Изрек современный вариант слова: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Слово о полку Игореве — Заболоцкий. Полный текст стихотворения — Слово о полку Игореве

Не пора ль нам, братия, начать
О походе Игоревом слово,
Чтоб старинной речью рассказать
Про деянья князя удалого?
А воспеть нам, братия, его —
В похвалу трудам его и ранам —
По былинам времени сего,
Не гоняясь мыслью за Бояном.
Тот Боян, исполнен дивных сил,
Приступая к вещему напеву,
Серым волком по полю кружил,
Как орёл, под облаком парил,
Растекался мыслию по древу.
Жил он в громе дедовских побед,
Знал немало подвигов и схваток,
И на стадо лебедей чуть свет
Выпускал он соколов десяток.
И, встречая в воздухе врага,
Начинали соколы расправу,
И взлетала лебедь в облака
И трубила славу Ярославу.
Пела древний киевский престол,
Поединок славила старинный,
Где Мстислав Редедю заколол
Перед всей косожскою дружиной,
И Роману Красному хвалу
Пела лебедь, падая во мглу.

Но не десять соколов пускал
Наш Боян, но, вспомнив дни былые,
Вещие персты он подымал
И на струны возлагал живые, —
Вздрагивали струны, трепетали,
Сами князям славу рокотали.

Мы же по-иному замышленью
Эту повесть о године бед
Со времён Владимира княженья
Доведём до Игоревых лет
И прославим Игоря, который,
Напрягая разум, полный сил,
Мужество избрал себе опорой,
Ратным духом сердце поострил
И повёл полки родного края,
Половецким землям угрожая.

О Боян, старинный соловей!
Приступая к вещему напеву,
Если б ты о битвах наших дней
Пел, скача по мысленному древу;
Если б ты, взлетев под облака,
Нашу славу с дедовскою славой
Сочетал на долгие века,
Чтоб прославить сына Святослава:
Если б ты Траяновой тропой
Средь полей помчался и курганов, —
Так бы ныне был воспет тобой
Игорь-князь, могучий внук Траянов:
«То не буря соколов несёт
За поля широкие и долы,
То не стаи галочьи летят
К Дону на великие просторы!».

Или так воспеть тебе, Боян,
Внук Велесов, наш военный стан:
«За Сулою кони ржут,
Слава в Киеве звенит,
В Новеграде трубы громкие трубят,
Во Путивле стяги бранные стоят!».


Часть первая

1

Игорь-князь с могучею дружиной
Мила-брата Всеволода ждёт.
Молвит буй-тур Всеволод: — Единый
Ты мне брат, мой Игорь, и оплот!
Дети Святослава мы с тобою,
Так седлай же борзых коней, брат!
А мои давно готовы к бою,
Возле Курска под седлом стоят.

2

— А куряне славные —
Витязи исправные:
Родились под трубами,
Росли под шеломами,
Выросли, как воины,
С конца копья вскормлены.
Все пути им ведомы,
Все яруги знаемы,
Луки их натянуты,
Колчаны отворены,
Сабли их наточены,
Шеломы позолочены.
Сами скачут по полю волками
И, всегда готовые к борьбе,
Добывают острыми мечами
Князю — славы, почестей — себе!

3

Но, взглянув на солнце в этот день,
Подивился Игорь на светило:
Середь бела-дня ночная тень
Ополченья русские покрыла.
И, не зная, что сулит судьбина,
Князь промолвил: — Братья и дружина!
Лучше быть убиту от мечей,
Чем от рук поганых полонёну!
Сядем, братья, на лихих коней,
Да посмотрим синего мы Дону! —
Вспала князю эта мысль на ум —
Искусить неведомого края,
И сказал он, полон ратных дум,
Знаменьем небес пренебрегая:
— Копиё хочу я преломить
В половецком поле незнакомом,
С вами, братья, голову сложить
Либо Дону зачерпнуть шеломом!

4

Игорь-князь во злат-стремень вступает,
В чистое он поле выезжает.
Солнце тьмою путь ему закрыло,
Ночь грозою птиц перебудила,
Свист зверей несётся, полон гнева,
Кличет Див над ним с вершины древа,
Кличет Див, как половец в дозоре,
За Сулу, на Сурож, на Поморье,
Корсуню и всей округе ханской,
И тебе, болван тмутороканский!

5

И бегут, заслышав о набеге,
Половцы сквозь степи и яруги,
И скрипят их старые телеги,
Голосят, как лебеди в испуге.
Игорь к Дону движется с полками,
А беда несётся вслед за ним:
Птицы, поднимаясь над дубами,
Реют с криком жалобным своим,
По оврагам волки завывают,
Крик орлов доносится из мглы —
Знать, на кости русские скликают
Зверя кровожадные орлы;
Уж лиса на щит червлёный брешет,
Стон и скрежет в сумраке ночном…
О Русская земля!
Ты уже за холмом.

6

Долго длится ночь. Но засветился
Утренними зорями восток.
Уж туман над полем заклубился,
Говор галок в роще пробудился,
Соловьиный щекот приумолк.
Русичи, сомкнув щиты рядами,
К славной изготовились борьбе,
Добывая острыми мечами
Князю — славы, почестей — себе.

7

На рассвете, в пятницу, в туманах,
Стрелами по полю полетев,
Смяло войско половцев поганых
И умчало половецких дев.
Захватили золота без счёта,
Груду аксамитов и шелков,
Вымостили топкие болота
Япанчами красными врагов.
А червлёный стяг с хоругвью белой,
Челку и копьё из серебра
Взял в награду Святославич смелый,
Не желая прочего добра.

8

Выбрав в поле место для ночлега
И нуждаясь в отдыхе давно,
Спит гнездо бесстрашное Олега —
Далеко подвинулось оно!
Залетело храброе далече,
И никто ему не господин —
Будь то сокол, будь то гордый кречет,
Будь то чёрный ворон — половчин.
А в степи, с ордой своею дикой
Серым волком рыская чуть свет,
Старый Гзак на Дон бежит великий,
И Кончак спешит ему вослед.

9

Ночь прошла, и кровяные зори
Возвещают бедствие с утра.
Туча надвигается от моря
На четыре княжеских шатра.
Чтоб четыре солнца не сверкали,
Освещая Игореву рать,
Быть сегодня грому на Каяле,
Лить дождю и стрелами хлестать!
Уж трепещут синие зарницы,
Вспыхивают молнии кругом.
Вот где копьям русским преломиться,
Вот где саблям острым притупиться,
Загремев о вражеский шелом!
О Русская земля!
Ты уже за холмом.

10

Вот Стрибожьи вылетели внуки —
Зашумели ветры у реки,
И взметнули вражеские луки
Тучу стрел на русские полки.
Стоном стонет мать-земля сырая,
Мутно реки быстрые текут,
Пыль несётся, поле покрывая,
Стяги плещут: половцы идут!
С Дона, с моря, с криками и с воем
Валит враг, но полон ратных сил,
Русский стан сомкнулся перед боем —
Шит к щиту — и степь загородил.

11

Славный яр-тур Всеволод! С полками
В обороне крепко ты стоишь,
Прыщешь стрелы, острыми клинками
О шеломы ратные гремишь.
Где ты ни проскачешь, тур, шеломом
Золотым посвечивая, там
Шишаки земель аварских с громом
Падают, разбиты пополам.
И слетают головы с поганых,
Саблями порублены в бою,
И тебе ли, тур, скорбеть о ранах,
Если жизнь не ценишь ты свою!
Если ты на ратном этом поле
Позабыл о славе прежних дней,
О златом черниговском престоле,
О желанной Глебовне своей!

12

Были, братья, времена Траяна,
Миновали Ярослава годы,
Позабылись правнуками рано
Грозные Олеговы походы.
Тот Олег мечом ковал крамолу,
Пробираясь к отчему престолу,
Сеял стрелы и, готовясь к брани,
В злат-стремень вступал в Тмуторокани.
В злат-стремень вступал, готовясь к сече,
Звон тот слушал Всеволод далече,
А Владимир за своей стеною
Уши затыкал перед бедою.

13

А Борису, сыну Вячеслава,
Зелен-саван у Канина брега
Присудила воинская слава
За обиду храброго Олега.
На такой же горестной Каяле,
Протянув носилки между вьюков,
Святополк отца увёз в печали,
На конях угорских убаюкав.
Прозван Гориславичем в народе,
Князь Олег пришёл на Русь, как ворог,
Внук Даждь-бога бедствовал в походе,
Век людской в крамолах стал недолог.
И не стало жизни нам богатой,
Редко в поле выходил оратай,
Вороны над пашнями кружились,
На убитых с криками садились,
Да слетались галки на беседу,
Собираясь стаями к обеду…
Много битв в те годы отзвучало,
Но такой, как эта, не бывало.

14

Уж с утра до вечера и снова —
С вечера до самого утра
Бьётся войско князя удалого,
И растёт кровавых тел гора.
День и ночь над полем незнакомым
Стрелы половецкие свистят,
Сабли ударяют по шеломам,
Копья харалужные трещат.
Мёртвыми усеяно костями,
Далеко от крови почернев,
Задымилось поле под ногами,
И взошёл великими скорбями
На Руси кровавый тот посев.

15

Что там шумит,
Что там звенит
Далеко во мгле, перед зарёю?
Игорь, весь израненный, спешит
Беглецов вернуть обратно к бою.
Не удержишь вражескую рать!
Жалко брата Игорю терять.
Бились день, рубились день, другой,
В третий день к полудню стяги пали,
И расстался с братом брат родной
На реке кровавой, на Каяле.
Недостало русичам вина,
Славный пир дружины завершили —
Напоили сватов допьяна
Да и сами головы сложили.
Степь поникла, жалости полна,
И деревья ветви приклонили.

16

И настала тяжкая година,
Поглотила русичей чужбина,
Поднялась Обида от курганов
И вступила девой в край Траянов.
Крыльями лебяжьими всплеснула,
Дон и море оглашая криком,
Времена довольства пошатнула,
Возвестив о бедствии великом.
А князья дружин не собирают,
Не идут войной на супостата,
Малое великим называют
И куют крамолу брат на брата.
А враги на Русь несутся тучей,
И повсюду бедствие и горе.
Далеко ты, сокол наш могучий,
Птиц бия, ушёл на сине-море!

17

Не воскреснуть Игоря дружине,
Не подняться после грозной сечи!
И явилась Карна и в кручине
Смертный вопль исторгла, и далече
Заметалась Желя по дорогам,
Потрясая искромётным рогом.
И от края, братья, и до края
Пали жёны русские, рыдая:
— Уж не видеть милых лад нам боле!
Кто разбудит их на ратном поле?
Их теперь нам мыслию не смыслить,
Их теперь нам думою не сдумать,
И не жить нам в тереме богатом,
Не звенеть нам сЕребром да златом!

18

Стонет, братья, Киев над горою,
Тяжела Чернигову напасть,
И печаль обильною рекою
По селеньям русским разлилась.
И нависли половцы над нами,
Дань берут по белке со двора,
И растёт крамола меж князьями,
И не видно от князей добра.

19

Игорь-князь и Всеволод отважный —
Святослава храбрые сыны —
Вот ведь кто с дружиною бесстрашной
Разбудил поганых для войны!
А давно ли мощною рукою
За обиды наши покарав,
Это зло великою грозою
Усыпил отец их Святослав!
Был он грозен в Киеве с врагами
И поганых ратей не щадил —
Устрашил их сильными полками,
Порубил булатными мечами
И на Степь ногою наступил.
Потоптал холмы он и яруги,
Возмутил теченье быстрых рек,
Иссушил болотные округи,
Степь до лукоморья пересек.
А того поганого Кобяка
Из железных вражеских рядов
Вихрем вырвал и упал — собака —
В Киеве, у княжьих теремов.

20

Венецейцы, греки и морава
Что ни день о русичах поют,
Величают князя Святослава,
Игоря отважного клянут.
И смеётся гость земли немецкой,
Что когда не стало больше сил,
Игорь-князь в Каяле половецкой
Русские богатства утопил.
И бежит молва про удалого,
Будто он, на Русь накликав зло,
Из седла, несчастный, золотого
Пересел в кащеево седло…
Приумолкли города, и снова
На Руси веселье полегло.

Часть вторая

1

В Киеве далёком, на горах,
Смутный сон приснился Святославу,
И объял его великий страх,
И собрал бояр он по уставу.
— С вечера до нынешнего дня, —
Молвил князь, поникнув головою, —
На кровати тисовой меня
Покрывали чёрной пеленою.
Черпали мне синее вино,
Горькое отравленное зелье,
Сыпали жемчуг на полотно
Из колчанов вражьего изделья.
Златоверхий терем мой стоял
Без конька и, предвещая горе,
Серый ворон в Плесенске кричал
И летел, шумя, на сине-море.

2

И бояре князю отвечали:
— Смутен ум твой, княже, от печали.
Не твои ли два любимых чада
Поднялись над полем незнакомым —
Поискать Тмуторокани-града
Либо Дону зачерпнуть шеломом?
Да напрасны были их усилья.
Посмеявшись на твои седины,
Подрубили половцы им крылья,
А самих опутали в путины. —

3

В третий день окончилась борьба
На реке кровавой, на Каяле,
И погасли в небе два столба,
Два светила в сумраке пропали.
Вместе с ними, за море упав,
Два прекрасных месяца затмились —
Молодой Олег и Святослав
В темноту ночную погрузились.
И закрылось небо, и погас
Белый свет над Русскою землею,
И, как барсы лютые, на нас
Кинулись поганые с войною.
И воздвиглась на Хвалу Хула,
И на волю вырвалось Насилье,
Прянул Див на землю, и была
Ночь кругом и горя изобилье.

4

Девы готские у края
Моря синего живут.
Русским золотом играя,
Время Бусово поют.
Месть лелеют Шаруканью,
Нет конца их ликованью…
Нас же, братия-дружина,
Только беды стерегут.

5

И тогда великий Святослав
Изронил своё златое слово,
Со слезами смешано, сказав:
— О сыны, не ждал я зла такого!
Загубили юность вы свою,
На врага не во-время напали,
Не с великой честию в бою
Вражью кровь на землю проливали.
Ваше сердце в кованой броне
Закалилось в буйстве самочинном.
Что ж вы, дети, натворили мне
И моим серебряным сединам?
Где мой брат, мой грозный Ярослав,
Где его черниговские слуги,
Где татраны, жители дубрав,
Топчаки, ольберы и ревуги?
А ведь было время — без щитов,
Выхватив ножи из голенища,
Шли они на полчища врагов,
Чтоб отмстить за наши пепелища.
Вот где славы прадедовской гром!
Вы ж решили бить наудалую:
«Нашу славу силой мы возьмём,
А за ней поделим и былую».
Диво ль старцу — мне помолодеть?
Старый сокол, хоть и слаб он с виду,
Высоко заставит птиц лететь,
Никому не даст гнезда в обиду.
Да князья помочь мне не хотят,
Мало толку в силе молодецкой.
Время, что ли, двинулось назад?
Ведь под самым Римовым кричат
Русичи под саблей половецкой!
И Владимир в ранах, чуть живой, —
Горе князю в сече боевой!

6

Князь великий Всеволод! Доколе
Муки нам великие терпеть?
Не тебе ль на суздальском престоле
О престоле отчем порадеть?
Ты и Волгу вёслами расплещешь,
Ты шеломом вычерпаешь Дон,
Из живых ты луков стрелы мечешь,
Сыновьями Глеба окружён.
Если б ты привёл на помощь рати,
Чтоб врага не выпустить из рук, —
Продавали б девок по ногате,
А рабов — по резани на круг.

7

Вы, князья буй-Рюрик и Давид!
Смолкли ваши воинские громы.
А не ваши ль плавали в крови
Золотом покрытые шеломы?
И не ваши ль храбрые полки
Рыкают, как туры, умирая
От калёной сабли, от руки
Ратника неведомого края?
Встаньте, государи, в злат-стремень
За обиду в этот чёрный день,
За Русскую землю,
За Игоревы раны —
Удалого сына Святославича!

8

Ярослав, князь галицкий! Твой град
Высоко стоит под облаками.
Оседлал вершины ты Карпат
И подпёр железными полками.
На своём престоле золотом
Восемь дел ты, князь, решаешь разом,
И народ зовёт тебя кругом
Осмомыслом — за великий разум.
Дверь Дуная заперев на ключ,
Королю дорогу заступая,
Бремена ты мечешь выше туч,
Суд вершишь до самого Дуная.
Власть твоя по землям потекла,
В Киевские входишь ты пределы,
И в салтанов с отчего стола
Ты пускаешь княжеские стрелы.
Так стреляй в Кончака, государь,
С дальних гор на ворога ударь —
За Русскую землю,
За Игоревы раны —
Удалого сына Святославича!

9

Вы, князья Мстислав и буй-Роман!
Мчит ваш ум на подвиг мысль живая.
И несётесь вы на вражий стан,
Соколом ширяясь сквозь туман,
Птицу в буйстве одолеть желая.
Вся в железе княжеская грудь,
Золотом шелом латинский блещет,
И повсюду, где лежит ваш путь,
Вся земля от тяжести трепещет.
Хинову вы били и Литву;
Деремела, половцы, ятвяги,
Бросив копья, пали на траву
И склонили буйную главу
Под мечи булатные и стяги.

10

Но уж прежней славы больше с нами нет.
Уж не светит Игорю солнца ясный свет.
Не ко благу дерево листья уронило:
Поганое войско грады поделило.
По Суле, по Роси счёту нет врагу.
Не воскреснуть Игореву храброму полку!
Дон зовёт нас, княже, кличет нас с тобой!
Ольговичи храбрые одни вступили в бой.

11

Князь Ингварь, князь Всеволод! И вас
Мы зовём для дальнего похода,
Трое ведь Мстиславичей у нас,
Шестокрыльцев княжеского рода!
Не в бою ли вы себе честном
Города и волости достали?
Где же ваш отеческий шелом,
Верный щит, копьё из ляшской стали?
Чтоб ворота Полю запереть,
Вашим стрелам время зазвенеть
За русскую землю,
За Игоревы раны —
Удалого сына Святославича!

12

Уж не течёт серебряной струёю
К Переяславлю-городу Сула.
Уже Двина за полоцкой стеною
Под клик поганых в топи утекла.
Но Изяслав, Васильков сын, мечами
В литовские шеломы позвонил,
Один с своими храбрыми полками
Всеславу-деду славы прирубил.
И сам, прирублен саблею калёной,
В чужом краю, среди кровавых трав,
Кипучей кровью в битве обагрённый,
Упал на щит червлёный, простонав:
— Твою дружину, княже, приодели
Лишь птичьи крылья у степных дорог,
И полизали кровь на юном теле
Лесные звери, выйдя из берлог. —
И в смертный час на помощь храбру мужу
Никто из братьев в бой не поспешил.
Один в степи свою жемчужну душу
Из храброго он тела изронил.
Через златое, братья, ожерелье
Ушла она, покинув свой приют.
Печальны песни, замерло веселье,
Лишь трубы городенские поют…

13

Ярослав и правнуки Всеслава!
Преклоните стяги! Бросьте меч!
Вы из древней выскочили славы,
Коль решили честью пренебречь.
Это вы раздорами и смутой
К нам на Русь поганых завели,
И с тех пор житья нам нет от лютой
Половецкой проклятой земли!

14

Шёл седьмой по счету век Троянов.
Князь могучий полоцкий Всеслав
Кинул жребий, в будущее глянув,
О своей любимой загадав.
Замышляя новую крамолу,
Он опору в Киеве нашёл
И примчался к древнему престолу,
И копьём ударил о престол.
Но не дрогнул старый княжий терем,
И Всеслав, повиснув в синей мгле,
Выскочил из Белгорода зверем —
Не жилец на киевской земле.
И, звеня секирами на славу,
Двери новгородские открыл,
И расшиб он славу Ярославу,
И с Дудуток через лес-дубраву
До Немиги волком проскочил.
А на речке, братья, на Немиге
Княжью честь в обиду не дают —
День и ночь снопы кладут на риге,
Не снопы, а головы кладут.
Не цепом — мечом своим булатным
В том краю молотит земледел,
И кладёт он жизнь на поле ратном,
Веет душу из кровавых тел.
Берега Немиги той проклятой
Почернели от кровавых трав —
Не добром засеял их оратай,
А костями русскими — Всеслав.

15

Тот Всеслав людей судом судил,
Города Всеслав князьям делил,
Сам всю ночь, как зверь, блуждал в тумане,
Вечер — в Киеве, до зорь — в Тмуторокани,
Словно волк, напав на верный путь,
Мог он Хорсу бег пересягнуть.

16

У Софии в Полоцке, бывало,
Позвонят к заутрене, а он
В Киеве, едва заря настала,
Колокольный слышит перезвон.
И хотя в его могучем теле
Обитала вещая душа,
Всё ж страданья князя одолели
И погиб он, местию дыша.
Так свершил он путь свой небывалый.
И сказал Боян ему тогда:
«Князь Всеслав! Ни мудрый, ни удалый
Не минуют божьего суда».

17

О, стонать тебе, земля родная,
Прежние годины вспоминая
И князей давно минувших лет!
Старого Владимира уж нет.
Был он храбр, и никакая сила
К Киеву б его не пригвоздила.
Кто же стяги древние хранит?
Эти — Рюрик носит, те — Давид,
Но не вместе их знамёна плещут,
Врозь поют их копия и блещут.

Часть третья

1

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землёй
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:
— Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой,
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь.
Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:
— Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?
На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:
— Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!
Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:
— Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?

2

И взыграло море. Сквозь туман
Вихрь промчался к северу родному —
Сам господь из половецких стран
Князю путь указывает к дому.
Уж погасли зори. Игорь спит.
Дремлет Игорь, но не засыпает.
Игорь к Дону мыслями летит
До Донца дорогу измеряет.
Вот уж полночь. Конь давно готов.
Кто свистит в тумане за рекою?
То Овлур. Его условный зов
Слышит князь, укрытый темнотою:
— Выходи, князь Игорь! — И едва
Смолк Овлур, как от ночного гула
Вздрогнула земля,
Зашумела трава,
Буйным ветром вежи всколыхнуло.
В горностая-белку обратясь,
К тростникам помчался Игорь-князь,

И поплыл, как гоголь по волне,
Полетел, как ветер, на коне.

Конь упал, и князь с коня долой,
Серым волком скачет он домой.

Словно сокол, вьётся в облака,
Увидав Донец издалека.

Без дорог летит и без путей,
Бьёт к обеду уток-лебедей.

Там, где Игорь соколом летит,
Там Овлур, как серый волк, бежит,

Все в росе от полуночных трав,
Борзых коней в беге надорвав.

3

Уж не каркнет ворон в поле,
Уж не крикнет галка там,
Не трещат сороки боле,
Только скачут по кустам.
Дятлы, Игоря встречая,
Стуком кажут путь к реке,
И, рассвет весёлый возвещая,
Соловьи ликуют вдалеке.

4

И, на волнах витязя лелея,
Рек Донец: — Велик ты, Игорь-князь!
Русским землям ты принёс веселье,
Из неволи к дому возвратясь.
— О, река! — ответил князь. — Немало
И тебе величья! В час ночной
Ты на волнах Игоря качала,
Берег свой серебряный устлала
Для него зелёною травой.
И когда дремал он под листвою,
Где царила сумрачная мгла,
Страж ему был гоголь над водою,
Чайка князя в небе стерегла.

5

А не всем рекам такая слава.
Вот Стугна, худой имея нрав,
Разлилась близ устья величаво,
Все ручьи соседние пожрав,
И закрыла Днепр от Ростислава,
И погиб в пучине Ростислав.
Плачет мать над тёмною рекою,
Кличет сына-юношу во мгле,
И цветы поникли, и с тоскою
Приклонилось дерево к земле.

6

Не сороки вО поле стрекочут,
Не вороны кличут у Донца —
Кони половецкие топочут,
Гзак с Кончаком ищут беглеца.
И сказал Кончаку старый Гзак:
— Если сокол улетает в терем,
Соколёнок попадёт впросак —
Золотой стрелой его подстрелим. —
И тогда сказал ему Кончак:
— Если сокол к терему стремится,
Соколёнок попадёт впросак —
Мы его опутаем девицей.
— Коль его опутаем девицей, —
Отвечал Кончаку старый Гзак, —
Он с девицей в терем свой умчится,
И начнёт нас бить любая птица
В половецком поле, хан Кончак!

7

И изрёк Боян, чем кончить речь
Песнотворцу князя Святослава:
— Тяжко, братья, голове без плеч,
Горько телу, коль оно безглаво.
Мрак стоит над Русскою землёй:
Горько ей без Игоря одной.

8

Но восходит солнце в небеси —
Игорь-князь явился на Руси.

Вьются песни с дальнего Дуная,
Через море в Киев долетая.

По Боричеву восходит удалой
К Пирогощей богородице святой.

И страны рады,
И веселы грады.

Пели песню старым мы князьям,
Молодых настало время славить нам:

Слава князю Игорю,
Буй-тур Всеволоду,
Владимиру Игоревичу!

Слава всем, кто, не жалея сил,
За христиан полки поганых бил!

Здрав будь, князь, и вся дружина здрава!
Слава князям и дружине слава!

Расул Гамзатов — стихи. Читать стихотворения Расула Гамзатова

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура. РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура. РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all. culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

BBC Russian — Блог пенсионера

Есть мнение, что одной из причин падения Римской империи явилось коверканье языка. Древние римляне говорили на латыни. Прекрасный язык, который сейчас используется только в медицине. В то время в латыни появились разного рода «модные» словечки. Со временем число этих новомодных словечек превысило разумные пределы, и одна часть населения перестала понимать другую, что привело к раздорам, а в итоге – к падению великой империи. Разумеется, были и другие причины.

Февральская революция в России началась с того, что в Петрограде, в Таврическом дворце, было разграблено все столовое серебро, и посетители стали плевать шелухой от семечек на пол. Когда закончился ноябрьский переворот, начались изменения и в русском языке.

Сначала отправили за границу на двух пароходах самых умных философов, потому что некоторые товарищи никак не могли понять, о чем они говорят. Массовый выезд за рубеж интеллигенции и ее массовое уничтожение внутри страны привело к резкому снижению интеллектуального уровня населения.

Стали появляться такие выражения, как «лошадь кушает овес». Все перестали обедать, ужинать и начали «кушать», по-прежнему залезая на стол локтями во время трапезы и ковыряя вилкой в зубах. При этом всем хотелось быть людьми интеллигЭнтными. Но для этого много не надо было. Следовало «кушать» и оттопыривать мизинчик, когда пили из стакана.

Перебирая телевизионные каналы, я недавно наткнулся на реплику одного киногероя, обращенную к собаке: «Вот, Муха, будешь много кушать — располнеешь». Живуча глупость, ох, как живуча! В лекции завкафедрой русского языка Петербургского педагогического университета сказано, что слово «кушать» употребимо только для ребенка в возрасте до трех лет. Далее человек завтракает, принимает пищу, обедает, ужинает, трапезничает, все что угодно, но никогда не «кушает».

В 60-х годах одна моя знакомая ходила обедать в сад у Аничкина дворца. Обслуживал их старичок, который приносил на подносе супницу, ставил ее на отдельный столик, наливал в тарелки из супницы и подавал на стол. На услышанное как-то предложение: «А, может быть, сразу приносить в тарелках», он отреагировал: «Этак, вас пусть обслуживают советские официанты».

Все же,  самыми важными были потери морально-этические. Поменялась мораль. Стало возможным то, что ранее осуждалось и никак не могло быть приемлемо. А следствием этого краха морали стало коверканье языка. Появились сокращения и словосочетания типа «замкомпоморде» (заместитель комиссара по морским делам), появились новые советские имена – Вилены, Сталины, Лапанальды (лагерь Папанина на льдине) и даже Даздрапермы (да здравствует Первое мая). Основной идеей было оболванивание народа и готовность его к самопожертвованию ради «великой» идеи построения во всем мире такого же счастливого общества, как в СССР.

Для продвижения этих идей потребовались пролетарские поэты и писатели. Придворные поэты… Так, например «поэт» Придворов (он взял себе псевдоним Демьян Бедный) жил непосредственно в Кремле. Из окна он мог видеть стену, к которой выводили товарищей, которые перестали быть товарищами…  Приводило ли это обстоятельство его в расстройство или  радовало, мне лично, неизвестно. Этот самый Придворов взялся судить-рядить о гениальном творении Паоло Трубецкого — памятнике Александру III, вероятно, полагая, что из Кремля ему виднее.

Мой сын и мой отец при жизни казнены,
А я пожал удел посмертного бесславья,
Торчу здесь пугалом чугунным для страны,
Навеки сбросившей ярмо самодержавья.

Это стихотворение поэта «Пугало» было высечено со всех четырех сторон на гранитном пьедестале памятника перед тем, как его демонтировали.

У сегодняшнего мэра Петербурга не хватает комсомольского задора вернуть памятник на его законное место – в центр Знаменской площади.

Поэты все больше предпочитали лозунги. Были приняты на вооружение лозунги без полутонов: «Кто не с нами – тот против нас», «Если враг не сдается – его уничтожают!» и т.д. Окно в Европу закрыли железным занавесом. А внутри страны продолжалась промывка мозгов, вдалбливание в его сознание идеи о том, что он живет в самой лучшей и счастливой стране. А так как сравнивать было не с чем, приходилось верить и соглашаться.  Все рассматривалось под углом партийности. Коммунистической…

«Ты один мне поддержка и опора…» Это о языке, о русском языке. Опору мог найти человек в родном языке. Но и эта сфера жизни контролировалась и подлежала цензуре. Было указано, что читать. Библиотеки регулярно подвергались проверкам, неугодные книги извлекались и уничтожались. И здесь нельзя было найти полноценную опору и помощь. Чтобы уничтожить нацию, надо уничтожить ее культуру, ее язык.

Уничтожение языка – процесс постепенный и длительный. Как это можно делать? Один из методов – внесение в язык различных словечек из других языков и подмена ими существующих слов родного языка. Доказательство этого процесса – состояние русского языка в данный момент.

Постоянно и неукоснительно продолжают внедряться новые словечки, они тысячи раз повторяются с экранов телевизоров и по радио. Когда пятиклассник говорит «прикольно» и «клёво» — большой беды в этом нет. Но когда диктор телевидения, считающий себя журналистом, изо дня в день напрочь «забывает» русские слова, жди беды.

Уже нет «представлений» из концертных залов, а только «шоу». Но «шоу» — это балаган с размазыванием торта по лицу и пинками под зад. Но ни один российский корреспондент не скажет «представление», только «шоу». Теперь и военные корабли выходят в Неву «на шоу». А есть еще «ток-шоу». Почему не назвать передачу «Поговорим на тему…» или «Побеседуем».

Мне кажется, главная причина в желании «выкаблучиваться», а не в незнании русского языка. Взялся говорить на русском, вот и  глаголь на русском.

Теперь уже не ездят за рубеж за покупками, а только на «шопинг». А как иначе? Словечко-то иностранное, а выкаблучиваться хочется.

Теперь все интервью «эксклюзивные». «Эксклюзивное интервью нашему каналу дал…» Но если вашему каналу, то оно уже исключительное. Не унижайтесь, господа дикторы телевидения. Тем более в этом дурацком слове четыре согласные буквы подряд, а в слове «выпендриваться» — только три.

Раньше были «секторы экономики», но один двоечник сказал «сегмент», и вся эта братия вмиг заглотнула наживку, «не заглянув в святцы».

Кстати, никаких губернаторов во главе администрации города быть не может. Это – глупость. Губернатор руководит губернией, а не городом. Это такая же глупость, как «народно-демократическая».  Ибо «демократическая» уже означает «народная», а далее идет тавтология.

Особо хочется отметить спортивных комментаторов. Какие чудеса у них только не происходят? И нападающие «мажут из 100%-го положения». Конец всем постулатам математики. Из 100%-го положения промахнуться невозможно! Это – аксиома. Следует говорить «промахнулся из, казалось бы, 100%-го положения…» и далее по тексту.

Хотя превзошли они себя, когда один комментатор изрек, что команда поймала «кураж». И все сразу начали разглагольствовать о куражах, которые то здесь, то там умудрялись ловить наши команды.

Жаль, что эти глашатаи спорта никогда не читали басни дедушки Крылова.

Из клетки зверолова в лес сбежав едва
Медведь на радостях пустился похваляться
Куражиться, дразниться, обзываться
Что, дескать, он, Медведь, сильнее Льва.

Читаем в словаре — вести себя заносчиво, нагло, издевательски. Недостойно спортсмену вести себя таким образом. И ловить кураж ему не стоит. Читайте словари, господа спортивные комментаторы, и учите русский язык. Тогда у вас меньше будет «лайсменов», «плеймейкеров», а биатлонисты будут стрелять не из положения «лёжки» (лёжка – это у медведя, да и то у бурого, белый медведь в лежку не ложится), а «из положения лёжа» или просто «лёжа».

Конечно, самыми большими поставщиками словесного хлама являются чиновники разных уровней. Тут можно услышать и о диверсификации, и о мониторингах, и о транспарентности, и даже о элоквенции… Смотрите, какие словечки я знаю!

Теперь чиновники не приезжают «для того, чтобы решить…», а едут «с тем, чтобы решить…» Один двоечник изрек и пошло-поехало. Неужели, русского языка не хватает? В свое время хватало и Пушкину, и Толстому, и Тургеневу, а сегодняшним чиновникам и дикторам не хватает…

А, казалось бы, возьмите на работу учительницу четвертых классов, которая будет сидеть на совещаниях, а потом сообщит чиновнику: «Восемь ошибок за три минуты выступления. Двойка. Записывайте домашнее задание». Помню, как-то высокий чиновник из Петербурга, обращаясь к пенсионерам, изрекла: «Теперь пенсионеры могут не волноваться  — у нас налажен мониторинг и создана креативная группа». И мысленным взором я увидел, как пенсионерка баба-Валя бежит к подруге бабе-Кате и сообщает радостную весть, что теперь можно не волноваться, так как и мониторинг есть, и креативная группа создана.

А баба-Катя спрашивает: «А на русском языке ничего не говорила?» На русском языке – ничего. Русский язык трудный, его учить надо, а тут ляпнул пару иностранных словечек и себе кажешься умным, и пенсионерам… ничего не понятно.

За что современники «травили» поэта Афанасия Фета — Российская газета

Когда сыны обширной Руси
Вкусили волю наяву,
И всплакал Фет, что топчут гуси
В его владениях траву1.

Для пореформенной эпохи интересны не только теоретики новой жизни, но и практики — те, кто обладал собственным опытом изменения отношений на земле. При этом трактовка идей и поступков человека им самим и его современниками часто не совпадает. Пример тому — публицистика известного поэта Афанасия Фета, которая породила в 1860-е годы большую дискуссию.

Афанасий Афанасьевич до 14 лет воспитывался как обыкновенный русский дворянин — в небогатой усадьбе Новосёлки, с жёстким отцом, мягкосердечной матерью и преданиями столбовых дворян Шеншиных. Всё рухнуло, когда отец отдал подростка на учёбу в строгий немецкий пансион, объявив ему, что отныне он должен носить фамилию Фет. Тогда и открылось, что мальчик родился, когда его мать формально ещё состояла в браке со своим первым мужем Иоганном Фётом. Этот комплекс неполноценности, это чувство украденного статуса будет преследовать поэта всю жизнь — и заставит действовать. Неудачным оказался путь к дворянству через военную службу: один за другим вышли указы, повышавшие планку, которой надо было достичь, чтобы стать дворянином. После долгих лет мытарств и душевных страданий, уже обладая именем в литературе, поэт обратился с прошением на высочайшее имя о получении фамилии Шеншин и вступлении в права «по роду и наследию». Борьба за возвращение потомственного дворянства будет идти около 40 лет, лишь к 1874 году Фет станет дворянином Шеншиным. Фамилия Фет у него вызывала отторжение; везде — в официальных бумагах, в переписке, на столовом серебре — появился Шеншин. Многие не понимали активности Афанасия Афанасьевича в этой области. Известна фраза Ивана Сергеевича Тургенева: «Как Фет, Вы имели имя; как Шеншин, Вы имеете только фамилию»2.

Итак, Фет-Шеншин отстаивал дворянское звание — которое в пореформенную эпоху уже не сулило особых привилегий — сознательно, в долгой и непростой борьбе. Возможно, именно поэтому поэт с энтузиазмом воспринял идею покупки имения как некоей компенсации отсутствовавшего ещё у него дворянского статуса. В 1860 году он купил на юге Мценского уезда 200 десятин пахотной земли и недостроенный хутор Степановку. Некоторые знакомые (среди них тот же Тургенев) скептически восприняли эту затею, считая её самоубийственной. Имея смутные представления о ведении поместного хозяйства, Фет решил тем не менее попробовать реализовать себя. Эксперимент будет длиться 17 лет. Да и момент Афанасий Афанасьевич выбрал, как всегда, «удачный» — когда сама суть поместного хозяйства должна была трансформироваться в нечто новое. Во что именно — этого не знали и опытные хозяева, куда уж новичку.

Главным делом для поэта в 1860-е годы станет налаживание быта и хозяйства в Степановке. Свои чувства и мысли он отразил в циклах очерков «Заметки о вольнонаёмном труде» и «Из деревни» (первоначально называвшемся «Лирическое хозяйство»)3. Автор строил широкие планы: «Я буду рассказывать, что я думал, что сделал и что из этого вышло»4. В своих прозаических очерках он, как Лёвин в «Анне Карениной», применил особый, нетипичный для русского дворянства подход. Кстати, Лев Толстой был одним из немногих современников, кто хвалил очерки Фета и интересовался его практической деятельностью: «Приедешь в Москву, думаешь, отстал — Катков, Лонгинов, Чичерин вам всё расскажут новое; а они знают одни новости и тупы так же, как и год и два тому назад, многие тупеют, а Фет сидит, пашет и живёт и загнёт такую штуку, что прелесть»5.

В переписке с Толстым Фет делился своими опасениями и переживаниями. В 1880-е отношения двух литераторов осложнятся, но в 1860-е годы оба ищут новые варианты реализации просвещённого человека на земле: «Я люблю землю, чёрную рассыпчатую землю, ту, которую я теперь рою и в которой я буду лежать»6.

Свою дворянскую миссию в деревне Фет видел скорее в культурном начале, которое может привнести дворянство на народную почву при условии взаимодействия. Именно поэтому он приветствовал действия толстовского Лёвина, который учился у народа: «Владея не блестящим, но независимым состоянием, он ищет, вследствие разрушения прежних экономических отношений, новых здравых основ тому делу, служить которому призван длинным рядом предков»7.

При этом Фет признавал, что дворянское сословие не просто бедствует, а вымирает, причём оно само виновато в своём плачевном состоянии: «У всех у нас потомственная и, так сказать, обязательная кормилица-земля под ногами, но мы не только не хотим трудиться на ней, но не хотим даже хладнокровно обсудить условий, при которых земледельческий труд возможен»8.

Поэт своеобразно формулировал своё отношение к крепостным порядкам. Видел ли он в них идеал? «И да, и нет. В принципе нет, в результате — да. Это заведённый порядок, старинный порядок, которому надо подражать, несмотря на изменившиеся условия… При вольнонаёмном труде стройность ещё впереди»9. Именно дореформенная стабильность привлекала Афанасия Афанасьевича. Порядок, которого не стало и который Фет планомерно, жёстко, иногда педантично пытался навести хотя бы в своём маленьком хозяйстве. Именно за эту ностальгию по крепостной стройности его сочинения будут подвергаться обличительной критике слева. Однако Фет одобрял и достижения нового времени, результаты Великих реформ Александра II: «19 февраля было днём не возрождения, а истинного рождения. Россия, долгое время болезненно носившая зреющий организм свободы, наконец произвела на свет не недоноска, а вполне развитого младенца, вздохнувшего в первый раз»10.

При всём том поэт считал, что в России важна и роль поместного дворянства, и призывал не высмеивать неудачи хозяйствующих дворян, а поддерживать их начинания: «Дело землевладельцев было всегда и везде делом великим. А теперь оно более чем когда-либо важно и значительно для всего государственного организма. Пора и нашей отсталой литературе вспомнить это и отнестись к нему без задора бессмысленной и нелепой вражды»11. Однако призыв остался без ответа; наоборот, эти очерки вызвали враждебную и очень эмоциональную реакцию в печати. О чём же пишет Фет и за что его так невзлюбили? О мелочах. О проблемах хозяйства, о ценах и погоде, о сложностях построения новых отношений с каждым конкретным жителем деревни, об адаптации к новым подходам, фактам и процессам. В сравнении с основным пластом тогдашней «сельскохозяйственной» публицистики — изобилующим отвлечёнными размышлениями — работы Фета весьма выигрывают: они насыщены конкретным, почерпнутым из живой жизни материалом.

Вот, к примеру, вопрос об использовании машин — в «рациональном хозяйстве», которое так мечтали наладить «передовые» землевладельцы, всегда стоявший на первом месте. Одним из открывателей этой темы стал именно Фет. Он показал, что главные причины первых провалов в использовании машин связаны с плохой «совместимостью» последних с русским крестьянином. «Не стану описывать пытки, которую мне пришлось выдержать с неискусными в этом деле деревенскими мастерами; довольно того, что машина наконец была установлена и, худо ли, хорошо ли, стала молоть. Нужно прибавить, что она ломалась почти ежедневно, а когда в конце осени наступила сериозная молотьба, то я уже и сказать не могу, сколько раз отдельные её части пребывали в кузнице и на орловском литейном заводе»12. Однако недостаёт не только знаний, но и соответствующей психологии. Ведь машина «требует усилий равномерных, но постоянных. Пока она идёт, нельзя стоять… Это качество машин, с непривычки, пока очень не нравится нашему крестьянину. Небогатый землевладелец Г. поставил молотилку и нанял молотников… Через три дня рабочие потребовали расчёта…

«Да что, батюшка, невмоготу жить. Сами ходите под машину: ишь она, пусто ей будь, хоть бы запнулась»13. Более подробно тема внедрения машин будет раскрыта в художественной литературе в 1870-е годы, когда отдельные примеры перестанут быть отдельными и наступит время подведения итогов. Но общие контуры проблемы Фет уже обозначил.

Важной темой для очерков стало использование вольнонаёмного труда. По мнению Фета, именно оно и является оптимальным: «Такой труд, где рабочий напрягает свои силы чисто и единственно для себя, есть идеал вольного труда, идеал естественного отношения человека к труду»14. За этим будущее, но настоящее не столь радужно. Сложно было не только заставить помещиков ценить крестьянский труд; выяснилось и то, «как нова и дика была для крестьян мысль о ценности личного труда»15.

Сложно говорить о партнёрских отношениях между землевладельцем и работником, если между ними пропасть взаимного неприятия, столетиями сформированное противостояние. И как бы искренне ни желал Фет решить этот вопрос экономически и рационально, крестьяне продолжали видеть в нём барина, человека, малопонятного с виду и чуждого по сути. Поэтому нормой их взаимоотношений оставался обман: «Просьба мужика была исполнена, а кур он мне не привёз. Приводить новых примеров понимания и исполнения условий и договоров со стороны наших крестьян я более не буду, хотя мог привести их сколько угодно»16.

Вообще, психологическим аспектам новых экономических отношений Афанасий Афанасьевич уделял особое внимание. Он хотел быть новым, разумным хозяином, реализовывать и личным примером пропагандировать передовые экономические взгляды. Однако значительная часть общества (как дворянского, так и крестьянского) просто не готова была принять новые подходы. Именно это противоречие породило знаменитое представление о мелочности Фета-помещика. Вот, например, эпизод с недобросовестным работником Семёном. Он был уволен поэтом после того, как целый месяц отлынивал от работы, вызвав этим недовольство приказчика и других рабочих, да ещё и не вернул необходимой доли задатка. Эти-то деньги и желал получить с него Фет — больше из принципа, чем из хозяйственных соображений. А Семён, нанявшись к соседнему мужику, сразу же попался с украденными хомутами — заработав в итоге дурную славу во всей округе17… И ведь нерадивость Семёна — не фантазия автора, а объективный факт. А стремление, пусть придирчивое, к порядку — не самая плохая черта для хозяина. Вот ещё история с гусями. Фет не хотел отдавать пойманных на его земле чужих гусей даром, он желал получить штраф за потраву — чтобы приучить нерадивых хозяев к порядку. При этом он скрупулёзно вычислял возможные нюансы исчисления таких штрафов. Но ведь как хозяин он и не мог поступать иначе: потрава, учинённая гусями, разнится от потравы, нанесённой, скажем, лошадью.

Фет мечтал, чтобы весь механизм новых отношений был отлажен. Он верил и надеялся на вольнонаёмные отношения, но желал и поддержки со стороны государства — чтобы ему не приходилось заниматься самодеятельностью с гусями и ловить работника Семёна. «Всякая законность потому только и законность, что необходима, что без неё не пойдёт самое дело. Этой-то законности я искал и постоянно ищу в моих отношениях к окружающим меня крестьянам и вполне уверен, что рано или поздно она должна взять верх и вывести нашу сельскую жизнь из тёмного лабиринта на свет Божий»18. Пока же вся тупиковость ситуации выражена в словах посредника, который надеется «как-нибудь уладить это дело». «Со вступлением России в новый период деятельности заветные слова авось, да небось, да как-нибудь должны совершенно выйти из употребления»19.

Ну, как здесь не возникнуть ностальгии по дореформенным временам? Однако взгляды «убеждённого помещика» Фета были неприемлемы для демократического сознания даже если за ними стояло просто стремление упорядочить хозяйство. «Новизну» его взглядов многие вообще не признали: «В г. Фете ещё не остыли старые привычки», он «находится в тесной связи с общим настроением той части общества, которая присваивает себе название «благонамеренной»20.

Критика коснулась и лирики Фета. Так, Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин изрёк: «В семье второстепенных русских поэтов г. Фету, бесспорно, принадлежит одно из видных мест»21. Как публициста Афанасия Афанасьевича упрекали в детализации и мелочности, а как поэта — в уклонении «от практической стороны жизни»22. «Есть и такие стихи, в которых, с одной стороны, кажется, что как будто есть что, а с другой, как будто ничего нет, кроме рифм и размера»23.

А в целом получилось не лирическое хозяйство, а соединение «лирического худосочия»24 с замашками крепостника: «Фет явился бессознательным, наивным певцом крепостного права»25.

Если для самого Афанасия Афанасьевича стремление наладить хоть какой-то порядок в расстроенном хозяйстве было залогом успеха деятельности пореформенного помещика, то для его критиков — возвращением помещичьего произвола. В этом непонимании и кроется известный конфликт между Фетом и демократическими авторами. Сатирик Дмитрий Минаев потешался вволю26:

Этой ночью благовонной,
Не смыкая глаз,
Я придумал штраф законный
Наложить на вас.
Если вдруг чужое стадо
Забредёт ко мне,
Штраф платить вам будет надо…
Спите в тишине.

Если в поле встречу гуся,
То (и буду прав)
Я к закону обращуся
И возьму с вас штраф;
Буду с каждой я коровы
Брать четвертаки,
Чтоб стеречь своё добро вы
Стали, мужички…

Фет как хозяйствующий субъект стал весьма популярной мишенью. Салтыков-Щедрин вообще практически отождествлял понятия «вести поместное хозяйство» и «человеконенавистничать»: «Вместе с людьми, спрятавшимися в земные расселины, и г. Фет скрылся в деревню. Там, на досуге, он отчасти пишет романсы, отчасти человеконенавистничает; сперва напишет романс, потом почеловеконенавистничает, потом опять напишет романс и опять почеловеконенавистничает, и всё это, для тиснения, отправляет в «Русский вестник»27.

Подобный стереотип, плотно утвердившийся в умах современников и потомков, легко было создать именно на контрасте с фигурой «нежного поэта». В итоге читаю щая публика в большинстве своём не поняла и не приняла Фета-помещика, Фета-землевладельца, Фета-практика. Зато был создан миф о Фете-крепостнике.

Конечно же, поэта угнетала подобная реакция. Быть прогрессивным на словах легко, а вот на деле, да ещё успешным — намного сложнее. И Фет писал Толстому: «Тургенев вернулся в Париж, вероятно, с деньгами брата и облагодетельствовав Россию, то есть пустив по миру своих крестьян… порубив леса, вспахав землю, разорив строения и размотав до шерстинки скотину. Этот любит Россию. Другой роет в безводной степи колодец, сажает лес, сохраняет леса и сады, разводит высокие породы животных и растений, даёт народу заработки — этот не любит России и враг прогресса»28. В этих строках сквозит горькая обида; есть в них, очевидно, и немалая доля правды. Характерно, кстати, что резкий критик поэта Салтыков-Щедрин купил под Москвой в Витинёво, усадьбу, но не справился с ней. Михаилу Евграфовичу поучиться бы у Фета, а он заклеймил его как дремучего крепостника…

Тем не менее свой взгляд Фет считал достаточно объективным, а нападки — проявлением слабости критиков: «Наши записки в течение долгих лет служили неистощимой темой свистков и дешёвой карикатуры. Дети, взглянув на барометр и догадываясь, что скоро их не пустят на улицу, готовы были разбить безмятежный инструмент, точно он виновник приближающейся грозы»29.

Идейные противники поэта-публициста не надеялись увидеть в русских дворянах прогрессивных землевладельцев, а вернее, просто не хотели этого. По их априорным суждениям, поместное хозяйство после отмены крепостного права было совершенно бесперспективным. И любой помещичий опыт, удачный или не очень, точно так же априори принимался в штыки. А фигура «поэта-крепостника» для критики была особенно привлекательна.

Фет защищал помещика от нападок литераторов, исходя во многом из реального положения дел: ведь «бóльшая часть производительной почвы находится в руках этого класса, и нельзя никакими риторскими воркованиями зашептать эту жизненную силу»30. И в течение двух десятилетий он личным примером доказывал, насколько сложно было быть хозяином в ту эпоху и что помещик не только хищник, но и жертва.

Заметки были написаны и напечатаны, чтобы поддержать такого же хозяина. Фет и как писатель, и как землевладелец рад был быть полезным: «Мы все Робинзоны, все ищем новых путей и средств к произведению тех самых вещей, которые когда-то так легко производились по рутине»31. Он гордился тем, что, получив пусть незначительный, но результативный практический опыт, мог им поделиться. И пусть «лирическое хозяйство» не всегда встречало радушный приём критиков, его дело не пропало, отразив противоречия эпохи.


Примечания
1. Современник. 1863. № 4.
2. Тургенев И. С. Полное собрание сочинений и писем. Т. 10. М. 1994. С. 339.
3. Кошелев В. А. Лирическое хозяйство в эпоху реформ // Фет А. А. Жизнь Степановки, или Лирическое хозяйство. М. 2001. С. 6; Экштут С. А. Повседневная жизнь русской интеллигенции от эпохи Великих реформ до Серебряного века. М. 2012. С. 261-271.
4. Фет А. А. Указ. соч. С. 173
5. Толстой Л. Н. Переписка с русскими писателями. Т. 1. М. 1978. С. 288, 251, 290.
6. Там же. С. 356.
7. Там же. С. 235.
8. Там же. С. 363.
9. Фет А. А. Указ. соч. С. 76.
10. Там же. С. 274.
11. Там же. С. 131.
12. Там же. С. 109.
13. Там же. С. 76.
14. Там же. С. 74.
15. Там же. С. 89.
16. Там же. С. 91.
17. Там же. С. 134.
18. Там же. С. 89.
19. Там же. С. 76.
20. Современник. 1863. № 4. С. 394.
21. Там же. 1863. № 9.
22. Русское слово. 1863. № 8. С. 62.
23. Там же.
24. Там же. 1863. № 9. С. 21-42.
25. Там же. С. 39.
26. Минаев Д. Д. Лирические песни с гражданским отливом… // Минаев Д. Д. Избранное. Л. 1986. С. 67.
27. Современник. 1863. № 4.
28. Толстой Л. Н. Переписка с русскими писателями. Т. 2. М. 1978. С. 59.
29. Фет А. А. Указ. соч. С. 274.
30. Там же. С. 126.
31. Там же. С. 276.

Русское Солнце или Новые тайны русского слова


  • Об авторе
  • Пролог, или История сбывшегося пророчества, которого не было
  • Слово, которое было в начале
  • Человек Адам и человек Хам
  • «Человек — это звучит. ..»
  • «Шишков, прости…»
  • Не «век» и не «чело»
  • «Над небом голубым…»
  • Не «вроде Отца»…
  • «Как бы» муж
  • Как «Отче наш»!
  • Благословите, батюшка!
  • «С человеческим словом безнаказанно шутить нельзя…»
  • «Мы снова говорим на разных языках…»
  • Начальник Тишины
  • Говорящий суть творящий
  • «Говорите-говорите, я вас не слушаю!»
  • «Магизм» печатного слова
  • Колбаса — это такая рыба?
  • Свобода слова
  • «Эх ты, деревня!», или Вся правда Христова
  • Кто светел, тот и свят
  • Грамотные или образованные?
  • Слепые умом мудрецы
  • Атеист перестаёт быть русским
  • «Образ есмь неизреченныя Твоея Славы…»
  • А ты — личность?
  • «Бродяга Байкал переехал..»
  • Откуда есть пошла аббревиатура
  • Лентрош, Оюшминальда и Луиджи
  • Моше Лейбович вносит предложение
  • «Что в имени тебе моём?..»
  • Не Писюк, а Путин
  • Человек или «Гражданин Абстракция»?
  • Господин товарищ барин
  • Имя или «погоняло»?
  • «Слава тебе, русский язык!»
  • Очистительный огонь
  • Свет Пречистой Горы
  • Русский — трудный и умный
  • Небесный Крестный ход
  • Третий Рим, а не второй Вавилон
  • «Таун-хаусы в Потапове»
  • Доброе слово хоспис
  • Как это по-русски?
  • Трусливый хакер
  • «Иных времён татары и монголы. ..»
  • Специальное спасибо
  • «По-немецки цацки-пецки…»
  • «Слеза Руси»
  • Окайте на здоровье!
  • На каком языке молиться Богу?
  • Несколько слов о национальной безопасности, или Пророчество министра Порталиса
  • Москва златоглавая
  • Хула и скверна
  • Хватит молиться демонам!
  • Мат не может русским быть!
  • «Радуйся, Радосте наша…»
  • Язык рабов
  • Родник преподобного Серафима
  • Займёмся жалостью, или Несколько слов в защиту любви
  • Чья красота спасёт мир?
  • Японский городовой, или Власть над языком своим
  • Проклятья… самому себе?!
  • Божественная глубина
  • Когда личина прирастает к лицу
  • Псевдоязык — псевдонарод — псевдоспаситель
  • «Арзамасский ужас»
  • Начать с себя!
  • Миссия культуры, или Хаос и Логос
  • Вакханалия гогота
  • Меньше хлеба — больше зрелищ
  • Молчание — золото
  • Родной «непонятный язык»
  • Неотмирная надмирность
  • Язык Бога и человека
  • «Угреша сердце моё. ..»
  • «Читайте Пушкина и Евангелие!»
  • Слово твёрдо
  • Избирательность языка
  • Проблема двух столетий
  • Вымолить Святую Русь
  • О традициях святости
  • «Не давайте святыни псам…»
  • «Мой сын не мог забыть языка!»
  • Мы живём по вертикали!
  • Про царя — в жизни и в голове
  • Вселенские люди, или Феномен русскости
  • Самый русский святой
  • Великий африканский поэт
  • «Беда, коль сапоги начнёт тачать пирожник…»
  • Незваные гости в Русском Доме
  • В одной чёрной-пречёрной душе…
  • Наименее лучший
  • Русский Дом или «Дом толерантности»?
  • «Юноше, обдумывающему житьё…»
  • «Хай» и «бай» — это лай!
  • Ощутить невидимое
  • Иная страна
  • «Прощай, немытая Россия…»
  • Не превосходство, а достоинство!
  • Когда русские слабеют — другие звереют
  • Блондин Шаляпин и брюнетка Морозова
  • Воины Христовы
  • «Высший подарок Бога человеку»
  • «А можно с вами в церковь?»
  • Любовь и жертвенность
  • «Остановить русскую реку нельзя!»
  • Два языка Святой Руси
  • Воистину Великий Новгород
  • Со знаком Креста
  • «Напиши мне, милая. ..»
  • «Наказ Семёну от жены…»
  • «Есть град между небом и землею…»
  • Русь Великая, Малая и Белая
  • Евангелие для русского
  • Прекрасная премудрая Варвара
  • Радостопечалие
  • «На свете счастья нет…»
  • Таинственная твердь
  • Урна или домовина?
  • «Пока сердца для чести живы…»
  • Мать честная
  • Честь не продаётся!
  • Живот и жито
  • «Хлеб наш насущный…»
  • Трансфигурация Преображения
  • Ведьмы и невесты
  • Семь я?
  • «Приди, приди, я твой супруг…»
  • Страсти бесстрастные
  • Высокий смысл привычных слов
  • Божье общежитие или расхристанная общага?
  • Начальники и негодяи
  • «А в этом огне…»
  • По следам наследства
  • Не забудь убогих чад Твоих
  • «И не будь неверующим…»
  • Подлинная правда
  • Твёрдый мягкий знак, или Памятник букве «Ё»
  • «Уж сколько раз твердили миру…»
  • «Был У Христа-Младенца сад…»
  • Новозаветный Авраам
  • Страна Иванов
  • Русское Солнце
  • «Вера от слышания. ..»
  • Неточные точные науки
  • Научиться понимать себя
  • Крест Бабека
  • Незакатное Русское Солнце
  • Что делать, или Притча о лесорубе
  • «Меня здесь русским именем когда-то нарекли…»
  • Неужели донкихотство?!

Третий Рим, а не второй Вавилон

Москва… как много в этом звуке
Для сердца рус­ского слилось!
Как много в нём отозвалось!

А.С. Пуш­кин

«Таун-хаусы в Потапове»

Если слу­ча­лось вам хоть разок прой­тись по мос­ков­ским ули­цам или про­ехать по коль­це­вой окруж­ной авто­до­роге, то не могли не обра­тить вни­ма­ния на то и дело мель­ка­ю­щие по сто­ро­нам огром­ные реклам­ные щиты. Чего только на них не пона­пи­сано, какой только сра­моты не пона­кле­ено. А глав­ное, что и не пой­мёшь, на каком таком тара­бар­ском языке. При­зы­вают, ска­жем, купить эко­флет в бли­жай­шем Под­мос­ко­вье. Или, если поз­во­ляет мошна, таун-хаус. Рус­скому чело­веку порой и не смек­нуть, о чём тут речь. Но не сму­щай­тесь, это, ско­рее, при­знак вашей нор­маль­но­сти. Оста­ётся только дога­ды­ваться, что эко­флет — это, судя по всему, эко­ло­ги­че­ски чистое жилье (где англий­ское flat — квар­тира, ну, а таун-хаусы, если пере­ве­сти дословно, — город­ские дома, то бишь, особ­няки). ИЛИ всё-таки что-то иное? Вроде как есть в нашем с вами языке все эти слова и поня­тия — город­ской особ­няк, заго­род­ный дом — ан нет, пона­пло­дили урод­цев. Если ж пораз­мыс­лить, навер­няка не обо­шлось здесь без вез­де­су­щей ныне лука­вой эко­но­мики. А как же?! Ну, не может, хоть убейте, цена зако­вы­ри­стого (или, как при­нято выра­жаться, — кру­того) эко­флета рав­няться сто­и­мо­сти обыч­ной квар­тиры. Да и как не подыг­рать извеч­ному врагу спа­се­ния нашего, гор­дыне: вон мы какие, вам не чета, в таун-хаусе живём! Но вот, подъ­ез­жая как-то к Сер­ги­еву Посаду, читаю на оче­ред­ном реклам­ном щите «Посад-Пре­мьер», а сле­дом «Таун-хаусы в Пота­пове» — и сердце сжи­ма­ется невольно от сла­дост­ного уми­ле­ния: вот она, вот она роди­мая вожде­лен­ная «помесь фран­цуз­ского с ниже­го­род­ским»! А как при­ка­жете рус­скому чело­веку понять, а сле­дом и при­нять реклам­ную абра­ка­дабру «эко­фло­ринг»? Это что нам тут пред­ла­гают при­об­ре­сти, или, как это гово­рят ныне в народе, соби­ра­ются впа­рить? Ну, ладно, допу­стим, что эко-усе­чён­ный вари­ант слова эко­ло­гия. Это, как гово­рится, ещё куда ни шло, живёт с неко­то­рых пор такое слово в нашем языке. Но почему с ним сосед­ствует урод­ли­вая тран­скрип­ция англий­ского слова «пол» (floor)? Навер­няка чтобы про­дать подо­роже, а как же, товар-то назы­ва­ется не по-нашему, а “по-импорт­ному”!

Дальше — больше. Въез­жа­ю­щего в нашу древ­нюю сто­лицу встре­чают ныне гипер­мар­кеты и мега­моллы: «Ашан», «Мега», «Икеа», «Гранд», «Рам­стор», «Мосмарт», «Гросс­март», «Вэй-Парк», а также все­воз­мож­ные заку­соч­ные: «Мак­до­нальдс», «Ростикс», «Пицца-Хат», «Стар­догс», «Бас­кин Роб-бинс», «Мак Кебаб» и т.д. и т.п. Такой вот, изящно выра­жа­ясь, нерус­ский пей­заж. Самое время вопро­сить: это мы, гос­пода хоро­шие, в сто­лицу какого госу­дар­ства въез­жаем? Если ж удо­сто­ите своим посе­ще­нием этот самый «Ашан», то, воз­можно, попа­дутся вам сну­ю­щие по огром­ному тор­го­вому залу юноши и девушки, у кото­рых на спине начер­тано рус­скими бук­вами слово «мер­чен­дай­зер» (?!). Пора­зи­тельно, но никто из них, опро­шен­ных мною, так и не смог тол­ком объ­яс­нить — что это зна­чит. Говорю им: «Милые мои, ну вы же не забор! Это ему, должно быть, всё равно, что на нём напи­сано…» (а про себя нет-нет да и поду­маю: небось по ночам и забор тихо­нечко взды­хает неслышно, потому как был живым дере­вом, больно ему от всей этой нечисти…).

И как тут не согла­ситься с А.С. Пуш­ки­ным: «чем непо­нят­ней, тем учё­ней». Навер­няка это нечто сродни при­каз­чику, ИЛИ, ска­жем, млад­шему това­ро­веду, помощ­нику про­давца. Но, увы, рус­ские слова, как мы знаем, у себя на родине нынче не в чести. Зато так ощу­тимо во мно­гом, что окру­жает нас сего­дня, явствен­ное при­сут­ствие нечи­стого духа. И не только в сто­ли­цах. Так, неко­то­рое время назад, нахо­дясь в мис­си­о­нер­ской поездке в одном неболь­шом, сла­вив­шемся неко­гда уди­ви­тель­ным бла­го­че­стием городке Твер­ской обла­сти, рас­суж­дал об этой про­блеме с тамош­ними стар­ше­класс­ни­ками. И вот рас­ска­зы­ваю им об этом сло­вес­ном поган­стве ино­зем­ном, что начи­на­ется бук­вально со въезда в Москву, с дороги, кото­рая им должна быть хорошо зна­кома, — ведь Ленин­град­ское шоссе плавно пере­хо­дит в Твер­скую дорогу, что и ведёт в их бла­го­сло­вен­ные края. И тут в ауди­то­рии воз­ни­кает ожив­ле­ние, кото­рого в этом месте нашей беседы, да ещё в таком объ­ёме, вроде как быть не должно. И не про­сто ожив­ле­ние, но и какие-то непо­ня­тые мне смешки, саль­ные взгляды. И не только у юно­шей. С неко­то­рым опоз­да­нием, но всё же смек­нул, кажется, в чём дело: печаль­ная для сто­лич­ных жите­лей слава Ленин­градки, став­шей в послед­ние два деся­ти­ле­тия местом «выпаса и про­корма» ноч­ных (а теперь и без­бо­яз­ненно днев­ных) «бабо­чек», не могла не дока­титься и до этих краёв. Но сколько скорб­ной для автора недет­ской нечи­стоты было в тех усмеш­ках и взгля­дах юных созда­ний, сму­тив­ших даже взрос­лого муж­чину! А ведь ещё не так давно поня­тия юность и чистота каза­лись мно­гим из нас чуть не сино­ни­мами, не так ли? Как у В. Шекс­пира в «Две­на­дца­той ночи»: «Юно­стью кля­нусь и чистотой!»

Ну что ж, про­дол­жим наш пре­рван­ный было раз­го­вор. Итак, вы в пер­во­пре­столь­ной и решили слегка под­кре­питься — выпить чайку-кофейку, съесть бли­нов-пирож­ков. К вашим услу­гам, однако, не чай­ные, кофейни, шаш­лыч­ные, блин­ные да пирож­ко­вые, куда там, сто­ло­вых да пель­мен­ных, заку­соч­ных и бутер­брод­ных след дав­ным-давно про­стыл. По-жалте ныне на биз­нес-ланч в кофе-хаусы, кебаб-хаусы, гриль-хаусы и — даже про­из­не­сти неловко — блин-хаусы. Вам и в голову не при­дёт купить книгу в мага­зине под назва­нием «Бук­бери», где (но это ведь надо дога­даться!) бук — это книга по-англий­ски, а вот бери — кажись, по нашему. Автору даже дове­лось при­об­ре­сти как-то пару туфель — где бы вы думали — в «Обувь-хаусе» (?!). Пом­нится, ёще совсем недавно за этим това­ром мы отправ­ля­лись, бывало, в такой при­выч­ный, назван­ный по-рус­ски «Дом обуви». При­шлось повстре­чать как-то «06yвьland» и «Мос­шуз». И даже такое вот чудище — «Хоум-центр». Не знаю, как вам, что же до автора, то слы­шится во всём этом гад­ли­вая смер­дя­ков­ская угод­ли­вость. Одним сло­вом, «сэйл до 50%»…

…И ещё одна мысль воз­ни­кает при наблю­да­е­мом нами мас­си­ро­ван­ном пере­ходе с вели­ко­рус­ского на рус­ско-англий­ский: это что-то вроде «сур­жика» (так назы­вают хлеб или муку из смеси раз­но­род­ных видов зерна, само назва­ние вклю­чает эле­менты укра­ин­ского языка в соеди­не­нии с рус­ским) — да ещё с лакей­ским при­вку­сом. А кто и для кого это так ста­ра­ется? Не те ли, кто так при­скорбно для пра­во­слав­ных хри­стиан гото­вят при­ход того, кого ждут не дождутся вот уже тре­тье тыся­че­ле­тие? Как зна­комо будет зву­чать для лже­мес­сии речь встре­ча­ю­щих его. Чего уж гово­рить, если даже слово «поли­ция» спо­собно будет услаж­дать его мерз­кий слух в стране, где ещё совсем недавно им назы­ва­лись самые под­лые отще­пенцы и пре­да­тели Родины — поли­цаи… Когда-то из уст одного свя­щен­ника, на про­по­веди, услы­шал я слова о том, что когда явится в мир анти­христ, то, ско­рее всего, выбе­рет для этого ново­год­нюю ночь. Кру­гом толпы нетрез­вых людей (а это ведь день памяти свя­того муче­ника Вони­фа­тия, кото­рому молятся об исце­ле­нии от пьян­ства), и бьют, бьют в небо петарды, да так, что невоз­можно рас­слы­шать даже сто­я­щего рядом чело­века… Совсем как в сти­хо­тво­ре­нии моего при­я­теля Игоря Алексеева:

Раньше были хло­пушки, бен­галь­ские свечи,
А теперь всё напол­ни­лось взры­вом петард,
И эффект от такой будо­ра­жа­щей встречи –
Будто снова Москву посе­тил Бонапарт…

…Истина же рож­да­ется в тишине. Лежит в яслях и бла­го­дарно обо­гре­ва­ется тёп­лым дыха­нием домаш­них живот­ных, сгру­див­шихся вокруг при­выч­ной своей кор­мушки… Позже, войдя «в меру пол­ного воз­раста» (Еф. 4:13), Он будет при­хо­дить к Самым люби­мым Своим созда­ниям — к чело­ве­кам, как при­хо­дит по сию пору: чтобы учить, лечить, уте­шать. А в эти дни к Нему, к Богом­ла­денцу, должны при­хо­дить мы сами, вослед за изум­лён­ными пас­ту­хами и утом­лён­ными после даль­него пути волх­вами. Чтобы вся­кий раз искать и не нахо­дить в себе муже­ства, чтобы загля­нуть в лазурь Его мла­ден­че­ских глаз — уже всё зна­ю­щих напе­рёд, но улы­ба­ю­щихся нам как самым дол­го­ждан­ным гостям. Всё про нас зная, тем не менее любить нас такой любо­вью, какой никак не можем научиться мы сами…

Итак, про­дол­жим нашу про­гулку по сто­лице. Люби­те­лям здеш­них ноч­ных уве­се­ле­ний навер­няка не избе­жать при входе фейс-кон­троля. Помню, моя млад­шень­кая как-то спро­сила: «Папа, а почему это в ноч­ных клу­бах (а я читал домаш­ним руко­пись книги) гово­рят не лицо, а фейс?» «Ой, — взды­хаю, — если б ты видела неко­то­рых из них, то не зада­вала бы этого вопроса…»

Вот и пере­име­но­ва­лись в одно­ча­сье наши искон­ные кон­торы и учре­жде­ния в офисы, а все­воз­мож­ные, при­выч­ные с дет­ства, дирек­тора, началь­ники, заве­ду­ю­щие, руко­во­ди­тели, пред­се­да­тели, стар­шие, управ­ля­ю­щие — в мене­дже­ров всех уров­ней, глав­ный среди кото­рых — топ-мене­джер. Не оттого ли, что топает, как иные рети­вые началь­ники, когда что не по нему?! А ещё срав­ни­тельно недавно, в юно­сти моей, отец, пом­нится, ухо­дил на службу.

И уж совсем неловко ста­но­вится, когда иной батюшка лас­ково назы­вает спон­со­рами тех, кто — спаси их Гос­поди! — не жалеет своих кров­ных на воз­ве­де­ние, бла­го­устрой­ство и бла­го­укра­ше­ние наших хра­мов. Но как же не вяжется это при­лип­чи­вое замор­ское сло­вечко, больше напо­ми­на­ю­щее фами­лию какого-нибудь ино­родца, с куда более при­ли­че­ству­ю­щими — бла­го­де­тель или, ска­жем, попе­чи­тель, раде­тель, бла­го­тво­ри­тель. Спон­сор же навер­няка куда умест­нее про­зву­чит в паре с какой-нибудь «рас­кру­чен­ной» при­мой балета или эстрады.

Помню, услы­шал по радио, как веду­щий после про­зву­чав­шей в эфире попу­ляр­ной песни из кино­фильма «Гене­ралы пес­ча­ных карье­ров» ска­зал бук­вально сле­ду­ю­щее: «Ну, это слиш­ком серьёзно. Давайте-ка лучше послу­шаем что-нибудь в стилелайт» (?!).

И ещё одно скром­ное поже­ла­ние автора: так хочется читать и слы­шать в объ­яв­ле­ниях, при­зы­ва­ю­щих помочь боль­ным и без­дом­ным, потру­диться на рас­чистке забро­шен­ных хра­мов, не замор­ское слово волон­тёр, ничего не гово­ря­щее рус­скому сердцу, а всё же наше, такое род­ное, но почти забы­тое — доб­ро­во­лец. К слову, в XVI веке доб­ро­воль­цев назы­вали охот­ни­ками. Охо­чие до бес­ко­рыст­ной помощи нуж­да­ю­щимся в ней людям. Гос­поди, как нуж­да­ется всё обще­ство наше, как истос­ко­ва­лось оно в помощи, ока­зан­ной мно­гими и мно­гими людьми именно по доб­рой воле!

Доброе слово хоспис

Вспо­ми­наю, как млад­шая дочь «про­све­тила» нас как-то, озна­ко­мив с пись­мен­ным рас­по­ря­же­нием дирек­тора школы о вве­де­нии в её сте­нах дресс-кода. По-рус­ски, при­ме­ни­тельно к сред­нему обще­об­ра­зо­ва­тель­ному учеб­ному заве­де­нию, это зву­чало бы как фор­мен­ная одежда, а попро­сту школь­ная форма, но замор­ское сло­вечко дресс-код почему-то пока­за­лось пре­стиж­нее, или, как при­нято ныне выра­жаться, круче. Кра­си­вое рус­ское слово увле­че­ние уже не пер­вое деся­ти­ле­тие упорно вытес­ня­ется из род­ного языка весьма небла­го­звуч­ным для рус­ского уха заоке­ан­ским хобби, как и города-спут­ники стали отчего-то име­но­вать сател­ли­тами. Но почему?! Смысл хоть какой-то дол­жен быть в изыс­ках «сло­во­твор­цев»!

Из уст оче­ред­ной поп-звезды (вот уж словцо так словцо!) на днях про­зву­чало во все­услы­ша­ние по пер­вому обще­на­ци­о­наль­ному каналу теле­ви­де­ния, что они с мужем очень любят делать покупки, потому как насто­я­щие (про­сти, Гос­поди) шопо­го­лики (!). При­по­ми­наю в этой связи анек­до­тич­ный раз­го­вор двух бабу­шек, услы­шан­ный мною в тихом мос­ков­ском дво­рике в самом начале девя­но­стых, когда наряду с при­выч­ными мага­зи­нами с довольно уны­лым ассор­ти­мен­том стали появ­ляться новые тор­го­вые пред­при­я­тия. «Ты, — спра­ши­вает одна из них, — масло в мага­зине брала?» «Нет, — отве­чает ей соседка, — в шопе». Вот и пси­хо­логи всё чаще сетуют о новой напа­сти, кото­рую над­ле­жит теперь изле­чи­вать наряду с нар­ко­ма­нией и игро-манией, имя кото­рой — шопоголия.

Как тут не услы­шать гнев­ную отпо­ведь А.С. Шиш­кова, обра­щен­ную сквозь сто­ле­тия к нам, нынеш­ним носи­те­лям вели­кого языка: «Полезно ли сла­вен­ский пре­вра­щать в греко-татаро-лати­н­афран­цуз­ско-немец­ко­фус­ский язык ? А без чистоты и разума языка может ли про­цве­тать словесность?»

Когда-то, про­чи­тав эту фразу впер­вые, был пора­жён самим сло­во­со­че­та­нием — разум языка. Нико­гда доселе не при­хо­ди­лось слы­шать подоб­ное. И только позже в сти­хо­тво­ре­нии Нико­лая Забо­лоц­кого вновь радостно встре­тил эти слова, на кото­рые когда-то, до зна­ком­ства с А. С. Шиш­ко­вым, воз­можно, и не обра­тил бы сво­его внимания:

Тот, кто жиз­нью живёт настоящей,
Кто к поэ­зии с дет­ства привык,
Вечно верует в животворящий,
Пол­ный разума рус­ский язык.

Однако, как это ни пара­док­сально, ино­языч­ные слова вовсе не помеха богат­ству языка, их заим­ству­ю­щего. Вопрос в ином: как, в каком исто­ри­че­ском кон­тек­сте про­ис­хо­дит этот про­цесс, какова его интен­сив­ность, дели­кат­ность. При­зна­юсь, вовсе не хочется выгля­деть эда­ким ретро­гра­дом по отно­ше­нию к ино­стран­ным заим­ство­ва­ниям. Неко­то­рые из них, появив­шись в нашей речи не так давно, и впрямь стали род­ными. А всё, навер­ное, оттого, что несут они добро, и никак по-иному не ска­жешь по-рус­ски о том, что они озна­чают. Клас­си­че­ским при­ме­ром такого заим­ство­ва­ния стало для меня слово хос­пис, коим названы спе­ци­аль­ные бла­го­тво­ри­тель­ные заве­де­ния для неиз­ле­чимо боль­ных. Всё здесь устро­ено для того, чтобы обла­го­ро­дить, сде­лать достой­ным уход из зем­ной жизни этих несчаст­ных людей, со мно­гими из кото­рых именно на пороге про­ща­ния с зем­ным бытием, перед лицом неот­вра­ти­мой смерти, про­ис­хо­дят уди­ви­тель­ные духов­ные про­зре­ния. В хос­пи­сах само­от­вер­женно тру­дятся заме­ча­тель­ные муже­ствен­ные люди. Как по-еван­гель­ски высоко зву­чит само это слово, так при­скорбно редко встре­ча­ю­ще­еся ныне в языке нашем: «Тогда Иисус ска­зал уче­ни­кам Своим: если кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя, и возьми крест свой и сле­дуй за Мною» (Мф. 16:24). И как же хорошо, что этих воис­тину бого­угод­ных заве­де­ний у нас ста­но­вится всё больше и больше. Так слово, ещё деся­ти­ле­тие назад зву­ча­щее непри­вычно, ныне излу­чает состра­да­ние (соуча­стие в чьём-либо стра­да­нии) и мило­сер­дие (милу­ю­щее сердце).

Да и рус­ский язык навер­няка пре­тер­пел бы ощу­ти­мый урон, лиши его в одно­ча­сье всех заим­ство­ва­ний, кото­рые — и это чрез­вы­чайно важно — дав­ным-давно стали сво­ими, род­ными, «обру­сели».

Заме­ча­тельно ска­зано об этом у Яро­слава Сме­ля­кова в сти­хо­тво­ре­нии «Рус­ский язык», кото­рое, к слову, созда­ва­лось авто­ром в тече­ние два­дцати одного года, с 1945 по 1966, а потому навер­няка заслу­жило право быть опуб­ли­ко­ван­ным цели­ком на стра­ни­цах этой книги:

У бед­ной твоей колыбели,
ещё еле слышно сперва,
рязан­ские жен­щины пели,
роняя, как жем­чуг, слова.

Под лам­пой кабац­кой неяркой
на стол дере­вян­ный поник
у пол­ной нетро­ну­той чарки,
как ране­ный сокол, ямщик.

Ты шёл на раз­би­тых копытах,
в кострах ста­ро­ве­ров горел,
сти­рался в бадьях и корытах,
сверч­ком на печи свиристел.

Ты, сидя на позд­нем крылечке,
закату под­ставя лицо,
забрал у Коль­цова колечко,
у Курб­ского занял кольцо.

Вы, пра­деды наши, в недоле,
мукою запуд­ривши лик,
на мель­нице рус­ской смололи
заез­жий татар­ский язык.

Вы взяли немец­кого малость,
хотя бы и больше могли,
чтоб им не одним доставалась
учё­ная важ­ность земли.

Ты, пах­ну­щий пре­лой овчиной
и дедов­ским ост­рым кваском,
писался и чёр­ной лучиной,
и белым лебя­жьим пером.

Ты — выше цены и расценки –
в году сорок пер­вом, потом
писался в немец­ком застенке
на сла­бой извёстке гвоздём.

Вла­дыки и те исчезали
мгно­венно и наверняка,
когда невзна­чай посягали
на рус­скую суть языка.

Вспо­ми­наю, как ещё при пер­вом дав­нем про­чте­нии этого стиха мне так при­шлось по душе срав­не­ние языка именно с мель­ни­цей! И всё потому, что в далё­ком дет­стве моём не раз видел насто­я­щую водя­ную мель­ницу в одном из гор­ных рай­о­нов Азер­бай­джана, куда меня регу­лярно выво­зили, спа­сая от нестер­пи­мой бакин­ской жары. Её тяжё­лые жер­нова при­во­дила в дви­же­ние быст­рая гор­ная река, в холод­ных и чистых струях кото­рой стре­ми­тельно мель­кали порой радуж­ные форели. Запом­нил я и строго выве­рен­ные дви­же­ния мель­ника, ссы­пав­шего зерно из тяжё­лого мешка в боль­шую воронку, из кото­рой оно через отре­гу­ли­ро­ван­ную им же заслонку попа­дало уже под неумо­ли­мые камен­ные круги, чтобы раз и навсе­гда пре­вра­титься в лёг­кую белую муку. Инте­ресно, как повела бы себя та мель­ница, если бы хозяин её высы­пал зерно, разом опро­ки­нув мешок и минуя вся­че­ские заслонки? Неужто выдер­жала бы и не засто­по­ри­лась? Ответ, как мне кажется, напра­ши­ва­ется сам собой. Но если это невоз­можно про­де­лы­вать даже с тяже­лен­ными камен­ными жер­но­вами, то почему поз­во­ли­тельно тво­рить эда­кое бес­чин­ство с мате­рией куда более изыс­кан­ной и воис­тину оду­хо­тво­рён­ной — свя­тым язы­ком русским?

Как это по-русски?

Раз­мыш­ляя о нынеш­ней ситу­а­ции с язы­ком нашим, при­хо­дится с при­скор­бием кон­ста­ти­ро­вать, что интен­сив­ность заим­ство­ва­ния чуже­род­ной лек­сики достигла угро­жа­ю­щих тем­пов, доходя до 10 %, в то время как уже 3 % счи­та­ются ката­стро­фи­че­ской для любого языка. К при­меру, в языке нашем имеют хож­де­ние три слова ино­стран­ного про­ис­хож­де­ния, заим­ство­ван­ных к тому же из трёх язы­ков и обо­зна­ча­ю­щих, по сути, одно и то же: фей­ер­верк, салют и пиро­тех­ника. Хотя по-рус­ски это издавна назы­ва­ется потеш­ные огни.

Отдель­ного раз­го­вора заслу­жи­вает агрес­сив­ное втор­же­ние в нашу речь ком­пью­тер­ной лек­сики. Дрожь про­би­рает, когда слы­шишь из уст моло­дого чело­века о том, что ему надо апгрей­дить машину или дачу. Поясню, ком­пью­тер­ный тер­мин апгрейд зна­чит усо­вер­шен­ство­ва­ние, к при­меру, то же уве­ли­че­ние объ­ёма памяти. Пона­чалу каза­лось, что он, подобно десят­кам иных схо­жих тер­ми­нов, не заклю­чает в себе ника­кой угрозы для нашего языка, поскольку каса­ется лишь «желез­ного друга». Слу­чи­лось же совсем по-иному, и ком­пью­тер­ный сленг, агрес­сивно внед­рив­шись в него, всё больше запо­ло­няет рус­ский язык.

Одно, правда, пусть слабо, но всё же уте­шает — это при­су­щие нашему языку каче­ства некоей живой воды, эта непо­сти­жи­мая и не убы­ва­ю­щая с веками спо­соб­ность его (слава Богу!) оче­ло­ве­чи­вать самую без­на­дёж­ную мерт­ве­чину. И можно ли не улыб­нуться, услы­шав, как в мага­зине двое под­рост­ков дело­вито рас­суж­дают на тему, какую клаву (кла­ви­а­туру) им лучше при­ку­пить к новому (про­стите автора вели­ко­душно) писюку, то бишь пер­со­наль­ному ком­пью­теру, по-англий­ски обо­зна­ча­е­мому аббре­ви­а­ту­рой PC (Пи Си). Ком­пью­тер­ную связь в режиме реаль­ного вре­мени ICQ (Ай Си Кью) давно уже «обо­звали» по-свой­ски ась­кой, тогда как элек­трон­ную почту E‑mail (эмэйл) кли­чут не иначе как мылом. При­ставка для ком­пью­тер­ных игр Sony Playstation — про­сто сонька. И уж совсем по-рус­ски пен­тю­хом, ИЛИ, ТОГО лучше, пнём, име­ну­ется в этой среде гор­де­ли­вый заоке­ан­ский Pentium (Пен­тиум). Всё это очень по-рус­ски, словно речь не о без­душ­ном «хлад­ном цар­стве» элек­тро­ники, а о зали­той щед­рым лет­ним солн­цем лес­ной опушке.

Нас почти при­учили к тому, что мы не народ, не нация, а элек­то­рат, к кото­рому поли­тики в глу­бине души чаще всего не испы­ты­вают и тени респекта (что есть ува­же­ние, но по-англий­ски). К слову, в среде полит­тех­но­ло­гов при­нято име­но­вать этот пре­сло­ву­тый элек­то­рат ещё и (только про­чув­ствуйте этот цинизм!) одно­ра­зо­вым наро­дом. И это не слу­чайно, ибо пре­сло­ву­тый элек­то­рат — это и в самом деле не народ, а только та его часть, что имеет право голоса на пред­сто­я­щих выбо­рах. При­чём голо­сует, как пра­вило, за того, у кого при­вле­ка­тель­нее имидж, над созда­нием кото­рого денно и нощно бьются орды ими­дж­мей­ке­ров. Не по делам, стало быть, выби­рают оче­ред­ного «слугу народа», а по впе­чат­ле­нию, кото­рое он про­из­во­дит. При­чём не сам по себе, а опять же по под­сказке спе­ци­ально обу­чен­ных этому лукав­ству высо­ко­опла­чи­ва­е­мых людей, пиа­ря­щих что есть мочи такого кан­ди­дата с помо­щью спе­ци­аль­ных полит­тех­но­ло­гий (СЛОВО-ТО какое, невольно залю­бу­ешься!), кото­рые суть обман и наду­ва­тель­ство. Та самая зия­ю­щая про­пасть между истин­ным быть и иллю­зор­ным казаться.

Агрес­сивно впи­хи­вая (про­стите за столь гру­бый гла­гол, но точ­нее ска­зать про­сто невоз­можно) в нашу речь леги­оны ино­языч­ных заим­ство­ва­ний, нам, по сути, мето­дично вби­вают в под­со­зна­ние мысль о том, что наш-де наци­о­наль­ный язык не поспе­вает за стре­ми­тельно раз­ви­ва­ю­щейся циви­ли­за­цией, что, конечно же, есть ложь. И вновь сквозь почти два сто­ле­тия этому страстно про­ти­во­стоит А. С. Шиш­ков: «Язык наш пре­вос­хо­ден, богат, гро­мок, силен, глу­бо­ко­мыс­лен. Над­ле­жит только познать цену ему, вник­нуть в состав и силу слов, и тогда удо­сто­ве­римся, что не его дру­гие языки, но он их про­све­щать может».

Трусливый хакер

В том же Интер­нете моло­дые люди отныне не обща­ются друг с дру­гом, а чата­ются. Да здесь у чело­века вообще нет имени, дан­ного ему при рож­де­нии роди­те­лями. Вме­сто него — ник. А это, если кто посвя­щён, чаще всего ничего общего с при­выч­ным чело­ве­че­ским име­нем не имеет вообще. Веду­щий себя, как при­нято ныне выра­жаться, неадек­ватно, име­ну­ется здесь кре­за­ну­тым, от англий­ского crazy, озна­ча­ю­щего безу­мие. Сло­вом, абсо­лютно чуж­дый рус­скому уху сленг, в кото­ром рус­ские корни отсут­ствуют напрочь, пере­ко­че­вал в повсе­днев­ную речь моло­дёжи, нагло потес­нив слова род­ного языка. Дошло до того, что иные печат­ные изда­ния даже пуб­ли­куют время от вре­мени некие тол­ков­ники с рус­ского на рус­ский, дабы помочь роди­те­лям этой самой моло­дёжи в эле­мен­тар­ном пони­ма­нии своих чад. Быть может, впер­вые за тыся­че­ле­тие суще­ство­ва­ния рус­ской нации воз­никло реаль­ное раз­де­ле­ние отцов и детей, но уже не по идей­ным или нрав­ствен­ным кри­те­риям, как об этом бли­ста­тельно пове­дала неко­гда вели­кая рус­ская сло­вес­ность, а по при­чине баналь­ного нера­зу­ме­ния этой самой речи.

Для вящей нагляд­но­сти при­веду лишь неко­то­рые выдержки из сло­варя компьютерщиков:

Вин­че­стер — жестянка, блин;

Мони­тор — моня;

Парень — перец, крен­дель, пель­мень, чел;

Отри­ца­тель­ные эмо­ции — отстой, шняга, гимор;

Поло­жи­тель­ные эмо­ции — кол­ба­сит, кул, зашибись;

Играть — рубиться;

Игра — гамес, игруха, гама;

Дей­ствие хакера — хачитъ, крякать;

Деньги — лавэ, бабло;

Раз­вле­каться — уго­рать, тор­чать, кай­фо­вать, кол­ба­ситься, оттягиваться;

Необыч­ное — фенька, феня;

Про­звище — кликуха;

Дол­лары — баксы, грины, бака­зо­иды, крокодилы;

Не рабо­тает — глю­чит, бажит, кирдыкнулся;

Встре­титься — скон­нек­титься, законнектиться;

Ста­рый — юзаный;

Кнопка — батон, кей.

Ещё пол­беды, если б этот совер­шенно жут­кий жар­гон с почти пол­ным отсут­ствием рус­ских кор­ней оста­вался бы язы­ком обще­ния «про­дви­ну­тых инет­щи­ков», как они гордо себя име­нуют. Так нет, ему сего­дня ста­ра­тельно под­ра­жает (дабы, не при­веди Гос­поди, не быть запо­до­зрен­ной в некоей отста­ло­сти) весьма зна­чи­тель­ная часть нашей моло­дёжи, в том числе и уча­щейся. Инте­рес­ное, на мой взгляд, пси­хо­ло­ги­че­ское наблю­де­ние при­во­дится в ста­тье А. Замо­стья­нова «Рыцари вир­ту­аль­ного образа», опуб­ли­ко­ван­ной в № 4 за 2007 год жур­нала «Шестое чув­ство» (http://6chuvstvo.pereprava.org/rycari.htm):

«Вы обра­тили вни­ма­ние на пора­зи­тель­ное сход­ство вир­ту­аль­ного сленга с жар­го­ном цинич­ных уго­лов­ни­ков ? Отчего такой пара­докс? Известно, что эти рас­ту­щие маль­чики-интел­лек­ту­алы, вир­ту­аль­щики “Инета” больше всего на свете боятся армии и того же лагер­ного барака. Тем не менее, дробно высту­ки­вая тон­кими паль­цами по “клаве”, они цинично пере­го­ва­ри­ва­ются на упо­мя­ну­том заим­ство­ван­ном сленге и чув­ствуют себя “кру­тыми крен­де­лями”. Этот имидж — иллю­зор­ный. Вир­ту­аль­щики такого рода совер­шенно не при­спо­соб­лены к жёст­кой дей­стви­тель­но­сти, кото­рую пред­став­ляет собой их сленг, и момен­тально теря­ются при пер­вом же сопри­кос­но­ве­нии с реаль­ными жиз­нен­ными обсто­я­тель­ствами. Однако слово само по себе обла­дает внут­рен­ней силой — как сози­да­тель­ной, так и раз­ру­ши­тель­ной. И хакеры это знают, а точ­нее, инту­и­тивно чув­ствуют. Воров­ское арго создаёт у них иллю­зию вла­сти над миром, уве­рен­ность в своей гроз­но­сти, зна­чи­мо­сти и жесто­ко­сти. Всё это — типич­ный при­мер под­рост­ко­вого ком­плекса непол­но­цен­но­сти, ком­пен­си­ру­е­мого раз­ви­тием тех­ники и новыми воз­мож­но­стями вли­ять на людей и обсто­я­тель­ства через систему кла­виш, без вся­кого обще­ния с “непри­ят­ными “людьми. Плюс к этому — чув­ство пол­ной без­на­ка­зан­но­сти и спо­соб­ность момен­тально исчез­нуть, не оста­вив за собой ника­ких сле­дов пре­ступ­ле­ния. В лагере, из “кру­того замеса” кото­рого они чер­пают стиль жизни, их сразу бы окре­стили “дохо­дя­гами”. “Инет­щики” подоб­ного рода — пер­вые гости бес­чис­лен­ных порно- и садо­ма­зо­хист­ских сай­тов, отчего у них насту­пают допол­ни­тель­ные сдвиги в пси­хике. Можно только дога­даться, каких глу­бин ниги­лизма и сата­низма дости­гает под­час их мораль. А воз­раст-то ещё ломкий…»

Не сек­рет, что сленг и жар­гон суще­ствуют издавна. С неза­па­мят­ных вре­мён на Руси быто­вал «касто­вый» язык коро­бей­ни­ков, так назы­ва­е­мая афеня, что поз­во­ляло им, исполь­зуя в своей речи рус­ские слова, под­ра­зу­ме­вать их «парал­лель­ный» — сокры­тый от разу­ме­ния поку­па­теля — смысл, а также дого­ва­ри­ваться о ценах, не посвя­щая в пред­мет сво­его обще­ния посто­рон­них. А потому и наше время вовсе не явля­ется, да и не может являться каким-то исклю­че­нием. Про­блема видится в ином: тра­ди­ци­онно аре­а­лом низ­кого стиля уст­ной речи была гряз­ная под­во­ротня и про­ку­рен­ный шал­ман. Там ей и место. Ныне же уго­лов­ная шпана, школь­ники и даже сту­денты уни­вер­си­те­тов — буду­щая рус­ская интел­ли­ген­ция — нередко гово­рят, по сути, на одном наре­чии. Сего­дня кри­ми­наль­ная лек­сика в моло­дёж­ной среде есть пред­мет пре­стижа и бра­вады. Когда такое было в Рос­сии?! Для пол­ноты кар­тины доста­точно даже поверх­ност­ного озна­ком­ле­ния с лек­си­кой мно­го­чис­лен­ных интер­не­тов­ских фору­мов и ICQ, спо­соб­ных пода­вить своим угне­та­ю­щим празд­но­сло­вием пси­хику любого нор­маль­ного чело­века. При зна­ком­стве с их содер­жи­мым воз­ни­кает чув­ство, что каж­дый из собе­сед­ни­ков — вор в законе или, как мини­мум, уго­лов­ный авто­ри­тет, настолько грубы и смачны изры­га­е­мые ими словеса.

Отдель­ного раз­го­вора заслу­жи­вает пре­сло­ву­тый албан­ский язык. Только не поду­майте, что речь идёт о языке народа, про­жи­ва­ю­щего на Бал­ка­нах. Вовсе нет. Это, если можно так выра­зиться, «уза­ко­нен­ная» интер­не­тов­ским вир­ту­аль­ным про­стран­ством аль­тер­на­тив­ная грам­ма­тика рус­ского языка, пред­став­ля­ю­щая, по сути, вызов грам­ма­тике нор­маль­ной. Нахо­дятся даже люди, не без гор­до­сти пре­тен­ду­ю­щие на лавры авто­ров этой гнуси. Правда, име­нуют они себя при этом куда как бла­го­звуч­нее, а именно как изоб­ре­та­тели «ново­рус­ского олбан­ского» языка. Более того, их амби­ци­оз­ность (а вер­нее, наг­лость) про­сти­ра­ется вплоть до того, что они гро­зятся заста­вить со вре­ме­нем гово­рить на нём всех жите­лей Рос­сии (!). Пред­ставьте на минуту, что сбу­дутся их безум­ные пред­ска­за­ния, и тогда десятки мил­ли­о­нов гово­ря­щих и мыс­ля­щих по-рус­ски людей будут, как в некоем зло­ве­щем коро­лев­стве кри­вых — да нет, попро­сту битых в мел­кие, больно раня­щие осколки — зер­кал, писать ваще вме­сто вообще, чел вме­сто чело­век, прода вме­сто про­дол­же­ние, чпоки и чмоки вме­сто при­выч­ных слов про­ща­ния, udaff вме­сто удав, пре­вед вме­сто при­вет, мед­вед вме­сто мед­ведь, учеб нег вме­сто учеб­ник… Про­дол­жать можно долго, да отчего-то не хочется. Добавлю только, что одна из самых пре­крас­ных чело­ве­че­ских фраз «я тебя очень люблю» изуро­до­вана здесь именно так: ятя очлю (?!).

Ничто на свете не может суще­ство­вать без пра­вил, пусть даже жёст­ких. Очень пра­вильно поэтому, что одна из луч­ших интел­лек­ту­аль­ных обра­зо­ва­тель­ных про­грамм для юно­ше­ства на нашем теле­ви­де­нии «Умники и умницы» начи­на­ется именно с про­верки гра­мот­но­сти на рус­ском языке. Самое же страш­ное в олбан­ском состоит именно в том, что пра­ви­лом здесь явля­ется их отсут­ствие (!). С духов­ной точки зре­ния это тот самый хаос, что — вопреки боже­ствен­ной гар­мо­нии — не пер­вое тыся­че­ле­тие уныло сеет вокруг враг рода человеческого.

Вспом­ните, ведь именно на этом при­дур­ко­ва­том наре­чии обща­лись герои столь попу­ляр­ного ещё недавно в моло­дёж­ной среде, словно скро­ен­ного спе­ци­ально для деби­лов, пре­сло­ву­того мульт­се­ри­ала «Масяня». Мощ­ный отри­ца­тель­ный эффект олбан­ского состоит ещё и в том, что если гра­мот­ный чело­век, дабы не «выби­ваться из стаи», попро­бует неко­то­рое время общаться на этом анти­я­зыке, сам того не заме­тит, как писать нор­мально ста­нет для него в ско­ром вре­мени почти невоз­можно. А ведь на этой гнуси уже сего­дня обща­ются десятки тысяч наших моло­дых людей, в том числе и сту­ден­тов выс­ших учеб­ных заведений!

Откуда всё это в нас, почему? Отве­тов на этот вопрос немало, да и сами вы навер­няка не раз заду­мы­ва­лись об этих тяжё­лых урод­ли­вых явле­ниях и по-сво­ему объ­яс­няли их. Име­ется на этот счёт мне­ние и у автора этих строк. Скажу одно: в своё время был немало изум­лён тем, как по цен­траль­ным кана­лам оте­че­ствен­ного теле­ви­де­ния в выпус­ках ново­стей неод­но­кратно пере­да­вали речь тогдаш­него главы каби­нета мини­стров, во все­услы­ша­ние заявив­шего с уко­риз­ной своим кол­ле­гам: «Не надо тупить и лопу­шить!» А ведь фраза-то из бан­дит­ского лек­си­кона… И поду­ма­лось, а смог бы в своё время допу­стить нечто подоб­ное пре­мьер-министр Рос­сий­ской Импе­рии Пётр Арка­дье­вич Сто­лы­пин, обра­ща­ясь к тогдаш­ним рос­сий­ским мини­страм, как вы дума­ете? И разве ж не слы­шали все мы из уст самых пер­вых лиц госу­дар­ства «щедро» рас­ти­ра­жи­ро­ван­ные элек­трон­ными сред­ствами мас­со­вой инфор­ма­ции фразы о том, что бан­ди­тов-де сле­дует «мочить в сор­тире», и при­зывы к хозяй­ствен­ни­кам, что не надо (про­стите вели­ко­душно!) «раз­ма­зы­вать сопли». Рыбка-то, она во все вре­мена имеет обык­но­ве­ние рас­про­стра­нять зло­во­ние с голов­ной своей части!

«Иных времён татары и монголы.

..»

Вот и дожили, что тер­пи­мость обер­ну­лась ныне пре­сло­ву­той толе­рант­но­стью, раз­но­мыс­лие — плю­ра­лиз­мом, согла­ше­ние — кон­сен­су­сом. Кон­курс, состя­за­ние на луч­ший про­ект или услугу име­ну­ется ныне тен­де­ром, пред­при­ни­ма­тель, дело­вой чело­век — биз­не­сме­ном, а двух­ва­лют­ная кор­зина — отчего-то бива­лют­ной, тогда как нашу­мев­шее, гром­кое пре­ступ­ле­ние — резо­нанс­ным. А вот танцы на льду могут про­во­диться фри­стайл. Но ведь можно ска­зать по-рус­ски — сво­бод­ный стиль.

А вот команда микс сего­дня озна­чает сме­шан­ная команда. Файер — это тот же факел, а сти­кер — наклейка. Если раньше гово­рили о чём-то, что это не про­дук­тивно, то сего­дня это же поня­тие всё чаще зву­чит как контр­про­дук­тивно. И даже такое радост­ное явле­ние, как появ­ле­ние на свет Божий боль­шого числа малы­шей, име­ну­ется ныне урод­ли­вым замор­ским сло­во­со­че­та­нием бэби-бум. А между тем рус­ский язык так богат на сло­во­твор­че­ство! Когда-то моя млад­шая дочь высту­пила (и слу­ча­лось это не раз) «созда­те­лем» нового рус­ского слова. Рас­ска­зы­вая мне о каком-то «очень страш­ном дра­коне», она назвала его «зви­ре­пым», ловко, я бы даже ска­зал изящно, спаяв воедино два слова — зверь и сви­ре­пый. И в самом деле страшно!..

Тра­ди­ци­он­ный рос­сий­ский город­ской голова ИЛИ гра­до­на­чаль­ник не пер­вое деся­ти­ле­тие име­ну­ется почему-то на загра­нич­ный манер мэром. Рус­скому чело­веку пред­пи­сы­вают отныне испы­ты­вать не задо­рили азарт, а драйв. Музыка к кино­фильму теперь саунд­трек, а зву­ко­вая дорожка, соот­вет­ственно, — трек; фильмы же наши «уда­ри­лись оземь и обер­ну­лись» блок­ба­сте­рами, трил­ле­рами, да ремей­ками. Актё­ров на роли под­би­рают не через при­выч­ные фото- и кино­пробы, а устра­и­вая кастинг, резуль­та­том кото­рого может стать удач­ное попа­да­ние в шорт-лист. Удач­ный экшн обес­пе­чат про­мо­уш­ном и про­кру­тят по тиви в прайм-тайм. С кру­тым хед­лай­не­ром — это нон про­блем… При­знай­тесь, положа руку на сердце, оно не вздра­ги­вает у вас, когда слы­шите вся­кий раз так рас­про­стра­нён­ное в ком­пью­тер­ной среде: «Кликни на ту иконку!»

А эта надо­ев­шая до тош­но­твор­ных позы­вов халява, где слово — как и само явле­ние — нерус­ское, и кото­рое так грустно пре­и­зоби­лует ныне как в вез­де­су­щей рекламе, так и в речи искон­ных жите­лей Рос­сии!? Про­ис­хо­дит же оно от иудей­ской тра­ди­ции, согласно кото­рой в свя­щен­ный для них день суб­бот­ний раз­ре­ша­лось мало­иму­щим евреям брать без­воз­мездно халев (молоко) у более удач­ли­вых своих собра­тьев, чтобы празд­но­вать со всеми шабат. Гос­поди, какое же слы­шится в этой халяве, при­няв­шей совсем иной смысл, глум­ле­ние над тыся­че­лет­ней рус­ской тра­ди­цией, как это вообще может соот­но­ситься с запо­ве­дью Божией, при­зы­ва­ю­щей нас есть свой хлеб «в поте лица» (Быт. 3:19)?! Правда, есть ещё такое поня­тие как лоте­рея, кото­рое, если загля­нем в сло­варь Даля, обо­зна­чено как «розыг­рыш, разыгор ка; раз­борка вещей по жере­бью, за извест­ный внос». То есть бес­про­иг­рыш­ная по опре­де­ле­нию! Не говоря о том, что много лоте­рей про­во­ди­лось именно с бла­го­тво­ри­тель­ной целью, в том числе с уча­стием высо­ких и даже коро­но­ван­ных особ. Как это не похоже на лоте­реи нынеш­ние, от кото­рых оста­лось одно название…

А как вам, к при­меру, такая беседа: «Класс­ный тюнингу тачки! Фар­эва! Это бой-френд той биз­нес-вумен? Bay! Как насчёт боди­бил­динга и фит­неса ? А может, дай­винг ? Хочешь постро­ить кот­тедж? Опре­де­лись с биз­нестла­ном, сай­дин­гом… Ты гей­мер ? Хакер или юзер ? Фифти-фифти ? Бро­кер или дис­три­бью­тор ? Ньюсмей­кер или супер­вай­зер ? О кэй! Как насчёт шопинга в уик-энд ? Или пати ? А может, мах­нём на бьен­нале или фай-шоу? Есть два флай­ера, там такой клё­вый саунд! Зака­зать биз­не­обу­кет? Скажи, при­кольно?. .» Недавно услы­шал по радио и, чест­ное слово, ничего не понял, как ни ста­рался. Может, у вас это полу­чится: «Побе­ди­тель чарта устроит в Москве оранби-фест». Ну и как?! Это они с кем раз­го­ва­ри­вают? Точно не с рус­скими людьми. И почему в став­шем при­выч­ном реклам­ном объ­яв­ле­нии «Sale на 50%» такая неле­пая меша­нина, ведь по-рус­ски это зву­чит как «Рас­про­дажа на 50 %». А вот такое при­выч­ное рус­ское выра­же­ние, как «луч­шие из луч­ших», нередко зву­чит сего­дня как «бэст офф зе бэст», при­чём нередко из радио­при­ём­ни­ков и с экрана теле­ви­де­ния. И эти бес­ко­неч­ные при­зывы с теле­ви­зи­он­ных же экра­нов и реклам­ных щитов: «Всё и сразу!», «Не дай себе засох­нуть!», «Всё будет кока-кола!» А как вам такая бого­хуль­ная реклама: «Банк вам в помощь»?! Недавно в интер­нет-фору­мах обна­ру­жил и такую кощун­ствен­ную моди­фи­ка­цию: «Гугль вам в помощь!»

На теле­ви­де­нии неко­то­рое время назад появи­лась адре­со­ван­ная моло­дёжи оче­ред­ная «раз­вле­ка­тель­ная» пере­дача, назва­ние кото­рой и вовсе пишется не по-рус­ски, хотя легко можно было бы при жела­нии подыс­кать оте­че­ствен­ный ана­лог — «Comedy club». В ней ска­брез­но­сти с чрез­вы­чайно мод­ным с неко­то­рых пор «голу­бым» оттен­ком и матер­ная ругань — при­выч­ное дело. Когда же авто­ров её пыта­лись усо­ве­стить, то они в своё оправ­да­ние при­зна­лись: дескать, пыта­лись убрать из тек­стов — в порядке экс­пе­ри­мента — непри­стой­но­сти, да рей­тинг пере­дачи резко пони­зился. Как гово­рится, изви­не­ние хуже про­ступка. Что же каса­ется дру­гой «моло­дёж­ной» теле­пе­ре­дачи, то назва­ние её — «Наша Раша» — вообще вне вся­ких ком­мен­та­риев. К слову, не мог не пора­до­ваться, когда одно из моло­дёж­ных пат­ри­о­ти­че­ских дви­же­ний отве­тило на это сле­ду­ю­щим образом:

Ваша «Раша» —
Не наша.
А наша Россия —
Кра­сота и сила!

А это так назы­ва­е­мое «Бла-бла шоу»? И всё бы ничего — да уж больно отдаёт зауряд­ным холуй­ством. Ведь нико­гда пре­сло­ву­тый бонус не ста­нет подар­ком, хоть лопни от натуги.

Наряду со всем этим при­скорб­ным «зару­бе­жьем» бук­вально по сосед­ству, сплошь и рядом, без­гра­мот­ные объ­яв­ле­ния в обще­ствен­ных местах и обще­ствен­ном же транс­порте, чего каких-то два деся­ти­ле­тия назад в Москве и помыс­лить было невоз­можно. Вспом­ним, как только закон­чился 2007 год, объ­яв­лен­ный пре­зи­ден­том Рос­сии Годом рус­ского языка, усерд­ные чинов­ники Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния при­ня­лись сокра­щать в шко­лах часы, отве­дён­ные на этот пред­мет. А вот англий­ский язык в школь­ных про­грам­мах стал суще­ственно над рус­ским пре­об­ла­дать. И всё настой­чи­вее слышны голоса «снизу» в пользу вос­ста­нов­ле­ния заня­тий по рус­скому языку в выс­ших учеб­ных заве­де­ниях. Только вот будут ли они услышаны?!

И всё слы­шатся, всё слы­шатся про­ро­че­ские руб­цов­ские строки: «Со всех сто­рон нагря­нули они, иных вре­мён татары и монголы…»

Специальное спасибо

Во все века рус­ский чело­век, придя домой или, ска­жем, в гости, после тра­ди­ци­он­ного поже­ла­ния мира этому дому при­вычно искал гла­зами крас­ный угол, дабы осе­нить себя крест­ным зна­ме­нием. Тако­выми были дав­ние тра­ди­ции бла­го­че­стия. Позже боль­ше­вики окре­стят крас­ными угол­ками места сво­его так назы­ва­е­мого куль­тур­ного досуга, что, впро­чем, совер­шенно незна­комо совре­мен­ным моло­дым людям. Ныне же в иных домах стало при­зна­ком хоро­шего тона, при­ни­мая у себя доро­гих гостей, подробно пове­дать им о системе фэн-шуя в соб­ствен­ном жилище. Чтобы, не при­веди Гос­подь, не поду­мали о них, как о людях некуль­тур­ных, или, как при­нято выра­жаться ныне, непродвинутых.

На одной из огром­ных мос­ков­ских афиш, при­гла­ша­ю­щих посе­тить кон­церт ново­мод­ного ино­стран­ного певца, про­чёл фразу «спе­ци­аль­ное спа­сибо» в адрес некоей фирмы, ока­зав­шей содей­ствие. Но ведь это гру­бая калька с англий­ского «special thank» Гос­пода хоро­шие, так при­нято гово­рить у них, но не у нас. Да это эле­мен­тарно не по-рус­ски! У нас же при­нято выра­жать осо­бую бла­го­дар­ность, глу­бо­кую бла­го­дар­ность, бла­го­дар­ность искрен­нюю. Но уж никак не спе­ци­аль­ную. А ведь мно­гие моло­дые (и не очень) люди и впрямь пове­рят, что можно бла­го­да­рить кого-то, выра­жая это пре­сло­ву­тым заоке­ан­ским: «спе­ци­аль­ное спа­сибо». А вот на дру­гой афише, воз­ве­ща­ю­щей о кон­церте выда­ю­ще­гося ита­льян­ского ком­по­зи­тора Эннио Мори­коне, его почему-то окре­стили «мил­ли­о­не­ром мело­дий». Или авторы пола­гают, что без упо­ми­на­ния финан­со­вой состав­ля­ю­щей нынеш­ней пуб­лике трудно объ­яс­нить вели­чие музы­каль­ного дарования?

При­пом­ним, с какой при­скорб­ной лёг­ко­стью стали мы назы­вать вели­че­ствен­ное зда­ние, в кото­ром вот уже вто­рое деся­ти­ле­тие тру­дится пра­ви­тель­ство новой Рос­сии, на аме­ри­кан­ский манер Белым Домом, кото­рый иные оте­че­ствен­ные, не в меру рети­вые жур­на­ли­сты име­нуют в прессе ещё и на сокра­щён­ный манер fofo Шона­чалу каза­лось, что это так — шутка, пого­во­рят-пого­во­рят и пере­ста­нут. Да нет, не пере­стали. И ныне, куда ни поедешь, в боль­ших и малых горо­дах: всюду зда­ния, в кото­рых тру­дится мест­ная власть, будь то даже непри­вле­ка­тель­ная одно­этажка в какой-нибудь глуши, непре­менно — Белый Дом. Сколько ж можно обе­зьян­ни­чать, гос­пода хоро­шие?! А вот когда автор этих строк около четы­рёх деся­ти­ле­тий назад рабо­тал вожа­тым в лет­нем пио­нер­ском лагере в одном из бакин­ских при­го­ро­дов, пом­нится, дети про­звали «белым домом», про­стите вели­ко­душно, обще­ствен­ный, выбе­лен­ный извёст­кой сор­тир. Что ни гово­рите, а в этом вари­анте нали­че­ствует, как мне кажется, куда больше хоро­шего вкуса, иро­нии и мет­кого глаза. Трудно удер­жаться, чтобы не про­ци­ти­ро­вать по слу­чаю В.В. Маяковского:

У совет­ских соб­ствен­ная гордость,
На бур­жуев смот­рим свысока.

Пом­нится, так и смот­рели когда-то, ещё совсем недавно…

«По-немецки цацки-пецки…»

Как-то дове­лось (уже в кото­рый раз!) посмот­реть люби­мый (сей­час при­нято гово­рить куль­то­вый) кино­фильм вре­мён моей юно­сти — «Рес­пуб­лика ШКИД». Помните, есть там ещё такой запо­ми­на­ю­щийся коло­рит­ный герой-бес­при­зор­ник по про­звищу «Мамочка». И вот, надо же, только сей­час обра­тил вни­ма­ние на то, чего раньше почему-то не заме­чал. Итак, «Мамочка» на пер­вом уроке. Вхо­дит учи­тель­ница немец­кого языка и, обра­ща­ясь к нему, спра­ши­вает, зна­ком ли он с этим ино­стран­ным язы­ком, на что полу­чает утвер­ди­тель­ный ответ. Тогда «немка» (она и в самом деле немка, раньше это было при­выч­ным делом) про­сит его ска­зать что-нибудь по-немецки и слы­шит в ответ это пора­зив­шее автора: «По-немецки цацки-пецки, а по-фус­ски — бутер­брод». Вы дога­да­лись, почему этот фраг­мент не при­вле­кал моего осо­бого вни­ма­ния и казался попро­сту забав­ным? Ведь даже незна­ко­мые с язы­ком вели­кого Гейне знают, что бутер­брод с немец­кого пере­во­дится бук­вально как хлеб с мас­лом. Да этот «Мамочка» про­сто наг­лец! Но, как это ни пока­жется пара­док­саль­ным, бутер­брод, при­шед­ший к нам из Гер­ма­нии навер­няка ещё в пет­ров­скую эпоху, ко вре­мени, в кото­ром про­ис­хо­дит дей­ствие фильма, давно уже был рус­ским сло­вом, вполне обру­сев­шим, несмотря на своё довольно про­зрач­ное про­ис­хож­де­ние. Да-да, пре­сло­ву­тый бутер­брод — и не только для «Мамочки», а и для всех нас до срав­ни­тельно недав­него вре­мени — слово из рус­ского языка. И как тогда по-немецки, то есть «не по-нашему»? Ну, конечно же, цацки-пецки. Как, должно быть, улы­ба­ются изу­ча­ю­щие рус­ский язык немцы, когда слы­шат такое при­выч­ное для всех нас: « Тебе бутер­брод с сыром или кол­ба­сой?» Вспом­ним, кому из нас не памятны став­шие хре­сто­ма­тий­ными мар­ша­ков­ские строчки:

Никто не ска­жет мне, что я
Тиран и сумасброд,
За то, что к зав­траку люблю
Хоро­ший бутерброд.

Да, бла­го­сло­вен­ные были вре­мена… Ныне же вас попро­сту могут в Рос­сии не понять, во вся­ком слу­чае под­ростки. Бутер­брод исче­зает не только из меню кафе и баров, его зача­стую нет и в лек­си­коне нашей нынеш­ней детворы. Если же доду­ма­е­тесь упо­тре­бить в своей речи вме­сто при­выч­ного рус­ского бутер­брода аме­ри­кан­ский санд­вич — тогда совсем дру­гое дело, вас пой­мут сразу же! Куда как нагляд­ная неве­сё­лая иллю­стра­ция пол­зу­чей «аме­ри­ка­ни­за­ции» нашего с вами обще­на­ци­о­наль­ного языка.

Вот вам и «цацки-пецки»…

«Слеза Руси»

Какая при­чуд­ли­вая жизнь наблю­да­лась в нед­рах мос­ков­ского метро ещё совсем недавно, какие при­зывы под­сте­ре­гали неис­ку­шён­ных пас­са­жи­ров. Вот вы всту­пили на ленту эска­ла­тора и решили рас­сла­биться в тече­ние тех завет­ных минут, что воз­никли, пока ваш бег по под­зем­ным лаби­рин­там не воз­об­но­вится. Но рано радо­ваться! Скла­ды­ва­лось впе­чат­ле­ние, что здесь гос­под­ствует чья-то иная власть. Все раз­го­воры о сбе­ре­же­нии нации, о демо­гра­фи­че­ской ката­строфе, борьбе с губи­тель­ным пьян­ством и рекла­мой спирт­ного — всё это, каза­лось, оста­лось там, наверху. Здесь же, в под­зем­ном цар­стве (только вот чьём?!), иные законы. А потому стены тон­неля были плотно облеп­лены зазыв­ной рекла­мой водки. Какие только слова не были напе­ча­таны на их при­зыв­ных глян­це­вых пло­ща­дях. Как гово­рится, хочешь не хочешь, но займи и выпей!

Итак, вы сту­пили на эска­ла­тор. Поехали! Водку с гор­дым антич­ным назва­нием «Олимп» рекла­ми­рует — кто, как вы дума­ете — наша гор­дость, олим­пий­ский чем­пион Нико­лай Валуев, кра­су­ю­щийся в эле­гант­ном костюме и не менее эле­гант­ном гал­стуке. А сло­ган «При­шло время силь­ных», под­креп­лён­ный фото­гра­фией кумира, навер­няка при­зван укре­пить в моло­дом чело­веке мысль о том, что эта водка — луч­шее под­спо­рье на мно­го­труд­ном пути к сия­ю­щим вер­ши­нам спор­тив­ного Олимпа. А вот дру­гую водку с роман­ти­че­ским назва­нием «Вальс Бостон» рекла­ми­ро­вал соб­ствен­ным порт­ре­том извест­ный певец и врач (!) А. Розен­баум. Ну, как не выпить, когда сам док­тор, что назы­ва­ется, прописал…

Сле­ду­ю­щее тво­ре­ние талант­ли­вых реклам­щи­ков ожи­дало вас уже на плат­форме, за счи­тан­ные минуты до при­бы­тия состава, чуть не в пол­стены, оно радо­вало глаз кра­соч­ным сред­не­рус­ским пей­за­жем со сло­вами: «Отдох­нул, как воз­духа глот­нул!» В этот час в метро и в самом деле душ­но­вато. Но не обо­льщай­тесь, это не при­гла­ше­ние в заго­род­ную турист­скую поездку, не реклама поход­ного ман­гала или спор­тив­ного сна­ря­же­ния. Ну что, сами уже дога­да­лись? Пра­вильно, это всё та же реклама водки, на сей раз её раз­но­вид­но­сти «Ржа­ная». А вот и круп­ное фото самого вожде­лен­ного «пузыря». И ещё одна нема­ло­важ­ная деталь — над­пись «Сла­вян­ская душа». Что сие озна­чает? Дога­даться о замысле её авто­ров несложно; они так и силятся вну­шить нам, что если, к при­меру, ска­зоч­ный восточ­ный джинн обре­та­ется в ста­рин­ном кув­шине, то сла­вян­ская душа, конечно же, в бутылке с вод­кой. Чуть поодаль в искря­щемся ново­год­нем анту­раже непре­рыв­ного празд­ника жизни реклама водки «Путинка»: «Все тосты сбу­дутся!» Какой воис­тину заме­ча­тель­ный спо­соб испол­не­ния завет­ных жела­ний, только успе­вай под­ли­вать! Строго говоря, мас­си­ро­ван­ная реклама водки, назва­ние кото­рой есть про­из­вод­ное от фами­лии тогдаш­него главы госу­дар­ства, в стране, где алко­го­лизм при­знан обще­на­ци­о­наль­ным злом, вызы­вает немало вопро­сов. И все как один печаль­ного свойства.

Вы и впрямь при­го­рю­ни­лись? Огля­ни­тесь вокруг. Вот же, прямо на вас устре­ми­лись в своём жиз­не­ра­дост­ном порыве моло­дой при­вле­ка­тель­ный муж­чина в обнимку с двумя хохо­чу­щими, обво­ро­жи­тель­ными спут­ни­цами. Как радостны они, как счаст­ливы. А зна­ете, в чём сек­рет их зара­зи­тель­ного опти­мизма? Он, конечно же, в водке «Ледо­кол», да ещё в сло­вах: «Сни­мая барьер обще­ния». Как и «Ледо­вое побо­ище» — это отныне не только слав­ная веха оте­че­ствен­ной исто­рии, а — увы и ах — всё та же водяра. А вот на вас надви­га­ется набран­ное круп­ным шриф­том: «Рус­ские победы. Север­ный полюс». Но не обо­льщай­тесь, это не назва­ние исто­ри­че­ского фильма, а и на сей раз зазыв­ная реклама всё того же напитка. Если ж душа ваша истос­ко­ва­лась по «гар­мо­нии с окру­жа­ю­щим миром», то сле­дует, не откла­ды­вая, отку­по­рить коньяк «Чёр­ный аист», ибо этим сло­га­ном отныне рекла­ми­ру­ется этот креп­кий напи­ток. Обще­из­вестно, что реклама есть дви­га­тель тор­говли, но неужто взрос­лый чело­век, решив­ший при­об­ре­сти горя­чи­тель­ный напи­ток, нуж­да­ется в такой плот­ной опеке? Как-то нахо­дили все­гда где и что при­ку­пить без подсказок…

Ну, что мы, в самом деле, всё о коньяке да о водке. Вот реклама обуви фирмы «Альба». Но что-то непри­ятно насто­ра­жи­вает и здесь. Воз­можно, это оттого, что между парой жен­ских ног, обу­тых в изящ­ные сапоги, стру­ится зло­ве­щая змея, отчего-то больше напо­ми­на­ю­щая змия… Увы, мы не ошиб­лись и на сей раз, только про­чтите: «Фило­со­фия греха». Похоже, это уточ­не­ние для тех, кто, воз­можно, не понял сразу, — к чему здесь этот гад.

Но то, что дове­лось уви­деть на одной из реклам­ных пло­ща­дей, кажется, не имеет себе рав­ных по цинизму.

Пред­ставьте, на зазыв­ном ярком пла­кате изоб­ра­жена бутылка зелья, «при­оде­тая» в розо­вое пла­тье с лег­ко­мыс­ленно — а‑ля Мэри­лин Монро — при­под­ня­тым неча­ян­ным поры­вом ветра подо­лом. И под­пись — «Жен­ская водка». Ну и, как водится, сло­ган: «Между нами, девоч­ками»… Похоже автор этих строк пого­ря­чился насчёт пре­дель­ного цинизма, потому как уви­ден­ное совсем недавно не может не вверг­нуть в сту­пор любого здра­во­мыс­ля­щего чело­века. На реклам­ном пла­кате «оче­ред­ной» водки, зазывно поблес­ки­ва­ю­щем у самого входа в про­до­воль­ствен­ный мага­зин, что напро­тив соб­ствен­ного же дома, про­чёл не что иное, как «Слеза Руси». Вот так — ни много ни мало. Похоже, авторы этих, с поз­во­ле­ния ска­зать, «шедев­ров» или в самом деле него­дяи, что утробно нена­ви­дят нашу страну, а потому так пуб­лично измы­ва­ются над ней, её глав­ной бедой, или же это та самая пре­сло­ву­тая про­стота, кото­рая хуже вся­кого воровства.

Зна­ете, если так пой­дёт и дальше, то совсем не удив­люсь, если, в оче­ред­ной раз спу­стив­шись в метро, обна­ружу на его бес­ко­неч­ных реклам­ных пло­ща­дях заман­чи­вое пред­ло­же­ние школь­ни­кам попро­бо­вать «Дет­ской водки»… А что?!

Окайте на здоровье!

По роду дея­тель­но­сти нередко при­хо­дится бывать в раз­лич­ных угол­ках необъ­ят­ной Рос­сии, высту­пая с лек­ци­ями о рус­ском языке и вся­кий раз полу­чая неизъ­яс­ни­мую радость оттого, что помимо заня­тия излюб­лен­ным своим делом ещё и обща­ешься с пре­ве­ли­ким мно­же­ством хоро­ших людей. И когда лично убеж­да­ешься в том, что про­вин­ция — это воис­тину поня­тие сугубо гео­гра­фи­че­ское. А ещё оттого, что слух мой нередко услаж­да­ется (а это истин­ное насла­жде­ние, поверьте!) при­чуд­ли­вой музы­кой того или иного мест­ного говора. Как в том же Архан­гель­ске в сво­бод­ную минуту заха­жи­вал, пом­нится, в мага­зины без вся­кой на то надоб­но­сти, только чтобы услы­шать на свой нехит­рый вопрос пол­ный непо­вто­ри­мой музыки ответ на певу­чем мест­ном наре­чье. Но — вот беда — и они мед­ленно и верно схо­дят с пре­крас­ного лица рус­ской земли. Виной же, судя по всему, всё те же элек­трон­ные СМИ, а потому мест­ная моло­дёжь всё чаще несёт какую-то тара­бар­щину с нерус­скими инто­на­ци­ями, под­слу­шан­ную у лихих неуны­ва­ю­щих диджеев (по-рус­ски это веду­щие) мно­го­чис­лен­ных радио­стан­ций, веща­ю­щих в FM диа­па­зоне. Любо­пытно, что, по сви­де­тель­ству спе­ци­а­ли­стов, вос­хо­дяще-нис­хо­дя­щая инто­на­ция рус­ского повест­во­ва­тель­ного пред­ло­же­ния сло­жи­лась под воз­дей­ствием поклон­ной молитвы «Гос­поди, поми­луй». Ныне же под вли­я­нием языка теле- и радио­жур­на­ли­стов в речи наших моло­дых людей — увы и ах — полу­чили широ­кое рас­про­стра­не­ние фразы с вос­хо­дя­щей к концу инто­на­цией, заим­ство­ван­ной из англий­ской речи…

Соб­ственно, и речь мос­ков­ских дик­то­ров, быв­шая в тече­ние целого ряда деся­ти­ле­тий нор­ма­тив­ной для всей тогдаш­ней дер­жавы, дав­ным-давно пере­стала быть тако­вой. Досадно слы­шать, как дик­торы теле­ка­на­лов, в том числе и реги­о­наль­ных, инфор­ми­руя время от вре­мени своих зри­те­лей о делах цер­ков­ных, из года в год непра­вильно про­из­но­сили свя­тое имя Пред­сто­я­теля Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, почив­шего ныне в Бозе, упорно делая уда­ре­ние на вто­ром слоге, в то время, как сле­дует на тре­тьем, послед­нем. Впро­чем, как-то на рос­сий­ском теле­ка­нале мило­вид­ная веду­щая вообще ввергла автора в шок, назвав Свя­тей­шего мир­ским име­нем Алек­сей. Гос­поди, помилуй.

Вспо­ми­наю в этой связи, как после оче­ред­ной беседы о рус­ском языке в Москве подо­шла ко мне жен­щина из Ниже­го­род­ской епар­хии с прось­бой под­пи­сать ей книгу.

При этом бла­го­да­рит, о чём-то рас­спра­ши­вает, не пере­ста­вая почему-то изви­няться. Спра­ши­ваю, а за что я дол­жен её про­стить. Ока­за­лось, что слу­ша­тель­ница моя про­сит про­ще­ния за своё ока­нье. Я же в ответ бла­го­дарю её, прошу не изви­няться вовсе. Окайте, окайте, говорю, на здо­ро­вье, ведь вы же вол­жанка, это так здо­рово, это такая музыка, спаси Вас Гос­поди за эту музыку, за эту радость!

Как же светло пове­дал об этом поэт В.Г. Гор­дей­чев (1930–1995) в сти­хо­тво­ре­нии «Род­ная речь»:

Из веч­ной бронзы выкован
извеч­ный рус­ский выговор,
чекан­ное, глубокое
то ака­нье, то оканье.

Слова в иной пословице
поются, а не молвятся.
Слова зве­нят звоночками,
то — ёчками, то — очками.

Вот палочка. И палица:
уда­рит — слон повалится.
Вот скрипка. Или скрипица:
играет — слёзы сыплются…

Тобой, как реч­кой Речицей,
Любая боль излечится,
Твои слова, пророчица,
Жур­чат — и слу­шать хочется.

На каком языке молиться Богу?

Суще­ствует немало кри­те­риев, по кото­рым при­нято оце­ни­вать дея­тель­ность той или иной вла­сти. Досадно, однако, что при этом часто не учи­ты­ва­ются изменения,

про­ис­шед­шие в духов­ной сфере, в том числе и в обще­на­ци­о­наль­ном языке. Воз­можно, это про­ис­хо­дит оттого, что духов­ность — мате­рия слиш­ком тон­кая и не укла­ды­ва­ется в при­выч­ные для чинов­ни­че­ского разу­ме­ния схемы и гра­фики. Но ведь от этого она не ста­но­вится для нации и страны менее зна­чи­мой, чем коли­че­ство добы­ва­е­мой нефти или про­из­ве­дён­ной электроэнергии.

Искренне убеж­дён в том, что о любой вла­сти даже дале­кие от поли­тики и ничего не смыс­ля­щие в ней люди могут и вправе судить по тому, как её дея­тель­ность отра­зи­лась на рус­ском языке, что эта власть сде­лала (или не сде­лала) для его сбе­ре­же­ния. Пока же оста­ётся кон­ста­ти­ро­вать тот при­скорб­ный факт, что серьёз­ные изъ­яны в про­из­но­ше­нии пер­вым (и послед­ним) пре­зи­ден­том Совет­ского Союза целого ряда слов больно отда­ются и поныне, когда то и дело слы­шишь от долж­ност­ных лиц, что работу надо углу­бить, что некое уго­лов­ное дело воз­буж­дено, а кто-то осуж­ден — и всё это с совер­шенно диким уда­ре­нием на вто­ром слоге.

Не будем забы­вать и о том, что испол­нен­ная холод­ного цинизма фраза «Пипл всё сха­вает!» про­зву­чала в своё время из уст главы адми­ни­стра­ции пер­вого пре­зи­дента Рос­сии. Это он, между про­чим, о нас с вами.

Подоб­ная ситу­а­ция вовсе не так без­обидна, как может пока­заться иным. Вспом­ним, такое уже слу­ча­лось в нашем Оте­че­стве. Когда вой­ско Напо­леона, кото­рого народ­ное рус­ское созна­ние вос­при­няло как пред­течу анти­хри­ста, кати­лось лави­ной по рус­ской земле, творя без­за­ко­ние и осквер­няя пра­во­слав­ные храмы, в вели­ко­свет­ских сало­нах про­дол­жали общаться на фран­цуз­ском, языке сво­его врага, демон­стри­руя этим свою эли­тар­ность. И именно по этому поводу были ска­заны А.С. Шиш­ко­вым гнев­ные, но совер­шенно спра­вед­ли­вые слова: «Ино­земцы часто жалуют нас име­нами des barbares (вар­вары), des eslaves (рабы). Они врут, но мы подаём им к тому повод. Может ли тот иметь ко мне ува­же­ние, кто меня учит, оде­вает, уби­рает, или, лучше ска­зать, оби­рает, и без чьего руко­вод­ства не могу сту­пить я шагу ?… Будьте все­гда нашими учи­те­лями, наря­жа­те­лями, обу­ва­те­лями, потеш­ни­ками, даже и тогда, когда сооте­че­ствен­ники ваши идут нас жечь и губить!»

Даже Пуш­кин, как известно, в мла­ден­че­стве своём куда более сносно изъ­яс­нялся на фран­цуз­ском, нежели на своём наци­о­наль­ном языке. И ещё неиз­вестно, как сло­жи­лись бы судьбы оте­че­ствен­ной сло­вес­но­сти, не ока­жись, Божией мило­стью, рядом с малень­ким Сашень­кой, обде­лён­ным роди­тель­ской любо­вью, свет­лой памяти Арина Роди­о­новна. Наде­лён­ная от Бога самым боль­шим и глав­ным талан­том — талан­том любви, эта про­стая рус­ская жен­щина сумела ото­греть его сер­дечко искрен­ним теп­лом, освя­тить душу. А ещё — выучила гово­рить по-рус­ски, дивно обо­га­тила его речь. Воз­можно, поэтому один мос­ков­ский свя­щен­ник на удив­ле­ние образно назвал её как-то на про­по­веди Гольф­ст­ри­мом в жизни юного поэта.

Позже в пове­сти «Капи­тан­ская дочка» Алек­сандр Сер­ге­е­вич устами сво­его героя Петра Гри­нёва выве­дет образ типич­ного фран­цуз­ского гувер­нёра того вре­мени: «Бопре в оте­че­стве своём был парик­ма­хе­ром, потом в Прус­сии сол­да­том, потом при­е­хал в Рос­сию, чтобы стать учи­те­лем, не очень пони­мая зна­че­ние этого слова. Он был доб­рый малый, но вет­рен и бес­пу­тен до край­но­сти. Глав­ной его сла­бо­стью была страсть к пре­крас­ному полу. . К тому же не был он (по его выра­же­нию) и вра­гом бутылки, т.е. (говоря по-рус­ски) любил хлеб­нуть лиш­него… и хотя по кон­тракту обя­зан он был учить меня по-фран­цуз­ски, по-немецки и всем нау­кам, но он пред­по­чёл наскоро выучиться от меня кое-как бол­тать по-рус­ски, — и потом каж­дый из нас зани­мался уже своим делом». Для успев­ших под­за­быть содер­жа­ние пове­сти напомню, что мсье Бопре в конце кон­цов про­гнали со двора за раз­врат­ное пове­де­ние, выра­зив­ше­еся в обо­льще­нии двух неопыт­ных дво­ро­вых девок. Да и гувер­нёр дру­гого извест­ного пуш­кин­ского героя, пом­нится, вос­пи­тан­нику сво­ему «не доку­чал мора­лью стро­гой». А зря. Ибо, как известно, дитя вос­пи­ты­вают, пока оно лежит ещё попе­рёк кро­ватки, а не вдоль. Совсем не слу­чайно, войдя в пору зре­ло­сти, этот «лиш­ний чело­век» нач­нёт с неимо­вер­ной лёг­ко­стью, со скуки, совер­шать один смерт­ный грех за дру­гим. И если вспом­ним чер­но­вики романа, ему в буду­щем была уго­то­вана печаль­ная участь. Потому как жиз­нен­ная стезя с её неот­вра­ти­мой жёст­кой логи­кой при­вела Евге­ния Оне­гина в стан госу­дар­ствен­ных пре­ступ­ни­ков, декаб­ри­стов, к кото­рым он наме­ре­вался примкнуть…

Как же скор­бел об этой моде на фран­цуз­ский язык вели­кий граж­да­нин сво­его Оте­че­ства А.С. Шиш­ков, обра­ща­ясь к совре­мен­ни­кам со сло­вами: «Посмот­рите: малень­кий сын ваш, чтоб лучше и ско­рее научиться, иначе не гово­рит, как со всеми и везде по-фран­цуз­ски: с учи­те­лем, с вами, с матуш­кою, с брат­цем, с сест­ри­цею, с мада­мою, с гостями, дома, на улице, в карете, за сто­лом, во время игра­ния, уче­ния и ложась спать. Не знаю, на каком языке молится он Богу, может быть, ни на каком». В самом деле, тако­вая поста­новка вопроса мно­гим гос­по­дам тогда и в голову не приходила.

К сча­стью, тогдаш­ний про­стой рус­ский народ не рас­те­рял здо­ро­вого наци­о­наль­ного чув­ства, а потому, в отли­чие от мно­гих своих гос­под, не испы­ты­вал бла­го­го­ве­ния к фран­цу­зиш­кам (именно так чаще всего име­но­вал их Алек­сандр Семё­но­вич) как носи­те­лям некоей «образ­цо­вой» куль­туры. «Страны не знали в Петер­бурге…» — с гру­стью напи­шет много позже Б.Л. Пастер­нак. Извест­ный же в XVIII веке поэт А.А. Пали­цын, вос­тор­га­ясь доб­рот­ной рус­ской речью тогдаш­них жите­лей пер­во­пре­столь­ной (кото­рую он име­нует «языка чистого рос­сий­скою сто­ли­цей») из числа про­сто­на­ро­дья, так живо­пи­сует её:

Мос­ков­ский гово­рит кре­стья­нин, как и князь:
Про­из­но­ше­нье их равно и в речи связь,
Иль часто лучше тех кня­зей и к смыслу ближе,
Кото­рые язык забыли свой в Париже.

С при­су­щим им здо­ро­вым при­род­ным юмо­ром кре­стьяне заклей­мили агрес­со­ров бес­по­щад­ным сло­вом шаро­мыга. Именно так услы­шало рус­ское ухо жалоб­ное шер ами тех, кто, позорно отсту­пая теперь на запад, клян­чил по ограб­лен­ным им же ещё недавно дерев­ням хле­бушко. Вот и над­мен­ное шева­лье с тех слав­ных лет и по сей день при­пе­ча­тано язы­ком нашим хлёст­ким сло­веч­ком шваль. А потому и:

Не хва­лися, вор-француз,
Своим слав­ным Парижем,
Как у нас ли во России
Есть получше города!

Согла­си­тесь, — и тут прошу вашего сугу­бого вни­ма­ния, — сохра­нив­ше­еся в языке нашем хри­ста­рад­ни­чать ничего общего с этим самым шаро­мыж­ни­чать не имеет. Да и иметь не может!

С неко­то­рых пор ловлю себя на том, что про­сто физи­че­ски не могу пройти мимо какого-нибудь попро­шайки, если дер­жит он в руках кар­тонку с наца­ра­пан­ными на ней сло­вами: «Подайте Хри­ста ради». Но, кажется, и они, чья армия рас­тёт день ото дня, уло­вили эту тен­ден­цию; и даже те из них, кто, как мне кажется, затруд­нится отве­тить на вопрос о том, Чьим Име­нем он сей­час про­сит о помощи. А вот имя тай­ных вра­гов Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, чле­нов зло­ве­щей масон­ской ложи франк­ма­со­нов, кото­рой «зара­зи­лись» от фран­цуз­ских адеп­тов их рос­сий­ские после­до­ва­тели, в народе нашем дав­ным-давно пре­вра­ти­лось в обид­ное для рус­ского чело­века руга­тель­ство, о кото­ром вы, навер­ное, уже дога­да­лись. Вы правы, все они — фармазоны!

К слову, дру­гое, весьма небла­го­звуч­ное слово языка нашего, а именно шпана, было пер­вым назва­нием в Рос­сии испан­цев, потому как и страна их име­но­ва­лась здесь не иначе как Гишпа­нией. И нет в том ника­кой нашей с вами вины. Судя по всему, мно­гие ино­странцы, в том числе и выходцы из этой далё­кой страны, вели себя в Оте­че­стве нашем соот­вет­ству­ю­щим обра­зом, что и при­вело позже к столь обид­ному про­звищу. Да и ныне шпана, не счи­та­ю­щая нуж­ным ува­жать мно­го­ве­ко­вые обы­чаи титуль­ной нации, не только не пере­во­дится на Свя­той Руси, а, увы, только при­бы­вает во всё угро­жа­ю­щем количестве…

Язык именно про­стого народа назы­вал своим учи­те­лем доро­гой всем нам В.И. Даль в извест­ном «Напут­ном слове»: «И вот с какой целью, в каком духе состав­лен мой сло­варь: писал его не учи­тель, не настав­ник, не тот, кто знает дело лучше дру­гих, а кто более мно­гих над ним тру­дился; уче­ник, соби­ра­ю­щий весь век свой по кру­пице то, что слы­шал от учи­теля сво­его — живого рус­ского языка». Как вы дума­ете, мог бы сего­дня назвать своим учи­те­лем живой рус­ский язык — тот, что слы­шим мы ныне еже­дневно, — вели­кий наш сооте­че­ствен­ник, ока­жись он чудом в совре­мен­ной нам России?!

Между тем зараза низ­ко­по­клон­ства перед фран­цуз­ским язы­ком была широко рас­про­стра­нена не только в рос­сий­ской элите того вре­мени, но и в ари­сто­кра­ти­че­ской среде наци­о­наль­ных окраин Рос­сий­ской импе­рии. К при­меру, восточ­ная лите­ра­тура издавна быто­вала именно в тра­ди­ци­он­ной сти­хо­твор­ной форме. А потому совер­шенно фан­та­сти­че­ским кажется с пози­ций сего­дняш­него дня сле­ду­ю­щий курьёз. Суть же его вот в чём. Пер­вое про­за­и­че­ское худо­же­ствен­ное про­из­ве­де­ние в азер­бай­джан­ской лите­ра­туре — это новелла, напи­сан­ная в стиле мод­ного тогда сен­ти­мен­та­лизма. Автор её, Исмаил бек Кут­ка­шин­ский (1806–1861) — гене­рал-майор Рос­сий­ской импе­ра­тор­ской армии, пер­вый азер­бай­джа­нец, став­ший кава­ле­ром ордена Свя­того Геор­гия, поэт-про­све­ти­тель, создал своё детище на… фран­цуз­ском языке (!). Уже позже, через рус­ский, её пере­вели на наци­о­наль­ный язык. Слу­чи­лось это по той оче­вид­ной при­чине, что её автор — рос­сий­ский ари­сто­крат восточ­ного про­ис­хож­де­ния — в совер­шен­стве вла­дел рус­ским и ещё несколь­кими ино­стран­ными язы­ками, в том числе пер­сид­ским, турец­ким и, конечно же, фран­цуз­ским, а вот род­ным — не очень.

Несколько слов о национальной безопасности, или Пророчество министра Порталиса

В самом начале нашего повест­во­ва­ния упо­ми­на­лось о встрече в одном под­мос­ков­ном городе, где из уст при­род­ного рус­ского чело­века дове­лось услы­шать фразу, вверг­шую автора в сту­пор: «А какая раз­ница, на каком языке гово­рить». Так вот, в упо­мя­ну­том уже «Сла­вя­но­рус­ском кор­не­слове» А.С. Шиш­кова есть место, пора­жа­ю­щее не только своей острой зло­бо­днев­но­стью, но и мрач­ным про­ро­че­ством: «Про­чи­тайте, — сове­тует автор, — пере­ве­дён­ную с фран­цуз­ского книгу “Тай­ная Исто­рия нового фран­цуз­ского двора”: там опи­сы­ва­ется, как мини­стры их, обе­дая у принца сво­его Людвига, рас­суж­дали о спо­со­бах иско­ре­нить Англию. Все­об­щее упо­треб­ле­ние фран­цуз­ского языка, гово­рил один из них, Пор­та­лис, слу­жит пер­вым осно­ва­нием всех свя­зей, кото­рые Фран­ция имеет в Европе. Сде­лайте, чтобы в Англии также гово­рили по-фран­цуз­ски, как в дру­гих краях. Ста­рай­тесь истре­бить в госу­дар­стве язык народ­ный, а потом уже и сам народ. Пусть моло­дые англи­чане тот­час посланы будут во Фран­цию и обу­чены одному фран­цуз­скому языку; чтоб они не гово­рили иначе, как по-фран­цуз­ски, дома и в обще­стве, в семей­стве и в гостях; чтоб все указы, доне­се­ния, реше­ния и дого­воры писаны были на фран­цуз­ском языке — и тогда Англия будет нашею рабою».

Что ж, ком­мен­та­рии, как гово­рится, излишни. При­зыв же Козьмы Прут­кова: «Зри в корень!» — и ныне актуа­лен как нико­гда. И тысячу раз прав выда­ю­щийся рус­ский писа­тель и педа­гог Кон­стан­тин Дмит­ри­е­вич Ушин­ский, пре­ду­пре­ждав­ший: «Когда исче­зает народ­ный язык, народа более нет».

Мно­гие же из нас, быть может впер­вые, заду­ма­ются ещё и о том, что про­блема чистоты рус­ского языка, его сохра­не­ния и умно­же­ния есть ещё и наи­пер­вей­ший вопрос наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Госу­дар­ства Российского.

Несколько лет назад, на одном из Все­мир­ных Рус­ских Собо­ров, меня пора­зило выступ­ле­ние одного извест­ного свя­щен­ника. Ком­мен­ти­руя в своей речи жёст­кую кри­тику, кото­рой под­верг­лись со сто­роны высту­пав­ших при­сут­ству­ю­щие на Соборе неко­то­рые (ныне быв­шие) члены пра­ви­тель­ства, батюшка ска­зал, что эти-то хоть — слава Богу — по-рус­ски гово­рят, но вот наста­нет время, когда на смену им при­дут те, кто и гово­рить-то по-рус­ски не будут. При­зна­юсь, был немало сму­щён тогда этими сло­вами. Неужто, поду­ма­лось тогда, будем мы настолько оглуп­лены и бес­сло­весны, что ста­нем без­ро­потно тер­петь над собой власть ино­стран­цев?! И только позже, с совер­шенно неожи­дан­ной сто­роны, при­шло, как мне кажется, пони­ма­ние того, о чём пре­ду­пре­ждал тогда муд­рый пастырь.

Ни для кого не сек­рет, что дело­вая и твор­че­ская элита нашей страны уже не пер­вое деся­ти­ле­тие пред­по­чи­тает обу­чать своих чад не в Рос­сии, а направ­ляет их с мало­лет­ства в запад­ные страны; чаще всех иных изби­ра­ется Вели­ко­бри­та­ния. Как-то узнал, что только в Лон­доне офи­ци­ально заре­ги­стри­ро­ван не один деся­ток тысяч (!) наших сооте­че­ствен­ни­ков, кото­рые весьма иро­нично даже назы­вают меж собой эту древ­нюю евро­пей­скую сто­лицу «Лон­дон­гра­дом». Да и к автору этих строк время от вре­мени после лек­ций (как пра­вило, в круп­ных рос­сий­ских горо­дах) под­хо­дят люди с прось­бой ока­зать им помощь. Когда же про­сишь изло­жить суть про­блемы, то выяс­ня­ется, что их дети или внуки, отправ­лен­ные в своё время в чужую страну для изу­че­ния ино­стран­ного языка для после­ду­ю­щего полу­че­ния там же обра­зо­ва­ния, со вре­ме­нем пере­стают вообще инте­ре­со­ваться рус­ским язы­ком, неохотно гово­рят на нём и, что наи­бо­лее при­скорбно, вся­че­ски дистан­ци­ру­ются от соб­ствен­ной же при­род­ной рус­ско­сти. Дохо­дит до того, что неко­то­рые из них с этой целью меняют даже гра­фи­че­ское напи­са­ние соб­ствен­ных же фами­лий на запад­ный обра­зец, как все эти зна­ко­мые нам по табач­ным и вин­ным наклей­кам Пет­роff Смирноff…

Вообще, тема засо­ре­ния нашей орфо­гра­фии бук­вами чужого алфа­вита заслу­жи­вает отдель­ного раз­го­вора. Мало-маль­ски ком­пе­тент­ный пси­хо­лог под­твер­дит, что зри­тель­ные образы не могут не ока­зы­вать на под­со­зна­ние чело­века вли­я­ния, под­час не без­обид­ного. Вот и при­выч­ная аббре­ви­а­тура имени Север­ной нашей Паль­миры — СПб, как бы игра­ючи, нет-нет да и под­ме­ня­ется кем-то на SПб…

Вспом­ним, эта беда уже была в Рос­сии около двух сто­ле­тий назад. Тогда фран­цуз­скими гувер­нё­рами было взра­щено несколько поко­ле­ний бар­чу­ков и бары­шень, не умев­ших и даже стес­ня­ю­щихся гово­рить на род­ном языке. И когда пер­вые слова — не рус­ские, пер­вая сказка и песенка, пер­вая книга, пер­вое объ­яс­не­ние в любви — всё не по-рус­ски. Как уже гово­ри­лось, участь эта не минула в мла­ден­че­стве даже «солнце нашей поэ­зии». Как и люби­мой его геро­ини, Татьяны Лари­ной, вспомним:

Она по-рус­ски плохо знала,
Рома­нов наших не читала
И изъ­яс­ня­лася с трудом
На языке своём родном.

Если же при­пом­нить муд­рые слова вели­кого В.И. Даля о том, что на каком языке ты гово­ришь, той нации ты и есть, то сквозь кро­ва­вые кон­туры убий­ствен­ной рус­ской смуты, начав­шейся с Сенат­ской пло­щади и про­дол­жен­ной октябрь­ским пере­во­ро­том и царе­убий­ством, семью деся­ти­ле­ти­ями откро­вен­ного бого­бор­че­ства вла­стей, про­сту­пает зло­ве­щий про­филь незри­мого костю­мера, во все вре­мена — как и ныне — не остав­ля­ю­щего попы­ток пере­кро­ить рус­ский каф­тан на запад­ный фасон.

Как-то дру­зья при­слали настолько инте­рес­ное письмо, что не могу не при­ве­сти его здесь пол­но­стью. Поверьте, оно того стоит: «Как-то Ксе­ния выска­зала жела­ние учить англий­ский язык. Я пошер­стила Интер­нет и выбрала посо­бие под назва­нием “Англий­ский с рож­де­ния”. Я не явля­юсь фана­том англий­ского языка или какого-то дру­гого ино­стран­ного, но пони­маю, что зна­ние англий­ского зна­чи­тельно облег­чит жизнь ребёнка в буду­щем. При­шли книги, я взя­лась читать всту­пи­тель­ные ста­тьи. И сразу жела­ние зани­маться про­пало. Англий­ский откро­венно навя­зы­ва­ется. Оче­видно вну­ша­ется, что незна­ние на раз­го­вор­ном уровне ино­стран­ного языка — это некуль­тур­ность. Что рус­ские отстают от всей Европы. Что инте­рес­ный собе­сед­ник про­сто обя­зан вла­деть вто­рым язы­ком, это залог его успеш­ного буду­щего. И вот такие цитаты: “Когда начать обу­че­ние? Чем раньше, тем лучше! “, “Малыш не гово­рит на род­ном языке — это про­блема? Нет! Это ещё одна при­чина начать изу­че­ние ино­стран­ного языка”, “Вам, веро­ятно, неловко будет раз­го­ва­ри­вать с соб­ствен­ным ребён­ком на ино­стран­ном языке на улице или в транс­порте, но именно вы, роди­тели, обя­заны пер­выми побо­роть этот ком­плекс. Пусть, зна­ко­мясь с новыми пред­ме­тами, он узнает их назва­ние сна­чала на англий­ском, а потом уже на род­ном языке”. Только одно пора­до­вало: “Рос­сий­ские же реа­лии таковы, что наши дети нахо­дятся в сто­про­цент­ной рус­ско­языч­ной среде”.

Да, по мне­нию автора, самым заме­ча­тель­ным будет время, когда дети с рож­де­ния будут лопо­тать на англий­ском, как когда-то на фран­цуз­ском. Не знаю, может, это у меня шови­низм язы­ко­вой? Или исто­ри­че­ская память о войне 1812 года и покло­не­нии фран­цуз­скому языку? Или резуль­тат про­чтён­ной книги Васи­лия Ирза­бе­кова “Тайна рус­ского слова “, где пока­заны такие глу­бины языка и такая его связь с само­иден­ти­фи­ка­цией народа, что начи­на­ешь с род­ного языка пылинки сду­вать и беречь его пуще глаза? В общем, задви­нула я эти посо­бия подальше и решила, что дети мои как можно дольше будут жить в среде чистого рус­ского языка. Ника­кой необ­хо­ди­мо­сти в языке нет. Англий­ский у нас с 5‑го класса. И слава Богу, успе­ется ещё».

Состо­я­тель­ные люди зря денег не тра­тят, да и обра­зо­ва­ние за рубе­жом — вещь весьма и весьма доро­го­сто­я­щая. Иными сло­вами, это нема­лые финан­со­вые вло­же­ния состо­я­тель­ных роди­те­лей в своих нена­гляд­ных чад, от кото­рых, соот­вет­ственно, ожи­да­ются солид­ные диви­денды (по-рус­ски при­быль). И это уже про­ис­хо­дит в нынеш­ней Рос­сии, пусть и неза­метно для мно­гих: ведь вче­раш­ние выпуск­ники Гар-вар­дов, Окс­фор­дов и Кем­бри­джей целе­на­прав­ленно зани­мают клю­че­вые долж­но­сти мене­дже­ров (иначе управ­лен­цев) во все­воз­мож­ных обла­стях эко­но­мики и куль­туры, госу­дар­ствен­ного управ­ле­ния. И пусть никого из нас не обма­ны­вают их рус­ские имена и фами­лии, их свет­лые очи и русые пряди. Хочу спро­сить только: а сердце у них — каково? Рус­ское ли оно? Давайте же вослед муд­рей­шему А.С. Шиш­кову вопро­сим и мы: а на каком языке они молятся Богу, да и молятся ли вообще?! От себя же добавлю: а если да, то какому богу?

И стоит ли после этого удив­ляться тому, что реше­ния, при­ни­ма­е­мые «наверху», часто не отве­чают чая­ниям мил­ли­о­нов про­стых жите­лей Рос­сии, чья жизнь год от года так и не ста­но­вится краше… Слу­ча­ется, когда чело­век обой­дён сча­стьем, он пыта­ется порой жить чужим, под­смат­ри­вая за ним. Так и госу­дар­ства. В апреле нынеш­него года целую неделю в Оте­че­стве нашем широко анон­си­ро­ва­лась транс­ля­ция по пер­вому обще­на­ци­о­наль­ному каналу теле­ви­де­ния бра­ко­со­че­та­ния англий­ского принца в пря­мом эфире (!). Какое, ока­зы­ва­ется, зна­чи­мое собы­тие для Госу­дар­ства Рос­сий­ского… А между тем из века в век Вели­ко­бри­та­ния была и оста­ётся одним из глав­ных гео­по­ли­ти­че­ских про­тив­ни­ков. Сто­ле­тия не минуло с тех пор, когда коро­но­ван­ные особы этой страны и паль­цем не шевель­нули, дабы выз­во­лить из томи­тель­ного плена наших Цар­ствен­ных стра­сто­терп­цев. И сего­дня укры­вают у себя наших же госу­дар­ствен­ных пре­ступ­ни­ков. Какой позор для вели­кой неко­гда страны… Кто же всё это орга­ни­зует, про­тал­ки­вает в медий­ное про­стран­ство — неужто не догадались?

Вспом­ним, перед вели­кой сму­той XVII века бояр­ство так увле­ка­лось всем поль­ским, что поляки при­шли и сели в самом Мос­ков­ском Кремле. Наше­ствию Напо­леона пред­ше­ство­вало повсе­мест­ное пре­кло­не­ние чуть не всего обра­зо­ван­ного рус­ского обще­ства, и прежде дво­рян­ства, перед неисто­вым кор­си­кан­цем. Как это у А.С. Пушкина:

Мы все гля­дим в наполеоны,
Дву­но­гих тва­рей миллионы…

Мы рас­слы­шали это зло­ве­щее — все?! На рубеже XIX и XX веков интел­ли­ген­ция и сту­ден­че­ство Рос­сии бук­вально бого­тво­рили немец­ких фило­со­фов, немец­кую тех­нику… Обе миро­вые войны всё рас­ста­вили по своим местам. Ныне люди, мня­щие себя рос­сий­ской эли­той, не только изу­чают англий­ский, но и тре­буют того же от своих детей, под­чи­нён­ных. А гор­де­ли­вые носи­тели этого языка, грубо поправ все имев­ши­еся ранее вза­им­ные дого­во­рён­но­сти, уже подо­шли со сво­ими воору­жён­ными силами и встали вплот­ную к гра­ни­цам нашего госу­дар­ства. И не видеть, не осо­зна­вать этого — либо сле­пота, либо безумие.

В одной из бесед пре­зи­дент Ака­де­мии гео­по­ли­ти­че­ских наук гене­рал Л.Г. Ива­шов пове­дал о реа­ли­за­ции плана, состав­ля­ю­щего, по его сло­вам, воз­можно, глав­ную опас­ность для суще­ство­ва­ния Рос­сии: «Мы уже наблю­даем опас­ную тен­ден­цию: те рус­ские люди, кото­рым уда­лось под­няться наверх в поли­тике, науке, биз­несе, чинов­ни­чьей карьере и кото­рые назы­вают себя эли­той, уже не иден­ти­фи­ци­руют себя с рус­ским этно­сом, стес­ня­ются назы­вать себя рус­скими. Пред­ста­ви­тель ком­па­нии, фирмы, в луч­шем слу­чае — рос­си­я­нин. Они уже впи­тали в себя транс­на­ци­о­наль­ность и моне­та­ризм. Им чужды чая­ния рус­ского народа, его про­блемы и беды. А зна­чит, чужды для них и наци­о­наль­ные инте­ресы, наци­о­наль­ная исто­рия и куль­тура. Именно они охотно загряз­няют и раз­ру­шают рус­ский язык, лишая его кра­соты, исто­рич­но­сти и собор­но­сти. Именно этот тип людей запол­няет инфор­ма­ци­он­ное и куль­тур­ное про­стран­ство России».

И вновь муд­рей­ший А.С. Шиш­ков: «С нрав­ствен­но­стью не то дела­ется, что с есте­ствен­но­стью: курица, выси­жен­ная и вскорм­лен­ная уткою, оста­нется кури­цей и не пой­дёт за нею в воду; но рус­ский, вос­пи­тан­ный фран­цу­зом, все­гда будет больше фран­цуз, нежели русский».

Недавно полу­чил инте­рес­ное письмо, при­слан­ное нашей сооте­че­ствен­ни­цей Эле­о­но­рой Вау­ли­ной, в силу семей­ных обсто­я­тельств про­жи­ва­ю­щей около пят­на­дцати лет на юге афри­кан­ского кон­ти­нента, отрыв­ком из кото­рого делюсь с вами: «Хочу при­ве­сти фразу, кото­рую услы­шала в ЮАР от одного “ста­рого рус­ского “, как мы их назы­ваем, вырос­шего в Арген­тине, нико­гда не быв­шего в Рос­сии, из семьи каза­ков, эми­гри­ро­вав­шей после рево­лю­ции. Он гово­рил без акцента, на хоро­шем лите­ра­тур­ном рус­ском языке. На мой вопрос о том, как уда­лось сохра­нить язык, он отве­тил, что в их семье строго нака­зы­вали, вплоть до затре­щин, любые попытки детей встав­лять в рус­ский слова из дру­гих язы­ков. А дру­гой такой же, “из ста­рых рус­ских”, гово­рил, что из пяти вну­ков только он гово­рит порус­ски ~ и лишь потому, что бабушка научила его вна­чале читать порус­ски, до того, как он пошёл в англо­языч­ную школу. А у нас “новы­ерус­ские” учат англий­скому языку 3‑х лет­них детей, кото­рые порус­ски ещё тол­ком не гово­рят, а потом мы удив­ля­емся, почему в нашем языке такая “меша­нина”…»

Неве­сё­лые эти раз­мыш­ле­ния счи­тал бы неза­вер­шён­ными, если б не про­зву­чал в них извеч­ный рус­ский вопрос: а что, соб­ственно, делать? Как отве­тить на эту угрозу? Может, пат­ри­о­там из числа успеш­ных пред­при­ни­ма­те­лей (а тако­вые, слава Богу, всё же есть) пора поду­мать — в числе про­чих задач — об учре­жде­нии в Рос­сии учеб­ных заве­де­ний, уро­вень пре­по­да­ва­ния в кото­рых не усту­пал бы луч­шим миро­вым, для обу­че­ния в них воис­тину ода­рён­ных юно­шей и деву­шек из народа неза­ви­симо от бла­го­со­сто­я­ния их роди­те­лей. И чтобы дух, царя­щий в них, был бы истинно рус­ским. Всенепременно!

А ещё должны отли­чаться они чисто­той нашего вели­кого языка и, сле­до­ва­тельно, души, кото­рая неиз­менно пре­бы­вает его зер­каль­ным отра­же­нием. И чисто­той и силой нашей веры. Ведь именно тако­выми желает видеть нас Созда­тель, и тогда, как бы тяжко нам ни при­хо­ди­лось, Он не оста­вит нас, как это было во все вре­мена нашей истории.

А если Бог за нас, то кто на нас?!

Москва златоглавая

Не сего­дня и не вчера стали назы­вать Москву свя­тою. Согла­си­тесь, навер­няка стран­ным пока­зался бы чело­век, кото­рый всего сотню лет назад (а что для исто­рии — век?!) попро­бо­вал бы в этом попро­сту усо­мниться. Так в чём же заклю­чена её свя­тость ныне? Можно ли и сего­дня это тре­пет­ное слово при­ме­нить к городу, взя­тому в тес­ное враж­деб­ное кольцо ноч­ных клу­бов и казино, баров и интим-салонов?

Дума­ется, что не только в види­мых вся­кому взору атри­бу­тах заклю­чена она. Ведь именно здесь, на крем­лёв­ском холме, нетленно почи­вают свя­тые мощи наших мит­ро­по­ли­тов и пат­ри­ар­хов, насель­ни­ков Небес­ного Града, непре­станно моля­щих Гос­пода о пер­во­пре­столь­ном граде зем­ном. Рискуя навлечь чьё-то него­до­ва­ние, рискну утвер­ждать, что и сего­дня, и эту нашу нынеш­нюю Москву можно и нужно назы­вать и почи­тать святой.

Ведь свя­тость — это не без­греш­ность, а тот неис­чер­пан­ный и поныне потен­циал души народ­ной, потен­циал её устрем­лён­но­сти к Небу, кото­рый в состо­я­нии вос­ста­но­вить и укре­пить веко­вые основы жиз­не­де­я­тель­но­сти нации. Что же до свя­то­сти, то она видится в пере­лив­ча­том звоне коло­ко­лов, пере­кры­ва­ю­щих визг клак­со­нов, в сог­бен­ных бабуш­ках, спе­ша­щих ко все­нощ­ной, в непо­хо­жих на мно­гих своих сверст­ни­ков под­рост­ках (а их ста­но­вится всё больше), нервно тере­бя­щих запи­сочки с «гре­хами» и тер­пе­ливо дожи­да­ю­щихся испо­веди в тихих отблес­ках лам­пад пред обра­зами Спаса и Пре­чи­стой, в заново обре­тён­ных хра­мах на узких мос­ков­ских улоч­ках, в вер­нув­шихся ста­рых назва­ниях пере­ул­ков и пло­ща­дей, и в молит­вах, в молит­вах, в молит­вах… И с помо­щью Божией да пре­бу­дет пер­во­пре­столь­ная наша в свя­то­сти своей на все времена!

Уди­ви­тельно, но кра­са­вица Москва не могла оста­вить рав­но­душ­ным даже извест­ного нор­веж­ского писа­теля, лау­ре­ата Нобе­лев­ской пре­мии Кнута Гам­суна, кото­рого трудно запо­до­зрить в осо­бых сим­па­тиях к Рос­сии: «Ничего подоб­ного Мос­ков­скому Кремлю, — пишет он, — мне видеть не при­хо­ди­лось. Я видел пре­крас­ные города, но Москва — ска­зоч­ный город. Я и пред­ста­вить себе не мог, что на земле есть такой. Это золото и небес­ная синь затме­вают всё, что могло нари­со­вать моё вооб­ра­же­ние. Един­ствен­ное, что я ощу­щаю — радость оттого, что нахо­жусь в этой огром­ной стране, о кото­рой столько читал». Хотите ещё: «Сла­вяне! Это народ буду­щего! Лишь у такого народа, как рус­ский, могла появиться такая вели­кая, воз­вы­шен­ная и бла­го­род­ная лите­ра­тура, восемь вели­ких рус­ских писа­те­лей — это восемь горя­чих неис­ся­ка­е­мых источ­ни­ков. Нам всем пона­до­бится немало вре­мени, чтобы только осво­иться с ней и к ней приблизиться».

Пора­зи­тельно, но даже «пла­не­тар­ный» В.В. Мая­ков­ский, родив­шийся и вырос­ший вда­леке от нашей сто­лицы, в Гру­зии, тем не менее, пожив в ней неко­то­рое время, не мог не ощу­тить этой её невы­ра­зи­мой ника­кими сло­вами при­тя­га­тель­но­сти, и уже в зре­лом воз­расте, изрядно поез­див по загра­ни­цам, изрёк-таки своё знаменитое:

Я хотел бы жить
И уме­реть в Париже,
Когда бы не было
Такой земли — Москва!

Хочется верить, что при­дёт время — и бли­ста­тель­ную сто­лицу нашу укра­сят вели­че­ствен­ные памят­ники Алек­сан­дру Семё­но­вичу Шиш­кову и Вла­ди­миру Ива­но­вичу Далю — достой­ней­шим сынам Рос­сии, так много сде­лав­шим для сбе­ре­же­ния самого боль­шого наци­о­наль­ного досто­я­ния — вели­кого рус­ского языка, сво­бод­ной рус­ской речи. Так хочется верить в это!

Не в обиду жите­лям Север­ной Паль­миры будет ска­зано, но давайте вспом­ним, сколько раз за свой трёх­сот­лет­ний период (ничтож­ный по исто­ри­че­ским мер­кам!) меняла она своё наиме­но­ва­ние: Санкт-Петер­бург, Пет­ро­град, Ленин­град, теперь вот снова Санкт-Петер­бург, а в про­сто­ре­чии — Питер. Да, что-то не зала­ди­лось… Можно ли пред­ста­вить, что Пат­ри­арх наш, не при­веди Гос­поди, назы­вался бы Ленин­град­ским и всея Руси?.. А ведь было, было, ещё совсем недавно, только вспом­ним: «Мит­ро­по­лит Ленин­град­ский и Нов­го­род­ский…» Как же кате­го­ри­чен был в своё время Свя­тей­ший Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси Тихон (Бела­вин) в своём отказе назы­ваться Пат­ри­ар­хом всего СССР.

Нет, не зря тому шесть веков назад явлено было сми­рен­ному иноку Фило­фею див­ное про­ро­че­ство. Чет­вёр­тому Риму и в самом деле не бывать! Невзи­рая на изощ­рён­ные изде­ва­тель­ства не только над верой нашей, но и над здра­вым смыс­лом тех, кто, к при­меру, казино в Москве назвал «Тре­тьим Римом». Всё равно Москва как была Моск­вой, так и оста­лась ею — и пре­бу­дет тако­вою до скон­ча­ния вре­мён. Москва свя­тая, Москва пер­во­пре­столь­ная, Москва-кра­са­вица, Москва рус­ская — и негоже нам отда­вать её им на попра­ние! Как сбро­сит она с себя все эти гад­кие, скольз­кие лягу­ша­чьи шкурки, эти урод­ли­вые рекламы, все пакост­ные кар­тинки да бес­стыд­ные над­писи — так и пред­ста­нет пред всем чест­ным миром Васи­ли­сой Пре­муд­рой, Васи­ли­сой При­го­жей, кра­са­ви­цей из кра­са­виц, мир таких и не видывал!

Да и вся Рос­сия.… Разве может она огра­ни­чи­ваться мос­ков­ской коль­це­вой авто­до­ро­гой? Разве всё необо­зри­мое про­стран­ство страны нашей от даль­не­во­сточ­ного архи­пе­лага до бал­тий­ских бере­гов не есть сакраль­ные гра­ницы Тре­тьего Рима?

Про­ник­но­венно пове­дала об этом в своём сти­хо­тво­ре­нии талант­ли­вый писа­тель и жур­на­лист, поэт Ирина Ива­новна Жежерун:

Москва моя род­ная, мне жаль тебя до слёз!
Тебя пора­бо­тили жестоко и всерьёз.
Скор­бишь под тяж­ким игом, и избав­ле­нья нет,
Сыны твои повсюду плюют брезг­ливо вслед.

В безу­мии гор­дыни они пре­зрели мать,
Поз­во­лили при­шель­цам главу твою попрать.
Твой бла­го­род­ный облик жестоко изменить –
Пре­крас­ную царицу — в блуд­ницу обрядить.

Любить тебя, жалеть тебя сего­дня не в чести,
Одной тебе при­дётся весь скорб­ный путь пройти.
Но над душой своею им вла­сти не давай
И пре­гре­ше­нья чад своих позо­ром искупай.

И за твоё сми­ре­нье Бог не оста­вит нас,
Позор­ного пле­ненъя про­бьёт послед­ний час.
И узрят твои недруги вели­чие твоё,
И цар­ское досто­ин­ство Гос­подь вер­нёт тебе.

Просветительство и загадка современной науки

Геннадий Горелик

В ТрВ-Наука № 14 (283) от 16 июля 2019 опубликованы фрагменты беседы Геннадия Горелика с Дмитрием Зиминым о просветительстве. Там упомянуто, что с темой просветительства переплетается «загадка рождения европейской науки в XVII веке», и проскользнули загадочные выражения «библейский гуманизм» и «библейский антропостулат». Автор поясняет эти загадки, пересказывая часть беседы, обозначенную как «».

Для начала ослаблю недоумение от самогó переплетения столь разных, казалось бы, понятий, напомнив, что, согласно В. И. Далю, подлинное просвещение — это просвещение ума и сердца. Считается, что ум — это место жительства рассудка и логики, а в сердце обитают чувства и самые глубокие верования — как самоочевидные истины. Если кто-то думает, что наука подвластна лишь рассудку, пусть скажет, кто продвигал науку без веры в познаваемость мира, не привлекая интуицию и без чувства доверия к соучастникам в процессе познания.

Главная загадка современной науки Галилео Галилей. Портрет работы Оттавио Леони, 1624 год

Эту загадку остро сформулировал — не в пылу полемики, а как вопросительный вывод из своих исследований — Джозеф Нидэм (1900–1995), видный британский биохимик, ставший знаменитым историком китайской науки и цивилизации: «Почему современная наука, с ее математизацией гипотез о природе и с ее ролью в создании передовой технологии, возникла лишь на Западе во времена Галилея, но не развивалась в Китае, где до XV века знания о природе применялись к практическим нуждам намного эффективней, чем на Западе?»

Ясно, что имеется в виду физика — первая современная наука, на которой и сосредоточимся. Галилея и Эйнштейн назвал «отцом современной физики, а по сути, и всего современного естествознания». Историк науки мог бы лишь добавить, что Галилей опирался на физику Архимеда, вдохновлялся открытием Коперника, был поддержан Кеплером, а его идеи до полного триумфа развил Ньютон.

Главные события в науке XVII века принято называть революцией, но эта метафора совершенно не соответствует происходившему. Не было никакого массового движения (и никаких масс вообще). Были единицы — к концу века десятки — причастных (еще, быть может, сотни заинтересованных), живших в разных странах Европы. Гораздо больше это похоже на изобретение и его развитие. Но что же изобрели?

Главными новшествами новой — современной — физики принято считать опору на эксперимент и математический язык. Этими инструментами, однако, владел и Архимед, не только первый настоящий физик, но также великий инженер и математик. Не зря Галилей называл его «божественнейшим». А необходимость обоих инструментов провозгласил, за три века до Галилея, Роджер Бэкон.

Для современной физики понадобился еще и третий инструмент — «отважнейшие измышления, способные связать эмпирические данные». Это — слова Эйнштейна, который изобразил жизнь родной науки схемой:

Здесь аксиомы теории A — «свободные изобретения человеческого духа, не выводимые логически из эмпирических данных». Аксиомы изобретает интуиция, взлетающая, оттолкнувшись от почвы эмпирических данных Э. Из аксиом для определенных явлений выводят конкретные утверждения Уn и «приземляют» их, сопоставляя с данными Э.

Ключевое отличие современной науки состоит в том, что ее аксиомы — фундаментальные понятия и принципы — не обязаны быть наглядными в силу обыденного опыта, как в геометрии Евклида и в физике Архимеда. Они невидимы, алогичны в рамках имеющихся представлений, абсурдны вначале даже для большинства коллег изобретателя.

Плодотворность «алогичной» идеи в познании Вселенной первым обнаружил Коперник, решив исследовать планетные движения «с солнечной точки зрения» и получив убедительные следствия из абсурдной для того времени идеи о движении Земли. Взлет интуиции Кеплера — предположение о том, что движения планет описываются не разными комбинациями циклов и эпициклов, а неким единым образом. Оба изучали, по сути, лишь один объект — Солнечную систему, опираясь на астрономические наблюдения и математику. И обоих можно назвать фундаментальными астро-математиками.

Галилей первым применил изобретательную свободу познания в физике — в мире явлений земных, где возможны активные систематические опыты. Отталкиваясь от своих наблюдений, он изобрел физическое понятие невидимого вакуума (вопреки господствовавшему философскому запрету Аристотеля), что позволило открыть законы инерции, относительности и свободного падения. Первые два вместе с верой в то, что «подлунный» и «надлунный» миры подвластны единым законам, помогли решить парадокс Коперника: почему люди не замечают огромную скорость движения Земли вокруг Солнца. А в законе свободного падения Ньютон разглядел следующую невидимую реальность — гравитацию и закон всемирного тяготения.

Метод Галилея стал главным двигателем современной науки, рождая новые понятия для новых областей познания и новых законов природы. Так в физику после Ньютона вошли невидимые — совершенно не наглядные — фундаментальные реалии: электромагнитное поле, кванты энергии, фотоны, квантовые состояния, искривленное пространство-время… Все эти понятия, противореча старому «здравому смыслу», начинали создавать новый. Именно такое изобретательство стало главным движителем современной физики благодаря «великолепной восьмерке»: Копернику, Галилею, Кеп­леру, Ньютону, Максвеллу, Планку, Эйнштейну и Бору.

Этот метод работал и за пределами физики. Понятия химических атомов, биологической эволюции, материальных носителей наследственности и движения континентов были не менее «скрыты-невидимы-алогичны», чем гравитация Ньютона. Новый способ изобретения понятий проявился и в случаях безуспешных изобретений (флогистон, тепловой и электрический «флюиды»). А успешные — вместе с экспериментальными открытиями расширяли и укрепляли взлетную полосу Э на схеме Эйнштейна.

Аксиоматические понятия и принципы изобретаются гораздо реже, чем применяются уже известные понятия и принципы для объяснения новых явлений, но поразительные успехи современной науки обязаны именно праву изобретать новые — «алогичные» — понятия. Это право предполагает веру в то, что природа подчиняется глубинным, неочевидным, законам, которые человек, тем не менее, способен постичь, изобретая понятия и проверяя теории, на них основанные, в опытах.

Назовем эту веру фундаментальным познавательным оптимизмом, поскольку речь идет о вере в то, что природа — стройное мироздание, стоящее на некоем невидимом — «подземном» — фундаменте, доступном, тем не менее, человеческому познанию.

Джозеф Нидэм

Нидэм больше других знал о многочисленных научно-технических изобретениях Китая, усвоенных в других частях мира или опередивших их на века. И своим вопросом фактически изумился тому, что начиная с XVI века европейская наука так стремительно вырвалась вперед, а ученые в Китае не смогли или не захотели подключиться к новой науке, хотя миссионеры-иезуиты еще в конце XVI века привезли в Китай европейскую науку, включая систему Коперника, и были вполне благожелательно встречены китайским императором.

Ответ на свой вопрос Нидэм искал в социально-экономических обстоятельствах, но так и не нашел. И его коллеги историки, современную науку знавшие лишь пассивно, по книгам, сочли его «вопрос об уникальном событии» неправильным, исторически безответным.

Сделать вопрос Нидэма вполне историческим можно, расширив его в культурном пространстве и времени. Учтем, что новая наука легко распространялась по разным странам Европы, но не проникла также ни в Индию, ни в исламский мир с их сильными научно-техническими традициями, из которых в прошлые века черпали европейцы. Кроме того, все экспериментально-математические методы Галилея были доступны Архимеду, после смерти которого у античной цивилизации было в запасе еще шесть веков, чтобы опередить Галилея. Так приходим к расширенному вопросу Нидэма:

Что мешало античным и средневековым ученым сделать следующий шаг после Архимеда, а ученым Востока — включиться в развитие современной науки после Галилея и вплоть до XX века? Или, что помогло европейцам изобрести современную физику и развивать ее затем в исторически небывалом темпе?

Отличия Европы от Китая гораздо разно­образнее, чем сразу от всех четырех больших цивилизаций — античной, китайской, индийской и исламской, — которые различаются между собой не меньше, чем каждая отличается от европейской.

Особенно интересный пример (и подсказку) дает Россия, вовсе не имевшая собственной научной традиции, когда в страну, по воле Петра Великого, пригласили европейских ученых. Европейская наука удивительно легко пустила корни в России, а в XIX веке появились и плоды мирового уровня — геометрия Лобачевского и периодический закон Менделеева, и значит, научно Россия — часть Европы.

Другие подсказки можно найти у Эйнштейна. Напомнив, что в эпоху рождения современной науки «общая закономерность природы вовсе не была признанной», он написал: «Как же сильно верил в такую закономерность Кеплер, если десятилетия терпеливо трудился, чтобы эмпирически исследовать планетное движение и сформулировать его математические законы!»

Такая вера была необходима не только первым изобретателям современной науки. Говоря о научном познании, Эйнштейн заметил, что «невозможно построить дом или мост без использования строительных лесов, не являющихся частью самой конструкции», и указал, что такими творческими лесами могут служить «моральные взгляды, чувство прекрасного и религиозные инстинкты, помогая мыслительной способности прийти к ее наивысшим достижениям».

Словом «инстинкт» Эйнштейн выразил, конечно, глубину чувства, а не его биологическую природу. Только очень глубокая вера, не требующая доказательств, способна эмоционально поддержать при изобретении «абсурдно-алогичных» фундаментальных понятий. Такую роль естественно поручить описанному выше фундаментальному познавательному оптимизму, источник которого, однако, надо еще искать. И эйнштейновский эпитет «религиозный» дает еще одну подсказку.

Библейский гуманизм — источник познавательного оптимизма

Давно размышляя над интригующе-безответным вопросом Нидэма, я поделился с Дмитрием Борисовичем Зиминым собранными фактами и их осмыслением. Некоторые из этих фактов имеют явно религиозный характер. Например, все величайшие изобретатели фундаментальных понятий — упомянутая выше «великолепная восьмерка» — признавали важность религиозной традиции. А еще в XIX веке обнаружилось, что шансы человека протестантской культуры стать выдающимся ученым в несколько раз выше, чем у человека католической культуры.

В обсуждении этих странных фактов Зимин был идеальным собеседником, поскольку он — ясный, открытый атеист, с горьким недоумением поминающий длинную очередь желающих взглянуть на «пояс Богородицы» в центре Москвы в XXI веке и другие проявления клерикализма. Для него мысль о каких-то благотворных проявлениях религии была более чем сомнительна, хотя среди его ближайших единомышленников-сподвижников по крайней мере трое верующих. Свои атеистические возражения он высказывал прямо, помогая мне в прояснении и обосновании собственных взглядов.

Самое первое его возражение звучало так: «В науке огромную роль играет доказательство, а его изобрели древние греки, и, кажется, безо всякой помощи религии».

Действительно, великие изобретения греков — геометрию Евклида и физику Архимеда — можно назвать величайшим вкладом атеизма в развитие человечества. Главная «фишка» этих изобретений — убедительно-доказательная система знания, опирающаяся на небольшое число начальных понятий и аксиом — утверждений, «не требующих доказательства» в силу своей самоочевидности. А чудо греческой философии и науки началось — за три века до Евклида — с вопроса Фалеса Милетского: «Что есть первоначало всего сущего?» Его собственный ответ — «вода» — не так важен, как сам вопрос, на который искали свои ответы и другие ранние философы. Аристотель назвал этих философов физиками (буквально «природниками»), потому что ответы на вопрос Фалеса они искали, не выходя за пределы природы, не привлекая сверхприродных, то есть сверхъестественных начал. На нынешнем языке их можно назвать атеистами. В дальнейшем некоторые философы говорили о могуществе и даже высшей реальности мира идей, но царившая в Древней Греции религия олимпийских богов, с ее мифами и легендами, безобразиями и ритуалами, в тогдашней философии и науке не участвовала, если не считать преследований непочтительных философов. Великие достижения греков, увы, не воспрепятствовали гибели античной цивилизации и двухтысячелетнему застою в физике, вплоть до XVII века, когда Галилей изобрел совершенно новый способ познания: основные понятия и аксиомы не подбирать из каких-то наглядных очевидностей, а изобретать новые, отталкиваясь от специально поставленных опытов.

Здесь уместно подчеркнуть, что сам я — ­паратеист. Так я называю любого, кто признаёт историческим фактом то, что со времен античных и до наших дней среди свободно мыслящих людей всегда были и теисты, и атеисты (напомню, что греческая приставка «пара-» означает «рядом»). Иначе говоря, теизм и атеизм сосуществуют в истории культуры как способы мировосприятия, равноправные в том, что свободно выбираются, а точнее, осознаются ­самостоятельно мыслящим человеком.

Согласно атеисту (и нобелевскому лауреату) Виталию Гинзбургу, «атеист полностью отрицает существование Бога, чего-то сверхъестественного, чего-то помимо природы, считает мир существующим независимо от сознания и первичным по отношению к этому сознанию».

Теисту же для выражения самых глубоких своих представлений о мире необходимо понятие о чем-то внеприродном, сверхприродном, сверхъестественном (Бог, боги, духи и т. п.). Так понимаемый теизм охватывает многообразие представлений от верований в лешего до веры, основанной на некоем священном писании и традиции его истолкования.

Конечно, самые глубокие свои представления о мире человек раскрывает не каждому; а некоторые и не заглядывают в себя настолько глубоко, чтобы такие представления выработать.

Согласно наблюдениям академика Б. В. Раушенбаха, способности к религиозному мировосприятию, как и все способности, распределены неравномерно, а на глубокое религиозное чувство способны примерно 10% людей. Остальные ведут себя «так, как принято в обществе»1. Исследования социологов и психологов, на мой взгляд, подкрепляют эту оценку с одним важным добавлением: примерно такую же долю составляют глубоко неверующие. Глубоких теистов и глубоких атеистов объединяет повышенная способность к самопознанию, а разделяет их то, какой инструмент мышления преобладает — интуитивный или аналитический.

В современной науке прекрасно сотрудничают теисты с атеистами. Работы хватает для всех, но можно заметить некое разделение труда. Тот факт, что те немногие, кому удалось изобрести новые фундаментальные понятия, были теистами, нисколько не уменьшает вклад замечательных атеистов, таких как Поль Дирак, Лев Ландау, Ричард Фейнман, строивших теории конкретных явлений на основе уже изобретенных фундаментальных понятий. Чтобы проложить тропу в неведомое, нужен всего один первопроходец, а для освоения новой территории необходимы усилия многих.

Статистический факт состоит в том, что среди физиков атеисты преобладают. Еще в Средние века говорили: Tres physici, duo athei, т. е. «Из трех физиков двое — атеисты». Примерно такая же пропорция ныне в США, где в конце 1990-х провели опрос среди физиков, математиков и биологов об их отношении к религии. Среди членов Академии наук США доля верующих — 7%. Это не так уж мало, если учесть, как узко опрос определял понятие «верующий». Оно, в частности, включало веру в личное бессмертие (бессмертие души), а это отрицал даже Ньютон, написавший о Библии больше, чем о физике (отвергал он также догмат Троицы и представление о дьяволе).

В России подобных опросов не проводили, но из тройки выдающихся советских физиков — создателей первой в мире водородной бомбы и нобелевских лауреатов — двое, Игорь Тамм и Виталий Гинзбург, были атеистами, а Андрей Сахаров совершенно недвусмысленно говорил о своем религиозном чувстве (и о неверии в личное бессмертие).

Все верующие великие физики, разумеется, мыслили в религии столь же свободно и смело, как и в науке, считая себя вправе самостоятельно интерпретировать текст Библии и относиться к церковным авторитетам столь же критически, как и к научным. С точки зрения любой церкви, все они были еретиками. А иначе они просто не могли бы сказать новое слово в науке.

Жорж Леметр

Наука совершенно не нуждается в религии для обоснования своих результатов. Яснее других об этом сказал католический священник и выдающийся астрофизик Жорж Леметр, который в 1927 году открыл расширение Вселенной и сделал вывод, что это расширение началось с Большого взрыва. Тридцать лет спустя и за два года до того, как стать президентом Папской академии наук, этот астрофизик в сутане заявил, что космология «находится вне всяких метафизических или религиозных вопросов. Материалисту она оставляет свободу отрицать всякое сверхъестественное существо, а верующему не дает возможности ближе узнать Бога. Она созвучна словам Исайи, говорившего о „скрытом Боге“, скрытом даже в начале творения… Для силы разума нет естественного предела. Вселенная не составляет исключения — она не выходит за пределы способности понимания».

Результаты научного поиска действительно религиозно нейтральны. Другой вопрос — ­какая сила движет сам поиск, откуда берется вера в то, что «для силы разума нет естественного предела», т. е. что мироустройство закономерно, а свободные люди способны открыть его законы.

Исторический источник этой силы и этой веры, источник фундаментального познавательного оптимизма — библейское представление о человеке, или библейский гуманизм. Обоснование этого ответа на расширенный вопрос Нидэма — с цитатами и ссылками — можно найти в моей книге «Кто изобрел современную физику? От маятника Галилея до квантовой гравитации» и в статьях “A Galilean Answer to the Needham Question”, «Объяснение Гессена и вопрос Нидэма, или Как марксизм помог задать важный вопрос и помешал ответить на него».

Поясню лишь эскизно логику обоснования.

Мало что известно о том, как два-три тысячелетия назад изобретались принципиально новые моральные идеи и воплощались в священные тексты — системы сказаний, художественных образов, моральных принципов. Ясно, однако, что в разных частях человечества, разделенных географически и много веков живших почти изолированно, закрепились весьма разные формы гуманизма, если этим словом называть представление о человеке как этическую основу цивилизации — культурной общности наибольшего масштаба после всепланетного. Каждая такая основа имеет характер постулата, который можно назвать антропостулатом.

Идея общечеловеческой этики, общечеловеческих ценностей, увы, не является общечеловеческой. Хотя бы потому, что до нашего времени дожила этика первобытная. Кратко ее представил Родион Раскольников (с помощью Достоевского) вопросом «Тварь ли я дрожащая или право имею?», противопоставив этику первобытную той, которую считал передовой европейской. Угроза научно-технической гибели человечества, с которой Дмитрий Зимин начал нашу беседу о просветительстве, связана как раз с летальностью сочетания первобытной этики с научно-технической мощью XXI века.

На фоне первобытной этики культурные элиты разных цивилизаций изобрели/открыли разные антропостулаты, разные продвинутые формы гуманизма. Говоря в двух словах или стоя на одной ноге, в Китае были выше всего ценности общины: отдельный человек вне общины так же немыслим, как пчела вне улья — без коллективно собранного меда; высшая ценность — гармония жизни улья. В Индии материальный мир считался иллюзорным источником реальных страданий, но любой человек волен стать на путь «просветления», избавляясь от мирских соблазнов-радостей-невзгод, чтобы улучшить свое следующее перерождение и в конце концов вырваться из колеса страданий. В обеих традициях все существенные знания считались уже известными, мир статичен, а время циклично. В Китае мудрецы утверждали, что лишь передают сказанное древними. В Индии священные тексты Вед считаются вечными и не имеющими авторов.

Западную, или европейскую, форму гуманизма отличает невероятно высокий статус человека, наделенного неотъемлемым правом на творческую свободу, прежде всего на свободу познания. Тексты Библии считаются боговдохновенными, но написанными конкретными людьми. А основной сюжет — история освобождения от первобытных обычаев, от идолопоклонства.

Социальная роль текста Библии резко усилилась после изобретения Гутенбергом новой IT — книгопечатания. В XVI веке этим воспользовались лидеры Реформации, сделавшие Библию главным учебником праведной жизни, для чего переводили ее на живые разговорные языки. До того церковь, почитая Священное писание, препятствовала мирянам читать ее. А церковное богослужение знакомило мирян с Библией лишь выборочно, напирая на падшую природу человека и затеняя идею о том, что мир создан ради человека, наделенного свободой исполнить возложенную на него миссию властвовать над всеми другими творениями. Для этого, конечно, надо познавать сотворенный мир, тем самым познавая Творца.

Манифестом европейского гуманизма называют «Речь о достоинстве человека» (1496) итальянского мыслителя Джованни Пико (делла Мирандола). В этом тексте Бог-отец, только что сотворив Вселенную и человека, обращается к венцу творения:

«Не даем мы тебе, о Адам, ни определенного места, ни собственного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно твоей воле и твоему решению. Образ прочих творений определен в пределах установленных нами законов. Ты же, не стесненный никакими пределами, определишь свой образ по своему решению, во власть которого я тебя предоставляю. Я ставлю тебя в центре мира, чтобы оттуда тебе было удобнее обозревать все, что есть в мире. Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочтешь. Ты можешь переродиться в низшие, неразумные существа, но можешь переродиться по велению своей души и в высшие божественные»2.

Ясно, что красноречивый итальянец почерпнул всё это из библейской традиции, включая диапазон свободы. Согласно Библии, Бог — словами Моисея — сказал слушающим Его: «…жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое…»

Год спустя после публикации «Речи о достоинстве человека» в Италию прибыл Коперник, изучал там теологию и астрономию и начал размышлять о планетарной системе, считая «что астрономы недостаточно определенно понимали движения Мирового механизма, созданного ради нас Мастером, самым лучшим и систематическим из всех».

Это не значит, что Коперник учился смелой свободе и познавательному оптимизму именно по текстам итальянского гуманиста. Если тот сумел вычитать свое представление из Библии, то на это способен и любой другой, щедро одаренный исследовательским инстинктом, интеллектом, воображением, но еще и верой, видящей в Библии Слово Божье.

Таким был Галилей, изложивший свой «­научный теизм» в двух теологических письмах 1613 и 1615 годов:

И Библия и Природа исходят от Бога. Библия продиктована Им и убеждает в истинах, необходимых для спасения, на языке иносказательном, доступном и людям необразованным, и было бы богохульством понимать слова буквально, приписывая Богу свойства человека. Природа же, никогда не нарушая законов, установленных для нее Богом, вовсе не заботится о том, понятны ли ее скрытые причины. Чтобы мы сами могли их познавать, Бог наделил нас чувствами, языком и разумом. И если чувственный опыт и надлежащие доказательства о явлениях Природы убеждают нас, это не следует подвергать сомнению из-за нескольких слов Библии, которые кажутся имеющими другой смысл.

Галилей фактически представил фундаментальный познавательный оптимизм: нерушимые законы управляют скрытыми причинами в Природе, а человек способен их понять, свободно изобретая понятия и проверяя их опытом и разумом. Способность эта дарована Богом, создавшим мир ради человека.

Джеймс Клерк Максвелл. Гравюра Дж. Стодарта

Так же смотрел на мир Максвелл, который в середине XIX века писал другу: «Мой великий план — ничего не оставлять без исследования… Христианство — то есть религия Библии — это единственная форма веры, открывающая все для исследования». А среди его бумаг после смерти нашли молитву: «Боже Всемогущий, создавший человека по образу Твоему и сделавший его душой живой, чтобы мог он стремиться к Тебе и властвовать над Твоими творениями, научи нас исследовать дела рук Твоих, чтобы мы могли осваивать землю нам на пользу и укреплять наш разум на службу Тебе…»

Молитва была услышана, мог бы сказать атеист Людвиг Больцман, младший современник и последователь Максвелла, который свой восторг по поводу уравнений Максвелла выразил строками «Фауста»: «Не Бог ли эти знаки начертал?/ Таинственен их скрытый дар! / Они природы силы раскрывают / И сердце нам блаженством наполняют».

И это — иллюстрация того, что библейский гуманизм растворился в европейских культурах так же, как растворились в европейских языках библейские образы, идеи и фразеологизмы, объединяя Европу в культурно единую цивилизацию. «Процесс пошел» с XVI века и пока не завершился. Самая незавершенная часть происходит на самом востоке Европы. В XIX веке ярко проявилось, что Россия — не особая цивилизация, а место встречи двух цивилизаций: европейско-библейской и первобытно-идолопоклонской. Российский творческий вклад в мировую культуру — в науке, литературе, музыке — был сделан людьми, приобщенными к европейской культуре. Таковыми были и самые завзятые славянофилы.

Европейский атеизм, громко заявивший о себе в XVIII веке, был фактически плодом библейского гуманизма, развитием права на свободу познания мира и самопознания. Просвещенных европейских атеистов можно назвать библейскими атеистами.

Осмысление-обоснование своих моральных принципов возможно лишь для человека достаточно взрослого, а «что такое хорошо и что такое плохо», хотят знать уже малыши в возрасте «от 2 до 5». Они впитывают родную культуру, включая моральные представления, из своего ближайшего культурного окружения. Если с ребенком в семье обращаются как с «даром Божьим», а не как с «тварью дрожащей», велика вероятность, что вместе с родным языком ребенок усвоит и свое право на свободу. Забудет, как его усваивал, но будет им пользоваться как чем-то самоочевидным. И тогда будет легче признать такое же право за другими.

Если же подросток обнаружит в себе неуемный исследовательский инстинкт, или «жажду познания», то книги о науке могут укрепить его познавательный оптимизм. Такой возможности, однако, не было при возникновении современной науки. Поэтому для всех ее основателей источником познавательного оптимизма была их библейская вера.

При этом великие физики-теисты не выставляли свою веру напоказ, уважая духовную свободу других (гарантированную библейским Творцом). Максвелл, например, лишь один раз «раскрыл» свой теизм публично — в лекции «Теория молекул» (1874), обсуждая удивительный новый факт — существование в природе абсолютно одинаковых объектов. Предупредив, что выходит за пределы науки, он упомянул «Того, кто вначале сотворил не только небо и землю, но и материалы, из которых они состоят». Вскоре после лекции Максвелл получил приглашение вступить в общество, защищающее «великие истины Библии против того, что ложно называют возражениями науки». Приглашение он отклонил, ответив, что «результаты, к которым приходит каждый человек в своих попытках гармонизировать свою науку со своим Христианством, имеют значение лишь для самого этого человека и не должны получать от общества оценочный штамп».

Для нынешних физиков-атеистов, разумеется, библейское обоснование и невозможно, и не нужно, поскольку они уже знают о фундаментальных законах физики, открытых со времен Галилея. А познавательный оптимизм укрепляют «вещественные доказательства» — успехи физических наук.

Геннадий Горелик

Окончание cледует


1 Это оценочное суждение Б. В. Раушенбах высказал еще в советском 1990 году («Советская культура», 07. 04.1990, с. 3) и повторил в книгах «Пристрастие» (М.: АГРАФ, 2000) и «Постскриптум» (М.: АГРАФ, 2011).

2 Пер. с лат. Л. М. Брагиной (цит. по: История эстетики: Памятники мировой эстетической мысли. Т. 1. М., 1962).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Тест «Литература 18 века»

Тест «Литература XVIII века» Вариант № 1

Часть 1. Из предложенных вариантов ответа выберите правильный, запишите его.

А1. О каком писателе идёт речь: «Русский учёный и поэт 18 века, который, скрыв своё крестьянское происхождение, в 1730 году поступил в славяно-греко-латинскую академию». Укажите фамилию.

1) Державин 2) Фонвизин 3) Радищев 4) Ломоносов

А2. Укажите фамилию русского поэта-одописца 18 века, который пытался подражать Ломоносову, но не выдержал великолепия и пышности языка, поэтому внёс элементы живой разговорной речи.

1) Фонвизин 2) Державин 3) Ломоносов 4) Карамзин

А3. Укажите название литературного направления второй половины 18 века, которое характеризуется высоким гражданско-просветительским пафосом и утверждением культа человеческого разума.

1) классицизм 2) сентиментализм 3) романтизм 4) реализм

А4. Кого прославлял Ломоносов в оде 1747 года?

1) Екатерину I 2) Елисавету Петровну 3) Екатерину II 4) Анну Иоанновну

Часть 2. Ответы к заданиям этой части запишите словом в именительном падеже или цифрами (по 2 балла за верно выполненное задание, 1 балл – за неточный ответ, ответ с орфографической ошибкой)

В1. Кто из правителей, отправив Г. Р. Державина в отставку, назвал причину: «Ты очень ревностно служишь»?

В2. О ком идёт речь: «Родился в небогатой, но старинной дворянской семье хилым и слабым ребёнком»

В3. Укажите жанр произведения «Фелица». Высокий, средний или низкий жанр?

В4. Откуда фраза (укажите автора, произведение, жанр): «…ибо и крестьянки любить умеют!»

В5. Что в конце повести «Бедная Лиза» случилось с главной героиней?

В6. Какие цветы продавала Лиза, главная героиня повести «Бедная Лиза»?

В7. Кто это? «Узнав о судьбе её, он не мог утешиться и почитал себя убийцею».

В8. Укажите средство выразительности: «Душа светилась в глазах твоих, подобно как солнце светится в каплях росы небесной»

В9. Да или нет? Эраст был в армии и сражался с неприятелем.

В10. Укажите современный вариант слова «изрёк»

В11. Кто из писателей 18 века закончил свой жизненный путь выпуском журнала «Друг честных людей, или Стародум», который был запрещён; это сломило автора, он заболел и вскоре умер»

Ответьте подробно на вопрос. Укажите автора и произведение

С1. «Что в имени тебе моём…» Имя Эраст в переводе означает «горячо любящий». Оправдывает ли герой своё имя? Обоснуйте свою точку зрения, приведите два аргумента.

Тест «Литература XVIII века» Вариант № 2

Часть 1. Из предложенных вариантов ответа выберите правильный, запишите его.

А1. Какой русский учёный, поэт 18 века в своих одах пропагандировал идеи мирного процветания родины под руководством мудрых монархов, заботящихся о развитии науки?

1) Ломоносов 2) Фонвизин 3) Державин 4) Карамзин

А2. Назовите фамилию русского поэта 18 века, поэтическое новаторство которого проявилось в разрушении чистоты классицистического жанров: соединил элементы оды и сатиры в одном стихотворении, сочетал «высокий» и «низкий» «штили».

1) Ломоносов 2) Фонвизин 3) Державин 4) Карамзин

А3. Укажите литературное направление 18 века, к которому принадлежит повесть Карамзина «Бедная Лиза».

1) классицизм 2) сентиментализм 3) романтизм 4) реализм

А4. Какое произведение не принадлежит М. В. Ломоносову?

1) «Памятник» 2) «О движении Земли» 3) «Разговор с Анакреоном» 4) «Вечернее размышление»

Часть 2. Ответы к заданиям этой части запишите словом в именительном падеже или цифрами (по 2 балла за верно выполненное задание, 1 балл – за неточный ответ, ответ с орфографической ошибкой)

В1. С каким историческим лицом связана ода 1747 года М. В. Ломоносова?

В2. О ком идёт речь: «Происходил из небогатого, но старинного дворянского рода, который вёл своё происхождение от татарского мурзы».

В3. Укажите жанр произведения «Бедная Лиза»

В4. Откуда фраза (укажите автора, произведение, жанр): «Ваш долг: спасать от бед невинных, несчастливым подать покров»

В5. Красоты какого города описываются в начале произведения «Бедная Лиза»?

В6. Описание какого монастыря присутствует в произведении «Бедная Лиза»?

В7. Кто это? «Бедная вдова, почти непрестанно проливавшая слёзы о смерти мужа своего»

В8. Укажите средство выразительности: «…и кровь её от ужаса охладела»

В9. Да или нет? Отец Лизы был зажиточный поселянин.

В10. Укажите современный вариант выделенного слова «но ниже у Господа моего дураком быть не хочу»

В11. Кто из писателей 18 века закончил свой жизненный путь со словами: «Я не тужу о смерти: пожил, потерпел и знаю, что обо мне дети отечества пожалеют»

Ответьте подробно на вопрос. Укажите автора и произведение

С1. «Что в имени тебе моём…» Имя Елизавета в переводе с еврейского означает «почитающая Бога». Оправдывает ли героиня своё имя? Обоснуйте свою точку зрения, приведите два аргумента.

Ответы. Тест «Литература 18 века»

1 вариант

2 вариант

А1

4

1

А2

2

3

А3

1

2

А4

2

1

В1

Александр I

Елизавета Петровна

В2

Державин

Державин

В3

Ода, высокий

повесть

В4

Карамзин «Бедная Лиза», повесть

Державин «Властителям и судиям»

сатира

В5

утопилась

Москва

В6

ландыши

Симонов монастырь

В7

Эраст

Мать Лизы

В8

сравнение

метафора

В9

нет

да

В10

сказал

Даже

В11

Фонвизин

Ломоносов

С1

Эраст

Елизавета

Древнеанглийский базовый словарь

В приведенном ниже списке представлены около 500 древнеанглийских слов, которые можно рассматривать как базовый литературный словарь. Некоторые слова являются одними из наиболее часто встречающихся в древнеанглийской литературе; некоторые из них имеют особое значение из-за их литературного или лингвистического использования. Упоминание «поэт» указывает на преобладающее использование слова в поэзии. Родственные слова в ряде родственных языков предназначены для облегчения запоминания слов. Слово, обозначенное как «hapax legomenon», встречается только один раз во всем древнеанглийском корпусе и, возможно, было придумано для рассматриваемого отрывка.

Этот список древнеанглийского базового словаря предназначен в качестве учебного пособия: идея состоит в том, чтобы учащиеся выучили этот список слов наизусть. Его можно использовать в бакалавриате или аспирантуре при обучении древнеанглийскому языку, либо для обязательных или факультативных оценок, либо просто для ознакомления. Тесты можно сделать проще или сложнее, в зависимости от того, является ли исследуемый перевод с древнеанглийского на современный английский или наоборот, или и тем, и другим, и в зависимости от того, сколько времени студентам дается на запоминание словарного запаса.

Я стараюсь, чтобы список слов был как можно более стабильным; внесение обновлений и исправлений ограничено одной неделей летом, когда студенты вряд ли будут использовать его формально. Нет планов по перемещению этой страницы на другой адрес. Если у вас есть какие-либо исправления, комментарии или вопросы, свяжитесь со мной по электронной почте [email protected]

Сокращения языков: OE = староанглийский; MnE = современный английский; MnG = современный немецкий; MnDu = современный голландский; MnDa = современный датский; MnScots = современные шотландцы; MnSw = современный шведский; L = латиница; MedL = средневековая латынь; MedGr = Средневековый греческий.

Древнеанглийский базовый словарь

abutan, нареч., Около, около
ac, союз, но, тем не менее,
acennan, глагол, производить, рожать
acwellan, глагол, убивать
adl, существительное, f., Болезнь, болезнь
Agent, прил. , собственный
aglæca, существительное, м., монстр, боец, ужасный (поэт)
ahwær, нареч., где угодно
alimpan, глагол, случиться, сбыться
alyfan, глагол, разрешать, разрешать
amyrran, глагол, ранить (ср. MnE to mar)
an, числительное, a, an, one
и, конъюнктура.и
anda, существительное, м., злоба, враждебность
andgit, существительное, сущ., значение, смысл
andsaca, существительное, м., враг, противник (ср. MnG Widersacher)
andswarian, глагол, ответить
andweard , прил., наст. , существительное, м., одиночный летун (hapax legomenon, The Seafarer )
ангел, существительное, м., крючок (ср. MnE angle)
anginn, существительное, сущ., начало
anhaga, существительное, m., одинокий, тот, кто живет один (поэт.)
anlicnes, существительное, f., image
anræd, прил., решительный
anwealda, существительное, m., правитель, Господь (поэт , глагол, возникать
arleas, прил., бесчестный
arlice, нареч. благородно, любезно
arod, прил., жирный
arweorþe, прил., благородный
asecgan, глагол, сказать, сказать
astyrian, глагол, удалять, перемещать (ср.MnE перемешивать)
atelic, прил., Ужасный, ужасный
ateon, глагол, рисовать, обнажать
atol, прилаг., Ужасный, ненавистный (поэт.)
attor, существительное, сущ., Яд (ср. MnG Eiter)
aþ, существительное, м., Присяга
awiht, существительное, сущ., Что угодно (ср. MnE aught)
axian, глагол, просить
æ, существительное, f., Закон (ср. MnG Ehe)
æcer, существительное , м., возделываемое поле (cp. MnE acre)
æfæst, прил., благочестивый
fen, существительное, m., вечер (cp. MnE even, eve)
æfre, нареч., навсегда, всегда, всегда
æfter, подготовка, после
æfterfylgan, глагол, следовать, прийти после
æghwa, пр., все, все
æghwær, нареч., везде
ægþer, место, каждый, оба, либо
æht, существительное, ж., владение, свойство
æl, существительное, м. , угорь
ælc, прон., прил., каждый, каждый
ælfscyne, прил., прекрасный как фея (3 вхождения, поэт.)
ælmihtig, прил., всемогущий
æmettig, прил. ., пустой
ænig, прил., любое
ær, нареч., до, ранее (ср. MnE ere)
ærende, существительное, существительное, сообщение (ср.MnE errand)
ærest, прил., Первый
ærgewinn, существительное, сущ., Древняя враждебность (hapax legomenon, The Dream of the Rood )
ærgod, прил., Старый добрый (5 случаев, только в Beowulf )
ærnan, глагол, бежать
æsc, существительное, м., Ясень, копье
æscplega, существительное, м., Копье, битва (hapax legomenon, Judith )
æscrof, прил., Храбрый в битва
æstel, существительное, м.,? указатель, используемый для удержания места при чтении (4 раза)
æt, преп., в
ætgædere, нареч., вместе
ætsomne, нареч., вместе
ætywan, глагол, появляться, показывать
æþele, прил., благородный
æþeling, существительное, м. , принц, atheling
elo, существительное, сущ. . мн., происхождение, происхождение, благородное происхождение
baldlice, нареч., смело
bana, существительное, м., убийца (ср. MnE bane, поэт.)
banhus, существительное, сущ., тело (‘дом из костей’, 6 раз, поэт.)
banloca, существительное, м., ‘Кость-ограда’,? Мускулы,? Тело (5 раз, поэт.)
бар, существительное, м., Кабан
летучая мышь, существительное, м., лодка
baþian, глагол, купаться
bæc, существительное, сущ., спина
bæcere, существительное, m., baker
bæl, существительное, сущ., огонь, погребальный костер (поэт.)
bærnan, глагол, сжигать
bæþ, существительное, сущ., Ванна
be, преп., О, относительно
beacen, существительное, сущ., Маяк, знак
beadu, существительное, м., Битва (15 раз, поэт.)
beadurinc, имя существительное, м., воин (3 появления, поэт.)
beadurof, прил., смелый в бою (8 раз, поэт.)
beag, существительное, м., круговой орнамент (вокруг шеи, запястья, пальца и т. д.)), кольцо (ср. MnE бублик)
beaggyfa, существительное, м., дающий кольцо, господин (7 раз, поэт.)
beaggyfu, существительное, f., дающий кольцо, щедрость (hapax legomenon, поэт.)
beaghord, существительное, сущ., кладовая, сокровище (3 случая, все в Beowulf )
bealdor, существительное, m., лорд (10 случаев, поэт.)
bealu, существительное, сущ., страдание, вред, травма, вражда
bealuhygdig, прил., намерение зла, враждебный (hapax legomenon, Beowulf )
bealusiþ, существительное, m., мучительное путешествие, горький опыт (2 случая, поэт.)
балка, существительное, м., Дерево, крест
медведь, существительное, м., Грудь, колени
медведь, существительное, сущ., Ребенок, сын (см. Диалект MnE bairn)
медведю, существительное, м., Роща
bebeodan, глагол, приказывать
gebed, существительное, сущ., Молитва
bedælan, глагол, лишать
begen, прил. и произн., оба
begeondan, преп., за пределами
begeondan, глагол, получить, приобрести
beginnan, глагол, начать
begnornian, глагол, причитать
beheafdian, глагол, обезглавить, обезглавить
behreowsian, глагол, раскаяться
benc, имя существительное, ф. , скамейка
benn, существительное, f., рана (9 случаев, поэт.)
beon, глагол, быть
beor, существительное, сущ., пиво
beorg, существительное, м., холм, холм, гора (ср. MnG Berg)
beorgan, глагол, спасти, защитить
beorht, прил., Яркий
beorn, существительное, m., Мужчина, воин (поэт.)
gebeorscipe, имя существительное, m., Пивная вечеринка
beot, имя существительное, сущ. ., обет, похвастаться
beran, глагол, нести, нести
berstan, глагол, взорвать
beswican, глагол, обмануть, заманить в ловушку
bet, нареч., лучше
gebetan, глагол, улучшить, исправить
betweonan, приготовить ., между (ср. MnE между)
betweox, преп., между
бидан, глагол, ждать, опыт
биддан, глагол, просить, предлагать
гебиддан, глагол, молиться
бифиан, глагол, трясти (ср. MnG beben)
bigong, существительное, m., Поклонение
bill, существительное, сущ., Меч (поэт., Ср. MnG Beil)
bisgu, существительное, f. , Занятие (см. MnE занято)
bitan, глагол, кусать
blac, прил., бледный (ср. MnE bleak)
blawan, глагол, дуть
blæc, прил., черный
blæd, существительное, м., слава
bletsian, глагол, благословлять
blod, существительное, п., кровь
boc, существительное, ф., книга
bodian, глагол, проповедовать (см. MnE to bode)
bolster, имя существительное, n., подушка (см. MnE bolster)
bricg, существительное, f., мост
край, существительное, сущ., море (поэт.)
broga, существительное, м., ужас, опасность
broþor, существительное, м., брат
brucan, глагол, использовать, наслаждаться, извлекать выгоду из (ср. L fruor, MnG gebrauchen)
brun, прил., Коричневый, черный, пурпурный, красный (ср. MnE коричневый)
brytta, существительное, м., Распространитель, тот, кто раздает (поэт.)
burh, существительное, ж., Цитадель, корпус (см.MnE р-н, MnG Burg)
бутан, преп., Без, кроме, но
byrgan, глагол, похоронить
bysig, прил. , Занято
bysmor, существительное, м., Позор, издевательство,
casere, имя существительное, m., император (ср. MnE Caesar, MnG Kaiser)
ceald, прил., холодный
geceapian, глагол, покупать (ср. MnE cheap)
ceaster, существительное, f., город (ср. L castrum, MnE -chester, например . Manchester, Winchester)
cempa, существительное, м., Воин
cicen, существительное, сущ., Курица
cirice, существительное, f., Церковь (ср. MedGr kuriakon)
clipian, глагол, вызывать
clyppan, глагол, обнять (ср.MnE paperclip)
gecnawan, глагол, распознавать, воспринимать, понимать
cniht, существительное, m., Мальчик, юность
cringan, глагол, падать, погибать (поэт., Cp. MnE cringe)
cuman, глагол, приходить
cunnan, глагол, знать
cunnian, глагол, узнать
cwellan, глагол, убить
cwen, существительное, f., Женщина, королева (см. MnE gynecology)
cwic, прил., Жив (см. MnE quick)
cyning, существительное, m., king
cyse, существительное, m. , сыр (ср. L caseum)
cyþan, глагол, делать известным, информировать, раскрывать
dæd, существительное, f., дело
dæg, m., день
dæl, существительное, m., часть, часть (см. MnE сделка)
dema, существительное, m., судья (cp. MnE, чтобы считать)
deofol, имя существительное, m. или сущ., дьявол
deop, прил., глубокий
deor, существительное, сущ., дикое животное (ср. MnE олень, MnG Tier)
deorc, прил., темный
дигол, прил., секрет
dom, существительное, m., суждение (ср. MnE doom)
don, глагол, делать
dream, существительное, m., радость, восторг
dreogan, глагол, страдать (ср. MnScots прил. driech)
dreor, существительное, m. или п., капающая кровь (11 раз, поэт., ср. MnE dreary)
drihten, существительное, m., Господин
dugan, глагол, использовать (MnG taugen, tüchtig)
duguþ, существительное, f., Отряд опытных слуг, зрелых мужчин (MnG taugen, tüchtig, Tugend)
durran, глагол, осмелиться
duru, существительное, f. , Door
gedwyld, существительное, n., Ересь, ошибка
dyre, прил., Дорогой (cp. MnG teuer)
dyrne, прил., Секрет
dysig, прил., глупый (ср. MnE dizzy)
ea, существительное, ж., река (ср. L aqua)
eac, нареч., также
eadig, прил., благословенный, счастливый (Ead-, ср.Христианские имена Эдвард, Эдвин)
элд, прил., Старый
элдор, существительное, м., Вождь, принц (см. MnE alderman)
элдор, существительное, сущ., Жизнь, возраст
эллвельда, существительное, м., Все -правитель, Господь (поэт.)
earfoþ, существительное, сущ., работа, лишения (MnE robot, MnG Arbeit)
earm, прил., бедный (MnG рука)
ece, прил., вечный
ecg, существительное, f., лезвие, меч
eft, нареч., снова
ege, существительное, m., страх
ellen, существительное, n., храбрость, сила
engel, существительное, m., ангел
ent, существительное, m., гигант (ср.Tolkien’s Ents)
eorl, существительное, м., Дворянин
faran, глагол, идти, путешествие (ср. MnE прощание)
fæder, существительное, m., Отец
fæger, прил., Красивый, приятный (ср. MnE fair )
fæmne, существительное, ж., Девственница, женщина
feax, существительное, сущ., Волосы (см. Толкиновский Shadowfax)
fela, местон., Многие
feond, существительное, м., Враг
feor, прил., Дальний
feorh, существительное, сущ., Жизнь
ferhþ, существительное, м., Дух, разум (поэт.)
fleogan, глагол, летать
folde, существительное, f., Земля, земля
folme, существительное, f., рука (MnE ладонь)
fon, глагол, ловить, захватывать
forhtian, глагол, бояться
forlætan, глагол, отказываться, отпускать, пренебрегать
forma, прил., первый
forst, существительное, м., мороз
frætwe, существительное, ф. мн., орнаменты (поэт.)
frea, существительное, м., господин (поэт., ср. MnG Frau)
fremde, прил., странный (ср. MnG fremd)
fremman, глагол, делать, совершать (ср. . MnG fromm)
friþ, существительное, m. , Peace (cp. MnG Frieden)
frod, прил., Старый, мудрый (поэт., Cp. Фродо Толкина)
frofor, имя существительное, f., утешение
fruma, существительное, м., начало
fugol, существительное, м., птица (ср. MnE fowl)
fultum, существительное, м., помощь, поддержка
fus, прил., нетерпеливый
fyr, существительное, сущ. ., огонь
fyren, существительное, f., преступление, зло
galan, глагол, петь (ср. MnE nightingale, кричать)
gamol, прил., старый, древний (поэт.) (ср. MnDa gammel, MnG vergammeln)
gan, глагол, идти
gar, существительное, m., копье (поэт., ср. Hrothgar в Beowulf )
gast, существительное, m., дух, душа, ангел, призрак
gear, имя существительное, п., год
geard, имя существительное, м., двор, оградка (см. Изенгард Толкина)
geomor, прил., грустный (поэт., ср. MnG Jammer)
geond , преп., через, всюду
geong , прил., молодой
georn , прил. , нетерпеливый (ср. MnE to wishn, MnG gerne)
giedd , существительное, сущ., слово, речь, загадка (поэт., ср. MnE собирать)
giefu, существительное, f., дар
giet , нареч., все же, еще
gif, союз, если
gioguþ , существительное, f., молодежь, молодые люди
gnornian, глагол, оплакивать
бог , прил., добрый
бог , существительное, м., Бог
grædig, прил., жадный
griþ , существительное, сущ., перемирие
гума , существительное, м., человек (поэт., cp. MnE? жених, м. да
habban, глагол, иметь
hal, прил., безопасный, невредимый (ср. MnE в целом)
halig, прил., святой
ham, существительное, m., home
hat, прил., горячий
hatan, глагол , приказать, приказать, позвонить, называть (ср.MnG heissen)
hælan, глагол, лечить
Hælend, существительное, м., Спаситель (ср. MnG Heiland)
hæleþ, существительное, м. , Герой (поэт., Ср. MnG Held)
hæþen, прил., Язычник
heafod, существительное, сущ., Голова
heah, прил., Высокий
heaf, существительное, m., Языческое святилище (ср. Топоним Harrow)
heaþorinc, m., Воин (поэт.)
helm, имя существительное, м., защита, чехол, шлем
heofon, существительное, м., небо
heorot, существительное, m., олень, олень (ср. MnE hart, Heorot в Beowulf )
здесь, существительное, m., армия (ср. MnG Heer)
hergian, глагол, разорять (ср. MnE to harry)
hild, существительное, f., битва (ср. христианское имя Hilda)
hlaf, существительное, m., хлеб (ср. MnE loaf)
hlaford, существительное, m., Господин (ср. Др. Англ. Hlaf, хлеб, hlaford = hlafweard, тот, кто отвечает за хлеб)
hlæw, существительное, m., Холм, курган (см. Топоним Lewes , Wilmslow, Ludlow)
hleo, существительное, сущ., Защита, приют
holt, существительное, сущ., Лес, лес (ср. MnG Holz)
hord, сущ., Сущ., Клад
hu, нареч. , Как
hund, имя существительное, м., собака (ср. MnE гончая)
hus, существительное, сущ., дом
hwa, место, кто
hwæt, место, то, что
hwær, нареч., где
hwæþer, союз, ли
hwelc, место. и прил., что
hwil, существительное, f., а
hycgan, глагол, думать, план
hyge, существительное, м., ум, сердце, храбрость (поэт., ср. MnDu geheugen, Hygelac в Beowulf )
hyht, существительное, м., Радость, блаженство, надежда
hyrde, существительное, м., Хранитель, хранитель (ср. MnE пастырь)
hyse, существительное, м., Воин (поэт.)
ic, произн., I
ides, существительное, ж., Леди (поэт.)
ilca, прил. и местоим., то же (ср. MnE ilk)
isen, существительное, сущ., железо (ср. MnG Eisen, Изенгард Толкина)
lac, существительное, сущ., игра, жертвоприношение, приношение (ср. MnE to lark)
laf, существительное, f., остаток, то, что осталось (ср. MnE, чтобы оставить)
lagu, существительное, f., закон
lar, существительное, f. , обучение (cp. MnE lore)
laþ, прил., ненавистный , враждебный (ср. MnE отвратительный, Lathspell Толкина)
læne, прил., временный, временный, предоставленный, одолженный
leas, прил., лишенный (ср.MnE -less)
leax, существительное, m., Лосось (ср. MnSw gravad lax)
leode, существительное, мн. MnG lieb)
leoht, существительное, сущ., Свет
leoþ, существительное, сущ., Песня, стихотворение, поэзия (ср. MnG Lied)
lic, существительное, сущ., Тело (ср. MnG Leiche)
lichama, имя существительное , m., body (ср. MnG Leichnam)
lif, существительное, сущ., жизнь
lind, существительное, f., щит (из липы)
lof, имя существительное, сущ., похвала (ср. MnG Lob)
lofgeorn , прил., жаждущий похвалы (ср. Beowulf 3182)
lufu, существительное, ж., любовь
lyft, существительное, f., воздух, небо, ветер (см. MnG Luftwaffe)
magan, глагол, быть способным, может, быть компетентным (см. MnE may)
man, n., Crime
manig, прил. , многие
mann, сущ., человек, человек
maþelian, глагол, говорить (поэт.)
maþm, m., сокровище
mæg, существительное, m., родственник
mægen, сущ., сила, власть , армия (ср. MnE main)
mægþ, существительное, ж., дева
mære, прил., знаменитый, славный, пресловутый (ср. MnG Märchen)
mearc, существительное, ж., граница, область, граница (ср.MnE Дания)
mearh, m., Лошадь (ср. MnE mare)
mece, существительное, m., Меч (поэт.)
meodo, существительное, m., Мед (ср. Meduseld Толкина)
meotod, имя существительное, m ., создатель (поэт., буквально «измеритель», ср. MnE отмерено)
простой, существительное, м., бассейн, озеро
мицелл, прил., большой, большой, много
средний, подготовительный, с, посреди , среди
middangeard, существительное, m., мир, средиземье (ср. Средиземье Толкина)
miht, существительное, f., мощь
mod, существительное, сущ., дух, храбрость, ум (см. MnE настроение)
modig, прил., храбрый, смелый, высокомерный (ср. MnE угрюмый)
modor, существительное, f., мать
mona, существительное, m., moon
morþor, существительное, сущ., преступление, насилие, мучения (см. MnE убийство, Толкиновский Mordor)
motan, глагол, может, быть позволено (см. MnE must)
mund, существительное, f., Рука, защита (см. MnG Vormund)
gemynd, существительное, сущ., Ум, память
mynster, существительное, n., монастырь, церковь (ср. MnE minster)]
nædre, существительное, f., змея, змей
næss, существительное, м., мыс, обрыв (ср. Файф-Несс)
neah, прил., около
neorxnawang, существительное, м., Рай (др. проблема (ср. MnG Neid)
genog, прил., достаточно
nu, нареч., сейчас
nytt, существительное, f., использование, полезность (см. MnG Nutzen, MnDu nuttig)
офер, преп., более
офермод , существительное, сущ., гордость, высокомерие, самоуверенность (ср. Битва при Малдоне, 89)
offrian, глагол, предлагать
oft, нареч., часто
onfon, глагол, получать, принимать, принимать (ср. .MnG empfangen)
ongean, нареч., Назад, снова
ongietan, глагол, понимать, воспринимать
onginnan, глагол, начинать
ord, существительное, m., Точка, копье, авангард
oþer, прил., Прочее
oþ þæt, соединение, до
oþþe, соединение или
pæþ, существительное, м., путь
penig, существительное, м., пенни
preost, существительное, м., священник (ср. MedL пресвитер)
ранд, существительное , м., щит, щитовой босс (поэт.)
ræd, существительное, m., совет (ср. MnG Rat)
rædan, глагол, читать, наставлять, давать совет, правило
gereord, существительное, сущ., речь, голос
рис, существительное, сущ., царство (ср. MnE епископство, MnG Reich)
рис, прил., могущественный, великий (ср. MnE богатый)
rinc, существительное, м., человек, воин (поэт .)
стержень, существительное, ж., Крест, крест
родор, существительное, м., Небо, небо
бег , существительное, ж., Тайная медитация (ср. MnG raunen)
sacu, существительное, ж. , битва
samod, нареч., вместе тоже, одновременно
sar, прил., боль
sarig, прил., печальный (ср. MnE извините)
савол, существительное, ж., душа
sæ, существительное, ж . И м., море
sceadu, существительное, f., тень
scealc, существительное, m., человек, воин (см. MnE marshal = государственный чиновник)
sceat, имя существительное, m., поверхность, регион (см. MnE лист)
sceatt, существительное, m., деньги, оплата (см. MnE scotfree)
sceþþan, глагол, травмировать (см. MnE scathing)
sceawian, глагол, видеть, смотреть (см. MnE to show, MnG schauen)
scieppan, глагол, создавать (см. MnG schöpfen)
sculan, глагол, to must, have to (см. MnE should, should)
se, seo, þæt, pron.,
secan, глагол, искать
secg , существительное, м., человек, воин (поэт.)
secgan, глагол, сказать
sefa, существительное, м., сердце (поэт.)
sele, существительное, м., зал, дом (поэт.)
sellan, глагол, давать , продавать
sendan, глагол, отправлять, бросать, бросать, вызывать идти
seon, глагол, видеть
gesib, прил. , родственный (ср. MnE sibling)
sibb, существительное, f., peace (ср. MnE сплетня)
sige, существительное, m., победа (ср. христианское имя Siegfried, MnG Sieg)
simle, нареч., всегда
sinc, существительное, сущ., сокровище
singal, прил., вечный
siþ, существительное, m ., путешествие, судьба, жребий, предприятие
siþþan, нареч., так как впоследствии
slean, глагол, бить, бить (см. MnE slay)
smeagan, глагол, думать, исследовать
snottor, прил., мудрый (поэт.)
sona, нареч., немедленно, скоро
sorg, существительное, f., горе, горе, беда
soþ, прил., истина (ср. MnE sooth)
sped, существительное, f., успех, быстрота (ср. MnE хорошая скорость, Godspeed, MnG sputen)
заклинание, существительное, сущ., история, сообщение (ср. MnE евангелие, др.-англ. бог + заклинание = хорошее сообщение, Lathspell Толкина)
sprecan, глагол, говорить (ср.MnG sprechen)
stan, существительное, м., Камень
stefn, существительное, f. , Voice (cp. MnG Stimme)
stow, имя существительное, f., Место (см. Топонимы Felixstowe, Walthamstow)
stræl, имя существительное , м. или f., стрелка (cp. MnG Strahl)
сумма, прил. и место, а, некий, какой-то
gesund, прил., невредимый, цельный, неповрежденный (ср. MnE звук)
sunne, существительное, f., солнце
sunu, существительное, m., son
swa, нареч. , так, таким образом,
sweart, прил., темный, черный (ср. MnE swarthy)
swefn, существительное, сущ., мечта
swelc, прил., такой
sweord, существительное, сущ., меч
sweostor, существительное, ж., сестра
sweotol, прил., ясно, манифест
swincan, глагол, труд, труд, борьба
swiþe, нареч., очень, очень
симбел, существительное, сущ., праздник
син. , существительное, ж., преступление, грех
teon, глагол, рисовать, перетаскивать (ср. MnG ziehen)
tid, существительное, ж., время (ср. MnE tide)
til, прил., хорошо
tir, существительное , m. , glory (ср. MnG Zier)
torht, прил., яркий
treow, существительное, сущ., дерево
treow, имя существительное, f., вера, доверие, лояльность (ср. MnE правда)
tun, имя существительное , м., город, деревня
tungol, существительное, число, звезда
twegen, число, два (ср. MnE twain, Марк Твен)
tweo, существительное, м., сомнение, неопределенность
þa, нареч. и соедин., тогда, когда
þær, нареч. и соединение, там, где
eah, нареч., хотя
eaw, существительное, m., обычай, практика
þegn, существительное, m., thane, дворянин, слуга, воин
eod, существительное, f., люди, нация (ср. MnG Deutsch, Dietrich)
geþeode, существительное, сущ., язык
þeoden, существительное, m., принц, господин (см. Толкин, король Рохана)
þeow, имя существительное, m., раб, слуга (ср. Wealhtheow в Беовульфе)
olian, глагол, страдать
þonne, нареч., затем
rowian, глагол, страдать
þrym, существительное, m., слава
urfan, глагол, нуждаться
þurh , преп. , через
ухта, существительное, м. или е., период перед рассветом (ср. MnDu ochtend)
uncuþ, прил., неизвестный, странный (ср. MnE uncouth)
ut, нареч., out
wæl, существительное, сущ., резня, резня (ср. MnE Valkyrie)
wæstm, существительное, m., Плод
wealdan, глагол, владеть, контролировать (см. MnE to wield, MnG Walter, Gewalt)
wealdend, имя существительное, m., правитель, владыка
weard, существительное, m., хранитель (ср. MnE ward)
weaxan, глагол, расти (ср. MnE to воск)
wen, существительное, f., ожидание, надежда (ср. MnG Wahnsinn)
wendan, глагол, идти, поворачивать, переводить, изменять (ср. MnE, чтобы идти своим путем, Butts Wynd)
weorþan, глагол, становиться, происходить (ср. MnG werden)
wer, существительное, m., Man ( cp. MnE оборотень, L vir)
werod, существительное, сущ., отряд, компания
wic, существительное, сущ., обитель (ср. топонимы Ипсвич, Норвич, Гринвич)
wif, имя существительное, сущ. , женщина, жена
wig, имя существительное, н., война, битва
wiga, существительное, м., воин (поэт.)
wiht, существительное, ж. и сущ., существо, существо (ср. MnG Wicht)
willan, глагол, хотеть
вино, существительное, м., друг, господин (поэт., ср. имена Эдвин, Годвин)
гевинн, существительное, сущ., война, битва, раздор
winnan, глагол, бороться, бороться
gewinnan, глагол, побеждать, побеждать
wita, существительное, m., мудрый человек, советник (ср. др. англ. witenagemot, англосаксонское национальное собрание)
witan, глагол, знать
wite, существительное, сущ., наказание
wiþ, преп., против, от, с
wlanc, прил., гордый
wolcen, существительное, сущ. или м., облако, небо (ср. MnG Wolke)
woruld, существительное, f., мир
wraþ, прил., враждебный (ср. MnE wroth)
wræcca, существительное, м., странник, изгнание
wrecan, глагол , мстить
писан, глагол, писать (ср. MnG ritzen)
вуду, существительное, м. , лес, лес, дерево
wuldor, существительное, сущ., слава
wundor, существительное, сущ., чудо, чудо
wunian, глагол, жить (ср. MnG wohnen)
wynn, существительное, f., радость (ср. MnE winsome)
wyrcan, глагол, создавать, формировать, производить
wyrd, существительное, f., судьба, событие (ср. MnE weird)
змей, существительное, м., червь, змей
wyrt, существительное, f., трава, растение, овощ (ср. MnE wort)
yfel, прил., зло (ср. MnG übel)
ymb, pre., About, относительно
yrmþu, существительное, f., Трудности
yrre, существительное, n., Гнев
yþ, существительное, f., Волна

Как развился английский язык? Кто изобрел английский язык?

Развитие разговорного английского языка началось с пятого века с волн нападений и, в конечном итоге, оккупации англов, саксов, ютов и фризов.Они говорили на одном западногерманском языке, но на разных диалектах. Их смешение создало новый германский язык; теперь называется англосаксонским или древнеанглийским.

В течение восьмого, девятого и десятого веков викинги грабили и заселяли земли, принося с собой другую версию того же германского языка, ныне называемого древнескандинавским. Слияние английского и викингов станет вторым шагом в установлении разговорного английского языка и основой для различных английских диалектов сегодня.

В своей книге « In a Manner of Speaking — The Story of Spoken English » Чарли Хейлок с помощью иллюстраций карикатуриста Барри Эпплби исследует язык — от истоков древнеанглийского языка в Северной Европе до сокращенного языка текстов. б / у сегодня…

Какова история английского языка?

В 1066 году у норманнов была эклектическая смесь языков: франкский диалект северной Франции под влиянием франков; Древнескандинавские корни викингов; Фламандский из армии, поддерживающей жену Вильгельма Завоевателя Матильду Фландрийскую; и британский язык наемных бретонцев.

Норманны сохранили базовую структуру английского языка, но в среднеанглийский период они ввели в английский язык около 10 000 собственных слов. Многие слова были связаны с чиновничеством и очевидны в лексиконе администрации, парламента, правительства, юристов и короны. Многие другие слова просочились в повседневные вопросы, включая производство продуктов питания, например: говядина; свинина; трава; соки и птица. Они ввели слова, начинающиеся с «con», «de», «dis» и «en», например: скрыть; Продолжать; требование; сталкиваться; отключиться и вступить в бой.

Они также включали слова, оканчивающиеся на «возраст» и «ence», например: преимущество; храбрость; язык и начало.

Сколько слов изобрел Шекспир?

В период английского Возрождения в язык вошли тысячи греческих и латинских слов. Это произошло в период итальянского Возрождения, и ему очень помогли английские поэты, писатели и драматурги, особенно драматург елизаветинской эпохи Уильям Шекспир, который написал множество пьес, сосредоточенных в Италии, в том числе Ромео и Джульетта , Венецианский купец , Юлий Цезарь и Два джентльмена из Вероны .

Эти мастера слова также придумали и создали многие тысячи новых слов, что привело к дискуссии, известной как «Противостояние Инкхорна». «Инкхорн» был термином для чернильницы, сделанной из небольшого рога, и стал прозвищем для новых слов, созданных драматургами и поэтами.

Томас Элиот, плодовитый писатель времен английского Возрождения, был сторонником чернильных слов, говорит Чарли Хейлок. (Фото: Print Collector / Getty Images)

Одним из поборников чернильных слов был Томас Элиот, плодовитый писатель времен английского Возрождения.Он хорошо изучал как латынь, так и греческий, и поэтому смог ввести много новых придуманных слов в английский словарь. Среди тех академиков и ученых, которые категорически против чернильных слов, были Томас Уилсон, который был не только академиком и ученым, но и писателем, дипломатом, судьей, тайным советником и деканом Дарема. Он, вероятно, наиболее известен двумя публикациями: The Rule of Reason, посвященным Arte of Logique, изложенным на английском языке , и его самой известной книгой, The Arte of Rhetorique . Он был против цветистой экстравагантной речи и чернильниц английского Возрождения и выступал за более простой способ письма, используя слова, заимствованные из древнеанглийского, а не из латинского и греческого языков.

Тем не менее, чернильные слова преобладали, и один только Уильям Шекспир составлял примерно 1750 слов и идиом, многие из которых сегодня являются домашними фразами.

Многие из используемых сегодня фраз были впервые написаны драматургом Уильямом Шекспиром. (Иллюстрация любезно предоставлена ​​книгой Чарли Хейлока и Барри Эпплби «In a Speaking»)

Зарубежный импорт и развитие английского языка

Елизаветинские исследования, каперство и пиратство были еще одним источником английской лексики.Они пришли в основном из испанского и португальского языков, включая многие исследователи слов из Карибского бассейна и коренных американцев, которые переняли слова, такие как «табак» и «картофель».

При колониализме Стюартов на восточном побережье Америки большое количество слов коренных американцев было заимствовано и напрямую вошло в английский язык, включая «каноэ» и «гамак». Отцы-пилигримы и последующие английские поселения переняли еще больше.

Доля Великобритании в мировой торговле неуклонно росла в период проведения геологоразведочной политики Тюдоров и Стюартов вплоть до строительства викторианской империи.Этот рост торговли приведет к появлению новой волны новых слов, попадающих в английский словарь из-за рубежа, включая слова из Нидерландов, такие как: ландшафт; лепешка; выпивка; шхуна; шкипер; avast; рюкзак; мольберт; эскиз — и многое другое.

Британская империя на пике своего развития занимала четверть суши и управляла сотнями миллионов различных народов по всему миру. Английский язык развивался вместе с этой империей, и слова были приняты в словарный запас.Сегодня в английском языке стали использоваться многочисленные слова из Индии, например: пижама; хаки; бунгало; джодхпур; джаггернаут; карри; чатни; шампунь и головорез — это лишь некоторые из них.

Каково американское влияние на английский язык?

Американское влияние на английский язык было огромным. Американская литература стала более популярной в Англии, как и фильмы с появлением кино и Голливуда, наряду с песнями, музыкой и танцами, а также многими американскими телевизионными программами. США также были союзниками Великобритании в двух мировых войнах и до сих пор используют британские аэродромы ВВС США.Все эти факторы вместе с возрастом компьютера означают, что в английский словарь было принято еще больше американизмов и фраз.

Одним из примеров является фраза «жесткая верхняя губа». Считается, что это произошло из-за того, что американцы увидели, что английская аристократия говорила на строгом «стандартном английском», что требовало неподвижной верхней губы, чтобы произнести это слово, независимо от обстоятельств.

Другие примеры фраз, написанных под влиянием Америки, включают: нет топора, который нужно молоть; сидит на заборе; морда кирпичом; заявить претензию — и такие слова, как: коренная порода; поцелуй; плащ дождевик; небоскреб; поездка на джойстике; вскрытие карт; коктейль и печенье.

Развитие английского языка продолжается…

Английский язык никогда не имел официального стандарта. Он развивался веками и заимствовал многие тысячи слов в результате зарубежных исследований, международной торговли и строительства империи. Он превратился из очень скромного диалекта германских поселенцев в 5-м веке в глобальный язык в 21-м веке. Это богатый язык, в лексиконе которого на десятки тысяч слов больше, чем в любом другом языке, и, как Мария Легг пишет в своем предисловии к В манере речи : «Действительно, история языка обязательно должна быть историей его люди тоже.”

Чарли Хейлок — автор книги In a Manner of Speaking — The Story of Spoken English (Amberley Books, 2017), иллюстрированной карикатуристом Барри Эпплби

Эта статья была впервые опубликована History Extra в марте 2017 г.

25 карт, объясняющих английский язык

Английский — язык Шекспира и язык Чосера. На нем говорят в десятках стран по всему миру, от Соединенных Штатов до крошечного острова под названием Тристан-да-Кунья.Он отражает влияние многовекового международного обмена, включая завоевание и колонизацию, от викингов до 21 века. Вот 25 карт и диаграмм, которые объясняют, как английский возник и превратился в языки с разными акцентами, на которых сегодня говорят.


Истоки английского языка

1) Откуда английский

Английский, как и более 400 других языков, является частью индоевропейской языковой семьи, имеющей общие корни не только с немецким и французским, но и с русским, хинди, пенджаби и персидским.Эта красивая диаграмма, составленная Минной Сундберг, финско-шведской художницей-комиком, показывает некоторых из ближайших родственников английского языка, таких как французский и немецкий, а также его более отдаленные связи с языками, на которых изначально говорили далеко от Британских островов, такими как фарси и греческий.


2) Сегодня в Европе говорят на индоевропейских языках

phillybdizzle

Однако утверждение, что английский язык является индоевропейским, не сильно сужает его.Эта карта показывает, где сегодня говорят на индоевропейских языках в Европе, на Ближнем Востоке и в Южной Азии, и помогает увидеть, какие языки не имеют общего корня с английским: финский и венгерский среди них.


3) Англо-саксонская миграция

Вот как зародился английский язык: после ухода римских войск из Британии в начале V века три германских народа — англы, саксы и юты — вторглись и основали королевства. Они принесли с собой англосаксонский язык, который в сочетании с некоторыми кельтскими и латинскими словами образовал древнеанглийский язык.На древнеанглийском впервые стали говорить в V веке, и сегодня он кажется непонятным для англоговорящих людей. Чтобы дать вам представление о том, насколько он отличался, язык, который англы принесли с собой, имел три пола (мужской, женский и нейтральный). Тем не менее, хотя род существительных в английском языке отпал, 4500 англосаксонских слов сохранились до наших дней. Они составляют лишь около 1 процента полного Оксфордского словаря английского языка, но почти все наиболее часто используемые слова составляют основу английского языка.Они включают в себя такие существительные, как «день» и «год», части тела, такие как «грудь, рука» и «сердце», а также некоторые из самых простых глаголов: «есть», «целовать», «любить», «думать». ,» «стать.» В предложении Рузвельта «Единственное, чего мы должны бояться, это самого страха» используются только слова англосаксонского происхождения.


4) Данелав

Следующим источником английского языка был древнескандинавский. Викинги из современной Дании, некоторые из которых возглавлял чудесно названный Ивар Бескостный, совершили набег на восточное побережье Британских островов в 9 веке.В конце концов они получили контроль над примерно половиной острова. Их язык, вероятно, был понятен носителям английского языка. Но древнескандинавские слова были поглощены английским языком: юридические термины, такие как «закон» и «убийство», и местоимения «они», «они» и «их» имеют норвежское происхождение. «Рука» — англосаксонское, а «нога» — древнескандинавское; «Жена» — англосаксонское », а« муж »- древнескандинавское.


5) Норманнское завоевание

Хавьерfv1212

Настоящая трансформация английского языка, которая положила начало процессу превращения его в язык, на котором мы говорим сегодня, произошла с прибытием Вильгельма Завоевателя из Нормандии в сегодняшнюю Францию.Французский язык, на котором говорили Вильгельм и его знать, со временем превратился в отдельный диалект, англо-нормандский. Англо-нормандский язык стал языком средневековой элиты. В нем содержится около 10 000 слов, многие из которых используются до сих пор. В некоторых случаях нормандские слова вытесняли древнеанглийские слова. Но в других они жили бок о бок как синонимы. Нормандские слова часто могут звучать более изысканно: «пот» — англосаксонское, а «пот» — нормандское. Военные термины (битва, флот, марш, враг), правительственные термины (парламент, дворянин), юридические термины (судья, правосудие, истец, присяжные) и церковные термины (чудо, проповедь, дева, святой) были почти все нормандскими по происхождению. .Сочетание англо-нормандского и древнеанглийского привело к образованию среднеанглийского языка Чосера.


6) Великий сдвиг гласных

Если вы думаете, что английское правописание сбивает с толку — почему «head» не звучит как «heat» или почему «steak» не рифмуется с «streak», а «some» не рифмуется с «home» — можете винить Великий сдвиг гласных. Примерно между 1400 и 1700 годами произношение долгих гласных изменилось. «Мыши» перестали произноситься «мезе». «Хаус» перестал объявляться как «хуйня.Некоторые слова, особенно слова с «еа», сохранили свое старое произношение. (И северноанглийские диалекты пострадали в меньшей степени — одна из причин, по которой у них все еще есть характерный акцент.) Этот сдвиг — то, как среднеанглийский язык стал современным английским. Никто не знает, почему произошел этот резкий сдвиг. Но это намного менее драматично, если учесть, что на это ушло 300 лет. Шекспир был так же далек от Чосера, как мы от Томаса Джефферсона.


Распространение английского языка

7) Колонизация Америки

Британские поселенцы, прибывшие в разные части Америки в XVII и XVIII веках, были выходцами из разных регионов, классов и религий и принесли с собой особые манеры речи.Пуритане из Восточной Англии внесли свой вклад в классический бостонский акцент; Роялисты, мигрировавшие на юг, произвели растяжку; и шотландцы-ирландцы переехали в Аппалаиханы. Сегодняшний американский английский по произношению ближе к британскому английскому языку XVIII века, чем современный британский английский. Когда-то в 19 веке британское произношение значительно изменилось, в частности, произносятся ли буквы «r» после гласных.


8) Раннее исследование Австралии

Ленсер

Многие из первых европейцев, поселившихся в Австралии с конца 1700-х годов, были осужденными с Британских островов, и австралийский английский акцент, вероятно, начался с их детей в Сиднее и его окрестностях.В Австралии, в отличие от США, не так много региональных акцентов. Но в нем есть много словарных слов, заимствованных из языков аборигенов: кенгуру, бумеранг и вомбат среди них.


9) Канада

Новости метро

британских лоялистов наводнили Канаду во время американской революции. В результате канадский английский очень похож на американский, но в нем сохранились многие слова «ou» от своего британского родителя (честь, цвет кожи, доблесть).Есть также несколько уникальных канадских лексиконов, многие из которых представлены в этом облаке слов. В Канаде происходит собственный сдвиг гласных, где «молоко» произносится некоторыми носителями как «мелк». Но в отличие от британского и американского английского, в котором есть множество региональных акцентов, канадский английский довольно однороден.


10) Английский в Индии

Карты Индии

Британская Ост-Индская компания принесла английский язык на Индийский субконтинент в 17 веке, а в период британского колониализма английский стал основным языком.Это все еще происходит отчасти из-за невероятного языкового разнообразия Индии. Но языки субконтинента тоже внесли свой вклад в английский. Слова «шампунь», «пижамы», «бунгало», «браслет» и «деньги» пришли из индийских языков. Когда-то предполагалось, что фраза «мне наплевать» относится к индийской монете. Вероятно, это неправда — с этим не согласен Оксфордский словарь английского языка, — но он показывает, что языковой обмен в колониальную эпоху был улицей с двусторонним движением.


11) Тристан-да-Кунья

варп

Тристан-да-Кунья — самый удаленный архипелаг в мире: он находится в южной части Атлантического океана, примерно на полпути между Уругваем и Южной Африкой.Это также самое удаленное место для носителей английского языка. Тристан-да-Кунья является частью заморской территории Великобритании, и его почти 300 жителей говорят только по-английски. Tristan da Cunha English имеет несколько необычных особенностей: часто встречаются двойные отрицания, а также использование слова «сделано» в прошедшем времени («Он пошел по дороге»).


Английский по всему миру

12) Страны, в которых английский является официальным языком

Шардз

В пятидесяти восьми странах английский является официальным языком.Сюда не входят большинство крупнейших англоязычных стран — США, Австралия и Великобритания, у которых нет официальных языков. На этой карте показано, где английский является официальным или доминирующим языком. В частности, в Африке он также является довольно точной картой британской колониальной истории.


13) В каких странах Европы говорят по-английски

Английский — один из трех официальных «процедурных языков» Европейского Союза. Президент Германии недавно предложил сделать его единственным официальным языком.Но то, насколько хорошо люди в каждой стране Европейского Союза говорят по-английски, значительно различается. На этой карте показано, где большинство людей могут — и не могут — разговаривать по-английски.


14) Где люди читают английскую Википедию

Коболен

На заре Интернета доминировал английский язык. Но языки в сети становятся все более разнообразными. В 2010 году английский язык больше не составлял большую часть текста, написанного в Интернете, поскольку достижения в области технологий облегчили отображение нелатинских алфавитов.Тем не менее, английский является доминирующим языком Википедии — как если учесть, на каком языке написаны статьи, так и там, где люди используют англоязычную версию, как показано на этой карте.


15) Откуда берутся новые английские слова

Оксфордский словарь английского языка

Эта увлекательная диаграмма, основанная на данных из Оксфордского словаря английского языка, показывает, откуда появились слова, когда они впервые начали появляться в английском языке.Большинство слов происходят из германских языков, романских языков или латыни или образованы из уже используемых английских слов. Но как видно из этого скриншота 1950 года, слова также приходят в английский со всего мира.


16) Как изменяется словарный запас в зависимости от того, что вы пишете

Майк Кинде

Заимствование слов из других языков не прекратилось, когда древнеанглийский язык превратился в среднеанглийский.Просвещение принесло в английский язык приток греческих и латинских слов — слов, обозначающих научные концепции, которые стали более широко использоваться по мере развития науки. Научный словарь по-прежнему обычно основан на греческих или латинских корнях, которые не используются в обычном разговоре. С другой стороны, Марк Твен, мастер американского диалекта, в своей работе в значительной степени полагался на старые добрые англосаксонские слова, отражающие стойкость этих очень старых слов к самым обычным понятиям в повседневной жизни.


17) Словарь Шекспира vs.рэпперы

Мэтт Дэниэлс

Дизайнер Мэтт Дэниелс изучил первые 35 000 слов из рэп-лирики артистов — и первые 35 000 слов из «Моби-Дика», а также 35 000 слов из пьес Шекспира, чтобы сравнить объем их словарного запаса. Он обнаружил, что у некоторых словарный запас больше, чем у Шекспира или Мелвилла. Конечно, словарный запас — не единственный показатель артистизма. Но это интересный взгляд на то, как изменился английский язык.


18) Где изучающие английский язык свободно говорят на этом языке

EF

Английский — второй по распространенности язык в мире. Но людей, изучающих английский (второстепенных), даже больше, чем тех, кто считает английский своим родным языком. Вот где люди, как правило, получают хорошие и плохие баллы по тестам по английскому от Education First. Зеленые и синие страны имеют более высокий уровень владения языком, чем красные, желтые и оранжевые.Лучше всего идут скандинавские страны, Финляндия, Польша и Австрия. На Ближнем Востоке, как правило, не хватает знатоков английского языка.


19) Результаты теста по английскому языку как иностранному

Р-Чан

Тест по английскому как иностранному (TOEFL) требуется иностранным студентам из неанглоязычных стран, среди прочего, для поступления в американские университеты. Вот где ученики, как правило, показывают хорошие результаты.(Англоязычные страны указаны на карте, но тест требуется только для людей, для которых английский не является родным языком.) Нидерланды получают наивысший балл: в среднем 100 баллов из возможных 120.


20) Иммигранты в США изучают английский язык быстрее, чем предыдущие поколения

Клод С. Фишер, Майк Хаут, Алия Саперштейн

Обеспокоенность по поводу того, ассимилируются ли иммигранты в США, часто сводится к критике за то, что они недостаточно быстро изучают английский (вспомните возмущение по поводу телефонных систем, которые просят вас выбрать английский или испанский).Но на самом деле иммигранты в США сегодня изучают и используют английский намного быстрее, чем иммигранты на рубеже 20-го века. Более 75 процентов всех иммигрантов и чуть менее 75 процентов испаноязычных иммигрантов говорят по-английски в течение первых пяти лет по сравнению с менее чем 50 процентами иммигрантов в период с 1900 по 1920 год.


Диалекты и регионализм

21) Откуда берутся кокни

MutleyBG

Традиционное определение кокни в Лондоне — это тот, кто родился в пределах слышимости колоколов Св.-Церковь Мэри-ле-Боу — территория, выделенная на этой карте коричневым цветом. (Меньшие круги в нем — это места, где колокола можно услышать громче в более шумном современном мире.) Отличительный акцент или диалект кокни наиболее известен своим рифмованным сленгом, который восходит как минимум к 19 веку. Сленг начинается с рифмы, но часто рифмующееся слово опускается — «иметь мясника», что означает «взглянуть», произошло от рифмы слова «крючок мясника» и «смотреть». Фраза «взорвать малину», которая распространилась далеко за пределы Лондона, изначально происходит от рифмы «малиновый пирог» с «пердеть».”)


22) Диалекты и акценты в Британии

В Англии есть три основных типа британского акцента: северный английский, южный английский и мидлендский акцент. Одна из наиболее очевидных особенностей заключается в том, произносится ли «ванна» как «а» в «кошке» (как в США и в северноанглийских диалектах) или как а в «отец» (как в южноанглийских диалектах). . Между тем, общий британский акцент известен как «Received Произношение», что по сути является южноанглийским акцентом, используемым среди элиты, который стирает региональные различия.Вот видео, на котором одна женщина делает 17 британских акцентов, большинство из которых показано на карте.


23) Сдвиг гласных в Северной Америке

Angr

Прямо сейчас в американском английском происходит еще один сдвиг гласных. В районе Великих озер меняются короткие гласные. Это примечательно, потому что короткие гласные звуки (подумайте о коротком «а» в «кошке», а не о долгом «а» в «Кейт») действительно пережили Великий сдвиг гласных в 17 веке.Краткие гласные не менялись сотни лет — но теперь они изменились в Милуоки, Чикаго, Кливленде и других городах и даже небольших городках вокруг Великих озер, по крайней мере, среди белых говорящих. «Автобусы» произносится как «боссы». «Блок» получается как «черный». Никто не знает почему, но, похоже, это началось еще в 1930-х годах. Карта показывает, в каких областях произошел сдвиг гласных на разных стадиях.


24) Американские диалекты

Роберт Делани

Вот подробная карта того, как разговаривают американцы.По словам лингвиста Роберта Делани, составившего эту карту, ярко-зеленые диалекты — это подмножества «общего северного» — общего американского акцента, используемого примерно двумя третями населения США. Но он включает в себя множество подмножеств. Восточный акцент Новой Англии — это акцент «pahk the cah in Hahvahd Yahd». На юге вы можете увидеть, как английский язык менялся и не менялся на протяжении поколений. В акценте Южного Мидленда сохранились некоторые слова елизаветинского английского языка. А акцент прибрежных южных районов сохраняет некоторую колониальную лексику, например, «кошачий угол».”


25) Вы, ребята, против вас

Джошуа Кац

Одна вещь, которую английский со временем утратил, — это полезное множественное число от второго лица. «Вы» стало стандартом где-то в 1500-х годах, и в отличие от французского (который различает разговоры с одним человеком и с несколькими, а также между разговором с кем-то, с кем вы близки, и кем-то, с кем вы не являетесь), это в значительной степени уловка. Но американский английский нашел множество способов восполнить этот пробел.Есть южное «y’all», питтсбургское «yinz» и бостонское «youse». Вот как люди в США обращаются к нескольким людям из бесценных диалектных карт Джошуа Каца из штата Северная Каролина.


Узнать больше

Кредиты

Писатель Либби Нельсон

Редакторы Сара Клифф, Макс Фишер

Разработчик Юрий Виктор

Копировальный редактор Энн Эспуэлас

25 новых модных слов на английском языке, которые носители языка используют постоянно

Кто-нибудь может представить себе froyo ?

Или выдавить шрирача на свой гамбургер?

Но пожалуйста, что бы вы ни делали, не надо привидение меня.

Я хочу, чтобы вы остались здесь и написали замечательный пост, который у меня есть для вас сегодня.

О чем я говорю?

Что ж, некоторые из вас, возможно, не слышали эти слова раньше, и причина в том, что это новые слова в английском языке, которые недавно были добавлены в словарь.

Новые слова?

Да, английский язык очень жив и развивается, и каждый год в словарь добавляется все больше новых слов. Сегодня мы собираемся выучить 25 новых английских слов, которые носители языка используют постоянно .

Но прежде чем мы перейдем к этому списку, вам может быть интересно, откуда берутся новые английские слова, и несколько быстрых советов, как освоить их в кратчайшие сроки.

Загрузить: Эта запись в блоге доступна в виде удобного портативного PDF-файла. можно взять куда угодно. Щелкните здесь, чтобы получить копию. (Скачать)

Откуда берутся новые слова?

Ежегодно в словарь английского языка добавляются сотни новых слов. Конечно, не все новые слова попадают в словарь.Есть те, которые часто использовались в широком диапазоне контекстов и оказались полезными для общения на английском языке .

Новые английские слова могут происходить из иностранных слов , которые со временем были адаптированы в английском языке. Например, если вы любите острую пищу, вам будет приятно узнать, что слово sriracha (острый соус с чили и чесноком, изобретенный в Таиланде) было добавлено в словарь.

Некоторые новые слова на самом деле являются старыми словами , которым были приданы новые или дополнительные значения.Например, призрак больше не слово, которое вы используете только во время Хэллоуина для обозначения духа. Теперь у него есть дополнительное значение, которое мы покажем вам в нашем списке ниже.

Чтобы увидеть более жуткие старые слова по-новому, послушайте диалоги в страшных телешоу и фильмах, снятых недавно. В этом видео с англоязычного канала FluentU на YouTube рассказывается о нескольких жутких шоу на Netflix, которые могут помочь вам напугать (найти) некоторые новые английские слова и выражения.

И посетите канал FluentU English , чтобы найти другие способы выучить новые модные английские слова. Если вы подпишетесь и нажмете на значок уведомления, вы сможете быть в курсе последних новостей и получать советы по изучению новейшего английского сленга.

Новые сленговые слова — это не просто старые слова, используемые по-новому. Новые слова могут также образовываться из смешения или сокращения определенных слов или словосочетаний . Например, ключевым ингредиентом итальянской кухни является оливковое масло первого отжима — это настоящая скороговорка, но, к счастью, теперь оно сокращено до EVOO , как вы скоро увидите.

Или прямо сейчас, если вы хотите выучить 12 из двадцати пяти модных слов прямо сейчас!

Самые быстрые способы освоения нового словарного запаса английского языка

  • Создайте свой собственный словарь: Один из наиболее эффективных способов овладеть английским словарным запасом — создать свой собственный словарь самых важных или трудных для вас слов. Составьте список новых слов, которые вы хотите выучить, и запишите их значения и способы использования.

Освоение нового словаря требует времени и практики, поэтому обязательно держите при себе личный словарь, чтобы ссылаться на него и освежить свою память всякий раз, когда это необходимо.Это поможет вам не забыть слова.

  • Смотрите реальные английские видео на FluentU: Зачем ждать, пока новые английские слова официально войдут в словарь? FluentU научит вас английским словам так, как их используют сегодняшние носители языка , на самом деле .

Каждое видео сопровождается интерактивными субтитрами . Щелкните любое слово, и FluentU мгновенно даст вам определение и примеры предложений! Это увлекательный способ естественным образом учить слова, одновременно впитывая тонны англоязычной культуры.

  • Поговорите с людьми: Еще один способ освоить новый словарный запас — использовать слова в реальном разговоре на английском языке. Чем больше вы будете повторять слово, тем более свободно вы научитесь его использовать. Поговорив с носителями английского языка, вы также пополните их словарный запас. Вот это бонус!

Вот несколько отличных советов, как найти англоговорящих партнеров, где бы вы ни жили.

1. To Chillax

Если вы смешаете слова chill (расслабленный) и relax , , вы получите глагол chillax.

Это слово становится все более и более распространенным в Интернете за последние пару лет и означает просто расслабиться, успокоиться или расслабиться.

Хотя люди используют это слово почти с тем же значением, что и расслабление, я считаю, что chillax имеет скорее саркастическое значение, например «вау, успокойся, это не так серьезно, вы слишком остро реагируете».

Независимо от того, какое значение оно может иметь для разных людей, помните, что это слово используется в сленге, поэтому не говорите своему боссу или учителю chillax!

Эй, парень, просто chillax! Это просто фильм ужасов, а не конец света!

2.Whatevs

Whatevs — неофициальное слово, которое означает независимо от .

Я обычно встречал его в предложениях, в которых говорящий хочет выразить иронию и показать, что его не волнует, что происходит или о чем идет речь.

Обычно вы видите whatevs как отдельное междометие или в конце предложения:

«Я тебя больше не люблю».
«Что за… Пока!»

Она не вернула мне помаду, но как бы то ни было.

3. Freegan

Freegans и freeganism были популярны в течение многих лет, но только недавно мы получили слово, чтобы описать, кто и что они из себя представляют.

Проще говоря, freegan — это человек, который пытается купить как можно меньше, использует выброшенные вещи и / или (особенно) еду и перерабатывает все, что может. Они заботятся об окружающей среде и дружелюбны, и они делают все возможное, чтобы уменьшить количество отходов.

Хотя это положительный момент для Земли, некоторые люди доводят его до крайности. Именно поэтому слова freegan и freeganism обычно окружены негативными коннотациями (ассоциациями, предложениями).

Он стал фриганом пять лет назад и с тех пор не покупает еды.

4. Адский

Это слово представляет собой смесь слова ад и суффикса -cious, , который довольно часто встречается в английском языке (восхитительный, осознанный, дерзкий, цепкий и т. Д.).

Адский может иметь разные значения, но обычно используется как прилагательное, означающее удивительный, замечательный или очень сложный.

Это слово явно сленговое, поэтому используйте его только в соответствующем контексте!

Он получил адских ненависти из своего последнего поста.

Они получили адских раза, пытаясь покинуть страну целым и невредимым.

5. Awesomesauce

Сложите вместе слова awesome и auce , и вы получите awesomesauce, , который в основном имеет то же значение, что и awesome, но с щепоткой еще большей удивительности.

Это сленговое слово можно использовать в любой неформальной ситуации, и оно работает как обычное прилагательное:

Я читаю книгу awesomesauce о влиянии сленговых слов на английский язык. Как я поживаю?

6. Передергивание

Вы когда-нибудь слышали, чтобы кто-то говорил что-то настолько смущающее, что вы даже жалели его?

Были ли вы в ситуации, когда кто-то вел себя так неловко (странно, неловко, некрасиво), что вам хотелось, чтобы вас там не было?

Если так, то вы были съеживались большим разом!

К съежиться означает чувствовать смущение и стыд за то, что кто-то делает или говорит.Вы можете даже передергивать себя, но давайте будем честными, мы обычно передергиваем других людей.

Его мама танцевала с его лучшим другом, и он не мог не съежиться.

Я передергиваю каждый раз, когда читаю ее милые комментарии.

В последнее время вы даже можете использовать cringy вместо прилагательного cringy , чтобы описать что-то, что заставляет вас съеживаться:

Этот наряд такой caring.

7. Stan / To Stan

Stan может использоваться как существительное для описания человека и как глагол для описания действия.

A stan — это человек, который боготворит, любит до одержимости или является чрезмерно рьяным (очень преданным и преданным) поклонником знаменитостей.

To stan означает поклоняться, одержимо любить или быть чрезмерным поклонником знаменитости.

Это сленговое слово происходит от песни Эминема 2000 года под названием «Stan», которая повествует об одержимом фанате, чья любовь к знаменитости… ну, давайте просто скажем, что это не заканчивается хорошо.

В последнее время это слово стало гораздо более распространенным, и теперь его можно использовать в любом контексте или ситуации, когда вы хотите сказать, что любите кого-то или что-то.

Боже мой! Я стан эту одежду, Дженни!

I стан Кэти. Она мой образец для подражания.

Иногда вы можете даже увидеть, как кто-то (обычно в сети) говорит «мы станем», демонстрируем коллективную поддержку (то есть поддержку со стороны всех членов сообщества).

8. Трезво-любопытный

Это слово ужасно чудесно. Можно даже сказать, что это заставляет вас съежиться.

Трезвый любопытство можно использовать для описания человека, который сомневается в своих привычках употребления алкоголя или хочет попытаться изменить их по состоянию здоровья или по психическим причинам.

Я видел, что это используется только в очень специфических контекстах и ​​всегда связано с алкогольными привычками и алкоголизмом, поэтому, надеюсь, вам не придется использовать его очень часто.

Он трезвый, любопытный и хочет неделю не пить.

9. День рождения

День рождения — это просто неофициальная сокращенная версия слова «день рождения». Вы можете часто видеть это в социальных сетях, особенно когда поздравляете кого-то с днем ​​рождения:

Happy b-day, John! Надеюсь, у вас отличный!

Это слово произносится так: BEE-dey .

10. Beardo

beardo — человек с бородой. Простой.

Однако, как это часто бывает с другими словами, такими как weirdo (странный или эксцентричный человек), оно может иметь уничижительное (негативное и недоброе) значение, особенно если вы сложите эти два слова вместе: weirdo beardo .

weirdo beardo — это человек с бородой, у которого не самые лучшие гигиенические привычки, он социально странный и неловкий:

Этому weirdo beardo действительно нужна стрижка!

11. Sriracha

Если вы любите острую пищу, вы, вероятно, слышали о sriracha . Это соус в тайском стиле, приготовленный из смеси острого перца чили, чеснока и специй, который обычно используется в кулинарии или в качестве соуса для макания.

Sriracha действительно добавит удовольствия вашему гамбургеру, но обязательно держите рядом стакан воды!

12.Призрак

Значение слова привидение (когда оно используется как существительное), которое знакомо большинству из нас, — это дух мертвого человека, подобного тому, что мы часто видим, появляющимся и исчезающим в фильмах. Теперь слово призрак имеет новое, неформальное значение, которое связано с исчезновением .

Глагол to ghost означает внезапное полное прекращение контакта с кем-либо (обычно с романтическим партнером), не отвечая на его телефонные звонки и текстовые сообщения.

Вы часто будете слышать, что это слово используется в прошедшем времени (призрачный)… , так как вы не знаете, что призрак , пока не станет слишком поздно!

Я не получала от нее известий больше недели. Она всего привидела меня.

13. EVOO

Попробуйте сказать «оливковое масло первого холодного отжима» несколько раз. Это вид высококачественного масла, который делает итальянскую кухню такой вкусной, и это довольно сложно сказать, не так ли?

Но не беспокойтесь, теперь мы можем сократить его до EVOO с первыми буквами этих слов.Ага, не так ли легче сказать?

Не забудьте по дороге домой захватить бутылку EVOO . Я делаю сегодня пасту.

14. Manspread

Вы когда-нибудь замечали, как некоторые мужчины сидят в общественных местах, расставив ноги настолько широко, что занимают более одного места?

Такое поведение, обычно наблюдаемое в общественном транспорте, таком как поезда и автобусы, а также в общественных местах ожидания, известно как человеко-распространение (человек + распространение).

Разве не было бы неплохо, если бы люди были более внимательны к человеку, распространяющему в напряженное время дня?

15.Facepalm

Facepalm (вы также увидите, что это написано двумя словами: лицо и d ладонь) — это новое слово, которое описывает процесс закрытия лица рукой когда вы находитесь в сложных или неудобных ситуациях. Это вполне естественно, когда мы чувствуем себя смущенными, расстроенными или очень разочарованными.

Ему пришлось facepalm , когда его начальник указал на опечатки в своем отчете после того, как он трижды проверил его.

16. Froyo

Вот еще одно новое слово, связанное с едой: froyo. Правильно, несложно догадаться, что froyo — это сокращение от замороженного йогурта, — холодного десерта, похожего на мороженое и немного более полезного.

В жаркий день вы можете позвонить мне на номер froyo в любое время.

17. Hangry

Вы когда-нибудь были голодны? Я знаю, что есть. Hangry (голодный + сердитый) — это когда вы в плохом настроении и чувствуете разочарование, потому что вам нужно поесть прямо сейчас.

Я ничего не ел после завтрака. Я голодный , и я тебе не очень понравлюсь.

В этом комедийном видео на FluentU вы можете увидеть отличный пример того, как англоговорящие люди используют слово Hangry .

Подпишитесь на бесплатную пробную версию FluentU, чтобы смотреть со всеми обучающими функциями и изучать остальную часть видеотеки.

18. Photobomb

Помните, как вы позировали для этой идеальной фотографии (или вы так думали!) Только чтобы обнаружить, что кто-то испортил ее, появившись в поле зрения, когда фотография была сделана?

Это фотобомба .Неизвестный человек — это фотобомбардировщик . Это может быть случайный незнакомец, просто проходящий мимо, или шутник, который намеренно фотобомбил вас.

Вы не поверите, как трудно было избежать фотобомбы , когда мы фотографировали на пляже.

19. Часы с выпивкой

До часы с выпивкой — это просмотр множества серий сериала один за другим без остановки. Слово выпивка само по себе означает переборщить.

Я провел все выходные за запоем, смотря сериал «Миллиарды» с моим соседом по комнате.

20. Fitspiration

Каждый конец года мы выделяем перерыв, чтобы спланировать наши цели на новый год. Что мы можем сделать? Ешьте здоровее? Больше тренироваться? Получите больше формы? Да, но нам нужно вдохновение!

Итак, мы смотрим вокруг и, да, у нас есть новое слово для этого.

Fitspiration (фитнес + вдохновение) относится к людям, фотографиям и сообщениям в социальных сетях, которые вдохновляют нас продолжать подталкивать себя и оставаться приверженными нашим фитнес-целям.

Я был очень впечатлен тем, что мой коллега прикрепил изображение Криса Хемсворта на стене своего офиса для fitspiration .

21. Mansplain

Подобно mansplain , слово mansplain (мужчина + объяснение) относится к тому, как некоторые мужчины объясняют что-то женщине снисходительно (высокомерно), что звучит так, будто он либо лучше, чем она, или он знает больше, чем она.

Каждый раз, когда он начинает жаловаться на , все женщины в комнате закатывают глаза и перестают обращать внимание.

22. Глэмпинг

Те, кто не любит кемпинги на открытом воздухе без надлежащих удобств, таких как туалеты и т. Д., Будут рады узнать, что теперь есть вещь под названием глэмпинг .

Глэмпинг (гламурный + кемпинг) — это кемпинг со всеми современными удобствами, такими как красивые ванные комнаты и т. Д.

Нет, я не пойду с вами в поход. Но если это глэмпинг , то я внутри.

23.Боковой глаз

Вы когда-нибудь бросали на кого-нибудь неодобрительный взгляд искоса? Это называется демонстрацией косого взгляда , чтобы показать, что вы раздражены и не одобряете их или их поведение.

У меня была веская причина отдать ему с боковым глазом . Он просто продолжал зевать передо мной с открытым ртом.

24. Fast Fashion

В постоянно меняющемся мире моды термин fast fashion относится к концепции известных дизайнеров и производителей, таких как H&M, Esprit и Levi’s, которые представляют последние модные тенденции в магазинах. доступные цены.

Похоже, у нее ограниченный бюджет, и она не может себе позволить ничего, кроме fast fashion .

25. Staycation

Когда-нибудь брали отпуск на работе и некуда идти? Что ж, если у вас нет планов на поездки, то проведите отпуск дома и остановитесь на , (проживание + отпуск).

Я хожу смотреть мир при каждой возможности. Поэтому все были удивлены, что в этот отпуск у меня осталось гостя, .

Итак, вот и список интересных новых английских слов, которые вы можете использовать сегодня.Испытайте себя, чтобы освоить их все как можно быстрее. Помните, практика ведет к совершенству. Удачной практики!

Загрузить: Эта запись в блоге доступна в виде удобного портативного PDF-файла. можно взять куда угодно. Щелкните здесь, чтобы получить копию. (Загрузить)

Что такое американский язык жестов (ASL)?


Мальчик подписывает «Я люблю тебя».

Что такое американский язык жестов?

Американский язык жестов (ASL) — это законченный естественный язык, который имеет те же лингвистические свойства, что и разговорные языки, с грамматикой, отличной от английского.ASL выражается движениями рук и лица. Это основной язык многих глухих и слабослышащих североамериканцев, а также используется некоторыми слышащими людьми.

Является ли язык жестов таким же в других странах?

Универсального языка жестов не существует. В разных странах и регионах используются разные жестовые языки. Например, британский язык жестов (BSL) отличается от ASL, и американцы, знающие ASL, могут не понимать BSL. Некоторые страны принимают особенности ASL в своих жестовых языках.

Откуда возникла ASL?

Ни один человек или комитет не изобрели ASL. Точное происхождение ASL неясно, но некоторые предполагают, что он возник более 200 лет назад в результате смешения местных жестовых языков и французского жестового языка (LSF или Langue des Signes Française). Сегодняшний ASL включает некоторые элементы LSF плюс оригинальные местные жестовые языки; со временем они слились и превратились в богатый, сложный и зрелый язык. Современный ASL и современный LSF — разные языки.Хотя они все еще содержат некоторые похожие знаки, они больше не могут быть поняты пользователями друг друга.

Как ASL сравнивается с разговорным языком?

ASL — это язык, полностью отличный от английского. Он содержит все фундаментальные особенности языка, со своими собственными правилами произношения, словообразования и порядка слов. В то время как в каждом языке есть способы сигнализировать о различных функциях, например, задать вопрос, а не сделать заявление, языки различаются тем, как это делается.Например, англоговорящие люди могут задать вопрос, повысив тон голоса и изменив порядок слов; Пользователи ASL задают вопрос, поднимая брови, расширяя глаза и наклоняя тело вперед.

Как и в случае с другими языками, конкретные способы выражения идей на ASL различаются так же, как и сами пользователи ASL. Помимо индивидуальных различий в выражении, в ASL есть региональные акценты и диалекты; Точно так же, как определенные английские слова по-разному говорят в разных частях страны, ASL имеет региональные различия в ритме жестов, произношении, сленге и используемых знаках.Другие социологические факторы, включая возраст и пол, могут влиять на использование ASL и способствовать его разнообразию, как и разговорные языки.

Fingerspelling является частью ASL и используется для написания английских слов. В алфавите, который пишется пальцами, каждая буква соответствует определенной форме руки. Дактилоскопия часто используется для имен собственных или для обозначения чего-либо английским словом.

Как большинство детей изучают ASL?

Родители часто являются источником раннего овладения языком ребенком, но для глухих детей образцом для овладения языком могут быть другие люди.Глухой ребенок, рожденный от глухих родителей, которые уже используют ASL, начнет приобретать ASL так же естественно, как слышащий ребенок улавливает разговорный язык от слышащих родителей. Однако для глухого ребенка со слышащими родителями, у которых нет опыта работы с ASL, язык может быть приобретен иначе. Фактически, 9 из 10 детей, рожденных глухими, рождаются от родителей, которые слышат. Некоторые слышащие родители предпочитают знакомить своих глухих детей с языком жестов. Слышащие родители, которые предпочитают, чтобы их ребенок выучил язык жестов, часто изучают его вместе со своим ребенком.Глухие дети со слышащими родителями часто изучают язык жестов через глухих сверстников и свободно говорят на нем.

Почему акцент делается на раннем изучении языка?

Родители должны как можно скорее познакомить глухого или слабослышащего ребенка с языком (разговорным или подписанным). Чем раньше ребенок знакомится с языком и начинает овладевать им, тем лучше будет его языковое, когнитивное и социальное развитие. Исследования показывают, что первые несколько лет жизни являются наиболее важными для развития языковых навыков ребенка, и даже первые месяцы жизни могут иметь важное значение для установления успешного общения с воспитателями.Благодаря программам скрининга, действующим почти во всех больницах США и их территорий, новорожденных проверяют на слух, прежде чем они выпадут из больницы. Если у ребенка потеря слуха, это обследование дает родителям возможность узнать о возможностях общения. Затем родители могут начать процесс изучения языка своего ребенка на этом важном раннем этапе развития.

Какие исследования поддерживает NIDCD по ASL и другим жестовым языкам?

NIDCD поддерживает исследования ASL, включая его получение и определение характеристик.Финансируемые исследования включают в себя исследования по пониманию грамматики, усвоения и развития языка жестов, а также использования языка жестов, когда доступ к устной речи затруднен травмой или дегенеративным заболеванием, или когда трудно усвоить речь из-за ранней потери слуха или травмы нервной системы. .


Подросток разговаривает на языке жестов.

Изучение языка жестов также может помочь ученым понять нейробиологию языкового развития. В одном исследовании исследователи сообщили, что построение сложных фраз, произносимых или подписанных, затрагивает одни и те же области мозга.Лучшее понимание нейробиологии языка могло бы обеспечить переводческую основу для лечения травм языковой системы, для использования знаков или жестов в терапии для детей и взрослых, а также для диагностики языковых нарушений у глухих.

NIDCD также финансирует исследования жестовых языков, созданные в небольших сообществах людей, практически не имеющих внешнего влияния. Новые жестовые языки можно использовать для моделирования основных элементов и организации естественного языка, а также для изучения сложного взаимодействия между способностями к естественному человеческому языку, языковой средой и результатами изучения языка.Посетите веб-сайт NIH Clinical Research Trials and You, чтобы прочитать об этих и других клинических испытаниях, в которых набирают добровольцев.

Где я могу найти дополнительную информацию об американском жестовом языке?

NIDCD ведет каталог организаций, которые предоставляют информацию о нормальных и нарушенных процессах слуха, баланса, вкуса, обоняния, голоса, речи и языка.

Информационный центр NIDCD
1 Communication Avenue
Bethesda, MD 20892-3456
Бесплатная голосовая связь: (800) 241-1044
Бесплатная линия TTY: (800) 241-1055
Электронная почта: nidcdinfo @ nidcd.nih.gov

Публикация NIH № 11-4756
март 2019 г.

10 современных английских слов и сленговых терминов, которые вы должны знать

Не всему можно научить в классе — поэтому мы составили список из 10 новых английских слов, сленговых терминов и образов речи, чтобы вы могли использовать их в своих разговорах на английском языке. Не знаете, как их использовать? Не волнуйтесь, мы включили определения и примеры их использования в предложениях.

Ушной червь

Песня или мелодия, которая, как только вы ее услышите, застряла у вас в голове.

Используйте его: «Эта новая песня Тейлор Свифт — такая черви!»

Staycation

Проведите отпуск в родном городе, а не за границу. Часто отдыхает дома или занимается активным отдыхом в окрестностях.

Используйте его: «Этим летом я отдыхаю, так как пытаюсь сэкономить».

Веб-код

Эпизод или сериал, созданные исключительно для просмотра в Интернете.Это может быть часть веб-сериала или использоваться для продвижения телесериала.

Используйте его: «В сети появился новый веб-эпизод« Во все тяжкие », вы его видели?»

Краудфандинг

Финансирование проекта или коммерческого предприятия путем обращения к большому количеству людей (обычно онлайн) с просьбой инвестировать небольшую сумму денег — обычно через такие веб-сайты, как Kickstarter и Indiegogo.

Используйте его: «Мы собрали достаточно денег, чтобы начать наш бизнес с помощью краудфандинга.”

Глэмпинг

Очаровательный кемпинг! Избегайте любых суровых условий с роскошными удобствами и помещениями, такими как юрта или домик.

Используйте его: «В этом году мы собираемся провести время в глэмпинге в Гластонбери».

Двойник

Что-то или кто-то, очень похожий на что-то другое, часто используется для описания кого-то, кто очень похож на знаменитость.

Используйте его: «Вы видели там двойников принца Уильяма и Кейт Миддлтон?»

Передача

Это слово имеет более политическое значение с точки зрения приобретения земли или владения.Тем не менее, его современное использование обычно используется на рабочем месте: акт передачи контроля или ответственности другому человеку, когда вы находитесь вне работы, в отпуске или увольняетесь с работы.

Используйте его: «Я пришлю свои заметки по электронной почте, чтобы вы могли продолжить проект, пока меня нет».

Meh

Когда что-то немного скучное или скучное. Также слово, которое можно использовать, чтобы описать отсутствие интереса или безразличие. По сути, это словесное пожатие плечами.

Использовать: «Фильм был немного странным».

Часы-выпивка

Просмотр нескольких серий телешоу один за другим за один присест. Обычно с коробкой DVD или с помощью онлайн-трансляции.

Используйте его: «Я планирую в эти выходные посмотреть всю серию« Игры престолов »!»

Bae

Нежный термин для девушки или парня, сокращенно «младенец» или «младенец». Некоторые говорят, что это аббревиатура от «прежде всех».

Используйте это: «Увидимся позже, детка».

Какое английское слово или сленговое слово вам нравится больше всего? Расскажите нам через Facebook и Twitter.

Английский язык меняется? | Лингвистическое общество Америки

Английский язык меняется?

Под редакцией Бетти Бирнер

Загрузите этот документ в формате pdf.

Да, и любой другой человеческий язык тоже! Язык постоянно меняется, развивается и приспосабливается к потребностям своих пользователей. Это неплохая вещь; если бы английский не изменился, скажем, с 1950 года, у нас не было бы слов для обозначения модемов, факсов или кабельного телевидения. Пока потребности пользователей языка продолжают меняться, язык будет меняться. Изменения настолько медленные, что из года в год мы почти не замечаем их, разве что время от времени ворчим по поводу «плохого английского», используемого молодым поколением! Однако чтение произведений Шекспира XVI века может быть трудным. Если вы вернетесь на пару столетий назад, то увидите, что Canterbury Tales Чосера — это очень тяжелая поездка на санках, и если вы вернетесь еще на 500 лет назад, чтобы попытаться прочитать Beowulf , это было бы похоже на чтение на другом языке.

Почему меняется язык?

Язык меняется по нескольким причинам. Во-первых, он меняется, потому что меняются потребности его носителей. Новые технологии, новые продукты и новый опыт требуют новых слов, чтобы обозначить их ясно и эффективно. Рассмотрим текстовые сообщения: изначально это называлось обменом текстовыми сообщениями, поскольку позволяло одному человеку отправлять по телефону другой текст, а не голосовые сообщения. По мере того, как это стало более распространенным, люди начали использовать более короткую форму текст для обозначения как сообщения , так и процесса, так как в я только что получил текст или , я напишу Сильвии прямо сейчас .

Еще одна причина изменений заключается в том, что не существует двух людей с одинаковым языковым опытом. Все мы знаем несколько разный набор слов и конструкций в зависимости от нашего возраста, работы, уровня образования, региона страны и так далее. Мы заимствуем новые слова и фразы от разных людей, с которыми разговариваем, и вместе они создают что-то новое, непохожее на манеру речи любого другого человека. В то же время различные группы общества используют язык как способ обозначить свою групповую идентичность; показывая, кто является членом группы, а кто нет.

Многие изменения, происходящие в языке, начинаются с подростков и молодых людей. По мере того, как молодые люди взаимодействуют с другими людьми своего возраста, их язык расширяется и включает в себя слова, фразы и конструкции, которые отличаются от слов старшего поколения. У некоторых короткая продолжительность жизни (слышали groovy в последнее время?), Но другие остаются, чтобы повлиять на язык в целом.

Мы получаем новые слова из самых разных мест. Мы заимствуем их из других языков ( суши, наглость ), мы создаем их, сокращая более длинные слова ( спортзал из спортзал ) или комбинируя слова ( бранч из завтрак и обед ), и мы составьте их из имен собственных ( Levis , fahrenheit ).Иногда мы даже создаем новое слово, ошибаясь при анализе существующего слова, например, как было создано слово горох . Четыреста лет назад слово pease использовалось для обозначения одной горошины или их группы, но со временем люди приняли Excerpt from Beowulf

, что pease имеет форму множественного числа, для которого pease должно быть единственным числом.Так родилось новое слово pea . То же самое произошло бы, если бы люди начали думать, что слово сыр относится к более чем одному сыру .

Порядок слов также изменяется, хотя этот процесс намного медленнее. Древнеанглийский порядок слов был гораздо более «свободным», чем современный английский, и даже сравнение раннего современного английского языка Библии короля Иакова с сегодняшним английским показывает различия в порядке слов. Например, Библия короля Иакова переводит Матфея 6:28 как «Посмотрите на полевые лилии, как они растут; не трудитесь.«В более позднем переводе последняя фраза переведена как« они не трудятся », потому что английский больше не ставит , а не после глагола в предложении.

Звуки языка тоже меняются. Около 500 лет назад в английском языке начали происходить серьезные изменения в способе произнесения гласных. До этого гусей рифмовались бы с сегодняшним произношением лицом , а мышей рифмовали бы с сегодняшним мирным .Однако начал происходить «Великий сдвиг гласных», во время которого звук ay (как в pay ) изменился на ee (как в fee ) во всех словах, содержащих его, а звук ee звук поменял на i (как у pie ). Всего было затронуто семь различных гласных звуков. Если вы когда-нибудь задумывались, почему в большинстве других европейских языков звук ay пишется с буквой «е» (как в fiancé ), а звук ee с буквой «i» (как в aria ), это потому что эти языки не подверглись Великому сдвигу гласных, только английский.

Разве английский не был элегантнее во времена Шекспира?

Люди склонны думать, что старые формы языков более элегантны, логичны или «правильны», чем современные, но это просто неправда. Тот факт, что язык постоянно меняется, не означает, что он становится хуже; просто становится иначе.

На древнеанглийском языке маленькое крылатое существо с перьями называлось брид. Со временем произношение поменялось на птицу . Хотя нетрудно представить детей в 1400-х годах, которых ругают за то, что они «невнятно» соединяют в птицу , ясно, что птица победила. Сегодня никто не станет утверждать, что птица — неправильное слово или неаккуратное произношение.

Образцы речи молодых людей, как правило, раздражают уши взрослых, потому что они незнакомы.Кроме того, новые слова и фразы в разговорной или неформальной речи используются раньше, чем в официальной письменной речи, поэтому верно, что фразы, которые вы можете услышать от подростка, еще не подходят для деловых писем. Но это не значит, что они хуже — просто новее. В течение многих лет учителя английского языка и редакторы газет утверждали, что слово , надеюсь, , не следует использовать для обозначения «я надеюсь», поскольку в случае , надеюсь, сегодня не будет дождя , хотя люди часто использовали его в неформальной речи. .(Конечно, никто не жаловался на другие «наречия предложения», такие как откровенно и фактически .) Битва против , надеюсь, теперь почти проиграна, и она появляется в начале предложений даже в официальных документах.

Если вы внимательно прислушаетесь, вы можете услышать , идет изменение языка . Например, больше — это слово, которое раньше встречалось только в отрицательных предложениях, например Я больше не ем пиццу . Теперь во многих районах страны его используют в положительных предложениях, например, . Я уже ел много пиццы .В этом смысле больше означает что-то вроде «в последнее время». Если сейчас это звучит для вас странно, продолжайте прислушиваться; вы можете услышать это в ближайшем будущем.

Почему люди не могут просто использовать правильный английский?

Под «правильным английским» обычно понимают стандартный английский. Большинство языков имеют стандартную форму; это форма языка, используемого в правительстве, образовании и других формальных контекстах. Но стандартный английский — это всего лишь один диалекта английского языка.

Важно понимать, что не существует таких понятий, как «небрежный» или «ленивый» диалект. У каждого диалекта каждого языка есть правила — не правила «школьной», например «не разделяйте инфинитивы», а скорее правила, которые говорят нам, что кошка спала — это предложение английского языка, но спал кот нет. Эти правила говорят нам, какой язык соответствует , а не каким должен быть .

У разных диалектов разные правила.Например:

(l) Я не обедал.

(2) Я не ел ужина.

Предложение (l) следует правилам стандартного английского языка; Предложение (2) следует набору правил, присутствующих в нескольких других диалектах. Ни один из них не является более неряшливым, чем другой, они просто отличаются правилом составления отрицательного предложения. В (l) ужин отмечен как отрицательный с любой ; в (2) он помечен как отрицательный с номером . Правила разные, но ни один из них не является более логичным и элегантным, чем другой.Фактически, древнеанглийский язык регулярно использовал «двойное отрицание», аналогично тому, что мы видим в (2). Многие современные языки, включая итальянский и испанский, позволяют или требуют более одного отрицательного слова в предложении. Такие предложения, как (2), звучат «плохо» только в том случае, если вы выросли не на диалекте, в котором они используются.

Возможно, вас учили избегать использования «раздельных инфинитивов», как в (3):

(3) Меня попросили тщательно полить сад.

Это называется «неграмотным», потому что полностью разделяет инфинитив на воду .Почему разделенные инфинитивы такие плохие? И вот почему: грамматики семнадцатого века считали латынь идеальным языком, поэтому они думали, что английский должен быть максимально похож на латынь. В латинском языке инфинитив, например to water , представляет собой отдельное слово; это невозможно разделить. Итак, сегодня, 300 лет спустя, нас все еще учат, что предложения вроде (3) неверны, все потому, что кто-то в 1600-х годах считал, что английский должен быть больше похож на латынь.

Вот последний пример. За последние несколько десятилетий появилось три новых способа передачи речи:

(4) Итак, Карен говорит: «Вау, я бы хотела там побывать!»

(5) Итак, Карен такая: «Вау, я бы хотела там побывать!»

(6) Итак, Карен говорит: «Вау, я бы хотела там побывать!»

В (4) идет означает почти то же самое, что сказал ; он используется для передачи реальных слов Карен.В (5) похож на , что означает, что говорящий говорит нам более или менее то, что сказала Карен. Если бы Карен использовала разные слова для обозначения одной и той же основной идеи, (5) было бы подходящим, а (4) — нет. Наконец, — это все в (6) — довольно новая конструкция. В большинстве областей, где он используется, это означает, что что-то похожее на похоже на , но с дополнительными эмоциями. Если бы Карен просто сообщила время, было бы нормально сказать Она такая: «Сейчас пять часов», , но странно сказать, что Она вся: «Сейчас пять часов» , если только в этом не было чего-то захватывающего. сейчас пять часов.

Это ленивая манера говорить? Нисколько; молодое поколение сделало полезное трехстороннее различие, тогда как раньше у нас было только слово , означающее . Язык никогда не перестанет меняться ; он будет и дальше отвечать потребностям людей, которые его используют. Так что в следующий раз, когда вы услышите новую фразу, которая раздражает ваши уши, помните, что, как и все остальное в природе, английский язык находится в стадии разработки.

Для получения дополнительной информации

Aitcheson, худой.1991. Изменение языка: прогресс или упадок? Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Брайсон, Билл. 1991. Родной язык: английский язык. Нью-Йорк: Книги Пингвинов.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *