о бок с Артуром были приглашены в замок. Чтобы продемонстрировать равноправие, Артур созвал всех за круглым столом. Так возникли рыцари Круглого стола. Количество их согласно разных источников колебалось от 150 до 1500. Молодому королю удалось объединить страну для борьбы з завоевателями.

Один из верных рыцарей короля , Ланселот, влюбился в его жену Гвиневру и сбежал с ней во Францию. Разгневанный Артур оставил страну на племянника Мордреда, а сам поспешил за предателями. Молодой родственник объявил себя новым королем. Не все оставшиеся рыцари были с этим согласны и начали борьбу за трон. Узнав об этом король принял решение вернуться. В жутком сражении самозванец был убит, но и Артур получил смертельное ранение. Перед смертью король приказал верному другу выбросить Эскалибур в море. В момент, когда оружие приблизилось к воде,из моря показалась рука и схватила меч за рукоятку и утащила его под воду. Потом из морской пучины появилась лодка с людьми. Мужчины вышли на берег и забрали умирающего короля на судно. Согласно легенд Артура отвезли на остров Авалон, где король до сих пор лежит во сне и не умирает, так как родина все еще нуждается в герое.

Существует версия, что прототипом Артура был римский легионер Луций Арторий Карст, а в Тинтагеле при раскопках обнаружен камень, относящийся к тому врекмени, на котором есть надпись которую можно прочитать так: «Артогну воздвиг этот камень в память своего праотца Коля».

6 класс

Король Артур

Популярные темы сообщений

  • Векторная графика

    Чтобы понять векторную графику, нужно разобрать два наиболее распространенных графических файла изображения графического дизайна: растровые и векторные.

  • Магнитное поле Земли

    Наверное, каждому известно о том, что земля является огромных размеров магнит, при помощи которого образуется магнитное поле. Да и ученые доказали, что оно действительно существует. Кроме этого магнитное поле находится вокруг нашей планеты и защищает

  • История изобретения турбин

    Турбина — это такого рода мотор способный вращаться, в основном при высокой температуре, с помощью газа или иной жидкости. Образцом является водяная мельница.

Круглый стол | Легенда о короле Артуре

Круглый стол , в легенде о короле Артуре, стол Артура, легендарного британского короля, который впервые упоминается в романе Уэйса из Джерси Roman de Brut (1155). В нем говорилось о том, что король Артур устроил круглый стол, чтобы ни один из его баронов, сидя за ним, не мог претендовать на приоритет перед другими. Литературное значение Круглого стола, особенно в романах 13 века и позже, заключается в том, что он служил для придания рыцарям двора Артура имени и коллективной личности.По сути, товарищество Круглого стола стало сопоставимым и во многих отношениях прототипом многих великих рыцарских орденов, основанных в Европе в период позднего Средневековья. К концу 15 века, когда сэр Томас Мэлори написал свою книгу « Le Morte Darthur, », понятие рыцарства было неотделимо от понятия великого военного братства, основанного в доме какого-то великого принца.

В стихотворении Роберта де Боррона Жозеф д'Аримати ( ок. 1200), Грааль, который искал герой Персиваль, был идентифицирован как сосуд, который использовал Христос во время Тайной вечери. Иосифу было велено сделать стол в память о Тайной вечере и оставить одно место свободным, символизирующее место Иуды, предавшего Христа. Это пустое место, называемое опасной осадой, не могло быть безопасно занято, кроме как предназначенному для него герою Грааля. В XIII веке, когда тема Грааля была полностью интегрирована с легендой о короле Артуре в группе прозаических романов, известных как цикл Вульгаты и романсы после Вульгаты, было установлено, что Круглый стол - смоделирован по образцу Таблицы Грааля, а также пустое место - было сделано советником Мерлином для Утера Пендрагона, отца короля Артура.Он перешел во владение короля Кармелиды Леодеграна, который передал его Артуру как часть приданого своей дочери Гвиневере, когда она вышла замуж за Артура. Допуск в члены Круглого стола был зарезервирован только для самых отважных, в то время как Опасная Осада оставалась в ожидании прихода Галахада, чистого рыцаря, выполнившего поиски Грааля и завершившего чудеса королевства Артура. .

Британская викторина

Быстрая викторина по легенде об Артуре

Какой автор ввел фигуру короля Артура в литературу? Как зовут жену короля Артура? Проверьте свои знания.Пройдите викторину.

В городе Винчестер, Англия, есть большой зал - все, что осталось от замка, основанного Вильгельмом Завоевателем и завершенного в 1235 году, - где так называемый Круглый стол короля Артура прикреплен к стене. Имея диаметр 18 футов (5,5 метра), он датируется концом 13 или началом 14 века и был перекрашен в зеленый и белый цвета Тюдоров во время правления Генриха VIII.

Замок Кэдбери - Рыцари короля Артура

Замок Кэдбери был связан с королем Артуром и Камелотом, по крайней мере, с 1500-х годов, когда Джон Лиланд, известный британский писатель, написал об этом в своем отчете о древней британской истории.Он писал: В самом южном конце церкви Южного Кадбири стоит Камаллат, когда-то известный город или замок ... Люди ничего не могут сказать там, но они слышали, что Артур часто прибегал к Камалату ...

Когда он говорит о Камаллате или Камалате, он, конечно же, имеет в виду Камелот из легенды о короле Артуре, знаменитую столицу и двор короля Артура, где должен был сидеть Круглый стол и где встречались Рыцари Круглого стола.

Замок Кэдбери был связан с королем Артуром и Камелотом, по крайней мере, с 1500-х годов, когда Джон Лиланд, известный британский писатель, написал об этом в своем отчете о древней британской истории.

Связь Камелота с Кэдбери обсуждалась и оспаривалась на протяжении последних 500 лет. Некоторые утверждают, что связь реальна и подлинна, в то время как другие оспаривают, что Лиланд изобрел корреляцию, взяв у соседних верблюдов королевы и западных верблюдов. В 1960-х годах в Кэдбери было проведено археологическое исследование, и данные свидетельствуют о том, что первоначальное место, которое было лагерем железного века, было укреплено деревом и землей в течение 6-го века, то есть в то время, когда король Артур, как полагают, был там и жил. известность.Фундамент обширного деревянного зала и то, что, по-видимому, является началом немеблированной церкви, добавляют еще больше к предположениям, как и близость этого места к Гластонбери Тор.

Есть дамба, которая соединяет Гластонбери Тор с замком Кэдбери, и этот сухопутный мост известен как Охотничий маршрут короля Артура, что еще раз связано с легендами, окружающими этот район. В 1800-х годах группа викторианских «археологов» приехала исследовать истории, окружающие холм, и пока там к ним подошел местный житель и спросил, «пришли ли они выкопать короля».Вокруг холма до сих пор существует множество фольклора, и легенда гласит, что если вы оставите серебряную монету и свою лошадь на холме в канун Иванова дня, вы обнаружите, что утром ваша лошадь заново обуты.

Объяснение Короля Артура и 12 рыцарей круглого стола

Идеальный рыцарь . Гавейн был рыцарем, который появлялся в произведениях от Джеффри Монмутского (1137) до сэра Томаса Мэлори (1485). Из всех рыцарей Гавейн чаще всего появлялся в сказках о короле Артуре.

В ранних валлийских сказках (до Джеффри из Монмута) Гавейн фигурировал как Гвалчмей или Гвалчмай, и его имя означает «Майский ястреб». Гвалчмей был сыном Гвьяра и братом Гвалхаведа («Летнего Ястреба») в Калхвче и Олвене, одной из независимых сказок Мабиногиона, а также Медраута (Мордреда). Гавайна или Гвалчмей иногда называли ирландским богом солнца Лугом (Лугом), потому что Гвалчмей тоже был солнечным богом.

Джеффри называет Гавейна Гуальгуанусом, а Уэйсом - Валвейном.Его звали Говен в большинстве французских средневековых романсов.

Семья Гавейнов

Говорят, что у Гавейна было несколько разных матерей, братьев и сестер, в зависимости от авторов. Мы абсолютно уверены, что Гавейн был сыном Лота, короля Лотиана или Оркнейских островов (если не принимать во внимание валлийские легенды). По словам Джеффри из Монмута и его редакторов (Уэйса и Лайамона), матерью Гавейна была Анна, родная сестра Артура. Эти три автора упомянули только, что Гавейн имел только одного брата, Мордреда.Гавейн и Мордред были племянниками короля Артура.

Другие авторы говорят, что Лот был женат на сводной сестре Артура по имени Моргауз или Норкадет. Моргауза была матерью Гавейна, Агравена, Гахериса и Гарета, но не было Мордреда (особенно в рассказе Кретьена о Граале («Le Conte du Graal»). См. Страницу 480 из романсов о короле Артуре , опубликованных в Penguin Classics). . Однако Кретьен не упоминает имя матери Гавейна, но в Первом продолжении Игрейн назвала свою дочь Норкадет, а не Моргавз.

В эпизоде ​​« L’Âtre périlleux » или «Опасное кладбище» женщина на кладбище сказала, что мать Гавейна была феей, что подразумевало, что фея была не кем иным, как Морган ле Фэй.

Некоторые говорят, что двух последних братьев Гавейна Гахерис и Гарет звали Гахериет (Кехериет) и Герреет, в частности, во многих французских произведениях (например, «Цикл Вульгаты»). Французское и английское имена двух последних братьев создают другие проблемы. Возникла некоторая путаница, был ли Гахериет Гахерисом или Гаретом.Обычно большинство средневековых и современных ученых говорят, что Гахериет и Гахерис были одним и тем же человеком, в то время как Герреет был Гаретом.

Тем не менее, в «Смерти Артура» сэра Томаса Мэлори Гарет сыграл ту же роль Гахериет в «Вульгате Mort Artu ».

В «Цикле Вульгаты», «Цикле после Вульгаты» и «Смерть Артура» авторы писали, что Мордред был сыном Моргаузы от ее собственного сводного брата Артура. Значит, Мордред был всего лишь сводным братом Гавейна.

Те же проблемы и с сестрами Гавейна.Две сестры фигурируют в двух работах Кретьена. В году Клигес Соредамор вышла замуж за греческого принца Александра и стала матерью героя Клиджа. В Le Conte du Graal его сестру звали Клариссан, когда Гавейн оказался в Замке чудес, принадлежавшем матери и бабушке героя.

В другой истории Грааля, Дидо Персеваль, его сестра Элейн влюбилась в героя Персеваля. В то время как в фильме Вольфрама фон Эшенбаха Parzival (около 1210 года) у Гавейна были брат по имени Бекурс и три сестры: Сурдамур, Курдри и Итонье.Они были детьми короля Лота и Сангива (Анны или Моргауза).

Ему приписывали несколько сыновей, хотя он, похоже, никогда не был женат, за исключением Parzival , где его женой была Оргелузе. В книге Мэлори Le Morte D’Arthur Гавейн был отцом Флоренс и Ловел.

Самого известного сына Гавейна звали Гинглен (Мэлори звали Гиглейн или Гингалин). Гинглен был более известен как «Ярмарка Неизвестных», потому что он не знал своего имени.Гинглен был героем романа о короле Артуре под названием Le Bel Inconnu (ок. 1185–1190). Гавейн занимался любовью с фей по имени Флори. В романе Вольфрама фон Эшенбаха « Parzival » мать Гинглена звали Бланцемаль, а в других романах говорится, что это был Рагнелл. Во втором продолжении Грааля упоминается, что Гавейн впервые встретил своего сына.

В «Рыцаре Меча» Гавейн завоевал любовь дамы, но бросил ее, когда она предала его. Хотя Гавейн, похоже, женился несколько раз и имел любовные связи в разных сказках, поэтому он не мог примириться ни с одним из них.По этой причине Гавейн казался большинству авторов бабником или «ловеласом».

Есть много дам и девушек, которые любили Гавейна только из-за его репутации великого рыцаря, хотя они никогда с ним не встречались.

См. Генеалогию короля Артура.

Хотя многие легенды говорят, что у Артура был один или несколько незаконнорожденных сыновей (кроме Перлесвауса, где Лохольт был сыном Артура и Гвиневеры), наследником короля был Гавейн. Однако, когда Гавейн умер, это был другой племянник Артура, который сменил его на посту короля - Константин.

Калхуч и Олвен
и другие валлийские источники
Gwalchmei Lleu Gwyar Gwalhaved, Medrawd
Historia regum Britanniae
Джеффри Монмутский
Гуальгуанус Лот Анна Мордред
Роман де Брют
Wace
Walwein Лот Анна Modret
Брют
Лайамон
Гавейн Лот Анна Модред
Романы Кретьена де Труа Говен Лот Morcades или Norcadet Агравен, Гахерис, Гарет Soredamors, Clarissant
Parzival
Вольфрам фон Эшенбах
Гаван Лот Сангиве Beacurs Kundrie, Surdamur, Itonje
Diu Krône Гауэйн без названия Orcades или Jascaphin of Orcanie Кларисанц
Didot Perceval Гавейн Лот без названия Гиррес, Гарри, Мордрет Элейн
Perlesvaus Говен Лот без названия
Романсы цикла Вульгата Говен Лот Morgawse Agravain, Gurrehet, Gaheriet; Мордред (сводные братья)
Suite du Merlin
(после Вульгаты)
Говен Лот Morgawse Agravain, Gurrehet, Gaheriet; Мордред (сводные братья)
De ortu Waluuanii Валууаниус Лот Анна
Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь Гавейн Лот без названия Агравен
Le Morte d'Arthur
Сэр Томас Мэлори
Гавейн Лот Моргауза Агравейн, Гахерис, Гарет; Мордред (сводный брат)
Опасное кладбище Гавейн Морган ле Фэй?


Гавейн, Бог Солнца

Более ранние легенды сделали его идеальным рыцарем.Гавейн был первым рыцарем, который символизировал образец храбрости и рыцарства. Кретьен сказал Гавейну, что его доблесть соответствовала его учтивости. В Эреке и Эниде он был первым хорошим рыцарем, Эрек и Ланселот были вторым и третьим по доблести, когда они сидели за столом. Гавейн был мерилом, которым все рыцари мерили свою доблесть.

В уэльской легенде Гавейн был известен как Гвалчмей, или Гвалчмай, что означает «Майский Ястреб»; по кельтскому календарю первое мая было началом лета.Имя его брата Гвалхаведа означает «Летний Ястреб». Во всех легендах и мифах других культур ястреб символизировал солнце, что вполне уместно, поскольку ястреб - хищная птица, которая охотится только днем. Таким образом, Гвалчмей также оказался солнечным богом, как и ирландский бог Луг. Гвалчмей появился не только как герой и племянник Артура, он также был сыном богини Гвьяр. Согласно Калхучу и Олвен, Гвалчмей был племянником и двоюродным братом Артура.

Гвалчмей также сравнивали с величайшим ирландским героем Ку Чулинном, сыном солнечного бога Луга.В сказке о Калхуче и Ольвене Гвалчмей был героем, который «никогда не возвращался, не выполнив свои поиски». Гвальчмей был также лучшим пешеходом и наездником. Этот Гвалчмей был предшественником героя Гавейна.

В нескольких сценах Гавейн, казалось, знал, как ухаживать за ранами, и знал травы. Такие навыки предполагали, что Гавейн мог быть богом исцеления.

В немецком романе о Граале, Diu Krône (середина 13 века), Гавейн был героем Грааля. Он выиграл Грааль, откуда его радостно встретила богиня Замка Грааля.

Некоторые авторы всегда упоминали, что на дуэли сила Гавейна всегда восстанавливается в полдень; он всегда сражался бодрым, когда солнце достигало своего пика, но его сила постепенно уменьшалась с каждым часом после полудня. Истоки силы Гавейна зародились в Норделоне, городе на Оркнейских островах, где Гавейн родился в полдень. Провидцы предсказали, что он будет наиболее опасен, когда будет сражаться в полдень, когда его противник начнет чувствовать усталость. Однако, если его противнику удастся продержаться до тех пор, пока его не будет, уровень силы Гавейна резко упадет, и он начнет уставать.

В одном из рассказов он был замечен с Экскалибур , хотя этот меч обычно ассоциировался с его дядей, королем Артуром. Я не уверен, был ли это тот самый легендарный меч, который принадлежал королю Артуру или нет. Его лошадь звали Грингалет (Gringolet), а его оруженосца звали Ивонет. Согласно валлийской традиции, Гвалчмей ехал на лошади по имени Чейнгалад.

Гавейн, владеющий Экскалибуром, указывал на то, что он был наследником престола Артура. В большинстве сказок Гавейн всегда считался преданным Артуру и изначально был чемпионом королевы Гвиневеры.Согласно «Возвышению Гавейна», одним из его приемных отцов был римский император. Если бы Гавейн остался в Риме, история подразумевала, что Гавейн сменил бы своего приемного отца и стал бы императором.

Только в очень немногих французских романах о короле Артуре он появляется как главный герой.

В Вульгате Мерлин (ок. 1240 г.) Гавейн еще не был членом Круглого стола, только недавно став новым рыцарем на свадьбе Артура и Гвиневеры. Гавейн и другие молодые рыцари, включая его двоюродного брата Ивена, решили служить Гвиневере, где они стали известны как Рыцари Королевы.Гвиневра приняла эту честь. В Vulgate Merlin его персонажу было позволено ярко сиять. Гавейн и его товарищи вскоре отличились в турнирах и сражениях, превзойдя традиционных рыцарей Круглого стола. И все же его героизм затмил Ланселот в следующих трех романах о Вульгате: Lancelot Proper , Queste del Saint Graal и Mort Artu (ок. 1227–1235).

Гавен был героем в L’Atre Péilleux (Опасное кладбище, ок.1250) и латинское произведение De Ortu Walwanii (The Rise of Gawain, c. 1270).

Его величайшим приключением, несомненно, был «Гавейн и Зеленый рыцарь», написанный каким-то неизвестным английским автором в середине 14 века. Здесь он участвовал в игре по обезглавливанию с Зеленым рыцарем. Зеленый рыцарь призвал рыцарей Артура обезглавить его, но рыцарь должен предложить свою голову через год. Только Гавейн осмелился принять вызов. Гавейн сбежал с головой, потому что Зеленый рыцарь пощадил его, где топор только порезал его.


Падший Идеальный Рыцарь

Но когда легенда о Граале стала частью легенд о короле Артуре, Ланселот и Галахад или Персеваль позже вытеснили его как идеального рыцаря. Сэр Томас Мэлори упомянул шесть рыцарей, которые были лучше Гавейна: Ланселот, Тристрам (Тристан), Борс, Персеваль, Пеллеас и Мархаус (Морхольт).

Гавейн, казалось, сыграл важную роль в незаконченном рассказе Кретьена о Граале ( Conte du Graal ), но автор так и не закончил свое стихотворение.Однако в «Первом продолжении» и немецком романе « Diu Krône » Гавейн стал героем квеста «Грааль».

В Конте-дю-Грааль Гавен встретил Надменную Деву из Логре по имени Оргейлёз, которая относилась к Гавэну с презрением и презрением. Несмотря на ее попытки унизить Гавейна или заманить героя в ловушку, чтобы он был убит, Гавейн, тем не менее, был очарован ее красотой и пренебрежительным поведением. Гавейн был неизменно вежлив по отношению к Оргейлёзу, относился к ней с уважением и с изяществом принимал ее оскорбления.

Из героев легенды о короле Артуре Гавейн чаще всего появлялся в романах о короле Артуре , особенно во французской литературе, но его роль часто была второстепенной. Гавейн был лишь главным героем в очень немногих французских произведениях. Однако некоторые из этих рассказов показали его в плохом свете. Казалось, он играет несколько комических ролей в сатирических фильмах.

Кроме того, Гавейн не был французским рыцарем, как Ланселот, Галахад и Тристан. С момента первого появления в роли валлийца Гвалчмея и его связи с Оркнейскими островами и Норвегией по отцовской линии французские авторы склонны рассматривать Гавейна как рыцаря с прошлым, восходящим к варварским викингам.

Ко времени цикла Вульгаты (Проза Ланселота, поиски Святого Грааля и смерть короля Артура) он уже не считался идеальным рыцарем. Гавейна уступили место Ланселоту и Галахаду. Гавейну не удалось найти Грааль из-за его поверхностной и женственной манеры. Из-за этого греха Гавейн, как и большинство других рыцарей Круглого стола, не осознавал, что Поиски были духовным предприятием, а не приключением доблести и рыцарства. Из тридцати двух рыцарей, убитых в поисках Грааля, Гавейн невольно убил восемнадцать рыцарей Круглого стола, включая короля Бодемагуса и Ивена Ублюдка.Однако всех этих рыцарей он убил потому, что не узнал других квестеров; его приговор был омрачен его грехами.

В поствульгатской версии «Мерлина: продолжение и поиски» репутация Гавейна была еще хуже. Гавейн убил многих других известных рыцарей, таких как Эрек и Палемедес. Здесь Гавейн изображен как вероломный убийца, убивающий этих рыцарей, которые, как он знал, принадлежали Круглому столу. Гавейн тоже был трусом, потому что Эрек и Палемед были ранены в предыдущих боях с другими рыцарями, прежде чем он сразился и убил их.

В сериях La Suite du Merlin и Malory Le Morte d’Arthur Гавейн и его братья поссорились с Пеллинором (Пеллехен) и его сыном Ламораком (Ламоратом или Ламероком), отцом и братом Персеваля. Его неприязнь к Пеллинору проистекает из того, что Пеллинор убил отца Гавейна (Лота) в бою. В одиннадцать лет Гавейн поклялся отомстить Пеллинору. Десять лет спустя Гавейн и Гахерис убили Пеллинора. Позже Гавейн и его братья устроили ловушку для Ламорака.В меньшинстве Ламорак был убит, когда Мордред ударил его ножом в спину.

Смерть своего брата Гахериета в Морт Арту (Цикл Вульгаты) (или Гарета в Ле Морт д'Артур Мэлори), когда Ланселот случайно убил своего брата, когда герой спас Гвиневеру, Ланселот вызвал неприязнь Гавейна. Гавейн убедил Артура вести две безуспешные войны против Ланселота: одну у Гвардии Жуайез в Британии, другую у Гаунса в Бретани.

Когда они поняли, что не могут выиграть вторую войну, Гавейн вызвал Ланселота на единоборство, которое решит виновность или невиновность Ланселота.Ланселот едва выжил в дуэли, когда солнце достигло пика. Однако сила Гавейна пошла на убыль, когда солнце постепенно опустилось за горизонт. Ланселот победил Гавейна на дуэли, где Гавейн получил серьезное ранение в голову. Несмотря на свою враждебность к нему, Ланселот все еще любил Гавейна, что не мог заставить себя убить своего бывшего товарища. Гавейн отказался уступить Ланселоту, поэтому Ланселот просто ушел с боя.

Во время войны против римлян он сражался против Луция и убил бы императора, если бы телохранители Луция отбили его.Рана на голове у Гавейна открылась снова, что сделало его ослабленным.

Гавейн умирал, когда услышал новости об измене Мордреда. Гавейн слишком поздно осознал свою глупость, упорно подталкивая дядю к бессмысленной и расточительной войне против Ланселота. Гавейн отправил Ланселоту письмо с просьбой о прощении и надежде, что Ланселот посетит его могилу в Дуврском замке. Гавейн безуспешно пытался убедить Артура вызвать Ланселота, чтобы тот помог ему в войне против Мордреда. Вскоре после возвращения в Великобританию Гавейн умер от раны, полученной им от Ланселота.Похоронен в Дуврском замке.

Гавейн снова появился в виде призрака, снова пытаясь предупредить Артура, чтобы он не встречался с Мордредом в битве без помощи Ланселота.

Согласно традиции Джеффри Монмута, его брат Мордред убил Гавейна в битве при Ричборо.

Связанная информация
Имя
Гавейн, Гавейн, Гавейн (английский).
Говен, Гавен (французский).
Gawan (немецкий).
Гальвагин (итальянец).
Gwalchmei - «Майский ястреб» (валлийский).
Валууаниус (латиница).
Walgainus, Gualguanus (латинское, согласно Джеффри).
Walwein (англо-нормандский, по Уэйсу).
Идеальный рыцарь, хороший рыцарь.
Содержание
Семья Гавейнов
Fallen Perfect Knight
Статьи по теме
Лот, Анна, Моргауз, Морган Ле Фэй, Артур, Гвиневра, Мордред, Ланселот, Персеваль.
Восстание Гавейна, Гавейна и Зеленого рыцаря, Опасное кладбище, Рыцарь Меча.
Замок чудес (Le Conte du Graal), Первое продолжение Грааля, Поиски Святого Грааля, Смерть короля Артура.
Генеалогия:
Дом короля Артура,
Дом Артура и Калхуча (валлийский).

Сказка о сэре Гавейне
Резьба на крышке зеркала
Городской музей, Болония

Король Артур и рыцари Круглого стола



Король Артур

Король Артур и рыцари раунда Таблица - это легенда.

Но, как и все древние сказки, некоторые правдивые события могли быть вплетены в Это.

Изображение сверху

Кадр из фильма MGM 1953 года Рыцари Круглого стола .

Роберт Тейлор - Ланселот, Ава Гарднер - Гвиневра, а Мел Феррер - это Артур.

Что правда? Что нет?

Никто не знает, основана ли история короля Артура на реальном человеке или нет. Итак, если вы умны, вы покупаете антикварную мебель, придумывайте хорошую историю и живите на деньги, которые вольют туристы над вашим городом.

Так поступали добрые люди Винчестер.



КРУГЛЫЙ СТОЛ КОРОЛЯ АРТУРА ЗАКРЕПЛЕНО НА СТЕНЕ
В БОЛЬШОМ ЗАЛЕ ЗАМКА ВИНЧЕСТЕРОВ


Когда сделал король Артур Live?

Как гласит история, король Артур жил между 400 и 600 гг. Нашей эры.

Согласно Nennius , валлийский историк, успешный полководец действительно жил вокруг этого время. Но он был именно таким, а не королем.

Сказка о короле Артур и его рыцари Круглого стола

Конечно, существует множество версий сказка, группа из которых известна как Легенда о короле Артуре .Со временем различные персонажи из Главный сюжет стал героем многочисленных спин-оффов.

Но в в скорлупе:


Король Артур находился в своей штаб-квартире в Камелот , собравший свой 12 или 24 коня вокруг круглого стола , чтобы передать идею равенства.

Все искали то самое чашу, которую Христос использовал во время своего последнего ужина.Эти поисковые группы были на их В поисках Святой Грааль .

Один из рыцарей Артура был Сэр Ланселот . Он был образцом рыцарства и отцом Сэр Галахад . Он также трахнул жену короля Артура Королева Гвиневра .

Меч Артура был назван Экскалибур .Волшебной силой меч застрял в камне, и никто не мог достать черт возьми из камня, кроме Артура. Либо так, либо в другом версии, меч ему дал Lady of the Lake , что тоже круто.

История заканчивается на грустной ноте. В общество Круглого стола распадается, Артур умирает, его королевство уничтожается.


Артур Собирается Извлеките волшебный меч.Без сомнения, Он Единственный.
MGM


Кто придумал история?

Где именно возникла эта история, неизвестно. Некоторые говорят все началось в Уэльсе, и это никого не удивляет. Другие говорят, что история началась дальше на север, на остров.

Кто все способствовал история? Этот список, вероятно, будет бесконечным.Давай просто назовем немного:

Писатель: Гильдас , британский монах и историк VI века, его работа: De excidio et conquestu Britanniae , что означает Свержение и завоевание Британии . Он рассказывает историю Артура, но не называет его по имени.

Работа: Гододдин , написано вокруг год 600

Писатель: Ненний , валлийский писатель 9 век, его работа: Historia Brittonum .Он - единственный упомянутый ранее. Ненниус утверждает, что был Артур, но он не был королем.

Работа: Annales Cambriae , 10-я век

Рабочий: Kulhwch and Olwen , Welsh история из 12 века

Писатель: Джеффри Монмут , XII век, Работа: Historia regum Britanniae

Писатель: Wace , поэт 12-го века века, Работа: Roman de Brut

Писатель: Кретьен де Труа , 12-е века, Кретьен написал пять книг об Артуре: Erec , Cligs, Lancelot, ou Le Chevalier la charrette , Yvain, ou Le Chevalier au lion и Perceval, или Le Conte du Graal .

Работа: Ланселот , 13 век

Писатель: Роберт де Борон , Работа: Мерлин , 13 век

Писатель: Сэр Томас Мэлори , Работа: Le Morte Darthur , 15-я век

Писатель: Альфред Теннисон , Работа: Идиллии короля , 19 век

А потом пошли фильмы...

Монти Пайтон и Святой Грааль (1975)

Экскалибур (1981)

Камелот (1982)

Король Артур (2004)


Артура и Могила Гвиневеры в аббатстве Гластонбери, Сомерсет, Великобритания
Том Ордельман / Wiki

И, говоря о Винчестере, вот карта


Винчестер в средневековье

Подробнее История


Легенда о короле Артуре и Камелоте

История короля Артура и его рыцарей Круглого стола продолжается, но кем был Артур и почему его легенда продолжает жить?

Король Артур.Предоставлено: IIvy Close Images / Alamy

История короля Артура основана частично на мифах, а частично на фактах, и есть множество претендентов на настоящую фигуру, в том числе Оуайн Ддантгвин, король Поуиса около 500 г. н.э., который руководил успешными кампаниями Бритты против англов, саксов и пиктов; и Риотамус, романо-британец конца 5-го века, который возглавил армию бриттов против готов, но был предан, разбит и убит.

Вот краткое изложение легенды в ее нынешнем виде:

Будучи первенцем короля Утера Пендрагона в V веке, Артур был наследником престола, однако из-за борьбы за власть, охватившей страну после ухода римлян, волшебник Мерлин посоветовал королю тайно вырастить своего сына, чтобы защити его.

Когда умер король Утер Пендрагон, разразилась война за то, кто должен взойти на трон, и Мерлин вложил меч в камень со следующими словами: «Кто вытащит этот меч из этого камня, тот по праву рожденный король всей Англии».

Многие претенденты пытались извлечь меч из камня, но это удалось только Артуру, и впоследствии он занял свое законное место Короля.

Артур вскоре окружил себя рыцарей круглого стола , чтобы помочь ему в борьбе с саксонскими захватчиками.Их база находилась в Камелоте, где, как говорят, Артур построил большой замок.

Артур и его рыцари также искали «Святой Грааль», сокровище, которое считается чашей, которую Христос благословил на Тайной Вечере и которую он пил во время своего распятия.

Меч Артура «Экскалибур», который, по мнению некоторых, был тем же самым мечом, который он извлек из камня, был магическим и мощным оружием, которое помогло ему убить многих врагов. Другие рассказы говорят, что это был совершенно другой меч, подаренный Артуру Леди в Озере .

Брак короля Артура и Гвиневеры. Предоставлено: Хилари Морган / Алами

Артур женился на Королеве Гвиневере , но она предала его, влюбившись в одного из его рыцарей, сэра Ланселота , и их роман, как говорят, спровоцировал падение королевства.

Началась гражданская война, и во время ожесточенной битвы с Мордредом, племянником или, возможно, даже незаконнорожденным сыном, который предает его, Артур смертельно ранен. Мячущий король помещается в лодку и плывет вниз по реке к острову Авалон .Его тело так и не нашли, и легенда гласит, что он спит в ожидании призыва к действию.

Полный текст легенды о короле Артуре можно найти в выпуске BRITAIN за май / июнь 2014 года.


Загрузите журнал BRITAIN на свой мобильный

сегодня

Король Артур - фильм, история и рассказ

Король Артур, мифологическая фигура, связанная с Камелотом, возможно, был основан на британском воине 5-6 веков, который предотвратил вторжение саксов.

Кто был королем Артуром?

Король Артур - средневековый мифологический персонаж, который был главой королевства Камелот и рыцарей Круглого стола. Неизвестно, был ли там настоящий Артур, хотя считается, что он мог быть связанным с Римом военачальником, который успешно предотвратил саксонское вторжение в течение 5-6 веков. Его легенда была популяризирована многими писателями, в том числе Джеффри Монмутским.

Историческая тайна

Мало что известно о возможной фигуре, которая вдохновила историю короля Артура, героического монарха, который некоторое время был популярным мифологическим и литературным персонажем.Было высказано предположение, что в реальной жизни «Артур» мог быть воином / офицером римской принадлежности, который возглавлял британские вооруженные силы против наступающих саксонских войск в течение 5-6 веков нашей эры. Тем не менее, кельтский монах Гильдас писал о саксонском вторжении в в его работе Руины и завоевание Британии , где упоминается конфликт на Бадон-Хиллз, не упоминается ни один воин по имени Артур.

Напротив, бард 6-го века Анейрин создал валлийский сборник стихов Гододдин , в котором говорится о героическом Артуре.Тем не менее, поскольку работа первоначально была представлена ​​устно, а не записана, невозможно установить, был ли Артур частью оригинальной истории. Другой поэт, Телиесин, также упоминает в своем творчестве доблестного Артура.

Было также распространено другое предположение, что ссылки на Артура на самом деле были способом почтить через миф кельтское божество-медведь с аналогичным именем.

ПОДРОБНЕЕ: Король Артур: факт или вымысел?

Становится героической фигурой

В течение 800-х годов Ненний Уэльский написал Историю бриттов , который стал основным текстом Артура, поскольку в нем перечислялась дюжина сражений, в которых сражался воин, хотя для него это было невозможно с технической точки зрения. сделать это.Тем не менее, работа Ненниуса позиционирует Артура как отважного и достойного похвалы персонажа; Позже это было разъяснено в латинских сочинениях 12-го века Джеффри Монмутского, который рассказал историю мистической фигуры Мерлина и соединил свою жизнь с жизнью Артура, также дав королю / воину историю рождения и общую траекторию его жизни. читаемый текст.

Из-за смешения культур в Европе, политических влияний и воображения писателей история Артура превратилась в полноценную легенду и сложную историю с акцентом на благородное королевство Камелот, рыцарей Круглого стола и королеву, Гвиневра, у которой роман с рыцарем Ланселотом.Другие аспекты сказки включают смертельный конфликт короля со своим племянником или сыном Мордредом и поиски рыцарей Святого Грааля.

Король Артур в литературе

Томас Мэлори был первым, кто представил пересказ легенды на английском языке в своей книге Le Morte D'Arthur , опубликованной в 1485 году. Спустя столетия Альфред Теннисон опубликовал свои Идиллий короля . вторая половина 1800-х годов, рассказывающая историю Камелота в форме эпической поэмы.

Историю Артура продолжали интерпретировать самые разные писатели, в том числе детские авторы, писцы комиксов и писатели, такие как Мэрион Циммер Брэдли, чья Mists of Avalon (1982) рассматривает легенды женских персонажей. перспективы.

Бродвей, кино и телешоу

В 20 веке король Артур также нашел свой путь на сцену и экран. В 1960-х годах миф нашел свое отражение на Бродвее с мюзиклом Camelot , в котором Ричард Бертон сыграл Артура в главной роли.Более поздние возрождения увидят Ричарда Харриса, который также сыграл главную роль в версии фильма 1967 года, и Роберта Гуле в роли монарха. Более серьезный и мрачный взгляд на Камелот был замечен в фильме 1981 года Excalibur , где Хелен Миррен сыграла Моргану, сводную сестру короля. Перенесемся в следующее тысячелетие, когда Антуан Фукуа снял King Arthur (2004), чей все еще фантастический сюжет в большей степени основывался на идее, что Артур, которого здесь изображает Клайв Оуэн, был военачальником против саксов.Его жизнь также была изображена в фильме 2017 года Король Артур: Легенда о мече .

Стремясь правильно контекстуализировать множество представленных сказок, документалист и писатель Майкл Вуд рассмотрел культурные и географические корни истории о короле Артуре в своем сериале В поисках мифов и героев .

Краткое содержание книги

Краткое содержание книги

Le Morte d'Arthur рассказывает историю короля Артура и его рыцарей за круглым столом.Артур, который является сыном короля Утера Пендрагона, но был воспитан другой семьей, занимает свое законное место короля, когда, будучи мальчиком, он может вытащить из камня меч под названием Экскалибур. Хотя он правит мудро и получает совет от волшебника Мерлина, Артур наживает врагов других королей и часто находится в состоянии войны.

Когда Артур женится на Женевере, ее отец дает Артуру Круглый стол, за которым могут сидеть 150 мужчин. Женевера, которая часто присутствует на созыве Круглого стола, действует как моральный компас для рыцарей, награждая рыцарей, которые ведут себя хорошо, и наказывая тех, кто делает неудачный выбор.Мэлори специально рассказывает истории сэра Гавейна, сэра Тора и сэра Пелланора как средство представления концепции рыцарства.

Артур почти предан своей сестрой Морган ле Фэй, но ему помогает Ниневия, колдунья, которая научилась своим магическим силам от Мерлина, прежде чем убить его. Затем Артур сражается с римлянами, когда римский император Луций требует, чтобы Артур поклонился ему. Хотя война требует нескольких сражений, Артур и его рыцари побеждают и возвращаются к Гвиневере и другим женам.Вскоре после этого Ланселот зарекомендовал себя как величайший рыцарь во всем мире благодаря своей добродетели, верности и храбрости. В то же время сэр Гарет, брат Гавейна, проявляет храбрость в своих приключениях.

Затем представлен Тристам (также известный как Тристан), сын короля Мелиодаса де Лиона и сестра короля Марка Корнуолла, и его приключения разворачиваются. Он убивает сэра Мархо, чтобы освободить своего дядю от долга перед королем Ирландии Ангвишем, а затем влюбляется в Изод (также известную как Изольда), дочь Ангвиша.Исод выходит замуж за дядю Тристама, Марка, но Тристам и Изоде остаются любовниками. Тристам изгнан Марком, что означает, что он больше не может использовать свою настоящую личность; таким образом, он сражается как Рыцарь с Черным щитом. Тристам сражается и побеждает многих рыцарей Артура, но в конце концов попадает в тюрьму и заболевает. Он убегает и в конце концов встречает и сражается с Ланселотом на дуэли, предсказанной Мерлином. Они становятся лучшими друзьями.

Ланселот, который влюблен в Гвиневру и полностью ей предан, однажды едет на машине в поисках приключений.Он убивает дракона, видит Грааль и обманывается, чтобы солгать с дочерью Пелласа Илэйн, от которой у него есть сын Галахад. Гвиневра, узнав об этом деле, изгнала Ланселота из суда; Затем Ланселот скитается с места на место в своем горе. Илэйн через своего отца исцеляет Ланселота через Грааль, и в конце концов он радостно возвращается в Камелот и Круглый стол.

Ланселот представляет своего сына, Галахада, суду, и Галахад занимает опасное место за Круглым столом, на которое не удавалось занять ни одного рыцаря.Галахад также вытаскивает меч из парящего камня, делая его лучшим рыцарем в мире, но также принимая проклятие меча, которое позже нанесет тяжелую рану.

Большинство рыцарей затем отправлялись отдельно на поиски Грааля. Во время Квеста Ланселот, Персиваль и Борс испытывают глубокое религиозное обращение, в то время как Эктор и Гавейн говорят отшельнику, что они недостаточно чисты, чтобы выполнить Квест Грааля. Галахад, Персиваль и Борс встречаются и продолжают поиски Грааля, но ненадолго расстаются.Ланселот и Галахад продолжают путь к Граалю в замке Корбеник, где Ланселот оказывается недостойным Квеста. Когда сэр Эвелак умирает после своих объятий с Галахадом, Галахад идентифицируется как рыцарь, который достигнет Квеста Грааля. Галахад становится королем, который вскоре после этого умирает, а Персиваль становится отшельником. Борс возвращается ко двору короля Артура.

Ланселот также возвращается в суд и продолжает свою любовь к Гвиневере. После серии испытаний Гвиневра убеждается в любви Ланселота к ней.Хотя Артур знает об этом деле и не замечает его, Аггравейн и Мордред (сын Артура от жены Лота) побуждают его принять меры; Гвиневра приговорена к сожжению на костре. Ланселот спасает ее и забирает в свой замок, Радостный Гар, но в битве Ланселот убивает Гарета и Гахериса, которые находятся на казни, но не вооружены. Ланселот возвращает Гвиневеру Артуру, но Ланселот изгнан вместе со своими последователями. Гавейн клянется отомстить за смерть своих братьев и настаивает, чтобы Артур напал на Ланселота.Артур соглашается, но пока Артур и Гавейн уезжают, Мордред объявляет себя королем Англии, объявляет Гвиневеру своей женой и нападает на армию Артура. Гавейн смертельно ранен и во сне предупреждает Артура не продолжать бой. Однако по недоразумению битва продолжается; Артур убивает Мордреда, но смертельно ранен им, как и предсказывал Мерлин.

Ланселот и Гвиневра вскоре умирают от болезни, и Константин становится королем. Круглый стол оплачивается.

.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *