Когда в войну вступила сша: Кто победил нацистов? США и Россия поспорили о роли СССР во Второй мировой

Содержание

Кто победил нацистов? США и Россия поспорили о роли СССР во Второй мировой

Автор фото, EPA

Подпись к фото,

Вызвавший споры твит был посвящен визиту Трампа на военный мемориал 8 мая

В канун 75-летия победы над нацистской Германией Россия и США снова поспорили о роли СССР во Второй мировой войне и о ее итогах. Российский МИД гневно ответил на твит Белого дома, в котором в качестве победителей упоминались только Соединенные Штаты и Великобритания.

8 мая в официальном аккаунте администрации американского президента появился твит с видео Дональда Трампа, который возлагает венок погибшим во время Второй мировой войны.

Видео сопровождается подписью: «8 мая 1945 года Америка и Великобритания победили нацистов! Американский дух всегда побеждает. В конечном итоге именно это и происходит». На видео наложена аудиозапись выступления Трампа, в котором он произносит эти слова.

В ответ министерство иностранных дел России выразило возмущение «попытками искажения итогов разгрома нацизма и решающего вклада нашей страны, которые не прекращаются в Вашингтоне».

«Не можем […] пройти мимо размещенного на страницах Белого дома в соцсетях комментария, где победа над гитлеровской Германией приписывается исключительно «Америке и Великобритании, — сказано в заявлении МИД России, распространенном в воскресенье. — У американских чиновников не нашлось храбрости и желания хоть полусловом воздать должное неоспоримой роли и колоссальным несоизмеримым жертвам, которые понесли тогда Красная Армия и советский народ во имя всего человечества».

Российское внешнеполитическое ведомство также пообещало «провести серьезный разговор» об этом с американскими коллегами.

Твит Белого дома вызвал реакцию среди англоязычных пользователей, а потом и среди русскоязычных. К воскресенью под ним набралось несколько сотен комментариев о роли СССР во Второй мировой.

В одном из них пользователь pasanospoco разместил фотографию подписания Акта о капитуляции Германии, где видна советская делегация, и добавил: «Нацисты сдаются не тем ребятам».

Другой комментатор пишет, что «жертвы СССР нельзя сравнить с жертвами, которые понесли другие союзники».

К критике заявлений Белого дома подключился даже российский оппозиционер Алексей Навальный, который написал в своем «Твиттере» на английском языке: «Привет, ребята. Не то чтобы это было какое-то соревнование, но вы пропустили одну маленькую деталь. Вклад моей страны в эту великую победу — 27 млн русских, отдавших свои жизни в самых кровавых сражениях той войны».

В заявлении российского МИД говорится, что твит Белого дома идет вразрез с заявлением о встрече на Эльбе, принятым Дональдом Трампом и Владимиром Путиным 25 апреля. В нем как раз акцентировалось сотрудничество между США и СССР.

Что говорит Госдеп

При этом недавние заявления Госдепартамента США о Второй мировой войне говорили совсем об ином.

Автор фото, EPA

Подпись к фото,

Россия неоднократно обвиняла страны Запада в фальсификации истории

Еще седьмого мая Госдепартамент и лидеры девяти восточноевропейских стран приняли заявление, в котором отдается дань уважения борцам с нацизмом, но говорится, что исход войны «не принес свободы Европе».

«Страны Балтии были незаконно оккупированы и аннексированы. Советский Союз держал и другие страны в железном кулаке с помощью подавляющего военного превосходства, репрессий и идеологического контроля», — говорится в нем.

Заявление заканчивается напоминанием о том, что мир между странами «требует искреннего и последовательного соблюдения международного права и норм, включая суверенитет и территориальную целостность всех стран».

Документ был подписан главой Госдепартамента США Майком Помпео, лидерами Болгарии, Чехии, Эстонии, Венгрии, Латвии, Литвы, Польши, Румынии и Словакии.

Заявление балтийских стран

Отдельное заявление седьмого мая сделали и лидеры балтийских стран. В нем Россия обвиняется в искажении обстоятельств, предшествовавших войне, и в частности, роли пакта Молотова-Риббентропа.

Автор фото, EPA

Подпись к фото,

В спорах о Второй мировой войне активно участвуют страны Балтии

«Россия пытается сфальсифицировать историю или дезинформировать о реальной ситуации. Особенно — о начале войны и о том, что Советский Союз и нацистская Германия были друзьями и сотрудничали между собой, чтобы оккупировать и Польшу, и, с советской стороны, Эстонию, Латвию и Литву, а также часть Румынии», — заявил президент Латвии Эгилс Левитс.

Похожие заявления сделали и другие балтийские лидеры. «Для нас война закончилась в 1993 году, когда ушел последний русский солдат», — заявил в беседе с агентством Франс пресс президент Литвы Гитанас Науседа.

Россия в свою очередь сама неоднократно обвиняла западные страны, в том числе восточноевропейские, в попытках фальсифицировать историю и желании прославить силы, которые сотрудничали с нацистами.

Page Not Found | ShareAmerica

Чтобы положить конец пандемии коронавируса, Соединенные Штаты и международные партнеры активизируют сотрудничество по передаче в дар вакцин против COVID-19 в различные страны и регионы мира.

В рамках глобальной борьбы с коронавирусом США уже приняли, в частности, такие меры:

  • передали в дар зарубежным странам более 110 млн доз вакцин;
  • закупили 500 млн доз вакцин для передачи в дар 100 развивающимся странам;
  • пожертвовали 4 млрд долларов на реализацию глобальной инициативы по справедливому распределению безопасных и эффективных вакцин против COVID-19;
  • поставляют критически важные для борьбы с коронавирусом медикаменты и оборудование и оказывают другую помощь в восстановлении экономики, преодолении нехватки продуктов питания и укреплении здравоохранения.

“Соединенные Штаты являются главным в мире арсеналом вакцин в нашей совместной борьбе с вирусом, – заявил 3 июня президент США Джозеф Байден. – Мы продолжим делать все, что в наших силах, для построения безопасного мира, более устойчивого перед лицом угрозы распространения инфекционных заболеваний”.

Предлагаем вниманию читателей ежедневно обновляемую подборку фотографий, твитов и статей о поставках Соединенными Штатами зарубежным странам по всему миру вакцин против COVID-19. (Материалы на эту тему за предыдущие месяцы – в нашей статье).

26 августа

Дополнительный один млн доз вакцин против COVID-19 отправлен во Вьетнам во время визита вице-президента США Камалы Харрис. Всего США поставили в эту страну 6 млн доз вакцин.

Following @VP’s announcement, another 1 million vaccine doses from the US began arriving in #Vietnam today. The US has so far donated a total of 6 million COVID-19 vaccines, and @USAID is working with partners in-country to assist with safe delivery and equitable access. [📷: AP] pic.twitter.com/NCT8vmPKNW

— Samantha Power (@PowerUSAID) August 26, 2021

25 августа

Соединенные Штаты объявили об отправке дополнительных 5 млн доз вакцин против COVID-19 в Таиланд. Помощь на общую сумму 50 млн долларов отправлена также в Бирму.

Люди стоят в очереди, чтобы пополнить кислородные баллоны (Рангун, Бирма, 28 июля). Соединенные Штаты оказывают помощь жителям этой страны, в которой на фоне политического кризиса выросла заболеваемость COVID-19 (© AP Images)

Соединенные Штаты объявили об отправке 99 450 доз вакцины производства компании Pfizer-BioNTech в Гондурас.

The United States is proud to work with #COVAX to deliver another vaccine donation to Honduras: 99,450 doses of the Pfizer vaccine. Vaccinations are an essential element in our shared battle to defeat COVID-19. pic.twitter.com/M66oGBbhzj

— Department of State (@StateDept) August 25, 2021

24 августа

Вакцины помогают остановить распространение многих смертельных заболеваний. Безопасные и эффективные вакцины против COVID-19 разработаны учеными США, Германии, Великобритании и других стран.

(© Andrew Caballero-Reynolds/AFP/Getty Images)

Соединенные Штаты отправили 146 250 доз вакцины производства компании Pfizer-BioNTech в Гайану.

Our global vaccine donation campaign continues. Today’s delivery of 146,250 Pfizer doses to Guyana is another important step to help save lives and end the pandemic abroad and at home. pic.twitter.com/q2BIyAVjb7

— Department of State (@StateDept) August 25, 2021

Соединенные Штаты отправили 1,75 млн доз вакцины производства компании Moderna в Мексику.

Today the United States delivered 1,750,000 Moderna vaccine doses to our friends and neighbors in Mexico. With a total of 5,820,000 vaccine doses facilitated to date, we are proud to help save lives and end the pandemic in Mexico and around the world. pic.twitter.com/U9uysX7a3o

— Department of State (@StateDept) August 24, 2021

Соединенные Штаты отправили 500 тыс. доз вакцины производства компании Moderna для спасения жизней палестинцев.

We were pleased to provide 500,000 doses of the Moderna vaccine to help save Palestinian lives. pic.twitter.com/KclDs1nr3M

— Secretary Antony Blinken (@SecBlinken) August 24, 2021

23 августа

Передача Соединенными Штатами в дар вакцин против COVID-19 помогает правительствам зарубежных стран ускорить иммунизацию населения, спасая тем самым человеческие жизни.

(U.S. Army/Staff Sergeant Solomon Navarro)

Агентство США по международному развитию (USAID) оказывает поддержку 190 пунктам вакцинации в Индонезии.

We are also helping Indonesia vaccinate against COVID-19 as quickly & efficiently as possible. Starting last week, we partnered with the Indonesian government to support 190 mobile vaccination sites. We will continue to set-up additional sites and get more Indonesians vaccinated. pic.twitter.com/LrnokIkS3z

— Samantha Power (@PowerUSAID) August 23, 2021

Соединенные Штаты и международные партнеры поставили 880 460 доз вакцины производства компании Moderna в Кению.

With our partner @_AfricanUnion via @gavi #COVAX, we successfully donated 880,460 doses of the Moderna COVID-19 vaccine to Kenya. Sharing these COVID-19 vaccines serves as an example of the strength of our partnership and commitment to the people of Kenya against COVID-19. pic.twitter.com/F4MoU6oVtR

— Department of State (@StateDept) August 23, 2021

22 августа

USAID объявило о поставке из США 1,1 млн доз вакцин производства компании Pfizer-BioNTech в Кот-д’Ивуар.

More than 1.1 million @Pfizer COVID-19 vaccine doses from the United States have now arrived in #CôtedIvoire. To get shots in arms, @USAID is working with the government on planning, supply chains, and distribution. pic.twitter.com/Rdlxx6WkWY

— Samantha Power (@PowerUSAID) August 22, 2021

Соединенные Штаты отправили более 188 тыс. доз вакцин против COVID-19 в Того.

US-donated vaccines continue arriving in West Africa, with over 188,000 now landing in #Togo. @USAID is helping get shots in arms by providing training & vaccinations for those on the frontlines. We congratulate Togo on vaccinating over 90% of its health workers as of last week. pic.twitter.com/DYXUyzeckb

— Samantha Power (@PowerUSAID) August 22, 2021

20 августа

USAID объявило о поставке 489 тыс. доз вакцин против COVID-19 в Руанду.

With arrival of 489,000 US-donated vaccines, #Rwanda is now the first to receive some of the 500 million vaccines @USAID funded. We’re also helping get shots in arms by training health workers, sending tablets to track vaccinations, & identifying high-risk groups to prioritize. pic.twitter.com/iBNK3dRKX7

— Samantha Power (@PowerUSAID) August 20, 2021

США отправили 500 тыс. доз вакцин производства компании Pfizer-BioNTech в Косово.

Today the U.S. donated the first tranche of 500,000 Pfizer doses to Kosovo, bringing it 20 percent closer to reaching its vaccination goal. Delivered via COVAX, this gift represents the shared values and unwavering bonds between our people. Together we can defeat COVID-19. pic.twitter.com/1mavvExE5p

— Secretary Antony Blinken (@SecBlinken) August 20, 2021

18 августа

США объявили о передаче в дар Белизу 345 тыс. доз вакцины производства компании Pfizer-BioNTech. Груз со 111 150 дозами уже прибыл в эту страну.

The United States is proud to donate the first 111,150 of the over 345,000 Pfizer vaccine doses Belize will receive, continuing our efforts to help the people of the Western Hemisphere and the world combat COVID-19. Vaccinations make us all safer. pic.twitter.com/ZhxM6cu4Lr

— Department of State (@StateDept) August 19, 2021

Агентство USAID приступило к поставке 500 млн доз вакцины Pfizer-BioNTech странам с низким и средним уровнем доходов.

Teams across @USAID have worked non-stop to deliver on @POTUS’s pledge to purchase & donate 500 million vaccine doses to low and middle-income countries. Pleased to report that the first deliveries are now underway, with much more to come. https://t.co/xH9z96OAVq

— Samantha Power (@PowerUSAID) August 18, 2021

17 августа

16 июля, Манила (Филиппины). Груз с вакцинами производства Johnson & Johnson прибыл в аэропорт (National Task Force Against COVID19 via AP)

CША передали в дар членам Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) – Брунею, Вьетнаму, Индонезии, Камбодже, Лаосу, Мьянме, Сингапуру, Таиланду и Филиппинам – более 23 млн доз вакцин против COVID-19.

15 августа

США поставили Республике Корея 400 тыс. доз однокомпонентной вакцины производства компании Johnson& Johnson.

#WeAreInThisTogether 🇺🇸🇰🇷

400k more vaccines arrived @ Incheon Airport today as part of the US-ROK partnership to fight the global #COVID pandemic.
Shoutout to @mohwpr, @mofa_kr, @KoreaDCA, @ROK_MND, & @FedEx for the successful delivery. https://t.co/PMat6cYoHz pic.twitter.com/AWDGSrnKzW

— Chargé d’Affaires Chris Del Corso (@USAmbROK) August 15, 2021

14 августа

Совместно с международными партнерами США поставят в Ирак 500 тыс. доз вакцины производства компании Pfizer-BioNtech.

The United States is working alongside our international partners to end the global COVID-19 pandemic. Today, we are proud to announce the delivery of 500,000 doses of the Pfizer vaccine to Iraq. pic.twitter.com/IwqsYEegf7

— Department of State (@StateDept) August 14, 2021

13 августа

США объявили о поставке в Сомали 302,4 тыс. доз однокомпонентной вакцины производства компании Johnson & Johnson. Общее количество доз, которые будут переданы в дар странам Африканского Союза, составит 25 млн.

As part of our pledge to provide 25 million COVID-19 vaccine doses to @_AfricanUnion member states, the United States is proud to announce the delivery of 302,400 doses of the Johnson & Johnson COVID-19 vaccine to our friends in Somalia via @gavi, #COVAX, and the AU. pic.twitter.com/YipRsRPf3S

— Department of State (@StateDept) August 13, 2021

Государственный департамент США объявил о поставке 134 тыс. доз вакцины производства компании thePfizer-BioNTech восточно-карибским странам – Антигуа и Барбуде, Барбадосу, Сент-Кису и Невису, Сент-Винсенту и Гренадинам.

We are committed to helping our Eastern Caribbean neighbors overcome COVID-19. This week, we delivered 134,000 Pfizer vaccine doses, including:

✅17.5K to Antigua and Barbuda 🇦🇬
✅70.2K to Barbados 🇧🇧
✅11.7K to St. Kitts and Nevis 🇰🇳
✅35.1K to St. Vincent and the Grenadines 🇻🇨 pic.twitter.com/p88szJsNsX

— Department of State (@StateDept) August 13, 2021

12 августа

США объявили о поставке Багамским Островам 128,7 тыс. доз вакцины производства компании the Pfizer-BioNTech.

Global access to safe and effective COVID-19 vaccines is crucial to ending the pandemic. Our delivery of 128,700 doses of the Pfizer vaccine to the Bahamas will help save lives and bring all of us one step closer to a brighter future. pic.twitter.com/CRCMXBhGf7

— Department of State (@StateDept) August 12, 2021

11 августа

Соединенные Штаты объявили о передаче в дар 128,7 тыс. доз вакцины Pfizer–BioNTech Мальдивам.

Since the onset of the COVID-19 pandemic, the United States has provided $4.6 million in assistance to Maldives. Our additional donation of 128,700 doses of the Pfizer vaccine will help keep more Maldivians safe and protected from the virus. pic.twitter.com/ocXEr3TJfZ

— Department of State (@StateDept) August 11, 2021

10 августа

Соединенные Штаты объявили о передаче Таиланду 5 млн доз вакцины против COVID-19.

