Каковы были основные военные противники арабского халифата: Каковы были основные военные противники Арабский халифат при Харуне-ар-Рашиде

Содержание

Исламское государство: территория войны

Александр Мишин убежден, что США не выгодно вести с Россией подковерные договоренности в духе «Украина в обмен на Сирию». Штаты, говорит эксперт, ведут опосредованную борьбу с группой оси Россия-Иран. «Сирия — узловая точка для поставок энергоносителей из Персидского залива в Европу. Такую же функцию выполняет Украина. Но Сирия — это лишь перспективный проект с большими рисками. Украина — действующая газовая магистраль в Европу», — говорит он.

В геополитическом смысле, отмечает Мишин, ценность Украины выше, чем Сирии, так как последняя привязана еще и к Ираку. «Важно будущее ИГ. Если выживут и укрепятся — Россия сама автоматически потеряет Сирию, а для США не будет смысла менять ее на Украину. На этом фоне Ирану важно переориентировать продажи нефти и газа на Азию. Здесь может много выиграть Турция. Другими словами, Обама не будет менять Украину на Сирию, так как Путин постепенно теряет контроль над Ближним Востоком. Именно по этой причине в прошлом году Газпром резко активизировался в отношениях с Китаем», — добавил эксперт.

Такого же мнения придерживается и Александр Богомолов. «Идея о том, что США могут якобы обменять Украину на решение проблем на Ближнем Востоке — это следствие того, как форматы сотрудничества и противостояния преломляются в массовом сознании. Если посмотреть на реальность, возможности России помочь уничтожить ИГ близки к нулю.

Единственное, что всех интересует, говорит эксперт, — поддержка Россией режима Асада в Сирии. «Саудовская Аравия, враждебная Асаду, уже хотела добиться от РФ уступок по Сирии. В это воскресенье глава МИД Саудовской Аравии Сауд Аль-Фейсал выступил с жестким заявлением о позиции России (назвал политику РФ на Ближнем Востоке лицемерной, обвинил в соучастии в преступлениях режима Асада, — ред.) в сирийском конфликте. А ведь не так давно он посещал Москву с официальным визитом», — говорит Богомолов.

По его словам, Саудовская Аравия была заинтересована в лишении Асада российской поддержки, а Москва — в повышении цен на нефть. «После заявления Сауда Аль-Фейсала (министра иностранных дел Саудовской Аравии) можно сделать вывод о том, что торги провалились, подведена черта. Что уж тут говорить о США, когда речь идет о ценностях. Для США сдать Украину — это сдать всю европейскую систему безопасности. И никакое Исламское государство этого не стоит», — подытожил эксперт.

Каковы были основные военные противники арабского халифата при харуне ар-рашиде заранее !

причины и предпосылки объединения земель:

завоевание руси полчищами батыя к упадку хозяйства, ремесла, торговли. особенно сильно пострадали северо-восточные земли. однако русь на удивление быстро залечивала раны. и уже с xiii века постепенно началось восстановление хозяйства края. были возрождены такие города, как владимир, торжок, суздаль, москва и др.; отстроены тысячи сел и деревень. в это же время к северу от реки оки стали переселяться крестьяне и ремесленники со своими семьями, бояре со своими людьми из юго-западных земель. в лесистых местах, особенно к северу от москвы, началась усиленная расчистка лесов под пашню.

в xvi-xv веках стало развиваться и ремесло. восстанавливались некоторые исчезнувшие виды ремесла, появились новые. вокруг городов центров ремесла и торговли складывались местные рынки, на которых крестьяне приобретали изделия городских ремесленников, а горожане сельскохозяйственные продукты. некоторые товары находили сбыт и в соседних княжествах. восстанавливались торговые связи северо-восточных земель с новгородом и псковом.

по мере развития земледелия, ремесла и торговли появлялось все больше людей, заинтересованных в ликвидации раздробленности страны. ведь многочисленные границы с их заставами и торговыми пошлинами, существование различных денег, мер веса и длины затрудняли торговлю и хозяйственные связи между княжествами. а бесконечные усобицы порывали хозяйство городов и сел.

в северо-восточной руси быстро развивалось вотчинное землевладение. крупным землевладельцам было тесно в границах мелких княжеств. но существовавшие между князьями договоры запрещали покупку боярам из одного княжества земель на территории другого. поэтому бояре были также заинтересованы в едином государстве.

за объединение земель выступала православная церковь. несмотря на раздробление страны, она всегда была единой, поддерживала тех князей, которые стремились к объединению земель.

но самое главное, монгольское нашествие показало, что у многочисленных государств-княжеств нет никакой возможности противостоять столь грозному врагу. для свержения ордынского владычества была только одна возможность объединение всех земель. только единое государство могло собрать все силы народа для отпора завоевателям .

Кавказский Узел | Кавказская война

«Кавказская война» — самый длительный военный конфликт с участием Российской империи, затянувшийся без малого почти на 100 лет и сопровождавшийся тяжелыми жертвами как со стороны русского, так и кавказских народов. Замирения Кавказа не произошло и после того, как парад русских войск в Красной Поляне 21 мая 1864 года официально ознаменовал окончание покорения черкесских племен Западного Кавказа и завершение Кавказской войны. Вооруженный конфликт, продолжавшийся до конца XIX столетия, породил многие проблемы и конфликты, отголоски которых все еще слышны и в начале XXI века.

Понятие «Кавказская война», ее исторические трактовки

Понятие «Кавказская война» введено дореволюционным историком Ростиславом Андреевичем Фадеевым в книге «Шестьдесят лет Кавказской войны», вышедшей в 1860 году.

Дореволюционные и советские историки вплоть до 1940-х годов предпочитали термин «Кавказские войны империи»

«Кавказская война» стала расхожим термином только в советское время.

Исторические трактовки Кавказской войны

В огромной многоязычной историографии Кавказской войны выделяются три основные направления, которые отражают позиции трех основных политических соперников: Российской империи, великих держав Запада и сторонников мусульманского сопротивления. Эти научные теории определяют трактовки войны в исторической науке.

Российская имперская традиция

Российская имперская традиция представлена в работах дореволюционных российских и некоторых современных историков. Свое начало берет с дореволюционного (1917)  курса лекций генерала Дмитрия Ильича Романовского. К сторонникам этого направления относятся автор известного учебника Николай Рязановский «История России» и авторы англоязычной «Современной энциклопедии по русской и советской истории» (под ред. Дж.Л.Висжинского). К этой же традиции можно отнести и упомянутую выше работу Ростислава Фадеева.

В этих работах речь часто идет об «умиротворении Кавказа», о российской «колонизации» в смысле освоения территорий, делается акцент на «хищничество» горцев, религиозно-воинствующий характер их движения, подчеркивается цивилизующая и примиряющая роль России, даже с учетом ошибок и «перегибов».

В конце 1930-х – 1940-е годы возобладала другая точка зрения. Имам Шамиль и его сторонники объявлялись ставленниками эксплуататоров и агентами зарубежных разведок. Длительное сопротивление Шамиля, в соответствии с этой версией, якобы было обусловлено помощью Турции и Британии. С конца 1950-х – первой половины 1980-х акцент делался на добровольное вхождение всех без исключения народов и окраин в Российское государство, дружбе народов и солидарности трудящихся во все исторические эпохи.

В 1994 году вышла книга Марка Блиева и Владимира Дегоева «Кавказская война», в которой имперская научная традиция сочетается с ориенталистским подходом. Подавляющее большинство северокавказских и российских историков и этнографов отрицательно отнеслось к высказанной в книге гипотезе о так называемой «набеговой системе» — особой роли набегов в горском обществе, вызванных сложным комплексом экономических, политических, социальных и демографических факторов.

Западная традиция

В её основе лежит предпосылка изначально присущего России стремления к расширению и «порабощению» присоединенных территорий. В Британии XIX века (опасающейся за приближение России к «жемчужине британской короны» Индии) и США века XX (беспокоящихся от приближения СССР/России к Персидскому заливу и нефтяным районам Ближнего Востока) горцы считались «естественным барьером» на пути Российской империи на юг. Ключевая терминология этих работ — «русская колониальная экспансия» и противостоящий им «северокавказский щит», или «барьер». Классический труд — вышедшая в начале прошлого века работа Джона Бэдли «Завоевание Россией Кавказа». В настоящее время сторонники этой традиции группируются в «Обществе исследований Центральной Азии» и издаваемом им в Лондоне журнале «Central Asian Survey».

Антиимпериалистическая традиция

Ранняя советская историография 1920-х – первой половины 1930-х гг. (школа Михаила Покровского) рассматривала Шамиля и других руководителей сопротивления горцев как лидеров национально-освободительного движения и выразителей интересов широких трудящихся и эксплуатируемых масс. Набеги горцев на соседей оправдывались географическим фактором, нехваткой ресурсов в условиях чуть ли не нищенского городского быта, а разбои абреков (19-20 вв.) – борьбой за освобождение от колониального гнета царизма.

В годы «холодной войны» из среды советологов, творчески переработавших идеи ранней советской историографии, вышел Лесли Бланч со своей популярной работой «Сабли рая» (1960), переведенной на русский язык в 1991 году. Более академический труд – исследование Роберта Баумана «Необычные русские и советские войны на Кавказе, в Средней Азии и Афганистане» — говорит об «интервенции» русских на Кавказе и о «войне против горцев» в целом. В последнее время появился русский перевод работы израильского историка Моше Гаммера «Мусульманское сопротивление царизму. Шамиль и покорение Чечни и Дагестана». Особенность всех этих работ – отсутствие в них российских архивных источников.

Периодизация

Различные авторы предлагают различные варианты периодизации Кавказской войны. В частности, могут быть выделены пять периодов:

  1. Политика генерала Ермолова и восстание в Чечне (1817 — 1827 гг.)
  2. Формирование Имамата Нагорного Дагестана и Чечни (1828 — начало 1840 гг.)
  3. Расцвет Имамата до начала Крымской войны (1840 — 1853 гг.)
  4. Крымская война и окончание Кавказской войны на Северо-Восточном Кавказе (1853 — 1859 гг.)
  5. Окончание войны на Северо-западном Кавказе (1859 — 1864 гг.)

Предпосылки Кавказской войны

В начале XIX века в состав Российской империи вошло Картли-Кахетинское царство (1801—1810 гг.), а также Закавказские ханства — Гянджинское, Шекинское, Кубинское, Талышинское (1805—1813 гг.).

Бухарестский мирный договор (1812), завершивший Русско-турецкую войну 1806 — 1812 годов, признал сферой влияния России Западную Грузию и российский протекторат над Абхазией. В тот же год был официально подтвержден переход в российское подданство ингушских обществ, закрепленный Владикавказским актом.

По Гюлистанскому мирному договору 1813 года, завершившему Русско-персидскую войну, Иран отказывался в пользу России от суверенитета над Дагестаном, Картли-Кахетией, Карабахским, Ширванским, Бакинским и Дербентским ханствами.

Юго-западная часть Северного Кавказа оставалась в сфере влияния Османской империи. Вне российского контроля оставались труднодоступные горные районы Дагестана и Чечни, горные долины Закубанской Черкесии.

Так как власть Персии и Турции в этих регионах была ограниченной, сам по себе факт признания этих регионов сферой влияния России совсем не означал автоматического подчинения ей местного населения.

Между вновь приобретенными землями и Россией лежали земли де-факто независимых горских народов, преимущественно исповедующих ислам. Экономика этих регионов до известной степени зависела от набегов на соседние регионы, которые именно по этой причине и не могли быть прекращены, несмотря на достигнутые с российскими властями договоренности.

Русское правительство, спешившее поскорее навести порядок на Северном Кавказе и посчитавшее излишним глубоко вникать в местные тонкости, решило попросту разрубить мечом гордиевы узлы горской политики. Можно сказать, что в основе войны, помимо известных причин, лежал межцивилизационный конфликт, который в более развитом Закавказье был выражен гораздо слабее и поэтому не привел к столь тяжелым последствиям.

Таким образом, с точки зрения российских властей на Кавказе в начале XIX века существовали две основных задачи:

  • Необходимость присоединения Северного Кавказа к России для территориального объединения с Закавказьем.
  • Стремление прекратить постоянные набеги горских народов на территории Закавказья и русские поселения на Северном Кавказе.

Именно они и стали основными причинами Кавказской войны.

Краткая характеристика театра военных действий

Основные очаги войны были сосредоточены в труднодоступных горных и предгорных районах на Северо-Восточном и Северо-Западном Кавказе. Регион, где шла война, может быть разделен на два основных театра военных действий.

Во-первых, это Северо-Восточный Кавказ, в основном включающий в себя территорию современных Чечни и Дагестана. Основным противником России здесь выступал Имамат, а также различные чеченские и дагестанские государственные и племенные образования. В ходе военных действий горцам удалось создать мощную централизованную государственную организацию и достичь заметного прогресса в вооружении — в частности, войска имама Шамиля не только использовали артиллерию, но и организовали производство артиллерийских орудий.

Во-вторых, это Северо-Западный Кавказ, к которому относятся в первую очередь территории, расположенные южнее реки Кубань и входившие в состав исторической Черкесии. Эти территории населял многочисленный народ адыгов (черкесов), разделенный на значительное количество субэтносов. Уровень централизации военных усилий на протяжении всей войны здесь оставался крайне низким, каждое племя воевало или мирилось с русскими самостоятельно, лишь изредка образовывая непрочные союзы с другими племенами. Нередки в ходе войны были столкновения между самими черкесскими племенами. Экономически Черкесия была развита слабо, практически все изделия из железа и вооружение закупалось на внешних рынках, основным и наиболее ценным продуктом экспорта были захваченные в ходе набегов рабы, продаваемые в Турцию. Уровень организации вооруженных сил соответствовал приблизительно европейскому феодализму, главной силой армии являлась тяжеловооруженная конница, состоящая из представителей племенной знати.

Периодически вооружённые столкновения между горцами и русскими войсками происходили на территории Закавказья, Кабарды и Карачая.

Обстановка на Кавказе в 1816 году

В начале XIX века действия российских войск на Кавказе имели характер случайных экспедиций, не связанных общей идеей и определенным планом. Часто завоеванные области и приведенные к присяге народности тотчас же отпадали и вновь становились врагами, как только российские войска покидали страну. Это было связано, в первую очередь, с тем, что практически все организационные, управленческие и военные ресурсы были отвлечены на ведение войны против наполеоновской Франции, а затем на организацию послевоенной Европы. К 1816 году ситуация в Европе стабилизировалась, а возвращение оккупационных войск из Франции и европейских государств дало правительству необходимую военную силу для начала полномасштабной кампании на Кавказе.

Положение на Кавказской линии было следующим: правому флангу линии противостояли закубанские черкесы, центру — кабардинские черкесы, а против левого фланга за рекой Сунжей жили чеченцы, пользовавшиеся высокой репутацией и авторитетом среди горских племен. При этом черкесы были ослаблены внутренними раздорами, а в Кабарде свирепствовала эпидемия чумы. Основная угроза исходила в первую очередь от чеченцев.

Политика генерала Ермолова и восстание в Чечне (1817 — 1827 гг.)

В мае 1816 года император Александр I назначил командующим Отдельным Грузинским (впоследствии Кавказским) корпусом генерала Алексея Ермолова.

Ермолов считал, что установить прочный мир с жителями Кавказа невозможно ввиду их исторически сложившейся психологии, племенной раздробленности и установившегося отношения с русскими. Он разработал последовательный и систематический план наступательных действий, который предусматривал на первом этапе создание базы и организацию плацдармов и только потом начало поэтапных, но решительных наступательных операций.

Сам Ермолов так характеризовал ситуацию на Кавказе: «Кавказ — это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо или штурмовать её, или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого. Так поведём же осаду!».

Операции на Северо-Восточном Кавказе

На первом этапе Ермолов перенес левый фланг Кавказской линии с Терека на Сунжу, чтобы приблизиться к Чечне и Дагестану. В 1818 году была усилена Нижне-Сунженская линия, укреплен редут Назрановский (современная Назрань) в Ингушетии и построена крепость Грозная (современный Грозный) в Чечне. Укрепив тылы и создав прочную оперативную базу, русские войска приступили к продвижению вглубь предгорий Большого Кавказского хребта.

Стратегия Ермолова состояла в планомерном продвижении вглубь Чечни и Горного Дагестана путём окружения горных районов сплошным кольцом укреплений, прорубки просек в труднопроходимых лесах, прокладки дорог и уничтожения непокорных аулов. Освобожденные от местного населения территории заселялись казаками и русскими и дружественными русским поселенцами, которые образовывали «прослойки» между враждебными России племенами. На сопротивление и набеги горцев Ермолов отвечал репрессиями и карательными экспедициями.

В Северном Дагестане в 1819 году была заложена крепость Внезапная (близ современного села Эндирей Хасавюртовского района), а в 1821 году – крепость Бурная (близ села Тарки). В 1819 — 1821 годах были переданы вассалам России или аннексированы владения ряда дагестанских князей.

В 1822 году были распущены действовавшие в Кабарде с 1806 года шариатские суды (мехкеме). Вместо них в Нальчике учреждался Временный суд по гражданским делам под полным контролем российских чиновников. Вместе с Кабардой под власть России попали зависимые от кабардинских князей балкарцы и карачаевцы. В междуречье Сулака и Терека были завоеваны земли кумыков.

Чтобы разрушить враждебные России традиционные военно-политические связи между мусульманами Северного Кавказа, по приказу Ермолова у подножия гор на реках Малке, Баксанке, Чегеме, Нальчике и Тереке строились русские крепости, образовавшие Кабардинскую линию. В результате население Кабарды оказалось заперто на небольшой территории и отрезано от Закубанья, Чечни и горных ущелий.

Политика Ермолова состояла в том, чтобы жестоко карать не только «разбойников», но и тех, кто не ведет с ними борьбу. Жестокость Ермолова в отношении непокорных горцев запомнились надолго. Еще в 40-е годы аварские и чеченские жители могли заявить русским генералам: «Вы всегда разоряли имущество наше, жгли деревни и перехватывали людей наших!»

В 1825 — 1826 годах жестокие и кровавые действия генерала Ермолова вызвали общее восстание горцев Чечни под руководством Бей-Булата Таймиева (Таймазова) и Абдул-Кадыра. Восставших поддержали некоторые дагестанские муллы из числа сторонников шариатского движения. Они призывали горцев подняться на джихад. Но Бей-Булат потерпел поражение от регулярной армии, восстание было подавлено в 1826 году.

В 1827 году генерал Алексей Ермолов был отозван Николаем I и отправлен в отставку в связи с подозрением в связях с декабристами.

Операции на Северо-Западном Кавказе

В 1817 — 1827 годах активных боевых действий на Северо-Западном Кавказе не велось, хотя многочисленные набеги отрядов черкесов и карательные экспедиции русских войск имели место. Главной целью российского командования в этом регионе была изоляция местного населения от враждебного России мусульманского окружения в Османской империи.

Кавказская линия по Кубани и Тереку была сдвинута вглубь адыгской территории и к началу 1830-х годов выходит к реке Лабе. Адыги оказывали сопротивление, пользуясь помощью турок. В октябре 1821 года черкесы вторглись в земли Черноморского войска, но были отброшены.

В 1823 — 1824 годах против черкесов был проведён ряд карательных экспедиций.

В 1824 году было подавлено восстание абхазов, вынужденных признать власть князя Михаила Шервашидзе.

Во второй половине 1820-х годов прибрежья Кубани вновь стали подвергаться набегам отрядов шапсугов и абадзехов.

Формирование Имамата Нагорного Дагестана и Чечни (1828 — 1840 г.)

Операции на Северо-Восточном Кавказе

В 1820-е годы в Дагестане возникло движение мюридизм (мюрид — в суфизме: ученик, первая ступень посвящения и духовного самосовершенствования. Может обозначать суфия вообще и даже просто рядового мусульманина). Его главные проповедники – Мулла-Магомет, затем Кази-Мулла – пропагандировали в Дагестане и Чечне священную войну против неверных, в первую очередь русских. Подъем и рост этого движения во многом был вызван жестокими действиями Алексея Ермолова, являясь реакцией на суровые и зачастую неизбирательные репрессии русских властей.

В марте 1827 г. главнокомандующим Кавказским корпусом был назначен генерал-адъютант Иван Паскевич (1827-1831). Общая российская стратегия на Кавказе была пересмотрена, русское командование отказалось от планомерного продвижения с закреплением занятых территорий и вернулся в основном к тактике отдельных карательных экспедиций.

На первых порах это было обусловлено войнами с Ираном (1826-1828) и с Турцией (1828-1829). Эти войны имели значительные последствия для Российской империи, утвердив и расширив русское присутствие на Северном Кавказе и в Закавказье.

В 1828 или 1829 году общины ряда аварских селений избрали своим имамом аварца из села Гимры Гази-Мухаммеда (Гази-Магомед, Кази-Мулла, Мулла-Магомед), ученика влиятельных на Северо-Восточном Кавказе накшбандийских шейхов Мухаммеда Ярагского и Джамалуддина Казикумухского. Это событие принято рассматривать как начало формирования единого имамата Нагорного Дагестана и Чечни, который стал главным очагом сопротивления российской колонизации.

Имам Гази-Мухаммед развил активную деятельность, призывая к джихаду против русских. С общин, присоединившихся к нему, он брал присягу следовать шариату, отказаться от местных адатов и прервать отношения с русскими. За правление этого имама (1828-1832) им уничтожено 30 влиятельных беков, поскольку первый имам видел в них пособников русских и лицемерных врагов ислама (мунафиков).

В 1830-е годы русские позиции в Дагестане были укреплены Лезгинской кордонной линией, а в 1832 году построена крепость Темир-Хан-Шура (современный Буйнакск).

В Центральном Предкавказье время от времени происходили крестьянские восстания. Летом 1830 года в результате карательной экспедиции генерала Абхазова против ингушей и тагаурцев, стало включение Осетии в административную систему империи. С 1831 году в Осетии окончательно установилось российское военное управление.

Зимой 1830 года Имамат развернул активную войну под знаменем защиты веры. Тактика Гази-Мухаммеда заключалась в организации стремительных неожиданных рейдов. В 1830 году он захватил ряд аварских и кумыкских селений, подвластных Аварскому ханству и Тарковскому шамхальству. К имамату добровольно присоединились Унцукуль и Гумбет, покорены андийцы. Гази-Мухаммед попытался захватить село Хунзах (1830), столицу принявших российское подданство ханов Аварских, но был отбит.

В 1831 году Гази-Мухаммед разграбил Кизляр, а в следующем году осадил Дербент.

В марте 1832 года имам подошел к Владикавказу и осадил Назрань, но был разбит регулярной армией.

В 1831 году начальником Кавказского корпуса был назначен генерал-адъютант барон Григорий Розен. Он одержал победу над войсками Гази-Мухаммеда, а 29 октября 1832 штурмом взял селение Гимры, столицу имама. Гази-Мухаммед погиб в бою.

В апреле 1831 года граф Иван Паскевич-Эриванский был отозван для подавления восстания в Польше. На его место временно были назначены в Закавказье — генерал Никита Панкратьев, на Кавказской линии — генерал Алексей Вельяминов.

Новым имамом в 1833 году был избран Гамзат-бек. Он штурмом взял столицу аварских ханов Хунзах, уничтожил почти весь род аварских ханов и был за это убит в 1834 году по праву кровной мести.

Третьим имамом стал Шамиль. Он проводил ту же политику реформ, что и предшественники, но в масштабе всего региона. Именно при нем было завершено государственное устройство имамата. Имам сосредоточил в своих руках не только религиозную, но и военную, исполнительную, законодательную и судебную власти. Шамиль продолжил расправу с феодальными правителями Дагестана, но пытался при этом обеспечить нейтралитет русских.

Русские войска вели активную капанию против Имамата, в 1837 и 1839 годах разоряли резиденцию Шамиля на горе Ахульгo, причем в последнем случае победа казалась настолько полной, что русское командование поспешило донести в Петербург о полном умиротворении Дагестана. Шамиль с отрядом из семи соратников отступил в Чечню.

Операции на Северо-Западном Кавказе

11 января 1827 года делегацией балкарских князей генералу Георгию Эммануэлю было подано прошение о принятии Балкарии в подданство России, а в 1828 году была присоединена Карачаевская область.

По Адрианопольскому миру (1829), завершившему Русско-турецкую войну 1828 — 1829 гг., сферой интересов России признавалась большая часть восточного побережья Чёрного моря, включая города Анапа, Суджук-кале (в районе современного Новороссийска), Сухум.

В 1830 году новый «проконсул Кавказа» Иван Паскевич разработал план освоения этого практически неизвестного русским региона путем создания сухопутного сообщения по Черноморскому побережью. Но зависимость черкесских племен, населявших данную территорию, от Турции была во многом номинальной и тот факт, что Турция признала Северо-Западный Кавказ российской сферой влияния, черкесов ни к чему не обязывал. Вторжение русских на территории черкесов было воспринято последними как покушение на их независимость и традиционные устои, и встретило сопротивление.

Летом 1834 года генерал Вельяминов произвел экспедицию в Закубанье, где была организована кордонная линия до Геленджика, возведены укрепления Абинское и Николаевское.

В середине 1830-х годов началось установление блокады силами Черноморского флота России Черноморского побережья Кавказа. В 1837 — 1839 годах была создана Черноморская береговая линия — на протяжении 500 километров от устья Кубани до Абхазии под прикрытием Черноморского флота были созданы 17 фортов. Эти меры практически парализовали прибрежную торговлю с Турцией, что сразу же поставило черкесов в крайне сложное положение.

В начале 1840 года черкесы перешли в наступление, обрушившись на Черноморскую линию крепостей. 7 февраля 1840 года пал форт Лазарев (Лазаревское), 29 февраля было взято укрепление Вельяминовское, 23 марта, после ожесточённого боя, черкесы ворвались в укрепление Михайловское, которое было взорвано солдатом Архипом Осиповым ввиду его неминуемо падения. 1 апреля черкесы овладели Николаевским фортом, однако их действия против форта Навагинского и укрепления Абинского были отражены. Береговые укрепления восстановили уже к ноябрю 1840 года.

Сам факт разгрома береговой линии показал, сколь мощным потенциалом сопротивления обладали черкесы Закубанья.

Расцвет Имамата до начала Крымской войны (1840 — 1853 гг.)

Операции на Северо-Восточном Кавказе

В начале 1840-х годов российская администрация предприняла попытку обезоружить чеченцев. Были введены нормы сдачи оружия населением, а для обеспечения их выполнения взяты заложники. Эти меры вызвали в конце февраля 1840 г. всеобщее восстание под руководством Шоип-муллы Центороевского, Джаватхана Даргоевского, Ташу-хаджи Саясановского и Исы Гендергеноевского, которое по прибытии в Чечню возглавил Шамиль.

7 марта 1840 года Шамиль был провозглашён имамом Чечни, а столицей Имамата стал Дарго. К осени 1840 года Шамиль контролировал всю Чечню.

В 1841 году в Аварии вспыхнули беспорядки, возбужденные Хаджи-Муратом. Чеченцы произвели набег на Военно-Грузинскую дорогу, а сам Шамиль атаковал расположенный недалеко от Назрани русский отряд, но успеха не имел. В мае русские войска атаковали и взяли позицию имама близ аула Чиркей и заняли аул.

В мае 1842 года русские войска, воспользовавшись тем, что основные силы Шамиля выступили в поход в Дагестан, предприняли наступление на столицу Имамата Дарго, но потерпели поражение в ходе Ичкеринского сражения с чеченцами под командованием Шоип-муллы и были отброшены с тяжелыми потерями. Под впечатлением этой катастрофы император Николай I подписал указ, запрещавший на 1843 год всякие экспедиции и предписывавший ограничиваться обороной.

Войска Имамата захватили инициативу. 31 августа 1843 года имам Шамиль овладел фортом при селе Унцукуль и разгромил отряд, шедший на выручку осаждённым. В последовавшие дни пало ещё несколько укреплений, а 11 сентября был взят Гоцатль и прервано сообщение с Темир-хан-Шурой. 8 ноября Шамиль взял Гергебильское укрепление. Отряды горцев практически прервали сообщение с Дербентом, Кизляром и левым флангом линии.
В середине апреля 1844 года дагестанские отряды Шамиля под командованием Хаджи-Мурата и наиба Кибит-Магомы предприняли нападение на Кумых, но были разбиты князем Аргутинским. Русские войска захватили Даргинский округ в Дагестане и приступили к устройству передовой Чеченской линии.

В конце 1844 года на Кавказ был назначен новый главнокомандующий граф Михаил Воронцов, обладавший, в отличие от своих предшественников, не только военной, но и гражданской властью на Северном Кавказе и в Закавказье. При Воронцове военные действия в горных районах, контролировавшихся имаматом, активизировались.

В мае 1845 года российская армия несколькими крупными отрядами вторглась в пределы Имамата. Не встречая серьёзного сопротивления войска прошли горный Дагестан и в июне вторглись в Андию и атаковали аул Дарго. С 8 по 20 июля длилось Даргинское сражение. В ходе сражения русские войска понесли тяжелые потери. Хотя Дарго был взят, но, по существу, победа была пиррова. Из-за понесенных потерь русские войска были вынуждены свернуть активные операции, так что сражение у Дарго может рассматриваться как стратегическая победа Имамата.

С 1846 года на левом фланге Кавказской линии возникло несколько военных укреплений и казачьих станиц. В 1847 году регулярная армия осадила аварское село Гергебиль, но отступила из-за эпидемии холеры. Этот важный опорный пункт имамата был взят в июле 1848 года генерал-адъютантом князем Моисеем Аргутинским. Несмотря на такую потерю, отряды Шамиля возобновили свои действия на юге Лезгинской линии и в 1848 г. атаковали русские укрепления в лезгинском селе Ахты.

В 1840-е и 1850-е годы продолжалась систематическая вырубка лесов в Чечне, сопровождавшаяся периодическими боестолкновениями.

В 1852 году новый начальник Левого фланга генерал-адъютант князь Александр Барятинский выбил воинственных горцев из ряда стратегически важных селений Чечни.

Операции на Северо-Западном Кавказе

Наступление русских и казаков на черкесов началось в 1841 году созданием Лабинской линии, предложенной генералом Григорием фон Зассом. Колонизация новой линии началась в 1841-м и закончилась в 1860 году. В течение этих двадцати лет было основано 32 станицы. Они были заселены главным образом казаками Кавказского линейного войска и некоторым количеством иногородних.

В 1840-е – первой половине 1850-х годов имам Шамиль пытался наладить связи с мусульманскими повстанцами на Северо-Западном Кавказе. Весной 1846 года Шамиль предпринял бросок в Западную Черкесию. 9 тысяч воинов переправились на левый берег Терека и расположились в селах кабардинского владыки Мухаммед-Мирзы Анзорова. Имам рассчитывал на поддержку западных адыгов под предводительством Сулеймана-Эфенди. Но ни адыги, ни кабардинцы на соединение с войсками Шамиля не пошли. Имам вынужден был отступить в Чечню. На Черноморской береговой линии летом и осенью 1845 года черкесы пытались овладеть фортами Раевским и Головинским, но были отбиты.

В конце 1848 году была предпринята еще одна попытка объединить усилия Имамата и черкесов — в Черкесии появился наиб Шамиля – Мухаммед-Амин. Ему удалось создать в Абадзехии единую систему административного управления. Территория абадзехских обществ была поделена на 4 округа (мехкеме), с налогов от которых содержались отряды всадников регулярной армии Шамиля (муртазиков).

В 1849 году русскими было предпринято наступление к реке Белой с целью перенести туда передовую линию и отнять у абадзехов плодородные земли между этой рекой и Лабой, а также для противодействия Мухаммед-Амину.

С начала 1850 и до мая 1851 года Мухамед-Амину подчинились бжедуги, шапсуги, натухайцы, убыхи и несколько более мелких обществ. Были созданы еще три мехкеме – два в Натухае и один в Шапсугии. Под властью наиба оказалась огромная территория между Кубанью, Лабой и Черным морем.

Крымская война и окончание Кавказской войны на Северо-Восточном Кавказе (1853 — 1859 гг.)

Крымская война (1853 — 1856 гг.)

В 1853 году слухи о грядущей войне с Турцией вызвали подъем сопротивления горцев, которые рассчитывали на прибытие турецких войск в Грузию и Кабарду и на ослабление русских войск за счет переброски части подразделений на Балканы. Однако расчеты эти не оправдались — боевой дух горского населения заметно упал в результате многолетней войны, а действия турецких войск в Закавказье были неудачными и наладить взаимодействие с ними у горцев не получилось.

Русское командование избрало сугубо оборонительную стратегию, но расчистка лесов и уничтожение у горцев средств продовольствия продолжались, хотя и в более ограниченных масштабах.

В 1854 году командующий турецкой анатолийской армии вступил в сношение с Шамилем, приглашая его двинуться на соединение с ним со стороны Дагестана. Шамиль вторгся в Кахетию, но, узнав о приближении русских отрядов, отступил в Дагестан. Турки же потерпели поражение и были отброшены с Кавказа.

На Черноморском побережье позиции русского командования были серьезно ослаблены в связи с вводом в Черное море флотов Англии и Франции и потерей русским флотом господства на море. Оборонять форты береговой линии без поддержки флота было невозможно, в связи с чем укрепления между Анапой, Новороссийском и устьями Кубани были уничтожены, гарнизоны Черноморской береговой линии выведены в Крым. Во время войны торговля черкесов с Турцией была временно восстановлена, что позволило им продолжать сопротивление.

Но более серьезных последствий оставление причерноморских укреплений не имело, а союзное командование практически не проявляло активности на Кавказе, ограничившись  поставками воюющим с Россией черкесам оружия и военных материалов, а также переброской добровольцев. Высадка турок в Абхазии, не смотря на ее поддержку со стороны абхазского князя Шервашидзе, серьезного влияния на ход военных действий не оказала.

Перелом в ходе боевых действий наступил после вступления на престол императора Александра II (1855-1881) и окончания Крымской войны. В 1856 году командующим  Кавказским корпусом был назначен князь Барятинский, а сам корпус был усилен войсками, вернувшимися из Анатолии.

Парижский мирный договор (март 1856 г.) признал за Россией её права на все завоевания на Кавказе. Единственным пунктом, ограничивающим российское владычество в регионе, являлось запрещение содержать военный флот на Черном море и строить там прибрежные укрепления.

Завершение Кавказской войны на Северо-Восточном Кавказе

Уже в конце 1840-х годов стала проявляться усталость горских народов от многолетней войны, сказывалось то, что горское население уже не верило в достижимость победы. В Имамате росла социальная напряженность — многие горцы видели, что «государство справедливости» Шамиля держится на репрессиях, а наибы постепенно превращаются в новую знать, заинтересованную лишь в личном обогащении и славе. Росло недовольство жесткой централизацией власти в Имамате — привыкшие к свободе чеченские общества не желали мириться с жесткой иерархией и беспрекословным подчинением власти Шамиля. После завершения Крымской войны активность операций горцев Дагестана и Чечни пошла на спад.

Этими настроениями воспользовался князь Александр Барятинский. Он отказался от карательных экспедиций в горы и продолжил планомерную работу по строительству крепостей, прорубанию просек и переселению казаков для освоения взятых под контроль территорий. Для привлечения на свою сторону горцев, в том числе «новой знати» Имамата, Барятинский получил от своего личного друга императора Александра II значительные суммы. Покой, порядок, сохранение обычаев и религии горцев на подвластной Барятинскому территории позволяли горцам делать сравнения не в пользу Шамиля.

В 1856 — 1857 годах отряд генерала Николая Евдокимова выбил Шамиля из Чечни. В апреле 1859 года штурмом взята новая резиденция имама – село Ведено.

6 сентября 1859 году Шамиль сдался князю Барятинскому и был сослан в Калугу. Он умер в 1871 году во время паломничества (хаджа) в Мекку и похоронен в Медине (Саудовская Аравия). На Северо-Восточном Кавказе война закончилась.

Операции на Северо-Западном Кавказе

Русские войска развернули массированное концентрическое наступление с востока, от основанного в 1857 году укрепления Майкоп, и с севера, от Новороссийска. Военные действия велись весьма жестоко: оказавшие сопротивление аулы уничтожались, население изгонялось или переселялось на равнины.

Бывшие противники России по Крымской войне — в первую очередь, Турция и отчасти Великобритания – продолжали поддерживать связи с черкесами, обещая им военную и дипломатическую помощь. В феврале 1857 году в Черкесии высадились 374 иностранных волонтера, в основном поляков, под предводительством поляка Теофила Лапинского.

Однако обороноспособность черкесов ослаблялась традиционными межплеменными конфликтами, а также разногласиями между двумя главными лидерами сопротивления — шамилевским наибом Мухаммед-Амином и черкесским лидером Заном Сефер-беем.

Окончание войны на Северо-западном Кавказе (1859 — 1864 гг.)

На Северо-Западном боевые действия продолжались до мая 1864 года. На завершающем этапе военные действия отличались особенной жестокостью. Регулярной армии противостояли разрозненные отряды адыгов, сражавшихся в труднодоступных горных районах Северо-Западного Кавказа. Черкесские аулы массово сжигались, их жители истреблялись или изгонялись за границу (прежде всего в Турцию), отчасти переселялись на равнину. В дороге они тысячами умирали от голода и болезней.

В ноябре 1859 года имам Мухаммед-Амин признал свое поражение и присягнул на верность России. В декабре того же года внезапно скончался Сефер-бей, а к началу 1860 года Черкесию покинул отряд европейских добровольцев.

В 1860 году прекратили сопротивление натухайцы. Борьбу за независимость продолжали абадзехи, шапсуги и убыхи.

В июне 1861 года представители этих народов собрались на общее собрание в долине реки Саше (в районе современного Сочи). Ими был учрежден верховный орган власти – Меджлис Черкесии. Правительство Черкесии пыталось добиться признания своей независимости и вести с русским командованием переговоры об условиях прекращения войны. За помощью и дипломатическим признанием Меджлис обратился к Великобритании и Османской империи. Но было уже поздно, при сложившемся соотношении сил исход войны не вызывал никаких сомнений и помощи от иностранных держав не поступило.

В 1862 году великий князь Михаил Николаевич, младший брат Александра II, сменил князя Барятинского на посту командующего Кавказской армией.

Вплоть до 1864 года горцы медленно отступали все дальше на юго-запад: с равнин в предгорья, с предгорий в горы, с гор — на черноморское побережье.

Российское военное командование, используя стратегию «выжженной земли», рассчитывало вообще очистить все Черноморское побережье от непокорных черкесов, либо истребив их, либо изгнав за пределы края. Эмиграция черкесов сопровождалась массовой гибелью изгнанников от голода, холода и болезней. Многие историки и общественные деятели трактуют события последнего этапа Кавказской войны как геноцид черкесов.

21 мая 1864 года в местечке Кбаада (современная Красная поляна) в верховьях реки Мзымта торжественным молебном и парадом войск было отпраздновано окончание Кавказской войны и утверждение русского владычества на Западном Кавказе.

Последствия Кавказской войны

В 1864 году Кавказская война была формально признана завершенной, однако отдельные очаги сопротивления русским властям сохранялись до 1884 года.

За период с 1801 по 1864 год, общие потери русской армии на Кавказе составили:

  • 804 офицера и 24 143 нижних чина убитыми,
  • 3154 офицера и 61 971 нижний чин ранеными,
  • 92 офицера и 5915 нижних чинов пленными.

При этом в число безвозвратных потерь не включены военнослужащие, умершие от ран или погибшие в плену. Кроме того, число умерших от болезней в местах с неблагоприятным для европейцев климатом в три раза превышает число погибших на поле боя. Также необходимо учесть, что потери несло и мирное население, и они могут достигать нескольких тысяч убитых и раненых.

По современным оценкам, за время Кавказских войн безвозвратные потери военных и мирного населения Российской империи, понесенные в ходе военных действий, в результате болезней и гибели в плену, составляют не менее 77 тыс. человек.

При этом с 1801 по 1830 год боевые потери российской армии на Кавказе не превышали нескольких сот человек в год.

Данные о потерях горцев сугубо оценочные. Так, оценка численности населения черкесов на начало XIX века колеблются от 307 478 человек (К.Ф.Сталь) до 1 700 000 человек (И.Ф.Паскевич) и даже 2 375 487 (Г.Ю.Клапрот). Общее число адыгов, оставшихся в Кубанской области после войны, составляет около 60 тыс. человек, общее число мухаджиров — переселенцев в Турцию, на Балканы и в Сирию — оценивается в 500 — 600 тыс. человек. Но, помимо чисто военных потерь и гибели гражданского населения в годы войны, на сокращение населения влияли опустошительные эпидемии чумы в начале XIX в., а также потери в ходе переселения.

Россия ценой значительного кровопролития смогла подавить вооружённое сопротивление кавказских народов и присоединить их территории. В результате войны многотысячное местное население, не принявшее российской власти, было вынуждено покинуть родные места и перебраться в Турцию и на Ближний Восток.

В результате Кавказской войны на Северо-Западном Кавказе был почти полностью изменен этнический состав населения. Большая часть черкесов была вынуждена расселиться в более чем 40 странах мира, на родине осталось, по разным оценкам, от 5 до 10% от предвоенного населения. В значительной степени, хотя и не настолько катастрофически, изменилась этнографическая карта Северо-Восточного Кавказа, где этнические русские заселили значительные территории, очищенные от местного населения.

Огромные взаимные обиды и ненависть породили межэтническую напряженность, вылившуюся затем в межэтнические конфликты в ходе Гражданской войны, обернувшуюся депортациями 1940-х годов, из которых в значительной степени растут корни современных вооруженных конфликтов.

В 1990-х и 2000-х годах Кавказская война использовалась радикальными исламистами как идеологический аргумент в борьбе с Россией.

XXI век: отголоски Кавказской войны

Вопрос о геноциде адыгов

В начале 1990-х годов, после распада СССР, в связи с активизацией процессов поиска национальной идентичности, встал вопрос и о юридической квалификации событий Кавказской войны.

7 февраля 1992 года Верховный совет Кабардино-Балкарской ССР принял постановление «Об осуждении геноцида адыгов (черкесов) в годы русско-кавказской войны». В 1994 году Парламент КБР обратился в Госдуму РФ с вопросом признания геноцида черкесов. В 1996 году с аналогичным вопросом обратился Государственный Совет — Хасэ Республики Адыгея и Президент Республики Адыгея. С обращениями о признании геноцида черкесов со стороны России неоднократно обращались представители черкесских общественных организаций.

20 мая 2011 года парламент Грузии принял резолюцию о признании геноцида черкесов Российской империей во время Кавказской войны.

Имеется и противоположна тенденция. Так, в Уставе Краснодарского края сказано: «Краснодарский край является исторической территорией формирования кубанского казачества, исконным местом проживания русского народа, составляющего большинство населения края». Тем самым полностью игнорируется тот факт, что до Кавказской войны основным населением территории края были черкесские народы.

Олимпиада — 2014 в Сочи

Дополнительное обострение черкесского вопроса было связано с проведением зимней Олимпиады в Сочи в 2014 году.

Подробно о связи Олимпиады с Кавказской войной, позиции черкесского общества и официальных органов изложено в подготовленной «Кавказским Узлом» справке «Черкесский вопрос в Сочи: Столица Олимпиады или земля геноцида?»

Памятники героям Кавказской войны

Неоднозначную оценку вызывает установка памятников различным военным и политическим деятелям времен  Кавказской войны.

В 2003 году в городе Армавир Краснодарского края был открыт памятник генералу Зассу, которого в адыгском пространстве принято называть «коллекционером черкесских голов». Декабрист Николай Лорер писал о Зассе: «В поддержание проповедуемой Зассом идее страха на насыпанном кургане у Прочного Окопа при Зассе постоянно на пиках торчали черкесские головы, и бороды их развивались на ветру». Установка памятника вызвала негативную реакцию черкесского общества.

В октябре 2008 года в Минеральных Водах Ставропольского края  был установлен памятник генералу Ермолову. Он вызвал неоднозначную реакцию у представителей различных национальностей Ставропольского края и всего Северного Кавказа. 22 октября 2011 года неизвестные осквернили памятник.

В январе 2014 года мэрия Владикавказа заявила о планах восстановить ранее существовавший памятник российскому солдату Архипу Осипову. Ряд черкесских активистов высказались категорически против этого намерения, назвав его милитаристской пропагандой, а сам памятник – символом имперства и колониализма.

День памяти жертв Кавказской войны

21 мая официально объявлен памятным и нерабочим днем в трех кавказских республиках Российской Федерации, где черкесы являются одной из титульных наций (Адыгея, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия). В черкесских аулах Краснодарского края также отмечается этот день различными памятными мероприятиями. Правительством частично признанной республики Абхазия — 21 мая также официально объявлен государственным памятным днём скорби (до 2011 года в Абхазии она отмечалась 31 мая).

Этот памятный день также широко отмечается митингами и шествиями в странах с крупной черкесской диаспорой, таких как Турция, Германия, США, Иордания и других странах Ближнего Востока.

Российские федеральные власти в целом нейтрально относятся к тому, что местные власти республик и ряд национальных союзов («Адыгэ Хасэ» и другие) продолжают отмечать 21 мая как день траура.

Кавказская война в русской литературе

События на Кавказе в первой половине XIX века не просто совпали со становлением русской классической литературы, а в известном смысле решительным образом повлияли на это становление. Кавказская война осознавалась как явление, формирующее смещение точек зрения на свой мир и мир чужой, на друга и врага. Само промежуточное положение героя позволяет ему увидеть свой мир как не совсем свой, а мир чужой, враждебный — как не совсем враждебный и чужой. В русской «кавказской» литературе евро-центрическая модель описания своего и чужого миров перестает быть единственно возможной; авторы пытаются осмыслить и свое политическое значение в русском обществе, и саму проблему завоевания, и положение человека в мире в целом

Самой распространенной фабулой оказывается построенная на центральной ситуации плена и любви между русским и горянкой, которая является инвариантной структурой для нескольких сюжетов — ее модификаций. Она состоит из двух фабульных мотивов: мотива плена (и свободы, как антитезы) и мотива любви. От романтического «Кавказского пленника» в поэме Пушкина, через одноименную поэму Лермонтова — к реалистическому рассказу с тем же названием Льва Толстого. На втором месте — сюжет о предателе — человеке, перешедшем на службу к врагу («<Тазит>» Пушкина, «Аммалат-бек» Бестужева-Марлинского, «Хаджи-Мурат» Толстого и другие). Два этих типа сюжета, с которыми соотносятся два типа героя, как правило, пересекались, накладывались друг на друга: «предатель» Аммалат-бек становится, по сути, пленником русских (во всяком случае, именно так герой это ощущает), что в итоге действительно приводит его к трагедии.

Примечания

«Кавказская война» — самый длительный военный конфликт с участием Российской империи, затянувшийся без малого почти на 100 лет и сопровождавшийся тяжелыми жертвами как со стороны русского, так и кавказских народов. Замирения Кавказа не произошло и после того, как парад русских войск в Красной Поляне 21 мая 1864 года официально ознаменовал окончание покорения черкесских племен Западного Кавказа и завершение Кавказской войны. Вооруженный конфликт, продолжавшийся до конца XIX столетия, породил многие проблемы и конфликты, отголоски которых все еще слышны и в начале XXI века.

  1. Кавказские войны // Энциклопедический словарь. Изд. Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. СПб., 1894.
  2. Северный Кавказ в составе Российской империи. Серия Historia Rossica. М.: НЛО, 2007.
  3. Блиев М.М., Дегоев В.В. Кавказская война. М: Росет, 1994.
  4. Олейников Д. Большая война // «Родина», №1, 2000.
  5. Военная энциклопедия / Под ред. В.Ф. Новицкого и др. — СПб.: т-во И.В.Сытина, 1911—1915.
  6. Кавказские войны // Энциклопедический словарь. Изд. Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. СПб., 1894.
  7. Кавказская Война 1817-1864 гг. // ГПНТБ СО РАН.
  8. Лависс Э., Рамбо А. История XIX века. М: Государственное социально-экономическое издание, 1938.
  9. Военная энциклопедия / Под ред. В.Ф. Новицкого и др. СПб.: т-во И. В. Сытина, 1911—1915.
  10. Военная энциклопедия / Под ред. В.Ф. Новицкого и др. СПб.: т-во И. В. Сытина, 1911—1915.
  11. Записки А.П. Ермолова. М. 1868.
  12. Олейников Д. Большая война // «Родина», №1, 2000.
  13. Письмо аварских и чеченских жителей генералам Гурко и Клюки фон Клугенау о причинах выступления против русского царизма. Не позднее 3 января 1844 г. // ЦГВИА, ф. ВУА, д. 6563, лл. 4—5. Современный документу перевод с арабского. Цит. по сайту «Восточная литература».
  14. Потто В. Кавказская война. Том 2. Ермоловское время. М.: Центрполиграф, 2008.
  15. Гутаков В. Русский путь к югу. Часть 2  // Вестник Европы, №21, 2007, С. 19-20.
  16. Ислам: энциклопедический словарь / Отв. ред. С.М. Прозоров. М.: Наука, 1991.
  17. Россия в 20-е годы XVIII века // ХРОНОС – Всемирная история в интернете.
  18. Гутаков В. Русский путь к югу. Часть 2 // Вестник Европы, №21, 2007.
  19. Лисицына Г.Г. Воспоминания неизвестного участника Даргинской экспедиции 1845 г. // Звезда, № 6, 1996, С. 181-191.
  20. Олейников Д. Большая война // Родина, №1, 2000.
  21. Военная энциклопедия / Под ред. В.Ф. Новицкого и др. СПб.: т-во И. В. Сытина, 1911—1915.
  22. Военная энциклопедия / Под ред. В.Ф. Новицкого и др. СПб.: т-во И. В. Сытина, 1911—1915.
  23. Олейников Д. Большая война // Родина, №1, 2000.
  24. Россия в 50-е годы XIX века // ХРОНОС – Всемирная история в интернете.
  25. Гутаков В. Русский путь к югу. Часть 2 // Вестник Европы, №21, 2007.
  26. Олейников Д. Большая война // Родина, №1, 2000.
  27. Лависс Э., Рамбо А. История XIX века. М: Государственное социально-экономическое издание, 1938.
  28. Муханов В. Смирись, Кавказ! // Вокруг Света, №4 (2823), апрель 2009.
  29. Веденеев Д. 77 тысяч // Родина, №1-2, 1994.
  30. Патракова В., Черноус В. Кавказская война и «черкесский вопрос» в исторической памяти и мифах историографии // Научное Общество кавказоведов, 03.06.2013.
  31. Кавказская война: исторические параллели // КавказЦентр, 19.11.2006.
  32. Устав Краснодарского края. Статья 2.
  33. Лорер Н.И. Записки моего времени. М.: Правда, 1988.
  34. 21 мая День памяти и скорби – Адыгея, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия // Натпресс — http://natpressru.info/index.php?newsid=5528
  35. День памяти махаджиров отмечается в Абхазии 21 мая // Апсныпресс, 20 Мая 2016 года
  36. Кавказская война в русской литературе 1820-1830-х годов. Архиреев М.В. Диссертация — https://www.dissercat.com/content/kavkazskaya-voina-v-russkoi-literature-1820-1830-kh-godov.
  37. Кавказская фабула в русской литературе XIX — XX веков. Степанова Е. А. Диссертация — https://www.dissercat.com/content/kavkazskaya-fabula-v-russkoi-literature-xix-xx-vekov
  38. Кавказская война в русской литературе 1820-1830-х годов. Архиреев М.В. Диссертация — https://www.dissercat.com/content/kavkazskaya-voina-v-russkoi-literature-1820-1830-kh-godov

РСМД :: ИГ в Афганистане: реальная угроза для региона?

На рубеже 2014–2015 гг. информационные сети ИГИЛ заполнили сообщения, в которых представители различных исламистских боевых групп и движений в Азии и Африке провозглашали образование новых провинций «халифата». В январе 2015 г. прозвучала присяга представителей крупнейшего регионального военно-политического исламистского объединения Южной и Центральной Азии, главного союзника «Аль-Каиды» в регионе — движения талибов. Какова степень вовлеченности ИГ в собственно внутренний афганский конфликт и где простираются границы ее влияния на ситуацию?

На рубеже 2014–2015 гг. информационные сети террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» заполнили сообщения, в которых представители различных исламистских боевых групп и движений в Азии и Африке приносили клятву верности ее лидеру Абу Бакру аль-Багдади и провозглашали образование новых провинций (вилайятов) «халифата» за пределами Ирака и Сирии (1;2). На волне страха и восхищения, вызванной триумфальным шествием сторонников ИГ в 2014 г. (взятие Мосула и Тикрита в Ираке, Ракки в Сирии), следовавшие одно за другим признания имели своей целью доказать всему миру, что отныне ИГ представляет собой силу глобального масштаба, сопоставимую и даже превосходящую ранее гипертрофированно демонизированную в публичном и экспертном пространстве «Аль-Каиду».

В январе 2015 г. прозвучала долгожданная присяга (байа) представителей крупнейшего на сегодняшний день регионального военно-политического исламистского объединения Южной и Центральной Азии, главного союзника «Аль-Каиды» в регионе — движения талибов. Несколько месяцев упорной работы эмиссаров самопровозглашенного халифа и переговоров с лидерами талибов увенчались успехом и созданием нового оплота ИГ. Учитывая недавнюю историю региона АфПак (Афганистан и Пакистан) и роль, сыгранную в ней талибами, трудно переоценить последствия создания такого альянса и открывающиеся в связи с этим перспективы для государств Центральной и Южной Азии, а также всей системы региональной безопасности. Каковы мотивы, инструменты и условия участия ИГ в процессах на территории Афганистана? Какова степень вовлеченности этой организации в собственно внутренний афганский конфликт и где простираются границы ее влияния на ситуацию?

Провинция Хорасан: что это и как оно работает?

О создании провинции (вилайята) «Исламского государства» Хорасан [1] было объявлено 26 января 2015 г. С того момента прошло более полутора лет, но все это время вилайят оставался явлением в большей степени виртуальным (1;2). Ключевая причина — односторонний пропагандистский характер действий по его созданию и поддержанию, т.к. оно было сформулировано и тиражировалось преимущественно «центральным» пропагандистским аппаратом ИГ, а не самим местным филиалом. Гомогенная провинция Хорасан — это то, как видят в Ракке и Мосуле свое присутствие в соседнем регионе в целях решения проблем в Сирии и Ираке, но это видение не учитывает ни местных особенностей, ни расколов, существующих в местных обществах. При этом объединительный посыл, заложенный в идею о создании единой провинции в столь широких географических рамках, далеко не полностью поддерживается и разделяется даже теми апологетами исламизма в регионе, которые объявили о своей лояльности ИГ.

Так, продиктованный из Ракки идеологический конструкт не обладал безусловной поддержкой среди сил ИГ в регионе. Сторонников универсалистской и до предела упрощенной идеологии «Исламского государства» [2] разделяло отсутствие языковой общности, единой актуальной повестки, авторитетной платформы для коммуникации и согласования стратегии совместных действий на местном уровне. Можно с уверенностью говорить, что каждая из разбросанных по столь обширным пространствам групп сегодня имеет куда больше общего с Мосулом и Раккой, чем с временными ставками правителя (эмира) Хорасана или же друг с другом.

По своей сути вилайят Хорасан на данном этапе представлял собой разветвленную сеть крайне неоднородных, разбросанных по большой территории и потому в значительной степени автономных ячеек, у каждой из которых были собственные мотивы и цели для сотрудничества с «Исламским государством». Формальное руководство и координация их деятельности осуществлялась Советом (шура) на децентрализованной основе. Предположительно, управляющие институты и ставка располагались на северо-западе Пакистана, где государственная власть присутствует лишь формально, а  местные племенные и иные объединения вполне договороспособны и благорасположены к любому, кто готов оплатить свое присутствие на их земле. Активно заявляя о себе с помощью террористических актов и перманентных диверсий, структуры ИГ, тем не менее, не обладали достаточными силами для самостоятельного захвата крупных территорий ни в Афганистане, ни в Пакистане. Несмотря на это, их влияние и присутствие оказались заметны в некоторых афганских провинциях (Нангархар и Кунар), где позиции талибов ослабли под давлением правительственных сил с одной стороны и междоусобиц внутри собственного лагеря с другой. Вопреки заявлениям пакистанских военных [3], в течение длительного времени отрицавших сей факт, рекрутинговые и пропагандистские команды ИГ развернули свою деятельность не только на северо-западе, но и в других частях страны, воспользовавшись пассивностью властей и благоприятствующей фрагментацией в рядах местных исламистов.

Главное достоинство Хорасанской шуры для центрального руководства ИГ — ее мобилизационный ресурс, а именно — способность привлечь и поставить под ружье большое количество опытных обстрелянных бойцов (ветеранов афганских войн), обладающих всеми навыками, необходимыми для ведения не только долгосрочной партизанской войны, но и крупномасштабных боевых действий. Для их доставки в Ирак и Сирию в 2014–2015 гг. были аккумулированы значительные организационные ресурсы и созданы маршруты транспортировки через страны Центральной Азии (из Афганистана) и Персидского залива (из Пакистана) [4]. Переняв многое из наработок «Аль-Каиды» и привлекая ее кадры, региональные операторы ИГ сделали акцент на воссоздание собственной логистической системы.  

Не имея возможности соперничать на равных с талибами, структуры ИГ в регионе оказались неспособны с той же эффективностью поставить себе на службу локальные институты теневой экономики, в т.ч. региональные контрабандистские сети, и аккумулировать в сопоставимых объемах доходы от производства и транзита наркотиков, торговли оружием и продовольствием. В этой связи выстроилась непреодолимая в обозримой перспективе финансовая зависимость от оплота ИГ в Ираке и Сирии, чей бюджет и стал главным (если не единственным) источником средств для функционирования вилайята Хорасан как мобилизационной и организационной системы.    

Афганцы в Ираке и Сирии под знаменами ИГ и его врагов

Вплоть до осени 2015 г. и начала 2016 г. одним из главных лейтмотивов призыва (да’ава) «Исламского государства» было обоснование необходимости и целесообразности консолидации сторонников и ресурсов на территории Ирака и Сирии, где тогда развернулся главный фронт борьбы за построение «нового истинного» халифата. Идеологи и пропагандисты ИГ ставили цель максимально нарастить военную мощь организации и закрепиться в самом сердце арабского мира. Ценой ослабления своих позиций на второстепенных направлениях, к которым в тот момент можно было отнести и «хорасанский фронт мирового джихада», руководство ИГ рассчитывало получить военное превосходство в борьбе с иракскими и сирийскими правительственными войсками за счет притока опытных военных кадров из зоны афганского конфликта. За это время через Иорданию, Турцию и Ливан вместе с сотнями новобранцев из различных стран мира для защиты оплота ИГ прибыли (совершили хиджру), по разным оценкам (1;2), несколько сотен или даже тысяч представителей этнических групп, проживающих на территории центральноазиатских государств, Афганистана, Пакистана (таджики, узбеки, пуштуны).

После того как активная фаза крупномасштабной операции российских ВКС и регулярной сирийской арабской армии в Сирии с одной стороны и действия иракских проправительственных сил и международной коалиции в Ираке с другой начали приносить свои плоды, тон и мотив призыва руководителей ИГ трансформировались вслед за изменениями на карте боевых действий. Новая глобальная стратегия ИГ включала в себя принцип участия в джихаде посредством свершения активных действий по месту пребывания, т.е. без совершения хиджры, переселения на земли халифата (1;2). Помощь локальным общинам и активистам в организации борьбы и совершенствовании ее методов на местах могли и должны были оказать ветераны боевых действий в Ираке и Сирии, обладавшие реальными навыками и опытом боев, а также должной идеологической подготовкой и правильной мотивацией. В связи с этим начался отток тех, кто прибыл в сирийско-иракскую зону боев в 2014–2015 гг., включая афганцев, в родные им страны. Превращение региональных филиалов организации, первоначально созданных как пропагандистские или мобилизационные пункты, в реально функционирующие и воюющие «отряды халифата», как ожидается, должно изменить ход и правила войны, которую ведет ИГ, сделав ее воистину глобальной и повсеместной. При этом не стоит исключать и того, что действия некоторой части руководства ИГ, представленной преимущественно не сирийцами и иракцами, преследуют цель подготовить запасные районы для развертывания/отступления в случае потери главных сил организации в Сирии и Ираке. 

Наметившийся обратный транзит бойцов не только способен в корне поменять сущность и значение хорасанского вилайята, изменить тактику и стратегию ИГ в Афганистане и Пакистане, но непременно скажется на положении афганских отрядов (катаибов) в Ираке и Сирии. Афганские подразделения ввиду языковой обособленности не принимали в свой состав арабов, если в этом не было особой необходимости. Без постоянной подпитки соплеменниками и подкреплений с родины из-за последовательного ожесточения боевых действий и роста потерь в 2016 г. они столкнулись с проблемой сохранения своей эффективности и боеспособности.

Примечательно то, что на территории Сирии и Ирака в составе вооруженных отрядов шиитской милиции, выступающей на стороне суверенных правительств этих стран в их борьбе против ИГ, также воюют добровольцы из Афганистана. По некоторым свидетельствам, далеко не все афганские «наемники», как их часто называют пропагандистские структуры ИГ, — шииты, защищающие лишь шиитские святыни и население от уничтожения экстремистами ИГ. Некоторую их часть составляют мусульмане-сунниты, а также последователи крупных суфийских братств, присутствие и влияние которых исторически распространяется далеко за пределами Ближнего Востока. Угроза, которую представляет собой деятельность поборников Абу Бакра аль-Багдади, сплотила представителей различных групп населения Афганистана и мотивировала их к совместным организованным действиям за пределами своей страны и региона АфПак. Наблюдаемое в этом случае активное участие афганцев-суннитов в военно-политических процессах на Ближнем Востоке — не только под эгидой международных исламистских террористических движений, но и в стане их противников —  видится новым и потому в некотором роде уникальным явлением, продемонстрировавшим характер реакции афганского сообщества на вызов со стороны ИГ. Так, идеология ИГ не видится ни единственной, ни даже доминирующей в идейном пространстве и политическом дискурсе афганцев. В свою очередь, существующие в Южной и Центральной Азии религиозные идентичности и апеллирующие к ним альтернативные политические и религиозно-политические концепции (в т.ч. фундаменталистские), опираясь на традиционные или выстроившиеся в последние десятилетия институты, также успешно служат основой для мобилизации населения и ограничения влияния внешних по своей природе сил.  

Во время предыдущих иракских войн (1990–1991 и 2003–2004 гг.) выступления в Пакистане (преимущественно последователей суфийских братств), вызванные мусульманской солидарностью и стремлением защитить исламские святыни Ирака, ограничились лишь протестными демонстрациями с антиамериканской и «просаддамовской» риторикой, сбором средств и оказанием финансовой помощи иракским общинам, пострадавшим от войны [5]. Но в нынешних условиях пред лицом ИГ, которое интерпретируется как безусловная угроза, афганские религиозные элиты перешли от слов к делу и приняли непосредственное участие в борьбе с ней уже на территориях Ирака и Сирии.

Каковы же эти новые условия? Наиболее важным здесь видится новый уровень зрелости афганских и пакистанских политических организаций. Они опираются на религиозно-политический дискурс и стремятся с его помощью аккумулировать массовую поддержку. Они действуют в регионе АфПак, но при этом не только стремятся предложить населению решение локальных и региональных проблем, но также претендуют на роль проводника исторически изолированного местного мусульманского сообщества в большой современный мир. Речь идет как минимум о трех группах акторов. Во-первых, радикальные исламистские сетевые структуры, а именно — «Аль-Каида», апеллирующая к суннитскому большинству с позиций исламизма и исламского фундаментализма. Во-вторых, политические структуры, произрастающие из южноазиатских школ мусульманских богословов и суфийских тарикатов деобанди и барелви. Именно последователи деобанди наполнили идейным и духовным содержанием движение талибов в 1990-х гг. [6], а барелви, в свою очередь, имеют тесную связь с Ираком, где расположены имеющие сакральное значение для их последователей захоронения авторитетов и духовных наставников [7]. В-третьих, шиитские политические организации, так или иначе зависимые от Ирана и находящиеся в сфере религиозного и политического влияния Кума и Тегерана. 

Необходимо отметить новый уровень посредничества со стороны Ирана как важного условия в увеличении степени вовлеченности афганцев в борьбу против ИГ на территории как Сирии и Ирака, так и собственно Афганистана и Пакистана. Сегодня Исламская Республика Иран обладает большим авторитетом и арсеналом инструментов для проецирования собственного влияния в соседних регионах. В последние годы Тегеран создал себе репутацию непримиримого и наиболее стойкого противника ИГ в исламском мире. Как ни парадоксально, укреплению этого образа способствует пропаганда самого «Исламского государства», представляющая именно шиитов и «сефевидское государство» (так именуется ИРИ) своим главным врагом внутри мусульманской общины (уммы).

«С миру по нитке»: кто воюет на стороне ИГ в Афганистане и Пакистане?

Большинство из полевых командиров талибов, присягнувших на верность Абу-Бакру аль-Багдади в 2014–2015 гг., оказались представителями пакистанского ответвления талибов — «Движения Талибан в Пакистане» (Техрик-и-Талибан Пакистан). Тем не менее состав сторонников ИГ в регионе не исчерпывается лишь пакистанскими пуштунами, составляющими значительную часть членов ТТП. Смерть муллы Омара и преждевременная гибель его преемника Мухаммеда Мансура в 2016 г.  вызвали смуту внутри афганских талибов как раз в период активного восхождения «Исламского государства» и способствовали последовательной фрагментации Талибана в целом и созданию благоприятных условий для оттока его региональных лидеров и функционеров под знамена ИГ. Опорой последнего стали крайние радикалы, противники политического урегулирования афганского и пакистанского кризисов. К ним присоединились и те, кто посчитал себя обделенным и лишенным каких-либо перспектив в новой конфигурации власти и управления при новом эмире — маулави Хайбатулле Ахундзаде.

Однако стоит отметить, что лояльность пуштунских лидеров всегда носила относительный характер. Даже заявляя о своей приверженности идеалам «Исламского государства» и верности его политического курса, они не порывают с Талибаном и некоторыми местными акторами «Аль-Каиды», — не торопятся разрывать сложившиеся связи так, как это было сделано Абу-Бакром аль-Багдади в Ираке и Сирии.

Одними из первых под влияние ИГ попали отряды, состоящие из представителей этнических меньшинств (узбеков, таджиков, уйгуров), оказавшихся в Пакистане в 2003–2004 гг. после крупномасштабного отступления талибов, вызванного вторжением американских войск в Афганистан [8]. Участники бывшего «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ) и «Исламского движения Туркестана» (ИДТ) на протяжении всех этих лет, хоть и базировались в Вазиристане, имели тесные связи с «Аль-Каидой» и иррегиональными международными исламистскими структурами. Испытывая на себе последствия комплекса жертвы «пуштунского шовинизма», царящего в Талибане, они сравнительно легко пошли на сотрудничество с ИГ и оказались ядром той самой когорты, которая была мобилизована для участия в боевых действиях в Ираке и Сирии. В течение многих лет оторванные от родных земель они являются универсальным инструментом и главным активом, который может быть использован с одинаковой эффективностью как в АфПаке, так и на Ближнем Востоке и в Центральной Азии.

На данном этапе ИГ не удалось искоренить взаимное недоверие между своими реальными и потенциальными сторонниками, ранее принадлежавшими к афганскому или пакистанскому Талибану. Не нашлось механизмов преодоления межплеменного соперничества внутри пуштунского этноса, искоренения общего недоверия к пуштунам со стороны представителей других этнолингвистических групп [9]. В принципе, такая задача и не ставилась центральным руководством в Ракке перед своими агентами в Хорасане, что в очередной раз доказывает второстепенный характер данного направления деятельности ИГ и заметно сокращает вероятность его органичной включенности в местные конфликты и систему взаимоотношений. Мобилизационные, организационные и иные механизмы, продемонстрировавшие свою эффективность в Ираке и Сирии, в арабской сообществе оказались неприменимы в условиях южно- и центральноазиатских реалий, поэтому появление массового организованного движения, аналогичного существующему на арабских землях, здесь оказалось невозможно.

«Бумажный тигр», который выгоден всем

Тем не менее присутствие ИГ в Афганистане именно в иллюзорном виде соответствует интересам практически всех региональных акторов. Для сторонников центрального правительства внимание мировой общественности ко всему, что связано с «Исламским государством», в настоящий момент является действенным подспорьем к привлечению дополнительной помощи для борьбы с Талибаном — куда более реальной и понятной угрозой для кабульского режима. В свою очередь, талибы, разделенные и фрагментированные ввиду сложившегося кризиса политического лидерства и эффективного управления, хоть и находятся по многим направлениям в конфликтных отношениях с ИГ, выигрывают от его террористической деятельности. Готовность ИГ брать ответственность даже за террористические акты и диверсии, которые они не совершали, развязывают руки лидерам талибов в их «местнической дипломатии» с локальными элитами и правительствами Афганистана и Пакистана без реального отказа от эффективного применения силы и насилия. Не имея за собой в регионе реальных экономических и социально-политических институтов и значительных военных ресурсов, «Исламское государство» не способно составить конкуренцию талибам, да и многим другим политическим силам, в их борьбе за власть и доминирование в Афганистане. Тем не менее сам факт присутствия продолжает позволять Ракке получать от Афганистана то, что ей было нужно от него всегда, — репутационные дивиденды от проецирования своего влияния и человеческие ресурсы для ведения войны на других направлениях «глобального джихада», в том числе в Европе.

Исходя из того, что в рядах и сторонников, и противников ИГ в Ираке и Сирии числится немало уроженцев АфПака и Центральной Азии, проблема «Исламского государства» для афганцев имеет больше, чем одно измерение. Более того, война с ИГ или против него представляет собой для многих рядовых афганцев еще один путь выхода из замкнутого круга перманентной конфликтности и нескончаемых гражданских войн, разрушивших государство и экономику этой страны. Тысячи афганских беженцев и переселенцев присоединились к потоку мигрантов из Азии и Африки в Европу в поисках лучшей жизни, используя в своих личных целях фактор присутствия ИГ в Афганистане для легитимизации корыстных по своей природе, но вполне естественных в сложившихся условиях намерений переселиться в развитые западные страны.

Таким образом, сколь иллюзорной и малосодержательной, никак не учитывающей местных условий и специфики, ни была бы деятельность ИГ в Афганистане в обозримый период, стоит признать и учитывать, что она органично удовлетворяет потребности широкого круга сторон и потому остается востребованной и жизнеспособной в своей гибридной форме в среднесрочной перспективе.

1.     Границы провинции Хорасан охватывают территории Афганистана и Пакистана, прилегающие районы Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана, западный регион Китая (СУАР), северные штаты Индии (Джамму и Кашмир) и Бангладеш.

2.     Подробнее см.: Bunzel C. From Paper State to Caliphate: The Ideology of the Islamic State // The Brookings Project on U.S. Relations with the Islamic World. Analysis Paper. 19 March 2015.

3.     Rafiq A. Op. cit.

4.     Zahid F., Khan M.I. Prospects for the Islamic State in Pakistan // Current Trends in Islamist Ideology. 1 April 2016.

5.     Кепель Ж. Джихад. Экспансия и закат исламизма. М.: Ладомир, 2004. С. 218-219.

6.     Подробнее см.: Behuria A.K. Sects Within Sect: The Case of Deobandi–Barelvi Encounter in Pakistan // Strategic Analysis. 2008. Vol. 32. Iss. 1. Pp. 57-80; Masooda B. Rational Believer: Choices and Decisions in the Madrassas of Pakistan. Cornell University Press, 2012.

7.     Ahl al-Sunnah wa’l-Jamaah // The Oxford Dictionary of Islam / ed. by J. L. Esposito. Oxford University Press, 2003 [Online edition].

8.     Zahid F., Khan M.I. Op. cit.

9.     Op. cit. // Sahifa At-Takrir. 23 June 2015.

Мемориал — События

Публичная оферта о заключении договора пожертвования

Договор

о благотворительном пожертвовании

(публичная оферта)

г. Москва 1 апреля 2017 г.

Международная общественная организация «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», в лице Исполнительного директора Жемковой Елены Борисовны, действующей на основании Устава, именуемая в дальнейшем «Благополучатель», настоящим предлагает физическим лицам или их представителям, именуемым в дальнейшем «Благотворитель», совместно именуемые «Стороны», заключить Договор о благотворительном пожертвовании на нижеследующих условиях:

1.Общие положения о публичной оферте

1.1. Данное предложение является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 статьи 437 Гражданского Кодекса РФ.

1.2. Акцептом настоящей оферты является осуществление Благотворителем перечисления денежных средств на расчётный счёт Благополучателя в качестве благотворительного пожертвования на уставную деятельность Благополучателя. Акцепт данного предложения Благотворителем означает, что последний ознакомился и согласен со всеми условиями настоящего Договора о благотворительном пожертвовании с Благополучателем.

1.3. Оферта вступает в силу со дня, следующего за днём её публикации на официальном сайте Благополучателя www.memo.ru , именуемом в дальнейшем «Сайт».

1.4. Текст настоящей оферты может быть изменен Благополучателем без предварительного уведомления и действует со дня, следующего за днём его размещения на Сайте.

1.5. Оферта действует до дня, следующего за днем размещения на Сайте извещения об отмене Оферты. Благополучатель вправе отменить Оферту в любое время без объяснения причин.

1.6. Недействительность одного или нескольких условий Оферты не влечёт недействительности всех остальных условий Оферты.

1.7. Принимая условия данного соглашения, Благотворитель подтверждает добровольный и безвозмездный характер пожертвования.

2.Предмет договора

2.1. По настоящему договору Благотворитель в качестве благотворительного пожертвования перечисляет собственные денежные средства на расчётный счёт Благополучателя, а Благополучатель принимает пожертвование и использует на уставные цели.

2.2. Выполнение Благотворителем действий по настоящему договору является пожертвование в соответствии со статьей 582 Гражданского кодекса РФ.

3.Деятельность Благополучателя

3.1. Целью деятельности Благополучателя в соответствии с Уставом является::

— содействие в построении развитого гражданского общества и демократического правового государства, исключающего возможность возврата к тоталитаризму;

— формирование общественного сознания на основе ценностей демократии и права, преодоление тоталитарных стереотипов и утверждение прав личности в политической практике и общественной жизни;

— восстановление исторической правды и увековечение памяти жертв политических репрессий тоталитарных режимов;

— выявление, обнародование     и критическое осмысление информации о нарушениях прав человека тоталитарными режимами в прошлом и прямых и косвенных последствиях этих нарушений в настоящем;

— содействие полной и гласной моральной и юридической реабилитации лиц, подвергшихся политическим репрессиям, принятию государственных и других мер по возмещению нанесенного им ущерба и предоставлению им необходимых социальных благ.

3.2. Благополучатель в своей деятельности не имеет целью извлечение прибыли и направляет все ресурсы на достижение уставных целей. Бухгалтерская отчетность Благополучателя ежегодно проходит аудиторскую проверку. Благополучатель публикует информацию о своей работе, целях и задачах, мероприятиях и результатах на сайте www.memo.ru и в других открытых источниках.

4. Заключение договора

4.1. Акцептовать Оферту и тем самым заключить с Благополучателем Договор вправе только физическое лицо.

4.2. Датой акцепта Оферты и соответственно датой заключения Договора является дата зачисления денежных средств на банковский счёт Благополучателя. Местом заключения Договора считается город Москва Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 434 Гражданского кодекса Российской Федерации Договор считается заключенным в письменной форме.

4.3. Условия Договора определяются Офертой в редакции (с учётом изменений и дополнений), действующей (действующих) на день оформления платёжного распоряжения или день внесения им наличных денег в кассу Благополучателя.

5. Внесение пожертвования

5.1. Благотворитель самостоятельно определяет размер суммы благотворительного пожертвования и перечисляет его Благополучателю любым платёжным методом, указанным на сайте www.memo.ru на условиях настоящего Договора.

5.2. При перечислении пожертвования путём оформления списания с банковского счёта в назначении платежа следует указать «Пожертвование на уставную деятельность».

6. Права и обязанности сторон

6.1. Благополучатель обязуется использовать полученные от Благотворителя по настоящему договору денежные средства строго в соответствии с действующим законодательством РФ и в рамках уставной деятельности.

6.2.  Благотворитель даёт разрешение на обработку и хранение персональных данных, используемых Благополучателем исключительно для исполнения указанного договора.

6.3. Благополучатель обязуется не раскрывать третьим лицам личную и контактную информацию Благотворителя без его письменного согласия, за исключением случаев требования данной информации государственными органами, имеющими полномочия требовать такую информацию.

6.4. Полученное от Благотворителя пожертвование, по причине закрытия потребности частично или полностью не израсходованное согласно назначению пожертвования, указанному Благотворителем в платежном поручении, не возвращается Благотворителю, а перераспределяется Благополучателем самостоятельно на другие актуальные программы.

6.5. Благополучатель имеет право извещать Благотворителя о текущих программах с помощью электронных, почтовых и СМС-рассылок, а также с помощью телефонных обзвонов.

6.6. По запросу Благотворителя (в виде электронного или обычного письма) Благополучатель обязан предоставить Благотворителю информацию о сделанных Благотворителем пожертвованиях.

6.7. Благополучатель не несет перед Благотворителем иных обязательств, кроме обязательств, указанных в настоящем Договоре.

7.Прочие условия

7.1. В случае возникновения споров и разногласий между Сторонами по настоящему договору, они будут по возможности разрешаться путем переговоров. В случае невозможности разрешения спора путем переговоров, споры и разногласия могут решаться в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации в судебных инстанциях по месту нахождения Благополучателя.

8.Реквизиты сторон

БЛАГОПОЛУЧАТЕЛЬ:

Международная общественная организация «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»
ИНН:    7707085308
КПП:    770701001
ОГРН:    1027700433771
Адрес:127051, Москва, Малый Каретный переулок, д.12,
Электронный адрес: [email protected]
Банковские реквизиты:
Международный Мемориал
Расчетный счет:    40703810738040100872
Банк:    ПАО СБЕРБАНК  г.МОСКВА
БИК:    044525225
Корр. счет:    30101810400000000225

Грозят ли столкновения в арабских странах перейти в стадию гражданской войны? Об этом говорят востоковеды-африканисты Алексей Подцероб и Баграт Сейранян и журналист Илья Барабанов

Владимир Кара-Мурза: Президент России Дмитрий Медведев в четверг провел телефонный разговор со своим египетским коллегой Хосни Мубараком. Об этом говорится в сообщении пресс-службы Кремля. Российский лидер в ходе беседы «выразил пожелание и надежду, чтобы нынешний непростой период в жизни дружественного Египта был в скором времени преодолен путем мирного и в правовых рамках урегулирования имеющихся проблем». При этом Медведев отметил важность обеспечения безопасности посольства и граждан России в Каире и высказал Мубараку признательность за меры, предпринятые египетским руководством в этой связи. В столице Египта в четверг снова вспыхнули ожесточенные столкновения сторонников и противников правящего режима.
На центральной площади Каира Тахрир происходят уличные сражения, в ходе которых участники беспорядков забрасывают друг друга камнями и дымовыми шашками, слышны выстрелы. Армия Египта пока сохраняет нейтралитет. Накануне в ходе столкновений на площади, по разным данным, погибли от пяти до пятнадцати человек, от 900 до 1 500 получили ранения.
В четверг в Египте арестованы десятки иностранных журналистов, в том числе шеф каирского бюро и фотограф Washington Post, двое журналистов New York Times и трое корреспондентов межарабского телеканала Al Jazeera. В Египте десятый день проходят демонстрации протеста с требованиями отставки президента страны Хосни Мубарака. О том, грозят ли столкновения в арабских странах перейти в стадию гражданской войны, мы сегодня говорим с Алексеем Подцеробом, востоковедом, бывшим послом России в Ливии и Тунисе и Багратом Сейраняном, заведующим сектором истории и политических проблем отдельных арабских стран Института востоковедения Российской академии наук. Каковы, по-вашему, основные причины нынешних событий на арабском Востоке?

Алексей Подцероб: Есть причины, которые, с моей точки зрения, находятся на поверхности. Это первое самое, то, что служит спусковым устройством для всяких взрывов – это очень большая доля безработных среди выпускников высших учебных заведений. Так было в Тунисе, так в меньшей степени происходит в Египте. Этот же фактор оказывает влияние на ситуацию в других арабских странах, и в Алжире, и в какой-то степени в Иордании и так далее. Но есть более глубокие причины недовольства, второй уровень, второй этаж подземный. Недовольство людей существующей ситуацией – отсутствие быстрых социальных перемен, нищета, бедность, коррупция, все это, конечно, создает взрывной потенциал. Но есть и третий этаж, и вот этот третий этаж является, на мой взгляд, новым. Понимаете, сейчас в арабских странах появилось новое поколение. Новое поколение – это молодежь, это люди, которые хорошо информированы о происходящем в окружающем мире. Радио, телевидение, Интернет в какой-то степени. Это люди, у которых другое сознание, они не хотят быть подданными, они хотят быть гражданами. Они хотят сами решать те проблемы, которые стоят перед их страной. Их не устраивает авторитаризм правящих режимов, у них нет патерналистских настроений, они не считают руководителей своих стран отцами нации. Но здесь есть один очень крупный подводный камень. Понимаете, таковы настроения молодого поколения. Но ведь существуют и более старшие поколения, поколения, которые привыкли к патернализму, привыкли к тому, что все решают руководители страны, которые в общем-то прожили всю свою жизнь при авторитарных режимах и ничего против этого не имеют. И вот здесь возникает разрыв между чаяниями нового поколения и чаяниями старых поколений. Поэтому неслучайно, что и в Египте происходят столкновения между сторонниками и противниками Мубарака, что и в Тунисе до сих пор не успокоился окончательно, опять же столкновения между сторонниками Бен Али и теми, кто добивался его свержения. Вот так, на мой взгляд, выглядит в общих чертах ситуация в арабском мире.

Владимир Кара-Мурза: К нашему разговору подключился Илья Барабанов, заместитель главного редактора журнала «Нью Таймс», который только что вернулся из Египта. Какова была ситуация в столице страны на момент, когда вы оттуда уезжали?

Илья Барабанов: Вы знаете, в Каире сохраняется напряженная ситуация. Сегодня город вроде бы наконец занимают военные, а вчера и на протяжении всей прошлой ночи в городе шли уличные бои, они разворачивались буквально на наших глазах, под окнами в том числе нашей гостиницы. Сторонники и противники Мубарака закидывали друг друга камнями, какими-то кусками мостовой, «коктейлями Молотова». Все это, честно говоря, очень напоминало начало гражданской войны. И весь вопрос, который задавали и те, кто находится там, и журналисты, и аналитики: чью сторону наконец займет армия и в какую сторону повернет этот поворот.

Владимир Кара-Мурза: Какие, по-вашему, политические силы способны придти к власти на смену Хосни Мубараку?

Баграт Сейранян: Дело в том, что пока вероятность прихода новых политических сил находится под большим вопросом. Мне бы хотелось, во-первых, добавить к тому, что было сказано, о глубинных причинах нынешнего восстания. Тут очень большую роль играет демография. У нас не учитывается такой фактор, как демографический. А в Египте прирост населения составляет миллион человек в год, государство способно включить в активную экономическую жизнь примерно 150 тысяч человек. Вот первый период Мубарака был очень успешным именно потому, что он предпринял отчаянные усилия по борьбе с этим демографическим взрывом. Его деятельность была даже оценена Организацией Объединенных Наций. Он получил специальный приз. Правительству удалось снизить рост населения с 3% до 2,1%. Но этого оказалось недостаточно, потому что такие жесткие меры, как в Китае, в Египте невозможно было ввести в этой сфере.
Второе, о чем бы мне хотелось сказать: в Египте очень показательны выборы, которые проходят в парламент. И последние выборы прошли совсем недавно. И их результаты очень поучительны. Два раунда было – 28 ноября и 5 декабря прошлого года, то есть совсем недавно. Они показали, что власти значительно ослабили свое влияние на страну и в том числе и на политическую элиту страны. Я приведу только несколько цифр, которые будут об этом свидетельствовать. На прошлых выборах в 2005 году правящая партия получила в парламенте 75% голосов, а оппозиция 25. Тут какой-то хотя бы баланс был сохранен. На последних выборах правящая партия получила львиную долю – более 96%. Вся оппозиция всего 3,5% голосов. Ясно было, что это выборы сфальсифицированные и они не отражают реального соотношения сил в политической расстановке сил в стране. И это вызвало острое недовольство. И самое интересное, что это недовольство было направлено против двух лиц – против сына Мубарака Гамаля Мубарака, который претендовал реально заменить своего отца на высшем государственном посту и второго деятеля партии председателя организационного комитета, который руководил этими выборами. Они показали, что реального подсчета не было. Подсчет был такой, по такому принципу: важно не как голосовали, а важно, как считали. Это вызвало, это не единственная причина, но это привело к постепенному росту недовольства. Такой легкий ропот стал перерастать в более серьезное недовольство.
И конечно, тут было отмечено очень большое количество среди молодежи, которая получила высшее образование. Это действительно так. Но это было одной из форм ослабления давления. Потому что правительство, в Египте было открыто около 15 новых университетов, страна с университетскими традициями, как известно. Расчет был построен на то, что эти поколения, которые будут учиться, они временно будут отвлечены от политики. Но это обернулось тем, что через пять лет людей с дипломами стало значительно больше. Так что это причина.

Владимир Кара-Мурза: Надежда Кеворкова, независимый журналист, находящаяся в Каире, констатирует постепенную нормализацию положения.

Надежда Кеворкова: По сравнению со вчерашним днем, когда было хаотическое движение, когда на площадь пустили очень много «сторонников» Мубарака, очень много провокаторов, которые буквально провоцировали взаимные стычки. Сегодня на площади Тахрир спокойная обстановка, очень все по-деловому. Люди понимают, зачем они здесь, что они обороняют. Они политически, что называется, за эти сутки очень выросли. Правительство Египта полагало, что за 30 лет такого странного консервирования нации можно сделать так, что вообще политических интересов ни у кого не будет и все будет в каком-то политическом тумане. Любой человек, который пришел сегодня на площадь Тахрир, увидел политический рост нации. Это нация, которая понимает, чего она хочет, зачем она вышла на площадь, против чего она. Они все это умеют сформулировать, они говорят открыто. У них очень ясное видение проблемы. Там есть удивительное, прекрасное единство левых и мусульман. Мы видим потрясающее совершенно единение христиан и мусульман. Это все очень открыто демонстрируется на протяжении всех этих дней и сегодня тоже.

Владимир Кара-Мурза: Мы только что выслушали Надежду Кеворкову. А каково было все эти дни отношение в Египте к иностранным журналистам?

Илья Барабанов: Вы знаете, было такое очень двойственное отношение. Потому что с одной стороны все встреченные нами люди интересовались, откуда мы, и вот отношение к американцам особенно, оно у населения, честно говоря, негативное. Когда люди узнавали о том, что мы из России, что мы из Москвы, настрой резко менялся. К России в Египте относятся как-то очень тепло, видимо, в связи с тем периодом, когда Египет был в зоне советского влияния, и в связи с тем, что тысячи наших туристов ежегодно посещают эту страну. Поэтому россиянам в Египте сейчас безопаснее, чем и европейцам, и тем более гражданам Соединенных Штатов Америки. Это я говорю о Каире. Когда мы выезжали в Александрию, например, все-таки немного египетская провинция, хотя и второй по величине город страны, там уже в принципе было негативное отношение к иностранцам. Мы шли по улицам вместе с демонстрантами и там люди нам показывали, что уходите отсюда, демонстративно делали такие жесты, что если вы отсюда не уберетесь, то пальцем проводили по горлу, ничего хорошего с вами не будет. Поэтому после вчерашнего дня, когда началась целенаправленная охота на иностранцев и особенно на журналистов западных, перемещаться по городу в принципе стало опасно всем людям, которые не египтяне. Но при этом надо отдать должное, простые жители Каира шли навстречу, они были готовы укрыть в своих гостинцах. В одной гостинице мы прятались вместе с японцами, журналистской из Бельгии, американским путешественником. Многие вызывались проводить, говорили, что вам сейчас опасно ходить по городу, у вас могут возникнуть проблемы, вам угрожает опасность, давайте мы вас доведем, куда вам нужно попасть, мы вас проводим. Поэтому на бытовом уровне люди очень доброжелательные, люди всегда готовы помочь. Когда речь заходит о толпе, особенно сейчас, когда дошло до столкновений, когда страна фактически на пороге гражданской войны, иностранным журналистам лучше, конечно, не появляться ни на площади Тахрир, ни на центральных улицах города.

Владимир Кара-Мурза: Каково традиционное отношение к россиянам в этих странах арабского Востока?

Алексей Подцероб: Вы знаете, я прожил в странах арабского Востока 20 лет и отношение там, как правило, я бы даже не сказал, что хорошее, я бы сказал, великолепное. Понимаете, арабы помнят про нашу поддержку их в ходе конфликта с Израилем и не только это. Они помнят, что мы поддерживали национально-освободительную борьбу за независимость. Они помнят о том содействии, которое Советский Союз оказывал арабским странам. И вы знаете, есть, наверное, еще один момент, на который не так часто обращают внимание. Это другое отношение с нашей стороны, со стороны до этого советских людей, теперь со стороны россиян к арабам. Нет отношения свысока, есть отношение на равных. И это вполне естественно, потому что мы столетия жили в рамках многонационального государства и иначе быть не может. И это они тоже чувствуют и понимают. Это далеко не самый важный фактор, но он тоже налицо. Так что мои впечатления такие. Я должен сказать, что, несмотря на все проблемы, которые возникли в наших отношениях с арабами за последние пару десятков лет, даже больше, несмотря на нашу интервенцию в Афганистане, несмотря на свертывание нашего экономического и торгового сотрудничества, которое сейчас правда опять начинает возрождаться, несмотря на отъезд значительного числа наших специалистов, знаете, все-таки это особое отношение к русским остается. И это чувствуется на всем буквально пространстве арабского мира.

Владимир Кара-Мурза: Евгений Сатановский, бывший президент Российского еврейского конгресса, президент Института Ближнего Востока, предвидит обострение междоусобной борьбы.

Евгений Сатановский: Ситуация — переход от революционного возмущения масс к возможной гражданской войне. Во всяком случае, почти неизбежно расколется Йемен, не исключена большая кровь в Египте. Мы увидим, что произойдет в пятницу, когда Мубарак по требованию оппозиции должен что-то сказать по поводу ухода в отставку. И вообще говоря – пятница это достаточно для Египта показательный день. То, о чем так проникновенно говорил в многочисленных передачах ждавший этой самой революции в исламском мире Гейдар Джамаль, свершилось. В какой мере это перевернет регион, в какой мере это станет переходом светских автократий авторитарных, тоталитарных режимов к очередной стадии победы политического исламизма, на чем все это остановится лет через 50-70 от нашего времени, мы увидим, а некоторые вещи уже не увидим.

Владимир Кара-Мурза: Есть ли в Египте та структурированная оппозиция, которая способна придти на смену Хосни Мубараку?

Баграт Сейранян: К сожалению или к счастью, только одна организация в настоящее время, а это Братья-мусульмане, они достаточно структурированы и в общем-то при проведении свободных выборов имеют шансы придти к власти. Но дело в том, что на Ближнем Востоке давно эта проблема не новая, она стояла еще перед турецкими националистами в эпоху кемалийской революции. Там ведь тоже у власти были военные. Собственно и сегодня в Турции исламская оппозиция, как вы знаете, играет очень существенную роль. Эта проблема стояла и перед Насером, и перед Садатом, и перед Мубараком. Если допустить свободные выборы, как, например, в Алжире, они ведь победили мусульманскую оппозицию или в Секторе Газа, допустим, что очень осложнило ближневосточный процесс. Так что это единственная сила. Политическая структура, система Египта устроена была при Мубараке таким образом, что всякая нормальная светская оппозиция подавлялась. Появлялись талантливые люди. Можно взять один пример: партия, допустим, «Вафд» или партия «Тагамму», в перспективе они могли превратиться в серьезную светскую оппозицию. Но власти делали так, что этого не удалось. Это делалось специально, это глубоко продуманная система, и она связана с тем, что президентская система предполагает господство большой политической партии. Можно, например, привести такой пример, допустим, партия «Тагамму», у нее было несколько депутатов в прошлом парламенте, теперь их представительство увеличилось до пяти. Но дело в том, что самые активные, те депутаты, которые критиковали правительство, они оказались замененными новыми молодыми людьми, которые еще не готовы к серьезной критике режима.

Владимир Кара-Мурза: Алексей Малашенко, член научного совета московского Центра Карнеги, наблюдает пеструю палитру разнородных процессов.

Алексей Малашенко: Там идет довольно непростой социально-политический процесс. Все политические системы, которые сегодня существуют в мусульманском мире, на арабском Востоке, они не устоявшиеся, они во многом несостоятельны. Временами можно сказать, что они находятся в точке бифуркации. Общество полуконсервативное, есть урбанистическое общество, есть сельское общество, есть очень пестрая палитра. Поэтому рассуждать в категориях — завтра будет демократия как в Швеции или в Ливане или будет исламисты, как Иране – это немножко примитивно и в чем-то опасно. Да, Египет, посмотрите, там есть несколько тенденций, которые очень противоречивы, которые взаимно переплетаются. Я думаю, что Мубарак уйдет. Весь вопрос, с какими издержками он уйдет. Вероятный вариант – это самая разношерстная коалиция. И все-таки Братья-мусульмане еще должны сказать свое веское слово.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира Анатольевича.

Слушатель: Здравствуйте. Обращает на себя внимание то, что во многих регионах как по команде начались однотипные процессы. Все это говорит о том, что это хорошо скоординированная акция, которая должна привести к серьезным геополитическим изменениям. И мне кажется, в этой ситуации единственная страна, кто правильно понял наблюдающуюся опасность – это Израиль. И они забеспокоились, хоть и с опозданием, но все-таки забеспокоились. И потом, вот вы говорите – уйдет, уйдет. Вы прекрасно знаете, что на Востоке отношение к власти совершенно другое, чем у нас, на Западе. У них четко и лаконично сказано, что рабу, который вознамерился захватить власть, перережь горло. Мубарак, как восточный человек, он знает, чем обернется для него уход от власти, и он никогда власть никому не отдаст.

Владимир Кара-Мурза: Как, по вашим наблюдениям, выдвинула ли революция в Египте своих лидеров или процесс пока развивается хаотически?

Илья Барабанов: Вы знаете, я должен сказать, что за те дни, которые мы провели на площади Тахрир, абсолютно не было заметно будто какая-то политическая сила координирует, либо руководит этим процессом. Я абсолютно не согласен с этой позицией, будто протесты в ряде стран – это какой-то скоординированный процесс. Мне кажется, что просто после начала событий в Тунисе люди в самых разных странах этого региона увидели наконец, что можно протестовать, можно выходить на улицы и таким образом можно добиваться результатов, и началась такая цепная реакция, которую мы наблюдаем и в Иордании, и в Йемене, и в первую очередь сейчас в Египте. Хосни Мубараку, я думаю, придется в итоге уйти. Представления о восточных правителях, о котором сейчас говорил слушатель Радио Свобода, либо немного устарело. Я думаю, что и Мубарак, и люди из его окружения, люди довольно прагматичные и понимающие, что в нынешней ситуации, когда они находятся у власти 30 лет, после 30 лет стагнации тяжело убедить людей в том, что за пару месяцев новое правительство каким-то образом исправит накопившиеся проблемы. Люди на площади прямо нам говорили: ребята, если эти люди 30 лет врали, то почему они сейчас должны начать говорить правду, почему мы им сейчас должны верить? Просто в какой-то момент вот этот порог критический был перейден. События в Тунисе — это был, на мой взгляд, толчок, который пустил снежный ком с горы, и вот он сейчас несется дальше, набирая скорость, массу, вес. И симптоматично, что не дожидаясь столкновений, кровопролития отправили в отставку правительство в Иордании, в Йемене лидер заявил о том, что не будет переизбираться. Очевидно, нельзя находиться столько десятилетий у власти, сколько десятилетий кормить коррумпированные неэффективные режимы и рассчитывать на какую-то абсолютную лояльность населения.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, почему эти патриархальные, а некоторые богатые нефтью режимы оказались столь неустойчивыми?

Алексей Подцероб: Вы знаете, пока неустойчивым оказался, пока свергли только режим в Тунисе, пока неустойчивая ситуация в Египте, пока были отдельные выступления в Алжире, в Иордании, продолжаются в Йемене, немного было на Бахрейне, но все-таки в богатых нефтедобывающих странах все-таки я бы не сказал, что там режимы неустойчивые. Это не значит, что там не могут вспыхнуть какие-то народные волнения, но чтобы там были широкомасштабные выступления, я в этом не уверен. Поэтому я не убежден в том, что термин «неустойчивость» является правильным. Каждую арабскую страну нужно рассматривать отдельно. Условия там в чем-то совпадают, в чем-то перекликаются, но в чем-то они не являются и идентичными, у каждой страны своя специфика.
И еще один момент к вопросу об отношениях в мусульманском мире между правителями и подданными. Нельзя забывать, что в любой стране, в том числе и в любой арабской стране, в любой мусульманской стране существует общественный договор. И вот когда этот договор нарушается, когда с точки зрения народных масс, с точки зрения населения правители начинают поступать не так, как им положено, когда они этот договор нарушают, то тогда-то и начинаются выступления против находящихся у власти режимов. И нельзя считать, так что вся история мусульманских стран, в данном случае вся история арабских стран сводится к тому, что просто перерезать горло тем, кто выступил против существующих властей и все. Ведь начиная с самого начала существования арабского халифата, с самого начала возникновения мусульманской религии, мы видим массу народных выступлений против существующих режимов, против существовавших тогда режимов. И так продолжалось всю историю того же арабского мира, всю историю мусульманского мира в целом.

Владимир Кара-Мурза: Рафаэль Гусейнов, шеф-редактор газеты «Трибуна», чувствует угрозу наступления анархии.

Рафаэль Гусейнов: Наш ближайший сосед Ислам Каримов постоянно убеждает западные страны, с которыми пытается подружиться, что демократия в европейском, североамериканском понятии и демократия нынешней Центральной Азии вещи совершенно разные. И вы знаете, получается, что он прав, когда видим, что происходит в Египте, что произошло в Тунисе и в ряде стран, находящихся там. То, что с улицы ушла полиция, то, что армейские подразделения не вмешиваются, приводит к тому, что на первые роли пытаются выйти маргиналы, а иногда и совершенно преступные элементы. Поэтому, как это ни странно, тот же Израиль, ближайший сосед Египта, заинтересован в том, что там демократии как таковой в европейском, в израильском понятии в этой стране не было бы. Потому что если будет демократия, то, увы, к власти на сегодняшний день в том же Египте несомненно придет та сила, которая структурирована, которая имеет поддержку в обществе и это, уверяю вас, не демократы – это Братья-мусульмане.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ефима.

Слушатель: Добрый вечер. Затронули роль Советского Союза, что мы дружили. Когда Египет дружил с Советским Союзом, Насер был героем Советского Союза. Египет вел войны беспрерывные, а эти 30 лет он жил мир, спасибо нынешнему президенту. Гражданская война, ножами будут воевать? Там же Бута нет нашего. Третье: в отношении толерантности. В России 60% или больше ксенофобы. Да, египтяне дружеские люди, конечно, они так относятся, но каким образом россияне так могут относиться, они же чернокожие, они не так выглядят. Теперь – коррупция. 20 миллиардов долларов на 80 миллионов населения, у нас 300 миллиардов на 140 миллионов. Да, разберутся на кулаках, пока решат правители. Братья-мусульмане, если бы Советский Союз там оставался, это была бы экстремистская организация, сейчас это не овечки, конечно, но ничем они не грозят.

Владимир Кара-Мурза: Насколько коррумпированным был и остается режим Хосни Мубарака?

Баграт Сейранян: Коррупция достигла больших масштабов в Египте. Но дело в том, что сам президент лично не замешен, я ни разу не встречал в литературе хотя бы какого-нибудь упоминания, он лично человек абсолютно честный. Единственный минус, что он поддался в последние годы своей жизни и согласился с мнением своего клана, что его сына надо выдвинуть в наследники в президенты. Что касается коррупции, то на многих этажах политической власти в Египте, полиция египетская, масса историй, связанных с коррупцией. Даже в парламент выдвигаются в очень большом количестве влиятельные люди бизнеса. Конечно, мне кажется, что в любой демократической стране бизнес должен быть отделен от политики, что и делается в демократических странах, к сожалению, здесь этого нет. Так что, безусловно, коррупция достигла, я бы не сказал, чудовищных, но очень больших масштабов, и это одно из слабых звеньев нынешнего режима Мубарака.

Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, рад падению коррумпированных режимов.

Александр Дугин: Не только Египет, не только Тунис, весь арабский ми пришел в движение. Те проамериканские демократические режимы коррупционные, которые у власти находятся в течение многих лет, десятилетий, они настолько обрыдли населению, что держать их дальше очень трудно. Есть объективные причины для того, чтобы их снести. Арабское общество сыто по горло этой коррумпированной системой. С другой стороны, американцы дали зеленый свет и, я думаю, поддержали оппозиционные течения, движения в арабском мире, тем самым интенсифицировав протесты. Пока трудно говорить, к чему это придет, потому что ни у одной из сторон, на мой взгляд, нет плана. Нет плана у оппозиции, нет плана у американцев, нет плана у прямых непосредственных участников этих событий, которым все осточертело. Мне кажется, слово «хаос» самое точное. Конечно, это может быть и гражданской войной, и кровью, и демократией одновременно. Но на самом деле самое точное слово — это хаос.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянска от радиослушателя Тимура.

Слушатель: Добрый вечер. Мое мнение таково, что Евросоюз отправляя своего наставника Аль-Барадея, думали, что приедет, голодный народ сразу поднимет его на руки. Никаких шансов у него там нет. Да, народ голодный, но далеко не глупый. И он никогда не будет своим там. А что касается данного момента, если сейчас уйдет Мубарак — это закончится для всех плохо. Я не в том смысле, что физически. На самом деле нужен месяц, два, три, чтобы все успокоилось. В первую очередь это не нужно Израилю – это государство, которое страдает от всех арабских террористов. Я убежден, что сегодняшний вице-президент — будущий президент Египта. Этот человек сможет на ближайшие четыре-пять лет устаканить обстановку, а потом может быть придут другие демократические варианты, но опять-таки не европейского разлива.

Владимир Кара-Мурза: Как восприняло египетское общество возвращение из эмиграции Мохаммеда Эль-Барадея?

Илья Барабанов:
Вы знаете, мы находились на площади в момент, когда туда прибыл Эль-Барадей, и те тысячи людей, которые в тот момент находились на площади, они с большим энтузиазмом встретили политика, его выступление, его речь. Не могу сказать, что среди оппозиционеров, манифестантов есть единодушная поддержка Эль-Барадея. Многие из них говорят, что нам нужен кто-то, вместо Мубарака, нам нужны демократические институты, мы нужны выборы, нужно как-то реформировать этот режим. Называются разные фамилии, в том числе и Эль-Барадея, то есть я не могу сказать, что это единоличный и всеми поддерживаемый лидер оппозиции. Отношение к нему, естественно, тоже спорное и, я думаю, это нормально. Но я думаю, что в случае открытых демократических контролируемых выборов у него есть определенные шансы побороться за часть электората.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Александра Николаевича.

Слушатель: Приветствую всех. Скажите, пожалуйста, уже опыт в мире имеется прихода на демократических выборах всяких одиозных личностей, включая Гитлера. Возьмите ХАМАС, который на социальных лозунгах пришел к власти при поддержке президента Соединенных Штатов. Так вот в таких странах, где народ очень легко поддается на демагогов, на политтехнологов и на борцов с коррупционерами при уже приходящей к власти мусульманское братство. Недаром бин Ладен восемь лет назад пригрозил всем странам арабским, которые сотрудничают с Западом, именно эти революции. И недаром его рука правая это египтянин, сам он в Пакистане, а Пакистан третье государство в мире по запасам ядерного оружия, и ситуация там архескверная, после ухода из Пакистана американцев Пакистан падет сам. И вот то, что будет происходить в мире тогда, можно ли это назвать уже сегодня победой бин Ладена за души этих бедных силлахов в Египте?

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, велика ли вероятность прихода к власти исламских радикалов?

Алексей Подцероб: Знаете, во-первых, Братья-мусульмане, являются ли они радикалами, я имею в виду египетских Братьев-мусульман. Название, конечно, страшное, но во многих арабских странах существуют организации с такими названиями, у них разные программы. Что касается египетской ассоциации Братьев-мусульман, то они с 70 годов после того, как был убит Садат, свою программу изменили, и к радикальным организациям они не относятся. Это исламисты, но исламисты умеренные. Да, они выступают за создание исламского государства, да, они выступают за реформы экономики в исламском духе, но одновременно они говорят так: да, мы за демократию, мы за выборы, мы за то, чтобы была борьба между различными партиями. Мы будем готовы признать итоги любых выборов. И когда мы придем к власти, мы эти правила игры будем соблюдать. За Братьями-мусульманами в настоящее время в Египте именно стоит национальная буржуазия, точнее, ее крыло, которое называют исламской буржуазией, и которое действительно заинтересовано в какой-то степени демократии, к тому, чтобы была политическая конкуренция, без которой невозможна свобода конкуренции экономической.
Теперь что касается радикалов. Да, радикалы, конечно, в Египте есть достаточно вспомнить убийство Садата, да, покушение на Мубарака в свое время и так далее. В последнее время они оказались ослаблены. Крупнейшая группировка вообще заявила, что она прекратила активную деятельность, остался Исламский джихад, я беру крупные группировки, не беру мелкие, но ему нанесен существенный ущерб. А вот дальше что будет, предположим, что к власти приходят Братья-мусульмане, конечно, это создаст благоприятные условия для активизации и радикальных исламистских группировок, необязательно эта активизация произойдет, но такой вариант существует. Таким образом мне видятся перспективы возможного прихода Братьев-мусульман в Египте.
Да, еще одно – внешняя политика. Если они придут к власти, вы знаете, это люди думающие, они не будут портить отношения с Соединенными Штатами, по крайней мере, существенно, поскольку Египет полностью зависит от американской двух или трехмиллиардной помощи, смотря, как считать, ежегодной. Без этого египетская экономика не выживет. Они не пойдут на серьезное обострение отношений с Израилем, потому что Египет просто не в состоянии в настоящее время иметь плохие отношения с Израилем, у них конфронтация с Израилем. Максимум, на что они пойдут – это на сохранение ситуации холодного мира. Так что, понимаете, тут не столь однозначно, что будет, если Братья придут к власти в Египте.

Владимир Кара-Мурза: Многие назвали Мохаммеда Эль-Барадея ставленником Запада. Как по-вашему, каковы рычаги влияния иностранных дипмиссий на ситуацию в Египте?

Баграт Сейранян: Дело в том, что Эль-Барадей – это человек очень влиятельный в западном мире, у него есть неплохие связи, в Европе, в Соединенных Штатах. Он лауреат Нобелевской премии, как известно, один из немногих, в Египте их всего четыре было, вообще в арабском мире тоже. Но тем не менее, в Египте он не имеет глубоких корней, он не связан ни с одной политической партией. Так что его приход к власти, я не представляю себе, как это может произойти. Этот вариант мне даже не представляется рабочим вариантом. Он 10 лет отсутствовал. Как может человек, который 10 лет отсутствовал, но, правда, у нас есть пример Ленина, но у него была партия, а у Эль-Барадея никаких связей ни с одной политической, даже самой слабой политической партией нет. Так что маловероятно. И самый, конечно, лучший вариант для Египта, конечно, эпоха Мубарака завершилась, вот эта революция, ее историческое значение заключается в том, что она решила несколько проблем. Первое – это то, что сын Мубарака не может наследовать отцу. Второе, что Мубарак в нынешнем году уйдет. Тут какие-то были сомнения, что он собирается сохраниться – это все неверно. Конечно, слово такого человека как Мубарак, он словами не бросается. Конечно, он уйдет. И причем, если Мубарак не уйдет, его свергнет революционная улица — это может привести к хаосу, что самое опасное. И тогда к власти придут Братья-мусульмане. Я считаю, что приход Братьев-мусульман – это очень нежелательный вариант. Я думаю, что египетские военные этого не допустят. Как это будет происходить, трудно себе представить. Но за спиной Эль-Барадея могут, он, конечно, неплохой ученый, он влиятельный человек, но как политик он себя ничем не проявил.

Владимир Кара-Мурза: Заговорили о роли египетских военных. Каковы, по-вашему, настроения армии? Уже пролилась кровь на улицах Каира. Возможна ли военная диктатура в стране?

Илья Барабанов: Вы знаете, Мубарак выходец из военной среды и новый премьер выходец из военной среды. Армия пока держит подчеркнутый нейтралитет. Буквально позавчера сразу после выступления Хосни Мубарака, в котором он пообещал не баллотироваться, представитель армии пообещал в прямом эфире, что не будут военные применять силу в отношении гражданского населения, протестующего против режима. Какую позицию займет армия и генералитет, зависит, в какую сторону повернется нынешняя революция в Египте. Это понимает в первую очередь правящий режим, это отлично понимают демонстранты на площади. Мы были свидетелями того, как там люди всячески подчеркивали свою лояльность и доброжелательность по отношению к армии. Несли военные цветы, еду, сигареты. Все подчеркнуто говорили о том, что армию мы уважаем, полиция — это такой символ авторитарного режима Мубарака, а в армию идут служить после университета, в армию идут образованные, умные люди, все мы прошли через армию, и к этому институт в стране большое уважение. В отличие от России, там практически самая главная политическая сила. Я думаю, что от того, какую позицию займет армейское командование, будет зависеть и итог революции, и то, кто в итоге возглавит Египет. Если военные посчитают, что ничего страшного нет в Братьях-мусульманах, то возможно приход Братьев-мусульман, в чем я тоже ничего страшного не вижу. Если военные решат, что это будет какой-то очередной выходец из их среды, то я убежден, что на открытых и вполне честных выборах этот человек победит. Если военные поддержат Эль-Барадея, значит это будет Эль-Барадей. От армии в этой ситуации действительно зависит очень многое, если не все.

«Арабский халифат — это период расцвета исламской цивилизации»

— Какие товары, помимо ладана, шли по Дороге благовоний из Аравии в Средиземноморье и Индию?

— Из Аравии и через нее отправлялись лошади, верблюды, мелкий рогатый скот, золото, серебро, драгоценные камни, жемчуг, финики, соль, шелка, кожи, рабы… Благодаря этим торговым отношениям, например, в Средиземноморье византийцы научились делать свои шелка. А благовония шли из Йемена, но, поскольку это была часть большого транспортного коридора, неважно, нагружал купец пятьдесят верблюдов или сто пятьдесят. Это все равно что выбрать, прицепить к тепловозу двадцать вагонов или сорок. Если тепловоз вытягивает, то выгоднее, конечно, сорок вагонов? Поэтому, строго говоря, по Дороге благовоний возили далеко не только благовония, но и все, что упомянуто выше.

— Этот торговый путь утратил свое значение к уже первым векам нашей эры. Тем не менее исследователи до сих пор уделяют ему большое внимание. Какова его историческая роль?

— Значение Дороги благовоний было связано с конкретным продуктом — ладаном, и конкретной страной-производителем — Аравией. В то же время Дорога благовоний являлась частью очень широкой системы транспортных коммуникаций, частью морского Шелкового пути.

Любой мощный торговый путь с инфраструктурой (кстати, как в древние времена, так и сейчас) — это не просто средство обеспечения торгового обмена, но и важный канал распространения информации, религиозной традиции и даже миграции, потому что, например, во времена Дороги благовоний других путей просто не было. Торговый путь — это всегда коридор общения. Если он по какой-то причине перекрывается, то регион впадает в депрессию, как человек, который испытывает одиночество.


Что такое Дорога благовоний, справка:


Во II веке до н.э. Дорога благовоний, древний торговый путь, связала Аравию со странами Средиземноморья. Благовония, в первую очередь ладан, и были основным товаром, который отправлялся с территорий современного Йемена и Омана.

— Какие последствия существования этого древнего торгового пути можно встретить в современном мире? На что он оказал наибольшее влияние, с социальной или с религиозной точки зрения?

Часто говорят, что ислам родился в среде чуть ли не полудиких купцов-бедуинов, караванщиков. В «Википедии» вообще перл: «В VII веке бедуины приняли ислам и стали говорить на арабском языке» А до этого на каком языке они говорили? Если бы речь шла о только погонщиках-бедуинах, ислам никогда бы не стал мировой религией. Арабские купцы не были дикарями, жившими на периферии цивилизованного мира. Они были его частью благодаря тому, что веками обслуживали этот транспортный коридор, были его важной частью, вжились в него. На протяжении многих веков все основные пригодные для жизни территории Аравийского полуострова входили прямо или косвенно в зону влияния «великих держав» того времени.
Древняя и средневековая Аравия в окружении торговых путей

Говоря шире, для распространения религии торговый путь имеет ключевое значение, потому что он же — обычно и путь паломничества. Никто, за исключением венецианца Марко Поло или Ибн Баттуты, знаменитого арабского путешественника, не проходили, например, Шелковый путь целиком. Купцы шли из пункта А. в пункт Б., перепродавали свои товары и возвращались. В этих условных пунктах исторически были оазисы, чуть ли не с неолита здесь существовали места культа. То есть, предположим, мы видим холм: на нем некогда существовал несторианский храм (несторианство — христологическое учение I в. н. э., признанное позднее ересью — прим. редакции), потом буддийский храм, потом мусульманский. Важнейшую роль здесь играла сама точка на карте, которая, независимо от конкретного культа, оставалась местом паломничества на протяжении многих веков и для многих людей. Религии на одной территории просто сменяли друг друга, при этом ритуалы могли совершать в одной и той же пещере. В Мекке, скажем, не было оазиса, но был колодец. Это святое место точно так же меняло свое идеологическое значение на протяжении веков. Когда-то там было языческое капище, а теперь — главная мусульманская святыня, Кааба.

— Когда европейцы впервые обратили внимание на Аравию как на зону влияния?

— Пару тысяч лет назад всем очень не нравилось, что за щепотку ладана нужно было платить полновесным золотом. Отсюда еще у римлян возникло особое название региона, Arabia Felix, то есть Счастливая Аравия, и сложилась уверенность в том, что Аравия — это рай на земле, где люди не работая живут припеваючи, а благовония просто падают на них с неба. Все, конечно, было не совсем так. Товар несколько раз перепродавался, поэтому прибыль аравитян была значительно меньше, чем те деньги, которые платили за ладан в Средиземноморье. Однако римляне все равно верили, что этот регион невероятно богат и посылали туда свои легионы.


Что римляне делали в Аравии, справка:


Римская экспансия на Аравийский полуостров началась при императоре Августе. Крупнейший поход был предпринят в 25 году до н.э. Гаем Эллием Галлом, префектом Египта. Он направил в поход около 10 тысяч легионеров. Римлянам удалось пройти значительную часть пути. По преданию, сопровождавший римлян набатеец Силлай намеренно повел их самым сложным путем. Переход истощил легионеров — большинство из них погибли из-за тяжелых условий или болезней.

— Почему римская экспансия провалилась?

— Римляне в военном отношении были очень сильны, но, если ты не знаешь правил, а тебе еще и мешают, организовать военный поход в пустыне очень сложно. От колодца до колодца провести войска возможно, но надо точно знать маршрут. Легион сбивается с пути, три дня без воды — и всё.

Есть несколько историй о том, как римские легионы гибли в песках. В Сирии, на островах, принадлежащих Саудовской Аравии, обнаружены надписи, оставленные римским гарнизоном.

Я занимаюсь переводом текстов Корана и заметил, что все важнейшие слова, обозначающие «путника», «движение», «дорогу», связаны с базовым значением «двигаться ночью». Дело в том, что из-за жары караван обычно стартовал с закатом солнца и приходил в новый оазис с рассветом. В одной из экспедиций я пытался проделать то же самое, однако выяснилось, что движение по пустыне ночью возможно только в полнолуние. Пустыня изрыта норами, верблюд оступится, ты с него слетишь, он по тебе пройдется, и на этом твоя история закончится. Местные проводники отказывались вести нас ночью. В результате мы сошлись на компромиссе: подъем в 4 утра и начало движения – с первыми лучами солнца. В пустыне – свои правила, которые нарушать нельзя.

— Помимо завоеваний, о каком взаимодействии западной и восточной цивилизаций можно говорить?

— Европейцы, установив контроль над морским шелковым путем, убили сухопутный и тем самым в значительной степени затруднили развитие мусульманской цивилизации. Когда информация, деньги, товары пошли в обход Аравии, в обход Центральной Азии и Ирана, началась стагнация. Вместо того чтобы писать оригинальные сочинения, писались комментарии, потом комментарии к комментариям. Колоссальные центры науки и культуры превратились в захолустье на протяжении всего двух-трех веков.

— Можно ли сравнивать попытки завоевать Аравийский полуостров из-за ладана и современный интерес к региону, связанный с нефтяными ресурсами?

— Условно говоря, Аравия — это прежде всего торговые пути и два продукта: раньше — ладан, сейчас нефть. Важность транзита никто не отменял. Военный конфликт, который сейчас разворачивается в Йемене, во многом связан с проектом строительства моста через Баб-эль-Мандебский пролив в Африку (первая фаза проекта заморожена в 2010 году — прим. ). В этот проект инвестировали Арабские Эмираты.

Основные предметы аравийской торговли в эпоху Дороги благовоний
В начале XX века британцы воспринимали Персидский залив как свое «внутреннее озеро», теперь этот регион так же воспринимают американцы. Это связано с тем, что почти все страны полуострова, за исключением Ирана, проводят проамерикнскую политику. Такая система выстраивалась последовательно, начиная с 1940-х годов, как раз из-за того, что в мировой энергетике началась нефтяная эра. После падения СССР, когда мировой баланс сил нарушился, регионом заинтересовались китайцы. Они импортируют из Африки огромное количество руды и планируют создать новую глобальную транспортную инфраструктуру. Например, существует инвестпроект железной дороги из Африки в Китай. Конечно, в мире немедленно появились влиятельные противники расширения китайского влияния. Аравийский полуостров, как транзитная территория, до сих пор в центре внимания.

— При этом у современного западного человека эта территория ассоциируется с набором известных стереотипов — нефтяными деньгами и восточной роскошью, радикальными исламистами и международными террористическими организациями. Когда, по-вашему, произошла эта трансформация образа арабов?

— У нас было несколько «глобализаций»: арабская, в период Халифата, португальская глобализация и нынешняя англо-саксонская. Арабский халифат — это период расцвета исламской цивилизации, к которому и сегодня апеллируют в том числе и создатели новых радикальных идеологий. Халифат был мостиком между эллинизмом и эпохой Возрождения. Арабы переводили сочинения и научные труды греков, китайцев и индусов, арабские сочинения переводились на латынь. Это была мощнейшая культура. Мусульманский мир тогда отличался от средневековой Европы, условного говоря, как современная Франция — от Чада.

— Тогда никто не смотрел на арабский мир как на источник потенциальной агрессии?

— Арабский мир был агрессивным ровно настолько, насколько был агрессивен весь мир в те времена. Арабы были заинтересованы в стабильности. Рынок халифата был сопоставим по значению с сегодняшним американским рынком: если ты вышел на него, ты попал в «большой бизнес». Все, вплоть до варягов, стали пробиваться туда. Варяжско-славянский симбиоз сложился вдоль торговых путей во многом благодаря общему стремлению торговать с Халифатом, и в дальнейшем этот союз стал «фундаментом» Руси. Не будь такого гигантского «пылесоса», как Халифат, цивилизация развивалась бы иначе. Арабы прекрасно помнят свой культурный и экономический расцвет и постоянно обращаются к этому периоду истории.

— В чем выражается эта ностальгия в современном арабском мире?

— Постепенно сложилась ситуация, когда нефтедобывающие арабские страны, благодаря нефтяным доходам, аккумулированным на протяжении многих десятилетий, стали играть в мировой экономике все более заметную роль. Инвестфонды, контролируемые этими государствами, купили акции крупнейших мировых компаний, вложились во что только можно. Сегодня целый ряд важнейших сегментов международной торговли невозможен без их участия. При этом существует Совбез ООН, есть G7, — а где там арабы и мусульмане? Все решения принимаются без них. Возникает дисбаланс, который часть арабской элиты готова решить следующим образом: допустим, мы для вас дикари с нефтедолларами и гаремами, и вы не хотите принимать нас как равноправных партнеров, значит, мы создадим большое государство с исламской атомной бомбой (благо она создана в Пакистане), и тогда, ребята, вы будете с нами считаться. Под этой идею создаются центры финансирования и центры пропаганды.

— На кого направлена пропаганда?

— Одна из важнейших проблем для всех арабов — палестино-израильское противостояние. В исламском мире присутствует культ жертвенности: включишь арабский канал — в новостях мусульман постоянно убивают, бомбят, взрывают. Раньше мусульманин приходил в мечеть, и ему местный имам читал проповедь. Сегодня проповедуют арабские СМИ. В Эфиопии, куда мы с коллегами ездили в экспедицию, я заметил, что лачуги местных жителей — чуть ли не из картона, но на каждой — спутниковая тарелка. Остановил одного старика и говорю: какая тарелка у вас отличная, телевизор смотрите, каналов много? Он отвечает, что, вообще-то, всего один канал. Откуда все это, спрашиваю. Говорит, подарили. То есть им раздали телевизоры и промывают мозги.

— Если эти идеи распространяются на официальном уровне, кто является источником пропаганды?

— Сейчас это прежде всего Катар. При этом и в соседних странах многие думают, что ровно так арабскому миру и надо поступить — объединиться, возродить большое государство, с которым бы считался весь мир. Благодаря пропаганде и тому, что в сознании людей есть память о великом прошлом, которое и в самом деле великое, любая апелляция к истории будет успешной.

— Вы сами сказали, что радикальные исламисты тоже используют эту идею. При этом «Исламское государство» также тиражирует жестокость и насилие по отношению, в том числе, и к другим мусульманам. Как это соотносится с идеей объединения?

— Есть стратегия, а есть тактика. Когда Тимур захватывал город, он говорил: «Либо вы сдаетесь, либо смерть. Будете воевать? Хорошо, давайте воевать». Поскольку его армия была сильней, он брал город, и его люди вырезали всех. В соседних городах об этом быстро узнавали, и всем было, о чем подумать, открывать ворота или все-таки вступать в бой.

Пропаганда «Исламского государства» только на 20 % состоит из этих всем известных ужасов. А 80 % пропаганды радикалов, которая через западные и российские СМИ до нас не доходит, — про строительство детских садиков, про борьбу с коррумпированными чиновниками и за справедливое общество, как его себе представляют исламисты. Пропаганда ИГ устроена замысловато: на внутренний рынок поставляется одно, а на весь мир — совсем другое.

— Официально ИГ не поддерживают власти ни одной арабской страны, при этом то и дело появляются неподтвержденные данные о том, что некоторые страны, в том числе Саудовская Аравия, финансируют радикальных джихадистов.

— ИГ на сегодняшний момент — враг Саудовской Аравии. У этой страны есть прикормленные радикальные формирования, которые воюют по крайней мере в двух местах: в Афганистане и в Сирии. Их создали и спонсируют для того, чтобы продвигать саудовское влияние. В разное время c разной степенью достоверности появлялась информация о прямом или косвенном саудовском содействии таким группировкам как Сирийский исламский фронт (СИФ), Бригада Ахрар аш-Шам, Исламский Фронт Освобождения Сирии и даже Фронт ан-Нусра или Джабхат-ан-Нусра.

Проблема в том, что, по разным оценкам, до 90 % населения Саудовской Аравии поддерживают идеологию ИГ. Если террористы придут и захватят Мекку и Медину, то это будет их полная победа. Задача саудитов — направить энергию ИГ куда угодно, лишь бы держать на расстоянии от себя. Для этого и создаются другие группировки.


Из эссе Ефима Резвана “Синусоида” (2015), основанного на результатах его экспедиции в Синьцзян и Предтибетье:


“…Можно ли говорить о своеобразных «качелях», о цикличности в развитии исламских обществ – от суфийских предпочтений и ритуалов к «обращению к истокам»? Можно ли считать салафитские идеалы, принятые саларами, проявлением мощных и малоизученных салафитских волн, периодически прокатившихся по всему мусульманскому миру и вызывавших ответную «суфийскую реакцию»? С другой стороны — энергия суфийской проповеди часто наталкивалась на ответный рост популярности идей «очищения ислама от искажающих его новшеств». Можно ли представить всю историю ислама представить в виде своеобразной синусоиды?
Я вернулся домой, обратился к каталогам мусульманских рукописей, хранящихся в богатейших петербургских собраниях, и понял, что такая гипотеза имеет все права на существование. Об этом свидетельствуют сотни списков, посвященных острейшей полемике вокруг элементов исламского ритуала, в первую очередь вокруг медитативных практик, обобщенно обозначаемых термином зикр.
Ислам многолик. Региональные формы его бытования, как правило, самодостаточны, и, безусловно, «равноценны». Для меня сегодня все более становится очевидным, что на протяжении многих веков само развитие исламской цивилизации проходило в форме конфликта условно «местных» и «салафитских» форм ислама, что находило отражение, например, в богословской полемике вокруг ритуалов, связанных с громким зикром.
Сейчас мы видим пик побед представителей радикальных мусульман. При этом продолжается острейший внутриисламский конфликт, который ежедневно проявляет себя кровавыми сводками. Новые технические возможности лишь способствуют повторению пройденного. Так, сегодня Турция способствует вывозу на Ближний Восток молодых уйгуров, которые вернутся домой, получив не только опыт боевых действий, но и зазубрив «истины первоначального ислама». История, впрочем, показывает, что победы радикалов неизбежно сменятся их поражениями, хотя мы и не знаем, как быстро это произойдет в нашем случае.
Наш экспедиционный опыт 2008 г. отчетливо показал, что не все салафиты по определению джихадисты, и не все сторонники мистикоаскетической традиции обязательно миролюбивы.“

— Количество конфликтов год от года нарастает, все больше государств вовлечены в военные действия, при этом стабильность в регионе только падает. Как эти затраты и риск масштабной войны соотносятся с экономическими целями арабских стран, США и России?

— Халифат во время арабской глобализации пришел в упадок, прежде всего, из-за того, что торговые пути пошли в обход и лишили регион информации. Так что теперь сохранить торговые коридоры и инфраструктуру, связывающую различные государства, крайне важно. Вдоль этих коридоров развивается экономика (транзит любых грузов или сырья — это всегда огромные деньги), появляются логистические центры, новые рабочие места, регион начинает экономически процветать, питаясь с того, что проходит через него — не важно, корабли это с товаром или газопровод. Оживают города, поселки, появляются люди с новыми знаниями, компетенциями и потребностями. У России сейчас есть возможность построить транспортный путь от Балтики до Каспия, но необходимы огромные инвестиции.

Если у тебя нет военных аргументов, твою торговлю быстро отожмут — это актуально во все времена. Когда началась гражданская война в Сирии, Россия начала поставки туда с помощью обычных торговых судов, но эти корабли останавливали. В результате был создан так называемый «сирийский экспресс» — выкупленные турецкие сухогрузы, которые ходят под российским военно-морским флагом между Новороссийском и Тартусом как автобусы. Они доставляют всевозможные грузы. Это очень конкретный пример того, как можно демонстрировать влияние в регионе.



Смотрите продолжение минисериала о Йеменской экспедиции Кунсткамеры: вторую и третью часть рассказа Ефима Резвана.

ИГИЛ против Аль-Каиды: глобальная гражданская война джихадизма

ПОЧТИ ЗА НОЧЬ Исламское государство заставило своих врагов пошатнуться и перевернуло политику США на Ближнем Востоке с ног на голову. Силы Исламского государства создали убежище в Сирии и в июне 2014 года разгромили иракскую армию, захватив большие участки территории и побудив администрацию Обамы преодолеть давнее отвращение к усилению военной роли США в Ираке и Сирии. Даже во многих арабских странах, где Исламское государство не имеет сильного присутствия, его рост радикализирует население этих стран, разжигает сектантство и делает плохой регион еще хуже.

Но есть один человек, для которого подъем Исламского государства является еще более пугающим: Айман аз-Завахири. Хотя можно было ожидать, что лидер «Аль-Каиды» обрадуется появлению сильной джихадистской группировки, которая любит обезглавливать американцев (помимо прочего), в действительности подъем «Исламского государства» грозит гибелью «Аль-Каиды». Когда лидер Исламского государства Абу Бакр аль-Багдади отверг власть Аль-Каиды и позже объявил халифат, он расколол капризное джихадистское движение. Эти двое сейчас соревнуются не только за лидерство в джихадистском движении: они борются за его душу.

Кто выйдет победителем — не ясно. Однако последствия победы одной из сторон или продолжающегося раскола являются серьезными для Ближнего Востока и для Соединенных Штатов, определяя вероятные цели джихадистского движения, его способность достигать своих целей и общую стабильность на Ближнем Востоке. Соединенные Штаты могут использовать этот раскол как для уменьшения угрозы, так и для ослабления движения в целом. Вашингтон также должен скорректировать свою контртеррористическую политику, чтобы признать последствия этого соперничества.

AL QAEDA возникла в результате антисоветского джихада в Афганистане в 1980-х годах. Когда Советы готовились к отступлению, Усама бен Ладен и несколько его ближайших соратников — высоко оценив свою предполагаемую победу над могущественным Советским Союзом — решили извлечь выгоду из сети, которую они создали, чтобы вести джихад по всему миру. Видение бен Ладена состояло в том, чтобы создать авангард элитных бойцов, которые могли бы возглавить глобальный проект джихада в четком стратегическом направлении. Его цель состояла в том, чтобы объединить под одним зонтом сотни небольших групп джихадистов, борющихся, часто слабо, против своих собственных режимов.К середине 1990-х он хотел переориентировать движение в целом, сосредоточив его на том, что он видел в качестве более крупного врага, поддерживающего все эти коррумпированные местные режимы: на Соединенных Штатах.

Акцент Аль-Каиды на борьбе с «дальним врагом» (США) вместо «ближнего врага» (репрессивные режимы в мусульманском мире) был отходом от традиционной джихадистской повестки дня, но для местных джихадистов, присягнувших на верность бен Ладену и принятие бренда «Аль-Каида» означало получение доступа к широкому спектру активов: деньги, оружие, материально-техническая поддержка, опыт и, конечно же, обучение.Тренировочные лагеря Аль-Каиды были «Лигой плюща» джихадистского образования. Для джихадистов, которым грозит уничтожение от рук своих режимов, выбор был прост — присоединиться к «Аль-Каиде», принять антизападную повестку дня и жить, чтобы сражаться в другой день.

Взрывы в 1998 году двух посольств США в Африке и теракты 11 сентября в Соединенных Штатах превратили «Аль-Каиду» в мощный бренд. Хотя теракты 11 сентября наэлектризовали мировое джихадистское движение и еще больше повысили авторитет Аль-Каиды на мировой арене, СШАПоследовавшая контртеррористическая реакция опустошила как «Аль-Каиду», так и более широкое движение, которое она якобы возглавляла. В течение следующего десятилетия Соединенные Штаты безжалостно преследовали «Аль-Каиду», преследуя ее руководство, разрушая ее финансы, разрушая ее тренировочные лагеря, проникая в ее сети связи и в конечном итоге подрывая ее способность функционировать. Смерть харизматичного бен Ладена и восхождение гораздо менее убедительного Аймана аз-Завахири на высшую руководящую должность еще больше уменьшили силу бренда Аль-Каиды.

Войди в Исламское государство.

Исламское государство возникло как иракская организация, и это наследие формирует движение сегодня. Группы джихадистов в Ираке распространились после вторжения США в 2003 году, и многие в конечном итоге объединились вокруг Абу Мусаба аз-Заркави, иорданского джихадиста, который провел время в Афганистане в 1990-х годах, а затем в 2001 году. Хотя бен Ладен дал Заркави стартовый капитал для создания своей организации, Заркави сначала отказался присягать на верность Аль-Каиде и присоединиться к ней, поскольку разделял лишь некоторые цели бен Ладена и хотел оставаться независимым.Однако после нескольких месяцев переговоров Заркави клялся в своей лояльности, и в 2004 году его группа взяла название «Аль-Каида в Ираке» (АКИ), чтобы обозначить эту связь. Бен Ладен получил филиал в самом важном театре джихада в то время, когда ядро ​​Аль-Каиды было слабым и находилось в бегах, а Заркави получил престиж и связи Аль-Каиды, чтобы укрепить свою легитимность. руководство Аль-Каиды. Завахири и бен Ладен настаивали на том, чтобы сосредоточить внимание на целях США, в то время как Заркави (и те, кто занял его место после его смерти в 2006 году из U.S. воздушный удар) подчеркивал межконфессиональную войну и нападения на мусульман-суннитов, считающихся отступниками, таких как те, кто сотрудничал с режимом, возглавляемым шиитами. Заркави и его последователи также действовали с невероятной жестокостью, прославившись ужасными видеороликами с обезглавливанием — тактика, которую организации-преемники AQI также использовали, чтобы шокировать и привлечь внимание общественности. Несмотря на опасения Завахири, стратегия Заркави, похоже, сработала хорошо, поскольку АКИ развернула широкомасштабное восстание и в течение нескольких лет контролировала некоторые суннитские районы Ирака.Публично Завахири и бен Ладен продолжали поддерживать своих иракских сторонников.

Но неизбирательное насилие АКИ против иракских суннитов в конечном итоге привело к негативной реакции, которая в сочетании с наращиванием войск США и связанным с этим изменением стратегии в Ираке сильно ударила по группе. Для «Аль-Каиды» это была более широкая катастрофа, поскольку неудачи и злоупотребления иракской группировки запятнали общее дело джихада. Более того, официальный представитель «Аль-Каиды» Адам Гадан в частном порядке рекомендовал бен Ладену, чтобы «Аль-Каида» публично «разорвала связи» с АКИ из-за межконфессионального насилия со стороны этой группировки.

Когда в 2011 году разразился сирийский конфликт, Завахири (среди прочих) призвал иракских джихадистов принять участие в конфликте, а Багдади, который взял на себя руководство иракской группировкой в ​​2010 году, первоначально отправил небольшое количество боевиков в Сирию для строительства организация. В Сирии царил хаос, и иракские джихадисты создали там безопасные базы для операций, собирая деньги и привлекая новых сотрудников для своего дела. Их амбиции росли вместе с их организацией, включая Сирию и Ирак.Эти иракские джихадисты, к 2013 году называвшие себя Исламским государством Ирака и Сирии, чтобы отразить свою новую, более широкую ориентацию, также столкнулись с меньшим давлением в Ираке с уходом американских войск в конце 2011 года. больше территории, получая выгоду от того, что сирийский режим сосредоточился на более умеренных группах. В то же время премьер-министр Ирака Нури аль-Малики провел серию катастрофических мер, чтобы завоевать расположение своей шиитской базы, систематически отстраняя иракских суннитов от власти.Таким образом, организация Багдади постоянно укрепляла народную поддержку, восстанавливала свою легитимность в Ираке, построила базу в Сирии и пополнила свои ряды.

ХОТЯ сирийский конфликт возродил иракское джихадистское движение, он также в конечном итоге привел его к отколу от руководства Аль-Каиды. Завахири призвал иракский филиал переехать в Сирию, но он также хотел создать отдельную группу под отдельным командованием, во главе с сирийцами, чтобы придать ей местное лицо. Завахири, вероятно, также хотел создать отдельную группу из-за его прошлых сомнений в лояльности и мудрости AQI.Таким образом, Джабхат ан-Нусра создавался как побочный продукт Сирии. Но в то время как Завахири видел в этом положительный сдвиг, Багдади и другие иракские лидеры опасались, что группа просто стала коренной и стала слишком независимой, уделяя слишком много внимания Сирии и игнорируя Ирак и первоначальное руководство. В попытке обуздать его — и восстановить свою власть над группой — Багдади объявил Джабхат ан-Нусра частью своей организации. Лидеры «Джабхат ан-Нусры» отказались, дав прямую присягу Завахири как способ сохранить свою независимость.Завахири счел это отсутствие единства разочаровывающим; Пытаясь уладить этот вопрос, он объявил «Джабхат ан-Нусра» официальным филиалом «Аль-Каиды» в Сирии, а группу Багдади — официальным филиалом «Аль-Каиды» в Ираке, а в конце 2013 года приказал Багдади принять это решение. Багдади отказался и снова объявил Джабхат ан-Нусру подчиненным ему, что вызвало более широкое столкновение, в котором погибли, возможно, четыре тысячи боевиков из обеих групп. В феврале 2014 года Завахири публично дезавуировал группу Багдади, официально прекратив их участие.

В июне 2014 года силы Багдади потрясли почти всех, когда они пронеслись по Ираку, захватив не только большие части отдаленных районов Ирака, но и крупные города, такие как Мосул и Тикрит, важные ресурсы, такие как плотины гидроэлектростанций и нефтеперерабатывающие заводы, а также несколько стратегических пограничных переходов с Сирия. В течение месяца группа, которая теперь называет себя Исламским государством, официально объявит о создании халифата на территории, находящейся под ее контролем, назвав Багдади халифом и «лидером мусульман во всем мире».”

Ряд джихадистских группировок — и даже некоторые члены официальных филиалов Аль-Каиды — публично выразили поддержку Багдади и Исламскому государству, хотя они не отказались от Аль-Каиды полностью. Лидер «Аль-Каиды» в исламском Магрибе, группы, имеющей давние связи с иракским джихадом, заявил о своей поддержке Исламского государства и заявил: «Мы все еще ждем, пока филиалы Аль-Каиды по всему миру раскроют свою позицию и заявляют о своей поддержке вас », что некоторые интерпретировали как слегка завуалированную критику Завахири и отказа руководства Аль-Каиды поддержать Исламское государство.Небольшие группировки в Ливии заявили о своей верности Исламскому государству, совершая атаки от его имени. Завахири и другие оставшиеся члены ядра «Аль-Каиды» больше не находятся в авангарде глобального джихада; вместо этого группа, от которой Завахири отреклась из опасения, что она нанесет ущерб глобальному джихадистскому проекту, теперь соперничает за его лидерство.

СПОР между Исламским государством и Аль-Каидой — это больше, чем просто борьба за власть внутри джихадистского движения. Эти две организации принципиально различаются в том, кого они считают своим главным противником, какие стратегии и тактики использовать при нападении на этого врага и на какие социальные проблемы и другие проблемы следует обращать внимание.

Хотя конечная цель Аль-Каиды — свергнуть коррумпированные «отступнические» режимы на Ближнем Востоке и заменить их «истинными» исламскими правительствами, основным врагом Аль-Каиды являются Соединенные Штаты, которые она видит в качестве первопричины Ближнего Востока. Проблемы Востока. Логика этой стратегии «дальнего врага» основана на идее, что военная и экономическая поддержка США коррумпированных диктаторов на Ближнем Востоке, таких как лидеры Египта и Саудовской Аравии, — это то, что позволило этим режимам противостоять попыткам « людей »(а именно, джихадистов), чтобы свергнуть их.Аль-Каида считает, что, нанося удары по Соединенным Штатам, она в конечном итоге вынудит Соединенные Штаты отказаться от поддержки этих режимов и полностью уйти из региона, что сделает режимы уязвимыми для атак изнутри.

Аль-Каида считает мусульман-шиитов отступниками, но считает массовые убийства против них слишком экстремальными и, таким образом, пагубными для более широкого джихадистского проекта. Завахири раскритиковал убийство шиитов АКИ в частной переписке, захваченной вооруженными силами США (спрашивая Заркави: «Зачем убивать простых шиитов, учитывая, что они прощены из-за их невежества?»), И утверждал, что это отвлекало от нацеливания на американцев.Стратегически Аль-Каида полагает, что «мусульманские массы», без поддержки которых Аль-Каида зачахнет и умрет, на самом деле не понимают и не особо заботятся о доктринальных различиях между суннитами и шиитами, и когда они видят, что джихадисты взрывают шиитские мечети или убивают шиитов мирные жители, все, что они видят, это мусульмане, убивающие других мусульман.

Исламское государство не следует стратегии «дальнего врага» Аль-Каиды, предпочитая стратегию «ближнего врага», хотя и на региональном уровне.Таким образом, основной целью Исламского государства были не Соединенные Штаты, а, скорее, отступнические режимы в арабском мире, а именно режим Асада в Сирии и режим Абади в Ираке. Как и его предшественники в АКИ, Багдади выступает за то, чтобы сначала очистить исламское сообщество, напав на шиитов и другие религиозные меньшинства, а также на конкурирующие группы джихадистов. В длинный список врагов Исламского государства входят иракские шииты, Хезболла, езиды (курдское этнорелигиозное меньшинство, проживающее преимущественно в Ираке), более широкая курдская община в Ираке, курдов в Сирии и соперничающие оппозиционные группы в Сирии (включая Джабхат ан-Нусра). ).

Помимо этой разницы в фокусе, «Аль-Каида» верит в то, что нужно вести себя хорошо с другими; Исламское государство — нет. Джабхат ан-Нусра, филиал Завахири в Сирии и соперник Исламского государства, работает с другими сирийскими боевиками против режима Асада и, по низким стандартам сирийской гражданской войны, относительно сдержан в нападениях на мирных жителей — фактически, в В то время как «Исламское государство» делало заголовки об обезглавливании захваченных в плен американцев, «Джабхат ан-Нусра» попало в заголовки из-за освобождения захваченных им миротворцев ООН.Узнав о катастрофе АКИ в Ираке, когда население обратилось против нее, в районах, контролируемых Джабхат ан-Нусра, она скорее обращает в свою веру, чем терроризирует, чтобы убедить мусульман принять «истинный» ислам. Когда американские войска бомбили Джабхат ан-Нусру из-за его связей с Аль-Каидой, многие сирийцы были возмущены, полагая, что Америка наносит удар по заклятому врагу режима Асада.

«Аль-Каида» уже давно использует сочетание различных стратегий для достижения своих целей. Чтобы бороться с Соединенными Штатами, Аль-Каида замышляет «зрелища» терроризма, чтобы электрифицировать мусульманский мир (и заставить мусульман следовать за знаменем Аль-Каиды) и убедить Соединенные Штаты отступить от мусульманского мира.Модель основана на выводе войск США из Ливана после того, как «Хезболла» разбомбила казармы морской пехоты и посольство США там, а также инцидент «Падение Черного ястреба» в Сомали. Кроме того, Аль-Каида поддерживает повстанцев, которые борются против поддерживаемых США режимов (и вооруженных сил США в таких местах, как Афганистан, где она надеется повторить советский опыт). Наконец, «Аль-Каида» выпускает поток пропаганды, чтобы убедить мусульман в том, что джихад — их обязанность, и убедить джихадистов принять цели Аль-Каиды, а не их местные.

Исламское государство преследует некоторые из этих целей, но даже там, где есть принципиальное согласие, его подход совершенно иной. Исламское государство стремится построить исламское государство. Поэтому его стратегия — контролировать территорию, неуклонно укрепляя и расширяя свои позиции. Отчасти это идеологический характер: он хочет создать правительство, в котором мусульмане могут жить в соответствии с исламским законом (или его искаженной версией Исламского государства). Отчасти это вдохновляет: создание исламского государства вдохновляет многих мусульман, которые затем присоединяются к группе.И часть этого — базовая стратегия: контролируя территорию, он может построить армию, а используя свою армию, он может контролировать большую территорию.

Аль-Каида теоретически поддерживает халифат, но Завахири видел в этом долгосрочную цель. В свое время, хотя бен Ладен и Завахири публично поддерживали АКИ, в частном порядке они не одобряли ее провозглашение исламского государства в Ираке. В частности, Завахири опасался, что АКИ ставит телегу впереди лошади: вам нужен полный контроль над территорией и поддержка народа, прежде чем провозгласить исламское государство, а не наоборот.

Аль-Каида никогда не проявляла особого интереса к захвату или удержанию территории с целью создания исламского государства и управления, несмотря на то, что это было одной из ее заявленных целей; Напротив, единственная причина, по которой он когда-либо проявлял интерес к территории, — это как безопасное убежище и место для создания тренировочных лагерей. Например, хотя Аль-Каида объявила лидера Талибана муллу Мухаммада Омара халифом Исламского Эмирата Афганистан, руководство Аль-Каиды никогда не проявляло никакого интереса к попыткам стать частью руководящего аппарата Талибана.Скорее, он использовал свое убежище на территории Талибана в качестве базы для планирования дополнительных атак против Соединенных Штатов и поддержки других джихадистов в их борьбе с региональными режимами.

Предпочтительная тактика двух групп отражает эти стратегические различия. Аль-Каида давно выступает за крупномасштабные драматические атаки на стратегические или символические цели. Нападения на Всемирный торговый центр и Пентагон 11 сентября являются наиболее заметными, но взрывы в 1998 году посольств США в Кении и Танзании, нападение на военный корабль США «Коул» в порту Аден в 2000 году и сюжеты, подобные покушению на 2005 год. чтобы совершить более десяти трансатлантических рейсов, все они демонстрируют акцент на зрелищности.В то же время Аль-Каида поддержала ряд небольших террористических атак на западные, еврейские и другие вражеские цели, обучила повстанцев и иным образом пыталась создать партизанские армии.

Тем не менее, хотя «Аль-Каида» неоднократно призывала к нападениям на жителей Запада, и особенно на американцев, она воздерживалась от убийства жителей Запада, когда это соответствовало ее целям. Наиболее ярким примером этого является неоднократное решение Аль-Каиды предоставить западным журналистам безопасный проход в убежища Аль-Каиды и позволить им взять интервью у бен Ладена лицом к лицу.Терроризм не работает, если никто не смотрит, а во времена, когда еще не было YouTube и Twitter, «Аль-Каиде» требовались журналисты, чтобы донести свое послание до целевой аудитории.

Исламское государство возникло в результате гражданских войн в Ираке и Сирии, и его тактика отражает этот контекст. Исламское государство стремится к завоеванию и, таким образом, развертывает артиллерию, массированные силы и даже танки, вторгаясь в новые районы или защищая существующие владения. Терроризм в этом контексте является частью революционной войны: он используется, чтобы подорвать моральный дух в армии и полиции, вызвать сектантскую реакцию или иным образом создать динамику, которая помогает завоевать на местах.Но это дополнение к более традиционной борьбе.

На территории, которую оно контролирует, Исламское государство использует массовые казни, публичные казни, изнасилования и символические показы распятия, чтобы запугать население и заставить его подчиниться и «очистить» сообщество, и в то же время предоставляет базовые (если минимальные) услуги. Такое сочетание зарабатывает им некоторую поддержку или, по крайней мере, согласие населения. Аль-Каида, напротив, предпочитает более взвешенный подход. Десять лет назад Завахири отчитал иракских джихадистов за их жестокость, справедливо полагая, что это настроит население против них и оттолкнет широкую мусульманскую общину, и он также поднял этот вопрос в нынешнем конфликте.«Аль-Каида» рекомендует обращать в свою веру те части Сирии, где господствует ее филиал «Джабхат ан-Нусра», пытаясь убедить местных мусульман принять взгляды Аль-Каиды, а не принуждать их к этому.

ПОМОЩЬ стремительному взлету Исламского Государства и его способности привлекать в свои ряды десятки тысяч молодых мужчин (и несколько женщин) со всего мира, в том числе из многих западных стран, заключается в его способности использовать социальные сети для распространения своей пропаганды. его целевая аудитория: тревожные мужчины-мусульмане примерно в возрасте от восемнадцати до тридцати пяти лет.Лидеры и члены Исламского государства на поколение моложе, чем у Аль-Каиды (Багдади, как полагают, около сорока трех лет, а Завахири — шестьдесят три года), и разрыв между поколениями показывает.

Как отмечает Габриэль Вейманн, профессор коммуникации в Хайфском университете в Израиле, изучающий использование Интернета террористами, ядро ​​Аль-Каиды по-прежнему в значительной степени полагается на «старые» интернет-платформы, такие как веб-сайты и онлайн-форумы, а не на более современные социальные сети. платформы, которые часто посещают молодые люди (Twitter, Facebook, Instagram и т. д.). В этом есть смысл: 11 сентября 2001 года, на пике могущества и влияния Аль-Каиды, самый первый iPod еще не был выпущен, ноутбуки со встроенным Wi-Fi были горячей новой технологией, а Myspace даже не стал бы. запущен еще на два года, не говоря уже о Facebook, Twitter или YouTube.

Исламское государство, с другой стороны, достигло совершеннолетия в мире смартфонов, хэштегов и вирусных видеороликов, и его методы пиара отражают это: группа издает пропаганду на нескольких языках в различных социальных сетях, даже взламывая хэштеги вроде «# WorldCup2014», чтобы донести его сообщение.Некоторая его пропаганда идет сверху, но большая часть генерируется снизу, что позволяет ему краудсорсинг джихада — вербовщики даже поощряют прибывающих бойцов брать с собой свои смартфоны, чтобы они могли делиться своими подвигами на поле боя в Twitter и Instagram. Действительно, по сообщениям, сторонники Исламского государства стояли за январским взломом ленты Twitter Центрального командования США.

Некоторые филиалы Аль-Каиды, в частности Аль-Каида на Аравийском полуострове (AQAP), группа, стоящая за онлайн-журналом Inspire, обновили свои пропагандистские мероприятия в Интернете, чтобы идти в ногу со временем.Но ядро ​​Аль-Каиды по-прежнему в основном производит варианты того же утомленного старого контента, который выпускает с 2001 года — длинные видеоролики, в которых высокопоставленные идеологи Аль-Каиды рассуждают о различных аспектах джихада и подробно цитируют Коран. Сравните это с видео, выпущенным Исламским государством под названием Flames of War, в котором звучит зажигательная музыка; драматические взрывы; клипы Барака Обамы и Джорджа Буша, наложенные на пламя компьютерной графики; кадры джихадистов, стреляющих из гранатомета в разгар боя; графические, окровавленные изображения мертвых врагов; и закадровый голос (на английском, конечно, с арабскими субтитрами), в котором подробно рассказывается о славном подъеме Исламского государства.Как вы думаете, что с большей вероятностью привлечет внимание восемнадцатилетнего парня, мечтающего о приключениях и славе?

Идеологи ТРАДИЦИОННЫХ ДЖИХАДИСТОВ выступают против Исламского государства. Даже чрезвычайно влиятельный Абу Мухаммад аль-Макдиси, который был наставником Заркави, когда они оба были вместе в Иордании, назвал Исламское государство, организацию-преемницу группы Заркави, «девиантным». «Исламское государство», однако, пытается положить конец «Аль-Каиде» и другим высокопоставленным джихадистским голосам, чтобы стать сегодня доминирующей джихадистской организацией.

На данный момент импульс на стороне Исламского Государства. В отличие от «Аль-Каиды», она выглядит победителем: торжествует в Ираке и Сирии, бьет шиитских отступников и даже Соединенные Штаты на местном уровне и представляет видение исламского управления, с которым Аль-Каида не может сравниться. Однако это восхождение может быть временным. Судьба Исламского государства связана с Ираком и Сирией, и изменения на поле боя — более вероятно, что сейчас, когда Соединенные Штаты и их союзники активнее вовлечены, — могут подорвать его привлекательность.Как и его предшественница в Ираке, Исламское государство может также обнаружить, что его жестокость отталкивает больше, чем привлекает, уменьшая его блеск среди потенциальных сторонников и делая его уязвимым, когда люди внезапно восстают против него.

Однако пока успехи Исламского государства имеют серьезные последствия для борьбы с терроризмом в США. Хорошая новость заключается в том, что Исламское государство не нацелено на американскую родину — по крайней мере, на данный момент. Его упор делается на консолидацию и расширение своего государства, и даже многие иностранные боевики, которые стекались под его знамя, используются в террористических актах или других нападениях на его непосредственных врагов, а не на заговоры на Западе.Плохая новость заключается в том, что Исламское государство гораздо успешнее в достижении своих целей, чем Аль-Каида: нравится вам это или нет, Исламское государство на самом деле является «государством» в том смысле, что оно контролирует территорию и управляет ею. Его военное присутствие беспокоит Ирак и Сирию, а угроза, которую оно представляет, распространяется на Иорданию, Саудовскую Аравию и особенно Ливан. Более десяти тысяч иностранных боевиков под ее знаменем — это как минимум рецепт региональной нестабильности, и официальные лица США законно опасаются, что они представляют собой проблему борьбы с терроризмом для Запада.В идеологическом плане разжигаемое им сектантство обостряет шиитско-суннитскую напряженность во всем регионе. Таким образом, Исламское государство представляет собой гораздо большую угрозу для стабильности на Ближнем Востоке, чем когда-либо была Аль-Каида. Вдобавок молодые мусульмане на Западе находят это вдохновляющим, и те, кто не сражается непосредственно под его знаменами, могут вместо этого предпринять попытку нападения на Западе от имени Исламского государства.

Соединенные Штаты и их союзники должны попытаться использовать борьбу между Исламским государством и Аль-Каидой и, в идеале, принизить их обоих.Борьба идет против того, чего, по утверждениям, хочет любая организация, и снижает привлекательность джихада, если добровольцы полагают, что они будут сражаться с джихадистом в блоке, а не с режимом Асада, американцами, шиитами или другими врагами. Усилия по остановке иностранных боевиков должны усилить эту междоусобицу. Стратегия Исламского государства в отношении социальных сетей также является слабостью пропаганды: поскольку организация допускает восходящие усилия, она рискует позволить самому глупому или ужасающему низкоуровневому члену определять группу.Разыгрывание его зверств, особенно в отношении других мусульман-суннитов, будет неуклонно дискредитировать группу.

Военные усилия также имеют огромное значение. Для «Аль-Каиды» постоянная кампания с использованием дронов ослабила ее ядро ​​в Пакистане и усложнила контроль над более широким движением. Для Исламского Государства поражение на местах сделает больше для снижения его привлекательности, чем любая пропагандистская мера. Вашингтону также следует работать с региональными союзниками для обеспечения сотрудничества в области разведки и безопасности границ.

Наиболее вероятным исходом является продолжающаяся борьба между Аль-Каидой и Исламским государством. Таким образом, Соединенные Штаты должны подготовиться к противостоянию разделенному противнику. Хорошая новость заключается в том, что внутренняя борьба может занять большую часть внимания наших противников; Плохая новость заключается в том, что антиамериканское насилие или громкие нападения на Ближнем Востоке могут стать более интенсивными, поскольку каждая из сторон будет стремиться превзойти своего соперника. Действительно, теракты в Париже в январе 2015 года могли быть попыткой AQAP, самого важного филиала Аль-Каиды, доказать, что эта группировка имеет отношение к делу.Тем не менее, хотя могут произойти всплески насилия, такая борьба подорвет способность наших врагов формировать региональную политику, ослабит влияние обоих движений и дискредитирует джихадизм в целом.

Этот предмет впервые появился в
The National Interest
.

Фонд конституционных прав

Слова Бога, переданные ангелом Мухаммеду, в конечном итоге были записаны в стихах, которые стали Кораном . Эта священная книга и изречения Мухаммеда (называемые Сунна ) легли в основу новой религии, получившей название ислам.По-арабски ислам означает «подчиняться» Богу. (Слово «Бог» по-арабски — Аллах.)

Мухаммед не пользовался большой поддержкой в ​​Мекке. Фактически, его проповедь против коррупции торговцев принесла ему множество врагов в городе, богатство которого зависело от торговли. Предупрежденный о покушении на его жизнь в 622 году, он бежал в город Медину. Раздираемая политической борьбой, Медина пригласила его управлять им. Мухаммед взял под свой контроль город и объединил его под властью ислама. Местные племена стекались в ислам.За семь лет он привел воинов обратно в Мекку и завоевал ее. К моменту смерти ему удалось объединить большую часть Аравии под исламом, лично возглавив около 20 военных кампаний против языческих арабских племен. Поскольку Мухаммад обладал как религиозным, так и политическим авторитетом, Коран и Сунна не только содержали религиозные учения. Они также устанавливают гражданские и уголовные законы (известные под общим названием шариата ).

Из Аравии в Испанию

После смерти Мухаммеда в 632 году его сменил вождь, называемый халифом (что означает «преемник»).Халиф был политическим и религиозным лидером, но не пророком. Перед первым халифом стояла непростая задача — удержать все бедуинские племена под своим контролем, но война «реконверсии» увенчалась успехом. Затем, чтобы удержать бедуинов-воинов от борьбы друг с другом, последующие халифы начали военные операции за пределами Аравии. Примерно за 30 лет арабские воины на быстрых лошадях и верблюдах завоевали всю Персидскую империю и большую часть Византии. Завоеванные земли включали Египет, Сирию, Иран, Ирак и большую часть Афганистана и Белуджистана.

арабских воинов были полны уверенности в том, что Бог уготовил им победу. Они верили, что, если они умрут в битве за Бога, они станут мучениками, вознагражденными на вечность в раю. Они не боялись смерти, что делало их жестокими бойцами. Те арабские воины, которые выжили в битвах, извлекали выгоду из захваченных трофеев, женщин и рабов. Халиф всегда имел право на одну пятую военных трофеев.

Люди, завоеванные мусульманами, обычно стояли перед выбором.Они могли осудить свою религию и принять ислам, заплатить налог, чтобы продолжать исповедовать свою веру, стать рабами или быть казненными. Большинство предпочли преобразовать. Но многие люди платили налог.

Со временем налог оказался настолько прибыльным источником дохода, что многие мусульманские правители фактически препятствовали обращению в христианство. Тех, кто платил религиозный налог, называли дхимми . Для мусульман дхимми и считались низшими и считались низшими.

В 661 году разразилась гражданская война из-за преемственности халифа.Семья Омейядов получила контроль над растущим Дар аль-Ислам , землей ислама. Но эта гражданская война ознаменовала раскол в исламе, который существует и по сей день. Подавляющее большинство мусульман, известных как сунниты, считают, что Омейяды были законными преемниками халифата. Мусульмане-шииты отрицают легитимность Омейядов.

Омейяды правили почти 100 лет, в течение которых империя распространилась с Ближнего Востока на Европу. Дамаск в Сирии служил столицей их империи.В 670 году силы халифа Омейядов напали на Константинополь в Малой Азии. Это была столица христианской Византийской империи. Но после семи лет осады мусульмане отказались от первой попытки взять город.

Тем временем арабские воины пронеслись по Северной Африке от Египта до Марокко. Они победили византийцев и обратили берберские племена (также известные как мавры).

Тогда мусульманский правитель Северной Африки планировал вторжение в христианскую Европу. В 711 году мусульманский флот высадился на Пиренейском полуострове (на территории современной Испании и Португалии).Захватчики встретили войска, посланные Родриго, христианским королем вестготов. В меньшинстве мусульмане все же победили короля Родриго. К 715 году арабская и берберская кавалерия захватила большую часть Иберии для ислама.

Карл Франков

После распада Римской империи Европа в 700-х годах была разделена на многочисленные королевства и еще более мелкие герцогства, которые почти всегда находились в состоянии войны друг с другом. Никаких объединенных наций не существовало. Большинство жителей Европы были христианами, но некоторые народы по-прежнему исповедовали языческие религии.

Королевство франков, свободная конфедерация герцогств, оккупировало земли, которые позже стали Францией и частью Германии. Власть находилась в руках местных князей и их последователей из дворян. Они признали франкского короля, но он был немногим больше, чем их марионетка. Франки обратились в христианство 200 лет назад.

Карл был незаконнорожденным сыном короля франков Пиппина II. Когда Пиппин умер в 714 году, его жена, Плектруда, заключила Карла в тюрьму, чтобы гарантировать, что ее внук, тогда еще маленький ребенок, станет королем.Но вскоре Чарльз сбежал.

Плектруда подверглась нападению со стороны нескольких герцогств Франкского королевства. Чарльз, однако, собрал небольшой боевой отряд, чтобы противостоять им. В своем первом сражении Карл потерпел поражение. Но это будет его последнее поражение. Плектруда подкупила захватчиков, чтобы они прекратили атаку, но по пути домой Чарльз устроил им засаду и убил многих.

Карл перешел в наступление и вторгся на территорию своих врагов. Выиграв несколько сражений, он вернулся домой, чтобы сразиться с Плектрудой.В 717 году он поставил своего собственного марионеточного короля и сделал себя «мэром дворца», который стоял за троном.

Всю оставшуюся жизнь Карл вел постоянные войны по всему франкскому королевству. Он собрал грозную армию опытных бойцов, которые получили землю от Карла в обмен на свою лояльность. Карл пошел на войну, чтобы отобрать землю, иногда у церквей и монастырей, что позволило ему увеличить свою армию.

Битва при Туре

Пока Карл и другие франки сражались друг с другом, мусульмане Иберии готовились к битве с франками.В 721 году они совершили набеги через Пиренейские горы в Аквитанию, самое южное герцогство франков. Герцог Аквитанский Евдо победил мусульман в одном сражении, но они продолжили свои набеги. Мусульманская конница грабила и сжигала церкви, монастыри и целые города.

Около 732 года мусульманский правитель Иберии Абд ар-Рахман снова привел тысячи всадников и их семьи в Аквитанию. На ходу они убивали, сжигали и грабили. После разгрома герцога Евдо в битве Абд ар-Рахман разграбил город Бордо и сжег собор в Пуатье.

Герцог Евдо, давний враг Карла, был вынужден обратиться к нему за помощью, чтобы остановить мусульманских захватчиков. Чарльз ответил быстро, и вскоре возле Тура произошла эпическая битва. Он известен как Битва при Туре (также как Битва при Пуатье).

В этой битве много неясностей. Мы не знаем точно, где это произошло, его продолжительность, количество комбатантов, использованную тактику или даже год, в котором это произошло (732 или 733). Но мы знаем, что произошло крупное сражение, и франки во главе с Чарльзом победили.

Битва при Туре, очевидно, была столкновением конницы Абд ар-Рахмана и пехоты Карла. Мусульманские всадники неоднократно атаковали франков с мечами и копьями в квадратных построениях, сражаясь с топорами, копьями и массивными палашами.

В то время было записано лишь несколько отчетов о битве. Франкские хроники рассказывают, что Карл «бросился против них», что, возможно, указывает на то, что он также использовал кавалерию. «С помощью Христа, — говорится в летописи, — он опрокинул их шатры и поспешил в бой, чтобы размолоть их в бойне.«Мусульмане, возможно, отвернулись от битвы, чтобы защитить свои семьи и заполненные добычей палатки. В суматохе Абд ар-Рахман был заколот копьем.

Карл не преследовал мусульман, поскольку они сжигали и грабили свой путь обратно в Иберию. Битва при Туре стала известна на Западе как великая битва, остановившая наступление мусульман. Для мусульман это была незначительная битва.

Мусульманские силы продолжали совершать набеги к северу от Пиренеев. Эти набеги закончились только после 740 года, когда берберы восстали в Иберии и Северной Африке.

Карл продолжал воевать со своими франкскими соперниками, но с добавленной славой как спаситель христианского мира. Позже Чарльзу дали имя Мартел, что означает «Молот». Его внук, Карл Великий (Карл Великий), наконец, объединил под своим правлением большую часть Западной Европы.

Однако мусульмане оставались в Иберии еще 700 лет. Их влияние на страну сохраняется и сегодня. В испанском языке много слов, заимствованных из арабского, например: alcalde (мэр), azúcar (сахар), cafe (кофе), chisme (сплетни), hasta (до), ricón . (угол) и cero (ноль).Многие испанские здания демонстрируют влияние исламской архитектуры, которую Испания принесла в Новый Свет, и ее можно увидеть по всей Латинской Америке и на юго-западе Соединенных Штатов.

В 1492 году, в том же году, что и путешествие Колумба в Новый Свет, христиане, наконец, отвоевали всю Испанию. Они изгнали евреев и мусульман, отказавшихся принять христианство.

Ворота Вены

В 750 году новая семья, Аббасиды, взяла на себя командование мусульманской империей и основала ее столицу в Багдаде.Однако к 900 году империя распалась на отдельные халифаты. Но мусульманские завоевания продолжались. Остров Сицилия (у итальянского полуострова) находился под контролем мусульман почти 300 лет. Мусульмане также распространились в Индию и дальше на восток.

В 11 веке папы и короли в Европе начали серию войн, известных как крестовые походы. Их целью было вернуть Иерусалим и прилегающую Святую Землю из-под контроля мусульман. Крестоносцы, наконец, заняли эту территорию и удерживали ее почти 100 лет.Но мусульмане в конце концов изгнали их.

Монголы из Средней Азии захватили Багдад в 1258 году и уничтожили его население. Багдадский халифат исчез. Но новая мусульманская держава, турки-османы, возникла на территории современной Турции. Османы возобновили наступление на Европу.

В 1452 году османский правитель султан Магомет II приказал еще одну попытку захватить Константинополь, столицу Византийской империи. На этот раз мусульмане добились успеха. Примерно за 100 лет османы добавили в свою империю Грецию, Болгарию, Сербию, Боснию, Албанию, Румынию и Венгрию.

В 1529 и 1566 годах турки-османы пытались захватить Вену, столицу Священной Римской империи в самом сердце Европы. Оба штурма города провалились. Более чем 100 лет спустя османы попытались еще раз с 250 000 войсками.

Османы решили осадить Вену и поселились в роскошном палаточном лагере за городскими стенами. В сентябре 1683 года прибыл польский военачальник Иоанн Собеский с 60 тысячами христианских воинов. Незадолго до того, как вступить в бой, он поговорил со своими людьми:

Мы должны спасти не только город, но и все христианство, оплотом которого является Вена.Эта война святая.

Собеский и его кавалерия атаковали османский лагерь, и мусульманские солдаты бежали. Мечта османов захватить Европу рухнула в разгроме у ворот Вены.

«Больной Европы»

После поражения мусульман в Вене Османская империя постепенно отступила. Османские султаны в Стамбуле (старый Константинополь) неоднократно пытались реформировать армию для защиты от европейцев, но консерваторы в правительстве и армии сопротивлялись изменениям.Одна за другой оккупированные османами европейские страны завоевали независимость.

В 1798 году Наполеон Бонапарт завоевал и на короткое время правил Египтом. Это было началом европейского империализма в мусульманском мире. Русские двинулись на юг, в Среднюю Азию, угрожая Персии (позже названной Ираном). Британцы взяли под свой контроль Индию и на время оккупировали Афганистан. Голландцы колонизировали Индонезию. Французы установили свое колониальное господство по всей Северной Африке. Британцы захватили Египет в 1882 году.

Задолго до Первой мировой войны Османская империя считалась «больным человеком Европы». После войны Османская империя (в союзе с Германией) была разделена между победившими европейскими державами. Британцы оккупировали Ирак и Палестину. Франция взяла под свой контроль Сирию.

В 1924 году молодой турецкий военачальник сверг последних османов и основал современную нацию Турции. Мустафа Кемаль Ататюрк порвал с 1300-летней историей ислама, когда создал светское правительство, в котором государство было отделено от религии.Халифы и султаны ушли.

Для обсуждения и написания
  1. Как вы думаете, чем объяснялся успех мусульманских правителей в объединении своих империй?
  2. Как и когда было остановлено продвижение мусульман с запада и востока в Европу?
  3. Что случилось с Османской империей после Первой мировой войны?

Дополнительная информация

История ислама

Ислам Хороший обзор истории и обычаев.От BBC.

Текст ислама онлайн Ричарда Хукера.

Путеводитель по истории: исламская цивилизация

Ислам и исламская история Ближнего Востока Подробная история из IslamiCity.

Интернет-справочник по истории ислама Огромная коллекция документов по всем периодам.

История ислама Краткая история. С исламского веб-сайта Баркати.

Ислам Из Энциклопедии политики и религии , под редакцией Роберта Вутноу.

Пересказ истории ислама и мусульман, 570–661 гг. Н. Э. Сайед Али Асгер Разви, Всемирная федерация мусульманских общин KSI.

Ислам, мировая цивилизация Краткая история. Из программного обеспечения ISL.

Исламский мир до 1600 года Мультимедийное введение в первое тысячелетие исламской истории, разработанное исследовательской группой прикладной истории факультета истории Университета Калгари.

Арабско-исламская история С сайта al.bab.com.

Ислама Очерки и блок-схемы. Из обзора мировых религий, Отдел религии и философии, Колледж Святого Мартина.

Линии времени

Ранний исламский мир Временная шкала из книги «Исследование культур древнего мира».

Краткая хронология мусульманской истории от ISL Software.

Исламские карты времени и хронологии.

Хронология ислама Дэвид В. Коэл, Университет Северного парка, Чикаго.

Цивилизации Год за годом отслеживайте империи, в том числе исламские, на интерактивной карте. Требуется Flash. От BBC.

Статьи энциклопедии

Википедия: История ислама

Энциклопедия восточной информации о Ближнем Востоке и Северной Африке.

Энкарта: Ислам

Все ссылки: Статьи ислама

Виртуальная библиотека WWW: История ислама

Интернет-каталоги по истории ислама

Yahoo Directory: история ислама

Каталог Google: История ислама

Проект Open Directory: история ислама

Академическая информация: Ислам

BUBL LINK: Ислам

Исламский мир: сайты по истории ислама

Битва при Туре

Википедия: Битва при Туре

Турское сражение, А.D. 732 из Пятнадцать решающих битв мира: от Марафона до Ватерлоо , по словам Эдварда Шепарда Кризи.

Еврейская виртуальная библиотека: Битва при Туре

Анонимный арабский летописец: Битва при Пуатье, 732 Из средневекового справочника.

Арабы, франки и битва при туре, 732: три отчета из средневекового справочника.

Биографии Мухаммеда

Энкарта: Мухаммад (пророк)

Колумбийская энциклопедия: Мухаммед, пророк ислама

PBS: Мухаммед: Наследие пророка: Жизнь Мухаммеда

PBS: Ислам: Империя веры: Мухаммад

Доктор.А. Захур и д-р З. Хак: Биография пророка Мухаммеда

MSA: USC: О пророке Мухаммеде

Сподвижники Пророка Биографии сподвижников Мухаммеда. От мусульманской студенческой организации Университета Миссури-Ролла.

Арабские слова на испанском языке

Spanish Pronto !: Арабские слова на испанском

Испанские арабские связи Список испанских слов, адаптированных с арабского языка.

Книги

Оксфордская история ислама Джон Л.Эспозито.

Эпоха Шарля Мартеля Пол Фуракр.

Джихад на Западе: мусульманские завоевания с 7 по 21 век Пол Фрегози.

Золотой век ислама

Большинство ученых считают, что мусульмане создали наиболее развитую цивилизацию в мире в средние века. Ниже приведены некоторые люди, ответственные за подъем исламской цивилизации. Выберите одного человека, исследуйте его и создайте отчет, в котором объясняется, кто это человек и почему он важен.

Знаменитые люди мусульманского мира в средневековье

Восстание ислама | The New Yorker

IV — ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ

Это поднимает еще одну проблему. В последние десятилетия жители Ближнего Востока все чаще выражают новое недовольство американской политикой: не соучастие Америки с империализмом или сионизмом, а нечто более близкое и более непосредственное — соучастие Америки с коррумпированными тиранами, которые правят ими. По понятным причинам эта конкретная жалоба не часто появляется в публичных обсуждениях.Правительства Ближнего Востока, такие как правительства Ирака, Сирии и Палестины, развили большие навыки в управлении своими собственными СМИ и манипулировании СМИ западных стран. И по столь же очевидным причинам он не поднимается на дипломатических переговорах. Но это обсуждается со все большей тревогой и срочностью в частных беседах со слушателями, которым можно доверять, а в последнее время даже публично. (Интересно, что иранская революция 1979 года была одним из случаев, когда это недовольство было выражено открыто.Шах был обвинен в поддержке Америки, но Америка также подверглась нападкам за то, что навязала нечестивого и тиранического лидера в качестве своей марионетки.)

Почти весь мусульманский мир затронут бедностью и тиранией. Обе эти проблемы приписываются, особенно теми, кто заинтересован в отвлечении внимания от самих себя, Америкой — первой из-за американского экономического господства и эксплуатации, которые теперь тонко замаскированы под «глобализацию»; во-вторых, Америка поддерживает многих так называемых мусульманских тиранов, которые служат ее целям.Глобализация стала главной темой в арабских СМИ, и она почти всегда поднимается в связи с проникновением Америки в экономику. Все более плачевная экономическая ситуация в большей части мусульманского мира, по сравнению не только с Западом, но и с тигриной экономикой Восточной Азии, подпитывает эти разочарования. Американское превосходство, как его видят жители Ближнего Востока, указывает на то, на что направить вину и, как следствие, враждебность.

В одном обвинении, которое часто выдвигается против Соединенных Штатов, есть некоторая справедливость: жители Ближнего Востока все чаще жалуются, что Соединенные Штаты судят их по другим и более низким стандартам, чем европейцы и американцы, как в том, что от них ожидают, так и в том, что они могут ожидать — с точки зрения своего финансового благополучия и политической свободы.Они утверждают, что представители Запада постоянно игнорируют или даже защищают действия и поддерживают правителей, которых они не потерпят в своих странах. По мнению многих жителей Ближнего Востока, основная позиция западных и американских правительств такова: «Нам все равно, что вы делаете со своими людьми дома, пока вы помогаете нам удовлетворять наши потребности и защищать наши интересы».

Самым ярким примером этой формы расового и культурного высокомерия было то, что иракцы и другие считают предательством 1991 года, когда Соединенные Штаты призвали иракский народ к восстанию против Саддама Хусейна.Повстанцы северного и южного Ирака сделали это, и силы Соединенных Штатов наблюдали, как Саддам, используя вертолеты, которые соглашение о прекращении огня позволяло ему удерживать, кроваво подавлял их, группу за группой. Причину этого действия — или, скорее, бездействия — нетрудно увидеть. Конечно, победившая в войне в Персидском заливе коалиция хотела смены правительства в Ираке, но они надеялись на государственный переворот, а не на революцию. Они считали подлинное народное восстание опасным — оно могло привести к неопределенности или даже анархии в регионе.Переворот был бы более предсказуемым и мог бы привести к желаемому результату — замене Саддама Хусейна другим, более сговорчивым тираном, который мог бы занять свое место среди так называемых союзников Америки по коалиции. Оставление Соединенными Штатами Афганистана после ухода Советского Союза понималось во многом так же, как их отказ от иракских повстанцев.

Другой пример двойных стандартов имел место в сирийском городе Хама и в лагерях беженцев в Сабре и Шатиле.Беспорядки в Хаме начались с восстания, возглавленного радикальной группировкой «Братья-мусульмане» в 1982 году. Правительство быстро отреагировало. Были посланы войска при поддержке бронетехники, артиллерии и авиации, и за очень короткое время они превратили большую часть города в руины. Amnesty International оценила количество убитых где-то между десятью тысячами и двадцатью пятью тысячами. Акция, которая была заказана и контролировалась президентом Сирии Хафизом Асадом, в то время не привлекла особого внимания и не помешала Соединенным Штатам впоследствии ухаживать за Асадом, которого госсекретарь США неоднократно посещал. Бейкер, Уоррен Кристофер и Мадлен Олбрайт, и даже от президента Клинтона.Вряд ли американцы так стремились умилостивить правителя, совершившего такие преступления на западной земле, жертвами с Запада.

Убийство семисот-восьмисот палестинских беженцев в Сабре и Шатиле в том же году было совершено ливанскими ополченцами во главе с ливанским командиром, который впоследствии стал министром в спонсируемом Сирией ливанском правительстве, и это рассматривалось как месть за убийство президента Ливана Башира Джемайеля.Ариэль Шарон, который в то время командовал израильскими войсками в Ливане, получил выговор от израильской комиссии по расследованию за то, что не предвидел и не предотвратил резню, и был вынужден уйти с поста министра обороны. Понятно, что палестинцы и другие арабы должны возложить единоличную вину за резню на Шарона. Что вызывает недоумение, так это то, что европейцы и американцы должны поступать так же. Некоторые даже хотели судить Шарона за преступления против человечности перед трибуналом в Европе.Такого предположения не было ни в отношении Саддама Хусейна, ни в отношении Хафиза аль-Асада, убивших десятки тысяч своих соотечественников. Легко понять горечь тех, кто видит в этом подтекст. Это выглядело так, как если бы ополченцы, совершившие это преступление, были животными, не несущими ответственности по тем же человеческим стандартам, что и израильтяне.

Благодаря современным коммуникациям народы Ближнего Востока все больше осознают глубокую и расширяющуюся пропасть между возможностями свободного мира за пределами их границ и ужасающими лишениями и репрессиями внутри них.Возникающий в результате гнев, естественно, направлен сначала против их правителей, а затем против тех, кто, по их мнению, удерживает этих правителей у власти из эгоистичных соображений. Несомненно, знаменательно, что большинство террористов, которые были идентифицированы в атаках 11 сентября на Нью-Йорк и Вашингтон, прибыли из Саудовской Аравии и Египта, то есть из стран, правители которых считаются дружественными Соединенным Штатам.

V — ОТКАЗ СОВРЕМЕННОСТИ

Если двойные стандарты Америки — и ее эгоистичная поддержка коррумпированных режимов в арабском мире — давно вызывают гнев среди мусульман, почему этот гнев лишь недавно нашел свое выражение в террористических актах? В девятнадцатом и двадцатом веках мусульмане двояко отреагировали на увеличивающийся дисбаланс власти и богатства между их обществами и обществами Запада.Реформаторы или модернизаторы пытались выявить источники богатства и власти Запада и приспособить их к своему собственному использованию, чтобы встретиться с Западом на равных. Мусульманские правительства — сначала в Турции, затем в Египте и Иране — приложили огромные усилия для модернизации, то есть вестернизации вооружения и техники своих вооруженных сил; они даже одели их в форму западного образца и водили под музыку духовых оркестров. Когда поражения на поле боя были сопоставимы с другими на рынке, реформаторы пытались раскрыть секреты экономического успеха Запада и подражать им, создавая собственные отрасли.Молодые студенты-мусульмане, которые были отправлены на Запад для изучения военного искусства, также вернулись с опасными и взрывоопасными представлениями о выборных собраниях и конституционных правительствах.

Все попытки реформирования закончились неудачно. Во всяком случае, модернизация вооруженных сил ускорила процесс поражения и вывода войск, что привело к унизительной неспособности пяти арабских государств и армий помешать полумиллиону евреев построить новое государство на обломках британского мандата в Палестине в 1948 году. .За редким исключением, экономические реформы, как капиталистические, так и социалистические, шли не лучше. Сочетание низкой производительности и высокой рождаемости на Ближнем Востоке создает нестабильную смесь, и, по всем признакам, арабские страны в таких вопросах, как создание рабочих мест, образование, технологии и производительность, все больше отстают от Запада. Хуже того, арабские страны также отстают от новобранцев современности западного стиля, таких как Корея, Тайвань и Сингапур. Из ста пятидесяти пяти стран, получивших в 2001 году рейтинг экономической свободы, самым высоким рейтингом среди мусульманских государств был Бахрейн (No.9), Объединенные Арабские Эмираты (№ 14) и Кувейт (№ 42). По данным Всемирного банка, в 2000 году средний годовой доход в мусульманских странах от Марокко до Бангладеш составлял лишь половину среднемирового уровня, а в девяностые годы совокупный валовой национальный продукт Иордании, Сирии и Ливана, то есть три из всех доходов Израиля. Арабские соседи были значительно меньше, чем у одного только Израиля. Показатели на душу населения хуже. Согласно статистическим данным Организации Объединенных Наций, показатель G.D.P. на душу населения в Израиле. в три с половиной раза больше, чем в Ливане и Сирии, в двенадцать раз больше, чем в Иордании, и в тринадцать с половиной раз больше, чем в Египте.Еще больше сбивает с толку контраст с Западом, а теперь и с Дальним Востоком.

Модернизация в политике оказалась не лучше, а может быть, даже хуже, чем в войне и экономике. Многие исламские страны экспериментировали с демократическими институтами того или иного рода. В некоторых странах, например в Турции, Иране и Тунисе, они были введены местными реформаторами-новаторами; в других они были установлены, а затем завещаны уходящими империалистами. Рекорд, за исключением, возможно, Турции, свидетельствует о почти бесполезных неудачах.Партии и парламенты западного типа почти всегда заканчивались коррумпированной тиранией, поддерживаемой репрессиями и идеологической обработкой. Единственной европейской моделью, которая работала в смысле достижения своих целей, была однопартийная диктатура. Партия Баас, различные ветви которой десятилетиями управляли Ираком и Сирией, вобрала в себя худшие черты нацистской и советской моделей. После смерти Насера ​​в 1970 году ни один арабский лидер не смог заручиться широкой поддержкой за пределами своей страны.В самом деле, ни один арабский лидер не пожелал представить свои притязания на власть свободным голосованием. Лидеры, которые ближе всего подошли к получению общеарабского одобрения, — это Каддафи в семидесятые годы и, совсем недавно, Саддам Хусейн. То, что эти двое из всех арабских правителей пользуются такой широкой популярностью, само по себе ужасно и показательно.

В связи с этим неудивительно, что многие мусульмане говорят о провале модернизации. Отказ от современности в пользу возврата к священному прошлому имеет разнообразную и разветвленную историю в регионе и породил ряд движений.Самый важный из них, ваххабизм, просуществовал более двух с половиной веков и сегодня оказывает значительное влияние на мусульманские движения на Ближнем Востоке. Его основатель, Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб (1703-87), был теологом из района Неджд в Аравии. В 1744 году он начал кампанию очищения и обновления. Его целью было вернуть мусульманский мир к чистому и подлинному исламу Пророка, удалив и, где необходимо, уничтожив все более поздние наслоения. Дело ваххабитов было поддержано саудовскими правителями Неджда, которые какое-то время успешно продвигали его силой.В серии кампаний они принесли свое правление и свою веру на большую часть центральной и восточной Аравии, прежде чем в конце восемнадцатого века были отвергнуты османским султаном, которого саудовский правитель объявил отступившим от истинного положения вещей. вера и узурпатор в мусульманском государстве. Второй союз доктрины ваххабизма и саудовской силы начался в последние годы существования Османской империи и продолжился после распада. Завоевание Саудовской Аравией Хиджаза, включая священные города Мекку и Медину, повысило престиж Дома Саудов и дало новые возможности доктрине ваххабизма, которая распространилась в различных формах по всему исламскому миру.

Начиная с тридцатых годов прошлого века, открытие нефти в восточных провинциях Аравии и ее разработка, в основном американскими компаниями, принесли новые огромные богатства и новую острую социальную напряженность. В старом обществе неравенство богатства было ограниченным, и его последствия сдерживались, с одной стороны, традиционными социальными связями и обязательствами, которые связывали богатых и бедных, а с другой стороны, уединением мусульманской семейной жизни. Модернизация слишком часто увеличивала разрыв, разрушала эти социальные связи и, благодаря универсальности современных средств массовой информации, делала возникающее неравенство болезненно заметным.Все это создало новую и восприимчивую аудиторию для учений ваххабитов и других единомышленников, среди которых были «Братья-мусульмане» в Египте и Сирии и «Талибан» в Афганистане.

Сейчас стало нормой называть эти движения «фундаменталистскими». Термин неудачный по ряду причин. Первоначально это был американский протестантский термин, используемый для обозначения протестантских церквей, которые в некоторых отношениях отличались от основных церквей. Эти различия не имеют ничего общего с теми, которые отделяют мусульманских фундаменталистов от исламского мейнстрима, и поэтому использование этого термина может вводить в заблуждение.Вообще говоря, мусульманские фундаменталисты — это те, кто считает, что проблемы мусульманского мира в настоящее время являются результатом не недостаточной модернизации, а чрезмерной модернизации. С их точки зрения, основная борьба ведется не против западного врага как такового, а против западных врагов внутри страны, которые импортировали и навязывали неверные методы мусульманским народам. Задача мусульман состоит в том, чтобы свергнуть и устранить этих неверных правителей, иногда нанося поражение или изгнав их иностранных покровителей и защитников, а также отменить и разрушить введенные ими законы, институты и социальные обычаи, чтобы вернуться к чистой Исламский образ жизни в соответствии с принципами ислама и нормами Священного Закона.

VI — ВОССТАНОВЛЕНИЕ ТЕРРОРИЗМА

Усама бен Ладен и его последователи Аль-Каиды могут не представлять ислам, и их заявления и их действия прямо противоречат основным исламским принципам и учениям, но они возникают внутри мусульманской цивилизации, так же как и Гитлер и нацисты возникли внутри христианской цивилизации, поэтому их следует рассматривать в их собственном культурном, религиозном и историческом контексте.

Если посмотреть на исторические записи, мусульманский подход к войне не сильно отличается от христианского или иудейского в очень древние и очень современные периоды, когда у них была возможность выбора.В то время как мусульмане, возможно, чаще, чем христиане, вели войну против последователей других верований, чтобы привлечь их к сфере ислама, христиане — за заметным исключением крестовых походов, которые сами были имитацией мусульманской практики — были более склонны к борьбе. внутренние религиозные войны против тех, кого они считали раскольниками или еретиками. Ислам, несомненно, из-за политического и военного участия его основателя, придерживается того, что можно было бы назвать более прагматическим взглядом на реалии общественных отношений, чем Евангелия.Поскольку война за веру с самого начала была религиозным обязательством в исламе, она тщательно регулируется. Исламский религиозный закон, или шариат, довольно подробно рассматривает такие вопросы, как начало, завершение и возобновление боевых действий, предотвращение ранения мирных жителей, обращение с заключенными, раздел добычи и даже типы оружия, которое может быть использовано. Некоторые из этих правил были объяснены современными радикальными комментаторами, поддерживающими фундаменталистов; другие просто игнорируются.

А как насчет терроризма? Последователи многих вероисповеданий в то или иное время прибегали к религии, совершая убийства, как в розницу, так и оптом. Два слова, происходящие от таких движений в восточных религиях, даже вошли в английский язык: «головорез» из Индии и «убийца» с Ближнего Востока, оба означают фанатичные религиозные секты, чьей формой поклонения было убийство тех, кого они считали враги веры. Вопрос о законности убийства в исламе впервые возник в 656 г.D., с убийством третьего халифа Усмана набожными мусульманскими повстанцами, которые считали, что они исполняют волю Бога. Первая в череде гражданских войн велась из-за вопроса о том, выполняли ли повстанцы заповедь Бога или пренебрегали ею. Исламские законы и традиции очень четко указывают на обязанность подчиняться исламскому правителю. Но они также цитируют два высказывания, приписываемые Пророку: «В грехе нет послушания» и «Не повинуйся твари против его создателя». Если правитель приказывает что-то, что противоречит закону Божьему, то обязанность повиновения заменяется обязанностью непослушания.Понятие тираноубийства — оправданное устранение тирана — не было исламским нововведением; он был знаком в древности как среди евреев, так и среди греков и римлян, и тех, кто его исполнял, часто провозглашали героями.

Члены мусульманской секты XI – XIII веков, известной как Ассасины, которая базировалась в Иране и Сирии, похоже, были первыми, кто преобразовал акт, названный в их честь, в систему и идеологию. Их усилия, вопреки распространенному мнению, были в первую очередь направлены не против крестоносцев, а против их собственных лидеров, которых они считали нечестивыми узурпаторами.В этом смысле Ассасины являются истинными предшественниками многих так называемых современных исламских террористов, некоторые из которых прямо заявляют об этом. Имя «Ассасины» с оттенком «гашишник» было дано им их врагами-мусульманами. Они назвали себя fidayeen — те, кто готов пожертвовать своей жизнью за свое дело. Этот термин был возрожден и принят их современными подражателями. Однако в двух отношениях — в выборе оружия и жертв — Ассасины заметно отличались от своих современных преемников.Жертвой всегда был человек — высокопоставленный политический, военный или религиозный лидер, которого считали источником зла. Он и только он был убит. Это действие не было терроризмом в нынешнем понимании этого термина, а скорее было тем, что мы бы назвали «целенаправленным убийством». Метод был всегда один и тот же: кинжал. Ассасины презирали использование яда, арбалетов и другого оружия, которое можно было использовать на расстоянии, и Ассасин не ожидал — или, казалось бы, даже не желал — пережить его поступок, который, как он считал, обеспечит ему вечное блаженство. .Но ни при каких обстоятельствах он не покончил жизнь самоубийством. Он умер от рук похитителей.

Двадцатый век привел к возобновлению подобных действий на Ближнем Востоке, хотя и разного типа и для разных целей, а терроризм прошел несколько фаз. В последние годы существования Британской империи имперская Великобритания столкнулась с террористическими движениями в своих зависимых странах Ближнего Востока, которые представляли три разные культуры: греков на Кипре, евреев в Палестине и арабов в Адене. Все трое действовали из националистических, а не религиозных мотивов.Хотя эти трое были очень разными по своему происхождению и политическим обстоятельствам, в своей тактике они были во многом схожи. Их цель заключалась в том, чтобы убедить имперскую державу, что пребывание в этом регионе не стоит кровавых затрат. Их метод состоял в том, чтобы атаковать военный и, в меньшей степени, административный персонал и объекты. Все трое действовали только на своей территории и в целом избежали сопутствующих повреждений. Все трое преуспели в своих начинаниях.

Благодаря быстрому развитию средств массовой информации, и особенно телевидения, новейшие формы терроризма нацелены не на конкретные и ограниченные цели противника, а на мировое мнение.Их основная цель не в том, чтобы победить или даже ослабить врага в военном отношении, а в том, чтобы добиться известности — психологическая победа. Самой успешной группой в этом деле была Организация освобождения Палестины. P.L.O. была основана в 1964 году, но стала важной в 1967 году после поражения объединенных арабских армий в Шестидневной войне. Обычная война потерпела неудачу; пришло время попробовать другие методы. Целями этой формы вооруженной борьбы были не военные или другие правительственные учреждения, которые обычно слишком хорошо охраняются, а общественные места и собрания любого рода, которые в подавляющем большинстве являются гражданскими и жертвы которых не обязательно связаны с объявлен врагом.Примеры этого включают в 1970 году угон трех самолетов — одного швейцарского, одного британского и одного американского — все они были доставлены в Амман; убийство израильских спортсменов на Олимпийских играх в Мюнхене в 1972 году; захват в 1973 году посольства Саудовской Аравии в Хартуме и убийство там двух американцев и бельгийского дипломата; и захват итальянского круизного лайнера Achille Lauro в 1985 году. Другие нападения были направлены на школы, торговые центры, дискотеки, пиццерии и даже на пассажиров, ожидающих в очереди в европейских аэропортах.Эти и другие атаки P.L.O. немедленно и замечательно преуспели в достижении своих целей — в захвате заголовков газет и телеэкранов. Они также пользовались большой поддержкой в ​​иногда неожиданных местах и ​​возвысили своих преступников до главных ролей в драме международных отношений. Неудивительно, что других побудили последовать их примеру — в Ирландии, Испании и других странах.

Ислам: сунниты и шииты

Ислам: сунниты и шииты

Социальное образование 58 (6), 1994, стр.339-344
Национальный совет по социальным исследованиям

Мухаммад Ханиф
Ислам — одна из самых быстрорастущих мировых религий и основная вера во многих частях третьего мира. В настоящее время насчитывается более 970 миллионов мусульман, сосредоточенных в основном на Ближнем Востоке, в Северной Африке, а также в Южной и Юго-Восточной Азии ( World Almanac 1994, , 727). Из них восемьдесят три процента — сунниты и шестнадцать процентов — шииты. Шииты составляют большинство населения Ирана, Ирака и Бахрейна и являются крупнейшей мусульманской группой населения в Ливане.
Помимо своей религиозной жизнеспособности, ислам становится все более важной политической силой на мировой арене. За последние двадцать лет произошел всплеск активности политических движений, определяющих себя как исламские. Переломным событием стала исламская революция в Иране, спровоцированная ныне покойным шиитским аятоллой Хомейни, которая изгнала шаха в 1979 году. Клерикальное правление инициировало радикальные изменения в различных сферах жизни в Иране и во внешних отношениях на Ближнем Востоке.

Война между Ираном и Ираком, которая произошла вскоре после этого и длилась с 1980 по 1988 год, высветила некоторые различия между мусульманами-суннитами и шиитами. Иран — персидская шиитская страна, в то время как руководство Ирака состоит в основном из мусульман-суннитов и арабов1. Большинство правительств мусульман-суннитов поддерживали Ирак во время войны.

Во многих странах Ближнего Востока исламские движения являются основной оппозиционной силой, и активность исламских революционных групп возросла. В Ливане воинствующие шииты, поддерживаемые Ираном, приняли активное участие в гражданской войне в стране и совершили зрелищные акты насилия, в том числе взяли в заложники ряд западных граждан.Радикальные движения мусульман-суннитов в таких странах, как Египет и Алжир, также прибегали к насилию против правительства и западных целей.

Эта статья предоставит справочную информацию о суннитском и шиитском исламе, подчеркнет их исторические, религиозные и идеологические различия и укажет на то, что у них общего, а также на то, что их разделяет. В нем также будут указаны некоторые причины недавнего усиления исламских политических движений.

Убеждения, разделяемые суннитами и шиитами
Между суннитским и шиитским исламом существует значительный общий знаменатель.Все мусульмане верят, что Аллах избрал пророком ислама человека по имени Мухаммед, и что с благословения Аллаха и постоянных откровений Мухаммед наставлял мусульман вести жизнь согласно Корану, сборнику божественных откровений и «хадисам» ( высказывания, учения и практики Пророка Мухаммеда, которые служат дополнением к Корану). За короткий период в 22 года, с 610 по 632 год нашей эры, ему удалось оставить великое политическое и духовное наследие, которое в конечном итоге привело к установлению исламской цивилизации.

Все мусульмане верят, что благочестие, праведное соблюдение принципов Корана и стремление к добру в повседневной жизни являются величайшими добродетелями человека. И сунниты, и мусульмане-шииты согласны с необходимостью строгого этического и морального кодекса для регулирования человеческого поведения во всех его проявлениях. Социальная справедливость также считается фундаментальным правом.

Сунниты и шииты разделяют убеждение, что существует пять столпов ислама: (1) единство Аллаха и пророчество Мухаммеда, (2) пять обязательных молитв, (3) пост, (4) благотворительность и (5) паломничество в Мекку.Обе группы также верят, что Коран имеет Божественный источник и что пророческие миссии Аллаха завершились Мухаммедом.

Суннитско-шиитский раскол
Разногласия между суннитским и шиитским исламом возникли в результате исторического спора о преемственности Пророка Мухаммеда. После смерти Мухаммада в 632 г. н.э. «Маджлис аль-Шура» 2 (собрание советников), в состав которого вошли наиболее преданные и хорошо осведомленные мусульмане, избрал Абу Бакра первым халифом или лидером мусульман.Абу Бакр был одним из ближайших соратников Мухаммеда и отцом второй жены Мухаммеда. Это действие собрания указывало на то, что лидеры должны были выбираться мусульманами на основе их набожности и заслуг, и исключало идею наследования по родословной Пророку в религиозном и политическом управлении исламом.

Большинство мусульман приняли избрание Абу Бакра первым законным халифом, который будет править в соответствии с практикой, установленной Пророком. По основным мирским вопросам, о которых нет прямых упоминаний в Коране, Пророк следовал совету собрания советников, поэтому казалось, что соответствующий орган должен решить вопрос о наследовании.

Первые шииты были небольшой группой мусульман, которые выступили против избрания Абу Бакра первым халифом. Они сплотились вокруг Али, двоюродного брата и зятя Пророка, который женился на дочери Пророка Фатиме. Они поддержали Али и концепцию законной наследственности по линии Пророка Мухаммеда как в религиозных, так и в мирских вопросах. Али фактически был одним из видных членов консультативного совета, который выбрал Абу Бакра первым халифом ислама.Но, учитывая племенные традиции Аравийского полуострова, выбор Абу Бакра был расценен некоторыми мусульманами как отрицание права Али наследовать Пророку и служить лидером или имамом в религиозных и политических вопросах.

Кто такой шиит?
Раскол привел к созданию двух основных ветвей ислама — суннитов и шиитов. Сторонников Али называли шиитами. Уважаемые знатоки арабского языка определяют слово «шиит» как означающее группу людей, которая достигает консенсуса по какому-либо вопросу.Этимологически значение слова ограничивается помощниками, сторонниками и сторонниками человека, но, в целом, это слово применяется к последователям Али и его одиннадцати потомкам мужского пола. Слово «сунниты», что означает «ортодоксальный», применяется к мусульманам, которые являются частью основной ветви ислама и принадлежат к одной из четырех школ юриспруденции: ханафитской, ханбалийской, малики и шафиитской. Хотя Али высоко ценится мусульманами-суннитами, они отвергают шиитскую концепцию преемственности Мухаммеда.

После избрания Абу Бакра первым халифом число шиитов выросло и превратилось в политическую группу, поддерживающую Али как преемника Пророка. Они категорически отвергли халифат и вместо этого отстаивали концепцию «имамата» 3, религиозную и политическую идеологию, основанную на руководстве имамов. Этимологически слово «имам» означает «стоящий впереди», проводник и лидер. Он используется для описания религиозных людей сегодня, а также для обозначения Двенадцати имамов, последовавших за Мухаммедом.Концепция имамата отражает веру в то, что человечество всегда нуждается в божественно назначенном лидере, авторитетном учителе во всех религиозных вопросах, наделенном полным иммунитетом от греха и ошибок.

Преобладающая тенденция в шиизме описывается как «двунаправленный шиизм» 4, который сосредоточен в Иране и является основной формой шиизма в Ираке, Ливане и Бахрейне. Этот шиизм утверждает, что за Мухаммедом наследовали двенадцать божественно назначенных имамов, непосредственно произошедших от него через Али и его жену Фатиму, и что отказ и неповиновение любому из двенадцати имамов составляет неверность, равную отвержению Пророка Мухаммеда (Donaldson 1933, 344). .Шииты считают Али и его потомков законными преемниками Пророка, имеющими право руководить мусульманами по божественному и непогрешимому вдохновению. Этот вопрос, конечно, не просто генеалогический вопрос, потому что он поднимает жизненно важный вопрос о знании того, от какой власти получить руководство относительно воли Аллаха и ее осуществления на земле.

В поддержку этой веры шииты ссылаются на некоторые высказывания Мухаммеда, обсуждаемые суннитами, такие как: «Я — город знаний, а Али — мои врата» (Баят 1982, 4).

Отличительная черта шиизма двунадесятников заключается в его вере в то, что Двенадцатый имам, Мухаммад аль-Махди, исчез и снова появится однажды, чтобы установить правление справедливости, которое предвещает окончательный приговор.

Те шииты, которые не являются шиитами-двунадесятниками, также считают, что Али был законным имамом после Мухаммеда, но расходятся во мнениях о важности некоторых из последующих имамов. Исмаилиты принимают первых шести имамов-двунадесятников, но считают, что сын шестого имама, Исмаил, чьи потомки продолжаются до наших дней, был законным преемником имама.Нынешний Ага Хан является имамом самой известной части исмаилитов. Зайди верят, что имамы получили божественное руководство, но не верят в их непогрешимость, не разделяют приверженность всем двенадцати имамам и отвергают доктрину о скрытом имаме.

Суннитско-шиитские доктринальные различия
Из разногласий суннитов и двунадесятников некоторые из наиболее важных связаны с вопросом об имамате; вопрос о заступничестве между Аллахом и людьми; вопросы, не очерченные Кораном; средства достижения рая; и роль современных имамов или религиозных лидеров.

1. Концепция имамата

С точки зрения шиитов, двенадцать имамов унаследовали свое положение исключительных лидеров мусульман благодаря власти Пророка Мухаммеда и божественного посвящения. Считается, что они были не только временными преемниками Мухаммеда, но и наследниками прерогатив близости к Аллаху и толкователями Корана.

Согласно шиизму, «Имам» выполняет три функции: управлять исламским сообществом, объяснять религиозные науки и законы и быть духовным наставником, ведущим людей к пониманию внутреннего смысла вещей.Из-за этих функций он не может быть избран публичным собранием. Как духовный наставник он получает свой авторитет только «сверху». Следовательно, каждый имам назначается через назначение предыдущего «имама» Божественным повелением.

Имам должен заниматься повседневными делами, а также духовным и непроявленным миром. Его функции одновременно человеческие и космические (Наср 1978, 278). «Двенадцать имамов» являются посредниками для человечества (Donaldson 1933, 343).

Мусульмане-сунниты. Вышеупомянутые верования «двунадесятников», придающие легитимность устным и письменным комментариям «Двенадцати имамов», категорически отвергаются суннитами, которые не считают институт наследственного «имамата» частью исламской веры. . Все признанные Исламом пророки Аллаха, такие как Адам, Ной, Авраам, Моисей, Христос и Мухаммад, считаются божественным назначением вести людей к поклонению Аллаху и поиску Его милости. Однако считается, что даже потомки пророков лишены привилегии близости и благословений Аллаха, если они не соблюдают Его заповеди.Типичным выражением этой веры является отрывок из Корана,

.

И помните, что Авраама испытал его Господь определенными заповедями, которые он исполнил. Аллах сказал: Я сделаю тебя имамом народов. Авраам умолял: «А также имамы из моего потомства!» Аллах сказал: «Но мое обещание недостижимо для злодеев (Коран 2: 124).
Мусульмане-сунниты не ставят ни одного человека, включая Двенадцать шиитских имамов, на уровень, равный или даже близкий к пророкам. Суннитская точка зрения состоит в том, что нигде в Коране не упоминается, что двенадцать шиитских имамов были божественно назначены руководить мусульманами после смерти Мухаммеда.Мусульмане должны руководствоваться словами, такими как слова из последней проповеди Мухаммеда «Хадж», известной как Нагорная проповедь, в которой он обращался ко всему человечеству:

— — — Я оставляю после себя две вещи; пока вы цепляетесь за них, вы не заблудитесь. Одна — «Книга Аллаха», а другая — моя «традиция» (Захир 1985, 10).

2 . Заступничество между Аллахом и людьми

Мусульмане-сунниты. Мусульмане-сунниты верят, что никто не может вмешиваться между Аллахом и людьми.

Скажи: Богу принадлежит исключительно [право предоставлять] ходатайство. Ему принадлежит владычество небес и земли. В конце концов, именно к Нему вы будете возвращены (Коран 39:44).
Мусульмане-шииты. Согласно шиизму, Двенадцать Имамов могут ходатайствовать между человечеством и Аллахом.

Посланник Аллаха сказал Али:
«- — — Вы и ваши потомки являетесь посредниками для человечества, поскольку они [люди] не смогут познать Бога, кроме как через ваше представление» (Donaldson 1933, 343).
«- — — Мусульмане-шииты должны знать своего имама, чтобы спастись, и имамы, так же как и пророки, конечно, могут ходатайствовать за верующих перед Богом в час суда — — -» ( Наср 1987, 261).

«Иджма» 5 (консенсус) гарантирует авторитет Корана и традиций как записей божественного откровения.

Консенсус и аналогии могут применяться теми учеными, которые хорошо осведомлены в Коране, традициях пророка и исламском праве и исповедуют веру во всех сферах своей жизни.

Мусульмане-шииты. Источники мусульманского права в шиизме в чем-то похожи на источники в суннитском исламе, а именно: Коран, практики, консенсус и аналогии Мухаммеда. Однако определение консенсуса связано со взглядами имамов, и аналогии дается больше свободы, чем в суннитском исламе (Наср 1978, 278).

4. Рай и ад в Судный день

Мусульмане-сунниты. Мусульмане-сунниты твердо верят, что искупление людей зависит от веры в Аллаха, Его пророков, признания Мухаммеда последним пророком и веры в праведные дела, как это объясняется в Коране.Милость Аллаха определит искупление всех людей. Даже пророк Мухаммад находится во власти Аллаха.

Если бы я ослушался моего Господа, я бы действительно боялся наказания в Великий День (Коран 39:13).
В Коране есть много других аятов, которые перечисляют, что основа рая — милость Аллаха и праведные дела людей согласно Корану и хадисам.

Мусульмане-шииты . Мусульманам-шиитам гарантирован рай, если они будут подчиняться и следовать Мухаммеду и Двенадцати Имамам.Ибн Бабувайхи, шиитский ученый, процитировал Ибн-и-Садика, шестого имама, в связи с обращением Мухаммеда к Али.

— — — что вы представляете Богу тех, кто может войти в Рай, то есть тех, кто узнает вас, и тех, кого вы узнаете. — — — что вы являетесь абсолютным посредником, поскольку в ад пойдут только те, кто не узнает вас и кого вы не узнаете (Donaldson 1933, 343).

5. Роль и статус современных имамов

Мусульмане-сунниты .Для суннитов «Двенадцать имамов» и нынешние шиитские имамы (например, «аятоллы» или «тени Аллаха») являются людьми без каких-либо божественных сил. Они считаются праведными мусульманами, и Двенадцать имамов особенно уважаемы из-за их отношений с Али и его женой Фатимой, дочерью Мухаммеда. Сунниты считают, что Али и два его сына, Хасан и Хуссейн, пользовались большим уважением со стороны первых трех халифов и сподвижников Мухаммеда. Любой праведный и знающий мусульманин-суннит может служить имамом с основной функцией ведения молитв и толкования Корана и хадисов при условии, что он хорошо разбирается в этих предметах.Сунниты также считают еретическим приписывать людям атрибуты Божественной природы, такие как непогрешимость и знание всех временных и космических вопросов.

Мусульмане-шииты . Считается, что современные имамы (аятоллы) самого высокого ранга получают свое руководство и духовное просвещение непосредственно от «Двенадцати имамов», которые находятся в постоянном контакте со своими последователями на Земле каждый день через современных духовных лидеров. Таким образом, аятоллы играют жизненно важную посредническую роль.Из-за своей духовной роли аятоллы не могут назначаться правительствами, а могут назначаться только с согласия других аятолл.

Различия в религиозной организации
Различия между суннитским и шиитским исламом носят не только теологический и исторический характер. Они встроены в социальную и политическую структуру Ближнего Востока. Сунниты и шииты образуют разные сообщества. Переходы из шиизма в суннизм и наоборот редки, и ожидается, что сунниты и шииты вступят в брак с членами своего собственного сообщества.Жизненно важные моменты жизни — брак, рождение и смерть — отмечаются в рамках ритуалов общины. Члены каждой общины изучают ислам в рамках традиций своей веры и под руководством религиозных учителей своей веры.

Несмотря на эти традиции, политическая лояльность суннитов и шиитов зависит от страны их гражданства и национальности. В 1980 году Иран, шиитская страна с языком и культурой фарси (персидский), был захвачен Ираком, арабской страной с суннитским руководством, но шиитским большинством населения.Несмотря на призывы Ирана, большинство иракских шиитов оставались верными Ираку, проходя военную службу по мере необходимости во время ирано-иракской войны 1980-88 годов.

И суннитский, и шиитский ислам организованы таким образом, чтобы отражать их убеждения. Принимая во внимание акцент в основном шиизме на роли имамата, неудивительно, что у шиитов более сложная религиозная иерархия, чем у мусульман-суннитов. За исключением послереволюционного Ирана, шиитское духовенство было более независимым от правительства, чем религиозные деятели в суннитских мусульманских странах.Шиитским религиозным деятелям стало меньше нуждаться в деньгах для финансирования своей деятельности у светских правительств, поскольку они контролируют значительные религиозные пожертвования.

В шиитских общинах наиболее важные назначения на высшие религиозные должности производятся шиитскими религиозными деятелями, а не государством. Напротив, в суннитских странах правительства обычно осуществляют контроль над назначением высших религиозных деятелей. Эти правительства также взяли на себя право выделять крупные религиозные пожертвования через правительственные министерства, созданные для этой цели.Это делает высокопоставленное суннитское духовенство более зависимым от правительства, чем их шиитские коллеги. Сунниты также более открыты, чем шииты, к идее, что руководство молитвами и проповедью может осуществляться мирянами без формального духовного образования.

Принимая во внимание могущество шиитского духовенства, неудивительно, что они играют важную политическую роль. Во главе с аятоллой Хомейни духовенство организовало революцию, которая свергнула шаха Ирана в 1978-79 годах и превратила страну в исламскую республику.Шиитское духовенство также занимало видное место в оппозиционных движениях в Ираке и Ливане.

Исламские политические движения
И шиитские, и суннитские мусульманские политические движения ставят своей основной целью установление исламского права как единственной основы правительства. Они отвергают секуляризм как импортированную западную идею и выступают против нескольких видов социальных изменений, которые используют Запад в качестве модели, таких как изменение статуса женщин.

Политические движения с религиозным посланием пользуются популярностью во многих мусульманских странах.Отчасти это связано с религиозным мировоззрением людей. Но это еще и потому, что лидеры этих движений занимаются политическими проблемами дня.

Одна из причин падения шаха Ирана заключалась в том, что его политика секуляризации привела к отчуждению религиозного истеблишмента. Напротив, монархи богатых нефтью суннитских мусульманских стран приложили больше усилий, чтобы сохранить свою политику в соответствии с религиозной чувствительностью.

Другой очень важной причиной падения шаха было повсеместное недовольство его политикой развития в пользу богатых и прозападных групп.Шах потратил значительную часть нефтяного богатства страны на военные и гражданские проекты, которые многие считали плохо продуманными. Иран был более густонаселенной страной, чем другие богатые нефтью государства Ближнего Востока, поэтому его нефтяные богатства менее широко распространялись среди людей. В результате проводимой шахом западной политики развития возник новый класс буржуазии, который стал объектом ненависти и негодования по отношению к бедным людям. Вдобавок, подобно националистическим и левым иранским партиям, духовенство яростно атаковало связи шаха с Западом.

Несмотря на их религиозную ориентацию, многие проблемы, которыми занимаются исламские движения, являются теми же политическими или социальными проблемами, которые волнуют светских политиков. Движения атакуют коррупцию в правительстве и пропасть между богатыми и бедными. В Ираке и Ливане, где шиитские общины беднее, чем суннитские и христианские общины, негодование по поводу предполагаемой дискриминации также позволило шиитским движениям мобилизовать поддержку широких масс. Проблемы коррупции и бедности также поднимаются суннитскими движениями в таких странах, как Египет и Алжир, хотя эти движения до сих пор не смогли заручиться поддержкой высокопоставленных религиозных лидеров, сравнимых по уровню с аятоллой Хомейни до иранской революции.

Противодействие Западу проистекает из исторического недовольства во многих частях мусульманского мира западным колониализмом в начале этого столетия. В дополнение к проблемам, возникшим в этот период, мусульманские движения часто цитируют ряд недавних политик Америки и Запада: попытки Запада объединить мусульманские страны в союзы против Советского Союза во время холодной войны; политические интервенции, такие как государственный переворот 1953 года при поддержке ЦРУ, который восстановил шаха после того, как националистическое правительство во главе с Мохаммедом Мосаддыком пришло к власти в Иране; западная военная и политическая поддержка Израиля против арабского мира; и западная военная и политическая поддержка непредставительных правительств.

Некоторые из наиболее драматичных антизападных действий были совершены шиитскими политическими группами в Ливане, где центральное правительство рухнуло после начала гражданской войны в 1975 году. Боевые действия привели к иностранному вмешательству сирийских, израильских и американских войск. Радикальные шиитские движения, такие как Хизбалла («Партия Бога»), процветали в период после драматической военной интервенции Запада в Ливане в 1982 году, когда израильские войска изгнали ООП из Бейрута, а американские миротворческие силы были отправлены в Ливан (чтобы будет отозван в 1984 г.).Воинствующие шииты, воспользовавшись отсутствием центральной власти в стране, атаковали западные и израильские цели и взяли заложников, некоторые из которых были убиты. Суннитские оппозиционные движения в Египте и Алжире также в последнее время проявляют все большую жестокость в своей антиправительственной и антизападной тактике.

Эта тактика вызвала серьезные споры в исламском мире. В исламских писаниях и юриспруденции нет оправдания неизбирательным убийствам или убийствам местных или иностранных граждан мусульманами-суннитами или шиитами.Однако многие интеллектуалы ссылаются на недостатки правительств как на причину своих действий. «Эти метатели бомб и дикие люди, — пишет известный египетский журналист Мухаммад Хассанейн Хайкал, — являются результатом почти невообразимо коррумпированных и посредственных правительств» ( New YorkTimes Magazine, 21 ноября 1993 г., 65).

Акты насилия, направленные против гражданского населения, не имеют исламского происхождения. Фактически, радикальное насилие, похоже, является всемирным явлением. Радикальные группы, независимо от того, религиозны они или нет, часто процветают в недемократической среде, где несправедливость, репрессии и неуместное иностранное влияние широко считаются доминирующими характеристиками существующего порядка.

Примечания
1. Большинство населения Ирака состоит из арабских шиитов, но арабы-сунниты составляют значительное меньшинство в стране.

2. «Меджлис» — это арабское слово, обозначающее собрание, а «Шура» означает совет или совет. Таким образом, «Маджлис-аш-Шура» обозначает группу мусульман, выбранных для консультаций по всем вопросам ислама.

3. «Имамат» — это арабская форма существительного имени Имам, что означает «тот, кто стоит впереди».

4. «Ифна Ашария» — это арабское название ветви шиизма, которая верит в двенадцать имамов, начиная с Али и заканчивая Мухаммедом Аль-Махди.

Их имена

а. Али бин Аби Талиб

г. Аль-Хасан бин Али

г. Аль-Хуссейн бин Али

г. Али бин аль-Хуссейн

e. Мухаммад аль-Бакир

ф. Джафар-аль-Садик

г. Муса аль-Казим

ч. Али аль-Риза

и. Мухаммад Джавад ат-Таки

Дж. Али ан-Наки

к. Аль-Хасан аль-Аскари

л. Мухаммад аль-Махди

5.«Иджма» — арабское слово, обозначающее единодушное мнение мусульман, и применяется к вопросам, не охваченным Кораном и хадисами. По словам известного юриста Аш-Шафи, иджма является третьим источником исламской юриспруденции.

Список литературы
Баят, М. Мистицизм и инакомыслие . Сиракузы, Нью-Йорк: Издательство Сиракузского университета, 1982.
Дональдсон, М. Шиитская религия: история ислама в Персии и Ираке. Лондон: Luzac & Company, 1933.
Исмаил, С. Разница между шиитами и большинством мусульманских ученых. Карбондейл, Иллинойс: Группа мусульман, 1983.
Хатиб, М. Широкие аспекты шиитской религии . Эр-Рияд: Национальная офсетная печатная машина, 1986.
Хомейни, аятолла Рухалла. Ислам и революция: сочинения и заявления имама Хомейни . Беркли, Калифорния: Mizan Press, 1981.
Колберг, Э. «Имам и община в период до Гайбы». В Власть и политическая культура в шиизме .Нью-Йорк: Издательство Государственного университета Нью-Йорка, 1988.
Наср, С. Х. «Ифна Ашария». В Энциклопедия ислама , т. 4, 277-278. 1978.
——. «Ифна Ашарийя». В Энциклопедия религии, т. 13, 260-270. 1987.
Табатабай, С. Х. Н. Шиитский ислам. Houston: Free Islamic Literatures, Inc., 1979.
World Almanac, The World Almanac and Book of Facts 1994 . Нью-Йорк: Pharos Books, 1993.
Захир, Эхсан Э. Шииты и дом Али. Лахор, Пакистан: Javed Riaz Printers, 1985.

Мухаммад Ханиф — доцент кафедры дошкольного и среднего образования в Университете Луисвилля, Кентукки.

3. Вопросы, не урегулированные Кораном

мусульман-суннитов. Четыре суннитские школы юриспруденции принимают с разной степенью акцента использование консенсуса мусульманского сообщества и аналогий (применение принципов Корана и хадисов) в качестве источников для юридических решений, в которых Коран и Традиции («Хадисы») ) Пророка не дают прямого руководства.

© 1994 © 1994 © 1994 © 1994 © 1994 © 1994 © 1994 © 1994 © 1994 © 1994

исламистских групп | Wilson Center


Имиджевый кредит

Логотипы различных исламистских групп

000

000

000

000

000

000

000

000

000

000 Анника Фолкесон

Исламистские группы в арабском мире разнообразны по своим политическим программам, целям и деятельности и поэтому не поддаются простой классификации.Но в начале двадцать первого века возникло несколько тенденций и общих знаменателей.

К 2016 году в арабском мире было создано более пятидесяти исламистских или происламистских партий. Почти половина из них появилась за последнее десятилетие. Группы бывают как новые, так и старые. Самый большой датируется 1928 годом; не менее десяти образовалось только в 2011 году. Некоторые партии имеют большой опыт и глубокие социальные сети; другие начинают с нуля.

Позиции нескольких партий менялись с течением времени или в связи с политическими реалиями.Но очень немногие партии можно назвать умеренными. Большинство из них придерживаются консервативных или ультраконсервативных взглядов в своих социальных программах. Подавляющее большинство исламистских партий хотят, чтобы законы шариата были неотъемлемой частью нового порядка, но они сильно расходятся во мнениях относительно того, насколько строго и как быстро его применять.

Многие партии заявляют, что поддерживают «демократию» или «плюрализм», но их позиции часто серьезно отстают от реальных демократических ценностей. Для многих из них демократия означает участие в многопартийных выборах и сосуществование с другими религиозными меньшинствами, но партии часто не достигают этих целей по конкретным вопросам, таким как права меньшинств, гендерные вопросы и степень гражданских свобод.

Многие партии возникли из жестких идеологий или строгих интерпретаций исламского права, но часто возникают серьезные несоответствия между жесткими партийными платформами и приглушенными комментариями высокопоставленных чиновников в интервью. Члены часто имеют разные мнения. Веб-сайты и программы партий описывают высокие демократические цели — например, в отношении прав женщин, — которые не находят отражения на практике. Многие партии ограничивают свою защиту прав женщин реформированием закона о личном статусе, который затрагивает такие семейные вопросы, как право на развод, опеку над детьми и наследование.

В сектантском ландшафте Ближнего Востока нет массовых партий, которые широко привлекали бы как суннитов, так и шиитов. Тем не менее, даже внутри одной секты многие движения на самом деле являются соперниками, например, Братья-мусульмане и Партия Нур среди суннитов в Египте или Партия Дава и Высший исламский совет среди шиитов в Ираке.

Что касается экономической политики, многие партии поддерживают частное предпринимательство и капитализм, но почти неизбежно хотят сделать сильный акцент на «социальной справедливости» с точки зрения более справедливого распределения национальных ресурсов.Даже когда они были объявлены вне закона, многие из этих движений получили поддержку населения через сети социальных служб, которые они выступают за расширение, когда они придут к власти.

Как и многие их светские коллеги, исламистские группировки занимают твердую позицию в поддержку палестинского государства. Многие поддерживают ХАМАС и использование насилия или «сопротивления» против Израиля. Но некоторые группы, такие как исламистские группировки Египта, заявили, что будут соблюдать международные договоры, что подразумевает негласное обязательство не отменять Кэмп-Дэвидский мирный договор с Израилем.Что касается связей с Соединенными Штатами, то даже те, кто разговаривает с американскими дипломатами, хотят уменьшить влияние США в своих странах.

Из более чем пятидесяти исламистских партий в четырнадцати арабских странах наибольшее число возникло прямо или косвенно из «Братьев-мусульман». Братство присутствует или ответвлений в большинстве арабских стран, хотя формы, типы руководства, повестки дня и названия различаются.

В Египте, Иордании и Сирии движение существует как оппозиционная сила в течение многих десятилетий.В некоторых странах Персидского залива, где не разрешены политические партии или религиозные группы, действующие за пределами религиозных властей государства, «Братство» существует скорее как ветвь влияния, чем как организованная политическая группа. В Бахрейне «Братство» открыто связано с режимом; в Кувейте Братство — главная политическая группа.

Наиболее динамичными новыми политическими игроками являются группы салафитов, число которых увеличилось по всему региону в двадцать первом веке, особенно после арабских восстаний.Группы салафитов составляют вторую по величине группу исламистов в арабском мире. Они традиционно отказывались от участия в политике и даже терпели автократических лидеров, пока они были мусульманами. Но салафиты тоже сильно различаются даже внутри стран, где салафитские группы часто представляют собой совокупность нескольких собраний вокруг местных шейхов, а не единого национального движения.

Этот список включает более пятидесяти исламистских или происламистских движений, от центристских групп и идеологов салафитов до избранных партий, которые все еще полагаются как на бюллетень, так и на пулю.В список не входят аполитичные движения, чисто боевые группы или более мелкие партии. Щелкните каждую страну, чтобы узнать больше.

Алжир


Движение общества за мир


История: Основанное в 1988 году Махфудом Нахной, Движение общества за мир (Harakat al Moujtama as Silm, или MSP) в настоящее время возглавляется пользователя Aboujerra Soltani. MSP — это отделение «Братьев-мусульман» Египта. Ранее она поддерживала режим президента Абдельазиза Бутефлики, но в 2012 году вышла из правящей коалиции и сформировала Коалицию «Зеленый Алжир» с двумя более мелкими исламистскими группировками, Ennahda и Al-Islah.Коалиция плохо выступила на выборах 2012 года — выиграла только 48 из 462 мест — и не смогла выставить кандидата в президенты, чтобы бросить вызов Бутефлике в 2014 году.

Должностей: Платформа 2007 года предлагала, чтобы главный юридический орган выполнял функции главного муфтия. но партия не призывает к законам шариата или исламскому государству. Партия поддерживает права женщин на образование и работу, но не выступает за изменение консервативного Семейного кодекса. Он поддерживает исламский банкинг, социальное обеспечение и государственный контроль над определенными секторами.Но партия поощряет частные инвестиции в нефтяной сектор и продвижение малых и средних предприятий. ПСП поддерживает дело палестинцев и призывает вернуть всю палестинскую территорию.

Веб-сайт: http://www.hmsalgeria.net/
Facebook: https://ar-ar.facebook.com/HmsDz
Twitter: @HmsAlgeria

Фронт справедливости и развития

История: Фронт справедливости и развития (FJD), основанный в 2011 году Абдаллой Джабаллахом (также основателем партий Ислах и Эннахда, в настоящее время в основном бездействующих), получил юридическое признание.На выборах 2012 года она получила только семь мест по сравнению с 48, полученными Коалицией зеленых алжирцев, и бойкотировала президентские выборы 2014 года.

Должности: FJD опубликовала свою политическую платформу в мае 2012 года. Партия является социально консервативной и привлекает сторонников салафитов. Он способствует обучению Корану и другим мерам по повышению роли ислама в общественной жизни. Он также подчеркивает национальное примирение, политическую реформу и диверсификацию экономики.

Веб-сайт: http://eladala.net/ar/
Facebook: https://www.facebook.com/ElAdalaFr
Twitter: @Djaballah_twit
Youtube: https: // www. youtube.com/user/eladalanet

Национальный фронт перемен


История: Национальный фронт перемен был основан в 2009 году Абдельмаджидом Менасра, ранее возглавлявшим Движение Общества за мир. Национальный фронт перемен получил всего четыре места на парламентских выборах 2012 года.В апреле 2013 года партия стремилась к более тесному сотрудничеству с MSP в попытке представить более единый исламистский фронт. В отличие от других исламистских группировок, Национальный фронт перемен не бойкотировал выборы 2014 года, но и не выставил оппозиционного кандидата.

Должности: Фронт призвал к амнистии бывших членов Исламского фронта спасения и подверг критике недемократическую систему Алжира. Менасра заявил, что его партия «верит в мирные и демократические перемены», и призвал к борьбе с деспотизмом, коррупцией, бедностью и неграмотностью.

Движение за национальную реформу

История: Движение за национальную реформу (аль-Ислах) является преемником Эннахды, также основанной Абдаллахом Джабаллахом. После ухода Джабаллы в 2006 году партия потеряла значительную поддержку. Он присоединился к Коалиции Зеленого Алжира в 2012 году.

Исламский фронт спасения

История: Основанный в 1989 году Аббаси Мадани и шейх Али Бельхадж, Исламский фронт спасения (ИФС) выиграл первый раунд парламентских выборов. выборы 1991 г.В 1992 году в результате военного переворота выборы были прерваны, и ФИС была объявлена ​​вне закона, что привело к десятилетнему мятежу. FIS отказалась от насилия в 1999 году. В 2011 году парламент поддержал запрет на FIS. В настоящее время организацию возглавляет из изгнания Мадани.

Должности: ФИС призывает к исламскому государству, но принимает многопартийные выборы. Оно возникло как движение салафитов со строгой интерпретацией законов шариата и гендерной сегрегации.

Веб-сайт: http: // fisdz.com /

Другое


Ennahda, предшественник FJD и Национального фронта, была сформирована в 1980-х годах, но в настоящее время в основном бездействует.

Движение за свободу и социальную справедливость было основано в 2007 году под руководством бывших лидеров FIS, большинство из которых находятся в изгнании. Они безуспешно пытались убедить военных в том, что они отказались от насилия и действительно приняли многопартийную демократию.

Бахрейн


Исламская национальная ассоциация согласия

История: Исламская национальная ассоциация согласия (Wefaq), основанная в 2001 году, является крупнейшей партией Бахрейна, возглавляемой шейхом Али Салманом.В 2009 году Абдул Джалил Макдад и Абдул Вахаб Хусейн отделились от Wefaq и основали Исламскую партию Wafa, которую еще предстоит легализовать. Большинство шиитских партий Бахрейна бойкотировали выборы в ноябре 2014 года, в том числе и Wefaq.

Правительство Бахрейна расправилось с лидерами Wefaq. Заместителю генерального секретаря Халилу аль-Марзуку было предъявлено обвинение в критике правительства в 2013 году, но позже он был оправдан. Шейх Али Салман был арестован в декабре 2014 года, что вызвало протесты по всей стране.В июне 2015 года его посадили на четыре года по обвинению в подстрекательстве к насилию.

Должности: Wefaq является социально консервативным и подчеркивает исламские ценности, но поддерживает многопартийные выборы. В 2011 году восемнадцать членов парламента Wefaq подали в отставку в знак протеста против насилия режима против протестующих.

Веб-сайт: http://www.alwefaq.org/
Twitter: @AlWefaqEN

Authenticity (Asalah)


История: Компания Authenticity (Asalah) была основана в 2002 году. Ghanim al Buaneen.На выборах 2014 года в Совет представителей он выиграл два места.

Должности: Асалах — главная политическая партия салафитов в Бахрейне. Он продвигает жесткую интерпретацию ислама, которая отвергает западное политическое и культурное влияние. Партия официально поддерживает права женщин, но Буанин заявила, что партия выступает против участия женщин в политической жизни. Асала считает шиитов еретиками, но иногда сотрудничает с шиитской партией Wefaq по вопросам морали.Асала выступила против военных действий США в Ираке и поддерживает дело палестинцев.

Twitter: @Alasalahbh

Platform (Menbar)


История: Основанная в 2001 году и тесно связанная с режимом, Platform (Menbar) возглавляет Салах Абдулрахман. Это политическое крыло Общества Ислах, связанное с Братьями-мусульманами, созданное в 1941 году. Партия получила одно место на парламентских выборах 2014 года.

Должности: Menbar стремится укреплять исламские ценности и социальное равенство.Он позволяет женщинам участвовать в политической жизни, но на выборах 2006 года «Менбар» предпочла не выдвигать кандидатов-женщин, потому что его консервативный союзник Асала выступил против этого. Менбар поддержала кампанию женщин по реформированию закона о личном статусе.

Веб-сайт: http://www.almenber.org/
Facebook: https://www.facebook.com/pages/ المنبر-الوطني-الإسلامي / 195227180526365? Fref = ts
Twitter: @almenber

Партия исламского действия


История: Партия исламского действия (Ширазис) была основана в 2002 году и возглавлялась шейхом Мохаммадом Али аль Махфудом.Одна из основных шиитских исламистских партий, Ширази возникла как воинственный Исламский фронт освобождения Бахрейна. Ширази бойкотировали выборы 2010 года из-за арестов своих членов. Партия поддержала демонстрации 2011 года, а суд Бахрейна распустил партию в 2012 году.

Должности: Группа фокусируется на политических правах и правах человека и отвергает сектантство. Он призывает к исламскому государству, основанному на законах шариата.

Движение Хак


История: Еще одна отколовшаяся группа от Wefaq, Хак, была основана в 2005 году Хасаном Мушаймой, но не легализована.Режим обвинил Хака в использовании тактики насилия. Его лидеры были заключены в тюрьму в 2011 году.

Должности: Хак бойкотировал выборы 2006 и 2010 годов и отвергает отношения с режимом. Поддерживает протесты против режима.

Египет


Братья-мусульмане и Партия свободы и справедливости

История: Братья-мусульмане, основанные в 1928 году Хасаном аль-Банной, являются крупнейшим исламистским движением в мире, имеющим более восьмидесяти отделений.Первоначально организованное как общественное движение, Братство затем пережило радикальную фазу с конца 1940-х до 1960-х годов, когда Сайид Кутб был ведущим идеологом. Официально запрещенный в 1950-х годах в эпоху Насера, он отказался от насилия в 1969 году и выставлял независимых кандидатов в парламент с 1980-х годов.

В 2011 году она основала Партию свободы и справедливости, возглавляемую Мохаммедом Морси. На выборах в парламент 2011–2012 годов партия в составе коалиции Демократического альянса получила большинство, набрав 43,4 процента голосов.В июне 2012 года Морси был избран президентом.

Но в следующем году против Мурси усилилась общественная оппозиция. В июне 2013 года движение Tamarrod (восстание) организовало массовые протесты. 3 июля военные отстранили Мурси от должности. В конце 2014 года Высший административный суд Египта постановил распустить «Братство» и объявил его террористической организацией.

Должности: Партия поддерживает законы шариата как источник законодательства, но выступает за гражданское государство, а не за теократию.Это предоставило бы Конституционному суду право контролировать законодательство для обеспечения его соответствия исламским принципам. Что касается вероисповедания и личного статуса, немусульмане будут жить по своим законам или традициям. Члены Братства высказывают различные мнения об Израиле, меньшинствах и правах женщин. На своем веб-сайте партия заявляет, что «мирные договоры с Египтом могут быть действительными только в том случае, если они будут приняты народным референдумом», но в 2012 году партия заявила, что будет соблюдать международные договоры Египта.В 2007 году было заявлено, что ни христиане-копты, ни женщины не должны иметь право стать президентом. Но в 2012 году «Братство» заявило, что, хотя оно не будет выдвигать ни одного кандидата на пост президента, оно будет уважать волю египетского большинства.

Веб-сайт: http://www.hurryh.com/,http://fjponline.com/view.php?pid=1
Twitter: @FjpartyOrg
Facebook: https: // www. facebook.com/FJParty

Нур

История: Основанная в 2011 году и возглавляемая Эмадом Абдель Гаффуром, Нур является основной салафитской партией и второй по величине партией.Это был первый из трех членов альянса исламистского блока, в который входили Партия строительства и развития и Асала. Вместе они набрали 27,8% голосов на выборах 2011–2012 годов. Партия Нур первоначально поддерживала Мохамеда Мурси, но позже поддержала президентскую кампанию Абдель Фаттаха эль-Сиси после изгнания Морси.

К началу 2016 года партия «Нур» сумела выжить, поддержав режим Сиси. «Наша философия — избегать конфронтации», — сказал лидер «Нур» Юнес Махиун в октябре 2015 года.Но эта стратегия стоила ему поддержки среди исламистской базы. На парламентских выборах 2015 года она получила всего 12 мест.

Должности: Социально консервативная партия, Нур делает упор на социальной справедливости и призывает к гражданскому государству, но стремится к постепенному осуществлению законов шариата. Официально он поддерживает демократию, хотя высокопоставленные чиновники заявляют, что демократия — это форма отступничества. Нур говорит, что вопросы религии, личного статуса и семьи для христиан-коптов должны решаться в соответствии с религиозными традициями коптов.Нур официально поддерживает права женщин, но его лидеры выступают за гендерную сегрегацию в образовании и общественных местах. Он выдвигал женщин в качестве кандидатов в основном из-за закона о выборах, но использовал цветы или партийную символику вместо их лиц в предвыборных материалах. Он поддерживает экономику, управляемую государством, но также защищает частную собственность. В июле 2011 года Нур заявил, что проведет референдум по мирному соглашению с Израилем, но в декабре 2011 года Нур заявил, что поддержит договор, но, возможно, изменит его части.

Facebook: https://www.facebook.com/pages/Al-Nour-Party/1417367268506122
Twitter: @alnourpartyeg

Партия строительства и развития (Bana wa Tanmiya)

История: Партия строительства и развития (Бана ва Танмия) была основана в 2011 году Тареком аль Зумром и Сафватом Абдул Гани как политическая партия Исламской группы (аль Гамаа аль Исламия), бывшей боевой группировки, связанной с Анваром Садатом. Убийство 1981 года и нападения на силы безопасности, туристов и христиан-коптов.Она отказалась от насилия в 2002 году. Вторая из трех партий в альянсе исламистского блока, она получила 2,6 процента голосов на выборах 2011–2012 годов. В 2013 году партия присоединилась к «альянсу против переворота» — коалиции исламистских партий, выступающих против свержения президента Морси. Но в 2014 году группа стала призывать к примирению с администрацией Сиси. Он бойкотировал парламентские выборы 2015 года.

Должности: Социально консервативная партия, Бана поддерживает многопартийные выборы в политической системе, основанной на шариате.Что касается прав женщин, партия заявляет, что хочет «решить проблему повышения возраста вступления в брак и увеличения числа разводов». Он стремится к «социально справедливой» экономике, но поощряет частные инвестиции. Бана отвергает вестернизацию и хочет уменьшить иностранное влияние в экономике. Партия заявляет, что будет поддерживать международные соглашения до тех пор, пока они не противоречат исламским принципам или воле народа. Он поддерживает независимое палестинское государство. В январе 2012 года высокопоставленный член партии сказал, что он будет приветствовать лидера «Аль-Каиды» Аймана Завахири обратно в Египет.

Facebook: https://www.facebook.com/bdpegypt; https://www.facebook.com/benaawatanmia/

Wasat Party

История: Основанная в 1996 году Абулом Эла Мади, Wasat является отколовшейся фракцией от Братьев-мусульман. Это не было узаконено до отставки Мубарака. На парламентских выборах 2011–2012 годов он получил 1,8 процента голосов. В августе 2014 года партия вышла из «альянса против переворота». Он бойкотировал парламентские выборы 2015 года.

Должности: Прогрессивная исламистская партия, идеология которой восходит к центристской (васатийской) школе исламской мысли. Васат называет себя «гражданской» партией с исламской системой взглядов, которая поддерживает многопартийные выборы. Он выступает за свободный рынок и поощряет частные инвестиции. Васат поддерживает гендерное равенство и включение всех религиозных меньшинств. В избирательные списки он включил шестьдесят девять женщин и двух христианок-коптов. Он поддерживает дело палестинцев и право сопротивления израильской оккупации, но не стремится отменить или изменить Кэмп-Дэвидские соглашения.

Веб-сайт: http://www.alwasatparty.com/
Twitter: @Alwasatpartyeg
Facebook: https://www.facebook.com/alwasatparty

Подлинность (Asalah)

История: Authenticity (Asalah) была основана в 2011 году Адель Абдул Максуд Афифи, Ихаб Шиха и Махмуд Султан. Салафи Асала, третья партия в исламистском блоке, получила 0,6 процента голосов на выборах 2011–2012 годов. Он бойкотировал парламентские выборы 2015 года.

Должности: Асала стремится распространять исламские ценности и восстанавливать лидерство Египта во всем мире. Он верит в строгое соблюдение законов шариата, гендерную сегрегацию, скромную исламскую одежду и запрет алкоголя. В программе Асала говорится, что политические и экономические международные соглашения должны быть пересмотрены. Партия отвергает признание Израиля, но, как сообщается, не стремится аннулировать мирный договор с Израилем.

Сильная партия Египта


История: Партия была основана в 2012 году Абдель Монеймом Абул Фотух, бывшим лидером Братства.По крайней мере пятеро ее членов задержаны по политическим обвинениям, некоторые из них были причастны к противодействию конституционному референдуму. Он бойкотировал парламентские выборы 2015 года.

Должности: Партия «Сильный Египет» — это центристская исламистская партия, которая выступает за прогрессивную экономическую политику и умеренную социальную политику. Партия поддержала изгнание Морси, но выступила против участия военных в политике. В интервью 2012 года Фотух сказал, что вооруженным силам «не следует предоставлять независимость от остальных правительственных институтов».Он также указал, что закрепление шариата в конституции Египта не является приоритетом для партии.

Virtue (Fadila)

История: Virtue (Fadila) была основана в 2011 году Махмудом Фатхи и Мохаммедом Максудом Афифи. Затем Афифи покинул вечеринку и присоединился к Асала. Фадила изначально входила в Демократический альянс, но вышла из партии перед выборами 2011–2012 годов из-за внутрипартийной борьбы и не выставила никаких кандидатов.

Должности: Партия салафитов призывает к исламскому государству.Он стремится к свободе прессы, но к защите моральных ценностей. Фадила не выступает против отношений, основанных на диалоге с США и Израилем. Партия поддерживает независимое палестинское государство, но не желает аннулировать мирное соглашение с Израилем.

Египетская текущая партия (Тайяр аль-Масри)


История: Египетская нынешняя партия (Тайяр аль-Масри) была основана в 2011 году Мохамедом аль-Кассасом, Исламом Лотфи и Ахмедом Абдул Гавадом, видными членами партии. молодежное крыло «Братьев-мусульман».Тайяр был членом избирательного союза «Революция продолжается», который получил 1,6 процента голосов на выборах 2011–2012 годов. В 2014 году она объединилась с партией Strong Egypt Party.

Должности: Более умеренная исламистская партия, Тайяр поддерживает гражданское государство и защиту индивидуальных гражданских свобод. Он исповедует исламские ценности, но не стремится к соблюдению исламских законов. Он отвергает правление как военных, так и «Братьев-мусульман» и известен также как «третье течение».»

Facebook: https://www.facebook.com/TMParty
Twitter: @TayarMasry

Партия реформ и возрождения

История: Основана в 2011 году небольшой группой Независимые исламисты и возглавляемая Хешамом Мостафой Абдель Азизом Партия реформ и возрождения не получила ни одного места на выборах 2011–2012 годов.

Позиции: Партия реформ и возрождения называет себя «гражданской» партией, которая стремится к возродить религиозные ценности.Партия поддерживает принципы свободного рынка и приватизации. Он стремится положить конец израильско-палестинскому конфликту и неоднозначно говорит о поддержании отношений с соседними странами на основе диалога. Он способствует сотрудничеству с Европой и США.

Facebook: https://www.facebook.com/eslah.nahdaParty
Twitter: @EslahNahda
Youtube: https://www.youtube.com/user/eslahnahda

Ирак


Исламская партия Дава

История: Исламская партия Дава была основана в 1957 году шиитскими священнослужителями и возглавлялась премьер-министром Нури аль Малики.Первоначально шиитский Дава пропагандировал исламские ценности и политическую осведомленность посредством образовательных программ и демонстраций. После переворота 1968 года Дава был репрессирован и становился все более воинственным. Он отказался от насилия в 1990-е годы. В 2014 году представитель партии Дава Хайдер аль Абади сменил Малики на посту премьер-министра.

Позиции: Платформа Давы не призывает к исламистскому государству, и партия все больше склоняется к более светскому языку и позициям. В нем подчеркиваются как религиозные ценности, так и демократические принципы, хотя критики отмечают усиление авторитарных тенденций Давы и подавление оппозиции при Малики.Партия поддерживает участие женщин в политике, но только одна из сорока двух должностей в правительстве сейчас занимает женщина. Дава выступает за свободную рыночную экономику. Напряженность между Абади и Малики возросла с тех пор, как первый пришел к власти в 2014 году, что привело к возникновению двух конкурирующих блоков внутри партии: блок Абади выступает за тесные отношения с США и опасается отношений с Тегераном, в то время как блок Малики присоединился к Ирану и против. США и саудовцы.

Движение Садра

История: Это движение возникло как шиитская политическая сила в 2003 году и возглавил священнослужитель Моктада аль Садр.Его могущественное ополчение «Армии Махди», нацелившееся на войска США и соперничающие с ними иракские группировки, было официально распущено в 2007 году. Это массовое движение, которое предоставляет социальные услуги и образовательные программы для молодежи и пользуется сильной поддержкой среди беднейших шиитов. На парламентских выборах 2010 года садристы объединились с Национальным иракским альянсом, который получил 21,5 процента голосов. На выборах 2014 года садристы получили 34 места, или около 10 процентов в парламенте.

Должности: Движение Садр призывает к исламскому государству и законам шариата.Изначально движение Садра было скорее социальным, чем религиозным движением, оно отстаивает права шиитов, самой большой группы населения, но долгое время подавлявшейся при прежних суннитских правителях. Его обвинили в нападениях на интернет-кафе, магазины DVD и разоблачении женщин. Но партия поддерживает участие женщин в политике и успешно выдвинула кандидатов-женщин, которые превысили установленные квоты. Садр близок к Ирану, где он изучал религию во время вмешательства США. Движение Садра является яростным антиамериканским и антиизраильским движением.

Веб-сайт: http://www.alsadronline.net/en/

Верховный исламский совет Ирака

История: Верховный исламский совет Ирака (ISCI) был основан в 1982 году в Иран Мухаммед Бакр аль Хаким. Сейчас его возглавляет его племянник, священнослужитель Аммар аль-Хаким. Шиитская политическая партия — крупнейший член Иракского национального альянса, который получил 21,5 процента мест в парламенте в 2010 году. Ее воинственное крыло, Организация Бадра, отделились и основали свою собственную партию, но объединились с ISCI на выборах 2005 и 2010 годов.

Должности: ISCI не призывает к исламскому государству, но хочет, чтобы законы шариата были основным источником законодательства. ISCI поддерживает многопартийные выборы. В 2007 году ISCI указала на идеологический отход от Ирана и правления юристов (Wilayat al Faqih), отказавшись от названия революции и выразив лояльность великому аятолле Ирака Али аль-Систани вместо верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи. Партия поддерживает участие женщин в политической жизни и выставляет кандидатов-женщин на выборах, но выступает против системы квот.Он хочет ограничить потребление алкоголя и вестернизацию. Несмотря на тесные отношения с Ираном, ISCI сотрудничает с США.

Иракская исламская партия

История: Основанная в 1960 году по образцу Братьев-мусульман, Исламская партия Ирака (ИИП) в настоящее время возглавляется Усамой Тауфиком аль-Тикрити и Мохсеном Абдул Хамидом. Когда-то крупнейшая суннитская исламистская партия, она потеряла поддержку после того, как вице-президент Ирака Тарик аль-Хашими покинул МИП в 2009 году и создал «Список обновления» — светскую партию, которая присоединилась к избирательному альянсу «Иракия».

Должности: МИП стала больше националистической, чем исламистской; он не призывает к исламскому государству, а продвигает исламские ценности. В 2008 году партия ненадолго приостановила контакты с официальными лицами США, обвинив американские войска в нападении на своих членов.

Веб-сайт: http://www.iraqiparty.com

Другое

Шиитская политическая партия «Добродетель» (Фадила), входящая в Иракский национальный альянс на выборах 2010 года, возглавляется аятоллой Мухаммадом Якуби.Фадила имеет пятнадцать мест в парламенте и контролирует провинциальный совет Басры.

Ассоциация мусульманских ученых не является политической партией, но ранее имела значительное политическое влияние. Группа потеряла поддержку в последние годы.

Есть несколько небольших курдских и туркменских политических партий, некоторые из которых являются исламистскими. Исламский союз Курдистана, связанный с Братьями-мусульманами, независимо участвовал в выборах 2010 года. Еще одна влиятельная исламистская группировка — Исламская группа Курдистана.

Иордания


Братья-мусульмане и Фронт исламских действий

История: Братья-мусульмане, основанные в 1945 году, выставили своих первых кандидатов в 1989 году в качестве независимых кандидатов. Братство работало в рамках политической системы, но его отношения с режимом в последние годы были напряженными. Его политическая партия, Исламский фронт действий (ИАФ), была основана в 1992 году и в настоящее время возглавляется Хамзехом Мансуром.МАФ бойкотировала парламентские выборы 2013 года. К 2015 году иорданское «Братья-мусульмане» боролось с внутренним расколом, и реформистская ветвь группы отделилась и сформировала свою собственную организацию.

Должности: Изначально Братство призывало к закону шариата, но оно не стремилось к исламскому государству и не выступало против монархии. IAF поддерживает многопартийные выборы. Еще в 2007 году IAF призвал к соблюдению закона шариата и поддержал раздельные классы, обязательное ношение чадры для женщин и запрет на употребление алкоголя.Женщины занимали места в консультативном совете IAF, но IAF не поддерживает гендерное равенство посредством правовой реформы. IAF — это мирная оппозиционная группа, которая может протестовать против политики правительства, такой как мирный договор с Израилем, но полностью принимает правление Хашимитов. IAF поддерживает создание палестинского государства, но «Братство» также поддерживало репрессии режима в отношении палестинских групп в 1970 году. IAF критикует политику США в регионе.

Веб-сайт: http: // www.jabha.net/

Партия «Васат»

История: Партия «Васат», основанная в 2003 году и возглавляемая Хайтамом Амайре, представляет собой небольшую центристскую партию независимых исламистов, которые покинули Фронт исламского действия из-за мусульман. Господство братства. Он сотрудничает с несколькими светскими партиями и занимает три места в нижней палате представителей Иордании.

Позиции: Васат более умерен, чем Исламский фронт действий.Он считает роль шариата в законодательстве гибкой и поддерживает демократические принципы. Женщины-члены партии участвовали в выборах и занимают руководящие должности в партии. Партия открыта для взаимодействия с США и Европой.

Веб-сайт: http://www.wasatparty.org/

Партия освобождения

История: Партия освобождения (Хизб аль-Тахрир), основанная в Иерусалиме в 1952 году, является международной суннитской исламисткой. движение.Организация обычно не участвует в выборах и запрещена во многих арабских странах. В 1952 и 1992 годах организация подала заявку на юридический статус политической партии, но оба раза получила отказ.

Должности: Партия освобождения — социально консервативная организация, стремящаяся к установлению халифата. Организация не поддерживает демократию, которую считает западной концепцией, или гендерное равенство.

Веб-сайт: http: // www.hizbuttahrir.org/

Кувейт


Исламское конституционное движение (Хадас)

История: Основано в 1991 году Джассемом Мохалхелем и сейчас возглавляется Насиром аль Сани, Исламское конституционное движение (Хад аль-Сани) политическое крыло Братьев-мусульман Кувейта, которое было сформировано в 1952 году. Политические партии незаконны в Кувейте и обычно называются обществами. По состоянию на 2015 год три члена Хадас заседали в Национальной ассамблее Кувейта.

Должности: Хадас призывает к постепенному внедрению законов шариата посредством консультативного процесса.

Веб-сайт: http://www.icmkw.org/; http://www.icmkw.org/site/pages/homepage.php
Facebook: https://www.facebook.com/icmkw
Twitter: @icmkw
Youtube: https: // www .youtube.com / user / icmkw
Instagram: icm_kw

Исламский салафитский альянс

История: Исламский салафитский альянс был основан в 1981 году и возглавляется Абдул Рахманом аль Мутава.

Должности: Стремится к соблюдению законов шариата и созданию исламского государства. Группа выступает против участия женщин в политике.

Партия Умма

История: Партия Умма (Хизб аль Умма) — салафитская партия, основанная в 2005 году Хакемом аль Матайри. Правительство отказалось легализовать партию, а ее основателей обвинили в заговоре с целью свержения правительства.

Должности: Матайри сказал, что партия была создана для поощрения плюрализма, передачи власти мирными средствами и соблюдения законов шариата.Но партия раскритиковала демократические положения конституции Кувейта.

Ливан


Хезболла

История: Основанная в 1982 году под опекой Ирана, Хезболла — шиитское исламистское движение, возглавляемое шейхом Хасаном Насраллой. Хезболла — это религиозное, политическое и военное движение, которое предоставляет обширные социальные услуги; он входит в список террористических групп США. Военное крыло «Хезболлы» считается второй по величине военной силой в Ливане после армии.Она осуществила несколько взрывов террористов-смертников и похищений людей в 1980-х и 1990-х годах и вела открытую войну с Израилем в 2006 году. Хезболла участвует в выборах с 1992 года и вошла в правительство в 2005 году. С 2012 года Хезболла помогает президенту Сирии Башару аль Асаду в Сирии. гражданская война.

Позиции: Хезболла выступает за исламское государство, но также заявила, что признает сложности в многосекторальной структуре Ливана. Группа связана с крупнейшей христианской партией.Женщины занимают средние должности в партии, но она не выдвигала женщин-кандидатов в парламент. В 2006 году ополчение Хезболлы вело тридцать четыре дня войны с Израилем. В своем манифесте 2009 года Хезболла «категорически» отвергла достижение любого компромисса с Израилем или признание его легитимности, «даже если все остальные признают« Израиль »». Штаты в качестве своего врага, но взаимодействовали с европейскими странами.

Веб-сайт: http://www.moqawama.org/
Twitter: @IslamicMoqawama

Исламское общество

История: Основанное в 1964 году под руководством Ибрагима аль Масри Исламское общество (Джамаа аль Исламия) был вдохновлен Братьями-мусульманами.Это второй по значимости политический игрок среди суннитов, предоставляющий обширные социальные услуги. Она выставляет кандидатов на выборах с 1992 года, хотя не является политической партией.

Должности: Джамаа стремится к созданию исламского государства, что, по ее признанию, будет затруднено в многосекторальном Ливане. Группа поддерживала войну Хезболлы против Израиля в 2006 году.

Веб-сайт: http://www.al-jamaa.org/index.php

Общество исламских благотворительных проектов

История: Общество ислама Благотворительные проекты были основаны в 1980 году шейхом Абдаллахом аль-Харари как суннитская исламистская зонтичная организация, неоднозначно относящаяся к политическому участию.Он пользовался поддержкой Сирии во время сирийского правления в Ливане, но теперь он союзник прозападного движения Мустакбала.

Исламский фронт действий

История: Исламский фронт действий (Джабхат аль Амаль аль Ислами) был основан в 2006 году Фатхи Яканом, также соучредителем Аль Джамаа аль Исламия, который умер в 2009 году. суннитское исламистское движение. Якан отделился от Джамаа в 2006 году из-за своего союза с движением Мустакбал, которое, по его мнению, служит интересам Запада.

Прочее

Движение салафитов, основанное в 1946 году шейхом Салемом аль-Шаххалом, выросло и включает около пятидесяти организаций, действующих благотворительными организациями и школами. Исторически салафиты не участвовали в ливанской политике. Но после убийства в 2005 году бывшего премьер-министра Рафика Харири и ухода Сирии из Ливана салафиты начали мобилизовать своих сторонников для голосования.

Ливия


Братья-мусульмане и Ливийская исламская группа

История: Братья-мусульмане, основанные в 1949 году, являются крупнейшей и наиболее организованной исламистской группировкой в ​​Ливии.На своей первой общенациональной конференции в Ливии в конце 2011 года движение избрало Башира Кабти лидером. В 2012 году оно сформировало Партию справедливости и строительства для участия в выборах во Всеобщий национальный конгресс 2012 года. Партия получила 34 места. После того, как исламисты плохо выступили на выборах 2014 года, Ливия раскололась на два конкурирующих парламента. Члены братства GNC присоединились к парламенту в Триполи при поддержке ополчения Libya Dawn.

Должности: «Братство» объявило, что оно сформирует партию, которая стремится к созданию «гражданского государства с исламскими отсылками» и поощряет женщин к участию в политике.

Ливийское исламское движение за перемены

История: Ливийское исламское движение за перемены было основано в 2011 году. Во главе с Абдельхакимом Бельхаджем суннитская группа была создана из остатков объявленной вне закона боевой ливийской исламской боевой группы (LIFG) , которая отказалась от насилия и была расформирована в 2010 году. Бельхадж был военным командиром ЛИБГ, которая тренировалась с Аль-Каидой в Афганистане, но не входила в ее состав. В 2012 году Белхадж сформировал салафитскую партию Ватан для участия в парламентских выборах.

Должности: Группа пропагандирует шариат как основной источник законодательства.

Другие

У известных религиозных деятелей, таких как священнослужитель Али Саллаби и шейх аль-Садик аль-Гарьяни, много последователей, но они еще не создали политические партии. Саллаби провел несколько лет в тюрьме при Муаммаре Каддафи. Гарьяни был бывшим главой Высшего совета фетв при Каддафи, но считается политически независимым.

Небольшие салафитские партии и независимые представители приняли участие в парламентских выборах 2012 года в Ливии. Всего они заняли 27 мест.

Марокко


Партия справедливости и развития

История: Основанная в 1997 году, когда суннитская партия впервые участвовала в выборах, Партия справедливости и развития (PJD) сейчас возглавляется Абделилой Бенкираном. В значительной степени кооптированная оппозиционная партия получила 27 процентов голосов на парламентских выборах 2011 года и теперь возглавляет правительство.К 2015 году PJD была одной из немногих исламистских партий, все еще находившихся у власти на Ближнем Востоке. Но его политическое влияние ограничено, потому что король по-прежнему сохраняет религиозное и политическое превосходство.

Должности: Социально консервативный, PJD принимает монархию и не стремится к созданию исламского государства. Его позиция по вопросам демократии, прав женщин и свободы вероисповедания неоднозначна и часто противоречит заявлениям членов. В целом партия постепенно перешла на светский дискурс.PJD проголосовала за реформы в пользу женщин в кодексе личного статуса, который не был основан исключительно на законах шариата, как уступку монархии и общественным настроениям.

Веб-сайт: http://www.pjd.ma/

Справедливость и милосердие

История: Основана в 1987 году шейхом Абдессаламом Ясином, лидером суфиев организации «Справедливость и милосердие» (Адл ва Ихссан). было объявлено вне закона с 1990 года. Движение широко представлено в университетах и ​​исламских благотворительных организациях.Но его влияние ослабло после смерти Ясина в декабре 2012 года.

Должностей: Социально консервативная группа не признает легитимность монархии и остается в стороне от политики. Он стремится к радикальному изменению политической системы и выступает за демократическое государство с законами шариата в качестве основного источника законодательства. Женщинам разрешено участвовать в политике, и дочь Ясина Надя Ясин возглавляет женское отделение.

Веб-сайт: http: // www.aljamaa.net

Палестинская администрация


Хамас

История: Основанная шейхом Ахмедом Ясином в 1987 году во время первого палестинского восстания, ХАМАС (Харакат аль-Мукавама аль-Исламия) сейчас возглавляется Халедом Аль-Исламия. . ХАМАС вырос из «Братьев-мусульман» и является наиболее влиятельной палестинской исламистской группировкой. Это общественное движение, ополчение и политическая партия. Он входит в список террористических групп США, совершавших теракты и теракты смертников в Израиле.Отказавшись на протяжении десятилетий от участия в выборах, ХАМАС участвовал в местных выборах 2004 года и выиграл парламентские выборы 2006 года. В марте 2016 года ХАМАС и ФАТХ договорились сформировать правительство единства и провести парламентские выборы в течение шести месяцев.

Позиции: ХАМАС определяет себя как центристское (васатийя) движение, которое подразумевает умеренный подход и постепенное применение исламских принципов. Он все более демократизировал внутренние процедуры, проводя выборы руководства.Он поддерживает участие женщин в политике; шесть ее кандидатов-женщин получили места на выборах 2006 года, а женщины входят в правящий совет партии. Но многие члены ХАМАС выступают за гендерную сегрегацию. Группа отказалась от участия в мирном процессе в Осло в 1990-х годах и вместо этого выбрала насильственное сопротивление. Он не принимает Израиль, но заявляет, что примет палестинское государство, основанное на границах 1967 года. ХАМАС часто упоминал о возможном долгосрочном перемирии. Партия поддерживала неформальные контакты с несколькими европейскими странами, и ее руководство заявило, что готово вести переговоры с Соединенными Штатами.

Веб-сайт: http://www.hamasinfo.net

Сирия


Братья-мусульмане

История: Основанное в 1946 году Мустафой аль Сибаи, Братья-мусульмане сейчас возглавляет Мохамед Риад аль-Шакфе. Братство участвовало в выборах с 1947 года, но было запрещено в 1963 году. Членство в Братстве каралось смертью с 1980 года, когда между исламистской группировкой и режимом произошла жестокая борьба.Он образует самый крупный блок в оппозиционном Сирийском национальном совете.

Должности: Братство стремится к постепенному внедрению законов шариата, но к гражданскому плюралистическому государству. В документе 2004 года говорится, что власть должна достигаться через урну для голосования, но его позиция относительно роли религиоведов в политике неоднозначна. Нынешняя правовая база Сирии, основанная на шариате, будет и впредь служить ориентиром для прав женщин в семейных делах. Братство поддерживает права религиозных меньшинств и не стремится изменить действующий закон о личном статусе христиан.Движение выступает за рыночную экономику. Он не признает Израиль, но открыт для дальнейшего взаимодействия с США и Европой, несмотря на критику политики США в регионе. Движение отказалось от насилия в 2001 году.

Веб-сайт: http://www.ikhwansyria.com/ar/

Движение за справедливость и развитие

История: Основана в Лондоне в 2006 году Анасом аль Абда и Усама аль-Мунадж-джид, Движение за справедливость и развитие (Харакат аль-Адала валь-Бина, или MJD) активно участвует в изгнании оппозиции и занимает 5 из 310 мест в оппозиционном Сирийском национальном совете.

Должности: Вдохновленная правящей Партией справедливости и развития в Турции, консервативная партия подчеркивает исламскую идентичность Сирии, но не стремится к соблюдению законов шариата. Воля народа — единственный источник законодательства. MJD активно взаимодействует с западными правительствами.

Другое

Сирийское национальное движение (Тайяр аль-Ватани аль-Сури) включает как либералов, так и салафитов. Он был основан в конце 2011 года в Каире.Группа занимает двенадцать мест в оппозиционном Сирийском национальном совете.

Демократический независимый исламский тренд (Тайяр аль Ислами аль Мустакилл аль Димукрати) — это сеть умеренных исламских активистов, большинство из которых до марта 2011 года базировалось в Сирии, но с тех пор покинули Сирию. Сейчас он в основном неактивен.

Тунис


Эннахда

История: Основанная в 1981 году Рашидом аль-Ганнуши, Эннахда была объявлена ​​вне закона и репрессирована при президенте Зине аль-Абидине Бен Али.На выборах 1989 года Эннахда выставила независимых кандидатов, которые получили больше мест, чем небольшие светские партии. В 2012 году это была самая крупная партия, набравшая более 41 процента голосов в конституционном собрании в 2011 году. Но на парламентских выборах 2014 года она заняла второе место после светской партии «Нидаа Тунес», получив только 69 из 217 мест. Ему также не удалось выставить кандидата в президенты в 2014 году.

Однако в 2015 году из партии вышли 32 депутата из Нидаа Тунес, в результате чего Эннахда стала самым большим блоком в парламенте.

Должности: Партия не призывает к законам шариата или исламскому государству. Эннахда поддерживает многопартийные выборы, а Ганнучи много писал о совместимости ислама с демократией. Он призвал тунисцев-евреев вернуться и подчеркнул поддержку меньшинств. Ennahda заявила, что не изменит действующий Кодекс о личном статусе женщин, и была первой партией, которая поддержала равное количество женщин и мужчин в избирательных списках. Ennahda критиковала политику США в предыдущие десятилетия, особенно политику в отношении Палестины, но она стремится к сотрудничеству с Западом.Он не стремится к активному участию в палестинском вопросе. В 2011 году партия выступила против попытки объявить вне закона нормализацию отношений с Израилем.

Веб-сайт: http://www.nahdha.info/arabe/
Twitter: @EnnahdhaParty
Facebook: https://www.facebook.com/Nahdha.International

Другое

Салафитская группа «Последователи шариата» («Ансар аль-Шариат») была основана в апреле 2011 года шейхом Абу Айядом аль Туниси. После восстания 2011 года появилось несколько студенческих и социальных групп салафитов.Салафиты стремятся к исламскому государству и законам шариата. Они отвергают политические партии и демократические выборы, поддерживают гендерную сегрегацию и публичную молитву в университетских городках и предпочитают скромную исламскую одежду.

Турция


Партия справедливости и развития

История: Основанная в 2001 году Реджепом Тайипом Эрдоганом, Партия справедливости и развития (AKP) в настоящее время является правящей партией после победы на выборах в 2002 году. , 2007 и 2011 гг.ПСР часто называют самой успешной исламистской партией в мире и источником вдохновения для движений на Ближнем Востоке. Это пятое воплощение более ранних исламистских партий, закрытых Конституционным судом из-за их религиозных взглядов. Когда исламистская партия добродетели была запрещена, реформисты сформировали AKP, а сторонники жесткой линии — партию Felicity. Эрдоган победил на президентских выборах 2014 года, набрав 52 процента голосов. Бывший министр иностранных дел Ахмет Давутоглу занял пост премьер-министра в августе 2014 года.

В июне 2015 года ПСР потерпела поражение от оппозиционных партий на парламентских выборах. Но после неудачных попыток сформировать правительство в ноябре были проведены досрочные выборы. ПСР одержала неожиданную победу, получив 58 процентов мест в парламенте.

Должности: АКП называет себя светской партией с социально консервативной платформой и мусульманскими ценностями. Партия уже давно поддерживает демократию. Больше, чем какая-либо светская партия, она провела демократические реформы, необходимые для вступления в Европейский Союз и проведения либеральной экономической политики, которая способствовала росту.Но партия также начала подавлять оппозиционные СМИ. Критики утверждают, что AKP хочет «исламизировать» Турцию, ссылаясь на ее попытки криминализировать супружескую измену. Партия была прагматичной в отношениях с Израилем и имеет прочные двусторонние торговые связи, несмотря на растущие трения в последние годы.

Веб-сайт: http://www.akparti.org.tr/
Twitter: @AKPartyNews

Felicity Party

История: Основана в 2001 году Рекаи Кутаном и Некметтином Эрбаканом, партия Фелисити (Saadet Partisi) уходит корнями в предыдущие исламистские партии, которые были объявлены вне закона из-за их религиозных взглядов.Партия не преодолела 10-процентный барьер для получения мест в парламенте на выборах 2011 года.

Должности: Фелисити более консервативна, чем ПСР, с точки зрения прав женщин, роли религии в общественной сфере и экономической политики. Партия возглавила протесты против израильской интервенции в Газе в конце 2008 года и была жестче, чем AKP, в критике Израиля.

Веб-сайт: http://www.saadet.org.tr/

Йемен


Йеменская конгрегация реформ

История: Йеменская конгрегация реформ (Ислах) была основана в 1990 году. Шейх Хусейн аль-Ахмар и шейх Абдул Маджид аль Зиндани, салафитский священнослужитель, которого США в 2004 году назвали террористом.Партия является политическим рычагом «Братьев-мусульман», возникших в 1960-х годах. Ислах входил в правительство и уходил из него с 1990 года, иногда вступая в союз с левыми оппозиционными партиями. После того, как правительство Йемена было свергнуто повстанцами-хуситами в 2014 году, Ислах поддержал саудовские авиаудары по хуситам. К 2016 году большая часть высшего руководства Ислаха находилась в изгнании.

Должности: Ислах стремится к социальной реформе, основанной на исламе. В 2007 году наиболее прагматичные члены Братства выиграли борьбу за власть у ультраконсервативных салафитов.Женщинам разрешено участвовать в политике, и несколько видных женщин, таких как лауреат Нобелевской премии мира 2011 года Тавакол Карман, занимают руководящие должности в партии. Но рядовые элементы партии предпочли бы, чтобы женщины оставались на более традиционных ролях. Ислах поддерживает дело палестинцев, хотя это не является главной заботой партии.

Веб-сайт: http://www.al-islah.net/
Twitter: @IslahYemen
Facebook: http://www.facebook.com/alislahonline.net

Анника Фолкесон ранее работала в Центре анализа и предотвращения конфликтов Института мира США. Ранее она работала в Международном фонде избирательных систем на палестинских территориях. Она также работала в Сирии и Ливане.

Кэмерон Гленн, старший программный ассистент Института мира США, также внес свой вклад в этот обзор.

Сирийский конфликт: чего хотят США, Россия, Турция и Иран? | Ближний Восток | Новости и анализ событий в арабском мире | DW

США

Кого он поддерживает: Вашингтон предоставил оружие и военную подготовку умеренным группировкам повстанцев, борющимся против правительственных сил, лояльных президенту Башару Асаду, но США прекратили военную помощь в 2017 году и позже сократили примерно 230 миллионов долларов ( 198 миллионов евро) в качестве помощи на реконструкцию.США оказали поддержку с воздуха и предоставили оружие Сирийским демократическим силам (SDF), альянсу курдских и арабских сил, сражающимся против боевиков «Исламского государства» (ИГ) на севере Сирии. Несколько сотен американских спецназовцев были развернуты рядом с SDF.

С кем воюет: США возглавляют международную коалицию из почти 60 стран, включая Германию, с конца 2014 года наносят авиаудары по ИГ и другим экстремистским группировкам. США в значительной степени избегали прямого конфликта с силами, поддерживающими режим , но в 2017 году президент США Дональд Трамп приказал нанести авиаудары по сирийской авиабазе в ответ на нанесение правительством химического оружия гражданскому населению.Он удивил союзников в декабре, когда объявил об одностороннем выводе войск США из Сирии, заявив: «Мы победили ИГИЛ в Сирии».

Его собственные советники позже отказались от этого заявления, оставив союзникам США неясным, какой будет точная политика страны.

Чего они хотят: США оставались непоколебимыми в стремлении уничтожить ИГ в Сирии и Ираке. Однако его намерения по другим вопросам стали неясными. В 2017 году Трамп заявил журналистам, что США «имеют очень мало общего с Сирией, кроме убийства ИГ.«Но до этого момента она принимала активное участие в заключении соглашения о прекращении огня между правительством и оппозиционными силами. Администрация Трампа также подала противоречивые сигналы относительно того, будут ли США выступать против мирного соглашения, сохраняющего власть Асада. США также стремятся заблокировать Иран и ливанская шиитская милиция Хезболла от установления постоянного присутствия в Сирии, которое может угрожать Израилю.

Какие мирные переговоры он поддерживает: Вашингтон поддержал мирные переговоры ООН, проводимые в Женеве с 2012 года между представителями правительства Асада и Сирии оппозиция.Но эти переговоры пока не привели к прорыву. Обе стороны разошлись во мнениях относительно того, должен ли уход Асада быть предварительным условием для какого-либо окончательного урегулирования.

Подробнее: Мотивы Дональда Трампа для вывода сирийских войск остаются такими же неясными, как и его реализация

  • Кто воюет в сирийском конфликте?

    Война без конца

    Сирия охвачена разрушительной гражданской войной с 2011 года после того, как президент Сирии Башар Асад утратил контроль над большей частью страны в пользу нескольких революционных группировок.С тех пор конфликт привлек иностранные державы и принес сирийцам страдания и смерть.

  • Кто воюет в сирийском конфликте?

    Диктатор

    Сирийская армия, официально известная как Сирийская арабская армия (САА), лояльна президенту Сирии Башару аль-Асаду и борется за восстановление президентской власти над всей страной. САА борется вместе с рядом проасадовских ополченцев, таких как Национальные силы обороны, и сотрудничает с военными советниками из России и Ирана, которые поддерживают Асада.

  • Кто воюет в сирийском конфликте?

    Северный страж

    Турция, которая также является частью возглавляемой США коалиции против ИГ, активно поддерживала мятежников, выступающих против Асада. У нее напряженные отношения со своими американскими союзниками из-за сотрудничества США с курдскими боевиками, которые, по словам Анкары, связаны с Рабочей партией Курдистана (РПК), воюющей в Турции. Турция предприняла несколько военных действий против курдских ополченцев.

  • Кто воюет в сирийском конфликте?

    Восточный страж

    Кремль оказался могущественным другом Асада.Российская авиация и сухопутные войска официально присоединились к боевым действиям в сентябре 2015 года после многих лет снабжения сирийской армии. Москва подверглась критике со стороны международного сообщества из-за большого числа жертв среди гражданского населения во время авиаударов. Однако вмешательство России переломило ход войны в пользу Асада.

  • Кто воюет в сирийском конфликте?

    Западные союзники

    Коалиция под руководством США из более чем 50 стран, включая Германию, начала наносить удары с воздуха по объектам ИГ и другим террористам в конце 2014 года.Коалиция против ИГ нанесла серьезный удар группировке боевиков. США имеют в стране более тысячи спецподразделений, поддерживающих сирийские демократические силы.

  • Кто воюет в сирийском конфликте?

    Повстанцы

    Свободная сирийская армия выросла из протестов против режима Асада, которые в конечном итоге переросли в насилие. Наряду с другими повстанческими группами, не являющимися джихадистами, он добивается свержения президента Асада и проведения демократических выборов. Потерпев ряд поражений, многие из ее членов перешли на сторону жестких группировок боевиков.Он получил некоторую поддержку со стороны США и Турции, но его сила значительно уменьшилась.

  • Кто воюет в сирийском конфликте?

    Сопротивление

    Борьба между сирийскими курдами и исламистами стала отдельным конфликтом. Коалиция под руководством США против «Исламского государства» поддержала Сирийские демократические силы, союз курдских и арабских ополченцев. Курдское ополчение YPG является основным компонентом SDF. Курды молчаливо понимают Асад.

  • Кто воюет в сирийском конфликте?

    Новые джихадисты

    «Исламское государство» (ИГ) воспользовалось региональным хаосом для захвата обширных территорий в Ираке и Сирии в 2014 году. Стремясь создать свой собственный «халифат», ИГ стало печально известным своим фундаменталистским брендом Ислам и его массовые зверства. ИГ находится на грани поражения после того, как США и Россия вели отдельные военные кампании против группы боевиков.

  • Кто воюет в сирийском конфликте?

    Старые джихадисты

    ИГ — не единственная террористическая группа, опустошившая Сирию.В конфликте участвует ряд групп боевиков-джихадистов, противостоящих различным группировкам повстанцев и режиму Асада. Одной из основных джихадистских фракций является «Хайат Тахрир аш-Шам», которая контролирует большую часть провинции Идлиб и имеет связи с «Аль-Каидой».

  • Кто воюет в сирийском конфликте?

    Персидская тень

    Иран десятилетиями поддерживал Сирию, своего единственного арабского союзника. Стремясь сохранить своего союзника, Тегеран предоставил Дамаску стратегическую помощь, военную подготовку и наземные войска, когда в 2011 году разразился конфликт.Поддерживаемая Ираном ливанская шиитская боевая группировка «Хезболла» также поддерживает режим Асада, сражаясь вместе с иранскими силами и военизированными группами в стране.

    Автор: Элизабет Шумахер, Александр Пирсон


Россия

Кого она поддерживает: Москва давно поддерживает режим Асада. Он оказывал правительственным войскам поддержку с воздуха и оружие, а также оказывал им дипломатическую поддержку в ООН и на международных мирных переговорах.У России тоже есть войска.

С кем воюет: Россия впервые вмешалась в Сирию в сентябре 2015 года, когда она начала авиаудары по «террористическим» целям. В то время как Москва заявляла, что нацелена на ИГ и другие террористические группы, официальные лица США неоднократно возражали против этого утверждения, говоря, что российские авиаудары в первую очередь направлены против повстанческих сил, не входящих в ИГ, которые борются с правительством Асада. Между тем Кремль обвинил США в использовании своей кампании против ИГ как способ замедлить военные успехи правительства России и Сирии.

Чего она хочет: Москва хочет сохранить Асада — своего ближайшего союзника на Ближнем Востоке — у власти и обеспечить свое военное влияние в регионе. Он имеет важную военную авиабазу в западной провинции Латакия и военно-морскую базу в сирийском портовом городе Тартус. Российские лидеры поддерживают мирное соглашение при широком консенсусе среди умеренных группировок Сирии, которое позволит Асаду остаться у власти. Он также намекнул, что может поддерживать ограниченную автономию оппозиционных сил в определенных регионах Сирии.

Какие мирные переговоры она поддерживает: Поддерживая переговоры в Женеве, Москва также спонсировала переговоры между сирийским правительством и оппозицией в Астане, Казахстан, которые начались в январе 2017 года. Иран и Турция также участвуют в переговорах. Астанинский процесс направлен на создание «зон деконфликтности», которые могут уменьшить насилие и проложить путь для политических переговоров.

Подробнее: Россия посягает на военную промышленность США на Ближнем Востоке

Турция

Кого она поддерживает: С самого начала сирийской войны Турция была одной из основных сторонников сирийской оппозиции .Турция воевала вместе с некурдскими группировками сирийской оппозиции, включая Свободную сирийскую армию (ССА).

Против кого воюет: Анкара нанесла авиаудары по целям ИГ в рамках возглавляемой США коалиции. Он также нанес односторонние авиаудары по силам курдской оппозиции на севере Сирии и направил наземные силы в Сирию для борьбы с ИГ и курдскими силами в рамках проводимой Турцией операции, известной как «Щит Евфрата». В рамках «зоны разрешения конфликта», согласованной с Россией и Ираном, Турция также перебралась в провинцию Идлиб вместе с поддерживаемыми ею повстанцами.

Чего она хочет: Анкара хочет заблокировать территориальные завоевания сирийских курдов и помешать им получить автономию в любом послевоенном урегулировании. Турция заявляет, что сирийские курдские боевики связаны с Рабочей партией Курдистана (РПК), которая вела войну в Турции более трех десятилетий и которую Турция, а также Европейский Союз и Соединенные Штаты считают террористической группировкой. . Турция хочет создать так называемую «безопасную зону» на севере Сирии и подтолкнула США к разоружению курдских ополченцев.Турецкие лидеры неоднозначно относятся к вопросу о том, следует ли позволить Асаду остаться у власти при заключении окончательного мирного соглашения.

Какие мирные переговоры она поддерживает: Турция принимала активное участие в переговорах в Женеве и выступала одним из спонсоров переговоров в Астане. Он категорически выступает против курдских фракций, участвующих в мирных переговорах.

Подробнее: Сирия на повестке дня, Реджеп Тайип Эрдоган встречается с Владимиром Путиным

  • Кобани ждет следующего шага Турции в северной Сирии

    Граффити РПК в Кобани

    Турция не видит разницы между поддерживаемыми США сирийскими демократическими силами ( SDF) на севере Сирии и организация PKK в Турции.РПК также считается террористической организацией в США и ЕС, однако западные союзники поддержали SDF в их борьбе против группировки «Исламское государство» (ИГ).

  • Кобани ждет следующего шага Турции в северной Сирии

    Занимая позицию

    Адла Бакир, глава организации Kongra Star, объединяющей женские группы в Рожаве, вспоминает, как она дала клятву служить народу на открытии этапы курдской революции 2011 г.Акцент революции на гендерных правах дал женщинам возможность стать борцами, политиками и активистами.

  • Кобани ожидает следующего шага Турции в северной Сирии

    Защищая свой район

    Пожилые женщины из подразделений по защите общества устанавливают ночные блокпосты на дорогах в Кобани. Силы возглавляют добровольцы мужского и женского пола и не зависят от официальной полиции и вооруженных сил. Добровольцы набираются из всех коммун города с целью быстро мобилизовать силы в случае нападения и предотвратить повторение массового убийства гражданского населения в 2015 году, совершенного ИГ.

  • Кобани ждет следующего шага Турции на севере Сирии

    Желанное отвлечение внимания

    Курдский боец, служащий в поддерживаемых США Сирийских демократических силах (SDF) в Кобани, проводит некоторое время со своим сыном. Он, как и многие другие солдаты, находится в непосредственной близости от своего дома и семьи. Турецкая граница находится в нескольких сотнях метров от отеля.

  • Кобани ждет следующего шага Турции на севере Сирии

    Мрачное напоминание

    Похороны курдского бойца группировки SDF в Кобани.Он был убит во время боев с силами ИГ в провинции Дейр-эз-Зор в ноябре. Несмотря на заявление президента США Дональда Трампа о разгроме ИГ, битва на реке Евфрат еще далека от завершения.

  • Кобани ждет следующего шага Турции на севере Сирии

    Помня о погибших

    Центр мучеников в Кобани. После нескольких лет подпольной работы центр смог публично открыться после революции 2011 года. Он функционирует как социальный центр, поддерживая семьи убитых турецкими, сирийскими силами или силами ИГ.

  • Кобани ждет следующего шага Турции на севере Сирии

    Кратковременная передышка

    Солдаты группировки SDF на военной базе в провинции Дейр-эз-Зор. Стены украшают плакаты с изображением курдского идеологического лидера Абдуллы Оджалана и других выдающихся личностей. После угрозы вторжения со стороны Турции некоторые силы были переброшены из зоны борьбы с ИГ на 500-километровую (310 миль) турецкую границу.

  • Кобани ждет следующего шага Турции на севере Сирии

    Проблеск надежды?

    Мужчины в магазине кебабов в Кобани осторожно приветствуют новость о том, что американские войска пока останутся в Сирии.Комментарии советника по национальной безопасности США Джона Болтона, похоже, притормозили вывод войск, внезапно объявленный Дональдом Трампом в прошлом месяце и первоначально предполагаемый, что он будет завершен в течение нескольких недель.

  • Кобани ожидает следующего шага Турции в северной Сирии

    Протесты набирают обороты

    Демонстранты в Кобани, состоящие в основном из школьников, протестуют против турецкого обстрела курдских деревень в ноябре.

  • Кобани ожидает следующего шага Турции в северной Сирии

    Отдыхая

    Молодежь в Кобани возвращается с похорон курдского боевика.Курдские жители опасаются неминуемой новой военной атаки.

    Автор: Бенас Гердзюнас (Кобани)


Иран

Кого он поддерживает: Тегеран поддерживает правительство Асада по крайней мере с 2012 года, оказывая режиму обширную военную помощь в виде обучения, оружия и обмен разведданными. Он также развернул элитные вооруженные силы Ирана, Корпус стражей исламской революции (КСИР) и шиитские ополчения со всего региона.Его союзник «Хезболла» в Ливане также является крупным покровителем режима Асада.

С кем он борется: Иран прямо или косвенно борется как с умеренными, так и с экстремистскими группировками в сирийской оппозиции, а также с ИГ.

Чего хочет: Сирия долгое время была главным союзником Ирана на Ближнем Востоке. Поддержка Асада обеспечивает союзника против региональных соперников Ирана, Израиля и Саудовской Аравии. Тегерану также нужна Сирия для доставки оружия Хезболле, которая также выступает против Израиля, в соседнем Ливане.Более крупная цель Ирана — создать сухопутный коридор, простирающийся из Ирана в Ливан через Ирак и Сирию.

Какие мирные переговоры он поддерживает: Иран присоединился к Женевским мирным переговорам в ноябре 2015 года после того, как США отказались от давней оппозиции вмешательству Ирана. Тегеран также спонсировал мирные переговоры в Астане вместе с Турцией и Россией.

Подробнее: Иран и израильская сирийская теневая война обнажены

Каждый вечер редакторы DW рассылают подборку важных новостей дня и качественных очерков.Вы можете подписаться на его получение прямо здесь.

Самые воинственные люди средневекового мира

Адам Али

Аль-Джахиз, известный арабский прозаик IX века, написал эссе под названием «Добродетели турок». В этом эссе аль-Джахиз описывает различные контингенты, которые сформировали армию Аббасидов, и утверждает, что турки намного превосходили другие группы, когда дело касалось боевых действий, верховой езды, дисциплины и войны.

Он указывает на пять основных групп, которые служили в вооруженных силах халифата: хорасанисты (иранцы из восточной провинции Хорасан), абна (хорасанцы, поселившиеся в Ираке), арабы, клиенты (обычно освобожденные рабы, многие из иранцев). происхождения, но также греки, славяне, африканцы, берберы и армяне) и турки.Хорасанины изображаются как отличные тяжелые кавалеристы, которые могли одолеть большинство врагов своей грозной атакой. Абна действовали как пехотинцы и были экспертами в проведении осад, городских войн и сражений на пересеченной местности, в полях и в узких местах, таких как переулки, мосты и траншеи. Клиентов хвалят за их лояльность и преданность своим покровителям. У арабов была давняя традиция выдающейся военной службы с первых дней ислама.

Аль-Джахиз утверждает, что, несмотря на качества, указанные для вышеупомянутых групп, у них также есть свои недостатки.Например, абне не хватает мобильности и скорости, в то время как арабы часто были втянуты в межплеменные конфликты и были ненадежны. Он также обнаружил, что хорасанцам не хватало скорости и универсальности, и они оказывались в невыгодном положении, если их первоначальная атака не могла подавить противника, что могло вынудить их отступить — отступление часто превращалось в бегство.

Аль-Джахиз утверждает, что у турок было больше достоинств, чем у всех вышеупомянутых групп вместе взятых. Он пишет:

Я говорю, что если нельзя указать на достоинства турок, не упомянув пороки остальных войск, то было бы правильнее опустить все упоминание и более благоразумно отказаться от этой книги.

Чтобы очертить достоинства турок, аль-Джахиз сравнивает их с хариджитами. Хариджиты были яростными сектантскими мятежниками, сражавшимися против центрального правительства халифата с середины седьмого века. Их было немного, но они считались одними из самых жестоких воинов того времени и боялись их противников, когда они встречались с ними в битве. Автор утверждает, что хариджиты были очень мобильны и преодолевали большие расстояния за короткие промежутки времени (иногда путешествуя по ночам), что часто давало им элемент неожиданности, они наносили быстрые и сильные удары, а затем исчезали, прежде чем могло быть организовано надлежащее сопротивление.Будучи эгалитарными фанатиками, хариджиты мало что брали с собой в битву. Когда они встречались с равными силами, хариджиты почти всегда были уверены в победе, и если размер противостоящей армии и обоз увеличивался, он становился слишком медленным, чтобы догнать быстро движущихся хариджитов. Вдобавок, когда дело доходило до генеральных сражений, хариджиты славились своими бесстрашными атаками в лоб, которые могли привести в беспорядок любую линию обороны.

Турки, согласно аль-Джахизу, были равны хариджитам и другим группам, упомянутым ранее, и превосходили их по-своему.Турки были так же хороши, как хариджиты и хорасаны, когда дело доходило до лобовой атаки копьем и копьем. Тем не менее, турки имели преимущество в том, что они превосходно стреляли из лука, а этого умения не хватало хариджитам, арабам и хорасанистам. Турки могли стрелять во все стороны, ехав на лошади на всем галопе. Аль-Джахиз заявляет, что когда тысяча турок-всадников произвела один залп по врагу, они унесли тысячи жертв. Конная стрельба из лука давала туркам преимущество перед почти всеми своими противниками, они могли либо полностью уничтожить своих врагов с минимальным контактом, либо ослабить их до такой степени, что они не могли сопротивляться атаке, последовавшей за залпами стрел.Более того, турки были такими же смертоносными при отступлении, как и при атаке, потому что они могли стрелять своими стрелами так же точно позади себя, когда уходили из боя.

Турки также были великолепно экипированы для войны и умели использовать все свое оружие, что делало их универсальной боевой силой. Помимо мощных составных изогнутых луков (часто с тремя в битвах), они также были вооружены копьями, кинжалами, булавами и мечами.По словам аль-Джахиза, копье, которым пользовались турки, было полым и короче, чем у хариджитов, поэтому его было легче носить, а также, по словам этого писателя, оно было «более проницательным». Очень интересная деталь, упомянутая в этом эссе о турках, — это их использование лассо в войне, которое они умело применяли, чтобы заманить в ловушку своих врагов или их скакунов и притянуть их к земле или захватить их. Что касается элитной пехоты Абна из армий Аббасидов, которые были отличными пехотинцами, аль-Джахиз заявляет, что турки могли легко спешиться и действовать как пехотинцы, когда в этом возникала необходимость.С другой стороны, абна были ограничены в своих возможностях пехотинца и не обладали навыками сражения верхом, что требовало большой подготовки. Таким образом, эти солдаты оказались в невыгодном положении на поле боя, когда дело касалось мобильности и скорости, особенно если армия должна была реформироваться, быстро передислоцироваться на новое место или поспешно отступить.

Ближневосточная рукопись 13 века с изображением двух всадников

Аль-Джахиз также упоминает, что турки были прекрасными наездниками и имели особые и близкие отношения со своими лошадьми.Они были быстрее хариджитов и обладали большей выносливостью при длительных поездках. Их лошади были хорошо подготовлены к войне, и их всадники легко маневрировали. Фактически, турки сами вырастили своих скакунов из жеребят и установили с ними близкие отношения. Они превосходно ухаживали за своими лошадьми и были более квалифицированными, чем ветеринары, когда дело доходило до лечения своих лошадей, когда они заболевали или получали травмы. Кроме того, когда тюркские воины испытывали голод или жажду, они могли поддерживать себя с помощью своих лошадей, выпивая их молоко или их кровь; это часто сводило на нет необходимость в громоздких багажных поездах во время кампании.В перерывах между войной турки продолжали оттачивать свои навыки, постоянно занимаясь верховой ездой и охотой, что поддерживало их в наилучшей возможной форме.

Судя по описанию, данному аль-Джахизом в его эссе, турки, вероятно, были одними из лучших воинов средневекового периода. Они были разносторонними и объединяли в себе роли нескольких разных типов солдат. Они были разведчиками, налетчиками, стрелками, тяжелой кавалерией и ударной кавалерией в одном лице; и могли действовать как пехота, если в этом возникла необходимость.Можно утверждать, что описание аль-Джахиза может быть не очень объективным, потому что он написал свое эссе для одного из своих покровителей, который оказался тюркским офицером в армии Аббасидов. Однако, изучив исторические записи и другие источники, можно увидеть, что аль-Джахиз не так уж далек в своем анализе турок. Турки были выходцами из Горного Алтая Западной Монголии и Северо-Западного Китая. К средневековью они заселили большую часть Средней Азии, степи юга России и проникли в восточные части халифата.Они были кочевниками-скотоводами, средства к существованию которых зависели от животных. Их потребность в мобильности также делала их наездниками, умелыми в верховой езде и выращивании лошадей. Суровые условия, в которых они жили, также заставляли их быть очень воинственными людьми. Различные тюркские племена и кланы часто воевали друг с другом за лучшие пастбища. Они также совершали набеги друг на друга в поисках домашнего скота и рабов, а также нападали на оседлые и сельскохозяйственные общины, чтобы получить товары, которые они не производили (хотя они также часто торговали с ними).Такой образ жизни оттачивал военные навыки турок, которые с самого раннего возраста ездили верхом и стреляли, и сделал их первым выбором в качестве новобранцев в армии правителей мусульманского мира как в качестве наемников, так и в качестве солдат-рабов.

Голова среднеазиатской фигуры в остроконечной шапке XII-XIII веков — Метрополитен-музей

Аль-Джахиз — не единственный средневековый писатель, считавший турок лучшими воинами. Низам аль-Мульк (великий визирь сельджуков) и Кай Кавус ибн Искандар (один из последних правителей династии Зияридов на севере Ирана) были авторами трудов персидской консультативной литературы или зеркал для князей, причем примерно на шесть столетий раньше, чем писал Макиавелли.Оба этих автора превозносят военные достоинства турок, заявляя, что нет более храброй, лояльной или умелой в войне группы или расы. Они утверждают, что часть армии должна состоять из них, заявляя, что тысячи молодых турок должны набираться и обучаться во дворце правителя и продвигаться по службе на основе заслуг.

Великий историк Ибн Халдун также утверждает в своем «Введении в историю» (или Мукаддима ), что кочевые народы, в первую очередь турки, были самыми энергичными и воинственными народами и что возникли имперские династии и режимы. от таких групп, пока они не стали развращенными и смягченными цивилизацией и роскошью, что привело к потере боевой энергии и групповой солидарности.Этот анализ очень верен, потому что, когда халифат Аббасидов начал терять свою власть и влияние в середине девятого века, большинство династий, которые возникли, чтобы контролировать различные регионы мусульманского мира, были основаны турками, либо племенными кочевниками, либо бывшими рабами-солдатами. . Ибн Халдун даже связывает победу мусульман над монголами с военной мощью и энергией турок, которые сформировали элитные ряды мамлюкских армий, которые несколько раз побеждали монголов, когда они пытались продвинуться в Сирию и Египет между 1260 и 1260 годами. 1323.

Краткий обзор присутствия турок в армиях средневекового мусульманского мира также подтвердит, что они считались лучшими солдатами, и каждый правитель стремился пополнить ряды своей армии элитными тюркскими наемниками или рабами-солдатами. Первым аббасидским халифом, который массово завербовал турок, был аль-Мутасим (годы правления 833-842). Еще до восшествия на престол он командовал частной армией из 4000 турок. После того, как он стал халифом, это число выросло до 10 000–70 000 (нижняя оценка кажется более точной, они, вероятно, насчитывали где-то между 10 000–30 000 военнослужащих в дополнение к другим контингентам, составлявшим имперскую армию).Региональные мусульманские династии, возникшие в конце девятого века после упадка эффективной власти Аббасидов, также почти всегда имели ядро ​​из элитных тюркских рабов-солдат, которые составляли костяк их вооруженных сил. На востоке, Саманиды и их преемники Газневиды (основатель Империи Газневидов сам был турком и начинал свою карьеру в качестве мамлюка или солдата-раба) имели в своих армиях тысячи тюркских солдат. Иранские династии Буидов (939-1062) и Саффаридов (861-1002) выросли благодаря поддержке своих соотечественников, но, придя к власти, они сразу же создали отряды элитной тюркской кавалерии, которые вытеснили своих первоначальных сторонников в качестве элиты своих армий.Сельджуки (1037–1194) сами были лидерами большой тюркской племенной конфедерации и вместе со своими последователями смогли завоевать огромную Империю, которая охватывала очень большую часть мусульманского мира. Фактически, после победы над византийцами в битве при Манцикерте в 1071 году, тюркские племена наводнили Анатолию и начали эффективно «тюркифицировать» регион, в котором до этого момента в культурном отношении доминировали греки и армяне.

В Египте Тулуниды (868-905), Ихшидиды (935-969) и Фатимиды (969-1171) охотно вербовали турок в свои армии.На момент смерти Ахмад ибн Тулун (основатель режима Тулунидов в Египте и бывший тюркский солдат Аббасидов) имел в своей армии 24 000 турок в дополнение к 42 000 африканцев. Фатимиды также пытались завербовать турок, но их соперники на востоке заблокировали торговые пути, по которым они могли быть приобретены. Первый значительный отряд турок вошел в армию Фатимидов в 978 году после битвы при Тавахине. Фатимиды победили армию Аббасидов в этой битве и были более чем счастливы простить захваченных ими турок и зачислить их тяжелой кавалерией в ряды своей армии.Курдская династия Айюбидов (1171–1250) также основывала свою власть на элитном отряде тюркских солдат-мамлюков. За Айюбидами последовал султанат мамлюков (1250-1517), который представлял собой военный режим, установленный тюркскими рабами-солдатами и правивший Египтом и Сирией более двух столетий. Армия мамлюков не только победила монголов и остановила их продвижение на Ближний Восток, но и уничтожила государства крестоносцев к 1291 году. Фактически, в вооруженных силах Египта доминировали иностранцы (в основном турки) в течение тысячелетия до правления Мухаммеда Али-паши, который создал первую призывную армию, состоящую из египтян, после завоевания региона исламом в седьмом веке.

Хотя аль-Джахиз, возможно, пытался льстить своему покровителю, восхваляя турок как лучших солдат своей эпохи, его описание их боевых навыков и достоинств не слишком преувеличено. Превосходство турок как воинов и солдат в средневековый период подтверждается многими авторами. Более того, их присутствие в качестве элитных подразделений почти всех средневековых мусульманских династий еще раз подтверждает утверждения аль-Джахиза относительно их военного превосходства над другими группами.Турки были не только лучшими воинами средневекового мусульманского мира, но и доказали свою стойкость против чужаков, таких как монголы и европейские крестоносцы, превзойдя обоих в большинстве своих встреч. Фактически, европейцы не станут доминирующими в военном отношении против турок до тех пор, пока в середине семнадцатого века не будут разработаны эффективное и точное огнестрельное оружие и полевая артиллерия.

Адам Али — преподаватель Университета Торонто. Нажмите здесь, чтобы узнать о нем больше.

Изображение вверху: Иллюстрация четырех всадников из военного трактата мамлюков XIV века — каждый с мечом и шкурым щитом, и каждый несет свой щит на крупе своей лошади.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.