Какие реформы революционного периода способствовали развитию экономики: Какие реформы революционного периода способствовали развитию экономики, торговли и предпринимательства во Франции?

Содержание

6. Советский период народного представительства / Законодательная Дума Томской области

В.П. Андреев

Андреев Валерий Павлович,
доктор исторических наук, профессор,
заведующий кафедрой истории России и политологии
Томского государственного архитектурно-строительного университета.

 
Рождение Советов

Высшие представительные органы страны Советов (1921 – 1936 гг.)

Высшие органы власти по Конституции 1936 г. Декларации и историческая практика

Конституция 1977 г. и советский «парламентаризм»

Перестройка и попытки реформирования советского строя

 

Прочитав этот раздел, вы узнаете:

  • о зарождении и особенностях становления Советов как специфической формы народного представительства;
  • о специфике и исторических этапах функционирования Советов в СССР и РСФСР;
  • об истории народного представительства в Томске и Томской области
    в общенациональном контексте.

Советы родились в ходе революции 1905 г. как стачечные комитеты, органы революционной борьбы с самодержавием и вооруженного восстания. В ряде промышленных центров они брали на себя функции властных структур – в Иваново-Вознесенске, Москве, Екатеринославле, Ростове, Красноярске и Чите. По решению Екатеринославского (Днепропетровского) Совета была отменена квартирная плата с рабочих, введен 8-часовой рабочий день, установлен рабочий контроль за основными предприятиями и железнодорожным узлом. Заметной была тенденция к соединению в Советах главных движущих сил революции, всех слоев трудового населения. Стал складываться союз рабочего класса и крестьянства.

Вполне закономерным стало возникновение Советов после Февральской революции 1917 г. Выборы, проводились на заводах и фабриках, в воинских частях на основе прямого и равного избирательного права. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, наряду с Временным правительством, стал вторым общероссийским центром власти.

Становление советской власти стало попыткой реализации марксистского учения о государстве и праве, получившего дальнейшее развитие в книге В.И. Ленина «Государство и революция».

С 3 по 24 июня в Петрограде, в исключительно напряженной борьбе, проходил I Всероссийский съезд Советов. Идея коалиции социалистических партий и приоритета общенациональных задач не нашла должного понимания, нарастание дезорганизации и хаоса в стране усиливали противостояние. Был избран Центральный исполнительный комитет Советов, в состав которого вошел и томский большевик И. Наханович.

Сторонники либеральной демократии в лице кадетов, меньшевиков, эсеров оказались не способны к проведению эффективной внутренней и внешней политики, отвечающей интересам народа. Любая политическая сила, претендовавшая на власть, должна была решать эти насущные проблемы. Доводы в пользу парламентской демократии, отсрочки решения острейших проблем до созыва Учредительного собрания лишь усиливали недовольство трудящихся, которые не хотели ждать, требовали немедленного решения проблем мира, земли, хлеба.

Идея парламентаризма и разделения властей решительно отрицалась. Буржуазному парламентаризму противопоставлялась власть Советов, соединявших исполнительные и распорядительные функции.

 

Отказ большевиков осенью 1917 г. от парламентских форм борьбы в условиях голода, разрухи, продолжения войны дал им неоспоримые преимущества. Это позволило им пройти на II Всероссийский съезд Советов, где Томскую губернию представляли солдат-большевик В.И. Репин (впоследствии генерал Красной Армии), эсер-центрист Л.Н. Перелешин, А.И. Исаев из Кузнецкого уезда и левый эсер П.Н. Староверов из Новониколаевска.

Съезд провозгласил советскую власть и установил, что высшим представительным и распорядительным органом является Всероссийский съезд Советов, а в период между съездами – ВЦИК. Управление страной возлагалось на правительство – Совет народных комиссаров, который возглавил В.И. Ленин.

Серьезным испытанием для большевиков стали итоги выборов в Учредительное собрание, они принесли бесспорный успех партии эсеров – почти 40% голосов, большевики получили 25%, их поддержали рабочие и солдаты, большинство крестьян отдали свои голоса эсерам. Исход выборов грозил утратой власти большевикам, поэтому они решились на разгон Учредительного собрания. А поводом послужили отказ делегатов утвердить «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и заявление об отмене всех декретов, принятых II Всероссийским съездом Советов. Большевики и левые эсеры покинули зал заседаний. Оставшиеся продолжали заседать до 4 часов 40 минут 6 января 1918 г. По требованию матросов, охранявших здание, делегаты были вынуждены покинуть зал заседания, обратно их не пустили. ВЦИК большинством голосов принял декрет о роспуске Учредительного собрания. Вслед за этим начали работу Всероссийские съезды Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые единогласно приняли решение о слиянии. Объединенный съезд одобрил деятельность ВЦИК и СНК и принял «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Были утверждены основные положения закона о социализации земли, предусматривавшего передачу земли крестьянам по уравнительному принципу. ВЦИК, избранный съездом, состоял из 306 членов – 160 большевиков и 125 левых эсеров, которые к этому времени порвали с правым крылом партии и центристами, создали самостоятельную партию и пошли на союз с большевиками, войдя в правительство.

Советы, по мысли
Ленина, должны быть «работающей корпорацией», необходимо, «чтобы каждый член Совета выполнял известную работу по управлению государством» и «чтобы рядом постепенных и осторожно выбираемых,

но неуклонно проводимых мер все население поголовно привлекалось к самостоятельному участию в управлении государством».

При этом Ленин понимал, что есть серьезные причины, тормозящие осуществление идеи «поголовного привлечения масс к управлению», прежде всего крайне низкий культурный уровень.

Союз оказался недолговечным, и уже в марте 1918 г. они вышли из СНК, что означало создание однопартийного правительства. Решение правых эсеров о начале вооруженной борьбы с большевиками, мятеж левых эсеров 6 июля по-влекли за собой исключение из ВЦИК представителей всех других партий, их запрет, привели к оформлению однопартийной системы.

В этой обстановке на V съезде Советов 10 июля 1918 г. была принята первая советская Конституция.

Она сохранила сложившуюся структуру власти. Делегаты Всероссийского съезда Советов избирались городскими Советами (один делегат от 25 тыс. избирателей) и губернскими съездами Советов (один делегат от 125 тыс.). Неравная норма представительства сложилась исторически и обеспечивала сохранение власти большевикам.

К полномочиям съезда были отнесены все вопросы общегосударственного значения и все вопросы, которые съезды признали бы подлежащими разрешению, т.е. компетенция съезда не была ничем ограничена. На съездах Советов решались вопросы исключительной важности: VII съезд – «Об организации продовольственного дела в РСФСР» и «Советское строительство»; VIII съезд обсудил план электрификации России, утвердил положение СНК и СТО и договор между РСФСР и УССР, принял решение о сокращении численности Красной армии; IX съезд (1921 г.) утвердил декрет СНК «Об электрификации», о реорганизации ВЧК; на Х съезде (1922 г.) обсуждались предложения о создании союзного государства, были избраны делегаты на I съезд Советов СССР, заслушаны доклады наркомов земледелия, финансов, просвещения.

Управленцы будут избираться и смещаться в любое время, в результате отпадет потребность в особом управленческом слое.

Ленин был убежден, что ограничения свободы и демократии коснутся лишь остатков эксплуататорских классов, их подавление необходимо, но не потребует разветвленного репрессивного аппарата.

В повестку дня съездов включались вопросы, связанные с формированием или реорганизацией органов власти и управления, принятием основополагающих законодательных актов, регулярно заслушивались отчеты ВЦИК и СНК, избирался новый состав ВЦИК. Конституция не определила ни организационной структуры, ни порядка работы ВЦИК, все эти вопросы решались самостоятельно. Рабочими органами ВЦИК были Президиум, отделы и комиссии. ВЦИК первых четырех созывов были многопартийными. Так, во ВЦИК четвертого созыва входили 141 большевик, 48 левых эсеров, 4 правых эсера, 4 эсера-максималиста, 3 анархиста и пр.

Конституция установила прямые выборы в сельские и городские Советы и многоступенчатые – в высшие органы власти. Выборы происходили путем открытого голосования, по производственному принципу, для неорганизованного населения создавались территориальные избирательные участки. Такой порядок создавал препятствия к проникновению в органы власти чуждых элементов. Предусматривалось также лишение эксплуататорских элементов избирательных прав.

Постоянно действующим органом являлся ВЦИК, с осени 1918 г. он перешел на сессионную работу.

Вполне логично, что Конституция отрицала концепцию разделения властей, высшие органы власти создавались как законодательствующие и управляющие одновременно. При излюбленном в последующие годы сравнении ВЦИК с парламентом, а Совнаркома с кабинетом министров игнорировалось отсутствие различий их функций — в равной мере оба органа были законодательными и исполнительными. Различия были не в функциях, а в месте в иерархии структур. За ВЦИК сохранялось право отменять или приостанавливать любое распоряжение Совнаркома. Однако резкое обострение классовой борьбы, Гражданская война неминуемо привели к концентрации реальной власти у СНК, ЦК РКП(б). Провозглашенные Конституцией принципы были отодвинуты на задний план, усиливался разрыв между демократическими принципами и реалиями Гражданской войны.

Вполне закономерно, что народные массы России пошли за Советами. Система разделения властей, буржуазного парламентаризма была чужда абсолютному большинству населения, традиции западной демократии оказались им чуждыми. В Советах той поры явственно проступало их общинное, вечевое начало, где решения принимались на основе здравого смысла, без парламентской казуистики. Произошло соединение нравственного, общинного идеала народа с идеей государственности. Несомненно, что Советы стали важным фактором успеха большевиков в Гражданской войне, но к ее исходу подверглись негативной трансформации, реальная власть перешла к чрезвычайным органам, партийным структурам РКП(б).

Высшие представительные органы


страны Советов (1921 – 1936 гг.)

Необходимо иметь в виду, что выборы в Государственную Думу образца конца ХХ –
начала ХХI вв. прямые.

Завершение Гражданской войны, переход к новой экономической политике знаменует и новый этап в советском государственном строительстве. За время Гражданской войны отношения советских республик обрели форму военного союза, затем были дополнены хозяйственным союзом, что способствовало более тесному их сближению и подвело к необходимости создания единого государства. За этими прагматическими соображениями стояли и фундаментальные причины сближения – единство исторических судеб, вековое тяготение к великорусскому суперэтносу. 30 декабря 1922 г. съезд представителей советских республик – РСФСР, Украины, Белоруссии, Закавказской Федерации (в составе Азербайджана, Армении, Грузии, Абхазии) – утвердил Декларацию и Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик Европы и Азии. Так первоначально называлась новая федерация.

Основные положения Конституции РСФСР были положены в основу Конституции союзного государства 1924 г. Верховный орган власти – съезд Советов СССР, в период между съездами — ЦИК СССР. Компетенция съездов специально не оговаривалась, верховный орган власти СССР мог принять к рассмотрению любой вопрос общефедерального значения; к исключительному ведению относились изменения Конституции, выборы ЦИК СССР и пр. На съездах Советов СССР регулярно заслушивались отчеты о работе правительства, отчеты руководителей наркоматов, принимались решения по принципиальным вопросам социалистического строительства – индустриализации, коллективизации, заданий по пятилетним планам, развития советского законодательства, совершенствования работы госаппарата и борьбы с бюрократизмом.

Постоянно действующим органом являлся ЦИК, по установившемуся порядку председательствовали на его заседаниях по очереди представители союзных республик. Это был двухпалатный орган – Совет Союза и Совет национальностей, которые были равноправными. Представительство в первой палате было пропорционально населению республик, во второй – по 5 представителей от союзных и автономных республик, по одному – от автономной области. Общее управление делами возлагалось на Совет народных комиссаров СССР (СНК СССР),который являлся исполнительно-распорядительным органом. К его компетенции были отнесены вопросы общегосударственного управления: оборона страны, управление и развитие экономикой, и пр. При СНК СССР были созданы Совет труда и обороны, ОГПУ. ЦСУ, отраслевые наркоматы и другие органы управления.

Однако закрепленные в союзной Конституции положения о полномочиях союзных республик не были в полной мере реализованы, утвердилась линия на усиление всевластия Центра, высших партийно-государственных структур в важнейших областях жизни страны. На развитие национально-государственного строительства негативное влияние оказали военно-мобилизационная система, централизация управления, невысокий престиж закона в русской политической культуре. Наследуя эту традицию, большевистское руководство в начале 1920-х гг. несколько скорректировало свое отношение к праву, но в целом рассматривало его как прикладное и преходящее явление, связанное с осуществлением нэпа. Тем не менее были заложены основы правопорядка, адекватные нэпу, налаживалась работа госаппарата, правоохранительных органов. Большим достижением в упрочении советского строя стало принятие законоположений о городских и сельских Советах, а осуществление курса на «оживление Советов» позволило упорядочить выборный процесс, заметно демократизировать избирательное право, несколько сократить число лиц, отстраненных от выборов.

Стремление разорвать прежнюю государственно-правовую традицию отчетливо проявилось по отношению к законода-тельству. Создавая новое государство, большевист-ское руководство отвергло идею пверховенство закона, сделав ставку на «революционную целесообразность». Активно внедрял эту установку нарком юстиции
Д.И. Курский.

Категория «закон» не использовалась, широкое развитие получило так называемое «декретное законодательство». Отсутствовала четкая регламентация юридической силы различных правовых актов. Фактически законода-тельную деятельность могли осуществлять не только Съезды Советов, но и ВЦИК, Совнарком. Практика множества субъектов законодательной деятельности сохранилась до принятия Конституции 1936 г., когда в советском государственном праве была закреплена категория «закон».

Накануне Генуэзской конференции нарком по иностранным делам
Г.В. Чичерин, а также партийные публицисты
Т. В. Сапронов
и Д.Б. Рязанов предлагали ввести дополнение в Конституцию, дающее право голоса целому ряду категорий населения.

Новая ситуация, связанная с осуществлением нэпа, требовала отказа от ограничений демократии, вызванных чрезвычайными условиями Гражданской войны. Однако сдвиги в политической сфере были незначительными. Требования глубоких перемен в политической системе не были в должной мере оценены высшим руководством страны, а предложения проигнорированы.

В большинстве случаев эти предложения всерьез не рассматривались, порою сразу отвергались. Принятие этих предложений могло стать реальным шагом на пути демократизации, расширения социальной базы сложившегося режима. Однако это не произошло, помешал ряд обстоятельств. Конечно, еще свежи были картины Гражданской войны, и для большинства победителей казалось немыслимым, даже постыдным заседать вместе с побежденными.

В партии не созрели силы, выступавшие за последовательные политические перемены, они были очень слабы в высшем эшелоне руководства. Абсолютное большинство состава коммунистической партии, партийно-государственного руководства оказалось пленниками военно-коммунистического идеала, очень немногие были готовы на диалог, компромиссы. Политическая ситуация в стране осложнялась личным соперничеством вождей – Г.Е. Зиновьева,Л.Д. Троцкого и
И.В. Сталина.

Принятие политических решений во многом предопределялось борьбой за власть в партии, в стране, что крайне негативно сказывалось на оценке социально-экономической и политиче-ской ситуации в стране. Неумение ориентироваться в сложной обстановке, находить верные решения явственно обнаружилось в ходе курса на «оживления Советов», особенно в оценке итогов первой открытой избирательной кампании 1925/26 гг., в результате которой во многих Советах заметно уменьшилось представительство рабочего класса, коммунистов, Это было воспринято как угроза потери власти. При этом степень зрелости мелкобуржуазных элементов, их опасность преднамеренно преувеличивались. Будучи не в силах еще пол-ностью контролировать экономическую власть, руководство партии утвердилось в позиции, что в политике уступок не будет, что нашло выражение в разработке нового избирательного закона, а на его основе новой Инструкции по выборам Советов РСФСР и других союзных республик. Механизм выборов стал полностью определяться сверху, зависеть от высших партийных структур. Это отражало процесс концентрации реальной власти вне Советов, вне представительных органов, открывало возможности для складывания диктаторского режима.

Не являясь государственными органами, структуры ЦК ВКП(б) фактически концентрировали политическую власть в стране, готовили решения, определявшие деятельность государственных органов, порядок формирования и работы Советов, были инициаторами изменений избирательного законодательства, осуществляли текущее руководство избирательными кампаниями. Естественно, что в условиях громадного объема работы, крайнего напряжения сил и средств не удавалось в должной мере учитывать особенности каждой избирательной кампании, конкретно-исторической обстановки в стране. Сложилась практика: задолго до официального проведения выборов ЦК партии публиковал директивные письма, в которых содержались установки по проведению отчетов депутатов и выборов Советов. На их основе местные партийные комитеты принимали решения, в которых конкретизировались задачи избирательных кампаний, определялись главные организационные и политические мероприятия по подготовке и проведению перевыборов. Эта практика, сложившаяся в 1920-е гг., с определенными видоизменениями сохранилась на весь советский период.

Партийный публицист, работник Агитпропотдела ЦК РКП(б) И. Варгин в апреле 1921 г. в докладной записке счел возможным легализовать деятельность партий социалистической ориентации, разрешить им свободное участие
в выборах.

Спустя месяц Н. Осинский направил в ЦК записку с предложением о создании «крестьянского союза», в функции которого должно было входить участие в хозяйственном и культурном строительстве на селе, выдвижение кандидатов в Советы, правление кооперативов. Через своих представителей партия могла бы контролировать работу крестьянского союза, развивая самостоятельность крестьянской массы.

Один из лидеров так называемой «рабочей оппозиции», член партии с 1906 г. Г. Мясников предлагал установить полную свободу печати.

Важнейшей задачей организационно-подготовительного этапа выборных кампаний являлось формирование избирательных комиссий. В их состав делегировались представители компартийных, профсоюзных, комсомольских и других общественных организаций. Столь представительный состав соответствовал характеру их компетенции. К ведению избиркомов было отнесено наблюдение за исполнением законодательства о выборах, образование избирательных участков, составление списков избирателей и списков лиц, лишенных избирательных прав. Партийные комитеты в обязательном порядке обсуждали их персональный состав, но часто это делалось формально. В результате

в избирательных комиссиях оказывались лица, не подготовленные для столь важной работы, перегруженные другими поручениями. Многообразная и напряженная работа избирательных комиссий начиналась с составления списка избирателей. Как процессуальная норма, эта практика сложилась в середине 1920-х гг.

Особое внимание уделялось выявлению лиц, лишенных избирательных прав. Этот механизм был крайне далек от совершенства. Списки лишенцев велись органами милиции, финотделами и ОГПУ, передавались в избиркомы и носили характер вердикта, что неизбежно вело к ошибкам и злоупотреблениям. На проведение этой работы в исключительной мере влияли изменения политической атмосферы в стране. Число лишенцев в городах РСФСР в 1926 г. составило 219745 (4,2%), в 1927 г. — 612236 (7%), в 1929 г. – 727365 (7,2%), т.е. в абсолютном выражении увеличилось более чем в три раза. В какой-то мере это связано с более тщательным выявлением лиц, не имевших права голоса, но в целом это было связано с поворотом к административно-волевым методам руковод-ства, отказом от идеи «гражданского мира».

Партийные органы в соответствии с установками сверху задавали социальные и партийные параметры состава Советов. Это не прибавляло авторитета советским органам. Тем не менее активность трудящихся на выборах постоянно росла, они все более активно участвовали в обсуждении отчетов Советов, проведении отчетных собраний.

Соответственно усилилось рвение в выявлении лишенцев, что имело место и в Томске.

Для поборников «чистоты классовой линии», нэпман, торговец, кустарь, ремесленник – все на одно лицо, все «враги Советской власти»!

Мелкобуржуазный революционаризм дополнялся низкой правовой культурой, правовым нигилизмом.

Так, после выборов 1929 г. на основе циркуляра НКВД и НКЮ в нарушение Конституции РСФСР в городах России, в том числе и в Томске, началось выселение лишенцев из коммунальных и кооперативных квартир и домов.

Эта акция превратилась в депортацию семей «нетрудового элемента» и была поддержана частью рабочих и служащих, рассчитывавших получить освободившееся жилье.

Дни выборов превращались в яркие, праздничные события. На избирательных участках устраивались концерты художественной самодеятельности, демонстрировались кинофильмы, на улицах Томска проходили предвыборные карнавалы, вечером – факельные шествия. Особенно активны были комсомольцы, молодежь. В составе Томского горсовета были представлены основные социально-демографические группы – рабочие, служащие, учащиеся, красноармейцы, от трети до половины состава – коммунисты, 8–10% – комсомольцы. Интеллигенция достаточно активно участвовала в советской работе, особенно в деятельности секций народного образования, здравоохранения, культурно-просветительской, торгово-кооперативной, финансов. К разработке планов развития города привлекались лучшие научные и технические силы. По заданиям городской плановой комиссии работали профессора Н.В. Гутовский, Л.Н. Ивановский, М.А. Усов, В.В. Ревердатто и многие другие. Но на съезды Советов Сибири представители интеллигенции делегировались редко, только лишь ректоры вузов В.Н. Савин, Н.В. Гутовский. Чаще всего делегатами съездов Советов являлись партийные и советские руководители, а также «рабочие от станка» и «крестьяне от сохи», по тогдашней терминологии. Представители этих категорий в первую очередь оказывались представленными и на Всероссийских съездах Советов.

Состав делегатов съездов систематически обновлялся, что позволяло вовлекать в непосредственную деятельность высших органов власти сотни представителей трудящихся. Однако такая практика имела и обратную сторону – слабую преемственность. К тому же съезды Советов представляли собой краткосрочные представительные учреждения, их работа не была строго регулирована, каждый съезд Советов принимал свой регламент работы.

Работа съездов была открытой, широко освещалась в печати, после каждого заседания издавались «бюллетени», они в своей совокупности составляли затем стенографический отчет съезда. Сроки созывы съездов Советов в 1920-е гг. стали увязываться с перевыборами Советов. Вряд ли можно согласиться с ранее бытовавшим категорическим утверждением о «выполнении съездами Советов функции верховного властвования», поскольку властвование требует непрерывности и преемственности. Съезды Советов созывались на 1–3 дня, и больше были похожи на Земские соборы Московского государства. Советский политический строй воспроизвел старомосковскую традицию.

Наряду с постановкой социально-бытовых вопросов избиратели Томска обращали внимание и на хозяй-ственные.

Так, в ходе избирательной кампании 1927 г. рабочие и служащие лесозавода, речного порта, кожевенного, дрожжевого заводов, спичфабрики «Сибирь» высказались за необходимость осуществления режима экономии, расширение лесопильного производства в Томске, реконструкции ряда производств и строительства бумажного комбината.

Реальная власть все более концентрировалась в высшем партийно-государственном аппарате, который в возрастающей степени контролировал процесс формирования съездов Советов и его органов. Все в большей мере наблюдался разрыв между конституционным статусом и реальным местом тех или иных представительных органов, что касалось и ВЦИК.

Конституция РСФСР закрепила ведущее положение ВЦИК в системе высших органов власти, будучи высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом, он, по Конституции, давал общее направление деятельности правительства, объединял и согласовывал законодательство и управление, наблюдал за проведением в жизнь Конституции, законов Советской власти. ВЦИК выполнял свои функции путем периодического созыва своих сессий, всего до 1938 г. было проведено около 40 сессий. В период между сессиями работа сосредоточивалась в Президиуме ВЦИК, а также в постоянных и временных комиссиях. Большое место в работе ВЦИК занимала непосредственно законодательная деятельность, а также вопросы хозяйственного, культурного и национально-государственного строительства, административно-территориального устройства.

ВЦИК, в частности, принял Гражданский кодекс, Кодекс законов о браке и семье, Уголовный кодекс РСФСР 1926 г., Положение о судопроизводстве, ряд положений о городских и сельских Советах, Декрет 1925 г. «О введении в РСФСР всеобщего начального обучения и построении школьной сети» и многие другие.

Права и обязанности членов ВЦИК в общей форме были определены Конституцией и конкретизированы специальным положением 1925 г. Члены ВЦИК пользовались правом законодательной инициативы, правом запроса на сессиях, по предъявлении мандата, имели право свободного входа во все советские учреждения и получения необходимых им сведений и справок. знакомили население с работой ВЦИК, принимали от трудящихся ходатайства, заявления и жалобы, направляя их в соответствующие органы, обеспечивая скорейшее рассмотрение. Эта работа велась совместно с РКИ (Рабоче-крестьянскаой испекцией), но ее значимость стала резко снижаться в 1930-е гг., практический опыт не обобщался и перестал освещаться в печати, лишь по анкетным данным можно было узнать, что тот или иной депутат-активист или ответственный работник является членом ВЦИК.

В силу известных причин потенциал советской представительной системы не был в полной мере реализован. Идея о Советах как «работающих корпорациях», которые сами принимают законы, сами организуют их исполнение, оказалась благим пожеланием. Окончательное оформление командно-административной системы усилило зависимость представительных органов от исполнительных, от партийных структур. Дали о себе знать представления о политическом руководстве как чисто аппаратном, они разделялись большинством руководящих кадров всех рангов, прежде всего И.В. Сталиным. Усиливалось расхождение между провозглашенными принципами и их реализацией на практике. Это наглядно проявилось и в осуществлении положений Конституции 1936 г.

Высшие органы власти


по Конституции 1936 г.
Декларации и историческая практика

Достижения и издержки советского строя были тесно переплетены. Было заявлено, что социализм в СССР в основном построен, произошли глубокие структурные изменения в экономике, социальной сфере, ликвидированы эксплуататорские классы, что создало возможность для расширения социальной базы советского строя и внесения существенных изменений в совет-ский государственный механизм. VII съезд Советов СССР (1935 г.) по предложению ЦК ВКП(б) поручил ЦИК создать Конституционную комиссию. Ее председателем стал И.В. Сталин, в разработке проекта активное участие принимали Н.И. Бухарин, М.И. Калинин, Г.К. Орджоникидзе, А.С. Бубнов, Н.В. Крыленко, Я.Б. Гамарник, М.Н. Тухачевский (большинство из них вскоре репрессировано). В июне 1936 г. проект был опубликован, и началось его всенародное обсуждение, в котором участвовало более 55% взрослого населения. В Конституционную комиссию поступило около 154 тыс. предложений, поправок, замечаний. Обсуждение проекта завершилось на Чрезвычайном VШ съезде Советов СССР. Редакционная комиссия внесла ряд изменений в первоначальный текст, было принято 47 поправок и дополнений к проекту, они касались более 30 статей. Среди них – прямые выборы в Совет национальностей, увеличение числа депутатов в обе палаты, их равноправие, увеличение числа заместителей председателя Президиума Верховного Совета с 4 до 11 (по числу тогдашних союзных республик) и др.

Еще в 1920 г. Сталин как-то заметил, что страной управляют не те, которых выбирают в Советы, а «фактически те, которые овладели на деле исполнительными аппаратами государства».

Так, П.П. Борисов, член партии с 1919 г., в 1931–1932 гг. был председателем Томского горсовета, являясь членом ВЦИК.

Сменивший его на этом посту Е.С. Алфеев являлся членом ЦИК СССР, но что-то определенного сказать об их деятельности в высших представительных
органах сказать трудно.

Высший орган власти в СССР, согласно Конституции, – Верховный Совет СССР, избиравшийся на 4 года, состоял из двух палат: Совет Союза и Совет Национальностей, между его сессиями – Президиум Верховного Совета. Определялась компетенция правительства СССР – Совета Народных Комиссаров. Он был подотчетен Верховному Совету СССР.

Специальная глава была посвящена избирательной системе, которая закрепляла всеобщее, равное, прямое избирательное право при тайном голосовании. Избирательное право предоставлялось всем гражданам СССР с 18 лет. Право выдвижения кандидатов в депутаты закреплялось за общественными организациями.

В течение 1937 г. на основе Конституции СССР были приняты Конституции РСФСР и других союзных республик.

Осуществление конституционной реформы имело важное значение для советского общества и вызвало небывалый резонанс за рубежом. Отклики на принятие Конституции 1936 г. за рубежом были достаточно противоречивыми, нередко взаимоисключающими: «движение к демократии» и «псевдодемократическая конституция». Конечно, ряд демократических преобразований был налицо — отмена прежних ограничений в правах для ряда категорий граждан, равные, прямые выборы, тайное голосование. Однако реальной демократизации общественной жизни не произошло, более того, происходили противоположные процессы. Провозглашенные Конституцией неприкосновенность личности, тайна переписки, независимость судей в условиях массовых репрессий были не более чем фикцией. Сложившийся режим вел непрерывную войну со своим народом, с лучшими его представителями. Эту войну не могло остановить принятие Конституции 1936 г., она сама оказалась незащищенной.

Характерной особенностью Конституции 1936 г. было то, что она непосредствен-но решала наиболее существенные вопросы формирования, организации
и деятельности не только высших органов
власти и управления союзных автономных республик, но и местных Советов. Определяла
их полномочия.

Несмотря на законодательное закрепление организационных функций за соответствующими советскими органами и избирательными комиссиями, реальное руководство выборным процессом осуществляли партийные комитеты, используя традиционно номенклатурные методы контроля. Значительные новшества в избирательной системе потребовали еще более широкого применения административного ресурса. Организационно-технические задачи проведения выборов оказались серьезным испытанием для партийно-государственного аппарата. Партийные комитеты осуществляли полный контроль за формирование и составом избирательных комиссий. В предвоенные годы контроль был наиболее силен: в ЦК ВКП(б) направлялись списки не только окружных избирательных комиссий, но и председателей и секретарей участковых комиссий. При подборе кандидатур учитывались родственные связи, отсутствие «порочащих» фактов биографии.

Несколько отводов кандидатур в избирательные комиссии были и на Томской земле.

Процедура выдвижения кандидатов в депутаты Верховных Советов СССР и РСФСР также находилась под партийным контролем. Избиратели обычно поддерживали предлагаемые сверху кандидатуры. Сложилась обязательная, по сути ритуальная, процедура выдвижения первых руководителей страны. В 1937 г. этот список был дополнен героями-полярниками – О.Ю.Шмидт, М.Н. Громов и др.

В Томске на собрании трудового коллектива ТГУ была выдвинута кандидатура И.В. Сталина, мединститута – К.Е. Ворошилова, транспортного института – Н.И. Ежова, редакции газеты «Красное знамя» – Л. Мехлиса и т.д. Такая процедура ритуального выдвижения кандидатами в депутаты сохранилась до конца 1980-х гг. Реальными кандидатами в депутаты стали главный инженер Кузнецкстроя академик И.П. Бардин (в Совет Союза), командующий войсками СибВО М.А. Антонюк (в Совет национальностей). Агитация за кандидатов как элемент избирательной кампании повсеместно была превращена в мощную идеологическую кампанию. Наряду с обеспечением высокой явки на выборы успешно решалась задача достижения высоких производственных показателей. Содержание агитработы вышло далеко за рамки предвыборной ситуации, охватило все стороны жизни страны.
Явка на выборы была исключительно высока, как и процент проголосовавших «за». Население с готовностью восприняло новые формы своего участия в политическом процессе. Конституционная реформа сыграла заметную роль в политической интеграции общества.
Абсолютное большинство участвовавших в обсуждении проекта Конституции и первых выборах в Верховные Советы СССР и РСФСР искренне верили в социализм, в установление законности, демократии. Эти иллюзии умело поддерживались. В преддверии выборов прошла широкая отчетная кампания местных Советов, в ходе которой многие должностные лица и депутаты подверглись критике. Многочисленные митинги, собрания трудящихся, сами первые равные выборы были срежессированы как демонстрация «полного и единодушного единства партии и народа», прославления мудрости вождя всех времен и народов! Делалось это не из-за страха. Нельзя не согласиться с мнением, что в общественном сознании и поведении 1930-х гг. вера в социалистический идеал и авторитет партии соединилась с вождизмом, коллективизм – с равнением на команду сверху, идейная убежденность — с интеллектуальной и политической придавленностью масс.

Период Великой Отечественной войны занимает особое место в истории Томской земли: за счет эвакуированных предприятий существенно вырос экономический потенциал, рабочие, колхозники, интеллигенция самоотверженно трудились в тылу. 13 августа 1944 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР была создана Томская область. Томск к этому времени стал крупным промышленным центром Сибири: за годы войны объем промышленного производства утроился, были созданы ранее не существовавшие отрасли производства – электротехническая, оптико-механическая, резинотехническая, существенно расширились машиностроение и металлообработка. По-прежнему сохранялось значение Томска как крупного научного и учебно-образовательного центра.

Сверху давались рекомендации по социально демографичес-кому составу избирательных комиссий (число рабочих, беспартийныхи женщин).

Так начала формироваться традиция, получившая название «99%».

Режим Сталина умело эксплуатировал энтузиазм, непоколебимую уверенность масс в идеалы социализма, беспредельное доверие вождю.

Во время войны выборы в Советы не проводились. После ее окончания в феврале 1946 г. были проведены выборы в Верховный Совет СССР, через год – в Верховные Советы союзных и автономных республик. Был повышен возрастной ценз для депутатов Верховного Совета СССР – 23 года, Верховных Советов союзных республик – 21 год. Изменения Конституции СССР носили по преимуществу редакционный характер. Сессии Верховных Советов в эти годы созывались нерегулярно, необоснованно сужался круг вопросов, которые рассматривались высшими органами власти, слабой была работа постоянных комиссий. Подбор кандидатов в депутаты проводился исключительно строго, они проходили проверку на наличие компрометирующих фактов в органах госбезопасности. Традиционно кандидатом № 1 назывался И.В. Сталин, затем другие высшие партийно-государственные руководители. На местах партийные комитеты на основе разнарядок сверху подбирали кандидатов в депутаты. Выборы проводились на безальтернативной основе.

Деятельность высших органов власти Союза и республиканских носила полузакрытый характер, в печати давалась краткая и весьма скудная информация по итогам весьма непродолжительных сессий. Работа Верховных Советов заметно активизировалась после ХХ съезда КПСС. Инициатором реформ был Н.С. Хрущев. Он искренне хотел обеспечить в стране законность, привлечь население к участию в делах государства. Однако, полагаясь на собственную интуицию, Н.С. Хрущев пренебрегал закономерностями развития общества, принимал непродуманные, волюнтаристские решения. Реформы проводились поспешно, без серьезного научного обоснования, оказались малорезультативными, породили массу негативных явлений. Все эти реформы механически вотировались высшими органами власти страны, союзных республик. Их фактическое безвластие было продемонстрировано при передаче Крымской области Украине в 1954 г. Этот шаг был предпринят по инициативе Хрущева, стремившегося в борьбе за высший партийный пост заручиться поддержкой руководства компартии Украины.

Депутатам давался наказ, который в первую очередь выражал местные нужды и запросы. Избиратели нередко вносили предложения с указанием способов их реализации, прежде всего это касалось проблем развития жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранения, народного образования, развития сети транспортных коммуникаций. Возможности депутата, ученого, или передовика производства, пусть даже инициативного и волевого, были не сопоставимы с возможностями депутата из числа руководящих работников, которые могли использовать не только депутатский мандат, но и свой статус, номенклатурные связи.

Совместные усилия руководства Томской области и депутатов были направлены на ускоренное освоение природных ресурсов.

В частности, уже тогда ставился вопрос о разработке бакчарских железных руд, туганского месторождения редких металлов, строительства горно-обогатительных комбинатов. Были найдены богатые месторождения нефти и газа, Томская область стала одним из центров добычи углеводородного сырья, возникли города Стрежевой и Кедровый.

Наиболее удачно лоббировал интересы области 1-й секретарь обкома, депутат Верховного Совета СССР Е.К. Лигачев. Параллельно с развертыванием добычи нефти и газа удалось добиться строительства гиганта нефтехими – ТНХК. Одновременно решались и важные социальные вопросы: развертывание жилищного строительства и создание современной базы стройиндустрии, создание системы дальнего теплоснабжения Томска с использованием вторичного тепла от атомного производства, снабжение города водой из подземных источников, развитие сети народного образования и здравоохранения. Отдельно следует отметить создание Томского научного центра АН СССР и Академии медицинских наук. Е.К. Лигачев был в числе наиболее сильных «региональных лоббистов». Решение проблем области достигалось не только путем информирования ЦК КПСС, Верховного Совета, Совета Министров, но и путем создания «деловых союзов» с министерствами и ведомствами.

В обмен на гарантии отраслевых министров по увеличению расходов на социальные цели поддерживалась инициатива о размещении на территории области новых промышленных предприятий, расширении действовавших. При заключении таких негласных контрактов часто игнорировались вопросы экологии, развития транспортных коммуникаций. Министерства и ведомства львиную долю капиталовложений направляли на возведение производственных объектов, недооценивая важность социальных задач. Тем не менее Том-ская область в эти годы развивалась исключительно динамично.Население пользовалось значительными социальными гарантиями.

Избирательные кампании проходили по тщательно проработанному сценарию. На партийные комитеты возлагалась задача по подбору кандидатов в депутаты. Рекомендуемые органами КПСС кандидаты затем выдвигались предприятиями и учреждениями и регистрировались избирательными комиссиями. Отлаженный механизм подбора кандидатов позволял формировать депутатский корпус по заданным параметрам.

По традиции наряду с кандидатами в депутаты от трудовых коллективов положено было выдвигать высших руководителей партии, они благодарили за доверие и объявляли о согласии баллотироваться по одному из округов. Прецедента их выборов от Томской области не было.Организация и проведение выборов нуждались в существенном реформировании, как и деятельность Советов всех рангов.

Конституция 1977 г.


и советский «парламентаризм»

Новый этап работы представительных органов принято связывать с принятием Конституции 1977 г. Советы депутатов трудящихся стали именоваться Советами народных депутатов. Принципиальных изменений в их работе не произошло.

Как и ранее, Верховный Совет СССР имел двухпалатную структуру: Совет Союза и Совет национальностей (избиралась по норме: З2 депутата – от союзной республики, 11 – от автономной области, 1 – от автономного округа). Такая структура обеспечивала представительство всего населения и каждой нации и народности в отдельности. Обе палаты состояли из равного числа депутатов, имели равные права и обязанности. Им в одинаковой мере принадлежало право законодательной инициативы: проекты законов, иные вопросы, которые выносились на рассмотрение Верховного Совета, обсуждались палатами раздельно, либо на совместных заседаниях. Из числа членов палат формировались постоянные комиссии для предварительного рассмотрения и подготовки вопросов. Порядок деятельности Верховного Совета, его палат, других органов определялся Регламентом, другими законами СССР.

Представительство Томской области в высших органах власти в эти годы увеличилось. Согласно традиции, тогдашний первый секретарь Томского обкома А.В. Семин был избран в Верховный Совет СССР, депутатами Верховного Совета РСФСР стали председатель облисполкома В. И. Куперт, директор ТЭМЗа
К.И. Лаврентьев, академик В.Д. Кузнецов и колхозница Шегарского района
М.В. Цымоха.

В последующие десятиле-тия такая модель предста-вительства в высших органах власти сохрани-лась: как правило, первый секретарь обкома представ-лял область в Верховном Совете СССР (правда, В.А. Москвин и И.Т. Марченко – депутаты российского парламента), председатель облисполкома, второй секретарь обкома партии избирались депутатами Верховного Совета РСФСР.

Обязательным было представительство наиболее крупных ученых, директоров промышленных предприятий и передовиков производство. Депутатами Верховного Совета РСФСР в разное время были ректор ТПИ А. И. Воробьев, ректор ТГУ А.И. Данилов, профес-сора мединститута
А.Г. Савиных, Д.Д. Яблоков, директора промышленных предприятий А.Т. Иванов (ТЭЛЗ), Л.С. Ильницкий (начальник комбината «Томлес»), и др.

Типичен в этом плане состав депутатов, избранных 12 марта
1967 г. Н. М. Варфоломеева – доярка колхоза им. ХХI съезда КПСС Кожевников-ского района, В. П. Косте-белова – машинист башенного крана,
Г.А. Шашкин – бурильщик Александровской разведочной экспедиции,
А. А. Воробьев – ректор ТПИ. Н.В. Лукьяненок – председатель облиспол-кома, А.И. Кузнецов – 2-й секретарь обкома партии. Такая модель депутатского представительства была и в соседних регионах,
в целом по стране.

Верховный Совет РСФСР являлся однопалатным органом, вопросы своей компетенции он решал на сессиях и через формируемые им органы – Президиум, постоянные комиссии. В Президиуме обеспечивалось представительство от автономных республик, областей и округов.

Продолжалась антиконституционная практика законотворческой деятельности Президиума Верховного Совета СССР, когда принимаемые им указы вносили существенные коррективы в действующее законодательство, а то и противоречили ему. Аналогичным образом республиканские законы изменялись указами Президиумов Верховных Советов республик, в том числе и РСФСР. Такая практика позволяла партии без какого-либо труда проводить свои решения, придавая им общеобязательное значение. При этом депутаты демонстрировали поразительное единство при голосовании, пресловутый «одобрямс». Трудно допустить, что за все годы работы Верховных Советов ни у кого не было оснований проголосовать против по какому-либо из вопросов. Такие ситуации наверняка возникали, поскольку большинство союзных и республиканских депутатов были не марионетки. Среди них было много по-настоящему влиятельных лиц – руководителей регионов, крупных хозяйственников, известных ученых, представителей творческой интеллигенции, у которых было различие во взглядах, подходах. Однако в Верховных Советах царило трогательное согласие, «демонстрировалось монолитное единство» вплоть до перестройки.

Правотворческая деятельность осуществлялась по преимуществу в форме указов Президиума Верховного Совета СССР и нормативных актов Совета Министров СССР. На долю законов приходилось, например, в 1978 г. 10 актов (2% от общего числа), З5 указов принял Президиум Верховного Совета, а Совет Министров принял 216 постановлений и 244 нормативных распоряжения. Такое соотношение законов и подзаконных актов убедительно свидетельствует о том, какие органы были полновластными.

Конституция 1977 г. завершила деятельность по кодификации общесоюзного законодательства. В эти годы Верховный Совет РСФСР подготовил и принял брачно-семейный, земельный, водный кодексы, кодекс законов о труде, законы о народном образовании, здравоохранении. В 1978 г. в РСФСР была принята новая Конституция. Была возрождена практика всенародных обсуждений важнейших законопроектов. Помимо проектов Конституций, граждане принимали участие в обсуждении проекта кодекса о труде, закона о трудовых коллективах. Внедрение плановых начал в правотворческий процесс позволяло заблаговременно и без спешки готовить проекты нормативных актов, более полно учитывать потребности общества.

Подготовку проектов законов вели комиссии законодательных предположений Верховного Совета СССР и РСФСР. В разработке проектов активно участвовали Институт государства и права АН СССР, союзные и республиканские Министерства юстиции, Верховные суды, Генеральная прокуратура.

Законотворческая деятельность сочеталась с решением вопросов государственного управления, с принятием по этим вопросам соответствующих постановлений. Осуществлялся контроль за деятельностью всех подотчетных государственных органов. Не реже одного раза за период полномочий отчеты о своей деятельности Верховному Совету предоставляли Комитет народного контроля, Верховный суд и Генеральная прокуратура СССР, заслушивались отчеты министров, председателей государственных комитетов, других членов правительства СССР.

Особое положение занимала Парламентская группа Верховного Совета СССР – объединение депутатов, возникшее в 1955 г., вскоре она была принята в Межпарламент-ский союз. Ее деятельность заметно активизировалась
в условиях разрядки между-народной напряженности
в 1970-е гг., ее члены выезжали в другие страны
и принимали иностранных парламентариев. Такие непосредственные контакты способствовали улучшению взаимопо-нимания между народами.

С рубежа 1970–80-х гг. происходило нарастание социальных проблем, но еще была уверенность в завтрашнем дне, что «завтра будет лучше, чем вчера». Многое раздражало в повседневной жизни, растущие тяготы однозначно связывались с «начальством», с местной бюрократией, чьи привилегии вызывали почти всеобщую ненависть. На фоне пафоса, громких слов о коммунистической морали все чаще встречались факты нарушения элементарных норм и правил приличия, использования служебного положения в личных целях.

Постоянно росли диспропорции развития, особенно между спросом и предложением, возникла так называемая экономика «дефицита», что деформировало структуру потребления. Сложились «теневые каналы», используя которые, можно было достать дефицитные товары, импорт. Импорт – своего рода мифологическая категория, русифицированное «маде ин» произносилось с трепетной или хвастливой интонацией.

Разоблачение культа личности Сталина предопределило главное противоречие дальнейшей эволюции советской системы, заложило мощный заряд под ее несущие конструкции – надломилась вера в коммунистическую партию, в социалистический идеал, утвердилась двойная мораль, которая приобрела самодовлеющий характер. Конформистская мотивация поведения пришла на смену идейной убежденности, во многом пассивному принятию существовавшего строя, что отчетливо проявилось в ходе выборов в Советы. Несмотря на очевидную предсказуемость их итогов, заключительной фазе избирательных кампаний придавалось особое значение. Создавалась атмосфера праздника на избирательных участках, особенно на выборах в Верховные Советы СССР и РСФСР: выступление профессиональных артистов, участников художественной самодеятельности, демонстрация кинофильмов и пр. Были и прозаические мероприятия – буфеты с дефицитными продуктами и книгами. Праздничность – неотъемлемый атрибут выборов всех советских лет.

Диссонансом в этой атмосфере являлись случаи отказа от голосования. Причины были почти исключительно социально-бытовые.

Оценивая практику голосования в Советы различных уровней, неверно полагать, что она была сплошным абсурдом, как пишут иные публицисты. Существовал разброс мнений и позиций, который нарастал, о чем свидетельствуют надписи на избирательных бюллетенях. Были надписи типа: «голосую за Советскую власть», «за лучших сынов России», за «родную партию», но росло число негативных надписей, которые, естественно, не афишировались, так как содержали нелицеприятные оценки отдельных лиц – «бюрократ и карьерист», «самодур». Росло число надписей на бюллетенях типа: «долой мироедов, владеющих спецбольницами и спецбуфетами», что отражало растущую ненависть к местной бюрократии, ее привилегиям. Такого рода надписи – своего рода нереализованная надежда на «хороших руководителей», отражение оторванности власти от народа. Были политические: «Где выбор кандидатов?», «Голосование – проформа, кого назначили, за того и проголосуют».

Идея «торговли» постепенно овладевала массами, все большая часть населения втягивалась в операции по «обмену услуг», или, говоря словами куплетистов Шурова и Рыкунина,
«вы мне –промтовары,
я вам – бакалею,
вы мне – телевизор,
я вам – магнитофон…».

Отметим такую немаловажную деталь – недовольство и скепсис по отношению к местной власти постоянно усиливались, а представление о справедливости традиционно, как в стародавние времена, связывалось с центральной властью. Сохранялись надежды на благожелательное вмешательство высшего руководства в духе старорусской традиции, отсюда поток жалоб с мест в центральные органы. Увеличивалось число обращений к союзным и республиканским депутатам, они откликались, по возможности помогали. В целом рядовой избиратель имел весьма смутное представление о своих депутатах и их депутатской деятельности. Средства массовой информации, за исключением газеты «Известия», крайне редко и скудно освещали деятельность конституционных органов власти.

Жалобы и обращения граждан – своего рода борьба за свои права, которая не покушается на устои общества, вполне вписывается в логику бюрократической машины, универсальная форма протеста. Советские люди не готовы были отстаивать свои интересы в суде, надеясь личным обращением привлечь внимание к острой проблеме, нарушению их прав.

Перестройка и попытки


реформирования советского строя

Завершающий этап советской политической системы пришелся на время перестройки. На первом этапе М.С. Горбачев и его команда пытались реформировать экономику, на втором – взялись за реформирование политической системы, не имея сколько-нибудь целостной и развернутой программы преобразований.

В соответствии с решениями ХIХ Всесоюзной партконференции были внесены изменения в Конституцию СССР, высшим органом власти был признан Съезд народных депутатов, состоящий из 2250 депутатов, из них 750 избирались по территориальным округам, 750 – по национально-территориальным, остальные делегировались от КПСС и общественных организаций. Предполагалось, что Съезд народных депутатов будет реально полновластным органом, он мог принять к рассмотрению любой вопрос, отнесенный в ведению СССР. Постоянно действующим законодательным, распорядительным органом государственной власти должен был стать Верховный Совет СССР. Принятие этого документа обернулось прямо противоположными результатами. В условиях демократизации и гласности предполагаемый курс на укрепление советского строя обернулся потерей доверия к существовавшим структурам власти, что показали выборы на Съезд народных депутатов в ряде крупных городов страны, в том числе и в Томске (1989 г.).

Известный социолог
В.Э. Шляпентох, анализи-руя редакционную почту тогдашних центральных газет, пришел к выводу, что никто из обратившихся не воевал с советской системой, все хотели ее усовершенствовать. Поэтому власть даже поощряла писание жалоб и обращений. Реакция Центра была различной, обычно пересылали на места, реакция «мест» чаще была формальной, хотя порою удавалось добиться справедливости, что стимулировало «правдоискателей». Они, вопреки растущей апатии и безразличию большинства, конфликтовали с начальством, писали
и сигнализировали.

Подготовка выборов велась как обычно: сформированы избирательные округа, началось выдвижение кандидатов в депутаты в трудовых коллективах. По 313-му округу было выдвинуто 8 кандидатур, но окружная избирательная комиссия в качестве официальных зарегистрировала только двоих. Стремление келейно подобрать кандидатов и провести их в народные депутаты возмутило многих, а явное нежелание не допустить выдвижение сотрудника НИИ ядерной физики С. Сулакшина, так же как и тенденциозный разбор его программы в печати, дали обратный результат, сделали рекламу совершенно неизвестному молодому ученому, усилили симпатии к нему. Он стал известен широкой публике, студенчеству города.

С. Сулакшин уловил настроения масс, излагая то, что тревожило многих, что наболело за долгие годы. Его взлет произошел в условиях резкой политизации, небывалого накала эмоций и страстей. Его команда не особенно церемонилась с соперниками – генеральным директором объединения «Полюс» П. Голубевым и профессором-кардиологом Р. Карповым. Партийные организации оказались не готовы вести агитацию в открытой борьбе позиций, избирательных платформ, а принадлежностьк КПСС, к ее руководящим органам воспринималась негативно большинством избирателей.

Открытие и работа съезда привлекли пристальное внимание томичей, они многого ждали от него. Телевизионные репортажи со съезда на время стали популярным зрелищем, но вскоре оно наскучило. Ожидания закончились разочарованием, идеи перестройки девальвировались, душевный подъем первых лет перестройки угас, нарастали апатия и равнодушие. В такой обстановке проходили выборы народных депутатов РСФСР. Явка на выборы была невысокой, народными депутатами России стали Н. Ведерников, В. Егоров, Д. Добжинский, Г. Жуков, В. Зоркальцев, А. Кобзев, В. Кулаков.

Из всех томских депутатов самым активным и деятельным был С. Сулакшин. Он вошел в Межрегиональную депутатскую группу, в составе парламентских делегаций постоянно выезжал за границу, прошел стажировку в ряде зарубежных и политических центров, позднее стал представителем президента России в Томской области, депутатом Государственной Думы 1-го и 2-го созывов.

Митинговость избирательных кампаний выплеснулась на заседания съездов народных депутатов. Обсуждение вопросов проходило в крайне нервозной обстановке. Большинство выступлений не отличались корректностью. Недоверие, взаимные оскорбления, нежелание идти на компромиссы заводили дебаты в тупик. Видно было, что многие избранники народа не подготовлены к депутатской деятельности. За ожесточенным противостоянием фактически стояли не только личные амбиции, но и начавшийся передел властных полномочий.

Рядовые избиратели равнодушно взирали на «разборки» своих избранников, заметно охладели к политике. Утрата доверия к КПСС сопровождалась нарастающим скепсисом ко всем вновь зародившимся партиям – настораживали экстремизм, нечистоплотность новых лидеров. Несмотря на различия во взглядах, они были поразительно едины в стремлении все решить разом, по западным образцам, демонстрируя авторитарность поведения, нетерпимость к иному мнению.

Исключительным драматизмом отличались выбору по 313-му Том-скому округу. Потребовалось три тура голосования, в результате народным депутатов был избран
С. Сулакшин.

На альтернативной основе были избраны рабочий из Стрежевого Н. Белоус, врач асиновской больницы
А. Лукьянов.

По спискам общественных организаций народными депутатами стали секретарь парткома ПО «Сибкабель»
В. Остроухов, бригадир треста «Томскжилстрой» М. Лицкевич, бригадир бри-гады лесозаготовителей.
Н. Пчелка, руководитель военно-патриотического клуба Н. Шамин.

В развитии политических процессов в стране большую роль сыграла отмена шестой статьи Конституции СССР, закреплявшей руководящую роль КПСС в обществе, а также учреждение поста Президента СССР, что явно противоречило базовым принципам конституционной реформы.

В марте 1990 г. в спешном порядке был созван III внеочередной Съезд народных депутатов, который внес необходимые изменения в Конституцию. По общему правилу, президент должен был избираться на всеобщих выборах, но Горбачеву было сделано исключение, он был избран Съездом народных депутатов. Согласно поправкам Конституции, Президент СССР признавался главой государства и получил широкие полномочия, отняв их у Верховного Совета.
С введением поста Президента, Верховный Совет СССР вновь становился неполновластным.

Предпринятые шаги не стабилизировали ситуацию в стране, кризис нарастал. Новое руководство демонстрировало неспособность осуществлять управление страной, не смогло позитивно решить ни одного вопроса в сфере экономики, политики, национальных отношений, предотвратить развал СССР в ходе начавшегося «парада суверенитетов».

Выборы в республиканские Верховные Советы весной 1990 г. в Прибалтике, Закавказье, в Молдавии принесли победу национал-сепаратистским силам. Первой провозгласила свою независимость Литва, затем, Латвия, Эстония, Армения, Грузия. Процесс распада СССР приобрел особую динамику после принятия Первым съездом народных депутатов РСФСР декларации о государственном суверенитете, которая существенно ослабляла СССР как федеративное государство, носила черты конфедеративного начала. РСФСР – самая крупная по населению и экономическому потенциалу союзная республика, усиливающая противостояние российской власти и союзной, делала распад СССР неизбежным.

Учреждение президентской власти по сути противоречило идее полновластия Советов. Однако личное желание
М.С. Горбачева оказалось весомее принципа полновластия Советов.

Тенденции децентрализации затронули и саму Россию, начался «парад суверенитетов» автономных республик. Некоторые субъекты РСФСР заявили об изменении своего государственно-правового статуса – Адыгея, Карачаево-Черкесия, Горный Алтай, Хакасия стали автономными республиками.

События 19–21 августа 1991 г., ГКЧП при всей их локальности оставили глубокий след в истории России. Исход этих событий фактически предрешил вопрос об изменении общественно-политического строя в стране. Главные события развернулись у стен Белого дома, где располагался Верховный Совет РСФСР. В искренности большинства его защитников не приходится сомневаться, они жили предчувствием близкого вступления в царство свободы, демократии, материального изобилия. Скорее всего, это был «революционный невроз» – психоз веры в идеалы свободы и демократии. В провинции все ограничилось немногочисленными митингами. Уже когда все завершилось, ГКЧП капитулировал, вечером 21 августа в Томске у здания областного Совета собрался митинг, на котором выступили депутаты С. Сулакшин, А. Кобзев.

На время Б.Н. Ельцин, А. В. Руцкой (вице-президент), Р.И. Хасбулатов стали персональным воплощением победы над ГКЧП. Исчезновение главного противника произо-шло на удивление быстро и легко, руководство России продолжало бороться с утратившим власть Центром, партократами, не осознавая свою меру ответственности за судьбы россиян. Поспешные шаги по разгрому союзного Центра привели к окончательной утрате шанса на спасение бывшего Союза. Окончательный приговор СССР был подписан Беловежским соглашением руководителей России, Украины и Белоруссии.

У руководства России не оказалось программы преобразований. Под диктовку Запада была принята программа так называемой «шоковой терапии» – одномоментной либерализации цен и ускоренной приватизации государственной собственности. При этом Президент в своем знаменитом выступлении на V Съезде народных депутатов заверил россиян, что надо потерпеть 6 – 7 месяцев, а уже с осени 1992 г. начнется стабилизация экономики и улучшение жизни населения.

Однако экономическая практика разошлась с теоретическими постулатами реформаторов-монетаристов – «невидимая рука рынка» все решит автоматически. В условиях нарастающего развала экономики и роста социальной напряженности резко усилилось противостояние Президента и Верховного Совета России, который стал все решительнее отмежевываться от правительственного курса, выдвигая задачи корректировки реформ и социальной защищенности рядовых граждан. Президент, его окружение усмотрели главную причину неудач в «антиреформаторской позиции» Верховного Совета. Конфликт ветвей власти поставил в повестку дня проблему государственного устройства: быть России президентской или парламентской республикой. Все более очевидным становился и раскол общества. Такое противостояние было чрезвычайно опасным.

Новый этап борьбы персонифицировался соперничеством Ельцина и Хасбулатова, который был поддержан вице-президентом Руцким. Чтобы разрядить обстановку, было принято решении о проведении всенародного референдума, он состоялся 25 апреля 1993 г. На референдум были вынесены вопросы: о доверии президенту, о поддержке его экономического курса, о досрочном переизбрании президента и Съезда народных депутатов. Референдум не ликвидировал конституционного кризиса, но заложил дополнительные основания для продолжения конфронтации, усилил риск силового варианта его разрешения.

Большой резонанс получило высказывание президента России Б.Н. Ельцина, обращенное к автономиям: «…берите суверенитета, сколько проглотите!»

Накануне решающей схватки Ельцин заручился поддержкой правящих кругов Запада и начал переброску войск в Москву. 21 сентября 1993 г. он подписал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», по которому распускался Съезд народных депутатов, назначались выборы в новый парламент – Федеральное Собрание, вводилось прямое президентское правление. Верховный Совет, опираясь на решение Конституционного суда, квалифицировал указ как государственный переворот и принял решение о прекращении полномочий Ельцина как президента. Сразу же началась блокада Белого дома, были отключены связь, водопровод, канализация. Противостояние продолжалось две недели, разрешение конфликта произошло силовым путем. Под гром танковых пушек в России завершилась эра Советов как формы организации государственной власти. По указу президента был осуществлен демонтаж системы Советов, вся полнота власти перешла в руки президентской администрации.

Президентский указ за № 1400 в Томской области был принят по-разному. Представитель президента С.С. Сулакшин безоговорочно поддержал его, администрация области констатировала, что «некоторые формулировки Указа выходят за рамки существующего правового пространства, но в нем предложен приемлемый вариант выхода из критической политической ситуации». Малый областной совет во главе с Г.А. Шаминым запретил указ № 1400 к исполнению на территории области. Глава администрации области В.М. Кресс 15 октября 1993 г. подписал постановление о прекращении полномочий Томского областного Совета.

Итак, становление и развитие социализма в нашей стране было неразрывно связано с Советами, большевики пришли к власти на гребне мощного советского движения, что в свое время подметил очевидец октябрьских событий американский полковник Робинс и записал в своем дневнике: «Ленин, Троцкий пришли к власти на трех словах –Вся власть Советам»! Поразительно, но история повторилась, в начале 1990-х гг. «демократы» пришли к власти тоже на советской волне! Профессиональным исследователям, ученым еще предстоит осмыслить исторический путь Советов как особой формы государственности и причины его деформации.

Результаты оказались неоднозначными:
Президент получил незначительное большинство (58%) по первым двум вопросам,
но избиратели не поддержали досрочных выборов ни президента,
ни народных депутатов. Таким образом, ни одна из противоборствующих сторон не получила решающего преимущества, но каждая оценивала итоги референдума в свою пользу.

Резюме
  • Советы родились как орган стачечной борьбы.
  • В разгар революции 1905 – 1907 гг. некоторые из них превратились в организованные структуры по борьбе с российским самодержавием, стали «зародышами» революционной власти.
  • В период после февральской революции 1917 г. Советы стали вторым, наряду
    с Временным правительством, центром политической власти в стране.
  • Вечевые (общинные) корни происхождения Советов предопределили их признание абсолютным большинством населения России. В октябре 1917 г. большевики пришли к власти на гребне советского движения.
  • Советы сыграли исключительную роль в Гражданской войне, но к ее исходу (1922 г.) претерпели негативную трансформацию.
  • Попытки оживления деятельности Советов в 1920-е гг. носили непоследовательный и противоречивый характер.
  • В 1930-е гг. Советы стали «демократическим фасадом» сложившейся тоталитарной системы. Конституция 1936 г. не обеспечивала реализации демократиче-ского потенциала
    советского строя.
  • Решения XX съезда КПСС несколько демократизировали политическую систему страны, но не изменили место и роль Советов в системе органов государ-ственной власти.
  • С течением времени происходила формализация избирательных процедур
    и практической деятельности Советов всех уровней.
  • Конституция 1977 г. также не способствовала демократизации общественно-политической жизни советского общества.
  • Тем не менее высшие ораны представительной власти СССР проделали немалую работу по развитию законодательства и кодификации советского права. Однако эти «правили игры» постоянно нарушались партийно-политической элитой.
  • Последняя попытка демократизации советского политического строя была связана с созывом Съездов народных депутатов СССР (с 1989 г.), которые напоминали земские соборы
    Московской Руси.
  • Введение института президентства находилась в явном противоречии с идеей полновластия Советов; полномасштабный социетальный кризис и нарастающий конфликт между Президентом и Верховным Советом РФ привели к трагической развязке: в октябре 1993 г. Советы были распущены. Так закончилась история советского народного представительства.

Литература
  1. Верт Н. История советского государства. 1900 – 1991. – М., 1992.
  2. Габричидзе Б.Н. Конституционный статус органов советского государства. – М., 1982.
  3. Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы. – М., 1995.
  4. Знаменский О.Н. Учредительное собрание: история созыва и крушения. – М., 1976.
  5. История государства и права СССР. Ч. 2. / Под ред. Г.С. Калинина. – М., 1981.
  6. История государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. – М., 2000.
  7. Кравцов Б.Н. Верховный Совет СССР. – М., 1954.
  8. Кириченко М.Г. Высшие органы государственной власти РСФСР. – М., 1968.
  9. Ленин В.И. Государство и революция // ПСС. Т. ЗЗ.
  10. Ленин В.И. Пролетарская революция и ренегат Каутский // ПСС. Т. 37.
  11. Ленин В.И. Выборы в учредительное собрание и диктатура пролетариата // ПСС. Т. 40.
  12. Лепешкин А.И. Советы – власть трудящихся. – М., 1966.
  13. Пайпс Р. Россия при большевиках. – М., 1995.
  14. Протасов Л.Г. Учредительное собрание: рождение и гибель. – М., 1997.
  15. Разгон А.И. ВЦИК Советов в первые месяцы диктатуры пролетариата. – М., 1977.
  16. Сырых В.М. История государства и права России: советский и современный периоды. – М.,1999.
  17. Советы народных депутатов. Справочник. – М., 1984.
  18. Томск. История города. – Томск, 2004.
  19. Томская область. Исторический очерк. – Томск, 1994.
  20. Якубовская С.И. Строительство союзного советского государства. – М., 1960.

Музей

Музей истории представительных органов власти Удмуртской Республики

Распоряжение Руководителя Аппарата Государственного Совета Удмуртской Республики от 30 декабря 2013 года №196 «О проведении экскурсий в Государственном Совете Удмуртской Республики»

Первым шагом на пути к созданию музейной экспозиции стало открытие портретной галереи руководителей Верховного Совета УАССР и Государственного Совета Удмуртии весной 2005 года. Тогда же была развёрнута небольшая выставка исторических документов, экспонатов, связанных с деятельностью парламента Удмуртии.

В 2009 году принято решение о создании в Государственном Совете музейной экспозиции истории представительной власти в нашей республике. Материалы экспозиции построены по принципу отображения истории представительных органов власти Удмуртии.

Открытие музея истории представительных органов власти Удмуртии в республиканском парламенте состоялось 30 марта 2010 года в день пятнадцатилетия проведения первых выборов в Государственный Совет Удмуртской Республики.

Творческой группой проделана большая поисковая работа в архивных фондах. В экспозиции использованы документы архива Аппарата Государственного Совета Удмуртской Республики, материалы фондов Национального музея Удмуртской Республики им. Кузебая Герда, Центрального государственного архива Удмуртской Республики, Центра документации новейшей истории Удмуртской Республики, фотоматериалы пресс-службы Администрации Президента и Правительства Удмуртской Республики, пресс-службы Государственного Совета Удмуртской Республики.

Документы и фотографии, представленные, охватывают более чем столетний период: с момента создания земских учреждений на территории Вятской губернии и до сегодняшних дней - деятельности Государственного Совета республики шестого созыва.

Материалы первого раздела «Истоки парламентаризма» (1867-1917 гг.) рассказывают о роли и значении земств в развитии начал местного самоуправления. Основу представительных органов власти в Удмуртии заложили российские буржуазные реформы 1860-1870-х гг. 1 января 1864 года императором Александром II утверждено Положение о губернских и уездных земских учреждениях. Земство было призвано решить 3 главные задачи: культурно-хозяйственное преобразование регионов; формирование на этой основе общественного единства и согласия; осуществление посреднической функции между государством и обществом. Земские учреждения в Вятской губернии начали создаваться лишь зимой - весной 1867 года. В связи с малочисленностью дворян, земские учреждения в губернии формировались из представителей других сословий, особенно крестьянства. Сфера деятельности земств определялась хозяйственными вопросами: устройство и содержание местных путей сообщения, земской почты, земских школ, больниц, богаделен и приютов, попечение о местной торговле, промышленности, взаимное страхование, местное продовольственное дело, ветеринарная служба, постройка церквей, содержание тюрем и т.д. В основу земского самоуправления был положен принцип самофинансирования.

В ходе первой буржуазно-демократической революции в России 17 октября 1905 года был подписан манифест о проведении выборов в Государственную Думу, нижнюю палату парламента, и придании ей законодательных функций, преобразовании существовавшего Государственного Совета в верхнюю палату. Выборы в Думу были многоступенчатыми. С одной стороны это давало преимущества состоятельным слоям населения, с другой стороны, гарантировало присутствие в Думе рабочих и крестьян. До 1917 года были избраны четыре Государственные Думы. В условиях подъёма революции создаются органы власти рабочих – Советы. В Ижевске в ноябре 1905 года был создан Совет рабочих уполномоченных в составе 146 человек. Основной задачей Совета стала защита интересов рабочих перед администрациями казённых заводов и частными фабрикантами. В декабре 1905 года бастующими рабочими Воткинска был избран Совет рабочих депутатов в составе 94 человек.

Второй раздел посвящён созданию государственности Удмуртии (1918-1921 гг.). 8 ноября 1918 года был создан Революционный гражданский Совет г. Ижевска (с 13 декабря 1918 года – Ижевской трудовой коммуны), как временный орган революционной власти в Ижевске и прилегавших к нему волостях. В разгар гражданской войны на территории Удмуртии с 15 июня 1919 года власть в Ижевске осуществлял революционный комитет (ревком), который занимался установлением революционного порядка, организацией Советов на территории Удмуртии, восстановлением хозяйственной и культурной жизни города, решал вопросы жилищно-коммунального хозяйства, продовольствия, финансов, здравоохранения, народного образования, благоустройства. 26 июля 1919 года были проведены выборы в Ижевский Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, которому ревком передал административно-гражданскую власть.

Вопросы об организации удмуртской автономии обсуждались на I, II и III Всероссийских съездах удмуртов (1918, 1919 гг.), конференциях удмуртов-коммунистов, учителей-удмуртов, женщин-удмурток (1919, 1920 гг.). 4 ноября 1920 года Декретом Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) была провозглашена Вотская Автономная Область (ВАО), а 5 января 1921 года утверждены её границы. С 9 февраля 1921 года вся полнота власти находилась в руках временного органа административной и гражданской власти - Революционного комитета ВАО (облревкома) в г. Глазове в составе 4 человек во главе с И.А.Наговицыным. В марте - апреле при нём созданы отделы: народного образования, социального обеспечения, юстиции, народной связи, земельный, здравоохранения, труда и управления, продовольственный комитет, статистическое бюро, экономическое совещание и административная комиссия. 10 июня 1921 года центр ВАО был переведён в Ижевск, куда переехал и облревком.

Третий раздел освещает деятельность съездов Советов (1921-1938 гг.) В Удмуртии декретом ВЦИК от 5 января 1921 года высшим органом власти был установлен съезд Советов. При ВЦИК утверждалось постоянное представительство ВАО. 20 июля 1921 года состоялся I Областной (Учредительный) съезд Советов, на котором был избран областной исполком ВАО. Его председателем стал И.А. Наговицын. За период существования ВАО (1920-1932 гг.) состоялось 11 областных съездов Советов, обсудивших 90 вопросов. Съезды проводили в жизнь все постановления высших органов Советской власти, принимали меры по развитию народного хозяйства, культуры, разрешали все вопросы, имеющие местное значение, осуществляли контроль над деятельностью всех местных Советов, избирали областной исполнительный комитет - высший орган государственной власти в период между съездами. Областные съезды Советов в 1921 и 1922 годах проходили 2 раза в год (июнь-июль и декабрь), с 1923 года – 1 раз в год.

1 января 1932 года ВАО переименована в Удмуртскую автономную область (УАО), 28 декабря 1934 года – в Удмуртскую АССР. После этого полномочия областного съезда Советов были переданы республиканскому съезду. 12 января 1935 года состоялся I съезд Советов УАССР, который избрал Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) УАССР, высший законодательный, распорядительный и контролирующий орган в период между съездами. До 1938 года состоялось 12 его сессий, обсудивших 40 вопросов. ЦИК УАССР работал сессионным порядком и был ответственен перед съездами Советов УАССР. Для работы в период между сессиями избирался Президиум, как постоянно действующий оперативный орган власти. За период 1935-1937 годов было проведено два республиканских съезда Советов. Проект Конституции УАССР утвердил 14 марта 1937 года II Чрезвычайный съезд Советов УАССР. После принятия Конституции УАССР полномочия республиканского съезда Советов были переданы Верховному Совету УАССР, впервые избранному 26 июня 1938 года. В связи с избранием Верховного Совета УАССР были упразднены ЦИК УАССР, Президиум и его комиссии.

Большой раздел посвящён деятельности Верховного Совета (1938 - 1995 гг.). Верховный Совет УАССР являлся главным представительным и единственным законодательным органом власти в республике. В его ведении находились: принятие Конституции УАССР и контроль за её исполнением, утверждение административно-территориального деления республики, народнохозяйственного плана, бюджета, нормативных актов Президиума, организация органов государственной власти и управления республики. Верховный Совет избирался сроком на 5 лет в количестве 200 депутатов. Верховный Совет избирал Председателя и двух его заместителей. Председатель руководил заседаниями Верховного Совета и ведал его внутренним распорядком. Верховный Совет работал посессионно, сессии созывались 2 раза в год Президиумом, внеочередные – по усмотрению Президиума или по требованию 1/3 депутатов. Впервые Президиум Верховного Совета УАССР был избран 25 июля 1938 года, он был постоянно действующим органом Верховного Совета, осуществлявшим его полномочия в период между сессиями. Президиум созывал сессии Верховного Совета, издавал указы, вносил изменения в действующие законодательные акты, толковал законы, отменял постановления и распоряжения Совета Министров УАССР и решения местных Советов народных депутатов.

Верховный Совет УАССР избирал постоянные комиссии и в необходимых случаях следственные, ревизионные и другие комиссии. Постоянные комиссии избирались на срок полномочий Верховного Совета УАССР в составе председателя и членов комиссии, были ответственны перед Верховным Советом и ему подотчётны. Деятельность их координировалась Президиумом Верховного Совета УАССР. Они избирались из числа депутатов для предварительного рассмотрения и подготовки вопросов, относящихся к ведению Верховного Совета УАССР, а также для содействия проведению в жизнь законов УАССР и решений Верховного Совета УАССР и его Президиума, контроля за деятельностью государственных органов и организаций.

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов выборы в Верховный Совет не проводились, полномочия Советов первого созыва продлевались. В этот период значительно расширился круг обязанностей депутатов. На территории Удмуртии создавались военные формирования. Обеспечению нужд фронта были подчинены все отрасли экономики – промышленность, сельское хозяйство, транспорт. Война заставила Советы решать ряд новых задач, внесла изменения в содержание работы сессий. На них стали рассматривать вопросы укрепления обороноспособности тыла. Перемещение в тыл огромных масс гражданского населения, промышленного оборудования, других материальных ценностей из прифронтовой полосы потребовало всемерного повышения провозной способности железных дорог. В 1942 году началось строительство железной дороги Ижевск-Балезино. В 1943 году делегация от Удмуртии во главе с Председателем Президиума Верховного Совета УАССР А.Е.Павловым выезжала в действующую армию. Депутаты откликались на просьбы своих избирателей, эвакуированного населения, проявляли заботу о людях, прибывших в города для работы на заводах. Постоянное внимание уделяли депутаты работе с семьями военнослужащих. В годы войны заметное место отводилось постоянно действующим комиссиям. В целях устранения недостатков, улучшения и скорейшей перестройки работы комиссий Президиум Верховного Совета УАССР периодически рассматривал эти вопросы на заседаниях, и о принятых решениях сообщал местным Советам путём рассылки принятых постановлений. Анализ недостатков в работе комиссий и практические рекомендации содержались и в других постановлениях Президиума, посвящённых улучшению в целом организационной работы того или иного Совета или его отдельным направлениям деятельности. Президиум направлял в адрес местных Советов также письма, содержащие конкретные указания по перестройке работы комиссий в условиях войны.

С марта 1947 года, когда состоялись выборы депутатов Верховного Совета УАССР второго созыва, наступил второй этап парламентской деятельности Верховного Совета, который завершился в июле 1975 года с началом работы Верховного Совета девятого созыва.

В 1956 году были образованы новые постоянные комиссии: по промышленности, транспорту и связи; по сельскому хозяйству; по жилищно-коммунальному хозяйству, дорожному строительству и благоустройству; по торговле, общественному питанию, бытовому обслуживанию населения; по народному образованию, культуре и спорту; по здравоохранению и социальному обеспечению. Позднее появились комиссии по охране природы и рациональному использованию природных ресурсов, по вопросам труда и быта женщин, охране материнства и детства, по делам молодёжи. В дальнейшем число постоянных комиссий непрерывно увеличивалось. На 1-й сессии Верховного Совета одиннадцатого созыва их уже было создано 13.

Этот период характеризуется размеренной позитивной работой главной законодательной власти. Первые сессии каждого созыва посвящались формированию руководящих органов самого Верховного Совета, а также назначению Правительства и Верховного суда республики. На зимних сессиях, как правило, принимались государственные планы развития народного хозяйства и утверждались бюджеты на предстоящий год на основе анализа итогов выполнения предыдущих заданий, утверждались указы Президиума Верховного Совета, на летних - обсуждались социально-экономические вопросы. Верховный Совет уделял большое внимание вопросам народного образования, культуры, агропромышленного комплекса, бытового обслуживания населения, строительства и ремонта дорог и т.п.

С июля 1975 года начинается 3-й этап парламентской деятельности. 30-31 мая 1978 года принята новая Конституция УАССР, согласно которой высшим органом государственной власти республики являлся однопалатный Верховный Совет УАССР, избиравшийся сроком на 4 года и состоявший из 200 депутатов. Верховный Совет УАССР избирал Председателя Верховного Совета и двух его заместителей. Председатель руководил заседаниями Верховного Совета и ведал его внутренним распорядком. Президиум избирался из числа депутатов в составе Председателя, двух его заместителей, секретаря и 11 членов, обладал широкими полномочиями: организовывал выборы в Верховный Совет, созывал его сессии, контролировал соблюдение Конституции, осуществлял контроль и руководил деятельностью Совета министров и местных Советов, утверждал изменения в административно-территориальном устройстве и награждал Почётной грамотой. С 14 декабря 1984 года (10-я сессия 10-го созыва) вошли в практику депутатские запросы. Внеочередная сессия Верховного Совета УАССР (30-31 октября 1989 года) приняла законы об внесении изменений и дополнений в Конституцию УАССР и о выборах народных депутатов Верховного Совета УАССР и местных Советов. Особенностью этой сессии стало широкое обсуждение законопроектов избирателями до их принятия. Президиум Верховного Совета освобождался от законодательной функции и становился только организатором работы Верховного Совета. В марте 1990 года состоялись выборы депутатов Верховного Совета УАССР 12-го созыва. Председателем Верховного Совета избран В.К. Тубылов, одновременно он возглавил Президиум Верховного Совета УАССР (после 1991 года – Верховный Совет УР). В парламент пришли представители разных партий и движений. Профессионализации парламента способствовало то, что значительная часть депутатов – Председатель Верховного Совета, его заместители, руководители постоянных комиссий и их заместители – работали на постоянной основе. На 27 сессиях (127 сессионных дней) было обсуждено 350 вопросов.

Декларация о государственном суверенитете Удмуртии, принятая Верховным Советом УАССР 20 сентября 1990 года, послужила основой для Конституции УР, заключения Федеративного и межреспубликанских договоров и соглашений. На протяжении 1988-1991 годов происходило постепенное перетекание властных полномочий от Удмуртского обкома КПСС к Верховному Совету УАССР. В результате проведённых весной 1990 года альтернативных выборов в Верховном Совете УАССР партийных чиновников фактически не осталось.

События августа 1991 года в Москве положили начало структурным изменениям в государственной системе Удмуртии. 11 октября 1991 года 7-я сессия Верховного Совета УАССР приняла Закон «Об изменении названия Удмуртская Автономная Советская Социалистическая Республика (УАССР) на Удмуртская Республика (УР)». В кризисной ситуации нашей страны середины сентября - начала октября 1993 года прошли три сессии Верховного Совета Удмуртии. 7 октября 1993 года 19-я сессия Верховного Совета УР приняла Закон «О реформе высших органов государственной власти и управления УР». 4 ноября 1993 года 20-я сессия Верховного Совета УР утвердила своими постановлениями республиканскую символику – гимн, флаг и герб. 10 ноября 1993 года на 21-й (внеочередной) сессии Верховного Совета приняты Законы «О Президенте УР», «О Верховном Совете УР», «О местном самоуправлении». Начался новый этап политического и государственного реформирования.

В 1994 году была разработана Программа социально-экономического развития Удмуртии на 1995 - 1997 годы, составными частями которой явились концепция перехода к рынку, положение о формировании рыночных структур, прогнозы развития отраслевой экономики, социальной сферы и культуры.

Одно из важнейших событий того периода – принятие 7 декабря 1994 года Конституция Удмуртской Республики. Согласно принятой Конституции, Государственный Совет Удмуртской Республики являлся законодательным (представительным) и контрольным органом государственной власти Удмуртской Республики. Государственный Совет – постоянно действующий высший и единственный орган законодательной власти Удмуртии. Статья 83 Конституции на тот период гласила, что высшим должностным лицом Удмуртской Республики является Председатель Государственного Совета.

К ведению Государственного Совета относились принятие Конституции Удмуртской Республики и внесение в нее изменений, определение внутренней и внешней политики Удмуртской республики, назначение, по представлению Председателя Государственного Совета, Председателя правительства Удмуртской республики, его заместителей, принятие решения о проведении республиканского референдума, избрание судей Верховного и Высшего арбитражного судов Удмуртской республики, районных (городских) судов, согласование кандидатуры Прокурора Удмуртской Республики, назначение выборов депутатов Государственного Совета и органов местного самоуправления – всего 24 вопроса.

Первые выборы в новый тип парламента Удмуртии – Государственный Совет Удмуртской Республики состоялись 26 марта 1995 года. На выборах в Государственный Совет Удмуртской Республики первого созыва было зарегистрировано 695 кандидатов в депутаты. Подобной активности в выдвижении кандидатов в депутаты региональных парламентов не было на тот момент ни в одном субъекте России. Одним из самых сильных на предвыборном поле был блок «Удмуртия». Лидером этого избирательного блока стал А.А.Волков. В экспозиции представлено постановление центральной избирательной комиссии Удмуртии от 3 апреля 1995 года об итогах выборов депутатов Государственного Совета.

19 апреля 1995 года А.А. Волков был избран Председателем Государственного Совета Удмуртской Республики первого созыва. Одна из центральных витрин посвящена первому Председателю Государственного Совета и первому Президенту Удмуртской Республики. В архивах найдены уникальные документы, фотографии, которые и явились основой музейной экспозиции.

В Государственном Совете первого созыва работало восемь постоянных комиссий: по государственному строительству, национальной политике и местному самоуправлению; по законности, общественной безопасности и правам граждан; по экономической политике и бюджету; по промышленности, развитию инфраструктуры, формированию рынка товаров и услуг; по агропромышленному комплексу, земельным отношениям и использованию природных ресурсов; по социальной политике, труду, охране здоровья и защите окружающей среды; по науке, образованию, культуре и молодёжной политике. Действовали три фракции и одно депутатское объединение: фракция «Удмуртия», фракция «Экономическое развитие», сельская фракция, депутатское объединение «Трудовая Удмуртия».

Для того чтобы Государственный Совет мог исполнять одну из главных своих функций – контрольную, создана Контрольная палата, затем преобразованная в Контрольный комитет Удмуртской Республики.

Первый Государственный Совет Удмуртии был избран в очень сложный период: экономическая нестабильность, спад промышленного производства, митинги и протесты. Государственный Совет становится центром принятия политических решений, сюда идут люди. Однако для решения подчас неотложных задач в экономике и социальной сфере Государственному Совету недоставало полномочий, законодательная база только формировалась.

17 октября 1995 года был подписан Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и Удмуртской Республики. Кстати, этот договор стал первым документом, подписанным в Кремле на двух языках – русском и удмуртском.

Депутатами первого созыва принято 92 закона и более 200 постановлений. За годы работы Госсовета первого созыва Удмуртия по итогам экономического развития среди субъектов России заняла 26-е место. Депутаты Госсовета Удмуртии первого созыва сыграли важную роль в преодолении республикой экономического кризиса, в становлении государственности республики, в обретении ею своего лица и своего места в составе Российской Федерации. Тогда же в республике в основном сложилась та расстановка общественно-политических сил, которая определила ее развитие на перспективу.

Второй состав Государственного Совета был сформирован на выборах 4 апреля 1999 года. 20 апреля 1999 года открылась первая сессия, на которой А.А. Волков был повторно избран на пост Председателя.

В ноябре 1999 года Государственный Совет принимает постановление «О создании Конституционной комиссии». Её задача в соответствии с федеральным законодательством подготовить изменения и дополнения в Конституцию Удмуртской Республики, согласно которым должна быть введена должность высшего должностного лица.

Опрос населения, проведённый в декабре того же года по поводу наименования высшего должностного лица Удмуртии, показал: регионом должен руководить Президент Удмуртской Республики. 15 октября 2000 года состоялись первые в истории республики выборы Президента Удмуртии. Избиратели поддержали кандидатуру А.А. Волкова, значительно опередившего всех своих соперников по числу набранных голосов. 3 ноября, в канун 80-летия государственности республики, на торжественной сессии Государственного Совета А.А. Волков вступил в должность Президента Удмуртской Республики.  28 ноября 2000 года Председателем Государственного Совета был избран глава местного самоуправления города Можги – И.Н. Семёнов.

За время своих полномочий Государственный Совет Удмуртии второго созыва принял более 240 законов. Этот депутатский корпус сыграл в судьбе Удмуртии историческую роль, превратив её из парламентской республики в президентско-парламентскую. Парламент этого созыва показал пример оперативной и конструктивной законотворческой работы, эффективного сотрудничества с федеральным центром, органами республиканской исполнительной власти и местного самоуправления.

Этим составом депутатов принята первая среднесрочная программа «Развитие Удмуртии» на 2001-2004 годы. Утверждены государственные символы Удмуртской Республики: Государственный флаг, Государственный герб. Депутаты утвердили также текст гимна Удмуртской Республики на русском и удмуртском языках.

Третий состав депутатского корпуса был избран 6 апреля 2003 года. Его председателем вновь избирается И.Н. Семёнов. В числе главных задач депутатов в те годы становится создание законодательной базы для успешного социально-экономического развития республики. За четыре с половиной года третьим созывом принято 374 закона Удмуртской Республики, десятки республиканских целевых программ. Большая работа проводится также по приведению республиканского законодательства в соответствие федеральному. На долю третьего состава депутатов выпало формирование нормативной базы для становления в республике двухуровневой системы местного самоуправления.

2 декабря 2007 года состоялись выборы в Государственный Совет Удмуртской Республики четвёртого созыва. Впервые состав парламента республики был сформирован по смешанной, мажоритарно-пропорциональной системе. 50 депутатов были избраны по одномандатным избирательным округам, ещё 50 – по республиканскому избирательному округу. На первой сессии Государственного Совета зарегистрированы четыре депутатские фракции: депутатская фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ», депутатская фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ», депутатская фракция ЛДПР, депутатская фракция КПРФ. Председателем Государственного Совета Удмуртской Республики избран Соловьев Александр Васильевич. В парламенте Удмуртской республики действовали восемь постоянных комиссий.

Продолжая законодательный процесс, депутаты Государственного Совета четвёртого созыва работают над развитием и совершенствованием регионального законодательства во всех сферах государственной и социально-экономической жизни республики. Приняты важные законы в сферах социальной политики, здравоохранения, государственной демографической политики, культуры и образования. Не остались без внимания законодателей и вопросы экономики, совершенствования межбюджетных отношений, налогового регулирования. Получили законодательное оформление меры по демократизации и укреплению политической системы. Значительно усилена законодательная база для государственного строительства и достижения стратегических целей укрепления финансово-экономических и правовых основ местного самоуправления.

Государственным Советом во взаимодействии с Президентом Удмуртской Республики и Правительством Удмуртской Республики приняты два крупных правовых акта, определяющих цели и задачи развития республики на ближнюю и дальнюю перспективу: Стратегия социально – экономического развития Удмуртской Республики на период до 2025 года и Программа социально-экономического развития Удмуртии на 2010 – 2014 годы.

Наряду с использованием богатого законотворческого опыта предшественников депутаты четвёртого созыва внедряют новые формы, которые служат повышению гласности деятельности Государственного Совета, ее открытости перед населением: выездные заседания Президиума Государственного Совета, выездные заседания депутатских фракций и постоянных комиссий. Вошло в практику проведение на сессиях Госсовета «правительственного часа» для обсуждения наиболее актуальных вопросов социально-экономической жизни Удмуртии. Регулярно деятельность республиканского парламента освещается в эфире телекомпании «Моя Удмуртия» выпуском программы «Госсовет Удмуртии – в действии».

Одно из важнейших событий деятельности четвёртого созыва – наделение по представлению Президента Российской Федерации полномочиями Президента Удмуртской Республики А.А. Волкова на внеочередной сессии 20 февраля 2009 года. Также в 2009 году начал работу Молодежный парламент при Государственном Совете Удмуртской Республики.

За время своих полномочий Государственный Совет Удмуртии четвертого созыва принял более 240 законов.

14 октября 2012 года состоялись выборы депутатов Государственного Совета пятого созыва. Во второй раз они были проведены по смешанной избирательной системе. Из 90 избранных депутатов, более половины работали в предыдущем созыве. 22 октября 2012 года на первой сессии парламента Председателем Государственного Совета Удмуртской Республики был избран А.В. Соловьев.

В течение 2013 года в работу Государственного Совета и его Президиума внедрён ряд новых форм. В апреле был образован Совет непарламентских партий при Председателе Государственного Совета Удмуртской Республики. В практику работы парламента вошла такая современная форма коммуникаций как видеоконференции. С целью улучшения информированности членов Президиума по актуальным проблемам на Аппаратные совещания в республиканский парламент стали приглашаться руководители министерств и ведомств региона.

Наряду с законотворческой и контрольной деятельностью важное место в работе Государственного Совета заняли мероприятия,   посвященные 20-летию принятия Конституции Российской Федерации и 75-летию законодательных органов государственной власти Удмуртской Республики. Уроки государственности и парламентаризма с участием школьников и студентов, закладка Аллеи парламентаризма, открытие в здании Государственного Совета Геральдического зала, выставки, многочисленные экскурсии в Государственном Совете послужили приобщению молодого поколения к страницам истории республики и страны, привлечению его внимания к деятельности главного законодательного органа Удмуртии.

25 июня 2013 года В.П. Невоструев был избран Председателем Государственного Совета Удмуртской Республики.

14 сентября 2014 года в Удмуртии впервые с 2004 года состоялись всенародные выборы Главы Удмуртской Республики. Свои голоса за А. В. Соловьева отдали почти 85,0 процентов избирателей. 22 сентября 2014 года состоялась торжественная церемония вступления в должность Главы Удмуртской Республики на внеочередной сессии Государственного Совета.

Продолжают успешно внедряться новые формы парламентской работы. Впервые в 2014 году проведены Дни Государственного Совета в муниципальных образованиях республики.

2015 год был для парламента республики юбилейным – Государственному Совету Удмуртии исполнилось 20 лет. За два десятилетия работы депутатами создана серьёзная, надёжная законодательная база, регулирующая самые разные стороны развития республики, накоплен огромный опыт. Принято более 1200 законов, из которых свыше 500 – базовые. Две трети из них действуют и ныне. Это стало основой укрепления политической и социальной стабильности в Удмуртии, устойчивого развития экономики, укрепления межнациональных отношений.

В рамках празднования 95-летия удмуртской государственности успешно прошёл год Удмуртии в Москве, где были представлены достижения экономики и наша самобытная культура.

В процессе укрепления взаимодействия Государственного Совета с институтами гражданского общества как площадки для обсуждения наиболее актуальных проблем социального и экономического развития шире стали использоваться общественные слушания. Оттачиваются парламентские процедуры, используются различные формы межфракционной законотворческой работы.

Государственный Совет Удмуртской Республики ведет активную межпарламентскую деятельность: с Федеральным Собранием Российской Федерации, с законодательными органами власти субъектов Российской Федерации, с местными представительными органами. Подписаны и реализуются 18 соглашений о сотрудничестве с парламентами республик Башкортостан, Татарстан, Марий Эл, Мордовия, Пермского края, Кировской области и других регионов. Межпарламентская деятельность широко представлена в музейной экспозиции.

2016 год отмечен укреплением сотрудничества Государственного Совета с руководителями муниципальных образований. Одним из нововведений стало создание при Председателе республиканского парламента Координационного совета представительных органов муниципальных образований. Продолжилась и выездная работа парламента: Дни Государственного Совета состоялись в Сарапульском районе и городе Воткинске. В марте в парламенте впервые прошёл День муниципального образования. Новую традицию открыл Завьяловский район.

В 2016 году Удмуртия неоднократно презентовала свой опыт на федеральном и межрегиональном уровнях: Председатель Государственного Совета В.П.Невоструев выступал на заседаниях Совета законодателей России и его Президиума, на парламентских слушаниях в Совете Федерации. Продолжилась работа по реализации постановления Совета Федерации «О государственной поддержке социально-экономического развития Удмуртской Республики», принятого в ноябре 2015 года.

Государственный Совет и сам принимал парламентские делегации: комитет Государственной Думы по делам национальностей, делегацию Государственного Совета Республики Татарстан.

Помимо парламентской работы Госсовет приступил к реализации соглашений о сотрудничестве с вузами республики. Одним из проектов стал фестиваль студенческой науки «Наука инновации, республика». Помимо этого в Госсовете были организованы ставшие уже традиционными уроки государственности для студентов, в которых приняло участие более двух тысяч человек.

В 2017 году Государственный Совет пятого созыва активно работал по совершенствованию законодательной базы. Республиканский парламент продолжил практику проведения дней Государственного Совета в муниципальных образованиях, по итогам которых начиная с 2014 года принято десять республиканских законов, в Государственную Думу внесены две законодательные инициативы.

10 сентября 2017 года состоялись выборы депутатов Государственного Совета шестого созыва. 

Основополагающими в работе депутатского корпуса шестого созыва стали целевые ориентиры, обозначенные в ежегодных Посланиях Президента Российской Федерации Федеральному Собранию и докладах Главы Удмуртской Республики «О положении в республике».

Большое внимание в 2018 году уделено вопросам формирования республиканского бюджета, поддержке людей старшего поколения, многодетных семей, совершенствованию налогового законодательства.

Совместно с Правительством республики депутаты провели кропотливую и напряжённую работу по изменению налогового законодательства, актуализировали условия налогообложения транспорта и недвижимого имущества, а также устранили неэффективные льготы. При этом в ходе обсуждения каждого пункта налогообложения совместными усилиями удалось не только сохранить ряд важных льгот, которые изначально предлагалось отменить, но и расширить категории льготополучателей.

В шестом созыве введена традиция проведения «парламентских часов» на сессиях Государственного Совета, в ходе которых депутаты Государственной Думы выступают перед региональными и муниципальными коллегами, информируя о федеральных тенденциях в законотворчестве.

В 2018 году приступил к работе Молодёжный парламент четвёртого созыва при Государственном Совете Удмуртской Республики.

Продолжил работу Координационный совет руководителей представительных органов муниципальных образований при Председателе Государственного Совета. В рамках взаимодействия с представительными органами муниципальных образований укрепилась практика проведения Дней Государственного Совета Удмуртской Республики в муниципальных образованиях. В 2018 году День Государственного Совета прошёл в муниципальном образовании «Воткинский район». По его итогам внесено изменение в закон о мировых судьях, проведена работа по снижению единого налога на вменённый доход для торговых организаций, осуществляющих заготовительную деятельность сельхозпродукции.

Безусловным приоритетом в законодательной работе стало обеспечение реализации национальных проектов, обозначенных Президентом Российской Федерации В.В. Путиным.

2019 год стал первым полным годом реализации в Удмуртии национальных проектов. Их содержание и ориентиры отражают запросы и ожидания наших граждан: это здравоохранение и демография, повышение уровня жизни и создание новых рабочих мест, экология и эффективное производство, борьба с бедностью и увеличение продолжительности жизни. Сегодня Удмуртия участвует в реализации 11 национальных проектов. В республике утверждён 51 региональный проект, а мероприятия нацпроектов обособлены в качестве отдельных структурных элементов государственных программ.

За 2019 год  парламентарии приняли 85 законов, 23 из которых базовые. Государственный Совет направил в Государственную Думу 14 законодательных инициатив - в два раза больше, чем в 2018 году. Депутатский корпус Удмуртии подготовил отзывы на 1278 проектов законов, поддержал 68 законодательных инициатив и 81 обращение субъектов федерации.

2019 год в Удмуртии был объявлен Годом Здоровья, поэтому ключевой в законодательной работе стала тема сохранения здоровья граждан. Особое внимание парламентарии уделили подрастающему поколению. Государственный Совет законодательно закрепил норму об ограничении продажи несовершеннолетним вейпов, электронных сигарет и жидкостей к ним.  Серьёзным и, безусловно, правильным шагом на пути защиты здоровья молодёжи стал полный запрет на продажу энергетиков детям до 18 лет.

В октябре  2019 года Государственный Совет Удмуртской Республики обратился в Государственную Думу России с законодательной инициативой, устанавливающей меры административной ответственности для родителей за употребление их детьми алкоголя, табака и психоактивных веществ.

В декабре 2019 года в Удмуртии в числе первых регионов России был принят закон, запрещающий продажу несовершеннолетним бестабачных никотинсодержащих смесей, которые представляют большую опасность для здоровья детей.

Знаковым событием 2019 года стало проведение Дней Удмуртской Республики в Совете Федерации. Удмуртия получила возможность быть представленной в верхней палате федерального парламента уже во второй раз. Все предложения Удмуртии были одобрены и включены в постановление Совета Федерации. Они касаются строительства дорог, больниц, школ, объектов спорта и культуры, очистных сооружений.

7 декабря 2019 года исполнилось 25 лет со дня принятия Конституции Удмуртской Республики, которая стала основой всех социально-экономических преобразований в регионе, фундаментом сегодняшней стабильности. Главной ценностью Конституция провозгласила права и свободы человека и гражданина, их приоритетность является базовым принципом работы органов власти на всех уровнях. 

26 марта 2020 года, в год 100-летия государственности Удмуртии, Государственному Совету Удмуртской Республики исполнилось 25 лет. За эти годы принято 1 тысяча 700 законов. Из них более 500 – в социальной сфере. Это важнейшие документы, направленные на поддержку материнства и детства, защиту здоровья и обеспечение безопасности детей, заботу о малообеспеченных и многодетных семьях, развитие экономики и формирование эффективной системы работы органов государственной власти и местного самоуправления.

Государственный Совет, созданный в самое непростое для нашей республики и страны время, сумел сохранить стабильность и обеспечить поступательное развитие всех отраслей. Многие законы, принятые депутатами Удмуртии, были совершенно уникальными, новаторскими, не имевшими в своё время аналогов на уровне федерации. 

В связи с пандемией 2020 и 2021 годы стали особенными в деятельности Государственного Совета, ситуация с коронавирусом и борьба с её последствиями напрямую отразилась в законотворческой работе. Действия федеральных и региональных законодателей, в том числе Государственного Совета республики, были сконцентрированы на нормативном обеспечении мер поддержки граждан, предприятий и организаций, пострадавших от последствий распространения коронавируса.

В 2020-2021 парламентском году принято 128 законов, 49 из которых – базовые. Государственный Совет направил в Государственную Думу 4 законодательные инициативы, принял 4 обращения в федеральные органы власти. За парламентский год Государственным Советом республики поддержано 60 законодательных инициатив и 117 обращений субъектов Российской Федерации. Ограничения, связанные с пандемией, повлияли на организацию работы республиканского парламента, но депутаты быстро переориентировались на новые формы коммуникаций с избирателями. Приёмы граждан проводили по видеосвязи или по телефону. В Государственном Совете многие заседания проходили в режиме видеосвязи. Стали постоянными онлайн встречи с вице-премьерами, министрами, с руководителями ведомств и учреждений, где обсуждались актуальные вопросы и намечались пути решения проблем. В режиме видеоконференции проходили совещания с депутатами, заседания Президиума Государственного Совета, Координационного Совета руководителей представительных органов городов и районов. Также постоянно проводились рабочие онлайн встречи с депутатами Государственной Думы и сенаторами.

Сегодня мы можем с уверенностью сказать, что депутаты шестого созыва продолжают вести законотворческую деятельность, прилагая максимум усилий для того, чтобы наша республика успешно развивалась и могла гордиться своими достижениями.

Промышленная политика вместо структурных реформ

В минувшую субботу председатель Счетной палаты Алексей Кудрин в своей лекции перед выпускникам Российской экономической школы сказал, что страна в застое, а причина этого – недостаточность структурных реформ и зависимость нашей экономики от экспорта сырья.

Переиначивая Остапа Бендера, сообщу: пусть первый бросит в меня камень тот, кто скажет, что, например, я против реформ. А вместе со мной целый ряд очень уважаемых государственных людей. Вот как они говорили.

2009 г. «Мы обязаны извлечь уроки из прошедшего периода, ведь, пока росли цены на нефть, у многих, почти у всех, были иллюзии, будто структурные реформы еще могут подождать <...> Больше медлить с этим нельзя». (Д. Медведев, президент РФ)

2011 г. «Экономика имеет больше резервов с точки зрения структурных реформ, с точки зрения возможностей привлечения инвестиций». (А. Кудрин, вице-премьер, министр финансов)

2013 г. «У России осталось пять лет на структурные реформы. Без них российскую экономику ждет стагнация». (А. Белоусов, министр экономического развития)

2015 г. «Структурные преобразования в российской экономике должны иметь более четкий формат, и их необходимо провести в течение короткого времени – в пределах трех лет». (И. Шувалов, первый вице-премьер)

2016 г. «Для роста экономики в России необходимо провести структурные реформы». (А. Силуанов, министр финансов)

2017 г. «Мы думаем, что потенциал роста российской экономики не слишком велик – около 1,5–2%. И нам нужны дополнительные структурные реформы, чтобы увеличить этот потенциал». (Э. Набиуллина, глава ЦБ)

2020 г. «Экономика России оказалась в состоянии застоя, который нельзя преодолеть без структурных реформ». (А. Кудрин, глава Счетной палаты)

Все уже поняли: нужны структурные реформы. Ну так проведите их наконец. Но на словах одно, а на деле несколько другое – и так уже десяток лет.

«Мы стоим, мы сегодня в застое», – констатирует Кудрин и приводит цифры. С 2000 по 2011 г., когда он был на посту главы Минфина в ранге вице-премьера, среднегодовые темпы роста российского ВВП составляли 5,2%, выше среднемировых, душевой ВВП в постоянных ценах по паритету покупательной способности вырос с $11 000 до $23 000, а вот в следующее десятилетие среднегодовые темпы роста ВВП снизились до 1%. «Это очень мало», – сетует Кудрин. Именно такой темп роста был в Японии в 1990-е гг., за что к тому японскому десятилетию прочно приклеился ярлык «потерянное».

На этом фоне достижения «команды нулевых», одним из ключевых игроков которой справедливо считает себя Кудрин, выглядят просто блестяще. Вот только нюанс: ряд ключевых решений в области экономической политики, принятых этой командой, оказались не идеальными, а бездействие в других аспектах реформ обернулось резким торможением экономического роста в следующем десятилетии.

К основным победам, которые Кудрин записывает себе в актив, относятся налоговая реформа, отмена ограничений на трансграничное движение капитала, снижение внешней долговой нагрузки на экономику, создание стабилизационного фонда и вступление России в ВТО. Классика либеральной экономики. Давайте вкратце остановимся на каждом из этих решений.

Налоговая реформа. Резкое снижение ставок налога на прибыль и взносов в социальные фонды способствовало экономическому оживлению. А плоская шкала НДФЛ была единственно правильным способом остановить разрастание теневого сектора и обеспечить сбор хотя бы минимума налогов с занятого в организованной экономике населения. При этом фактически-то шкала была регрессивной: сверхбогатые платили совокупно меньше, чем положено, – при тогдашних трудностях администрирования. Поэтому именно по итогам нулевых доходное неравенство, которое современная либеральная мысль совсем не приветствует, выросло в стране наиболее сильно.

Еще один налог, который упомянул Кудрин, – это налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Действительно, он обеспечил изъятие нефтяной ренты в бюджет, что на максимуме в 2008 г. достигло, по оценке Кудрина, 10% ВВП. Это простой в администрировании налог, но у него есть серьезный недостаток: здесь не учитывается экономика конкретных месторождений. Ряд ведущих отраслевых ученых, в частности академик Валерий Крюков, считают, что переход на НДПИ подорвал основу воспроизводственного процесса в нефтяной отрасли.

Либерализация трансграничного движения капитала. Урок ГКО середины 90-х: приток денег нерезидентов на узкий рынок в момент кризиса сменяется быстрым оттоком, усугубляющим проблемы. Но нет, в 2006 г. правительство принимает решение об окончательном освобождении потоков капитала. В 2014 г. оно было дополнено переходом к политике таргетирования инфляции и отказу от регулирования курса рубля. «Не все страны могут себе это позволить, в частности Китай и Индия [не могут]», – подчеркнул Кудрин. Но в последние годы даже МВФ признал в своих программных документах неоднозначность полной либерализации движения капитала и убрал эту опцию из обязательного перечня стабилизационных программ. Уже целый ряд стран отходят от жесткого таргетирования инфляции, успешно используя гибридные режимы, учитывающие динамику реального курса национальной валюты.

Снижение долговой нагрузки. «Когда я пришел в Минфин, [государственный] долг был 140% ВВП, когда уходил, он был уже 8% ВВП», – сообщает Кудрин. Действительно, радикальное снижение означало возвращение суверенитета во внутренней политике: из должника МВФ мы превратились в кредитора, ушли в прошлое тяжелые и часто унизительные переговоры по реструктуризации долга. Но не избыточно ли было сокращение долга? Фактически мы недоиспользовали такой колоссальный ресурс, как внутренний госдолг в национальной валюте для развития. Сейчас Кудрин более скептичен, он называет низкий долг «еще одним нашим резервом по борьбе с кризисом»: «Мы могли бы спокойно занять на 2–3 трлн больше и поддержать как население, так и экономику». А что же не раньше-то?

В лекции Кудрина есть ответ. В кризис 2008–2009 гг., который он застал на высоком посту в правительстве, было задействовано другое его детище – стабилизационный фонд. Потратив его половину, порядка $100 млрд, остроту кризиса он купировал, поэтому в 2010 г. Кудрин был признан лучшим министром финансов в мире, обойдя министра финансов США Тимоти Гайтнера. И правильно.

Но, как признался в лекции Алексей Леонидович, создание подушки безопасности на черный день было лишь вторым по значимости мотивом создания стабилизационного фонда. Главным был другой – «убрать с рынка избыточное количество валюты и сдержать укрепление рубля», тем самым преодолев засилье импорта. Это так называемая голландская болезнь, или «сырьевое проклятие», во избежание которого жизненно важно отсечь экономику от нефтяных, шире – ресурсных денег.

А вот как со своим «проклятием» обошлась сырьевая экономика Норвегии. В 1969 г. на норвежском шельфе Северного моря американская Phillips Petroleum обнаружила крупное месторождение Ekofisk. С тех пор Норвегия сумела на базе нефтяных, а затем и газовых экспортных доходов создать с нуля собственную отрасль высокотехнологичной морской добычи, очистки и транспортировки углеводородов и целый кластер сопутствующих отраслей и услуг. При этом часть углеводородной ренты Норвегия прилежно откладывала в свой государственный пенсионный фонд, накопивший уже $1,1 трлн и ставший крупнейшим суверенным фондом в мире.

Конвертировать углеводородную ренту в высокоразвитую индустрию Норвегии помогла промышленная политика, которую Кудрин в своей 25-минутной лекции ни разу не упомянул. И зря, потому что сразу возникают вопросы. Скажем, Кудрин придумал и вводит в оборот понятие «эффективные и неэффективные расходы», относя к первым инвестиции в человеческий капитал – образование, здоровье и др. Отличная идея, вот только куда этот человеческий капитал, в свою очередь, будет вкладываться, в какие отрасли и производства? И не получится ли, что в отсутствие рабочих мест будущие инженеры и айтишники примкнут к прекариату или вовсе уедут в солнечную Калифорнию?

Небольшой исторический экскурс. Алексей Кожевников, историк науки из Университета Британской Колумбии, рассказывал мне свою гипотезу о том, что, когда выдающиеся русские ученые и инженеры в начале XX в. разработали проект индустриализации России, проклятый царизм не позволил им его реализовать. Тогда Леонид Красин, Глеб Кржижановский и другие примкнули к большевикам, сделали революцию и выполнили план Гоэлро, самый блестящий проект в истории мирового народного хозяйства.

Методы, конечно, тогда были другие, совсем не рыночные, даже, мягко говоря, напротив. Но ведь есть и либеральный пример той же Норвегии, да и смешанный инструментарий допустим и даже нужен.

Иными словами, категория «структурные реформы» не годится, она выхолощена и просто не работает. Ей на смену должна прийти понятная промышленная политика, сочетающая как либеральные подходы, так и элементы планирования и зарекомендовавшая себя в рыночных экономиках (Франция, Япония, Норвегия). В российской промышленной политике понадобятся в том числе такие нелиберальные инструменты, как принудительный трансфер технологий, обременения по участию иностранных компаний в сырьевых проектах требованиями по локализации, внешнеторговая защитная деятельность, не вполне вписывающаяся в каноны ВТО, и др.

Зарубежные политические партии и представители всех слоев общества сердечно поздравляют Китай со 100-летием КПК_Russian.news.cn

Пекин, 23 июня /Синьхуа/ -- В преддверии столетнего юбилея основания КПК политические партии, видные политические деятели и представители широких слоев общества со всего мира направляют поздравительные телеграммы и письма в адрес генерального секретаря ЦК КПК Си Цзиньпина и ЦК КПК. Они выражают искренние поздравления по случая 100-летия основания КПК, высоко оценивают значимую роль КПК для всего мира, а также великие успехи, достигнутые Компартией Китая за 100 лет ее существования и, в частности, за период с 18-го съезда КПК под руководством ЦК КПК, ядром которого выступает товарищ Си Цзиньпин. В своих посланиях они также выражают твердую уверенность в том, что Компартия приведет Китай к новым и еще большим достижениям.

Президент Палестины, председатель партии "Фатх", председатель исполнительного комитета Организации освобождения Палестины Махмуд Аббас от имени государства и народа Палестины выразил свои сердечные поздравления генеральному секретарю Си Цзиньпину и китайскому народу. Он заявил, что Си Цзиньпин привел Китай к достижению всемирно известных достижений в развитии экономики и передовой науки и техники, а предложенная Си Цзиньпином инициатива "Пояс и путь" принесла всем странам взаимную выгоду и общий выигрыш. Китай, продолжил М. Аббас, также успешно взял под контроль эпидемию COVID-19, предоставив ценные вакцины и медицинскую помощь как народу Китая, так и других стран.

Президент Беларуси Александр Лукашенко от лица белорусского народа искренне поздравил генерального секретаря Си Цзиньпина. Он заявил, что Компартия Китая объединила идеи коммунизма с практикой китайской революции и эффективно реализовала социалистические реформы, превратив КНР в процветающую и могущественную страну. По его словам, благодаря мудрым и справедливым решениям КПК на международной арене Китай можно рассматривать как гаранта безопасности интересов угнетенных стран.

Лидер партии "Фиджи прежде всего", премьер-министр Фиджи Фрэнк Мбаинимарама тепло поздравил генерального секретаря Си Цзиньпина. Он заявил, что модель развития Китая и достижения в области развития полностью подтверждают величие КПК. Межпартийные связи и обмены во всех областях между двумя странами становятся все активнее, что, несомненно, приведет к подъему межгосударственных отношений и двустороннего прагматического сотрудничества на новый уровень. Мбаинимарама пожелал Компартии Китая продолжать добиваться новых успехов под руководством генерального секретаря Си Цзиньпина.

Лидер македонского Социал-демократического союза, премьер-министр Северной Македонии Зоран Заев отметил, что генеральный секретарь Си Цзиньпин приводит Китай к движению в правильном направлении и в полной мере демонстрирует свои лидерские качества. Компартия помогла Китаю успешно противостоять кризису, вызванному эпидемией COVID-19, при этом проявляя дух гуманизма. Межпартийные связи во многом способствовали развитию дружественных отношений между двумя странами, заявил З. Заев, выразив надежду на дальнейшее успешное развитие двустороннего сотрудничества. Он пожелал Компартии Китая дальнейших успехов.

Лидер Социалистической партии Сербии, председатель Народной Скупщины /парламента/ Ивица Дачич от имени своей партии передал братский привет генеральному секретарю Си Цзиньпину и китайскому народу. Он сказал, что Китая под руководством Компартии добивается больших успехов в различных областях и играет важную роль в решении международных и региональных проблем. Социалистическая партия Сербии, продолжил И. Дачич, будет и впредь прилагать все усилия для углубления прочной дружбы между Сербией и Китаем, а также укрепления дружественного сотрудничества между двумя партиями.

Председатель Народной государственной партии власти Таиланда, первый заместитель главы правительства Правит Вонгусван сказал, что под руководством ЦК КПК во главе с генеральным секретарем Си Цзиньпином Китай достигает непрерывного прогресса на пути строительства модернизированной социалистической державы, добившись всемирно известных достижений. По его мнению, этому способствовали приверженность и усилия КПК в области совершенствования социалистического строя с китайской спецификой, а также меры содействия модернизации системы и потенциала государственного управления. Он выразил готовность продолжать углублять обмены и сотрудничество с Компартией Китая на благо народов двух стран.

Экс-президент Монголии, бывший лидер Монгольской народной партии /в 1924-2010 гг. -- Монгольская народно-революционная партия/ Намбарын Энхбаяр отметил, что под руководством генерального секретаря Си Цзиньпина Компартия Китая всегда уделяла первостепенное значение народу, вела китайский народ к победе в борьбе с бедностью, завоевав широкую и искреннюю поддержку. Он искренне пожелал Китаю дальнейшего развития.

Председатель "Народного движения за прогресс" Буркина-Фасо Симон Компаоре заявил, что Китай творит великие чудеса и завоевывает уважение во всех странах мира благодаря правильному социалистическому пути с китайской спецификой, разработке и реализации эффективных стратегий экономического развития и долгосрочному сильному руководству Компартии Китая. "Народное движение за прогресс" желает и дальше укреплять связи и сотрудничество с КПК, совместно защищать международный порядок и мультилатерализм, а также содействовать модернизации глобальной системы управления, добавил он.

Председатель бразильской Партии трудящихся Глейси Хоффманн и секретарь партии по международным отношениям Роменио Перейра заявили, что под руководством генерального секретаря Си Цзиньпина Компартия Китая решительно придерживается принципа "народ превыше всего" и энергично улучшает условия жизни людей, показывает пример всему миру, а также прикладывает неустанные усилия и вносит большой вклад в сохранение мира, развития и сотрудничества во всем мире.

Председатель партии "Европейские левые" Хайнц Бирбаум отметил, что в Китае под руководством Компартии значительно улучшилось благосостояние народа, китайское общество преобразилось. По его мнению, план по борьбе с бедностью улучшил жизнь сотням миллионов жителей Китая. Х. Бирбаум подчеркнул, что КПК в международной политике всегда придерживается принципов мультилатерализма, диалога и консультаций. Он пожелал Компартии Китая еще сто лет процветания.

Issue 12 :: Sinicized Marxism as the Theoretical Basis for the Work of the Chinese Communist Party

1. История международного коммунистического движения (перевод с китайского). М., 2016. (2016. The History of international communist movement / Translated from Chinese. M.) (In Russ.)

2. Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 8. М., 1957. (Marx K. The eighteenth Brumaire of Louis Bonaparte // Marx K. and Engels F. 1957. Works, 2nd ed., vol. 8) (In Russ.)

3. Ленин В.И. Тезисы ко II Конгрессу Коммунистического Интернационала // Ленин В.И. ПCС, т. 41. М., 1970. (1970. Lenin V.I. Theses to the II Congress of the Communist International // Lenin V.I. Full collected works (FCW), vol. 41. M.) (In Russ.)

4. Ленин В.И. О продовольственном налоге. М., 1970, ПСС, т. 43. (1970. Lenin V.I. About the food tax. FCW, vol. 43. M.) (In Russ.)

5. Ленин В.И. Детская болезнь «левизны» в коммунизме. М., 1970, ПСС, т. 41. (1970. Lenin V.I. Infantile illness of “leftness in communism”. FCW, vol. 41. M.) (In Russ.)

6. Ленин В.И. Демократия и народничество. М., 1961. ПСС, т. 21. (1961. Lenin V.I. Democracy and populism. FCW, vol. 21. M.) (In Russ.)

7. Мао Цзэдун. О новой демократии // Избранные произведения. М., 1953, т. 3. (1953. Mao Tse-tung. About new democracy // Mao Tse-tung Selected works. M., vol. 3) (In Russ.)

8. 1-я Всероссийская конференция «Проблемы новейшей истории Китая». М., 2011. (2011. First Russian conference «The problems of up-to-date Chinese history.» M.) (In Russ.)

9. Ленин В.И. Вехи и трудности советской власти. М., 1969, ПСС, т. 38. (1969. Lenin V.I. Successes and difficulties of Soviet authority. FCW, vol. 38. M.) (In Russ.)

10. Deng Xiaoping. Finish with the past, open the future. Selected Works, vol. 3. Beijing, 1993 (In Chin.)

11. Шэнь Синьпин. Мировоззренческий универсум Дэн Сяопина // Свободная мысль. 2017, № 4. (Shen Xianping. Universal views of Deng Xiaoping // Free Thought. 2017, № 4) (In Russ.)

12. Генри Киссинджер. О Китае. М., 2012. (Henry Kissinger. 2012. On China. M.) (In Russ.)

13. Deng Xiaoping. Important points of conversations in Wuchang, Shenzhen, Zhuhai, Shanghai. Selected Works. Beijing, 1993, vol. 3) (In Chin.)

14. Цзян Цзэминь. Всесторонне вести строительство среднезажиточного общества и создавать обстановку для дела социализма с китайской спецификой. Доклад на XVI Всекитайском съезде Коммунистической партии Китая. Пекин. 2002. (Jiang Jiemin. 2002. Comprehensive lead the construction of “xiaokang” society. Report on XVI Chinese Congress of the Communist party of China. Beijing) (In Russ.)

15. Научный коммунизм. Учебник (под редакцией П.Н.Федосеева, В.Г.Афанасьева, К.Н.Брутенца и др.). М., 1976. (1976. Scientific communism. Textbook. Eds. P.N.Fedoseev, V.G.Afanasyev, K.N.Brutents. M.) (In Russ.)

16. Трощинский П.В. Правовая система Китая. М., 2016. (Troshchinsky P.V. 2016. Legal system of China. M.) (In Russ.)

17. Deng Xiaoping. Talk with members of the Preparatory Committee of Xianggang Special administrative region. Beijing. 1993, vol. 3 (In Chin.)

18. Гудошников Л.М. Правовая система Гонконга (Сянгана) в настоящем и будущем // КНР – 1991. Внутреннее положение. Информационный бюллетень, № 2. М., ИДВ РАН, 1993. (Gudoshnikov L.M. 1993. The legal system of Hongkong (Xianggang) in the present and future // PRC – 1991. Internal situation information Bulletin, № 2. M.) (In Russ.)

19. Ленин В.И. К четырёхлетней годовщине Октябрьской революции. М., 1964, ПСС, т. 44. (Lenin V.I. 1964. To the four-year anniversary of the October revolution. FCW, vol. 44) (In Russ.)

20. Титаренко М.Л. О феномене китайского социализма (Размышления по поводу дискуссий о китайском социализме и итогов XVIII съезда КПК) // Проблемы Дальнего Востока, 2013, № 2, с. 3-24. (Titarenko M.L. 2013. Phenomenon of Chinese socialism (Reflections on the discussions about Chinese socialism and the results of the XVIII Congress of the CPC) // Problems of the Far East, № 2) (In Russ.)

21. Charter of the Communist party of China. Beijing, 2017 (In Chin.)

22. История международного коммунистического движения (перевод с китайского). М., 2016. (2016. The History of international communist movement / Translated from Cinese. M.) (In Russ.)

23. См. об этом: Буров В.Г. Борьба с коррупцией в Китае // Азия и Африка сегодня. 2017, № 6, с. 11-17. (Burov V.G. 2017. Fight against corruption in China // Aziya i Afrika segodnya. № 6) (In Russ.)

Новости - Правительство России

«Открытость, ясные и чёткие правила игры должны соблюдаться как внутри страны, так и в глобальном масштабе. Принцип суверенного равенства государств и вытекающего из него имущественного иммунитета остаётся императивом международного права».

III Петербургский международный юридический форум

Петербургский международный юридический форум был учреждён в 2011 году распоряжением Президента Российской Федерации.

За 3 года существования форум успел зарекомендовать себя в качестве площадки высшего уровня для диалога представителей государственной власти, бизнеса, юридического и судейского сообщества, а также экономистов и ведущих научных сотрудников академических учреждений всего мира.

Стенограмма:

Выступление Министра юстиции Александра Коновалова на III Петербургском международном юридическом форуме

А.Коновалов: Уважаемые дамы и господа! Рад приветствовать вас на открытии III Петербургского международного  юридического форума!

В этот раз пленарное заседание форума проходит в уникальном месте – в новом здании Мариинского театра Санкт-Петербурга, в здании, которое было открыто всего лишь две недели назад. Исторически неподалеку от этого места находился первый постоянно действующий, так называемый Каменный театр в Санкт-Петербурге, ставший прообразом знаменитого Мариинского театра, который известен в том числе не только великолепным подбором исполнителей и великолепной школой, но и умелым сочетанием консервативности, верности традициям, бережного хранения наследия, классики мировой культуры и новых, в том числе подчас революционных, подходов и совершенно свежих взглядов на прочтение как классики, так и современных произведений.

Специалисты говорят, что в этом зале великолепная акустика, которая позволяет раскрывать все без исключения оттенки и аспекты музыкальных произведений, которые в нём звучат. Но какими бы ни были прекрасными залы, какой бы ни была великолепной акустика в них, какими бы ни были прекрасными инструменты оркестра и мастерство музыкантов, которые исполняют музыкальные произведения, в конечном счёте смысл всего этого оправдывается только тем, что содержание музыкальных произведений, которые исполняются оркестром, востребовано людьми, если они говорят о вечных, неизменно интересных людям темах и проблемах, о человеке, о его поиске и стремлении к истине, о его любви. Равным образом и право и закон оправданны только в том случае, если (какими бы ни были великолепными инструменты юристов, каким бы ни было высоким их профессиональное мастерство) они служат вечным, базовым ценностям права, если они защищают человека, его свободу, его безопасность, если они пресекают беззаконие и защищают справедливость.

Дамы и господа! Мы уверены в том, что все без исключения участники III Санкт-Петербургского юридического форума и все те, кто находится в этой аудитории, разделяют именно это понимание права и правоприменения. Именно поэтому для нас так важно видеть всех участников форума здесь. В третий раз Санкт-Петербург предоставляет площадки для исключительно компетентной живой дискуссии разных специалистов, представителей разных юридических специализаций и правовых школ на самый широкий спектр вопросов правоприменения.

А.Коновалов: Мы рассчитываем на то, что качество дискуссии, которая будет проходить ежегодно на Международном юридическом форуме в Санкт-Петербурге, обеспечит его постепенное превращение в своеобразный бизнес-инкубатор для новых подходов и новых идей в правоприменении, которые будут использоваться не только в России, но и во всех уголках нашей планеты.

Сегодня мы ожидаем дискуссии на площадках форума – почти 60 секционных круглых столах по широчайшему спектру вопросов, начиная от ядерного права и заканчивая спортивным, начиная от  регулирования отношений в области искусства и культуры и заканчивая регулированием недропользования. Мы рассчитываем на то, что качество дискуссии, которая будет проходить ежегодно на Международном юридическом форуме в Санкт-Петербурге, обеспечит его постепенное превращение в своеобразный бизнес-инкубатор для новых подходов и новых идей в правоприменении, которые будут использоваться не только в России, но и во всех уголках нашей планеты.

Дамы и господа, мы считаем, что первые два форума, которые прошли в Санкт-Петербурге, стали неплохой увертюрой, и сейчас настаёт время для основных партий. Добро пожаловать в Санкт-Петербург – и творческих успехов!

Ведущий: Уважаемые дамы и господа! На сцену приглашаются модератор пленарного заседания Вершинин Александр Павлович – генеральный директор Президентской библиотеки имени Бориса Николаевича Ельцина, доктор юридических наук; участники пленарного заседания III Петербургского международного юридического форума: Валерий Дмитриевич Зорькин – председатель Конституционного суда Российской Федерации; профессор Тимоти Эндикотт – декан юридического факультета Оксфордского университета; его превосходительство господин Питер Томка – председатель Международного cуда; его превосходительство господин Иво Опстелтен – министр безопасности и юстиции Нидерландов; господин Майкл Рейнольдс – президент Международной ассоциации адвокатских образований; Берик Мажитович Имашев – министр юстиции Республики Казахстан.

Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев.

III Петербургский международный юридический форум

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Добрый день, уважаемые коллеги!

Начну, конечно, тоже со слов приветствия всех, кто приехал в Петербург на III Международный юридический форум. Мне кажется, что сама по себе идея организаторов – чтобы этот форум стал традиционным, чтобы он в известной степени стал обязательным в расписании значительного количества юристов, – воплощена в жизнь. И мне приятно отметить, что сегодня в этом зале присутствуют мои коллеги, ведущие эксперты из самых разных стран и, конечно, представляющие самые разные области права и юридической науки. Здесь много и новых лиц (благо этот прекрасный зал это позволяет), и тех, кто приезжал к нам в прошлом и позапрошлом годах. Ещё раз говорю: мне кажется, это свидетельство востребованности форума. Ещё могу добавить, наверное, к тому, что уже было сказано о месте проведения нынешнего форума: это только что открывшаяся сцена Мариинского театра, и вы, практически одни из первых, кто сегодня в этом зале находится, можете оценить его уникальность и высочайший мировой уровень по акустике. Во всяком случае, я надеюсь, то, что я говорю, слышно и на том конце зала, и на балконе.

Создать такой современный комплекс сложно, вдохнуть в него, в новые стены жизнь – ещё сложнее. Это в чём-то напоминает ту задачу, которая стояла перед Россией два десятилетия назад, когда формировался правовой каркас нашего государства и права и, конечно, создавалась новая экономика.

Д.Медведев: Принято значительное число законов, которые определили развитие страны за эти два десятилетия. Приняты фундаментальные документы, кодексы, включая такой важнейший, как Гражданский кодекс. Нельзя сказать, что всё удалось на 100%, но так и не бывает. Я убеждён, что законодательство всё равно будет совершенствоваться, всё равно будут меняться определённые правила, да и жизнь будет взывать к необходимости совершенствовать нашу юридическую систему.

В этом году исполняется 20 лет российской Конституции и новому российскому парламенту. Принято значительное, я бы даже сказал, огромное число законов, которые определили развитие страны за эти два десятилетия. Приняты фундаментальные документы, кодексы, включая такой важнейший, как Гражданский кодекс, и, конечно, это заслуга юристов, которые в том числе присутствуют в зале. Нельзя сказать, что всё удалось на 100%, но так и не бывает. Я убеждён, что законодательство (думаю, вы тоже со мной согласитесь) всё равно будет совершенствоваться, всё равно будут меняться определённые правила, да и жизнь будет взывать к необходимости совершенствовать нашу юридическую систему.

Год назад пленарное заседание форума было посвящено новым вызовам права в глобальном мире. Мы также обсуждали вопросы конкуренции и сотрудничества правовых систем. С тех пор произошли определённые события, и, скажем так, общая нестабильность в мировой экономике лишь подтверждает те позиции, которые были сформулированы в прошлом году. И одновременно выявляются новые тенденции, в том числе связанные с взаимозависимостью национальных правовых систем и их соотношением с международным правом. Об этом когда-то ещё Иммануил Кант писал. Кстати, недавно как раз смотрел книжку нашего очень крупного учёного, которого совсем недавно не стало (я имею в виду Сергея Сергеевича Алексеева), очень интересную книжку, посвящённую именно этой проблематике. Он, конечно, был очень сильный учёный.

Теперь несколько аспектов, которые мне хотелось бы выделить. Первое – конкурентоспособность национальных правовых систем или национальных юрисдикций, которая важна как для людей, так и для бизнеса – идёт ли речь о небольшой фирме или о глобальной, транснациональной компании.

Развитие коммуникационных технологий, международная интеграция, глобализация бизнеса – всё это создало, может быть, какую-то иллюзию, будто государственная принадлежность человека или компании больше не имеют решающего значения. Люди зачастую живут в одной стране, имеют бизнес в другой стране, а недвижимость, допустим, в третьей стране, и не секрет, что именно условия ведения бизнеса становятся определяющими для выбора гражданства, тому есть и совсем свежие, современные примеры.

Аналогичные вещи, аналогичные позиции происходят и с транснациональными корпорациями, которые уже не чувствуют себя связанными юридическими узами со страной, где начиналась их история или находятся органы управления и центр деловых интересов. Однако экономическая рецессия, которая уже достаточно долго продолжается на планете, показала, что такие предположения во всяком случае преждевременны. Мы видим, как необходимость поддержки национального бизнеса приводит к попыткам ренационализации правовых систем, а в некоторых случаях и к снижению темпов интеграции и даже к восстановлению пограничных юридических барьеров. Неудивительно, что в таких условиях граждане и компании ищут поддержки и защиты своего конкретного государства. Катаклизмы на глобальных рынках заставляют предпринимателей более внимательно изучить возможности, которые создаёт именно своя, национальная правовая система, причём это движение носит взаимный характер. Государство, предоставляя различные налоговые послабления, льготные кредиты, субсидии, рассчитывает, что предприниматели будут следовать определённым правилам, соблюдать баланс частных и общественных интересов, а не уходить в так называемые серые схемы.

При этом неизбежная национализация правовых систем затронула и те страны, которые традиционно распахивали свои двери для зарубежных субъектов. Это, кстати, касается и многих стран Европы. Поэтому именно право становится конкурентным преимуществом для государства при возвращении экономической деятельности под его юрисдикцию. Это, безусловно, хороший импульс для каждого национального законодателя – развивать свою правовую систему и создавать благоприятные условия как для ведения бизнеса, так и для улучшения инвестиционного климата. Важно принимать нормы, которые исключали бы недобросовестную конкуренцию юрисдикций (а это случается) и устанавливали бы правила поведения при конкуренции правовых систем и пределы как, что называется, национализации, так и либерализации этих самых юрисдикций. Такие нормы должны охватывать не только разрешение конфликтов юрисдикций судов, но и взаимное признание и приведение в исполнение решений иностранных судебных инстанций, а также правовые гарантии при изъятии собственности, при лишении личной свободы, при уголовном преследовании. Соответствующие правовые конструкции должны быть тщательно продуманы и носить взвешенный характер.

Д.Медведев: Мы в последние годы достаточно последовательно, внимательно совершенствовали наше корпоративное законодательство. Мы стремимся повысить привлекательность российской юрисдикции для предпринимательской деятельности и сделать правила игры для бизнеса понятными и прозрачными.

Если говорить о наших конкретных действиях, мы в последние годы достаточно последовательно, внимательно совершенствовали наше корпоративное законодательство. Мы стремимся повысить привлекательность российской юрисдикции для предпринимательской деятельности и сделать правила игры для бизнеса понятными и прозрачными. В рамках так называемой дорожной карты по оптимизации процедур создания юридических лиц подготовлен проект федерального закона. В соответствии с ним сокращаются сроки регистрации юридических лиц в государственных внебюджетных фондах с 5 до 3 рабочих дней. Результат этой дорожной карты, конечно, должен в целом сказаться на наших позициях и улучшить позиции России в международных рейтингах, которыми, как известно, мы, мягко говоря, не вполне довольны. Мы ставим задачу продвинуться в двадцатку лучших юрисдикций по простоте открытия нового бизнеса. В Госдуму внесены поправки в Гражданский кодекс, которыми предусмотрена значительная либерализация законодательства о непубличных акционерных обществах. Речь идёт о вопросах и перераспределения корпоративного контроля по соглашению участников, и совершенствования механизмов ответственности контролирующих лиц компаний, в том числе так называемых теневых директоров.

Кроме этого идёт довольно значительная работа по развитию института, альтернативного судебному рассмотрению споров. Я имею в виду, конечно, коммерческий арбитраж, третейский суд, который востребован бизнесом как средство быстрого, качественного и профессионального урегулирования, разрешения гражданско-правовых споров, как гарантия защиты прав предпринимателей и их интересов. Хотя надо признаться откровенно: пока в этом плане наше третейское разбирательство не вышло на тот уровень, которым заслуженно пользуется этот формат рассмотрения споров в других странах. И чем активнее мы будем продвигаться в этом направлении, тем, на мой взгляд, лучше и для бизнеса, да и для судебной системы, которая в значительной мере перегружена рутинными делами.

Очевидно, что привлекательностьнациональной юрисдикции, благоприятная бизнес-среда во многом зависят от открытости власти, качества государственного управления и предоставления государственных услуг. В нашей стране всё больше данных о работе министерств и ведомств, как и в других странах, естественно, погружается в глобальную сеть, доступно становится в интернете. Проекты законов и других нормативных актов, подготовленные Правительством Российской Федерации, проходят общественное обсуждение, что, конечно, усиливает контроль за законотворчеством со стороны гражданского общества.

Д.Медведев: В нашей стране всё больше данных о работе министерств и ведомств становится доступно в интернете. Проекты законов и других нормативных актов, подготовленные Правительством Российской Федерации, проходят общественное обсуждение, что, конечно, усиливает контроль за законотворчеством со стороны гражданского общества.

Правительство внесло в парламент законы, которые направлены на повышение прозрачности судебной системы и обязывают судей, в частности, публиковать сведения обо всех так называемых внепроцессуальных обращениях по делам, которые находятся в их производстве (что существует в целом ряде весьма успешных юрисдикций), также этот законопроект дополнительно регулирует порядок привлечения судей к дисциплинарной ответственности. Планируется оборудовать суды средствами аудио- и видеозаписи и расширить доступ к информации об их деятельности в интернете.

Мы видим положительный эффект от этой работы и обязательно будем её продолжать. Конечно, есть и свои трудности: в частности, это касается разграничения публичной информации и персональных данных граждан. Наиболее успешно в этой сфере действуют арбитражные суды, которые сегодня предоставляют практически полный доступ ко всем судебным актам и готовы открыть многие материалы дел. Сложнее ситуация с судами общей юрисдикции, которые в значительной мере взаимодействуют с нашими гражданами. И здесь приоритетом, как и в любой судебной системе, является всё-таки конфиденциальность персональной информации. И для того чтобы эту информацию опубликовать – информацию о судебных делах, её, эту персональную информацию, необходимо удалить, а это непростая и трудоёмкая работа, особенно имея в виду, что очень трудно зачастую определить границы частной сферы в условиях глобального информационного общества. Это задача, которую мы сейчас обсуждаем и с экспертами, и с законодателями. Принципиально важно, чтобы она была разрешена не в ущерб правам личности.

Ещё один момент, который я хотел бы обозначить, – это открытость, ясные и чёткие правила игры, которые должны соблюдаться как внутри страны, так и в глобальном масштабе. Принцип суверенного равенства государств и вытекающего из него имущественного иммунитета, мне кажется, остаётся императивом международного права.

Многие российские компании (непосредственно или через иных лиц) работают на территории иностранных государств. Всем известны случаи, когда эти компании подвергаются дискриминации или используются в недобросовестных внешнеполитических играх, создаётся угроза их имуществу. И судопроизводство (это тоже не секрет) зачастую используется как инструмент политического давления на то или иное государство, которое представляет то или иное юридическое лицо. Это, конечно, ведёт к напряжённым отношениям между странами, дискредитирует общую идею верховенства права, подрывает доверие к международному праву и в конечном счёте наносит ущерб и тем, кто допускает односторонние действия и нарушает международные правила. Мы отслеживаем подобные ситуации. Как и любое государство, мы на них будем реагировать, будем применять в необходимых случаях и соразмерные меры, безусловно, опираясь на международное право. Кроме того, мы думаем и о защите интересов самого российского государства, его интересов на территории иностранных государств. В свою очередь готовы к тому, чтобы ответные шаги в этом направлении предпринимались на территории нашей страны. В частности, сейчас идёт подготовка специального закона об имущественном иммунитете государства. Он позволит установить современные, достаточно чёткие правила обращения взыскания на имущество иностранного государства в рамках российской юрисдикции, что также, надеюсь, будет способствовать повышению её конкурентоспособности.

Ещё одна тема, которую хотел бы обозначить, связана с международным регулированием инвестиций. Недостатки современного международного права в области инвестиций, которые в основном формировались ещё в доглобальную эпоху, то есть, скажем, в 70-е годы прошлого века, стали особенно очевидны во время последнего экономического кризиса. Я имею в виду правовую ситуацию, когда внешний инвестор оказывается в более привилегированном положении, чем внутренний. Такие привилегии раздавались во многих государствах, и у нас есть такие привилегии, в частности, небезызвестная «дедушкина оговорка», как её называют, которая позволяет иностранному инвестору избегать действия новых законодательных актов в налоговой и иной сферах – вплоть до изъятия из национальной юрисдикции при разрешении споров между компаниями с иностранными инвестициями. В результате, естественно, процветают различного рода офшорные схемы, создаётся видимость иностранного происхождения того капитала, который ввозится на территорию нашей страны, и предпринимаются попытки манипулировать судебной юрисдикцией. Всё это не помогает, а скорее препятствует реальным инвестициям и, конечно, искажает суть международных договоров, которых мы немало подписали и ратифицировали, – о международной защите и поощрении иностранных инвестиций.

Д.Медведев: Мы, безусловно, заинтересованы в иностранных инвестициях в российскую экономику, делаем довольно много для их привлечения. По объёмам инвестиций мы, кстати, находимся среди быстрорастущих экономик практически на одном из первых мест. Однако убеждён: права внешних и внутренних инвесторов должны защищаться одинаково.

Мы, безусловно, заинтересованы в иностранных инвестициях в российскую экономику, делаем, надеюсь, довольно много для их привлечения. По объёмам инвестиций мы, кстати, находимся среди быстрорастущих экономик практически на одном из первых мест. Однако убеждён: права внешних и внутренних инвесторов должны защищаться одинаково. И здесь нужны какие-то новые правовые механизмы стран – получателей инвестиций, их разработка и будет нашей задачей на ближайшую перспективу.

Кстати, многие из тех вопросов, которые я поднимаю сейчас в этом выступлении, мы обсуждали на «двадцатке», других международных форумах, а также при формировании правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства. И здесь в полной мере стараемся учитывать международный опыт, в частности опыт Европейского союза по созданию транснационального права. Оно сближает, гармонизирует системы стран-участников, но в то же время не вводит полного единообразия. Важно, чтобы и в нашем евразийском проекте сохранялось всё лучшее, что было создано в национальных юрисдикциях, наших национальных правовых системах.

По всем названным проблемам идут довольно серьёзные споры, в том числе на экспертных площадках Организации Объединённых Наций, Гаагской конференции по международному частному праву и других международных судебных институтов, представители которых сегодня есть в этом зале. Очевидно, что конструктивные решения могут быть выработаны только на основе консенсуса, при учёте позиций всех заинтересованных сторон. Я очень рассчитываю, что и обсуждение, которое будет проходить здесь, в зале, и на полях форума, окажется позитивным и будет способствовать решению этих вопросов.

Уважаемые коллеги, я, естественно, затронул лишь часть вопросов, которые будут предметом обсуждения на форуме. Сложных и очень интересных тем для юристов сейчас множество. Скажем, одна из них, о которой я говорить не буду – наверное, другие расскажут, – это возрастающее влияние на право новейших технологий, интернета, социальных сетей. Я думаю, что и наш форум может внести свой вклад в соответствующую проблематику.

Я искренне желаю всем присутствующим интересных, продуктивных дискуссий и, конечно, приятных впечатлений от пребывания в Санкт-Петербурге – в одном из самых красивых городов нашей планеты.

Спасибо.

А.Вершинин (модератор пленарного заседания форума, генеральный директор ФГБУ «Президентская библиотека имени Б.Н.Ельцина»):

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые дамы и господа! Коллеги! Пленарное заседание, таким образом, у нас открыто вводным выступлением к теме форума, напомню – «Конкуренция и сотрудничество правовых систем: роль права в обеспечении развития общества, государства и экономики».

Наши докладчики на пленарной сессии представляют судейское и адвокатское сообщество, национальные органы юстиции, различные юридические школы. Как я вижу – и как видите вы, – они явно не чувствуют себя дебютантами на этой сцене, на сцене Мариинского театра, на суперновой сцене Мариинского театра. Поэтому мы вправе рассчитывать на самые авторитетные оценки и актуальные идеи в правовой сфере. На всё это у нас есть 1 час 20 минут, то есть до 10, максимум – 11 минут для каждого выступающего. Если у участников пленарного заседания будут вопросы и комментарии по поводу выступлений друг друга, прошу дать мне знать об этом.

По сложившейся практике черту под дискуссией в ходе пленарного заседания подведёт его председатель – Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев в своём завершающем выступлении.

Уважаемые коллеги! В 2013 году в целях развития российско-нидерландских отношений проводятся Год Российской Федерации в Королевстве Нидерландов и Год Королевства Нидерландов в Российской Федерации. Поэтому я рад предоставить слово политику, который неоднократно избирался мэром ряда голландских городов, конечно, юристу по образованию, а сегодня министру безопасности и юстиции Нидерландов. Пожалуйста, господин Опстелтен!

III Петербургский международный юридический форум

И.Опстелтен (как переведено)Уважаемый господин Премьер-министр, Ваше превосходительство!

Для меня огромная честь и удовольствие иметь возможность выступать перед Вами на сессии открытия Международного юридического форума, который набирает всё больший вес в международном сообществе. В прошлом году мой бывший британский визави Кеннет Кларк сказал, что такой форум свидетельствует о приверженности российского Правительства верховенству права. Верховенство права, сотрудничество в юридической сфере также являются ключевыми элементами текущего Года России в Нидерландах и Нидерландов в России, поэтому вы увидите целый ряд выступающих из Нидерландов в программе на предстоящие несколько дней. Я надеюсь, что они внесут вклад в успех этого форума.

Когда Президент Путин посещал Нидерланды 8 апреля в рамках нашего Года России в Нидерландах и Нидерландов в России, его приветствовала наш тогдашний глава государства королева Беатрикс, и, наверное, вы видели эти кадры по телевидению. Вы видели коронацию нашего нового короля Виллема-Александра в прошлом месяце. Вы, наверное, заметили его жену – королеву Максиму. Её предшественницей была великая княгиня Анна Павловна, дочь российского царя. В 1816 году она вышла замуж за кронпринца Виллема, который потом стал королём Виллемом II. И наш новый король – один из прямых потомков – прапраправнук – Анны Павловны. Как вы знаете и видите, наши страны связаны самыми разнообразными связями. В своём выступлении в голландском парламенте наш новый король сказал: «Демократия основана на взаимном доверии. Люди уважают то правительство, которое уважает закон. И очень часто это также даёт перспективы гражданам на будущее. Кроме того, правительство должно доверять людям, гражданам, которые должны чувствовать общую ответственность за реализацию общественных интересов и быть готовы защитить интересы друг друга». Эти слова описывают суть демократического государства в условиях верховенства права: закон создаёт гарантии для людей прежде всего в отношениях с правительством. И закон также даёт людям и компаниям юридическую определённость, в рамках которой они могут жить и работать в условиях свободы. Наш новый конституционный монарх в своих действиях руководствуется нашей конституцией, демократической конституцией, и он также подчеркнул необходимость доверия. Он сказал: если правительство хочет завоевать доверие народа, оно должно начать с доверия к народу. Правительство должно рассматривать общество как часть демократического процесса. Ответственные граждане могут говорить всё, что они хотят, чтобы укрепить это взаимное доверие. И правительство в свою очередь должно действовать прозрачно, оно должно быть подотчётно в своих действиях, должно позволять гражданам свободно выражать свои мысли. Последние исследования показали, что верховенство права, правовая определённость, взаимное доверие совершенно необходимы для устойчивого экономического роста. В наши времена глобализации доверие между государствами и сотрудничество между правовыми системами также являются ключевыми факторами развития, потому что они создают правовую уверенность – и в торговле, и в сфере услуг, и в сфере промышленности. Необходима правовая защита граждан, которые пересекают границы, выезжая на работу, или по каким-то семейным причинам, или в качестве культурных туристов.

Россия и Нидерланды, конечно, имеют в этой области очень тесные связи. Например, мы работали вместе в течение определённого времени над модернизацией российского Гражданского кодекса. Это тема, которая будет обсуждаться на одном из круглых столов. Я также хочу подчеркнуть, что здесь есть круглые столы, посвящённые новым и очень перспективным формам сотрудничества в судебно-правовой сфере и в сфере кибербезопасности, в сфере доказательной базы, судебно-медицинской экспертизы. Это всё очень сложные проблемы, в одиночку их не решишь. Судебно-медицинский институт Нидерландов находится на переднем крае в своей научной области, особенно в области киберсудебной экспертизы, в области использования ДНК. Наши эксперты будут сравнивать свои достижения, изучать возможности сотрудничества с российскими партнёрами, партнёрами из других стран. Нидерланды очень рады тому, что очень много российских компаний высоко ценят наш бизнес-климат, нашу стабильную правовую систему, и качество нашей правовой системы является неотъемлемой частью этого климата. Совсем недавно стало очевидно, что строительство российского нефтяного терминала в порту Роттердама состоится. Это инвестиция на 800 млн евро, которая позволит увеличить перевалку российских нефти и нефтепродуктов через порты Роттердама. Это также является подтверждением нашего взаимного доверия, нашей веры в выгоду от работы вместе в области экономики и права.

Друзья также должны иметь возможность конструктивно критиковать друг друга. Когда Нидерланды совершают ошибки, мы с удовольствием их обсуждаем. Мы не только хотим их исправить, мы хотим на них научиться, для того чтобы они снова не произошли. Мы с удовольствием принимаем критические замечания и рекомендации от Страсбурга и Женевы. Иногда это неприятно и дорого, но мы считаем, что это совершено необходимо, поскольку это инвестиция в будущее. Мы будем настаивать на том, что целый ряд фундаментальных ценностей совершенно необходим для устойчивого социально-экономического развития, а именно: уважение к правам отдельных людей, к свободе слова, независимость судов.

Несмотря на все различия между нашими странами, несмотря на различия между нашими обществами или политическими взглядами, у нас много общего – у нас есть общие интересы и перед нами стоят общие вызовы. Мы ведём открытый диалог, основанный на договорах, которые мы подписали. Договоры подписаны в рамках таких организаций, как ООН, как Совет Европы, которые основываются на универсальных, всеобщих ценностях, которым мы все преданы. Одно дело – сформулировать ценности в форме законов и договоров, провести их в жизнь – это совсем другое дело. Есть разница между законом в книгах и законом в жизни, и мы гордимся, что в Гааге находится множество органов, которые претворяют эти ценности в жизнь в рамках международных отношений. Они включают целый ряд международных судов (Питер Томка, председатель Международного суда ООН, безусловно, более подробно будет об этом говорить в своём выступлении), и с удовольствием завтра приглашаю вас в 9 часов на представление этих институтов. Я также с нетерпением жду продолжения конструктивного диалога и укрепления сотрудничества между Россией и Нидерландами на основе таких инструментов, как Меморандум о взаимопонимании между российской прокуратурой и моим министерством. Спасибо большое за внимание.

Ведущий: Спасибо большое, господин министр! Следующее выступление – тоже взгляд из Голландии, но только от форума, так как в дискуссию вступает у нас руководитель упомянутого Международного суда ООН. Суд, как известно, находится в Гааге, считается, что он единственный из главных органов ООН не в Нью-Йорке. С 2012 года его председателем является Питер Томка, выпускник, кстати, пражского Карлова университета. При этом должен подчеркнуть, что он избран судьёй от Словакии уже на второй девятилетний срок. У нас есть уникальная возможность узнать точку зрения председателя Международного суда по вопросу развития практики разрешения межгосударственных споров, а может быть, и создания новых механизмов их предупреждения. Прошу.

Выступление председателя Международного суда Питера Томки на III Петербургском международном юридическом форуме

П.Томка (председатель Международного суда): Уважаемый господин Премьер-министр, дамы и господа! (говорит по-русски)

(Далее как переведено):  Высокие гости! Я очень рад обратиться к участникам пленарной сессии Петербургского международного юридического форума в качестве представителя Организации Объединённых Наций, а именно его высшего судебного органа – Международного суда в Гааге. Идеалы, лежащие в основе Устава ООН, внесли значительный вклад в формирование концепции верховенства права (особенно в сфере соблюдения законности), которая (эта концепция) стала одним из краеугольных камней современного миропорядка. И сегодня уже никто не будет отрицать, что ценности, заложенные в Уставе ООН, способствовали развитию более справедливого и демократического общества.

В том, что Устав ООН действительно отстаивает фундаментальные ценности и убеждения, нетрудно убедиться: достаточно заглянуть в преамбулу этого документа, чтобы увидеть: такие понятия, как основные права человека, достоинство и ценность человеческой жизни, равноправие мужчин и женщин, возведены в этом документе в ранг священных.

Далее. В тексте устава содержится призыв использовать международный аппарат для содействия экономическому и социальному прогрессу всех народов.

Таким образом, международное право, верховенство права, которое, вне всякого сомнения, является частью архитектуры ООН наряду с поддержанием международного мира и безопасности, способствовало формированию международного сообщества, нацеленного на улучшение жизни людей во всём мире.

Несомненно, что этой цели легче всего достичь или хотя бы стремиться к её достижению путём укрепления верховенства права на международной арене, что в свою очередь будет способствовать становлению общества, основанного на равенстве и справедливости. По сути дела, в самом уставе указано на симбиоз этих идеалов и соблюдение принципов международного права, основанного на стремлении «создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права, и содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе».

В значительной степени благодаря Уставу ООН международное право сегодня приобретает всё большую значимость. Прошли те времена, когда решения большинства государств о своих действиях на международной арене принимались без учёта его принципов. Сегодня международное право нередко учитывается и при выработке внутренней политики государства, но его принципы зачастую ложатся в основу решения национальных судов, особенно в делах, касающихся международных норм в области прав человека или иных международных аспектов, в частности в области экономики. На международное право постоянно ссылаются политики, его нормы часто цитируют представители гражданского общества и другие стороны, отстаивающие те или иные права. Действительно, Устав ООН проложил путь к выработке существенных норм и принципов международного права, но не менее важную роль в обеспечении того, чтобы право стало основой развития международного сообщества, государства и экономики, играют механизмы мирного урегулирования споров, число которых постоянно растёт. Другими словами, субъекты международного права нуждаются в органах, в которые они могли бы обратиться со своими претензиями с целью защиты своих прав. Создание механизмов, урегулирование споров в различных сегментах международного сообщества следует всячески приветствовать, поскольку такие органы являются надёжным средством соблюдения правовых стандартов и принципов, которые высоко ценит всё международное сообщество.

Международный суд ООН со своей стороны, который нередко называют всемирным судом, имеет в соответствии с Уставом ООН уникальные полномочия главного судебного органа Организации Объединённых Наций. Другими словами, главная задача суда заключается в том, чтобы вершить международное правосудие в рамках системы ООН путём мирного урегулирования двусторонних споров между обращающимися в суд государствами – членами организации.

В своей работе суд всегда действует в пределах своей юрисдикции и стремится выносить взвешенные и справедливые решения на основе представленной доказательной базы и юридических аргументов, выдвигаемых сторонами, а также в соответствии с применимыми нормами и принципами международного права. Кроме того, судебная функция подчинена основополагающей цели, предусмотренной Уставом ООН, а именно (цитата): «проводить мирными средствами в согласии с принципами справедливости и международного права улаживание или разрешение международных споров или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира» (конец цитаты). Эта цель является своего рода зеркальным отражением принципа, в соответствии с которым, согласно уставу, все члены Организации Объединённых Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость.

П.Томка: Главная задача Международного суда ООН заключается в том, чтобы вершить международное правосудие в рамках системы ООН путём мирного урегулирования двусторонних споров между обращающимися в суд государствами – членами организации.

В своей повседневной деятельности суд способствует повышению роли права в международных отношениях путём урегулирования споров, поступающих к нему на рассмотрение, однако значимость его решений этим отнюдь не ограничивается. Судебная практика судасамым непосредственным образом влияет на развитие международного права. Хорошо аргументированные решения суда воспринимаются многими как авторитетный источник международного права и самым внимательным образом изучаются теоретиками права, юридическими службами министерств иностранных дел, международными организациями, государствами – членами ООН. Подчас решения суда становятся тем эталоном, при помощи которого оценивается законность тех или иных действий членов международного сообщества. Кроме того, судебная практика суда сыграла немалую роль в работе арбитражных и иных международных судов, которые с достаточной степенью гибкости используют решения суда при подготовке собственной аргументации. Кроме того, немалую роль судебная практика суда сыграла в реализации проектов в сфере кодификации, инициированных комиссией по международному праву.

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун приложил усилия к тому, чтобы повысить роль суда в урегулировании международных споров. Так, недавно он дал старт кампании, направленной на то, чтобы увеличить число государств, в одностороннем порядке признающих юрисдикцию суда обязательной для себя. Мы всецело поддерживаем эту инициативу, которая является весьма дальновидной, поскольку стимулирует государства – члены ООН к тому, чтобы рассматривать мирное разрешение международных споров в судебном порядке в качестве плодотворной модели урегулирования разногласий, что в свою очередь способствует достижению целей, предусмотренных уставом ООН.

Ваше превосходительство, дамы и господа! Конечно, перед нами возникают различные вызовы, иногда возникает необходимость прибегать к механизмам мирного урегулирования споров, и мы вступаем в эпоху, изобилующую новыми вызовами. Но в то же время мы видим стремление участников международного процесса разрешать споры между собой с помощью инструментов мирного урегулирования. Эта обнадёживающая тенденция подтверждается ростом числа механизмов разрешения споров. Все эти механизмы роднит одно хорошее качество – стремление к противодействию односторонним действиям отдельных государств, оказавшихся в конфликтной ситуации, к ослаблению напряжённости между конфликтующими сторонами и к использованию мирных средств разрешения разногласий, основанных на правовых принципах.

В свете сказанного выше очевидно, что международное право можно считать инструментом стимулирования государств к более полному выполнению ими принятых на себя обязательств, формирования у политиков и представителей исполнительной власти устремлений, в большей степени соответствующих идеалам справедливости и демократии, и в конечном счёте – улучшению жизни людей во всём мире. Международный суд будет продолжать играть свою роль в процессе достижения обозначенных мною целей, вынося решения по переданным нам на рассмотрение делам добросовестно, в высшей степени беспристрастно, независимо, в соответствии с нормами международного права и в пределах предоставленных ему юрисдикционных полномочий. Спасибо большое.

А.Вершинин: Большое спасибо. Следующий выступающий – представитель английской правовой системы профессор Тимоти Эндикотт – специалист в области философии и теории права. Его научные труды переведены на итальянский, испанский, китайский языки. Я знаю, что он с лекциями объездил, наверное, все континенты. При этом профессор Эндикотт уже более пяти лет возглавляет юридический факультет одного из старейших вузов мира – Университета Оксфорда.

Половина магистрантов этой правовой школы – иностранцы, наверное, это ещё один способ экспорта правовых инструментов. Господин Эндикотт, вам слово.

Выступление декана юридического факультета Оксфордского университета Тимоти Эндикотта на III Петербургском международном юридическом форуме

Т.Эндикотт (декан юридического факультета Оксфордского университета) (как переведено): Спасибо, профессор Вершинин. Ваше превосходительство, дамы и господа! Я преподаю право, а у преподавателя права есть определённые обязанности. Как невозможно преподавать уроки и знания лидерам правовой науки, которые собрались здесь, на форуме в Санкт-Петербурге… Поэтому для меня большая честь присутствовать здесь. Мы видим, что в нашем университете учатся талантливые студенты и из Санкт-Петербурга, и из других стран мира. Я знаю, что господин Медведев, а также многие другие собравшиеся в этом прекрасном зале также преподавали право. Господин Медведев преподавал римское право, а это предмет, который также активно преподаётся в моём университете. Мы хотели бы, чтобы наши студенты узнавали об истоках гражданского права. Они узнают о том, что такое юстиниановское право, кодекс, написанный полторы тысячи лет тому назад. И это желание, постоянное желание оплатить свои долги, выполнить свои обязанности... Надо отметить, что мы можем многое взять из гражданского права Византийской империи, но также мы можем многое взять и из гражданского права сегодняшнего дня. Мы можем говорить о преодолении границ между географией, геополитикой и культурой, мы можем научиться мудрости друг у друга, но также можем учиться и на ошибках друг друга. Я надеюсь, что представители России и других стран гражданского права могут узнать и научиться на ошибках государств, основанных на общем или частном праве, а также воспользоваться преимуществами взаимных систем юридической подготовки.     

Кроме того, мы можем развивать право гибко, при этом используя доктрину прецедента, для того чтобы придать закону бóльшую стабильность. И преимущество стабильности общего права очевидно в поведении сторон, которые являются участниками международного процесса, где лондонское право, нью-йоркское право. Английское право в целом является отличным экспортным товаром Великобритании, но нет никаких гарантий того, что английские судьи или другие судьи смогут добиться нужного баланса между гибкостью и стабильностью. Фактически, если вы будете присутствовать на лекции по договорному праву в моём университете, вы увидите, что профессор будет критиковать судей, объясняя, почему последние решения были неправильными. И это, собственно, говоря, работа студентов – понять, в чём ошибались судьи, и каковы должны быть более оптимальные решения. Так что наши студенты учатся и на провалах, и на удачах судей. И даже читая Habeas Corpus Act (законодательный акт, принятый парламентом Англии в 1679 году, составная часть конституции Великобритании), мы видим, что судьями этого частного права был изобретён процесс защиты и обвинения, и этот процесс затем использовался для того, чтобы привлечь истцов к суду. Но я всегда говорю своим студентам в Оксфорде о том, что 400 лет назад судьи допустили ошибку: король не смог добыть достаточно денег для войны с французами, и дворяне отказались предоставлять такие средства, но их привлекли к суду, и тогда судья сказал, что на самом деле мы не можем их привлекать, потому что это касается только низших должностных лиц, а не высших должностных лиц. Таким образом, Habeas Corpus Act не мог быть использован для контролирования действий самого государства. Если судьи не могут использовать те полномочия, которые были им предоставлены, то возникает проблема... Государство основано на общем праве, и Habeas Corpus Act в коммерческом праве обеспечивает устойчивость культуры, где судьи на самом деле ведут себя бесстрашно, тем не менее подчиняясь роли закона.

Мы должны учиться на неудачах и успехах. Мы обсуждаем различные диспуты и конфликты и обсуждаем, как их можно разрешать. Ведь именно учитывая традицию развития общего права и опыт судей в разрешении различных споров, студенты должны изучать работу судей. Результат заключается в том, что студенты понимают, что разрешение споров – это инструмент развития права, это поддерживает судебную независимость, а также независимость в мышлении судей, адвокатов. Я думаю, что полезно обучать студентов противоречить. Юристы сами должны принимать решение, что им думать. Студенты обучаются в условиях системы подготовки общего права не соглашаться с профессорами только потому, что они являются преподавателями, однако есть и недостатки – мы не хотим отражать это в наших рекламных материалах и в учебных материалах. Мы учим студентов, каким образом представлять убедительные доказательства. Мы даём студентам возможность получить те инструменты, которые позволят им успешно действовать в рамках профессии, и они смогут таким образом построить защиту против аргументов, которые невозможно отстоять.

Но верховенство права не всегда высшее благо. Я, конечно, хотел бы сказать, что верховенство права абсолютно необходимо для развития общества в любой стране в рамках международной правовой системы в XXI веке, но необходимо также признавать не только хорошие стороны этой концепции, но и плохие. Вы как юристы должны также дать какие-то инструменты юристам, для того чтобы понять недостатки концепции верховенства права. И если убийца, например, требует высшей справедливости, судья может в силу каких-либо причин попытаться не реализовывать такую концепцию. Однако верховенство права обеспечивается за счёт высоких издержек. И в вашей стране, и в моей стране очень много юридических процедур, и, может быть, адвокаты слишком мало подотчётны, слишком мало отвечают перед своими заказчиками... Таким образом, урок, который мы можем вынести из системы подготовки судей в рамках общего права: мы должны признавать недостатки системы общего права и быть готовыми платить соответствующую цену.

В любом случае мы можем говорить о том, что в рамках любой юридической системы можно добиться больших результатов. Не все мы заслуживаем золотых звёзд за то, что действуем справедливо в отношении наших граждан. Задайте себе вопрос, чего заслуживает ваша юридическая система, правовая система, чего заслуживает система международная, правовая и регулирования споров. Я думаю, что в любом случае всегда можно говорить о том, что мы можем добиться более оптимальных, лучших результатов. Конечно, это не извиняет систему, но если ваша система достаточно хорошая, в любом случае вы можете добиться лучших результатов.

А.Вершинин: Благодарю вас, господин Эндикотт. Политический и правовой мир внимательно следит за развитием государств на постсоветском пространстве. Правовая система Казахстана одна из самых динамично развивающихся, её значение, конечно, особенно ощутимо в рамках Евразийского экономического сообщества и Содружества Независимых Государств.

Как вы понимаете, я хотел бы теперь предоставить слово Берику Имашеву, кандидату юридических наук, министру юстиции Республики Казахстан. Пожалуйста.

Б.Имашев (министр юстиции Казахстана): Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники форума!

Ежегодно интерес к Петербургскому юридическому форуму возрастает. Несомненным подтверждением сказанного мной является география стран – участников форума, и это закономерно, так как век глобализации диктует необходимость интеграции национальных правовых систем. Отсюда интерес государственных должностных лиц и юристов неправительственного сектора к этому форуму.

Благодаря такому форуму мы имеем возможность проанализировать состояние и динамику развития национального законодательства, степень его взаимосвязи с международными правовыми актами. В этой связи хочу особо поблагодарить его организаторов и участников за высокий профессиональный уровень обсуждения поднимаемых вопросов.

Как известно, в современном мире наблюдается устойчивая тенденция к различным формам взаимодействия международного и внутреннего права. Изменение одного из них совершенствует и изменяет другое, отставание любого из них от требований современного мира способно затормозить процесс развития государств и международной интеграции. В своём послании «Стратегия “Казахстан – 2050”: новый политический курс состоявшегося государства» Президент Республики Казахстан Нурсултан Абишевич Назарбаев отметил, что законодательство должно не только защищать национальные интересы, но и синхронизироваться с динамично развивающейся правовой средой. Безусловно, в данном случае под развивающейся правовой средой понимаются в том числе и международные правовые обязательства государства. Правительство Казахстана принимает меры, направленные на повышение конкурентоспособности казахстанской правовой системы во всех базовых отраслях. Так, идея о евразийской интеграции, выдвинутая впервые в 1994 году главой нашего государства в стенах Московского государственного университета имени Ломоносова, сегодня воплотилась в создании Единого экономического пространства. Залогом успешного формирования Евразийского экономического союза с участием Республики Казахстан, Российской Федерации и Республики Беларусь должна стать общая международная договорная база гармонизации и унификации экономического законодательства этих стран. Сегодня понятия дефиниций «гармонизация законодательства» и «унификация законодательства» определены только в теоретических исследованиях, в национальных законодательствах Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации они пока не нашли должного закрепления. Между тем эти понятия являются основными формами правовой интеграции. В этой связи возникает вопрос: следует ли их правовое определение закрепить нормативно? Если да, то на каком уровне документа – во внутреннем законодательстве либо в рамках конкретных международных публичных договоров?

Б.Имашев: Благодаря такому форуму мы имеем возможность проанализировать состояние и динамику развития национального законодательства, степень его взаимосвязи с международными правовыми актами.

Акцентируя на этом ваше внимание, хочу подчеркнуть важность изначального определения единой позиции государств в этом вопросе, а именно нормативного понимания этих понятий. Например, в настоящее время в рамках Единого экономического пространства широко обсуждается проект модельного закона о конкуренции. Этот закон определяет организационные и правовые основы защиты конкуренции и обеспечения свободного перемещения товаров путём предупреждения и пресечения монополистической и недобросовестной конкуренции, недопущения ограничений и ущемления добросовестной конкуренции органами государственной власти.

Принятие такого закона повлечёт за собой приведение в соответствие с ним национальных законодательств трёх государств. Однако возникает вопрос о том, каким способом такая работа должна проводиться? Путём сближения, гармонизации или унификации национальных законодательств в области конкурентной политики? Как известно, в теоретических работах под сближением законодательства понимается процесс, при котором определяется общий курс государств в данной сфере; под гармонизацией понимаются общие правовые принципы, подходы и концепции развития национальных законодательств; унификация означает согласованное введение в действие несколькими государствами идентичных, одинаковых норм.

Между тем в разработанном модельном законе о конкуренции в качестве его цели определено только сближение норм правового регулирования экономических отношений в области конкурентной политики, хотя по своему содержанию он содержит общие принципы и подход государств в этой сфере. Этот пример, по нашему мнению, показывает необходимость нормативного закрепления единых для трёх государств определений – сближения гармонизации и унификации законодательства. Как это будет решаться – через принятие отдельного национального закона в каждом из трёх государств, через заключение международного договора об этом либо закрепление этих понятий в каждом отраслевом модельном законе, – покажет дальнейшая правоприменительная практика.

Полагаем, что работа в этом плане должна найти логическое завершение с учётом национальных интересов. При этом очень важно, чтобы речь шла о тех национальных приоритетах, которые закреплены в конституциях наших стран, а они связаны с законодательной волей той или иной страны подчинить международные нормы внутреннему праву и своей национальной юридической технике. Впрочем, это отдельная тема для научных и практических дискуссий, в том числе и на Санкт-Петербургском юридическом форуме. Благодарю за внимание и честь выступить на открытии сессии!

Ведущий: Спасибо, господин министр.

2013 год – это также год и 20-летия Конституции России. Конституция во многом определяет развитие общества и государства, законодательства и судебной практики. Сверяет это развитие с Основным законом Конституционный суд России. Не случайно его председатель, доктор юридических наук, профессор Валерий Зорькин, можно сказать, на постоянной основе участвует в Санкт-петербургском международном юридическом форуме. Пожалуйста, Валерий Дмитриевич (обращаясь к В.Зорькину).

Выступление председателя Конституционного суда Валерия Зорькина на III Петербургском международном юридическом форуме

В.Зорькин (председатель Конституционного Суда России): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги, дамы и господа!

Я не буду выступать тут в качестве председателя Конституционного суда и говорить о наших делах, но скажу о том, на что подвигают размышления на Сенатской площади в Конституционном суде. А именно хочу сказать о праве в условиях глобальных перемен – то, чем я занимаюсь в последние годы как исследователь.

Современное право находится в условиях глобальных перемен, однако в любом случае всем нам предельно ясно, что перемены означают не только новые возможности, но и одновременно высокие риски неопределённого будущего. Однажды Вольтера спросили, чем отличается осёл от человека? Он сказал: осёл ходит по кругу, а человек развивается по спирали. Но спираль идёт и туда, куда указывал Данте, – на круги ада и вверх. И ещё одно очень большое различие, говорил Вольтер, заключается в том, что у осла нет выбора, а у человека есть выбор между этими двумя спиралями. И в нашей сегодняшней действительности мы видим, что есть движение и в хорошую и в плохую сторону. Во всяком случае исследователи и практики констатируют крайне опасное разрушение международной правовой системы.

Всё более частые и активные попытки крупных держав, а также формальных и неформальных государственных коалиций подменять функции ООН и Совета Безопасности своими решениями, а также попытки навязывать суверенным государствам внутреннюю экономическую и социальную политику, прямо противоречащую конституциям этих государств... То есть мы видим, что в мире возникает всё больше держав и государственных коалиций, стремящихся де-факто присваивать себе прерогативы международного правотворчества и правоприменения и в итоге нарушающих договорный характер международного правотворческого процесса и деятельность международных и национальных судов, основанную на этих договорах и конвенциях. По сути дела, это означает подмену правовых методов решения проблем силовыми методами.

Осмелюсь утверждать, что искусственно созданная одной из таких неформальных коалиций государственная катастрофа в Ливии пока что недостаточно осознана и оценена международным сообществом с правовой точки зрения. Не осознано в полной мере ни значение этой катастрофы как долговременного генератора хаоса в самой Ливии – в огромном регионе Африки, ни значение кампании против Ливии для глобального мира как неправового прецедента силового вмешательства нового типа в дела национальных государств.

И ещё осмелюсь утверждать, что и события в Ливии, Египте, Сирии, и события, связанные с экспроприацией денег вкладчиков на Кипре – это ведь не просто приметы новой эпохи глобальной турбулентности, о которой говорила госпожа Кондолиза Райс, а это фактическая заявка на полное отрицание тех принципов жизни человечества, которые принесла эпоха модерна и которые мы привыкли считать столь же неотъемлемыми условиями нашего существования, как воздух, которым мы дышим. Я говорю о правах человека, о верховенстве права, о законности Конституции.

Размывание нормативности происходит не только на международном уровне, новизна ведь бывает разная. История учит, что если этот поток новизны не вводится в берега продуманными и своевременными правовыми мерами, то практически неизбежно наступает хаос, смуты, войны, революции. Хаос в конечном счёте приходится усмирять тем более жёсткими и болезненными правовыми мерами, чем глубже и шире открывший этот хаос поток новизны. Поэтому правовые реформы – один из важнейших аспектов институционального оформления любых сколько-нибудь серьёзных социальных преобразований, причём оформления очень настороженного, продуманного и, подчеркну, обязательно опережающего.

Этот мой вывод, возможно, кому-то покажется парадоксальным, ведь чаще всего большинство правовых норм институционализирует, юридически оформляет задним числом те отношения, которые естественным путём складываются в обществе. Но это справедливо лишь в ситуациях относительно спокойной исторической динамики, когда прошлый опыт помогает планировать, прогнозировать, в какой-то мере регулировать будущее, а в кризисных, переходных ситуациях опыт оказывается помощником далеко не всегда, и это касается не только опыта житейского, социального, политического, но и опыта правового. Здесь юрист рискует уподобиться тем генералам, которые готовятся к прошлым войнам и проигрывают следующие. Потому сейчас я буду говорить не об опыте, а о методологии реформирования как (извините за, может быть, смелую метафору) о методологии управления будущим, ведь методологически именно так проводились все исторически успешные реформы. Они опирались на огромную подготовительную законотворческую работу и имели чёткое правовое оформление. Последний пример – сингапурское чудо, осуществлённое реформами Ли Куан Ю.

В.Зорькин: Правовые реформы – один из важнейших аспектов институционального оформления любых сколько-нибудь серьёзных социальных преобразований, причём оформления очень настороженного, продуманного и, подчеркну, обязательно опережающего.

Кроме такого свойства успешного реформирования, которое я назвал бы эффективным управлением будущим, у подобных реформ есть ещё одно очень важное качество: они выстраиваются на прочной социальной опоре, без такой опоры любое реформирование повисает в воздухе. На этапе реформ всегда востребуется гибкая, но одновременно очень сильная и строгая правовая регулярность. История учит: если действия реформаторов не идут вразрез с массовыми представлениями о справедливом и должном, то у них формируется социальная опора, которая позволяет осуществлять реформирование в русле того, что специалисты называют авторитарной модернизацией.

Сейчас уже проведены широкие исследования успешных модернизаций как западных обществ (от Голландии и Англии до Франции и Германии), так и восточных обществ (от Японии и Кореи до Тайваня и Сингапура). И эти исследования убедительно показывают, что модернизация требует усиления регулятивных функций государства и лишь по итогам успешной модернизации возможно ослабление этих функций и частичная передача обществу. Распространённые представления, я бы сказал, сказки, об ослаблении государственно-правовой регуляции как о предпосылке реформ пришли от идеологии некорректного использования идеи рыночной экономики, причём пришли не как научный вывод, а именно как некорректное использование аналогий со знаменитой концепцией невидимой руки рынка, которой якобы нужно просто не мешать. Я не спорю, что рынок успешен – во многих случаях именно невидимая рука рынка и ослабление регулятивных функций. Но я уже как исследователь говорю: назовите мне одну страну, где реформы бы осуществлялись с ослаблением вот этой регулирующей роли государства. Разве мы не видим на сегодняшнем глобальном экономическом кризисе, к чему привело это так называемое ослабление, когда манипуляции с финансовыми рынками привели к глобальному не только экономическому, но и политическому кризису, и, я бы сказал, к всеобщему кризису доверия. Признаки этой глобальной турбулентности превращают человечество в совокупность обществ глобального риска с неопределённым будущим, если пренебрегают советом, который в своё время дал ещё господин Вольтер.

Что следует из того, что я сказал? Нужно, о чём я уже говорил и писал ранее в своих работах, начать осторожную, продуманную, но обязательно системную ревизию международного права, включая нормы ООН и её конвенции. Обычно говорят: не трогайте. Но я говорю сейчас не как судья, хочу сказать как исследователь. Ну хорошо, не трогайте, а как быть, если есть два принципа из десяти ооновских, с одной стороны, принцип государственного суверенитета и нерушимости государственных границ, а с другой стороны, право на самоопределение. Кто как будет выбирать? Одному нравится одно, другому нравится другое. Но невозможно, если мы едим сладкий торт с кофе, поставить соль и сахар и говорить: «Вот, выбирайте, пожалуйста: соль очень вкусная». Может быть, вкусно, но другому понадобится съесть хороший бифштекс, а ему говорят: «Вот тебе сахар и соль, выбери сахар, он подойдёт к бифштексу удивительным образом». Великий американский писатель О.Генри устами своего героя Билла Дрисколла, говорил таким образом: есть песок для строительства, для того чтобы делать дом, насыпать и так далее, а есть овёс для лошади. Плохая замена овса песком для лошади. Возникает вопрос, что мы хотим сделать, и в зависимости от этого должен быть выбор на этапе тех реформ, которые должны быть опережающими, но самое главное,  – не только опережающими, но и учитывать социальную поддержку и массовую социальную опору. Нужно, мне кажется, помнить, что главным социальным регулятором во все времена всё же является не само по себе юридически оформленное право, а тот лежащий в его основе нравственный закон внутри нас, о котором писал Иммануил Кант. Разрыв между правом и этим нравственным законом делает неработоспособными любые, даже юридически безукоризненные, правовые нормы. Каждое общество и государство – это сверхсложная система со своей совокупной специфической культурой, традицией, моралью, со всеми нюансами нравственного закона внутри нас.

Безусловно, во всех таких системах очень много общего, однако при валовом регулировании никогда нельзя упускать из вида то уникальное и особенное, которое присуще именно данной системе. Далее, нужно понимать, что любые реформы – это системные, социальные и государственные трансформации, которые неизбежно ставят под вопрос устойчивость системы к разрушению. Право – это всегда баланс гибкости и мощности регулятивных функций, но именно в периоды реформ категорически недопустимо отпускать правовые вожжи, то есть жертвовать мощностью правового регулирования в пользу так или иначе понимаемой гибкости. Мы на этом уже сильно обожглись в эпоху перестройки и постперестройки, потеряв единую страну и принеся неисчислимые беды её гражданам. Этот урок ни в коем случае нельзя забывать.

В.Зорькин: Правовые реформы – один из важнейших аспектов институционального оформления любых сколько-нибудь серьёзных социальных преобразований, причём оформления очень настороженного, продуманного и, подчеркну, обязательно опережающего.

И последнее. Как в массовом сознании общества, так и тем более в правовой системе категорически недопустимы противопоставления человека и государства, человека и гражданского общества, гражданского общества и государства. Целью и результатом нашего правового регулирования должна быть такая социальная ситуация, в которой гражданин, гражданское общество и государство существуют в неразрывном, конструктивном, синергийном единстве.

Сегодняшнее российское государство, осуществляя реформы, движется к тому, чтобы взять правовой барьер. Я надеюсь, с учётом мирового опыта и генералов юриспруденции Россия, на собственном горбу преодолевшая многие трудности и набившая шишки, выйдет на правильную правовую дорогу.

Спасибо.

Ведущий: Уважаемые коллеги, ещё одним постоянным партнёром форума является Международная ассоциация юристов. Два года на форуме ассоциацию представлял господин Акира Кавамура. В этом году на должности президента ассоциации его сменил Майкл Рейнольдс. Как практикующий юрист господин Рейнольдс специализируется в области антимонопольного законодательства, в том числе в сфере информационных технологий. А в качестве президента он активно продолжает работу по укреплению взаимодействия IBA (International Bar Association – Международная ассоциация юристов) с юристами по всему миру и, в частности, в странах БРИКС. Прошу вас, господин Рейнольдс! 

М.Рейнольдс (председатель Международной ассоциации адвокатских образований) (как переведено): Большое спасибо! Господин Премьер-министр, уважаемые коллеги, как президент Международной ассоциации юристов я должен сказать, что для меня невероятное удовольствие –принимать участие в третьем форуме. И я хочу поздравить вас – и Министерство юстиции, и организаторов этого замечательного форума с прекрасной работой, с тем, что вам удалось объединить такое количество великолепных юристов, академиков, исследователей, экономистов более чем из 16 стран мира. Но совсем немного городов есть в мире, как говорил Премьер-министр, которые столь же красивы и прекрасны для проведения конференции, как Санкт-Петербург. И особенно великолепно это здание, где мы проводим нашу конференцию.

Совсем недавно Американская ассоциация юристов на заседании совета директоров приняла решение в 2015 году провести заседание нашего совета здесь, в Петербурге. Это привлечёт основных специалистов и ведущих игроков правого поля сюда, в Петербург, и нам это чрезвычайно приятно. Я как представитель Американской ассоциации юристов должен постараться сказать что-то на вашем языке, хотя понимаю, что будет немало ошибок.

Господин Уинстон Черчилль, бывший премьер-министр Британии, говорил, что никогда нельзя отказываться от затеянного на основании того, что вы можете сделать какие-либо ошибки, всё равно нужно двигаться вперёд. Он говорил, что успех в политике выражается в том, что вы переходите от одной ошибки к другой ошибке, не показывая никакого проявления потери энтузиазма.

(Говорит по-русски): Это большая честь – участвовать в столь важной, престижной конференции в Санкт-Петербурге... Как президент IBA, я очень рад видеть здесь много российских юристов. Мы с удовольствием представляем четыре сессии от IBA на этом форуме. Желаю всем успешной конференции!

(Как переведено): Международная ассоциация юристов была основана в 1947 году в Нью-Йорке, в её создании принимали участие 34 национальные ассоциации юристов, и мы в 1980 году стали принимать в ассоциацию отдельно практикующих юристов. В 2013 году IBA состоит из 200 различных национальных ассоциаций юристов, юридических обществ из 160 стран мира. 50 тыс. частных членов работают у нас, наше членство распространяется на 170 ведущих юридических фирм мира. Сегодня в это число входят и юридические фирмы России.

Что же я вижу за время моей работы в IBA? В 1947 году очень большое количество юристов или ассоциаций юристов были европейскими и происходили из Европы или США. Сейчас мы видим огромный рост на рынке юридических услуг, видим огромный рост присоединения к нам юристов из стран БРИКС, из стран с развивающейся экономикой. Тогда возникает самый интересный вопрос: где страна, в которой наибольшее количество юристов в мире? США, скажут многие. Нет, Индия! 1,3 млн юристов в Индии. И вторая страна после Индии – это США, там где-то 860 тыс. юристов. И третьей в этом списке является Бразилия – 700 тыс. юристов там. Четвёртой, что любопытно, является Мексика, где юристов много, порядка 500 тыс., мне кажется. Ну а дальше мы очень близко подходим к Китаю (там стремительно растёт количество юристов, юридических фирм) и к России. И, действительно, на конференции, где мы работали вчера с Российской палатой адвокатов, господин Евгений Семеняко (президент Федеральной палаты адвокатов) сказал, что 20 тыс. российских юристов сегодня находятся в возрасте до 40 лет, то есть мы видим, что правовая среда очень стремительно меняется. Это юристы, которые очень активно задействованы в работе различных практических направлений Международной ассоциации юристов. Сюда входят и слияние, и приобретение, и интеллектуальная собственность, и антитраст. Есть направления, которые касаются профессиональных интересов, этики, есть направления, которые касаются становления и укрепления ассоциаций юристов во всём мире. И очень важная работа ведётся нашим институтом правозащитным, который в мире известен как институт, который защищает права частного человека и который укрепляет потенциал юридических ассоциаций в этой области.

С начала своей деятельности Международная ассоциация юристов была ориентирована на продвижение верховенства закона. Это действительно фундаментальное право граждан, их должно услышать судейское сообщество, с другой стороны, юристы должны действовать без всякого политического вмешательства. Фундаментально здесь речь идет об установлении хорошо отрегулированных условий для работы в рамках права. И наша ассоциация посредством своего объединённого опыта, а работаем мы через сеть юридических ассоциаций мира, смогла помочь многим юридическим ассоциациям в создании сильной системы внутреннего управления, в которую входит и установление крепких этических стандартов, и исполнение требований, которые являются справедливыми и прозрачными. Мы вырабатываем дисциплинарные правила и защищаем всех наших членов от преследования со стороны правительства, государства.

В течение многих лет мы видели, что качество работы юристов мира улучшается. Не всегда это было так. Когда-то, например, один персонаж у Чехова говорил, что врачи и юристы никогда не меняются, но юристы вас обкрадывают, а врачи вас обкрадывают и убивают. Я думаю, что с тех пор мы прошли немалый путь.

Юридическая профессия в России переживает крупнейшую реформу. Это имеет колоссальную важность и для нашей ассоциации. Мы работаем с Министерством юстиции России по проведению этой огромной работы. Эта крупнейшая реформа окажет очень сильное воздействие на российскую правовую среду, когда чёткий, хорошо отрегулированный статус юриста получит должное признание и будет опираться на работу ассоциаций юристов, которые в равной степени будут предоставлять защиту и помощь всем юристам. Мы будем базироваться на основных принципах применения юридической профессии, на них работают все юридические ассоциации: защита конфиденциальности клиента, конфиденциальность и подход к регулированию конфликтов интересов. Мы хотим поблагодарить Министерство юстиции за важную работу, которую вы провели, которая вносит огромный вклад в утверждение и укрепление верховенства права. Действительно, как уже было указано господином Премьер-министром, есть очень прямая и чёткая связь между верховенством права и экономическим развитием. Здоровая законодательная и судейская система, которая обеспечивает эффективность и транспарентность правовой среды, открывает двери для экономического благосостояния. Совсем недавно было сказано, что в контексте Европейского союза верховенство права и его исполнение напрямую связаны с процветанием экономики и с уверенностью в инвестициях в экономику.

В нашей ассоциации работают эксперты из 160 стран мира, все они являются ведущими лицами в своей области. Господин Премьер-министр говорил, что мы живём в глобализированном мире и наши действия, наши транзакции очень часто действительно глобальные, но право остаётся национальным, а управление правовыми рисками остаётся темой национального права. Именно поэтому сотрудничество между юристами различных юрисдикций имеет такое колоссальное значение. Это то, что мы стремимся максимально соблюсти в нашей ассоциации. Мы будем работать очень тщательно и тесно с различными службами, государственными органами, для того чтобы обеспечить максимальную профессиональную поддержку практикам нашей профессии и проводить юридические реформы, правовые реформы, которые, как сказал господин Премьер-министр, проходят и здесь, в России, для того чтобы укрепить правовую уверенность. Можно привести здесь такой пример: в рамках одного из заседаний, которые наша ассоциация проводит на этом форуме, мы очень тесно работаем с Федеральной антимонопольной службой Российской Федерации и стараемся привлечь сюда очень важных, ведущих международных сотрудников в области применения антимонопольного законодательства. Принципы защиты прав человека и укрепления независимых ассоциаций юристов во всём мире для нас имеют принципиальное значение, в особенности в обществах, которые пережили экономические, политические трансформации, тем более в определённых политических контекстах. Пример: сейчас у нас проходит тренинг для членов тунисской судейской системы, а также для парламентариев в столь различных странах, как Мозамбик, Великобритания и Ливан. В Афганистане в 2008 году наша ассоциация сыграла ведущую роль в установлении новой независимой ассоциации юристов, которая работает уже четыре года. И очень многие юристы Российской Федерации помогали и помогают нам в том, чтобы убедить афганских юристов, что им действительно необходима сильная юридическая ассоциация, которая будет иметь избранный сильный демократический совет. И сейчас мы горды тем, что 1,2 тыс. членов работают в рамках Афганской независимой ассоциации юристов.

Также мы утвердили делегацию Института прав человека в Мьянму, для того чтобы изучить состояние прав человека там. Я был в этой стране вскоре после визита президента, и увидел очень существенные вызовы, с которыми сталкивается ассоциация там, чтобы помочь действительно ввести основные принципы верховенства права и заставить функционировать гражданские институты в стране, которая с 1961 не имела этой возможности.

Для меня было очень большой честью совершить мой визит. Я был в прекрасном доме Аун Сан Су Чжи (бирманский и мьянманский политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира), которая лично объяснила мне, насколько велика сейчас потребность в Бирме в изменениях и введении крепких механизмов обеспечения верховенства права. Она рассказывала о том, что у судов нет ресурсов, что им не выдают ресурсы, как их действительно игнорируют и как молодые граждане не хотят становиться юристами, потому что к юристам применяется практически военный режим. Именно поэтому она просила проводить тренинги для судей, юристов, молодых юристов, равно как и оказывать материальную помощь судейской системе. Конечно, на основании всех этих запросов мы и действуем.

И в заключение. Российские юристы, российские юридические фирмы всё больше участвуют в международных транзакциях, тем более после вступления России в ВТО. Международная ассоциация юристов даёт этим юристам право работать с отдельными юристами из других юрисдикций в других частях мира, которые являются ведущими профессионалами в своих направлениях и могут поделиться своими ноу-хау. Здесь, в России, ассоциация организовала и продолжит организовывать большое количество конференций по арбитражу, антитрастовому управлению, слияниям и приобретениям. В Москве будет проходить очень важная конференция по управлению юридической фирмой, которая будет касаться основных тем руководства юридической фирмой, лучших практик руководства юридической фирмой: какие ошибки делались и что можно из них вынести на основании опытов в других точках мира.

И ещё раз хотел бы отметить, насколько мы активно поддерживаем реформу юридической профессии в России, над которой мы тесно работаем с Министерством юстиции. Реформы не всегда проходят легко и гладко. Пётр I, основатель этого города, был великим реформатором и однажды сказал (мне кажется, это было после того, как он побывал в Роттердаме и Амстердаме, чтобы понять, как строят корабли), он сказал: Я понимаю, что при тех огромных изменениях, которые я осуществил, я не смог изменить себя самого. И также Пётр Великий сказал: Судьба может быть с нами. Она может мешать нам на нашем пути, но она не может помешать нам двигаться.

И на этом я заканчиваю. Спасибо.

А.Вершинин: Большое спасибо, господин Рейнольдс. Я ещё раз благодарю всех участников дискуссии за очень содержательные и интересные выступления. И для заключительного слова я хотел бы пригласить Дмитрия Анатольевича Медведева.

III Петербургский международный юридический форум

Д.Медведева: Уважаемые коллеги! Темы, которые были подняты в выступлениях наших коллег, весьма и весьма разноплановые и интересные, хотя очень много было и объединяющих моментов, в частности дискуссия о роли принципа верховенства права, дискуссия о rule of law.

Она прослеживалась в выступлениях практически всех наших коллег – и господина Опстелтена, и господина Томка, и господина Рейнольдса, и в других выступлениях тоже звучала. Я думаю, что для нас, вне всякого сомнения, интересен любой опыт, тем более что мы вплотную начали заниматься этой проблемой сравнительно недавно – буквально 20 лет назад. И сейчас наша правовая система действительно находится в стадии очень бурного развития. Она подвергается критике, иногда абсолютно заслуженной, иногда совершенно незаслуженной, но в любом случае для нас такого рода выступления весьма и весьма полезны и интересны, потому что нам ещё очень многое предстоит сделать.

Вообще нужно признать, что многие вещи, которые нам, юристам, казались незыблемыми в прошлом столетии, в этом году, в прошлом году и, может быть, за период кризиса, – нам уже не кажутся такими незыблемыми. Но тем не менее есть всё-таки краеугольные юридические позиции, важнейшие фундаментальные ценности, которые, как мне представляется – и мне приятно было это слышать также от моих коллег, – не подлежат никакому переосмыслению и в нынешнем столетии. Например, принципы международного права. Человечество очень много потратило времени и сил в XIX веке и в ХХ веке для того, чтобы эти принципы создать, и, конечно, мы ни в коем случае не должны их похоронить, даже в период любых международных кризисов или по каким-либо другим причинам.

Мои коллеги (и спасибо им за внимательное прослушивание моего выступления) уловили то, что я хотел сказать о двух тенденциях, которые в настоящий момент борются в национальных правовых системах, а именно тенденция к национализации ряда вопросов и, естественно, тенденция к глобализации целого ряда проблем, которые существуют. Я не думаю, что одна из этих тенденций поборет другую, и не хотел бы, чтобы моё выступление воспринималось как заявка на то, что национальный тренд и национальные юрисдикции будут доминировать. Нет, конечно. Обе эти тенденции будут развиваться, но при понимании, конечно, что суверенитет государств никто не отменял и принцип государственного суверенитета остаётся одним из фундаментальных принципов международного права.

Наша Конституция достаточно молодая, Валерий Дмитриевич (В.Зорькин) об этом говорил (как он сказал – не как председатель Конституционного суда, а как учёный, но это трудно разорвать, во всяком случае я, прослушивая выступление Валерия Дмитриевича, понимал, что он выступает и как председатель Конституционного суда). В любом случае мы не должны раздёргивать Конституцию, мы должны внимательно изучать все конституционные процессы, которые в нашей стране идут, тем более что в мире есть блестящие примеры того, как долго работают соответствующие законы.

Господин Эндикотт (Т.Эндикотт – декан юридического факультета Оксфордского университета) говорил, вспоминал Habeas Corpus Act, который действует с 1679 года. Мне кажется, что в целом, несмотря на всю разницу наших правовых систем, это и для нас очень хорошая индикация того, каким образом должна развиваться правовая система. Хотя, конечно, я уверен, у самих британцев есть масса претензий к собственной правовой системе, а с другой стороны, есть масса возможностей для тех, кто занимается правовой практикой, зарабатывать деньги, помогая развивать эту систему.

Интересную цифру привёл господин Рейнольдс (М.Рейнольдс – председатель Международной ассоциации адвокатских образований), когда говорил про количество юристов, в частности в Индии. Честно говоря, я думал, что в нашей стране их уже больше, чем 1,3 млн, как в Индии, оказалось, что всё-таки нет. Могу по собственному ощущению сказать: наше юридическое братство, конечно, растёт очень быстро. Когда я уезжал из Санкт-Петербурга в Москву, у нас, по-моему, было два или три учебных заведения в Санкт-Петербурге (одно – то, которое мне является родным, моей альма-матер), а сейчас их порядка 50, наверное. Естественно, есть разница и в образовании. Нам всем нужно заниматься юридическим образованием, потому что мы все понимаем: от подготовки студентов на юридических факультетах очень многое зависит. Но в любом случае я уверен, что мы обязаны налаживать и международное сотрудничество в этой сфере, и мы обязательно этим будем заниматься, тем более что Россия сейчас находится не только в процессе преобразований ­– мы вместе с нашими партнёрами из Казахстана и Беларуси создали свою интеграционную систему, она ещё пока только развивается. Мы внимательно наблюдаем за тем, что происходит в Европейском союзе, будем стараться учиться на ошибках наших европейских друзей, чтобы их не совершать. А нашим европейским друзьям, естественно, желаем преодолеть ту сложную полосу, которая в настоящий момент есть внутри Европейского союза. Потому что, на мой взгляд, это всё равно очень хорошая идея – создать интеграционное объединение. Она принесёт и экономические плоды, и, конечно, ещё долгие годы будет служить своим государствам и своим народам.

Уважаемые друзья! Мне очень приятно, что мы с вами встретились на этой сцене, в этом зале. Я ещё раз хотел бы сказать, что уверен: дискуссии, которые здесь будут, сослужат хорошую службу и нашим правовым системам, да и просто нам самим, потому что юристам очень важно общаться, у нас специальность с вами такая. Всего вам доброго! До свидания!

Философия марксизма в России кратко, теория, основные идеи, развитие: историческая правда России от РВИО

Марксизм – это социальная концепция, основы которой были разработаны К. Марксом и Ф. Энгельсом, а также идеологическое и политическое течение его последователей.

Концепция марксизма

Принципы марксистской теории были сформулированы в работе К. Маркса и Ф. Энгельса «Манифест коммунистической партии» (1848), письме К. Маркса И. Вейдемейеру (1852), книге К. Маркса «Капитал» и других его работах, таких как «Гражданская война во Франции» (1871) и «Критика Готской программы» (1875), а также в работах Ф. Энгельса «Анти-Дюринг» (1878), «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (1884), «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» (1886) и других.

Основоположники марксизма стремились выстроить целостную, лишенную противоречий картину мира на основе переработанных диалектики Г. Гегеля и материализма Л. Фейербаха. Стремление очиститься от идеализма Гегеля привело к экономическому детерминизму. Экономика, прежде всего производство, считались в марксизме первичным фактором общества, «базисом», а социальная психология, политика, право, идеология – вторичными, «надстройкой». Внимание к противоречиям общества и стремление к их преодолению, «снятию», привели Маркса и Энгельса к радикальной политической программе, стремлению к революционному свержению капиталистического общества и замене его коммунизмом – целостным обществом без классовых противоречий, которое управляется из центра по единому плану. Нанести поражение классу буржуазии может только ее противоположность – обездоленный класс пролетариата, который установит диктатуру пролетариата. Маркс и Энгельс считали, что после преодоления сопротивления буржуазии диктатура сама собой отомрет. Общество станет бесклассовым, возникнет сначала первая фаза коммунизма – социализм (иногда этот термин употреблялся как синоним коммунизма), а по мере изживания последних «родовых пятен» капиталистического общества – вторая, зрелая фаза коммунизма. Для борьбы за коммунизм и диктатуру пролетариата необходимо создание рабочей политической организации, партии, выражающей интересы пролетариата, – коммунистической или социал-демократической.

Материалистическая диалектика определяла взгляд на историю, известный как исторический материализм. В соответствии с ним движущей силой истории является борьба классов. Существование классов связано с определенными фазами развития производства. Развитие производительных сил вступает в конфликт с господствующими производственными отношениями. В результате нарастают противоречия между различными классами, прежде всего – господствующими эксплуататорами и эксплуатируемыми трудящимися. Классовая борьба между ними приводит к революционной смене этапов развития общества (общественно-экономических формаций). Анализу капиталистического общества посвящена крупнейшая работа К. Маркса «Капитал», в которой он утверждал, что капиталисты недоплачивают рабочему классу за труд, отчуждая в свою пользу прибавочную стоимость.

Маркс и его последователи считали, что их представления о развитии общества являются единственно научными («научный коммунизм»), и обвиняли своих противников в утопизме.

Критикуя капитализм, основоположники марксизма менее подробно разработали концепцию социалистического общества, что открывало различные возможности для толкований. Концентрируя внимание на социально-классовой борьбе, марксисты недооценивали важность психологических, культурно-национальных факторов. Сила марксизма была в его всеохватной системной картине мира, сопоставимой только с религией по способности отвечать на все вопросы. Марксизм был несовместим с религией и относился к любой ее форме резко отрицательно.

Критики марксизма

Уже первые критики марксизма (П.-Ж. Прудон, А. Герцен, К. Фогт, М. Бакунин и другие) указывали на противоречия в этом учении. Экономическая эволюция неизбежно ведет к коммунизму, но марксисты требуют скорейшей подготовки революционного переворота. Пролетарии не имеют культурных навыков для управления обществом в целом, поэтому руководство государством диктатуры пролетариата будут осуществлять бывшие работники и интеллигенты-коммунисты. Марксисты считают, что бывшие работники будут действовать в интересах всех работников, но другие положения марксизма гласят, что классовая позиция человека определяется не его происхождением, а его нынешним социальным положением. Став чиновником, рабочий будет действовать как чиновник, а не как рабочий. Новая бюрократия сохранит эксплуатацию и угнетение. Марксисты надеются на то, что пролетарская революция произойдет в мировом масштабе, в то время как в большинстве стран мира большинство трудящихся составляют крестьяне.

В конце XIX века марксизм возобладал в социал-демократическом движении, но противоречия марксистской теории и решение практических политических задач привели к разделению его на ряд течений. Умеренные марксисты, прежде всего «ревизионисты» во главе с Э. Бернштейном, считали, что преодоление капитализма и замена его первой фазой коммунизма – социализмом – станет результатом эволюции капитализма и пролетарская революция не является необходимой. Марксисты-центристы (К. Каутский, Г. Плеханов) считали, что необходимо вести политическую борьбу за демократию, облегчение положения рабочего класса, создание экономических и культурных предпосылок социализма, но не проводить пролетарскую революцию, пока они не вызрели. Рабочий класс еще недостаточно культурен, чтобы суметь взять на себя управление страной и производством. Хозяйство еще недостаточно сконцентрировано капитализмом, чтобы им можно было управлять из единого центра. Радикальные марксисты (В. Ленин и другие) считали, что предпосылки пролетарской революции могут возникнуть раньше, чем предпосылки социализма, но все равно необходимо бороться за нее.

Организации марксистов

Первой организацией русских марксистов в эмиграции стала группа «Освобождение труда». Была создана Российская социал-демократическая рабочая партия, которая в 1903 году разделилась на два основных течения: умеренное (социал-демократическое) – меньшевизм; радикальное (коммунистическое) – большевизм.

Марксисты внесли большой вклад в исследование экономики империализма. При этом радикальные марксисты преувеличивали готовность мировой экономики развиваться по единому плану, «по-социалистически». Захватив власть, сплоченная организация революционеров сможет, по мнению Ленина, подготовить предпосылки создания социалистического общества, развивая способности рабочего класса к управлению обществом и экономикой.

Победа марксизма

В ХХ веке марксисты-ленинцы победили в ряде стран, где капитализм не был развит. Надежды на мировую революцию не оправдались. В результате марксизм-ленинизм разделился на ряд направлений. Попытка приспособить марксизм к условиям этих стран привела к усилению авторитарных черт марксизма, созданию обществ, в которых установилось господство бюрократии. Правящие коммунистические партии официально заявили, что они построили социализм, хотя нигде общество не стало бесклассовым. Никакого отмирания государства не происходило, бюрократическое планирование экономики оказалось неэффективным, «социалистическая» экономика отставала от капиталистической, хотя коммунисты и способствовали ускорению индустриализации своих стран. В странах развитого капитализма, вопреки прогнозам Маркса, коммунисты не смогли победить.

Ряд марксистских мыслителей и активистов уже в середине ХХ века констатировали кризис марксизма, связанный с тем, что его прогнозы во многих принципиальных вопросах не осуществляются на практике. Теоретики этого направления искали выход из кризиса, пытаясь найти новые, непролетарские революционные силы, скорректировать модель социализма, соединить марксизм с достижениями фрейдизма, анархизма и другого.

Значение марксизма

Падение коммунистических режимов в результате перестройки и Восточноевропейских революций ослабило позиции марксизма. Тем не менее марксизм оказал значительное воздействие на развитие социальной мысли во всем мире, способствовал научной критике капитализма, системному социально-классовому анализу общества, разработке социальных реформ, облегчающих положение рабочих. В социал-демократическом движении возобладали сторонники постепенных реформ, преобразующих капитализм в «демократический социализм». Несмотря на то что капитализм серьезно изменился, он пока так и не сменился следующей «общественно-экономической формацией» – социализмом. Однако развитие капитализма сопровождается множеством кризисных явлений, и марксизм сохраняет влияние в науке и левом общественном движении.

Американская революция: экономическая катастрофа, развитие и равенство

Когда действительно начался рост Америки? Ускорился ли он только в 1840-х годах или раньше, может быть, даже до революции?

Этим дебатам о раннем экономическом росте Америки после революции всегда мешало отсутствие данных и сама революция. Колониальная эпоха охватывает еще более спорную территорию, отмеченную небольшим количеством убедительных доказательств.

  • Некоторые видят только значительный рост населения и заселение земель без повышения уровня жизни.
  • Другие видят значительный рост производительности за счет торговли с атлантической экономикой.

И если в начале Америка достигла современного экономического роста, мы хотим знать, почему. Более того, поскольку новый институциональный взгляд на развитие рассматривает неравенство как препятствие для институтов и политики, способствующих росту (Engerman and Sokoloff 1997), нам необходимо знать, насколько равными были американские доходы в 1774 году.

Сама американская революция, подобно революциям во Франции и России и волнам независимости в Латинской Америке в начале XIX века, а также в Африке и Азии после Второй мировой войны, вызвала негативные экономические потрясения.Насколько велика революционная экономическая катастрофа по сравнению с последующими, и скрывает ли она скрытый скачок к тому, что Кузнец называл современным экономическим ростом?

Основываясь на большем количестве архивных данных, чем было доступно более ранним исследователям, теперь мы можем предложить некоторые ответы (Lindert and Williamson 2011). Уровни и темпы роста совокупного валового личного дохода (в ценах 1840 г.) показаны в Таблице 1 для трех регионов, использованных Алисой Хэнсон Джонс (1977, 1980) - Новой Англии, Средней Атлантики и Юга, а также для географических регионов. фиксированная «нация», определяемая 13 первоначальными колониями в 1774 году, которые в 1800 году стали 15 самыми восточными штатами плюс Округ Колумбия.Что мы находим?

Таблица 1. Реальный доход на душу населения 1774-1840

Примечания. Цифры в скобках представляют собой проценты от среднего значения по всем трем регионам. Оценки за 1840 год начинаются с национальных оценок Вейсса (1992, таблица 1.2, стр. 27) и производятся от родственников на уровне штата в Истерлине (1960, стр. 87–98). Итоговые показатели по трем регионам получены на основе средних значений по регионам.

Таблица 1 содержит наши оценки роста реального дохода на душу населения для каждого из трех регионов, а также для трех вместе взятых в 1774–1800, 1800–1840 и 1774–1840 годах.

  • Реальные доходы на душу населения в трехрегиональной «нации» росли за весь период очень медленно, всего на 0,38% в год.
  • Между 1800 и 1840 годами доход на душу населения на Севере рос очень быстрыми темпами: 2,1% в год в Новой Англии и 1,45% в год в Средней Атлантике, темпы, которые соответствуют 5% годовых для промышленного производства. рост сосредоточен на северо-востоке (Davis 2004).
  • В отличие от быстрого роста на Северо-Востоке, Южная Атлантика выросла только на 0.43% в год, что снизило средний показатель по Америке до все еще очень впечатляющих 1,26% в год, что намного выше критерия 1% в год, необходимого для того, чтобы Кузнец стал современным клубом роста.
  • Эти показатели намного превышают показатели Западной Европы. Между 1801 и 1831 годами доход на душу населения в Британии рос всего на 0,45% в год (Crafts 1987), что намного ниже американских показателей в период 1800-1840 годов.

Короче говоря, похоже, что к 1800 году Америка росла современными темпами роста.

Более умеренные показатели роста за более длительный период 1774-1840 гг., По-видимому, были вызваны двумя ключевыми событиями:

  • Экономическая катастрофа, связанная с революционной войной, и
  • Отстающий Юг

События, о которых мы расскажем ниже.Как мы видели, за эти семь десятилетий доход на душу населения в США рос всего на 0,38% в год. Но годовые ставки для Новой Англии, 1,24, и Средней Атлантики, 0,69, были почти в два-четыре раза выше, чем в среднем по Америке, в то время как доходы юга упали.

В 1774 году на колониальном Юге доход на душу населения был примерно в два раза выше, чем в Новой Англии, даже если правильно считать рабов населением. Абсолютный экономический спад в Южной Атлантике в последней четверти XVIII века и его относительный спад в последующие четыре десятилетия являются примером того, что принято называть изменением судьбы (Acemoglu et al.2002). К 1840 году Южная Атлантика значительно отставала от северо-востока, а в 1774 году значительно опережала ее, и доля ее населения в первоначальных тринадцати колониях также уменьшилась. Более того, мы не можем найти свидетельств того, что колониальный Юг имел большую армию белых бедняков в 1774 году; действительно, у южных свободных рабочих была одна из самых высоких зарплат в колониях. Таким образом, похоже, что повсеместное распространение бедных белых на Юге было явлением исключительно девятнадцатого века, предположительно связанным с десятилетиями очень низкого роста после 1774 года.Почему удача на Юге перевернулась? Мы до сих пор не уверены, было ли это неудачей на экспортных товарных рынках, институциональной неудачей или исключительно серьезным ущербом во время войны.

Новые оценки предполагают, что реальный доход на душу населения в Америке упал примерно на 22% за четверть века с 1774 по 1800 годы, падение почти такое же резкое, как во время Великой депрессии между 1929 и 1933 годами, и, безусловно, дольше. Если в 1790-е годы были зафиксированы быстрые темпы роста (Sylla 2011: стр. 81–3), отсюда следует, что период Войны за независимость мог стать самым большим падением доходов Америки за всю историю.Это падение могло составить 28% или даже больше в расчете на душу населения.

Чем вызваны такие устойчивые потери дохода? Есть хорошие первоначальные данные, позволяющие предположить, что три связанных негативных шока могли быть достаточно большими, чтобы вызвать глубокую депрессию между 1774 и 1790 годами.

  • Сначала было экономическое разрушение самой войны, а также влияние инфляции военного времени и дисфункциональной финансовой системы,
  • вторая была сосредоточена на юге, а
  • третье было в каждом прибрежном городе и меньшем речном городке.

Это второе потрясение было связано с перебоями в внешней торговле во время революции, а после 1793 г. - во время наполеоновских войн. Доступные данные о ценах и торговле показывают, что колонии, особенно на Нижнем Юге, понесли тяжелые торговые потери по мере углубления войны, и после этого они лишь медленно и частично восстанавливались. В реальном выражении на душу населения товарный экспорт Новой Англии вырос на скромные 1,2% с 1768/72 по 1791/92 год, он вырос на 9,9% в Средней Атлантике, но упал на 39.На 1% в Верхнем Юге и на 49,7% в Нижнем Юге, что дает снижение на 24,4% для тринадцати колоний в целом (Shepherd and Walton 1976). Самым болезненным из этих потрясений была потеря более половины всей торговли с Англией в период с 1771 по 1791 год. Вдобавок Америка лишилась имперских наград, подобных тем, что на юге индиго и китовый жир Новой Англии. Шок спроса был менее очевиден для продуктов, где Америка имела большое влияние на европейское предложение. Таким образом, потери доходов от табака и риса были меньше, поскольку падение объемов было частично компенсировано ростом цен.

В то время как эти отрицательные шоки спроса для американского товарного экспорта были очень значительными, особенно для Нижнего Юга, первоначальная доля экспорта в региональном доходе составляла лишь около 6-7% в начале 1770-х годов (хотя и больше на Юге). Таким образом, кажется маловероятным, что огромная депрессия 1774-1790 гг. Была полностью «обусловлена ​​экспортом» (хотя в большей степени на юге).

Третий серьезный негативный шок связан с кризисом наверху, который мог привести к гораздо большим потерям доходов. Городские центры Америки были повреждены британскими военно-морскими атаками, их оккупацией и в конечном итоге уходом квалифицированных сторонников с хорошими связями.Нью-Йорк, Чарльстон и Саванна не были свободны от лоялистов и волн взаимных обвинений до 1783 года. По оценкам, 60 000 свободных людей (3,1% свободного населения) и 15 000 рабов (3,6% рабского населения) покинули страну к началу 1790-х годов. Заявления лоялистов, представленные Его Величеству за потери в американском восстании, составили 1 053 024 доллара, или около 0,6% от дохода 13 колоний за 1774 год.

Чтобы определить масштабы городского ущерба, можно начать с того, что общая доля Бостона, Нью-Йорка, Филадельфии и Чарльстона в растущем населении страны сократилась с 5.1% в 1774 году до 2,7% в 1790 году, восстановившись лишь частично до 3,4% в 1800 году. Есть еще более веские доказательства, подтверждающие городской кризис. Доля белых воротничков составляла 12,7% в 1774 году, но упала до 8% в 1800 году; отношение заработка одного бесплатного работника на городских рабочих местах к заработку всех свободных рабочих снизилось с 3,4 до 1,5; а соотношение заработка белых воротничков на одного работника к заработку всех свободных рабочих упало еще больше - с 5,2 до 1,7. Эти свидетельства убедительно подтверждают существование городского кризиса, а также поддерживают точку зрения о том, что Америка еще не оправилась от революционной экономической катастрофы даже к 1800 году.

Доходы в колониальной Америке распределялись более равномерно, чем в других местах. Таблица 2 показывает, что среди всех американцев, включая рабов, на самый богатый 1% приходилось 8,9% общего дохода, а коэффициент Джини составлял 0,46. Без рабов среди свободных домохозяйств верхний 1% имел 8,5% общих доходов, а индекс Джини составлял 0,44. Сравните раннее американское неравенство с сегодняшним американским, где почти 20% общего дохода приходится на верхний 1%, а коэффициент Джини составляет около 0,5 (Аткинсон и др.2011: Таблица 5, стр. 31). То, что колониальная Америка была гораздо более эгалитарным местом, становится еще более очевидным, если мы сравним современную Америку с Новой Англией (Джини 0,35), Средней Атлантикой (Джини 0,42) и, что удивительно, свободным Югом (Джини 0,38). В любом американском колониальном регионе свободные граждане имели гораздо более равные доходы, чем сегодняшние американцы.

Таблица 2. Неравенство в американских колониях 1774

Свободные американские колонисты также имели гораздо более равные доходы, чем западные европейцы в то время.Средний показатель Джини для четырех наблюдений в северо-западной Европе, представленных в таблице 2, составляет 0,57, что на 0,11 выше, чем в американских колониях, и на 0,22 выше, чем в Новой Англии. Действительно, вряд ли было какое-либо другое место на планете, которое имело бы более эгалитарное распределение в конце 18 века (например, сравните с Милановичем и др., 2011 г.).

Если бы люди в Америке имели гораздо более равные доходы, чем где-либо еще, какие типы колонистов жили бы лучше, чем их сверстники в Европе? Рисунок 1 предлагает удивительный ответ для англо-американского сравнения.На горизонтальной оси каждое общество ранжируется от самого бедного до самого богатого, а на вертикальной оси в логарифмах отображаются их средние групповые доходы. Похоже, что американский колонист любого ранга имел более высокий доход, чем его или ее английский коллега того же ранга, пока мы не достигли верхних 2%. Действительно, оказывается, что даже американские рабы не находились внизу англо-американской лестницы доходов, хотя такие сравнения не учитывают потерю свободы, увеличение продолжительности рабочего времени и более суровые условия труда.Тем не менее, в Англии настолько доминировали люди с высокими доходами, что ее национальный продукт на душу населения почти соответствовал американскому. Конечно, после революционной экономической катастрофы 1775-1790 годов средние доходы в Англии должны были значительно превосходить средний уровень доходов в Америке.

Рисунок 1.

американских колонистов в 1774 году имели гораздо более высокие доходы, чем считалось ранее. Между 1774 и 1800 годами американские доходы выросли очень незначительно в реальном выражении на душу населения, так что быстрый рост в 1790-х годах, похоже, едва компенсировал очень резкое падение военного времени.Кажется очевидным, что Америка присоединилась к клубу современного экономического роста Кузнеца где-то после 1790 года, когда Север лидировал, в то время как Юг пережил ошеломляющий поворот судьбы. И если бы не экономическая катастрофа 1774-1790 гг., Америка могла бы достичь современных показателей экономического роста даже раньше, возможно, первой на планете, сделавшей это. Наконец, что, возможно, является причинно-следственной связью с показателями экономического роста, свободная Америка имела гораздо более равные доходы, чем Англия. Колонисты обладали большей покупательной способностью, чем их английские коллеги, по всем уровням дохода, за исключением верхних 2%.

Аджемоглу, Дарон, Саймон Джонсон и Джеймс Робинсон (2002), «Изменение судьбы: география и институты в формировании распределения доходов в современном мире», Quarterly Journal of Economics , 117 (4): 1231-1294.

Аткинсон, Энтони Б., Томас Пикетти и Эммануэль Саез (2011), «Самый высокий доход в долгосрочной истории», журнал Journal of Economic Literature , 49 (1) (март): 3-71.

Crafts, NFR (1987), «Британский экономический рост, 1700-1850: некоторые трудности интерпретации», Explorations in Economic History , 24 (3): 245-268.

Истерлин, Ричард А. (1960), «Межрегиональные различия в доходах на душу населения, населения и общих доходах, 1840-1950», в журнале « Тенденции американской экономики в девятнадцатом веке». , Princeton University Press, для Национального бюро США. Экономические исследования.

Энгерман, Стэнли Л. и Кеннет Л. Соколофф (1997), «Факторная обеспеченность, неравенство и дифференцированные пути роста среди новых мировых экономик», в С. Хабере (ред.), Как Латинская Америка отстала , Stanford University Press, 260-304.

Джонс, Элис Хэнсон (1977), American Colonial Wealth , Arno Press.

Джонс, Элис Хэнсон (1980), «Богатство нации до быть », издательство Колумбийского университета).

Линдерт, Питер Х. и Джеффри Дж. Уильямсон (2011), «Американские доходы до и после революции», Рабочий документ NBER 17211,

Миланович, Бранко, Питер Х. Линдерт и Джеффри Г. Уильямсон (2011), «Доиндустриальное неравенство», Economic Journal , 121 (март): 255-272.

Шеперд, Джеймс Ф. и Гэри М. Уолтон (1976), «Экономические изменения после американской революции: довоенное и послевоенное сравнение морского судоходства и торговли», Исследования экономической истории , 13 (4): 397-422.

Силла, Ричард Э. (2011), «Финансовые основы: государственный кредит, национальный банк и рынки ценных бумаг», в Дугласе Ирвине и Ричарде Силла (ред.), Выбор основания: американская экономическая политика в 1790-х годах , Издательство Чикагского университета, 59–88.

Вайс, Томас (1992), «Оценка рабочей силы США и экономический рост, 1800–1860», Роберт Э. Галлман и Джон Дж. Уоллис (ред.), Американский экономический рост и уровень жизни до гражданской войны , Университет из Chicago Press, 19-78.

британских реформ и колониальное сопротивление, 1763-1766 гг. | Американская революция, 1763 год

Когда в 1763 году наконец закончилась война между французами и индейцами, ни один британский подданный по обе стороны Атлантики не мог предвидеть грядущих конфликтов между страной-учредителем и ее североамериканскими колониями.Тем не менее, семена этих конфликтов были посеяны во время и в результате этой войны. Имейте в виду, что война между французами и индейцами (известная в Европе как Семилетняя война) была глобальным конфликтом. Несмотря на то, что Великобритания победила Францию ​​и ее союзников, эта победа дорого обошлась. В январе 1763 года государственный долг Великобритании составлял более 122 миллионов фунтов [британская денежная единица], огромная сумма для того времени. Проценты по долгу составили более 4,4 миллиона фунтов стерлингов в год. Одно только выяснение того, как выплачивать проценты, привлекло внимание короля и его министров.

Кантонирование войск в Северной Америке, 11 октября 1765 г.
Американская революция и ее эпоха, 1750-1789 гг.

Проблема имперского долга не была единственной проблемой, с которой столкнулись британские лидеры после Семилетней войны. Поддержание порядка в Америке было серьезной проблемой. Даже после того, как Великобритания приобрела Канаду у Франции, перспективы мирных отношений с племенами коренных американцев были не очень хороши. В результате англичане решили сохранить в Америке постоянную армию.Это решение привело бы к множеству проблем с колонистами. Вдобавок восстание на границе с Огайо - восстание Понтиака - привело к провозглашению 1763 г., запрещавшего колониальные поселения к западу от гор Аллегани. Это тоже привело бы к конфликтам с голодными по земле поселенцами и спекулянтами землей, такими как Джордж Вашингтон (см. Карту выше).

Британские лидеры также почувствовали необходимость усилить контроль над своей империей. Безусловно, законы, регулирующие имперскую торговлю и судоходство, были записаны на протяжении нескольких поколений, но американские колонисты были известны тем, что уклонялись от этих правил.Было даже известно, что они торговали с французами во время недавно закончившейся войны. С британской точки зрения, было правильным, чтобы американские колонисты оплачивали свою справедливую долю затрат на собственную оборону. Если бы дополнительный доход можно было получить за счет более строгого контроля над судоходством и торговлей, тем лучше. Так британцы начали свои попытки реформировать имперскую систему.

В 1764 году парламент принял Закон о сахаре, попытку поднять доход в колониях за счет налога на патоку.Хотя этот налог фигурировал в бухгалтерских книгах с 1730-х годов, контрабанда и слабое исполнение притупили его жалость. Однако теперь налог нужно было взыскать. Пострадавшие вызвали протест, и колонисты реализовали несколько эффективных мер протеста, которые были сосредоточены вокруг бойкота британских товаров. Затем, в 1765 году, парламент принял Закон о гербовых марках, который установил налоги на бумагу, игральные карты и все юридические документы, созданные в колониях. Поскольку этот налог затронул практически всех и распространил британские налоги на товары, производимые и потребляемые внутри страны, реакция в колониях была повсеместной.Кризис Закона о гербовых марках был первым из многих, которые произойдут в следующие полтора десятилетия.

Чтобы найти дополнительные документы, связанные с этими темами, выполните поиск на Loc.gov, используя такие ключевые слова, как Stamp Act , Indians , западные земли, колониальная торговля, навигация , а также термины, найденные в документах. Другая стратегия - просматривать соответствующие коллекции по дате.

Документы

  • Джордж Вашингтон Роберту Стюарту, 13 августа 1763 г.
  • Джордж Вашингтон - Уильям Кроуфорд, 21 сентября 1767 г.
  • Джордж Вашингтон - Фрэнсис Дэндридж, 20 сентября 1765 г.
  • Джордж Вашингтон Роберту Кэри и компании, 20 сентября 1765 г.
  • Без штампованной бумаги, 1765
  • Письмо Его Преосвященному Величеству, 1765
  • Славные новости, 19 мая 1766 г.
  • Вирджиния, Дом Burgesses, 14 ноября 1766 г.

Расширение и реформа (1801-1861)

1801-1861

Победа над англичане в войне 1812 г. подтвердили независимость новая американская республика, способствующая развитию чувства национальной уверенности в себе и гордость.Это также поощряло экспансионизм: в предшествующие десятилетия к гражданской войне, нация росла в геометрической прогрессии, так как беспокойная белые американцы двинулись на запад через Аппалачи и Миссисипи и дальше до Тихого океана. Эти белые поселенцы были изгнаны голодом по земле и идеологией «Явной судьбы». Они вынудил переселить многие индейские народы с юго-востока и Северо-Запад.Они приобрели большую часть Мексики через Мексикано-американская война, и они вступили в расовые столкновения с Коренные американцы, мексиканцы, китайские иммигранты и другие жители Запад.

С территориальной экспансией пришло экономическое развитие, подпитывающее рост региональная напряженность. В северных штатах экономическое развитие возвестили ранние этапы индустриализации, транспорт революция и создание рыночной системы.Города Севера процветала на приливе иммиграции, и недавно открывшийся территории обрабатывались растущим числом семейных ферм. Однако Юг пошел совершенно другим курсом, его экспансия на хлопковую экономику и рост рабства. В то время как белые южане отчаянно защищали эту эксплуататорскую экономическую и социальная система, миллионы афроамериканских рабов изо всех сил пытались формировать свою жизнь через семью, религию и сопротивление.

Быстрый рост американского общества в первой половине XIX век предъявил новые требования к политической системе. Во-первых время, политика групп интересов вышла на первый план, отметив появление современной политики в Америке. Некоторые группы еще не входили в политическая система: усилия по обеспечению избирательного права женщин потерпели неудачу, и свободные афроамериканцы оставались бесправными во многих частях Севера.Однако в этот период также произошел один из величайших всплески реформизма в американской истории. Эта реформа была одновременно попытка завершить незаконченные планы революционного период и усилия по решению проблем, связанных с ростом фабричный труд и быстрая урбанизация. Это заложило основу для социальные движения, такие как движения за гражданские права и феминистские движения, продолжают оставаться значительной силой в американском обществе сегодня.

Почему американская революция была на самом деле экономической революцией

Политические лозунги скорее затемняют, чем просвещают. К примеру, призыв Барака Обамы к «переменам, которые нам нужны» в 2008 году означал скорее милостыню, чем реальную реформу политики.
Точно так же самый известный лозунг американской революции «Нет налогообложения без представительства» не смог уловить суть того, чего стремились колонисты или чего они вскоре достигли, будучи свободными.
Мятежные американцы хотели и с ратификацией Конституции добились того, что сегодня мы называем «экономической свободой». Другими словами, они хотели заниматься предпринимательской деятельностью, подчиняясь только необходимым правилам и налогам, а также получая надежные гарантии того, что они могут сохранить любое богатство, генерируемое этой деятельностью.
История, не обращающая внимания на экономику
Учебники истории не раскрывают этот вопрос так ясно, потому что до сих пор профессиональные историки сосредоточились на Имперском кризисе, эскалации политической напряженности между колонистами, которая началась с Закона о гербовом сборе и завершилась Декларацией независимости .Однако экономист из Университета Вирджинии Рон Миченер и я обнаружили, что внутренняя реакция колонистов на Закон о гербовых марках была мотивирована скорее экономическими, чем политическими соображениями. Короче говоря, недостаток экономической свободы вызвал имперский кризис, который непосредственно привел к революции.
Взгляд в колониальную экономику
Колониальная экономика процветала во время войны между Францией и Индией. Прибыльные каперские вылазки и торговля с противником в сочетании с огромными британскими военными расходами стимулировали колониальную экономику.
Как правило, не имея наличных денег (золотых и серебряных монет), колонии во время войны стали нетто-экспортерами золота и серебра, поскольку их внутренние денежные потребности удовлетворялись (и несколько превышались) за счет векселей и бумажных денег, выпущенных колониальными правительствами для финансировать их соответствующие военные усилия.
К концу войны цены на недвижимость, поддерживаемые избытком денег и низкими процентными ставками, удвоились, а в некоторых местах даже утроились.
Бурный рост экономики, перевернутая
Однако после войны экономическая ситуация резко изменилась.Исчезли монеты, взятые у французов или распространенные британскими войсками, дислоцированными в Северной Америке. В результате планового налогообложения из обращения было изъято больше векселей, чем было эмитировано.
Когда денежная масса резко упала, процентные ставки резко выросли, что привело к снижению цен на недвижимость, в конечном итоге до половины или даже трети от их наивысшего уровня (то есть до их довоенного уровня).
К 1765 году начали поступать частные ипотечные кредиты на недвижимость, купленную по завышенным ценам во время войны. (В то время только несколько государственных кредитных бюро предлагали амортизированную ипотеку со сроком погашения от десяти лет и более.Большинство частных ипотечных кредитов предоставлялись сроком на три года или меньше и предоставлялись только с выплатой процентов.) Многие не могли получить рефинансирование, потому что снижение стоимости собственности означало, что они не могли соответствовать консервативному 50-процентному соотношению ссуды к стоимости, обычному в тот период, или позволить себе значительно возросшие проценты. темп. Последовали массовые банкротства. Обычно это означало потерю всего имущества и иногда заключалось в тюрьме должника, которая слишком часто заканчивалась смертью.
Реакция Великобритании на экономический кризис
Колонисты обращались к Родине за помощью, но на каждом шагу она закручивала гайки, вместо того чтобы снимать напряжение.
Торговые ограничения. Сначала были обременительные торговые ограничения, которые сузили даже обширную внутри- и межколониальную торговлю. Отрезанные от традиционных торговых партнеров за границей, колонисты не могли зарабатывать достаточно иностранной валюты (звонкой монеты) за границей.
Закон о валюте. Затем последовал Закон о валюте, который запретил колониям выпуск новых бумажных денег. Денежная нехватка местами настолько обострилась, что появились заменители денег.Например, в округе Бакс, штат Пенсильвания, колонисты начали распространять беличьи скальпы, т. Е. Рукописные долговые расписки, выдаваемые местными властями для выплаты вознаграждения в один пенсов за вредные сельскохозяйственные проблемы с кустистым хвостом.
Закон о гербовом сборе. Раздраженные тем, что британские политики не обеспечат сущность экономической свободы, защиту своей жизни, свободы и собственности, колонисты решительно сопротивлялись Закону о гербовых марках, который требовал от них платить налог на любой печатный материал (который охватил все, начиная с юридических документы в газеты).Это не просто предположение, поскольку несколько колонистов ясно и недвусмысленно связали споры о Законе о гербовых марках с послевоенным экономическим фиаско. Вот как колонист из Коннектикута объяснил ситуацию британскому офицеру в начале 1766 года ( Connecticut Courant , 10 февраля 1766 г.):

То немногое Денег, что у нас было, настолько утеряно, что того, что осталось, недостаточно для выплаты нашего государственного долга, а наш Частный долг гораздо более весомый. Уже собранные тяжелые налоги привели к большему количеству банкротств, чем это было раньше, из-за урегулирования правительства, и скоро должно появиться еще больше.Спрос на деньги настолько велик для погашения наших долгов, что земельный процент (самый большой процент колонии) обычно выпадает на пятьдесят процентов. Вы можете быть уверены, сэр, что это не преувеличение наших прискорбных обстоятельств. Говорят, что другие колонии Новой Англии находятся в таком же бедственном положении, как и некоторые соседние западные провинции, но немногим лучше; таким образом, мы страдаем, выходя за рамки наших способностей на службе у короля. Неужели Великобритания так измотана, потеряла ли она равную долю крови или ее земельный интерес упал наполовину? Сможет ли ее парламент, несмотря на все это и во времена правления короля, самого нежного отца своего народа, сокрушить под Руинами такое количество самых верных, верных подданных, уже уничтоженных в его Делах? »]
Другой колонист, который написал Подробная ретроспектива послевоенных экономических бедствий среднеатлантических колоний также явно связала снижение стоимости земли и последующие банкротства с отвращением колонистов к Закону о гербовом сборе.Анонимный документ, который я датировал началом 1767 года, стал известен только десять лет назад, потому что он был объединен с другим документом (написанным другим человеком по денежным вопросам два десятилетия спустя) архивистами Исторической ассоциации Нью-Джерси, которая, таким образом, far отказался предоставить мне разрешение на его переиздание.
Подготовка к риску независимости
Однако обретение независимости от Британии было недостаточным для революционного поколения. Чтобы прочно утвердить свою экономическую свободу, им требовалось новое правительство, достаточно сильное, чтобы предотвратить их захват иностранным правительством, но не настолько сильное, чтобы иметь возможность «поработить» их внутренним деспотом.
Результатом стала Конституция США. Хотя этот документ и был несовершенным, он, наряду с конституциями штатов, обещал достаточную экономическую свободу, чтобы высвободить предпринимательскую энергию белых американцев мужского пола, которые до начала Гражданской войны учредили более 22000 коммерческих корпораций посредством специальных актов регистрации и невысказанного. еще тысячи через общие учредительные акты.
С 1790 года по настоящее время постоянно растущая группа американцев пользовалась относительно большей экономической свободой, чем большинство других людей на планете.Не случайно, что экономика США росла относительно быстро, прерываясь только спадами делового цикла и периодами политической неопределенности, такими как Великая депрессия и последующий Новый курс.
Отцы-основатели - как экономисты?
Принятие Конституции доказало, что отцы-основатели США - особенно министры финансов Александр Гамильтон и Альберт Галлатин - принадлежат к числу величайших экономистов-практиков в области развития всех времен. Их взгляды на причины экономического роста особенно отражали идеи классического либерального экономиста Адама Смита, который в 1755 году сказал:

Мало что нужно, чтобы привести государство к высшей степени богатства от низшего варварства, кроме мира, легких налогов и сносного отправления правосудия; все остальное принесено естественным ходом вещей.Все правительства, которые препятствуют этому естественному курсу, которые переводят вещи в другое русло или которые стремятся остановить прогресс общества на определенном этапе, являются неестественными, и, чтобы поддержать себя, обязаны быть деспотическими и тираническими ».]
Правительство - As средство обеспечения экономического роста?
Другими словами, экономический рост будет происходить как само собой разумеющееся всякий раз, когда и где правительства защищают жизнь, свободу и собственность (основы экономической свободы), в частности, не обременяя людей чрезмерными войнами или налогами и обеспечивая адекватные общественные блага, такие как суды. справедливости.
Это была та же самая модель, которую имел в виду Альберт Галлатин, министр финансов новой страны с 1801 по 1814 год, когда писал в 1831 году:

Рост богатства и процветания Европы и Америки является причиной, а не следствием увеличения стоимости золота и серебра, которым они сейчас обладают. Причины такого огромного увеличения богатства не в плодородии рудников Америки, а в общем прогрессе знаний, навыков и всех видов промышленности, в последующем улучшении правительств, законов и привычек. во всем, что составляет цивилизацию.””]
Анонимный автор поддержал это мнение в 1829 году, когда сказал:

Теоретически повсеместно признано мощное влияние хороших законов и их правильного применения на богатство и процветание наций. Мудрая и благотворная политика в законе о должнике и кредиторе или в любых законах, затрагивающих интересы большого числа людей, может сделать больше для благосостояния нации, чем самые большие естественные преимущества. Кто будет вести бизнес в месте, где богатство делает небезопасной жизнь его владельца? »]
Вопрос был риторическим.Основатели хорошо понимали, как заметил Джеймс Мэдисон, что «там, где преобладает избыток власти, никакая собственность не уважается должным образом. Ни один человек не в безопасности в своем мнении, своей личности, своих способностях или своем имуществе »и, следовательно, не имел стимула работать больше или умнее, чем это необходимо для жизни в течение дня.
Процветание, происходящее от людей, работающих усерднее или умнее, поэтому началось с хорошего правительства, а не с грандиозных экономических планов, тарифов, налоговых льгот или другой конкретной экономической политики, а с предоставления общественных благ в экономическом смысле этого термина ( вещи или услуги, которые люди хотели, но которые могло предоставить только правительство).
Для Основателей ключевым общественным благом была защита неразрывной триады жизни, свободы и собственности. Как объяснил Мэдисон, «правительство создано для защиты собственности любого рода», и это охватывало все три компонента триады, потому что у каждого человека «есть собственность, которая ему очень дорога в безопасности и свободе его личности».
Доктор Роберт Э. Райт получил степень бакалавра истории в Государственном колледже Буффало в 1990 году, степень магистра истории в Государственном университете Нью-Йорка в Буффало в 1994 году и докторскую степень в Университете штата Нью-Йорк в Буффало в 1997 году.Перед тем, как поступить в Университет Августаны, доктор Райт работал доцентом кафедры экономики в Школе бизнеса Стерна Нью-Йоркского университета.

Экономика американской войны за независимость

Бен Баак, Университет штата Огайо

К моменту начала Американской революции Великобритания достигла статуса военной и экономической сверхдержавы. Тринадцать американских колоний были частью глобальной империи, созданной британцами в результате серии колониальных войн, начавшихся в конце семнадцатого века и продолжавшихся до середины восемнадцатого века.Британский военный истеблишмент в этот период неуклонно увеличивался в размерах, поскольку он участвовал в Девятилетней войне (1688-97), Войне за испанское наследство (1702-13), Войне за австрийское наследство (1739-48) и Семилетней войне. Годы войны (1756-63). Эти войны принесли значительные дополнения в Британскую империю. Только в Северной Америке победа Великобритании в Семилетней войне привела к тому, что Франция уступила Великобритании всю свою территорию к востоку от реки Миссисипи, а также все Канада и Испания отказались от своих претензий на Флориду (Nester, 2000).

Принимая во внимание огромные масштабы британской армии и ее империи, действия, предпринятые американскими колонистами для достижения независимости, долгое время восхищали ученых. Почему колонисты хотели независимости? Как им удалось одержать победу над выдающейся в то время военной мощью мира? Каковы были последствия достижения независимости? Эти и многие другие вопросы привлекли внимание экономических, юридических, военных, политических и социальных историков. В этом кратком эссе мы сосредоточимся только на экономике Войны за независимость.

Экономические причины войны за независимость

До завершения Семилетней войны не было почти никаких оснований полагать, что однажды американские колонии совершат революцию в попытке создать независимое национальное государство. Помимо империи, колонии были защищены от иностранного вторжения британской армии. В свою очередь, колонисты платили относительно небольшие налоги и могли заниматься внутренней экономической деятельностью без особого вмешательства со стороны британского правительства.По большей части колонистов просили только соблюдать правила, касающиеся внешней торговли. В ряде законодательных актов, принятых парламентом в семнадцатом веке, законы о мореплавании требовали, чтобы вся торговля внутри империи велась на кораблях, которые были построены, принадлежали и в основном укомплектовывались британскими гражданами. Некоторые перечисленные товары, экспортированные или импортированные колониями, должны были быть отправлены через Англию независимо от конечного порта назначения.

Западная земельная политика

Движение за независимость возникло в колониях после ряда важных решений, принятых британским правительством после окончания войны с Францией в 1763 году.Две темы вытекают из того, что должно было стать фундаментальным изменением британской экономической политики в отношении американских колоний. Первая касалась западной земли. С приобретением у французов территории между горами Аллегейни и рекой Миссисипи британцы решили изолировать этот район от остальных колоний. По условиям Прокламации 1763 года и Акта Квебека 1774 года колонистам не разрешалось селиться здесь или торговать с индейцами без разрешения британского правительства.Эти действия аннулировали претензии на землю в этом районе множества американских колоний, отдельных лиц и земельных компаний. Суть политики заключалась в сохранении британского контроля над торговлей мехом на Западе путем ограничения поселений американцев.

Налоговая политика

Второе фундаментальное изменение касается налогообложения. Победа англичан над французами дорого обошлась. Внутренние налоги были значительно увеличены во время войны, а общий государственный долг увеличился почти вдвое (Брюэр, 1989).Кроме того, в 1763 году британцы решили разместить в Северной Америке постоянную армию из 10 000 человек. Основная часть этих сил была размещена на недавно приобретенных территориях, чтобы проводить в жизнь свою новую сухопутную политику на Западе. Должны были быть построены форты, которые стали новыми центрами торговли с индейцами. Британцы решили, что американцы должны разделить расходы на наращивание военной мощи в колониях. Причина казалась очевидной. Налоги в Британии были значительно выше, чем в колониях. Согласно одной из оценок, налоговое бремя на душу населения в колониях составляло от двух до четырех процентов от налогового бремени в Великобритании (Palmer, 1959).По мнению британцев, пришло время, когда американцы начали оплачивать большую долю расходов империи.

Соответственно, Парламент принял ряд налоговых актов, доходы от которых должны были использоваться для оплаты постоянной армии в Америке. Первым был Закон о сахаре 1764 года. Предложенный премьер-министром Англии закон снизил тарифные ставки на небританские продукты из Вест-Индии, а также усилил их сбор. Была надежда, что это уменьшит стимул для контрабанды и тем самым увеличит тарифные поступления (Bullion, 1982).В следующем году парламент принял Закон о гербовых марках, который ввел налог, обычно применяемый в Англии. Требовались печати для широкого круга юридических документов, а также для газет и брошюр. Хотя колониальные гербовые сборы были меньше, чем в Англии, ожидалось, что они принесут достаточно доходов, чтобы покрыть значительную часть расходов на новую постоянную армию. В том же году принятие Закона о квотировании ввело, по сути, натурный налог, потребовав от колонистов обеспечить британские воинские части жильем, продуктами и транспортом.В 1767 году законы Тауншенда установили тарифы на различные импортируемые товары и учредили в колониях Совет таможенных комиссаров для сбора доходов.

Бойкоты

Противодействие этим актам со стороны Америки первоначально выражалось в различных мирных формах. Хотя у них не было представительства в парламенте, колонисты действительно пытались оказать в нем какое-то влияние посредством петиций и лоббирования. Однако именно экономический бойкот стал самым эффективным средством изменения новой британской экономической политики.В 1765 году представители девяти колоний собрались на Конгрессе Закона о гербовых марках в Нью-Йорке и организовали бойкот ввозимых английских товаров. Бойкот был настолько успешным в сокращении торговли, что английские купцы лоббировали в парламенте отмену новых налогов. Парламент вскоре отреагировал на политическое давление. В 1766 году он отменил законы о марках и сахаре (Johnson, 1997). В ответ на законы Тауншенда 1767 года второй крупный бойкот начался в 1768 году в Бостоне и Нью-Йорке и впоследствии распространился на другие города, что привело к тому, что в 1770 году парламент отменил все обязанности Тауншенда, кроме пошлины на чай.Кроме того, одновременно с этим Парламент решил не возобновлять действие Закона о квотировании.

Благодаря этим действиям, предпринятым парламентом, американцы, похоже, успешно отменили новую послевоенную налоговую повестку дня Великобритании. Однако парламент не отказался от своего права облагать колонии налогом. В тот же день, когда был отменен Закон о гербовых марках, парламент принял Закон о декларации, в котором говорилось, что британское правительство имеет все полномочия и полномочия принимать законы, регулирующие колонии во всех случаях, включая налогообложение.Политика, а не принципы были отменены.

Закон о чае

Через три года после отмены пошлин в Тауншенде британская политика снова стала проблемой в колониях. На этот раз американская реакция не была мирной. Все началось с того, что Парламент впервые предоставил исключение из Закона о мореплавании. Пытаясь помочь финансово неблагополучной Британской Ост-Индской компании, парламент принял Закон о чае 1773 года, который позволил компании доставлять чай напрямую в Америку.Предоставление крупного торгового преимущества и без того сильному конкуренту означало потенциальные финансовые потери для американских импортеров и контрабандистов чая. В декабре небольшая группа колонистов ответила тем, что села на три британских корабля в бостонской гавани и выбросила за борт несколько сотен ящиков с чаем, принадлежащих Ост-Индской компании (Labaree, 1964). Ошеломленный событиями в Бостоне, парламент решил не уступать колонистам, как это было раньше. В оперативном порядке он принял Закон о портах Бостона, Закон о правительстве Массачусетса, Закон о правосудии и Закон о квотировании.Среди прочего, эти так называемые принудительные или недопустимые действия закрыли порт Бостона, изменили устав Массачусетса и вновь ввели требование о колониальном расквартировании британских войск. После этого парламент принял закон Квебека как продолжение своей политики ограничения поселений на Западе.

Первый континентальный конгресс

Многие американцы рассматривали все это как вопиющее злоупотребление властью со стороны британского правительства. И снова прозвучал призыв к колониальному конгрессу для выработки ответа.5 сентября 1774 г. назначенные колониями делегаты собрались в Филадельфии на Первый Континентальный Конгресс. Опираясь на успешную отмену предыдущих актов, Конгресс первым делом ввел полное эмбарго на торговлю с Великобританией. Затем он передал британскому правительству список жалоб, требующих отмены тринадцати актов парламента. Все перечисленные акты были приняты после 1763 года, поскольку делегаты согласились не подвергать сомнению британскую политику, принятую до завершения Семилетней войны.Несмотря на все проблемы, которые он создал, Закона о чае в списке не было. Причиной этого было то, что Конгресс решил не протестовать против британского регулирования колониальной торговли в соответствии с Актами о мореплавании. Короче говоря, делегаты говорили парламенту: верните нас в 1763 год, и все будет хорошо.

Второй континентальный конгресс

То, что произошло потом, было последовательностью событий, которые привели к значительному увеличению степени сопротивления Америки британской политике. Перед закрытием Конгресса в октябре делегаты проголосовали за повторное собрание в мае 1775 года, если Парламент не выполнит их требования.Столкнувшись с масштабами американских требований, британское правительство решило, что пора навязать военное решение кризиса. Бостон был оккупирован британскими войсками. В апреле произошло военное столкновение в Лексингтоне и Конкорде. Через месяц был созван Второй Континентальный Конгресс. Здесь делегаты решили коренным образом изменить характер своего сопротивления британской политике. Конгресс санкционировал создание континентальной армии и закупил оружие и боеприпасы. Для оплаты всего этого была введена континентальная валюта.Поскольку предыдущие политические попытки Первого Континентального Конгресса сформировать союз с Канадой потерпели неудачу, Второй Континентальный Конгресс предпринял экстраординарный шаг, приказав своей новой армии вторгнуться в Канаду. Фактически, эти действия были предприняты в отношении формирующегося национального государства. В октябре, когда американские войска приблизились к Квебеку, король Англии в речи в парламенте заявил, что колонисты, сформировавшие собственное правительство, теперь борются за свою независимость. До того, как Конгресс официально объявил об этом, оставалось всего несколько месяцев.

Экономические стимулы для достижения независимости: налогообложение

Учитывая характер британской колониальной политики, ученые давно пытались оценить экономические стимулы, которые были у американцев в стремлении к независимости. В этих усилиях историки-экономисты первоначально сосредоточили свое внимание на периоде после Семилетней войны до революции. Оказалось, что аргументировать уклонение от уплаты британских налогов в качестве основного стимула к независимости оказалось непросто. Причина заключалась в том, что многие из введенных налогов впоследствии были отменены.Фактический уровень налогообложения оказался относительно скромным. В конце концов, американцы вскоре после принятия Конституции облагали себя налогами по гораздо более высоким ставкам, чем британцы до революции (Perkins, 1988). Скорее казалось, что стимулом к ​​независимости могло быть уклонение от британского регулирования колониальной торговли. В отличие от некоторых новых британских налогов, Навигационные законы оставались неизменными на протяжении всего этого периода.

Бремя законов о мореплавании

Одна из первых попыток количественно оценить экономические последствия Закона о навигации была предпринята Томасом (1965).Основываясь на предыдущей работе Харпера (1942), Томас использовал контрфактический анализ, чтобы оценить, что случилось бы с американской экономикой в ​​отсутствие законов о навигации. Для этого он сравнил американскую торговлю согласно Законам с той, которая имела бы место, если бы Америка была независимой после Семилетней войны. Затем Томас оценил потери как потребителей, так и излишков продукции в колонии в результате непрямых перевозок перечисленных товаров через Англию. Это бремя было частично компенсировано его оценочной стоимостью преимуществ британской защиты и различных наград, выплаченных колониям.Результатом его анализа стало то, что Законы о навигации наложили чистое бремя менее одного процента дохода колоний на душу населения. Из этого он пришел к выводу, что законы были маловероятной причиной революции. В длинной серии последующих работ были поставлены под сомнение различные части его анализа, но не его общий вывод (Walton, 1971). Работа Томаса также, похоже, согласовывалась с наблюдением, что Первый Континентальный Конгресс не потребовал в своем списке жалоб отмены Закона о мореплавании или Закона о сахаре.

Ожидания Америки в отношении будущей британской политики

Значит ли это, что у американцев практически не было экономических стимулов для независимости? При дальнейшем рассмотрении историки экономики поняли, что, возможно, более важными для колонистов были не прошлое и настоящее бремя, а скорее ожидаемое будущее бремя продолжающегося членства в Британской империи. Декларативный акт ясно дал понять, что британское правительство не отказалось от того, что оно считало своим правом облагать налогами колонистов.И это несмотря на то, что до 1775 года американцы использовали различные меры протеста, включая лоббирование, петиции, бойкоты и насилие. Слияние отсутствия представительства в парламенте при противостоянии новой агрессивной налоговой политике Великобритании, направленной на повышение их относительно низких налогов, возможно, заставило американцев ожидать существенного повышения уровня налогообложения в будущем (Gunderson, 1976, Reid , 1978). Более того, недавнее исследование показало, что в 1776 году бремя Судоходства в будущем не только явно превышало прошлое, но и значительную часть его понесли те, кто сыграл важную роль в Революции (Sawers, 1992).В этом свете экономическим стимулом для независимости было бы избежание потенциальных будущих затрат, связанных с пребыванием в Британской империи.

Американцы совершают революцию

1776-77

Британские военные преимущества

Американские колонии имели как сильные, так и слабые стороны в плане проведения революции. Колониальное население, превышающее два миллиона, составляло почти треть населения Великобритании (McCusker and Menard, 1985). Рост колониальной экономики привел к чрезвычайно высокому уровню благосостояния и дохода на душу населения (Jones, 1980).И все же препятствия, с которыми столкнулись американцы на пути к независимости, были действительно огромными. У британской армии было множество преимуществ. Обладая виртуальным контролем над Атлантикой, ее флот мог по желанию атаковать где угодно вдоль американского побережья и без особого вмешательства оказывал бы материально-техническую поддержку армии. Большое ядро ​​опытных офицеров командовало высокодисциплинированной и хорошо обученной армией в тактике крупных подразделений европейской войны восемнадцатого века. С помощью этих мер американским военным было бы очень трудно победить британцев.Его флот был небольшим. В Континентальной армии было относительно мало офицеров, хорошо знающих тактику крупных подразделений. Из-за недостатка численности и дисциплины противника американская армия вряд ли смогла бы встретиться с британской армией на равных на поле боя (Higginbotham, 1977).

Британские финансовые преимущества

Кроме того, британцы были в лучшем положении, чем американцы, чтобы финансировать войну. Действовала налоговая система, которая приносила значительный доход во время предыдущих колониальных войн.Кроме того, по ряду причин правительство приобрело исключительную способность генерировать долг для финансирования расходов военного времени (North and Weingast, 1989). Для Континентального конгресса ситуация была иной. После провозглашения независимости Конгресс приступил к определению институциональных отношений между ним и бывшими колониями. Полномочия, предоставленные Конгрессу, были установлены Статьями Конфедерации. Отражая политическую среду, Конгрессу не было передано ни права взимать налоги, ни власти регулировать торговлю.Отсутствие налоговой системы для получения доходов также затрудняло получение денег в долг. Согласно статьям, штаты должны были делать добровольные платежи Конгрессу за его военные усилия. Эта ненадежная система доходов должна была препятствовать финансированию Конгресса на протяжении всей войны (Baack, 2001).

Военные и финансовые факторы определяют стратегию

Именно в рамках этих военных и финансовых ограничений были разработаны стратегии войны британцами и американцами. С точки зрения военной стратегии оба соперника осознали, что Америка просто слишком велика, чтобы британская армия могла оккупировать все города и сельскую местность.В этом случае британцы изначально решили, что они попытаются ввести военно-морскую блокаду и захватить основные морские порты Америки. Уже оккупировав Бостон, британцы в 1776 и 1777 годах захватили Нью-Йорк, Ньюпорт и Филадельфию. Имея достаточно места для маневра и не имея возможности сравниться с британцами, Джордж Вашингтон решил вступить в войну на истощение. Цель была двоякой. Во-первых, отказ Вашингтона от полномасштабного наступления снизил вероятность потери своей армии.Во-вторых, со временем британцам может надоесть война.

Саратога

Разочарованные без окончательной победы британцы изменили свою стратегию. В 1777 году был разработан план отрезать Новую Англию от остальных колоний, сдержать Континентальную армию, а затем победить ее. В Канаде была собрана армия под командованием генерала Бургойна, а затем отправлена ​​вдоль реки Гудзон и обратно. Это было связано с армией, присланной из Нью-Йорка. К несчастью для британцев, план полностью провалился, поскольку в октябре армия Бургойна потерпела поражение в битве при Саратоге и была вынуждена сдаться (Ketchum, 1997).

Американское финансовое положение ухудшается

После победы при Саратоге военная сторона войны для американцев значительно улучшилась. Однако финансовое положение серьезно ухудшалось. К этому моменту штаты не производили добровольных взносов в Конгресс. В то же время континентальной валюте приходилось конкурировать с множеством других валют за ресурсы. Штаты выпускали свои собственные отдельные валюты, чтобы помочь финансировать расходы.Более того, британцы, пытаясь разрушить систему финансирования Континентального Конгресса, предприняли тайную программу подделки континентального доллара. Эти доллары были напечатаны и затем распределены по бывшим колониям британской армией и агентами, верными короне (Newman, 1957). В целом это расширение номинальной денежной массы в колониях привело к быстрому обесцениванию континентального доллара (Calomiris, 1988, Michener, 1988). Более того, инфляция могла быть усилена любым негативным воздействием на объем производства в результате сбоя рынков наряду с разрушением собственности и потерей трудоспособных мужчин (Buel, 1998).К концу 1777 года инфляция снизила стоимость монеты Continental примерно до двадцати процентов от ее первоначальной стоимости. Это быстрое падение стоимости становилось серьезной проблемой для Конгресса, поскольку до этого момента почти девяносто процентов его доходов приходилось на эмиссию валюты.

1778-83

Британское вторжение на юг

Поражение англичан при Саратоге сильно повлияло на характер войны. Французское правительство, все еще расстроенное поражением британцев в Семилетней войне, и воодушевленное победой Америки, подписало договор о союзе с Континентальным конгрессом в начале 1778 года.Опасаясь новой войны с Францией, британское правительство направило комиссию для заключения мирного договора с американцами. Комиссия предложила отменить все законы, применимые к колониям, принятые с 1763 года. Конгресс отклонил это предложение. Британский ответ заключался в том, чтобы отказаться от своих усилий по подавлению восстания на Севере и, в свою очередь, организовать вторжение на Юг. Новая южная кампания началась с взятия порта Саванна в декабре. Следуя своей южной стратегии, британцы одержали крупные победы в Чарльстоне и Камдене весной и летом 1780 года.

Обострение инфляции и финансовые проблемы

По мере того, как американская военная ситуация на Юге ухудшалась, ухудшались и финансовые обстоятельства Континентального Конгресса. Инфляция продолжалась, поскольку Конгресс и штаты резко увеличили объем эмиссии своих валют. В то же время британцы продолжали проводить политику подделки континентального доллара. Чтобы справиться с инфляцией, некоторые штаты организовали съезды с целью установления контроля над заработной платой и ценами (Rockoff, 1984).Поскольку его валюта быстро обесценивается, Конгресс все больше полагался на средства из других источников, таких как государственные реквизиции, внутренние займы и французские ссуды в виде звонкой монеты. В крайнем случае Конгресс разрешил армии конфисковать собственность.

Йорктаун

К счастью для американцев, британские военные усилия потерпели крах раньше, чем система финансирования Конгресса. Осенью 1781 года совместными усилиями французские и американские войска захватили британскую южную армию под командованием Корнуоллиса в Йорктауне, штат Вирджиния.Под осадой превосходящих сил британская армия капитулировала 19 октября. Британское правительство теперь потерпело не только поражение своей северной стратегии в Саратоге, но и поражение своей южной кампании в Йорктауне. Вслед за Йорктауном Великобритания приостановила свои наступательные военные действия против американцев. Война закончилась. Оставалось только политическое маневрирование относительно условий мира.

Парижский договор

Война за независимость официально завершилась подписанием Парижского мирного договора в 1783 году.По условиям договора Соединенным Штатам была предоставлена ​​независимость, а британские войска должны были эвакуировать всю американскую территорию. Хотя историки обычно рассматривают Парижский договор через призму политической науки, он действительно стал важным экономическим достижением Соединенных Штатов. Британцы уступили американцам всю землю к востоку от реки Миссисипи, которую они отняли у французов во время Семилетней войны. Теперь Запад был доступен для поселения. В той мере, в какой война за независимость была предпринята американцами, чтобы избежать затрат на сохранение членства в Британской империи, цель была достигнута.Как независимое государство Соединенные Штаты больше не подпадали под действие Закона о мореплавании. Британское налогообложение больше не должно было нести никакого экономического бремени.

ОБРАЗОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

Когда вы начинаете революцию, вы должны быть готовы к возможности выиграть. Это значит быть готовым к формированию нового правительства. Когда американцы провозгласили независимость, их опыт управления на национальном уровне был действительно ограничен. В 1765 году делегаты из разных колоний собрались в течение восемнадцати дней на Конгрессе закона о гербовых сборах в Нью-Йорке, чтобы обсудить реакцию колонии на новые гербовые сборы.Прошло почти десять лет, прежде чем делегаты из колоний снова собрались вместе, чтобы обсудить колониальный ответ британской политике. На этот раз дискуссии длились семь недель на Первом Континентальном Конгрессе в Филадельфии осенью 1774 года. Основным действием, принятым на обеих встречах, было соглашение о бойкоте торговли с Англией. Пробыв на заседании всего месяц, делегаты Второго Континентального Конгресса впервые начали предпринимать действия, обычно связанные с национальным правительством.Однако, когда колонии были объявлены свободными и независимыми штатами, Конгресс еще не определил свои институциональные отношения со штатами.

Статьи Конфедерации

После Декларации независимости Конгресс перешел к определению политических и экономических полномочий, которые он будет наделен, а также полномочиями, предоставленными штатам. После более чем года дебатов между делегатами распределение полномочий было сформулировано в статьях Конфедерации. Только Конгресс будет иметь право объявлять войну и вести международные дела.Ему не было дано право облагать налогом или регулировать торговлю. Расходы Конгресса должны были покрываться из общей казны за счет средств, предоставляемых штатами. Этот доход должен был быть получен от использования предоставленных штатам полномочий определять свои внутренние налоги. Только в ноябре 1777 года Конгресс одобрил окончательный проект статей. Штатам потребовалось более трех лет, чтобы ратифицировать статьи. Основной причиной задержки был спор о контроле над землей на Западе, поскольку у некоторых штатов были претензии, а у других - нет.Те штаты, которые предъявляли претензии, в конце концов согласились передать их Конгрессу. Затем статьи были ратифицированы и вступили в силу 1 марта 1781 года. Это было всего за несколько месяцев до победы американцев при Йорктауне. Процесс институционального развития оказался настолько сложным, что американцы вели почти всю Войну за независимость с правительством, не санкционированным штатами.

Трудности 1780-х годов

Новое национальное правительство, появившееся в результате революции, столкнулось с множеством проблем в 1780-х годах.Первым важным вопросом, который должен был рассмотреть Конгресс, был вопрос о том, что делать со всей землей, приобретенной на Западе. Начиная с 1784 года Конгресс принял ряд земельных указов, которые предусматривали земельные исследования, продажу земли частным лицам и создание институциональной основы для создания новых штатов. Эти постановления открыли Запад для поселения. Хотя это было крупным достижением Конгресса, другие вопросы остались нерешенными. Отказавшись от собственной валюты и права на налогообложение, Конгресс не имел независимого источника доходов для выплаты внутренних и внешних долгов, возникших во время войны.Поскольку Континентальная армия была демобилизована, поселенцам на Западе не предоставлялась защита от иностранного вторжения. В течение 1780-х годов внутренняя торговля все больше разрушалась, поскольку все больше штатов начали вводить тарифы на товары из других штатов. Не имея возможности решить эти и другие вопросы, Конгресс одобрил предложенный план проведения съезда в Филадельфии в мае 1787 года для пересмотра Статей Конфедерации.

Вместо того, чтобы вносить поправки в статьи, делегаты съезда проголосовали за их полную замену новой формой национального правительства в соответствии с Конституцией.Конечно, есть много способов оценить значение этого поистине выдающегося достижения. Один - рассматривать Конституцию как экономический документ. Среди прочего, в Конституции конкретно рассматривались многие экономические проблемы, с которыми столкнулся Конгресс во время и после Войны за независимость. Опираясь на уроки, извлеченные из финансирования войны, ни одному государству в соответствии с Конституцией не разрешалось чеканить деньги или выпускать векселя. Только национальное правительство могло чеканить деньги и регулировать их стоимость.За подделку предполагалось наказание. Проблемы, связанные с вкладом штатов в общую казну в соответствии со статьями, были преодолены путем предоставления национальному правительству принудительных полномочий по налогообложению. Часть доходов должна была быть использована на общую оборону Соединенных Штатов. Штатам больше не будет разрешено вводить тарифы, как это было в 1780-х годах. Национальное правительство теперь получило полномочия регулировать как внешнюю, так и межгосударственную торговлю. В результате нация должна была стать общим рынком.Сегодня среди экономистов-историков существует общее мнение о том, что экономическое значение ратификации Конституции заключалось в том, чтобы заложить институциональную основу для долгосрочного роста. Однако с точки зрения бывших колонистов это означало, что им удалось передать полномочия по налогообложению и регулированию торговли от парламента новому национальному правительству Соединенных Штатов.

ТАБЛИЦЫ
Таблица 1 Выбросы в континентальных долларах (1775-1779)
Год выпуска Выпущено номинальных долларов (000) Годовой объем выбросов как доля от общего количества выпущенных номинальных запасов Видовое значение годового выброса (000) Годовые выбросы как доля от общей стоимости выбросов
1775 6000 долларов США 3% 6000 долларов США 15%
1776 19 000 8 15330 37
1777 13 000 5 4 040 10
1778 63 000 26 10,380 25
1779 140 500 58 5270 13
Итого $ 241 500 100% $ 41 020 100%

Источник: Bullock (1895), 135.
Таблица 2 Эмиссия валюты по штатам (1775-1781)

Год выпуска Выпущено номинальных долларов (000) Год выпуска Выпущено номинальных долларов (000)
1775 $ 4 740 1778 $ 9 118
1776 13 328 1779 17 613
1777 9 573 1780 66 813
1781 123.376
Итого $ 27 641 Всего 216 376 долл. США

Источник: Robinson (1969), 327-28.

Список литературы

Баак, Бен. «Создание национального государства: Континентальный конгресс и финансирование войны за независимость Америки». Обзор экономической истории 54, № 4 (2001): 639-56.

Брюэр, Джон. Основы власти: война, деньги и английское государство, 1688–1783 гг. Лондон: Издательство Кембриджского университета, 1989.

Буэль, Ричард. В Айронс: военно-морское превосходство Великобритании и американская революционная экономика. New Haven: Yale University Press, 1998.

Bullion, John L. Великая и необходимая мера: Джордж Гренвилл и генезис закона о гербовых марках, 1763-1765 гг. Колумбия: University of Missouri Press, 1982.

Баллок, Чарльз Дж. «Финансы Соединенных Штатов с 1775 по 1789 год, с особым упором на бюджет». Бюллетень Университета Висконсина 1 no.2 (1895): 117-273.

Каломирис, Чарльз В. «Институциональная несостоятельность, нехватка денежных средств и обесценивание континентальной». Журнал экономической истории 48 нет. 1 (1988): 47-68.

Эгнал, Марк. Могучая империя: истоки американской революции. Итака: Издательство Корнельского университета, 1988.

Фергюсон, Э. Джеймс. Сила кошелька: история американских государственных финансов, 1776-1790. Чапел-Хилл: Университет Северной Каролины Press, 1961.

Гундерсон, Джеральд. Новая экономическая история Америки. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1976.

Харпер, Лоуренс А. «Меркантилизм и американская революция». Canadian Historical Review 23 (1942): 1-15.

Хиггинботам, Дон. Война за независимость Америки: военные отношения, политика и практика, 1763-1789 гг. Блумингтон: Издательство Индианского университета, 1977.

Дженсен, Меррилл, редактор. Английские исторические документы: американские колониальные документы до 1776 года. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 1969.

Джонсон, Аллен С. Пролог революции: политическая карьера Джорджа Гренвилла (1712-1770). New York: University Press, 1997.

Джонс, Элис Х. Богатство будущего народа: американские колонии накануне революции. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1980.

Кетчум, Ричард М. Саратога: поворотный момент в войне за независимость Америки. Нью-Йорк: Генри Холт и компания, 1997.

Лабари, Бенджамин Вудс. Бостонское чаепитие. Нью-Йорк: Oxford University Press, 1964.

Макки, Пирс. Война за Америку, 1775-1783 гг. Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1964.

Маккаскер, Джон Дж. И Рассел Р. Менард. Экономика Британской Америки, 1607–1789. Чапел-Хилл: University of North Carolina Press, 1985.

Миченер, Рон. «Теории поддержки и валюты Америки восемнадцатого века: комментарий». Журнал экономической истории 48 вып.3 (1988): 682-692.

Нестер, Уильям Р. Первая мировая война: Великобритания, Франция и судьба Северной Америки, 1756-1775 гг. Westport: Praeger, 2000.

Ньюман, Э. П. «Поддельная континентальная валюта вступает в войну». Нумизмат 1 (январь 1957 г.): 5-16.

Норт, Дуглас К. и Барри Р. Вайнгаст. «Конституции и обязательства: эволюция институтов, регулирующих общественный выбор в Англии семнадцатого века». Журнал экономической истории 49 No.4 (1989): 803-32.

О'Шонесси, Эндрю Джексон. Расколотая империя: американская революция и британский Карибский бассейн. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 2000.

Палмер Р. Р. Эпоха демократической революции: политическая история Европы и Америки. Т. 1. Princeton: Princeton University Press, 1959.

.

Перкинс, Эдвин Дж. Экономика колониальной Америки. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1988.

Рид, Джозеф Д., Младший "Экономическое бремя: искра американской революции?" Журнал экономической истории 38, вып. 1 (1978): 81-100.

Робинсон, Эдвард Ф. «Управление континентального казначейства, 1775-1781: исследование финансовой истории американской революции». Кандидат наук. дисс., Висконсинский университет, 1969.

Рокофф, Хью. Решительные меры: история контроля заработной платы и цен в Соединенных Штатах. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1984.

Соерс, Ларри.«Возвращение к актам навигации». Обзор экономической истории 45, нет. 2 (1992): 262-84.

Томас, Роберт П. «Количественный подход к изучению воздействия британской имперской политики на благосостояние колоний: некоторые предварительные выводы». Журнал экономической истории 25, вып. 4 (1965): 615-38.

Такер, Роберт В. и Дэвид К. Хендриксон. Падение Первой Британской империи: истоки войны за независимость Америки. Балтимор: Johns Hopkins Press, 1982.

Уолтон, Гэри М. «Новая экономическая история и бремя законов о навигации». Обзор экономической истории 24, вып. 4 (1971): 533-42.

Образец цитирования: Baack, Ben. «Экономика американской войны за независимость». Энциклопедия EH.Net , под редакцией Роберта Вэплса. Октябрь 2001 г. URL https://eh.net/encyclopedia/ the-Economics-of-the-American- Revolution-War-2/

8. Рыночная революция | АМЕРИКАНСКИЙ YAWP

Уильям Джеймс Беннетт, Вид на Саут-стрит, от Мэйден-лейн, Нью-Йорк , c.1827 г., через Метрополитен-музей Нью-Йорка

* Американский Yawp - это развивающийся совместный текст. Щелкните здесь, чтобы улучшить эту главу. *

В первые годы девятнадцатого века безграничные коммерческие амбиции американцев - то, что одна балтиморская газета в 1815 году назвала «почти универсальными амбициями продвинуться вперед » - изменили нацию. Между Революцией и Гражданской войной старый натуральный мир умер, и родилась новая, более коммерческая нация.Американцы интегрировали технологии промышленной революции в новую коммерческую экономику. Паровая энергия, технология, которая использовалась для передвижения пароходов и железных дорог, способствовала подъему американской промышленности, приводя в действие заводы и создавая новые национальные транспортные сети. «Рыночная революция» изменила нацию.

Революция прокатилась по стране. Все больше и больше фермеров выращивали урожай для получения прибыли, а не для самообеспечения. На Севере возникли огромные фабрики и города. Материализовались огромные состояния.Возник новый средний класс. По мере того, как все больше мужчин и женщин работали в денежной экономике, они освобождались от связанной зависимости от рабства. Но за эту революцию пришлось заплатить. По мере роста северных текстильных фабрик спрос на южный хлопок рос, а американское рабство усиливалось. Северные фермеры, ведущие натуральное хозяйство, превратились в рабочих, привязанных к прихотям рынков и боссов. Рыночная революция вызвала взрывной экономический рост и новое личное богатство, но она также породила растущий низший класс не имеющих собственности рабочих и серию разрушительных депрессий, называемых «паникой».«Многие американцы работали за низкую заработную плату и попали в бесконечные циклы бедности. Некоторые рабочие, часто женщины-иммигрантки, работали по тринадцать часов в день, шесть дней в неделю. Остальные трудились в рабстве. Крупные северные текстильные фабрики превращали южный хлопок в дешевую ткань. И хотя северные штаты умыли руки от рабства, их фабрики подпитывали спрос на выращиваемый в рабстве южный хлопок, а их банки обеспечивали финансирование, которое обеспечивало прибыльность и дальнейшее существование американской рабской системы.Итак, по мере развития экономики рыночная революция повернула Соединенные Штаты в новых направлениях, поскольку они стали нацией свободного труда и рабства, богатства и неравенства, бесконечных перспектив и невыразимых опасностей.

Рост американской экономики изменил жизнь Америки за десятилетия до гражданской войны. Американцы все чаще производили товары для продажи, а не для потребления. Улучшенный транспорт позволил расширить сеть обмена. Трудосберегающие технологии повысили эффективность и позволили разделить общественную и домашнюю сферы.Рыночная революция оправдала ожидания революционного поколения в отношении прогресса, но привнесла новые тревожные тенденции. За этим последовали классовые конфликты, детский труд, ускоренная иммиграция и распространение рабства. Эти штаммы потребовали нового семейного устройства и преобразили американские города.

В течение восемнадцатого века американская торговля неуклонно развивалась. Американские фермеры все чаще экспортировали продукты питания в Европу, поскольку французские революционные войны опустошили континент между 1793 и 1815 годами.Экспорт Америки вырос в стоимости с 20,2 миллиона долларов в 1790 году до 108,3 миллиона долларов в 1807 году. Но хотя экспорт рос, непомерные внутренние транспортные расходы препятствовали существенному экономическому развитию в Соединенных Штатах. В 1816 году, например, за 9 долларов можно было перевезти одну тонну товаров через Атлантический океан, но только на тридцать миль по суше. В отчете сенатского комитета 1816 г. жаловалось, что «цена наземного транспорта слишком высока», чтобы обеспечить прибыльное производство американской продукции. Но после войны 1812 года американцы бросились строить новую национальную инфраструктуру, новые сети дорог, каналов и железных дорог.В своем ежегодном послании Конгрессу 1815 года президент Джеймс Мэдисон подчеркнул «огромную важность создания по всей нашей стране дорог и каналов, которые лучше всего могут быть проложены под властью государства». Правительства штатов продолжали спонсировать самые большие улучшения в американском транспорте, но к моменту президентства Эндрю Джексона годовые расходы федерального правительства на внутренние улучшения выросли до 1 323 000 долларов в год. .

Клайд Осмер Деланд, «Первый локомотив.8 августа 1829 г. Пробная поездка «Стоурбриджского льва», 1916 г. Библиотека Конгресса.

Законодательные собрания штатов тем временем закачивали капитал в экономику, создавая банки. Число зарегистрированных государством банков резко возросло с 1 в 1783 году, 266 в 1820 году и 702 в 1840 году до 1371 в 1860 году. европейских капиталов также помогли построить американскую инфраструктуру. К 1844 году один британский путешественник заявил, что «процветание Америки, ее железных дорог, каналов, пароходства и банков - это плоды английского капитала.”

Однако экономический рост шел неравномерно. Депрессии опустошили экономику в 1819, 1837 и 1857 годах. Каждая из них последовала за безудержной спекуляцией различными товарами: землей в 1819 году, землей и порабощенными рабочими в 1837 году и железнодорожными облигациями в 1857 году. В конце концов все пузыри лопнули. Распространение бумажных денег отвлекло экономику от физических факторов богатства, знакомых колониальному поколению, а именно от земли. Фальшивые банкноты были повсеместным явлением в этот ранний период банковского дела.В связи с тем, что в обращении так много фальшивых банкнот, американцы постоянно искали «доверчивого человека» и других вводящих в заблуждение персонажей городского пейзажа. Проститутки и аферисты могут выглядеть как обычные честные американцы. В консультативной литературе юношам и женщинам предлагались стратегии, позволяющие избежать лицемерия в попытке восстановить социальную структуру. Близость в домашней сфере стала более важной, поскольку двуличие стало распространяться в публичной сфере. Боязнь доверенного лица, фальшивые банкноты и предстоящий крах вызвали беспокойство в новой капиталистической экономике.Но американцы отказались винить в этих депрессиях логику своей новой коммерческой системы. Вместо этого они продолжали настаивать на «, чтобы продвинуться вперед ».

Так называемая транспортная революция открыла обширные земли к западу от Аппалачских гор. В 1810 году, до стремительного взрыва американской инфраструктуры, Маргарет Дуайт покинула Нью-Хейвен, штат Коннектикут, в фургоне, направлявшемся на территорию Огайо. Её путешествие длилось менее пятисот миль, но на то ушло шесть недель. По ее словам, путешествие было ужасным испытанием.Дороги были «такими каменистыми и такими овраговыми, что почти непроходимыми». Десять дней пути в Вифлееме, штат Пенсильвания, Дуайт сказал: «Мне казалось, что мы подошли к концу обитаемой части земного шара». В конце концов она пришла к выводу, что «причина, по которой так мало людей хотят вернуться из западной страны, заключается не в том, что страна такая хорошая, а в том, что путешествие так плохо». Девятнадцать лет спустя, в 1829 году, английский путешественник Фрэнсис Троллоп совершил обратный путь через горы Аллегейни от Цинциннати до Восточного побережья.В Уилинге, штат Вирджиния, ее тренер наткнулся на Национальную дорогу, первый межгосударственный инфраструктурный проект, финансируемый из федерального бюджета. Дорога была гладкой, и ее путешествие через Аллегены доставило удовольствие от живописных пейзажей. «Я действительно не могу представить себе большего удовольствия, чем ботанический тур по горам Аллегани», - заявила она. Девяносто миль национальной дороги были для нее «садом».

Гравюра по мотивам W.H. Бартлетт, «Локпорт, канал Эри», 1839. Викимедиа.

Если два десятилетия, прошедшие между путешествиями Маргарет Дуайт и Фрэнсис Троллоп, изменили молодую нацию, темпы изменений только ускорились в последующие годы.Если транспортная революция началась с улучшения дорожных сетей, то вскоре в нее были внесены еще большие улучшения в способах передвижения людей и товаров по местности.

Штат Нью-Йорк завершил строительство канала Эри в 1825 году. Искусственный водный путь длиной 350 миль соединил Великие озера с рекой Гудзон и Атлантическим океаном. Вскоре урожай, выращенный в районе Великих озер, был доставлен по воде в восточные города, а товары с новых восточных заводов отправились обратно к фермерам Среднего Запада.Успех «искусственной реки» в Нью-Йорке вызвал бум строительства каналов. К 1840 году в Огайо было создано два судоходных канала, соединяющих озеро Эри с рекой Огайо.

Роберт Фултон основал первое коммерческое пароходное сообщение вверх и вниз по реке Гудзон в Нью-Йорке в 1807 году. Вскоре после этого пароходы заполнили воды рек Миссисипи и Огайо. Дороги, ведущие только вниз по течению, превратились в водные дороги с двусторонним движением. К 1830 году более двухсот пароходов ходили вверх и вниз по западным рекам.

Первая в Соединенных Штатах железнодорожная линия дальнего следования была открыта из Мэриленда в 1827 году. Правительство города Балтимора и правительство штата Мэриленд предоставили половину стартовых средств новой железнодорожной компании Baltimore & Ohio (B&O) Rail Road Company. Основатели B&O представляли эту линию как средство для доставки сельскохозяйственных продуктов с запада Аппалачей к выходу в Чесапикском заливе. Подобные мотивы побудили жителей Филадельфии, Бостона, Нью-Йорка и Чарльстона, Южная Каролина, открыть свои собственные железнодорожные линии.Правительства штатов и местные власти предоставили средства для большей части этой первоначальной волны строительства железных дорог, но экономический коллапс после паники 1837 года заставил правительства с осторожностью относиться к таким инвестициям. Государственная поддержка продолжалась на протяжении всего столетия, но десятилетия спустя общественное происхождение железных дорог было почти забыто, и железнодорожная корпорация стала наиболее заметным воплощением корпоративного капитализма.

К 1860 году американцы проложили более тридцати тысяч миль железных дорог. Последовавшая за этим сеть железных дорог, дорог и каналов означала, что немногие фермеры на Северо-Востоке или Среднем Западе имели проблемы с доставкой товаров на городские рынки. Развитие железных дорог на юге шло медленнее, но сочетание железнодорожных линий и судоходных рек означало, что немногие плантаторы хлопка с трудом доставляли свою продукцию на текстильные фабрики на северо-востоке и в Англии.

Такие внутренние улучшения не только распространяют товары, они распространяют информацию. За транспортной революцией последовала революция в коммуникациях.Телеграф изменил границы человеческого общения. К 1843 году Сэмюэл Морс убедил Конгресс профинансировать 40-мильную телеграфную линию, протянувшуюся от Вашингтона, округ Колумбия, до Балтимора. В течение нескольких коротких лет, во время американо-мексиканской войны, телеграфные линии передавали новости о событиях на поле боя восточным газетам в течение нескольких дней. Это резко контрастирует с войной 1812 года, когда битва за Новый Орлеан произошла почти через две полные недели после того, как Великобритания и Соединенные Штаты подписали мирный договор.

Последствия транспортных и коммуникационных революций изменили жизнь американцев. Фермеры, которые раньше выращивали урожай в основном для своей семьи, теперь обратились к рынку. Они зарабатывали деньги за то, что раньше потребляли; они покупали товары, которые они производили ранее или без которых они не пользовались. Вскоре рыночные фермеры получили доступ к кредитам через восточные банки, что дало им возможность расширить свое предприятие, но также сделало их подверженными риску катастрофического банкротства, вызванного отдаленными рыночными силами.На Северо-Востоке и Среднем Западе, где фермерской рабочей силы никогда не хватало, амбициозные фермеры инвестировали в новые технологии, которые обещали повысить производительность ограниченного предложения рабочей силы. Между 1815 и 1850 годами произошел взрыв патентов на сельскохозяйственные технологии. Самыми известными из них, пожалуй, были механическая жатка Сайруса Маккормика, которая частично механизировала уборку пшеницы, и плуг John Deere со стальными лопастями, который более легко позволял превращать неразрезанную землю в плодородные сельскохозяйственные угодья.

A. Janicke & Co., «Наш город (Сент-Луис, Миссури)», 1859 г. Библиотека Конгресса.

Наиболее заметно то, что рыночная революция стимулировала рост городов и изменила жизнь городских рабочих. В 1820 году только в Нью-Йорке было более ста тысяч жителей. К 1850 году шесть американских городов достигли этого порога, включая Чикаго, основанный менее двух десятилетий назад. Новые технологии и инфраструктура проложили путь к такому росту. Канал Эри захватил большую часть торговли, поступающей из района Великих озер, закрепив за Нью-Йорком позицию крупнейшего и наиболее экономически важного города страны.Пароход превратил Сент-Луис и Цинциннати в торговые центры, а Чикаго вырос, став железнодорожным узлом западных регионов Великих озер и Великих равнин. Географический центр нации сместился на запад. Развитие паровой энергии и разработка угольных месторождений Пенсильвании сместили центр американского производства. К 1830-м годам, например, Новая Англия теряла свое конкурентное преимущество перед Западом.

Между тем, денежная экономика затмила старые местные неформальные системы бартера и торговли.Доход стал мерой экономической ценности. Производительность и эффективность бледнеют перед показателем дохода. Деньги способствовали новым безличным экономическим отношениям и формализовали новые средства производства. Например, молодые работники могут просто получать заработную плату, а не получать жилье, питание и обучение в рамках ученичества. Более того, появилась новая форма экономической организации: бизнес-корпорация.

штатов предоставили привилегии регистрации для защиты состояния и обязательств предпринимателей, которые вкладывали средства в ранние промышленные предприятия.Корпоративный устав позволял инвесторам и директорам избегать личной ответственности по долгам компании. Правовой статус регистрации был разработан для предоставления привилегий организациям, приступающим к реализации дорогостоящих проектов, явно предназначенных для общественного блага, таких как университеты, муниципалитеты и крупные проекты общественных работ. Бизнес-корпорация была чем-то новым. Многие американцы не доверяли этим новым безличным бизнес-организациям, должностные лица которых не обладали личной ответственностью, но при этом обладали законными правами.Многие хотели ограничений. Сам Томас Джефферсон писал в 1816 году, что «я надеюсь, что мы сокрушим с самого его рождения аристократию наших финансовых корпораций, которые уже осмеливаются бросить вызов нашему правительству на испытание силы и бросить вызов законам нашей страны». Но в деле Дартмут против Вудворда (1819) Верховный суд подтвердил права частных корпораций, когда он отверг попытку правительства Нью-Гэмпшира реорганизовать Дартмутский колледж во имя общего блага.Тем не менее, подозрения остались. Группа проводников-подмастерьев в Нью-Джерси публично заявила в 1835 году, что они «полностью не одобряют регистрацию компаний для ведения ручного механического бизнеса, поскольку мы полагаем, что их тенденция состоит в том, чтобы в конечном итоге создавать и создавать монополии, тем самым подрывая энергию. индивидуального предприятия ».

Рабский труд способствовал рыночной революции. К 1832 году текстильные компании составляли 88 из 106 американских корпораций, стоимость которых превышала 100 000 долларов. Эти текстильные фабрики, которые работали на бесплатную рабочую силу, тем не менее зависели от южного хлопка, и новая обширная рыночная экономика стимулировала расширение плантации Юг.

К началу девятнадцатого века штаты к северу от линии Мейсон-Диксон предприняли шаги по отмене рабства. Вермонт включил отмену смертной казни в качестве положения конституции штата 1777 года. Закон об эмансипации Пенсильвании 1780 года предусматривал, что освобожденные дети должны отбывать договорный срок в двадцать восемь лет. Градуализм принес эмансипацию, а также защищал интересы северных поработителей и контролировал еще одно поколение чернокожих американцев.В 1804 году Нью-Джерси стал последним из северных штатов, принявших планы постепенного освобождения. Момента юбилея не было, так как многие северные штаты только обещали освободить будущих детей, рожденных от порабощенных матерей. В таких законах также оговаривается, что такие дети остаются в рабстве у поработительницы своей матери, с тем чтобы компенсировать убытки поработительницы. Джеймс Марс, молодой человек, заключивший контракт в рамках этой системы в Коннектикуте, рисковал попасть в тюрьму, когда опротестовал договоренность, по которой он был привязан к поработительнице своей матери до двадцати пяти лет.

Более быстрые пути к свободе включали побег или прямое освобождение от поработителей. Но побег был опасен, а добровольное освобождение - редкостью. Конгресс, например, объявил укрытие ищущего свободу порабощенного человека федеральным преступлением еще в 1793 году. Надежды на освобождение были еще слабее, поскольку немногие северные поработители освободили своих собственных порабощенных рабочих. Примерно пятая часть белых семей в Нью-Йорке имела порабощенных рабочих, и менее восьмидесяти поработителей в городе добровольно освободили своих порабощенных рабочих в период с 1783 по 1800 год.К 1830 году данные переписи показывают, что по крайней мере 3500 человек все еще находились в рабстве на Севере. Пожилые порабощенные люди в Коннектикуте оставались в неволе до 1848 года, а в Нью-Джерси рабство сохранялось до окончания гражданской войны.

Эмансипация шла медленно, но, тем не менее, продолжалась. Свободное чернокожее население, составлявшее менее 60 000 человек в 1790 году, увеличилось до более чем 186 000 к 1810 году. Растущие свободные черные общины боролись за свои гражданские права. В ряде регионов Новой Англии свободные афроамериканцы могли голосовать и отправлять своих детей в государственные школы.Большинство северных штатов предоставили чернокожим гражданам права собственности и суд присяжных. Афроамериканцы владели землей и предприятиями, основывали общества взаимопомощи, основывали церкви, продвигали образование, развивали культуру печати и голосовали.

На национальном уровне, однако, порабощенное население продолжало расти, с менее чем 700 000 в 1790 году до более 1,5 миллиона к 1820 году. Рост отмены рабства на Севере и ускорение рабства на Юге привели к растущему разделению. Хлопок был движущей силой процесса больше, чем любая другая культура.Хлопкоочиститель Эли Уитни, простое устройство с ручным приводом, предназначенное для механического удаления липких зеленых семян из коротковолокнистого хлопка, позволило южным плантаторам значительно расширить производство хлопка для национального и международного рынков. Текстильные фабрики с водным приводом в Англии и на северо-востоке Америки быстро превратили хлопок-сырец в ткань. Технологии увеличили как предложение, так и спрос на хлопок. Белые южане ответили расширением возделывания культур дальше на запад, до реки Миссисипи и дальше.Рабство становилось менее прибыльным в регионах выращивания табака, таких как Вирджиния, но рост хлопка дальше на юг и запад увеличивал спрос на человеческое рабство. Усердные плантаторы хлопка вкладывали свою новую прибыль в более порабощенных рабочих.

Хлопковый бум породил спекуляции на рабстве. Многие поработители использовали потенциальную прибыль в виде займов для покупки все большего числа порабощенных рабочих. Например, в одном из объявлений 1840 Louisiana Courier говорилось: «Сейчас очень трудно найти людей, желающих покупать рабов из Миссисипи или Алабамы из-за опасений, что такая собственность может быть уже заложена в банки вышеупомянутых штатов. .”

Сидней и Нефф, фрагмент плана города Лоуэлл, Массачусетс, , 1850 г. Wikimedia Commons.

Новые национальные и международные рынки способствовали буму плантаций. Экспорт американского хлопка вырос со 150 000 тюков в 1815 году до 4 541 000 тюков в 1859 году. Перепись промышленных предприятий 1860 года, проведенная Бюро переписи населения, заявила, что «производство хлопка представляет собой наиболее яркую черту промышленной истории последних пятидесяти лет». Enslavers отправляли свой хлопок на север текстильным производителям и северным финансистам для поставок за границу.Северные страховые брокеры и экспортеры на Северо-Востоке получили большую прибыль.

В то время как Соединенные Штаты прекратили свое законное участие в мировой работорговле в 1808 году, работорговцы переместили один миллион порабощенных людей из Верхнего Юга, где производят табак, на хлопковые поля Нижнего Юга между 1790 и 1860 годами. Эта ужасная торговля человеческой плотью поддерживали занятия среднего класса на Севере и Юге: банкиры, врачи, юристы, страховые брокеры и судовые агенты получали прибыль.И, конечно же, это способствовало расширению текстильных фабрик на северо-востоке.

В то время как индустриализация обошла большую часть американского Юга, производство хлопка на юге, тем не менее, способствовало индустриализации Северо-Востока и Среднего Запада. Стремление производить ткань изменило американскую систему труда. В ранней республике от рабочих в обрабатывающей промышленности обычно можно было ожидать, что они будут работать на каждой стадии производства. Но новая система, сдельная, делила большую часть производства на отдельные этапы, выполняемые разными рабочими.В этой новой системе продавцы или инвесторы отправляли или «раздали» материалы отдельным лицам и семьям для завершения дома. Эти независимые рабочие затем передали частично готовую продукцию владельцу для передачи другому рабочему для завершения.

Однако уже в 1790-х годах купцы в Новой Англии начали экспериментировать с машинами, чтобы заменить систему выпуска. Чтобы осуществить этот переход, купцы и владельцы фабрик полагались на воровство британских технологических знаний для создания необходимых им машин.Например, в 1789 году текстильная фабрика в Потакете, штат Род-Айленд, заключила контракт с 21-летним британским иммигрантом Сэмюэлем Слейтером на постройку прядильной машины, а затем и чесальной. Слейтер учился на английской фабрике и преуспел в копировании английских машин. Плоды американского промышленного шпионажа достигли своего пика в 1813 году, когда Фрэнсис Кэбот Лоуэлл и Пол Муди воссоздали ткацкий станок с электроприводом, который использовался на фабриках Манчестера, Англия. Лоуэлл провел два года в Великобритании, наблюдая за мельницами в Англии и совершая поездку по ним.Он запомнил конструкцию ткацкого станка, чтобы, сколько бы раз британские таможенники ни обыскивали его багаж, он мог переправить английское промышленное ноу-хау в Новую Англию.

Вклад Лоуэлла в американский индустриализм был не только технологическим, но и организационным. Он помог реорганизовать и централизовать американский производственный процесс. Новый подход, система Уолтема-Лоуэлла, позволил создать текстильную фабрику, которая определила довоенную Новую Англию и американский индустриализм до гражданской войны.Современная американская текстильная фабрика была полностью построена в запланированном городке фабрики Лоуэлла в 1821 году, через четыре года после смерти самого Лоуэлла. Работающие на реке Мерримак в северном Массачусетсе и управляемые местными девушками с фермы, фабрики Лоуэлла централизовали процесс текстильного производства под одной крышей. Так родилась современная американская фабрика. Вскоре только в Лоуэлле трудились десять тысяч рабочих. Сара Райс, которая работала на соседней фабрике в Миллбери, нашла это «шумное место», которое было «более ограниченным, чем мне хотелось бы». Условия труда были тяжелыми для многих отчаявшихся «мельниц», которые неустанно работали на фабриках от восхода до заката. Один рабочий жаловался, что «большой класс женщин был и был обречен на рабство». Бастовали работницы. Они лоббировали улучшение рабочего времени. Но соблазн заработной платы был слишком велик. Как заметил другой рабочий, «очень много дам. . . отказались от шляп, шитья и учебы ради работы на фабрике ». Имея большое количество нетерпеливых рабочих, видение Лоуэлла привело к притоку капитала и предпринимателей в Новую Англию.Начался первый производственный бум в Америке.

Уинслоу Гомер, «Время звонка», Harper’s Weekly, том. 12 (июль 1868 г.): 472. Викимедиа.

Рыночная революция потрясла и другие отрасли. Мастера начали понимать, что новые рынки увеличивают спрос на их продукцию. Некоторые сапожники, например, отказались от традиционного метода изготовления обуви на заказ в своих домашних мастерских и вместо этого начали производить большие партии обуви готовых размеров для отправки в городские центры.Производители, желающие увеличения производства, отказались от старого личного подхода, когда полагались на одного-единственного подмастерья в качестве рабочей силы, и вместо этого наняли неквалифицированных наемных рабочих, которых не нужно было обучать всем аспектам изготовления обуви, а можно было просто назначить один повторяемый аспект задача. Заводы постепенно заменяли магазины. Старая патерналистская система ученичества, предполагавшая наличие долгосрочных обязательств между учеником и мастером, уступила место более безличной и более гибкой системе труда, в которой неквалифицированных рабочих можно было нанимать и увольнять в соответствии с требованиями рынка.Писатель в газете New York Observer в 1826 году жаловался: «Учитель больше не живет среди своих учеников [и] наблюдает за их моральными и механическими улучшениями». Мастера, превратившиеся в работодателей, теперь не только имели меньше обязательств перед своими работниками, но и имели меньшую привязанность. Они больше не разделяли узы своей торговли, но были включены в новые классовые отношения: работодатели и служащие, начальники и рабочие, капиталисты и рабочие. С другой стороны, рабочие были освобождены от долгосрочных патерналистских обязательств ученичества или юридического подчинения наемного рабства.Теоретически они могли работать, когда и где хотели. Когда мужчины или женщины заключали соглашение с работодателем о работе за заработную плату, им «давали возможность без каких-либо ограничений распределять между собой свои доли. . . по неразумным законам », как розово провозгласил преподобный Алонзо Поттер в 1840 году. Но хотя новая система труда прославлялась на севере Соединенных Штатов как« бесплатный труд », на нее одновременно сетовали растущий класс беспомощных рабочих.

По мере того, как север Соединенных Штатов стремительно рвался к коммерциализации и ранней капиталистической экономике, многие американцы беспокоились из-за растущего разрыва между богатыми бизнесменами и бедными наемными рабочими.Элиты, подобные Дэниелу Вебстеру, могли защищать свое богатство и привилегии, настаивая на том, что все рабочие могли бы достичь «полезной и предприимчивой карьеры», если бы они были «трудолюбивыми и трезвыми», но активист-профсоюз Сет Лютер возражал, что капитализм создал «жестокую систему добычи на тела и умы производящих классов. . . ни для одной другой цели, кроме как дать возможность «богатым» «позаботиться о себе», в то время как бедные должны работать или голодать ».

Американцы начали свою промышленную революцию с надеждой на то, что все мужчины смогут начать свою карьеру как скромные наемные работники, но позже с упорным трудом добьются положения собственности и стабильности.Наемный труд традиционно рассматривался как состояние зависимости, подходящее только как временная точка пути для молодых людей, не имеющих ресурсов на пути к среднему классу и экономическому успеху, необходимому для содержания жены и детей, укоренившихся в домашней сфере. Детские журналы, такие как Juvenile Miscellany и Parley’s Magazine , прославляли перспективы продвижения по экономической лестнице. Эта «идеология свободного труда» дала многим северянам острое чувство превосходства над рабской экономикой южных штатов.

Но коммерческая экономика часто не оправдывала своих обещаний по социальной мобильности. Депрессии и спады могут разрушить предприятия и заставить владельцев работать по найму. Даже в периоды процветания неквалифицированные рабочие могли постоянно испытывать недостаток в хорошей заработной плате и экономической безопасности и поэтому всегда были вынуждены зависеть от дополнительных доходов от своих жен и маленьких детей.

Наемные рабочие - население, непропорционально состоящее из иммигрантов и более бедных американцев, - сталкивались с низкой заработной платой, большим рабочим днем ​​и опасными условиями труда.Разразился классовый конфликт. Вместо формального неравенства контракта главного и служащего, работодатель и работник заключили контракт предположительно на равных. Но иерархия была очевидна: работодатели обладали финансовой безопасностью и политической властью; сотрудники столкнулись с неуверенностью и бессилием на рабочем месте. В зависимости от прихотей работодателей некоторые рабочие обратились к забастовкам и профсоюзам, чтобы объединить свои ресурсы. В 1825 году группа подмастерьев в Бостоне сформировала Союз плотников в знак протеста против их неспособности «содержать семью в настоящее время с заработной платой, которая обычно выплачивается. Рабочие организовывали союзы, чтобы заявить о себе и завоевать уважение и ресурсы кормильца и гражданина.

Для менеджеров среднего класса и гражданских лидеров, оказавшихся между рабочими и собственниками, профсоюзы разжигали опасный антагонизм между работодателями и служащими. Они противопоставляли любые претензии на врожденный классовый конфликт идеологией социальной мобильности. Владельцы и менеджеры среднего класса оправдывали свои экономические привилегии как естественный продукт превосходных черт характера, включая принятие решений и упорный труд.Одна группа мастеров-плотников осудила своих замечательных подмастерьев в 1825 году, заявив, что рабочие с «трудолюбивыми и умеренными привычками, в свою очередь, стали преуспевающими и уважаемыми мастерами, а большая часть наших механиков получила возможность приобрести собственность и респектабельность. , имея справедливый вес и влияние в обществе ». В речи 1856 года в Каламазу, штат Мичиган, Авраам Линкольн должен был заверить свою аудиторию, что коммерческие преобразования страны не привели американских рабочих в рабство.По его словам, южане «настаивают на том, что их рабам намного лучше, чем северным свободным гражданам. Какое ошибочное мнение этих людей о северных рабочих! Они думают, что мужчины всегда должны оставаться здесь чернорабочими, но такого класса нет. Человек, который работал еще в прошлом году, в этом году трудится на себя. А в следующем году он наймет других, чтобы они работали на него ». Это важное убеждение подкрепляло приверженность Севера «свободному труду» и принесло рыночной революции широкое признание.

В первой половине девятнадцатого века семьи на севере Соединенных Штатов все активнее участвовали в денежной экономике, созданной рыночной революцией. Первые шаги индустриализации переместили работу из дома. Эти изменения изменили представления американцев о том, что представляет собой работа, и, следовательно, изменили то, что значит быть американкой и американским мужчиной. По мере того как американцы находили больше товаров в магазинах и производили меньше дома, возможность отстранять женщин и детей от работы определяла классовый статус семьи.Этот идеал, конечно, игнорировал реальность женской работы дома и был возможен только для богатых. Таким образом, рыночная революция не только изменила экономику, но и изменила характер американской семьи. Когда рыночная революция подтолкнула рабочих к новым системам производства, она изменила гендерные роли. Рынок интегрировал семьи в новую денежную экономику. По мере того как американцы покупали больше товаров в магазинах и меньше производили дома, чистота домашней жизни - идеализированного царства женщин и детей - все больше означала классовый статус семьи.

Женщины и дети работали в дополнение к низкой заработной плате многих рабочих-мужчин. В возрасте около одиннадцати или двенадцати лет мальчики могли устраиваться на работу в офисах или официантами, зарабатывая, возможно, доллар в неделю, чтобы поддерживать доходы своих родителей. Идеал невинного и защищенного детства был привилегией для семей среднего и высшего классов, которые могли смотреть свысока на бедные семьи. Джозеф Такерман, священник-унитарий, служивший бедным бостонцам, сетовал на отсутствие дисциплины и регулярности среди детей из бедных семей: «Один час их заставляют работать, чтобы добыть топливо или выполнить какую-либо другую услугу; в следующем им разрешено идти, куда они хотят, и делать то, что они хотят. Из-за того, что дети из бедных семей не могли посещать школу, они служили экономическим имуществом для их обездоленных семей.

Между тем образование, полученное детьми среднего класса, заложило основу для будущих экономических привилегий. По мере того как ремесленники теряли контроль над своим ремеслом, у молодых людей появлялся больший стимул тратить время на образование, чтобы позже найти квалифицированные должности. Формальное образование было особенно важно для молодых людей, которые хотели получить образование в сфере розничной торговли или коммерческой деятельности.Предприимчивые инструкторы основали школы, чтобы помочь «молодым джентльменам, готовящимся к коммерческим и другим занятиям, которые могут желать образования выше, чем обычно получают в обычных школах, но отличного от образования в колледже и лучше адаптированного к их конкретному бизнесу», например организованный в 1820 году Уорреном Колберном из Бостона. В ответ на эту потребность Бостонский школьный комитет создал английскую среднюю школу (в отличие от латинской школы), которая могла «дать ребенку образование, подходящее для его активной жизни, и служить основой для его выдающихся достижений. профессия, будь то коммерческая или механическая, «сверх той», которую теперь могут предоставить наши государственные школы.”

«Сфера женщины», Книга леди Годи, т. 40 (март 1850 г.): 209. Университет Вирджинии.

Образование дало молодым женщинам средства для изысканной и благородной жизни. После того, как шестнадцатилетняя Элизабет Дэвис уехала из дома в 1816 году, чтобы поступить в школу, ее отец объяснил, что этот опыт «заложит основу вашего будущего характера и респектабельности». После турне по Соединенным Штатам в 1830-х годах Алексис де Токвиль высоко оценил независимость, предоставленную молодой американке, у которой была «великая сцена в мире».. . открыта для нее »и чье образование подготовило ее к проявлению как разума, так и морального чутья. Молодые женщины среднего возраста также использовали свое образование, чтобы занять должности школьных учителей в расширяющейся общей школьной системе. Бристольская академия в Тонтоне, штат Массачусетс, например, рекламировала «обучение. . . в педагогическом искусстве »для учениц. В 1825 году Нэнси Денисон покинула Академию Конкорд со ссылками, свидетельствующими о том, что она была «квалифицирована, чтобы преподавать с успехом и с прибылью» и «очень охотно рекомендовала [ред]» для «этой очень ответственной работы.”

Молодежь из среднего класса нашла возможности для респектабельной работы через формальное образование, но бедная молодежь оставалась в маргинализированном положении. Отчаянное финансовое положение их семей не позволяло им пользоваться плодами образования. Когда дети из малообеспеченных семей получали обучение в таких учреждениях, как Дом-убежище в Нью-Йорке, они часто одновременно передавались по договору успешным семьям, чтобы они работали в поле или в качестве домашней прислуги. Общество исправления несовершеннолетних правонарушителей Нью-Йорка отправило своих подопечных в такие места, как ферма Сильвестра Ласка в Энфилде, штат Коннектикут.Ласк учил мальчиков «торговле и тайнам земледелия», а девочек - «торговле и тайнам домашнего хозяйства». В обмен на «достаточное количество мяса, напитков, одежды, жилья и стирки, подходящих для ученика» и элементарное образование, ученики обещали послушание, нравственность и верность. Бедные дети также нашли работу на таких фабриках, как текстильные фабрики Сэмюэля Слейтера на юге Новой Англии. Слейтер опубликовал в газете объявление о «четырех или пяти активных парнях в возрасте около 15 лет, которые будут учиться на хлопковой фабрике.”

Итак, в начале девятнадцатого века возможности получения образования и работы часто зависели от класса данной семьи. В колониальной Америке почти все дети работали в рамках выбранной родителями профессии, будь то сельское хозяйство или ремесленничество. Однако во время рыночной революции больше детей смогли откладывать работу. Американцы стремились обеспечить «романтическое детство» - период, когда мальчиков и девочек укрывали дома и воспитывали в начальной школе. Этот идеал был доступен семьям, которые могли выжить без труда своих детей. По мере взросления этих детей их ранний опыт часто определял, займут ли они респектабельные, хорошо оплачиваемые должности или станут зависимыми работниками с небольшими перспективами социальной мобильности.

Точно так же, как ожидалось, что дети будут защищены от мира труда взрослых, американская культура требовала, чтобы мужчины и женщины играли разные гендерные роли в процессе подготовки к браку и семейной жизни. Идеология «отдельных сфер» выделяет общественную сферу - мир экономического производства и политической жизни - как мужскую область, а мир потребителей и семейную жизнь - как женскую.(Даже неработающие женщины трудились, делая покупки для домашнего хозяйства, производя продукты питания и одежду, убирая, обучая детей и выполняя аналогичные действия. Но это считалось «домашним», потому что они не приносили денег в домашнее хозяйство, хотя они тоже были необходимы для экономическая жизнеспособность домохозяйства.) В то время как реальность запутала идеал, разрыв между частным, женским миром дома и публичным, мужским миром бизнеса определил американскую гендерную иерархию.

Идея отдельных сфер также демонстрирует отчетливую классовую предвзятость.Средние и высшие классы укрепляли свой статус, защищая «своих» женщин от суровых реалий наемного труда. Женщины должны были быть матерями и воспитательницами, а не партнерами в производстве. Но женщины из низшего класса продолжали вносить непосредственный вклад в экономику домохозяйства. Идеал среднего и высшего класса был осуществим только в домашних хозяйствах, где женщинам не нужно было заниматься оплачиваемым трудом. В более бедных домохозяйствах женщины занимались наемным трудом в качестве фабричных рабочих, сдельщиков, производящих товары для рыночного потребления, хозяев таверн и гостиниц, а также домашней прислуги.Хотя многие из основных задач, которые выполняли женщины, остались прежними - производство одежды, выращивание овощей, наблюдение за производством молочных продуктов и выполнение любого количества других домашних работ, - ключевое различие заключалось в том, выполняли ли они эти задачи за деньги в рыночной экономике и когда.

Внутренние ожидания постоянно менялись, и рыночная революция изменила традиционные домашние обязанности многих женщин. Производство ткани, например, развивалось в ходе рыночной революции, поскольку новое механизированное производство увеличивало объем и разнообразие тканей, доступных для обычных людей.Это избавило многих обеспеченных женщин от традиционной трудовой обязанности. По мере того как производство тканей стало коммерческим, домашнее производство женских тканей стало менее важным для экономики домашних хозяйств. Покупка ткани, а затем и готовой одежды начала превращать женщин из производителей в потребителей. Одна женщина из штата Мэн, Марта Баллард, регулярно упоминала прядение, ткачество и вязание в дневнике, который она вела с 1785 по 1812 год. Марта, ее дочери и ее соседи пряли и плели льняную и шерстяную пряжу и использовали их для производства разнообразных изделий. тканей, чтобы сшить одежду для своей семьи.Производство ткани и одежды было круглогодичным и трудоемким процессом, но оно предназначалось для домашнего потребления, а не для коммерческих рынков.

В городах, где женщины могли покупать дешевую импортную ткань, чтобы превратить ее в одежду, они стали квалифицированными потребителями. Они копили деньги, заработанные их мужьями, сравнивая ценности и торгуясь из-за цен. В одном типичном случае миссис Питер Саймон, жена капитана, осмотрела двадцать шесть ярдов голландской ткани, чтобы убедиться, что она стоит 130 фунтов стерлингов. Даже богатые женщины покупали дорогие товары. В то время как слуги или порабощенные люди обычно совершали недорогие покупки, хозяйка дома доверяла только своему проницательному глазу для дорогих или конкретных покупок.

Женщины также могут использовать свои навыки в бизнесе. Помимо работы швеями, модистками или прачками, женщины могут выполнять оплачиваемую работу для соседей или знакомых или совмещать производство одежды с управлением пансионатом. Даже порабощенных рабочих, обладающих особыми навыками в производстве одежды, можно было нанять по более высокой цене или даже договориться о работе на неполный рабочий день.Однако большинство порабощенных людей продолжали производить предметы домашнего обихода, в том числе более простые ткани и одежду, для домашнего потребления.

Томас Хорнер, «Бродвей, Нью-Йорк», 1836 г. Смитсоновский музей американского искусства.

Подобные внутренние ожидания разыгрались в рабовладельческих штатах. Порабощенные женщины трудились на полях. Белые утверждали, что афроамериканские женщины менее нежны и женственны, чем белые женщины, и поэтому идеально подходят для сельскохозяйственных работ. Между тем южный идеал установил, что хозяйки белых плантаций защищены от физического труда из-за их самой белизны.Однако повсюду в рабовладельческих штатах, за исключением меньшинства плантаций с десятками порабощенных рабочих, большинство белых женщин по необходимости продолжали помогать с посадкой, сбором урожая и переработкой сельскохозяйственных культур, несмотря на закрепленное за этим культурное клеймо. Белые южане продолжали производить большие порции еды и одежды в домашних условиях. Даже когда они были ориентированными на рынок производителями товарных культур, белые южане по-прежнему настаивали на том, что их приверженность плантационному рабству и расовой иерархии делает их морально выше жадных северян и их бессердечных беспощадных торговцев.Южане и северяне все чаще считали свой образ жизни несовместимым.

Хотя рыночная революция изменила экономические роли многих женщин, их правовой статус остался практически неизменным. После замужества женщины были признаны мертвыми в соответствии с понятием прикрытия - обычаем, согласно которому супружеские пары считались единой единицей, представленной мужем. Без особых мер предосторожности или вмешательства женщины не могли зарабатывать собственные деньги, владеть своей собственностью, подавать в суд или против них. Любые заработанные или потраченные деньги по закону принадлежат их мужьям.Женщины совершают покупки в кредит своих мужей, и в любой момент мужья могут лишить своих жен доступа к кредитам. Хотя несколько штатов сделали развод доступным - раньше развод был законным только в конгрегационалистских штатах, таких как Массачусетс и Коннектикут, где брак был строго гражданским договором, а не религиозным, - он оставался чрезвычайно дорогим, трудным и редким. Брак, как правило, был юридически обязательным контрактом.

Представления о браке, если не правовые реалии, начали меняться.Конец восемнадцатого и начало девятнадцатого века ознаменовали начало перехода от «институционального» брака к «товарищескому» браку. Официальные браки - это прежде всего трудовые отношения, которые максимально увеличивали шансы пары и их детей на выживание и процветание. Мужчины и женщины оценивали навыки друг друга, связанные с домашним производством, хотя внешность и личность, безусловно, входили в уравнение. Но в конце восемнадцатого века, под влиянием мысли Просвещения, молодые люди стали отдавать предпочтение характеру и совместимости своих потенциальных партнеров.Деньги по-прежнему были важны: браки вызвали самый крупный перераспределение собственности до переселения имений в случае смерти. Но способы этого перераспределения менялись. Земля стала менее важной основой для сватовства, особенно на Севере, поскольку богатые молодые люди стали не только фермерами и торговцами, но и банкирами, клерками или профессионалами. Повышенному вниманию молодых людей к привязанности и привлекательности способствовала усложняющаяся экономика, предлагавшая новые способы хранения, перемещения и создания материальных ценностей, что либерализовало критерии, по которым семьи оценивали потенциальных родственников супругов.

Чтобы считаться успешным в семейной жизни, американский мужчина, принадлежащий к среднему классу, обычно стремился иметь удобный дом и жениться на женщине с твердыми моральными принципами и религиозными убеждениями, которая взяла бы на себя ответственность за воспитание добродетельных, хорошо воспитанных детей. Обязанности мужа и жены из среднего класса будут четко разделены на отдельные сферы. Только муж отвечал за создание богатства и участие в коммерции и политике - в общественной сфере. Жена отвечала за частное - поддержание хорошего дома, бережное отношение к домашним расходам и воспитание детей, прививая им добродетели среднего класса, которые обеспечили бы их успех в будущем.Но для бедных семей пожертвовать потенциальным экономическим вкладом жен и детей было невозможно.

Более пяти миллионов иммигрантов прибыли в Соединенные Штаты между 1820 и 1860 годами. Ирландские, немецкие и еврейские иммигранты искали новую жизнь и экономические возможности. К моменту гражданской войны почти каждый восьмой американец родился за пределами Соединенных Штатов. Иммигрантов в Соединенные Штаты привлекала серия факторов толчка и притяжения.

В Англии экономический спад побудил парламент модернизировать британское сельское хозяйство, отменив общие земельные права для ирландских фермеров.Эта политика обычно была нацелена на католиков в южных графствах Ирландии и побудила многих искать большие возможности в других местах. Быстро развивающаяся американская экономика подтолкнула ирландских иммигрантов к портам на востоке Соединенных Штатов. Между 1820 и 1840 годами в Соединенные Штаты прибыло более 250 000 ирландских иммигрантов. Без капитала и навыков, необходимых для покупки и эксплуатации ферм, ирландские иммигранты селились в основном в северо-восточных городах и поселках и выполняли неквалифицированную работу. Ирландские мужчины обычно эмигрировали в одиночку и, когда это было возможно, практиковали так называемую цепную миграцию.Цепная миграция позволила ирландским мужчинам отправлять домой часть своей заработной платы, которая затем использовалась либо для содержания своих семей в Ирландии, либо для покупки билетов для родственников, которые приедут в Соединенные Штаты. Ирландская иммиграция следовала этой схеме в 1840-е и 1850-е годы, когда печально известный ирландский голод спровоцировал массовый исход из Ирландии. Между 1840 и 1860 годами 1,7 миллиона ирландцев бежали от голода и жестокой английской политики, сопровождавшей его. Когда ирландских рабочих в северных городах начали заниматься ручным, неквалифицированным трудом в самых грязных и опасных занятиях в городах Америки, их сравнивали с афроамериканцами, а антииммигрантские газеты изображали их с обезьяньими чертами лица.Несмотря на враждебность, ирландские иммигранты сохранили свои социальные, культурные и религиозные убеждения и оставили неизгладимый след в американской культуре.

В то время как ирландцы селились в основном в прибрежных городах, большинство немецких иммигрантов использовали американские порты и города в качестве временных путевых точек, прежде чем поселиться в сельской местности. Более 1,5 миллиона иммигрантов из различных немецких земель прибыли в Соединенные Штаты в довоенную эпоху. Хотя некоторые южные немцы бежали из-за ухудшающихся сельскохозяйственных условий и последствий неудавшихся революций 1848 года, многие немцы просто искали более стабильные экономические возможности.Немецкие иммигранты, как правило, путешествовали семьями и несли с собой навыки и капитал, которые позволили им войти в профессию среднего класса. Немцы мигрировали на Старый Северо-Запад, чтобы заниматься сельским хозяйством в сельских районах и практиковать торговлю в растущих сообществах, таких как Сент-Луис, Цинциннати и Милуоки, три города, которые образовали то, что впоследствии стало называться Немецким треугольником.

католиков и евреев-немцев преобразовали районы республики. Хотя записи немногочисленны, еврейское население Нью-Йорка выросло примерно с пятисот в 1825 году до сорока тысяч в 1860 году. Аналогичный рост наблюдался и в других американских городах. Еврейские иммигранты, родом из юго-западной Германии и некоторых частей оккупированной Польши, перебрались в Соединенные Штаты через цепную миграцию и в качестве семейных единиц. В отличие от других немцев, еврейские иммигранты редко селились в сельской местности. Оживившись, еврейские иммигранты нашли работу в розничной торговле, торговле и кустарном производстве, например, пошиве одежды. Они быстро нашли свою основу и стали неотъемлемой частью американской рыночной экономики.Подобно тому, как ирландские иммигранты формировали городской пейзаж, строя церкви и католические школы, еврейские иммигранты возводили синагоги и оставили свой след в американской культуре.

Внезапный приток иммиграции вызвал негативную реакцию среди многих коренных англо-протестантских американцев. Это нативистское движение, особенно опасавшееся растущего католического присутствия, стремилось ограничить европейскую иммиграцию и помешать католикам основывать церкви и другие учреждения. Популярный в северных городах, таких как Бостон, Чикаго, Филадельфия и других городах с большим католическим населением, нативизм даже породил свою собственную политическую партию в 1850-х годах.Американская партия, более известная как Партия Незнайки, добилась успеха на местных выборах и выборах в штатах по всему Северу. Партия даже выдвигала кандидатов в президенты в 1852 и 1856 годах. Быстрый рост Незнайки, отражающий широко распространенные антикатолические и антииммигрантские настроения, замедлил европейскую иммиграцию. Иммиграция резко сократилась после 1855 года, поскольку нативизм, Крымская война и улучшение экономических условий в Европе отговорили потенциальных мигрантов от поездки в Соединенные Штаты.Только после Гражданской войны в США уровни иммиграции сравняются и в конечном итоге превзойдут уровни 1840-х и 1850-х годов.

В промышленных северных городах ирландские иммигранты пополнили ряды рабочего класса и быстро столкнулись с политикой промышленного труда. Многие рабочие создавали профсоюзы во время ранней республики. Такие организации, как Федеральное общество подмастерьев-кордвейнеров Филадельфии или Бостонский союз плотников, работали в определенных отраслях в крупных городах Америки.Эти профсоюзы стремились защитить экономическую мощь своих членов, создавая закрытые предприятия - рабочие места, где работодатели могли нанимать только членов профсоюзов - и проводя забастовки для улучшения условий труда. Политические лидеры осудили эти организации как незаконные комбинации и заговоры, направленные на продвижение узких личных интересов рабочих выше прав владельцев собственности и интересов общего блага. Профсоюзы не становились юридически приемлемыми до 1842 года, когда Верховный суд штата Массачусетс вынес решение в пользу союза, организованного среди бостонских сапожников, утверждая, что рабочие были способны действовать «таким образом, чтобы наилучшим образом служить своим интересам». Даже после этого дела профсоюзы оставались в шатком правовом положении.

На этом антикатолическом эстампе изображены католические священники, прибывающие на лодке, а затем угрожающие дяде Сэму и молодому протестантскому мальчику, который сопротивляется протягиванию Библии. Антикатолическая карикатура, отражающая нативистское восприятие угрозы, исходящей от влияния Римской церкви в Соединенных Штатах через ирландскую иммиграцию и католическое образование. Н. Карриер, «Общество пропаганды, более свободное, чем желанное», 1855 г.Библиотека Конгресса.

В 1840-х годах профсоюзные активисты организовывались для ограничения рабочего времени и защиты детей на фабриках. Ассоциация фермеров, механиков и других рабочих Новой Англии (NEA) мобилизовала усилия, чтобы установить десятичасовой рабочий день во всех отраслях промышленности. Они утверждали, что десятичасовой рабочий день улучшит непосредственные условия труда рабочих, предоставив «время и возможности для интеллектуального и морального совершенствования». После общегородской забастовки в Бостоне в 1835 году Десятичасовое движение быстро распространилось на другие крупные города, такие как Филадельфия.Кампания за свободное время была частью усилий мужского рабочего класса по разоблачению пустоты патерналистских требований работодателей и их риторики о моральном превосходстве.

Женщины, основной источник рабочей силы на фабриках с начала 1800-х годов, начали одни из самых первых забастовок за улучшение условий труда. Текстильные операторы в Лоуэлле, штат Массачусетс, «свернули» (ушли) свою работу в 1834 и 1836 годах. Во время Десятичасового движения 1840-х годов женщины-операторы оказали решающую поддержку.Под руководством Сары Бэгли Ассоциация по реформе женского труда Лоуэлла организовала акции протеста, за которые собрались тысячи подписей «девушек с фабрик». Как и мужчины-активисты, Бэгли и ее соратники использовали стремление к психическому совершенствованию как главный аргумент в пользу реформ. В передовой статье 1847 года в Voice of Industry , рабочей газете, издаваемой Бэгли, спрашивалось: «Кто после тринадцати часов непрерывного упорного монотонного труда может сесть и сосредоточить свой ум на глубоких и долгих размышлениях?» Несмотря на широкую поддержку десятичасового рабочего дня, движение достигло лишь частичного успеха.Президент Мартин Ван Бюрен установил политику десятичасового рабочего дня для работников федеральных проектов общественных работ. В 1847 году в Нью-Гэмпшире был принят закон штата, а год спустя - в Пенсильвании. Оба штата, однако, разрешили рабочим добровольно соглашаться работать более десяти часов в день.

В 1842 году детский труд стал доминирующей проблемой в американском рабочем движении. Защита работающих детей получила больше поддержки среднего класса, чем защита взрослых рабочих. Петиция родителей из Фолл-Ривер, фабричного городка на юге Массачусетса, в котором работает большая часть детей, просила законодательный орган принять закон, «запрещающий наем детей на производственные предприятия в определенном возрасте и на определенное количество часов, которые должны быть постоянными. вредны для их здоровья и несовместимы с образованием, необходимым для их благополучия. Массачусетс быстро принял закон, запрещающий детям в возрасте до двенадцати лет работать более десяти часов в день. К середине XIX века все штаты Новой Англии последовали примеру Массачусетса. В период с 1840-х по 1860-е годы эти законодательные акты постепенно продлевали возраст охраны труда и гарантии школьного образования. По всему региону государственные чиновники согласились с тем, что детям младшего возраста (в возрасте от девяти до двенадцати лет) следует препятствовать работе на опасных занятиях, а детям старшего возраста (в возрасте от двенадцати до пятнадцати лет) следует совмещать свой труд с образованием и временем для отдыха.

Рабочие-мужчины стремились улучшить свои доходы и условия труда, чтобы создать домашнее хозяйство, защищающее женщин и детей в рамках домашней сферы. Но прирост рабочей силы был ограничен, и движение оставалось умеренным. Несмотря на вызов индустриальным условиям труда, активизм в довоенной Америке оставался в значительной степени привязанным к идеалу свободного труда. Позднее рабочее движение поддержало северное движение за свободную землю, которое бросило вызов распространению рабства в 1840-х годах, одновременно продвигая превосходство северной системы торговли над южным институтом рабства, пытаясь, что гораздо менее успешно, реформировать капитализм.

В начале девятнадцатого века южное сельское хозяйство, производимое порабощенным трудом, подпитывало северную промышленность, производимую наемными рабочими и управляемую новым средним классом. Новые транспортные средства, новое оборудование и новые организации труда интегрировали ранее изолированные районы колониальной экономики в национальную промышленную деятельность. Индустриализация и денежная экономика связали разные регионы вместе, в то же время, когда идеология разлучила американцев. Прославляя свободу контрактов, которая отличала наемного рабочего от наемного слуги предыдущих поколений или порабощенного рабочего на южном хлопковом поле, политические лидеры заявили, что американская революция унаследовала Север.Но рост промышленного детского труда, требования рабочих объединяться в профсоюзы, экономическая уязвимость женщин и приток неангло-иммигрантов заставили многих американцев усомниться в значении свободы после рыночной революции.

1. Джеймс Мэдисон просит Конгресс поддержать внутренние улучшения, 1815

После войны 1812 года американцы стремились укрепить свою нацию за счет государственных расходов на инфраструктуру или того, что тогда называлось внутренними улучшениями.В своем седьмом ежегодном обращении к конгрессу Мэдисон призвал к государственным инвестициям для создания национальных дорог, каналов и даже национальной семинарии. Он также призвал к введению тарифа или налога на определенный импорт, призванного сделать иностранные товары более дорогими, что дало бы американским производителям преимущество на внутренних рынках.

2. Путешественник описывает жизнь вдоль канала Эри, 1829 г.

Бэзил Холл, британский посетитель, путешествовал по каналу Эри и тщательно записывал то, что он нашел.В этом отрывке он описал жизнь в Рочестере, штат Нью-Йорк. Рочестер и другие небольшие города в северной части штата Нью-Йорк быстро росли благодаря каналу Эри.

3. Подмастерье кузнеца, 1836 г.

Заводы и производство рыночной революции подорвали богатство и власть квалифицированных владельцев малого бизнеса, называемых ремесленниками. Этот договор об аренде иллюстрирует предыдущий способ ведения дел, когда молодой человек соглашался служить несколько лет подмастерьем у квалифицированного ремесленника, прежде чем отправиться в путь самостоятельно.

4. Мария Стюарт оплакивает последствия расизма, 1832 г.

Мария Стюарт потрясла публику в Бостоне рядом мощных речей. Ее самой распространенной темой было зло рабства. Однако здесь она атакует душераздирающие последствия расизма в американском капитализме, утверждая, что отсутствие социального и экономического равенства обрекло чернокожих американцев на жизнь, полную страданий и духовную смерть .

5. Ребекка Берленд вспоминает свою эмиграцию из Англии в Иллинойс, 1848 г.

Ребекка Берленд, ее муж и дети эмигрировали в Иллинойс из Англии в 1831 году.Эти размышления описывают ее реакцию на приземление в Новом Орлеане, плавание по Миссисипи в Сент-Луис и, наконец, прибытие в свой новый дом в Иллинойсе. Это был ее первый опыт знакомства с американским рабством, американским пейзажем и суровыми условиями жизни в ее новом доме.

6. Гарриет Х. Робинсон вспоминает забастовку заводских рабочих 1836 г.

Социальные потрясения рыночной революции создали новую напряженность между богатыми и бедными, особенно между новым классом рабочих и новым классом менеджеров.Лоуэлл, штат Массачусетс, был местом расположения первой американской фабрики. В этом документе женщина вспоминает забастовку, в которой она участвовала на текстильной фабрике Lowell.

7. Алексис де Токвиль, «Как американцы понимают равенство полов», 1840 г.

Французский политический мыслитель Алексис де Токвиль много путешествовал по Соединенным Штатам, собирая исследования для своей книги « Демократия в Америке ». В этом отрывке он описал веру в то, что американские мужчины и женщины живут в «разных сферах»: мужчины на публике, женщины дома.Это ожидание оправдывало отказ женщинам в правах. В Америке девятнадцатого века все женщины были лишены политических прав, но лишь небольшое количество богатых семей могло позволить себе отстранить женщин от экономического производства, как утверждала де Токвиль.

8. Обложка нот аболиционистов, 1844

«Транспортная революция» повлияла на экономические изменения в начале 1800-х годов, но массовое строительство железных дорог также оказало глубокое влияние на американскую политику и культуру.На этой титульной странице с нотами показано, как аболиционисты использовали изображения железных дорог, чтобы отстаивать немедленное освобождение порабощенных людей и продвигать свою политическую платформу перед президентскими выборами 1844 года.

9. Антикатолическая карикатура, 1855 г.

Ирландская иммиграция изменила американские города. Однако многие американцы встретили вновь прибывших с подозрением или враждебностью. Антикатолическая карикатура Натаниэля Карриера отражает распространенное в Америке мнение о том, что ирландские католические иммигранты представляют угрозу для Соединенных Штатов.

Эту главу отредактировала Джейн Фиген Грин, а ее содержание внесли Келли Арехарт, Майлз Бопре, Кристин Кондотта, Джейн Фиген Грин, Натан Джереми-Бринк, Линдси Кейтер, Бренден Кеннеди, Уильям Керриган, Кристофер Савула, Дэвид Шли и Евгения. Шейдер Шуп.

Рекомендуемое цитирование: Kelly Arehart et al., «Market Revolution», Jane Fiegen Green, ed., В The American Yawp , eds. Джозеф Локк и Бен Райт (Стэнфорд, Калифорния: Stanford University Press, 2018).

Рекомендуемая литература

  • Баллейзен, Эдвард Дж. Навигационная неудача: банкротство и коммерческое общество в довоенной Америке. Чапел-Хилл: University of North Carolina Press, 2001.
  • Блюетт, Мэри Х. Мужчины, женщины и работа: класс, пол и протест в обувной промышленности Новой Англии, 1780–1910 гг. Урбана: University of Illinois Press, 1988.
  • Бойдстон, Жанна. Дом и работа: работа по дому, заработная плата и идеология труда в ранней республике. Нью-Йорк: Oxford University Press, 1990.
  • Дублин, Томас. Преобразование женской работы: Новая Англия живет в условиях промышленной революции. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1994.
  • Фалер, Пол Г. Механики и производители в начале промышленной революции: Линн, Массачусетс, 1760–1860. Олбани: SUNY Press, 1981.
  • Фонер, Эрик. Свободная земля, свободный труд, свободные люди: идеология республиканской партии до гражданской войны. Нью-Йорк: Oxford University Press, 1970.
  • Гринберг, Джошуа Р. Защита мужчин: мужественность, организованный труд и домашнее хозяйство в Нью-Йорке, 1800–1840 гг. Нью-Йорк: Columbia University Press, 2008.
  • Халттунен, Карен. Уверенность мужчин и нарисованных женщин: исследование культуры среднего класса в Америке, 1830–1870. Yale University Press, 1982.
  • Хартиган-О’Коннор, Эллен. Галстуки, которые покупают: женщины и торговля в революционной Америке. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 2009.
  • Хау, Дэниел Уокер. Что сотворил Бог: преобразование Америки, 1815–1848 гг. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2007.
  • Иннес, Стивен, изд. Работа и труд в ранней Америке. Чапел-Хилл: Университет Северной Каролины Press, 1988.
  • Жабур, Аня. Брак в ранней республике: Элизабет и Уильям Вирт и идеал компаньона. Балтимор: издательство Университета Джона Хопкинса, 1998.
  • Ларсон, Джон Лауриц. Рыночная революция в Америке: свобода, амбиции и затмение общего блага. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 2010.
  • Леви, Джонатан. Freaks of Fortune: новый мир капитализма и риска в Америке. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2012.
  • Ласки, Брайан П. О создании: клерки и поиски капитала в Америке девятнадцатого века. Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета, 2010.
  • Мэтсон, Кэти и Венди А. Волосон. Рискованный бизнес: выигрыш и проигрыш в ранней американской экономике, 1780–1850 гг. Филадельфия: Библиотечная компания Филадельфии, 2003 г.
  • Макнер, Кэтрин. Укрощение Манхэттена: экологические битвы в довоенном городе. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2014.
  • Мелиш, Джоанна Поуп. Отречение от рабства: постепенное освобождение и «раса» в Новой Англии, 1780–1860 гг. . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1998.
  • Михм, Стивен. Нация фальшивомонетчиков: капиталисты, аферисты и создание Соединенных Штатов. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2009.
  • Мерфи, Тереза ​​Энн. Ten Hours ’Labor: Religion, Reform, and Gender in Early New England. Ithaca, NY: Cornell University Press, 1992.
  • Райс, Стивен П. Размышляя о машине: языки класса в раннеиндустриальной Америке. Беркли: Калифорнийский университет Press, 2004.
  • Ротенберг, Уинифред Барр. От рыночных площадей к рыночной экономике: преобразование сельского штата Массачусетс, 1750–1850 гг. Чикаго: University of Chicago Press, 1992.
  • Райан, Мэри П. Колыбель среднего класса: семья в округе Онейда, Нью-Йорк, 1790–1865. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1981.
  • Продавцы, Чарльз Грир. Рыночная революция: Джексоновская Америка, 1815–1846 гг. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1991.
  • Такер, Барбара М. Сэмюэл Слейтер и истоки американской текстильной промышленности, 1790–1860. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1984.

Банкноты

5. Американская революция | АМЕРИКАНСКИЙ YAWP

Пол Ревер, Высадка войск, ок. 1770. Предоставлено Американским антикварным обществом. Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International (CC BY-NC-SA 4.0.

).

* Американский Yawp - это развивающийся совместный текст.Щелкните здесь, чтобы улучшить эту главу. *

В 1760-х годах Бенджамин Раш, уроженец Филадельфии, рассказал о своем посещении парламента. Увидев королевский трон в Палате лордов, Раш сказал, что «чувствовал себя так, как будто он идет по священной земле» с «эмоциями, которые я не могу описать». На протяжении восемнадцатого века колонисты развили значительные эмоциональные связи как с британской монархией, так и с британской конституцией. Британские североамериканские колонисты только что помогли выиграть мировую войну, и большинство из них, как Раш, никогда не гордились тем, что они британцы.И все же, через чуть более десяти лет те же самые колонисты объявят о своей независимости и вырвутся из состава Британской империи. С 1763 года ничто не могло показаться таким невероятным, как американская революция.

Революция создала институты и систематизировала язык и идеи, которые до сих пор определяют представление американцев о самих себе. Более того, революционеры оправдали свою новую нацию радикально новыми идеалами, которые изменили ход истории и положили начало глобальной «эпохе революции».Но революция была столь же парадоксальной, сколь и непредсказуемой. Революция, которая велась во имя свободы, позволила рабству сохраниться. Сопротивление централизованной власти сплотило разрозненные колонии под властью новых правительств. Революция создала политиков, стремящихся способствовать самоотверженности республики и защищать общественное благо, но также поощряла личный интерес и личную выгоду. «Отцы-основатели» спровоцировали революцию и боролись за нее, чтобы обеспечить независимость от Британии, но они не боролись с этой революцией для создания «демократии».Однако для успешного восстания против Британии требовалось более нескольких десятков «отцов-основателей». Обычные колонисты присоединились к борьбе, высвободив народные силы, которые сформировали саму Революцию, что часто не приветствовалось лидерами элиты. Но, будучи освобожденными, эти народные силы продолжали формировать новую нацию и, по сути, остальную часть американской истории.

У американской революции были как долгосрочные причины, так и краткосрочные причины. В этом разделе мы широко рассмотрим некоторые долгосрочные политические, интеллектуальные, культурные и экономические события восемнадцатого века, которые задали контекст для кризиса 1760-х и 1770-х годов.

Между Славной революцией 1688 года и серединой восемнадцатого века Британия в значительной степени не смогла определить отношения колоний к империи и внедрить последовательную программу имперских реформ. Этим неудачам способствовали два фактора. Во-первых, Великобритания находилась в состоянии войны от Войны за испанское наследство в начале века до Семилетней войны 1763 года. Постоянная война была политически трудоемкой и экономически дорогостоящей. Во-вторых, британских чиновников разделили противоречивые взгляды на империю.Старые виги и их сторонники-тори представляли себе авторитарную империю, основанную на завоевании территорий и добыче ресурсов. Они стремились ликвидировать растущий государственный долг Великобритании за счет повышения налогов и сокращения расходов колоний. Радикальные (или патриотические) виги основывали свое имперское видение на торговле и производстве, а не на земле и ресурсах. Они утверждали, что экономический рост, а не повышение налогов, решит проблему государственного долга. Вместо авторитарной империи «патриоты-виги» утверждали, что колонии должны иметь равный статус с метрополией.Время от времени предпринимались попытки реформировать управление колониями, но дебаты между двумя сторонами препятствовали последовательной реформе.

Колонисты выработали собственное понимание того, как они вписываются в империю. Они считали себя британскими подданными, «имеющими все естественные, существенные, неотъемлемые и неотъемлемые права наших соотечественников в Великобритании». Восемнадцатый век принес в колонии значительный экономический и демографический рост. По их мнению, этот успех отчасти явился результатом неприкрытого отношения Британии к колониям, подхода, который получил название благотворного пренебрежения.К середине века колонисты считали, что они занимают особое место в империи, что оправдывало политику невмешательства Великобритании. В 1764 году Джеймс Отис-младший писал: «Колонисты имеют право на достаточных прав, свобод и привилегий, как подданные своей метрополии, а в некоторых отношениях с на более ».

В тот же период колонии создали свои собственные местные политические институты. Сэмюэл Адамс в Boston Gazette описал колонии как «отдельный политический орган» от Британии.Почти сразу после поселения каждой колонии они создали колониальное собрание. Эти собрания взяли на себя многие из тех же обязанностей, что и палаты общин в Великобритании, включая налогообложение жителей, управление расходованием доходов колоний и выплату зарплат королевским чиновникам. В начале 1700-х годов колониальные лидеры безуспешно лоббировали британское правительство, чтобы определить законные прерогативы своих собраний, но Великобритания была слишком занята европейскими войнами. В первой половине восемнадцатого века королевские губернаторы, которым поручил Совет по торговле, пытались ограничить власть собраний, но власть собраний только росла.Многие колонисты пришли к выводу, что их собрания обладают той же юрисдикцией над ними, что и парламент над собраниями в Англии. Они интерпретировали бездействие британцев как оправдание своей традиции местного самоуправления. Однако Корона и Парламент не согласились.

Политическая культура в колониях также развивалась иначе, чем в метрополии. И в Британии, и в колониях земля была ключом к участию в политической жизни, но поскольку землю в колониях было легче получить, большая часть колонистов-мужчин принимала участие в политике.Колониальная политическая культура черпала вдохновение в «деревенской» партии в Великобритании. Эти идеи - обычно называемые идеологией республиканизма - подчеркивали развращающий характер власти и необходимость того, чтобы те, кто вовлечен в самоуправление, были добродетельными (то есть ставили «общественное благо» выше своих собственных интересов). Патриотам необходимо быть бдительными в отношении роста заговоров, централизованного контроля и тирании. Лишь небольшая часть Британии придерживалась этих идей, но в колониях они были широко приняты.

В 1740-х годах два, казалось бы, противоречащих друг другу направления мысли - Просвещение и Великое Пробуждение - начали объединяться в колониях и бросать вызов старым представлениям о власти. Возможно, ни один философ не оказал большего влияния на колониальное мышление, чем Джон Локк. В своем «Эссе о человеческом понимании » Локк утверждал, что изначально разум был tabula rasa (или «чистым листом») и что люди были сформированы в первую очередь окружающей средой. Тогда аристократия была богатой или успешной, потому что у нее был больший доступ к богатству, образованию и покровительству, а не потому, что она была врожденным превосходством.Локк последовал за этим эссе Некоторые мысли относительно образования , в котором были представлены радикально новые идеи о важности образования. Образование приведет к появлению рациональных людей, способных думать самостоятельно и ставить под сомнение авторитет, а не молчаливо принимать традиции. Эти идеи постепенно стали иметь далеко идущие последствия в колониях, а позже и в новой нации.

В то время как идеи Локка о знаниях и образовании распространились в Северной Америке, колонии также испытали беспрецедентную волну евангельского протестантского возрождения.Между 1739 и 1740 годами преподобный Джордж Уайтфилд, загадочный странствующий проповедник, путешествовал по колониям, проповедуя кальвинистские проповеди огромным толпам людей. В отличие от рационализма Локка, его проповеди были призваны вызвать эмоции слушателей. Уайтфилд сказал своим слушателям, что спасение можно найти, только взяв на себя личную ответственность за свои собственные непосредственные отношения с Богом, и этот процесс стал известен как опыт «обращения». Он также утверждал, что нынешние церковные иерархии, населенные «необращенными» служителями, служат лишь барьером между человеком и Богом.Вслед за ним его проповедь подхватили новые странствующие проповедники, и многие собрания разделились. И Локк, и Уайтфилд дали людям возможность сомневаться в авторитете и брать свою жизнь в свои руки.

В остальном колонисты восемнадцатого века становились более похожими на британцев в культурном отношении, и этот процесс часто называют англицизацией. По мере роста колониальной экономики они быстро стали важным рынком для экспорта британской продукции обрабатывающей промышленности. Колонисты с чистым доходом и доступом к британским рынкам пытались подражать британской культуре.К середине восемнадцатого века колонисты среднего класса также могли позволить себе предметы, которые ранее считались роскошью, такие как британская мода, обеденная посуда и многое другое. Желание покупать британские товары совпадало с желанием пользоваться британскими свободами. Эти политические, интеллектуальные, культурные и экономические события вызвали напряженность, которая вышла на поверхность, когда после Семилетней войны Британия, наконец, начала осуществлять программу имперской реформы, которая противоречила пониманию колонистами империи и их места в мире. Это.

Скорее всего, Американская революция стала прямым результатом попыток реформировать Британскую империю после Семилетней войны. Семилетняя война стала кульминацией почти полувековой войны между имперскими державами Европы. Это была настоящая мировая война, в которой сражались несколько империй на разных континентах. В конце концов, Британская империя никогда не была больше. Великобритания теперь контролировала североамериканский континент к востоку от реки Миссисипи, включая французскую Канаду.Он также укрепил свой контроль над Индией. Но реалии и обязанности послевоенной империи были устрашающими. Война (не говоря уже о победе) такого масштаба обошлась дорого. Британия удвоила государственный долг и в 13,5 раз превысила годовой доход. Британия столкнулась со значительными новыми расходами, необходимыми для обеспечения безопасности и защиты своей обширной империи, особенно западных границ североамериканских колоний. Эти факторы побудили Великобританию в 1760-х годах попытаться консолидировать контроль над своими североамериканскими колониями, что, в свою очередь, привело к сопротивлению.

Король Георг III взял корону в 1760 году и привел тори в свое правительство после трех десятилетий правления вигов. Они представляли авторитарное видение империи, в которой колонии были бы подчиненными. Королевская прокламация 1763 года была первой крупной послевоенной имперской акцией Великобритании, направленной против Северной Америки. Король запретил поселение к западу от Аппалачей в попытке ограничить дорогостоящие войны с коренными американцами. Однако колонисты протестовали и требовали доступа на территорию, за которую они сражались вместе с британцами.

В 1764 году парламент провел еще две реформы. Закон о сахаре был направлен на борьбу с широко распространенной контрабандой патоки в Новой Англии, сократив пошлину вдвое, но усилив исполнение. Кроме того, контрабандистов будут судить вице-адмиралтейские суды, а не присяжные. Парламент также принял Закон о валюте, запрещающий колониям производить бумажные деньги. Жестких денег, таких как золотые и серебряные монеты, в колониях было мало. Отсутствие валюты препятствовало становлению все более сложной трансатлантической экономики колоний, но это было особенно разрушительно в 1764 году, потому что послевоенная рецессия уже началась.В период между ограничениями Прокламации 1763 года, Закона о валюте и отменой Закона о сахаре судебных заседаний над контрабандистами некоторые колонисты начали опасаться увеличения налогов и ограничений свобод.

В марте 1765 года парламент принял Закон о гербовых марках. Закон требовал, чтобы многие документы были напечатаны на бумаге со штампом, свидетельствующим об уплате пошлины, включая газеты, брошюры, дипломы, юридические документы и даже игральные карты. Закон о сахаре 1764 года был попыткой заставить торговцев платить уже существующую пошлину, но Закон о гербовых марках ввел новый, прямой (или «внутренний») налог.Парламент никогда прежде не облагал колонистов прямым налогом. Вместо этого колонии вносили свой вклад в империю путем уплаты косвенных, «внешних» налогов, таких как таможенные пошлины. В 1765 году Дэниел Дулани из Мэриленда писал: «В праве облагать колонии внутренним налогом без их согласия с единственной целью получения доходов отказано, право регулировать их торговлю без их согласия признается». Кроме того, в отличие от Закона о сахаре, который в первую очередь затронул торговцев, Закон о гербовых марках напрямую затронул многочисленные группы во всем колониальном обществе, включая типографов, юристов, выпускников колледжей и даже моряков, играющих в карты.Это отчасти привело к более широкому и популярному сопротивлению.

Сопротивление Закону о гербовых марках имело три формы, различающиеся в основном по классам: законодательное сопротивление элит, экономическое сопротивление торговцев и народный протест обычных колонистов. Колониальные элиты ответили принятием резолюций на своих собраниях. Самыми известными из постановлений Закона о гербовых сборах были Вирджинские постановления, принятые Палатой Берджес 30 мая 1765 года, в которых провозглашалось, что колонисты имеют право «на все свободы, привилегии, привилегии и иммунитеты».. . одержим народом Великобритании ». Однако, когда «Вирджинские резолюции» печатались в колониях, они часто включали в себя несколько дополнительных, гораздо более радикальных резолюций, не принятых Вирджинским Домом Бургес, последняя из которых утверждала, что только «общее собрание этой колонии имеет какие-либо права или право взимать или взимать налоги », и что любой, кто возражал иначе,« будет считаться врагом этой колонии его величества ». Эти дополнительные предметы распространились по колониям и помогли радикализовать последующую реакцию в других колониальных собраниях.Эти отклики в конечном итоге привели к созыву Конгресса по Закону о гербовых марках в Нью-Йорке в октябре 1765 года. Девять колоний прислали делегатов, среди которых были Бенджамин Франклин, Джон Дикинсон, Томас Хатчинсон, Филип Ливингстон и Джеймс Отис.

Мужчины и женщины политизировали домашнюю сферу, покупая и выставляя на обозрение предметы, которые явно раскрывали их позицию за или против парламентских действий. Этот остроумный чайник, знаменующий отмену налогообложения таких товаров, как сам чай, проясняет точку зрения владельца на вопиющее налогообложение.Чайник, гербовый акт отменен, 1786 год, в музее Пибоди Эссекс. Салемский государственный университет.

Закон о гербовом сборе Конгресс издал «Декларацию прав и жалоб», в которой, как и в Вирджинских решениях, провозглашается верность королю и «полное подчинение» парламенту, но также подтверждается идея о том, что колонисты имеют те же права, что и британцы. . Эти права включают суд присяжных, который был ограничен Законом о сахаре, и право облагаться налогом только их собственными избранными представителями.Как писал Дэниел Дулани в 1765 году: «Основным принципом английской конституции является то, что субъект не должен облагаться налогом без его согласия». Бенджамин Франклин назвал его «главным изречением всего свободного правительства». Поскольку колонии не избирали членов в парламент, они считали, что они не представлены и не могут облагаться налогом этим органом. В ответ Парламент и Корона утверждали, что колонисты были «представлены практически», как и жители тех районов или округов в Англии, которые не избирали членов парламента.Однако колонисты отвергли понятие виртуального представления, а один памфлетист назвал его «чудовищной идеей».

Второй тип сопротивления Закону о гербовых сборах был экономическим. Пока Конгресс обсуждал Закон о гербовых марках, торговцы в крупных портовых городах готовили соглашения о запрете на импорт, надеясь, что их отказ импортировать британские товары заставит британских торговцев лоббировать отмену Закона о гербовых марках. В Нью-Йорке «более двухсот основных торговцев» согласились не импортировать, не продавать и не покупать «какие-либо товары, изделия или товары» из Великобритании. В Филадельфии купцы собрались на «общее собрание», чтобы договориться, что «они не будут ввозить какие-либо товары из Великобритании до тех пор, пока Закон о гербовых марках не будет отменен». План сработал. К январю 1766 года лондонские купцы направили в парламент письмо, в котором утверждали, что они «вынуждены были разоряться» из-за Закона о гербовых марках и последующих бойкотов.

Третьим и, возможно, наиболее важным видом сопротивления был народный протест. В Бостоне вспыхнули беспорядки. Толпа сожгла назначенного распространителя марок Массачусетса Эндрю Оливера в образе и снесла принадлежащее ему здание «на землю» за пять минут. Оливер подал в отставку на следующий день. На следующей неделе толпа также набросилась на дом его зятя, вице-губернатора Томаса Хатчинсона, который публично выступал за уплату гербового сбора. Еще до того, как вечер закончился, большая часть дома и имущества Хатчинсона была уничтожена.

Народное насилие и запугивание быстро распространились по колониям. В Нью-Йорке объявление гласило:

.

PRO PATRIA,

Первый человек, который либо

распространяет или использует Stampt

Бумага, пусть позаботится о

его дом, личность и эффекты.

Vox Populi;

Мы смеем. "

К 16 ноября все из первоначальных двенадцати распространителей марок ушли в отставку, а к 1766 году в большинстве колоний были сформированы группы, называющие себя Сынами Свободы, чтобы руководить и организовывать дальнейшее сопротивление. Эта тактика имела двойной эффект: послать послание парламенту и отговорить колонистов соглашаться на назначение в качестве коллекционеров марок. Поскольку распространять марки было некому, закон стал недействительным.

Жестокий протест таких групп, как «Сыны свободы», вызвал настоящий переполох как в колониях, так и в самой Англии.В то время как крайние акты, такие как смоление и оперение бостонского таможенного комиссара в 1774 году, вызвали больший протест против символов парламентской тирании во всех колониях, британские официальные лица расценили насильственные демонстрации как террористические акты. Этот снимок события 1774 года был подготовлен с точки зрения британцев и изображал Сыновей как жестоких подстрекателей с почти демоническими улыбками на лицах, когда они применяли это мучительное наказание к таможенному уполномоченному. Филип Доу (приписывается), «Бостонцы, платящие акцизный налог, или смолу и оперение», Викимедиа.

Давление на парламент росло, пока в феврале 1766 года он не отменил Закон о гербовых марках. Но чтобы сохранить лицо и попытаться избежать подобных проблем в будущем, Парламент также принял Закон о декларации, утверждая, что Парламент имеет «всю полноту власти и полномочий для принятия законов. . . связать колонии и народ Америки. . . во всех случаях. " Однако колонисты были слишком заняты празднованием отмены Закона о гербовых марках, чтобы уделять должное внимание Декларативному акту. В Нью-Йорке жители установили огромную свинцовую статую короля Георга III в честь отмены Закона о гербовых марках.Можно утверждать, что не было момента, когда колонисты чувствовали бы большую гордость за принадлежность к свободной Британской империи, чем в 1766 году. Но Британия по-прежнему нуждалась в доходах от колоний.

Колонии сопротивлялись введению прямых налогов, но Закон о декларации оставил за парламентом право их взимать. И в депешах колонистов в парламент и в многочисленных брошюрах они недвусмысленно признавали право парламента регулировать колониальную торговлю. Таким образом, следующая попытка Британии получать доходы от колоний, законы Тауншенда, были приняты в июне 1767 года, в которых были введены новые таможенные пошлины на обычные товары, такие как свинец, стекло, краска и чай, вместо прямых налогов.Эти законы также создали и укрепили формальные механизмы для обеспечения соблюдения, в том числе новый Американский совет таможенных комиссаров и большее количество судов вице-адмиралтейства для судебного преследования контрабандистов. Доходы от таможенных арестов будут использоваться для оплаты служащих таможни и других королевских чиновников, включая губернаторов, тем самым побуждая их осуждать правонарушителей. Эти действия увеличили присутствие британского правительства в колониях и ограничили власть колониальных собраний, поскольку выплата губернатору жалованья долгое время давала собраниям значительную власть над ними.Неудивительно, что колонисты снова оказали сопротивление.

Несмотря на то, что это были пошлины, многие авторы колониального сопротивления все еще называли их «налогами», потому что они были предназначены в первую очередь для извлечения доходов из колоний, а не для регулирования торговли. Джон Дикинсон в своих «Письмах от фермера из Пенсильвании» писал: «То, что мы можем быть юридически обязаны платить любые общие пошлины на эти товары, относящиеся к регулированию торговли, - это разрешено; но по ее законам мы обязаны вывозить их из Великобритании, любые специальные пошлины, налагаемые на их вывоз только к нам, с намерением получить доход только от нас, являются для нас такими же большими налогами, как и те, которые налагаются Законом о гербовых марках.Поэтому многие авторы задавались вопросом: если колонисты согласились на налог в любой форме , что могло бы помешать британцам облагать колонистов все большими и большими налогами?

Возникли новые формы сопротивления, в которых вместе участвовали колонисты из элиты, среднего и рабочего класса. Торговцы восстановили соглашения о запрете на ввоз, и обычные колонисты согласились не потреблять те же самые продукты. Списки были распространены, и подписавшие обещали не покупать никаких британских товаров.Эти списки часто публиковались в газетах, отдавая должное подписавшимся и оказывая давление на тех, кто не подписывал.

Женщины тоже стали беспрецедентно вовлеченными в сопротивление законам Тауншенда. Распространяли подписные листы и собирали подписи. Появились первые политические комментарии в газетах, написанные женщинами. Кроме того, без импорта новой британской одежды колонисты стали носить простую домотканую одежду. Были созданы кружки спиннинга, в которых местные женщины собирались в одном из своих домов и пряли ткань для изготовления домотканой одежды для своих семей и даже для общества.

Домотканая одежда быстро стала признаком достоинства и патриотизма, а женщины сыграли важную роль в этом культурном сдвиге. В то же время ранее желанные британские товары и роскошь стали символами тирании. Соглашения о запрете на импорт и, особенно, о запрете на потребление изменили культурные отношения колонистов с метрополией. Комитеты инспекции следили за торговцами и жителями, чтобы убедиться, что никто не нарушал договоренности. Правонарушители могут рассчитывать на то, что их имена и преступления будут опубликованы в газетах и ​​в рекламных материалах.

Отсутствие импорта и потребления помогли создать колониальное единство. Колонии сформировали комитеты по переписке, чтобы держать друг друга в курсе усилий сопротивления в колониях. Газеты перепечатывали подвиги сопротивления, давая колонистам ощущение того, что они являются частью более широкого политического сообщества. Лучший пример этого нового «континентального разговора» появился после Бостонской резни. В 1768 году Великобритания отправила полки в Бостон, чтобы помочь обеспечить соблюдение новых законов и подавить сопротивление.Вечером 5 марта 1770 года у здания таможни собралась толпа и начала бросать в молодого часового оскорбления, снежки и, возможно, что-то еще. Когда на помощь часовому пришло небольшое количество солдат, толпа становилась все более враждебной, пока солдаты не открыли огонь. После того, как дым рассеялся, пять бостонцев были мертвы, в том числе один из главарей, Крисп Аттакс, ранее порабощенный человек, ставший свободным докером. Солдаты предстали перед судом в Бостоне и были оправданы, отчасти благодаря их адвокату Джону Адамсу.Новости о Бостонской резне быстро распространились по новым коммуникационным сетям сопротивления, чему способствовала известная гравюра, первоначально распространенная Полом Ревиром, на которой изображены кровожадные британские солдаты с ухмылками на лицах, стреляющие в мирную толпу. Гравюра была быстро распространена и переиздана по колониям, что вызвало симпатию к Бостону и гнев Британии.

Это культовое изображение Бостонской резни, созданное Полом Ревиром, вызвало ярость как у американцев, так и у британцев, изображая в красных мундирах жестоких бойцов, а зевак - беспомощных жертв.События 5 марта 1770 года на самом деле не развивались так, как их представлял Ревер, но в его намерения входило не просто пересказывать это дело. Ревир создал эффективную пропагандистскую статью, которая убедила тех, кто требовал прекращения авторитарного правления Великобритании. Пол Ревер (гравер), «Кровавая резня, учиненная на Кинг-стрит в Бостоне 5 марта 1770 года партией 29-го полка», 1770 год. Библиотека Конгресса.

Сопротивление снова привело к отмене. В марте 1770 года парламент отменил все новые пошлины, кроме налога на чай, который, как и Закон о декларации, был оставлен отчасти для того, чтобы сохранить лицо и заявить, что парламент по-прежнему сохраняет за собой право налогообложения колоний.Характер колониального сопротивления изменился между 1765 и 1770 годами. Во время сопротивления Закону о гербовом сборе элиты писали решения и проводили конгрессы, в то время как жестокие, народные толпы сжигали чучела и разрушали дома при минимальной координации между колониями. Но методы сопротивления законам Тауншенда стали более всеобъемлющими и скоординированными. Колонисты, ранее исключенные из значимого политического участия, теперь собирали подписи, и колонисты всех рангов участвовали в сопротивлении, не покупая британские товары, а также наблюдая и поддерживая бойкоты.

Неудачные попытки Британии провести имперскую реформу в 1760-х годах создали все более бдительное и стойкое колониальное население и, что наиболее важно, расширили политическую сферу - как на колониальном, так и на континентальном уровнях - намного превосходящую все, что можно было вообразить несколькими годами ранее. Новое чувство общих обид начало объединять колонистов в общей американской политической идентичности.

Напряжение между колониями и Англией на какое-то время ослабло после Бостонской резни.Колониальная экономика улучшилась по мере отступления послевоенной рецессии. «Сыны свободы» в некоторых колониях стремились продолжить отказ от ввоза даже после отмены законов Тауншенда. Но в Нью-Йорке опрос населения по домам показал, что большинство желает положить конец неввозу. Тем не менее, желание и потребность Британии в реформировании имперской администрации оставались.

В апреле 1773 года парламент принял два закона о помощи обанкротившейся Ост-Индской компании, которая не выплачивала ежегодные платежи Британии.Но компания не только тонула в долгах; он также тонул в чае, почти пятнадцать миллионов фунтов его хранились на складах от Индии до Англии. В 1773 году парламент принял Закон о регулировании, который фактически поставил проблемную компанию под контроль правительства. Затем был принят Закон о чае, который позволил компании продавать свой чай в колониях напрямую и без необходимости платить обычную экспортную пошлину в Лондоне. Несмотря на то, что это значительно снизило бы стоимость чая для колонистов, они сопротивлялись.

Торговцы сопротивлялись Закону о чае, потому что им не нравилась монополия Ост-Индской компании. Но, как и Закон о сахаре, Закон о чае затронул лишь небольшую конкретную группу людей. Широкая поддержка сопротивления Закону о чае больше связана с принципами. Покупая чай, даже если он был дешевле, колонисты оплачивали бы этот долг и тем самым косвенно признавали право парламента облагать их налогом. Согласно «Хроникам Пенсильвании », премьер-министр лорд Норт был «великим интриганом», который стремился «перехитрить нас и фактически утвердить этот Акт, который навсегда останется в качестве прецедента для каждого навязывания парламентом Великого ... Британия сочтет нужным оседлать нас.”

Закон о чае предусматривает, что пошлина должна быть оплачена при разгрузке судна. Газетные очерки и письма летом 1773 года в крупных портовых городах обсуждали, что делать по прибытии кораблей. В ноябре «Бостонские сыны свободы» во главе с Сэмюэлем Адамсом и Джоном Хэнкоком приняли решение «предотвратить выгрузку и продажу [чая], а также уплату любых пошлин по этому поводу» и сделать это «с риском для жизни. и собственность ». Собрание назначило людей охранять пристань и следить за тем, чтобы чай оставался на кораблях, пока они не вернутся в Лондон.Это сработало, и чай не дошел до берега, но к 16 декабря корабли все еще были там. Таким образом, в Доме собраний Олд-Саут было проведено еще одно городское собрание, в конце которого десятки людей, переодетые могавками, направились к пристани. Газета Boston Gazette сообщила, что произошло дальше:

Но вот, что последовало! Несколько храбрых и решительных людей, полных решимости сделать все, что в их силах, чтобы спасти свою страну от разорения, задуманного их врагами, менее чем за четыре часа, опустошили все сундуки с чаем на борту трех кораблей.. . 342 сундука, в море! ! без малейшего ущерба, нанесенного судам или иному имуществу .

Когда слухи распространились по колониям, патриоты воодушевились сделать то же самое с чаем в своих гаванях. Чай либо сбрасывали, либо изымали в Чарльстоне, Филадельфии и Нью-Йорке, а в 1774 году проводились многочисленные другие «чаепития» меньшего размера.

Народный протест распространился по континенту и на всех уровнях колониального общества.Например, 51 женщина в Эдентоне, Северная Каролина, подписала соглашение, опубликованное в многочисленных газетах, в котором они обещали «сделать все, что в наших силах», чтобы поддержать бойкоты. Дамы Эдентона были не одиноки в своем желании поддержать военные усилия, чем могли. Женщины из тринадцати колоний могли легко выразить свои политические чувства как потребители и производители. Поскольку женщины часто принимали решения относительно покупок для дома, их участие в потребительских бойкотах имело особый вес. Некоторые женщины также вышли на улицы в рамках более неуправляемых действий мафии, участвуя в зерновых бунтах, набегах на офисы королевских чиновников и демонстрациях против принуждения мужчин к военно-морской службе. Волнение стольких людей помогло вызвать отклик как у Британии, так и у колониальных элит.

Британия ответила незамедлительно. Весной следующего года парламент принял четыре закона, известных британцам как «Принудительные законы». Колонисты, однако, называли их «невыносимыми деяниями».Во-первых, Закон о портах Бостона закрыл гавань и прекратил торговлю в город и из него. Закон о правительстве Массачусетса полностью поставил колониальное правительство под британский контроль, распустив собрание и ограничив городские собрания. Закон об отправлении правосудия позволял судить любого королевского чиновника, обвиняемого в преступлении, в Великобритании, а не в судах и присяжных Массачусетса. Наконец, Закон о расквартировании, принятый для всех колоний, разрешал британской армии размещать вновь прибывших солдат в домах колонистов.Бостон считался открытым восстанием, и король, его советники и парламент решительно действовали, чтобы положить конец восстанию.

Корона, однако, не ожидала, что другие колонии придут на помощь Массачусетсу. Колонисты собрали еду для отправки в Бостон. Дом Burgesses Вирджинии объявил день молитвы и поста, чтобы продемонстрировать свою поддержку. Вместо того, чтобы изолировать Массачусетс, Принудительные акты способствовали развитию чувства общей идентичности, созданного за предыдущее десятилетие. В конце концов, если корона и парламент могли распустить правительство Массачусетса, ничто не могло помешать им сделать то же самое с любой из ее родственных колоний.В Массачусетсе патриоты создали Провинциальный Конгресс, и на протяжении 1774 г. они захватили контроль над местными и окружными правительствами и судами. В Нью-Йорке граждане избрали комитеты, которые руководили ответными действиями колоний на принудительные акты, в том числе Комитет механиков, состоящий из средних колонистов. К началу 1774 г. комитеты по переписке и / или внелегальные собрания были созданы во всех колониях, кроме Грузии. И в течение года они последовали примеру Массачусетса, захватив власть королевских правительств.

Комитеты по переписке согласились послать делегатов на Континентальный Конгресс для координации межколониальной реакции. Первый Континентальный Конгресс состоялся 5 сентября 1774 года. В течение следующих шести недель элитные делегаты от каждой колонии, кроме Джорджии, выпустили ряд документов, в том числе «Декларацию прав и жалоб». Этот документ повторял аргументы, которые колонисты выдвигали с 1765 года: колонисты сохранили все права коренных британцев, включая право облагаться налогом только их собственными избранными представителями, а также право на суд присяжных.

Что наиболее важно, Конгресс выпустил документ, известный как «Континентальная ассоциация». Ассоциация заявила, что «нынешнее неблагополучное положение наших дел вызвано разрушительной системой управления колониями, принятой британским министерством около 1763 года, очевидно рассчитанной на порабощение этих колоний, а вместе с ними и Британской империи». Ассоциация рекомендовала, «чтобы комитет был выбран в каждом округе, городе и поселке. . . чьим делом следует внимательно наблюдать за поведением всех лиц, имеющих отношение к этой ассоциации.Эти инспекционные комитеты будут состоять в основном из обычных колонистов. Их фактически поручили полиции своих сообществ и приказали публиковать имена всех, кто нарушал Ассоциацию, чтобы они «могли быть известны общественности и повсеместно осуждены как враги американской свободы». Делегаты также согласились с континентальным соглашением о запрете импорта, потребления и экспорта, а также о «полном прекращении работорговли». В целом Континентальная ассоциация была, пожалуй, самым радикальным документом того периода.Он стремился объединить и направить двенадцать революционных правительств, установить экономическую и моральную политику и расширить возможности обычных колонистов, предоставив им важную и беспрецедентную степень политической власти на местах.

Но не все колонисты были патриотами. Действительно, многие остались верными королю и парламенту, в то время как многие заняли нейтральную позицию. По мере обострения ситуации в 1774 и начале 1775 годов внутри движений сопротивления во многих колониях возникли фракции.Элитные купцы, торговавшие в основном с Великобританией, англиканское духовенство и колонисты, занимавшие королевские должности, зависели и получали привилегии непосредственно от своих отношений с Великобританией. Первоначально они стремились оказать сдерживающее влияние на комитеты сопротивления, но после Ассоциации некоторые из этих колонистов начали беспокоиться, что сопротивление было слишком радикальным и нацелено на независимость. Они, как и большинство колонистов того периода, по-прежнему ожидали мирного примирения с Британией и с растущим подозрением относились к движению сопротивления.

Однако к тому времени, когда Континентальный конгресс снова собрался в мае 1775 года, в Массачусетсе уже разразилась война. 19 апреля 1775 года британские полки приступили к захвату оружейных и пороховых складов местных ополченцев в Лексингтоне и Конкорде. В Лексингтон-Грин их встретила городская милиция. Британцы приказали ополченцам разойтись, когда кто-то выстрелил, вызвав залп от англичан. Битва продолжалась до следующего города, Конкорда. Новости о событиях в Лексингтоне быстро распространились по сельской местности.Члены ополчения, известные как мелкие бойцы, быстро отреагировали и нанесли значительные потери британским полкам, когда они преследовали их обратно в Бостон. Около двадцати тысяч колониальных ополченцев осадили Бостон, эффективно заманив британцев в ловушку. В июне ополченцы построили укрепления на холме Бридс с видом на город. В ошибочно названном «Битве при Банкер-Хилле» британцы попытались сместить их с позиции лобовой атакой, и, несмотря на то, что в конечном итоге взяли холм, они понесли тяжелые потери от рук колонистов.

«Битва при Лексингтоне», изданная John H. Daniels & Son, c1903. Библиотека Конгресса.

Пока люди в Бостоне сражались и умирали, Континентальный Конгресс изо всех сил пытался организовать ответ. Радикальные делегаты Массачусетса, включая Джона Адамса, Сэмюэля Адамса и Джона Хэнкока, умоляли Конгресс поддержать ополчение Массачусетса, которое без припасов осадило Бостон. Между тем, многие делегаты из Средних колоний, включая Нью-Йорк, Нью-Джерси и Филадельфию, заняли более умеренную позицию, призывая к возобновлению попыток примирения.На юге в делегацию Вирджинии входили такие радикалы, как Ричард Генри Ли и Томас Джефферсон, а в делегацию Южной Каролины входили умеренные, такие как Джон и Эдвард Ратледж. Умеренные опасались, что поддержка ополчения Массачусетса будет сродни объявлению войны.

Конгресс пришел к компромиссу, согласившись принять ополчение Массачусетса и сформировать Континентальную армию, назначив главнокомандующим делегата от Вирджинии Джорджа Вашингтона. Они также выпустили «Декларацию о причинах необходимости взятия оружия» в обоснование своего решения.В то же время модераторы составили «Петицию об оливковой ветви», в которой заверили короля, что колонисты «самым горячим образом желают [г] прежней гармонии между [метрополией] и этими колониями». Многие понимали, что возможности для примирения истощаются. После того, как Конгресс одобрил документ, Бенджамин Франклин написал своему другу: «Конгресс направит королю еще одно прошение, которое, я полагаю, будет рассматриваться так же, как и первое, и поэтому, вероятно, будет последним. Конгресс оказался в странном положении, пытаясь примириться, публично создавая армию.

Петиция прибыла в Англию 13 августа 1775 года, но прежде, чем она была доставлена, король издал свою собственную «Прокламацию о подавлении восстания и восстания». Он считал, что его подданные в Северной Америке «вводятся в заблуждение опасными и плохо продуманными людьми», которые «предательски готовили, отдавали приказы и развязывали против нас войну». В октябрьском выступлении в парламенте он отклонил петицию колонистов.Король не сомневался, что сопротивление «явно проводилось с целью создания независимой империи». К началу 1776 года разговоры о независимости росли, а перспектива примирения меркла.

В первые месяцы 1776 года вопрос о независимости впервые стал частью народных дебатов. Городские собрания одобрили постановления в поддержку независимости. Тем не менее, если умеренные все еще держатся за руку, потребуется еще семь месяцев, прежде чем Континентальный конгресс официально примет резолюцию о независимости.Небольшая 46-страничная брошюра, опубликованная в Филадельфии и написанная недавним иммигрантом из Англии, запечатлела разговор американцев. Томас Пейн Common Sense отстаивал независимость, осуждая монархию и ставя под сомнение логику Британской империи, говоря: «Есть что-то абсурдное в предположении, что континент постоянно управляется островом». Его сочетание простого языка, библейских ссылок и пламенной риторики оказалось действенным, и брошюра была быстро опубликована и разошлась.Споры по поводу политической философии и слухи о событиях на полях сражений заполнили таверны по всем колониям.

Джордж Вашингтон взял под свой контроль армию и после осады Бостона вынудил британцев отступить к Галифаксу. В Вирджинии королевский губернатор лорд Данмор издал прокламацию, объявляющую военное положение и предлагающую свободу «всем наемным слугам, неграм и другим», если они оставят своих поработителей и присоединятся к британцам. Хотя всего от пятисот до тысячи порабощенных людей присоединились к «эфиопскому полку» лорда Данмора, еще тысячи устремились к англичанам позже во время войны, рискуя пленением и наказанием за шанс на свободу.Бывшие порабощенные люди время от времени сражались, но в основном служили в компаниях, называемых «Черные пионеры», в качестве разнорабочих, квалифицированных рабочих и шпионов. Британские мотивы для предложения свободы были скорее практическими, чем гуманитарными, но провозглашение было первым массовым освобождением порабощенных людей в американской истории. Порабощенные люди теперь могли решить бежать и рисковать своей жизнью ради возможной свободы с британской армией или надеяться, что Соединенные Штаты будут соответствовать своим идеалам свободы.

Прокламация Данмора нервировала белых южан, и без того подозрительно относившихся к растущим антирабовладельческим настроениям в метрополии.Четыре года назад английские суды нанесли серьезный удар рабству в империи. В деле Somerset v Stewart Джеймс Сомерсет подал в суд за свою свободу, и суд не только удовлетворил ее, но и подорвал саму законность рабства на материковой части Великобритании. Сомерсет, а теперь и Данмор начали убеждать некоторых поработителей, что новая независимая нация может предложить более надежную защиту рабства. Действительно, прокламация заложила основу для тех беспорядков, которых лояльные южане надеялись избежать.Следовательно, поработители часто прибегали к насилию, чтобы помешать своим рабам присоединиться к британцам или восстать против них. Вирджиния ввела в действие правила, запрещающие стремление к свободе, угрожая отправить восставших рабов в Вест-Индию или казнить их. Многие поработители переправляли своих порабощенных людей вглубь страны, подальше от прибрежного соблазна присоединиться к британской армии, иногда при этом разделяя семьи.

10 мая 1776 года, почти за два месяца до провозглашения независимости, Конгресс проголосовал за резолюцию, призывающую все колонии, которые еще не создали революционные правительства, сделать это и вырвать контроль у королевских чиновников. Конгресс также рекомендовал колониям начать подготовку новых писаных конституций. Во многих отношениях это была первая декларация независимости Конгресса. Несколько недель спустя, 7 июня, Ричард Генри Ли предложил следующее решение:

Решено, что эти Соединенные колонии являются и по праву должны быть свободными и независимыми государствами, что они освобождены от всякой лояльности Британской короне и что все политические связи между ними и государством Великобритании: и должен быть полностью распущен .

Делегаты поспешно вернулись к своим собраниям за новыми инструкциями, и почти месяц спустя, 2 июля, резолюция, наконец, была поставлена ​​на голосование. Он прошел 12–0, при этом Нью-Йорк, находящийся под неминуемой угрозой британского вторжения, воздержался.

Принятие резолюции Ли было официальной юридической декларацией независимости, но между предложением и голосованием был назначен комитет для разработки публичной декларации в случае принятия резолюции. Составил документ Томас Джефферсон из штата Вирджиния, с поправками, внесенными его коллегами по комитету Джоном Адамсом и Бенджамином Франклином, а затем снова Конгрессом в целом.Знаменитая преамбула выходит за рамки аргументов о правах британских подданных в соответствии с Конституцией Великобритании, вместо этого ссылаясь на «естественное право»:

Мы считаем самоочевидными истины о том, что все люди созданы равными, что они наделены своим Создателем определенными неотъемлемыми правами, среди которых есть Жизнь, Свобода и стремление к счастью. Чтобы гарантировать эти права, правительства создаются среди людей, получающие свои справедливые полномочия с согласия управляемых, Что всякий раз, когда какая-либо форма правления становится разрушительной для этих целей, это право народа изменить или отменить ее, и создать новое Правительство.

Большая часть документа содержала список конкретных недовольств колонистов попытками британцев реформировать имперскую администрацию в 1760-1770-х годах. Ранний проект обвинял британцев в трансатлантической работорговле и даже в противодействии попыткам колонистов продвигать отмену рабства. Делегаты из Южной Каролины и Джорджии, а также те из северных штатов, которые получали прибыль от торговли, все выступали против этого языка, и он был удален.

Ни обиды, ни риторика преамбулы не были новыми. Напротив, они были кульминацией как десятилетия народного сопротивления имперской реформе, так и еще нескольких десятилетий долгосрочного развития, в ходе которого обе стороны выработали несовместимое понимание Британской империи и места колоний в ней. Конгресс одобрил документ 4 июля 1776 года. Однако одно дело - объявить независимость; совсем другое - выиграть его на поле боя.

Декларация независимости, Управление национальных архивов и документации.

Война началась при Лексингтоне и Конкорде, более чем за год до того, как Конгресс объявил независимость. В 1775 году британцы считали, что простой угрозы войны и нескольких незначительных вторжений с целью захвата припасов будет достаточно, чтобы запугать колониальное восстание. Однако эти незначительные вторжения превратились в полномасштабный военный конфликт. Несмотря на раннюю победу Америки в Бостоне, перед новыми штатами стояла непростая задача - сразиться с крупнейшими в мире вооруженными силами.

Летом 1776 года британские войска, оставившие Бостон, прибыли в Нью-Йорк.Вскоре после этого последовали крупнейшие экспедиционные силы в британской истории, включая десятки тысяч немецких наемников, известных как гессенцы. Нью-Йорк был идеальным местом для запуска экспедиций, направленных на захват реки Гудзон и изоляцию Новой Англии от остальной части континента. Кроме того, в Нью-Йорке было много лоялистов, особенно среди его купцов и англиканских общин. В октябре британцы наконец начали атаку на Бруклин и Манхэттен. Континентальная армия понесла серьезные потери перед отступлением через Нью-Джерси. С наступлением зимы Вашингтону нужно было что-то, чтобы поднять боевой дух и поощрять повторное вступление в армию. Поэтому он предпринял успешную внезапную атаку на гессенский лагерь в Трентоне на Рождество, переправив несколько тысяч оставленных им людей через реку Делавэр под покровом ночи. Победа принесла Континентальной армии столь необходимые припасы и подняла боевой дух после катастрофы в Нью-Йорке.

Еще больший успех последовал в северной части штата Нью-Йорк. В 1777 году британский генерал Джон Бургойн возглавил армию из Канады, чтобы захватить реку Гудзон.В северной части штата Нью-Йорк он должен был встретиться с отрядом войск генерала Уильяма Хоу, идущим на север от Манхэттена. Однако Хоу отказался от плана, не сказав Бургойну, и вместо этого отправился в Филадельфию, чтобы захватить столицу новой страны. Континентальная армия разбила людей Бургойна в Саратоге, штат Нью-Йорк. Эта победа стала поворотным моментом в войне. Бенджамин Франклин был в Париже, пытаясь заключить союзный договор с французами. Однако французы не хотели поддерживать то, что казалось маловероятным.Известие о победе при Саратоге убедило французов в том, что причина, возможно, не была столь маловероятной, как они думали. 6 февраля 1778 г. был подписан Договор о дружбе и торговле. Этот договор фактически превратил колониальное восстание в глобальную войну, поскольку вскоре в Европе и Индии вспыхнули боевые действия между англичанами и французами.

На этой карикатуре 1782 года британский лев сталкивается со спаниелем (Испания), петухом (Франция), гремучей змеей (Америка) и мопсой (Нидерланды). Хотя заголовок предсказывает успех Великобритании, он показывает, что Британия столкнулась с проблемами - и, следовательно, истощает свои вооруженные силы и казну - не только из-за американских повстанцев.Дж. Барроу, Британский лев, объединяющий четыре державы, 1782. Национальный морской музей, Гринвич, Лондон.

Хоу взял Филадельфию в 1777 году, но вернулся в Нью-Йорк, когда закончилась зима. Он постепенно понял, что европейская военная тактика не сработает в Северной Америке. В Европе армии сражались в лоб, пытаясь захватить крупные города. Однако в 1777 году британцы удерживали Филадельфию и Нью-Йорк, но все же ослабили свои позиции. Тем временем Вашингтон понял после Нью-Йорка, что необученная Континентальная армия не может побеждать в лобовых сражениях с профессиональной британской армией.Поэтому он разработал свою собственную логику ведения войны, которая предполагала более мелкие, более частые стычки и избегала крупных столкновений, которые подвергали риску всю его армию. Пока он сохранял армию в целости, война продолжалась, независимо от того, сколько городов захватили британцы.

В 1778 году британцы переключили свое внимание на Юг, где, по их мнению, они пользовались более широкой поддержкой населения. Кампании от Вирджинии до Южной Каролины и Джорджии захватили крупные города, но у британцев просто не было рабочей силы, чтобы сохранить военный контроль.А после их отъезда между местными патриотами и лоялистами завязались ожесточенные бои, часто сталкивающие членов семей друг с другом. Война на Юге была поистине гражданской войной.

К 1781 году британцы также сражались с Францией, Испанией и Голландией. Поддержка британской общественностью дорогостоящей войны в Северной Америке быстро ослабевала. Американцы воспользовались британской южной стратегией при значительной помощи французской армии и флота. В октябре Вашингтон провел свои войска из Нью-Йорка в Вирджинию, пытаясь заманить в ловушку южную британскую армию под командованием генерала Чарльза Корнуоллиса.Корнуоллис окопался со своими людьми в Йорктауне в ожидании припасов и подкреплений из Нью-Йорка. Тем не менее, континентальная и французская армии прибыли первыми, за ними быстро последовал контингент французского флота, который окружил силы Корнуоллиса и после осады города вынудил его сдаться. Захват другой армии оставил британцев без новой стратегии и без общественной поддержки для продолжения войны. Во Франции прошли мирные переговоры, и война официально завершилась 3 сентября 1783 года.

Капитуляция лорда Корнуоллиса ознаменовала победу американских революционеров над тем, что они считали деспотическим правлением Британии. Этот момент навсегда останется в американской памяти как ключевой в истории происхождения нации, побудив правительство Соединенных Штатов поручить художнику Джону Трамбаллу создать картину этого события в 1817 году. Джон Трамбалл, Капитуляция лорда Корнуоллиса, 1820. Викимедиа.

американцев отпраздновали победу, но она дорого обошлась.Солдаты пережили суровые зимы, не имея достаточных ресурсов. За одну зиму в Вэлли-Фордж в 1777–1778 годах более 2500 американцев умерли от болезней и вредных воздействий. В тылу тоже было нелегко. Женщины по обе стороны конфликта часто оставались одни, чтобы они заботились о своей семье. В дополнение к своим существующим обязанностям женщины выполняли роли, обычно возлагаемые на мужчин на фермах, в магазинах и тавернах. Эбигейл Адамс рассказала о трудностях, с которыми она столкнулась, «занимаясь семейными делами» на их ферме в Брейнтри, штат Массачусетс.Эбигейл управляла посадкой и сбором урожая в разгар острой нехватки рабочей силы и инфляции, в то же время имея дело с несколькими арендаторами на участке Адамс, воспитывая своих детей и делая одежду и другие предметы домашнего обихода. Чтобы поддержать семью экономически во время частых отсутствий Джона и неопределенности войны, Эбигейл также инвестировала в несколько спекулятивных схем и продавала импортные товары.

В то время как Абигейл благополучно избежала драки, другим женщинам повезло меньше.Революция велась не только на далеких полях сражений. Это происходило на пороге женщин, на полях рядом с их домами. У женщин не было возможности избежать конфликта или вызванных им разрушений и разрушений. Как лидер государственной милиции во время революции, муж Мэри Силлиман, Голд, отсутствовал в их доме большую часть конфликта. Утром 7 июля 1779 года, когда британский флот атаковал близлежащий Фэрфилд, штат Коннектикут, именно Мэри спокойно эвакуировала свою семью, включая детей и слуг, в Северный Стратфорд.Когда Голда схватили лоялисты и держали в плену, Мэри, находившаяся на шестом месяце беременности их вторым ребенком, написала письма, пытаясь добиться его освобождения. Когда такие призывы оказались безрезультатными, Мэри вместе с губернатором Коннектикута Джоном Трамбаллом возглавила попытку схватить видного лидера тори, чтобы обменять его на свободу мужа.

американских солдата происходили из самых разных слоев общества и имели множество причин сражаться с американской армией. Жан-Батист-Антуан ДеВержер, французский младший лейтенант в битве при Йорктауне, нарисовал эту акварель вскоре после той битвы и решил изобразить четырех мужчин в военной форме: афроамериканского солдата из 2-го полка Род-Айленда, мужчину в домотканой одежде. из ополчения, другой в обычной «охотничьей рубахе» пограничника и французский солдат на конце.Жан-Батист-Антуан ДеВержер, «Американские солдаты при осаде Йорктауна», 1781 год. Викимедиа.

черных американцев, порабощенных и свободных, также повлияли (и были затронуты) Революцией. Британцы первыми вербовали черные (или «эфиопские») полки еще в Прокламации Данмора 1775 года в Вирджинии, обещавшей свободу любому порабощенному человеку, который сбежит от своих поработителей и присоединится к британскому делу. Сначала Вашингтон, сам поработитель, сопротивлялся разрешению чернокожих присоединиться к Континентальной армии, но в конце концов уступил.В 1775 году поработитель Питера Салема освободил его для борьбы с ополчением. Салем столкнулся с британскими регулярными войсками в битвах при Лексингтоне и Банкер-Хилле, где он доблестно сражался с примерно тремя дюжинами других чернокожих американцев. Салем не только внес свой вклад в дело, но и заработал способность определять свою собственную жизнь после того, как его вербовка закончилась. Салем был не один, но многие другие порабощенные люди ухватились за суматоху войны, чтобы сбежать и напрямую обеспечить себе свободу. По оценкам историков, от тридцати тысяч до ста тысяч ранее порабощенных людей покинули своих поработителей во время войны.

Мужчины и женщины вместе боролись через годы войны и лишений. Для патриотов (и тех, кто оставался нейтральным) победа принесла новые политические, социальные и экономические возможности, но она также принесла новую неопределенность. Война уничтожила целые общины, особенно на юге. Тысячи женщин по всей стране овдовели. Американская экономика, отягощенная военным долгом и обесценившимися валютами, должна быть восстановлена ​​после войны. В конституциях штатов были созданы правительства, но теперь мужчинам нужно было придумать, как им управлять.Возможности, созданные Революцией, дорого обошлись как жизням, так и богатству, и оставшимся в живых было предоставлено право воспользоваться этими возможностями и помочь сформировать и определить новое национальное государство.

Еще одна картина Джона Трамбалла, заказанная для Капитолия в 1817 году, эта картина изображает то, что запомнится как момент, когда новые Соединенные Штаты стали республикой. 23 декабря 1783 года Джордж Вашингтон, которого многие считали героем Революции, сложил с себя полномочия самого влиятельного человека в бывших тринадцати колониях.Отказ от роли главнокомандующего армией означал, что гражданское правление определит новую нацию и установит республику, а не диктатуру. Джон Трамбалл, генерал Джордж Вашингтон уходит в отставку, ок. 1817-1824 гг. От архитектора Капитолия.

Как и ранее проводившееся различие между «происхождением» и «причинами», революция имела краткосрочные и долгосрочные последствия. Возможно, самым важным непосредственным следствием провозглашения независимости было создание конституций штатов в 1776 и 1777 годах.Революция также высвободила мощные политические, социальные и экономические силы, которые изменили политику и общество новой страны, включая расширение участия в политике и управлении, юридическую институционализацию религиозной терпимости, а также рост и распространение населения, особенно на запад. Революция затронула коренных американцев, открыв западные поселения и создав правительства, враждебные их территориальным притязаниям. В более широком смысле, революция положила конец меркантилистской экономике, открыв новые возможности в торговле и производстве.

Новые штаты разработали письменные конституции, что в то время было важным нововведением по сравнению с традиционно неписаной британской конституцией. Эти новые конституции штатов основывались на идее «народного суверенитета», то есть на том, что власть и власть правительства исходят от народа. Большинство из них создало слабых губернаторов и сильные законодательные органы с более регулярными выборами и умеренно увеличило размер электората. Ряд штатов последовали примеру Вирджинии и включили в свою конституцию декларацию или «билль» о правах, призванный защищать права людей и ограничивать прерогативы правительства.Конституция первого штата Пенсильвания была самой радикальной и демократичной. Они создали однопалатный законодательный орган и Исполнительный совет, но без настоящей исполнительной власти. Голосовать могли все свободные люди, в том числе и те, кто не владел собственностью. Конституция Массачусетса, принятая в 1780 году, была менее демократичной по структуре, но прошла более популярный процесс ратификации. Осенью 1779 года каждый город послал делегатов - всего 312 человек - на конституционный съезд в Кембридже. Городские собрания обсудили проект конституции и внесли предложения.Предвидя более позднюю федеральную конституцию, Массачусетс учредил правительство из трех ветвей, основанное на системе сдержек и противовесов между ветвями. Независимость пришла в 1776 году, и вместе с ним наступил беспрецедентный период конституции и государственного строительства.

Континентальный конгресс ратифицировал статьи Конфедерации в 1781 году. Эти статьи позволили каждому штату один голос в Континентальном конгрессе. Но статьи, пожалуй, наиболее примечательны тем, чего они не позволяли. Конгресс не имел полномочий взимать или собирать налоги, регулировать иностранную или межгосударственную торговлю или создавать федеральную судебную систему.Эти недостатки сделали послевоенный Конгресс слабым и в значительной степени неэффективным.

Политическая и общественная жизнь коренным образом изменилась после обретения независимости. Участие в политической жизни росло по мере того, как все больше людей получало право голоса, что привело к тому, что большее значение стало уделяться представительству в правительстве. Кроме того, более простые граждане (или «новые люди») играли все более важную роль в местном и государственном управлении. Иерархия внутри государств претерпела значительные изменения. Общество стало менее почтительным и более эгалитарным, менее аристократическим и более меритократическим.

Самым важным долгосрочным экономическим последствием революции стал конец меркантилизма. Британская империя наложила различные ограничения на колониальную экономику, включая торговлю, поселения и производство. Революция открыла новые рынки и новые торговые отношения. Победа американцев также открыла западные территории для вторжения и заселения, что создало новые внутренние рынки. Американцы начали создавать свои собственные производства, больше не полагаясь на британские.

Несмотря на эти важные изменения, у американской революции были свои пределы. После беспрецедентной экспансии в политическую жизнь во время имперского сопротивления женщины также служили делу патриотов во время войны. Однако революция не привела к гражданскому равенству женщин. Вместо этого в послевоенный период женщины стали в какой-то степени включаться в политическую жизнь в качестве «республиканских матерей». Республиканским обществам требовались добродетельные граждане, и матери становились обязанностью воспитывать и обучать будущих граждан.Это открыло для женщин возможность получить образование, но они по-прежнему оставались в значительной степени на периферии нового американского государства.

В тринадцати колониях бойкотирующие женщины считались патриотами. В британских гравюрах, подобных этой, они высмеивались как аморальные блудницы, которые суют свои носы в мужских делах. Филип Доу, Общество патриотичных женщин в Эдентоне в Северной Каролине, март 1775 года. Музей Метрополитен.

Около шестидесяти тысяч лоялистов покинули Америку из-за революции.Лоялисты были из всех слоев американского общества, и многие из них прожили остаток своей жизни в изгнании со своей родины. Пункт Парижского договора должен был защищать их собственность и требовать от американцев компенсации лоялистам, потерявшим собственность во время войны из-за их лояльности. Американцы, однако, нарушили это обещание, и на протяжении 1780-х годов штаты продолжали конфисковывать собственность, принадлежавшую лоялистам. Некоторые колонисты отправились в Англию, где они были чужаками и пришельцами в том, что они считали своей родиной.Однако многие другие поселились на периферии Британской империи по всему миру, особенно в Новой Шотландии, Нью-Брансуике и Квебеке. Лоялисты оказались на проигравшей стороне Революции, и многие потеряли все, что у них было, и были вынуждены создать новую жизнь вдали от страны своего рождения.

В 1783 году тысячи ранее порабощенных лоялистов бежали с британской армией. Они надеялись, что британское правительство поддержит обещание свободы и поможет им основать новые дома в других частях Империи.Парижский договор, положивший конец войне, требовал, чтобы британские войска оставили ранее порабощенных людей, но британские военачальники сдержали ранее обещанные и эвакуировали тысячи вольноотпущенников, переправив их в Канаду, Карибский бассейн или Великобританию. В конечном итоге они сыграли свою роль в заселении Новой Шотландии, и благодаря последующим усилиям Дэвида Джорджа, чернокожего лоялиста и баптистского проповедника, некоторые из них поселились в Сьерра-Леоне в Африке. Однако чернокожие сторонники продолжали сталкиваться с социальной и экономической маргинализацией, включая ограничения на владение землей в Британской империи.

Джозеф Брандт, нарисованный Джорджем Ромни. Брандт был лидером могавков, который руководил войсками могавков и британцами в западном Нью-Йорке. Викимедиа.

Борьба за свободу привела к тому, что некоторые американцы освободили своих порабощенных рабочих, и большинство новых северных штатов вскоре приняли законы о постепенном освобождении. Некоторые увольнения также произошли на Верхнем Юге, но на Нижнем Юге некоторые поработители отозвали свои предложения свободы для службы, а другие вольноотпущенники были вынуждены вернуться в рабство.Революционная риторика о равенстве породила «революционное поколение» порабощенных людей и свободных чернокожих американцев, которые в конечном итоге поощряли движение против рабства. Восстания рабов начали включать требования свободы, основанные на революционных идеалах. В долгосрочной перспективе Революция не смогла примирить рабство с этими новыми эгалитарными республиканскими обществами, напряжение, которое в конечном итоге вылилось в 1830-е и 1840-е годы и фактически разорвало нацию на две части в 1850-х и 1860-х годах.

коренных американцев тоже участвовали в революции и пострадали от нее.Многие индейские группы, такие как шауни, крик, чероки и ирокезы, встали на сторону британцев. Они надеялись на победу британцев, которая продолжит удерживать голодных по земле колониальных поселенцев от продвижения на запад за Аппалачи. К сожалению, победа американцев и поддержка англичан коренными американцами создали предлог для оправдания быстрой и зачастую жестокой экспансии на западные территории. Коренные американские народы будут продолжать вытесняться и вытесняться все дальше на запад на протяжении девятнадцатого века.В конечном счете, независимость Америки ознаменовала начало конца того, что осталось от независимости коренных американцев.

Американская революция освободила колонистов от британского правления и нанесла первый удар в том, что историки назвали «эпохой демократических революций». Американская революция была глобальным событием. Революции последовали во Франции, затем на Гаити, а затем в Южной Америке. Между тем Американская революция внесла значительные изменения в Британскую империю.Многие британские историки даже используют революцию как точку раздела между «первой Британской империей» и «второй Британской империей». Однако у себя дома революция создала новое национальное государство - Соединенные Штаты Америки. К сентябрю 1783 года независимость была завоевана. Однако то, как будет выглядеть новая нация, все еще оставалось открытым. В 1780-х годах американцы сформировали, а затем перестроили это национальное государство, сначала с помощью Статей Конфедерации, ратифицированной в 1781 году, а затем с Конституцией 1787 и 1788 годов.

Историки давно спорят о причинах и характере американской революции. Была ли революция вызвана британской имперской политикой или внутренней напряженностью в колониях? Были ли колонисты в первую очередь мотивированы конституционными принципами, идеалами равенства или экономическими корыстными интересами? Была революция радикальной или консервативной? Но такие вопросы вряд ли ограничиваются историками. От использования Авраамом Линкольном Декларации независимости в Геттисбергском обращении до членов «Чаепития» двадцать первого века, носящих галифе, революция оставалась в центре американской политической культуры.Действительно, то, как человек понимает Революцию, часто диктует то, как человек определяет, что значит быть американцем.

Революцию выиграли не несколько отцов-основателей. Мужчины и женщины всех рангов внесли свой вклад в самую невероятную победу колоний, от простолюдинов, протестовавших против Закона о гербовых сборах, до женщин, которые помогали организовывать бойкоты против пошлин Тауншенда; от мужчин, черно-белых, которые воевали в армии, до женщин, которые внесли свой вклад в ее поддержку. Революция, однако, не ставила своей целью положить конец всему социальному и гражданскому неравенству в новой нации, а в случае коренных американцев она создала новое неравенство.Но со временем риторика Революции о равенстве, воплощенная в Декларации независимости, помогла выявить некоторые из этих неравенств и стала общим стремлением будущих социальных и политических движений, включая, среди прочего, движение за отмену смертной казни и движение за права женщин девятнадцатого века. века, суфражистские движения и движения за гражданские права двадцатого века и движение за права геев в двадцать первом веке.

1. Джордж Р. Т. Хьюс, Ретроспектива Бостонского чаепития, 1834 г.

Джордж Р.Т. Хьюс написал следующее воспоминание о Бостонском чаепитии почти через 61 год после того, как оно произошло. Вполне вероятно, что в его воспоминаниях было больше, чем несколько историй, которые он подобрал после 1773 года. Тем не менее Хьюс дает очень подробный отчет об этом важном событии.

2. Томас Пейн призывает к независимости Америки , 1776

Британцы долгое время считали себя самыми свободными людьми на земле, наделенными ограниченной монархией и просвещенным парламентом.Брошюра Пейна предложила совершенно иное изображение британского правительства. Его критика прокатилась по североамериканскому континенту и вызвала широкую поддержку независимости Америки.

3. Декларация независимости, 1776 г.

Значение Декларации независимости трудно переоценить. Этот документ, задуманный как взвешенное оправдание разрыва связей с Великобританией, также выступил в качестве преобразующего элемента политической философии.Большинство конфликтов в американской истории с этого момента возникли в результате попыток понять и реализовать то, что означает верить, что «все люди созданы равными».

4. Женщины в Южной Каролине имеют опыт работы, 1780

Британцы столкнулись с трудной задачей ведения войны, не отдавая больше колонистов в руки революционеров. В результате в Войне за независимость было мало прямых нападений на мирных жителей, но это не значит, что мирные жители не пострадали.Следующий рассказ Элизы Уилкинсон описывает стресс, с которым столкнулись некомбатанты, которым пришлось столкнуться с британской армией.

5. Заявление о нейтралитете Онейда, 1775

Нация онейда, одна из шести наций хауденосауни (ирокезов), 19 июня 1775 года выступила с официальным заявлением о нейтралитете губернатору Коннектикута после того, как имперский кризис между Великобританией и их североамериканскими колониями перерос в насилие. Эта декларация намекает на концепции Онейда об их собственном суверенитете среди Конфедерации Шести Наций, на независимость других индейских народов и на то, как Онейда понимает конфликт как войну «между двумя братьями».Сэмюэл Киркланд, миссионер, живущий в стране ирокезов, интерпретировал и расшифровал слова Онейды и отправил их губернатору штата Коннектикут Джонатану Трамбаллу.

6. Бостонский король вспоминает, как сражался за британцев и обеспечивал себе свободу, 1798 г.

Бостонский король родился в рабстве в Южной Каролине в 1760 году. Он сбежал в британскую армию во время их вторжения в Южную Каролину в 1780 году. Он служил лоялистом в британской армии и участвовал в нескольких важных сражениях.Хотя Кинг был захвачен и снова порабощен американцами, он снова смог бежать к британцам, которые обеспечили ему свободу, отправив его и других черных лоялистов в Канаду. Многие черные колонисты стремились к свободе, присоединившись к британцам, по оценкам до 5 000 человек. Позже Кинг стал миссионером и одним из первых чернокожих канадских поселенцев Сьерра-Леоне в Западной Африке.

7. Эбигейл и Джон Адамс беседуют о правах женщин, 1776

Американская революция потребовала пересмотра всех форм социального неравенства.Эбигейл Адамс в этом письме своему мужу Джону Адамсу просила своего мужа «помнить женщин» в любых новых законах, которые он может создать. В своем ответе Джон Адамс расценил это мнение как шутку, демонстрирующую пределы революционной свободы.

8. Карикатура за американскую революцию, 1782 г.

Политические карикатуры дают представление об общественном мнении и решениях, принимаемых политиками. Эти карикатуры стали важным средством выражения критики и несогласия во время американской революции.На этом карикатуре 1782 года британский лев сталкивается со спаниелем (Испания), петухом (Франция), гремучей змеей (Америка) и мопсом (Нидерланды). Хотя заголовок предсказывает успех Великобритании, он показывает, что Британия столкнулась с проблемами - и, следовательно, истощает свои вооруженные силы и казну - не только из-за американских повстанцев.

9. Рисунки мундира Американской революции 1781 г.

Американские солдаты происходили из самых разных слоев общества и имели множество причин сражаться с американской армией.Жан-Батист-Антуан ДеВержер, французский младший лейтенант в битве при Йорктауне, нарисовал эту акварель вскоре после этого сражения и решил изобразить четырех мужчин в военной форме: афроамериканского солдата из 2-го полка Род-Айленда, человека в домотканой одежде. из ополчения, другой в обычной «охотничьей рубахе» пограничника и французский солдат на конце.

Эту главу отредактировал Майкл Хаттем, а содержание - Джеймс Амбаске, Александр Бернс, Джошуа Битти, Кристина Керрик, Кристофер Консолино, Майкл Хаттем, Тимоти К.Хеммис, Джозеф Мур, Эмили Ромео и Кристофер Спаршотт.

Рекомендуемое цитирование: Джеймс Амбуск и др., «Американская революция», Майкл Хаттем, изд., В The American Yawp , ред. Джозеф Локк и Бен Райт (Стэнфорд, Калифорния: Stanford University Press, 2018).

Рекомендуемая литература

  • Байлин, Бернар. Идеологические истоки американской революции. Кембридж, Массачусетс: Belknap Press, 1967.
  • Беркин, Кэрол. Революционные матери: женщины в борьбе за независимость Америки. Нью-Йорк: Кнопф, 2005.
  • Брин, Т. Х. Рынок революции: как политика потребителей повлияла на независимость Америки. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2004.
  • Карп, Бенджамин Л. Восстание повстанцев: Города и американская революция. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2007.
  • Дюваль, Кэтлин. Утраченная независимость: живет на пороге американской революции. Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 2015.
  • Эгертон, Дуглас Р. Смерть или свобода: афроамериканцы и революционная Америка. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2008.
  • Юстас, Николь. Страсть - это буря: эмоции, сила и грядущая американская революция. Чапел-Хилл: Университет Северной Каролины, 2008.
  • Флигельман, Джей. Блудные дети и паломники: американская революция против патриархальной власти 1750–1800 .Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1985.
  • Гулд, Элига. Среди держав Земли: американская революция и создание новой мировой империи. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2012.
  • Грин, Джек П. Конституционные истоки американской революции . Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2010.
  • .
  • Холтон, Вуди. Основателей по принуждению: индейцы, должники, рабы и создание американской революции в Вирджинии. Чапел-Хилл: Университет Северной Каролины Press, 1999.
  • Ясанов, Майя. Изгнанники свободы: американские лоялисты в революционном мире. Нью-Йорк: Кнопф, 2011.
  • Каменских, Джейн. Цветная революция: мир Джона Синглтона Копли. Нью-Йорк: Нортон, 2016.
  • Кербер, Линда К. Женщины республики: интеллект и идеология в революционной Америке. Чапел-Хилл: University of North Carolina Press, 1980.
  • Нотт, Сара. Чувствительность и американская революция. Чапел-Хилл: Университет Северной Каролины, 2009.
  • Ландерс, Джейн Г. атлантических креолов в эпоху революций. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2010.
  • Майер, Полина. Американское Священное Писание: Декларация независимости. Нью-Йорк: Кнопф, 1997.
  • ———. От сопротивления к революции: колониальные радикалы и развитие американской оппозиции Великобритании, 1765–1776. Нью-Йорк: Винтажные книги, 1974.
  • Нэш, Гэри Б. Неизвестная американская революция: неуправляемое рождение демократии и борьба за создание Америки. Нью-Йорк: Викинг, 2005.
  • Нортон, Мэри Бет. Дочери свободы: революционный опыт американских женщин, 1750–1800. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1980.
  • О'Шонесси, Эндрю Джексон. Люди, которые потеряли Америку: британское руководство, американская революция и судьба Империи. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета, 2013.
  • Шифф, Стейси. Великая импровизация: Франклин, Франция и рождение Америки. Нью-Йорк: Thorndike Press, 2005.
  • Waldstreicher, Дэвид. Конституция о рабстве: от революции до ратификации. Нью-Йорк: Хилл и Ван, 2009.
  • Вуд, Гордон С. Радикализм американской революции. Нью-Йорк: Винтажные книги, 1992.
  • Янг, Альфред Ф. и Грегори Ноблс. Чья это была американская революция? Историки интерпретируют основание. Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета, 2011.

Банкноты

.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *