Какие три функции социальной структуры названы в тексте: Социальная структура и социальная стратификация

Содержание

Социальная структура и аномия Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Аномия, по Мертону, сопровождается размыванием культурных ценностей, что позволило Мертону определить аномию как «культурный хаос».

Создается впечатление, что в работе «Социальная структура и аномия» дается описание российского общества конца XX — начала XXi вв. Поэтому мы сочли важным и актуальным для осмысления современного состояния российского общества поместить в журнале некоторые фрагменты данной работы Р. Мертона, которые, несомненно, вызовут интерес у наших читателей.

© Жовтун Д.Т., 2010

Р. К. Мертон

СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА И АНОМИЯ1

В социологической теории существует заметная и настойчивая тенденция относить неудовлетворительное функционирование социальной структуры в первую очередь на счет присущих человеку повелительных биологических влечений, которые недостаточно сдерживаются социальным контролем. С этой точки зрения социальный порядок — всего лишь инструмент для «регулирования импульсивных действий», «социальной переработки» напряжений. Следует отметить, что эти импульсивные действия, прорывающиеся сквозь социальный контроль, рассматриваются в качестве проявления биологически обусловленных влечений. Предполагается, что стремление к неподчинению коренится в самой природе человека [1]. Подчинение, таким образом, представляет собой результат либо практического расчета, либо механического кондиционирования. Эта точка зрения, не говоря уже о ее прочих недостатках, явно не дает ответа на один вопрос. Она не дает основы для определения тех условий небиологического характера, которые стимулируют отклонения от предписанного типа поведения. В настоящей работе мы исходим из предположения, что определенные фазы социальной структуры порождают обстоятельства, при которых нарушение социального кодекса представляет собой «нормальный» ответ на возникающую ситуацию [2]. /299/

Принципиальная схема, которую следует разработать, должна обеспечить последовательный систематический подход к изучению социально-

1 Печатается по: Мертон, Р. Социальная структура и аномия / Социология преступности (Современные буржуазные теории) / перев. с франц. Е.А.Самарской: ред. перевода М.Н. Грецкий. — М.: Издательство «Прогресс», 1966. — С. 299-313.

культурных источников отклоняющегося от нормы поведения. Мы намерены в первую очередь показать, как некоторые социальные структуры оказывают определенное давление на отдельных членов общества, толкая их скорее на путь неподчинения, чем на путь поведения, сообразующегося с общепринятыми правилами. Многие вопросы, связанные с этой схемой, мы не сможем обсудить; нередко нам придется ограничиваться простым упоминанием проблем без подробного их анализа.

Среди элементов социальной и культурной структуры особую важность для нас имеют два элемента. Аналитически они разделимы, хотя в конкретных ситуациях они нераздельно переплетаются. Первый элемент состоит из целей, намерений и интересов, определяемых данной культурой. Они составляют сферу устремлений. Указанные цели более или менее интегрированы и включают в себя различные степени престижа и эмоций. Они составляют основной, но не единственный компонент того, что Лин-тон удачно назвал «схемой группового существования». Некоторые из этих определяемых культурой устремлений имеют отношение к первичным влечениям человека, однако они не определяются ими. Вторая фаза социальной структуры определяет, регулирует и контролирует приемлемые способы достижения этих целей. Каждая социальная группа обязательно сочетает свою шкалу желаемых целей с моральным или институционным[3] регулированием допустимых и требуемых способов достижения этих целей. Этого рода регулятивные нормы и моральные императивы не обязательно совпадают с нормами, определяющими техническую целесообразность или эффективность этих способов. Многие способы, которые отдельным лицам представляются наиболее эффективными для достижения желаемых ценностей, также как незаконные операции с акциями нефтяных компаний, кража, мошенничество, исключены из институционной сферы дозволенного поведения. Выбор подходящих средств ограничен институционными нормами.

Когда мы говорим, что эти два элемента — определяемые культурой цели и институционные нормы действуют совместно, мы не подразумеваем при этом, что соотношение между альтернативными способами поведения и целями является неизменно постоянным. Значимость определенных целей может изменяться независимо от степени значимости институционных средств. Могут иметь место случаи непропорционального, иногда по существу исключительного подчеркивания ценности определенных целей в сочетании со сравнительно малой озабоченностью относительно институционно одобряемых средств их достижения. Своего крайнего выражения подобная /300/ ситуация достигает в том случае, когда выбор альтернативных способов ограничивается только техническими, а не институционными соображениями. В такого рода гипотетическом полярном случае были бы разрешены все и любые средства спо-

собные обеспечить достижение исключительно важных целей [4]. Таков один тип несогласованности элементов культуры. Второй полярный случай обнаруживается в тех группах, где деятельность, первоначально задуманная в качестве средства достижения цели, становится самоцелью. В таких группах первоначальные цели забыты и ритуалистическая приверженность к институционно предписанному поведению принимает характер подлинной одержимости [5]. Принимаются широкие меры к обеспечению стабильности, в то время как к переменам относятся с пренебрежением. Выбор альтернативных способов поведения строго ограничивается. Развивается связанное традициями священное общество, характеризующееся неофобией [6]. Служебный психоз бюрократа может служить здесь примером. Наконец, имеются группы промежуточного типа, в которых существует равновесие между целями, определенными культурой, и институционными средствами. Эти группы характеризуются значительной интеграцией и относительной стабильностью, не препятствующей переменам.

Эффективное равновесие между двумя указанными фазами социальной структуры достигается до тех пор, пока лица, подчиняющиеся ограничениям обоего рода, получают удовлетворение; /301/ речь идет об удовлетворении от достижения определенных целей и об удовлетворении, непосредственно проистекающем от использования институционно одобряемых способов достижения этих целей. Успех в подобных уравновешенных случаях складывается из двух моментов. Успех здесь оценивается в терминах результата и в терминах процесса, в терминах конечного выхода и в терминах деятельности. Постоянное удовлетворение должно проистекать из самого по себе участия в конкурентном порядке и из опережения конкурента, поскольку сохраняется конкурентный порядок. Случайные жертвы, сопряженные с институционализированным поведением, должны компенсироваться социально апробированным вознаграждением. Распределение статусов и ролей посредством соревнования должно быть организовано таким образом, чтобы для любой позиции в рамках установленного распределением порядка существовал положительный фактор, стимулирующий соответствие каждого своей роли и выполнение обязательств, связанных со статусом. Поэтому отклоняющееся от нормы поведение может быть расценено как симптом несогласованности между определяемыми культурой устремлениями и социально организованными средствами их удовлетворения.

Из типов групп, формирующихся в результате независимых изменений в соотношении двух фаз социальной структуры, нас интересуют главным образом группы первого типа, именно те, в которых непропорционально большое ударение ставится на целях. Это положение следует переформулировать в надлежащей перспективе. Нет таких групп, в которых отсутствовали бы кодексы, регулирующие поведение, однако существуют различия

в степени, в которой обыкновения, нравы и институционный контроль эффективно сочетаются с менее отчетливо определенными целями, составляющими часть культурной основы общества. Эмоциональные убеждения могут группироваться вокруг комплекса признанных обществом целей, лишая одновременно своей поддержки определенные данной культурой средства их достижения. Как мы увидим далее, определенные аспекты социальной структуры могут породить противоправное и антисоциальное поведение именно вследствие различия в значении, придаваемом целям и нормам, регулирующим их достижение. В крайних случаях эти последние могут быть настолько подорваны чрезмерным акцентом на целях, что выбор способов поведения будет ограничиваться только соображениями технической целесообразности. Вследствие этого единственным вопросом, имеющим значение, становится вопрос о том, насколько эффективны наличные средства овладения социально апробированными ценностями[7]. Способ, наиболее практичный с технической /302/ точки зрения, независимо от того, законен он или нет, получает предпочтение перед институционно предписанным поведением. Но мере развития этого процесса интеграция общества ослабевает и развивается аномия.

<…>

Процесс, имеющий своим результатом преувеличение значения цели, порождающий подлинную деморализацию, то есть деинституционализа-цию /303/ средств, присущ многим группам[9], в которых отсутствует достаточно высокая степень интеграции этих двух фаз социальной структуры. Чрезвычайное значение, придаваемое в нашем обществе накоплению богатства в качестве символа успеха[10], препятствует установлению полностью эффективного контроля над использованием институционно урегулированных способов приобретения состояния[11]. Обман, коррупция, аморальность, преступность, короче говоря, весь набор запрещенных средств становится все более обычным, когда значение, придаваемое стимулируемой данной культурой цели достижения успеха расходится с координированным институционным значением средств. Это положение имеет решающее теоретическое значение при анализе доктрины, согласно которой антисоциальное поведение чаще всего проистекает от биологических влечений, прорывающихся сквозь ограничения, налагаемые на человека обществом. Разница между этими двумя концепциями — это разница между узко утилитарным истолкованием, считающим, что человек ставит перед собою случайные цели, и анализом, обнаруживающим, что эти цели обусловлены характером основных ценностей данной культуры[12].

Предметом нашего внимания в данном случае является незаконное приспособление. Оно сопряжено с использованием, по общему признанию, запрещенных, но часто эффективных средств достижения по меньшей мере

видимости определяемого культурой успеха — богатства, власти и тому подобного. Как мы уже видели, такого рода приспособление встречается в случае, когда лицо восприняло определяемый культурой акцент на цели достижения успеха, без того чтобы в равной мере усвоить предписываемые моралью нормы, руководящие выбором средств достижения этого успеха, В связи с этим встает вопрос: какие фазы нашей социальной культуры предрасполагают /307/ лицо к подобному способу приспособления? Мы можем исследовать конкретный пример, плодотворно проанализированный Ломаном[17]; в нем содержится ключ к решению этого вопроса. Ломан показал, что специализированная зона порока[18] в северном предмостье Чикаго представляет собой, «нормальную» реакцию на ситуацию, в которой усвоен определяемый культурой акцент на достижении денежного успеха, но очень мала возможность использовать для достижения этого успеха общепризнанные и узаконенные средства. Для лиц, проживающих в этой зоне, возможность выбора занятий почти полностью ограничена областью физического труда. Если учесть то презрение, с каким в системе нашей культуры относятся к физическому труду, и его коррелят — престиж интеллигентного труда, станет ясно, что результатом такой ситуации является стремление к инновации. Ограничение возможностей областью неквалифицированного труда и связанный с этим низкий доход не могут конкурировать в терминах общепризнанных стандартов достижения успеха с высоким доходом, связанным с эксплуатацией организованного порока.

В этой ситуации имеются два важных момента.

Во-первых, такое антисоциальное поведение в известном смысле «вызывается к жизни» некоторыми общепризнанными ценностями культуры и классовой структурой, сопряженной с различным доступом к возможностям законного, придающего престиж достижения обусловленных культурой целей. Отсутствие высокой степени интеграции между средствами и целями, как элементами культуры, и данная классовая структура, взятые вместе, способствуют более частым проявлениям антисоциального поведения в таких группах. Не меньшее значение имеет и второе положение. Обращение к первой из возможных реакций, а именно к использованию законных усилий, ограничено тем фактом, что реальное продвижение в сторону достижения символов успеха по общепризнанным каналам является вопреки отстаиваемой нами идеологии открытых классов[19], относительно /308/ редким и затруднительным для тех, кому мешает недостаточное формальное образование и скудные экономические ресурсы. Доминирующее влияние существующих и группе стандартов успеха приводит, вследствие этого, к постепенному вытеснению законных, однако сплошь да рядом неэффективных попыток его достижения и ко все большему использованию незаконных, но более или менее эффективных средств аморального и преступного характера. Требования культуры, предъявляемые

к лицу в подобном случае, несовместимы между собой. С одной стороны, от него требуют, чтобы оно ориентировало свое поведение в направлении накопления богатства; с другой — ему почти не дают возможности сделать это институционным способом. Результатом такой структурной непоследовательности является сформирование психопатической личности и (или) антисоциальное поведение, и (или) революционная деятельность. Равновесие между определяемыми культурой средствами и целями становится весьма неустойчивым по мере того, как усиливается акцент на достижении имеющих значение для престижа целей любыми средствами. В этом контексте Каноне воплощает триумф безнравственного интеллекта над предписанным нормами морали «банкротством», когда каналы вертикальной мобильности закрыты или сужены[20] в обществе, которое высоко оценивает экономическое процветание и социальное продвижение для всех своих членов[21]. /309/

Это последнее положение имеет первостепенную важность. Из него вытекает, что если мы хотим понять социальные причины антисоциального поведения, то наряду с особым акцентом на денежном успехе, следует учитывать и другие фазы социальной структуры. Многие случаи поведения, отклоняющегося от нормы, порождаются не просто «отсутствием возможностей» или преувеличенным подчеркиванием значения денежного успеха. Сравнительная жесткость классовой структуры, феодальный или кастовый порядок могут ограничивать возможности подобного рода далеко за пределами того, что имеет место в американском обществе сегодня. Антисоциальное поведение приобретает значительные масштабы только тогда, когда система культурных ценностей превозносит, фактически превыше всего, определенные символы успеха, общие для населения в целом, в то время как социальная структура общества жестко ограничивает или полностью устраняет доступ к апробированным средствам овладения этими символами для большей части того же самого населения. Иными словами, наша идеология равенства по сути дела опровергается существованием групп и индивидуумов, не участвующих в конкуренции для достижения денежного успеха. Одни и те же символы успеха рассматриваются в качестве желательных для всех. Считается, что эти цели перекрывают классовые различия, не ограничены ими, однако в действительности социальная организация обусловливает существование классовых различий в степени доступности этих общих для всех символов успеха. Неудачи и подавленные устремления ведут к поискам путей для бегства из культурно обусловленной невыносимой ситуации; либо желания, не получившие удовлетворения, могут найти выражение в незаконных попытках овладеть доминирующими ценностями[22]. Характерное для Америки придание чрезвычайного значения денежному успеху и культивирование честолюбия у всех приводят таким образом к возникновению преувеличенных тревог, враждебности, неврозов и антисоциального поведения.

Этот теоретический анализ можно распространить на объяснение меняющихся соотношений между преступностью и бедностью[23]. /310/ Бедность не представляет собой изолированной переменной. Она включена в комплекс взаимозависимых переменных социального и культурного характера. Рассматриваемая в таком контексте, бедность представляется в совершенно ином аспекте. Бедность как таковая и сопутствующее ей ограничение возможностей сами по себе недостаточны для того, чтобы обусловить заметное повышение коэффициента преступного поведения. Даже часто упоминаемая «бедность среди изобилия» не ведет с необходимостью к такому результату. Только в той мере, в какой нищета и соединенные с ней невзгоды в конкурентной борьбе за овладение ценностями, одобренными культурой для всех членов данного общества, связаны с восприятием обусловленного культурой акцента на значении денежного накопления как символа успеха, антисоциальное поведение представляет собой «нормальный» исход. Так, бедность в гораздо меньшей степени связана с преступностью в юго-восточной Европе, чем в Соединенных Штатах. Возможности вертикальной мобильности в этих зонах Европы, по-видимому, ниже, чем в нашей стране, так что ни бедность сама по себе, ни ее сочетание с ограниченностью возможностей не достаточны для объяснения различий в корреляциях. Только в том случае, если мы будем рассматривать всю конфигурацию, образуемую бедностью и ограниченностью возможностей, а также общую для всех систему символов успеха, мы сможем объяснить, почему корреляция между бедностью и преступностью в нашем обществе выше, чем в других обществах, в которых жесткая классовая структура сочетается с различными для каждого класса символами продвижения.

Таким образом, в обществах, подобных нашему, давление, оказываемое стремлением к успеху, связанному с завоеванием престижа, приводит к устранению эффективных социальных ограничений в выборе мер, применяемых для достижения этой цели. Доктрина «цель оправдывает средства» становится ведущим принципом деятельности в случае, когда структура культуры излишне превозносит цель, а социальная организация излишне ограничивает возможный доступ к апробированным средствам ее достижения. Другими словами, положение такого рода и связанное с ним поведение отражает недостаточность координации, существующей в системе культуры. Результаты недостаточной интеграции в этой области очевидны в сфере международных отношений. Акцент на национальном могуществе не сочетается должным образом с неудовлетворительной организацией законных, то есть определенных и принятых в международном масштабе средств достижения этой /311/ цели. Результатом этого является тенденция к аннулированию международного права; договоры становятся лоскутом бумаги, «необъявленная война» служит технической уловкой, бомбардировка гражданского населения получает рациональное

обоснование[24] совершенно так же, как в подобной же ситуации в обществе расширяется применение незаконных средств во взаимоотношениях между отдельными лицами.

Описанный нами социальный порядок с неизбежностью порождает это «стремление к распаду». Давление, оказываемое этим порядком, действует в направлении опережения конкурентов. Выбор средств в пределах институционного контроля продолжает существовать до тех пор, пока эмоции, поддерживающие систему конкуренции, то есть проистекающие из сознания возможности опередить своего конкурента и тем самым вызвать благоприятную реакцию со стороны других, распространяются на все области человеческой деятельности, а не сосредоточены исключительно на достижении конечного результата. Для поддержания стабильности социальной структуры необходимо равномерное распределение эмоций в отношении составляющих ее частей. Когда происходит сдвиг от удовлетворения самим процессом соревнования в сторону озабоченности почти исключительно успехом в этом соревновании, возникает напряжение, ведущее к выходу из строя регулирующей структуры[25]. Вместе с умалением в результате этого роли институционных императивов возникает ситуация, похожая на ту, которую утилитаристы ошибочно считают типичной для общества в целом, когда расчет на ожидаемую выгоду и страх перед наказанием являются единственными результатами. В такого рода ситуации, как заметил Гоббс[26], насилие и обман становятся единственными добродетелями ввиду их относительной эффективности для достижения целей, которые для него, конечно, не проистекали из системы культуры.

Следует иметь в виду, что преподанные выше соображения изложены не в плане морализации. Каковы бы ни были чувства автора или читателя в отношении этической желательности координации целей и средств, как фаз социальной структуры, следует согласиться с тем, что недостаточность такой координации ведет к аномии. Поскольку одной из наиболее общих функций социальной организации является создание основы для прогнозируемого и регулируемого поведения людей, эффективность этой функции все более ограничивается по мере того, как разъединяются указанные элементы /312/ социальной структуры. В крайних случаях прогно-зируемость полностью исчезает и наступает то, что с полным основанием можно назвать культурным хаосом или аномией.

Примечания

1. Jones, E. Social Aspects of Psyhoanalysis. — 28. — London, 1924. Если теория Фрейда представляет собой вариант концепции «первородного гре-

ха», то истолкование, даваемое в данной работе, может быть названо доктриной «социально порожденного греха».

2. «Нормальный» в том смысле, что этот ответ соответствует основной характеристике данной культуры, даже если он не одобряется ею. Этим не отвергается значение биологических и индивидуальных различий, которые могут играть важную роль при распределении проявлений поведения, отклоняющегося от нормы. Однако наше внимание сосредоточено на социальной и культурной основе такого поведения; поэтому мы абстрагируемся от прочих факторов. Я полагаю, что именно в этом смысле Джеймс С. Плант говорит о «нормальной реакции нормальных людей на ненормальные условия» / Рlant, D.S. Personality and the Cultural Pattern, New-York, 1937. — P. 248.

3. От institution — установление. Отсюда институционный, институционализированный и т. д. — входящий, включенный в систему установлений. — Прим. ред.

4. Было высказано мнение, что современная американская культура имеет тенденцию развития в этом направлении / Siegfried, A. America Comes of Age. — New-York, 1927. — P. 26-37. Предполагаемое исключительное (?) значение, придаваемое достижению денежного успеха и материального благополучия, имеет своим результатом преимущественный интерес к технологическим и социальным средствам, предназначенным для достижения желаемого, в то время как институционные способы контроля приобретают второстепенное значение. В такого рода ситуации создаются все новые средства, поскольку выбор средств, применяемых для достижения цели, расширяется. Следовательно, в известном смысле, здесь происходит парадоксальное явление: «идеалистическая» ориентация порождает «материалистов». Ср. с проведенным Дюркгеймом анализом условий культуры, ориентирующих на преступления и нововведения, причем в том и другом случаях ради достижения эффективности, а не ради соблюдения норм морали. Дюркгейм был первым из тех, кто заметил, что «вопреки распространенному представлению, преступник не относится к числу решительно асоциальных, паразитических элементов, не является инородным, не поддающимся ассимиляции телом, введенным в общественный организм; он представляет собой обычный элемент социальной жизни» / Les Regies de la Methode Sociologique». — Paris, 1927. — P. 86-89.

5. Ритуализм такого рода может соединяться с мифологией, рационализирующей эти действия таким образом, что они по видимости сохраняют свой статус средства, однако главные усилия предпринимаются в направлении строгого подчинения ритуалу, независимо от такой рационализации. В этом смысле ритуал особенно охраняется в случае, когда такая рационализация совсем не имеет места.

6. Боязнь новизны. — Прим. перев.

7. В этой связи уместно вспомнить слова Элтона Мэйо, перефразировавшего название хорошо известной книги Тонн: «В действительности проблема заключается не в болезни стяжательского общества; она заключается в стяжательстве больного общества» (Human Problems of an industrial Civilization. — New-York, 1933. — P. 153).

Мэйо рассматривает процесс, посредством которого богатство становится символом социального продвижения. Он считает, что это является результатом социальной аномии. Мы рассматриваем цель достижения денежного успеха, разъединенную со средствами ее достижения, в качестве одного из элементов, порождающих аномию. Полный анализ должен был бы включить в себя исследование обеих фаз этой системы взаимозависимых переменных.

9. По причинам, указанным выше, «многим», но не всем тем группам, где отсутствует интеграция. Те группы, где основное предпочтение отдается институционным средствам, т. е. где выбор альтернатив весьма ограничен, характеризуются не аномией, а ритуализмом.

10. Деньги имеют некоторые особенности, обусловливающие их особую пригодность для того, чтобы играть роль символа престижа, независимого от институционного контроля. Как подчеркивает Саммел, деньги — вещь чрезвычайно абстрактная и безличная. Как бы они ни были приобретены — в результате обмана либо институционными средствами, — их можно использовать для покупки тех же самых товаров и услуг. Анонимный характер культуры больших городов, сочетаясь с этой особенностью денег» приводит к тому, что богатство, источники которого могут быть неизвестны общине, в которой живет плутократ, служит символом общественного положения.

11. Придание богатству значения символа успеха отражается, возможно, в использовании понятия «фортуна» для обозначения богатства. В этом смысле слово стало общеупотребительным в конце XVi столетия (Спенсер и Шекспир). Подобное же использование латинского fortuna стало заметным в первом столетии до нашей эры. Оба эти периода были отмечены продвижением к престижу и власти «буржуазии».

17. Lоhmаn, J. D. The Participant Observer in Community Studies, American Sociological Review. — 2. — 1937. — P. 890-898.

18. Имеется в виду район публичных домов, игорных притонов и т. п. -Прим. ред.

19. Меняющаяся в ходе истории роль этой идеологии является полезным объектом изучения. Некогда стереотип «каждый посыльный может стать президентом» более или менее согласовывался с фактами. Такого рода вертикальная мобильность была тогда, вероятно, более обычной, чем теперь, когда классовая структура стала более жесткой (см, прим. i

на C. 309.). Но и теперь эта идеология продолжает существовать, возможно, потому, что она все еще выполняет полезную роль для сохранения status quo. В той мере, в какой она принимается «массами», она представляет собой полезную приманку для тех, кто, если бы была отнята эта утешительная надежда, мог бы взбунтоваться против всей существующей структуры. Ныне эта идеология используется для уменьшения вероятности приспособления типа V. Короче говоря, роль этой идеи изменилась: из более или менее правильной эмпирической теоремы она превратилась в идеологию в том смысле, как ее понимает Маннгейм.

20. Имеется все больше доказательств того (хотя ни одно из них не является окончательным), что наша классовая структура становится более жесткой, а вертикальная мобильность уменьшается. Тоссиг и Джослин пришли к выводу, что руководители американского бизнеса все в большей мере рекрутируются из высших слоев общества. Линды также установили, что для представителей рабочего класса в Миддлтауне «уменьшились шансы на продвижение». Очевидно, что эти объективные изменения важны не только сами по себе; субъективная оценка ситуации лицом является главным из факторов, определяющих реакции. Пока еще трудно сказать, в какой мере классы, находящиеся в наиболее неблагоприятных условиях, осознали эти изменения в сфере социальной мобильности, однако Линды представили показательный в этом отношении материал. Пишущий эти строки считает уместным напомнить в этой связи о том, что все чаще появляются карикатуры, повествующие в трагикомическом тоне о том, что «мой старик говорит, что не каждый может быть президентом. Он говорит, что найти постоянную работу на три дня в неделю тоже неплохо» / Т a u & s i g, F.W., J о s 1 у п, C.S. American Business Leaders. -New-York, 1932; Lynd, R. S. and H. M Middletown in Transition. — Ch. 12. -New-York, 1937. — P. 67 ff.

21. В этом отношении представляет значительный теоретический интерес роль негров. Некоторые элементы негритянского населения усвоили такие ценности доминирующей касты, как денежный успех и социальное выдвижение, однако они также сознают, что в настоящее время социальное продвижение для них почти полностью ограничено рамками их собственной касты. Давление, оказываемое на негров, которое в ином случае проистекало бы от упоминавшихся нами структурных несогласованностей, не является, следовательно, идентичным с тем, которое оказывается на низшие классы белого населения / Davis, K. Op. cit,.- P. 63; D о 1, J.-lard, Caste and Class in a Southern Town. — New Haven, 1936. — P.66 ff; Young, D. Americanan Minority Peoples. — New-York, 1932. — P. 581.

22. Психические координаты этих процессов отчасти установлены экспериментальными данными, касающимися Anspruchsniveaus [уровней намерений. — Ред.] и уровней исполнения / См. К- L e w i n. Vorsatz, Wille

und Bedurfnis. — Berlin, 1926; И о p p e, N.F. Erfolg und Misserfolg, PsycHot. Forschung. — 14. — 1930. — P. 1-63; Frank, J.D. individual Differences in Certain Aspects of the Level of Aspiration, American Journal of Psychology. — 47. -1935. — P. 119-128.

23. Стандартные учебники криминологии содержат суммированные данные по этому вопросу. Наша аналитическая схема может служить для объяснения некоторых теоретических противоречий, указанных П.А. Сорокиным. Например, «не всегда и не везде уровень преступности высок среди бедняков… во многих бедных странах уровень преступности ниже, чем в богатых странах. Экономический рост, имевший место во второй половине XiX и в начале XX столетия, не сопровождался снижением преступности» / Sоrоkin, P.A. Contemporary Sociological Theories. New-York, 1928. -P. 560-561. Решающим является, однако, то обстоятельство, что в условиях различных социальных структур бедность, как мы увидим, имеет различную социальную значимость. Следовательно, было бы неверно ожидать линейной корреляции между преступностью и бедностью.

24. Royse. M. W. Aerial Bombardment and the international Regulation of War. — New York, 1928.

25. Поскольку предметом нашего рассмотрения являются социально-культурные аспекты этой проблемы, психологические корреляты затронуты в статье лишь косвенно. О психологических аспектах этого процесса / Horne, K. The Neurotic Personality of Our Time. New-York, 1937.

26. Гоббс — английский философ (1588-1679). — Прим. ред.

© Жовтун Д.Т., составитель, 2010

Конвенция о биологическом разнообразии — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Конвенция о биологическом разнообразии

Преамбула

Договаривающиеся Стороны,

сознавая непреходящую ценность биологического разнообразия, а также экологическое, генетическое, социальное, экономическое, научное, воспитательное, культурное, рекреационное и эстетическое значение биологического разнообразия и его компонентов,

сознавая также большое значение биологического разнообразия для эволюции и сохранения поддерживающих жизнь систем биосферы,

подтверждая, что сохранение биологического разнообразия является общей задачей всего человечества,

вновь подтверждая, что государства обладают суверенными правами на свои собственные биологические ресурсы,

подтверждая также, что государства несут ответственность за сохранение своего биологического разнообразия и устойчивое использование своих биологических ресурсов,

будучи озабочены тем, что биологическое разнообразие существенно сокращается в результате некоторых видов человеческой деятельности,

осознавая общую нехватку информации и знаний, касающихся биологического разнообразия, и настоятельную необходимость в развитии научного, технического и организационного потенциала с целью обеспечить общее понимание этой проблемы, что послужит основой для планирования и осуществления соответствующих мер,

отмечая, что необходимо предвидеть, предотвращать и устранять причины значительного сокращения или утраты биологического разнообразия в их источнике,

отмечая также, что в тех случаях, когда существует угроза значительного сокращения или утраты биологического разнообразия, отсутствие неоспоримых научных фактов не должно служить причиной отсрочки принятия мер для устранения или сведения к минимуму такой угрозы,

отмечая далее, что основным условием сохранения биологического разнообразия является сохранение in-situ экосистем и естественных мест обитания, поддержание и восстановление жизнеспособных популяций видов в их естественных условиях,

отмечая далее, что принятие мер ex-situ, предпочтительно в стране происхождения, также имеет важное значение,

признавая большую и традиционную зависимость многих местных общин и коренного населения, являющихся хранителями традиционного образа жизни, от биологических ресурсов, и желательность совместного пользования на справедливой основе выгодами, связанными с использованием традиционных знаний, нововведений и практики, имеющих отношение к сохранению биологического разнообразия и устойчивому использованию его компонентов,

признавая также жизненно важную роль женщин в деле сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия и подтверждая необходимость полномасштабного участия женщин в выработке и осуществлении на всех уровнях политики, направленной на сохранение биологического разнообразия,

подчеркивая значение и необходимость поощрения международного, регионального и глобального сотрудничества между государствами и межправительственными организациями и негосударственным сектором в деле сохранения биологического разнообразия и устойчивого использования его компонентов,

признавая, что путем предоставления новых и дополнительных финансовых ресурсов и обеспечения надлежащего доступа к соответствующим технологиям можно будет существенно расширить имеющиеся в мире возможности для решения проблемы утраты биологического разнообразия,

признавая далее, что требуется специальное положение для того, чтобы удовлетворить потребности развивающихся стран, включая предоставление новых и дополнительных финансовых ресурсов и обеспечение надлежащего доступа к соответствующим технологиям,

отмечая в связи с этим особые условия наименее развитых стран и малых островных государств,

признавая, что сохранение биологического разнообразия требует значительных капиталовложений и что ожидается получение большого числа экологических, экономических и социальных выгод от таких капиталовложений,

признавая, что экономическое и социальное развитие и ликвидация бедности являются первейшими и главенствующими задачами развивающихся стран,

сознавая, что сохранение и устойчивое использование биологического разнообразия имеет решающее значение для удовлетворения потребностей в продовольствии и здравоохранении, а также других потребностей растущего населения Земли и что доступ как к генетическим ресурсам, так и технологиям и их совместное использование имеют важное значение для решения этих задач,

отмечая, что в конечном итоге сохранение и устойчивое использование биологического разнообразия укрепит дружеские отношения между государствами и будет содействовать укреплению мира для всего человечества,

желая укрепить и дополнить существующие международные соглашения о сохранении биологического разнообразия и устойчивом использовании его компонентов, и

преисполненные решимости сохранить и устойчиво использовать биологическое разнообразие в интересах нынешнего и будущих поколений,

договорились о нижеследующем:

Статья 1

Цели

Целями настоящей Конвенции, к достижению которых надлежит стремиться согласно ее соответствующим положениям, являются сохранение биологического разнообразия, устойчивое использование его компонентов и совместное получение на справедливой и равной основе выгод, связанных с использованием генетических ресурсов, в том числе путем предоставления необходимого доступа к генетическим ресурсам и путем надлежащей передачи соответствующих технологий с учетом всех прав на такие ресурсы и технологии, а также путем должного финансирования.

Статья 2

Использование терминов

Для целей настоящей Конвенции:

«Биологическое разнообразие» означает вариабельность живых организмов из всех источников, включая, среди прочего, наземные, морские и иные водные экосистемы и экологические комплексы, частью которых они являются; это понятие включает в себя разнообразие в рамках вида, между видами и разнообразие экосистем.

«Биологические ресурсы» включают генетические ресурсы, организмы или их части, популяции или любые другие биотические компоненты экосистем, имеющие фактическую или потенциальную полезность или ценность для человечества.

«Биотехнология» означает любой вид технологии, связанный с использованием биологических систем, живых организмов или их производных для изготовления или изменения продуктов или процессов с целью их конкретного использования.

«Страна происхождения генетических ресурсов» означает страну, которая обладает этими генетическими ресурсами в условиях in-situ.

«Страна, предоставляющая генетические ресурсы» означает страну, предоставляющую генетические ресурсы, собранные из источников in-situ, включая популяции как диких, так и одомашненных видов, либо полученные из источников ex-situ, независимо от того, происходят они из этой страны или нет.

«Одомашненные или культивируемые виды» означают виды, на процесс эволюции которых оказывает воздействие человек в целях удовлетворения своих потребностей.

«Экосистема» означает динамичный комплекс сообществ растений, животных и микроорганизмов, а также их неживой окружающей среды, взаимодействующих как единое функциональное целое.

«Сохранение ex-situ» означает сохранение компонентов биологического разнообразия вне их естественных мест обитания.

«Генетический материал» означает любой материал растительного, животного, микробного или иного происхождения, содержащий функциональные единицы наследственности.

«Генетические ресурсы» означают генетический материал, представляющий фактическую или потенциальную ценность.

«Место обитания» означает тип местности или место естественного обитания того или иного организма или популяции.

«Условия in-situ» означают условия, в которых существуют генетические ресурсы в рамках экосистем и естественных мест обитания, а применительно к одомашненным или культивируемым видам — в той среде, в которой они приобрели свои отличительные признаки.

«Сохранение in-situ» означает сохранение экосистем и естественных мест обитания, а также поддержание и восстановление жизнеспособных популяций видов в их естественной среде, а применительно к одомашненным или культивируемым видам — в той среде, в которой они приобрели свои отличительные признаки.

«Охраняемый район» означает географически обозначенную территорию, которая выделяется, регулируется и используется для достижения конкретных природоохранных целей.

«Региональная организация экономической интеграции» означает организацию, созданную суверенными государствами данного региона, которой ее государства-члены передали полномочия по вопросам, регулируемым настоящей Конвенцией, и которая должным образом уполномочена в соответствии с ее внутренними процедурами подписывать, ратифицировать, принимать, одобрять Конвенцию или присоединяться к ней.

«Устойчивое использование» означает использование компонентов биологического разнообразия таким образом и такими темпами, которые не приводят в долгосрочной перспективе к истощению биологического разнообразия, тем самым сохраняя его способность удовлетворять потребности нынешнего и будущих поколений и отвечать их чаяниям.

«Технология» включает биотехнологию.

Статья 3

Принцип

В соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и принципами международного права государства имеют суверенное право разрабатывать свои собственные ресурсы согласно своей политике в области окружающей среды и несут ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или под их контролем не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции.

Статья 4

Сфера юрисдикции

При условии соблюдения прав других государств и если в настоящей Конвенции явно не предусмотрено иное, положения настоящей Конвенции применяются в отношении каждой Договаривающейся стороны:

a) в том, что касается компонентов биологического разнообразия в пределах ее национальной юрисдикции; и

b) в том, что касается процессов и деятельности, независимо от места проявления их последствий, осуществляемых под ее юрисдикцией или контролем, как в пределах ее национальной юрисдикции, так и за пределами национальной юрисдикции.

Статья 5

Сотрудничество

Каждая Договаривающаяся Сторона, насколько это возможно и уместно, сотрудничает с другими Договаривающимися Сторонами прямо или, если это уместно, через компетентные международные организации, в отношении районов за пределами национальной юрисдикции и по другим вопросам, представляющим взаимный интерес, в целях сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия.

Статья 6

Общие меры по сохранению и устойчивому использованию

Каждая Договаривающаяся Сторона в соответствии с ее конкретными условиями и возможностями:

a) разрабатывает национальные стратегии, планы или программы сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия или адаптирует с этой целью существующие стратегии, планы или программы, которые отражают, в частности, изложенные в настоящей Конвенции меры, относящиеся к соответствующей Договаривающейся Стороне; и

b) предусматривает, насколько это возможно и целесообразно, меры по сохранению и устойчивому использованию биологического разнообразия в соответствующих секторальных или межсекторальных планах, программах и политике.

Статья 7

Определение и мониторинг

Каждая Договаривающаяся Сторона, насколько это возможно и целесообразно, в частности для целей статей 8–10:

a) определяет компоненты биологического разнообразия, имеющие важное значение для его сохранения и устойчивого использования, с учетом ориентировочного перечня категорий, приведенного в Приложении I;

b) посредством отбора образцов и других методов осуществляет мониторинг компонентов биологического разнообразия, определенных в соответствии с подпунктом a) выше, уделяя особое внимание тем, которые требуют принятия неотложных мер по сохранению, а также тем, которые открывают наибольшие возможности для устойчивого использования;

c) определяет процессы и категории деятельности, которые оказывают или могут оказывать значительное неблагоприятное воздействие на сохранение и устойчивое использование биологического разнообразия, и осуществляет мониторинг их последствий посредством отбора образцов и других методов; и

d) собирает и систематизирует тем или иным образом данные, полученные в результате мероприятий по определению и мониторингу в соответствии с подпунктами a), b) и c) выше.

Статья 8

Сохранение
in-situ

Каждая Договаривающаяся Сторона, насколько это возможно и целесообразно:

a) создает систему охраняемых районов или районов, в которых необходимо принимать специальные меры для сохранения биологического разнообразия;

b) разрабатывает, при необходимости, руководящие принципы отбора, создания и рационального использования охраняемых районов или районов, в которых необходимо принимать специальные меры для сохранения биологического разнообразия;

c) регулирует или рационально использует биологические ресурсы, имеющие важное значение для сохранения биологического разнообразия в охраняемых районах или за их пределами, для обеспечения их сохранения и устойчивого использования;

d) содействует защите экосистем, естественных мест обитания и сохранению жизнеспособных популяций видов в естественных условиях;

e) поощряет экологически обоснованное и устойчивое развитие в районах, прилегающих к охраняемым районам, в целях содействия охране этих районов;

f) принимает меры по реабилитации и восстановлению деградировавших экосистем и содействует восстановлению находящихся в опасности видов, в частности, посредством разработки и осуществления планов и других стратегий рационального использования;

g) устанавливает или поддерживает средства регулирования, контроля или ограничения риска, связанного с использованием и высвобождением живых измененных организмов, являющихся результатом биотехнологии, которые могут иметь вредные экологические последствия, способные оказать воздействие на сохранение и устойчивое использование биологического разнообразия, с учетом также опасности для здоровья человека;

h) предотвращает интродукцию чужеродных видов, которые угрожают экосистемам, местам обитания или видам, контролирует или уничтожает такие чужеродные виды;

i) стремится создавать условия, необходимые для обеспечения совместимости существующих способов использования с сохранением биологического разнообразия и устойчивым использованием его компонентов;

j) в соответствии со своим национальным законодательством обеспечивает уважение, сохранение и поддержание знаний, нововведений и практики коренных и местных общин, отражающих традиционный образ жизни, которые имеют значение для сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия, способствует их более широкому применению с одобрения и при участии носителей таких знаний, нововведений и практики, а также поощряет совместное пользование на справедливой основе выгодами, вытекающими из применения таких знаний, нововведений и практики;

k) разрабатывает или осуществляет необходимые законодательные нормы и/или другие регулирующие положения для охраны находящихся в опасности видов и популяций;

l) в случаях, когда согласно статье 7 установлен факт существенного неблагоприятного воздействия на биологическое разнообразие, регламентирует или регулирует соответствующие процессы и категории деятельности; и

m) сотрудничает в оказании финансовой и иной поддержки мерам сохранения in-situ, изложенным в подпунктах a)-l) выше, особенно в развивающихся странах.

Статья 9

Сохранение
ex-situ

Каждая Договаривающаяся Сторона, насколько это возможно и целесообразно, и, в первую очередь, в целях дополнения мер in-situ:

a) принимает меры для сохранения ex-situ компонентов биологического разнообразия, предпочтительно в стране происхождения таких компонентов;

b) создает и поддерживает условия для сохранения и исследования ex-situ растений, животных и микроорганизмов, предпочтительно в стране происхождения генетических ресурсов;

c) принимает меры для восстановления и реабилитации находящихся в опасности видов и для их реинтродукции в места их естественного обитания при соответствующих условиях;

d) регламентирует и регулирует сбор биологических ресурсов из естественных мест обитания для целей сохранения ex-situ, с тем чтобы не создавать угрозу для экосистем и популяций видов in-situ, за исключением случаев, когда требуется принятие специальных временных мер ex-situ в соответствии с подпунктом c) выше; и

e) сотрудничает в оказании финансовой и иной поддержки мерам сохранения ex-situ, изложенным в подпунктах a)-d) выше, а также в создании и поддержании условий для сохранения ex-situ в развивающихся странах.

Статья 10

Устойчивое использование компонентов биологического разнообразия

Каждая Договаривающаяся Сторона, насколько это возможно и целесообразно:

a) предусматривает рассмотрение вопросов сохранения и устойчивого использования биологических ресурсов в процессе принятия решений на национальном уровне;

b) принимает меры в области использования биологических ресурсов, с тем чтобы предотвратить или свести к минимуму неблагоприятное воздействие на биологическое разнообразие;

c) сохраняет и поощряет традиционные способы использования биологических ресурсов в соответствии со сложившимися культурными обычаями, которые совместимы с требованиями сохранения или устойчивого использования;

d) оказывает местному населению поддержку в разработке и осуществлении мер по исправлению положения в пострадавших районах, в которых произошло сокращение биологического разнообразия; и

e) поощряет сотрудничество между правительственными органами и частным сектором своей страны в разработке методов устойчивого использования биологических ресурсов.

Статья 11

Меры стимулирования

Каждая Договаривающаяся Сторона принимает, насколько это возможно и целесообразно, оправданные с экономической и социальной точек зрения меры, стимулирующие сохранение и устойчивое использование компонентов биологического разнообразия.

Статья 12

Исследования и подготовка кадров

Договаривающиеся Стороны с учетом особых потребностей развивающихся стран:

a) разрабатывают и осуществляют программы научно-технического обучения и подготовки кадров для осуществления мер по определению, сохранению и устойчивому использованию биологического разнообразия и его компонентов и оказывают поддержку такому обучению и подготовке кадров для удовлетворения конкретных потребностей развивающихся стран;

b) поощряют и стимулируют исследования, содействующие сохранению и устойчивому использованию биологического разнообразия, особенно в развивающихся странах, в частности, в соответствии с решениями Конференции Сторон, принимаемыми на основе рекомендаций Вспомогательного органа по научным, техническим и технологическим консультациям; и

c) в соответствии с положениями статей 16, 18 и 20 поощряют использование научных результатов, полученных в ходе исследований биологического разнообразия, при разработке методов сохранения и устойчивого использования биологических ресурсов и сотрудничают в использовании таких результатов.

Статья 13

Просвещение и повышение осведомленности общественности

Договаривающиеся Стороны:

a) поощряют и стимулируют понимание важного значения сохранения биологического разнообразия и требуемых для этого мер, а также его пропаганду через средства массовой информации и включение этих вопросов в учебные программы; и

b) сотрудничают, в соответствующих случаях, с другими государствами и международными организациями в разработке учебных программ и программ в области повышения осведомленности общественности по вопросам сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия.

Статья 14

Оценка воздействия и сведение к минимуму неблагоприятных последствий

1. Каждая Договаривающаяся Сторона, насколько это возможно и целесообразно:

a) внедряет соответствующие процедуры, требующие проведения экологической экспертизы своих предлагаемых проектов, которые могут оказывать существенное неблагоприятное воздействие на биологическое разнообразие, в целях предупреждения или сведения к минимуму таких последствий, и, когда это целесообразно, обеспечивает возможности для участия общественности в таких процедурах;

b) принимает соответствующие меры для обеспечения должного учета экологических последствий своих программ и политики, которые могут оказывать существенное неблагоприятное воздействие на биологическое разнообразие;

c) содействует на основе взаимности уведомлению, обмену информацией и проведению консультаций о деятельности в рамках ее юрисдикции или под ее контролем, которая может оказывать существенное неблагоприятное воздействие на биологическое разнообразие в других государствах или районах за пределами национальной юрисдикции, путем поощрения заключения, в соответствующих случаях, двусторонних, региональных или многосторонних соглашений;

d) в случае неизбежной или серьезной опасности или ущерба, источники которых находятся под ее юрисдикцией или контролем, для биологического разнообразия в районе под юрисдикцией других государств или в районах за пределами национальной юрисдикции, немедленно уведомляет государства, которые могут пострадать от такой опасности или ущерба, а также принимает меры по предотвращению или сведению к минимуму такой опасности или ущерба; и

e) содействует национальным мероприятиям на случай экстренного реагирования на действия или события, вызванные естественными или иными причинами, которые представляют серьезную и неизбежную угрозу биологическому разнообразию, и поощряет международное сотрудничество, дополняющее такие национальные усилия, и, где это целесообразно и согласовано с заинтересованными государствами или региональными организациями экономической интеграции, разрабатывает совместные планы на случай чрезвычайных обстоятельств.

2. Конференция Сторон рассматривает на основе проводимых исследований вопрос об ответственности и исправлении положения, включая восстановление и компенсацию за ущерб, наносимый биологическому разнообразию, за исключением тех случаев, когда такая ответственность является чисто внутренним вопросом.

Статья 15

Доступ к генетическим ресурсам

1. В силу признания суверенных прав государств на свои природные ресурсы право определять доступ к генетическим ресурсам принадлежит национальным правительствам и регулируется национальным законодательством.

2. Каждая Договаривающаяся Сторона стремится создавать условия для облегчения доступа к генетическим ресурсам в целях экологически безопасного использования другими Договаривающимися Сторонами и не налагать ограничений, которые противоречат целям настоящей Конвенции.

3. Для целей настоящей Конвенции к генетическим ресурсам, предоставляемым Договаривающейся Стороной, о которых упоминается в настоящей статье и в статьях 16 и 19, относятся лишь те, которые предоставлены Договаривающимися Сторонами, являющимися странами происхождения таких ресурсов, либо Сторонами, получившими эти генетические ресурсы в соответствии с настоящей Конвенцией.

4. Доступ, в случае его предоставления, обеспечивается на взаимно согласованных условиях и регулируется положениями настоящей Статьи.

5. Доступ к генетическим ресурсам регулируется на основе предварительного обоснованного согласия Договаривающейся Стороны, предоставляющей такие ресурсы, если эта Сторона не решит иначе.

6. Каждая Договаривающаяся Сторона стремится подготавливать и проводить научные исследования, основанные на генетических ресурсах, которые предоставлены другими Договаривающимися Сторонами, при полном их участии и, когда это возможно, в таких Договаривающихся Сторонах.

7. Каждая Договаривающаяся Сторона принимает надлежащие законодательные, административные или политические меры и в соответствии со статьями 16 и 19 и, когда это необходимо, через механизм финансирования, созданный согласно статьям 20 и 21, в целях совместного использования на справедливой и равной основе результатов исследований и разработок, а также выгод от коммерческого и иного применения генетических ресурсов с Договаривающейся Стороной, предоставляющей такие ресурсы. Такое совместное использование осуществляется на взаимно согласованных условиях.

Статья 16

Доступ к технологии и ее передача

1. Каждая Договаривающаяся Сторона, признавая, что технология включает биотехнологию и что как доступ к технологии, так и ее передача между Договаривающимися Сторонами являются важными элементами достижения целей настоящей Конвенции, обязуется в соответствии с положениями настоящей статьи предоставлять и/или облегчать другим Договаривающимся Сторонам доступ к технологиям, которые имеют отношение к сохранению и устойчивому использованию биологического разнообразия или предполагают использование генетических ресурсов и не наносят существенного ущерба окружающей среде, а также передачу им таких технологий.

2. Упомянутые в пункте 1 выше доступ к технологии и ее передача развивающимся странам обеспечиваются и/или облегчаются на справедливых и наиболее благоприятных условиях, в том числе на льготных и преференциальных, если достигнута взаимная договоренность, и, когда это необходимо, в соответствии с механизмов финансирования, созданным согласно статьям 20 и 21. В случае технологии, обусловленной патентами и другими правами интеллектуальной собственности, такой доступ и передача обеспечиваются на условиях, которые учитывают достаточную и эффективную охрану прав интеллектуальной собственности и соответствуют ей. Настоящий пункт применяется в соответствии с пунктами 3, 4 и 5 ниже.

3. Каждая Договаривающаяся Сторона принимает надлежащие законодательные, административные или политические меры, с тем чтобы Договаривающимся Сторонам, особенно тем, которые являются развивающимися странами, предоставляющими генетические ресурсы, обеспечивался доступ к технологии, предполагающей использование этих ресурсов, и передавалась эта технология на взаимно согласованных условиях, включая технологию, защищенную патентами и другими правами интеллектуальной собственности, и, при необходимости, на основе положений статей 20 и 21 и в соответствии с нормами международного права, а также согласно пунктам 4 и 5 ниже.

4. Каждая Договаривающаяся Сторона принимает надлежащие законодательные, административные или политические меры, с тем чтобы частный сектор облегчал доступ к технологиям, упомянутым в пункте 1 выше, совместную разработку и передачу этих технологий в интересах как правительственных учреждений, так и частного сектора в развивающихся странах, и в этой связи выполняет обязательства, изложенные в пунктах 1, 2 и 3 выше.

5. Договаривающиеся Стороны, признавая, что патенты и иные права интеллектуальной собственности могут оказывать влияние на осуществление настоящей Конвенции, сотрудничают в этой области, руководствуясь национальным законодательством и нормами международного права, с целью обеспечить, чтобы эти права способствовали и не противоречили ее целям.

Статья 17

Обмен информацией

1. Договаривающиеся Стороны содействуют обмену информацией из всех общедоступных источников, касающейся сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия, с учетом особых потребностей развивающихся стран.

2. Такой обмен информацией включает обмен результатами технических, научных и социально-экономических исследований, а также информацией о программах профессиональной подготовки и обследований, специальными знаниями, местными и традиционными знаниями как таковыми и в сочетании с технологиями, упомянутыми в пункте 1 статьи 16. Кроме того, он включает, когда это возможно, репатриацию информации.

Статья 18

Научно-техническое сотрудничество

1. Договаривающиеся Стороны содействуют международному научно-техническому сотрудничеству в области сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия, при необходимости, через соответствующие международные и национальные учреждения.

2. Каждая Договаривающаяся Сторона содействует научно-техническому сотрудничеству с другими Договаривающимися Сторонами, особенно с развивающимися странами, в осуществлении настоящей Конвенции, в частности, посредством разработки и осуществления национальной политики. При оказании содействия такому сотрудничеству особое внимание следует уделять расширению и укреплению национальных возможностей путем развития людских ресурсов и создания соответствующих учреждений.

3. Конференция Сторон на своем первом совещании определяет пути создания механизма посредничества в целях поощрения и облегчения научно-технического сотрудничества.

4. Договаривающиеся Стороны в соответствии с национальным законодательством и политикой поощряют и разрабатывают формы сотрудничества в области создания и использования технологий, включая местные и традиционные технологии, в соответствии с целями настоящей Конвенции. Для этого Договаривающиеся Стороны также поощряют сотрудничество в области подготовки кадров и обмена специалистами.

5. Договаривающиеся Стороны по взаимной договоренности содействуют созданию совместных научно-исследовательских программ и совместных предприятий для разработки технологий, имеющих отношение к целям настоящей Конвенции.

Статья 19

Применение биотехнологии и распределение связанных с ней выгод

1. Каждая Договаривающаяся Сторона принимает надлежащие законодательные, административные или политические меры по обеспечению эффективного участия в деятельности по проведению биотехнологических исследований тех Договаривающихся Сторон, особенно развивающихся стран, которые предоставляют генетические ресурсы для таких исследований, и, когда это возможно, в таких Договаривающихся Сторонах.

2. Каждая Договаривающаяся Сторона принимает все возможные меры, для того, чтобы способствовать и содействовать обеспечению приоритетного доступа на справедливой и равной основе Договаривающимся Сторонам, особенно развивающимся странам, к результатам и выгодам, вытекающим из биотехнологий, основанных на генетических ресурсах, предоставленных этими Договаривающимися Сторонами. Такой доступ осуществляется на взаимно согласованных условиях.

3. Стороны рассматривают необходимость и условия принятия мер, возможно, в форме протокола, включая, в частности, предварительное обоснованное согласие, по разработке соответствующих процедур в области безопасной передачи, использования и применения любых живых измененных организмов, являющихся результатом биотехнологии и способных оказать неблагоприятное воздействие на сохранение и устойчивое использование биологического разнообразия.

4. Каждая Договаривающаяся Сторона предоставляет непосредственно или требует от любого физического или юридического лица, находящегося под ее юрисдикцией и предоставляющего упомянутые в пункте 3 организмы, передачи любой имеющейся информации о правилах использования и технике безопасности, определяемых такой Договаривающейся Стороной при работе с такими организмами, а также любой имеющейся информации о потенциально вредном воздействии соответствующих конкретных организмов той Договаривающейся Стороне, в которую ввозятся эти организмы.

Статья 20

Финансовые ресурсы

1. Каждая Договаривающаяся Сторона обязуется обеспечивать в меру своих возможностей финансовую поддержку и стимулы в отношении тех видов деятельности на национальном уровне, которые направлены на достижение целей настоящей Конвенции в соответствии со своими национальными планами, приоритетами и программами.

2. Стороны, являющиеся развитыми странами, предоставляют новые и дополнительные финансовые ресурсы, с тем чтобы дать возможность Сторонам, являющимся развивающимися странами, покрывать согласованные полные дополнительные расходы, которые они будут нести в ходе осуществления мер во исполнение обязательств по настоящей Конвенции, и получать выгоды от осуществления ее положений; такие расходы согласуются между Стороной, являющейся развивающейся страной и организационной структурой, упомянутой в статье 21, в соответствии с мерами, стратегией, программными приоритетами и критериями доступа, а также примерным перечнем дополнительных расходов, которые устанавливаются Конференцией Сторон. Другие Стороны, включая страны, находящиеся в процессе перехода к рыночной экономике, могут добровольно брать на себя обязательства Сторон, являющихся развитыми странами. Для целей настоящей статьи Конференция Сторон на своем первом совещании устанавливает перечень Сторон, являющихся развитыми странами, и других Сторон, которые добровольно берут на себя обязательства Сторон, являющихся развитыми странами. Конференция Сторон периодически проводит обзор перечня и, в случае необходимости, вносит в него изменения. Будут поощряться также взносы других стран и из других источников на добровольной основе. При выполнении этих обязательств необходимо учитывать потребность в адекватности, предсказуемости и своевременном притоке средств и важность совместного несения бремени расходов участвующими в финансировании Сторонами, включенными в перечень.

3. Стороны, являющиеся развитыми странами, могут также предоставлять, а Стороны, являющиеся развивающимися странами, — пользоваться финансовыми ресурсами по двусторонним, региональным и многосторонним каналам в связи с осуществлением настоящей Конвенции.

4. Способность Сторон, являющихся развивающимися странами, эффективно выполнять свои обязательства по Конвенции будет зависеть от эффективного выполнения Сторонами, являющимися развитыми странами, своих обязательств по Конвенции, связанных с финансовыми ресурсами и передачей технологии, и будет в полной мере определяться тем фактом, что социально-экономическое развитие и ликвидация бедности являются важнейшими приоритетами Сторон, являющихся развивающимися странами.

5. В своих действиях, связанных с финансированием и передачей технологии, Стороны в полной мере учитывают конкретные потребности и особое положение наименее развитых стран.

6. Договаривающиеся Стороны также принимают во внимание особые условия, являющиеся результатом зависимости от распределения и местонахождения биологического разнообразия в развивающихся странах, являющихся Сторонами, особенно в малых островных государствах.

7. Во внимание также должно приниматься особое положение развивающихся стран, включая те из них, которые наиболее уязвимы с экологической точки зрения, такие как страны с засушливыми и полузасушливыми зонами, прибрежными и горными районами.

Статья 21

Механизм финансирования

1. Для предоставления Сторонам, являющимися развивающимися странами, финансовых ресурсов на безвозмездной или льготной основе для целей настоящей Конвенции создается соответствующий механизм, основные элементы которого изложены в настоящей статье. Для целей настоящей Конвенции этот механизм функционирует под руководством и с учетом рекомендаций Конференции Сторон и подотчетен ей. Деятельность механизма осуществляется с помощью той организационной структуры, о которой Конференция Сторон, возможно, примет решение на ее первом совещании. Для целей настоящей Конвенции Конференция Сторон определяет меры, стратегию, программные приоритеты и критерии, регулирующие доступ к таким ресурсам и их использование. Взносы делаются с учетом необходимости обеспечить предсказуемый, адекватный и своевременный приток финансовых средств, о которых идет речь в статье 20, соответствующий потребностям в ресурсах, размеры которых периодически определяются Конференцией Сторон, а также важности совместного несения бремени расходов участвующими в финансировании Сторонами, включенными в перечень, упомянутый в пункте 2 статьи 20. Добровольные взносы могут также поступать от Сторон, являющихся развитыми странами, а также от других стран и из других источников. Механизм действует на основе демократической и открытой системы управления.

2. В соответствии с целями настоящей Конвенции Конференция Сторон на своем первом совещании определяет меры, стратегию и программные приоритеты, а также подробные критерии и руководящие принципы, регулирующие доступ к финансовым ресурсам и их использование, включая осуществляемые на регулярной основе контроль за таким использованием и его оценку. После консультаций с соответствующей организационной структурой, которой поручено управление деятельностью механизма финансирования, Конференция Сторон принимает решения, касающиеся мер, которые необходимы для выполнения положений пункта 1 выше.

3. Конференция Сторон осуществляет обзор эффективности механизма финансирования, созданного в соответствии с настоящей Статьей, включая критерии и руководящие принципы, о которых говорится в пункте 2 выше, не ранее чем через два года после вступления в силу настоящей Конвенции, а затем на регулярной основе. С учетом результатов такого обзора она принимает, в случае необходимости, соответствующие меры, направленные на повышение эффективности деятельности механизма.

4. Договаривающиеся Стороны рассматривают вопрос об укреплении существующих финансовых учреждений в целях предоставления финансовых ресурсов для сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия.

Статья 22

Связь с другими международными конвенциями

1. Положения настоящей Конвенции не затрагивают права и обязанности любой Договаривающейся Стороны, вытекающие из любого действующего международного соглашения, за исключением случаев, когда результатом осуществления этих прав и обязанностей стал бы серьезный ущерб или угроза биологическому разнообразию.

2. В том что касается морской среды, Договаривающиеся Стороны осуществляют положения настоящей Конвенции, не вступая в противоречие с правами и обязанностями государств, предусмотренными морским правом.

Статья 23

Конференция Сторон

1. Настоящим учреждается Конференция Сторон. Первое совещание Конференции Сторон созывается Директором-исполнителем Программы Организации Объединенных Наций по окружающей среде не позднее, чем через один год после вступления настоящей Конвенции в силу. Впоследствии очередные совещания Конференции Сторон созываются с периодичностью, которую Конференция установит на своем первом совещании.

2. Внеочередные совещания Конференции Сторон созываются тогда, когда Конференция может счесть это необходимым, или по письменной просьбе любой Стороны, при условии, что в течение шести месяцев после направления секретариатом просьбы в их адрес эта просьба будет поддержана не менее чем одной третью Сторон.

3. Конференция Сторон консенсусом согласовывает и принимает свои правила процедуры и правила процедуры любых вспомогательных органов, которые она может учредить, а также финансовые правила, регулирующие финансирование секретариата. На каждом очередном совещании она утверждает бюджет на финансовый период до следующего очередного совещания.

4. Конференция Сторон постоянно следит за выполнением настоящей Конвенции и с этой целью:

a) определяет форму и периодичность передачи информации, которая должна представляться в соответствии со статьей 26, и рассматривает такую информацию, а также доклады, представляемые любым вспомогательным органом;

b) рассматривает научные, технические и технологические рекомендации по биологическому разнообразию, предоставляемые в соответствии со статьей 25;

c) рассматривает и принимает, в случае необходимости, протоколы в соответствии со статьей 28;

d) рассматривает и принимает, в случае необходимости, поправки к настоящей Конвенции и приложениям к ней в соответствии со статьями 29 и 30;

e) рассматривает поправки к любому протоколу, а также к любым приложениям к нему, и, при наличии соответствующего решения, рекомендует Сторонам этого протокола принять их;

f) рассматривает и принимает, в случае необходимости, дополнительные приложения к настоящей Конвенции в соответствии со статьей 30;

g) учреждает такие вспомогательные органы, в частности, для консультаций по научным и техническим вопросам, которые считаются необходимыми для осуществления настоящей Конвенции;

h) устанавливает через секретариат контакты с исполнительными органами конвенций, затрагивающих вопросы, охватываемые настоящей Конвенцией, с целью выработки соответствующих форм сотрудничества с ними; и

i) рассматривает и принимает любые дополнительные меры, которые могут потребоваться для достижения целей настоящей Конвенции в свете опыта, накопленного в ходе ее осуществления.

5. Организация Объединенных Наций, ее специализированные учреждения и Международное агентство по атомной энергии, а также любое государство, не являющееся Стороной настоящей Конвенции, могут быть представлены на совещаниях Конференции Сторон в качестве наблюдателей. Любые другие органы или учреждения, правительственные или неправительственные, имеющие опыт работы в областях, относящихся к сохранению и устойчивому использованию биологического разнообразия, которые известили секретариат о своем желании быть представленными на совещании Конференции Сторон в качестве наблюдателей, могут быть допущены к участию в нем, если против этого не возражает по меньшей мере одна треть присутствующих на совещании Сторон. Допуск и участие наблюдателей регулируются правилами процедуры, принятыми Конференцией Сторон.

Статья 24

Секретариат

1. Настоящим учреждается секретариат. На него возлагаются следующие функции:

a) организация и обслуживание совещаний Конференции Сторон, как это предусмотрено в статье 23;

b) выполнение функций, возлагаемых на него любым протоколом;

c) подготовка докладов о выполнении его функций в соответствии с настоящей Конвенцией и представление их Конференции Сторон;

d) координация деятельности с другими соответствующими международными органами и, в частности, заключение таких административных и договорных соглашений, которые могут потребоваться для эффективного выполнения его функций; и

e) выполнение таких других функций, которые могут быть определены Конференцией Сторон.

2. На своем первом очередном совещании Конференция Сторон назначает секретариат из числа тех существующих компетентных международных организаций, которые выразили готовность выполнять секретариатские функции в соответствии с настоящей Конвенцией.

Статья 25

Вспомогательный орган по научным, техническим и технологическим консультациям

1. Настоящим учреждается вспомогательный орган для предоставления научных, технических и технологических консультаций в целях обеспечения Конференции Сторон и, при необходимости, других ее вспомогательных органов своевременными консультациями в связи с осуществлением настоящей Конвенции. Этот орган является открытым для участия всех Сторон и имеет многоотраслевой характер. В него входят представители правительств, компетентные в соответствующей отрасли знаний. Он регулярно представляет Конференции Сторон доклады по всем аспектам своей работы.

2. Под руководством и в соответствии с руководящими принципами, изложенными Конференцией Сторон, и по ее просьбе этот орган:

a) дает научные и технические оценки состояния биологического разнообразия;

b) подготавливает научные и технические оценки последствий типов мер, принятых в соответствии с положениями настоящей Конвенции;

c) выявляет новые, эффективные и самые современные технологии и «ноу-хау» в области сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия и выносит рекомендации о путях и средствах содействия разработке и/или передаче таких технологий;

d) дает консультации по научным программам и международному сотрудничеству в области исследований и разработок, связанных с сохранением и устойчивым использованием биологического разнообразия; и

e) дает ответы на вопросы научного, технического, технологического и методологического характера, которые могут быть поставлены перед органом Конференцией Сторон и ее вспомогательными органами.

3. Функции, круг ведения, организация и характер деятельности органа могут быть уточнены Конференцией Сторон.

Статья 26

Доклады

Каждая Договаривающаяся Сторона с периодичностью, которую определит Конференция Сторон, представляет Конференции Сторон доклады о мерах, принятых ею для осуществления положений настоящей Конвенции, и об их эффективности с точки зрения достижения целей настоящей Конвенции.

Статья 27

Урегулирование споров

1. При возникновении спора между Договаривающимися Сторонами относительно толкования или применения настоящей Конвенции заинтересованные стороны стремятся к урегулированию спора путем переговоров.

2. Если заинтересованные стороны не могут достичь согласия путем переговоров, они могут совместно прибегнуть к добрым услугам третьей стороны или обратиться к ней с просьбой о посредничестве.

3. При ратификации, принятии, одобрении или присоединении к настоящей Конвенции или в любое время после этого государство или региональная организация экономической интеграции могут направить Депозитарию письменное заявление о том, что в отношении спора, который не был разрешен в соответствии с положениями пункта 1 или пункта 2 выше, они признают одно или оба из следующих средств урегулирования спора в качестве обязательных:

a) арбитражное разбирательство в соответствии с процедурой, изложенной в части 1 приложения II;

b) передача спора в Международный Суд.

4. Если Стороны спора не приняли, в соответствии с пунктом 3 выше, одну и ту же или любую из процедур, то спор рассматривается на основе согласительной процедуры в соответствии с частью 2 приложения II, если Стороны не договорились об ином.

5. Положения настоящей статьи применяются в отношении любого протокола, если в этом протоколе не предусматривается иное.

Статья 28

Принятие протоколов

1. Договаривающиеся Стороны сотрудничают в разработке и принятии протоколов к настоящей Конвенции.

2. Протоколы принимаются на совещании Конференции Сторон.

3. Текст любого предлагаемого протокола направляется Договаривающимися Сторонами секретариатом по меньшей мере за шесть месяцев до проведения такого совещания.

Статья 29

Поправки к Конвенции или протоколам

1. Любая Договаривающаяся Сторона может предлагать поправки к настоящей Конвенции. Любая Сторона протокола может предлагать поправки к этому протоколу.

2. Поправки к настоящей Конвенции принимаются на совещании Конференции Сторон. Поправки к любому протоколу принимаются на совещании Сторон соответствующего протокола. Текст любой предложенной поправки к настоящей Конвенции или к любому протоколу, если в этом протоколе не предусмотрено иное, направляется Сторонам рассматриваемого документа секретариатом не позднее чем за шесть месяцев до проведения совещания, на котором его предлагается принять. Секретариат направляет также текст предложенных поправок подписавшим настоящую Конвенцию Сторонам для их сведения.

3. Стороны прилагают все усилия для достижения на основе консенсуса согласия в отношении любой предлагаемой поправки к настоящей Конвенции или к любому протоколу. Если все возможности для достижения консенсуса исчерпаны, а согласие не достигнуто, то в качестве последнего средства поправка принимается большинством в две трети голосов присутствующих на совещании и участвующих в голосовании Сторон рассматриваемого документа и направляется Депозитарием всем Сторонам для ратификации, принятия или одобрения.

4. Депозитарий в письменной форме получает уведомление о ратификации, принятии или одобрении поправок. Поправки, принимаемые в соответствии с пунктом 3 выше, вступают в силу для тех Сторон, которые согласились с ними, на девяностый день после сдачи на хранение документов о ратификации, принятии или одобрении по меньшей мере двумя третями Договаривающихся Сторон настоящей Конвенции или Сторон соответствующего протокола, если в таком протоколе не предусмотрено иное. После этого поправки вступают в силу для любой другой Стороны на девяностый день после сдачи данной Стороной на хранение документа о ратификации, принятии или одобрении этих поправок.

5. Для целей настоящей статьи фраза «присутствующие и участвующие в голосовании Стороны» означает Стороны, присутствующие и голосующие «за» или «против».

Статья 30

Принятие приложений и внесение в них поправок

1. Приложения к настоящей Конвенции или к любому протоколу являются неотъемлемой частью, соответственно, настоящей Конвенции или такого протокола, и если прямо не предусмотрено иное, то ссылка на настоящую Конвенцию или на протоколы к ней представляет собой в то же время ссылку на любые приложения к ним. Такие приложения ограничиваются процедурными, научными, техническими и административными вопросами.

2. Если каким-либо протоколом не предусматривается иного в отношении приложений к нему, то применяются следующие процедуры предложения, принятия и вступления в силу дополнительных приложений к настоящей Конвенции или приложений к любому протоколу:

a) приложения к настоящей Конвенции или к любому протоколу предлагаются и принимаются в соответствии с процедурой, изложенной в статье 29;

b) любая Сторона, которая не может принять дополнительное приложение к настоящей Конвенции или приложение к любому протоколу, Стороной которого она является, уведомляет об этом Депозитария в письменной форме в течение одного года со дня сообщения Депозитарием о ее принятии. Депозитарий незамедлительно уведомляет все Стороны о любом таком полученном им уведомлении. Любая Сторона может в любое время снять ранее направленное заявление о возражении, после чего приложение вступает в силу для данной Стороны при соблюдении положений подпункта c) ниже;

c) по истечении одного года со дня сообщения Депозитарием о принятии приложение вступает в силу для всех Сторон настоящей Конвенции или любого соответствующего протокола, которые не представили уведомление в соответствии с положением подпункта b) выше.

3. Предложение, принятие и вступление в силу поправок к приложениям к настоящей Конвенции или к любому протоколу регулируются процедурой, аналогичной той, которая установлена для предложения, принятия и вступления в силу приложений к Конвенции или приложения к любому протоколу.

4. Если дополнительное приложение или поправка к приложению связаны с внесением поправки в настоящую Конвенцию или любой протокол, то такое дополнительное приложение или поправка вступают в силу лишь после вступления в силу поправки к настоящей Конвенции или к соответствующему протоколу.

Статья 31

Право голоса

1. За исключением случая, предусмотренного в пункте 2 ниже, каждая Договаривающаяся Сторона настоящей Конвенции или любого протокола имеет один голос.

2. В вопросах, входящих в сферу их компетенции, региональные организации экономической интеграции осуществляют свое право голоса, располагая числом голосов, равным числу их государств-членов, являющихся Договаривающимися Сторонами Конвенции или соответствующего протокола. Такие организации не осуществляют свое право голоса, если их государства-члены осуществляют свое право голоса, и наоборот.

Статья 32

Связь между настоящей Конвенцией и протоколами к ней

1. Государство или региональная организация экономической интеграции может стать Стороной какого-либо протокола только в том случае, если она является или становится в то же время Договаривающейся Стороной настоящей Конвенции.

2. Решения в соответствии с любым протоколом принимаются только Сторонами этого протокола. Любая Договаривающаяся Сторона, которая не ратифицировала, не приняла или не одобрила протокол, может участвовать в качестве наблюдателя в любом совещании Сторон этого протокола.

Статья 33

Подписание

Настоящая Конвенция открыта для подписания всеми государствами и любой региональной организацией экономической интеграции в Рио-де-Жанейро с 5 июня 1992 года по 14 июня 1992 года, а также в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке с 15 июня 1992 года по 4 июля 1993 года.

Статья 34

Ратификация, принятие или одобрение

1. Настоящая Конвенция и любой протокол подлежат ратификации, принятию или одобрению государствами и региональными организациями экономической интеграции. Документы о ратификации, принятии или одобрении сдаются на хранение Депозитарию.

2. Любая организация, упомянутая в пункте 1 выше, которая становится Договаривающейся Стороной настоящей Конвенции или любого протокола, в то время как ни одно из ее государств-членов не является Договаривающейся Стороной, связана всеми обязательствами, вытекающими соответственно из Конвенции или протокола. В случае, когда одно или несколько государств — членов такой организации являются Договаривающимися Сторонами Конвенции или соответствующего протокола, эта организация и ее государства-члены принимают решение в отношении соответствующих обязанностей по выполнению своих обязательств, вытекающих соответственно из Конвенции или протокола. В таких случаях организация и государства-члены не могут одновременно осуществлять права, вытекающие из Конвенции или соответствующего протокола.

3. В своих документах о ратификации, принятии или одобрении организации, упомянутые в пункте 1 выше, заявляют о сфере своей компетенции в отношении вопросов, регулируемых Конвенцией или соответствующим протоколом. Эти организации также уведомляют Депозитария о любом соответствующем изменении сферы их компетенции.

Статья 35

Присоединение

1. Настоящая Конвенция и любой протокол открыты для присоединения государств и региональных организаций экономической интеграции с того дня, когда Конвенция или соответствующий протокол закрываются для подписания. Документы о присоединении сдаются на хранение Депозитарию.

2. В своих документах о присоединении организации, упомянутые в пункте 1 выше, заявляют о сфере своей компетенции в отношении вопросов, регулируемых Конвенцией или соответствующим протоколом. Эти организации также уведомляют Депозитария о любом соответствующем изменении сферы своей компетенции.

3. Положения пункта 2 статьи 34 применяются в отношении региональных организаций экономической интеграции, которые присоединяются к настоящей Конвенции или любому протоколу.

Статья 36

Вступление в силу

1. Настоящая Конвенция вступает в силу на девяностый день со дня сдачи на хранение тридцатого документа о ратификации, принятии, одобрении или присоединении.

2. Любой протокол вступает в силу на девяностый день со дня сдачи на хранение такого числа документов о ратификации, принятии, одобрении или присоединении, которое указано в этом протоколе.

3. Для каждой Договаривающейся Стороны, которая ратифицирует, принимает или одобряет настоящую Конвенцию, либо присоединяется к ней после сдачи на хранение тридцатого документа о ратификации, принятии, одобрении или присоединении, Конвенция вступает в силу на девяностый день после сдачи на хранение такой Договаривающейся Стороной своего документа о ратификации, принятии, одобрении или присоединении.

4. Любой протокол, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу для Договаривающейся Стороны, которая ратифицирует, принимает или одобряет этот протокол, либо присоединяется к нему после его вступления в силу, согласно пункту 2 выше, на девяностый день после дня сдачи на хранение этой Договаривающейся Стороной своего документа о ратификации, принятии, одобрении или присоединении или в день, когда Конвенция вступает в силу для этой Договаривающейся Стороны, в зависимости от того, что наступит позднее.

5. Для целей пунктов 1 и 2 выше любой документ, сданный на хранение региональной организацией экономической интеграции, не рассматривается в качестве дополнительного к документам, сданным на хранение государствами — членами такой организации.

Статья 37

Оговорки

Никакие оговорки к настоящей Конвенции не допускаются.

Статья 38

Выход

1. В любое время по истечении двух лет со дня вступления настоящей Конвенции в силу для любой Договаривающейся Стороны эта Договаривающаяся Сторона может выйти из Конвенции, направив письменное уведомление Депозитарию.

2. Любой такой выход вступает в силу по истечении одного года со дня получения уведомления Депозитарием или в такой более поздний срок, который может быть указан в уведомлении о выходе.

3. Любая Договаривающаяся Сторона, которая выходит из настоящей Конвенции, считается также вышедшей из любого протокола, Стороной которого она является.

Статья 39

Временный порядок финансирования

При условии его полной перестройки в соответствии с положениями статьи 21, Фонд глобальной окружающей среды Программы развития Организации Объединенных Наций, Программа Организации Объединенных Наций по окружающей среде и Международный банк реконструкции и развития являются организационной структурой, предусмотренной в статье 21, на временной основе в период между вступлением в силу настоящей Конвенции и первым совещанием Конференции Сторон или до того времени, пока Конференция Сторон в соответствии со статьей 21 не определит такую организационную структуру.

Статья 40

Временные мероприятия в отношении секретариата

Секретариат, создание которого обеспечивается Директором-исполнителем Программы Организации Объединенных Наций по окружающей среде, является секретариатом, предусмотренным в пункте 2 статьи 24, на временной основе в период между вступлением в силу настоящей Конвенции и первым совещанием Конференции Сторон.

Статья 41

Депозитарий

Функции Депозитария настоящей Конвенции и любых протоколов выполняет Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций.

Статья 42

Аутентичные тексты

Подлинник настоящей Конвенции, тексты которого на английском, арабском, испанском, китайском, русском и французском языках являются равно аутентичными, сдается на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

В УДОСТОВЕРЕНИЕ ЧЕГО нижеподписавшиеся, должным образом на то уполномоченные, подписали настоящую Конвенцию.

Совершено в Рио-де-Жанейро пятого июня одна тысяча девятьсот девяносто второго года.

Приложение I

Определение и мониторинг

1. Экосистемы и места обитания: характеризующиеся высокой степенью разнообразия, большим числом эндемичных или находящихся в опасности видов или содержащие дикую живую природу; необходимые для мигрирующих видов; имеющие социальное, экономическое, культурное или научное значение; или имеющие репрезентативный или уникальный характер, или связанные с основными эволюционными или другими биологическими процессами;

2. Виды и сообщества: находящиеся в опасности; представляющие собой дикие родственные виды одомашненных или культивируемых видов; имеющие медицинскую, сельскохозяйственную или иную экономическую ценность, или имеющие социальное, научное или культурное значение; или играющие важную роль для исследований в области сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия, например, в качестве видов-индикаторов; и

3. Описанные геномы и гены, имеющие социальное, научное или экономическое значение.

Приложение II

Часть 1. Процедура арбитражного разбирательства

Статья 1

Сторона-истец уведомляет секретариат о том, что стороны передают спор на арбитражное разбирательство в соответствии со статьей 27. Уведомление содержит изложение предмета арбитражного разбирательства и включает, в частности, статьи Конвенции или протокола, относительно толкования или применения которых возник спор. Если стороны не договорились о предмете спора до назначения председателя суда, то предмет определяется арбитражным судом. Секретариат препровождает полученную таким образом информацию всем заинтересованным Договаривающимся Сторонам настоящей Конвенции или соответствующего протокола.

Статья 2

1. При споре между двумя сторонами арбитражный суд состоит из трех членов. Каждая из сторон спора назначает одного арбитра, и два назначенных таким образом арбитра по взаимному согласию назначают третьего арбитра, выполняющего функции председателя суда. Последний не может быть гражданином одной из сторон спора, не может иметь своим обычным местом жительства территорию одной из этих сторон, не может находиться у них на службе или в каком-либо ином качестве иметь отношение к этому делу.

2. При споре между более чем двумя сторонами те стороны, которые имеют общий интерес в споре, по взаимному согласию вместе назначают одного члена суда.

3. Любая вакансия заполняется согласно процедуре, предусмотренной для первоначального назначения.

Статья 3

1. Если по истечении двух месяцев после назначения второго арбитра не назначен председатель арбитражного суда, то, по просьбе сторон, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций назначает его в течение следующих двух месяцев.

2. Если одна из сторон спора не назначает арбитра в течение двух месяцев после получения просьбы, другая сторона вправе информировать об этом Генерального секретаря, который производит назначение в течение следующих двух месяцев.

Статья 4

Арбитражный суд выносит свои решения в соответствии с положениями настоящей Конвенции, любых соответствующих протоколов и нормами международного права.

Статья 5

Если стороны спора не договорились об ином, арбитражный суд определяет свои собственные правила процедуры.

Статья 6

Арбитражный суд может, по просьбе одной из сторон, рекомендовать необходимые временные меры защиты.

Статья 7

Стороны спора содействуют работе арбитражного суда и, в частности, используют все имеющиеся в их распоряжении возможности:

a) представляют ему все относящиеся к делу документы, информацию и материалы; и

b) в случае необходимости дают ему возможность вызвать свидетелей или экспертов и ознакомиться с их показаниями.

Статья 8

Стороны и арбитры обязаны обеспечивать конфиденциальность любой информации, которую они получают в конфиденциальном порядке в ходе разбирательства арбитражного суда.

Статья 9

Если арбитражный суд не примет иного решения, исходя из конкретных обстоятельств дела, судебные издержки распределяются между сторонами спора поровну. Суд регистрирует все свои издержки и представляет сторонам окончательный отчет об этих издержках.

Статья 10

Любая Договаривающаяся Сторона, имеющая в предмете спора интерес правового характера, который может быть затронут решением по делу, имеет право с согласия суда участвовать в слушании дела.

Статья 11

Суд может заслушивать встречные иски, вытекающие непосредственно из предмета спора, и принимать по ним решения.

Статья 12

Решения арбитражного суда по процедурным вопросам и вопросам существа принимаются большинством голосов его членов.

Статья 13

Если одна из сторон спора не является в арбитражный суд или не может выступить с защитой по своему делу, другая сторона может просить суд продолжить слушание и вынести свое окончательное решение. Отсутствие одной стороны или невозможность ее выступить с защитой по своему делу не является препятствием для разбирательства. До вынесения своего окончательного решения арбитражный суд должен убедиться в том, что иск является фактически и юридически обоснованным.

Статья 14

Суд выносит окончательное решение в течение пяти месяцев после даты своего окончательного учреждения, если только он не сочтет необходимым продлить этот срок еще на один период, не превышающий пяти месяцев.

Статья 15

Окончательное решение арбитражного суда ограничивается предметом спора и сопровождается объяснением мотивов, на которых оно основывается. Оно содержит имена членов, которые участвовали в его принятии, и дату принятия окончательного решения. Любой член суда может приложить особое мнение или мнение, расходящееся с окончательным решением.

Статья 16

Постановление является обязательным для сторон спора. Оно не подлежит обжалованию, если только стороны спора не договорились заранее о процедуре обжалования.

Статья 17

Любые разногласия, которые могут возникнуть между сторонами спора относительно толкования или порядка выполнения окончательного решения суда, могут быть переданы любой из сторон на рассмотрение арбитражного суда, который вынес это решение.

Часть 2. Согласительная процедура

Статья 1

Согласительная комиссия создается по просьбе одной из сторон спора. Если стороны не договорились об ином, эта комиссия состоит из пяти членов, из которых два назначаются каждой заинтересованной стороной, а председатель выбирается совместно этими членами.

Статья 2

При споре, в котором участвуют более двух сторон, стороны, имеющие общий интерес, по взаимному согласию вместе назначают своих членов комиссии. В случае, когда имеется две или более сторон с отдельными интересами или когда отсутствует согласие относительно наличия у них одинакового интереса, члены назначаются ими отдельно.

Статья 3

Если любые назначения, определяемые сторонами, не производятся в течение двух месяцев с даты представления просьбы о создании согласительной комиссии, то Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций, при наличии соответствующего обращения стороны, представившей такую просьбу, производит эти назначения в течение следующих двух месяцев.

Статья 4

Если председатель согласительной комиссии не был выбран в течение двух месяцев после назначения последних членов комиссии, то Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций, при наличии соответствующего обращения одной из сторон, назначает председателя в течение следующих двух месяцев.

Статья 5

Согласительная комиссия принимает свои решения большинством голосов своих членов. Если стороны спора не договорились об ином, она устанавливает свою собственную процедуру. Она представляет предложение для разрешения спора, которое стороны добросовестно рассматривают.

Статья 6

В случае возникновения разногласия в отношении компетенции согласительной комиссии вопрос решается этой комиссией.


Текст сверен по официальному тексту Конвенции, предоставленному Секцией договоров Секретариата ООН.

О Ярославле

Общая информация

Флаг города

Герб города

Страна Россия
Субъект Федерации Ярославская область
Городской округ город Ярославль
Координаты 57°37′00″ с. ш. 39°51′00″ в. д.
Внутреннее деление 6 городских районов
Мэр Владимир Волков
Дата основания 1010 год
Площадь 205.80 км²
Высота центра 100 м
Население 608 079 человек, 2017 г.
Плотность 2954,71 чел./км²
Названия жителей Яросла́вцы, яросла́вец (яросла́вич), яросла́вка (яросла́вна)
Часовой пояс UTC+3
Телефонный код +7 4852
Почтовые индексы 150000 — 150066
Код ОКАТО 78 401
Код ОКТМО 78 701 000 001

История города

Легенда об основании города гласит, что будущий великий киевский князь Ярослав Владимирович, будучи еще князем Ростова Великого, объезжал однажды свои владения и встретил в местечке, где сливаются две реки Волга и приток ее Которосль, неизвестное племя язычников. Недружелюбно встретили аборигены князя и напустили на него свирепую медведицу. Не испугался князь и поверг зверя секирой. И тогда покорились язычники князю. А он решил здесь основать город с крепостью, чтобы суда с разным товаром свободно могли ходить по Волге, чтобы развивались здесь промыслы и ремесла. Город нарекли в честь основателя Ярославлем.

Ярославль возник как первый христианский город на Волге. А было это в 1010 году. С тех пор стоит над Волгой город-красавец, радуя и удивляя горожан и своих гостей удивительными храмами и архитектурными ансамблями, уютными скверами и оригинальными новостройками. И никогда Ярославль не менял своего имени.

Памятник Ярославу Мудрому. Скульптор Комов О. К.. Фотография: д’Ар Владимир

Имея весьма выгодное в стратегическом отношении географическое положение, город стал опорным пунктом княжеской власти и форпостом распространения христианства на Северо-Востоке Руси. Уже в XII-XIII веках Ярославль стал одним из наиболее развитых городов Руси, крупным центром торговли и ремесла. Высокого уровня достигли металлообработка, гончарное производство, строительное дело. Купцы вели оживленную торговлю с другими русскими землями, прежде всего с Новгородом и Псковом. Прочные деловые отношения установились со странами Востока и Запада, в особенности со Скандинавией — город упоминается в скандинавских сагах. Ярославль стал центром транзитной торговли, через регион по Волжско-Каспийскому пути шли товары из Северной Европы и с Востока, восточные купцы были частыми гостями в Ярославском крае.

Рассвет над ярославлем Милков. XI век. Милков Г. А.

Макет Ярославля, XIII век

Ярославль развивался не только как торгово-ремесленный, но и как культурный центр. Развитие книжности, распространение просвещения и высокий уровень грамотности в различных социальных слоях населения, возникновение местного летописания, формирование традиций зодчества и живописи предопределили экономический и культурный расцвет волжского города.

Ярославские правители являлись соратниками Великих князей Московских как во внутриполитической, так и внешнеполитической борьбе. Одними из первых ярославцы откликнулись на призыв московского князя Дмитрия Донского, приняв участие в Куликовской битве. Сражение с войском хана Мамая знаменовало собой начало освобождения Руси от татаро-монгольского ига и объединения русских земель. В середине 1463 году Ярославское княжество влилось в состав централизованного Московского государства.

В XV веке при присоединении к Московскому государству городу была отведена почетная роль «государевой отчины». В XVII веке московские цари в духовных грамотах завещали Ярославль с волостями прямым наследникам престола. Сюда в случае опасности перевозили государственную казну.

В начале XVII века Ярославль сыграл ключевую роль в событиях Смутного времени, став центром борьбы с иноземными захватчиками. В 1609 году город героически выдержал осаду польско-литовских интервентов. В 1612 году Ярославль выполнял функции временной столицы России: здесь расположилось народное Ополчение под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского. В Ярославле были созданы высшие органы государственной власти: созван «Совет всея земли», организованы приказы — общероссийские органы территориального и отраслевого управления, построен монетный двор. В «Совет всея земли» вошли представители дворянства, посадских людей, казаков, стрельцов, пушкарей. Ярославль — столица Ополчения — стал центром, из которого исходили идеи национального единения русских земель. За время пребывания на ярославской земле Ополчение выросло с трех тысяч человек до двадцати тысяч. Накопив силы и получив финансовую поддержку ярославских купцов, оно пошло на Москву и освободило столицу. Ярославль стал оплотом русской государственности: здесь нашли свое воплощение идеи национального единения, легитимной власти, защиты государственных интересов. Здесь русский народ ощутил себя единой нацией.

Избрание на царство законного монарха — Михаила Романова — положило начало восстановлению страны после Смутного времени. По восшествии на престол царь не забыл о заслугах ярославцев, в дальнейшем оказывая городу содействие и поддержку.

Оборона Спасского монастыря от поляков в мае 1609 года. Худ. Некрасов А.П. 1960 г.

Выход ополчения Минина и Пожарского из Ярославля в июле 1612 года. Некрасов А. П. 1960 г.

Памятник-стела «Клятва князя Пожарского». Художник Нестеренко В.И. Фотография: za7verst.ru

В «ожерелье» русских городов вокруг Москвы, получившем красивое название «Золотое кольцо России», Ярославль часто сравнивают с неповторимой красоты жемчужиной. Город по праву входит в сокровищницу мирового культурного наследия. Расцвет Ярославского зодчества начался в XVI-XVII веках, и связано это было с бурными темпами развития города как крупнейшего торгового, промышленного, транспортного центра страны, его возросшим политическим авторитетом после преодоления Смуты. Ярославль того времени был вторым по величине городом России после Москвы. В это время проявился самобытный характер его архитектуры: обилие декора, соборный, величественный тип храмов, грандиозность стенных росписей, особая торжественность икон. Восхищающая своими фресками церковь Ильи Пророка, уникальный 15-купольный храм Иоанна Предтечи встали в один ряд с произведениями мировой архитектуры.

Церковь Иоанна Предтечи, XVII век

Вид города Ярославль. Гравюра Ростовцева А. И.

Первые каменные жилые дома города — ценнейшие памятники российского гражданского зодчества. Центральная часть Ярославля, построенная по утвержденному Екатериной Великой регулярному плану 1778 года, является замечательным образцом градостроительного искусства эпохи классицизма. Строения в стиле модерн рубежа XIX-XX столетий — настоящие архитектурные жемчужины городского пейзажа. Радиально-кольцевая застройка города сохранилась до наших дней и стала настоящей «изюминкой» градостроения не только Ярославля, но и всей России.

На протяжении всей своей истории Ярославль принимал деятельное участие в защите родной земли от внешних врагов. Заслуги ярославцев перед Отечеством, их героические подвиги в переломные моменты истории являются достойным примером для нынешних поколений, воспитывая в гражданах чувство гордости и патриотизма.

Ярославль — центр Ярославско-Ростовской епархии с более чем тысячелетней историей. Епархия всегда была известна подвижниками: трое архиереев, возглавлявших ее в разные периоды истории, были посвящены в сан Патриарха Московского и Всея Руси, восемь причислены к лику святых. Многие имена, священные для россиян, связаны с ярославской землей: святитель Леонтий Ростовский, один из первых проповедников христианства на Руси; высоко чтимый россиянами преподобный Сергий Радонежский; защитники Отечества — благоверный князь Александр Невский и адмирал Федор Ушаков и многие, многие другие.

Свято-Введенский Толгский женский монастырь. Фотография: tourister.ru

Промышленность

XVIII век стал переломным для города. Со строительством Санкт-Петербурга, происходит экономическая переориентация города с торговой на производственно-промышленную основу. Ярославль — один из важнейших центров зарождения промышленности в России. В начале XVIII века по указу Петра I была основана Ярославская Большая Мануфактура — одно из крупнейших полотняных производств страны. В XIX столетии продолжилось активное развитие промышленности, которое привело к созданию крупных предприятий. Основу экономики города составляли текстильные, табачные, химические и металлообрабатывающие предприятия.

Ярославская большая мануфактура. Фотография: armv.ru

Ярославская табачная фабрика, 1850 г. Фотография: yarwiki.ru

Выгодное расположение города и гибкая политика местных властей создали благоприятные условия для экономической деятельности. Заработав капиталы на торговых операциях, ярославские купцы занимали ведущие позиции в российской экономической элите, влияли на политические события, заслужив милости царей и патриархов. По всей России звучали имена крупных представителей ярославской торгово-промышленной элиты: заказчики строительства великолепного храма Ильи Пророка — Скрипины, владельцы знаменитых магазинов братья Елисеевы, «водочный король России» «миллионщик» Петр Смирнов, «короли железного рынка» Пастуховы, успешные предприниматели и благотворители Дунаевы, Вахромеевы и Оловянишниковы.

В период новой и новейшей истории усиливается значимость города как крупного промышленного и культурного центра России. XX век дал мощный импульс к развитию промышленного производства Ярославля. По сравнению со многими городами Центральной России, город занимает лидирующие экономические позиции.

Грузовой автомобиль ярославского автозавода

Резино-асбестовый комбинат, 1929 г. Фотография: yarwiki.ru

Начиная с первых пятилеток индустриализации, город играет видное место в планах преобразования и подъема экономики советского государства. Наличие широко развитой инфраструктуры, транспортных коммуникаций, высокопрофессиональных рабочих кадров, научно-производственной базы создало предпосылки для превращения Ярославля в крупнейший промышленный и транспортный центр страны. К 1950-м годам город вошел в двадцатку крупнейших индустриальных городов Советского Союза. Ярославль стал городом промышленных гигантов. Советское время наложило свой отпечаток на облик Ярославля. Бурное развитие промышленности и транспорта обусловили дальнейшее его превращение в современный город. В годы советской власти Ярославль оделся в зелень парков, садов и газонов, стал одним из самых зеленых и уютных городов Поволжья.

В 1971 году город Ярославль награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 1985 году, к 975- летнему юбилею Ярославля, последовало очередное награждение — город получил орден Октябрьской Революции. Инновационная и наукоемкая ярославская промышленность дала стране первый советский самосвал, троллейбус, дизельный мотор, первую в мире покрышку из синтетического каучука. Сегодня город имеет развитую многоотраслевую промышленность с высокотехнологичными производствами. Ярославские производители автомобильных двигателей, авиационных и автомобильных шин, лакокрасочной и химической продукции занимают ведущие позиции в России. Высокий потенциал экономического роста привлекает в ярославскую промышленность российских и зарубежных инвесторов.

Таланты и достижения

Город дал России первый общедоступный национальный театр, основанный сыном купца Федором Волковым в 1750 году. Самый известный памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве», оказавший значительное влияние на развитие мировой художественной культуры, был найден в Ярославле. Ярославская земля взрастила первую в мире женщину-космонавта Валентину Владимировну Терешкову, поднявшуюся в космос в 1963 году. Впервые российский анимационный фильм «Старик и море» ярославского мультипликатора Александра Петрова получил приз американской киноакадемии «Оскар».

Первая женщина-космонавт Терешкова В. В. и Гагарин Ю. А.

Художник Петров А. К., обладатель премии «Оскар»

Архитектура

Уникальная градостроительная структура Ярославля получила признание мирового культурного сообщества. Решением 29-й сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО в 2005 году исторический центр города включен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО как памятник градостроительства. Ярославль стал третьим российским городом после Санкт-Петербурга и Великого Новгорода, включенным в почетный список мировых памятников архитектуры. В зоне ЮНЕСКО нашего города расположено 140 памятников архитектуры, включая уникальные храмовые сооружения XVI-XVIII веков.

Управление Северной железной дороги. Бывшее училище девиц духовного звания. Фотография: szd.rzd.ru

Архитектурное наследие города отличается высокой степенью сохранности памятников и исторической среды в целом, отражающей преемственный процесс развития от древнего города до наших дней. Объекты архитектурного наследия являются подлинными зданиями, сохранившимися без существенных переделок. Уникальность Ярославля в том, что на его территории представлены постройки практически всех стилей русской архитектуры нескольких веков.

Многонациональный город

Ярославль — город русский по сути, но многонациональный и многоконфессиональный по характеру. Здесь всегда царят толерантность, мир и согласие. В городе 19 национальных диаспор и общин, открыты синагога, мечеть, лютеранская кирха — и никогда Ярославль не знал этнической, религиозной розни. Именно здесь открыто одно из первых в стране региональное отделение Ассамблеи народов России, объединившее белорусов и украинцев, татар и поляков, грузин и армян, чеченцев и ингушей, азербайджанцев и осетин, немцев и евреев.

Успешное сотрудничество мэрии города с ярославскими национальными общинами, мирное сосуществование и творческое взаимодействие людей разных национальностей — пример для решения этнических проблем в других регионах России.

Ярославль постоянно поддерживает и развивает дружественные связи с городами многих стран мира, в том числе с семью зарубежными городами-побратимами: Ювяскюля (Финляндия), Пуатье (Франция), Коимбра (Португалия), Кассель и Ханау (ФРГ), Берлингтон (США), Эксетер (Великобритания). За большой вклад в развитие международных связей в 2003 и 2007 г. Ярославль был удостоен последовательно двух высоких наград — Флага Европы и Почетного Знака Совета Европы, присуждаемых Парламентской Ассамблеей Совета Европы.

Люди всегда составляли основу выдающихся достижений Ярославля. Нацеленность на лидерство и успех, энергия и предприимчивость, любознательность и креативность ярославцев стали фундаментом динамичного развития и преуспевания города.

Тысячелетний город

Торжественно и широко Ярославль отметил свой тысячелетний день рождения. 10-12 сентября в городе прошли праздничные мероприятия, посвященные великому юбилею одного из древнейших городов нашей страны.

Ярославль вписал в историю немало ярких страниц, способствуя укреплению российской государственности, экономики, культуры, обороноспособности страны. В юбилейных торжествах приняли участие члены официальных делегаций, ярославцы, многочисленные российские и зарубежные гости города. В рамках празднования состоялось открытие памятника «1000-летие города Ярославля», торжественное открытие завода «КОМАЦУ» и второй очереди Ярославского зоопарка, прошли концерты звезд российской эстрады и творческих коллективов, спортивные и молодежные программы, выставки, творческие акции.

Линия заданий 22, Тесты ЕГЭ по обществознанию

Социологи под статусом понимают социальную позицию человека в рамках группы или общества, связанную с определёнными его правами и обязанностями. Именно с помощью статусов мы идентифицируем друг друга в различных социальных структурах. Мать, мэр, священник, приятель, начальник, мужчина, капитан, ребенок, якут, заказчик, профессор и осуждённый — всё это статусы. Общества обычно лимитируют конкурентную борьбу за статус в зависимости от пола и возраста человека, его социальной принадлежности.

Не все статусы находятся в нашей власти. Некоторые статусы придаются нам группой или обществом. Статус, унаследованный от рождения, прирождённый называется приписываемым (аскриптивным). Общепринятыми критериями приписываемого статуса являются возраст и пол. Например, по закону нельзя получить водительские права, вступить в брак, участвовать в выборах или получать пенсию, не достигнув необходимого для этого возраста.

Другие статусы мы получаем посредством индивидуального выбора и конкуренции. Статус, приобретаемый индивидом в обществе благодаря его собственным усилиям, называется достигнутым. Профессор, дирижёр хора, врач, актёр, студент университета, священник, карманный вор, президент компании, тренер и аквалангист — всё это примеры достигнутого статуса.

Некоторые из наших статусов превалируют над другими статусами как в нашем сознании, так и в сознании других людей. Основной статус — это ключевой статус, определяющий социальное положение и значение человека, связанное с определёнными его правами и обязанностями. Для детей основным статусом является возраст; аналогичным образом во многих обществах основным статусом является пол. Основной статус образует каркас, внутри которого формулируются наши цели и проходит наше обучение.

Статус предполагает наличие определённых социальной культурой прав и обязанностей, формирующих модель поведения — то, что социологи называют ролью. Эти ожидаемые от человека действия определяют поведение, которое люди рассматривают как соответствующее или несоответствующее обладателю статуса. Итак, роль — это ожидаемое поведение, которое мы ассоциируем с определённым статусом. Исполнение роли является фактическим поведением лица, обладающим каким-либо статусом. В реальной жизни часто имеет место расхождение между тем, как люди должны поступать, и тем, как они поступают на самом деле. Кроме того, люди по-разному реализуют права и обязанности, ассоциируемые с их ролями.

Один статус может иметь некоторое число связанных с ним ролей, образуя ролевой набор. Рассмотрим статус студента. Он включает в себя роль ученика, роль сокурсника других студентов, роль верного болельщика спортивных команд вашего университета, роль читателя библиотеки и роль «хорошего товарища» в студенческой среде. Роль не существует сама по себе. Она представляет собой комплекс занятий и действий, тесно связанный с деятельностью других людей. Поэтому не бывает преподавателей без студентов, жён без мужей, пациентов без врачей. Роли выполняют функцию норм, определяющих наши обязанности — действия, которые на законных основаниях могут требовать от нас другие люди, а мы требовать их от других. Каждая роль имеет по крайней мере одну ответную и связанную с ней роль. Таким образом, права одной роли являются обязанностями другой. Взаимодействие индивидов в группах осуществляется через сети ответных ролей. Ролевые отношения связывают нас друг с другом потому, что права на одной стороне взаимоотношения являются требованиями на другой.

(Ю.Г. Волков и др.)

ОБЩЕСТВО НА РУБЕЖЕ 20 И 21 ВЕКОВ • Большая российская энциклопедия

Общество на рубеже 20 и 21 веков

Со­вре­мен­ное рос. об­ще­ст­во об­ла­да­ет дву­мя ос­нов­ны­ми чер­та­ми: во-пер­вых, оно яв­ля­ет­ся пост­со­вет­ским, по­сколь­ку ро­ди­лось в ре­зуль­та­те кра­ха сов. сис­те­мы и рас­па­да СССР, а во-вто­рых, это – транс­фор­ми­рую­щее­ся об­ще­ст­во, пе­ре­жи­ваю­щее пе­ри­од ка­че­ст­вен­но­го из­ме­не­ния своих со­цие­таль­ных ха­рак­те­ри­стик, т. е. ос­нов по­строе­ния и взаи­мо­дей­ст­вия всех его ком­по­нен­тов.

Основные характеристики зрелого советского общества

Ны­неш­нее со­стоя­ние рос. об­ще­ст­ва не­воз­мож­но по­нять без аде­к­ват­но­го пред­став­ле­ния о сов. об­ще­ст­ве, ко­то­рое, как и лю­бое дру­гое, мо­жет быть опи­са­но тре­мя взаи­мо­свя­зан­ны­ми ха­рак­те­ри­сти­ка­ми: эф­фек­тив­но­стью ин­сти­ту­цио­наль­ной сис­те­мы, ка­че­ст­вом со­ци­аль­но-груп­по­вой струк­ту­ры и уров­нем че­ло­ве­че­ско­го по­тен­циа­ла.

Глав­ны­ми ин­сти­ту­цио­наль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми сов. об­ще­ст­ва в последние годы его существования были: 1) ав­то­ри­тар­ный тип го­су­дар­ст­ва (мо­но­поль­ная власть од­ной пар­тии), под­дер­жи­вае­мо­го мощ­ной во­ен­но-бю­ро­кра­ти­че­ской и ре­прес­сив­ной ма­ши­ной; ве­ли­ко­дер­жав­ная внеш­няя и внут­рен­няя по­ли­ти­ка; 2) гос. кон­троль всех сфер об­ще­ст­вен­ной жиз­ни, от­сут­ст­вие или край­няя сла­бость ав­то­ном­ных струк­тур гра­ж­дан­ско­го об­ще­ст­ва, т. е. не­за­ви­си­мых от го­су­дар­ст­ва объ­еди­не­ний гра­ж­дан, рез­ко огра­ни­чен­ные пра­ва и сво­бо­ды че­ло­ве­ка; 3) пол­но­стью ого­су­дар­ст­влен­ная, вы­со­ко мо­но­по­ли­зи­ро­ван­ная эко­но­ми­ка; цен­тра­ли­зо­ван­ное пла­ни­ро­ва­ние, рас­пре­де­ле­ние и пе­ре­рас­пре­де­ле­ние на­цио­наль­но­го про­дук­та при прак­ти­че­ском от­сут­ст­вии кон­ку­рент­но­го рын­ка; 4) оче­вид­ное пре­об­ла­да­ние мо­би­ли­за­ци­он­ных и ре­прес­сив­ных ме­ха­низ­мов ин­те­гра­ции об­ще­ст­ва, вклю­чая край­ние фор­мы при­нуж­де­ния и по­дав­ле­ния, при сла­бом раз­ви­тии куль­тур­ных и ду­хов­ных ме­ха­низ­мов ин­те­гра­ции; 5) то­таль­ный идео­ло­ги­че­ский кон­троль куль­ту­ры; 6) га­ран­ти­ро­ван­ное пра­во гра­ж­дан на труд; от­но­си­тель­но раз­ви­тая, но со­слов­но раз­де­лён­ная сис­те­ма об­ще­ст­вен­но­го по­треб­ле­ния с рез­кой диф­фе­рен­циа­ци­ей форм и ка­че­ст­ва со­ци­аль­но-бы­то­вых ус­луг в за­ви­си­мо­сти от мес­та раз­ных групп в со­ци­аль­ной ие­рар­хии.

Этим оп­ре­де­ля­лись со­от­вет­ст­вую­щие чер­ты со­ци­аль­ной струк­ту­ры СССР: 1) глу­бо­кий раз­рыв в социальном ста­ту­се, ка­че­ст­ве жиз­ни, объ­ё­ме со­ци­аль­ных прав и га­ран­тий ме­ж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми пра­вя­ще­го клас­са (но­менк­ла­ту­ры) и ос­таль­ной ча­стью об­ще­ст­ва; фор­ма­ли­за­ция кон­так­тов вер­хов с ни­за­ми; 2) го­су­дар­ст­вен­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние за­ра­бот­ной пла­ты и до­хо­дов тру­дя­щих­ся в за­ви­си­мо­сти от ре­гио­нов, от­рас­лей про­из­вод­ст­ва, спе­ци­фи­ки тру­да и пр.; на­са­ж­дае­мый и кон­тро­ли­руе­мый го­су­дар­ст­вом эга­ли­тар­ный прин­цип рас­пре­де­ле­ния лич­ных до­хо­дов; не­вы­со­кий, хо­тя не ни­щен­ский уро­вень жиз­ни мас­со­вых групп и сло­ёв; от­но­си­тель­но вы­со­кое раз­ви­тие со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ских прав и га­ран­тий при ог­ра­ни­чен­но­сти по­ли­ти­че­ских и гра­ж­дан­ских прав; «при­стой­ность» бед­но­сти и от­но­си­тель­ная скром­ность де­мон­ст­ри­руе­мо­го лич­но­го бо­гат­ст­ва; при­глу­шён­ность со­ци­аль­ных кон­флик­тов; 3) бю­ро­кра­ти­че­ский тип со­ци­аль­но­го рас­слое­ния, или стра­ти­фи­ка­ции, при ко­то­ром со­ци­аль­ный ста­тус гра­ж­да­ни­на в ре­шаю­щей сте­пе­ни оп­ре­де­лял­ся ме­стом в сис­те­ме го­су­дар­ст­вен­но­го и пар­тий­но­го управ­ле­ния; эко­но­ми­че­ское бла­го­сос­тоя­ние сов. лю­дей за­ви­се­ло, в пер­вую оче­редь, от за­ни­мае­мых долж­но­стей и в этом смыс­ле но­си­ло вто­рич­ный ха­рак­тер по от­но­ше­нию к мес­ту в ие­рар­хии управ­ле­ния, а роль куль­тур­но­го фак­то­ра в фор­ми­ро­ва­нии со­ци­аль­но­го ста­ту­са гра­ж­дан бы­ла на­мно­го сла­бее, чем в стра­нах Ев­ро­пы; 4) от­сут­ст­вие (кро­ме но­менк­ла­ту­ры) по­ли­ти­че­ских клас­сов, осоз­наю­щих свои спе­ци­фи­че­ские клас­со­вые ин­те­ре­сы, го­то­вых и спо­соб­ных их от­стаи­вать; со­слов­но-кас­то­вый тип ор­га­ни­за­ции об­ще­ст­ва, струк­ту­ра ко­то­ро­го со­стоя­ла из мно­же­ст­ва сла­бо со­общаю­щих­ся друг с дру­гом групп, «со­сло­вий» и «каст», пре­сле­дую­щих раз­ные це­ли и цен­но­сти, жи­ву­щих по соб­ст­вен­ным «ус­та­вам» (нор­мам и пра­ви­лам).

Осо­бен­но­сти со­ци­аль­ной струк­ту­ры сов. об­ще­ст­ва, в свою оче­редь, во мно­гом оп­ре­де­ля­ли уро­вень развития и струк­ту­ру его че­ло­ве­че­ско­го по­тен­циа­ла, пред­став­лен­но­го де­мо­гра­фи­че­ским, эко­но­ми­че­ским, куль­тур­ным и дея­тель­но­ст­ным ком­по­нен­та­ми. Де­мо­гра­фи­че­ский по­тен­ци­ал СССР был до­воль­но вы­со­ким, по­сколь­ку чис­лен­ность на­се­ле­ния стра­ны была около 290 млн.чел. На­ря­ду с ог­ром­но­стью тер­ри­то­рии, изо­би­ли­ем при­род­ных ре­сур­сов и на­ли­чи­ем ядер­но­го ору­жия, это бы­ло не­ма­ло­важ­ным фак­то­ром, обес­пе­чив­шим Со­вет­ско­му Сою­зу ста­тус ве­ли­кой дер­жа­вы. Од­на­ко це­на че­ло­ве­че­ской жиз­ни в СССР бы­ла очень низ­кой. Гражд. вой­на 1917– 1922, кол­лек­ти­ви­за­ция и рас­ку­ла­чи­ва­ние кре­сть­ян­ст­ва, по­ли­ти­че­ские ре­прес­сии 1930-х гг., Вел. Отеч. вой­на унес­ли де­сят­ки мил­лио­нов жиз­ней и ос­но­ва­тель­но по­дор­ва­ли здо­ро­вье на­ции. От­сю­да по­вы­шен­ная смерт­ность, ко­рот­кая по срав­не­нию с раз­ви­ты­ми стра­на­ми про­дол­жи­тель­ность жиз­ни (осо­бен­но муж­чин), рез­кий дис­ба­ланс в чис­лен­но­сти муж­чин и жен­щин, не­вы­со­кая ро­ж­дае­мость, ухуд­шаю­щее­ся ка­че­ст­во ге­но­фон­да (см. ст. На­се­ле­ние в раз­де­ле На­се­ле­ние. На­ро­ды и язы­ки. Ре­ли­гии). Эко­но­ми­че­ский ком­по­нент че­ло­ве­че­ско­го по­тен­циа­ла из­ме­ря­ет­ся, с од­ной сто­ро­ны, уров­нем ВВП на ду­шу на­се­ле­ния, с дру­гой – ка­че­ст­вом жиз­ни граж­дан. Пер­вый по­ка­за­тель в СССР не­сколь­ко пре­вы­шал сред­не­ми­ро­вой уро­вень, вто­рой был не­про­пор­цио­наль­но низ­ким, т. к. весь при­ба­воч­ный и часть не­об­хо­ди­мо­го про­дук­та, соз­да­вае­мо­го тру­дом гра­ж­дан, на­прав­ля­лись на ин­ду­ст­риа­ли­за­цию и ук­ре­п­ле­ние обо­ро­но­спо­соб­но­сти стра­ны. Вме­сте с тем гра­ж­да­не СССР поль­зо­ва­лись значительны­ми со­ци­аль­ны­ми га­ран­тия­ми. Без­ра­бот­ных прак­ти­че­ски не бы­ло, а без­дом­ных – ма­ло. Пред­ста­ви­те­лям мас­со­вых групп бы­ли дос­туп­ны вос­пи­та­ние де­тей в до­шко­ль­ных уч­ре­ж­де­ни­ях, бес­плат­ное об­ра­зо­ва­ние, ба­зо­вая ме­ди­цин­ская по­мощь, не­до­ро­гие фор­мы ор­га­ни­зо­ван­но­го от­ды­ха, вклю­чая внут­ри­со­юз­ный ту­ризм. Уз­ким ме­стом на­род­но­го по­треб­ле­ния ос­та­вал­ся ост­рый де­фи­цит жи­лья и вы­со­ко­ка­че­ст­вен­ных то­ва­ров. Для по­лу­че­ния жи­лья гра­ж­да­нам при­хо­ди­лось го­да­ми сто­ять в оче­ре­дях, но пре­дос­тав­ля­лось оно бес­плат­но, и квар­тир­ная пла­та бы­ла очень низ­кой.

Не­смот­ря на мень­шую, чем в дру­гих стра­нах, за­ви­си­мость оп­ла­ты тру­да сов. лю­дей от уров­ня их об­ра­зо­ва­ния, куль­тур­ный ком­по­нент че­ло­ве­че­ско­го по­тен­циа­ла СССР был до­воль­но вы­сок и имел тен­ден­цию к рос­ту. Об­ра­зо­ва­ние не толь­ко от­кры­ва­ло воз­мож­но­сти по­вы­ше­ния ста­ту­са, но и об­ла­да­ло вы­со­кой са­мо­цен­но­стью. В кон. 1980-х гг. сов. нау­ка ус­ту­па­ла толь­ко аме­ри­кан­ской, а во мно­гих об­лас­тях зна­ния сов. учё­ные бы­ли впе­реди. До­ля лиц с выс­шим об­ра­зо­ва­ни­ем и сту­ден­тов в на­се­ле­нии СССР бы­ла лишь в 1,5 раза мень­ше, чем в раз­ви­тых ев­ро­пей­ских стра­нах. Ка­че­ст­во обу­че­ния гра­ж­дан в осн. со­от­вет­ст­во­ва­ло тре­бо­ва­ни­ям ин­ду­ст­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва и оце­ни­ва­лось ме­ж­ду­на­род­ны­ми экс­пер­та­ми как вы­со­кое. К фак­то­рам, сни­жав­шим куль­тур­ный по­тен­ци­ал стра­ны, мож­но от­не­сти бо­лее низ­кое, чем в боль­шин­стве ев­ро­пей­ских стран, вклю­чая со­циали­сти­че­ские, ме­сто тру­да в сис­те­ме цен­но­стей рос­си­ян, их срав­ни­тель­но сла­бые де­ло­вые ка­че­ст­ва, а так­же от­сут­ст­вие уко­ре­нён­но­го в мас­со­вом со­зна­нии ува­же­ния к за­ко­ну, тер­пи­мость к не­нор­ма­тив­но­му по­ве­де­нию дру­гих. Боль­шин­ст­ву сов. лю­дей бы­ли свой­ст­вен­ны па­тер­на­ли­ст­ский тип со­зна­ния, суть ко­то­ро­го – упо­ва­ние на по­мощь и за­щи­ту со сто­ро­ны «вер­хов», не­вы­со­кая оцен­ка са­мо­стоя­тель­но­сти, не­за­ви­си­мо­сти, лич­ной от­вет­ст­вен­но­сти. Они ред­ко про­яв­ля­ли лич­ную ини­циа­ти­ву, не стре­ми­лись к са­мо­ор­га­ни­за­ции и са­мо­управ­ле­нию, от­чу­ж­дён­но вос­при­ни­ма­ли но­вые на­чи­на­ния вла­сти и «об­ще­ст­вен­ные» ини­циа­ти­вы, фак­ти­че­ски ини­ции­руе­мые свер­ху. Сов. люди, на­ученные историческим опытом, предпочитали приспосабливаться к обсто­я­тель­ствам жизни, а не пытаться их изменить.

Причины кризиса советской системы

Со­вет­ская сис­те­ма не­сла в се­бе за­ро­дыш не­из­беж­но­го кри­зи­са, пер­вым про­яв­ле­ни­ем ко­то­ро­го ста­ла тен­ден­ция к за­мед­ле­нию тем­пов рос­та эко­но­ми­ки (см. раздел Экономика). Ба­зо­вый эко­но­ми­че­ский ин­сти­тут цен­тра­ли­зо­ван­но­го пла­ни­ро­ва­ния пе­ре­стал справ­лять­ся с ус­лож­няю­щи­ми­ся за­да­ча­ми ре­гу­лиро­ва­ния то­вар­но-де­неж­ных по­то­ков. В по­ли­ти­че­ской сфе­ре про­яв­ле­ния­ми кри­зи­са ста­ли глу­бо­кий рас­кол элит и ут­ра­та цен­траль­ной вла­стью спо­соб­но­сти эф­фек­тив­но управ­лять об­ще­ст­вом. Рост про­ти­во­ре­чий ме­ж­ду цен­тром и ре­гио­на­ми, обо­ст­ре­ние меж­на­цио­наль­ных кон­флик­тов пред­ве­ща­ли кри­зис сов. им­пе­рии. На­цио­наль­ные пра­вя­щие эли­ты при под­держ­ке ин­тел­ли­ген­ции всё от­кро­вен­нее ра­то­ва­ли за по­ли­ти­че­скую, эко­но­ми­че­скую и куль­тур­ную са­мо­стоятель­ность рес­пуб­лик, яв­но тя­го­тясь вла­стью «рус­ско­го Цен­тра». Осо­бен­но силь­ное раз­ви­тие ан­ти­рус­ские на­строе­ния по­лу­чи­ли в При­бал­ти­ке, Ар­ме­нии и Гру­зии. Идео­ло­ги­че­ское влия­ние КПСС по­все­ме­ст­но сни­жа­лось, осо­бен­но в Мо­ск­ве, став­шей цен­тром рас­про­стра­не­ния не толь­ко ре­фор­ма­тор­ских идей, но и от­кро­вен­но­го ци­низ­ма вер­хов, со­че­тав­ше­го­ся с по­ли­ти­че­ским двое­мыс­ли­ем ни­зов. Раз­ру­ше­ние го­су­дар­ст­вен­ных цен­но­стей (таких, как социализм, советский патриотизм, дружба народов, социальная справедливость, коллективизм), не со­про­во­ж­дав­шее­ся воз­ник­но­ве­ни­ем но­вых об­ще­на­цио­наль­ных идей, ве­ло к со­стоя­нию ано­мии, мо­раль­ной де­з­инте­гра­ции и ду­хов­но­му кри­зи­су об­ще­ст­ва.

На­зре­ваю­щий кри­зис всё боль­ше обес­це­ни­вал и в кон­це кон­цов свёл к ну­лю «со­ци­аль­ный кон­тракт» ме­ж­ду вер­ха­ми и ни­за­ми об­ще­ст­ва. Вер­хи вос­поль­зо­ва­лись на­чав­шим­ся раз­ло­же­ни­ем сис­те­мы, что­бы ещё улуч­шить своё по­ло­же­ние, ка­че­ст­во же жиз­ни ни­зов ощу­ти­мо сни­зи­лось. По­сте­пен­но в стра­не на­ча­ли воз­ни­кать но­вые со­ци­аль­ные си­лы, осоз­на­вав­шие не­эф­фек­тив­ность сов. сис­те­мы и ис­кав­шие пу­ти её кар­ди­наль­но­го из­ме­не­ния. Ос­но­ва­ния для не­до­воль­ст­ва бы­ли поч­ти у всех со­ци­аль­ных и про­фес­сио­наль­ных групп, хо­тя его при­чи­ны (а зна­чит, и пред­став­ле­ния о же­ла­тель­ном на­правле­нии ре­форм) бы­ли прин­ци­пи­ально раз­ны­ми. Ра­бо­чие и кре­сть­я­не бы­ли заин­те­ре­со­ва­ны пре­ж­де все­го в по­вы­ше­нии уров­ня и ка­че­ст­ва жиз­ни. Ин­тел­ли­ген­ция, кро­ме то­го, на­дея­лась на де­мо­кра­ти­за­цию и ли­бе­ра­ли­за­цию со­ци­аль­ной сис­те­мы. Но­менк­ла­ту­ра же, что­бы стать пол­но­цен­ной эли­той, стремилась об­рес­ти за­кон­ное пра­во на вла­де­ние круп­ной соб­ст­вен­но­стью.

При­чи­ны кри­зи­са со­вет­ской сис­те­мы в ко­неч­ном счё­те но­си­ли со­ци­аль­ный ха­рак­тер. В ос­но­ве её кра­ха ле­жа­ла не­аде­к­ват­но низ­кая оцен­ка че­ло­ве­че­ско­го фак­то­ра в об­ще­ст­вен­ном раз­ви­тии. Ха­рак­тер­ная для кон. 20 – нач. 21 вв. тен­ден­ция к ин­фор­ма­ти­за­ции и ин­тел­лектуа­ли­за­ции эко­но­ми­ки и об­ще­ст­ва оз­на­ча­ла серь­ёз­ное по­вы­ше­ние ро­ли че­ло­ве­че­ской лич­но­сти в об­ще­ст­вен­ном раз­ви­тии. По­это­му важ­ней­шей за­да­чей пе­ре­строй­ки (1985–91) и по­сле­до­вав­ших за ней ре­форм бы­ло соз­да­ние ус­ло­вий для бо­лее эф­фек­тив­но­го ис­поль­зо­ва­ния че­ло­ве­че­ско­го по­тен­циа­ла стра­ны и в первую очередь для по­вы­ше­ния его куль­тур­но­го и дея­тель­но­ст­но­го ком­по­нен­тов. Эту за­да­чу нель­зя бы­ло ре­шить тех­ни­че­ски­ми или ор­га­ни­за­ци­он­ны­ми спо­со­ба­ми. Путь к её ре­ше­нию ле­жал че­рез из­ме­не­ние со­ци­аль­ной струк­ту­ры, ос­во­бо­ж­де­ние и ак­ти­ви­за­цию че­ло­ве­че­ской лич­но­сти, соз­да­ние ус­ло­вий для рос­та об­ра­зо­ва­ния и ква­ли­фи­ка­ции, бо­лее пол­ной реа­ли­за­ции твор­че­ских сил боль­шин­ст­ва гра­ж­дан. А это, в свою оче­редь, пред­по­ла­га­ло ли­бе­ра­ли­за­цию ба­зо­вых эко­но­ми­че­ских ин­сти­ту­тов и де­мо­кра­ти­за­цию об­ще­ст­вен­ных от­но­ше­ний.

Социетальная трансформация российского общества как основная характеристика его современного состояния

Происходящие в России с нач. 1990-х гг. перемены представляют собой социетальную трансформацию, затрагивают все сферы жизнедеятельности общества – социальную, экономи­ческую, политическую, культурную и религиозную, все уровни общественной вертикали – общенациональный, региональный, локальный, групповой и индивидуальный. При этом речь идёт о трансформации, а не революции или целенаправленном переходе, поскольку преобразовательные процессы начались и протекали не в результате революционного переворота или рационально принятого политического решения (т. е. одномоментной смены политического режима или политического курса), но в постоянном противоборстве различных социально-политических сил и действии многочисленных противоречащих друг другу факторов.

Соз­на­тель­ное из­ме­не­ние ти­па, или со­ци­аль­ной при­ро­ды, об­ще­ст­ва пред­по­ла­га­ет на­ли­чие силь­ной вла­сти, ориентиро­ван­ной на соз­да­ние кон­крет­ной мо­де­ли ин­сти­ту­цио­наль­но­го уст­рой­ст­ва обще­ст­ва, по­нят­ной боль­шин­ству его чле­нов. При­чём важно, чтобы це­ли этой ре­фор­мы со­от­вет­ст­вовали как ин­те­ре­сам боль­шин­ст­ва групп и сло­ёв, так и имею­щим­ся у об­ще­ст­ва ре­сур­сам и воз­мож­но­стям. Оп­ро­сы об­ще­ст­вен­но­го мне­ния по­ка­зы­ва­ют, что в се­го­дняш­ней Рос­сии эти ус­ло­вия только начинают формироваться. Важ­ной осо­бен­но­стью пре­об­ра­зо­ва­ний 1990-х гг. был их по­лу­сти­хий­ный ха­рак­тер. Рос­сий­ская эли­та, рас­ко­ло­тая как по сфе­рам актив­но­сти, так и по кла­но­во­му при­зна­ку, не обладала чёт­кой, по­нят­ной об­ще­ст­ву и по­сле­до­ва­тель­но реа­ли­зуе­мой про­грам­мой. Да и само общество не сформировало раз­де­ляе­мое ак­тив­ным боль­шин­ст­вом рос­си­ян пред­став­ление о же­ла­тель­ном уст­рой­ст­ве стра­ны.

Такое положение в меньшей мере характерно для первых лет 21 в. Но осу­ще­ст­в­ле­ние про­грам­м пре­зи­ден­та и пра­ви­тель­ст­ва по-прежнему на­тал­ки­ва­ет­ся на про­ти­во­дей­ст­вие са­мых раз­лич­ных внут­рен­них и внеш­них со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ских сил. Це­ле­на­прав­лен­ную дея­тель­ность фе­де­раль­ной вла­сти нель­зя на­звать до­ми­ни­рую­щим фактором, по­сколь­ку со­во­куп­ное воз­дей­ст­вие мно­же­ст­ва дру­гих, сти­хий­ных фак­то­ров час­то ока­зы­ва­ет­ся силь­нее. В Рос­сии нет по­ли­ти­че­ских пар­тий или об­ще­ст­вен­ных дви­же­ний, про­грам­мы ко­то­рых поль­зо­ва­лись бы осоз­нан­ной и ста­биль­ной под­держ­кой масс, что позволило бы преодолеть разделение власти и общества.

Пря­мой и не­по­сред­ст­вен­ной це­лью ре­форм (а зна­чит, и важ­ным ре­зуль­татом транс­фор­ма­ции) яв­ля­ет­ся со­вер­шен­ст­во­ва­ние об­ще­ст­вен­ных ин­сти­ту­тов. Од­на­ко, взя­тое са­мо по се­бе, оно слу­жит толь­ко внеш­ним от­ра­же­ни­ем ито­гов со­цие­таль­ной транс­фор­ма­ции об­ще­ст­ва. Бо­лее глу­бо­кий её ре­зуль­тат состо­ит в пре­об­ра­зо­ва­нии со­ци­ально-груп­по­вой струк­ту­ры, по­сколь­ку жиз­нен­ные ин­те­ре­сы уча­ст­ни­ков это­го про­цес­са со­сре­до­то­че­ны имен­но здесь. Наи­бо­лее же фун­да­мен­таль­ным и дол­го­сроч­ным (в смыс­ле стра­те­ги­че­ских пер­спек­тив раз­ви­тия) ре­зуль­та­том транс­фор­ма­ции об­ще­ст­ва слу­жит ди­на­ми­ка его че­ло­ве­че­ско­го по­тен­циа­ла.

Трансформация институциональной системы России

Со­во­куп­ность со­ци­аль­ных ин­сти­ту­тов вы­пол­ня­ет важ­ные об­ще­ст­вен­ные функ­ции (ста­би­ли­за­ци­он­ную, адап­та­ци­он­ную, ин­те­гра­ци­он­ную и ин­но­ва­ци­он­ную). Осо­бую роль в их реа­ли­за­ции иг­ра­ют ба­зо­вые ин­сти­ту­ты, об­ра­зую­щие яд­ро ин­сти­ту­цио­наль­ной сис­те­мы: ин­сти­ту­ты вла­с­ти, соб­ст­вен­но­сти, гра­ж­дан­ско­го об­щест­ва, прав и сво­бод че­ло­ве­ка.

Ини­циа­то­ры ре­форм вы­дви­га­ли на пер­вый план за­да­чу рас­кре­по­ще­ния че­ло­ве­че­ской лич­но­сти, рас­ши­ре­ния её прав и сво­бод. Это пред­по­ла­га­ло слом сов. ин­сти­ту­тов и фор­ми­ро­ва­ние но­во­го ин­сти­ту­цио­наль­но-пра­во­во­го про­стран­ст­ва, ус­та­нов­ле­ние но­вых пра­вил взаи­мо­дей­ст­вия со­ци­аль­ных субъ­ек­тов. Для того что­бы вы­страи­вае­мое но­вое про­стран­ст­во про­яви­ло свои пре­иму­щест­ва, тре­бо­ва­лось обес­пе­чить: пол­но­ту и со­гла­со­ван­ность (не­про­ти­во­ре­чи­вость) но­вых за­ко­нов и юри­ди­че­ских норм, их ле­ги­тим­ность, а так­же вы­пол­ни­мость, т. е. со­от­вет­ст­вие тем ус­ло­ви­ям, в ко­то­рых они долж­ны реа­ли­зо­вать­ся. Кро­ме то­го, на­до бы­ло соз­дать эф­фек­тив­ную сис­те­му пра­во­во­го кон­тро­ля и санк­ций, ко­то­рая га­ран­ти­ро­ва­ла бы вы­пол­не­ние ус­та­нав­ли­вае­мых ин­сти­ту­цио­наль­ных норм.

Дей­ст­ви­тель­но, за по­след­ние 10–12 лет ин­сти­ту­цио­наль­ная сис­те­ма Рос­сии ка­че­ст­вен­но из­ме­ни­лась. Важ­ней­шим кри­те­ри­ем оцен­ки ка­че­ст­ва фор­маль­но-пра­во­во­го про­стран­ст­ва слу­жит ле­ги­тим­ность пред­став­ляю­щих его норм, т. е. их вос­при­ятие гра­ж­да­на­ми как в ос­нов­ном спра­вед­ли­вых и от­ве­чаю­щих об­ще­ст­вен­ным ин­те­ре­сам. Та­ко­вы пре­ж­де все­го ус­та­нов­ле­ния, обес­пе­чи­ваю­щие дви­же­ние об­ще­ст­ва в сто­ро­ну свобо­ды, демо­кра­тии и все­об­ще­го бла­го­сос­тоя­ния. В пер­вое десятилетие реформ сде­ла­но дос­та­точ­но мно­го, что­бы воз­вра­ще­ние к преж­ней сис­те­ме ста­ло не­воз­мож­ным. Мо­но­поль­ная власть од­ной пар­тии сме­ни­лась мно­го­пар­тий­ной по­ли­ти­че­ской сис­те­мой, вы­бо­ры пред­ста­ви­тель­ной вла­сти при­ня­ли де­мо­кра­ти­че­скую фор­му. Ле­га­ли­зо­ва­на ча­ст­ная соб­ст­вен­ность, фор­ми­ру­ют­ся струк­ту­ры гра­ж­дан­ско­го об­ще­ст­ва: по­ли­ти­че­ские пар­тии, со­ци­аль­ные дви­же­ния, ас­со­циа­ции, фон­ды, раз­ные ти­пы не­за­ви­си­мых не­ком­мер­че­ских ор­га­ни­за­ций и др. Хо­тя серь­ёз­но­го влия­ния на жизнь обще­ст­ва они ещё не ока­зы­ва­ют, но их чис­лен­ность уве­ли­чи­ва­ет­ся, мно­го­об­ра­зие са­мо­ор­га­ни­зую­щих­ся объ­е­ди­не­ний гра­ж­дан рас­тёт, ре­зуль­та­ты дея­тель­но­сти ста­но­вят­ся зри­мее. В ос­нов­ном, хо­тя и не без борь­бы, реа­ли­зу­ют­ся сво­бо­ды сло­ва, пе­ча­ти, ве­ро­ис­по­ве­да­ния. В то же время рано говорить об окончательном из­ме­не­нии со­ци­аль­ной при­ро­ды вла­сти, о за­ме­не ав­то­ри­тар­ных ме­ха­низ­мов управ­ле­ния де­мо­кра­ти­че­ски­ми, пе­ре­ори­ен­та­ции дея­тель­но­сти пра­вя­ще­го слоя с соб­ст­вен­ных ин­те­ре­сов на ин­те­ре­сы об­ще­ст­ва. Гос. чи­нов­ни­ки, пред­став­ляю­щие власть, не ста­ли ра­бот­ни­ка­ми, от­вет­ст­вен­ны­ми пе­ред об­ще­ст­вом за ре­зуль­та­ты сво­ей дея­тель­но­сти.

За­ко­но­да­тель­ны­ми ор­га­на­ми Рос­сии про­де­ла­на зна­чи­тель­ная ра­бо­та по фор­ми­ро­ва­нию но­во­го пра­во­во­го про­стран­ст­ва. При­ня­ты сот­ни за­ко­нов, вклю­чая це­лый ряд ко­дек­сов. Для ста­нов­ле­ния пра­во­во­го го­су­дар­ст­ва эта ра­бо­та край­не важ­на. Од­на­ко на се­го­дняш­ний день пра­во­вое обес­пе­че­ние рос. об­ще­ст­ва яв­ля­ет­ся да­ле­ко не пол­ным и внут­рен­не про­ти­во­ре­чи­вым. Дей­ст­вую­щая сис­те­ма со­дер­жит ши­ро­кие воз­мож­но­сти для про­ти­во­прав­ных, но не­на­ка­зуе­мых дей­ст­вий. Но­вые за­ко­ны и по­ста­нов­ле­ния не­ред­ко про­ти­во­ре­чат друг дру­гу или не­от­ме­нён­ным преж­ним нор­мам, вплоть до кон­сти­ту­ци­он­но­го уров­ня. Мас­со­вый ха­рак­тер но­сят рас­хо­ж­де­ния ре­гио­наль­ных норм с фе­дераль­ны­ми. Од­но­вре­мен­ное дей­ст­вие раз­ных норм, ре­гу­ли­рую­щих кон­крет­ные пра­во­вые си­туа­ции, ос­тав­ля­ет боль­шой про­стор для кор­руп­ци­он­но­го ма­нев­ри­ро­вания, для из­би­ра­тель­но­го при­ме­не­ния тех или иных норм. Круп­ным не­дос­тат­ком ин­сти­ту­цио­наль­ной сис­те­мы Рос­сии яв­ля­ет­ся и сла­бость кон­тро­ля над со­блю­де­ни­ем ус­та­нов­лен­ных норм и пра­во­во­го при­ну­ж­де­ния со­ци­аль­ных субъ­ек­тов к их вы­пол­не­нию. След­ст­ви­ем этой си­туа­ции является раз­рыв ме­ж­ду фор­маль­но-пра­во­вой ба­зой об­ще­ст­вен­ных ин­сти­ту­тов и дей­ст­ви­тель­ны­ми со­ци­аль­ны­ми прак­ти­ка­ми, в ко­то­рых они реа­ли­зу­ют­ся. В первое десятилетие пост­со­вет­ской Рос­сии активно шёл про­цесс инсти­ту­цио­на­ли­за­ции не­пра­во­вых (те­не­вых и кри­ми­наль­ных) прак­тик, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го бы­тую­щие в ре­аль­ных взаи­мо­дей­ст­ви­ях, не про­пи­сан­ные в за­ко­нах или про­сто не­за­кон­ные пра­ви­ла пре­вра­ща­лись в об­ще­при­ня­тую куль­тур­ную нор­му, что таит уг­розу пе­реро­ж­де­ния со­ци­аль­ных ин­сти­ту­тов. В це­лом сис­те­ма ба­зо­вых ин­сти­ту­тов стра­ны ещё не сло­жи­лась, по­это­му её эф­фек­тив­ность не­вы­со­ка.

Для вы­пол­не­ния адап­та­ци­он­ной функ­ции тре­бу­ет­ся осо­бое вни­ма­ние к раз­ви­тию ин­сти­ту­тов, обес­пе­чи­ваю­щих дос­та­точ­ную гиб­кость по­ве­де­ния об­ще­ст­ва во внеш­ней сре­де, та­ких, как де­мо­кра­ти­че­ски из­би­рае­мый и ра­цио­наль­но дей­ст­вую­щий пар­ла­мент, мир­ная и от­кры­тая внеш­няя по­ли­ти­ка, сво­бод­ный кон­ку­рент­ный ры­нок, со­че­таю­щий­ся с го­с. ре­гу­ли­ро­ва­ни­ем стра­те­ги­че­ских высот эко­но­ми­ки, раз­ви­тая пе­ре­до­вая нау­ка. Рос­сия от­кры­лась миру, при­ня­ла ме­ж­ду­на­род­ные обя­за­тель­ст­ва, спо­соб­ст­вую­щие её ин­те­гра­ции в ми­ро­вое со­обще­ст­во. Бо­лее от­кры­той ста­ла эко­номи­ка: на тер­ри­то­рии Рос­сии рубль сво­бод­но кон­вер­ти­ру­ет­ся в ино­стран­ную ва­лю­ту. Раз­ре­ше­ны дея­тель­ность ино­стран­ных фирм и со­вме­ст­ных пред­при­ятий, при­об­ре­те­ние ино­стран­ца­ми ак­ций рос. пред­при­ятий, хра­не­ние средств рос­си­ян в ино­стран­ных бан­ках. В не­сколь­ко раз воз­рос обо­рот внеш­ней торгов­ли, при­лав­ки ма­га­зи­нов на­пол­нились им­порт­ны­ми то­ва­ра­ми. Ин­тен­сив­ное раз­ви­тие ча­ст­но­го сек­то­ра и де­цен­тра­ли­за­ция управ­ле­ния спо­соб­ст­во­ва­ли рос­ту ди­на­мич­но­сти эко­но­ми­ки и об­ще­ст­ва, их от­зыв­чи­во­сти на из­ме­не­ние внеш­них ус­ло­вий. Но в эйфории первых лет реформ ус­ло­вия и по­сле­до­ва­тель­ность эта­пов от­кры­тия За­па­ду бы­ли не­дос­та­точ­но про­ду­ма­ны с точ­ки зре­ния по­ли­ти­че­ских ин­те­ре­сов и эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти стра­ны. По­это­му для эко­но­ми­ки ре­зуль­та­ты но­вой внеш­ней по­ли­ти­ки ока­за­лись про­ти­во­ре­чи­вы­ми. Мно­гие вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ные пред­при­ятия, не вы­дер­жав кон­ку­рен­ции с за­ру­беж­ны­ми фир­ма­ми, бы­ли вы­ну­ж­де­ны за­крыть­ся, их тру­до­вые кол­лек­ти­вы рас­па­лись, боль­шин­ст­во ра­бот­ни­ков де­ква­ли­фи­ци­ро­ва­лись. В струк­ту­ре про­из­вод­ст­ва рез­ко по­вы­си­лась до­ля сырь­е­вых от­рас­лей. Под уда­ром ока­за­лось сель­ское хо­зяй­ст­во, не вос­тре­бо­ва­на нау­ка, по­те­ряв­шая зна­чи­тель­ную часть кадров. В ито­ге сни­зи­лась спо­соб­ность Рос­сии бы­ст­ро и аде­к­ват­но от­ве­чать на вы­зо­вы по­стин­ду­ст­ри­аль­ной эры.

Функ­цию со­ци­аль­но-куль­тур­ной ин­те­гра­ции об­ще­ст­ва вы­пол­ня­ют ин­сти­ту­ты се­мьи и шко­лы, а так­же со­ци­аль­ной, на­цио­наль­ной и кон­фес­сио­наль­ной по­ли­ти­ки. Мно­го­чис­лен­ные ис­сле­до­ва­ния сви­де­тель­ст­ву­ют о том, что рос. об­ще­ст­во глу­бо­ко рас­ко­ло­то, пре­ж­де все­го, в со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ском от­но­ше­нии. Ес­ли 5–7% се­мей по­лу­ча­ют не­ви­дан­ные в сов. вре­мя до­хо­ды и име­ют ог­ром­ную соб­ст­вен­ность, то от чет­вер­ти до тре­ти се­мей жи­вут на гра­ни или да­же за чер­той бед­но­сти. Ка­че­ст­во, об­раз и стиль жиз­ни верх­них и ниж­них сло­ёв рез­ко про­ти­во­пос­тав­ле­ны друг дру­гу. Государство не в состоянии обеспечить ад­рес­ную ре­аль­ную по­мощь со­ци­аль­но уяз­ви­мым сло­ям и груп­пам, и в этих условиях ак­тив­но идёт про­цесс пе­ре­кла­ды­ва­ния со­ци­аль­ных рас­хо­дов с гос. бюд­же­та на на­се­ле­ние. От­каз от бес­плат­но­го пре­до­став­ле­ния жи­лья, со­кра­ще­ние бес­плат­ных об­ра­зо­ва­тель­ных и ме­ди­цин­ских ус­луг, мно­го­крат­ное по­вы­ше­ние та­ри­фов на те­п­ло, элек­три­че­ст­во и жи­лую пло­щадь поч­ти не за­тра­ги­ва­ют ин­те­ре­сов верх­них сло­ёв, но боль­но бьют по ин­те­ре­сам ниж­них. Бед­ность, ни­ще­та и от­сут­ст­вие пер­спек­тив у зна­чи­тель­ной час­ти гра­ж­дан спо­соб­ст­ву­ют рас­про­стра­не­нию ал­ко­го­лиз­ма и нар­ко­ма­нии, что рас­ша­ты­ва­ет ус­тои се­мьи и край­не от­ри­ца­тель­но ска­зы­ва­ет­ся на по­ло­же­нии и вос­пи­та­нии но­во­го по­ко­ле­ния рос­си­ян. Низ­кая оп­ла­та тру­да учи­те­лей сни­жа­ет ав­то­ритет шко­лы, ог­ра­ни­чи­ва­ет её вос­пи­татель­ные и куль­тур­ные функ­ции.

За вы­пол­не­ние ин­но­ва­ци­он­ной функ­ции, сти­му­ли­ро­ва­ние и под­держ­ку тех­ни­че­ских, эко­но­ми­че­ских и со­ци­аль­ных но­ва­ций от­вет­ст­вен­ны ин­сти­ту­ты кон­ку­рент­но­го рын­ка, нау­ки и об­ра­зо­вания, куль­ту­ры и СМИ. Хо­тя раз­ви­тие ры­ноч­ных от­но­ше­ний про­дви­ну­лось дос­та­точ­но да­ле­ко, рос. ры­нок по­ка но­сит по пре­иму­ще­ст­ву не кон­ку­рент­ный, а мо­но­поль­ный ха­рак­тер и не мо­жет спра­вить­ся с ро­лью гл. ме­ха­низ­ма раз­ви­тия эко­но­ми­ки. Сред­ний и мел­кий биз­нес раз­ви­ва­ют­ся край­не мед­лен­но. Фун­да­мен­таль­ная нау­ка, мно­гие об­лас­ти ко­то­рой со­став­ля­ли на­цио­наль­ную гор­дость, прак­ти­че­ски пе­ре­ве­де­на на под­дер­жи­ваю­щее фи­нан­си­ро­ва­ние, ис­клю­чаю­щее воз­мож­ность рас­ши­рен­но­го вос­про­из­вод­ст­ва.

Та­ким об­ра­зом, ба­зо­вые ин­сти­ту­ты Рос­сии нач. 21 в. име­ют про­ме­жу­точ­ный, пе­ре­ход­ный ха­рак­тер. Лишь часть их по­вы­си­ла свою эф­фек­тив­ность, эффективность дру­гой части ос­та­лась на том же уров­не или сни­зи­лась. В целом ин­сти­ту­цио­наль­ная сис­те­ма Рос­сии не ста­ла су­ще­ст­вен­но бо­лее эф­фек­тив­ной по срав­не­нию с сис­те­мой СССР. Ска­зан­ное не оз­на­ча­ет, что оп­ла­чен­ные вы­со­кой со­ци­аль­ной це­ной рос. ре­фор­мы 1990-х гг. не при­нес­ли су­ще­ст­вен­ных ре­зуль­та­тов. Но что­бы вый­ти на ка­че­ст­вен­но но­вый уро­вень и по­лу­чить зна­чи­мые со­ци­аль­ные ре­зуль­та­ты, тре­бу­ет­ся усо­вер­шен­ст­во­вать всю институциональную сис­те­му как еди­ное це­лое, обес­пе­чить со­гла­со­ван­ность и вза­им­ную под­держ­ку всех её эле­мен­тов. А это – дол­го­вре­мен­ная за­да­ча, тре­бую­щая зна­чи­тель­ных уси­лий и вла­сти, и об­ще­ст­ва.

Динамика социально-групповой структуры

Глав­ная функ­ция со­ци­аль­ной струк­ту­ры в раз­ви­тии и функ­цио­ни­рова­нии об­ще­ст­ва со­сто­ит в та­ком рас­пре­де­ле­нии ста­ту­сов и ро­лей ме­ж­ду раз­ными груп­па­ми и ка­те­го­рия­ми гра­ж­дан, ко­то­рое спо­соб­ст­ву­ет мак­си­ми­за­ции об­ще­го ре­зуль­та­та жиз­не­дея­тель­ности об­ще­ст­ва, соз­да­ёт пред­по­сыл­ки для рас­ши­рен­но­го вос­про­из­вод­ст­ва его че­ло­ве­че­ско­го по­тен­циа­ла. Наиболее эффективна та­кая струк­ту­ра, ко­то­рая обес­пе­чи­ва­ет: за­ви­си­мость жиз­нен­ных шан­сов гра­ж­дан на са­мо­реа­ли­за­цию пре­ж­де все­го от их лич­ных спо­соб­но­стей и уси­лий; рас­пре­де­ле­ние ма­те­ри­аль­ных и со­ци­аль­ных благ, по­ощ­ряю­щее бо­лее слож­ные, от­вет­ст­вен­ные и зна­чи­мые для об­ще­ст­ва фор­мы дея­тель­но­сти; сво­бо­ду вы­бо­ра ин­ди­ви­ду­аль­ных пу­тей про­дви­же­ния в со­ци­аль­ном про­стран­ст­ве; ин­тен­сив­ную тру­до­вую и со­ци­аль­ную мо­биль­ность гра­ж­дан с пре­об­ла­да­ни­ем её вос­хо­дя­ще­го на­прав­ле­ния над нис­хо­дя­щим. Удов­ле­тво­ре­ние этих тре­бо­ва­ний к со­ци­аль­ной струк­ту­ре пред­по­ла­га­ет: ус­ло­вия, обес­пе­чи­ваю­щие ре­аль­ную кон­ку­рент­ность вос­хо­дя­щей мо­биль­но­сти гра­ж­дан в за­ви­си­мо­сти от эф­фек­тив­ности их уси­лий; мно­го­мер­ность со­ци­аль­но-стра­ти­фи­ка­ци­он­но­го про­стран­ст­ва, соз­даю­щую ши­ро­кий вы­бор пу­тей со­циаль­но­го про­дви­же­ния; уме­рен­ную депри­ва­цию низ­ших сло­ёв об­ще­ст­ва, от­но­си­тель­ный ха­рак­тер бед­но­сти, ко­то­рая не пе­ре­хо­дит в ни­ще­ту; оп­ти­маль­ную диф­фе­рен­циа­цию со­ци­аль­ных ста­ту­сов, под­дер­жи­ваю­щую стрем­ле­ние к пре­ус­пе­ва­нию, но не соз­даю­щую ост­рой со­ци­аль­ной на­пря­жён­но­сти; ми­ни­маль­ную за­ви­си­мость со­ци­аль­ных ста­ту­сов от из­на­чаль­но­го не­ра­вен­ст­ва жиз­нен­ных шан­сов, свя­зан­но­го с унас­ле­до­ван­ны­ми, а не об­ре­тён­ны­ми соб­ст­вен­ной ак­тив­но­стью ка­че­ст­ва­ми гра­ж­дан (по­лом, воз­рас­том, местом ро­ж­де­ния, на­цио­наль­но­стью, со­ци­аль­ным про­ис­хо­ж­де­ни­ем и т. п.). Ре­фор­мы 1990-х гг. были призваны спо­соб­ст­во­вать улуч­ше­нию со­ци­аль­ной струк­ту­ры имен­но в на­зван­ных на­прав­ле­ни­ях, но в дей­ст­ви­тель­но­сти про­ис­шед­шие в струк­ту­ре об­ще­ст­ва сдви­ги но­си­ли про­ти­во­ре­чи­вый ха­рак­тер.

К нач. 21 в. сов. мо­дель со­ци­аль­ной стра­ти­фи­ка­ции пол­но­стью раз­ру­ше­на, но­вая же её мо­дель на­хо­дит­ся в ста­дии ста­нов­ле­ния. Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные и со­слов­ные ме­то­ды ре­гу­ли­ро­ва­ния со­ци­аль­но-ие­рар­хи­че­ских от­но­ше­ний по­сте­пен­но вы­тес­ня­ют­ся ры­ноч­ны­ми. Со­от­вет­ст­вен­но кла­но­во-со­слов­ный прин­цип струк­ту­ри­за­ции об­ще­ст­ва по­сте­пен­но сме­ня­ет­ся клас­со­вым прин­ци­пом, ос­но­ван­ным на рас­хо­ж­де­нии ин­те­ре­сов на­ём­ных ра­бот­ни­ков и соб­ст­вен­ни­ков, мел­ких и сред­них пред­при­ни­ма­те­лей и соб­ст­вен­ни­ков круп­но­го ка­пи­та­ла, ра­бот­ни­ков низ­кой и сред­ней ква­ли­фи­ка­ции и вы­со­ких про­фес­сио­на­лов. Еди­ный об­ще­рос­сий­ский ры­нок тру­да по­ка ещё толь­ко фор­ми­ру­ет­ся. По­это­му в раз­ных сег­мен­тах об­ще­ст­ва и раз­ных ре­гио­нах стра­ны дей­ст­ву­ют бо­лее или ме­нее не­за­ви­си­мые сис­те­мы со­ци­аль­ной стра­ти­фи­ка­ции.

Су­ще­ст­вен­но из­ме­ни­лась срав­ни­тель­ная зна­чи­мость раз­ных ре­сур­сов в фор­ми­ро­ва­нии со­ци­аль­ных ста­ту­сов. Ес­ли 15–20 лет на­зад в сфере формирования статусов ре­шаю­щую роль иг­ра­ли ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-долж­но­ст­ные ре­сур­сы, свя­зан­ные с ме­стом в управ­ле­нии эко­но­ми­кой и об­ще­ст­вом, то те­перь их за­мет­но по­тес­ни­ли эко­но­ми­че­ские ре­сур­сы. Глав­ным фак­то­ром стра­ти­фи­ка­ции соци­аль­ных групп и сло­ёв ста­ла диф­фе­рен­циа­ция ма­те­ри­аль­но­го бла­го­со­стоя­ния – уров­ня до­хо­дов и мас­шта­бов соб­ст­вен­но­сти. В сов­ре­мен­ной стра­ти­фи­ка­ции рос. об­ще­ст­ва оп­ре­де­ляю­щи­ми по­ка­за­те­ля­ми ста­ли бо­гат­ст­во и власть. Та­ким об­ра­зом, стра­ти­фи­ка­ци­он­ное про­стран­ст­во из­ме­ни­лось, но при этом не ста­ло бо­лее «объ­ём­ным» и мно­го­мер­ным. Пост­ма­те­ри­аль­ные цен­но­сти, свя­зан­ные с про­фес­сиона­лиз­мом и ду­хов­ным раз­ви­ти­ем лич­но­сти, вы­тес­ня­ют­ся пер­вич­ны­ми и бо­лее при­ми­тив­ны­ми цен­но­стя­ми. По срав­не­нию с соб­ст­вен­но­стью, до­хо­да­ми и долж­но­стным положением со­ци­аль­ные и осо­бен­но куль­тур­ные ре­сур­сы гра­ж­дан (уро­вень об­ра­зо­ва­ния, ква­ли­фи­ка­ция, лич­ная ода­рён­ность, твор­че­ское от­но­ше­ние к тру­ду) учи­ты­ва­ют­ся в фор­ми­ро­ва­нии ста­ту­сов ин­ди­ви­дов и групп по­ка ми­ни­маль­но. Тем не ме­нее, как по­ка­зы­ва­ют ис­сле­до­ва­ния, в ди­на­ми­ке на­ме­ча­ет­ся не­ко­то­рая тен­ден­ция к по­вы­ше­нию зна­че­ния куль­тур­ных ре­сур­сов.

Из­ме­ни­лась об­щая стра­ти­фи­ка­ци­он­ная мо­дель рос. об­ще­ст­ва, оп­ре­де­ляе­мая про­пор­ция­ми рас­пре­де­ле­ния на­селе­ния меж­ду верх­ни­ми, сред­ни­ми и ниж­ни­ми слоя­ми. В СССР она бы­ла близ­ка к мо­де­ли со­вре­мен­ных за­пад­ных об­ществ: от­но­си­тель­но не­боль­шая вер­хуш­ка (но­мен­кла­ту­ра и её ок­ру­же­ние), мас­сив­ный сред­ний слой (ин­тел­ли­ген­ция, ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные ра­бот­ни­ки ум­ст­вен­но­го и фи­зи­че­ско­го тру­да) и зна­чи­тель­но мень­ший нижний слой (ра­бо­чие и кре­сть­я­не без ква­ли­фи­ка­ции). В хо­де эко­но­ми­че­ских ре­форм со­ци­аль­ный ста­тус мень­шей час­ти сред­не­го слоя рез­ко по­вы­сил­ся, а боль­шей его час­ти сни­зил­ся, в ре­зуль­та­те че­го стра­ти­фи­ка­ци­он­ная мо­дель в целом «осе­ла» вниз.

В ре­фор­ми­рую­щем­ся рос. об­ще­ст­ве нач. 21 в. про­смат­ри­ва­ют­ся 6 ие­рар­хи­че­ских сло­ёв, или страт. Выс­ший слой пред­став­лен гос­под­ствую­щей и пра­вя­щей эли­та­ми, чис­лен­ность ко­то­рых со­став­ля­ет до­ли про­цен­та на­се­ле­ния, в то вре­мя как на­хо­дя­щие­ся в их рас­по­ря­же­нии ре­сур­сы срав­ни­мы с ре­сур­са­ми ос­таль­но­го об­ще­ст­ва.

Вто­рое ме­сто в со­ци­аль­ной ие­рар­хии за­ни­ма­ет су­бэ­ли­та, или верх­ний слой, со­стоя­щий из выс­ших чи­нов­ни­ков, ге­не­ра­ли­те­та си­ло­вых струк­тур, соб­ст­вен­ни­ков и ме­нед­же­ров круп­ных пред­при­ятий, бан­ков и фирм, наиболее пре­ус­пе­ваю­щей час­ти куль­тур­ной эли­ты. Его со­став­ля­ют 5–6% на­се­ле­ния и та­кая же до­ля рос­си­ян, за­ня­тых в эко­но­ми­ке.

Ме­ж­ду верх­ни­ми и ниж­ни­ми слоя­ми рас­по­ла­га­ет­ся не очень мас­со­вый и со­ци­аль­но ге­те­ро­ген­ный сред­ний слой, на до­лю ко­то­ро­го при­хо­дит­ся 10–12% всех рос­си­ян и 13–15% за­ня­тых в эко­но­ми­ке. К со­вре­мен­но­му сред­не­му слою Рос­сии при­чис­ля­ют­ся: выс­шие и сред­ние офи­це­ры, сред­нее зве­но гос. слу­жа­щих, мел­кие и сред­ние пред­при­ни­ма­те­ли, ди­рек­то­ра не­боль­ших гос. пред­при­ятий, ме­нед­же­ры ча­ст­но­го сек­то­ра, вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ная и вос­тре­бо­ван­ная часть про­фес­сио­на­лов (ин­тел­лек­туа­лов). Эти со­ци­аль­ные груп­пы в це­лом от­ли­ча­ют­ся ини­циа­ти­вой, са­мо­стоя­тель­но­стью и дее­спо­соб­но­стью. Срав­ни­тель­но вы­со­кий ре­сурсный по­тен­ци­ал по­зво­ля­ет их пред­ста­вите­лям ус­пеш­но адап­ти­ро­вать­ся к со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ской си­туа­ции.

Слой, рас­по­ло­жен­ный ни­же сред­не­го, яв­ля­ет­ся са­мым мас­со­вым: к не­му от­но­сят­ся 65–70% за­ня­тых в эко­но­ми­ке и ок. 50% всех гра­ж­дан. В его со­ста­ве – по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во спе­циа­ли­стов мас­со­вых про­фес­сий (ин­же­не­ров, учи­те­лей, вра­чей и др.), слу­жа­щих, ин­ду­ст­ри­аль­ных ра­бо­чих, фер­ме­ров, ра­бот­ни­ков тор­гов­ли и сфе­ры об­слу­жи­ва­ния и др. В си­лу ко­ли­че­ст­вен­но­го пре­об­ла­да­ния это­го слоя и пред­ста­ви­тель­ст­ва в нём мно­го­об­раз­ных ви­дов дея­тель­но­сти его мож­но на­звать ба­зо­вым.

Ещё ни­же на­хо­дит­ся слой, к ко­то­ро­му при­над­ле­жат ме­нее ква­ли­фи­ци­ро­ван­ная часть ра­бо­чих и слу­жа­щих, зна­чи­тель­ная часть кре­сть­ян, ли­ца без профес­сий, хро­ни­че­ски без­ра­бот­ные, а так­же боль­шин­ст­во пен­сио­не­ров и ин­ва­ли­дов, об­ла­даю­щих ми­ни­маль­ны­ми сред­ст­ва­ми к жиз­ни. Этот слой ох­ва­ты­ва­ет ок. 30% на­се­ле­ния, но толь­ко 12% за­ня­тых в эко­но­ми­ке.

За­мы­ка­ет стра­ти­фи­ка­ци­он­ную шка­лу Рос­сии об­шир­ное со­ци­аль­ное дно, в со­став ко­то­ро­го вхо­дит при­мер­но 5% на­се­ле­ния. Это лю­ди, фак­ти­че­ски ис­клю­чён­ные из об­ще­ст­ва, – ал­ко­го­ли­ки, нар­ко­ма­ны, ни­щие, бом­жи, бро­дя­ги, про­сти­тут­ки, бес­при­зор­ные де­ти и под­ро­ст­ки и пр. не имеющие формального статуса, постоянной работы, а часто и крыши над головой. Они жи­вут по соб­ст­вен­ным пра­ви­лам, во мно­гом про­ти­во­ре­ча­щим как мо­ра­льным, так и формально-пра­вовым нормам.

В ре­зуль­та­те ин­сти­ту­цио­наль­ных ре­форм 1990-х гг. мно­го­крат­но уве­ли­чи­лись со­ци­аль­ные дис­тан­ции, раз­де­ляю­щие слои об­ще­ст­ва, уг­луби­лась эко­но­ми­че­ская и со­ци­аль­ная по­ля­ри­за­ция об­ще­ст­ва. В нач. 1991 де­неж­ные до­хо­ды 20% са­мых обес­пе­чен­ных се­мей Рос­сии пре­вы­ша­ли до­хо­ды 20% наи­ме­нее обес­пе­чен­ных в 2,8 раза, а в 2001 этот раз­рыв со­ста­вил 8 раз. Раз­рыв же в до­хо­дах мас­со­вых сло­ёв и вер­хуш­ки рос. об­ще­ст­ва уве­ли­чил­ся до 30 раз. За го­ды ре­форм в стра­не ус­пе­ла сфор­ми­ро­вать­ся спе­ци­фи­че­ская куль­ту­ра бед­но­сти, цик­ли­че­ски замк­ну­тая на собственное воспроизводство и не формирующая у молодых поколений достижительных ус­тановок и ценностей.

Уг­луб­ле­ние со­ци­аль­ной диф­фе­рен­циа­ции про­хо­ди­ло на фо­не па­де­ния ре­аль­ных до­хо­дов на­се­ле­ния. В 1992–95 сред­няя ре­аль­ная за­ра­бот­ная пла­та рос­сия­ни­на сни­зи­лась в 3 раза, а сред­ний де­неж­ный до­ход – в 2 раза. При­чём эти про­цес­сы со­про­во­ж­да­лись бес­пре­це­дент­ным рос­том не­пла­те­жей по за­ра­бот­ной пла­те, пен­си­ям и со­ци­аль­ным по­со­би­ям. В 1996–97 на­ме­ти­лась не­ко­то­рая тен­ден­ция к рос­ту до­хо­дов, но фи­нан­со­во-эко­но­ми­че­ский кри­зис 1998 её пре­рвал. По­сле­дую­щие го­ды оз­на­ме­но­ва­лись по­сте­пен­ным сгла­жи­ва­ни­ем си­туа­ции, но в дек. 2001 сред­ний уро­вень ре­аль­ной за­ра­бот­ной пла­ты рос­си­ян всё ещё со­став­лял 41%, а ре­аль­но­го ду­ше­во­го до­хо­да – 52% от уров­ня дек. 1991. За пе­ри­од 2002–03 эти по­ка­за­те­ли воз­рос­ли, хо­тя уро­вень 1991 ещё не дос­тиг­нут. По дан­ным Ин­сти­ту­та со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­блем народона­се­ле­ния (ИСЭПН РАН), в нач. 21 в. в Рос­сии на­счи­ты­ва­ет­ся 36 млн. гра­ж­дан, жи­ву­щих ни­же чер­ты бед­но­сти, причём са­ма эта чер­та проведена го­раз­до ни­же уров­ня, при­ня­то­го в 1991. Бед­ные со­став­ля­ют чет­верть на­се­ле­ния Рос­сии. В их составе появилась качественно новая группа, представленная се­мьями из двух ра­бот­ни­ков с 1–2 деть­ми. Из об­ще­го ко­ли­че­ст­ва де­тей в бед­ных семь­ях жи­вёт по­ло­ви­на. Есть в Рос­сии и «ре­гио­ны сплош­ной бед­но­сти», где к бед­ным от­но­сят­ся бо­лее 70% се­мей. Клю­че­вую роль в рас­про­стра­не­нии бед­но­сти сыг­ра­ли сни­же­ние уров­ня за­ня­то­сти тру­до­спо­соб­но­го на­се­ле­ния, зна­чи­тель­ный рост до­ли низ­ко­оп­ла­чи­вае­мых ра­бот­ни­ков, а так­же ог­ра­ни­че­ние дос­ту­па бед­ных (с зар­пла­той ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма) к со­ци­аль­ным транс­фер­там и бес­плат­ным со­ци­аль­ным ус­лу­гам.

Ус­ко­рен­ный про­цесс со­ци­аль­ной диф­фе­рен­циа­ции рос. об­ще­ст­ва свя­зан со сме­ной ме­ха­низ­мов рас­пре­де­ле­ния до­хо­дов – от пла­но­во-ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го к частно-кон­ку­рент­но­му. Фор­ми­ро­ва­ние лич­ных до­хо­дов гра­ж­дан в 1990-х гг. про­хо­ди­ло под влия­ни­ем мно­гих не­за­ви­си­мо дей­ст­вую­щих фак­то­ров, в т. ч. ме­ха­низ­мов ста­но­вя­щих­ся рын­ков тру­да, ка­пи­та­ла, ус­луг, ин­ве­сти­ций, ме­няю­щей­ся со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки го­су­дар­ст­ва, а так­же лич­ных стра­те­гий раз­ных групп рос­си­ян в сфе­рах тру­да и за­ня­то­сти. Экономическая диф­фе­рен­циа­ция на­се­ле­ния про­яв­ля­ет­ся в рез­ких раз­ли­чи­ях ме­ж­ду до­хо­да­ми ра­бо­то­да­те­лей и на­ём­ных ра­бот­ни­ков, ра­бот­ни­ков ча­ст­ных фирм и гос. пред­при­ятий, сырь­е­вых и пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щих от­рас­лей эко­но­ми­ки. Кро­ме то­го, уси­ли­лась по­ля­ри­за­ция уров­ней бла­го­сос­тоя­ния жи­те­лей го­ро­да и се­ла, ме­га­по­ли­сов и ма­лых го­род­ских по­се­ле­ний, а так­же раз­ных ре­гио­нов стра­ны. След­ст­ви­ем это­го ста­ли мощ­ные по­то­ки ми­гра­ции, на­прав­лен­ные из се­ве­ро-вос­точ­ных рай­онов стра­ны в юго-за­пад­ные. В свя­зи со сла­бо­стью со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки го­су­дар­ст­ва в эти годы на­мно­го уве­ли­чи­лась за­ви­си­мость до­хо­дов от та­ких ка­честв гра­ж­дан, изменить ко­то­рые они не могут (пол, воз­раст, на­цио­наль­ность, со­ци­аль­ное про­ис­хо­ж­де­ние, здо­ро­вье). Силь­нее дру­гих от ре­форм по­стра­да­ли не­пол­ные се­мьи, де­ти-си­ро­ты, ин­ва­ли­ды, жи­те­ли мо­но­от­рас­ле­вых го­ро­дов и сель­ской глу­бин­ки. Осо­бен­но важ­ным фак­то­ром со­ци­аль­ной диф­фе­рен­циа­ции стал воз­раст: шан­сы мо­ло­дё­жи на со­ци­аль­ное про­дви­же­ние су­ще­ст­вен­но вы­рос­ли, а по­ло­же­ние по­жи­лых и пре­ста­ре­лых гра­ж­дан ухуд­ши­лось.

Для со­ци­аль­но ак­тив­ной час­ти рос­си­ян 1-я пол. 1990-х гг. оз­на­ме­но­ва­лась су­ще­ст­вен­ным рос­том вос­хо­дя­щей мо­биль­но­сти. Воз­рос­ла роль об­ра­зо­ва­ния как сред­ст­ва по­вы­ше­ния со­ци­аль­но­го ста­ту­са. Зна­чи­тель­но уве­ли­чил­ся спрос на ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные об­ра­зо­ватель­ные ус­лу­ги, обу­че­ние в луч­ших, поль­зую­щих­ся пре­сти­жем уни­вер­си­те­тах. Под­ня­лась го­тов­ность рос­си­ян пла­тить за соб­ст­вен­ное об­ра­зо­ва­ние и об­разо­ва­ние де­тей. Од­на­ко по­вы­ше­ние соци­аль­но­го ста­ту­са мень­шин­ст­ва про­изош­ло на фо­не нис­хо­дя­щей мо­биль­но­сти боль­шин­ст­ва, свя­зан­ной с упад­ком мн. го­ро­дов, рай­онов и от­рас­лей хо­зяй­ст­ва, уси­ле­ни­ем кон­ку­рен­ции за ра­бо­чие мес­та, по­яв­ле­ни­ем яв­ной без­ра­бо­ти­цы. К то­му же со 2-й пол. 1990-х гг. эли­та и верх­ний слой ста­ли всё бо­лее «за­кры­вать­ся», вос­хо­дя­щая со­ци­аль­ная мо­биль­ность из ниж­них и сред­них сло­ёв за­мет­но умень­ши­лась.

Тем не ме­нее боль­шин­ст­во рос­си­ян адап­ти­ро­ва­лись к но­вым ус­ло­ви­ям. По дан­ным ВЦИОМ, с 1999 по 2003 до­ля тех, кто в осн. при­спо­со­би­лись к пе­ре­ме­нам, уве­ли­чи­лась с 61 до 72%. Ста­ло зна­чи­тель­но мень­ше тех, кто счи­та­ют своё ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние плохим, определённо не­до­воль­ны жиз­нью, ис­пы­ты­ва­ют на­пря­же­ние, страх или тос­ку. Ес­ли в 1999 они со­став­ля­ли при­мер­но 60% оп­ро­шен­ных, то в 2002 – око­ло 40%. Од­на­ко бо­лее чем в по­ло­ви­не слу­ча­ев адап­та­ция рос­си­ян но­сит вы­ну­ж­ден­ный, а не доб­ро­воль­ный ха­рак­тер и со­че­та­ет­ся с су­же­ни­ем, а не рас­ши­ре­ни­ем сфе­ры ин­ди­ви­ду­аль­ной сво­бо­ды. Ины­ми сло­ва­ми, лю­ди при­вы­ка­ют к худ­шим ус­ло­ви­ям и по­сте­пен­но с ни­ми сми­ря­ют­ся. Не так ма­ло и тех, кто счи­та­ют, что ни­ко­гда не смо­гут приспо­со­бить­ся к но­вым ус­ло­ви­ям, их на­счи­ты­ва­ет­ся 25%. При этом не­до­воль­ст­во рос­си­ян сво­им по­ло­же­ни­ем но­сит пре­имущественно пас­сив­ный ха­рак­тер и ред­ко про­яв­ля­ет­ся в от­кры­том со­ци­аль­ном про­тес­те, по­сколь­ку боль­шин­ст­во из них пока ощу­ща­ют се­бя не столь­ко сво­бод­ны­ми гражда­на­ми, сколь­ко за­ви­си­мы­ми под­дан­ны­ми го­су­дар­ст­ва.

Об­щий итог из­ме­не­ния со­ци­аль­ной струк­ту­ры Рос­сии под влия­ни­ем ин­ститу­цио­наль­ных ре­форм про­ти­во­ре­чив. С од­ной сто­ро­ны, ры­ноч­ные ре­фор­мы ак­ти­ви­зи­ро­ва­ли об­ще­ст­во, по­вы­си­ли эко­но­ми­че­скую са­мо­стоя­тель­ность гра­ж­дан, их от­вет­ст­вен­ность за соб­ст­вен­ную судь­бу. Ин­тен­си­фи­ци­ро­ва­лась об­ра­зо­ва­тель­ная ак­тив­ность час­ти мо­ло­дё­жи, рас­ши­ри­лись её жиз­нен­ные шан­сы. С дру­гой сто­ро­ны, спо­соб­ность со­ци­аль­ной струк­ту­ры ин­тег­ри­ро­вать раз­ные эле­мен­ты об­ще­ст­ва и сти­му­ли­ро­вать кон­ст­рук­тивную ак­тив­ность боль­шин­ст­ва гра­ж­дан ско­рее сни­жа­ет­ся, чем по­вы­ша­ет­ся. Уве­ли­че­ние раз­ры­ва ме­ж­ду эли­той и мас­со­вы­ми слоя­ми об­ще­ства способствует росту со­циаль­ной и по­ли­ти­че­ской инерт­ности рос­си­ян, под­ры­ва­ет спо­соб­ность к мо­би­ли­за­ции об­ще­ст­ва для ре­ше­ния ­общих за­дач.

Динамика человеческого потенциала

Де­мо­гра­фи­че­ский ком­по­нент че­ло­ве­че­ско­го по­тен­циа­ла Рос­сии в 1991–2001 из­ме­нил­ся в не­бла­го­при­ят­ную сто­ро­ну. Пре­ж­де все­го на­мно­го уси­лил­ся про­цесс ес­те­ст­вен­ной убы­ли на­се­ле­ния; в слож­ном по­ло­же­нии на­хо­дит­ся ин­сти­тут се­мьи; за­мет­но ухуд­ши­лись ус­ло­вия жиз­ни, влияю­щие на здо­ро­вье на­се­ле­ния. За по­след­ние 10–15 лет де­мо­гра­фи­че­ская ос­но­ва рос­та че­ло­ве­че­ско­го по­тен­циа­ла Рос­сии ока­за­лась серь­ёз­но по­дор­ван­ной и на­хо­дит­ся под уг­ро­зой (см. ст. На­се­ле­ние в раз­де­ле На­се­ле­ние. На­ро­ды и язы­ки. Ре­ли­гии).

Со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ский ком­по­нент это­го по­тен­циа­ла име­ет две со­став­ляю­щие – тру­до­вую и по­тре­би­тель­скую. При­ме­ни­тель­но к пер­вой в Рос­сии в рас­смат­ри­вае­мый пе­ри­од на­блю­да­лось со­кра­ще­ние эко­но­ми­че­ски ак­тив­но­го на­се­ле­ния (на 4,5%), умень­ше­ние чис­лен­но­сти за­ня­тых в на­род­ном хо­зяй­ст­ве (на 9,2%), а так­же на­ру­ше­ние воз­рас­тно­го со­от­но­ше­ния ра­бот­ни­ков, ко­гда в од­них от­рас­лях воз­ник «де­фи­цит сме­ны по­ко­ле­ний», а в дру­гих – из­бы­ток тру­до­спо­соб­ной мо­ло­дё­жи. Ин­тен­сив­ное со­кра­ще­ние ко­ли­че­ст­ва ра­бо­чих мест при­ве­ло к воз­ник­но­ве­нию мно­го­чис­лен­ных оча­гов за­стой­ной без­ра­бо­ти­цы, ве­ду­щей к со­ци­аль­ной де­гра­да­ции на­се­ле­ния. Без­ра­бо­ти­ца вы­рос­ла с 5% эко­но­ми­че­ски ак­тив­но­го на­се­ле­ния в 1992 до 13,3% в 1998 и сократилась до 8% в 2003. При этом мно­гим спе­циа­ли­стам и ра­бо­чим при­шлось сме­нить вы­со­коква­ли­фи­ци­ро­ван­ные за­ня­тия и про­фес­сии на ме­нее ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные. Та­ким об­ра­зом, су­ще­ст­вен­ная часть тру­до­во­го по­тен­циа­ла об­ще­ст­ва в но­вых ус­ло­ви­ях ока­за­лась не­вос­тре­бо­ван­ной. Что ка­са­ет­ся по­тре­би­тель­ской со­став­ляю­щей со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го по­тен­циа­ла рос­си­ян, то её ди­на­ми­ка яс­на из опи­сан­ных вы­ше тен­ден­ций из­ме­не­ния со­ци­аль­ной струк­ту­ры – сни­же­ния уров­ня жиз­ни, рас­про­стра­не­ния бед­но­сти (см. так­же ста­тьи Уро­вень жиз­ни на­се­ле­ния, Со­ци­аль­ное обес­пе­че­ние и со­ци­аль­ное стра­хо­ва­ние, Пен­си­он­ная сис­те­ма в раз­де­ле Эко­но­ми­ка).

Со­цио­куль­тур­ный по­тен­ци­ал об­ще­ст­ва су­ще­ст­вен­но за­ви­сит от цен­но­стей, по­треб­но­стей, ин­те­ре­сов и норм, до­ми­ни­рую­щих в мас­со­вом соз­на­нии. В этой свя­зи сле­ду­ет от­ме­тить, что по от­но­ше­нию к ли­бе­раль­ным ре­фор­мам боль­шая часть рос­сий­ско­го об­ще­ст­ва на­строе­на кон­сер­ва­тив­но. По дан­ным ВЦИОМ, в мар­те 2003 57% оп­ро­шен­ных рос­си­ян бо­лее пра­виль­ной счи­та­ли эко­но­ми­че­скую сис­те­му, ос­но­ван­ную на го­с. пла­ни­ро­ва­нии и рас­пре­де­ле­нии, 34% – ос­но­ван­ную на ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти и ры­ноч­ных от­но­ше­ни­ях, 9% не име­ли оп­ре­де­лён­но­го мне­ния. На во­прос о том, ка­кая из по­ли­ти­че­ских сис­тем им пред­став­ля­ет­ся луч­шей, 48% рос­си­ян на­зва­ли со­в. сис­те­му, 22% – де­мо­кра­тию по об­раз­цу за­пад­ных стран и 18% – фак­тиче­ски дей­ст­во­вав­шую в тот мо­мент в стра­не. 27% оп­рошен­ных по­ла­га­ли, что для ре­ше­ния стоя­щих пе­ред Рос­си­ей про­блем, сле­ду­ет «обес­пе­чить не­за­ви­си­мость всех вет­вей вла­сти», в то вре­мя как 60% пред­по­чи­та­ли «со­сре­до­то­че­ние вла­сти в од­них ру­ках».

Вме­сте с тем со­цио­ло­ги фик­си­ру­ют тен­ден­ции к ин­ди­ви­дуа­ли­за­ции цен­но­стей, ос­лаб­ле­нию па­тер­на­ли­ст­ских ус­та­но­вок, боль­шей ори­ен­та­ции рос­си­ян на соб­ст­вен­ные си­лы, ра­цио­на­ли­за­ции их по­все­днев­но­го по­ве­де­ния, рос­ту лич­ной от­вет­ст­вен­но­сти и са­мо­стоя­тель­но­сти, хо­тя вы­ра­же­ны эти тен­ден­ции не очень силь­но.

За вре­мя ре­форм без­ус­лов­но ак­ти­ви­зи­ро­вал­ся дея­тель­но­ст­ный ком­по­нент че­ло­ве­че­ско­го по­тен­циа­ла Рос­сии: к сер. 1990-х гг. эко­но­ми­че­ские ре­фор­мы при­ве­ли к за­мет­но­му рос­ту пред­при­ни­ма­тель­ской дея­тель­но­сти. С 1993 по 1997 до­ля биз­нес-слоя в за­ня­том на­се­ле­нии Рос­сии воз­рос­ла с 14 до 21%. Од­на­ко кри­зис 1998 на­нёс мел­ко­му и сред­не­му пред­при­ни­ма­тель­ст­ву сильнейший удар. Тен­ден­ции рос­та де­ло­во­го и тру­до­во­го по­тен­циа­ла, рав­но как и ожив­ле­ния ини­циа­тив­ной дея­тель­но­сти в по­ли­ти­че­ской, со­ци­аль­ной и куль­тур­ной сфе­рах, от­но­сят­ся, пре­ж­де все­го, к тем 30–40% рос­си­ян, ко­то­рые име­ли дос­та­точ­ные ре­сур­сы для вклю­че­ния в но­вые ви­ды дея­тель­но­сти и бла­го­да­ря это­му не толь­ко адап­ти­ро­ва­лись к но­вым пра­ви­лам иг­ры, но и ус­пеш­но ис­поль­зо­ва­ли их в сво­их ин­те­ре­сах. Ос­таль­ным гра­ж­да­нам, мно­гие из ко­то­рых со­хра­ни­ли преж­ние пред­поч­те­ния и ус­та­нов­ки, что­бы вы­жить в но­вых ус­ло­ви­ях, при­шлось по­вы­сить тру­до­вую ак­тив­ность. Зна­чи­тель­ная часть рос­си­ян, осо­бен­но жи­те­ли го­ро­дов, ста­ли ин­тен­сив­ней тру­дить­ся, со­вме­щать несколько ра­бот, брать­ся за до­пол­ни­тель­ные при­ра­бот­ки, про­из­во­дить боль­ше про­дук­ции в лич­ных хо­зяй­ст­вах. Хо­тя сдви­ги в ус­та­нов­ках и фак­ти­че­ской дея­тель­но­сти этой бо­лее инерт­ной час­ти об­ще­ст­ва но­си­ли во мно­гом вы­ну­ж­ден­ный ха­рак­тер, объ­ек­тив­но они со­дей­ст­во­ва­ли по­вы­ше­нию дея­тель­но­ст­но­го по­тен­циа­ла об­ще­ст­ва в це­лом.

Культурно-политические предпочтения россиян

Оп­ро­сы об­ще­ст­вен­но­го мне­ния по­ка­зы­ва­ют, что око­ло по­ло­ви­ны взрос­лых рос­си­ян (а со­от­вет­ст­вен­но, и элек­то­ра­та стра­ны) со­став­ля­ют но­си­те­ли вне­по­ли­ти­че­ско­го соз­на­ния, ко­то­рые ли­бо во­все не ин­те­ре­су­ют­ся по­ли­ти­кой, ли­бо име­ют о ней смут­ное пред­став­ле­ние. Зна­чи­тель­ная часть этих лю­дей, как пра­ви­ло, не го­ло­су­ет на вы­бо­рах, их со­ци­аль­ное не­до­воль­ст­во обыч­но не пе­ре­рас­та­ет в ор­га­ни­зо­ван­ный по­ли­ти­че­ский про­тест. Од­на­ко они пред­став­ля­ют со­бой ре­зерв, спо­соб­ный лег­ко от­зы­вать­ся на де­ма­го­ги­че­ские и по­пу­ли­ст­ские ак­ции и при­вле­кае­мый раз­ны­ми по­ли­ти­че­ски­ми си­ла­ми для сво­их це­лей.

Спектр куль­тур­но-по­ли­ти­че­ских сил пред­став­лен в ос­нов­ном го­су­дар­ст­вен­ни­че­ски­ми, оли­гар­хи­че­ски­ми, ком­му­но­пат­рио­ти­че­ски­ми, ли­бе­раль­но-де­мо­кра­ти­че­ск­ими и со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ски­ми общ­но­стя­ми. Су­ще­ст­вен­но раз­ли­ча­ясь свои­ми цен­но­ст­но-дея­тель­но­ст­ны­ми по­зи­ция­ми, эти общ­но­сти объ­е­ди­ня­ют граж­дан, пря­мо или кос­вен­но за­ин­те­ре­со­ван­ных в раз­ных пу­тях даль­ней­ше­го раз­ви­тия Рос­сии. В от­ли­чие от по­ли­тиче­ских пар­тий и дви­же­ний, но­ся­щих ино­гда сход­ные с ни­ми на­зва­ния, они ла­тент­но су­ще­ст­ву­ют в не­драх об­ще­ст­ва без ка­ко­го-ли­бо ор­га­ни­за­ци­он­но­го оформ­ле­ния, но при этом в со­во­куп­ности ох­ва­ты­ва­ют боль­шин­ст­во по­ли­ти­че­ски ак­тив­ных рос­си­ян. Ныне эти общ­но­сти на­хо­дят­ся на на­чаль­ной ста­дии фор­ми­ро­ва­ния: лишь срав­ни­тель­но не­боль­шая часть их пред­ста­ви­те­лей соз­на­тель­но под­дер­жи­ва­ет кон­крет­ные пу­ти раз­ви­тия об­ще­ст­ва, в то вре­мя как бо­лее мно­го­чис­лен­ная, но со­ци­аль­но ме­нее ак­тив­ная часть кос­вен­но спо­соб­ст­ву­ет их реа­ли­за­ции, дей­ст­вуя на ос­но­ве праг­ма­ти­че­ских ин­те­ре­сов. Кон­крет­ные куль­тур­но-по­ли­ти­че­ские си­лы се­го­дняш­ней Рос­сии су­ще­ствен­но раз­ли­ча­ют­ся не толь­ко чис­лен­но­стью, со­ци­аль­ным со­ста­вом, но и ак­тив­но­стью сво­их пред­ста­ви­те­лей и, соот­вет­ст­вен­но, влия­ни­ем на транс­фор­ма­ци­он­ный про­цесс.

По­ли­ти­че­ские ин­те­ре­сы го­су­дар­ст­вен­ни­че­ских сил, обладающих наибольшим человеческим и властным ресурсом, свя­за­ны в пер­вую оче­редь с ук­ре­п­ле­ни­ем го­с. вла­сти и дос­ти­же­ни­ем по­ли­ти­че­ской ста­биль­но­сти пу­тём вы­страи­ва­ния жё­ст­кой ис­пол­ни­тель­ной вер­ти­ка­ли, на­ве­де­ния по­ряд­ка в дея­тель­но­сти всех вет­вей и уров­ней вла­сти. В эко­но­ми­че­ской сфе­ре пред­поч­те­ние от­да­ёт­ся сме­шан­ной сис­те­ме хо­зяй­ст­ва с ве­со­мым и эф­фек­тив­но управ­ляе­мым го­с. сек­то­ром эко­но­ми­ки. Раз­ви­тие ча­ст­но­го сек­то­ра до­пус­ка­ет­ся лишь при ус­ло­вии его контролирования го­су­дар­ст­вом. Со­ци­аль­ные при­ори­те­ты го­су­дар­ст­вен­ни­ков ори­ен­ти­ро­ва­ны на уме­рен­ный па­тер­на­лизм и даль­ней­шее по­вы­ше­ние ста­ту­са го­с. слу­жа­щих, а внеш­не­по­ли­ти­че­ские – на са­мо­стоя­тель­ный путь раз­ви­тия Рос­сии. Ли­бе­раль­но-де­мо­кра­ти­че­ские цен­но­сти в этом слу­чае от­хо­дят на вто­рой план.

Оли­гар­хи­че­ские си­лы, наиболее обеспеченные экономическими ресурсами, ба­зи­ру­ют­ся на слия­нии соб­ст­вен­но­сти и вла­сти. Фор­маль­но их пред­ста­ви­те­ли дек­ла­ри­ру­ют ли­бе­раль­ные це­ли и цен­но­сти, но на прак­ти­ке ори­ен­ти­ру­ют­ся пре­ж­де все­го на вы­со­ко мо­но­по­ли­зи­ро­ван­ную кор­по­ра­тив­ную эко­но­ми­ку, будучи жиз­нен­но за­ин­те­ре­со­ва­ны в мак­си­маль­но сво­бод­ной экс­плуа­та­ции ес­те­ст­вен­ных ре­сур­сов. Глав­ное для них – со­хра­нить за со­бой пра­во на при­свое­ние по­дав­ляю­щей до­ли при­бы­ли от про­да­жи цен­ных ис­ко­пае­мых. Этой це­ли со­от­вет­ст­ву­ет «ма­лень­кое», фор­маль­но де­мо­кра­ти­че­ское и не очень силь­ное го­су­дар­ст­во, фак­ти­че­ски управ­ляе­мое круп­ным ка­пи­та­лом.

Эти две силы являются наиболее мощными в России нач. 21 в. Меньшими ресурсами обладают ком­му­но­пат­рио­ти­че­ские си­лы – наи­бо­лее кон­сер­ва­тив­ная часть оте­че­ст­вен­но­го куль­тур­но-по­ли­ти­че­ско­го спек­тра, при­дер­жи­вающаяся та­ких цен­но­стей, как со­ци­аль­ное ра­вен­ст­во, ве­ли­ко­дер­жав­ность, во­ен­ная мощь стра­ны. Пред­ста­ви­те­ли этой куль­тур­но-по­ли­ти­че­ской общ­но­сти на­стаи­ва­ют на осо­бом пу­ти раз­ви­тия Рос­сии, а не­ред­ко и на ог­ра­ни­че­нии её свя­зей с За­па­дом.

Наименее укоренены в обществе ли­бе­раль­но-де­мо­кра­ти­че­ские и со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ские си­лы. Заявляемые ими цели пока зачастую носят декларативный характер. Либерально-демократические силы связывают свои надежды с фор­ми­ро­ва­ни­ем «ма­лень­ко­го», но силь­но­го пра­во­во­го и де­мо­кра­ти­че­ско­го го­су­дар­ст­ва, ог­ра­ни­чи­ваю­ще­го­ся са­мым не­об­хо­ди­мым вме­ша­тель­ст­вом в жизнь об­ще­ст­ва. Ос­нов­ные эко­но­ми­че­ские цен­но­сти этой общ­но­сти – сво­бо­да хо­зяй­ст­вен­ной дея­тель­но­сти в ус­та­нов­лен­ных за­ко­ном рам­ках, сти­му­ли­ро­ва­ние ча­ст­но­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва, сво­бод­ный кон­ку­рент­ный ры­нок, уме­рен­ное и спра­вед­ли­вое на­ло­го­об­ло­же­ние. Социал-демократические силы под­дер­жи­ва­ют идею, хо­тя и сво­бод­но­го, но силь­но­го и «боль­шо­го» го­су­дар­ст­ва, спо­соб­но­го – при дос­та­точ­ном раз­ви­тии ча­ст­но­го биз­не­са – кон­тро­ли­ровать ко­манд­ные вы­со­ты эко­но­ми­ки, пе­ре­рас­пре­де­лять зна­чи­тель­ную часть ВВП ­через го­с. бюд­жет, обес­пе­чи­вать стро­гое со­блю­де­ние за­конов, ре­гу­ли­ро­вать внут­рен­ний ры­нок. Со­ци­ал-де­мо­кра­ты под­чёр­ки­ва­ют важ­ность га­ран­ти­ро­ва­ния го­су­дар­ст­вом ши­ро­ко­го кру­га со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ских прав гра­ж­дан.

На­ря­ду с ле­ги­тим­ны­ми куль­тур­но-по­ли­ти­че­ски­ми си­ла­ми в об­ще­ст­вен­ном про­стран­ст­ве Рос­сии дей­ст­ву­ют дос­та­точ­но мощ­ные кри­ми­наль­ные си­лы. В це­лом их ин­те­ре­сы ле­жат вне по­ли­ти­че­ской плос­ко­сти, но по ме­ре на­ко­п­ле­ния эко­но­ми­че­ских и си­ло­вых ре­сур­сов они на­чи­на­ют пре­тен­до­вать на уча­стие в по­ли­ти­ке. Кри­ми­наль­ный мир Рос­сии иг­ра­ет важ­ную роль в транс­фор­ма­ци­онных про­цес­сах и ока­зы­ва­ет за­мет­ное влия­ние на мно­гие управ­лен­че­ские ре­ше­ния. По­это­му его так­же сле­ду­ет рас­смат­ри­вать в ка­че­ст­ве са­мо­стоя­тель­ной си­лы.

Ана­лиз на­ли­чест­ву­ю­щих се­год­ня в Рос­сии куль­тур­но-по­ли­ти­че­ских сил по­ка­зы­ва­ет, что по сво­им цен­но­ст­но-дея­тель­но­ст­ным пред­поч­те­ни­ям (в от­но­ше­нии ти­па го­су­дар­ст­ва, эко­но­ми­ки и внеш­ней по­ли­ти­ки) они рас­па­да­ют­ся на две про­ти­во­стоя­щие друг дру­гу груп­пы: го­су­дар­ст­вен­ни­че­ские, со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ские, ком­му­ни­сти­че­ские и пат­рио­ти­че­ские си­лы, стрем­ящиеся соз­дать в Рос­сии мощ­ное го­су­дар­ст­во, уси­лить его роль в управ­ле­нии эко­но­ми­кой, обес­пе­чить го­с. кон­троль (в той или иной ме­ре) над её ча­ст­ным сек­тором, бо­лее жё­ст­ко под­чи­нить внеш­нюю по­ли­ти­ку на­цио­наль­ным ин­те­ре­сам Рос­сии, и группу, представленную оли­гар­хи­че­ски­ми, ли­бе­раль­но-де­мо­кра­ти­че­ски­ми и кри­ми­наль­ны­ми си­ла­ми, в ин­те­ре­сах ко­то­рых – ми­ни­ми­зи­ро­вать роль го­су­дар­ст­ва, пре­ж­де все­го его эко­но­ми­че­ские функ­ции. Все хо­зяй­ст­вен­ные ре­сур­сы, вклю­чая зем­лю и др. при­род­ные бла­га, по мне­нию пред­ста­ви­те­лей второй груп­пы, на­до пе­ре­дать в ча­ст­ную или кор­по­ра­тив­ную соб­ст­вен­ность, эко­но­ми­че­скую же роль го­су­дар­ст­ва сле­ду­ет ог­ра­ни­чить сбо­ром и пе­ре­рас­пре­де­ле­ни­ем уме­рен­ных на­ло­гов. Гл. ре­гу­ля­то­ром эко­но­ми­ки дол­жен стать на­ци­о­наль­ный ры­нок, яв­ляю­щий­ся ча­стью ми­ро­во­го. Во­прос о не­об­хо­ди­мо­сти при­ня­тия за­ко­нов, вво­дя­щих сво­бод­ную эко­но­ми­ку в ци­ви­ли­зо­ван­ные и пра­во­вые рам­ки, а так­же о ме­то­дах их си­ло­во­го вме­не­ния дей­ст­вую­щим субъ­ек­там, не же­лаю­щим счи­тать­ся с за­ко­ном, в дан­ном кон­тек­сте ста­вит­ся да­ле­ко не все­гда.

Про­ти­во­стоя­ние этих двух мощ­ных бло­ков об­ще­ст­вен­ных сил, груп­пи­рую­щих­ся со­от­вет­ст­вен­но во­круг го­су­дар­ствен­ни­ков и «оли­гар­хов», ос­лож­ня­ет­ся прак­ти­кой их оп­пор­ту­ни­сти­че­ско­го со­труд­ни­че­ст­ва. Ре­аль­ные от­но­ше­ния этих общ­но­стей но­сят про­ти­во­ре­чи­вый ха­рак­тер. Ост­ро кон­ку­ри­руя за эко­но­ми­че­ские ре­сур­сы и по­ли­ти­че­ское влия­ние, их пред­ста­ви­те­ли не­ред­ко со­труд­ни­ча­ют друг с дру­гом, пре­сле­дуя ча­ст­ные ин­те­ре­сы.

* * *

Та­ким об­ра­зом, мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что на ру­бе­же 20–21 вв. об­щее на­прав­ле­ние транс­фор­ма­ции рос. об­ще­ст­ва оп­ре­де­ли­лось не­об­ра­ти­мо. То­та­ли­тар­ное про­шлое уш­ло, мож­но на­де­ять­ся, на­все­гда. Воз­вра­ще­ние к по­ли­ти­че­ско­му во­люн­та­риз­му не кон­тро­ли­руе­мой об­ще­ст­вом вла­сти, цен­тра­ли­зо­ван­но­му пла­ни­ро­ва­нию и рас­пре­де­ле­нию об­ще­ст­вен­но­го про­дук­та, не­пра­во­мер­но­му ог­ра­ни­че­нию прав и сво­бод че­ло­ве­ка вряд ли воз­мож­но. Это оз­на­ча­ет, что ус­та­нов­лен не­ко­то­рый ко­ри­дор воз­мож­но­стей, ог­ра­ни­чи­ваю­щий, но не ис­клю­чаю­щий раз­ные ва­ри­ан­ты раз­ви­тия об­ще­ст­ва. Эти ва­ри­ан­ты раз­ли­ча­ют­ся пре­об­ла­да­ни­ем де­мо­кра­ти­че­ских или си­ло­вых ме­то­дов управ­ле­ния; со­от­но­ше­ни­ем це­ле­вых и сти­хий­ных ме­ха­низ­мов ин­сти­ту­цио­наль­ных пре­об­ра­зо­ва­ний; сте­пе­нью от­кры­то­сти и кон­ку­рент­но­сти рын­ка и др. Не ме­нее важ­ны и та­кие качества общест­венной системы, как уро­вень со­блю­де­ния пра­во­вых норм и гра­ж­да­на­ми, и пред­ста­вите­ля­ми вла­сти; рас­про­стра­нён­ность кор­руп­ции; ак­тив­ная роль ав­то­ном­ных гра­ж­дан­ских струк­тур в функ­цио­ни­рова­нии и раз­ви­тии об­ще­ст­ва; уро­вень ре­аль­но га­ранти­руе­мых го­су­дар­ст­вом и об­ще­ст­вом прав и сво­бод че­ло­ве­ка.

Под­лин­ное воз­ро­ж­де­ние Рос­сии бу­дет в рав­ной ме­ре за­ви­сеть от двух взаи­мо­свя­зан­ных про­цес­сов: ста­нов­ле­ния силь­ной и пра­во­вой де­мо­кра­ти­че­ской вла­сти и фор­ми­ро­ва­ния по­ли­ти­че­ски ак­тив­но­го, мо­раль­но ин­тег­ри­ро­ван­но­го гра­ж­дан­ско­го об­ще­ст­ва, спо­соб­но­го к са­мо­ор­га­ни­за­ции, пра­во­во­му от­стаи­ва­нию сво­их ин­те­ре­сов, кон­ст­рук­тив­ной со­ци­аль­ной дея­тель­но­сти и рав­но­прав­но­му диа­ло­гу с вла­стью. Темпы, интенсивность и эффективность развития этих процессов окажут существенное влияние на бла­гопо­лу­чие не толь­ко ны­неш­не­го, но, воз­мож­но, и бу­ду­щих по­ко­ле­ний.

South China Morning Post (Гонконг): Россия стремится заверить Индию в партнерстве, в то время как Москва и Пекин согласовывают позиции по Афганистану | Политика | ИноСМИ

2021-08-27T14:00:00+03:00

2021-08-27T14:00:07+03:00

2021-08-27T14:00:00+03:00

2021

https://inosmi.ru/politic/20210827/250393641.html

South China Morning Post (Гонконг): Россия стремится заверить Индию в партнерстве, в то время как Москва и Пекин согласовывают позиции по Афганистану

Политика

Новости

ru-RU

https://inosmi.ru/docs/terms/terms_of_use.html

https://россиясегодня.рф

Пока мировые лидеры обсуждают, стоит ли взаимодействовать с возглавляемым талибами руководством Афганистана и как, Россия стремится заверить своего давнего партнера Индию, что… ИНОСМИ, 27.08.2021

политика, дальний восток и юго-восточная азия, гонконг, английский, россия, китай, афганистан, индия, си цзиньпин, владимир путин, нарендра моди, талибы

https://cdn1.img.inosmi.ru/images/25039/34/250393492.jpg

1200

630

true

https://cdn1.img.inosmi.ru/images/25039/34/250393492.jpg

https://cdn1.img.inosmi.ru/images/23811/08/238110834.jpg

3132

2048

true

https://cdn1.img.inosmi.ru/images/23811/08/238110834.jpg

https://inosmi.ru/politic/20210827/250393287.html

https://inosmi.ru/politic/20210827/250393253.html

https://inosmi.ru/politic/20210827/250392938.html

ИноСМИ — Все, что достойно перевода

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

ИноСМИ — Все, что достойно перевода

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

ИноСМИ — Все, что достойно перевода

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

ИноСМИ — Все, что достойно перевода

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

ИноСМИ — Все, что достойно перевода

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Пока мировые лидеры обсуждают, стоит ли взаимодействовать с возглавляемым талибами руководством Афганистана и как, Россия стремится заверить своего давнего партнера Индию, что точка зрения Нью-Дели имеет значение.

Во вторник состоялась беседа президента России Владимира Путина и премьер-министра Индии Нарендры Моди. Для оценки ситуации в Афганистане лидеры договорились создать совместную группу из представителей внешнеполитических ведомств и сферы национальной безопасности.

По информации источника, знакомого с разговором, Россия, по-видимому, не спешит признавать «Талибан»*, но при этом Москва поделится своей оценкой ситуации с Нью-Дели, как только она будет проведена.

Захват Кабула «Талибаном» открыл для России и Китая путь к расширению влияния в Южной и Центральной Азии. Обе эти страны, а также Катар, поддерживающий хорошие отношения с политическими лидерами «Талибана», не стали закрывать свои посольства в афганской столице, в то время как Соединенные Штаты и их союзники, равно как и Индия, поспешно пытаются эвакуировать своих сотрудников.

Влияние Нью-Дели на «Талибан» невелико, учитывая глубокие подозрения Индии к адрес исламистской группировки, которую она обвиняет в укрывательстве боевиков, совершивших атаки в управляемом ею Кашмире при поощрении заклятого врага страны — Пакистана.

Ранее в этом месяце Россия созвала встречу «расширенной тройки» в Дохе при участии США, Китай и Пакистана, чтобы обсудить будущее Афганистана, однако Индия не была приглашена.

«Сейчас все мечутся, пытаясь понять, как можно защитить свои интересы», — говорит П. С. Рагхаван (P.S. Raghavan), бывший председатель консультационного совета Индии по национальной безопасности. Однако, по его словам, Москве и Пекину иметь дело с «Талибаном» вовсе не проще. Хотя обе страны поддержали выход войск США, добавляет он, «„Талибан» не обязан ни Китаю, ни России за свою победу».

Действительно, хотя Китай и предлагал помощь в восстановлении Афганистана, он обеспокоен тем, что экстремизм распространится на Синьцзян, самую северную из провинций страны. В среду Путин и китайский лидер Си Цзиньпин провели телефонный разговор, чтобы обсудить ситуацию в области безопасности. Си сообщил Путину, что Пекин готов работать с другими странами, в том числе Россией, чтобы подтолкнуть все стороны в Афганистане создать инклюзивную политическую структуру, отрезанную от террористических группировок.

Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги, считает, что Россия рассматривает Китай и Индию как двух своих основных стратегических партнеров. Индия и Россия определяют свои связи как «особое и привилегированное стратегическое партнерство» и проводят регулярные встречи для взаимодействия в сфере торговли, энергетики, науки, технологий и культуры.

Однако индийские наблюдатели также указывают на более теплые отношения Москвы с Пекином как на источник обеспокоенности для Нью-Дели. В прошлом году министр иностранных дел России Сергей Лавров охарактеризовал Четырехсторонний диалог по безопасности (Quad), в который входят США, Индия, Австралия и Япония, как «антикитайский» и назвал его уловкой американцев, которая преследует цель оградить Нью-Дели от влияния Москвы. Тогда индийские наблюдатели отмечали, что он обходит молчанием ту угрозу, которую Китай представляет для Индии, ведь эти страны вовлечены в пограничный спор.

Le Figaro
Страна.ua
CNN
«В современном мире нет никакой эксклюзивности отношений. Мы можем обсуждать Россию и Китай, а они будут говорить об Индии и США», — говорит Рагхаван, служивший послом в России в 2014-2016 годах. Индии, добавляет он, придется так контролировать двусторонние отношения, чтобы они не задевали основные интересы других отношений.

Обеспокоенность Нью-Дели относительно приверженности Москвы их партнерству также пошатнулась, когда ранее в этом месяце Россия приняла участие в масштабных совместных военных учениях с Китаем в районе Нинся с применением истребителей Су-30СМ, мотострелковых соединений и систем ПВО.

Этот шаг вызвал недоумение в Дели, и не только потому, что Москва выступает основным поставщиком военного оборудования для Индии и обеспечивает 55% ее военных потребностей. Совместные учения прошли на фоне длящегося уже год военного столкновения Китая и Индии в Ладакхе.

Дипендра Сингх Худа (Deependra Singh Hooda), генерал-лейтенант в отставке и бывший начальник северного командования индийской армии, считает, что совместные учения были «предназначены для США, а не для Индии». По его мнению, опасения по поводу того, что Китай узнает о военной технике Индии, беспочвенны, поскольку большая часть поставляемого Россией оборудования одинакова для обеих сторон. «Чувствовать себя ущемленным такими учениями неверно», — добавил Худа.

Канвал Сибал (Kanwal Sibal), бывший секретарь по иностранным делам Индии, служивший послом Индии в Москве в 2004-2007 годах, рассказывает, что Россия много лет поставляла передовую военную технику Китаю, а также проводила военные учения с Пакистаном. Совместные учения также проводятся в рамках группы по безопасности Шанхайской организации сотрудничества, кроме того, Россия проводила морские учения с Китаем в Средиземном и Черном морях. Как отмечает Сибал, Россия также проводит ежегодные военные учения с Индией. «Нет причин быть особенно обеспокоенными из-за этих совместных военных учений», — добавляет он.

По словам главы Московского Центра Карнеги Тренина, Москва также пыталась поспособствовать диалогу между Дели и Пекином в прошлом году, однако спор в Ладакхе — это суверенный вопрос двух стран. «Россия никогда не объединится с Китаем против Индии, она является полностью надежным партнером Индии», — сказал он.

По мнению бывшего советника по национальной безопасности Рагхавана, гарантированная поставка запасных частей для военной техники лучше совместных учений. По его словам, когда Китай во время пограничного столкновения Китай хотел, чтобы Россия приостановила поставки в Индию, Москва спокойно дала понять, что продолжит свои поставки.

В отличие от эпохи холодной войны, рассказывает Тренин, отношения Индии и России не эксклюзивны, поскольку в последние годы Индия сблизилась с США, которые рассматривают Россию как соперника и вводят против нее санкции. По его словам, Индия приняла участия в совместных военно-морских учениях с США в рамках Quad, и хотя России это может не нравится, она не стала ставить под вопрос право Нью-Дели выбирать партнеров. «В изменчивой геополитической и стратегической обстановке XXI века, Москве и Дели нужно научиться развивать свое ценное стратегическое партнерство на условиях неэксклюзивности», — сказал Тренин.

По информации базирующегося в Вашингтоне аналитического центра Stimson Centre, 86 процентов военного оборудования, вооружения и платформ Индии имеют российское происхождение, начиная от авианосцев и атомных подводных лодок и заканчивая развернутыми в Ладакхе танками. Истребитель Су-30МКИ, основа ВВС Индии, также имеет российское происхождение, в то время как индийская сверхзвуковая крылатая ракета «БраМос», способная нести ядерный заряд, разрабатывалась вместе с Россией.

США также поставляют Индии военное оборудование, например, развернутые в Ладакхе вертолеты «Апач» и «Чинук» и гаубицы М777, а также самолеты Боинг C-17 и C-130J, который обеспечивают ВВС Индии стратегический потенциал воздушных перевозок. Противолодочный самолет P81 производства США также популярен в индийских ВМС.

По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), в 2015-2019 годах Индия была второй страной в мире по импорту оружия. Хотя Нью-Дели разнообразила свои оборонные источники, сделав основными поставщиками также Израиль и Францию, Россия остается на вершине списка.

Согласно базе данных SIPRI, с 2014 года Россия продала оборонных материалов на 9,3 миллиарда долларов, США за тот же период получили за аналогичные товары 2,3 миллиарда долларов. С 2000 года поставки из России составили более двух третей всего оборонного импорта Индии объемом в 51 миллиард долларов.

По словам Тренина, у России нет монополии на продажу военного оборудования Индии, а Нью-Дели уже много лет диверсифицирует свой оборонный импорт. «Однако оборонные отношения — это вопрос взаимного доверия, как друг, которому ты можешь доверять в кризис», — сказал он.

* — террористическая организация, запрещенная в России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Что будет с арендой жилья: предложение Минстроя

В рамках госпрограммы «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан РФ» Минстрой РФ предлагает ввести налоговый вычет с расходов на съем жилья. Такая инициатива будет способствовать развитию арендного рынка, считают в ведомстве.

В проекте программы указывается, что налоговый вычет будет предоставляться на сумму в размере арендных платежей, наймодатель или наниматель смогут претендовать на субсидирование арендной платы до покрытия рыночного уровня арендных платежей. Кроме того, Минстрой выступает с предложение снизить госпошлину за регистрацию долгосрочного договора аренды и создать актуальные для рынка цифровые инструменты. Через механизм государственно-частного партнерства предлагается создавать наемные дома и предоставлять земельные участки на льготных условиях.

В качестве альтернативы собственности мерой жилищной поддержки ведомство называет долгосрочную аренду. Предлагается даже выдавать индивидуальные сертификаты на аренду. Предполагается, что к 2030 году Россия выйдет на 5 млн кв. метров арендного жилья в год. На данный момент, по данным министерства, порядка 10% домохозяйств в России оплачивают аренду жилья. Большая часть таких операций находится в теневом секторе экономики.

Для строительства социального и арендного жилья Минстрой считает нужным использовать механизмы комплексного развития территорий, которые позволят региональным властям сносить неаварийные многоквартирные дома, а также расселять аварийное и ветхое жилье.

Ранее правительство внесло в Госдуму законопроект о создании публично-правовой компании «Фонд развития территорий» путем слияния Фонда защиты прав дольщиков и Фонда ЖКХ. Задачи новой структуры — реформирование ЖКХ, создание благоприятных условий для проживания граждан, сокращение непригодного жилищного фонда, комплексное развитие территорий с привлечением средств Фонда национального благосостояния и пр. Функции и обязательства двух фондов сохранятся.

книг чтения: структурно-функциональная теория | Социология

Функционализм , также называемый структурно-функциональной теорией, рассматривает общество как структуру с взаимосвязанными частями, предназначенную для удовлетворения биологических и социальных потребностей людей в этом обществе. Функционализм вырос из работ английского философа и биолога Геберта Спенсера (1820–1903), который видел сходство между обществом и человеческим телом; он утверждал, что так же, как различные органы тела работают вместе, чтобы поддерживать функционирование тела, различные части общества работают вместе, чтобы поддерживать его функционирование (Spencer 1898).Частями общества, о которых говорил Спенсер, были социальных институтов , или модели убеждений и поведения, ориентированные на удовлетворение социальных потребностей, таких как правительство, образование, семья, здравоохранение, религия и экономика.

Эмиль Дюркгейм, другой ранний социолог, применил теорию Спенсера, чтобы объяснить, как общества меняются и выживают с течением времени. Дюркгейм считал, что общество представляет собой сложную систему взаимосвязанных и взаимозависимых частей, которые работают вместе для поддержания стабильности (Durkheim, 1893), и что общество держится вместе общими ценностями, языками и символами.Он считал, что для изучения общества социолог должен смотреть не только на людей, но и на социальные факты, такие как законы, мораль, ценности, религиозные верования, обычаи, мода и ритуалы, которые все служат для управления социальной жизнью. Альфред Рэдклифф-Браун (1881–1955) определил функцию любой повторяющейся деятельности как ту роль, которую она играет в социальной жизни в целом, и, следовательно, ее вклад в социальную стабильность и непрерывность (Radcliff-Brown 1952). В здоровом обществе все части работают вместе, чтобы поддерживать стабильность, состояние, которое более поздние социологи, такие как Парсонс (1961), назвали динамическим равновесием .

Дюркгейм считал, что люди могут составлять общество, но для изучения общества социологи должны смотреть не только на людей, но и на социальные факты. Социальные факты — это законы, мораль, ценности, религиозные верования, обычаи, мода, ритуалы и все культурные правила, которые управляют общественной жизнью (Durkheim 1895). Каждый из этих социальных фактов выполняет одну или несколько функций в обществе. Например, одна функция законов общества может заключаться в защите общества от насилия, другая — в наказании за преступное поведение, а другая — в сохранении здоровья населения.

Другой известный структурный функционалист Роберт Мертон (1910–2003) указал, что социальные процессы часто имеют множество функций. Явные функции — это следствия социального процесса, которые ищутся или ожидаются, в то время как скрытых функций — это нежелательные последствия социального процесса. Явная функция образования в колледже, например, включает в себя получение знаний, подготовку к карьере и поиск хорошей работы, в которой используется это образование. Скрытые функции вашего учебы в колледже включают знакомство с новыми людьми, участие во внеклассных мероприятиях или даже поиск супруга или партнера.Еще одна скрытая функция образования — это создание иерархии занятости, основанной на достигнутом уровне образования. Скрытые функции могут быть полезными, нейтральными или вредными. Социальные процессы, которые имеют нежелательные последствия для функционирования общества, называются дисфункциями . В сфере образования примерами дисфункции являются плохие оценки, прогулы, отсев, неуниверситет и отсутствие подходящей работы.

Верни его домой

Посмотрите следующее видео, чтобы увидеть больше приложений структурно-функциональной теории.

Щелкните изображение, чтобы открыть видео в новой вкладке.

Критика

Одна из критик структурно-функциональной теории состоит в том, что она не может адекватно объяснить социальные изменения. Также проблематичным является несколько замкнутый характер этой теории; Предполагается, что повторяющиеся модели поведения имеют функцию, но мы заявляем, что знаем, что они имеют функцию только потому, что они повторяются. Более того, дисфункции могут продолжаться, даже если они не выполняют функции, что, по-видимому, противоречит основной посылке теории.Многие социологи теперь считают, что функционализм больше не полезен как теория макроуровня, но что он действительно служит полезной цели в некоторых анализах среднего уровня.

Глобальная культура?

Некоторые социологи считают, что онлайн-мир вносит вклад в создание зарождающейся глобальной культуры. Вы являетесь частью каких-либо глобальных сообществ? (Фото любезно предоставлено quasireversible / flickr)

Социологи всего мира внимательно следят за признаками беспрецедентного события: возникновения глобальной культуры.В прошлом империи, подобные тем, что существовали в Китае, Европе, Африке, Центральной и Южной Америке, объединяли людей из разных стран, но эти люди редко становились частью общей культуры. Они жили слишком далеко друг от друга, говорили на разных языках, исповедовали разные религии и торговали небольшими товарами. Сегодня рост общения, путешествий и торговли сделал мир намного меньше. Все больше и больше людей могут мгновенно общаться друг с другом — где бы они ни находились — по телефону, видео и тексту.Они делятся фильмами, телешоу, музыкой, играми и информацией через Интернет. Студенты могут учиться с учителями и учениками с другой стороны земного шара. Правительствам труднее скрыть условия внутри своих стран от остального мира.

Социологи исследуют множество различных аспектов этой потенциальной глобальной культуры. Некоторые исследуют динамику социальных взаимодействий глобальных онлайн-сообществ, например, когда участники чувствуют более близкое родство с другими членами группы, чем с людьми, проживающими в их собственных странах.Другие социологи изучают влияние этой растущей международной культуры на меньшие, менее влиятельные местные культуры. Однако другие исследователи исследуют, как международные рынки и аутсорсинг рабочей силы влияют на социальное неравенство. Социология может сыграть ключевую роль в способности людей понять природу этой зарождающейся глобальной культуры и то, как на нее реагировать.

Практика

1. В чем разница между социальной структурой и социальной функцией?

  1. Социальная структура — это стабильная, рутинная модель взаимодействия, а социальная функция — это любой акт или процесс, который способствует поддержанию социальной системы.
  2. Социальная структура — это сложная и взаимосвязанная машина, а социальная функция — это любое действие, которое способствует поддержанию социальной системы.
  3. Социальная функция — это сложная и взаимосвязанная машина, а социальная структура — это любое действие, которое способствует поддержанию социальной системы.
  4. Социальная функция — это стабильная, рутинная модель взаимодействия, а социальная структура — это любой акт или процесс, который способствует поддержанию социальной системы.

2. Какие из следующих утверждений верны?

  1. Структурно-функциональная теория использует макроуровневую ориентацию.
  2. Структурно-функциональная теория сосредоточена на индивидуальных взаимодействиях в обществе.
  3. Структурно-функциональная теория рассматривает общество как сложную и взаимосвязанную машину.
  4. А и с
  5. Все вышесказанное верно.

Социальная структура — обзор

18.7 Критический реализм

На фоне социально-экономических систем, таких как сложные системы и парадигматическая перспектива на (экономическую) науку и научное развитие, эпистемология социальных наук была разработана под маркой критического реализм (а не критический рационализм, объясненный ранее).Его отцом-основателем был британский философ Рой Бхаскар , который разработал для социальных наук фундаментальное ( онтологическое ) различие между индивидуумами и обществом и, соответственно, агентством и структурой . Хотя любая социальная структура немыслима без индивидуальных агентов, она обычно имеет, как возникающую сложную систему , свойства, сильно отличающиеся от свойств ее составляющих элементов, индивидуальных агентов (например.г., Бхаскар, 1998/1979, 34 и сл.). Обратите внимание, что этот эпистемологический подход соответствует нашему анализу сложных и эволюционных экономических систем, рассматриваемому в этом учебнике (см., Например, главы 6, 9, 11 или 14, главу 9, главу 11, главу 14 для более подробной информации). Эпистемологический подход здесь такой же, как и для всех сложных систем, включая сложные социально-экономические системы, с которыми мы имели дело в этом учебнике.

Связанный фундаментальный аспект критического реализма, таким образом, заключается в отказе как от методологического индивидуализма (см. Главу 5), так и от методологического коллективизма , последний касается социально-экономических явлений исключительно на макроуровне социальной структуры.

Методологический индивидуализм, стандартный взгляд на большинство основных экономических теорий, стремится объяснить социальные явления исключительно через действия людей. Неоклассическая экономика демонстрирует эту онтологию, когда все движения в их моделях порождаются поведением некоторого агента, максимизирующего полезность (см. Главу 6 для критики неоклассической онтологии). Затем агрегация происходит посредством представления агентов через одного единственного репрезентативного агента. Поэтому методологический редукционизм был признан .

Методологический коллективизм впервые был высказан французским социологом Эмилем Дюркгеймом, объектами исследования которого были исключительно социальные факты. Они будут влиять на поведение и мышление людей и действовать как эффективные ограничения для них (Durkheim, 1982/1895, 52). Таким образом, социальная структура является единственным источником для объяснения индивидуального действия , в то время как сама структура будет существовать полностью независимо от поведения индивидов (loc. Cit., 59).

Критический реализм утверждает, что социальная структура и индивидов (и их агентство ) являются взаимозависимыми . Как заявил Тони Лоусон , один из ведущих представителей критического реализма (Lawson, 1994, 520): «В целом структура и человеческая деятельность предполагают, хотя ни то, ни другое не может быть сведено или полностью объяснено в терминах: другой.» Теория критического реализма, таким образом, рассматривает индивидов и общество как два разных онтологических слоя, и взаимодействие между ними является важным объектом исследования для критического реализма.Например, хотя люди действуют в соответствии со своими собственными рассуждениями, на эти рассуждения влияют социальные обстоятельства, но, в свою очередь, они также вносят свой вклад (обычно в качестве непреднамеренного следствия ) в трансформацию социальной структуры (Lawson, 1994, 521). .

Реальность , которая считается независимой от отдельного исследователя, затем состоит из трех различных «областей» (Lawson, 1994, 513): опыт , состояния дел (т. Е. Эмпирическая область ), объекты , , вызывающие переживание (фактический домен ), и домен, включающий в себя лежащие в основе структуры , механизмы , мощности и тенденции (нефактический домен ).Самая важная задача для экономики — объяснить последнее, потому что оно позволяет объяснить человеческую деятельность и социальные структуры, выявив лежащие в основе механизмы, которые нельзя просто наблюдать. Не размышляя об этом различии, неоклассическая экономика бессознательно будет заниматься только эмпирической областью и, следовательно, не сможет дать реальное понимание функционирования экономики.

И поскольку социальных структур (из-за постоянного процесса взаимной трансформации с индивидуальным поведением) зависят от пространства и времени , критические реалисты отдают приоритет объяснению поведения и структур над предсказанием, как в доминирующем методологическом мейнстриме. подход (см. раздел 18.4 о Фридмане). 2 В частности, поскольку социальные структуры могут трансформироваться индивидами, а индивиды считаются рассуждающими субъектами, агенты могут изменить свое поведение , после того как социоэкономика предоставила им новые разумные объяснения социально-экономических явлений и, таким образом, трансформирует социальные структуры (Лоусон). , 2003). Этот дополнительный механизм обратной связи делает социальные системы и социально-экономический анализ, в частности прогнозирование, еще более сложным .Некоторые из связанных явлений известны под ярлыками самореализующегося или самоуничтожающегося пророчества нового научного знания.

Отметим, однако, что финансовый кризис и Великая рецессия 2007ff. на самом деле был , прогнозируемым экономистами по комплексности (в отличие от традиционных экономистов), таких как Стив Кин, Марк Бьюкенен или Пинг Чен, которые использовали сложных моделей экономики .

Наконец, критический реализм развивает ориентированный на других характер человеческой практики.Люди делают что-то из-за своего отношения к другим людям, своего собственного положения по отношению к положению другого человека. Сотрудник, например, определенным образом взаимодействует с работодателем из-за относительного социального положения, в котором они оба находятся в определенной социально-экономической системе или структуре (Lawson, 1997, 159). Другая ориентация существует именно благодаря усвоенным социальным правилам и институтам , которые на эпистемологическом уровне отражают содержательный анализ социально-экономической системы и ее процессов в этом учебнике.

11.3: Социологические перспективы семьи

Цели обучения

  • Обобщите понимание семьи, представленное теориями функционального, конфликтного и социального взаимодействия.

Социологические взгляды на сегодняшние семьи обычно подразделяются на функциональный, конфликтный и социальный интеракционистский подходы, представленные ранее в этой книге. Давайте рассмотрим эти взгляды, которые кратко изложены в Таблице 11.1.

Таблица 11.1 Теоретический снимок

Теоретическая перспектива Основные допущения
Функционализм Семья выполняет несколько важных функций для общества. Он социализирует детей, оказывает эмоциональную и практическую поддержку своим членам, помогает регулировать сексуальную активность и половое размножение, а также придает своим членам социальную идентичность. Кроме того, внезапные или далеко идущие изменения в структуре или семейных процессах угрожают ее стабильности и ослабляют общество.
Конфликт Семья способствует социальному неравенству, усиливая экономическое неравенство и укрепляя патриархат. Семья также может быть источником конфликтов, включая физическое насилие и эмоциональную жестокость, для своих членов.
Символический интеракционизм Взаимодействие членов семьи и близких пар предполагает общее понимание их ситуаций. У жен и мужей разные стили общения, и социальный класс влияет на ожидания супругов в отношении своего брака и друг друга.Романтическая любовь — обычная основа для американских браков и свиданий, но в некоторых других современных странах она встречается гораздо реже.

Социальные функции семьи

Напомним, что функциональная перспектива подчеркивает, что социальные институты выполняют несколько важных функций, чтобы помочь сохранить социальную стабильность и в остальном поддерживать работу общества. Таким образом, функциональное понимание семьи подчеркивает способы, которыми семья как социальный институт помогает сделать общество возможным.Таким образом, семья выполняет несколько важных функций.

Во-первых, семья — это основная ячейка для социализирующихся детей . Как указывалось в предыдущих главах, ни одно общество невозможно без адекватной социализации молодежи. В большинстве обществ семья является основной ячейкой, в которой происходит социализация. Родители, братья и сестры и, если семья является расширенной, а не нуклеарной, другие родственники — все они помогают социализировать детей с момента их рождения.

Рисунок 11.3

Одна из важнейших функций семьи — социализация детей. В большинстве обществ семья является основной ячейкой, через которую происходит социализация.

© Thinkstock

Во-вторых, в идеале семья является основным источником практической и эмоциональной поддержки для своих членов. Он обеспечивает их едой, одеждой, кровом и другими предметами первой необходимости, а также дает им любовь, комфорт, помощь во время эмоционального стресса и другие виды нематериальной поддержки, в которой мы все нуждаемся.

В-третьих, семья помогает регулировать половую активность и половое размножение . Во всех обществах есть нормы, регулирующие, с кем и как часто человек должен заниматься сексом. Семья — это основная ячейка для обучения этим нормам и основная ячейка, через которую происходит половое размножение. Одна из причин этого — обеспечить, чтобы младенцы получали адекватную эмоциональную и практическую помощь при рождении. Табу на инцест , которое существует в большинстве обществ, которое запрещает секс между определенными родственниками, помогает минимизировать конфликт внутри семьи, если секс имеет место между ее членами, и установить социальные связи между разными семьями и, таким образом, между обществом в целом.

В-четвертых, семья обеспечивает своим членам социальную идентичность . Дети рождаются в соответствии с социальным классом, расой и этнической принадлежностью своих родителей, религией и т. Д. Как мы видели в предыдущих главах, социальная идентичность важна для наших жизненных шансов. Некоторые дети имеют преимущества на протяжении всей жизни из-за социальной идентичности, которую они приобретают от своих родителей, в то время как другие сталкиваются со многими препятствиями, потому что социальный класс или раса и этническая принадлежность, в которой они родились, находятся в нижней части социальной иерархии.

Помимо обсуждения функций семьи, функциональная перспектива семьи утверждает, что внезапные или далеко идущие изменения в традиционной структуре и процессах семьи угрожают стабильности семьи и, следовательно, стабильности общества. Например, большинство учебников по социологии и браку и семье в течение 1950-х годов утверждали, что нуклеарная семья кормильца и домохозяйки — мужчина — лучший вариант для детей, поскольку она обеспечивает экономические потребности семьи и потребности в воспитании детей. Они предупредили, что любое изменение в этом устройстве нанесет вред детям и, как следствие, семье как социальному институту и ​​даже самому обществу.Учебники больше не содержат этого предупреждения, но многие консервативные наблюдатели продолжают беспокоиться о влиянии на детей работающих матерей и неполных семей. Вскоре мы вернемся к их проблемам.

Семья и конфликт

Теоретики конфликта согласны с тем, что семья выполняет только что перечисленные важные функции, но они также указывают на проблемы внутри семьи, которые функциональная перспектива сводит к минимуму или полностью игнорирует.

Во-первых, семья как социальный институт способствует социальному неравенству несколькими способами.Социальная идентичность, которую он дает своим детям, не только влияет на их жизненные шансы, но и усиливает систему расслоения общества. Поскольку семьи передают свое богатство своим детям и поскольку семьи сильно различаются по величине богатства, семья помогает усилить существующее неравенство. По мере развития на протяжении веков, особенно во время индустриализации, семья также становилась все более и более патриархальной единицей (см. Предыдущее обсуждение), помогая обеспечить статус мужчины на вершине социальной иерархии.

Во-вторых, семья также может быть источником конфликта для своих членов. Хотя функциональная перспектива предполагает, что семья обеспечивает своим членам эмоциональный комфорт и поддержку, многие семьи поступают наоборот и далеки от гармоничных, счастливых групп, изображенных в телешоу 1950-х годов. Вместо этого, как трагически иллюстрирует новость, начавшая эту главу, они спорят, кричат ​​и прибегают к эмоциональной жестокости и физическому насилию. Мы вернемся к насилию в семье позже в этой главе.

Семья и социальное взаимодействие

Социальные интеракционистские взгляды на семью исследуют, как члены семьи и близкие пары взаимодействуют на повседневной основе, и приходят к общему пониманию их ситуаций. Исследования, основанные на социальном интеракционизме, дают нам четкое представление о том, как и почему семьи работают именно так.

Некоторые исследования, например, сосредотачиваются на том, как общаются мужья и жены и насколько успешно они общаются (Tannen, 2001).Таннен, Д. (2001). Вы просто не понимаете: женщины и мужчины в разговоре . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Quill. Классический этюд Мирры Комаровской (1964) Комаровский, М. (1964). Брак синих воротничков . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Random House. обнаружили, что жены в браке синих воротничков любят говорить со своими мужьями о проблемах, которые у них есть, в то время как мужья, как правило, молчат, когда возникают проблемы. Такие гендерные различия кажутся менее распространенными в семьях среднего класса, где мужчины более образованы и эмоционально более выразительны, чем их коллеги из рабочего класса.Еще одно классическое исследование Лилиан Рубин (1976). Рубин, Л. Б. (1976). Миры боли: Жизнь в семье рабочего . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. обнаружили, что жены в семьях среднего класса говорят, что идеальные мужья — это те, кто хорошо общаются и разделяют их чувства, в то время как жены в семьях рабочего класса более склонны говорить, что идеальные мужья — это те, кто не пьет слишком много и идет на работу. ежедневно.

Другие исследования исследуют роль романтической любви в ухаживании и браке. Романтическая любовь , чувство глубокой эмоциональной и сексуальной страсти к кому-то, является основой многих американских браков и свиданий, но на самом деле это нечасто во многих частях современного мира сегодня и во многих обществах, которые есть у антропологов и историков. учился. В этих обществах браки заключаются родителями и другими родственниками по экономическим причинам или для создания союзов, и молодые люди просто обязаны жениться на том, кто их выберет. Такая ситуация сложилась сегодня в некоторых частях Индии, Пакистана и других развивающихся стран и была нормой для большей части западного мира до конца 18 — начала 19 веков (Lystra, 1989).Листра, К. (1989). В поисках сердца: женщины, мужчины и романтическая любовь в Америке девятнадцатого века . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Заключение

  • Семья идеально выполняет несколько функций для общества. Он социализирует детей, оказывает практическую и эмоциональную поддержку своим членам, регулирует половое размножение и придает своим членам социальную идентичность.
  • Отражая акценты теории конфликта, семья может также порождать несколько проблем.В частности, он может способствовать социальному неравенству по нескольким причинам и может подвергать своих членов насилию, спорам и другим формам конфликтов.
  • Социально-интеракционистское понимание семьи подчеркивает, как члены семьи взаимодействуют на повседневной основе. В связи с этим несколько исследований показывают, что мужья и жены по-разному общаются определенными способами, что иногда препятствует эффективному общению.

Для вашего обзора

  1. Размышляя о том, как лучше всего понять семью, вы отдаете предпочтение взглядам и предположениям функциональной теории, теории конфликтов или теории социального взаимодействия? Поясните свой ответ.
  2. Считаете ли вы, что семья продолжает выполнять функцию регулирования сексуального поведения и полового размножения? Почему или почему нет?

Социальная сложность как непосредственный и решающий фактор коммуникативной сложности

Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2012 5 июля; 367 (1597): 1785–1801.

Тодд М. Фриберг

1 Департамент психологии, Университет Теннесси, Ноксвилл, Теннесси 37996, США

2 Департамент экологии и эволюционной биологии, Университет Теннесси, Ноксвилл, TN 37996, США

Робин Я.М. Данбар

3 Институт когнитивной и эволюционной антропологии Оксфордского университета, Оксфорд, Великобритания

Терри Дж. Орд

4 Исследовательский центр эволюции и экологии и Школа биологических, земных и экологических наук, Университет Нового Южного Уэльса, Кенсингтон, Новый Южный Уэльс, Австралия

1 Департамент психологии, Университет Теннесси, Ноксвилл, TN 37996, США

2 Департамент экологии и эволюционной биологии, Университет Теннесси, Ноксвилл, TN 37996, США

3 Институт когнитивной и эволюционной антропологии Оксфордского университета, Оксфорд, Великобритания

4 Исследовательский центр эволюции и экологии и Школа биологических, земных и экологических наук Университета Нового Южного Уэльса , Кенсингтон, Новый Южный Уэльс, Австралия

Авторские права Этот журнал принадлежит © 2012 Королевское общество в ЧВК.

Abstract

«Гипотеза социальной сложности» для коммуникации утверждает, что группам со сложными социальными системами требуются более сложные коммуникативные системы для регулирования взаимодействий и отношений между членами группы. Сложные социальные системы, по сравнению с простыми социальными системами, — это те, в которых люди часто взаимодействуют в самых разных контекстах с множеством разных людей и часто многократно взаимодействуют со многими из одних и тех же людей в сетях с течением времени. Сложные коммуникативные системы по сравнению с простыми коммуникативными системами — это те, которые содержат большое количество структурно и функционально различных элементов или обладают большим количеством битов информации.Здесь мы описываем некоторые исторические аргументы, которые привели к гипотезе социальной сложности, и рассматриваем доказательства в поддержку этой гипотезы. Мы обсуждаем социальную сложность как движущую силу общения и возможный причинный фактор происхождения человеческого языка. Наконец, мы обсуждаем некоторые из основных текущих ограничений гипотезы социальной сложности — отсутствие тестов против альтернативных гипотез коммуникативной сложности и доказательств, подтверждающих гипотезу, с использованием модальностей, отличных от голосового сигнального канала.

Ключевые слова: гипотеза социальной сложности, коммуникативная сложность, информация, сети, сигнализация

1. Введение

Представьте себе два родственных вида, которые сталкиваются с одинаковым давлением физического отбора окружающей среды, например, с одинаковыми сезонами и погодными условиями, с одинаковой территорией и едой. ресурсные базы и подобные паразиты и хищники. У первого вида типичная социальная единица — пара самка – самец. Среднестатистическая особь первого вида проводит большую часть своей взрослой жизни, взаимодействуя с одной особью противоположного пола, время от времени взаимодействуя с одной или двумя особями на территориальной границе, а часть года посвящает выращиванию потомства.У второго вида типичной социальной единицей является большая группа из нескольких пар самка-самец и одного или двух поколений потомков этих разных пар. Среднестатистическая особь второго вида проводит большую часть своей взрослой жизни, взаимодействуя со взрослыми, которые более доминируют над ним, со взрослыми, которые более подчинены ему, с более молодыми поколениями особей и с большим количеством особей других таких группировок. территориальные границы. В этом сценарии с этими двумя видами мы можем представить, что у второго вида по сравнению с первым видом существует большая потребность в индивидуальной дискриминации, основанной на коммуникативных сигналах, или в передаче более широкого разнообразия сообщений об индивидуальных поведенческих тенденциях и окружающих контекстах. , или для выражения более широкого диапазона эмоциональных и мотивационных состояний, или некоторой комбинации этих трех потребностей.Таким образом, из-за большей социальной сложности у второго вида по сравнению с первым мы ожидаем большего разнообразия коммуникативных сигналов у второго вида — большей коммуникативной сложности.

В этой статье мы утверждаем, что сложность типа социальных взаимодействий, происходящих между животными, способствует большей коммуникативной сложности как в непосредственном, так и в конечном смысле. Этот аргумент представляет собой «гипотезу социальной сложности» коммуникативной сложности.Центральный вопрос, лежащий в основе этой гипотезы, заключается в том, почему вид, который живет в более крупных или более сложных социальных группах, не может использовать ту же систему коммуникации для управления своим социальным миром, как тот, который живет в менее сложном обществе. Гипотеза социальной сложности не нова для нас, и в § 2 мы даем историческую подоплеку этому аргументу. Мы заканчиваем этот раздел некоторыми явными предсказаниями гипотезы. Далее, в § 3 мы кратко обсуждаем некоторые эмпирические свидетельства в поддержку гипотезы.В § 4 мы кратко обсуждаем гипотезу социальной сложности в контексте языкового происхождения наших собственных предков-гоминидов. В §5 мы описываем некоторые из текущих ограничений проверки гипотезы — относительную нехватку данных, критически проверяющих гипотезу по сравнению с альтернативами, и данных, проверяющих гипотезу в неголосовых коммуникативных каналах.

2. Гипотеза социальной сложности для коммуникативной сложности

(a) Исторические аргументы

Более 200 лет назад Ламарк предоставил нам самую раннюю полную теорию эволюции видов и один из первых явных аргументов в пользу того, как социальная сложность приводит к коммуникативной сложности.В разделе Philosophie Zoologique [1], в котором он описал свой аргумент в пользу ключевого отличия нашего человеческого происхождения от происхождения нечеловеческих животных, а именно языка, он написал:

«Индивидуумы … Значительно увеличив свои потребности по мере того, как общества, которые они сформировали, становились больше, должны были приумножить свои идеи в эквивалентной степени и, таким образом, почувствовали необходимость передать их своим собратьям. Мы можем представить, что это заставит их увеличивать и изменять в той же степени знаки, которые они использовали для передачи этих идей… »[1, с.172]

Этот раздел в книге Philosophie Zoologique представляет собой ранний аргумент в пользу представления о том, что определенные коммуникативные события могут служить ориентирами для определенных средовых контекстов или стимулов, или определенных внутренних состояний или процессов, и что более сложные социальные группы или сети может потребовать более широких возможностей передачи сигналов из-за большей потребности в передаче такой информации. Этот отрывок также представляет собой ранний аргумент в пользу коммуникации как процесса передачи информации [2–4].

Среди множества вкладов Дарвина, которые служат основой для областей наук о жизни и социальных наук, он привел аналогичный аргумент Ламарку в отношении сложности социальных взаимодействий в книге Выражение эмоций в человеке и животных [5 ]:

«С социальными животными сила взаимодействия между членами одного и того же сообщества — и с другими видами, между противоположными полами, а также между молодыми и старыми — имеет первостепенное значение для их.Обычно это осуществляется с помощью голоса, но несомненно, что жесты и выражения в определенной степени взаимно понятны »[5, с. 60]

«Натуралисты отметили, я считаю правдиво, что социальные животные, привыкшие использовать свои голосовые органы в качестве средства общения, используют их в других случаях гораздо более свободно, чем другие животные» [5, с. 84]

В этой монументальной работе об эмоциях, выражении и принципе антитезиса в общении Дарвин подходит к нашей проблеме с точки зрения необходимости для социальных видов передавать и оценивать более широкий диапазон эмоциональных состояний в своих сигналах по сравнению с менее социальные или одиночные виды.Таким образом, этот отрывок представляет собой ранний аргумент в пользу общения не как передачи информации, а скорее как средство передачи сигналов об эмоциональном или мотивационном состоянии [6,7].

Студенты, изучающие общение с животными, понимают, что эти два подхода к общению — один как процесс передачи информации, а другой как процесс выражения эмоций или возбуждения — представляют собой очень разные взгляды на то, что такое общение и как мы должны изучать, интерпретировать и описывая его (e.грамм. недавние комментарии в исследованиях [8–10]). Тем не менее, что интересно в этих двух ранних отрывках из Ламарка и Дарвина, так это то, что они оба указывают на схожую цель в отношении социально сложных видов — у людей этих видов должна быть более богатая и разнообразная система общения.

Исследователи начала двадцатого века в самых разных областях приводили аналогичные аргументы. В одном из первых текстов по социологии Бернар [11, с. 299], например, пишет: «Постоянно расширяющаяся социальная среда постоянно требует от новых организаций старых простых врожденных или приобретенных единиц деятельности в новые комплексы характеров, которые служат в качестве механизмов адаптации.Эти комплексы персонажей сами по себе не передаются по наследству, но строятся заново для каждого человека, который в них нуждается в целях адаптации ». Толмен [12, с. 238], в тексте, который является основой когнитивной психологии, которая последует через четыре десятилетия спустя, написано: «Успех этого речевого инструмента зависит, конечно, от степени способностей говорящего к средствам и результатам и его способности различать и манипулировать по отношению к задействованным логическим, риторическим и социальным средствам-целям-измерениям ».Переводя жаргон этой области и времени, его основной аргумент заключается в том, что возможности языковой / коммуникативной системы связаны с восприятием сигналов и производственными способностями тех, кто общается, а также с социальным и экологическим давлением, влияющим на них. В своей классической статье об установлении и поддержании иерархии доминирования у птиц зоолог Шельдеруп-Эббе [13] обсудил осложнения в социальной жизни птиц, связанные с полом, возрастом, знакомством, «симпатией и антипатией» и социальным положением, а также как эти факторы могут влиять на способы физического взаимодействия и общения людей друг с другом.Сравнительный психолог Карпентер [14] и этолог Торп [15], несмотря на методологические и теоретические различия в их соответствующих областях (хотя и не столько в их собственных исследованиях), установили аналогичные связи между сложностью социальных групп у видов животных и сложность их систем общения.

Совсем недавно исследователи в области антропологии, биологии и психологии установили и проверили гипотезу социального интеллекта (также называемую гипотезой Макиавеллиевского интеллекта [16–19] и гипотезой социального мозга [20,21]), которая имеет отношение к нашему большему количеству людей. общее представление о том, что социальность определяет коммуникативную сложность.Основной аргумент гипотезы социального интеллекта состоит в том, что, в то время как особи всех видов должны решать сложные проблемы в своей физической среде, особи сильно социальных видов должны решать дополнительные — и потенциально даже более сложные — проблемы, связанные конкретно с социальными мирами, в которых они обитают. Эти люди должны уравновешивать «эгоистичные» индивидуальные потребности с потребностями, исходящими от других членов группы, к которой они принадлежат. У этих сильно социальных видов существует потребность в повышенной способности социальной когнитивной обработки.Эти способности включают в себя распознавание и запоминание прошлых взаимодействий с людьми, адекватное реагирование на сторонние отношения внутри группы (например, индивидуум, реагирующий на родственника недавно подвергшегося агрессии «сверстника» иначе, чем на родственника неагрессивного «сверстника»). ), а также гибкие и эффективные способы оценки и управления поведением членов группы. Основное средство достижения этого последнего пункта — коммуникативное взаимодействие с членами группы [2,6,7,22,23].Таким образом, одним из ключевых элементов общих аргументов гипотезы социального интеллекта является то, что, вероятно, существует потребность в повышенной коммуникативной сложности у сильно социальных видов по сравнению с менее социальными или более уединенными видами. Хотя общение представляет собой ключевой компонент гипотезы социального интеллекта, мы все же отмечаем, что было проведено относительно мало работ, которые непосредственно оценивали общение в свете гипотезы социального интеллекта.

(b) Определения

(i) Социальная сложность

Мы не хотим быть легкомысленными, но «сложность» — это сложный термин, который редко определяется явно в поведенческих документах, которые его обсуждают.Таким образом, мы считаем, что необходимо некоторое определение социальной сложности (вставка 1). Сложность сигналов обсуждается в § 2 b (ii). Классически и интуитивно социальность является синонимом групповой жизни. Животные, живущие в отрядах, стадах, стадах, стадах и т. Д., — это те животные, в которых последовательность и регулярность взаимодействий между одним и тем же набором индивидуумов может привести к формированию сложной социальной динамики (например, иерархии доминирования, союзов, различных функциональных ролей). Мы подчеркиваем понятие регулярности взаимодействий между членами группы, поскольку существуют очевидные различия между стабильной структурой стаи бабуинов и огромным скоплением копытных животных (важность «привязанности» поднята у Данбара [29]).В то время как и стая бабуинов, и скопление копытных представляют собой социальные группы, и отдельные лица в обеих группах могут извлекать выгоду из этой социальности, социальная структура и сеть отношений со стаей бабуинов делают их гораздо более сложными в социальном плане, чем гораздо более крупные группы копытных. Таким образом, существуют различия в социальной сложности, которые могут проводиться между разными социальными группами. А как насчет людей, не входящих в социальные группы? Было бы неправильно утверждать, что все животные, не относящиеся к группе, следовательно, лишены социальной сложности.Рассмотрим территориальное животное, у которого основной «социальной единицей» является окружающая сеть территориальных соседей. Это животное должно не только следить за своими территориальными соседями (что является основой феномена дорогого врага: [30]), но это животное также часто будет взаимодействовать с некоторыми или всеми из этих людей неоднократно на ежедневной основе. Подумайте также о лекках и тех животных, у которых самцы тратят много времени и усилий на ухаживание за разборчивыми самками. Возможно, социальная динамика этих животных не так сложна, как в стае шимпанзе, но территориальные ящерицы или глухарь (например) имеют сложную социальную структуру сами по себе.То есть определения социальной сложности по существу зависят от рассматриваемого таксона. Более того, широкие сравнения между основными, несопоставимыми таксономическими группами (например, приматы против птиц против ящериц), возможно, менее информативны для проверки гипотезы социальной сложности, чем сравнения между близкородственными видами, которые различаются по некоторым аспектам их социальности (например, уровню территориальности или типу обитания). система спаривания).

Вставка 1.

Определения сложности, социальной сложности и коммуникативной сложности.

Сложность

  • Сложность «это длина краткого описания закономерностей системы» [24, с. 227]

  • Сложность относится к «явлениям, возникающим из совокупности взаимодействующих объектов» [25, с. 3–4]

  • Сложность «просто означает количество типов деталей или степень дифференциации между частями» [26, с. 7]

  • Сложность «возникает, когда зависимости между элементами [системы] становятся важными» [27, с.9]

  • Сложность «лежит между порядком и случайностью» [и] «нелегко описать, развить, спроектировать или предсказать» [28, с. 32]

Социальная сложность

Сложные социальные системы — это такие системы, в которых люди часто взаимодействуют в самых разных контекстах с множеством разных людей и часто повторно взаимодействуют со многими из одних и тех же людей с течением времени.

Коммуникативная сложность

Сложные коммуникативные системы — это такие системы, которые содержат большое количество структурно и функционально различных элементов (например,грамм. большие размеры репертуара дисплея) или содержат большое количество бит информации.

Мы принимаем менее эксклюзивное определение социальной сложности, основанное на частоте, характере и постоянстве взаимодействий между сородичами. Наша точка зрения, по сути, является расширением теории систем [31], в которой любая система элементов может быть описана числом элементов, различными типами («видами») элементов и различными отношениями между элементами. Таким образом, сложность социальных систем связана с количеством взаимодействующих индивидов, различными типами (социальными ролями) этих индивидов, а также характером и разнообразием взаимодействий между этими индивидами.Согласно этому определению, простые социальные системы — это те, в которых животные редко взаимодействуют, и когда они это делают, взаимодействия, как правило, происходят в одном контексте (например, для воспроизводства) и почти никогда не повторяются с одним и тем же человеком. И наоборот, сложные социальные системы — это такие, в которых люди часто взаимодействуют в самых разных контекстах (например, размножение, агрессия и добыча пищи) и часто со многими из тех же людей. Две группы с одинаковым количеством социальных ролей и схожей структурой взаимоотношений могут отличаться друг от друга по количеству индивидов, при этом более крупные группы являются более сложными, чем группы меньшего размера.Две группы с одинаковым числом людей и схожей структурой отношений могут отличаться друг от друга количеством социальных ролей, при этом группы, имеющие больше социальных ролей, являются более сложными, чем группы с меньшим количеством социальных ролей. Наконец, две группы с одинаковым числом индивидов и одинаковым числом социальных ролей могут отличаться друг от друга структурой отношений, при этом группы, имеющие более диадические, триадические и более высокоуровневые отношения между индивидами, являются более сложными, чем группы, в которых таких отношений меньше.Мы действительно отмечаем, что сравнение сложностей групп, которые различаются по двум или всем трем параметрам, менее прямолинейно — однако недавние достижения в анализе социальных сетей предоставляют показатели, необходимые для таких сравнений (см. § 2 b (ii)). .

В то время как некоторым наше определение социальной сложности может показаться чрезмерно упрощенным, мы хотим подчеркнуть, что с этим определением гипотеза социальной сложности становится актуальной для понимания эволюции коммуникации у любого животного, у которого есть причина взаимодействовать с сородичами, независимо от конкретный контекст этого взаимодействия.Из разнообразия социальных сигналов, которые развивались по древу жизни, очевидно, что происхождению социальной коммуникации не предшествовало формирование сплоченных групп, а происходило от организмов, которые часто взаимодействовали с членами своего собственного вида в более общем смысле.

(ii) Коммуникативная сложность

Было два типичных способа, которыми исследователи пытались измерить коммуникативную сложность внутри сигнальной системы определенного вида.Первый и наиболее распространенный — это количество различных проявлений или сигналов в сигнальном репертуаре [32]. Например, самцы некоторых видов певчих птиц имеют очень большой репертуар разных песен, тогда как самцы других видов певчих птиц могут петь только один тип песен. У некоторых видов млекопитающих может быть два или более звуковых отличных сигнала, используемых в разных контекстах, связанных с обнаружением хищника, тогда как у других видов может использоваться только один тип сигнала тревоги при обнаружении любого типа потенциальной угрозы.Таким образом, при таком подходе аргумент состоит в том, что более широкий репертуар различных сигналов или отображений более сложен, чем меньшие репертуары отдельных сигналов или отображений. Мы отмечаем, что для определения размеров репертуара организмов важно изучать как производство сигналов в различных контекстах, так и ответы на (экспериментальное представление) сигналов. Простое описание вариаций в репертуаре сигналов — важный первый шаг в начале определения размера репертуара.Однако необходимо выйти за рамки этого и перейти к эмпирическому изучению и пониманию того, как сигналы используются сигнальщиками и как эти сигналы, в свою очередь, влияют на поведение получателя (например, различные теоретические подходы, такие как анализ оценки и управления [7] и значение сообщения анализ [33]), потому что это изучение и понимание могут, в свою очередь, пролить свет на природу и структуру самой социальной группы.

Сигналы репертуара часто отличаются градуированными вариациями. Например, два визуальных дисплея у видов приматов, кроме человека, могут использоваться людьми в функционально различных контекстах и ​​могут быть надежно различимы как людьми-наблюдателями, так и представителями другого вида.Однако два дисплея могут иметь общие лицевые мышцы и лежащие в основе нейрофизиологические основы и, в зависимости от аффективного или мотивационного состояния, могут позволить отдельному сигнальщику постепенно переходить от одного дисплея к другому. Точно так же надежно различимые голосовые сигналы с вокальным репертуаром птиц и млекопитающих могут, тем не менее, переходить от одного к другому. Более того, хотя сигналы часто описываются типологическими способами, внутри сигнала часто наблюдаются значительные вариации. Градуированные вариации внутри и между сигналами могут обеспечить дополнительное измерение коммуникативной сложности [34–37].

Второй важный способ, которым исследователи пытались измерить коммуникативную сложность, основан на теории информации и математической теории коммуникации [38]. Формально сложность сигнального канала измеряется его энтропией или неопределенностью — битами информации. Чем больше разнообразие элементов внутри конкретной сигнальной системы, тем больше неопределенность любого конкретного сигнального события, тем больше уменьшается неопределенность после того, как событие создается, и, следовательно, тем больше потенциальной информации или сложности в сигнальной системе в целом.Неформально подход теории информации неявно применяется всякий раз, когда исследователи классифицируют сложность на основе количества различных компонентов или элементов, составляющих данный сигнал (например, количество нот в данном вызове [39] или изменение амплитуды движений дисплея [40]). Более подробная информация предполагает большее количество различных сообщений и значений, возможных в системе сигнализации, но вопрос о сообщениях и значениях должен решаться с помощью чувствительных мер производства сигнала отправителями в различных контекстах и ​​с помощью экспериментов по восприятию / распознаванию сигналов с помощью приемники.Например, исследователи могут статистически различать несколько элементов в сигнале, но это может не совпадать с тем, на что животные на самом деле обращают внимание или даже различают сигнал [41].

Для обоих этих типичных методов измерения коммуникативной сложности исследователи, проверяющие потенциальную роль социальной сложности, редко обращаются напрямую к реальным способам, которыми вариации в сигналах отправителей влияют на поведение получателей. Критически относясь к одному из наших исследований, например, Freeberg [42] экспериментально продемонстрировал, что размер группы может вызывать изменения сложности голосовых сигналов у каролинских кур ( Poecile carolinensis ; исследование описано более подробно в §3 a ), но не задокументировано, как эти изменения в сигнализации повлияли на способы, которыми отправители и получатели взаимодействуют друг с другом.Проблема особенно остро стоит в крупных сравнительных исследованиях, которые оценивают причины вариации сигналов среди близкородственных таксонов с использованием отчетов из первичной литературы, в которых обобщается информация о сигналах или размер репертуара сигналов для данного вида [40,43]. В большинстве случаев неизвестно, как вариации в передаче сигналов от особей этих видов вызывают изменения в поведении получателя. Это не означает, что большие сравнительные исследования не имеют ценности; напротив, они могут предложить одни из самых убедительных доказательств в поддержку гипотезы о том, как могла развиваться коммуникация.Это также верно и для экспериментальных манипуляций социальной структурой, подобных упомянутой выше [42]. Но очевидно, что как сравнительные, так и экспериментальные исследования необходимо уравновесить какой-либо формой подтверждения того, что изменение сложности сигнала является функциональным (вызывает разные отклики от приемников). Таким образом, будущие исследования связей между социальной сложностью, с одной стороны, и коммуникативной сложностью, с другой, должны подчеркивать и раскрывать способы, которыми вариации сигналов используются сигнальщиками в их оценке и управлении поведением других людей.

(c) Прогнозы гипотезы социальной сложности

Основываясь на этих более ранних аргументах и ​​идеях, гипотеза социальной сложности для коммуникативной сложности делает ряд четких, проверяемых прогнозов относительно сложности коммуникативных систем у видов или групп, которые различаются в зависимости от аспекты социальной сложности (вставка 2). Эти прогнозы соответствуют как сравнительному, так и экспериментальному подходам, для окончательных (филогенетических) и ближайших (развития) вопросов, которые исследователи могут задать о коммуникативном разнообразии в изучаемых ими видах / популяциях / группах.

Вставка 2.

Предсказания гипотезы социальной сложности для коммуникативной сложности.

При обсуждении этих прогнозов ниже мы будем использовать «единицы» для обозначения первичного уровня анализа социальных групп или сетей индивидуумов для определенного вида или популяции. Эти единицы могут быть группами в традиционном смысле, соседями по территории, пулом потенциальных партнеров или любой сетью, в которой животные часто взаимодействуют друг с другом.Дополнительно отметим, что следующие прогнозы не являются исчерпывающими. Наконец, эти прогнозы предполагают, что единицы относительно стабильны (например, группы с одними и теми же отдельными членами в пространстве и в течение некоторого времени). Ближе к концу этого раздела мы рассматриваем нестабильные единицы — например, группы, индивидуальное членство в которых непостоянно и меняется во времени или пространстве.

(i) Размер единицы

На самом базовом уровне таксоны, в которых животные взаимодействуют с большим пулом сородичей, обычно будут иметь большую социальную сложность, чем те таксоны, в которых животные взаимодействуют с меньшим количеством сородичей, и поэтому мы можем прогнозировать более высокий уровень коммуникативных способностей. сложность таксонов с более крупными единицами (группы, стайки, стаи, территориальные сети и т. д.)). Это связано с тем, что по мере того, как количество людей в сети увеличивается до n , количество различных возможных ненаправленных индивидуально-индивидуальных отношений в сети увеличивается до [ n ( n 1 ) / 2 ]. Сеть из двух человек имеет одно возможное отношение (A – B), сеть из четырех человек имеет шесть возможных отношений (A – B, A – C, A – D, B – C, B – D, C – D), а сеть из восьми человек имеет 28 возможных родственников. Для направленных отношений, в которых отношение между индивидуальным X и индивидуальным Y рассматривается как отличное от отношения между индивидуальным Y и индивидуальным X, справедлив тот же аргумент с числом возможных отношений, равным n ( n 1). ).

В какой-то момент размер группы должен стать слишком большим, чтобы люди могли узнавать или запоминать каждого другого человека в группе, не говоря уже о том, чтобы постоянно обновлять предыдущие взаимодействия с каждым другим человеком в группе. Учитывая затраты на социальное познание [44,45], должен быть верхний предел количества особей, которых можно запомнить для каждого вида или популяции. Например, геладас, Theropithecus gelada , встречается огромными группами, которые часто в несколько раз больше, чем группы близкородственных бабуинов чакма, Papio ursinus .Исследование воспроизведения с целью проверки распознавания голоса людей в геладах показало, что самцы гелад могут распознавать гораздо меньше людей, чем сеть людей, с которыми они регулярно контактировали [46]. Это подтверждает представление о стоимости социального познания, ограничивающее коммуникативную сложность в очень больших группах. Бергман [46] предположил, что основная «группа» у гелад, вероятно, на несколько порядков меньше, чем скопления, в которых они встречаются — «одна мужская единица», состоящая из самца-лидера, небольшого числа последователей самцов и самок и их потомков. по сравнению с несколькими сотнями особей, которые могут составлять скопление.Следовательно, простой размер единицы может иметь ограничения в качестве меры социальной сложности, если сравниваемые единицы достаточно велики или различаются по тому, насколько они стабильны или подвижны в структуре элементов. Простой размер единицы, по-видимому, обеспечивает более надежную меру социальной сложности, когда сравниваемые единицы стабильны и меньше (например, средний размер группы вида X составляет восемь особей по сравнению со средним размером группы вида Y, равным 24 особям). Отчасти это отражает сложность уравнивания типов групп по видам: для таких видов, как бабуины, которые живут в дискретных, стабильных социальных группах, «группа» обычно очевидна; но для таких видов, как гелада, которые живут в многоуровневых социальных системах с динамикой деления-слияния, не всегда очевидно, каков на самом деле эквивалентный уровень группировки [47].

(ii) Плотность единиц

Социальные единицы, которые встречаются с высокой плотностью, приводят к тому, что индивиды взаимодействуют друг с другом с большей скоростью просто из-за более близкой пространственной близости. Учитывая более высокую скорость взаимодействия при высокой плотности, мы ожидаем увидеть большее разнообразие взаимодействий между людьми и, таким образом, предсказываем большую коммуникативную сложность для таких людей по сравнению с людьми в единицах с низкой плотностью. Этот аргумент о плотности единиц является одним из способов, при помощи которых две единицы с равным числом людей могут, тем не менее, иметь разную социальную и коммуникативную сложность.

(iii) Роли членов подразделения

Единицы, в которых существует большее количество различных социальных ролей, представляют большую социальную сложность, чем единицы с очень небольшим количеством различных социальных ролей. Например, одна группа может содержать пострепродуктивных самок и самцов, репродуктивных самок и самцов, репродуктивно зрелых, но не размножающихся молодых взрослых особей, группы потомства из предыдущего сезона размножения и группы текущего потомства, тогда как другая группа может содержать репродуктивных самок. и самцы и их группы текущего потомства.Первая группа будет больше представлять собой «информационный центр» и больше единиц коллективного адаптивного поведения из-за разнообразия социальных ролей по сравнению со второй группой. Таким образом, мы могли бы предсказать большую сложность коммуникативных сигналов в единицах с более отчетливыми социальными ролями по сравнению с группами с меньшим количеством различных социальных ролей. Этот аргумент о ролях членов отряда — еще один способ, которым две единицы с равным числом людей могут, тем не менее, иметь разную социальную и коммуникативную сложность.

(iv) Эгалитарная структура единиц

У многих видов с относительно стабильными многоиндивидуальными единицами существуют относительно стабильные иерархии доминирования среди членов. Сильно линейные иерархии доминирования — это иерархии, в которых наиболее доминирующий индивидуум вытесняет (как один поведенческий пример) всех других членов и не вытесняется никем, второй по величине доминирующий индивидуум вытесняет всех других членов, кроме наиболее доминирующего индивидуума, и не вытесняется никем. кроме наиболее доминирующего индивида и так далее до самого низа иерархии и наименее доминирующего, наиболее подчиненного индивида.В таких крутых линейных иерархиях степень возможных отношений внутри подразделения — особенно в форме направленных отношений — часто сильно ограничивается иерархией. В более эгалитарных обществах, в которых отсутствует строго линейная иерархия («умеренный деспотизм» у Schjelderup-Ebbe [13]), по определению наблюдается больше обращений агонистических взаимодействий, так что наиболее доминирующие индивидуумы вытесняют (продолжая поведенческий пример) всех других индивидуумов. больше, чем они вытесняют его, но многие из них иногда вытесняют его, и так далее по иерархии до наименее доминирующего, наиболее подчиненного человека.Помимо показателей агонистического поведения и иерархий доминирования, для оценки того, насколько эгалитарной или деспотичной может быть группа, могут оказаться полезными меры аффилиативного или сближения и согласования взаимодействий. Теория сетей предлагает набор различных индексов социальных структур в группах, которые должны обеспечивать чувствительные показатели социальной сложности и разнообразия направленных отношений внутри групп [48–52]. Поэтому из-за большего разнообразия направленных отношений более эгалитарные сети должны обладать большей коммуникативной сложностью, чем менее эгалитарные, более «деспотические» группы.Этот аргумент эгалитарной структуры — еще один из способов, которыми две единицы с равным числом людей могут, тем не менее, иметь разную социальную и коммуникативную сложность.

(v) Размер жилища и ареала единицы

Когда группы или отдельные лица имеют относительно небольшие ареалы проживания, из-за большей плотности людей в окружающей местности они, вероятно, будут взаимодействовать с другими (дополнительными) индивидуумами с большей скоростью [ 53]. Если домашние ареалы стабильны не только в пространстве, но и в течение длительных периодов времени, животные, вероятно, будут взаимодействовать с одними и теми же людьми на границах домашнего ареала в течение длительных периодов времени.В более рассредоточенных таксонах с более крупными ареалами обитания уровень социальных взаимодействий с дополнительными единицами будет ниже. Таким образом, мы могли бы ожидать более широкую и более сложную социальную сеть для таксонов с меньшими ареалами обитания и, таким образом, предсказывать большую коммуникативную сложность по сравнению с таксонами с более крупными ареалами обитания, предполагая аналогичные общие скорости передвижения.

(vi) Стабильные и нестабильные блоки

Трудно произвести однозначный прогноз в отношении блоков, которые различаются по устойчивости элементов.Как описано выше в отношении размеров единиц, которые могут быть внешне огромными (например, сотни гелад в скоплении или «стаде»), но чьи основные единицы могут быть значительно меньше (например, десятки гелад в единицах из одного самца), единицы, которые являются очень изменчивый с точки зрения членства, трудно охарактеризовать с точки зрения более простых показателей, таких как размер единицы или плотность единицы. Особи некоторых видов всегда можно найти в группах, но для каждого отдельного индивидуума сеть взаимодействующих особей может полностью измениться с течением времени.С другой стороны, у некоторых видов с подвижной социальной структурой социальная сеть индивида может быть измеримой и конечной. Например, большие синицы, Parus major , являются разновидностью парных певчих птиц, которые демонстрируют «базовую структуру стада» — особи встречаются в стаях, которые со временем меняют свой состав и смешиваются с особями других стай в космосе. Сообщается, что размеры стаи больших синиц достигают 20–50 особей [54,55] или редко состоят из более чем двух особей [54,56].Возможно, разные методологии, определения стад и временные рамки этих исследований являются причиной разных оценок размера групп. В любом случае мы считаем, что у видов с нестабильной или даже полустабильной структурой групп (например, большие синицы) исследователи должны уделять гораздо больше внимания измерениям социальных сетей, таким как оценки размера сети, разнообразия и эгалитарной структуры, о которых говорилось выше. Эти меры, вероятно, предоставят более точные метрики для сравнения социальной сложности различных видов или популяций, чем более простые метрики, такие как размер группы.

3. Краткий обзор доказательств того, что социальная сложность влияет на коммуникативную сложность

Здесь мы кратко рассмотрим работу на сегодняшний день о потенциальных связях между социальной сложностью и коммуникативной сложностью у животных. В большей части этой работы использовались сравнительные подходы с участием двух или более видов, при этом некоторые применяли филогенетические сравнительные методы [40] для проверки роли социальной сложности в коммуникативной сложности в рамках явной эволюционной структуры. В более поздних исследованиях все чаще используются новые наборы поведенческих данных, охватывающие несколько видов, для выполнения филогенетического сравнительного анализа, который проверяет, в какой степени социальная сложность лежит в основе эволюции коммуникативной сложности между видами.Сравнительный метод — мощный инструмент для проверки гипотезы социальной сложности, и мы надеемся, что больше исследователей будут использовать такие подходы и растущую доступность больших наборов поведенческих данных в будущем. Еще одно направление, которое может оказаться плодотворным, — это подход к развитию, который будет особенно информативным для определения пластичности коммуникативной сложности внутри видов как функции социальной среды. У молодых людей, рожденных или вылупившихся из более сложных в социальном отношении групп, в конечном итоге развивается более сложная коммуникативная система по сравнению с людьми, рожденными или вылупившимися из менее сложных групп? Этот приближенный подход может предложить мощный способ проверить гипотезу социальной сложности, поскольку этот подход может предлагать экспериментальную проверку на некоторых видах.Если исследователи смогут экспериментально манипулировать социальной сложностью групп, они смогут напрямую проверить, является ли социальная сложность причинным фактором коммуникативной сложности людей.

Мы начинаем с обсуждения наиболее изученного сигнального канала для гипотезы социальной сложности — голосовой сигнализации. Затем мы обсуждаем некоторую работу, которая была проделана по другому каналу — визуальной сигнализации. Исследования других модальностей сигналов реже, и они оставлены для более позднего раздела (см. §5).Мы действительно отмечаем захватывающие события в вопросе социальной сложности и разнообразия химических сигналов, зарегистрированные недавно у нечеловеческих видов приматов [57,58].

(a) Акустический канал

Большинство современных доказательств гипотезы социальной сложности получено в результате изучения голосовой коммуникации. Это не следует рассматривать как свидетельство того, что социальная сложность играет более важную роль в эволюции сложности слухового канала по сравнению с другими модальностями сигнала. Скорее, это скорее отражает акцент на вокализации при изучении общения животных в более общем плане.Это понятно, учитывая, насколько звуки животных знакомы людям (большинство людей ценят красоту пения птиц, в то время как немногие люди — даже биологи! — даже осведомлены о сложных визуальных эффектах, выполняемых некоторыми рептилиями и другими животными), а также из-за раннего разработка методов количественной оценки и экспериментирования со звуками животных, особенно в полевых условиях [59].

В одном из самых ранних наборов данных, предполагающих роль социальной сложности в сложности голосовых сигналов, Крудсма [60] описал размер песенного репертуара у девяти видов крапивников (семейство Troglodytidae).Основным результатом исследования была взаимосвязь между системой спаривания и размером песенного репертуара. Самцы у высоко полигамных видов имели гораздо больший репертуар песен, чем самцы у более моногамных видов, что предполагает роль полового отбора в размере песенного репертуара. Дополнительный результат, полученный в результате исследования, касался показателей внутривидовых встреч — те виды, у которых особи встречались с наибольшей плотностью видов и с относительно низким разнообразием других видов птиц, как правило, имели больший и более сложный репертуар песен, чем те виды, у которых встречались особи. при более низкой плотности вида.

Blumstein & Armitage [61] выполнили первую явную сравнительную проверку гипотезы социальной сложности, используя данные о 22 видах наземных щитовидных (род = Cynomus , четыре вида; Marmota , семь видов; Spermophilus ). , 11 видов). Авторы оценили социальную сложность с помощью расчетов по теории информации, которые учитывали разнообразие различных социальных ролей в группах каждого вида. Коммуникативная сложность описывалась количеством отчетливых сигналов тревоги, которыми обладал каждый вид.Авторы обнаружили общую положительную взаимосвязь между их индексом социальной сложности и количеством тревожных сигналов в репертуаре видов, хотя эффект был чувствителен к конкретному филогенетическому дереву, используемому в анализе. Однако Pollard и Blumstein [62] обновили этот анализ, используя самую последнюю информацию о филогении sciurid, и подтвердили этот предыдущий результат. Данные другой группы млекопитающих — семейства Herpestidae — дополнительно подтверждают выводы Blumstein & Armitage. Например, социальные виды мангустов, такие как облигатно социальные сурикаты, Suricata suricatta , [63,64] и факультативно социальные желтые мангусты, Cynictis penicillata , [65] имеют более разнообразные системы призывов, особенно с точки зрения призывов. связаны с принадлежностью — по сравнению с более одиночными видами мангустов, такими как стройные мангусты, Herpestes sanguineus [66].

Wilkinson [67] сравнил сложность вызовов изоляции младенцев восьми разных видов летучих мышей и обнаружил сильную положительную взаимосвязь между размером колонии вида и объемом информации в их системах вызова изоляции. Интерпретация здесь заключается в том, что у видов с огромными размерами колоний, таких как мексикано-бразильская летучая мышь со свободным хвостом, Tadarida brasiliensis , существует потребность в максимальной индивидуальной различимости в звуках изоляции, чтобы увеличить шансы на распознавание родитель-младенец.У видов с гораздо меньшим размером колонии, таких как летучие мыши Шлиффена, Nycticeinops schleffenii , которые часто населяют одиночно, система изолированного вызова содержит гораздо меньше информации — гораздо меньше вариаций акустических параметров звуков у младенцев этих видов. С другой стороны, хотя размер группы, по-видимому, является сильным предиктором сложности вызова для этой единственной системы вызова, в других аспектах вокального репертуара летучих мышей мало свидетельств, позволяющих предположить взаимосвязь между социальной сложностью (например, стабильностью социальных групп и социальной структурой). связи между людьми) и вокальной сложности [67].

Наконец, Маккомб и Семпл [68] сравнили данные о размерах групп, времени, которое люди потратили на уход (в качестве меры социальных связей) и размере вокального репертуара для 42 видов приматов, кроме человека. Используя филогенетический сравнительный анализ, они обнаружили, что и размер группы, и время, потраченное на уход, были сильно связаны с размером вокального репертуара у этих видов. Эти результаты согласуются с утвержденным здесь понятием, что увеличение социальной сложности (размер группы и время, затрачиваемое на уход) может привести к увеличению сложности вокала.Однако авторы также указали, что направление причинной связи было неясным, потому что половой или естественный отбор мог первоначально привести к эволюции вокальной сложности, которая затем сделала возможными большие размеры групп или более сложные социальные структуры у этих видов.

Freeberg [42] провел экспериментальное исследование с участием кур Каролина, Poecile carolinensis , которое позволило провести более подробный причинно-следственный анализ. Зависимым показателем в исследовании был объем информации в телефонных звонках отдельных лиц.Этот призыв является наиболее распространенным голосовым сигналом, используемым людьми в течение года, и действует в социальной сплоченности [69–72]. Кажется, существует взаимосвязь между производительностью криков цыплят и социальной принадлежностью у этого вида. Пленные самцы, которых часто находили в непосредственной близости со своей компаньонкой-самкой, производили больше криков цыпленка по сравнению с самцами, которые редко встречались в непосредственной близости от той же самки, с которой они были размещены [73]. В экспериментальном исследовании [42] в вольерах были сформированы содержащиеся в неволе стаи цыплят, размер группы которых варьировался из двух, четырех или шести птиц (что находится в диапазоне нормальных размеров стада для данной популяции).Примерно через один месяц такого содержания в неволе птицы в больших стаях издавали крики цыплят с большим количеством информации, чем птицы из стай меньшего размера. Больше информации в этих криках было получено из большего разнообразия типов нот и комбинаций типов нот в произведенных криках — птицы в больших группах издавали крики с большим разнообразием в составе нот по сравнению с птицами в меньших группах. Изменения в составе нот в криках цыплят этого вида были связаны с обнаружением хищников [74–76], обнаружением пищи [77,78] и поведением сигнальщиков в полете [79,80].Исследование Freeberg [42] представило первое экспериментальное свидетельство того, что различия в социальной сложности (размер группы) могут приводить к пластическим изменениям вокальной сложности (информация в голосовых сигнальных системах). Эти различия в количестве информации в криках цыплят у индивидуумов в экспериментально измененных размерах групп совпадали с различиями в звонках, полученных в результате естественных наблюдений за дикими цыплятами, размер группы которых варьировался во время записи.

(b) Визуальный канал

Одним из первых крупных сравнительных исследований для оценки взаимосвязи между социальной сложностью и сложностью визуальных сигналов было исследование Роуэра [81] изменения оперения у 29 видов птиц (отряды Piciformes и Passeriformes) по отношению к структура социальной группировки в месяцы перезимовки.Виды, которые «стекались», обладали большей изменчивостью оперения, чем виды, которые «обитали / разошлись». Интерпретация Роуэра заключалась в том, что большая индивидуальная самобытность в оперении необходима в больших социальных группах для индивидуального распознавания или для оценки статуса относительного доминирования, и такая изменчивость оперения не требуется в одиночных или очень малых группах (например, парах самка-самец), которые защищают территории [ 81]. Очень необходимым продолжением этой работы будет сравнительный анализ, включающий филогенетические отношения между сравниваемыми видами.

Maestripieri [82] сравнил три вида макак (род Macaca ) с точки зрения их уровня социальной сплоченности и разнообразия использования жестов в их репертуаре визуального отображения. Эти три вида были довольно похожи друг на друга в использовании жестов доминирования и подчинения, но они различались в использовании жестов принадлежности и привязанности. Макаки-резус ( Macaca mulatta ), наиболее деспотичные из трех видов и обладающие наибольшим социальным избеганием, использовали значительно меньше жестов в общих социальных взаимодействиях и контекстах по сравнению с двумя видами с большей социальной сложностью.Хотя трудно сделать какие-либо убедительные утверждения с эффективным N из 3, эти данные, тем не менее, согласуются с гипотезой социальной сложности. Совсем недавно Добсон [83] провел исследование 12 видов приматов, отличных от человека, и сравнил размер группы с разнообразием выражений лиц, используемых представителями этих видов. Используя филогенетический подход, Добсон [83] обнаружил, что размер группы приматов, отличных от человека, является сильным предиктором разнообразия мимики. Если взять вместе эти два исследования нечеловеческих приматов, то мы получим поддержку раннего представления, выдвинутого Дарвином [5], что у социально сложных видов жесты и выражения должны быть столь же важны для передачи сигналов, как и голосовые сигналы.

В исследовании нептичьих рептилий Ord et al. [84] оценил репертуар различных поз, которые развивают основные визуальные проявления «кивка головы» и «отталкивания» 122 территориальных видов ящериц (семейства Iguanidae и Agamidae). Авторы использовали филогенетические регрессии и реконструкции состояния предков, чтобы показать, что наличие небольшого ареала обитания в значительной степени предсказывало наличие у видов большого репертуара модификаторов отображения, так как это были древесные животные и охота на движущуюся добычу.Одна из возможностей состоит в том, что небольшие домашние ареалы приводят к усилению конкуренции между мужчинами на более близких или перекрывающихся территориальных границах, что приводит к усилению давления отбора для более широкого репертуара. Эта интерпретация следует из предыдущего исследования тех же авторов, показывающего положительную взаимосвязь между индексом интенсивности территориальной конкуренции и большим репертуаром [43]. Хотя вариации в половом отборе не всегда должны отражать вариации социальной сложности per se , отбор, который является результатом частых и часто интенсивных социальных взаимодействий (например,грамм. территориальные встречи, ухаживания) действительно подпадают под наше определение социальной сложности. Другая возможность, предложенная авторами, заключается в том, что виды с преимущественно травоядным питанием менее способны защищать территории из-за природы пищевых ресурсов, и поэтому могут столкнуться с меньшим давлением отбора из-за территориальности и, следовательно, из-за агрессивных визуальных сигналов, что приводит к меньшему репертуару модификаторов отображения. у травоядных видов, которые часто имеют большие ареалы обитания [85]. Это также согласуется с гипотезами социальной сложности: по мере того, как интенсивность или частота взаимодействий у травоядных видов уменьшается (снижается социальность), мы могли бы спрогнозировать эволюцию простых сигналов или даже эволюционную потерю этого типа сигнальной системы в целом.

4. Социальная сложность как движущая сила общения

В то время как размер группы и ролевая структура являются важными аспектами социальной сложности, эволюция связанных социальных систем [86] в некоторых линиях млекопитающих и птиц добавляет еще один уровень сложности. Хотя парная моногамия может показаться одной из простейших форм групповой жизни, на самом деле когнитивные потребности для поддержания такого рода парных отношений во времени кажутся намного большими, чем те, которые требуются для поддержания гораздо более крупных социальных групп, в которых существуют отношения. менее интенсивный, менее структурированный и более случайный [87,88].Одна из причин этого заключается в том, что членам пары необходимо гораздо более тонко оценивать потребности и намерения друг друга, чем в случае, когда отношения носят более случайный и «сиюминутный характер». Таким образом, в большой социальной группе с беспорядочными спариваниями отношения индивидов могут быть основаны на простой памяти о нескольких последних встречах (кто выиграл, кто проиграл). Предсказать, как поведет себя другой человек, можно даже на основе общих правил (он больше меня?). Напротив, в связанных отношениях индивиды должны быть лучше знакомы с другим членом диады и иметь возможность более тонко и разборчиво реагировать на сигналы, чтобы не дестабилизировать связь.Приматы довели эту тенденцию до предела, обобщив парные отношения на других людей, чтобы создать «дружбу» [89].

Одним из примеров такой социальной сложности является тот факт, что у приматов союзы (обычно опосредованные социальным уходом) устанавливаются задолго до того, как они будут необходимы, тогда как у других видов союзы более типичны «сиюминутно» [90]. . Поскольку будущая надежность альянса легко подрывается, например, из-за того, что один член угрожает другому или не может прийти к его поддержке при нападении третьей стороны, отношения, которые были повреждены таким образом, восстанавливаются почти уникальным процессом. известное как «примирение», при котором одна сторона обычно ухаживает за другой стороной, прикасается к ней или дает ей контактные звонки или другие голосовые сигналы [91–93].Другим примером сложности сигнализации является использование « мета-сигналов », таких как воспроизведение лиц с открытым ртом (ROM) и воспроизведение вокализаций, чтобы прокомментировать значимость действия (по сути, « Я собираюсь укусить вас, но не принимайте это всерьез »[94,95]).

Эти поведенческие сложности, связанные со связанными отношениями (и более высокими требованиями к когнитивной обработке, которые, предположительно, лежат в их основе), отражаются в более крупном мозге, и особенно в неокортексе, парных видов по сравнению с теми, которые имеют полигамные системы спаривания у млекопитающих и птиц в целом [87 , 96], и в частности у антропоидных приматов [97–99].В более общем плане, этот фазовый переход во взаимоотношениях и сложности сигналов может быть связан с видами умственных способностей (т. Е. Способностью читать мыслительные состояния другого человека, чтобы понять его намерения и оценить их конкретную точку зрения), которые являются важной особенностью социальная жизнь человека, предшественники которой уже могут быть обнаружены в социальном познании приматов и, возможно, более широко связаны у птиц и млекопитающих с парной социальностью [99].То, что эти виды навыков ментализации требуют когнитивной работы (и, следовательно, требуют привлечения большего количества нейронного материала для их обработки), было показано нейровизуализационными исследованиями людей, демонстрирующими, что индивидуальные различия в умственных способностях ментализации коррелируют с объемными различиями в тех областях мозга, которые, как известно, иметь важное значение для базовой теории умственных способностей [44,45]. Что еще более важно, оказывается, что существует параметрический эффект на рекрутирование нейронов в этих регионах, когда субъекты работают на все более высоких уровнях преднамеренности [100].

Такие соображения могут привести нас к предположению, что сложность репертуара сигналов должна быть более сложной у таких видов, независимо от размера группы. Хотя это предсказание никогда не проверялось, безусловно, приматы обладают необычно подвижной лицевой мускулатурой [83] и, следовательно, могут иметь более широкий диапазон лицевых сигналов по сравнению с большинством других млекопитающих. Учитывая связанный характер всех групп приматов, мы можем также предсказать, что виды, которые живут в больших полигамных группах, будут иметь более сложные системы коммуникации, чем те, которые живут в моногамных парах.Однако нет никаких доказательств того, что размер репертуара лицевых сигналов или размер голосового репертуара больше у полигамных видов, чем у парных видов, если размер группы частично сокращен (данные Добсона [83]: t = 1,748, df = 10, p = 0,105; используя средние значения для рода, данные McComb & Semple [68]: t = 0,003, df = 20, p = 0,997).

Второй аспект социальной сложности — это разделение группы на несколько слоев, как это обычно бывает у антропоидных приматов (включая людей), но также и у ряда других социально сложных млекопитающих, таких как слоны и косатки [101,102] .Что делает эти социальные системы сложными, так это то, что структура сети не обязательно параллельна размеру социальной группы, а скорее зависит от того факта, что отношения в разных слоях имеют разные качества [103]. Следовательно, можно ожидать, что сложность сигнала связана со структурной сложностью сети , а также с размером группы у этих видов.

Предельным случаем с точки зрения социальной сложности неизбежно является наш собственный вид.Даже по стандартам приматов люди живут в необычно больших и сложно организованных обществах [101,104]. Это вызывает вопрос о том, являются ли репертуары сигналов человека просто пропорционально большими, чем репертуары других приматов (относительно различий в размере групп), или они представляют собой фазовый сдвиг в качественной сложности, чтобы приспособиться к большему размеру и большей сложности человеческих обществ. Несомненно, некоторые обычные невербальные сигналы, подобные приматам, имеют более сложную форму у людей, чем у других близкородственных приматов, таких как обезьяны (например, смех [105,106]).Однако эта гипотеза еще не проверена официально.

Хотя человеческое выражение лица было изучено довольно подробно, начиная, как мы уже отметили, с самого Дарвина [5], большая часть этого исследования была сосредоточена на демонстрации универсальности или культурной специфики выражений лица человека, которые были несколько в ловушке коварных дебатов о природе и воспитании. К сожалению, немногие из этих исследований позволяют нам провести сравнительный кросс-культурный анализ. Большинство из них страдают от дизайнерских проблем (не в последнюю очередь из-за того, что они неизменно включают принудительный выбор названия эмоций из неподвижных фотографий), что затрудняет какие-либо твердые выводы в любом случае [107].В лучшем случае, наиболее убедительный вывод, который мы можем сделать из этих исследований, заключается в том, что знакомство с западной культурой является лучшим предиктором способности правильно называть выражения эмоций на лице [107]. Что еще хуже, почти все эти исследования сосредоточены на лицевых сигналах для нескольких эмоциональных состояний (счастье, грусть, гнев и т. Д.) И игнорируют многие другие лицевые сигналы, которые обычно используют люди (кивки, подмигивания, ухмылки, смех, надутые губы). , качает головой и т. д.). В единственном подробном натуралистическом кросс-культурном исследовании Эйбл-Эйбесфельд [108] сообщил о многих культурных универсалиях, но также и о ряде заметных культурных различий (особенно в способах передачи сигналов утверждения и отрицания).К сожалению, работая в классической этологической традиции, Эйбл-Эйбесфельдт [108] не предоставляет данных, которые позволили бы нам провести количественный кросс-культурный анализ. Тем не менее, взятые вместе, эти результаты, кажется, действительно предполагают роль усвоенной гибкости в передаче сигналов и распознавании сигналов, которая оставляет открытой возможность для взаимосвязи между сложностью сигнала и социальной сложностью или размером сообщества. Но это, в лучшем случае, предположение, и гипотеза ожидает детальной проверки.

Хотя неясно, является ли репертуар человеческих лицевых или невербальных сигналов шире, чем у других приматов, очевидно, что язык, по крайней мере, добавляет уровень сложности сигналов, который не имеет себе равных среди других видов. Это подозрительно похоже на фазовый переход, при котором был открыт новый канал связи, потому что более традиционные каналы (то есть неголосовые сигналы) достигли асимптотического предела и не могут быть растянуты дальше [29]. Если эти закономерности верны, то с точки зрения самого языка можно предсказать, что будет связь между сложностью языка и размером социального сообщества.В этом контексте подходящей социальной группой является языковое сообщество (то есть все, кто говорит на одном языке), которое может исчисляться миллионами, а не социальное сообщество в когнитивном смысле (кого вы знаете?). Однако, вопреки предсказаниям, фонологическая и морфологическая сложность человеческих языков на отрицательно связана с размером сообщества на [109]. Кажется, что чем большему количеству людей необходимо говорить на языке, тем проще должны быть его морфологическая структура и грамматика.Скорее всего, это отражает ограничения передачи, но, возможно, и дрейф. Однако, имея гораздо более подробные данные о языковой структуре для очень большого числа языков (более 2000), это явно предоставляет широкие возможности для проверки гипотезы социальной сложности.

5. Ограничения текущих знаний и альтернативные пути к коммуникативной сложности

В то время как гипотеза социальной сложности является интуитивным объяснением того, почему развивается коммуникативная сложность и поддерживается рядом исследований как на ближайшем, так и на конечном уровне, существуют критические пробелы в нашем понимании того, как возникает коммуникативная сложность.Общность гипотезы социальной сложности основывается на диапазоне таксономических групп и модальностей сигналов, которые демонстрируют связь между социальной сложностью и коммуникативной сложностью. Большая часть существующих доказательств гипотезы социальной сложности ограничивается птицами и млекопитающими, а также голосовым общением как основным каналом исследования. Тем не менее, в мире природы существует множество разнообразных организмов, которые в значительной степени полагаются на общение (рыбы, рептилии, земноводные, ракообразные, насекомые и другие беспозвоночные) и делают это в различных модальностях (визуальных, обонятельных, тактильных / вибрационных и электрические).В той или иной степени коммуникативная сложность внутри конкретной сигнальной системы варьируется среди всех близкородственных видов, равно как и относительная социальная сложность этих таксонов. Мы утверждаем, что гипотеза социальной сложности имеет гораздо более широкое значение, чем предполагают текущие исследования, но степень этой актуальности неясна из-за нехватки исследований видов, выходящих за рамки типичных модельных систем, используемых в коммуникации, и неголосовых форм коммуникации.

Кроме того, мы очень мало знаем об относительной роли социальных и несоциальных факторов, которые управляют или ограничивают эволюцию коммуникативной сложности в таксонах, которые были изучены на сегодняшний день.Существуют и другие способы развития коммуникативной сложности, связанные с увеличением социальной сложности или независимо от нее, и эти альтернативы необходимо оценить, если мы хотим получить полное представление о том, как развивается коммуникативная сложность. Хотя мы неизбежно рассматриваем социальную сложность как важный, действительно фундаментальный фактор сложности коммуникации, важно иметь возможность исключить альтернативные объяснения, которые могут привести к различиям в сложности коммуникации между таксонами.По сути, они обеспечивают нулевую гипотезу, против которой нужно проверять предсказания гипотезы социальной сложности. В других случаях они могут оказывать давление отбора, которое действует против давления, создаваемого социальной сложностью, таким образом ограничивая эволюцию коммуникативной сложности в тех случаях, когда мы можем предсказать, что это произойдет. Мы кратко рассмотрим некоторые из наиболее важных из этих возможностей.

(a) Среда обитания

Физическая среда играет важную роль в формировании дизайна сигналов животных для большинства таксонов, независимо от функции или используемого способа коммуникации [110,111].Это связано с тем, что свойства окружающей среды ограничивают тип сигналов, которые будут легко обнаруживаться и оцениваться приемниками, что приводит к выбору одних схем сигналов по сравнению с другими. Окружающая среда часто используется как объяснение происхождения разнообразия сигналов среди близкородственных видов, когда эти виды общаются в средах обитания, которые различаются условиями, влияющими на прием сигнала [112]. Условия, которые могут привести к ухудшению качества сигнала, включают фоновый шум, который маскирует вызовы [113] или дисплеи [114], или плохое освещение, которое снижает видимость орнаментов [115] или дисплеев [116].Эти переменные среды обычно рассматриваются как ограничения для дизайна сигнала, а не как факторы, способствующие детализации или разнообразию сигналов. Шум может привести к изменениям в частоте вызовов [117,118] или скорости движения дисплея [119], но его редко считают влиятельным, способствуя увеличению сложности вызова или отображения. Однако есть важные прецеденты, демонстрирующие, как окружающая среда может привести к развитию сложности сигнала. Примеры разработки сигнала, зависящего от среды обитания, включают эволюцию некоторых мультимодальных сигналов, в которых животное использует сигналы, которые включают компоненты более чем в одной модальности (например,грамм. отображение ударов ступней — сигнал вибрации — и заметное украшение на ногах — визуальный сигнал [120]) или эволюция компонентов предупреждения в начале последовательности сигналов [116]. Вопрос не в том, происходит ли выработка сигнала в зависимости от окружающей среды (это происходит; см. Hebets & Papaj [121] для других примеров в дополнение к приведенным выше), а в том, как часто это происходит.

(b) Хищничество

Другая переменная, которая, как чаще считается, действует как ограничение на обработку сигнала, а не как движущая сила для сложности, — это хищничество [122].Сложные сигналы часто являются заметными, а заметные сигналы могут привлечь внимание нежелательных приемников, а также намеченных целей. Классическим примером является лягушка тунгара, у которой самец может произвести брачный крик, который является либо основным по структуре — «скулить», либо более сложным и более привлекательным для самок — «скулить», за которым следует одно или несколько «скулей». патроны »[123,124]. Хищные летучие мыши, тем не менее, могут использовать бросающийся в глаза компонент брачного призыва, чтобы сосредоточиться на вызове самцов, более эффективно, чем если бы этот зов был просто оставлен на нытье [125,126].Когда вероятность хищничества высока, самцы идут на компромисс в отношении сложности сигнала и производят только самый простой сигнал, даже несмотря на то, что крики, содержащие компоненты «клюв», дают самцам преимущество в привлечении самок [125].

Тем не менее, хищничество может способствовать развитию коммуникативной сложности множеством различных способов. Например, давление хищников у обезьян Кэмпбелла может приводить к сложности голосовых сигналов за счет вариаций в том, как сигналы объединяются в последовательности [127]. Коммуникативная сложность также может возникать в результате эволюции совершенно новых сигналов, которые увеличивают размер репертуара сигналов без изменения частоты или характера социальных взаимодействий между сородичами.Ярким примером является эволюция сигналов сдерживания преследования. Считается, что «остановка» газелей Томсона сигнализирует хищнику, что он потерял элемент неожиданности, и честно заявляет о физическом состоянии, и, следовательно, о низкой вероятности поимки [128]. Недавнее открытие ранее неизвестной модальности сигнала у сусликов является еще одним примером. Самки калифорнийских сусликов используют заметный хвост, чтобы змеи не могли проникнуть в норы, в которых укрываются щенки.В присутствии чувствительной к инфракрасному излучению ямы гадюки, такие как гремучие змеи, самки вырабатывают сигнал движения хвоста (визуальный сигнал) с помощью лучистого тепла, увеличивая приток крови к своим хвостам (инфракрасный сигнал, [129]). Это увлекательный случай, когда сигнал превратился из одной модальности в две. Другие примеры хищничества, ведущие к разработке дизайна сигналов или размера репертуара, можно найти в электрических сигналах слабоэлектрических рыб [130] и тревожных криках обезьян Дианы [131]; в обоих случаях не было изменений в социальной сложности, хотя в случае электрических рыбок возросшая сложность сигналов стала важной при выборе партнера после его развития [130].

(c) Распознавание видов

Когда животные часто сталкиваются с сородичами в окружающей среде, у животных есть явные селективные преимущества, позволяющие отличать сородичей от гетероспецифических как в контексте спаривания, так и в территориальном контексте (обзор в Ord et al . [132]). Это, в свою очередь, должно привести к значительному селективному давлению на социальные сигналы, чтобы передать надежные сигналы об идентичности видов. Многие исследования подтвердили, что видоспецифические компоненты существуют в сигналах спаривания и территориальных сигналах [132].Кажется разумным ожидать, что частота встреч с симпатрическими видами, особенно с похожими по внешнему виду и экологии (например, с гетероспецифическими, принадлежащими к одному или близкородственным родам), будет способствовать усложнению конструкции сигналов или репертуара. Смещение характера — феномен экологической и фенотипической дивергенции, когда ранее аллопатрические виды вступают в контакт [133], — происходит в сигнальных системах. Однако, когда встречи обычно происходят между несколькими сородичами (например,грамм. двух видов), смещение характера с большей вероятностью вызовет расхождение в характеристиках сигнала, чем эволюцию коммуникативной сложности per se (например, сдвиг в песне или частоте голоса, который минимизирует перекрытие между песнями или криками симпатрического гетероспецифического человека [134,135] ). В большинстве случаев путь наименьшего сопротивления состоит в том, чтобы изменить существующую характеристику сигнала (например, частоту песни), а не усложнять систему связи (например, совершенно новую ноту или слог в песне).

Ситуация меняется, когда виды начинают встречаться с множеством различных сородичей. В многолюдном сообществе общающихся животных единственным жизнеспособным решением может быть увеличение общей сложности сигнала, потому что диапазон возможных модификаций существующих характеристик сигнала, которые минимизируют перекрытие со всеми другими гетероспецифическими сигналами, сильно ограничен. Это должно привести к эволюции коммуникативной сложности с увеличением числа встречающихся симпатрических видов, и в природе есть доказательства этого.Карибские ящерицы Anolis , которые частично совпадают со многими симпатрическими сородичами, демонстрируют территориальные демонстрации хэдбоба, которые более сложны, чем виды, которые редко встречаются с другими ящерицами Anolis [40]. У уток, гусей и лебедей развитие ярко окрашенного оперения более вероятно у видов, обитающих в симпатрии, чем у видов, обитающих в аллопатрии [136]. Во многом так же, как гипотеза социальной сложности предсказывает, что частота и характер взаимодействий с сородичами будут определять сложность сигнала, частота и диапазон гетероспецифических особей, с которыми сталкивается вид, будут способствовать усложнению более точного распознавания видов.

(d) «Нейтральные» эволюционные процессы

Возможно, наиболее радикальное предположение состоит в том, что коммуникативная сложность может возникать в отсутствие прямого отбора и исключительно из-за стохастической природы эволюции. То есть сложность постепенно накапливается в некоторых сигналах в течение эволюционного времени в результате таких процессов, как генетический дрейф. Это приведет к появлению видов, различающихся по дизайну сигналов из-за различий в количестве, порядке или типе мутаций, возникших в каждой линии.Эволюционные биологи хорошо осведомлены о том, что «нейтральное» фенотипическое изменение (изменение, не выполняющее особой адаптивной функции) является неотъемлемым результатом эволюции. Действительно, первоначальной мотивацией для разработки филогенетических сравнительных методов был статистический учет того факта, что виды накапливают фенотипические изменения с течением времени и имеют тенденцию разделять или отличаться по своим фенотипам в зависимости от их филогенетических взаимоотношений [137]. Исследователи коммуникаций могут быть менее знакомы с представлением о том, что случайные процессы занимают важное место в эволюции и что поведение животных не всегда может быть продуктом текущего или даже прошлого отбора.Поэтому неудивительно, что существует немного исследований, изучающих вопрос о том, лежат ли такие факторы, как генетический дрейф, в основе вариаций сложности сигналов среди близкородственных видов. Тем не менее, мы не должны ожидать, что эволюция коммуникации будет отличаться от других фенотипических признаков.

Одним из характерных признаков нейтральной эволюции является наличие «филогенетического сигнала» в сравнительных наборах данных. Филогенетический сигнал отражает тенденцию близкородственных видов разделять фенотипические характеристики.В контексте сложности сигналов мы должны ожидать, что нейтральная эволюция увеличит коммуникативную сложность в течение эволюционного времени (например, большая сложность сигнала в линиях, у которых было больше времени для развития) и сходства в уровне коммуникативной сложности (высокий или низкий) среди близких родственников. по сравнению с более отдаленными видами. Имеются данные о том, что сложность сигналов имеет тенденцию увеличиваться с возрастом линии и варьировать между таксонами в зависимости от филогенетических отношений в химических сигналах муравьев [138] и Drosophila [139] в голосовых сигналах птиц [140–142] и лягушки [143], а также зрительные сигналы рыб-дартер [144] и ящериц Anolis [40].Мы должны добавить, что к интерпретации филогенетического сигнала следует относиться осторожно, поскольку он может отражать ряд различных биологических факторов (например, консерватизм ниши или стабилизирующий отбор в целом) или статистические артефакты (например, систематические ошибки при выборке таксонов, ошибки измерения фенотипических признаков [145]). ).

Интригующий пример того, как нейтральная эволюция может создавать коммуникативную сложность, представлен Wischmann et al. [146], который изучал траекторию эволюции сигналов в реплицируемых популяциях совместно добывающих пищу роботов.Роботы могли сигнализировать друг другу, мигая синим и зеленым светом. Замечательным результатом этого исследования стала эволюция двух различных форм поведения сигнала: простого сигнала, основанного на мигании света только одного цвета, и другого, в котором использовалась более сложная комбинация обоих цветов. Во всем остальном популяции роботов были идентичны. Это исследование показывает, что, по крайней мере в принципе, коммуникативная сложность может развиваться как произвольный результат мутации и рекомбинации независимо от каких-либо социальных или экологических переменных.Карибские ящерицы Anolis представляют собой потенциальный пример чего-то подобного в природе. Две отдельные клады ящериц встречаются на островах Ямайка и Пуэрто-Рико. Ящерицы на обоих островах используют комбинацию показа хедбобов и удлиненного подвеса для рекламы владения территорией, ящерицы на обоих островах защищают территории в визуально сложных средах обитания (среды, в которых много отвлекающих движений из-за ветреной растительности или плохой видимости со стороны). при слабом освещении [147]), и ящерицы на обоих островах имеют одинаковый уровень конкуренции за территории (напр.грамм. диапазон плотностей видов сопоставим на обоих островах [148]). Однако сигнальная стратегия, используемая ящерицами на Пуэрто-Рико, возможно, более сложна, чем стратегия, используемая ящерицами на Ямайке. Пуэрто-риканские ящерицы улучшают общение, настраивая скорость, продолжительность и синхронизацию своих последовательностей отображения в зависимости от преобладающего уровня визуального шума или окружающего света во время отображения [119, 147, 148]. Ямайские ящерицы, с другой стороны, никоим образом не изменяют производство дисплеев, а, похоже, вместо этого полагаются на использование очень заметного дисплея подвеса [147,148].Две альтернативные сигнальные стратегии, которые кажутся одинаково эффективными при рекламе владения территорией в сложных сигнальных средах [116], которые различаются по сложности, развивались независимо от социальных и экологических факторов. Хотя пластичность сигнала может не соответствовать традиционному определению сложности сигнала (вставка 1), мы используем этот пример, чтобы проиллюстрировать, что различия в сложности поведения могут возникать среди таксонов как очевидное следствие капризов эволюции.

6. Выводы: стремление к причинному выводу

Мы надеемся, что мы доказали (i) что социальная сложность может играть важную роль в формировании коммуникативной сложности у видов животных и (ii) что дальнейшие тесты этой возможной роли будут представляют большой интерес — и очень необходимы — для углубления нашего понимания коммуникативной эволюции.Мы все еще в значительной степени находимся в индуктивной фазе исследования вопроса о том, как сложность социальных групп может влиять на сложность сигнальных систем. Существуют существенные сравнительные, корреляционные и даже экспериментальные данные, подтверждающие аргумент, который мы рассмотрели здесь. С другой стороны, необходимо более основательно перейти к дедуктивной фазе изучения вопроса. Это было одним из основных мотивов для нас при написании этой статьи и для тематического выпуска в целом.Короче говоря, необходимы наборы данных, которые обеспечат надежную проверку гипотезы социальной сложности против альтернатив, таких как давление хищничества или распознавания видов.

Социальная группировка дает существенные преимущества членам группы [149]. Таким образом, социально сложные группы могут обеспечивать «изоляцию» от физической среды, которая не ощущается отдельными людьми в очень простых социальных группах или отдельными людьми. Мы утверждали, что социально сложные группы требуют большей коммуникативной сложности членов группы по сравнению с менее сложными группами, исходя из аргументов о необходимости усиления социального познания (гипотеза социального интеллекта, поднятая выше [16–19]).Следовательно, социальная сложность может возникать в результате увеличения сложности на индивидуальном уровне, обусловленного потребностями более крупных групп или групп с большим разнообразием ролей или отношений. С другой стороны, социальная сложность также может возникать из-за отсутствия изменений или даже из-за того, что сложность индивидуального уровня уменьшается на или даже на в сочетании с большим расхождением индивидуальных ролей в группе. Это теоретизировалось и задокументировано, например, у социальных насекомых [150]. Например, дозорному человеку в группе может не потребоваться подавать сигналы обнаружения пищи, если он никогда не выполняет эту роль в своей группе, а может просто полагаться на других членов группы в получении пищи.Таким образом, мы считаем, что наше понимание коммуникативной сложности будет расти по мере углубления понимания физических нагрузок на окружающую среду, с которыми сталкиваются люди, в дополнение к давлению социальной среды, которое мы здесь подчеркнули.

При рассмотрении альтернативных причин коммуникативной сложности становится очевидным, что направление причинности становится особенно важным при проверке гипотезы социальной сложности. Сложные коммуникативные системы могут развиваться из-за давления, связанного с социальной сложностью, но если сложные коммуникативные системы развиваются по другим причинам, это, в свою очередь, может способствовать эволюции большей социальной сложности среди животных (например,грамм. формирование более крупных социальных групп [68]). Хотя исследования могут продемонстрировать связь между социальной сложностью и коммуникативной сложностью, это само по себе не подтверждает направление причинности, которое явно выражено в гипотезе социальной сложности: социальная сложность управляет коммуникативной сложностью, а не наоборот. Экспериментальные манипуляции [42] помогут, но их все же следует проводить с тщательным учетом других факторов, которые могут повлиять на дизайн сигналов. Филогенетический сравнительный анализ, в котором социальные, экологические и эволюционные факторы сравниваются друг с другом, является еще одним ценным подходом [151].Хотя могут существовать проблемы с филогенетическими методами, реконструирующими состояния предков [152, 153], при тщательном выполнении эти методы могут обеспечить способ определения вероятности того, что социальная сложность предшествует изменениям в сложности сигнала [154]. Анализ пути может быть особенно полезен, поскольку он позволяет нам проверять между альтернативными моделями, которые разделяют эволюционные причины (т. Е. Отбор), и ограничениями, которые необходимо устранить, чтобы позволить эволюционное изменение и его последствия, такие как окна возможностей, которые открывает эволюционное изменение. вверх (пример такого анализа в контексте эволюции мозга приматов см. [98]).Возможно, самая большая проблема, с которой столкнутся будущие исследования, желающие проверить гипотезу социальной сложности, — это найти способ распутать альтернативные давления отбора, которые неизбежно действуют на сложные сигналы животных, и то, как эти факторы связаны с изменениями в дизайне сигналов.

Благодарности

Сначала мы хотим поблагодарить Эмилию Мартинс за то, что много лет назад на собрании Общества по поведению животных Тодду Фрибергу предложили, что сообществу животных, общающемуся с животными, необходим симпозиум или семинар по вопросу коммуникативной сложности.Мы хотим поблагодарить организаторов совместной встречи Международной этологической конференции 2011 года и Общества по изучению поведения животных за выбор симпозиума «Влияет ли социальная сложность на коммуникативную сложность?». Этот симпозиум стал первоначальным импульсом для предложения тематического выпуска, за что мы благодарим редакторов Philosophical Transactions of the Royal Society, B. Мы благодарим двух анонимных рецензентов за полезные комментарии к более раннему черновику этой рукописи.

Список литературы

1.Ламарк Дж. Б. 1809/1963. Philosophie Zoologique (Зоологическая философия). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Хафнер Паблишинг; (Английский перевод Хью Эллиота) [Google Scholar] 2. Брэдбери Дж. У., Веренкамп С. Л. 1998 г. Принципы общения животных. Сандерленд, Массачусетс: Синауэр [Google Scholar] 3. Хайльман Дж. П. 1977 г. Оптические сигналы: общение животных и свет. Блумингтон, Индиана: Издательство Индианского университета [Google Scholar] 4. Уилсон Э. О. 1975 г. Социобиология: новый синтез. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета [Google Scholar] 5.Дарвин К. 1872 г. Выражение эмоций у человека и животных. Лондон, Великобритания: Джон Мюррей (перепечатано: Издательство Чикагского университета, 1965 год; ). [Google Scholar] 6. Мортон Э. С. 1977 г. О наличии и значении мотивационно-структурных правил в некоторых звуках птиц и млекопитающих. Являюсь. Nat. 111, 855–86910.1086 / 283219 (DOI: 10.1086 / 283219) [CrossRef] [Google Scholar] 7. Оуингс Д. Х., Мортон Э. С. 1998 г. Голосовое общение животных: новый подход. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета [Google Scholar] 10.Сейфарт Р. М., Чейни Д. Л., Бергман Т., Фишер Дж., Цубербюлер К., Хаммершмидт К. 2010 г. Центральное значение информации в исследованиях общения животных. Anim. Behav. 80, 3–810.1016 / j.anbehav.2010.04.012 (doi: 10.1016 / j.anbehav.2010.04.012) [CrossRef] [Google Scholar] 11. Бернард Л. Л. 1924 г. Инстинкт: исследование по социальной психологии. Нью-Йорк: Генри Холт и Ко [Google Scholar] 12. Толмен Э. С. 1932 г. Целенаправленное поведение у животных и людей. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Meredith Publishing [Google Scholar] 13.Шельдеруп-Эббе Т. 1935 г. Социальное поведение птиц. В Справочнике по социальной психологии (изд. Мерчисон К.), стр. 947–972. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рассел и Рассел [Google Scholar] 14. Карпентер К. Р. 1934 г. Полевое исследование поведения и социальных отношений воющих обезьян. Комп. Psychol. Monogr. 10, 1–168 [Google Scholar] 15. Торп В. Х. 1956 г. Обучение и инстинкт у животных. Лондон, Великобритания: Метуэн [Google Scholar] 17. Хамфри Н. К. 1976 г. Социальная функция интеллекта. В «Точки роста в этологии» (ред. Бейтсон П.П. Г., Хинде Р. А.), стр. 303–317. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета [Google Scholar] 18. Бирн Р. В., Уайтен А. (ред.) 1988. Макиавеллианский интеллект: социальная экспертиза и эволюция интеллекта у обезьян, обезьян и людей. Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar] 19. Уайтен А., Бирн Р. В. (ред.) 1997. Макиавеллианский интеллект II: расширения и оценки. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета [Google Scholar] 20. Братья Л. 1990 г. Социальный мозг: проект по интеграции поведения приматов и нейрофизиологии в новую область.Concepts Neurosci. 1, 27–51 [Google Scholar] 21. Бартон Р. А., Данбар Р. И. М. 1998 г. Эволюция социального мозга. В Макиавеллистском интеллекте II: расширения и оценки (ред. Уайтен А., Бирн Р. В.), стр. 240–263. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета [Google Scholar] 23. Хаузер М. Д. 1996 г. Эволюция общения. Кембридж, Массачусетс: MIT Press [Google Scholar] 24. Гелл-Манн М. 1994 г. Кварк и ягуар: приключения в простом и сложном. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Генри Холт и компания [Google Scholar] 25.Джонсон Н. 2009 г. Просто сложность: четкое руководство по теории сложности. Оксфорд, Великобритания: Oneworld [Google Scholar] 26. МакШи Д. В., Брэндон Р. Н. 2010 г. Первый закон биологии: тенденция к увеличению разнообразия и сложности в эволюционных системах. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета [Google Scholar] 27. Миллер Дж. Х., Пейдж С. Э. 2007 г. Сложные адаптивные системы: введение в вычислительные модели социальной жизни. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета [Google Scholar] 28. Пейдж С.Э. 2011 г.Разнообразие и сложность. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета [Google Scholar] 31. Фон Берталанфи Л. 1968 г. Общая теория систем: основы, развитие, приложения. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Джордж Бразиллер [Google Scholar] 32. Оллер Д. К., Грибель У. (ред.) 2008. Эволюция коммуникативной гибкости: сложность, креативность и адаптивность в общении людей и животных. Кембридж, Массачусетс: MIT Press [Google Scholar] 33. Смит В. Дж. 1977 г. Поведение общения: этологический подход.Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета [Google Scholar] 34. Марлер П. 1976 г. Социальная организация, общение и дифференцированные сигналы: шимпанзе и горилла. В «Точки роста в этологии» (ред. Бейтсон П. П., Хайнде Р. А.), стр. 239–280. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета [Google Scholar] 35. Веренкамп С. Л. 2000 г. Фора, указатель и условные сигнальные элементы пения птиц. В «Сигнализация и дизайн сигналов в общении с животными» (ред. Эспмарк Ю., Амундсен Т., Розенквист Г.), стр. 277–300 Тронхейм, Норвегия: Tapir Academic Press [Google Scholar] 36.Марлер П. 2004 г. Крики птиц: рог изобилия для общения. В музыке природы: наука о пении птиц (ред. Марлер П., Слаббекорн Х.), стр. 132–177. Амстердам, Нидерланды: Elsevier Academic Press [Google Scholar] 37. Хаммершмидт К., Фишер Дж. 2008 г. Ограничения в производстве голоса приматов. В «Эволюция коммуникативной гибкости: сложность, креативность и адаптивность в общении людей и животных» (ред. Оллер Д. К., Грибель У.), стр. 93–119. Кембридж, Массачусетс: MIT Press [Google Scholar] 38.Шеннон К. Э., Уивер В. 1949 г. Математическая теория коммуникации. Урбана, Иллинойс: University of Illinois Press [Google Scholar] 39. Фриберг Т. М., Лукас Дж. Р. 2011 г. Информационно-теоретические подходы к крикам цыплят каролинских кур ( Poecile carolinensis ). J. Comp. Psychol. 125, 68–81 [PubMed] [Google Scholar] 40. Орд Т. Дж., Мартинс Э. П. 2006 г. Отслеживание происхождения разнообразия сигналов у аноловых ящериц: филогенетические подходы к выводу об эволюции сложного поведения.Anim Behav. 71, 1411–142910.1016 / j.anbehav.2005.12.003 (doi: 10.1016 / j.anbehav.2005.12.003) [CrossRef] [Google Scholar] 48. Вассерман С., Фауст К. 1994 г. Анализ социальных сетей: методы и приложения. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета [Google Scholar] 49. Крофт Д. П., Джеймс Р., Краузе Дж. 2008 г. Изучение социальных сетей животных. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета [Google Scholar] 51. Уайтхед Х. 2008 г. Анализ сообществ животных: количественные методы социального анализа позвоночных.Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета [Google Scholar] 54. Алерстам Т., Нильссон С. Г., Ульфстранд С. 1974 г. Дифференциация ниши зимой у лесных птиц на юге Швеции и на острове Готланд. Ойкос 25, 321–33010.2307 / 3543950 (DOI: 10.2307 / 3543950) [CrossRef] [Google Scholar] 55. Хайнде Р. А. 1952 г. Поведение большой синицы ( Parus major ) и некоторых других родственных ей видов. Поведение (Дополнение) 2, 1–201 [Google Scholar] 56. Алатало Р. В., Карлссон А. 1987 г. Выбор места скопления ивовой синицы Parus montanus на присутствие сибирской синицы Parus cinctus .Омис Фенн. 64, 1–9 [Google Scholar] 57. ДельБарко-Трилло Дж., Беркерт Б. А., Гудвин Т. Э., Дреа К. М. 2011 г. Ночь и день: сравнительное исследование приматов стрепсерин выявляет социоэкологические и филогенетические закономерности в обонятельных сигналах. J. Evol. Биол. 24, 82–9810.1111 / j.1420-9101.2010.02145.x (doi: 10.1111 / j.1420-9101.2010.02145.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 61. Блюмштейн Д. Т., Армитаж К. Б. 1997 г. Управляет ли социальность эволюцией коммуникативной сложности? Сравнительный тест с тревожными сигналами наземной циурид.Являюсь. Nat. 150, 179–20010.1086 / 286062 (DOI: 10.1086 / 286062) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 63. Мансер М. Б. 1998 г. Эволюция слуховой коммуникации у сурикатов, Suricata suricatta . Докторская диссертация, Кембриджский университет, Кембридж, Великобритания [Google Scholar] 66. Бейкер К. М. 1984 г. Социально-заботливое поведение содержащихся в неволе стройных мангустов ( Herpestes sanguineus ). Млекопитающие 48, 43–52 [Google Scholar] 67. Уилкинсон Г. С. 2003 г. Социальная и вокальная сложность у летучих мышей. В социальной сложности животных: интеллект, культура и индивидуализированные общества (ред. ДеВаал Ф.Б. М., Тяк П. Л.), стр. 322–341. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета [Google Scholar] 69. Хайльман Дж. П., Фикен М. С. 1996 г. Сравнительный анализ вокального репертуара применительно к синицам. В экологии и эволюции акустической коммуникации у птиц (ред. Кроудсма Д. Э., Миллер Э. Х.), стр. 136–159. Итака, Нью-Йорк: Comstock Publishing [Google Scholar] 70. Лукас Дж. Р., Фриберг Т. М. 2007 г. «Информация» и вызов цыпленка: общение со сложной голосовой системой. В кн .: Экология и поведение синих и синиц: комплексный подход (под ред.Оттер К. А.), стр. 199–213. Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar] 71. Крепкий К. Б., Блумфилд Л. Л., Чарриер И., Ли Т. Т.-Й. 2007 г. Вокальное производство и восприятие синицы: комплексный подход к пониманию акустической коммуникации. В книге «Экология и поведение синиц и синиц: комплексный подход» (ред. Оттер К. А.), стр. 153–166. Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar] 74. Нолен М. Т., Лукас Дж. Р. 2009 г. Асимметрия в поведении моббинга и коррелированная интенсивность во время моббинга хищников поползнями, синицами и синицами.Anim. Behav. 77, 1137–114610.1016 / j.anbehav.2009.01.023 (doi: 10.1016 / j.anbehav.2009.01.023) [CrossRef] [Google Scholar] 76. Бартмесс-ЛеВассер Дж., Бранч К. Л., Браунинг С. А., Оуэнс Дж. Л., Фриберг Т. М. 2010 г. Стимулы хищников и кричащее поведение каролинских кур ( Poecile carolinensis ), хохлатых синиц ( Baeolophus bicolor ) и белогрудых поползней ( Sitta carolinensis ). Behav. Ecol. Sociobiol. 64, 1187–119810.1007 / s00265-010-0935-y (doi: 10.1007 / s00265-010-0935-y) [CrossRef] [Google Scholar] 77.Фриберг Т. М., Лукас Дж. Р. 2002 г. Приемники по-разному реагируют на звонки цыплят, различающиеся по составу нот у каролинских синих, Poecile carolinensis . Anim. Behav. 63, 837–84510.1006 / anbe.2001.1981 (DOI: 10.1006 / anbe.2001.1981) [CrossRef] [Google Scholar] 79. Смит С. Т. 1972 г. Коммуникация и другое социальное поведение у Parus carolinensis. Публикация Nuttall Ornithological Club No. 11. Кембридж, Массачусетс: Орнитологический клуб Наттолла [Google Scholar] 80. Фриберг Т. М. 2008 г. Сложность в криках цыплят каролинских цыплят ( Poecile carolinensis ): ассоциации контекста и поведения сигнализатора со структурой вызова.Аук 125, 896–.1525 / auk.2008.07025 (doi: 10.1525 / auk.2008.07025) [CrossRef] [Google Scholar] 82. Маэстрипьери Д. 2005 г. Жестовая коммуникация у трех видов макак ( Macaca mulatta, M. nemestrina, M. arctoides ): использование сигналов в отношении доминирования и социального контекста. Жест 5, 57–7310.1075 / gest.5.1.06mae (doi: 10.1075 / gest.5.1.06mae) [CrossRef] [Google Scholar] 90. Харкорт А. Х. 1992 г. Коалиции и союзы: являются ли приматы более сложными, чем неприматы? В коалициях и альянсах людей и других животных (ред. Харкорт А.Х., де Вааль Ф. Б. М.). Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar] 92. Чейни Д. Л., Сейфарт Р. М., Силк Дж. Б. 1995 г. Роль пехотинцев в примирении противников и облегчении взаимодействия между самками павианов. Anim. Behav. 50, 249–25710.1006 / anbe.1995.0237 (doi: 10.1006 / anbe.1995.0237) [CrossRef] [Google Scholar] 93. Аурели Ф., Кордс М., ван Шайк К. П. 2002 г. Разрешение конфликта после агрессии у стадных животных: прогностическая основа. Anim. Behav. 64, 325–34310.1006 / anbe.2002.3071 (DOI: 10.1006 / anbe.2002.3071) [CrossRef] [Google Scholar] 94. Ван Хофф Дж. А. Р. А. М. 1969 г. Лица катарринских обезьян и обезьян. В этологии приматов (ред. Моррис Д.), стр. 9–88. Гарден-Сити, Нью-Йорк: якорь [Google Scholar] 95. Уоллер Б., Данбар Р. И. М. 2008 г. Дифференциальные поведенческие эффекты «улыбки» и «смеха» у шимпанзе ( Pan troglodytes ). Этология 111, 129–142 [Google Scholar] 96. Шульц С., Данбар Р. И. М. 2010 г. Социальные связи у птиц связаны с размером мозга и зависят от коррелированной эволюции жизненного цикла и увеличения родительского вклада.Биол. J. Linn. Soc. 100, 111–12310.1111 / j.1095-8312.2010.01427.x (doi: 10.1111 / j.1095-8312.2010.01427.x) [CrossRef] [Google Scholar] 99. Данбар Р. И. М. 2011 г. Эволюционная основа социального мозга. В Оксфордском справочнике по социальной нейробиологии (редакторы Decety J., Cacioppo J.), стр. 28–38. Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar] 105. Провин Р. 1996 г. Смех: научное исследование. Лондон, Великобритания: Faber & Faber [Google Scholar] 107. Фридлунд А. Дж. 1994 г. Выражение лица человека: эволюционный взгляд.Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press [Google Scholar] 108. Эйбл-Эйбесфельдт И. 1972 г. Сходства и различия культур в выразительных движениях. В невербальном общении (ред. Хайнде Р. А.), стр. 297–312. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета [Google Scholar] 111. Уайли Р. Х., Ричардс Д. Г. 1982 г. Адаптации для акустической коммуникации у птиц: передача звука и обнаружение сигналов. В Акустическая коммуникация у птиц, vol. 1: особенности производства, восприятия и дизайна звуков (ред. Кроудсма Д.Э., Миллер Э. Х.), стр. 131–181. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press [Google Scholar] 118. Киршель А. Н., Блюмштейн Д. Т., Коэн Р. Э., Бюрманн В., Смит Т. Б., Слаббекорн Х. 2009 г. Пение птиц настроено на окружающую среду: песня зеленого хилии меняется в зависимости от высоты, древесного покрова и шума. Behav. Ecol. 20, 1089–109510.1093 / beheco / arp101 (doi: 10.1093 / beheco / arp101) [CrossRef] [Google Scholar] 120. Хебец Э. А., Страттон Г. Э., Миллер Г. Л. 1996 г. Среда обитания и ухаживание паука-волка Schizocosa retrorsa (Banks) (Araneae, Lycosidae).J. Arachnol. 24, 141–147 [Google Scholar] 134. Хобель Г., Герхардт Х. К. 2003 г. Смещение репродуктивного характера в системе акустической коммуникации зеленых древесных лягушек ( Hyla cinerea ). Эволюция 57, 894–904 [PubMed] [Google Scholar] 136. Фигуэрола Дж., Грин А. Дж. 2000 г. Эволюция полового диморфизма в отношении моделей спаривания, гнездования в полости, изолированности и симпатрии у Anseriformes. Функц. Ecol. 14, 701–71010.1046 / j.1365-2435.2000.00474.x (DOI: 10.1046 / j.1365-2435.2000.00474.x) [CrossRef] [Google Scholar] 142. Päckert M., Martens J., Kosuch J., Назаренко А.А., Вьет М. 2003 г. Филогенетический сигнал в песне гребней и царей (Aves: Regulus ). Эволюция 57, 616–629 [PubMed] [Google Scholar] 144. Гумм Дж. М., Мендельсон Т. К. 2011 г. Эволюция многокомпонентных зрительных сигналов у дартеров (род Etheostoma ). Curr. Zool. 57, 125–139 [Google Scholar] 146. Вишманн С., Флореано Д., Келлер Л. 2012 г. Историческая непредвиденная ситуация влияет на сигнальные стратегии и конкурентные способности в развивающихся популяциях смоделированных роботов.Proc. Natl Acad. Sci. Соединенные Штаты Америки 109, 864–868 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 148. Орд Т. Дж., Чарльз Г. К., Хоффер Р. К. 2011 г. Эволюция альтернативных адаптивных стратегий для эффективного общения в шумной среде. Являюсь. Nat. 177, 54–6410.1086 / 657439 (DOI: 10.1086 / 657439) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 149. Краузе Дж., Ракстон Г. Д. 2002 г. Живут группами. Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar]

Что такое теория систем? — Теории и подходы к социальной работе

{"admissionsEmail": "admissions @ msw.usc.edu "," degreeOffering ":" usc-msw "," featureFlags ": {" formType ":" STANDARD "}," fields ": [{" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Что лучше всего описывает вас? "," MountPoint ": 1," name ":" which_best_describes_you "," required ": true," type ": 3," value ": {" defaultOption ":" "," options ": [{" label ":" Я начинаю свою карьеру "," value ":" Я начинаю свою карьеру "}, {" label ":" Я хочу продвигать свою карьеру "," value ":" Я хочу для продвижения по карьерной лестнице "}]}}, {" hidden ": true," label ":" "," name ":" no_klondike_gdpr_setting "," required ": true," type ": 15," value ": {" text ":" never "}}, {" hidden ": false," mountPoint ": 2," name ":" "," type ": 7," value ": {" text ":" Ваши личные данные будут используется, как описано в нашем [--link: https: // msw.usc.edu/legal/privacy-policy/ opensprivacy policy [link-]. Вы можете отказаться от получения сообщений в любое время. "}}]," grouping ":" usc-msw "," id ": 472," inferredFields ": {" country ":" country_name "}," programsOfStudy ":" 5deaba1f-798b-447a-a425-9a3e483b93b3, 5deaba1e-7f34-4dd4-9156-09380c861e2f "," опубликовано ":" 2021-06-30T19: 56: 29.897Z "," screen ": [{" allFields ": [0, 1]," условно ": {} , "out": {"0": ["$ next", [{"data": "$ valid"}]]}}], "version": "1.0.1"} {"admissionsEmail": "admissions @ msw.usc.edu "," degreeOffering ":" usc-msw "," featureFlags ": {" formType ":" STANDARD "}," fields ": [{" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Вы военнослужащий? "," MountPoint ": 1," name ":" military_affiliated "," required ": true," type ": 2," value ": {" defaultOption ":" " , "options": [{"label": "Да", "value": "true"}, {"label": "Нет", "value": "false"}]}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "Каков ваш наивысший уровень законченного образования?", "mountPoint": 1, "name": "level_of_education", "required": true, "type": 3 , "value": {"defaultOption": "", "options": [{"label": "High School", "value": "High School"}, {"label": "Associate \ u0027s", " value ":" Associates "}, {" label ":" Бакалавр \ u0027s в процессе "," value ":" Bachelors in progress "}, {" label ":" Bachelor \ u0027s "," value ":" Bachelors " }, {"label": "Ведущие \ u0027s в процессе", "value": "Masters in progress"}, {"label": "Master \ u0027s", "value": "Masters"}, {"label" : "Doctorate", "value": "Doctorate"}]}}, {"helpText": "", " hidden ": false," label ":" У вас есть BSW или вы зарегистрированы в программе BSW? "," mountPoint ": 1," name ":" bsw "," required ": true," type ": 3, "значение": {"defaultOption": "", "параметры": [{"ярлык": "Да", "значение": "Да"}, {"ярлык": "Нет", "значение": "Нет"}]}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "Какой у вас был средний балл в бакалавриате?", "MountPoint": 1, "name": "posed_gpa_range "," required ": true," type ": 3," value ": {" defaultOption ":" "," options ": [{" label ":" 4.00 и выше "," value ":" 4.00 и выше "}, {" label ":" 3.99 - 3.50 "," value ":" 3.99 - 3.50 "}, {" label ":" 3.49 - 3.00 "," value ":" 3.49 - 3.00 "}, {" label ":" 2.99 - 2.50 "," value ":" 2.99 - 2.50 "}, {" label ":" 2.49 и ниже "," value ":" 2.49 и ниже "}]}}, {" helpText ":" "," hidden ": true," label ":" Degree Interest "," mountPoint ": 1," name ":" степень "," required ": false, "type": 3, "value": {"defaultOption": "MSW", "options": [{"label": "DSW", "value": "DSW"}, {"label": "MSW" , "value": "MSW"}]}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "State", "mountPoint": 1, "name": "state", " required ": true," type ": 5," value ": {}}, {" helpText ":" "," hidden ": true," label ":" Страна проживания "," mountPoint ": 1," name ":" country "," required ": false," type ": 6," value ": {}}, {" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Zip "," mountPoint ": 1," name ":" zip_code "," required ": true," type ": 0," value ": {" text ":" "}}, {" conditionallyRendered ": true," helpText ": "", "скрытый": false, "label": "Телефон", "mountP oint ": 1," name ":" phone "," required ": true," type ": 0," value ": {" text ":" "}}, {" conditionallyRendered ": true," helpText ": "", "hidden": false, "label": "Маркетинговое согласие США \ u00f0 \ u009f \ u0087 \ u00ba \ u00f0 \ u009f \ u0087 \ u00b8", "mountPoint": 1, "name": "lead_share_opt_in", " required ": true," type ": 11," value ": {" checkboxText ":" Свяжитесь со мной по поводу этих образовательных программ."," defaultChecked ": true," defaultRadio ":" none "," disclaimer ":" Технологический партнер школы социальной работы USC Suzanne Dworak-Peck, 2U, Inc. и ее семейство компаний, работают с несколькими университетами. предлагать образовательные программы по социальной работе и в других областях. "," format ":" checkbox "," optInValue ":" USC Marketing "," smsHiddenConsent ": false}}, {" conditionallyRendered ": true," helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Маркетинговое согласие GDPR \ u00f0 \ u009f \ u0087 \ u00aa \ u00f0 \ u009f \ u0087 \ u00ba "," mountPoint ": 1," name ":" lead_share_opt_in "," обязательно ": true," type ": 8," value ": {" отказ от ответственности ":" Эти личные данные собираются и обрабатываются [--link: https: // 2u.com target: blank] 2U, Inc., [ссылка--] Технологический партнер Школы социальной работы Сюзанны Дворак-Пек USC. "," leadShareOptIn ": {" email ":" Пожалуйста, напишите мне об этих образовательных программах. " , "leadShareValue": "Маркетинг USC", "phone": "", "sms": "", "text": "Технологический партнер Школы социальной работы Сюзанны Дворак-Пек USC, [--link: https: //2u.com target: blank] 2U, Inc. и ее группа компаний [ссылка--] работают с несколькими университетами, предлагая образовательные программы в области социальной работы и других областях."}," retailOptIn ": {" email ":" Email: "," phone ":" Phone: "," sms ":" "," text ":" Да, я хочу получать дополнительную информацию о USC Suzanne Dworak -Peck School of Social Work. Свяжитесь со мной через: "}}}, {" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Фамилия "," mountPoint ": 1," name ":" last_name "," required " : true, "type": 0, "value": {"text": ""}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "Имя", "mountPoint": 1, "name": "first_name", "required": true, "type": 0, "value": {"text": ""}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "Электронная почта", "mountPoint": 1, "name": "email", "required": true, "type": 0, "value": {"text": ""}}, {" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Что лучше всего описывает вас? "," mountPoint ": 1," name ":" which_best_describes_you "," required ": true," type ": 3, "value": {"defaultOption": "", "options": [{"label": "Я начинаю свою карьеру", "value": "Я начинаю свою карьеру"}, {"label": "Я хочу продвинуть свою карьеру "," value ":" Я хочу продвинуться в своей карьере "}]}}, {" helpText ":" "," hidden ": true," label ":" leadource "," mountPoint ": 1, «name»: «lead_source», «required»: false, «type»: 3, «value»: {«defaultOption»: «OnlineMSWProgramsSite», «op tions ": [{" label ":" OnlineMSWProgramsSite "," value ":" OnlineMSWProgramsSite "}]}}, {" hidden ": true," label ":" "," name ":" no_klondike_gdpr_setting "," required " : true, "type": 15, "value": {"text": "never"}}, {"hidden": false, "mountPoint": 2, "name": "", "type": 7, "value": {"text": "Ваши личные данные будут использоваться, как описано в нашем [--link: https: // msw.usc.edu/legal/privacy-policy/ opensprivacy policy [link-]. Вы можете отказаться от получения сообщений в любое время. "}}]," grouping ":" usc-msw "," id ": 472," inferredFields ": {" country ":" country_name "}," programsOfStudy ":" 5deaba1f-798b-447a-a425-9a3e483b93b3, 5deaba1e-7f34-4dd4-9156-09380c861e2f "," опубликовано ":" 2021-06-30T19: 56: 29.897Z "," screen ": [{" allFields ": [14, 16]," условно ": {} , "out": {"1": ["$ next", [{"data": "$ valid"}]]}}, {"allFields": [1, 3, 2, 0], "conditional" : {}, "out": {"3": ["$ next", [{"data": "$ valid"}]]}}, {"allFields": [5, 7, 6, 8, 4 , 15, 9, 10, 17], "условный": {"10": [1, "", [{"данные": "состояние.no_klondike_gdpr_setting "}, {" data ":" always "}, {" op ": 0}, {" data ":" state.no_klondike_gdpr_setting "}, {" data ":" geo "}, {" op ": 0 }, {"data": "state.no_klondike_carmen_sandiego_region"}, {"data": "eu"}, {"op": 0}, {"op": 7}, {"op": 8}]], "8": [3, "", [{"data": "state.no_klondike_carmen_sandiego_region"}, {"data": "eu"}, {"op": 0}]], "9": [1, "", [{"data": "state.no_klondike_gdpr_setting"}, {"data": "never"}, {"op": 0}, {"data": "state.no_klondike_gdpr_setting"}, {"data" : "geo"}, {"op": 0}, {"data": "состояние.no_klondike_carmen_sandiego_region "}, {" data ":" eu "}, {" op ": 1}, {" op ": 7}, {" op ": 8}]]}," out ": {" -1 " : ["$ next", [{"data": "$ valid"}]]}}, {"allFields": [12, 11, 13], "conditional": {}, "out": {"2 ": [" $ next ", [{" data ":" $ valid "}]]}}]," version ":" 1.0.1 "}

Три основных перспективы в социологии

Европейские социологи-первопроходцы, однако, также предложили широкую концептуальную концепцию основ общества и его механизмов.Их взгляды составляют основу сегодняшних теоретических перспектив, или парадигм , которые предоставляют социологам ориентир — философскую позицию — для постановки определенных вопросов об обществе и его людях.

Социологи сегодня используют три основных теоретических подхода: символический интеракционистский подход, функционалистский подход и конфликтный подход. Эти точки зрения предлагают социологам теоретические парадигмы для объяснения того, как общество влияет на людей, и наоборот.Каждая точка зрения уникально концептуализирует общество, социальные силы и поведение человека (см. Таблицу 1).

Символический интеракционизм , также известный как символический интеракционизм , побуждает социологов задуматься о символах и деталях повседневной жизни, о том, что эти символы означают и как люди взаимодействуют друг с другом. Хотя символический интеракционизм восходит к утверждению Макса Вебера, что люди действуют в соответствии со своей интерпретацией значения своего мира, американский философ Джордж Х.Мид (1863–1931) представил эту точку зрения американской социологии в 1920-х годах.

Согласно точке зрения символического интеракционизма, люди придают значение символам, а затем действуют в соответствии со своей субъективной интерпретацией этих символов. Устные разговоры, в которых произнесенные слова служат преобладающими символами, делают эту субъективную интерпретацию особенно очевидной. Эти слова имеют определенное значение для «отправителя» и, как мы надеемся, во время эффективного общения имеют такое же значение для «получателя».Другими словами, слова не являются статичными «вещами»; они требуют намерения и интерпретации. Разговор — это взаимодействие символов между людьми, которые постоянно интерпретируют окружающий мир. Конечно, что угодно может служить символом, если оно относится к чему-то помимо него самого. Письменная музыка служит примером. Черные точки и линии становятся больше, чем просто отметками на странице; они относятся к нотам, организованным таким образом, чтобы иметь музыкальный смысл. Таким образом, специалисты по символическому взаимодействию серьезно думают о том, как люди действуют, а затем стремятся определить, какое значение люди придают своим действиям и символам, а также другим.

Подумайте о применении символического интеракционизма к американскому институту брака. Символы могут включать обручальные кольца, клятву пожизненной приверженности, белое свадебное платье, свадебный торт, церковную церемонию, а также цветы и музыку. Американское общество придает этим символам общее значение, но люди также поддерживают свое собственное восприятие того, что означают эти и другие символы. Например, один из супругов может рассматривать свои круглые обручальные кольца как символ «бесконечной любви», а другой может рассматривать их как простые финансовые расходы.Ошибки в общении могут возникать из-за различий в восприятии одних и тех же событий и символов.

Критики утверждают, что символический интеракционизм игнорирует макроуровень социальной интерпретации — «большую картину». Другими словами, сторонники символического взаимодействия могут упускать из виду более крупные проблемы общества, слишком внимательно сосредотачиваясь на «деревьях» (например, размере бриллианта в обручальном кольце), а не на «лесу» (например, качестве свадьба). Перспектива также подвергается критике за пренебрежение влиянием социальных сил и институтов на индивидуальные взаимодействия.

Согласно функционалистской перспективе , также называемой функционализмом , каждый аспект общества взаимозависим и способствует его функционированию в целом. Правительство или штат обеспечивает образование для детей семьи, которая, в свою очередь, платит налоги, от которых государство зависит, чтобы поддерживать себя в рабочем состоянии. То есть семья зависит от школы, чтобы помочь детям вырасти и получить хорошую работу, чтобы они могли вырастить и содержать свои собственные семьи.В процессе дети становятся законопослушными, платящими налоги гражданами, которые, в свою очередь, поддерживают государство. Если все идет хорошо, части общества обеспечивают порядок, стабильность и продуктивность. Если все пойдет не так, части общества должны адаптироваться, чтобы восстановить новый порядок, стабильность и производительность. Например, во время финансового кризиса с высокими уровнями безработицы и инфляции социальные программы сокращаются или сокращаются. Школы предлагают меньше программ. Семьи сокращают свои бюджеты. И наступает новый общественный порядок, стабильность и продуктивность.

Функционалисты считают, что общество держится вместе социальным консенсусом или сплоченностью, в которой члены общества соглашаются и работают вместе для достижения того, что лучше для общества в целом. Эмиль Дюркгейм предположил, что социальный консенсус принимает одну из двух форм:

  • Механическая солидарность — это форма социальной сплоченности, которая возникает, когда люди в обществе придерживаются схожих ценностей и убеждений и выполняют схожие виды работы. Механическая солидарность чаще всего встречается в традиционных простых обществах, таких как те, в которых все пасут скот или фермы.Общество амишей является примером механической солидарности.
  • Напротив, органическая солидарность — это форма социальной сплоченности, которая возникает, когда люди в обществе взаимозависимы, но придерживаются разных ценностей и убеждений и занимаются разными видами работы. Органическая солидарность чаще всего встречается в промышленно развитых и сложных обществах, например, в крупных американских городах, таких как Нью-Йорк в 2000-х годах.

Функционалистская точка зрения достигла наибольшей популярности среди американских социологов в 1940-х и 1950-х годах.В то время как европейские функционалисты первоначально сосредоточились на объяснении внутренней работы социального порядка, американские функционалисты сосредоточились на открытии функций человеческого поведения. Среди этих американских социологов-функционалистов — Роберт Мертон (р. 1910), который делит человеческие функции на два типа: явных функций, являются преднамеренными и очевидными, в то время как скрытых функций являются непреднамеренными и неочевидными. Очевидная функция посещения церкви или синагоги, например, заключается в богослужении как части религиозного сообщества, но его скрытая функция может заключаться в том, чтобы помочь членам научиться отличать личные ценности от институциональных.Обладая здравым смыслом, очевидные функции становятся очевидными. Однако это не обязательно относится к латентным функциям, которые часто требуют выявления социологического подхода. Социологический подход в функционализме — это рассмотрение взаимосвязи между функциями меньших частей и функциями целого.

Функционализм подвергся критике за пренебрежение негативными функциями такого события, как развод. Критики также утверждают, что такая перспектива оправдывает статус-кво и самоуспокоенность членов общества.Функционализм не побуждает людей играть активную роль в изменении своего социального окружения, даже если такое изменение может принести им пользу. Напротив, функционализм считает активные социальные изменения нежелательными, поскольку различные части общества естественным образом компенсируют любые проблемы, которые могут возникнуть.

Перспектива конфликта, которая возникла в основном из работ Карла Маркса о классовой борьбе, представляет общество в ином свете, чем функционалистская и символическая интеракционистская точки зрения.В то время как эти последние точки зрения сосредотачиваются на положительных аспектах общества, которые способствуют его стабильности, точка зрения конфликта фокусируется на негативной, противоречивой и постоянно меняющейся природе общества. В отличие от функционалистов, которые отстаивают статус-кво, избегают социальных изменений и считают, что люди сотрудничают, чтобы установить социальный порядок, теоретики конфликта бросают вызов статус-кво, поощряют социальные изменения (даже если это означает социальную революцию) и верят, что богатые и влиятельные люди навязывают социальный порядок. бедные и слабые.Теоретики конфликта, например, могут интерпретировать «элитный» совет регентов, повышающий плату за обучение для оплаты новых эзотерических программ, которые поднимают престиж местного колледжа, как корыстный, а не как полезный для студентов.

В то время как американские социологи в 1940-х и 1950-х годах обычно игнорировали конфликтную перспективу в пользу функционализма, в бурные 1960-е американские социологи проявили значительный интерес к теории конфликта. Они также расширили идею Маркса о том, что ключевой конфликт в обществе был исключительно экономическим.Сегодня теоретики конфликта обнаруживают социальный конфликт между любыми группами, в которых существует потенциал неравенства: расовыми, гендерными, религиозными, политическими, экономическими и т. Д. Теоретики конфликта отмечают, что неравные группы обычно имеют противоречивые ценности и программы, заставляя их конкурировать друг с другом. Эта постоянная конкуренция между группами составляет основу постоянно меняющейся природы общества.

Критики конфликтной точки зрения указывают на ее чрезмерно негативное отношение к обществу. Теория в конечном итоге приписывает гуманитарные усилия, альтруизм, демократию, гражданские права и другие положительные аспекты общества капиталистическим планам контролировать массы, а не внутренним интересам в сохранении общества и социального порядка.

Колония и ее организация

Медоносные пчелы — социальные насекомые, что означает, что они живут вместе большими, хорошо организованными семейными группами. Социальные насекомые — это высокоразвитые насекомые, которые выполняют множество сложных задач, которые не выполняются множеством одиночных насекомых. Коммуникация, сложное строительство гнезда, экологический контроль, защита и разделение труда — вот лишь некоторые из форм поведения, которые медоносные пчелы выработали для успешного существования в социальных колониях.Такое увлекательное поведение делает социальных насекомых в целом и медоносных пчел в частности одними из самых очаровательных существ на земле.

Семейство медоносных пчел обычно состоит из трех видов взрослых пчел: рабочих, трутней и маток. Несколько тысяч рабочих пчел сотрудничают в строительстве гнезд, сборе пищи и выращивании расплода. У каждого участника есть определенная задача, связанная с его взрослым возрастом. Но для выживания и воспроизводства требуются совместные усилия всей колонии.Отдельные пчелы (рабочие, дроны и матки) не могут выжить без поддержки колонии.

Помимо тысяч взрослых рабочих, в колонии обычно есть одна матка и несколько сотен трутней в конце весны и летом (рис. 1). Социальная структура колонии поддерживается присутствием королевы и рабочих и зависит от эффективной системы общения. Распределение химических феромонов среди членов и коммуникативные «танцы» отвечают за контроль деятельности, необходимой для выживания колонии.Трудовая деятельность рабочих пчел зависит в первую очередь от возраста пчелы, но зависит от потребностей семьи. Размножение и численность колонии зависят от королевы, количества запасов еды и размера рабочей силы. По мере того, как размер колонии увеличивается до 60 000 рабочих, увеличивается и эффективность колонии.

Королева

В каждой колонии есть только одна матка, за исключением различных периодов времени после подготовки к роению или смены матки.Поскольку она является единственной половозрелой женщиной, ее основная функция — размножение. Она производит как оплодотворенные, так и неоплодотворенные яйца. Наибольшее количество яиц матки откладывают весной и в начале лета. Во время пика продуктивности матки могут откладывать до 1500 яиц в день. Они постепенно прекращают откладывать яйца в начале октября и откладывают мало яиц или не откладывают их до начала следующей весны (января). Одна матка может производить до 250 000 яиц в год и, возможно, более миллиона за свою жизнь.

Королеву легко отличить от других членов колонии. Ее тело обычно намного длиннее, чем у дрона или рабочего, особенно в период яйцекладки, когда ее живот значительно удлинен. Ее крылья покрывают лишь около двух третей брюшка, в то время как крылья рабочих и трутней почти достигают кончика брюшка в сложенном состоянии. Грудь королевы немного больше, чем у рабочей, и у нее нет ни корзинок для пыльцы, ни функциональных восковых желез.Ее жало изогнутое и длиннее, чем у рабочего, но с меньшим количеством и более короткими зазубринами. Королева может прожить несколько лет — иногда до пяти, но средняя продолжительность продуктивной жизни составляет от 2 до 3 лет.

Вторая важная функция матки — производство феромонов, которые служат социальным «клеем», объединяющим и помогающим придать индивидуальность пчелиной семье. Один из основных феромонов, называемый веществом королевы, вырабатывается ее нижнечелюстными железами, но другие также важны.Качество колонии во многом зависит от способности матки к яйцекладке и химической продуктивности. Ее генетический состав — вместе с дроном, с которым она спаривалась — в значительной степени влияет на качество, размер и темперамент колонии.

Примерно через неделю после выхода из маточника королева покидает улей, чтобы спариться с несколькими летающими трутнями. Поскольку ей нужно улететь на некоторое расстояние от своей колонии, чтобы спариться (природный способ избежать инбридинга), она сначала кружит вокруг улья, чтобы сориентироваться в его местонахождении.Она покидает улей одна и уходит примерно через 13 минут. Королева спаривается, обычно днем, с семью-пятнадцатью трутнями на высоте более 20 футов. Дроны могут находить и узнавать королеву по ее химическому запаху (феромону). Если плохая погода задерживает спаривание матки более чем на 20 дней, она теряет способность к спариванию и сможет откладывать только неоплодотворенные яйца, что приводит к появлению трутней.

После спаривания матка возвращается в улей и примерно через 48 часов начинает откладывать яйца.Она выпускает несколько сперматозоидов из сперматеки каждый раз, когда откладывает яйцеклетку, которой суждено стать либо рабочей, либо королевой. Если ее яйцеклетка откладывается в камере большего размера, размером с трутень, она не выделяет сперму. Королеву постоянно присматривают и кормят маточным молочком рабочие пчелы колонии. Количество откладываемых маткой яиц зависит от количества пищи, которую она получает, и размера рабочей силы, способной готовить клетки пчелиного воска для своих яиц и ухаживать за личинкой, которая вылупится из яиц через 3 дня.Когда субстанция, выделяемая маткой, становится недостаточной, рабочие готовятся заменить (вытеснить) ее. Старая королева и ее новая дочь могут некоторое время находиться в улье после замены.

Новые (девственные) матки развиваются из оплодотворенных яиц или молодых рабочих личинок возрастом не более 3 дней. Новые королевы выращиваются при трех различных обстоятельствах: чрезвычайной ситуации, замене или роении. Когда старую матку случайно убивают, теряют или удаляют, пчелы выбирают более молодых рабочих личинок, чтобы произвести аварийных маток.Эти матки выращиваются в рабочих клетках, модифицированных так, чтобы висеть вертикально на поверхности сот (рис. 2). Когда старшая матка начинает терпеть неудачу (уменьшается производство вещества матки), колония готовится вырастить новую матку. Королевы, полученные в результате суперседура, обычно лучше, чем матки, выращенные в экстренном порядке, поскольку они получают большее количество пищи (маточное молочко) во время развития. Как и аварийные маточники, суперседовые маточники обычно поднимаются на поверхность гребня. Для сравнения, маточники, полученные при подготовке к роению, обнаруживаются вдоль нижних краев рамок или в зазорах сот пчелиного воска в зоне расплода.

Дроны

Дроны (пчелы-самцы) — самые крупные пчелы в колонии. Обычно они присутствуют только в конце весны и летом. Голова трутня намного больше, чем у королевы или рабочего, и его сложные глаза встречаются на макушке. У трутней нет жала, корзинок для пыльцы или восковых желез. Их основная функция — оплодотворение матки-девственницы во время ее брачного полета. Дроны становятся половозрелыми примерно через неделю после появления на свет и мгновенно умирают при спаривании.Хотя дроны не выполняют никакой полезной работы для улья, их присутствие считается важным для нормального функционирования колонии.

В то время как дроны обычно получают пищу от рабочих, они могут прокормиться в улье по достижении 4-дневного возраста. Поскольку дроны съедают в три раза больше еды, чем рабочие, чрезмерное количество дронов может создать дополнительную нагрузку на продовольственное снабжение колонии. Дроны остаются в улье примерно до 8 дней, после чего начинают выполнять ориентировочные полеты.Вылет из улья обычно происходит с полудня до 16:00. Никогда не наблюдали дронов, собирающих еду с цветов.

Когда осенью наступают холода и ресурсы пыльцы / нектара становятся дефицитными, дронов обычно вытесняют на холод и оставляют голодать. Однако колонии без королевы позволяют им оставаться в улье неопределенное время.

Рабочие

Рабочие — самые маленькие и составляют большинство пчел, населяющих колонию. Это половозрелые самки, которые в нормальных условиях улья не откладывают яиц.У рабочих есть специализированные структуры, такие как пищевые железы расплода, ароматические железы, восковые железы и корзины для пыльцы, которые позволяют им выполнять всю работу в улье. Они чистят и полируют клетки, кормят выводок, ухаживают за маткой, удаляют мусор, обрабатывают поступающий нектар, строят соты из пчелиного воска, охраняют вход, кондиционируют и проветривают улей в течение первых нескольких недель, когда они становятся взрослыми. Позже, как полевые пчелы, они собирают нектар, пыльцу, воду и прополис (сок растений).

Продолжительность жизни рабочего летом около 6 недель.Рабочие, выращенные осенью, могут прожить до 6 месяцев, позволяя колонии пережить зиму и помогая вырастить новые поколения весной, прежде чем они умрут.

Укладчики

Когда колония становится бескамной, у нескольких рабочих развиваются яичники, и рабочие начинают откладывать неоплодотворенные яйца. Считается, что развитие яичников рабочих тормозится присутствием расплода, матки и ее химикатов. Присутствие рабочих-несушек в колонии обычно означает, что колония не имела матки в течение одной или нескольких недель.Однако рабочие-несушки также могут быть найдены в обычных «королевских» колониях в сезон роения и когда колонию возглавляет бедная матка. Колонии с рабочими-несушками легко распознать: в ячейке может быть от пяти до пятнадцати яиц (рис. 3), а трутней с малым телом выращивают в камерах размером с рабочего. Кроме того, рабочие-несушки разбрасывают яйца более беспорядочно по сотам расплода, и яйца можно найти по бокам клетки, а не у основания, куда их кладет матка.Некоторые из этих яиц не вылупляются, и многие личинки трутней, которые вылупляются, не доживают до зрелости в более мелких клетках.

Развитие пчеловодства

Все три типа взрослых медоносных пчел проходят три стадии развития, прежде чем стать взрослыми: яйцо, личинка и куколка. Все три стадии обозначаются как выводок. Хотя стадии развития схожи, они различаются по продолжительности (см. Таблицу 1). Неоплодотворенные яйца становятся трутнями, а оплодотворенные — рабочими или матками. Питание играет важную роль в кастовом развитии самок пчел; личинки, которым суждено стать рабочими, получают меньше маточного молочка и больше смеси меда и пыльцы по сравнению с обильным количеством маточного молочка, которое получает личинка королевы.

Выводок

Яйца
Яйца медоносных пчел обычно откладываются маткой по одному на ячейку. Каждое яйцо прикреплено к дну ячейки и выглядит как крошечное рисовое зернышко. Когда яйцо откладывается в первый раз, оно стоит вертикально вверх (рис. 4). Однако в течение 3-дневного периода развития яйцо начинает наклоняться. На третий день из яйца вылупляется крошечная личинка, и начинается личиночная стадия.

Личинки
Здоровые личинки жемчужно-белого цвета с блестящим внешним видом.Они скручены в форме буквы «С» на дне ячейки (рис. 5). Клетки рабочих, маток и трутней закрываются после того, как личинки достигают возраста приблизительно 5 ½, 6 и 6 ½ дней соответственно. Во время личиночной стадии их кормят взрослые рабочие (кормилицы) пчелы, находясь в ячейках пчелиного воска. Период сразу после закрытия клетки называется предкуколочной стадией. На этом этапе личинка по-прежнему похожа на личинку, но вытягивается в клетке вдоль и плетет тонкий шелковый кокон.Личинки остаются жемчужно-белыми, пухлыми и блестящими на стадии предкуколки.

Куколки
Внутри отдельных ячеек, покрытых оболочкой из пчелиного воска, обеспечиваемой взрослыми рабочими пчелами, предкуколки начинают меняться от личиночной формы к взрослой пчеле (рис. 6). Здоровые куколки остаются белыми и блестящими на начальных этапах развития, хотя их тела начинают принимать взрослые формы. Сложные глаза — это первое, что начинает приобретать цвет; меняется с белого на коричневато-пурпурный.Вскоре после этого остальная часть тела начинает приобретать цвет взрослой пчелы. Новые рабочие, королевы и дроны появляются примерно через 12, 7 ½ и 14 ½ дней, соответственно, после того, как их клетки закрыты.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.