[email protected] discusses the United States’ provision of $50 million in critical humanitarian assistance to the people of Burma and $5 million in additional aid to help Thailand fight COVID-19. Learn more here: https://t.co/Frmv4Kp1ja. pic.twitter.com/KfG9mbqv60

— Department of State (@StateDept) August 10, 2021

 

9 августа

Соединенные Штаты объявили о передаче в дар 302,4 тыс. доз вакцины Johnson & Johnson Гвинее-Бисау.

The United States partnered with @gavi #COVAX and the @_AfricanUnion to ensure the delivery of 302,400 doses of the Johnson & Johnson COVID-19 vaccine to our friends in Guinea-Bissau. These vaccines are a part of our commitment to save lives and end the pandemic. pic.twitter.com/0FUU2XnT5f

— Department of State (@StateDept) August 9, 2021

 

7 августа

Соединенные Штаты объявили о передаче в дар 302,4 тыс. доз вакцины Johnson & Johnson Малави.

As part of our pledge to provide 25 million COVID-19 vaccine doses to @_AfricanUnion member states, the United States is pleased to announce the delivery of 302,400 doses of the Johnson & Johnson vaccine in partnership with the AU and @gavi via #COVAX, to the people of Malawi. pic.twitter.com/xpdbYyi9d9

— Department of State (@StateDept) August 7, 2021

Соединенные Штаты объявили о передаче в дар 151,2 тыс. доз вакцины Johnson & Johnson Мали.

We are working closely with our friends in Mali to overcome the COVID-19 pandemic. In partnership with the @_AfricanUnion via @gavi and #COVAX, we are proud to announce the delivery of 151,200 doses of the Johnson & Johnson vaccine to the people of Mali. pic.twitter.com/8hdNvmvrpa

— Department of State (@StateDept) August 7, 2021

6 августа

Соединенные Штаты объявили о передаче в дар 302,4 тыс. доз вакцины Johnson & Johnson Папуа – Новой Гвинее.

The United States is committed to saving lives and bringing an end to the COVID-19 pandemic. The donation of 302,400 doses of the Johnson & Johnson vaccine to Papua New Guinea is an important step in reaching that goal. pic.twitter.com/z0zCv5A1PX

— Department of State (@StateDept) August 6, 2021

Соединенные Штаты объявили о передаче в дар 606,7 тыс. доз вакцины Johnson & Johnson народу Судана.

The U.S. is keeping its promise of saving lives and building a safer and more secure world, as we announce a delivery of 606,700 doses of the Johnson & Johnson COVID-19 vaccine in partnership with @_AfricanUnion and @gavi via #COVAX to the people of Sudan. pic.twitter.com/rWPgjfuTAU

— Department of State (@StateDept) August 6, 2021

5 августа

Соединенные Штаты передали в дар членам Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) 23 млн доз вакцин.

The United States is committed to ending the COVID-19 pandemic and leading global response efforts. To date, we have donated 23M+ vaccine doses and over $158M in emergency health and humanitarian assistance to @ASEAN members. Learn more: https://t.co/QF6r685xsU. pic.twitter.com/4EelCL5tIo

— Department of State (@StateDept) August 5, 2021

4 августа

США объявили о поставке 2 млн доз вакцин в Эквадор.

Entre los 110 millones de dosis de vacunas contra el COVID-19 donadas por EE.UU a 60 países del mundo, 2 millones fueron enviadas a Ecuador. 🇺🇸🤝🇪🇨
Te compartimos aquí el detalle: 👇 https://t.co/DUS73xd4qJ

— US Embassy Ecuador (@USembassyEC) August 4, 2021

3 августа

Америка дополнительно направила 1 219 550 доз вакцин против COVID-19 производства компании Johnson & Johnson в Эфиопию.

The United States continues to work with #COVAX, @gavi, and the @_AfricanUnion to respond to this pandemic. Today’s delivery of an additional 1,210,550 Johnson & Johnson COVID-19 vaccines to Ethiopia will save lives and further aid the world’s path to recovery. pic.twitter.com/dthvV2qHF2

— Department of State (@StateDept) August 3, 2021

В рамках программы COVAX Соединенные Штаты поставили 3 млн доз вакцин производства американской компании Moderna на Филиппины.

Today, we delivered via #COVAX three million doses of the Moderna COVID-19 vaccine to our #FriendsPartnersAllies in the Philippines, our oldest treaty ally in the region. #USPHThrivingAt75 pic.twitter.com/234iBAuGey

— Department of State (@StateDept) August 4, 2021

Соединенные Штаты объявили о поставке 5,66 млн доз вакцин в Южно-Африканскую Республику.

We’re proud to deliver 5.66 million doses of COVID-19 vaccine from the American people to the South African people. None of us are safe until all of us are safe. pic.twitter.com/5V7ELbK3ps

— Under Secretary Victoria Nuland (@UnderSecStateP) August 3, 2021

2 августа

Соединенные Штаты и организации-партнеры объявили о передаче в дар Нигерии 4 млн доз вакцин.

Working with our partners @gavi, #COVAX, and the @_AfricanUnion, the United States is donating four million COVID-19 doses to Nigeria. We will continue to fight to end this pandemic together. pic.twitter.com/xRxQIQquXQ

— Department of State (@StateDept) August 2, 2021

Соединенные Штаты объявили о передаче в дар Молдове 500 тыс. доз однокомпонентных вакцин производства компании Johnson & Johnson’s.

Sharing safe and effective vaccines with the world is a key part of defeating COVID-19. The second shipment to Moldova of the Johnson & Johnson vaccine, as part of our total donation of 500,000 doses, reaffirms that commitment. pic.twitter.com/EBRIqXfmV1

— Department of State (@StateDept) August 2, 2021

1 августа

Соединенные Штаты и международные партнеры объявили о передаче в дар Гамбии 151 200 доз вакцин производства компании Johnson & Johnson’s.

Providing safe and effective vaccines is critical to ending the pandemic. Through our partnership with #COVAX, @gavi, and the @_AfricanUnion, we delivered an additional 151,200 doses of the Johnson & Johnson vaccine to The Gambia. pic.twitter.com/fbRMdym0nb

— Department of State (@StateDept) August 2, 2021

В партнерстве в Африканским союзом США доставили 302 400 доз однокомпонентных вакцин производства компании Johnson & Johnson’s в Мавританию (на фото ниже).

[U.S. government photo/ Public Domain]

We grow closer to overcoming COVID-19 globally with each vaccine donation. In partnership with the @_AfricanUnion and @gavi, we are proud to deliver 302,400 doses of the Johnson & Johnson vaccine to the people of Mauritania. pic.twitter.com/uZnzS0kc1z

— Department of State (@StateDept) August 1, 2021

Двадцатилетняя война: как в США и в мире завершается «эпоха 11 сентября»

20 лет назад захваченные боевиками «Аль-Каиды» (запрещена в России) пассажирские самолеты разрушили небоскребы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и секцию здания Министерства обороны в Вашингтоне. Для Соединенных Штатов, да и для остального мира началась новая эпоха — войны с террором, для которой характерно резкое расширение полномочий служб безопасности, зачастую в ущерб свободе. В ходе этой войны США увеличили свое военное присутствие на Ближнем и Среднем Востоке — от Афганистана и Ирака до, позднее, Сирии, получив при этом разрешение использовать аэродромы Узбекистана, Киргизии и даже России. Вашингтон вернулся в глобальную политику как наводящий порядок «мировой полицейский», причем на территориях, ранее бывших сферой влияния Советского Союза. 

Уход Соединенных Штатов из Афганистана оставляет четкое ощущение завершения исторического периода. Вот только какой это период? Где его начало? 

Интервенции против изоляции

Больше всего похоже, что завершается как раз та эпоха, которую открыли террористические атаки 11 сентября 2001 года. Возможно, отправляя войска в Афганистан через несколько недель после удара по Америке, президент Джордж Буш-младший имел в виду лишь краткосрочные цели — выгнать боевиков из пещер Тора Бора, но в американских ток-шоу уже в конце 2001 года обсуждались такие задачи предстоящей операции, как, например, обеспечение равноправия афганских женщин.

Реклама на Forbes

Для многих в США военный контроль над страной имел смысл только как основа для переделки местного общества. Послевоенные Западная Германия и Япония до сих пор обсуждаются как удачная модель демократизации с помощью американской оккупации. Именно попытка решить эту задачу объясняет, почему американцы задержались в этой стране на 20 лет и уходят намного позже того, как «Аль-Каида» была разгромлена, а ее лидер — убит. Уход из Афганистана, безусловно, означает окончание этого этапа американской внешней политики. 

Возможно, на наших глазах заканчивается и более долгий период, начавшийся с распада мировой социалистической системы и Советского Союза в 1989–1991 годах. В это время Соединенные Штаты оказались единственным гегемоном, страной без соперника, которая, казалось, могла диктовать миру свои правила. Триумфальная победа над коммунизмом привела, однако, к перенапряжению внешнеполитических ресурсов, а исчезновение советской угрозы сделало союзников Америки не более покладистыми, а, напротив, менее сговорчивыми. В самом деле, если Европа больше не нуждалась в американской защите, то исчезал один из главных рычагов влияния США на эти страны.

Когда Россия перешла к активной внешней политике, оказалось, что Вашингтон не может противостоять затеянному Москвой переделу границ, а подъем Китая поставил под вопрос и американское экономическое лидерство. В результате президент Дональд Трамп объявил об отказе страны от многих внешнеполитических обязательств, в том числе о выводе войск из Афганистана, а президент Джо Байден не стал пересматривать это решение — в отличие от большинства внутриполитических указов Трампа. 

Именно эти шаги позволяют говорить о завершении еще более длинного периода американской истории — эпохи интервенционизма, пришедшей в годы Второй мировой войны на смену полутора столетиям изоляционизма. В самом деле, со времен Джорджа Вашингтона Соединенные Штаты сторонились внешнеполитических обязательств и участия в военных операциях за рубежом. Первым эту традицию нарушил президент Вудро Вильсон, при котором страна вступила в Первую мировую войну, но результаты этого оказались для президента плачевными: Конгресс не одобрил сконструированный им Версальский мирный договор и вступление США в придуманную Вильсоном Лигу наций. Лишь нападение Японии на Перл-Харбор в 1941 году подвигло американцев на выход из изоляции на мировую арену, откуда они уже не уходили. В словах Трампа и в действиях Байдена можно при желании расслышать и рассмотреть окончание этой эпохи. Не завершившийся пока внутренний кризис в Соединенных Штатах тоже вроде бы подталкивает Америку вернуться к изоляции. 

Исправление мира

И все же представляется, что мы присутствуем не столько при окончании какого-то старого периода, сколько при начале новой эпохи американской истории. США не вернутся к состоянию до 2001-го, до 1989-го или до 1941 года. Не стоит ждать возвращения изоляционизма, да и громкое заявление Байдена об «окончании эры крупных военных операций, направленных на переустройство других стран», легко может оказаться пересмотренным уже при следующем президенте. Дело в том, что никуда не исчез внутриамериканский запрос на «исправление мира», и речь сейчас может идти скорее об изменении формы, а не содержания внешней политики США. 

В самом деле, двигателем американской политики является не только (а может, и не столько) обеспечение экономических преимуществ собственных компаний над иностранными конкурентами, но и поддержание веры в особое предназначение Америки как «града на холме», примера для остального человечества.

В первые полтора столетия существования Соединенные Штаты довольствовались привлекательностью своей модели, подталкивавшей европейских революционеров или японских реформаторов копировать ее элементы. Однако с приобретением экономической, а следом и военной мощи США оказались в состоянии контролировать экономику и политику других стран. Сначала — небольшой Кубы, а после Второй мировой войны — Японии и половины Европы. В дополнение к «мягкой силе» Америка получила возможность распространения своего примера, используя силу традиционную. 

Мы присутствуем при осознании Вашингтоном ограниченной эффективности силы, но насколько урок Афганистана будет признан универсальным? В свое время уход США из Вьетнама, гораздо более болезненный, казался концом эпохи американских операций за рубежом, но не прошло и десяти лет, как президент Рональд Рейган «вернул Америке величие», направив войска в Гренаду, а еще через несколько лет его преемник Джордж Буш уже полноценно воевал в Ираке. 

Прогнозы в политике — дело неблагодарное, но можно предположить, что новый кризис в какой-то точке мира рано или поздно спровоцирует США на новое вмешательство: ведь запрос на ответственность никуда из американского общества не исчезнет. Принимая во внимание направление перемен в американской идентичности и рост интереса афроамериканской общины к континенту предков, можно ожидать увеличения внешнеполитической активности США в Африке, где  немало собственных конфликтов. Проблемы могут возникнуть и в более традиционных регионах, если не на Ближнем и Среднем Востоке, то на Дальнем, вокруг Северной Кореи или в Тайваньском проливе, если не там, то в Латинской Америке. Трудно представить себе, что американское общество промолчит — а политики не используют своего шанса. 

Более того, отсутствие стабильного соперника на международной арене, кажется, уже воспринимается частью американских элит как ослабляющий страну фактор. Можно ожидать конструирования в политическом языке страны такого соперника, будь это вновь Россия, Китай или кто-то еще.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

США во Второй мировой войне. США

США во Второй мировой войне

Наблюдая за событиями в Европе, США не обольщались относительно возможности сохранения в ней длительного мира, но при этом Америка, вернувшись к старой политике изоляционизма, не желала вмешиваться в развитие европейских дел. Еще в августе 1935 года Конгресс одобрил положение об американском нейтралитете, запретив экспорт произведенного в США оружия в какие бы то ни было воюющие страны. Уже в октябре нейтральная позиция США проявилась на практике в период захвата Эфиопии фашистской Италией. По истечении срока действия первой резолюции о нейтралитете в феврале 1936 года Конгресс принял второй аналогичный документ, благодаря чему США оказались в стороне и от драматических событий, развертывавшихся в Испании, не воспрепятствовали позорному Мюнхенскому сговору 1938 года и даже не участвовали в конференции в Мюнхене, на которой были предрешены отторжение Судетской области от Чехословакии и передача ее Германии, хотя именно президент Рузвельт выступил инициатором проведения встречи представителей Англии, Франции, Италии, Германии и США. В то же время посол США в Германии Г. Уилсон в августе 1938 года выезжал в Прагу с целью уговорить правительство Чехословакии пойти на уступки Германии.

Однако простые люди не остались равнодушными к чужим страданиям. Причем сочувствие выливалось не только в многолюдные митинги солидарности. Около трех тысяч американских добровольцев, составившие Бригаду имени Линкольна, отправились сражаться за республиканскую Испанию. В качестве военного корреспондента отправился на испанскую войну и великий писатель Эрнест Хемингуэй (1899–1961). Его военные впечатления отразились в романе «По ком звонит колокол» (1940). Более половины американских интернационалистов погибли в боях. Это не помешало США официально признать пришедший к власти в марте 1939 года диктаторский фашистский режим Франко — а ведь всего за три месяца до этого Ф. Д. Рузвельт предупреждал нацию об опасности, которая грозит демократии в связи с укреплением позиций фашистов.

Свою позицию США обосновывали вступившим в силу в 1937 году законом о нейтралитете. Он носил компромиссный характер, учитывавший интересы национального военно–промышленного комплекса. Запрещая прямые поставки оружия и предоставление кредитов и займов воюющим странам, в том числе и охваченным гражданскими войнами, новый закон допускал торговлю вооружением и боеприпасами с нейтральными партнерами, которые, в свою очередь, были вольны распоряжаться приобретенными в Америке товарами.

Аннексия Судетской области и оккупация всей Чехословакии Германией только подхлестнула имперские амбиции фашистов. Италия вторглась в Албанию, Германия выдвинула претензии на северную часть Польши. Однако даже в этот драматический период США продолжали соблюдать закон о нейтралитете. Лишь после начала Второй мировой войны, в ноябре 1939 года, в него была внесена поправка, разрешившая продажу вооружений воюющим странам, под которыми подразумевались Великобритания и Франция.

Стремительное развитие событий в Европе, разгром капитулировавшей в июне 1940 года Франции, которую по другую сторону Атлантики расценивали как державу, способную поставить мощный заслон на пути фашистской экспансии, заставили Америку начать подготовку к войне: в сентябре был принят закон о всеобщей воинской повинности. В новых условиях США решили увеличить поставки американского оружия в Великобританию. Так, только летом 1940 года Великобритания получила миллион винтовок, 84 тысячи пулеметов и 2500 пушек. В свою очередь, военная промышленность США заметно оживилась за счет британских денег, и в 1940 году Америка сумела наконец выйти по уровню промышленного производства на показатели 1929 года. Одновременно США пользовались ситуацией для упрочения собственных позиций. Так, за передачу Великобритании пятидесяти старых военно–морских кораблей США получили право арендовать на срок 99 лет территории для восьми военных баз на принадлежащих Великобритании островах в Атлантическом океане. Кроме того, военные поставки еще более усиливали зависимость Великобритании от США. В короткий срок Америка сумела создать мощную армию, насчитывавшую 16,5 миллиона человек.

В таких условиях в 1940 году прошли очередные президентские выборы, на которых вновь победил выставивший свою кандидатуру Рузвельт. Это было против всех правил (президент может находиться у власти только два срока), но здравомыслие подсказало американцам не менять правительство в столь сложной ситуации. К тому же Рузвельт выступал как противник фашизма и как политик, не желающий ввергать Америку в войну. Начало третьего президентского срока Рузвельта ознаменовалось принятием закона о ленд–лизе (от английских слов to lend — «давать взаймы» и to lease — «сдавать в аренду»), по которому разрешалось передавать в аренду или взаймы вооружение государствам, обороняющимся против агрессоров. Хотя в стране шла постоянная борьба с немецкими шпионами, американские корабли, поставлявшие вооружения в Великобританию, становились объектом атак немецких подводных лодок.

США понесли первые военные потери 17 октября 1941 года, когда в 400 милях от берегов Исландии фашисты практически расстреляли американский конвой «SC–48». Президент Рузвельт сказал по этому поводу: «Мы хотели избежать выстрелов, но выстрелы были сделаны. И история запомнит, чей выстрел был первым». Поскольку немецкие субмарины продолжали охотиться за американскими кораблями, 13 ноября 1941 года Конгресс принял закон, позволивший установить вооружение на беззащитных американских торговых судах. С каждым днем вступление США в войну становилось все более неизбежным.

Наряду с обострением отношений с Германией продолжали обостряться и отношения США с Японией. В июле 1937 года японская армия вторглась в Китай. Так как формально война не была объявлена и Китай не считался воюющей страной, США начали поставлять ему оружие, желая не допустить усиления японцев и их выхода в Индокитай и Индонезию, которые считались областью американских стратегических интересов. Однако некоторые американские фирмы занимались поставкой стратегических товаров и в Японию, и прекратили эту деятельность лишь после того, как в январе 1938 года подобные сделки были законодательно запрещены Конгрессом до тех пор, пока Япония не выведет свои войска из Китая. Отказ американского правительства признать завоевания Японии в Китае привел к разрыву торговых и финансовых отношений между двумя странами.

Дальнейшие действия японцев спровоцировали вступление США во Вторую мировую войну. На рассвете 7 декабря 1941 года американская военно–морская база Пёрл–Харбор, расположенная на Гавайских островах, была подвергнута массированной бомбардировке японскими самолетами, стартовавшими с шести авианосцев примерно в 300 милях от цели. Воздушный налет в воскресное утро стал полной неожиданностью для находившихся на базе американцев. Радары базы зафиксировали приближение большого количества самолетов, но дежурные приняли их за американские бомбардировщики, которые должны были быть переброшены на базу с острова Уэйк. Тревогу объявили лишь в 7 часов 58 минут утра, когда самолеты противника вошли в зону прямой видимости. Уже в 8 часов два крупных военных корабля США были уничтожены. Наиболее сильно пострадал корабль «Аризона», из 1400 членов экипажа которого погибло 1103 человека. Японские бомбардировщики утюжили американскую базу на протяжении двух часов, фактически уничтожив главные военно–морские силы США на Тихом океане. Им помогала эскадра малых подводных лодок. За два часа погибло 2377 военнослужащих и 70 гражданских лиц, 1143 человека получили ранения. Японцы вывели из строя 15 кораблей и 347 самолетов США. В 9 часов 45 минут японские самолеты отправились в обратный путь. Назад не вернулось 29 машин и 6 субмарин, но у японцев были все основания считать, что они одержали победу, которая не позволит США препятствовать действиям Японии в бассейне Тихого океана.

8 декабря возмущенный Сенат единодушно одобрил решение президента объявить войну агрессору. Палата представителей также проголосовала за это решение, против выступила только депутат от Монтаны пацифистка Дженет Рэнкин. Негодовали и рядовые американцы. Помимо массовых антияпонских выступлений в стране были отмечены случаи квасного патриотизма по–американски: некто выразил свой гнев, срубив четыре японские вишни, и был арестован за нарушение общественного порядка. Так США вступили во Вторую мировую войну. Война с Японией означала и войну с ее союзницей Германией: 11 декабря Германия и Италия объявили войну США. Собравшийся на заседание Конгресс в тот же день подтвердил намерение страны воевать с фашистами. В июне 1942 года США объявили войну и гитлеровским сателлитам — Болгарии, Венгрии, Румынии.

После бомбежки Пёрл–Харбора американское правительство опасалось возможности высадки японского десанта на Тихоокеанском побережье США. Поэтому были приняты беспрецедентные меры предосторожности. В частности, живших на побережье американских японцев, которые потенциально могли стать пособниками агрессора, принудительно переселили в охраняемые лагеря, разбитые во внутренних регионах страны, например в штатах Айдахо, Юта, Вайоминг. В 1942 году в лагерях оказалось 110 тысяч человек, причем «японцами» признавали и тех, кто родился в Америке в семьях японских эмигрантов, и даже тех, у кого японцами были хотя бы один прадед или прабабка. Однако американские японцы рвались доказать свою преданность США и добились формирования особых воинских подразделений, которые проявили себя с самой лучшей стороны во время боевых действий. Самым известным подразделением, составленным из американских японцев, стала тактическая группа 442–го полка, отличившаяся в Европе.

К счастью для США, Япония так и не предприняла попытки высадить войска на американское побережье Тихого океана. Лишь 23 февраля 1942 года калифорнийский город Санта–Барбара был обстрелян японской субмариной под командованием Кайзо Нишино. Однако американцы нашли способ высмеять «подвиг» самурая. Бывший капитан японского танкера якобы выполнил акт личного возмездия Калифорнии: за несколько лет до войны он побывал в Сайта–Барбаре, где по неосторожности умудрился упасть на колючий кактус. Так что дерзкая бомбардировка была приписана желанию неудачливого японца отомстить местным колючкам.

Японцы рассчитывали на то, что удар по Пёрл–Харбору обескровит американский военно–морской флот, однако США сумели в кратчайший срок восстановить свои военно–морские силы. В июне 1942 года американский и японский флоты сошлись в сражении при острове Мидуэй в Тихом океане. В нем участвовали и авианосцы, поэтому оно стало первой в истории битвой, исход которой решался одновременно на море и в воздухе. В результате бомбардировщики США уничтожили четыре японских авианосца, участвовавших в нападении на Пёрл–Харбор. Во время сражения также был сбит самолет, на котором находился адмирал Ямамото, командовавший японским флотом.

Американцам удалось серьезно потрепать силы противника и навсегда положить конец угрозе высадки японцев на Тихоокеанском побережье США, однако до победы над Японией было еще далеко, и такие операции, как бомбардировка Токио 18 апреля 1942 года, носили скорее устрашающий характер.

В начале войны Япония вторглась на Филиппинские острова и разгромила 75–тысячный военный контингент США, остатки которого были переброшены в Австралию, где влились в состав интернационального корпуса союзных войск, под командованием эвакуировавшегося с Филиппин генерала Мак–Артура, Задача этого соединения состояла в высадке десантов на захваченные японцами тихоокеанские острова, чтобы постепенно принудить агрессора покинуть их. Для этого потребовалось три года ожесточенных сражений. 25 октября 1944 года американцы отбили Филиппины. Фактически это означало решительный перелом в ходе военных действий в пользу американцев. К началу 1945 года из всех оккупированных территорий у японцев осталась только Маньчжурия.

Для американцев Вторая мировая война начиналась прежде всего как война на Тихом океане. Нации вновь повезло, так как на земле Америки не произошло ни одного сражения. В то же время участие в войне потребовало введения нормированного распределения некоторых стратегических материалов и продовольствия. В мае 1942 года в стране были впервые введены талоны. Так, гражданину США полагалось по одному фунту сахара на две недели, а владелец автомобиля мог купить 25–30 галлонов бензина в месяц. В то же время все, что продавалось по талонам, могло быть куплено в неограниченных количествах по коммерческим ценам.

Вступление в войну против фашистского блока вынудило правительство США пересмотреть отношения с СССР. После срыва плана «Барбаросса» немецкие армии прочно увязли в России. Западный мир получил передышку, так как фашисты не имели сил начать одновременное завоевание Великобритании. К событиям в нашей стране американцы относились по–разному. Безусловно, было немало таких, кто, отбросив идеологические предрассудки, искренне сочувствовал беде, постигшей наш народ, но многие рассматривали вторжение гитлеровцев в СССР как начало конца коммунистического режима и радостно потирали руки, считая, что после падения Советского Союза появится возможность спокойно договориться с Германией о разделе мира. Были прагматики, которые рассматривали войну между Германией и СССР как средство ослабить обоих противников, от чего выгадала бы Америка. Эту точку зрения, в частности, разделял сенатор Гарри Трумэн (1884–1972), послевоенный президент США, Ф. Д. Рузвельт судил иначе. Поражение СССР не отвечало интересам США, так как невероятно усилило бы позиции Германии и Японии. Поэтому уже 24 июня 1941 года, на третий день после нападения фашистов на СССР, Рузвельт заявил о готовности США оказать помощь стране, ставшей жертвой агрессии. И в самом деле, в ноябре 1941 года закон о ленд–лизе был распространен и на СССР.

Наша страна всегда будет помнить об оказанной ей США военно–технической поддержке, о 19 тысячах самолетов, которые прилетали в СССР по воздушному мосту через Тихий океан, о морских конвоях, доставивших 11 тысяч танков и множество других видов оружия, а также автомобилей. Советский Союз также получил от Америки 2 тысячи тонн зерна. Наша армия питалась американскими мясными консервами — эти банки с тушенкой в шутку именовались «вторым фронтом». Часть грузов, предназначенных для СССР, доставлялась через Атлантический океан в Великобританию, а оттуда морские транспортные конвои направлялись в Мурманск. Их мужественные участники постоянно подвергались нападениям немецких субмарин и бомбардировщиков. Поставки в СССР составляли только 22 процента от общего количества поставок по ленд–лизу, осуществлявшихся США. В свою очередь, воюющий Советский Союз осуществлял поставки сырья в США и Великобританию.

Боевое сотрудничество США, Великобритании и СССР оформилось в антигитлеровскую коалицию. В июне 1942 года было подписано советско–американское соглашение о принципах взаимопомощи в ведении войны против агрессоров. В ходе переговоров была достигнута договоренность об открытии второго фронта в Европе. Однако американцы не спешили выполнять свои обещания. Не только потому, что стремились к дальнейшему ослаблению Германии и СССР, но и потому, что их интересы требовали усилий на других театрах военных действий. Для них главными оставались боевые действия на Тихом океане и поддержка Великобритании. В разгар битвы под Сталинградом они объявили о том, что не готовы начать боевые действия в Европе, а в ноябре 1942 года, совместно с войсками Великобритании, американцы высадились в Северной Африке.

Созданный в Вашингтоне объединенный совет начальников штабов США и Британии принял пробританский план военных действий, заключавшийся в очистке Северной Африки от оккупировавших ее немецких и итальянских войск. Италия оккупировала британское Сомали в августе 1940 года и предприняла попытку вторжения в Египет, однако к маю 1941 года британцы под командованием генерала Арчибальда Уэвелла (1883–1950) вернули себе Сомали. Между тем необходимость развернуть войска на Ближнем Востоке (в Иране, Ираке, Ливане, Сирии), особенно насущная после утраты позиций в Греции, ослабила африканскую группу войск Британии. Положение в Северной Африке осложнилось после того, как в феврале 1941 года фашистская группировка в Ливии была усилена за счет немцев и возглавлена генералом Эрвином Ром–мелем. В январе 1942 года нацисты начали активно продвигаться к Суэцкому каналу. В ходе кровопролитных боев британцы потеряли половину имевшихся в их распоряжении танков и смогли остановить войска Роммеля только к концу июня, когда фашистская группировка была окружена под Эль–Аламейном.

Когда же в ноябре 1942 года в Алжире высадился англо–американский десант, выступивший на соединение с британской армией в Восточной Африке, группировка Роммеля проиграла решающую для хода африканской кампании битву за Тунис и 13 мая 1943 года признала себя побежденной. Укрепившись на севере Африки, британцы и американцы обрели плацдарм для вторжения в Италию. Уже 10 июля они высадили десант на островах Сицилия и Сардиния, что стало прологом к их успешным боевым действиям на Апеннинском полуострове. Опасность войны на собственной территории побудила итальянцев к решительным действиям. Муссолини был отстранен от власти, а новое итальянское правительство во главе с маршалом Бадольо повело переговоры о капитуляции. Однако, несмотря на объявленную в сентябре 1943 года капитуляцию, боевые действия в Италии продолжались до июня 1944 года, поскольку гитлеровцы, стремившиеся поддержать Муссолини, успели оккупировать значительную часть Италии. С весны 1944 года авиация союзников начала проводить массированные авианалеты на территорию Германии.

В ходе Второй мировой войны союзники — члены англо–советско–американской антигитлеровской коалиции — поддерживали постоянные контакты. Руководители трех стран встречались на Тегеранской (1943) и Крымской (Ялтинской) (1945) конференциях. Однако второй фронт, обещанный еще в начале 1942 года, открылся фактически лишь тогда, когда территория СССР была почти полностью освобождена от захватчиков. В этот период конечная победа СССР в войне уже не вызывала сомнений, но открытие второго фронта, безусловно, приблизило окончание войны.

На протяжении двух лет США и Великобритания разрабатывали план вторжения во Францию — операции «Оверлорд». Руководил его разработкой начальник штаба американской армии генерал Джордж Маршалл (1880–1959). Весной 1944 года американский генерал Д. Эйзенхауэр, назначенный командующим американской армией в Европе, получил задание подготовить высадку самого мощного в истории всех войн десанта в Северной Франции. Начало Нормандской операции ознаменовало открытие долгожданного второго фронта. Однако это произошло не в мае, как планировалось, а лишь 6 июня, вошедшего в историю как «День D», что на военном жаргоне означает день, на который назначено проведение военной операции. В Нормандской операции приняли участие 1200 боевых кораблей, 10 тысяч самолетов, 804 транспортных корабля и 4126 десантных катеров, переправивших через Ла–Манш в общей сложности 156 тысяч человек. 132 500 десантников были доставлены морем, остальные — самолетами. Большую часть сил вторжения — 83 тысячи человек — составляли британцы и канадцы, 73 тысячи приходилось на долю американцев. Союзники пользовались безраздельным господством в воздухе. Их авиация постоянно бомбила переправы через Сену и Луару, препятствуя подходу подкрепления к обороняющимся гитлеровцам.

Наземные бои оказались ожесточенными и кровопролитными. Предполагая возможность высадки десанта в Западной Европе, гитлеровцы держали вдоль побережья 59 дивизий, т. е. на каждую дивизию возлагалась оборона 50–километрового отрезка побережья. Примерно половина немецких дивизий были мобильными, и десантировавшимся войскам пришлось нелегко. Тем не менее в первые сутки боев ими было захвачено пять прибрежных плацдармов. В то же время Кан, который планировалось взять в первый день нормандской операции, был освобожден лишь к 9 июля.

В июле союзники быстро пересекли Северную Францию, с ходу вошли в Бельгию, но осенью темп наступления сошел на нет — по мере приближения к границам Германии сопротивление фашистов возрастало. В начале зимы они предприняли отчаянное контрнаступление на Западном фронте (16 декабря 1944 года — 16 января 1945 года). Положение англо–американских войск стабилизировалось, когда по просьбе премьер–министра Великобритании У. Черчилля в январе, ранее намеченного срока, Советская Армия перешла в наступление по всей длине 1200–километрового Восточного фронта. Эта операция позволила союзникам не только выровнять положение на Западном фронте, но и в марте также перейти в наступление, преодолев так называемую «линию Зигфрида» — оборонительный рубеж на западной границе Германии, созданный еще в 1930–е годы. Продвигаясь к Берлину, американцы вышли на берег Эльбы, где 25 апреля 1945 года близ города Торгау 1–я армия генерала Ходжеса встретилась с войсками Первого Украинского фронта под командованием маршала Конева, вышедшими к реке с востока.

7 мая 1945 года оказался для американцев и британцев «днем V–E» — днем победы в Европе (V — сокращенное victory — «победа», Е — Europe — Европа) — Эйзенхауэр принял капитуляцию немецких войск в Западной Европе, однако настоящий документ о полной и безоговорочной капитуляции фашистской Германии был подписан в ночь с 8 на 9 мая в городке Карлсхорсте в окрестностях Берлина.

Потери США в войне составили 400 тысяч человек.

Президент Рузвельт, в четвертый раз победивший на выборах в 1944 году и, таким образом, все эти сложные годы остававшийся бессменным главой государства, не дожил до победы: он скончался 12 апреля 1945 года. 32–м президентом США стал Гарри Трумэн, вице–президент правительства Рузвельта.

На Потсдамской конференции, собравшейся 2 августа 1945 года, руководители стран антигитлеровской коалиции поставили перед собой задачу принудить Японию к капитуляции. В принятом обращении к правительству Японии предлагалось пойти на безоговорочную капитуляцию. Поскольку японцы проигнорировали это требование, эпицентр Второй мировой войны переместился на Дальний Восток, где союзникам предстояло уничтожить последнего врага.

Перебросив часть дивизий на восток, СССР продолжил войну в Маньчжурии, победоносно сражаясь бок о бок с Народно–освободительной армией Китая. США и другие союзные страны приступили к массированным бомбардировкам Японии, принудив ее руководство признать свое военное поражение. Тем не менее, когда исход войны уже был окончательно предрешен, США решили испытать в Японии только что созданную атомную бомбу. Это было бесконечно жестоко по отношению к населению Японии, но, с точки зрения американских политиков, необходимо для утверждения исключительного положения США в послевоенном мире.

Первый акт атомной трагедии разыгрался 6 августа 1945 года. Бомбардировщик, называвшийся «Энола Гэй» в честь матери командира экипажа, сбросил атомную бомбу на Хиросиму. 80 процентов городских построек было сметено с лица земли, не осталось ни одного неповрежденного здания (наименее пострадал так называемый «Атомный дом», который так и стоит в развалинах как главная часть мемориала жертвам атомной бомбардировки). 70 тысяч человек сгорели в пламени атомного пожара. Однако эта цифра спорна, некоторые источники утверждают, что мгновенная смерть настигла до 240 тысяч человек. Еще сотни тысяч получили ранения и сильнейшие дозы радиации. 9 августа вторая американская атомная бомба стерла с лица земли Нагасаки, где 35 тысяч человек было убито, 60 тысяч получили ранения и лучевую болезнь, а еще 5 тысяч пропали без вести. 2 сентября 1945 года Япония подписала акт о капитуляции, ознаменовавший конец Второй мировой войны.

В США доказывают, что все мировые войны развязали русские

https://ria.ru/20210328/voyny-1603128720.html

В США доказывают, что все мировые войны развязали русские

В США доказывают, что все мировые войны развязали русские — РИА Новости, 26.05.2021

В США доказывают, что все мировые войны развязали русские

Ревизия истории Второй мировой войны вступает в новую фазу. На протяжении последнего времени на Западе активно внедряли мысль о том, что Советский Союз и… РИА Новости, 26.05.2021

2021-03-28T08:00

2021-03-28T08:00

2021-05-26T16:48

в мире

адольф гитлер

сша

уинстон черчилль

финляндия

германия

франклин рузвельт

spectator

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e5/03/1b/1603129347_0:0:3072:1728_1920x0_80_0_0_853ac7c278d696146a36c377db939869.jpg

Ревизия истории Второй мировой войны вступает в новую фазу. На протяжении последнего времени на Западе активно внедряли мысль о том, что Советский Союз и нацистская Германия вместе развязали войну, а Сталин и Гитлер в равной степени ответственны за это. Теперь же идеологи ревизионизма предсказуемо идут дальше, пытаясь навязать мысль о том, что Гитлер был меньшим злом. Если этот опасный процесс пересмотра истории не остановить, следующим этапом неминуемо станет полное оправдание и даже героизация немецкого фюрера и идеологии нацизма как таковой.Такой вывод можно сделать из анонсов скорого выхода книги известного своими провокациями американского ревизиониста истории (язык не поворачивается назвать его историком) Шона МакМикина «Война Сталина». Американец прославился своими работами, в которых во всех бедах человечества обвиняет Россию и русских. Пожалуй, наиболее скандальным его творением стала книга, вышедшая десять лет назад. Уже по названию понятно ее содержание: «Русские корни Первой мировой войны». То есть, по мнению автора, мировую бойню 1914 года развязали не Германия и Австро-Венгрия, как считалось доселе, а Российская империя.Книга тогда еще малоизвестного автора, который работал ассистентом профессора в университете Анкары, в условиях нарастающей критики внешней политики современной России сразу пришлась ко двору на Западе, получив блестящие отзывы прессы и даже литературные призы. Ни одна из последующих работ МакМикина больше не привлекала такое внимание и не вызывала такие споры.Видимо, поняв, что сейчас, в разгар новых «исторических войн», навязанных нам Западом, сложились благоприятные обстоятельства для очередной псевдоисторической провокации, МакМикин (теперь уже профессор престижного нью-йоркского Бард-колледжа) решил издать книгу, в которой обвинил нас и в развязывании Второй мировой войны. То есть американец последовательно доказывает: во всех бедах и катастрофах всегда виноваты русские.Да, в утверждении о равной ответственности Гитлера и Сталина за начало войны ничего нового нет. В свое время эту идею (поначалу многим на Западе казавшуюся дикой) вбросили в академическую дискуссию предшественники МакМикина в деле ревизионизма. Эта идея давно уже получила развитие и даже признание на уровне официальных решений различных органов на Западе — чего только стоит скандальная резолюция Европарламента, принятая к 80-летию начала Второй мировой войны и поставившая знак равенства между нацистской Германией и сталинским СССР.Напомним: президент России Владимир Путин отозвался на эту резолюцию большой статьей «75 лет Великой Победы. Общая ответственность перед историей и будущим». «Считаю, что подобные «бумаги» — не могу назвать эту резолюцию документом — при всем явном расчете на скандал несут опасные, реальные угрозы», — написал в прошлом году российский лидер, обозначив среди этих угроз «осознанную политику по разрушению послевоенного мироустройства».Но, постепенно уравнивая Сталина и Гитлера, западные политики и академические ученые до сих пор не рисковали обелять нацистского вождя или называть его меньшим злом. Исключение составляли отдельные маргиналы, откровенные нацисты и одержимые «российской угрозой» политики Прибалтики и Украины.То, что делает МакМикин, — это начало процесса постепенного закрепления маргинальной псевдоисторической идеи сначала в академической среде Запада, а уже затем — в политических кругах и в общественном сознании. То есть он выполняет роль своеобразного идеологического «ледокола», проталкивая в массы, на первый взгляд, дикую, не имеющую ничего общего с исторической правдой идею.По мнению американского профессора, эту войну хотел и приближал Сталин, а не Гитлер. Последний же пытался ее избежать и был втянут в нее исключительно из-за недальновидности западных лидеров. В одной из своих недавних статей для журнала The Spectator МакМикин даже утверждает, что Уинстон Черчилль из-за необъяснимой любви к советскому вождю пожертвовал Британской империей. Автор не скрывает своего сожаления в связи с тем, что в 1939 году Запад не объединился в «широкую международную коалицию против тоталитарной агрессии» для защиты Финляндии. Он подчеркивает, что ведет речь о союзе не только демократических государств Европы, но и США, и держав фашистской «оси». Даже автор рецензии на эту книгу в газете The Sunday Times признал, что «это выглядит скорее как сценарий компьютерной игры, чем серьезное историческое предположение».МакМикин считает глубочайшей ошибкой Запада помощь Советскому Союзу во время войны и думает, что президент США Франклин Рузвельт должен был «прислушаться к американскому общественному мнению», позволив Гитлеру и Сталину уничтожать друг друга. И уж точно нельзя было посылать «своих сыновей погибать в глобальной войне для того, чтобы большая часть Европы и Азии оказались коммунистическими». Автор завершает свою книгу сожалением по поводу того, что Британия не договорилась с Гитлером уже после оккупации Франции, а США — с Японией еще перед Перл-Харбором. Вместо этого, по мнению МакМикина, они выбрали «неправильного партнера», чем обрекли миллионы людей «на десятилетия угнетения и новой формы террора». То есть Запад, войдя в союз с СССР, выбрал большее зло, с точки зрения американского профессора.Такое впечатление, что МакМикин ничего не знает о лагерях смерти, о газовых камерах, об истреблении нацистами миллионов людей только за их национальность, религию, сексуальную ориентацию, принадлежность к иной расе, психические заболевания и т. д. Или он всерьез полагает, что немецкие нацисты не стали бы ничего этого делать, если бы вступили в союз с «демократической» Европой против общего врага Сталина? Видимо, американец думает, что истребление евреев началось с решения конференции в Ванзее в январе 1942 года, когда Гитлеру просто стало некуда девать узников концлагерей. И ничего не знает о том, что Бабий Яр и Львовский погром случились еще летом-осенью 1941-го и тогда же появились «газенвагены» — мобильные душегубки, в которых травили «недочеловеков». И уж смешно предполагать, что МакМикин ничего не слышал о человеконенавистнических идеях Гитлера, высказанных им в «Майн кампф» задолго до Ванзеи.Но, похоже, ненависть к России застилает глаза американца настолько, что такие «шалости» Гитлера он может и простить. Подчеркиваем, речь идет именно о русофобии, а не только об антикоммунизме или нелюбви к Сталину, если вспомнить, что МакМикин обвинил Россию и в развязывании Первой мировой войны.Почему и можно предположить, что появление данной книги вызовет восторг в значительных кругах политиков на Западе, поставивших антироссийскую риторику во главе угла международных отношений современности. Неслучайно издательский дом Hachette Book, чье подразделение и выпускает данную книгу, анонсируя ее, прямо перекидывает мостик в мир современности: «Новаторская переоценка Второй мировой войны. «Война Сталина» — важная книга для тех, кто хочет понять и нынешний мировой порядок». А потом те же люди будут обвинять Россию в «ревизии истории».В принципе, первые рецензии на книгу выглядят осторожными. Как и свойственно любому идеологическому «ледоколу», работа МакМикина пока встречена либо серьезной критикой (как в случае с обзором от The Sunday Times), либо же аккуратными оценками в стиле «ни нашим, ни вашим». При этом автор рецензии в Financial Times пишет: «МакМикин прав в том, что мы слишком долго оценивали Вторую мировую войну как что-то положительное. Его книга, как он надеется, побудит нас переоценить войну и ее последствия». То есть рецензенты пока боятся полностью присоединиться к сожалениям автора по поводу того, что Вашингтон и Лондон не вступили в союз с нацистами, но в то же время считают его правым в необходимости провести ревизию истории войны. Мол, давно пора.И никто из них не обратил внимание на очень показательный факт: судя по анонсам, релиз книги «Война Сталина» намечен на 20 апреля. Такой себе подарок от Шона МакМикина на день рождения Адольфа Гитлера. Сложно предположить, что это является случайным совпадением. Американский профессор как бы дает понять: дорога к полной реабилитации нацистского фюрера и идеологии нацизма начинается здесь и сейчас. Почва для этого подготовлена предшественниками МакМикина, претендующими на звание «историков», а также ежедневно готовится современными политиками-русофобами, считающими Россию абсолютным злом вне зависимости от ее формы правления.Вот почему для нашей страны так важна борьба за сохранение исторической памяти о Великой Отечественной войне и подвиге наших предков. Вот почему мы должны решительно пресекать любые попытки ревизии истории Второй мировой войны. Иллюзий быть не должно: этот ревизионизм нацелен не на прошлое, а на настоящее и будущее России.

https://ria.ru/20200805/1575417751.html

https://ria.ru/20200827/sssr-1576390499.html

https://ria.ru/20210321/natsizm-1602231279.html

https://ria.ru/20201218/pomosch-1589826194.html

https://ria.ru/20200214/1564798732.html

https://ria.ru/20200622/1573281815.html

сша

финляндия

германия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Владимир Корнилов

https://cdn23.img.ria.ru/images/150952/34/1509523493_245:0:1576:1331_100x100_80_0_0_160e34718e1b8077f7b50055b16d4238.jpg

Владимир Корнилов

https://cdn23.img.ria.ru/images/150952/34/1509523493_245:0:1576:1331_100x100_80_0_0_160e34718e1b8077f7b50055b16d4238.jpg

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e5/03/1b/1603129347_28:0:2759:2048_1920x0_80_0_0_32c9bbd54f385fbdf7279f91e0d58df4.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Владимир Корнилов

https://cdn23.img.ria.ru/images/150952/34/1509523493_245:0:1576:1331_100x100_80_0_0_160e34718e1b8077f7b50055b16d4238.jpg

в мире, адольф гитлер, сша, уинстон черчилль, финляндия, германия, франклин рузвельт, spectator, европарламент, авторы

Проблема вступления США в Первую мировую войну в отражении французской прессы | Наумова

 Проблема вступления США в Первую мировую войну в отражении французской прессы
Проблема вступления США в Первую мировую войну в отражении французской прессы

К столетию вступления США в Первую мировую войну

Первая мировая война стала одним из важнейших событий нашей истории, переломным моментом, ознаменовавшим окончание эпохи Нового времени и внесшим радикальные коррективы в экономическое и политическое мироустройство. Неслучайно в западной историографии применительно к ней широко употребляется термин «Великая война»[1]. Это крупномасштабное военное столкновение начала XX века втянуло в себя десятки стран. Война привела к складыванию новой Версальско-Вашингтонской системы международных отношений, существенным образом изменив политическую карту мира: она уничтожила четыре великие империи, дала рождение ряду новых европейских государств, пошатнула устоявшийся Pax Britannica, на смену которому во второй половине XX века придет Pax Americana.

Зарубежная и отечественная историография Первой мировой войны представлена сотнями крупных монографий[2] и тысячами статей. Однако несмотря на глубокое и всестороннее рассмотрение учеными различных аспектов военной истории, пока недостаточно полно изучена роль прессы в отражении как важных событий Первой мировой войны, так и отношения к ним общества. Не будет преувеличением заметить, что именно в период Первой мировой войны ведущие страны впервые в таких масштабах использовали политтехнологии с применением печатных средств массовых информаций для формирования и корректировки общественного мнения. Изучение газет позволяет оценить интересы и вовлеченность общества в обсуждение проблем военного времени, а идейная принадлежность издания указывает на политический заказ и его вектор воздействия на читателя.

Текущий год является годом столетия знакового исторического события — вступления США 6 апреля 1917 года в Первую мировую войну в качестве ассоциированного члена Антанты. США впервые отказались от политики невмешательства в дела Старого света и приняли активное участие в определении судьбы европейского континента. И хотя о вступлении США в войну историками написано уже много книг[3], такой важный аспект, как освещение этого исторического события французской прессой, ранее не изучался.

*   *   *

Французская пресса периода «Прекрасной эпохи» начала XX в. развивалась в чрезвычайно либеральной среде, сформированной действием закона о свободе печати, принятого 29 июля 1881 года[4]. Наступил золотой век периодической печати, стремившейся удовлетворить возросшие интеллектуальные запросы населения. Количество ежедневных газет в столице и провинции исчислялось многими сотнями. Число еженедельных изданий за 30 лет увеличилось вдвое и составило в 1913 году 2 тысячи наименований; тираж парижских ежедневных газет и журналов вырос с 2 млн. экземпляров в 1880 году до 5,5 млн. в 1910 году[5]. Накануне Первой мировой войны во Франции ежедневно выпускали более 8 млн. экземпляров газет, каждый из которых предположительно прочитывался в среднем пятью читателями. Это был несомненный рекорд распространения и «потребления» газет, однако с началом войны их выпуск сильно сократился[6].

В августе 1914 года военный министр Александр Мильеран приказал парижскому префекту полиции сообщить прессе о запрете правительства публиковать какое-либо сообщение относительно военных событий помимо тех, которые будут исходить от Пресс-бюро при военном министерстве. Новые правила не коснулись лишь проправительственных изданий так называемой «большой четверки», которую составляли: «Пти журналь» (до 2 млн. экземпляров), «Пти паризьен» (около 1 млн. экземпляров), «Матен» и «Журналь» (оба – более полумиллиона)[7]. Эти мощные издания лишь увеличивали свой тираж. Благодаря особым отношениям с Генеральным штабом газета «Эко де Пари» также уверенно развивалась, быстро доведя свой тираж до 400 тысяч. Издания пользовались доверием правительства и имели разрешение на распространение в войсках. Со дня учреждения в 1904 году газеты «Юманите» активно развивалась печать социалистов, к которой в 1916 году присоединилась газета «Популер». На правом политическом фланге видное место занимала вышеназванная «Эко де Пари» (самая крупная из правых газет) и реакционно-националистическая «Аксьон франсез», с 1908 года перешедшая на ежедневный выпуск. Накануне Первой мировой войны католическая церковь по-прежнему играла большую роль в французском обществе, поэтому появившаяся еще в 1883 году ежедневная газета «Круа» заняла прочные позиции в среде католической прессы с тиражом около 170 тыс. экземпляров, став её бесспорным лидером. Таким образом, помимо ранее указанных четырех крупных информационных изданий, можно выделить основную пятерку политических газет: кроме «Юманите», «Эко де Пари» и «Круа» необходимо упомянуть националистическую «Пресс» и близкую к правительственным кругам «Тан» (каждая из которых имела тираж свыше 100 тыс. экземпляров ежедневно). Последняя с конца XIX века занимала особое место в газетном мире. По словам американского историка Барбары Такман «каждый уважающий себя человек в парижском обществе считал своим долгом регулярно штудировать огромные полосы «Тан»[8].

В отличие от Великобритании, где вся пресса была монополизирована в руках нескольких владельцев (один только лорд Нортклиф к 1910 году контролировал 39% суммарного тиража всех утренних английских газет и 31,3% вечерних[9]), во Франции влиятельные издания имели разных хозяев и ориентировались на различные политические группы. Благодаря закону о свободе печати и плюрализму мнений газеты инициировали широкие общественные дискуссии[10].

*   *   *

Нейтралитет, провозглашенный президентом Соединенных Штатов Америки Вудро Вильсоном 6 августа 1914 года, не был неожиданным для французов. В те дни никто не мог предсказать, насколько масштабный характер примет война, поэтому ожидать активной позиции США в европейской войне не приходилось. Должно быть, в нейтральной позиции США были уверены не только страны Антанты, но и государства Тройственного союза, ведь американцы еще ни разу с начала XIX века не нарушали принципа изоляционизма. В своих воспоминаниях «Перед препятствием: Америка и мы» известный французский дипломат и политик, помощник Клемансо на Парижской конференции 1919–1920 гг. Андре Тардьё писал: «Америка оставалась нейтральной по традиции и по инстинкту. Традиция насчитывала полтора века. Инстинкт был результатом географического положения, истории, религии и государственных интересов. Изоляция и нейтралитет Соединенных Штатов были предопределены с момента их основания: морально, потому что  эмиграция возникла в результате воли людей жить изолированно, и потому что эмигрант гордился этим волеизъявлением; географически, потому что на фоне развернувшихся в Европе XVII и XVIII веков военных сражений колонисты понимали, что главная выгода от их независимости заключается в избавлении от этой роли [участника войн в Европе – авт.]; политически, потому что в рамках сложных [политических – авт.] дискуссий, в которых сталкивались на почве борьбы за конституциональные проекты английская партия Гамильтона и французская партия Джефферсона, любое участие в европейских союзах    могло разрушить их недавно достигнутое единство; экономически, потому что в течение 150 лет международное невмешательство стало для них источником прибыли»[11].

В августе 1914 французская пресса отмечала «несомненное сочувствие» американских граждан и их готовность оказать поддержку странам Антанты. По свидетельству «Пти паризьен», «общественное движение в поддержку Франции, распространившееся по всем штатам и в частности в Нью-Йорке, породило волну многочисленных обращений [американцев – авт.] к французским властям с просьбой принятия их в вооруженные силы, выполнить которую, конечно, невозможно, однако Франция выражает благодарность всем  людям, демонстрирующим к ней симпатию»[12]. В прессе летом 1914 года часто встречались призывы к нейтральным державам не оставаться безучастными к войне, так как их нейтралитет может быть «попран подобно бельгийскому»[13]. «Судьба цивилизации в руках нейтральных держав, стран Америки, которые судят беспристрастно! Мы не боимся их контроля, их морального вмешательства, мы, французы, желаем этого»[14], – писал в правоцентристской газете «Фигаро» французский политик Габриэль Аното. Так или иначе, дружеское отношение к США выражалось во всех изданиях вне зависимости от их политической ориентации. В свет выходили статьи, доказывавшие небезразличие американского народа к ужасам большой европейской войны и политизацию его мировоззрения. Примером тому может служить статья в газете «Ом Аншене», издаваемой известным французским политиком Третьей республики Жоржем Клемансо[15], под названием «Пресса в США взбунтовалась»: «‘‘Барометр’’ германизации [уровень симпатий Германии – авт.] американского общества понижается с головокружительной скоростью. Многие американские издания, которые еще в начале октября полагали, что в случае поражения союзников они не будут затронуты гегемонизмом Германии, а Эльзас и Лотарингия не могут быть возвращены Франции иначе как по итогам референдума, теперь стали очень строго осуждать Германию и придерживаться взглядов, уже изложенных дружественными Франции газетами, такими как «Нью-Йорк Херальд» и «Нью-Йорк Трибьюн» … Сегодня «Нью-Йорк Таймс» заходит ещё дальше, говоря, что поражение Германии должно нанести всё развитое человечество. Прусский милитаризм, ставший чумой для Германии, терроризирует все нации и должен быть уничтожен навсегда»[16].

Французская пресса под влиянием обстановки «священного единения» в своем большинстве стремилась к поддержанию патриотического духа и готовила население к войне до победного конца. В газетах часто печатались выжимки из передовиц иностранных газет, однако материалы, которые допускались до публикации, тщательно отбирались таким образом, чтобы до французских читателей доходили взгляды, соответсвующие курсу правительства. Общественность интересовалась позицией нейтральных держав и сочувствием их народов к судьбе Франции; конечно же, США не оставались без внимания прессы.

Интересное свидетельство, с одной стороны, состояния французской прессы, а с другой – отношения французов к американцам содержится в письме американскому президенту Вудро Вильсону от его друга и помощника полковника Хауза из Парижа от 15 марта 1915 года: «Сегодня ко мне заходил де Казенав. Он возглавляет бюро печати, и его главная обязанность состоит в том, чтобы об Англии и Америке и других странах французские газеты печатали то, что нужно. Я просил его быть откровенным и сказать мне, как настроено французское общественное мнение. Он сказал, что в массе французский народ считает, что у Америки на уме одни доллары. Он говорит, что некоторые французы, побывав в Америке несколько недель, не зная языка и посмотрев только такие места, как чикагские бойни, стали по возвращении писать книги о жадности нашего народа. Он говорит, что эта манера развилась настолько, что во Франции укрепилось мнение, будто мы руководимся исключительно меркантильными интересами. Он говорит, что когда он дает редакторам французских газет указания о том, что писать об Америке, они только улыбаются и пожимают плечами»[17]. Описанный стереотип действительно был распространен во Франции, и на создание положительного образа будущего союзника требовалось время.

Можно ли говорить о том, что в первый год войны французское общество рассматривало возможным вступление США в войну на стороне Антанты, несмотря на приверженность американской администрации к политике невмешательства?[18] В начале во Франции ожидали скорого окончания войны – «до осеннего листопада». Предугадать, что конфликт окажется столь затяжным, тогда представлялось сложным, а для вступления США требовался не только серьезный повод, но и длительная подготовка к военным действиям. Однако уже с осени 1914 года то и дело стали публиковаться – часто провокационного характера – материалы, говорившие о желании американцев участвовать в войне вопреки официальной позиции Вашингтона. Так например, «Ом аншене» опубликовала статью известного британского литератора, юмориста Джерома Клапка Джерома об отношении американцев к войне, которую в ноябре 1914 года он послал в Чикагский «Дэйли ньюс энд Лид». В статье содержался фрагмент его диалога с одним американским журналистом: «Американец: ‘‘США никогда не будут в состоянии послать вам свои войска. США надеются, что война закончится еще до того, как армия будет готова. Но если наше правительство разорвет прокламацию нейтралитета, и каждый американский гражданин будет волен принимать свое решение, то Англия сможет открыть бюро приема рекрутов в каждом городе наших штатов и принимать миллионы желающих. Мы ограничили бы возрастной лимит, чтобы уберечь зрелых людей’’. — ‘‘Но ваши 18 миллионов американцев германского происхождения, не выступят ли они за Германию?’’ — ‘‘Немцы США! По какой причине, по вашему, они сюда приехали? Неужели, чтобы привезти Германию с собой? Нет, для того, чтобы оставить ее позади. Я говорю об отцах. Сколько их сыновей остались здесь – они все американцы и гордятся этим. Правительство Пруссии больше не их забота’’»[19]. В декабре того же года в очередном выпуске «Ом аншене» появился новый материал под заголовком «За интервенцию США»[20]. «Доктор Уильям Вайт из университета Пенсильвании — говорилось в статье — опубликовал брошюру с таким заключением: ‘‘Мы, Соединенные Штаты, должны признать и высочайше заявить, что наши симпатии отданы союзникам, так как они сражаются за закон и порядок. Мы должны также поклясться, что готовы поддерживать их нашим аграрным изобилием, нашими деньгами и нашей кровью до самого конца, пока враги не будут побеждены. Мы не можем позволить Германии разгромить союзников, и поэтому лучше всего принять участие в войне прямо сейчас’’». На фоне официальной нейтральной позиции правительства США подобные заявления американских граждан воодушевляли и позволяли французам надеятся на военную помощь заокеанского партнера.

Вниманию французской общественности представлялись дружеские акты американского народа. Речь идет, например, о подарке маленьким французам: 5 декабря 1914 года в Марсель вошел американский корабль «Джейсон» с подарками к Рождеству для детей убитых и раненных солдат[21]. Другой пример — создание фонда помощи, о котором «Ом аншене» писала с большой симпатией: «Американцы любят говорить и доказывать, что они не в состоянии помочь нам американскими войсками, но желают оказывать эффективную помощь Франции и союзникам, какую они уже оказывают нашим раненым. Американцы основали фонд Лафайета. «Мешок Лафайета» («Le sac Lafayette»), как его называют основатели фонда, включает: кальсоны, фланелевую рубашку, носки, шерстяные перчатки, ремень, шарф, платок и мыло. К списку были добавлены: гимнастерка, трикотажная тельняшка, камфора, одеяло, сигареты, табак, сигары. Комитет рассчитывает послать 100 000 мешков»[22]. Журналисты проправительственной газеты «Тан» также заверяли граждан Франции в исключительно дружественном отношении американцев[23].

Французы внимательно следили за новостями, приходившими из Соединенных Штатов. Иногда даже политически незначительные события порождали у них надежду на скорое вступление США в войну. Газета социалистов «Юманите», например, расценила «речь президента Вильсона перед ассоциаций железнодорожных рабочих [в январе 1916 г. – авт.] как выступление в пользу военных приготовлений США»[24].

В мае 1915 года французская пресса с горечью встретила трагическую новость о затоплении немецкими подводными лодками судна «Лузитания» с гражданами США на борту – несколько дней газеты пестрили заголовками, резко осуждавшими преступления немцев против мирных пассажиров,  ожидая от США решительной и однозначной реакции. «Невозможно, чтобы правительство Соединенных Штатов не заняло жесткую позицию. В любом случае общественное мнение [американское – авт.] этого не допустит!»[25] — писала 9 мая «Тан». Тогда же «Юманите» опубликовала мнение одного американца: «Если Соединенные Штаты не объявят войну, я не останусь гражданином Америки. Ни один цивилизованный народ не допустил бы такого хладнокровного убийства, а эта христианская страна [Германия – авт.] ведет войну такими средствами, которые не могли вообразить даже пираты»[26]. Более радикально о произошедшем отзывалась националистическая газета «Аксьон франсез»: «Складывается ощущение, что Германия, находясь в бреду, относится к США как к незначительному государству. Наличие еще одного врага во всеобщей войне, казалось бы, должно не нравиться Вильгельму II. Одни против всего враждебного мира – нынешняя главная идея германской прессы вдохновляет народ [Германии – авт.], а в будущем сделает неудачи более объяснимыми, а поражение более героическим. Вильгельм II думает, что американская республика очень далеко, что у нее нет армии, а президент Вильсон пацифист. Он также считает, что ему больше нечего терять и что пополнение списка врагов Америкой позволит ему выставить себя жертвой самой большой коалиции, которую видел мир … Вместе с Лузитанией потонули последние иллюзии Америки по поводу Германии»[27]. Представленные издания трех разных политических направленностей как один осуждали германский милитаризм и призывали США достойно ответить на акт агрессии.

Пресса, придерживаясь общегосударственного курса, и в условиях существовавшей цензуры военного времени не рисковала осуждать позицию американского правительства и обвинять его в промедлении действий или симпатиях к Германии. Особое мнение в этом вопросе выражал будущий глава французского правительства (19 ноября 1917 – 20 января 1920) Жорж Клемансо, против авторитета и влияния которого не мог устоять даже президент Франции Пуанкаре, отмечавший, впрочем, слишком жесткое отношение Клемансо и его окружения к Вильсону[28]. В своей колонке в газете «Ом аншене» Клемансо писал: «Вудро Вильсон – выдающийся юрист, который до сих пор не нашел времени, чтобы сформулировать свое мнение по поводу нарушения нейтралитета Бельгии [4 августа 1914 года германские войска без объявления войны вторглись в земли нейтральной Бельгии – авт.] … Если бы он мог прибавить к своим поздравительным телеграммам несколько мудрых советов, он оказал бы большую услугу не столько Европе, сколько самой Америке»[29]. Клемансо использовал любой повод, чтобы осудить промедление Вудро Вильсона и изоляционизм США. Уже летом 1914 года Клемансо требовал вступления США в войну: «Соединенные Штаты допускают ошибку, не проявляя интереса к войне, в которой они на самом деле заинтересованы гораздо больше, чем думают их политики»[30]. Он высказывался за скорейшее выступление США на стороне Антанты для решительного изменения баланса сил на фронтах войны: «Может быть уже скоро, его [Вильсона – авт.] рассудок медленно, но предусмотрительно заставит его выбрать концепцию, единственно способную смягчить зло войны – перейти к арбитражу посредством вооруженной силы»[31]. После торпедирования «Лузитании» в мае 1915 года Клемансо в своей газете «Ом аншене» написал: «Президент Вильсон ждет, сам точно не зная чего. Возможно удар, который он испытал от потопления Лузитании, теперь разбудит его. В любом случае, американский народ встал как один, чтобы проклясть империалистического убийцу невинных пассажиров, чье преступление было умышленным»[32].

Цензура, обеспокоенная жесткими выпадами Клемансо на президента Вильсона, в феврале 1916 года запретила публикацию одной из его антивильсоновских статей[33]. В ответ Клемансо напомнил, что большинство его статей свободно печатаются в Соединенных Штатах, обвинив цензуру министерства иностранных дел Франции Кэ д’Орсэ в том, что она является «более проамериканской, чем сами американцы»[34]. Несмотря на цензурные запреты, Клемансо продолжал свои нападки, уличая Вильсона в «недостойных заботах» – как бы «не потерять хотя бы один голос американского германофила на президентских выборах 1916 года»[35]. Забегая вперед, хотелось бы отметить, как отношение Жоржа Клемансо резко изменилось после вступления Соединенных Штатов в войну на стороне Антанты в апреле 1917 года. Сменив прежнюю позицию, изворотливый политик стал активно прославлять Вильсона и его действия: «Американский народ и его лидер остаются верными их возвышенной традиции независимости и абсолютного уважения свободы и человеческой справедливости»[36], «Вильсон – олицетворение современной демократии»[37].

*   *   *

Стремление официального Парижа к активному вовлечению Соединенных Штатов в военные действия было также мотивированно экономическими интересами Франции, которая рассчитывала на ещё большую поддержку американской промышленности и капитала. Тяжелое положение экономики, потеря десяти северо-восточных департаментов, разрушенных немцами,  дефицит сырья и продовольствия обуславливали необходимость установления крепких торговых связей. Уже в начале 1915 года, вследствие резкой нехватки промышленных товаров, Франции пришлось прибегнуть к их ввозу из-за границы[38]. Расширение импорта повысило дефицит государственного бюджета и транспортные риски, усилившиеся в связи с подводной войной, в результате которой были уничтожены многие французские суда. Экономическая блокада Германии не принесла ожидаемых быстрых результатов, так как она свободно вела торговлю с нейтральными странами: английские дельцы, следуя принципу «business as usual» («жизнь продолжается», «дела идут своим чередом»), снабжали противника товарами первой необходимости через нейтральные Данию и Швецию[39]. Франция тревожно воспринимала новости о торговых и финансовых операциях американцев с Германией, за статистикой которых внимательно следили журналисты: «Немецкий импорт в Нью-Йорке за сентябрь 1914 года составил 1 443 794 долларов, 520 319 долларов в августе и 11 183543 долларов в июле»[40], — отмечала газета «Тан». Поводы для беспокойства часто вызывали различные инициативы и действия американских немцев. По словам всё той же «Тан», «три члена Палаты представителей США Бартольд, Воллмер и Лобек, фамилии которых указывают на их немецкое происхождение, предложили проект резолюции, согласно которой «в интересах человечества США должны поставить оружие в Европу [имея в виду центральные державы – авт.]»[41]. Это предложение подверглось резкой критике в США, в том числе изданием «Нью Йорк Херальд», так как оно означало бы отказ США от политики нейтральной торговли. «Соединенные Штаты, как говорит наш американский коллега, не собираются присоединяться к германо-турецкому альянсу и не хотят становиться “хвостом тевтоно-тюркской змеи” … Мистер Брайн [государственный секретарь США – авт.] заверил британского посла, что позиция трех парламентариев не имеет никакого отношения к политике правительства: «Нет сомнений, что их предложение было вдохновлено самой Германией … Американское правительство нейтрально и будет соблюдать все правила нейтралитета»[42].

По мнению крупного французского историка Ж.-Б. Дюрозеля,  неоспоримой заслугой Соединенных Штатов являлась их попытка заставить стороны конфликта сформулировать цели войны и примирить их[43]. Речь шла о посреднической инициативе Вильсона, одной из центральных идей которой являлось публичное декларирование воюющими сторонами своих целей и заключение в дальнейшем справедливого мира без аннексий и контрибуций (Нота 18 декабря 1916 года). В документе подчеркивалось отсутсвие у США каких-либо меркантильных интересов в урегулировании военного конфликта. Вместе с тем, вопрос о причинах подобных политических шагов США был  в значительной степени предопределен их экономическими интересами: посредническая миссия в установлении будущего мира обеспечивала не только выгодные условия в нем для Соединенных Штатов, но и гарантировала выплаты воюющими государствами долгов по всем американским займам. К тому же Вильсон понимал, что США рискуют «оказаться на обочине политического процесса, что никак не соответствовало его видению их роли и места в международных отношениях,.. что без непосредственного участия в войне США не смогут серьезно претендовать на право голоса при решении вопросов послевоенного урегулирования»[44].

Так или иначе, Вильсон убедил правящие круги США, что им следует взять на себя роль международного арбитра и ответственность за установление мира в Европе. Подготовка переговоров легла на плечи полковника Хауза, которого, как иронично заметил Пуанкаре, в январе 1915 года послал в Европу «питающий особое пристрастие к специальным миссиям»[45] президент Вильсон. Однако желаемого Америкой прекращения войны дипломатическим путем достигнуть так и не удалось. Западные столицы восприняли инициативу Вильсона весьма сдержанно. 30 декабря 1916 г. правительства десяти стран Антанты заявили в коллективной ноте президенту Вильсону о «невозможности достижения мира, способного без репараций, реституций и гарантий примирить их с Центральными державами, ответственными за начало войны»[46]. Тем не менее, они привели список  своих интересов: «восстановление [суверенитета – авт.] Бельгии, возврат Эльзас-Лотарингии, компенсация за разрушение захваченных земель, освобождение итальянцев, румын, чехов и словаков от иностранного господства, изгнание Оттоманской империи из Европы и т.д.»[47] – таким образом, взаимные притязания Антанты и Центральных держав очевидно оказались несовместимыми[48].

Процесс разложение «священного единения»[49], обозначившийся уже в 1916 году свидетельствовал о начале противоборства во Франции пацифистов и сторонников продолжения войны до победного конца. Цензура тщательно отсматривала и не допускала к печати статьи пораженческого характера, которые иногда встречались в газетах левых взглядов[50]. Издания уже упомянутой «большой четверки», близкие к правительственному курсу, обличали любые попытки заключения мира как «стремление лишить Францию её победы». Особую популярность в них приобрели заявления бывшего президента США Т. Рузвельта, выступавшего с 1915 года за высадку американских войск на европейском континенте: «Теодор Рузвельт, отвечая журналисту в Вашингтоне, заявил, что решительно осуждает движения в поддержку мира в США. Он просит, чтобы все страны сделали все возможное, чтобы предотвратить кровавое уничтожение Бельгии [т.е. вести активную войну – авт.]. Тот факт, что США не протестовали против нарушения независимости Бельгии расценивается Теодором Рузвельтом как «низкий отказ от исполнения национального долга»[51], – отмечала в апреле 1915 г. газета «Тан».

Французская пресса внимательно следила за миротворческой деятельностью Вильсона, который с конца 1916 года разрабатывал различные варианты заключения мира. Активно обсуждалось и цитировалось послание Вильсона Конгрессу от 22 января 1917 «Мирное соглашение и американские принципы». Большинство положений этой программы Вильсон включит через год в свои «Четырнадцать пунктов»[52]. Главный редактор «Фигаро», близкий к президенту Пуанкаре А. Капю скептически отнесся к посланию 22 января, назвав его «прекрасной мечтой о мире и счастье человечества, идеалистическим проектом, величие которого мы не умаляем. Но этот документ, предлагающий разрешить все проблемы, которые до сих пор мучили человечество, не опирается ни на государственные интересы, ни на конфликты, ни на различия форм правления, ни на причины войны и даже на цену принесенных жертв. Нам лишь предлагается всё закончить в наиболее короткие сроки при поддержке США и других нейтральных стран. Как? Это остается неясным … Возможно, нам не стоит понимать это пацифистское обращение  столь буквально. В действительности же, в речи Вильсона пугает колоссальная дистанция между мечтой и реальностью»[53]. Клемансо также настороженно отнесся к инициативе Вильсона. В «Ом аншене» он писал: «Наши “цели войны’’, дорогой господин Вильсон, – это оставаться французским народом, во имя чего мы уже пролили реки крови … Было бы неуважением к себе ставить в один ряд свои требования с требованиями бошей [немцев – авт.],  желающих продолжать убийства в Европе»[54].

Во французской прессе каждую неделю публиковалась хроника дипломатических шагов Соединенных Штатов. Особо радостно был встречен разрыв дипломатических отношений США с Германией в связи с тотальной подводной войной 3 февраля 1917 года[55]. По мнению редакции «Фигаро», «разрыв дипломатических отношений это еще не война. Это очевидно. У Германии теперь два варианта: пересмотр своего меморандума [о тотальной подводной войне от 31 января 1917 г. – авт.] или война … Подобный шаг Америки – это рука на наполовину обнаженной шпаге. Это рука Европы, стремящейся быть свободной, в руке Америки, которая желает оставаться свободной. Рука, протянутая против всех тираний через весь океан. Больше не существует никакого океана!»[56].

Социалисты в отличие от правящей правоцентристской коалиции, напротив, надеялись на успех миротворческой кампании США. В «Юманите» Э. Мийо в феврале-марте 1917 года подробно освещал выступления Вильсона в Конгрессе, отмечая возможность заключения мира при посредничестве президента США: «Президент предлагает миру и нам бескорыстную помощь, помощь державы беспрецедентной силы,.. и Франция должна ответить на это предложение — я сказал Франция. Не пресса Франции, а её официальные представители: правительство и парламент»[57]. По утверждению Мийо, «группа социалистов приветствует план Вильсона [о сокращении вооружения и создании Лиги наций, высказанный в декабре 1916 г. – авт.]»[58]. Стоит заметить, что журналисты «Юманите» были ограничены в своих высказываниях: многие статьи и  документы СФИО подвергались  жесткой цензуре. До читателя доходили живые свидетельства притеснения свободы слова – пустующие колонки с заголовками вырезанных статей.

*   *   *

Французское общественное мнение бурно реагировало на вступление США в войну. Уставшая от кровопролитной, изнуряющей войны Франция обрела новый стимул и новую надежду на скорый перелом в затянувшейся войне. До исторического заседания американского Конгресса 6 апреля 1917 года, принявшего решение об объявлении войны Германии, большинство французов пристально следило за каждым политическим выступлением в США, опасаясь, что сторонники мира смогут убедить Конгресс отказаться от военной операции. По словам газеты «Тан», американские «пацифисты прикладывают серьезные усилия, чтобы настроить администрацию президента против приверженцев войны,.. но их усилия тщетны … Сейчас даже такой сенатор, как М.Стоун – президент комитета иностранных дел, противник войны, не испытывает никаких сомнений, что Конгресс проголосует за её объявление. Даже он утверждает, что когда это произойдет, никто не будет сражаться столь яростно, как он, до тех пор, пока Германия не признает поражение»[59]. Французские социалистические газеты, отличавшиеся пацифистскими настроениями, также приветствовали новых союзников, ибо, с их точки зрения, вступление США означало приближение конца войны, а имя Вильсона ассоциировалось у них с пацифизмом и стремлением скорейшего установления мира[60]. Крупные буржуазные издания создавали образ «Америки-миротворца». Публиковались многочисленные речи американских политиков, стиль и дух которых можно наглядно проиллюстрировать словами сенатора Лоджа: «Я счастлив, что Америка вступила в борьбу за спасение свободного мира. Нет, мы не ищем битвы, мы не жаждем новых территорий. Все, что мы хотим, это сохранение нашего мира и нашей безопасности, как это провозглашает доктрина Монро, для чего необходимо, чтобы миропорядок вновь установился на основах свободы и демократии, а человечество освободилось от прусского военного ига или автократии Гогенцоллернов и Габсбургов»[61].

6 апреля «клятву верности общей дружбе» в личной телеграмме Вильсону принес президент Третьей Республики Пуанкаре[62]. Улицы французских городов окрасились в цвета флага Соединенных Штатов. Мгновенно опустошив магазины и склады, парижане скупили все звездно-полосатые флаги, стремясь вывесить их из своих окон в знак приветствия новых врагов «пруссианства».  В клубах, отелях, ресторанах, кафе велись жаркие обсуждения решения Конгресса и дальнейших действий США. Парижский штаб издательства «Нью-Йорк Геральд» буквально осаждался журналистами, а на только что приехавших с новостями из-за океана американцев набрасывались с главным вопросом: «Когда прибудет первый контингент?»[63]. Франция приветствовала нового союзника: «Народ бандитов [немцев – авт.], который полагал, что его эгоизму все дозволено, на этот раз хватил через край. Долгая провокация подводных пиратов принесла свои плоды … Наше общественное мнение всегда основывалось на старых военных концепциях, не учитывающих силы США в мировом балансе … Приветствуем Республику-сестру! Когда-то мы помогли ей обрести свободу, теперь она оказывает нам ту же услугу. Наше благодеяние принесло замечательные плоды. Маяк свободы, который мы зажгли на американских берегах, сегодня озаряет весь мир, и скоро мы увидим его свет»[64].

Исследование газетных материалов показывает, что французское общество с 1914 года активно интересовалось отношением Соединенных Штатов Америки к европейскому конфликту, и это не случайность. Изучая международные отношения и взаимодействие Франции и США периода первой половины войны, становится очевидна особая роль последних в развертывании экономического и военно-политического сотрудничества как с Третьей Республикой, так и со странами-членами Антанты в целом. Приведенные данные доказывают некорректность распространенного утверждения об активном участии США с европейском конфликте исключительно со второй половины 1917 года, который учитывает лишь военно-технический фактор. Период нейтралитета Соединенных Штатов (лето 1914 – весна 1917 гг.) ознаменовал начало их интенсивного торгово-финансового сотрудничества с Великобританией и Францией, во многом изменившего ход войны. Можно ли вообще говорить в этом случае о невмешательстве США в войну, когда, как показывает статистика торговых отношений, правящая элита США уже в 1915 определилась с выбором стороны?[65] Американская администрация фактически вовлекла страну в экономическое и дипломатическое противоборство с Германией и её союзниками, разглядев в мировом конфликте возможность выхода США на арену столкновения великих держав в качестве международного арбитра.

С августа 1914 по апрель 1917 года образ США во французских газетах эволюционировал от возможного союзника с сильным финансовым и промышленным потенциалом до символа миротворчества и приближения скорейшей победы, а затем и реального военного сотрудничества. Подобная трансформация стала результатом не только усталости французского народа от затяжной войны и желания приблизить её конец с помощью нового мощного союзника, но и грамотной внешней политикой самих США, использовавших для формирования своего образа то, что теперь принято называть «мягкой силой»[66]. Консолидировавшая политические круги французская правящая элита и, соответсвенно, многие проправительственные печатные издания также напрямую влияли как на сближение Франции с США, так и на формирование проамериканского общественного мнения. Война невиданного ранее масштаба требовала мобилизации всех ресурсов внутри страны, для чего было необходимо обеспечить высокий моральный дух войск на фронте и поддерживать трудовой энтузиазм населения в тылу. Правильно организованная пропаганда была нацелена на то, чтобы склонить к войне на стороне Антанты нейтральные государства и в первую очередь самую мощную экономическую державу Запада — США.

[1] Miguel P. La Grande Guerre au jour le jour. Paris, 2014.

[2] См., напр.: Duroselle J.-B. La Grande Guerre des Français, 1914-1918 : l’incompréhensible. Paris, 1994; Renouvin P. La Première Guerre mondiale. Paris, 1998; Mulligan W. The Origins of the First World War. Cambridge, 2010; Первая мировая война и судьбы европейской цивилизации. Под ред. Л.С. Белоусова, А.С. Маныкина. М., 2014; Европа и Россия в огне Первой мировой войны. Под ред. В.А. Золотарева. М., 2014; Лиддел Гарт Бэзил. История Первой мировой войны. М., 2014; Miguel P. La Grande Guerre au jour le jour. Paris, 2014; Гилберт М. Первая мировая война. М., 2016; Такман Б. Европа перед катастрофой. М., 2016.

[3] См., напр.: Nouailhat Y.-H. Les Etats-Unis: l’avènement d’une puissance mondiale 1898-1933. Paris, 1973; Schaffer R. America in the Great War. N.Y., 1991; Zieger, Robert H. America’s Great War: World War I and the American Experience. N.Y., 2000; Abily L. Les États-Unis dans la Grande Guerre. Rennes, 2010.

[4] Прутцков Г.В. История зарубежной журналистики. М., 2017. С. 176.

[5] Ledré C. Histoire de la presse. Paris, 1958. P. 340.

[6] Аникеев В. Е. История французской прессы (1830-1945). М., 1999. С. 43.

[7] Там же. С. 38.

[8] Такман Б. Европа перед катастрофой. М., 2016. С. 225.

[9] Robbins K. The Freedom of the Press: Journalists, Editors, Owners and Politicians in Edwardian Britain. In: Politicians, Diplomacy and War in Modern British History. London, 1994. P. 91.

[10] Тышецкий И. Происхождение Первой мировой войны. М., 2015. С. 77.

[11] Tardieu A. Devant l’Obstacle: L’Amérique et nous. Paris, 1929. P. 129.

[12] Le Petit Parisien. 08.08.1914.

[13] Le Figaro. 07.08.1914.

[14] Ibidem.

[15] См. подр.: Вершинин А. А. Жорж Клемансо: штрихи к политическому портрету // Новая и новейшая история. 2015. № 1. С. 197-218.

[16] L’Homme enchaîné. 24.12.1914.

[17] Хауз Э. Архив полковника Хауза. Избранное. М., 2004. Т. I. С. 189.

[18] О политике невмешательства американской администрации см. подр.: Лан В.И. США: от Первой до Второй мировой войны. М., 1976. С. 15.

[19] L’Homme enchaîné. 20.11.1914.

[20] Ibid. 24.12.1914.

[21] Ibid. 08.12.1914.

[22] Ibidem.

[23] Le Temps. 06.03.1915.

[24] L’Humanité. 29.01.1916.

[25] Le Temps. 09.05.1915.

[26] L’Humanité. 09.05.1915.

[27] L’Action française. 09.05.1915.

[28] Пуанкаре Р. На службе у Франции. 1914–1915. М., 2002. С. 572.

[29] L’Homme enchaîné. 04.03.1915.

[30] L’Homme libre. 27.09.1914.

[31] L’Homme enchaîné. 07.03.1915.

[32] Ibid. 11.05.1915.

[33] Прицкер Д.П. Жорж Клемансо. М., 1983. С. 202.

[34] L’Homme enchaîné. 14.02.1916.

[35] Ibid. 19.12.1916.

[36] Ibid. 06.04.1917.

[37] Ibid. 16.04.1917.

[38] Арзаканян М.Ц., Ревякин А.В., Уваров П.Ю. История Франции. М., 2005. С. 307.

[39] Ферро М. История Франции. М., 2015. С. 401.

[40] Le Temps. 12.11.1914.

[41] Ibid. 02.01.1915.

[42] Ibidem.

[43] Duroselle J.-B. La France et les français 1914-1920. Paris, 1972. P. 152.

[44] Печатнов В.О., Маныкин А.С. История внешней политики США. М., 2012. С. 132.

[45] Пуанкаре Р. Указ. Соч. С. 443.

[46] Le Figaro. 31.12.1916.

[47] Ibidem.

[48] Смирнов В.П. Две войны – одна победа. М., 2015. С. 58.

[49] См. подр.: Антюхина-Московченко В.И. Третья республика во Франции. 1870-1918. М., 1986; Смирнов В.П. Франция в XX веке. М., 2001.

[50] Ledré C. Op. Cit. P. 345.

[51] Le Temps. 18.04.1915.

[52] См. подр.: Горохов В.Н. История международных отношений 1918–1939. М., 2004.

[53] Le Figaro. 23.01.1917.

[54] L’Homme enchaîné. 25.12.1916.

[55] См. подр.: Rondeleux M. L’apogée de la guerre sous-marine 1917-1918. Paris, 1937.

[56] Le Figaro. 05.02.1917.

[57] L’Humanité: 27.02.1917.

[58] Ibid. 10.03.1917.

[59] Le Temps. 03.04.1917.

[60] L’Humanité: 28.02.1917.

[61] Le Journal. 06.04.1917.

[62] Ibidem.

[63] Le Temps. 05.04.1917.

[64] Le Journal. 04.04.1917.

[65] Лан В.И. Указ. Соч. С. 18.

[66] См. подр.: Nye J. S. Soft Power: The Means to Success in World Politics. N.Y., 2004.

Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.

(c) 2017 Исторические Исследования


Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.

Завершилась конференция глав правительств СССР, США и Великобритании в Ялте

К началу 1945 г., в результате наступления Советской Армии и высадки союзных войск в Нормандии военные действия были перенесены на германскую территорию, и война против фашистской Германии вступила в завершающую стадию. На фоне этих событий союзники по антигитлеровской коалиции решили созвать конференцию для обсуждения вопросов послевоенного устройства Европы.

Встреча глав правительств СССР, США и Великобритании проходила с 4 по 11 февраля 1945 г. в Ливадии, под Ялтой. Помимо председателя Совета народных комиссаров СССР И. В. Сталина, президента США Ф. Рузвельта и премьер-министра Великобритании У. Черчилля, в работе конференции приняли участие министры иностранных дел трёх держав — В. М. Молотов, Э. Стеттиниус и А. Иден, — а также представители генеральных штабов.

В результате обсуждения планов дальнейшего ведения войны были приняты важные решения о координации наступательных действий союзных армий в центре Германии. Союзники утвердили разработанные европейской консультативной комиссией соглашения «О зонах оккупации Германии и об управлении «Большим Берлином», а также «О контрольном механизме в Германии». Предусматривалось, что вся Германия будет разделена на оккупационные зоны.

По результатам обсуждения вопроса о возмещении Германией материального ущерба, нанесённого СССР и другим странам антигитлеровской коалиции, было принято решение о создании в Москве специальной межсоюзной комиссии по репарациям.

Принятая на конференции «Декларация об освобождённой Европе» предусматривала совместные действия США, СССР и Великобритании при разрешении политических и экономических проблем освобождённой Европы в соответствии с демократическими принципами.

В Ялте было достигнуто соглашение о созыве в апреле 1945 г. в Сан-Франциско конференции Объединенных Наций для выработки устава новой международной организации по поддержанию мира.

Большое место на конференции занял вопрос о Польше. Было принято решение о создании польского правительства на основе действовавшего в стране Временного правительства с включением в него демократических деятелей из самой Польши и поляков из-за границы. Вопрос о границах окончательно решён не был, но предполагалось, что польско-советская граница пройдёт по «линии Керзона», установленной ещё в 1920 г., с отступлением от неё в некоторых районах от 5 до 8 км в пользу Польши.

Главы СССР, США и Англии выработали рекомендации в отношении образования объединённого югославского правительства из представителей Национального комитета освобождения Югославии и эмигрантского югославского правительства в Лондоне, а также создания на основе Антифашистского Веча национального освобождения Временного парламента Югославии.

В Ялте было достигнуто соглашение о том, что Советский Союз через два-три месяца после завершения военных действий в Европе вступит в войну с Японией на условиях восстановления принадлежавших России прав на Дальнем Востоке — возвращения Южного Сахалина и передачи Курильских островов.

13 февраля 1945 г. было опубликовано коммюнике о Крымской конференции, подписанное главами трёх правительств. В последнем разделе великие державы провозгласили решимость сохранить и упрочить в послевоенный период принцип единства действий, сложившиеся в годы Второй мировой войны.

Противоречия между СССР и его союзниками,  обострившиеся после завершения войны, и смена политических лидеров уже в конце 1940-х гг. существенно  снизили возможности взаимного сотрудничества. Но выработанные на Ялтинской конференции решения стали основой послевоенного устройства мира и во многом определили последующую историю XX в.

Лит.: Крымская конференция 1945 г. // Большая советская энциклопедия. Т. 13. М., 1973; Крымская (Ялтинская) конференция [Электронный ресурс] // Хронос. 2000. URL: http://www.hrono.ru/sobyt/1900sob/1945krym.php; Материалы Крымской (Ялтинской) конференции руководителей трёх союзных держав — СССР, США и Великобритании [Электронный ресурс] // Электронная библиотека исторического факультета МГУ. 1999-2018. URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/War_Conf/krim.htm; Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М., 1984; То же [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/docs/da/confww2/index.html; Ялта-45. Начертания нового мира / Под ред. Н. Нарочницкой. М., 2010; Ялтинская конференция (4-11 февраля 1945 г.) [Электронный ресурс] // Победа, 1941-1945. 2004-2018. URL: http://victory.rusarchives.ru/index.php?p=32&sec_id=51.

См. также в Президентской библиотеке:

Крымская (Ялтинская) конференция [фотография]. The Crimea Conference [graphic]. 1945;

Международные конференции. Ялтинская конференция, 4 — 11 февраля 1945 // Память о Великой Победе: коллекция;

Началась Тегеранская конференция глав правительств СССР, США и Великобритании // День в истории. 28 ноября 1943 г.;

Подписан первый дипломатический и торговый трактат между Японией и Россией // День в истории. 7 февраля 1855 г.;

Протокол работы Крымской конференции = Protocol of the proceedings of the Crimea conference. Ялта, 11 февр. 1945;

Соглашение = Agreement. Ялта, 11 февр. 1945.

Участие США в Первой мировой войне | Прогрессивная эра — новая эра, 1900-1929 гг. | Хронология основного источника истории США | Учебные материалы в Библиотеке Конгресса | Библиотека Конгресса

Уголок поля битвы близ Арраса, 8 августа 1918 года.
Detroit Publishing Company

Летом 1914 года в Европе разразилась война, в которой Центральные державы во главе с Германией и Австро-Венгрией с одной стороны, и союзные страны во главе с Великобританией. Франция, а с другой — Россия.В начале войны президент Вудро Вильсон заявил, что Соединенные Штаты будут нейтральными. Однако этот нейтралитет был проверен и горячо обсуждался в США

.

Подводная война в Атлантике сохраняла напряженность, и в результате гибели Германией 7 мая 1915 года британского океанского лайнера Lusitania было убито более 120 граждан США и вызвано возмущение в США. вмешиваться в американо-мексиканские отношения привлек США.С. в войну на стороне союзников. США объявили войну Германии 6 апреля 1917 года.

В течение нескольких месяцев тысячи американских солдат были призваны в армию и отправлены на интенсивную подготовку. Женщины, даже многие из которых никогда раньше не работали вне дома, устроились на работу на фабриках, производящих материалы, необходимые для военных действий, а также служили в корпусах скорой помощи и Американском Красном Кресте дома и за рубежом. Детей пригласили продавать облигации и сажать сады победы в поддержку военных действий.

Соединенные Штаты отправили более миллиона солдат в Европу, где они столкнулись с войной, не похожей ни на одну другую: одна вела в окопах и в воздухе, а другая отмечена развитием таких военных технологий, как танки, полевой телефон и ядовитый газ. В то же время война сформировала культуру США После того, как соглашение о перемирии положило конец боевым действиям 11 ноября 1918 года, в послевоенные годы прокатилась волна гражданских правозащитных активистов за равные права афроамериканцев, принятие поправки, защищающей женщин. право голоса и большая роль США в мировых делах.

По мере того, как вы исследуете первоисточники в этой группе, ищите доказательства различной роли, которую граждане США играли в военных действиях, а также воздействия войны на народ Соединенных Штатов.

Чтобы найти дополнительные источники, посетите страницу Библиотеки Конгресса, посвященную Первой мировой войне. Вы также можете выполнить поиск в онлайн-коллекциях библиотеки, используя такие слова, как Первая мировая война или Великая война , или поискать конкретные предметы или имена, такие как Вудро Вильсон, бездельники, окопная война, или «Там.

Для анализа подобных первоисточников используйте Библиотечный инструмент анализа первичных источников.

Документы

США вступают в войну | Национальный музей и мемориал Первой мировой войны


Почему США сражались в Первой мировой войне?

Почему Америка вступила в Первую мировую войну? Когда в 1914 году в Европе началась Первая мировая война, многие американцы хотели, чтобы Соединенные Штаты не участвовали в конфликте, поддерживая политику строгого и беспристрастного нейтралитета президента Вудро Вильсона. «Соединенные Штаты должны быть нейтральными как фактически, так и на словах в эти дни, которые должны испытать человеческие души. Мы должны быть беспристрастными как в мыслях, так и в действиях, должны обуздать наши чувства, а также любую сделку, которая может быть истолкована как предпочтение одной стороны борьбы перед другой ».

Хотя значительная часть населения выступала за «готовность» к войне (особенно усиление вооруженных сил США), и более ста тысяч американцев добровольно участвовали в международных военных усилиях, поддержка нейтралитета и изоляционизма была сильной.

Несмотря на позицию США, многие американцы лично сочувствовали Великобритании, Франции и их союзникам. Американские организации ссужали большие суммы правительствам союзников, давая США финансовую долю в исходе войны. Около 10% американцев идентифицировали себя как этнические немцы, большинство из которых надеялись, что Соединенные Штаты сохранят нейтралитет в войне.

Общественное мнение начало отходить от нейтралитета после того, как Германия потопила «Лузитанию» в мае 1915 года, в результате чего погибло около 2000 пассажиров, в том числе 128 американцев.Перед лицом резкой реакции США Германия временно прекратила атаки подводных лодок на пассажирские и торговые суда в Атлантике.

Достигнув № 1 в американских музыкальных чартах в 1915 году, песня «I Didn’t Raise My Boy to Be a Soldier» имела сильное пацифистское послание. Из лирики:

«Пусть народы сами решают свои будущие проблемы, Пора положить оружие и меч, Сегодня не будет войны, Если бы все матери сказали, Я не вырастила своего мальчика, чтобы он был солдатом.»

К 1915 году, особенно в восточных городах, появилось новое Движение за готовность, провозгласившее, что США необходимо немедленно создать сильные военно-морские и сухопутные силы для оборонительных целей. Сторонники интервенции, такие как бывший президент Теодор Рузвельт, сплотились, чтобы сформировать общественное мнение. «Готовность к войне не всегда предотвращает войну, точно так же, как пожарная служба в городе неизменно предотвращает пожар, и есть доброжелательные, глупые люди, которые указывают на этот факт как на предлог для неподготовленности.”

Столь же сильной была поддержка в 1916 г. политики строгого нейтралитета в Мировой войне. В июне того же года губернатор Нью-Йорка Мартин Глинн заявил на Национальном съезде Демократической партии в Сент-Луисе, : «Доктрина нейтралитета настолько тесно вплетена в основу нашей национальной жизни, что, если ее вырвать сейчас же, разоблачить очень нити нашего существования. Есть ли такой американец, который настолько слеп к нашему прошлому, настолько враждебен нашему будущему, что, отступив от нашей политики нейтралитета, он бросил бы нас с головой в водоворот войны через море? »

Что изменилось?

В ноябре 1916 года президент Вудро Вильсон победил на повторных выборах под лозунгом «Он спас нас от войны».Однако в начале 1917 года, когда внутренние политические революции в России фактически вывели их из войны против Германии, перспективы для союзников омрачились. Союзники, уже получившие массовые поставки припасов и почти безграничную кредитную линию от США, нуждались в подкреплении.

Когда ослабление восточного военного давления высвободило больше сил для их Западного фронта, Германия почувствовала, что ситуация меняется. Чтобы извлечь выгоду из этого сдвига, в январе 1917 года немецкие лидеры согласились возобновить неограниченную подводную войну, чтобы выйти из разрушительного армейского тупика в Европе и успешной блокады британским флотом важнейших немецких портов снабжения.Это подтолкнуло американское общественное мнение к интервенции.


Разберитесь в этой военной тактике и ее последствиях.

Стратегия неограниченной подводной войны Германии направила все больше торговых и пассажирских судов на дно океана, и число погибших американцев возросло. США выразили протест и в феврале разорвали дипломатические отношения с Германией, в то время как Конгресс ассигновал средства на усиление военного дела.

Примерно в то же время британские криптографы перехватили и начали расшифровывать немецкий «Zimmermann Telegram», предлагающий U.Территория С. к Мексике в обмен на присоединение к делу Германии. Хотя объявление войны Мексикой не воспринималось американским обществом как неминуемая угроза, сенсационные заголовки трубили о каждом новом событии как об одном из самых влиятельных актов взлома кодов в истории. По всей стране росла поддержка интервенции.

20 марта, почти через месяц после того, как Telegram Циммермана попал в американскую прессу, президент Вильсон созвал Кабинет министров, чтобы обсудить переход от политики вооруженного нейтралитета к войне.Все были единодушны: все участники советовали войну. По заявлению президента Вильсона, американский пароход Aztec был торпедирован и потоплен Германией 1 апреля.


Расследовать предложение Германии Мексике, которое вызвало международную напряженность.

2 апреля президент Вильсон попросил Конгресс объявить войну Германии, в частности, сославшись на возобновленную политику Германии в отношении подводных лодок как на «войну против человечества». Это война против всех народов.Он также говорил о немецком шпионаже в США и предательстве Telegram Циммермана. Уилсон убеждал, что «мир должен быть безопасным для демократии». В течение четырех дней американцы обсуждали важное решение, и большинство крупных газет публиковали сенсационную смесь военных новостей и слухов, которые выставляли Германию как безжалостного врага.

4 апреля Сенат 82 голосами против 6 проголосовал за объявление войны Германии. В 3:12 6 апреля Палата представителей приняла резолюцию 373 голосами против 50.

Соединенные Штаты начали войну.


Узнайте, как США построили военную машину.

Хронология событий: США вступают в войну
Чтобы увидеть полную хронологию глобальных событий Первой мировой войны, посетите интерактивную хронологию Первой мировой войны музея

От Арсенала к союзнику: Соединенные Штаты вступают в войну | Национальный музей Великой Отечественной войны

После того, как Франция пала перед Гитлером в июне 1940 года, Великобритания была единственной непокоренной страной в мире, все еще находившейся в состоянии войны с Гитлером.Рузвельт начал посылать подвергавшимся опасности островное государство танки, военные самолеты, продовольствие и боеприпасы. В общенациональной радиопередаче он утверждал, что лучший способ удержать Соединенные Штаты от войны — это стать «арсеналом демократии», оказывая союзникам полную материальную поддержку. Под давлением Рузвельта в марте 1941 года Конгресс принял Закон о ленд-лизе, разрешив президенту предоставлять военное снаряжение странам, защита которых он считал жизненно важными для безопасности США.

Рузвельт тихо оказал и ограниченную военную поддержку.Когда немецкие подводные лодки угрожали американскому судоходству в Северной Атлантике, президент уполномочил ВМС США помогать сопровождать корабли союзников и «стрелять на месте» подводные лодки или надводные рейдеры, входящие в добровольную «зону обороны» Америки. В августе 1941 года Рузвельт и Уинстон Черчилль встретились у побережья Ньюфаундленда и выработали Атлантическую хартию, сформулировав военные цели двух демократий и их общее видение послевоенного мира. Рузвельт надеялся, что это драматическое заявление поможет склонить американское мнение к более решительной поддержке Англии, но в конечном итоге это мало кого изменило.Ведущие изоляционисты рассматривали Атлантическую хартию как свидетельство тайного обязательства Рузвельта втянуть Соединенные Штаты в войну.

По иронии судьбы Соединенные Штаты оказались полностью вовлеченными в европейскую войну в результате событий, произошедших на другой стороне земного шара. 7 декабря 1941 года японские авианосцы атаковали американский флот в Перл-Харборе, Гавайи, сбив более 200 самолетов и потопив или повредив восемь линкоров, гордость Тихоокеанского флота США. На следующий день Конгресс объявил войну Императорской Японии.Германия и Италия — союзники Японии — ответили объявлением войны США.

США вступают в Первую мировую войну

Объявление войны: США вступают в Первую мировую войну

6 апреля 1917 года президент Вудро Вильсон подписал эту совместную резолюцию, положившую конец нейтральной позиции Америки в отношении продолжающегося глобального конфликта, который позже был назван «мировой войной», и официально объявил войну имперскому правительству Германии.

Почти три года назад эрцгерцог Австрийский Франц Фердинанд был убит сербским националистом в Сараево 28 июня 1914 года. Это вызвало серию конфликтов, которые переросли в войну на европейском континенте. Соединенные Штаты, однако, стремились оставаться нейтральными, придерживаясь политики невмешательства.

В начале 1917 года эта политика стала невозможной, когда Германия начала атаковать американские корабли, но президент Вильсон, который проводил кампанию на платформе мира, по-прежнему не решался вступать в бой.Последней каплей стало то, что Великобритания поделилась перехваченным Telegram Циммермана с Соединенными Штатами, в котором выяснилось, что Германия пообещала Мексике территорию США в обмен на нападение на США, если они вступят в войну.

2 апреля 1917 года президент Вудро Вильсон выступил перед совместным заседанием Конгресса со специальным обращением с просьбой объявить войну Германии. И Сенат, и Палата представителей подавляющим большинством проголосовали за начало войны, и 6 апреля президент Вильсон подписал это официальное заявление о войне, заявив, что «между имперским правительством Германии и правительством и народом Германии существует состояние войны. Соединенные Штаты.”

Щелкните здесь, чтобы загрузить в высоком разрешении совместное постановление от 6 апреля 1917 г. из Каталога национальных архивов.

В ознаменование 100-летия вступления США в Первую мировую войну этот документ был выставлен на выставке «Избранные документы» в галерее Восточной ротонды Национального архива в Вашингтоне, округ Колумбия, , с 4 апреля по 3 мая. 2017.

Выставка «Избранных документов» в Национальном архивном музее стала возможной отчасти благодаря Фонду национальных архивов при щедрой поддержке Фонда Ford Motor Company.

Прошлые избранные рекорды
  • Победа в Японии: 75 лет окончания Великой Отечественной войны

    Япония сдается

    Вторая мировая война, самый кровопролитный конфликт в истории, завершилась 27-минутной церемонией на борту американского военного корабля «Миссури» в Токийском заливе, через шесть лет и один день после начала войны в Европе.Тем сентябрьским утром 1945 года японские официальные лица подписали … Читать далее

  • Национальный день изобретателей

    В ознаменование Национального дня изобретателей узнайте о Марджори С. Джойнер и ее революционном аппарате для перманентной завивки — инновации, которая произвела революцию в трудоемкой задаче завивки или выпрямления женских волос.За свою 50-летнюю карьеру Джойнер обучила тысячи студентов и помогла написать первые законы косметологии в … Читать дальше

  • Показ избранных документов: Никогда не забывайте: вспоминая Холокост

    Семьдесят пять лет назад, 27 января 1945 года, советские войска освободили концлагерь Освенцим в оккупированной немцами Польше.Российские солдаты обнаружили тысячи больных, умирающих и мертвых заключенных, когда они вошли в комплекс концлагерей, исправительно-трудовых лагерей и лагерей смерти, заброшенных … Читать далее

  • 50 лет назад: правительство прекращает расследование НЛО

    В ознаменование 50-летия завершения проекта «Синяя книга» в Национальном архиве будут представлены записи расследований неопознанных летающих объектов (НЛО) ВВС США.

    Сообщение о «летающей тарелке» над воздушным пространством США в 1947 году вызвало волну «истерии по поводу НЛО» и спровоцировало … Читать далее

  • 50 лет Аполлону 11

    Посетите Национальный архив, чтобы увидеть эксклюзивные документы о миссии Аполлона-11 на Луну.От стенограмм до планов полета в музее будут представлены некоторые из самых важных экспонатов монументального события. Документы будут выставлены до 7 августа 2019 г. в Ротонде … Читать далее

Соединенные Штаты вступают во Вторую мировую войну

Пока нацисты взяли под свой контроль Германию и планировали войну в Европе, Япония агрессивно расширила свой контроль над территорией в Восточной Азии, вторгшись в Маньчжурию в 1931 году и Китай в 1937 году.В 1940 году Япония подписала Тройственный пакт с Германией и Италией, создав державы оси Второй мировой войны. В то время как Соединенные Штаты оставались нейтральными в войне, они ответили на агрессию Японии в Азии экономическими санкциями, которые вызвали острую нехватку природных ресурсов, необходимых японцам для их военных действий. Пытаясь предотвратить американское вмешательство в войну на Тихом океане, Япония совершила внезапную бомбардировку Перл-Харбора, военно-морской базы США на Гавайях, 7 декабря 1941 года. 1

8 декабря Йозеф Геббельс охарактеризовал Адольфа Гитлера как «исключительно счастливого», когда он узнал эту новость.Геббельс писал:

На основе Тройственного пакта мы, вероятно, не сможем [избежать] объявления войны Соединенным Штатам. Но сейчас это уже не так плохо. Сейчас мы в определенной степени защищены на наших флангах. Соединенные Штаты, вероятно, больше не будут так небрежно предоставлять Англии самолеты, оружие и транспорт, поскольку можно предположить, что они понадобятся им для их собственной войны против Японии. 2

9 декабря 1941 года, через два дня после нападения, президент США Франклин Д.Рузвельт обратился к американскому народу по радио. Он сказал, в частности:

Курс, которым Япония следовала последние десять лет в Азии, аналогичен курсу Гитлера и Муссолини в Европе и Африке. Сегодня это стало намного больше, чем параллелью. Это настоящее сотрудничество, настолько хорошо рассчитанное, что все континенты мира и все океаны теперь рассматриваются стратегами Оси как одно гигантское поле битвы. . . .

За эти последние несколько лет — и, что особенно важно, за последние три дня — мы извлекли ужасный урок.

Наш долг перед нашими умершими — это наш священный долг перед их детьми и нашими детьми — мы никогда не должны забывать то, что мы узнали.

И все мы узнали следующее: не существует такой вещи, как безопасность для какой-либо нации — или любого человека — в мире, управляемом принципами гангстеризма. . . .

Сейчас мы находимся в разгаре войны, не ради завоеваний, не ради мести, а ради мира, в котором этот народ и все, что он представляет, будет безопасным для наших детей.Мы надеемся устранить опасность, исходящую от Японии, но нам нехорошо пошло бы на пользу, если бы мы добились этого и обнаружили, что в остальном мире господствовали Гитлер и Муссолини.

Мы собираемся выиграть войну, и мы собираемся выиграть мир, который последует за ней. . . . 3

Два дня спустя, 11 декабря 1941 года, Адольф Гитлер объявил войну Соединенным Штатам, и Бенито Муссолини из Италии последовал его примеру. Через несколько часов Соединенные Штаты объявили войну обеим странам.В своем обращении к Рейхстагу Гитлер сказал: «Если по воле Провидения немецкий народ не будет избавлен от этой борьбы, то я буду благодарен Провидению за то, что он назначил меня лидером в историческом состязании, которое в течение следующих пяти сотня или тысяча лет окажут решающее влияние не только на историю Германии, но и на историю Европы, да и вообще всего человечества ». 4

Вторая мировая война (1939-1945)

Мир Вторая война (1939-1945) была крупнейшим вооруженным конфликтом в истории человечества. история.На шести континентах и ​​по всему миру океанов, война вызвала около 50 миллионов военных и гибель мирных жителей, в том числе 6 миллионов евреев. Глобальный по масштабу и по своим последствиям, Вторая мировая война созданный новый мир дома и за границей. Среди его основных результатов были началом ядерной эры, повышенное давление деколонизировать третий мир, и наступление холодной войны.Война также положила конец относительной изоляции Америки от в остального мира и привел к созданию United Наций. Внутри страны закончилась война Великая Депрессия как у сотен тысяч людей, у многих из них женщины, ушли в оборонную промышленность. В в в то же время афроамериканцы добились значительных успехов в достижение своих политических, экономических и социальных прав.

Корни Второй мировой войны, в которой в конечном итоге оборвалась Германия, Япония и Италия (Ось) против Соединенных Штатов, Большой Великобритания и Советский Союз (союзники) лежали в милитаристской идеологии и экспансионистская политика нацистской Германии, Италия, и Япония. Слабый ответ европейских демократий фашистской агрессии и американскому изоляционизму позволили Первоначально силы Оси одержали верх.

Хотя война началась с нападения нацистской Германии на Польшу в сентябре 1939 г. США не вошли в война до тех пор, пока японцы не бомбили американский флот в Перле Харбор, Гавайи, 7 декабря 1941 года. Между этими двумя События, Президент Франклин Рузвельт упорно трудился, чтобы подготовить американцев к конфликту, который он считается неизбежным.В ноябре 1939 г. он убедил Конгресс отменить эмбарго на поставки оружия нейтралитета закон, чтобы оружие могло быть продано Франции и Великобритании. После падение Франции весной июня 1940 года он подтолкнул для крупного военного наращивания и начал оказывать помощь в форма ленд-лиза для Британии, которая теперь стояла в одиночестве против держав оси.Он заявил, что Америка должна стать «великий арсенал демократии». С тех пор Америка возможность производить сотни тысяч танков, самолетов, и корабли для себя и своих союзников оказались решающим фактором в успехе союзников, как и ожесточенное сопротивление Советский Союз, вступивший в войну в июне 1941 г. после атакован Германией.Блеск американской армии лидеры, в том числе генерал Дуайт Д. Эйзенхауэр, который спланировал и возглавил нападение на нацисты в Западной Европе и генерал Дуглас Макартур и адмирал флота Честер Нимиц, возглавлявший усилия союзников в Тихом океане также способствовал победе союзников.

Среди важнейших поворотных моментов войны для Соединенных Штатов были битва за Мидуэй (1942), вторжение в Италию (1943 г.), вторжение союзников во Францию ​​(1944 г.), сражение залива Лейте (1944) и сброс атомных бомб по Японии (1945 г.).Война закончилась безоговорочным капитуляция 1945 г.

ER сыграл беспрецедентную роль в планировании и реализация программ «Нового курса». Хотя она была нет в состоянии принимать активное участие в повседневной планирование и ведение войны, она нашла другие пути упражняться ее влияние.Некоторое время она работала помощником режиссера. Управления Гражданская оборона, но обнаружила, что служа в официальная позиция она вызвала столько споров, что это навредило агентству, и она ушла в отставку. По приказу Рузвельта она провела два крупных туры, один в Европу (1942) и один в южную часть Тихого океана (1943 г.), где она встретилась с военнослужащими союзников и во время войны. лидеров, обеспечивая комфорт и повышая моральный дух.Ее основной озабоченность, однако, была связана с беженцами, продвижение гражданских прав и социальных программ и тыла. Она неустанно работали, чтобы вывести беженцев, особенно евреев, Европы, поощряя и помогая работе по оказанию помощи организации таких как Комитет ЧС и Детский Крестовый поход в защиту детей и продвижение Рузвельта и других участников своего правительства, чтобы сделать больше.Ее усилия часто терпели неудачу, но она не сдавалась и продолжала заниматься этим Работа после войны, когда беженцам было легче уехать Европа. В тылу посетила оборонные заводы. вокруг страны и использовала свою колонку «Мой день» и выступления, чтобы побудить военные усилия. Она продолжала отстаивать гражданские права а также гражданские свободы, утверждая, что Америка не может одновременно бороться с расизмом за границей и терпеть его дома.Болезненный жертвы войны были бы бессмысленными, если бы Америка не добиться равенства и справедливости для всех своих граждан. Спасибо ее усилиям, возможности для афроамериканцев в военные, включая возможности участвовать в боевых действиях, мы значительно расширился. ER также несет прямую ответственность для прекращения сегрегации в военных рекреационных зонах а также транспортные услуги.Вместе с NAACP Исполнительный секретарь Уолтер Уайт и афроамериканский профсоюзный лидер А. Филип Рэндольф, она убедил Франклина Д. Рузвельта выпустить исполнительную порядок в 1941 г. запрещение расовой дискриминации в оборонной промышленности и установление справедливой занятости Комиссия по практике. Всегда защитник женщин, ER отстаивала их право работать в отраслях, связанных с войной и настоятельно рекомендовал женщинам поступать так.Она сыграла важную роль в запуске социальных программ, таких как детские сады а также общественные прачечные, чтобы облегчить домашнее бремя работницы. После войны ЕР поддержала правых из женщин, чтобы они оставались на своей работе, если они зависели от своих заработная плата. ER также продолжала поддерживать труд и его право организовывать, несмотря на противодействие Конгресса, бизнеса, и общественность, и ее настойчивое мнение о важности послевоенного планирование было отражено в призыве FDR к G.I. Билль о Прав.


Источники:

Бринкли, Алан. Незаконченная нация: краткая история американского народа . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1992, 772-733.

Чемберс, Джон Уайтклей II, изд. Оксфордский компаньон к американской военной истории .Нью-Йорк: Оксфордский университет Press, 1999, 819-830.

Гудвин, Дорис Кернс. Нет обычного времени: Франклин и Элеонора Рузвельт: тыл во Второй мировой войне . Нью-Йорк: Touchstone Books, 1994, 626-629.

Грэм, Отис Л. младший и Меган Робинсон Уандер. Франклин Д. Рузвельт: его жизнь и времена . Нью-Йорк: Да Capo Press, 1985, 464-467.

Годовщина Первой мировой войны: Америка в Первой мировой войне, за 1 минуту

Ровно 100 лет назад на этой неделе США приняли решение, которое изменило ход истории страны и мира. 2 апреля 1917 года президент Вудро Вильсон обратился к Конгрессу с просьбой объявить войну Германии, объяснив, что неограниченная подводная война этой страны представляет собой «войну против человечества» и что политика США «вооруженного нейтралитета» в разразившемся конфликте по всей Европе больше не работал.

«С глубоким пониманием торжественного и даже трагического характера предпринимаемого мной шага и связанных с ним серьезных обязанностей, но без колебаний подчиняясь тому, что я считаю своим конституционным долгом, — сказал он, — я советую, чтобы Конгресс объявляет недавний курс имперского правительства Германии не чем иным, как войной против правительства и народа Соединенных Штатов; что он формально принимает статус воюющей стороны, который ему таким образом навязывают, и что он принимает немедленные меры не только для того, чтобы поставить страну в более надежное состояние обороны, но также приложить всю свою мощь и задействовать все свои ресурсы для обеспечения безопасности страны. Правительству Германской империи условия и прекращение войны.”

Через несколько дней Конгресс принял резолюцию, запрошенную Вильсоном. 6 апреля того же года, столетие назад в этот четверг, США объявили войну Германии и, таким образом, официально вступили в конфликт, который впоследствии стал известен как Первая мировая война.

Получите наш исторический бюллетень.Поместите сегодняшние новости в контекст и посмотрите основные моменты из архивов.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес. Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени.Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Но это был долгий путь для президента, который проводил кампанию под лозунгом «Он не дал нам участвовать в войне».

Вот что изменилось за одну минуту.

Напишите Лили Ротман на [email protected]

.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *