К чему привела первая российская революция ответы: К чему привела первая российская революция?1) к ликвидации помещичьего землевладения 2) к ликвидации сословного строя3)

Содержание

Первая русская революция 1905 года

30 октября 1905 года император Николай II подписал Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», даровавший гражданские свободы — неприкосновенность личности, свободу совести, слова, собраний и союзов. Также манифест расширял полномочия будущей Государственной Думы и ограничивал самодержавие. Именно этим документом завершилась первая русская революция.

Начало революции

Первая русская революция началась (9) 22 января 1905 года с расстрела царскими войсками мирной демонстрации народа, двинувшегося к Зимнему дворцу просить у императора Николая II защиты от притеснений. Однако столичные власти не нашли лучшего средства остановить толпу, как расстрелять ее картечью. 

Вооруженный разгон мирного шествия останется в истории как «Кровавое воскресенье». Гибель невинных детей, женщин, стариков, с иконами в руках направлявшихся к царю и верящих в его гуманность, привела к яростному революционному взрыву.

  

Основные события революции 1905 года

После событий 9 января по стране прокатилась волна забастовок. Рабочие устраивали стачки, бастовали рабочие на железных дорогах, студенты устраивали политические забастовки. Забастовка иваново-вознесенских текстильщиков продлилась больше двух месяцев и собрала более 70 тысяч рабочих. 

На сторону восставшего народа переходили воинские части. Летом 1905 года на сторону революции перешел эскадренный миноносец «Князь Потемкин Таврический». На корабле не было запасов угля и продовольствия, но восставшие матросы смогли привести судно к берегам Румынии, где и сдались румынским властям. Осенью того же года отказалась подчиняться командованию часть Черноморского военно-морского флота (корабли «Очаков», «Св. Пантелеймон» и др.). Лидером восставших моряков стал лейтенант Петр Шмидт.  

Апогей революции пришелся на октябрь 1905 года. В стране началась всероссийская политическая стачка, в которой приняли участие свыше 2 миллионов человек в самых разных отраслях промышленности.

Стремясь с помощью реформ сбить революционный накал, император (17) 30 октября 1905 года издал Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка» (Манифест 17 октября 1905 года), провозгласивший гражданские свободы: неприкосновенность личности, свободу слова, собраний, союзов. Он также предусматривал созыв Государственной Думы, без одобрения которой ни один закон не мог войти в силу.  

Итоги революции

Прежде всего революционному движению удалось добиться ограничения власти самодержавия, которое стало ограничено Госудаственным советом и Государственной думой.

Также основные слои населения страны, которые до этого были лишены политических свобод, получили эти свободы, прежде всего такие важные, как неприкосновенность личности, свобода совести и свобода слова.

Удалось также добиться и улучшений условий труда: увеличения заработной платы и сокращение рабочего дня до 9-10 часов.

Решился также и земельный вопрос — крестьян наделили правами на землю. До этого вся земля принадлежала только помещикам.

Несмотря на то, что многие важные проблемы революция 1905 года не решила, и глобальные изменения в стране так и не произошли, тем не менее, итоги революции были важны и именно они сыграют важную роль в революции 1917 года. 

После революции 1905 года

В 1906 году Николаем II были утверждены основные законы Российской империи, законодательная власть закреплена за Государственным советом и Государственной думой.

Тем не менее очень небольшая часть населения России расценила Манифест как победу революции. Из числа представителей этой части населения сформировались две правые политические партии — партия либерально-монархической буржуазии (конституционные демократы, или кадеты) и партия чиновников, помещиков и крупной буржуазии — «Союз 17 октября» (или октябристы).  

«Революции в России всегда случались внезапно» Историки о причинах и последствиях восстания 1905 года: Лекторий: Библиотека: Lenta.

ru

В Центре документального кино в рамках совместного проекта Фонда Егора Гайдара и Вольного исторического общества «Исторический момент» состоялась дискуссия на тему «Первая русская революция: провал или пролог?», участниками которой стали доктор исторических наук, профессор РАНХиГС Константин Морозов и доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Кирилл Соловьев. Ведущим беседы выступил историк и телеведущий Николай Сванидзе. «Лента.ру» публикует основные тезисы выступлений историков.

Есть у революции начало

Константин Морозов:

Революция 1905 года стоит в одном ряду с другими европейскими революциями, которые привели к падению обветшалых и неспособных ответить на новые исторические вызовы абсолютных монархий. Консервация устаревших общественных отношений, нежелание учитывать интересы новых классов (буржуазии, интеллигенции, пролетариата) имела для дореволюционной России тяжелые последствия. То, что самодержавие было анахронизмом и мешало дальнейшему развитию страны, осознавала даже высшая аристократия. Важно понимать, что любая революция сначала происходит в головах людей и лишь потом осуществляется на практике, хотя период ее вызревания может длиться очень долго.

Революция 1905 года стала неожиданностью для всех, хотя к ней Россия шла давно. Например, американский историк Ричард Пайпс считает ее прологом студенческие волнения 1899 года. Министр иностранных дел Александр Извольский полагал, что царский режим стал рушиться еще при Александре III, а публицист Марк Вишняк вел отсчет конца самодержавия от середины 1870-х годов, когда Александр II остановил Великие реформы и решил «подморозить» страну. Россию и правящую династию от революции могло спасти только введение конституционной монархии. Но последние Романовы в стремлении сохранить незыблемыми самодержавные основы своей власти в итоге все потеряли и привели страну к катастрофе 1917 года.

Кирилл Соловьев:

Революция — это, прежде всего, диагноз правящего режима. Главной движущей силой русской революции была сама власть, чьи коренные пороки порождали недовольство в обществе. Историк Александр Степанский справедливо говорил, что никто так не способствовал ей, как Николай II (естественно, сам того не желая). Причиной любого восстания становится не сила общественного давления, а внезапная слабость верховной власти, когда она неожиданно обнаруживает вокруг себя вакуум и пустоту, и ей не на кого больше опереться. Подобная ситуация сложилась в октябре 1905 года, когда главной оппозиционной силой стало ближайшее окружение императора, ведь разговоры о конституции в России велись в течение многих десятилетий, и многие представители высшей бюрократии тоже стремились к переменам.

Улица Арбат в баррикадах

Фото: РИА Новости

После революции Россия стала качественно иной страной. Появилось выборное представительство, свободная пресса, и самое главное — монархия перестала быть неограниченной. Конечно, манифест от 17 октября 1905 года по своей сути был не конституцией, а декларацией о намерениях, но сам Николай II в частной переписке признавал, что подписал именно конституционный акт.

Непарламентская думская монархия

Кирилл Соловьев:

Любая революция подобна большому взрыву, после которого вся система вновь собирается по элементам. Но после первой русской революции новый политический механизм Российской империи создали из старых архаичных элементов, поэтому в нем было множество анахронизмов и противоречий. Его главной отличительной чертой стала постоянная борьба между либералами и революционерами с одной стороны, посчитавшими уступки Николая II недостаточными, и консерваторами с другой стороны, полагавшими эти новшества чрезмерными.

Конечно, думская монархия в России после 1905 года была больной системой, хотя и не безнадежной. Она имела все шансы выздороветь, но этому помешала Первая мировая война, до крайности обострившая все ее пороки и противоречия.

Константин Морозов:

Политическая система страны после первой русской революции осталась недореформированной, поэтому нельзя говорить о каком-то ее новом качестве. Государственная дума так и не стала полноценным парламентом, хотя была больше на него похожа, чем нынешняя.

Не хватало одного шага — позволить Думе утверждать назначение министров, но именно на это Николаю II не хватило политической воли. После 3 июня 1907 года он опять попытался «подморозить» ситуацию, отказавшись от диалога с обществом и дальнейшего пути по превращению России в конституционную монархию. После этого события 1917 года стали неизбежными.

Революционный террор и столыпинские репрессии

Константин Морозов:

Оппозиционный терроризм, сильно проявивший себя в ходе первой русской революции, возник на гребне революционного движения, охватившего Россию во второй половине XIX века на фоне противостояния власти и интеллигенции. Почему интеллигенция шла в революцию? Люди гуманитарных профессий не могли реализовать себя без творческой свободы, неотделимой от свободы политической, которую власть не спешила предоставлять.

Разрушенные улицы после Кронштадтского восстания

Фото: РИА Новости

Эти противоречия, вызревавшие в течение нескольких десятилетий, привели в итоге к всеобщему ожесточению, итогом которого стал революционный терроризм. Он подпитывался как государственным террором в виде ответной реакции, так и широкой общественной поддержкой. Почему интеллигенция во многом сочувствовала террористам? К тому времени все устали от власти, которая своей бесконтрольностью и неэффективностью вызывала всеобщую ненависть и презрение.

Кирилл Соловьев:

Если говорить о столыпинских репрессиях против революционеров, о пресловутых «столыпинских галстуках» и «столыпинских вагонах», то их масштаб был несоизмерим с разгулом оппозиционного терроризма. За все время существования военно-полевой юстиции в России казнили около 2800 человек (для того времени колоссальная цифра), но жертв революционного террора было в несколько раз больше.

Безусловно, Петр Столыпин во многом воплотил идеи своего предшественника, Сергея Витте, хотя, в отличие от него, Столыпин был публичным политиком и вполне органично смотрелся на трибуне Государственной думы. Трагедия Столыпина была в том, что он стал жертвой собственных идей, поскольку главным препятствием задуманных им системных преобразований стала та самая Дума, которая должна была быть их главной опорой. Поэтому наиболее важные реформы (судебная, местного самоуправления) потерпели неудачу или были существенно искажены.

Невыученные уроки русских революций

Кирилл Соловьев:

Революции всегда происходят неожиданно, поскольку чаще всего власть не обрушивается под ударом мощной общественной стихии, а осыпается под грузом собственных ошибок, пороков и противоречий. Беда России в том, что у нас изменения общества всегда опережали эволюцию правящего режима. Такая асинхронность развития страны постоянно создавала ситуацию вечного противостояния между властью и обществом, которое в начале XX века закономерным образом завершилось революцией.

Проблема была и в сущности русского самодержавия. Вопреки распространенному представлению, роль монарха в императорской России была не столь существенна. Государь во многом был лишь игрушкой в руках различных придворных олигархических группировок. Поскольку ему зачастую приходилось легитимировать решения, принимаемые не им, эту систему невозможно было изменить изнутри. Самодержавие в начале XX века оказалось неспособным самостоятельно поделиться частью своей власти с обществом, поэтому революция была неизбежна.

Конвоиры ведут арестованного

Фото: РИА Новости

Константин Морозов:

История России так сложилась, что правящая династия в течение многих десятилетий не могла решиться на коренные преобразования, хотя необходимость их была очевидна еще Екатерине II и особенно Александру I, который предоставил конституцию Польше, Финляндии и даже Бессарабии, но никак не всей империи. Бесконечное затягивание решения насущных социально-экономических и политических проблем в конечном итоге привело Россию к трагедии.

Главный урок русских революций состоит в том, что руководство страны всегда должно адекватно воспринимать реальность, не пытаясь игнорировать ее или подстраивать под свои корыстные интересы. Неспособность власти отвечать на новые исторические вызовы может смести не только правящую верхушку, но и обрушить все государство. Особенность России в том, что в ней правящие режимы не падали под напором возмущенного народа, а долго гнили изнутри, исчезая впоследствии за два-три дня. Так случилось в феврале 1917 года, это же повторилось в августе 1991 года.

Итоги революции 1917 года обсудили на высшем научном уровне

Информация о материале
Категория: События
Опубликовано: 29 ноября 2017

Итоги и последствия революции 1917 года обсудили ведущие отечественные учёные и историки на совместном заседании, которое прошло в Российской академии наук при участии Российского исторического общества.

Что привело к октябрьскому перевороту, как приход к власти большевиков отразился на мировом порядке и можно ли сейчас говорить об историческом примирении – на эти и другие вопросы попытались дать ответы участники встречи. Совместное заседание Президиума РАН и Президиума Совета РИО стало главной площадкой, которая обобщила результаты дискуссий, прошедших в этом году и посвящённых Великой российской революции.

«Один век – это тот минимальный срок, по истечении которого такие масштабные и чувствительные для общества исторические события, как революция, могут обсуждаться беспристрастно и вне контекста текущей политической конъюнктуры. Уже несколько раз сменились поколения, отгремели острые идеологические споры, коренным образом изменился весь социальный и социально-политический уклад. Вместе с тем изменился и угол зрения на революционную эпоху. Ведь каждое новое поколение историков адресует прошлому свои собственные вопросы»,

— сказал на открытии заседания Председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин.


По его мнению, до сих пор далеко не на каждый из этих вопросов можно дать однозначный ответ, несмотря на то, что за прошедший год была проделана огромная работа и проведены тысячи всевозможных мероприятий, посвящённых революции.

Под эгидой Российского исторического общества разработан новый образовательный историко-культурный стандарт и создана новая линейка учебников по истории. Учёные предложили рассматривать Октябрьскую революцию не отдельно, а как цепь взаимосвязанных между собой событий, включающих отречение царя от престола, события февраля и октября 1917 года, роспуск Учредительного собрания и Гражданскую войну. Таким образом, впервые появился термин «Великая российская революция 1917–1922 годов». Причём термин «Великая» обозначает в первую очередь масштаб её последствий. Как считает сопредседатель Российского исторического общества ректор МГИМО Анатолий Торкунов, они оказались глобальными.

«Русская революция привнесла мощный импульс национальной эмансипации. Стала катализатором подъёма сознательной политической жизни народов колониальных и полуколониальных стран, которые активно вторглись в мировую политику и уже в середине XX века сумели создать в лице Движения неприсоединения и других объединений собственный глобальный вектор силы и влияния. В наступившем XXI веке активная роль этих стран на мировой арене – залог установления нового, многоцивилизационного мирового порядка»,

— сказал, выступая перед участниками заседания, Анатолий Торкунов.


Говоря о причинах Октябрьского переворота в России, он также сказал, что большие войны часто совпадают по времени с революциями. По мнению Анатолия Торкунова, Первая мировая стала не единственным, но одним из решающих факторов в этом процессе: «Английская революция XVII века разразилась на фоне 30-летней войны. В войну за независимость Соединённых Штатов, называемую также Американской революцией, вмешались правительство Великобритании и другие иностранные государства. Французская революция непосредственно привела к серии войн, охвативших в начале — середине XVIII века всю Европу. Эти совпадения, разумеется, не случайны. Видимо, имеется взаимосвязь между большими войнами и революциями, конкретные механизмы которых зависят от обстоятельств, места и времени, но характеризуются известной общностью структуры, до конца ещё не описанной и не изученной».

Итоги революции 1917 года обсудили на высшем научном уровне

Общие тенденции прослеживаются и в самом революционном процессе многих стран. Например, сценарий революции в России историки зачастую сравнивают с событиями Великой французской революции

.

«Мы сейчас смотрим на эту революцию как бы через призму Великой французской революции, где приход к власти либералов-жирондистов сменился приходом радикалов-якобинцев, и затем была установлена военная диктатура Наполеона, которая фактически революцию прекратила. Нечто подобное, мне кажется, происходило и в России. Это, видимо, свойство великих революций, которые проходят одни и те же фазы: вместо либералов, пришедших к власти в феврале, пришли радикалы-большевики, а закончилась революция восстановлением диктатуры Сталина»,

— отметил в своём выступлении сопредседатель Российского исторического общества директор ИРИ РАН Юрий Петров.


Он также сказал, что подробно о том, как протекали революционные процессы в России и какое влияние они оказывали на все сферы жизни страны, говорится в новом двухтомном издании, подготовленном Институтом российской истории РАН при поддержке фонда «История Отечества».

При содействии фонда в этом году были реализованы сотни проектов: речь идёт не только об издании книг, но и о проведении научных конференций, создании крупных историко-документальных выставок и многом другом.

По мнению руководителя Федерального архивного агентства Андрея Артизова, материала для подобной работы – огромное количество, даже спустя сто лет после революции документальная база продолжает пополняться.

«В 2008 году на родину вернулся архив Ариадны Тырковой-Вильямс, незаурядной женщины, гимназической подруги Надежды Крупской и видного члена Центрального комитета кадетской партии. Его передали нам в дар наследники Тырковой-Вильямс – супруги Лихвари из Венесуэлы. В ноябре 2014 года на аукционе Друо культурно-историческим фондом «Связь времён» Виктора Вексельберга был приобретён архив князя Феликса Юсупова, участника убийства Распутина. Он содержит ценнейшие эпистолярные памятники, проливающие свет на отдельные стороны жизни элиты Российской империи накануне революции»,

— сказал Андрей Артизов.


Год столетия революции близится к завершению, но это вовсе не означает, что тема Великой российской революции будет закрыта. Наоборот, проведённые многочисленные мероприятия, научные исследования и обсуждения только подогрели интерес общества к событиям вековой давности. А значит – эту работу необходимо продолжать. 

Текст: Анна Хрусталева

Фото: Александр Шалгин

Информация о материале
Просмотров: 11050

Революция 1905–1907 годов в России

Россия вступала в XX век под знаком разочарования и общего недовольства правлением Николая II. С ним ещё недавно связывали надежды на кардинальные перемены все слои населения огромной страны. Волновались студенты, устраивали забастовки и уличные шествия промышленные рабочие, повсеместно бунтовало крестьянство. Российские буржуазные либеральные движения всячески поддерживали антиправительственную активность народных масс. По всем прямым и косвенным признакам в России назревала социальная революция.

Понятие и признаки революции

Революция – это кардинальный переворот в социальном развитии субъекта исторического процесса, сопровождающийся сменой основных устоев общественно-экономической формации. I-я русская революция, при всей своей уникальности не была в ряду общемирового революционного процесса исключением, но обладала своими особыми признаками:

  1. По своему размаху революция была поистине народной.
  2. Частично изменила социально-политическую систему Российской империи.
  3. Главное – революция была не завершена.

Предпосылки и причины

Предпосылками революции можно назвать:

Предпосылка

Содержание

Противостояние властей и общества

  • Недостаток политических прав и свобод;
  • Отсутствие представительной формы политической власти.

Экспансия марксизма и либерализма

Высокая активность политических сообществ революционного и либерального толка.

Кризис отношений имперского центра и национальными регионами

  • Политика «русификации»;
  • Ущемление прав национальных территорий (Польша, Закавказье, Финляндия).

Причинами революции определяются:

Причина

Содержание

Кризис аграрной проблемы

  • Неизменность помещичьего права владения землёй и общинного уклада;
  • Давление выкупных платежей на крестьянские хозяйства;
  • Малоземелье крестьян.

Нарастание противоречий между трудом и капиталом

  • Низкая заработная плата большинства рабочих;
  • Продолжительный рабочий день;
  • Завышенные штрафы и отсутствие страхования.

Русско-японская война 1904 – 1905 гг.

Поражения в сухопутных и морских сражениях дальневосточной войны.

Характер революции

Революция 1905–1907 гг. имела вполне определённые характерные черты:

  • Буржуазный, выражавшийся в стремлении ликвидировать пережитки феодализма и установить капиталистический общественный строй.

  • Демократический, так как в борьбе за демократические права и свободы приняли участие широкие народные массы.

  • Аграрный, связан с коренными чаяниями российского крестьянства о земле. Аграрная проблема была главной опасностью для власти.

Цель и задачи революции

Бурное развитие капитализма в России в начале XX в., сдерживалось средневековым самодержавием и требовало кардинальных преобразований. Поэтому целью революции стала смена феодальной общественно-политической формации на капиталистическую.

Для достижения выявленной цели нужно было решить ряд задач:

  1. Сменить самодержавный режим на демократический.
  2. Добиться равноправия граждан перед законом.
  3. Ввести гражданские права и свободы.
  4. Разрешить аграрный вопрос.
  5. Решить проблемы рабочего класса.
  6. Установить принципы равноправного сосуществования всех народов России, создать условия для их свободного развития и самоопределения.

Участники (движущие силы) революции

Реализация цели и задач была в интересах практически всех (кроме части правящей верхушки) слоёв российского общества. Движущие силы революции составляли мелкобуржуазные страты городов и деревень. Эта революция была по существу «народной». Мелкая буржуазия, рабочие и крестьяне были в одном революционном лагере.

Противостояли этому лагерю помещики и крупная буржуазия, высшие бюрократы и духовенство. Либеральная оппозиция в основном была представлена средней буржуазией и интеллигенцией. Они выступали за мирные преобразования, через парламентскую демократическую борьбу.

Ход революции

Революционные события 1905–1907 гг. распределились по трём основным этапам:

Этапы

Периодизация

Характеристика

1-й

января-сентябрь 1905 г.

Начало, расширение и углубление революции.

2-й

октябрь-декабрь 1905 г.

Кульминация — высший период подъёма.

3-й

январь 1906 г. — 3 июня 1907 г. годов

Снижение накала и поражение.

Карта: Революция 1905-1907 гг.

Первый этап – начало и развитие революции

Даты

События

3 января 1905 г.

Начало стачки рабочих Петербурга.

9 января

Расстрел солдатами мирного шествия рабочих Петербурга («Кровавое воскресенье»).

Январь

Масштабные народные волнения в разных регионах России под политическими лозунгами.

18 февраля

Рескрипт (письменное обращение к народу) Николая II с уверениями реформ.

12 мая – 23 июля

В Иваново-Вознесенске 72-дневная стачка текстильщиков под руководством первого в истории Совета рабочих депутатов.

Май – июнь

Всероссийский съезд крестьян и съезды земских представителей требовали социально-политических реформ.

9 – 11 июня

Польские рабочие поднимают вооружённый мятеж в Лодзи.

14 – 25 июня

Восстание моряков броненосца «Князь Потёмкин-Таврический».

Лето 1905 г.

Многие крестьянские волнения перешли в полноценные восстания.

6 августа

Принятие положения о законосовещательной Государственной думе, в редакции министра ВД А. Г. Булыгина («Булыгинская дума»).

Второй этап – кульминация — наивысший накал революции

Даты

События

7- 25 октября 1905 г.

Октябрьская политическая стачка: остановлена работа предприятий и учреждений.

13 октября

Создан Петербургский Совет рабочих депутатов под председательством Г. С. Хрусталёва-Носаря.

17 октября

Издан манифест «Об усовершенствовании государственного порядка».

октябрь — ноябрь

Осенний подъём крестьянских волнений в половине уездов европейской России. Восставшие создавали «крестьянские республики», где устанавливали своё управление.

3 ноября

Опубликован Манифест, извещающий о понижении выкупных платежей вполовину в 1906 г. и их отмене с 11 января 1907 г.

11 – 16 ноября

Восстание в Севастополе (лейтенант Шмидт П. П.).

21 ноября

Сформированы московские Советы рабочих депутатов.

7 декабря

Начало стачки Московских рабочих.

9 – 19 декабря

Пик революции – вооружённое выступление в Москве.

11 декабря

Принят новый закон, регламентирующий выборы в I-ю Государственную думу.

Третий этап – спад и поражение революции

Даты

События

20 февраля 1906 г.

Указ о регламентации работы Государственной думы и перепрофилирование Госсовета в верхнюю палату парламента.

4 марта

Изданы «Временные правила», разрешающие профсоюзы.

27 апреля

Начинает работу I-я Государственная дума.

5 мая

Дума требует от императора введения Конституции.

Июнь 1906 г.

Всплеск крестьянских выступлений.

8 июля

Министр внутренних дел П. А. Столыпин занял пост Председателя Совета министров.

9 июля

 Роспуск I-ой Государственной думы.

10 июля

182 думских депутата призвали население России к неповиновению властям в качестве протест против разгона Думы.

17-20 июля

Мятежи солдат и матросов в Кронштадте и Свеаборге.

12 августа

Теракт против П. А. Столыпина.

19 августа

Созданы военно-полевые суды. Репрессии против участников революционного движения повсеместно активизируются.

9 ноября

П. А. Столыпин начинает свою аграрную реформу.

20 февраля – 2 июня 1907 года

Период работы II Государственной думы.

3 июня

Государственный переворот. II Государственная дума распущена, введён в действие новый избирательный закон. Революция подошла к логическому завершению.

Политические партии в первой русской революции

Революция 1905 – 1907 годов впервые в истории России стала ареной политической борьбы, в которой приняли участие политические партии.

Название партии

Год начала деятельности

Лидеры

Программные установки

Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП)

1903 г.

В. И. Ленин (большевики),

Л. О. Мартов (меньшевики)

Приход к власти пролетариата через социальную революцию.

Партия социалистов-революционеров

(ПСР, «эсеры»)

1902 г.

В. М. Чернов,

А. Р. Гоц,

Н. Д. Авксеньтьев

Свержение самодержавия, построение социализма.

Партия русских конституционных демократов

(кадетов)

1905 г.

П. Н. Милюков,

С. А. Муромцев,

П. Д. Долгоруков

Смена абсолютной монархии на парламентскую демократию.

Союз 17 октября (октябристы)

1906 г.

А. И. Гучков,

Д. Н. Шилов

Введение конституционного режима правления.

Русская монархическая партия

1905 г.

В. А. Грингмут

Сохранение самодержавия и сословного устройства общества.

Союз русского народа и Союз Михаила Архангела («чёрные сотни»)

1905 г.

В. М. Пуришкевич, А. И. Дубровин

Укрепление самодержавия при сохранении основополагающих устоев.

Последствия революции

Потерпевшая поражение революция имела не только реакционные последствия. В стране произошли заметные позитивные изменения:

  1. В государственном строе — самодержавие было ограничено появлением законодательной власти.

  2. Правительство страны было вынуждено провести меры по повышению уровня жизни крестьян и пролетариата.

  3. Многопартийность стала реальностью, произошло небольшое движение на пути к правовому государству, в народе произошло осознание своей социальной значимости.

Причины поражения

Революция не достигла своей цели и не решила основные задачи по причинам:

  1. Не координировались выступления рабочих и стихийные бунты крестьян.
  2. Отсутствовало единое политическое руководство революцией.
  3. Буржуазия боялась даже пытаться взять на себя всю полноту ответственности за страну.
  4. Вооружённые силы, в большинстве своём ещё сохраняли верность царской власти.

Исторические итоги революции

Основные итоги революции противоречивы. Она вынудила власти провести ряд необходимых стране реформ:

  • создан орган законодательной ветви власти — Государственная дума;
  • декларированы основные гражданские права и свободы;
  • пересмотрены некоторые «Основные законы империи»;
  • разрешено работать легально разным политическим партиям и СМИ, а также создавать профсоюзы;
  • отменены многолетние выкупные платежи за землю;
  • сокращена длительность рабочего дня и др.

Однако, самый принципиальный вопрос – аграрный, остался нерешённым. Власти были поставлены перед необходимостью учитывать общественные настроения, но продолжали воспринимать их как блажь простаков. Общество, представляемое оппозиционными партиями, относилось к властям с настороженностью и недовольством. Правящая элита и оппозиция не смогли наладить оптимальный диалог, наметившийся в ходе драматических революционных событий.

Первая русская революция не смогла реализовать шанс на превращение Российского самодержавия в конституционную монархию. Дальнейшие события привели к февралю и октябрю 1917 года.

Первая русская революция в архивных документах

Выставка «Первая русская революция в архивных документах» рассказывает о сложном и противоречивом периоде нашей истории начала ХХ века, когда обозначились системные проблемы российской государственности. Российская революция 1905–1907 гг., по сути, заложила объективные предпосылки смены власти и общественного строя России в феврале 1917 г.

Географические границы нашей выставки включают аграрную Курскую губернию, где доминировало крестьянское население (92 %) при наличии значительного числа дворянских поместий (частновладельческая собственность составляла 35,1 % от общей площади всех удобных земель) и фактически полностью аграрной экономики, нацеленной на полеводство с переработкой его сельхозсырья на различных предприятиях сельского размещения с сезонными работниками из местных жителей при небольших городах (в самом Курске менее 60 тыс. чел.) с минимум рабочих, преимущественно железнодорожников, отсутствием университета и соответственно студентов при немногочисленной интеллигенции, и промышленный Санкт-Петербург – государственный и политический центр Российской Империи.

Хронологические рамки Первой русской революции в целом по стране охватывают период 1905–1907 гг. Но региональные особенности революционных проявлений вполне очевидны. Если Петербург стал своеобразным политическим эпицентром революции (январская 1905 г. всеобщая политическая стачка, расстрел демонстрантов 9 января 1905 г., октябрьская и декабрьская 1905 г. политические стачки, издание манифеста 17 октября 1905 г., оформление основных политических партий и политическая борьба в рамках Государственной Думы), то курский регион – это, прежде всего массовые аграрные волнения и беспорядки 1905–1906 гг.

Новым явлением для протестных акций в Курской губернии стало включение в политическую жизнь учащихся – гимназистов, студентов российских университетов, отдельных представителей педагогических коллективов.

Вместе с тем, динамика революционных действий в Курской губернии показывает, что после очевидной активности особенно 1905 г. и в определенной мере – 1906 г. в 1907 г. они практически не прослеживаются. Что нельзя сказать в отношении северной столицы. В конце 1906 – начале 1907 гг. рабочие Петербургской губернии вновь вышли на первое место по активности стачечного движения (в январской политической стачке 1907 г. во вторую годовщину «Кровавого воскресенья» 70% участников – рабочие Петербурга). 

События 1905 г. в Петербурге представлены документами, хранящимися в фондах Центрального Государственного исторического архива Санкт-Петербурга: Ф. 2075 «Канцелярия С.-Петербургского генерал-губернатора», Ф. 792 «Петроградская городская Дума», Ф. 569 «Канцелярия Петроградского градоначальника», Ф. 287 «Петроградское особое городское по делам об обществах присутствие», Ф. 1648 «Полицейские участки Петрограда», Ф. 536 «Петроградское дворянское депутатское собрание», Ф. 1229 «Фабричная инспекция Петроградской губернии», Ф. 14 «Петроградский университет», Ф. 196 «Петроградская биржевая барачная больница в память императора Александра II», Ф. 19 «Петроградская духовная консистория» и Ф. 2047 «Коллекция листовок и документов, собранных Государственным музеем революции».

На выставке использованы также фотодокументы из фондов Центрального государственного архива кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга (ЦГАКФФД СПб) и фотокаталога ОКУ «Госархив Курской области».

Курский контент выставки представлен архивными документами, отложившиеся в фондах Государственного архива Курской области: Ф. 1 «Канцелярии курского губернатора», Ф. 38 «Курское землемерное училище», Ф. 1618 «Коллекция нелегальных изданий», Ф. 1642 «Курское губернское жандармское управление»: делопроизводственная документация официального характера – различные циркуляры, отчеты, рапорты приставов и уездных исправников, докладные записки, содержащие фактический материал по протестным выступлениям в революционный период, сведения податных инспекторов, донесения губернских канцелярий и жандармских управлений, характеризующие деятельность органов партий и т.п. В документах Курского губернского жандармского управления представлены материалы по проведению дознаний о революционных волнениях, политической агитации среди населения, протестных акциях и выступлениях.

Некоторые материалы интернет-выставки взяты из курских газет: официального издания «Курские губернские ведомости» и либерального «Курского листка» (редактор-издатель С. А. Фесенко).

Протестные и революционные выступления 1905 г. привели к кардинальным изменениям политического ландшафта Российской Империи. Опубликование Высочайшего Манифеста об усовершенствовании государственного порядка от 17 октября 1905 г. заложило основу массовых легальных партий либерального и консервативного толка, в том числе и регионального масштаба (1905: документ № 20; 1906: документы №№ 1, 2, 5). Вместе с тем, рост числа антиправительственных выступлений был напрямую сопряжен с активизацией нелегального политического сегмента, прежде всего социал-революционеров, и, в меньшей степени – социал-демократов (1905: документ № 8, 9; 1906: документы №№ 19, 20).

Набольшее распространение в Курской губернии получили крестьянские выступления антипомещичьей направленности (1905: документы №№ 6-8, 15, 21-26; 1906: документы №№ 7-18; 1907: документы №№ 1, 3, 6)

В условиях революции произошло обострение социального протеста разных отрядов рабочего класса (Петербург), а по Курской губернии, в особенности тружеников железнодорожного транспорта и сезонных работников из окрестных крестьян сельских предприятий по переработке сельскохозяйственного сырья (1905: документы №№ 1-4, 9, 10, 12, 14, 18; 1906: документы №№ 11, 15; 1907: документ № 5)

Новацией 1905 г. в целом по стране, в том числе и по Курской губернии явилось движение городских учащихся старших классов различных учебных заведений, причем со своими специфическими корпоративными требованиями по развитию демократии в области образования (1905: документы №№ 5, 13, 17, 29).

Вместе с тем, солдатские волнения в Курской губернии имели единичный характер, выражаясь, главным образом, в нарушении воинской дисциплины, связанными с требованиями улучшений бытовых условий службы. Исключением стал трагический эпизод 17 июня 1905 г., когда на Ямском вокзале вместе с вагоном разъяренной толпой военнослужащих и железнодорожников был сожжен офицер, зарубивший напавшего на него пьяного унтер-офицера (Курские губернские ведомости. 1905. 21 июня. Часть неофиц.).

Дополнительные сведения о событиях 1905–1907 гг. в Курской губернии можно получить из краеведческих изданий 1920-х – 1950-х гг.:

1905 год в Курской губернии. Сборник статей. Курск: Кооперативное издательство «Советская деревня», 1925. 130 с.

Марута Ив. Очерки по истории революционного и профессионального движения на Московско-Киево-Воронежской железной дороге. Выпуск первый. 1905 г. Курск: Издание Дорожного комитета профессионального союза работников железнодорожного транспорта Московско-Киево-Воронежской железной дороги «Дорпрофсожа», 1925. 117 с.

Выставка «Первая русская революция в архивных документах» подготовлена в соответствии с планом мероприятий («дорожной картой») по реализации Соглашения между Администрацией Курской области и Правительством Санкт-Петербурга о торгово-экономическом, научно-техническом, социальном и культурном сотрудничестве на 2020–2021 годы.

Авторский коллектив: 

Аргунов О.Н., начальник отдела научно-исследовательской работы и информационного обеспечения ОКУ «Госархив Курской области»;

Раков В.В., зам. директора по научно-исследовательской работе ОКУ «Госархив Курской области».

Техническая поддержка:

Атрепьева Е. Г., начальник отдела по работе с аудиовизуальной документацией и документами личного происхождения ОКУ «Госархив Курской области»;

Карцев А.М., начальник отдела технического обеспечения и сопровождения информационно-коммуникационных систем ОКУ «Госархив Курской области».

Костюкова И.В., начальник отдела автоматизированных архивных технологий ОКУ «Госархив Курской области»;

Потаскаева Т.Н., старший научный сотрудник отдела научно-исследовательской работы и информационного обеспечения ОКУ «Госархив Курской области»

Дурнева Н.Ю., оператор электронного цветоделения, набора и верстки отдела автоматизированных архивных технологий ОКУ «Госархив Курской области»;

Тимохов Е.И., научный сотрудник отдела научно-исследовательской работы и информационного обеспечения ОКУ «Госархив Курской области»

Ходунов В.С., ведущий инженер-программист отдела технического обеспечения и сопровождения информационно-коммуникационных систем ОКУ «Госархив Курской области».

Участники проекта

Архивный комитет Санкт-Петербурга

Архивное управление Курской области

СПб ГКУ «Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга» (ЦГИА СПб)

СПб ГКУ «Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга»

(ЦГАКФФД СПб)

ОКУ «Государственный архив Курской области» (ГАКО)


Рабочие у Путиловского завода. 9 января 1905 г. Петербург. Фотограф не установлен. ЦГАКФФД СПб. В 468. Группа солдат у Нарвских ворот. 9 января 1905 г. Петербург. Фотограф не установлен. ЦГАКФФД СПб. Г 11709. Царский манифест 17 октября 1905 года. Демонстрация у здания Санкт-Петербургского Императорского университета. 18 октября 1905 г. Петербург. Фотограф не установлен. ЦГАКФФД СПб. Д 16245.
Газетчик у Александровского сада продает рабочему газету с манифестом об учреждении Государственной думы. 19 августа 1905 г. Петербург. Фотограф не установлен. ЦГАКФФД СПб. В 39. Рабочий на Невском проспекте с газетой, в которой напечатан манифест об учреждении Государственной думы. ЦГАКФФД СПб. В 33 . Парад лейб-гвардии Первого его величества и Второго Царскосельского стрелковых батальонов. Парадное построение батальонов. 1905 г. Царское Село. Фотография ателье Булла. ЦГАКФФД СПб. Д 16888.
Парад лейб-гвардии Первого его величества и Второго Царскосельского стрелковых батальонов. Шеф Второго стрелкового батальона великий князь Дмитрий Павлович целует крест во время богослужения на параде. 1905 г. Царское Село. Фотография ателье Булла. ЦГАКФФД СПб. Д 16895. Гапон Георгий Аполлонович, священник, служитель церкви Михаила Черниговского при Петербургской пересыльной тюрьме, руководитель собрания русских фабрично-заводских рабочих Петербурга. 1903-1904 гг. Петербург. Фотограф не установлен, репродукция фотографа К. К.Булла. ЦГАКФФД СПб. Г 1. Торговцы с Сенной площади на молебне, организованном черносотенцами в честь царского манифеста. 18 октября 1905 г. Фотография ателье Буллы. ЦГАКФФД СПб. Е 5595.
Император Николай II, императрица Александра Федоровна, вдовствующая императрица Мария Федоровна, великая княгиня Ксения Александровна, великий князь Михаил Александрович и сопровождающие их лица проходят по набережной Невы в Зимний дворец на прием депутатов Первой Государственной думы. 27 апреля 1906 г. Фотография ателье Буллы. ЦГАКФФД СПб. А 9595. Император Николай II обходит почетный караул 1-го Волжского казачьего полка Терского войска перед отправкой его на Дальний Восток. 1904 г. Фотография ателье Буллы. ЦГАКФФД СПб. Д 14354. Разгон конной полицией демонстрации в связи с проводами гроба с телом князя С.Н.Трубецкого на Невском проспекте у Знаменской площади. 2 октября 1905 г. Фотография ателье Буллы. ЦГАКФФД СПб. Г 2430.

Первая русская революция: провал или пролог?

Константин Морозов: Как я понял, у нас есть разногласия в том, как оценивать то, что устанавливается в России после 1906 года. То есть вы считаете, что это уже конституционная монархия, новое качество, абсолютно отличное от предыдущего, но тогда возникает вопрос – почему эта система оказалась все-таки недееспособной и закончилась чехардой, Распутиным, тем же цеплянием за власть и потерей власти в феврале 1917 года?

Кирилл Соловьев: Александр Николаевич, на самом деле, вы задали сразу много вопросов. Во-первых, какого качества система? Во-вторых, в чем ее принципиальные пороки? И были ли эти пороки фатальны? Первое. Если смотреть с сугубо юридической точки зрения, то после 1905 года монархия перестала быть неограниченной. Собственно говоря, это было зафиксировано в основных государственных законах, когда Николай II, скрепя сердце, был вынужден согласиться с тем, что из основных законов вычеркивается слово «неограниченный» при определении верховной власти. При том что, кстати, было сохранено слово «самодержавие». В этом была двусмысленность ситуации, но тем не менее. После того, как Николай II подписывает манифест, он и в письме к матери, и в письме к Трепову прямо говорит о том, что он подписал акт конституционный. На сей счет можно спорить. Манифест не является ни в кой мере Конституцией. Но основные законы, по факту, в соответствии с их 86-й статьей, определяли, что теперь ни один закон Российской империи не может быть принят без санкции Государственной Думы и реформированного Государственного Совета.

Другое дело, что революция – это всегда ситуация большого взрыва и после этого взрыва система опять вновь собирается. Дело в том, что во время взрыва политическая система России разлетелась на старые кирпичики. И когда она собиралась вновь, она собиралась новая, но из старых кирпичиков. Поэтому в ней будет много анахронизмов. Она будет как древняя археологическая порода, где один слой наслаивается на другой. Такой слоеный пирог противоположностей. Вот что такое политическая система России в этот момент. Например, Дума обладала бюджетными правами, но прописаны они была так, что это составляло громадные сложности и для Думы, и для всего правительства. Почему? Потому что бюджетные права были списаны с бюджетных прав дореформенного Государственного Совета. И получалось, что когда бюджет вносился в Думу, а это происходило где-то в ноябре, депутатам нужно было за два месяца его принять – это было абсолютно нереально. В итоге каждый год Россия полгода жила без бюджета.

Николай Сванидзе: Прошу прощения, я просто хотел сказать, что вы оба прекрасные специалисты, и мы понимаем, что можете в ответ на каждый вопрос прочесть прекрасную лекцию в пределах двух академических часов, но у нас очень жесткий временной регламент.

Кирилл Соловьев: Хорошо, я понял ваш намек. Постараюсь все сократить. В дальнейшие частности я входить тогда не буду, просто обозначу, что система действительно ограничивала власть императора, но была при этом полна противоречий.

Теперь дальше – эта система могла меняться. В итоге, по факту, полномочия Государственной Думы расширялись, а не сужались на протяжении думского периода. Проблема в другом. Специфика политического языка эпохи осталась на том, революционном уровне. То есть мыслители, общественные деятели того времени не перестроились. Язык был конфликтен со всех сторон – и со стороны власти тоже. Многим консервативным представителям власти казалось, что никаких изменений в 1905-1906 годах в действительности не произошло. Они считали, что самодержавие осталось, что абсолютная монархия как была, так и есть. А для мыслителей либерального толка был действительно сделан важный шаг. То есть они мыслили в разных категориях. И когда они сталкивались, то образовывались противоречия. Все это создавало ситуацию перманентного кризиса.

Николай Сванидзе: Я вам даю еще минуту, после этого задавайте встречный вопрос.

Кирилл Соловьев: В таком случае я минутой своей пользоваться не буду. Надеюсь, все что я хотел сказать, было сказано. Только одна мысль. Мне представляется, что тот политический организм, который был создан, был больным организмом. Обязательно он должен был умереть, а не выжить? Не уверен. Другое дело, что это создавало ситуацию повышенного риска. А в условиях вызова Первой мировой войны этот риск стал смертельным для политической системы.

Теперь мой вопрос. Константин Николаевич, мне интересно ваше отношение к политическому террору в России – его роль и значение в революционном движении. Понимаю, что мой вопрос не менее пространен, чем ваш.

Николай Сванидзе: Но, надеюсь, ответ будет более лаконичен.

Константин Морозов: Если учитывать, что я пишу книжку, посвященную эсеровскому терроризму и там уже 65 листов, то об этом я могу говорить часами. Но я постараюсь уложиться в три минуты. Речь идет о революционном терроризме, который родился на гребне революционного движения – это его верхушка. Родилось это движение в немалой степени из-за противостояния власти интеллигенции. Интеллигенция шла в революцию, поскольку значительная ее часть, особенно творческая интеллигенция, не могла самореализоваться профессионально без свободы творчества. Без политической свободы это было проблематично. Это противоречие привело к постепенному нарастанию ожесточения, которое впервые прорвалось уже в конце 1870-х годов и потом – в начале XX века по результатам студенческого движения. Это очень сложное, очень неоднозначное явление. В немалой степени оно подпитывалось государственным террором со стороны власти. В истории этого движения очень много ярких, интересных страниц, в том числе историй самопожертвования. Много ярких рефлексирующих интеллигентов, вроде Каляева, Егора Сазонова, Савинкова, Доры Бриллиант. С другой стороны, когда это движение пошло вширь и захватило слои рабочих и отчасти крестьян, то оно выродилось в достаточно оголтелое бросание бомб, скатилось до экспроприаций. В то же время это, в общем-то, пик противостояния власти. И это движение поддерживалось обществом. Образованное общество, немалая часть интеллигенции, особенно студенчество, поддерживала террор. Просто потому что все устали от власти. Власть своим давлением и постоянным закручиванием гаек вызывала ненависть все больше и больше. Что-то похожее вы, возможно, скажете про ощущения конца 1980-х годов, когда все просто очень надоело. В этом смысле по ментальности отношения к власти в конце 1980-х годов и в конце XIX века очень много общего.

Николай Сванидзе: Спасибо, еще по одному вопросу.

Константин Морозов: У меня вопрос про Столыпина. Насколько я знаю, у вас достаточно положительное отношение к Петру Аркадьевичу. Но, с моей точки зрения, Столыпин в немалой степени вторичен по сравнению с Витте. Потому что та программа, которую он осуществлял, была программой, подготовленной, собственно говоря, Витте, но положенной под сукно. Кроме того, Столыпин противоречив. С одной стороны, Столыпин известен как вешатель, как человек, который внедрил и расширил военно-полевые суды, и мы знаем про «столыпинский галстук». А с другой стороны, Столыпин известен как человек, который все-таки пытался сохранить, продвинуть и создать вот эти конституционные монархические формы и, в конечном счете, был предан самим Николаем II и Александрой Федоровной. И пострадал, по большому счету, оттого, что был более последователен, чем сам Николай. Два лица Столыпина – как они сочетаются: вешатель и прогрессист?

Кирилл Соловьев: Константин Николаевич, вы – провокатор! Конечно, в хорошем смысле. Потому что на этот раз вы задали, наверное, вопросов десять. И чтоб уложиться в установленное время, я даже не знаю, что мне делать.

Николай Сванидзе: Выберите два, по своему вкусу.

Кирилл Соловьев: Начнем с того, что, во-первых, нельзя сказать, что столыпинские реформы писались в 1906-1907 году. Конечно, они опирались на то, что готовилось раньше. Но ведь дело как раз в том, что Столыпину удалось сделать их не просто вопросами, а законами и заставить эти законы работать. Удачно – неудачно, все – не все – другое дело. Понятно, что далеко не все, далеко не так, как ему этого хотелось. Но это начало работать.

Во-вторых, Витте и Столыпин все-таки фигуры разного качества. Витте, конечно, человек выдающихся способностей, блестящий администратор. Но он не политик. Просто невозможно представить Витте на трибуне Государственной Думы. И все признавали, что он в этом качестве был бы совершенно неудачен. А Столыпин – напротив, публичный политик, нацеленный на сотрудничество с думским большинством (которой, кстати, так и не создалось).

По поводу Столыпина как «вешателя». Конечно, все вспоминают Столыпина как «вешателя». «Столыпинский галстук». Военно-полевые суды. Но эти военно-полевые суды действовали всего-то семь-восемь месяцев. Конечно, потом будут действовать военно-окружные суды, и это тоже важно. Но, тем не менее, по результатам действия и военно-полевых, и военно-окружных судов было казнено приблизительно 3700-3800 человек. Конечно, для той России это было очень много. Но Константин Николаевич может вспомнить и количество жертв революционного террора. И эта цифра будет побольше. Если мы имеем в виду не только жертв эсеровского террора, но и анархистского и прочих.

В-третьих, фигура Столыпина противоречива. Это безусловно. Потому что ему нужно было вписываться в противоречивую политическую жизнь тогдашней России. Но в этом была трагедия Столыпина – он задумал системные преобразования, но эти системные преобразования создавали для него невыносимые трудности. Потому что идея была в том, чтобы сохранить Думу как законодательное учреждение. А между тем именно в Думе столыпинские проекты встречали наибольшее сопротивление. Государственный Совет блокировал его инициативы. Но именно эти учреждения и сохранились благодаря Столыпину в их новом качестве. Получалось, что он встречал оппозицию среди тех, кто был, по большому счету, его же порождением. И это в итоге создало ситуации, при которой наиболее базовые законопроекты столыпинского кабинета (а это о судебной реформе, о местном самоуправлении) в действительности не прошли или прошли в таком искаженном виде, что их правительство узнать не могло. То есть Столыпин фигура трагическая. Потому что он стал жертвой собственных же идей. И в действительности конец его преобразований был положен не 1 сентября 1911 года вместе с выстрелом Багрова, а в марте 1911 года во время, по сути дел, парламентского кризиса.

Николай Сванидзе: Ваш встречный последний вопрос.

Кирилл Соловьев: Скажите, Константин Николаевич, как вам кажется, в чем была роль революционных партий в период первой революции?

Константин Морозов: Роль революционных партий была в том, чтобы довести дело революции до победного конца – свержения самодержавия. Если говорить о собственно революционных партиях. Потому что те же кадеты считали возможным сохранение конституционной монархии. Хотя и у них не было единой точки зрения. Тут вопрос неоднозначный, потому что многие события развивались очень стихийно. Когда вы говорили о жертвах революционного террора, о том, как они были велики, тут стоит сказать, что у эсеров, например, по их статистике, террористических актов было совершено порядка 220. Это всеми эсеровскими боевыми дружинами. Ну, может быть, еще на несколько десятков больше. А вообще это была волна, это было массовое стихийное движение. Фактически разгоралась гражданская война. В Латинской Америке такое называют городской герильей. Убивали городовых, бросали бомбы в полицию, бросали бомбы в кафе.

Но я бы хотел сказать недоговоренное про качество новой системы. Я бы сказал, что все-таки система была недореформирована. Мы имели не парламентскую систему – это был симулякр Парламента. Он был ближе, наверное, к условному «нормальному парламенту», чем сегодняшняя Государственная Дума, которая, конечно же, симулякр и создана была для того, чтобы саму идею парламентаризма смешать с грязью. Создавали Думу явно для того, чтобы народ больше никогда не пришел к Таврическому дворцу в поисках альтернативы власти. Но и та Государственная Дума не дотягивала до Парламента. Пусть и небольшого шага не хватало – ответственного министерства. И главная причина не в политическом языке, о котором вы говорили. Язык создается при желании. А вот как раз этого желания у власти и не было. Собственно, Столыпин и погиб потому, что оказался слишком настойчив в следовании тому курсу, который сам Николай II уже отринул. Он отказывался называть события 1905-1907 года революцией. И Столыпин приезжал с гневом и рассказывал генералу Герасимову, что на приеме Николай II сказал: «О какой революции вы толкуете? Никакой революции не было, был небольшой бунт». А следовательно, не нужно никаких преобразований, никаких реформ. Было желания заморозить ситуацию. Не было желания двигаться, не было желания прямодушно и чистосердечно выполнять взятые на себя обязательства и двигаться по пути конституционной монархии.

Николай Сванидзе: Спасибо. Мы приступаем к следующему этапу нашей игры. Я теперь буду задавать вам вопросы. И прошу подготовиться наших зрителей, потому что потом задавать вопросы будете вы – в письменном виде. Для того чтобы я их мог прочитать, готовьте их уже сейчас. И присылайте ко мне. А теперь вопросы задаю я.

У меня сначала вопрос к вам обоим. Скажите, как бы вы определили сущностное расхождение между вами в трактовке событий, которые мы сегодня обсуждаем?

Константин Морозов: Я бы видел это расхождение прежде всего в оценке Третьеиюньской монархии – той системы, которая существовала после 3-го июня 1907 года. Я считаю, что, фактически, это было упущенное время. Хотя в какой-то степени это и новое качество, но недостаточно новое для перелома траектории развития страны. Потому что, я еще раз повторю, Россия могла бы избежать потрясений, если бы развивалась по пути конституционной монархии.

Николай Сванидзе: Так в чем расхождение?

Константин Морозов: В том, что я не считаю этот период качественно новым и важным. Короче говоря, вторая революция оказалась неизбежной.

Николай Сванидзе: То есть революция 1905 года, на ваш взгляд, не решила проблем, стоящих перед страной?

Константин Морозов: Да, конечно. Но и революция февраля 1917 года показала, что революция 1905 года была случайностью, как казалось Николаю II.

Николай Сванидзе: А ваш оппонент считает, что она решила проблемы, стоящие перед страной?

Константин Морозов: Как я понимаю, мой оппонент утверждает, что страна и общество приобрели новое качество.

Николай Сванидзе: Кирилл Андреевич, ваша позиция.

Кирилл Соловьев: Мне сложно отрицать то, что я только что сказал – страна действительно, на мой взгляд, приобрела новое качество. Но не бывает такой революции, которая решает все проблемы. Революция очень часто не решает проблемы, а их создает. И любая система без проблем не бывает. Главный вопрос – как она с этими проблемами справляется. Вот эти новые проблемы создавали новое качество всего – и общества, и власти и т.д. Другое дело, что с этими проблемами в итоге Россия справиться не смогла.

Николай Сванидзе: Так в чем расхождение?

Кирилл Соловьев: Наверное, во многом Константин Николаевич прав. Как любят говорить историографы: есть пессимисты и есть оптимисты. Пессимисты полагают, что революция 1917 года была абсолютной неизбежностью. Оптимисты полагают, что неизбежностью она не была, в каком-то смысле она была случайностью. Я не оптимист. Я обычно в этой ситуации говорю, что я реалист. А вот Константин Николаевич, на мой взгляд, сугубо пессимист. Потому что, я полагаю, что больной организм, коим была политическая система России к 1917 года, мог эволюционировать, система могла выжить, могла жить с теми болезнями, что у нее были и умереть совсем по другой причине. Другое дело, что эти болезни создавали ситуацию риска и риск в условиях войны был чрезмерный.

Константин Морозов: Я хотел бы только добавить, что эта система могла бы дальше трансформироваться, если была бы политическая воля и желание Николая II и его супруги Александры Федоровны. Даже аристократия уже понимала, что нужно отступать – соглашаться на ответственное министерство и давать Думе назначать и смешать министров. Вот с этого момента появился бы реально работающий Парламент и дележка власти. С этого момента действительно можно было бы говорить о новом качестве и об эволюции. То, что по чисто субъективным причинам они цеплялись за власть и блокировали это, и сделало организм обреченным.

Николай Сванидзе: А кто ж не цепляется за власть, помилуйте? Все цепляются за власть!

Константин Морозов: Плохо кончают. Понимаете, если посмотреть на историю Английской революции, они сделали очень разумный шаг – поделили власть. Они сохранили династию, но отдали реальную власть буржуазии. Но это скорее все-таки исключение. Чаще всего, конечно, цепляются за власть и гибнут. Но и страну за собой волокут. Есть хорошая поговорка: мертвый хватает за ноги живого.

Николай Сванидзе: У меня вопрос к вам, Константин Николаевич – относительно терроризма. Насколько я понимаю, у вас эти ребята вызывают определенную симпатию? Сазонов, Каляев, Савинков – симпатичны вам?

Константин Морозов: Вообще историк должен относиться без гнева и пристрастия. Есть профессиональная этика, если хотите. Потому что с того момента, как ты позволяет своим симпатиям и антипатиям влиять на тебя как на исследователя, ты начинаешь терять качества профессионала.

Николай Сванидзе: Теоретически очень верно. Но ближе к вам: вам они симпатичны?

Константин Морозов: Я бы сказал так: у меня они вызывают меньшее отторжение, чем члены военно-полевых судов или офицеры, расстреливающие рабочих 5 января 1905 года. Государственный террор и оппозиционный терроризм. Государственный террор – это когда мощь всего государства направлена на запугивание общества и действует через репрессивную машину. Тот жандарм, офицер или чекист, который допрашивает в своем кабинете и получает новые лычки, новые звезды и прибавку к жалованию – это совсем другая история, чем народоволец, который идет и гибнет во время теракта.

Николай Сванидзе: Если оставить в стороне жандармов. Если взять террористов, этих во многом симпатичных людей – они были бесстрашные, часто лично очень порядочные люди, у них за спиной было черти что. Скажем, Дора Бриллиант. Эти еврейские девушки, у которых на глазах насиловали их матерей, выбрасывали из окон их отцов, пережили ужасы погромов и пришли мстить. Им сочувствовала интеллигенция. И все эти люди – одни бросали бомбы, другие укрывали бросающих в своих домах. Об этом пишет Савинков, вы помните это лучше, чем я – каким светским успехом он пользовался, хотя все прекрасно знали, что он бомбист. Все эти милые, интеллигентные, болеющие за народ люди в результате так раскачали ситуацию, что она пришла к ужасам 1917 года. Вы не находите?

Константин Морозов: Я бы сказал, что здесь есть две проблемы. Первая проблема, которую хорошо описал, скажем, Герцен, который смотрел на революцию как на неизбежное зло. Тот же Зензинов говорил: «Не вините революцию, вините тех, кто доводит до нее». Вторая проблема – можно говорить об очень серьезной трагедии всего русского общества. Схватка – она всегда на двоих. И с этой точки зрения то, что градус этой схватки дошел до таких античеловечных форм, в конечном счете привело к таким большим эксцессам. И учтите, что затягивание решений с противоречиями, копившимися десятилетиями, на которые к тому же накладывались противоречия мировой войны, вылилось в тот уровень злобы и ненависти, которая захлестнула страну. Я не буду оперировать понятиями «симпатичный» и «несимпатичный», но скажу, что террор появляется тогда, когда температура больного организма 41 или 42 градуса. И организм после такой температуры погибает. Что мы, собственно говоря, и видели. То есть это признак нездоровья общества. Но виноваты в этом обе стороны. Если мы вспомним времена Николая I, интеллигенция стремилась к культурничеству, а ее громили за то, что она взялась «не за свое дело» – рассуждать о судьбах России. Потому что император смотрел на это как на свое личное дело – рассуждать о судьбе страны. С этой точки зрения, довели интеллигенцию до противостояния во многом они.

Николай Сванидзе: Теперь вам вопрос, Кирилл Андреевич. Вы считаете эту революцию необязательной, случайной?

Кирилл Соловьев: Нет, не считаю.

Николай Сванидзе: А какой вы ее считаете?

Кирилл Соловьев: Она была неизбежна. Каков ключевой вопрос революции – это вопрос о власти. Точнее даже – вопрос о Конституции. О Конституции русское общество говорило на протяжении столетия. Об этом говорила, в свою очередь, и власть – со времен Александра I. Россия дарует конституцию Финляндии, Польше – на некоторое время. Россия добивается в 1818 год того, что Конституцию получит и Франция. Ведь Людовик XVIII не хотел подписывать конституционную хартию, а Александр I настоял, чтоб подписал. Россия потом дарует Конституцию Румынии, Болгарии. То есть Россия будет всюду раздавать Конституции. А вот в самой России Конституции нет. В русском обществе уже в конце XIX века, собравшись за столом, нередко говорили: «Давайте выпьем за Нее!» – и все понимали, что речь идет о Конституции. Или говорили: «Давайте выпьем за Костину жену!» И тоже было понятно, что намекают на события 1825 года, что речь идет от Конституции. Или просто ставили, в газетах, например, букву «К» – и тоже умные люди догадывались. То есть этим русское общество жило давно.

К тому же, когда мы говорим – «русское общество», то сразу думаем, что вот было общество, была власть, и они протагонисты, которые противостоят друг другу. Но это лишь часть правды. Потому что один и тот же человек мог быть представителем и общества, и власти. Сегодня он в мундире – представитель власти. Пришел домой, надел халат – и он часть общества. Читает те же самые газеты. Представители оппозиции и власти очень часто были родственниками. Скажем братья Трубецкие. Сергей Трубецкой и Евгений Трубецкой. Они представители оппозиции, конституционалисты, участвуют в антиправительственных организациях. Революционеры даже, можно сказать, по большому счету. Их двоюродный брат – директор департамента полиции, Алексей Лопухин. Он должен за ними следить. А на самом деле они находятся в очень милой переписке, и Лопухин разделяет те же самые идеи, что и его кузены. Есть как будто противоречие. А в действительности его нет.

Коренная проблема в том, что революции желали не только представители оппозиции, но и представители власти. Но не власти как института. И понятное дело, что государь-император ее не желал. Но ее желали те, кто находился вокруг престола. В этом очень важная причина тех событий, о которых мы сегодня говорим.

Николай Сванидзе: То есть вы считаете, что революции желала и бюрократия, окружавшая власть?

Кирилл Соловьев: В значительной своей части.

Николай Сванидзе: Тогда я напомню слова Шеховского, который при основании Союза освобождения, легшего в основу кадетской партии, заявлял, что «монархия превратилась в игрушку в руках бюрократической олигархии».

Кирилл Соловьев: Он был прав. Но проблема в том, что у этой бюрократической олигархии не было никакой политической программы. Когда чиновника назначали, это делали не потому, что он придерживался определенных политических взглядов – никто же не спрашивал его политического кредо. Интересовались его послужным списком, способностями. В действительности оказывалось, что у вершин власти оказывались люди самых разных политических убеждений.

Николай Сванидзе: Вам обоим вопрос. Если стояла задача придать российской монархии, которая была единственной в тот момент в Европе самодержавной системой, элементы конституционности, разве эта задача не была решена в процессе революции?

Константин Морозов: Тут вопрос в том – элементы конституционности, чтобы украсить конструкцию самодержавия или…

Николай Сванидзе: Дума как законодательный орган – это украшение?

Константин Морозов: Дума стала бы Парламентом с того момента, как она стала бы местом согласования политических интересов всех игроков. Надо сказать, что здесь речь идет о переходе количества в качество. Конституционные виньетки – это одно. А реальный отказ от всевластия и создание системы, близкой к английскому парламентаризму, – совсем другому. Мне кажется, вы ставите вопрос не вполне корректно. Стояла задача кому?

Николай Сванидзе: Я имею в виду – историческая задача.

Константин Морозов: Историческая задача – да. Но вызов времени не был воспринят самим монархом. Еще Александром III. Также – Николаем II. И они блокировали.

Николай Сванидзе: Но ведь это было воспринято Екатериной II, Александром I. А что проку? А Николай II не воспринял, а тем не менее сделал.

Константин Морозов: Это было воспринято Екатериной II, Александром I, но не получило практического воплощения. Потому что Екатерина II, несмотря на то, что ее называли «философом на престоле», на практике проводила политику по усилению деспотии.

Николай Сванидзе: Я не призываю к оценке личностей. Я про результат. Николай, по причине ли слабости своей или силы политической атаки, которую он испытывал, пошел на преобразования.

Константин Морозов: Недостаточно. Не произошло качественного перелома. Перехода количества в качества не произошло.

Николай Сванидзе: Но дайте срок. Вы сразу хотели?

Константин Морозов: Конечно, нет. Проблема в том, что у России срок кончился. Россия дотянула до XX века. И. скажем, Чернов, один из лидеров эсеров и председатель будущего учредительного собрания, говорил, что в России получилось так, что в революции собираются черты всех четырех французских революций – и 1789-го, и 1830-го, и 1848-го, и даже Парижской коммуны. Это и придало ей глубину.

Николай Сванидзе: Но здесь речь идет уже о 1917-м?

Константин Морозов: В значительной мере – о феврале 1917 года. Но сама Февральская революция – революция, когда режим рухнул за три дня. Как говорил Василий Розанов: Русь слиняла за два, максимум за три дня. Это стало возможно именно потому, что была революция 1905 года. Потому что режим фактически умер в головах людей, он умер до основания.

Николай Сванидзе: И это результат незавершенности революции 1905 года?

Константин Морозов: Да, конечно, незавершенности.

Николай Сванидзе: Кирилл Андреевич, поучаствуете?

Кирилл Соловьев: С удовольствием. Что я хотел сказать по поводу Думы. Действительно, сложно сказать, что должно было такое случиться, чтобы, как говорит Константин Николаевич, Дума обрела реальную силу. Ведь идут законодательные проекты через Думу. Как я уже сказал, многие законопроекты, подготовленные правительством, в Думе не проходят. Или проходят, но с серьезной редакцией. То есть нельзя сказать, что Дума была безгласной, что она штамповала то, что приходит сверху. Такого не было. Более того, в Думе никогда не будет проправительственного большинства. Не раз будет складываться оппозиционное, левоцентристское большинство. Да, конечно, можно сказать, что подлинного парламентаризма английского типа в России не было. Но ведь парламентаризм бывает не только английского типа, парламентаризмы бывает, например, германского, австро-венгерского типа – немецкий тип дуалистических монархий. Было такое? Могло быть? В России этот тип в общем-то складывался.

Константин Морозов: Так было или могло быть?

Кирилл Соловьев: Немецкий тип дуалистической монархии в России складывался. Да, конечно, абсолютно верно было сказано, что да, была Великая Английская революция, потом была Славная революция, и только постепенно, к началу XIX века в Англии сложился более-менее тот режим, о котором мы говорим как об английском парламентаризме. Но ведь с момента Великой Английской революции к тому моменту прошло 150 лет! А мы с вами говорим о периоде в 6-7 лет. О каких серьезных трансформациях мы можем говорить? А мы говорим, тем не менее, потому что трансформации действительно произошли.

Я приведу такой пример. С формальной точки зрения Дума не могла вмешиваться в вопросы, связанные с обороноспособностью страны. Согласно закону, это была прерогатива только государя-императора. А на практике она только этими вопросами и интересовалась. Была создана комиссия по обороне, куда приходили военный и морской министры и отчитывались как школьники. Вот – новое качество системы. Министры приходят на заседания бюджетной комиссии – все. И не было такого случая, чтобы какой-то министр проигнорировал волю Думы. Потому что они знали, что от Думы зависит финансирование их ведомств и, если они не придут, это ударит по их сотрудникам.

Когда в 1915-1916 годах была необычайная острота конфликта между Думой и правительством, даже самые одиозные министры демонстрировали свою лояльность депутатскому корпусу. Например, Хвостов, человек очень несимпатичный, министр внутренних дел, тем не менее, демонстративно входит в Таврический дворец не через министерский вход, а через депутатский, потому что он был еще и депутатом Думы. Таким образом он демонстрировал – «я такой же как вы». Он приходит на заседание бюджетной комиссии абсолютно больной, он так осип, что не мог даже говорить. Вместо него говорил его товарищ (то есть заместитель министра). Так он демонстрировал свою лояльность депутатскому корпусу. Так же будут себя вести очень многие – Наумов, даже Протопопов впоследствии. Почему? Потому что они чувствуют свою зависимость от этого нового учреждения. Поэтому очень сложно говорить о нем как о симулякре. Он обладал абсолютно реальными механизмами влияния на ситуацию. Другое дело, что с ним надо было уметь работать. А ни у императора, ни у многих министров, даже при их внешней готовности к сотрудничеству далеко не всегда была такая внутренняя потребность.

Николай Сванидзе: Вы считаете, что неготовность власти сотрудничать и разговаривать с Парламентом (даже таким – слабым, только оперившимся) – это следствие личных качеств императора или определенных российских традиций?

Кирилл Соловьев: Всегда те или иные традиции влияют на конкретную персону. В этом смысле он был в плену у определенных традиций, определенных своих комплексов. Человек он был очень сложный, даже загадочный, своими мыслями редко делился. Мне кажется, важнее другое. Я заострю мысль до предела: в России была конституционная монархия, но не было Конституции. Потому что конституционная монархия – это определенная форма ограничения власти. Они были, они на лицо. А вот Конституция – это общий язык, общие правила игры. И их как раз не было.

Николай Сванидзе: Константин Николаевич, ваше мнение.

Константин Морозов: Как может быть конституционная монархия без общих правил игры?

Николай Сванидзе: Замечательно, хорошо.

Кирилл Соловьев: Может.

Великая российская революция: Октябрь 1917 г



В чём состояли основные политические итоги событий октября 1917 г.

Основными политическими итогами событий октября 1917 года стало свержение Временного правительства, за которым последовал разгон Учредительного собрания и захват власти большевиками с последующей гражданской войной.

Вспомните из курса всеобщей истории, какие события в странах Западной Европы питали надежды большевиков на близость мировой революции.

Надежды большевиков на близость мировой революции питались за счет нараставшей усталости европейского общества от войны, экономический трудностей и распространением социалистических идей о послевоенном переустройстве

Докажите, что лозунг «Вся власть Советам!» приобрёл новый смысл, стал лозунгом вооружённого захвата власти.

После того как большевики захватили власть в Советах различного уровня, что у историков получило название «большевизация советов», требование «вся власть Советам» могло означать лишь передачу власти большевикам. Однако никто из тогдашней политической элиты не желал этого, а значит требуя передать власть Советами большевики имели непосредственный вооруженный зхват и свержение Временного правительство, посредством чего вся полнота власти должна была перейти к Советам.

1. Каково было отношение Русской православной церкви к революционным событиям в России?

Отношение Русской православной церкви к революционным событиям в России было неоднозначным. С одной стороны церковь уже в первые дни февральской революции признала падение монархии, встретив это событие нейтрально-благожелательно. Духовенству предписывалось во время богослужения вместо поминовения царствовавшего дома возносить моление «о богохранимой державе Российской и благоверном Временном правительстве её». Синод рекомендовал изъять из приходских храмов и монастырей всю монархическую литературу. Также Церковь получила право провести Поместный Собор и избрать патриарха, против чего выступал Николай II, из-за чего между императором и церковью были непростые отношения. С другой стороны церковь осуждала любые акты насилия, падение нравов и другие негативные стороны революционного процесса. К Временному правительству Церковь относилась сначала доброжелательно, но ряд мер новой власти (в частности, изъятие церковно-приходских школ) привел к недовольству духовенства Керенским и его сторонниками. Потому высшее православное духовенство в целом равнодушно встретило свержение Временного правительства, однако не приняли власти большевиков.

2. Чем был обусловлен рост влияния большевиков летом—осенью 1917 г.?

Рост влияния большевиков был обусловлен падением авторитета Временного правительства, которые откладывало решение наиболее актуальных вопросов и проведения, и наоборот лозунги большевиков с требованием немедленного мира, передачи земли и фабрик соответственно крестьянам и рабочим привлекало к ним растущее внимание общества. Также рост обуславливался возрастающим недовольством общества тяготами войны: закрытие предприятий, введение продовольственных карточек, рост цен и обесценивание денег и т.д.

3. Что такое коалиционное правительство? Каковы были его задачи?

Коалиционное правительство – правительство при многопартийной парламентской системе управления, образованное несколькими политическими партиями. коалиции могут создаваться также в период чрезвычайных обстоятельств (экономических или внешнеполитических, таких, как война) для большей координации управления

4. Выпишите в тетрадь сокращённые названия, встречающиеся в тексте параграфа. Дайте их расшифровку, используя словари, Интернет.

ВЦИК – Всероссийский центральный исполнительный комитет

ЦК РСДРП(б) – Центральный комитет Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков)

ВРК – Военно-революционный комитет

ПЛСР – Партия левых социалистов-революционеров

СНК – Совет народных комиссаров

1. Проследите по карте движение войск JI. Г. Корнилова в августе 1917 г.

Войска Корнилова двигались от Ревеля через Нарву, от Пскова через Лугу и от станции Дно на Петроград

2. Найдите и изучите схему «Октябрьское вооружённое восстание в Петрограде». Определите главные направления движения восставших.

Главными направлениями движения восставших были мосты через Неву, а также ключевые пункты столицы: Адмиралтейство, Зимний дворец, телефонная и телеграфная станции, почтамт, Военное министерство, Главный штаб и штаб Петроградского военного округа, государственный банк, Городская дума.

1. Кого Л.Г. Корнилов обвинял в бедственном положении страны?

Временное правительство, которое под давлением большинства Советов действует в полном согласии с планами германского генерального штаба

2. Какие цели он преследовал?

Довести войну до победного конца, Провести Учредительное собрание

3. Почему А.Ф. Керенский назвал его выступление мятежом?

Потому что Корнилов выступал против Временного правительства. Керенский испугался, что военные предпочтут увидеть на посту диктатора не его.

1. Какова политическая позиция автора?

Г.В. Плеханов выступает за поддержку Временного правительств, отмечая нецелесообразность захвата власти большевиками для проведения социальной революции. Поэтому Плеханов больше стоит на позициях кадетов и меньшевиков, которые выступали за сотрудничество всех политических сил

2. В чём её отличие от позиции большевиков?

Отличие в том, что Плеханов считал захват власти пролетариатом несвоевременным и ненужным, т.к. это не даст социальной революции и лишь приведет к гражданкой войне.

1. Проследите историю использования большевиками лозунга «Вся власть Советам!». Как в ней отражалось изменение целевых установок большевиков?

Первоначально, сразу после Февральской революции, большевики поддержали этот лозунг. Однако вскоре его сняли, т.к. в советах большинство имели меньшевики и эсеры. Лишь захватив доминирующие позиции летом 1917 г. после т.н. «большевизации» Советов, большевики вернулись к этому лозунгу.

2. Сравните революционные события февраля и октября 1917 г. Что в них общего, а что различного? Составьте сравнительную таблицу.

5. Существует мнение, что событие октября 1917 г. в Петрограде — величайшее событие в мировой истории. Приведите аргументы в поддержку и в опровержение данной точки зрения. Обоснуйте свою позицию.

Аргументы в поддержку: действия большевиков привели к выходу России из войны, что означало ее затягивание и большие жертвы со стороны Англии и Франции и других бывших союзников. Революционные преобразования большевиков в социальной сфере стимулировали послевоенные социально-экономические реформы в странах Запада, а также антиколониальное движение в странах Востока.

Аргументы в опровержение: Выход России из войны не изменил баланса сил воющих сторон, Германия не могла выдержать затяжной характер войны, в то время как союзники обладали значительно большими ресурсами. Действия большевиков не стали главным фактором социально-экономических преобразований на Западе, т.к. они шли постепенно уже с конца XIX века и были ускорены Первой мировой войной. Антиколониальные движения также имели более давнюю историю, и лишь общее ослабление мировых империй после войны привело к активизации освободительных движений в этих странах.

Когда закончилась русская революция?

За исключением войны, юбилеи часто связаны с началом. На прошлой неделе исполнилось 500 лет с тех пор, как Мартин Лютер повесил (или, возможно, не разместил) свои 95 тезисов у дверей замковой церкви Виттенберга. На этой неделе мы отмечаем столетнюю годовщину Октябрьской революции (использование юлианского календаря в Императорской России дает нам Октябрьскую революцию, которая произошла 7 ноября).

Революционный текст Лютера считается началом протестантизма.Штурм Зимнего дворца стал началом русской революции. А вот концовки сложнее. Для историков Советского Союза, которые, как и я, особенно интересуются эпохой после 1945 года, это важный вопрос. Мы знаем, когда началась русская революция, но когда она остановилась?

Книги о русской революции дают нам множество ответов. В своей монографии о русской революции Рекс Уэйд необычайно конкретен: революция закончилась 6 января 1918 года, в день, когда новое советское правительство разогнало недавно избранное Учредительное собрание.Уэйд пишет: «Разгон Учредительного собрания фактически означал конец русской революции 1917 года; жестокая гражданская война решит теперь судьбу России ». 1

Другие включают гражданскую войну в свое определение революции, заканчивая свои книги в 1921 году. (См., Например, Джеймс Д. Уайт, Русская революция, 1917-1921: Краткая история ). Другие дают нам более десяти лет. революции: Э. Карр назвал свою книгу 1979 года Русская революция: от Ленина до Сталина (1917-1929) .Многие левые сочувствовали бы хронологии Карра: революция закончилась, когда к власти пришел Сталин. Культурные, политические и социальные эксперименты, характерные для 1920-х годов, были прерваны, и последовала четверть века насилия и диктатуры.

Шейла Фицпатрик, ведущий историк в этой области, дает нам более длительную революцию. В ее книге 1982 года ранняя фаза правления Сталина (1929-32 гг.) Все еще была революционной. В конце концов, за эти годы страна пережила период драматических социальных преобразований: головокружительная индустриализация, коллективизация сельского хозяйства, массовая социальная мобильность и дислокация.По ее мнению, признаки революции — утопические мечты с одной стороны, насилие — с другой — сохраняются в этот ранний период правления Сталина. Для Фитцпатрика и многих других середина 1930-х годов ознаменовалась восстановлением порядка и стабильности. Не произошло никаких новых радикальных социально-экономических преобразований, вместо этого произошел возврат к традиционным ценностям в ряде сфер.

Через двенадцать лет после своего первого появления, Русская революция (1917-1932) был переиздан, но с удалением дат из названия.При ближайшем рассмотрении мы обнаруживаем, что революция Фицпатрика длилась теперь еще дольше. Великие чистки 1937–1938 годов были включены как своего рода последний кровавый бой революционных эксцессов, который Фитцпатрик называет «последней внутренней конвульсией». 2 Революция длилась двадцать лет — два десятилетия, в течение которых общество постоянно переворачивалось с ног на голову, — прежде чем была наконец восстановлена ​​некоторая нормальность.

Как же тогда мы охарактеризуем период, последовавший за Второй мировой войной? Многие идеи, вдохновившие 1917 год, сохранились, хотя и в приглушенной форме.В 1950-х годах жилищные кампании — если взять лишь один пример — были направлены на обеспечение масс достойным жильем и проводились в масштабах и темпе, не имеющих себе равных на Западе. 3

В этот период партийный лидер Н. С. Хрущев пообещал, что через двадцать лет советские люди будут жить при коммунизме. И все же к 1950-м годам это было также общество, которое мучительно, медленно начинало исследовать собственное прошлое и признавать хотя бы часть ужасного кровопролития 1930-х и 1940-х годов. Это была культура, которая, с одной стороны, была ориентирована на будущее, мечтала о строящемся лучшем мире, но, с другой стороны, ее преследовало прошлое — одни с ностальгией, другие с горем и потерями.

Юбилеи могут быть поляризующими событиями. В сегодняшней России существует резкое разделение между теми, кто хочет отметить столетие революции, и теми, кто считает ее трагедией. Правительство Путина, которое так стремилось провести зрелищные мероприятия в ознаменование окончания Второй мировой войны, отказалось от организации каких-либо официальных мероприятий на 7 ноября, возможно, из-за оспариваемого их значения.

Взгляд на долгую жизнь и, возможно, даже на более долгую смерть Революции помогает понять, почему значение 1917 года продолжает волновать, гневить и разделять сто лет спустя.

Мириам Добсон — старший преподаватель кафедры истории в Шеффилде. Их исследовательские интересы лежат в области истории Советского Союза с особым акцентом на социальной и культурной истории послевоенной России. Вы можете прочитать другие сообщения в их блогах здесь.

Изображение: Почтовая марка, посвященная 40-летию русской революции [через WikiCommons].

Пример редактирования краткого курса 1938 года по JSTOR

Абстрактный

Как краеугольный камень ранней большевистской пропаганды, национальная политика позволила революционному режиму представить советский «эксперимент» как освободительный как в этническом, так и в классовом плане. Парадоксально, но значительная часть внимания, уделяемого национальному вопросу, исчезла из партийного канона в 1938 году по причинам, которые так и не были полностью объяснены. В этой статье мы исследуем этот драматический поворот, исследуя, как историки партии и сам Иосиф Сталин составили то, что должно было стать официальным повествованием о национальной политике в печально известном Кратком курсе истории Всесоюзной коммунистической партии (большевиков).Тем самым мы не только даем новый ответ на национальный вопрос, но и выделяем новый ключевой источник для других исследований сталинского периода.

Информация о журнале

Slavic Review — международный междисциплинарный журнал, посвященный изучению прошлого и настоящего в Восточной Европе, России, Кавказе и Центральной Азии.

Информация об издателе

Cambridge University Press (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих исследовательских институтов мира, лауреата 81 Нобелевской премии. Cambridge University Press в соответствии со своим уставом обязуется максимально широко распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому кругу предметных областей в печатном виде и в Интернете. Многие из этих журналов являются ведущими научными публикациями в своих областях, и вместе они составляют одну из наиболее ценных и всеобъемлющих областей исследований, доступных сегодня. Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

Права и использование

Этот предмет является частью коллекции JSTOR.
Условия использования см. В наших Положениях и условиях
Copyright 2014 Ассоциация славянских восточноевропейских и евразийских исследований
Запросить разрешения

Книги, интервью с Робертом Сервисом: «Николай II сам навлек на себя русскую революцию»

Q: В вашей книге Последний из царей: Николай II и русская революция рассматриваются последние 16 месяцев жизни Николая II, от его отречения до казни.Что произошло в те роковые последние месяцы?

A: В начале 1917 года Николай был на восточном фронте, возглавляя войска России в Первой мировой войне, когда в Петрограде вспыхнули политические демонстрации. Когда в российской столице вспыхнуло восстание, остальная часть страны присоединилась к революционному подъему. Дума [российский парламент] очень ясно дала понять, что для обеспечения спокойствия за линией фронта, чтобы Россия продолжала военные действия, царь должен уйти в отставку.

Многие политики уже давно хотели увидеть спину Николая, но на этот раз военное командование согласилось. Николай очень сильно любил своих военных, и это действительно сломило его дух. Он внезапно отрекся от престола, поразив всех вокруг себя, и стал частным лицом. Его семью поместили под стражу в Александровском дворце под Петроградом, и они жили довольно комфортно до августа 1917 года, когда по соображениям политической безопасности их отправили в Западную Сибирь.

Через некоторое время после того, как большевики захватили власть в результате Октябрьской революции, они переместили Романовых в Екатеринбург на Урал, чтобы иметь больший контроль над условиями их содержания. В конечном итоге они планировали привлечь Николая к суду за все политические и экономические трудности, в которые попала страна. Однако летом 1917 года наступление чехословаков на Екатеринбург означало, что Урал перестал быть безопасным местом заключения. Местные большевики заставили московское руководство казнить Романовых, прежде чем они попали в руки антибольшевиков.Но не только ситуация в Екатеринбурге привела к расстрелу семьи. Москве также угрожали серьезные антибольшевистские восстания в июле 1918 года. Эта двойная военная чрезвычайная ситуация объясняет, почему Ленин был так готов одобрить решение об убийстве Романовых именно в тот момент.

В июле 1918 года Николай был застрелен вместе со своей семьей, их слугами и даже некоторыми из их собак. Их тела были тайно сожжены на костре и брошены в шахту. Большевики были безжалостными.Если у вас были люди, которых можно было поставить во главе контрреволюционной силы, вы их ликвидировали. Погибли не только Николай и его семья, но и все Романовы в руках большевиков. Россия уже погрузилась в жестокую гражданскую войну, и большевики не хотели, чтобы у королевской династии был шанс на возвращение.

Q: Что было особенно интересно в Николае в этот период?

A: Изучая его дневник и беседы, которые он вел со своими тюремщиками и членами его окружения в то время, когда он был вне власти, я смог лучше понять, о чем он на самом деле думал.После потери власти он не пытался никого впечатлить или обмануть министров или советников, поэтому эти документы дают реальное представление о его взглядах на жизнь в России, а также на политику, Европу, иностранцев, войну и революцию.

В: Насколько Николай виноват в революции?

A: Чтобы предотвратить распад России, понадобился политический гений, а Николай определенно не был политическим гением. Он был очень ограниченным человеком — ограниченным в понимании своей страны.Однако он не осознавал этого в себе; он был гордым, самоуверенным человеком, окруженным подхалимами, которые говорили все, что он хотел услышать.

Николая называли «подушкой», что означало, что он носил отпечаток идей последнего человека, с которым он разговаривал. Но это было не так — у него были определенные основные принципы правления, которых он действительно придерживался. Он был очень сопротивляющимся реформатором и как можно меньше шел на компромиссы. Из-за революционных волнений 1905 года он позволил Думе существовать, но так и не смирился с этим.Он очень подозрительно относился к парламенту и поэтому раздражал избранных в него умеренных консерваторов, которые могли с ним сотрудничать. Он также очень плохо себя вел с Петром Столыпиным, величайшим из своих премьер-министров, который имел в виду его хорошо.

Определенный скандал на династию Романовых вызвала и связь Николая с мистиком Григорием Распутиным. Слухи о том, что у его жены Александры был роман с Распутиным, не соответствовали действительности, но это свидетельствовало об общем недовольстве Николая тем, что подобный скандал может начаться так быстро.Этот шторм был бы достаточно сложным, чтобы выдержать его, даже если бы не случилось войны.

Хотя у Николая не было особых шансов избежать будущего с гораздо большим количеством реформ, у него практически не было шансов выжить, когда эта шаткая политическая система оказалась под давлением тотальной войны. Под напряжением было все — администрация, транспорт, продукты питания, жилье. В России царила неразбериха в тылу; злой беспорядок. Озабоченность Николая армией и его неспособность решать проблемы повседневной жизни, затрагивающие простых рабочих, крестьян и уличных торговцев, были катастрофическими.

Еще одним недостатком Николая было то, что, хотя он правил украинцами, узбеками и грузинами, он был озабочен русскими, которые составляли лишь половину населения страны. Это опасно оттолкнуло другие народы империи, и когда начались восстания, он заплатил высокую цену за игнорирование остальной части страны.

Я действительно не могу вспомнить каких-либо серьезных искупительных качеств Николаса. Он был очень плохим правителем, поэтому будет справедливо сказать, что он навлек революцию на свою голову.

В: Николай просто игнорировал реалии русской жизни?

A: Не думаю, что Николай имел представление о том, как жил русский крестьянин. Единственные крестьяне, которых он когда-либо видел, были почтительными христианами, которые не собирались говорить что-нибудь резкое.

Интересно, что одним из сибирских тюремщиков Николая был ссыльный бывший каторжанин Панкратов. Николай узнал в Панкратове благородство, и пара без конца говорила о Сибири.Хотя Николай посетил Сибирь в 1890-х годах, он встречался только с ликующими толпами, любившими Романовых. Панкратов рассказал ему о другой Сибири — крестьянах, оленях, климате. И, надо отдать ему должное, Николай хотел научиться этому у этого замечательного старика.

Многие из книг, которые Николай прочитал после отречения от престола, таких авторов, как Чехов, Толстой и Тургенев, также были посвящены слоям населения, с которыми у него было очень мало контактов. Он даже читал «Войну и мир», что является иронией, поскольку произведения Толстого подвергались цензуре при собственном правительстве Николая.Он читал не просто для удовольствия, а восполнял пробелы в своем образовании и образовании своих детей.

Хотя Николас, возможно, не осознавал своих собственных недостатков и, конечно, никогда не признавал, что совершил ошибку, он знал, что в его знаниях были пробелы.

Были вещи о России, которых он не узнал, поэтому во время заключения он воспользовался возможностью, чтобы прочитать о них.

В: Как он отреагировал на свое отречение и революцию?

A: Из дневника Николаса складывается ощущение, что он был измученным человеком, с облегчением сложившим бремя офиса.Не думаю, что он лично сожалел о потере власти; он скорее сожалел о своей потере власти и о политических последствиях для страны. В конце концов он почувствовал, что власть и престиж династии Романовых всегда опирались на военную мощь. Хотя он был лидером военного времени, он считал, что, уйдя в отставку, он устранит себя как препятствие на пути к национальному единству. Он был прежде всего патриотом. Когда к власти пришли большевики, Николай был опустошен перспективой того, что они выйдут из войны. Для него союз с Великобританией и Францией был делом чести и национальных амбиций, а сближение он видел как катастрофу и позор для России.

У Николаса было достаточно времени, чтобы поразмыслить над тем, кто виноват в невзгодах его страны, и обнаружил, что его политические идеи очень похожи на то, что позже вылилось в фашизм. Он был невероятно антисемитом и искренне считал евреев темной инопланетной силой, посвятившей себя разрушению русской христианской цивилизации. Во время заключения он прочитал печально известные Протоколы сионских мудрецов, подделку, которая якобы доказывала существование всемирного еврейского заговора, использовавшего либералов и социалистов для революции в передовых державах.Это была самая безумная, опасная тупица, и Николас ее любил. Он был убежден, что все большевистские лидеры были евреями, и видел в Октябрьской революции доказательство того, что Россия попала в руки евреев.

В: Как с тех пор характеризовалась жизнь и смерть Николая?

A: Последнего царя начали романтизировать даже те, кто не разделяет его политические идеи. Несмотря на то, что Николай умер как политическая жертва, а не христианский мученик, он был канонизирован Православной церковью.В этой книге я попытался вернуть исторического Николая — порядочного семьянина, самодовольного правителя и крайне правого политического мыслителя — гораздо более сложного человека, чем довольно романтическая фигура, которая до сих пор встречается как в русских, так и в западных книгах. .

Роберт Сервис является научным сотрудником Британской академии и колледжа Святого Антония в Оксфорде. Его книги включают «Последний из царей: Николай II и русская революция», «Ленин: биография» и «Конец холодной войны: 1985–1991». Его биография Троцкого в 2009 году была удостоена премии Даффа Купера.

Эта статья была впервые опубликована в февральском выпуске журнала BBC History Magazine за 2017 год.

Была ли русская революция провалом?


Посмотреть видео с мероприятия можно здесь

1 декабря -го года в Иорданском центре Нью-Йоркского университета состоялся доклад Шейлы Фицпатрик, профессора Сиднейского университета и заслуженного почетного профессора Чикагского университета, на тему «Была ли русская революция провалом?». Этот доклад стал заключительным мероприятием в серии лекций «100-летие революции 1917 года», организованной Иорданским центром Нью-Йоркского университета и совместно спонсируемой историческим факультетом Нью-Йоркского университета. С докладом выступили Джошуа Такер, директор Иорданского центра, и Энн О’Доннелл, доцент кафедры истории и русских и славянских исследований Нью-Йоркского университета.

Есть много возможных линз, через которые можно взглянуть на русскую революцию 1917 года. Во время холодной войны ее можно было рассматривать как «опасный и пугающий успех», а не как провал.Ссылаясь на историка Крейна Бринтона, Фитцпатрик отметил, что в ходе революции «то, что мы обнаружили, — это то, что работает , а не », поскольку события 1917 года в конечном итоге привели к системе диктатуры. По словам Фитцпатрика, это можно также охарактеризовать как «начало цикла насилия, ведущего к ужасам сталинизма». Хотя существует множество определений того, что в конечном итоге означала Революция, все историки признают важность этого события. Он сформировал 20 -е годы века и «сделал дихотомию между капитализмом и социализмом своей доминирующей парадигмой.”

Фитцпатрик продолжил рассмотрение революции в рамках концепции успеха / неудачи. Каждое из понятий революционного «успеха» или «неудачи» обладает множеством нюансов, и поэтому, возможно, их недостаточно для характеристики одного события. Означает ли «неудача» недостижение революционных целей? Как мы можем судить о целях революции и в чем заключается неудача? Более того, суждения при выборе «правильной» истории для рассказа по своей сути субъективны. Согласно Фитцпатрику, конкретные революционные цели определенного периода будут определять определения успеха и неудачи.Для большевиков эгалитаризм, прекращение эксплуатации и ниспровержение капитализма составляли эти цели, ни одна из которых не была полностью успешной. Так, где это оставляет нас?

Революция была главной темой обсуждения на конференциях 2017 года в США, посвященных столетию. В то время как неспособность революции создать свободу для людей стала главной темой, эмансипация женщин в этот период практически не рассматривалась. По словам Фитцпатрика, это игнорирование можно объяснить тем, что ученые сосредоточили внимание на неудачах этого события.«Социализм» — это также термин, значение которого вызывает большие разногласия среди ученых. Рассматривая социализм с практической точки зрения управляемой государством индустриализации, можно сказать, что система преуспела, по крайней мере, до некоторой степени. Тем не менее, хотя советское экономическое развитие в 30-60-е годы могло показаться впечатляющим, неспособность системы конкурировать с капитализмом, особенно после информационной революции, в конечном итоге привела к ее упадку. Социализм быстро превратился во «вчерашнее понятие современности».”

Российская реакция (или ее отсутствие) на революцию 1917 года предполагает двусмысленность ее значения для россиян. Вместо того, чтобы похвалить или осудить ее, российское правительство нехарактерно проигнорировало годовщину. Более того, во вторник после годовщины на Красной площади был проведен марш в ознаменование победы России во Второй мировой войне, а не революции. Как правило, Путин хвалит Сталина как строителя нации и критикует Ленина за то, что он допустил возможность отделения советских республик и тем самым не смог связать союз.Тем не менее, по мнению Фитцпатрика, нехарактерная (не) реакция государства на столетие может функционировать как своего рода «примирение» с событиями 1917 года.

В современном контексте Революция в некоторых случаях рассматривается как нерелевантная или анализируется фрагментарно. Славой Жижек, например, считает, что практика Ленина не соответствует современности. Хотя мы должны признать, что решение Ленина провалилось, это не означает «отказ от Ленина». До конца 1990-х годов изучение Первой мировой войны было затруднено из-за русской революции.По мере того как бывшие советские республики продолжали отделяться и обретать большую независимость, исследования революции стали увеличиваться, но в то же время были «фрагментированными». Вместо того чтобы исследовать революцию напрямую, ученые изучали ее «вокруг» в более широком контексте. Почему возникло такое отсутствие внимания к 1917 году? Как отметил Фитцпатрик, распад Советского Союза в 1991 году был «резким коллапсом», которого историки не предвидели. Таким образом, в некотором смысле эта вина, возникшая из-за отсутствия предвидения в отношении такого бурного события, возвращает нас к концепции «неудач».

Фицпатрик утверждал, что распад Советского Союза и реакция историков демонстрируют веру в «историческую неизбежность». Существует ложная логика, что «большие события должны быть предсказуемыми». Сам факт возможности «объяснить» историю подразумевает неизбежность вовлеченных событий. Однако в случае распада Советского Союза объяснение было возможно только после того, как событие произошло. Так как же нам, историкам, справиться с этой проблемой повествования? В заключение Фитцпатрик пришел к выводу, что историкам интересен элемент цикличности; то, что они считают важным в какой-то момент времени, может снова возникнуть позже.Дело в том, что русская революция — событие слишком важное, чтобы его игнорировать, а пренебрежение россиянами к столетнему юбилею может нанести ущерб их национальному сознанию. Россияне просто не могут позволить позволить забыть этот аспект своего прошлого. Тем не менее Фицпатрик предсказывает, что в 2117 году россияне повторит цикл и решат все забыть.

Джейн Бербанк, профессор истории и русских и славянских исследований Нью-Йоркского университета, задалась вопросом об ограничениях в рассмотрении революций с чисто «внутренней» точки зрения i.е. русская революция и французская революция . В частности, потому что русская революция изначально продвигала идеалы интернационализма, будет ли продуктивным поощрять более транснациональное исследование революции? Фитцпатрик отметила, что некоторые конференции, на которых она присутствовала, имели «глобальное влияние», но не в значительной степени. Она также упомянула взгляды международных левых в Венесуэле, но такие голоса в значительной степени перекликаются с социалистическими взглядами 1917 года, а не предлагают различные точки зрения.Янни Коцонис, профессор истории, русских и славянских исследований Нью-Йоркского университета, высказал мысль о том, что, возможно, революция была успешной, но изначально это просто плохая идея. Фитцпатрик принял эту точку зрения как веский аргумент и повторил ограничения, существующие в рамках концепции успеха / неудачи.

Ленин: героический провидец или жестокий тиран? | Русская революция в цвете

Ленин был основателем Советского Союза, нации, печально известной своим подавлением личных свобод и бесчисленными убийствами, имевшими место при Сталине.Но насколько виноват во всем этом сам Ленин? Ответ менее очевиден, чем думают некоторые яростные антикоммунистические критики.

Рассмотрим человека Ленина. В истинности его страсти никто не сомневается. Он не цинично использовал ситуацию в России 1917 года для удовлетворения своей жажды власти. Революция, свергнувшая царя, а затем установившая коммунистический режим, была не просто путем к лидерству ради лидерства. Что бы ни думали о Ленине, мы не можем отрицать его искренность.Он искренне верил, что Россия может достичь коммунистической утопии и что он станет первым шагом на пути к спасению нации.

Как выразился великий философ Бертран Рассел, Ленин имел «непоколебимую веру — религиозную веру в марксистское евангелие». И, в отличие от любого диктатора, о котором вы можете подумать, Ленин имел скромные, почти монашеские вкусы. Вместо того чтобы жить в роскоши, он оставался сосредоточенным на своей миссии. Как говорит известный историк Ричард Пайпс, Ленин был «чрезвычайно скромен в своих личных потребностях» и вел «строгий, почти аскетический образ жизни».

Это актуально, потому что дает нам представление о его мышлении и целостности. Да, когда дело доходило до него, он мог быть сильным и безжалостным лидером. Но все, что он делал, действительно служило тому, что он считал высшим благом. Садизм, паранойя и фанатизм, которые мы связывали с такими, как Гитлер, Сталин и Пол Пот, отсутствовали.

Кстати о его безжалостности … Да, Ленин развязал насилие над своими врагами. Но имейте в виду, это были годы гражданской войны и огромной нестабильности.Как говорит писатель Гэри Юнг, Ленина сейчас критикуют за «диктаторские тенденции, как если бы он правил установившейся демократией в мирное время, а не разоренной страной, выходящей из автократии, воюющей сначала с самим собой, а затем с иностранными державами».

А вот еще один ключевой момент в защиту Ленина. В последние дни Ленин осознавал опасность Сталина и пытался остановить его приход к власти. Он написал знаменитое завещание, в котором раскритиковал «товарища Сталина» за то, что «неограниченная власть сосредоточена в его руках, и я не уверен, всегда ли он сможет использовать эту власть с достаточной осторожностью».«

Ленин, конечно, был правее, чем он мог предполагать. Сталин, которого Ленин также назвал «грубым» и «невыносимым», действительно пошел бы на предательство идеалов революции и преследовал свой собственный народ. Это было ужасное преступление, но его нельзя возложить к ногам Ленина.

Сталин был плохим. Но вот отвратительная правда: Ленин был таким же. Без Ленина не могло быть Сталина, и не только потому, что последний был основателем СССР. Нет: Ленин построил сам аппарат полицейского государства и просто передал Сталину эстафету жестокости.

Давайте рассмотрим слова Джеймса Райана, автора книги «Террор Ленина: идеологические истоки насилия со стороны государства в раннем Советском Союзе». Ленин, по словам Райана, был «первым и наиболее значительным теоретиком марксизма, который резко повысил роль насилия как революционного инструмента». При Ленине КАЖДЫЙ ГОД совершалось 28000 казней. Задумайтесь на мгновение об этом числе.

Как говорит Ричард Пайпс, Ленин испытывал «полное пренебрежение к человеческой жизни, за исключением того, что касалось его собственной семьи и ближайших соратников.«Это Ленин спровоцировал« красный террор », который повлек за собой массовые аресты и казни по всей стране. Целью террора, по словам одного из пехотинцев Ленина, было« убить наших врагов десятками сотен … кровь Ленина … да будут пролиты буржуазной крови — побольше крови, как можно больше ».

Ленин приказал создать ЧК, тайную полицейскую организацию, которая была образцом для гитлеровского гестапо. ЧК несет ответственность за невыразимые жестокости — их методы заключались в том, чтобы увенчать жертв колючей проволокой, забросать их камнями до смерти, окунуть людей в кипящую воду и снять с них скальп. Орландо Файджес, автор книги «Народная трагедия», резюмирует их насилие как «сопоставимое только с испанской инквизицией».

Сам Ленин открыто и гордо заявлял, что их целью был «террор». Всякий, кто ставил под сомнение революцию, был честной игрой. Он призвал бастующих рабочих к «массовому расстрелу» и послал печально известную телеграмму с приказом публично повесить крестьян, чтобы показать пример другим.

Пусть не будет двусмысленности: у Ленина, возможно, не было безвкусных вкусов типичного диктатора, но он, несомненно, обладал жестокостью и кровожадностью.Единственная причина, по которой его не стали так презирать, состоит в том, что он умер в относительно молодом возрасте. Если бы он этого не сделал, мы бы сейчас не стали хлопать по Сталину. Потому что Ленин стал бы Сталиным.

7 ноября 1917 г. | Российское правительство свергнуто в результате большевистской революции

Л. Леонидов Ленин
Исторические заголовки

Узнайте о ключевых событиях в истории и их связи с сегодняшним днем.

7 ноября 1917 года в России произошла большевистская революция, когда силы под руководством Владимира Ильича Ленина свергли временное правительство Александра Керенского.

Временное правительство пришло к власти после того, как Февральская революция привела к свержению российской монархии в марте 1917 года. Слабое и непопулярное, временное правительство вызвало критику со стороны как правых, так и правых. и влево.Ленин, революционер-марксист и основатель партии большевиков, был сослан монархией, но вернулся в Россию в апреле, чтобы подстрекать рабочих и солдат к восстанию против правительства.

Ленин снова отправился в изгнание после того, как июльские демонстрации под руководством большевиков переросли в насилие, но он снова вернулся в октябре. К тому времени правительство премьер-министра Керенского уже немногие оставшиеся сторонники и большевики были самой мощной оппозицией. Ноябрь.6 и 7, большевистские силы начали занимать правительственные учреждения в Санкт-Петербурге, готовясь к захвату правительства.

Газета New York Times от 8 ноября создала впечатление, что премьер Керенский продолжает контролировать ситуацию, сообщая, что большевистский лидер Лев Троцкий «Отдал строгие приказы против незаконных действий» и что он сказал, что это не было их «намерением… захватить власть».

В ту ночь, однако, большевистские силы вошли в легко охраняемый Зимний дворец и арестовали нескольких членов правительства.Временное правительство рухнуло, и власть захватили большевики. В течение следующих нескольких месяцев, несмотря на возражения центристских и правых партий, новые лидеры передали правительственную власть подконтрольным большевикам советам (советы рабочих) и начали национализацию России. экономика, промышленность и сельское хозяйство.

Союз антибольшевистских сил Белой армии попытался свергнуть правительство, но большевистская Красная Армия победила их в Гражданской войне в России.В 1922 году большевистская партия, или Коммунистическая партия, образовала Советский Союз. Социалистические республики, однопартийное государство с четырьмя республиками, которое до своего распада в 1991 году превратилось в мировую сверхдержаву с 15 республиками.


Подключиться сегодня:

Жестокое полицейское государство и насильственная коллективизация сельского хозяйства при Владимире Ленине (и тем более при Иосиф Сталин) привели к ссылке, казни и голодной смерти миллионов людей. Это было далеко от видения социально-экономического равенства и «мира, хлеба и земли», которые большевики-революционеры предусмотрели и заложили основу для их воплощения в жизнь.

Хотя его потенциал как революционной силы обсуждался, растущее движение «Захвати Уолл-стрит» стремится бросить вызов нынешняя экономико-политическая система, «сопротивляясь корпоративной жадности, социальному неравенству и разрушительной власти крупных банков и транснациональных корпораций над демократическим процессом», согласно к темам Times: обзор «Захвати Уолл-стрит».Там цитируется собственный веб-сайт движения: «The нас всех объединяет то, что мы 99 процентов, которые больше не будут терпеть жадность и коррупцию 1 процента ».

Используя классовое различие Карла Маркса между «имущими» и «неимущими», The Times отмечает, что «1 процент относится к имущим: то есть к банкам, ипотечной отрасли, страховая отрасль. 99 процентов относятся к неимущим, то есть ко всем остальным. Другими словами, как сказал один из членов группы: «1 процент людей имеет 99 процентов денег».

Эндрю Кохут из исследовательского центра Pew Research Center отмечает потенциал роста интереса к движению и активизму в недавней Комнате для дебатов: «Психология Occupy Wall Street», написав: «За последние два десятилетия мы обнаружили очень большой Большинство респондентов согласны с утверждением, что «это страна, в которой богатые становятся богаче, а бедные — беднее.’ А с конца 1980-х годов все большее число граждан начали рассматривать США как нацию, разделенную на две группы: «имущие» и «неимущие» ».

Как вы думаете, можно ли сравнить «Захвати Уолл-стрит» с прошлыми движениями, которые бросали вызов экономическому статус-кво «имущих» по сравнению с «неимущими»? Как вы думаете, текущее движение в Соединенных Штатах имеет потенциал для революционных социально-экономических изменений? Почему или почему нет?


Узнать больше о том, что произошло в истории 7 ноября »

Узнайте больше об исторических заголовках и нашем сотрудничестве с findDulcinea »

Изучите краткосрочные причины революции 1917 года в России.

Февральская революция в России свергла династию Романовых, правившую 300 лет назад. Таким образом, революция стала чрезвычайно важным событием в истории России. Эта революция, произошедшая в 1917 году, была вызвана сочетанием краткосрочных и долгосрочных факторов. К долгосрочным факторам относятся экономическая отсталость России, отсутствие объединяющей культуры и постепенный рост относительно новых угроз среднего класса, пролетариата и марксизма. Однако я считаю, что краткосрочные факторы более важны для объяснения того, почему революция произошла в 1917 году.Первый фактор — это безнадежная война России с Японией в 1904 году. Результатом стал мирный протест в 1905 году, однако царь Николай ответил насилием со стороны казаков. Он едва держался за свое самодержавие, и ему пришлось объявить Октябрьский манифест, в котором говорилось, что он учредит парламент, Думу. Как только Николай почувствовал, что у него достаточно сил, он перестал слушать Думу; этот фактор важен, потому что он показал, насколько нестабильным был Николай как руководитель и насколько он был неспособен адаптироваться к потребностям России. Он был полностью оторван от желаний своего народа и недооценил их силу.

Основной краткосрочной причиной революции 1917 года я считаю участие России в Первой мировой войне. На это есть несколько причин; Во-первых, война привела к огромным потерям: к 1917 году девять миллионов человек были убиты или ранены. Война также нанесла ущерб экономике России. Отсутствие людей для работы на фермах разрушило сельское хозяйство, а из-за загруженности железных дорог еда не могла попасть в города.Из-за этого к 1917 году люди в России мерзли и голодали. Они начали протест, который в итоге перерос в беспорядки. Еще одним фактором было решение царя Николая уйти на фронт, оставив власть царице. Ее близость к монаху Распутину и ее немецкое происхождение означали, что многие россияне относились к ней с подозрением. Когда она призвала войска для борьбы с бунтовщиками, через несколько дней к ним присоединились солдаты. Царь не смог вернуться вовремя, и когда Дума осознала, что правительство рушится, они вынудили Николая II отречься от престола 15 марта 1917 года.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.