Гогенштауфен фридрих: Император, Бог и дьявол. Фридрих II Гогенштауфен в истории и легенде | Глогер Бруно

Содержание

Эксперименты, опыты короля: VIKENT.RU

Путешествующий францисканский монах Салимбене де Адам оставил сведения (не исключено, что они являются смесью реальности и выдумки) об экспериментах Фридриха II, которые он называл «чудачествами»:

«Первым его чудачеством было то, что он приказал отрезать некоему нотарию большой палец на руке, потому что тот писал его имя не так, как ему хотелось. Он хотел, чтобы в первом слоге его имени писалось «и», таким образом: «Фридерик», а тот писал через «е», употребляя вторую гласную, таким образом: «Фредерик».

Вторым его чудачеством было то, что он захотел выяснить, каковы будут язык и речь у детей, когда они вырастут, если они ни с кем не будут разговаривать. И поэтому он приказал нянькам и кормилицам, чтобы они давали младенцам молоко, кормили их грудью, купали и заботились о них, но ни в коем случае не ласкали и не разговаривали с ними. Он хотел узнать, будет ли их языком еврейский, который был первым языком, или греческий, или латинский, или арабский, или, может быть, язык их родителей, от которых они родились. Но он трудился зря, так как все дети умирали во младенчестве. Ведь они не могли жить без шлепков, поглаживаний, улыбок и ласк своих нянек и кормилиц…

Третье его чудачество было следующее: когда он увидел заморскую землю, которая была Землей обетованной и которую столько раз восхвалял Бог, называя её землей, «где течёт молоко и мёд» (Втор. 27, 3), и красой всех земель, она ему не понравилась, и он сказал, что иудейский Бог не видел его земли, а именно Терра ди Лаворо, Калабрию, Сицилию и Апулию, а то бы Он не восхвалял столько раз землю, которую обещал и дал иудеям…

Четвёртым его чудачеством было то, что он много раз посылал некоего Николу против его воли на дно Фаро, и тот много раз возвращался оттуда; и желая точно узнать правду, действительно ли он добирается до дна и возвращается оттуда или нет, император бросил свой золотой кубок в том месте, которое он считал наиболее глубоким. И тот нырнул, нашёл его и принёс, и изумился император…

Фридрих отличался также и другими чудачествами и странностями, бранился, проявлял недоверчивость, развращенность, совершал злоупотребления»; некоторые из них я описал в другой хронике (не сохранилась – Прим. И.Л. Викентьева): например, человека, которого он живым держал в большой бочке до тех пор, пока тот там не умер, желая этим доказать, что душа полностью погибает…

Ведь он был эпикурейцем, и поэтому все, что он мог найти в Священном Писании сам и с помощью своих мудрецов, что способствовало бы доказательству, что нет другой жизни после смерти, — он всё это находил, как например: «Он разрушит их и не созиждет их» (Пс. 27, 5)…

Шестая странность и чудачество Фридриха, как я писал в другой хронике, проявились в том, что он на каком-то обеде до отвала накормил двух людей, одного из которых послал затем спать, а другого -охотиться, а на следующий вечер заставил обоих опорожнить желудок в его присутствии, желая узнать, кто лучше переварил обед. И врачами было установлено, что тот, кто спал, лучше справился с перевариванием пищи.

Седьмой и последней странностью и чудачеством было, как я также указал в другой хронике, что, когда однажды, находясь в каком-то дворце, он спросил Михаила Скота, своего астролога, на каком расстоянии от неба находится дворец, и тот ответил, как ему представлялось верным, Фридрих отправил его в другие земли королевства под предлогом проведения измерений и удерживал его там в течение нескольких месяцев, повелев строителям или плотникам так уменьшить размеры дворцового зала, чтобы никто не мог этого заметить. И так и было сделано. И когда, спустя много дней, в том же дворце император встретился с вышеупомянутым астрологом, то, начав как бы издалека, он спросил у него, таково ли расстояние до неба, как он сказал в прошлый раз. А тот, произведя расчёт, ответил, что или небо поднялось, или, наверное, земля сжалась. И тогда император понял, что перед ним настоящий астролог. И о многих других его чудачествах я слышал и знаю, но умолчу о них ради краткости изложения, а также потому, что мне противно перечислять столько его глупостей, и я спешу перейти к рассказу о других вещах».

Воскобойников О.С., Душа мира: наука, искусство и политика при дворе Фридриха II (1200-1250), М., «Российская политическая энциклопедия», 2008 г., с. 65-67.

Апология Императора Фридриха II Гогенштауфена с позиции метаистории — Rovdyr Dreams

— Древнее государство, преисполненное мечтаний и песен… Неужели вы забыли, что только под властью Гогенштауфенов оно было сердцем мира? Гогенштауфены не были Королями по милости вассалов.

— Не были, — согласился я. — Но ни одного Гогенштауфена уже давно нет в живых. Этот единственный воистину царский род за всю историю Европы со времен Императора Августа, к сожалению, пресекся.

— Род Гогенштауфенов не пресекся, — сказал барон после минутного молчания. — Гогенштауфены живы, и в один прекрасный день в соответствии со своим предназначением протянут руку к короне и горностаевой мантии, даже если эти священные эмблемы и окажутся к тому времени проданными в Америку.

Лео Перуц. «Снег Святого Петра».

Метаистория — своеобразный взгляд на реальную историю. Теория русского философа Даниила Андреева развивает идеи о Метаистории как «ноуменальной стороне того универсального процесса, который одной из своих сторон открывается для нас как история». Ноумен — сущность вещи, не познаваемая из опыта, а являющаяся объектом чистой мысли. Под Метаисторией Даниил Андреев понимал совокупность процессов иноматериальной природы, которая отчасти находит свое проявление в истории и имеет по отношению к ней в конечном счете определяющее значение.


Есть такие люди, постигать личность и значение которых я считаю целесообразным именно с позиции метаистории. Ибо масштаб их личностного содержания просто не вписывается в прокрустово ложе реальной истории. Одним из таких людей является правитель Священной Римской Империи Германской Нации Фридрих II из династии Гогенштауфенов.

Я решил написать апологию этого Императора в противовес многочисленным рассуждениям историографической науки, выводы которых зиждутся на простом принципе: правление Фридриха II привело в скором времени к краху сформированного им государства и гибели его династии — а значит, он был неправ.

Тот образ Фридриха II, который передает сухая историографическая наука, я не буду подробно пересказывать. Ограничусь предельно краткой сводкой. Фридрих жил в 1194–1250 годах, был Императором Священной Римской Империи, Королем Германии, Королем Сицилии, герцогом Швабии. Возглавлял Шестой Крестовый поход (1228–1229). С его смертью в 1250 году, в разгар войны с Римским престолом и Ломбардской лигой, завершилась поражением итальянская политика германских Императоров. В скором времени это привело к уничтожению династии Штауфенов.

Мне довелось прочитать две достаточно основательные современные немецкие книги про Фридриха II: «Император, бог и дьявол: Фридрих II Гогенштауфен в истории и сказаниях» Бруно Глогера и «Фридрих II Гогенштауфен» Эрнста Виса. Я почерпнул оттуда много информации, но только в критическом ракурсе.

Исключительно ценным был для меня просмотр в 2007 году итальянского фильма «День, ночь. И потом рассвет» (Il giorno la notte poi l’alba), повествующего о событиях в жизни Императора перед Шестым Крестовым походом. Фильм во многом построен на диалогах Фридриха II с Франциском Ассизским, которых в реальности, наверное, не было — но это и есть метаисторический подход. В реальности они вряд ли встречались, но такие грандиозные люди, я уверен, могут ментально общаться на расстоянии.

Именно этот фильм натолкнул меня на размышления об Императоре, которого современники называли Stupor Mundi — Удивление Мира. То есть о том, кто удивлял Мир. А также его называли Преобразователем Мира. Фридрих Ницше с полным правом назвал его одним из людей-загадок, чья судьба полна неразрешимых тайн запутанной и противоречивой человеческой натуры. Но это одна из сторон Фридриха; другой стороной была абсолютная уверенность в его праве Монарха.

Постараюсь обобщить эти размышления в нескольких аспектах.

Ересь и веротерпимость Фридриха II

Самым тяжким обвинением, предъявляемым Фридриху II современниками, была ересь. Для обычного человека тогда этого было достаточно, чтобы попасть на костер; к счастью, статус Императора защитил Фридриха от инквизиции, хотя словесных оскорблений он принял несчетное множество. Что ж, в этом обвинении было зерно истины — Фридрих II точно не был католиком. Он, как я полагаю, вообще не был теистом; такие взгляды, которые были ему присущи, можно определить как деизм. Эта парадигма веры признает существование Бога и сотворение Им мира, но отрицает большинство сверхъестественных и мистических явлений, божественное откровение и религиозный догматизм.

Сложно сказать, действительно ли перу Фридриха II принадлежал приписываемый ему трактат «О трех обманщиках», к которым он якобы причислял Моисея, Иисуса и Магомета. Думаю, это могло вытекать именно из отрицания божественных откровений, характерных для хорошо известных Фридриху авраамических религий.

Рассказывали также, что Император при виде пшеничного поля, намекая на таинство причастия, воскликнул: «Сколько богов здесь зреют!», а, глядя на священника, дающего последнее напутствие умирающему, вздыхал: «Сколько еще будет продолжаться это вранье?».

Что ж, в данном вопросе я и не собираюсь защищать Фридриха, ибо тут просто нет предмета для обсуждения и осуждения. Религиозные взгляды являются глубоко интимным персональным вопросом; никто не имеет судить и наказывать за них.

А вот что действительно важно, так это уникальная веротерпимость Фридриха II. В его Сицилийском Королевстве (он жил именно на этом средиземноморском острове, где сформировал оригинальную государственно-социальную модель) в мире жили и католики, и мусульмане–арабы, и евреи, и православные греки-византийцы.

К православным Фридрих относился миролюбиво; например, в одном из писем к эпирскому деспоту Фридрих писал:

Мы желаем защищать не только наше право, но и право наших дружественных и любимых соседей, которых чистая и истинная любовь во Христе соединила воедино, особенно же греков, наших близких и друзей… (Папа называет) благочестивейших и правовернейших греков нечестивейшими и еретиками.

Каково было в этом государстве еретикам, сложно сказать — мне доводилось встречать сведения о том, что инквизиция действовала и на землях, управляемых Фридрихом. Да, он бывал суров к ереси, но не из за религиозных предрассудков — в государстве ему нужен был порядок. И все же, думаю, не просто так Данте в «Божественной комедии» назвал его ересиархом и, естественно, поместил его в ад. Да и не на пустом месте возникло представление о том, что катары взывали о помощи именно к Фридриху. Кстати, одно из отлучений от церкви было объяснено тем, что Фридрих мешал папским легатам преследовать альбигойцев.


Но главное, что следует отметить относительно религиозного аспекта в жизни Фридриха II — его фразу из фильма «День, ночь. И потом рассвет» (говорил он ее в реальности или нет, не важно; важно, что он МОГ ее произнести) — «Не бывает священных войн». Эта фраза совершенно не вписывалась в контекст эпохи, объятой фанатизмом крестовых походов. И все же сам Император возглавил Шестой поход — и Иерусалим снова перешел под управление христиан. Но перешел сугубо мирным путем, в результате договора с Султаном Египта, с которым Фридрих был дружен и много переписывался. В Храме Гроба Господня Фридрих возложил на свою голову корону Короля Иерусалимского.

Непокорность Фридриха II Римским Папам. Идея Монархии

Вторым обвинением Фридриху II вменялась непокорность Папе. История средневековой Европы изобилует конфликтами Императоров и Королей с Римскими понтификами, но борьба с Фридрихом II носила наиболее ожесточенный характер. Много раз Императору приходилось воевать с Римом, много раз заключать мир и много раз его нарушать. За это его даже считали клятвопреступником (что, впрочем, в сравнении с тремя отлучениями от церкви и клеймом Антихриста уже не существенно). Пусть так, только я считаю, что Император и не обязан давать клятв никому, в том числе и Папам. Власть Монарха абсолютна. Точнее сказать, что она должна была бы быть абсолютной, но в европейской истории так не сложилось.

Фридрих в письме к Никейскому Императору Иоанну Ватацу писал:

Все мы, земные короли и князья, особенно же ревнители православной (orthodoxe) религии и веры, питаем вражду к епископам и внутреннюю оппозицию к главным представителям церкви.

Поразительно, что он назвал себя ревнителем православной веры! Затем, выставив упрек западному духовенству за его злоупотребления свободой и привилегиями, Император восклицал: «О, счастливая Азия! О, счастливые государства Востока! Они не боятся оружия подданных и не страшатся вмешательства Пап».

Фридрих II постулировал монархическую власть как сакральную саму по себе, без обязательного соучастия церкви (соучастие это в Европе XIII века означало только подчинение Папству). И как универсальную. Для Императора одинаковы подданные всех религий, сословий, языков.

Ограниченность и неуниверсальность власти Монарха по сути девальвирует ее. Мечты и идеи Фридриха II Гогенштауфена разбились о церковь, о феодальные права аристократии, о псевдодемократическую вольницу городов. Но прежде всего — именно о Римскую церковь. Именно этот политический институт, давно презревший высказывание Христа «Богу — Богово, Кесарю — Кесарево», сломал государство Гогенштауфенов. Уже в 1245 году Вселенский собор низложил Фридриха с Императорского трона. Император этого, конечно, не признавал, но силы его были истощены…

На тему Монархии, на мой взгляд, еще уместно сказать о книге Dе аrte venandi cum avibus — «Искусство охотиться с ловчими птицами», написанной Фридрихом II. Император увлекался искусством соколиной охоты; существует даже исторический анекдот о том, что на требование монгольского хана Бату об изъявлении покорности Император ответил, что как знаток соколиной охоты мог бы стать сокольничим хана.

В соколиной книге Фридрих писал:

Люди способны побороть четвероногих силой и другими средствами; но птиц, кружащих высоко в воздухе, можно поймать и выдрессировать только благодаря (особому) человеческому таланту».


Историк Карл Виллемсен делает такой вывод: «Он превыше всего ценит триумф человеческого духа над самым свободным и быстрым животным, предстоящее каждый раз новое испытание — вернется ли бросившаяся на добычу вольная хищная птица… на руку, по принуждению гения человека, удерживающего ее незримыми путами».

Я сравниваю сокольничего с Монархом, а сокола — с его народом. Сокол свободен (в отличие от домашних животных), но в то же время связан незримой нитью с сокольничим. Связь эта, по сути, добровольна и обусловлена внутренней харизмой, волей, той самой сакральностью Монарха.

Дух познания и строительства, присущий Фридриху II. Корона Апулии — замок Кастель-дель-Монте

Фридрих был одним из самых образованных людей своего времени, знал греческий сицилианский, латинский, арабский, древнееврейский, французский, провансальский, немецкий языки. В Италии он основал много школ, в 1224 году университет в Неаполе, где преподавали не только христиане, но и арабы и евреи. Фридрих проявлял глубокий интерес к медицине и зоологии. Его стараниями в средневековой Европе (то есть в Сицилии) стала внедряться гигиена, элементарное мытье рук и тела, а также лечебные ванны (потом это все было заброшено до XIX века). По его предложению были переведены на латинский язык сочинения Авиценны и «История животных» Аристотеля. При дворе Фридриха устраивались математические состязания, в которых, в частности, принимал участие знаменитый ученый Фибоначчи.

Фридрих II вместе с сыновьями Энцо (Генрихом) и Манфредом при своем дворе создал сицилийскую школу поэзии и был предшественником Данте Алигьери в создании литературного итальянского языка.

Помимо практических тем Фридрих задавался вопросами космологии и космогонии. Много расспрашивал он магистра Михаэля Скотуса: «Еще никогда мы ничего не слышали о тайнах, служащих как для потехи, так и для мудрости, а именно о рае, чистилище и аде, об основах земли и ее чудесах» [в этом весь Фридрих: рай, чистилище и ад, являвшиеся для средневековых людей до глубины души потрясающими феноменами потустороннего мира и видением их будущего, служат ему для развлечения духа и для мудрости — прим. Rovdyr Dreams]. «…сколько небес существует, и кто их управители? И на каком именно расстоянии одно небо находится от другого, и что еще есть за самым последним небом? На каком небе Господь находится Своим Существом, то есть в божественном величии, и как Он восседает на небесном престоле, как Его окружают ангелы и святые, и что ангелы и святые постоянно делают пред Ликом Господним?».

Император приказал отстроить множество крепостей (и за все время своего правления только одну церковь — конечно, это было зримое свидетельство оппозиции Риму). Архитектура замков Фридриха отличается поразительной простотой. Это квадрат или прямоугольник, защищенный четырьмя башнями, обеспечивающими охрану сторон. Простая, легкая и вместе с тем в большой степени эффективная оборонительная система, варианты которой создавались в основном с учетом преимуществ данной местности.

Лишь однажды Фридрих II отказался от простой схемы, украсив землю Апулии замком Кастель-дель-Монте. Видимое издали, возвышающееся над необозримой равниной строение народ прозвал Бельведер, или Балкон Апулии. Его можно назвать еще более подходяще — Корона Апулии, ибо замок стоит на холме, подобно каменной короне:

Очевидцы сравнивали замок с диадемой, увенчивающей Империю Гогенштауфенов.

Интересно, что помимо восьмиугольных стен высотой 25 метров к каждому из углов замка примыкают восьмиугольные башни, чьи вершины возвышаются над землей немного выше — на 26 метров.

Как легко заметить, число углов и, соответственно, башен Кастель-дель-Монте равняется восьми, но и на каждом из двух этажей замка располагается по восемь одинаковых залов, а присмотревшись к украшениям помещений, можно обнаружить еще и частое восьмикратное повторение деталей внутреннего орнамента. И словно этого повторения цифры 8 показалось малым, внутренний двор замка, который вполне мог иметь форму круга или квадрата, также представляет собой все тот же восьмиугольник. Отсюда и неудивительно возникновение прочной ассоциации замка Кастель-дель-Монте с самой мистической из всех цифр — восьмеркой. Кстати, сам Фридрих носил именно восьмиконечную корону и перстень с изображением восьмилепесткового цветка.

Восьмерка — символ бесконечности… древнейшим, первым известным, встречающимся в совершенно различных культурах символом бесконечности является змей Уроборос, разворачиваемый в виде повернутой восьмерки. Например, такие символы были найдены среди тибетских наскальных гравюр. Есть ли тут связь с Фридрихом Гогенштауфеном? Метаисторическая связь вполне возможна.

Политическая борьба Фридриха II сопровождалась борьбой творческой. Именно ему были адресованы строки немецкого миннезингера Вальтера фон дер Фогельвейде:

Гонец, ты Государю мой передай совет —

Хоть беден я, но верен; сомнений в этом нет…

А у попов дурных дурные побужденья.

Так что, не лучше ли отнять поповские владенья?

Поэтическое творчество и народные сказания сопровождали Фридриха и после его смерти, уже в контексте новых исторических событий (таково яркое свойство метаисторических личностей). Германский правитель Людвиг Баварский в 1323 году начал последнюю тяжелую борьбу средневековой Империи против Римского Папы. В баварском городе Регенсбурге была сложена песня, которая начинается с жалобы на тяжелые времена:

«Но если военная нужда станет невыносимой, тогда по Воле Господа придет великий щедрый император Фридрих и повесит свой щит на сухое дерево… Так будет освобожден Гроб Господень, и наступит мир на земле. Для всех Император создаст равные права. Он отменит все плохие новшества. Все языческие народы почитают его, евреи [тогда олицетворение «монополистского капитала»] не могут ему повредить. Только каждый седьмой священник останется в живых. Он закроет монастыри, выдаст замуж монашек, чтобы они делали вино и водку. Если все так и будет, настанут лучшие времена».

В хронике Иоганна фон Винтертура 1348 года идея возвращения Фридриха высказана в значительно более резкой форме:

«Император Фридрих вернется в былой силе и величии, чтобы реформировать разлагающуюся папскую церковь. Затем он выдаст бедных девушек и женщин замуж за богатых мужчин и женит бедных мужчин на богатых женщинах, монахов и монахинь он также принудит к браку. Вдовы, сироты и незаконнорожденные должны были получить отнятое у них, и вообще повсеместно будет восстановлена справедливость. Император будет так яростно преследовать клириков, что они, если не найдется никакого другого головного убора, будут вынуждены покрыть тонзуры коровьим навозом, чтобы скрыть свой сан. Всех монахов, которые участвовали в низложении Фридриха на соборе в Лионе, особенно францисканцев, он изгонит из страны. После того, как он окончательно возьмет власть в своей Империи и будет править справедливее и славнее, чем когда-либо, он отправится через море в Иерусалим и на Масличной горе или около «сухого дерева» (на Голгофе) откажется от Императорской короны».

Народная версия легенды того времени была позже реконструирована следующим образом:

«Император Фридрих II был могущественным и мудрым правителем Римской Империи в Германии и Италии, и был также Королем Сицилии по наследству (от) отца и (в) Палестине после похода через море. Он ведал многими тайными вещами, так что ему с радостью служили сарацины, и у него было кольцо, которое могло сделать его невидимым, когда ему было надо, а также чары против огня и волшебный напиток для омоложения. Он смог бы помочь истинному апостольскому христианству получить власть; но епископ Римский был столь силен, что даже Император должен был бояться его проклятия, и он заставил Императора принять законы против бедняков из Лиона [еретиков вальденсов] и других добрых христиан. Тогда пришел другой Папа, который еще больше ненавидел Императора и объявил, что тот лишается всех своих земель, потому что он по-другому верит в Бога и должен выполнять предписания римской церкви. Император же написал письмо, что хочет вывести христианство на путь истинный, как это было во времена апостолов… Но священники были слишком могущественны… Астрологи сказали Императору, что ему угрожает большая опасность, которой он может избежать, если укроется где-нибудь, пока времена не переменятся. Он последовал этому совету, волшебное кольцо помогло ему в этом… Позднее он вернулся обратно, чтобы испытать народ, и собрал совет в Нойсе и Вецларе. Но новый Король Рудольф и епископы Римской церкви были враждебны ему, и из-за предательства он попал в их руки. Рудольф приговорил его как врага католической церкви. Но Император был спокоен, так как его время еще не пришло, а огонь не мог причинить ему зла. Меж тем он часто являлся как пилигрим простым людям с истинной верой и говорил, что вернется взять власть в свои руки, когда по Воле Господа наступит его время. С тех пор, как Людвиг Баварский, избранный Королем, объявил себя в Риме Императором, власть Папы резко упала, и пришло время Императору Фридриху снова вернулся в государство. Император водрузит свой щит (символ правителя) в Германии, Италии и в Палестине. Затем он окончательно заберет власть у Папы и смирит священников, а учителя, следующие примеру апостолов, получат полную свободу. Он упразднит монастыри, отдаст беднякам то, что у них забрала церковь, и будет править в мире, пока жив».

Об отказе от трона и конце света в этой подчеркнуто фольклорной версии речь не идет.

Образ Фридриха I Барбароссы

Локальные сказания распространялись вокруг горы Доннерсберг около Кайзерслаутерна, горы Унтерсберг около Зальцбурга и прежде всего в районе руин имперской крепости Киффхаузен.

Старейшая ссылка на легенду о Фридрихе, относящуюся к Кайзерслаутерну, датируется временем незадолго до 1500 года. Там написано: Император умер в тайном месте, так что никто не знает, действительно ли он мертв. «И по сей день в некоторых местах ходит легенда о том, что он еще живет на Западе Империи, недалеко от Кайзерлаутерна». В сказании говорится о скалистой горе севернее города, Доннерсберге. Там Фридрих II занял место Водана, который много веков назад как бог ветра выехал оттуда со своим «яростным» войском душ и все время возвращался в гору.

Постепенно в немецких народных представлениях функция Императора–спасителя стала перелагаться на Фридриха I Гогенштауфена, прозываемого Барбароссой (Рыжебородым): это можно увидеть на примере отпечатанной в 1519 году в Ландсхуте народной книги об Императоре Фридрихе с длинной рыжей бородой. О нем говорится, что он якобы все еще живет в полой горe и однажды вернется назад, чтобы наказать священников и повесить свой щит на сухое дерево. Это дерево он должен затем основательно охранять.

Заговорив о фигуре Барбароссы, логично перейти к легенде Киффгаузена, расположенного в горном массиве Кифгейзер в историческом регионе Тюрингия (сейчас — в федеральной земле Саксония–Ангальт). Неподалеку от замка 10 мая 1892 года по инициативе Немецкого Военного общества было положено начало строительству огромного по размерам памятника, который был торжественно открыт в 1896 году. Его основной деталью является 69-метровая башня Барбароссы, построенная из местного красного песчаника, вершина которой увенчана королевской короной. Перед этой башней установлена бронзовая конная статуя правителя Второго Рейха Вильгельма I Гогенцоллерна:

Под этим монументом расположена стилизованная пещера, в которой установлена фигура Фридриха Барбароссы:

Роль Фридриха I в предыстории легенды Киффгаузена

Какое отношение к этому военно-патриотическому произведению имеет Фридрих II Гогенштауфен? Предыстория легенды Киффгаузена ведет к ранним иоахимитским [иоахимиты — последователи ереси Иоахима Флорского] ожиданиям конца света, в которых Фридрих II или один из его потомков исполнял роль Антихриста. Позже, под влиянием дружественных Гогенштауфену интерпретаторов, эта идея трансформировалась на основе представлений об Императоре–мессии. Когда в 1268 году умер последний законный наследник трона Штауфенов, надежды непреклонных иоахимитов сконцентрировались на втором сыне единственной оставшейся в живых законной дочери Фридриха II — Маргариты. Маргарита вышла замуж за Альбрехта из рода Веттин, который в 1265 году стал пфальцграфом Саксонии, ландграфом Тюрингии и маркграфом Мейсена. Их второй сын вошел в историю как Фридрих Смелый.

В 1269 году, вскоре после казни последнего представителя рода Гогенштауфенов по мужской линии Конрадина, итальянские гибеллины (сторонники Империи) выдвинули кандидатуру Фридриха Смелого на сицилийский трон. Был написан соответствующий литературно стилизованный «манифест», где содержались указания на «предсказания оракула пророков», в соответствии с которыми «Фридрих III» был призван уничтожить Карла Анжуйского и его род, чтобы возродить Империю Фридриха II. Эти предсказания гласили, что Фридрих III должен раздвинуть свое правление до границ мира и лишить власти Папу.

Это, разумеется, были иллюзии, но не важно. Очевидно, что надежды на возвращение Фридриха II возникали и подпитывались там, где обновление штауфенского род обещало реальные или даже ирреальные выгоды. От низложения центральной власти страдали прежде всего имперские министериалы, управляющие частями далеко раскинувшихся владений короны. Они не могли защититься от новых землевладельцев. Страдали и горожане, и крестьяне, чьи «старые права» также были ущемлены новыми господами, угодными Риму и его ставленникам на германском престоле. На Золотом Лугу, у подножья Киффхаузена, было сконцентрировано наибольшее количество старого имущества короны.

В XV веке в Тюрингии распространился слух, в котором говорилось, что Император Фридрих II еще живет в разрушенном замке. В летописи на латыни это обозначено как «in castro confusionis». Знаменитый ученый Готфрид Вильгельм Лейбниц позднее считал, что «confusio» нужно читать как «Cufhusen» или «Киффгаузен». Гессенская хроника конца XV века также повествует об Императоре Фридрихе: «Пребывает в Тюрингии, и должен жить в замке Киффгаузен (castrum Kyffhusen)».

Когда в 1520 году Лютер в своем послании «Христианскому дворянству немецкой нации об улучшении христианского состояния» вспоминал о том, сколь постыдным было отношение понтификов к Фридриху I и Фридриху II, как и к другим Германским Императорам, он дал выход чувствам, которые наверняка еще были близки многим жителям саксонской Тюрингии.

Постепенно, к концу XVII века, сформировался легендарный образ спящего в Киффгаузене Императора: с длинной бородой, сидя глубоко в горe за круглым столом и ожидая дня, когда вороны перестанут кружить вокруг горы… Именно в это время в легенде появляются знаменитые вороны, происхождение и значение которых все еще остается загадкой.

Немецкий романтический патриотизм и фигуры Фридриха I и Фридриха II

Окончательный перенос легенды Киффхаузена на личность Фридриха Барбароссы последовал лишь в литературном обращении к Средневековью, которое особо отличало немецкий романтизм первой четверти XIX века. Склонность к сентиментальной идеализации средневекового времени Императоров получила дальнейшие импульсы после распада Священной Римской Империи в 1806 году. Будучи крайне удручены таким исходом, патриоты–романтики мечтали о возрождении старого тысячелетнего Рейха, в котором не могло быть места для непреклонно летающих вокруг горы «воронов Киффгаузена».

Меж тем, Венский конгресс 1815 года безжалостно развеял надежды немецких патриотов, подчинив многих жителей Германии власти надменных и враждебных народу князей, которые ничего не забыли и ничему не учились. Возможно, что опубликованное в 1817 году стихотворение поэта Фридриха Рюкерта, было написано под впечатлением этого конгресса, так как основной тон песни выдержан в минорной тональности:

Старый Барбаросса, Император Фридрих,

В подземном замке околдован.

Он никогда не умирал, он живет там поныне;

Он схоронился в замке и уснул.

Он отдал свою власть над царством

И когда-нибудь в свое время вернется к ней.

 

Из слоновой кости сделан стул, на котором сидит Император;

Из мрамора стол, на который он склонил голову.

Его борода не цвета льна, а цвета пламени,

Переросла через стол, на котором покоится его подбородок.

Он кивает как во сне, его глаза полуоткрыты;

И он подзывает к себе слугу.

Он говорит во сне: «Выйди из замка, о карлик,

И посмотри, летают ли еще вороны вокруг горы.

И если старые птицы все еще парят,

Я должен спать в волшебном сне еще сто лет».

Быстро разрастающаяся патриотическая идея способствовала тому, что универсальная хилиастическая легенда была выхолощена в форме немецкого национально-патриотического мифа. Мировой Император превратился в Императора чисто немецкого, что было, на мой взгляд, признаком деградации эпохи и общества.

Этой апологией я преследовал цель обратиться своим сознанием к спящему Императору Фридриху II Гогенштауфену и удивиться его чудесной личности. Завершить апологию хочу великолепной картиной художника Артура Георга фон Рамберга:

Артур Георг фон Рамберг. «Двор Императора Фридриха II Гогенштауфена в Палермо»

Поделиться ссылкой:

Фридрих 2 Гогенштауфен — император Священной Римской империи. Биография, дата и место рождения, происхождение, внешность, правление, достижения и провалы, дата и причина смерти

С конца X века и в течение последующих восьми с половиной столетий на территории Европы существовало мощное государственное образование, получившее название Священной Римской империи, состав которой неоднократно менялся, но в эпоху наивысшего расцвета включал в себя Центральную и Северную Италию, Чехию, Венгрию, а также значительную часть территории Франции. С ее историей связано имя видного политического деятеля той эпохи – императора Священной Римской империи Фридриха II, правившего в период с 1220 по 1250 год.

Потомок королей

Знаменитый император Римской империи Фридрих II происходил из рода Гогенштауфенов, отпрыски которого в течение нескольких веков занимали престолы различных европейских государств. Наиболее ярким представителем этой династии был его дед – Фридрих I Барбаросса, имя которого Гитлер использовал в качестве кодового названия плана нападения на СССР.

Оставил свой след в истории и отец Фридриха II – король Германии Генрих VI, восседавший на троне Священной Римской империи с 1191 по 1197 год. Не менее родовитой была также мать будущего императора – Констанция Сицилийская, получившая трон этого средиземноморского государства в наследство от своего отца – короля Рожера II. Таким образом, оказалось, что их сын Фридрих Гогенштауфен, появившийся на свет 26 декабря 1194 года, не должен иметь никаких проблем в вопросе престолонаследия. Однако все оказалось не так просто.

Монарх, рожденный на площади

Дело в том, что враги Генриха VI заранее распустили слух, будто его жена Констанция, не сумевшая зачать в течение первых 10 лет брака, вообще бесплодна и, чтобы получить наследника, симулирует беременность. Младенец же, которого она намерена выдать за своего сына, будет рожден не ею, а другой женщиной, следовательно, не сможет рассчитывать на престол.

Родовые схватки застали Констанцию в итальянском городе Ези, в который она проезжала, направляясь к мужу, воевавшему тогда на юге страны. И вот чтобы пресечь домыслы, она остановилась не в замке, а в шатре, установленном на площади, приказав свободно пускать к ней любых городских женщин, пожелавших увидеть рождение ребенка. Более того, когда младенец появился на свет, она вынесла его из шатра и дала грудь в присутствии множества свидетелей, показав, что у нее есть молоко, а следовательно, беременность и роды подлинные. Вот какие необычные обстоятельства сопутствовали рождению Фридриха II – императора Священной Римской империи.

Раннее сиротство

В четырехлетнем возрасте малолетнего Фридриха Гогенштауфена провозгласили королем Сицилии и собирались уже возложить на детскую головку корону Германии, но тут внезапно скончался его отец Генрих VI, чем не преминул воспользоваться другой претендент на немецкий престол – родной дядя юного наследника, Филипп Швабский. К несчастью, в ноябре того же 1198 года скончалась мать Фридриха.

Оставшись сиротой, но тем не менее формально сохранив за собой право на германский престол, мальчик сделался игрушкой в руках различных политических сил, претендовавших на власть в государстве. В те годы он еще не мог самостоятельно противостоять тем, чьи действия вызывали в нем яростный протест, однако, по свидетельству современников, уже тогда обнаруживал качества будущего императора, позволившие ему – Фридриху 2 Гогенштауфену – войти в число наиболее ярких исторических лиц своего времени.

Брак по любви к власти

В 1208 году, когда Фридриху едва исполнилось 14 лет, его женили на тридцатилетней вдове венгерского короля – Констанции Арагонской. Этот брак был не чем иным, как политической интригой, устроенной римским папой Иннокентием III. Понтифик надеялся таким образом взять жениха под свой контроль, сосватав ему невесту из Арагонского королевского дома, члены которого являлись его вассалами.

Впрочем, такой поворот событий имел и положительные стороны: вместе с Констанцией в Палермо, где помещалась резиденция жениха, прибыл ее брат Альфонсо в сопровождении пятисот рыцарей, благодаря которым Фридриху удалось навести порядок в Сицилийском королевстве, чей трон ему принадлежал с младенческих лет.

Борьба за римскую корону

Как уже говорилось выше, Фридрих 2 Гогенштауфен по праву рождения мог претендовать на корону Германии и Священной Римской империи. Первую он едва не получил в 1198 году, но этому помешала внезапная смерть отца. Престол тогда захватил его дядя Филипп Швабский, а чуть позже с ним разделил власть другой претендент – Оттон IV Брауншвейгский, в результате чего Германией стали править одновременно два короля. Между ними установилась жесточайшая конкуренция, закончившаяся убийством Филиппа и отлучением Оттона от церкви, что, впрочем, не лишило его германской короны.

Тем временем приближались очередные выборы императора Священной Римской империи, и папа Иннокентий III призвал немецких курфюрстов отдать голоса за своего ставленника – Фридриха Гогенштауфена. В ответ на это Оттон, также мечтавший о римском престоле, во главе многочисленной армии вторгся в пределы Сицилийского королевства и стал захватывать город за городом в надежде, наконец, схватить и уничтожить своего конкурента.

Сюжет, достойный Голливуда

Возможно, ему бы это и удалось, но в сентябре 1211 года пришло сообщение о том, что тот избран большинством голосов, и для того, чтобы короноваться как император Священной Римской империи Фридрих 2, он обязан прибыть в Германию. В подобной ситуации судьба давала Оттону последний шанс – убить своего врага по дороге. С этого момента события стали разворачиваться, как в остросюжетном боевике.

Фридрих стремился любой ценой прорваться в Германию, а на всем протяжении пути его подстерегали убийцы, подосланные Оттоном. Иногда они маскировались под служителей постоялых дворов или деревенских кузнецов, а иногда открыто преследовали его многочисленными отрядами. Засады были устроены даже на труднодоступных альпийских перевалах. Будущему императору приходилось отбиваться мечом и вплавь преодолевать водные преграды.

Однако законы жанра неумолимы – после череды самых невероятных приключений и погонь обязательно должен последовать хеппи-энд. Не подвел своих почитателей и сицилийский беглец. В декабре он благополучно добрался до немецкого города Майнца, где был коронован в кафедральном Соборе святого Мартина, который покинул уже как император Римской империи Фридрих Второй.

Еще одна коронация

Однако для полной победы Фридриху необходимо было еще взойти на германский престол, что он и сделал через год, но для этого ему пришлось продолжить борьбу со своим главным противником – Оттоном. К счастью, тот опрометчиво ввязался в англо-французскую войну и в июне 1214 года был разбит в битве при Бувине. За это сражение император Фридрих 2 имел все основания возблагодарить судьбу, поскольку после поражения его конкурент навсегда унял свои политические амбиции.

Благодаря этому, весьма благоприятному повороту судьбы 24 июля того же года он торжественно въехал в немецкий город Ахен, где по традиции совершалась коронация германских монархов, и занял место на троне основателя династии Каролингов – Карла I Великого (748-814). Отныне Фридрих II Гогенштауфен получил право носить титул короля Германии, правда, для этого ему потребовалось поддержка римского папы Иннокентия III, которому он был вынужден обещать новый Крестовый поход.

Реформы в Сицилийском королевстве

Обретя всю полноту власти, новоиспеченный римско-германский король начал активную реформаторскую деятельность, распространив ее вначале лишь на территорию Сицилии. Там он провел в жизнь ряд законодательных актов, урезавших права местных феодалов и тем самым укреплявших его собственное влияние, чем нажил себе множество смертельных врагов.

Кроме того, он крайне ужесточил меры, которые церковь принимала в борьбе с ересью, однако сделал это весьма своеобразно: по мнению императора Фридриха Второго, еретиками и богоотступниками следовало считать тех, кто выступал против его политики. Их-то и полагалось отправлять на костер в первую очередь. Впрочем, склонность к деспотизму не помешала ему провести и ряд прогрессивных реформ, среди которых: открытие Неаполитанского университета – первого в Европе учебного заведения, не подчиненного церкви, а также деление страны на провинции, позволившее улучшить ее административное управление.

Невыполненное обещание

В июле 1216 года скончался римский папа Иннокентий III, и его место занял новый понтифик – Гонорий III, продолживший труды своего предшественника по организации очередного, уже 5-го Крестового похода. Целью этого масштабного и крайне дорогостоящего предприятия было усиление роли католической церкви во всех областях жизни, а также обеспечение своего контроля над непокорной Византией.

Как было сказано выше, ради получения германской короны император Фридрих II дал обещание принять участие в новом Крестовом походе, но взойдя на престол, всеми возможными путями уклонялся от его исполнения. В результате посланные Гонорием III войска так и не дождались обещанного подкрепления, и их военная экспедиция провалилась. Всю вину за постигшее крестоносцев поражение папа возложил на Фридриха, отчего отношения между ними резко обострились.

Однако глава церкви оказался тонким политиком и не только поторопился замять скандал, но и сделал при этом весьма дальновидный ход. Дело в том, что в 1222 году скончалась жена Фридриха – Констанция, и понтифик сосватал ему 11-летнюю дочь иерусалимского короля Иоанна де Бриена, поскольку в этом случае мог реально рассчитывать на организацию VI Крестового похода. Этот брак состоялся в ноябре 1225 года, после чего Фридрих Второй Гогенштауфен добавил себе еще один титул, на этот раз короля Иерусалимского.

Участие в VI Крестовом походе

История правления этого тонкого, но крайне амбициозного политика наполнена нескончаемыми распрями с главами католической церкви. Судьба поочередно столкнула его с тремя из них. В 1227 году, после смерти Гонория III, на святой престол взошел его преемник Григорий IX, который сразу же озаботился организацией очередного Крестового похода.

Не изменяя своей традиции, Фридрих 2 Гогенштауфен вновь наобещал не только материальное содействие в деле освобождения Гроба Господня, но и свое личное в том участие. Однако и на этот раз счел за благо остаться на родине. Разгневанный понтифик отлучил его от церкви. Забегая вперед, отметим, что на своем веку этот монарх благополучно пережил три отлучения, после которых каждый раз возвращался в лоно католицизма.

Очередной раз он заработал прощение в 1229 году, когда вместе с участниками VI Крестового похода все же отправился во Святую землю. Его путь пролегал через Египет, и там, проведя успешные переговоры с султаном аль-Камилем, император Фридрих 2 сумел добиться передачи под опеку христиан не только самого Иерусалима, но также Назарета и Вифлеема. По прибытии в Храм Гроба Господня, он возложил на свою голову корону Иерусалимского короля, сместив с трона своего тестя Иоанна де Бриена, однако его правление носило лишь номинальный характер.

Противостояние германским князьям

Вернувшись из Крестового похода и уладив отношения с Римом, Фридрих II Гогенштауфен прибыл в Германию и столкнулся там с проблемой, которая не могла не возникнуть ввиду его длительного отсутствия. Состояла она в том, что правление страной он поручил своему сыну Генриху, находившемуся еще в юном возрасте и по этой причине не пользовавшемуся влиянием среди местных князей. В результате они сумели провести через рейхстаг ряд законов, ограничивавших королевскую власть.

Желая исправить положение, молодой наследник престола вступил с ними в открытую конфронтацию, приводившую порой к вооруженным столкновениям. Этим он не только не исправил положение, но и в значительной степени настроил немецкое рыцарство и мелкую буржуазию против отца. Чтобы восстановить мир, император Фридрих 2 был вынужден открыто принять сторону князей, а своего неразумного отпрыска заточить в тюрьму, где тот и скончался в феврале 1242 года.

Печальный финал

Последние годы жизни императора были омрачены сплошной чередой бед, начавшихся после того, как в 1249 году он отстранил от дел своего ближайшего советника – Пьера де Винья. Это был человек, безгранично преданный ему и не раз помогавший в решении самых сложных вопросов. Без него Фридрих 2 Гогенштауфен совершил много необдуманных поступков. В том же году недруги предприняли попытку отравить его, подкупив с этой целью личного врача, и лишь счастливая случайность помешала осуществлению их замыслов.

Особую же драматичность события приняли после того, как начался мятеж в Сицилийском королевстве. Лично прибыв для участия в усмирении бунтовщиков, Фридрих едва не оказался их пленником и, лишившись большей части войска, был вынужден спасаться бегством от своих подданных. Но и на этом его беды не закончились. Вскоре после того как в тюрьме скончался посаженный им туда наследник престола Генрих, судьба отняла у него еще двух сыновей – Энцо и Ричарда, один из которых был захвачен и казнен повстанцами, а другой погиб на поле сражения.

Загадочная смерть

Впрочем, и самому Фридриху Второму Гогенштауфену жить оставалось считаные месяцы. В начале декабря 1250 года во время охоты в окрестностях итальянского города Торремаджоре, в котором находилась одна из его резиденций, монарх неожиданно почувствовал нестерпимую боль в животе, которая вскоре усилилась настолько, что он едва сдерживал крик.

Доставленный в замок, он нашел в себе силы лишь для того, чтобы подписать завещание, и несколько последующих суток пролежал без сознания. Скончался император 12 декабря 1250 года. Принято считать, что смерть наступила в результате дизентерии, но у историков есть серьезные основания сомневаться в этом диагнозе и подозревать умышленное отравление. Кстати, подобная версия была озвучена сразу после кончины императора, а в качестве виновника называли его сына Манфреда.

Сохранились воспоминания современников, в которых те описывали внешность Фридриха II Гогенштауфена, но их свидетельства крайне противоречивы. Если верить одним, то он был низкорослым, близоруким, лысым и при этом имел тело, покрытое густыми рыжими волосами. Другие же утверждают, что император обладал приятной внешностью и выглядел представительным, хорошо сложенным мужчиной среднего роста. Этот вопрос, вероятно, так и останется открытым, поскольку прижизненных изображений монарха не существует.

Фридрих II, император — Русская историческая библиотека

— германский король и император священной римской империи, сын Генриха VI и Констанции Сицилийской; род. в 1194 г. В 1197 г. умер его отец, в 1198 г. — мать, и мальчик воспитывался в Риме под ближайшим надзором римской курии. Учение давалось ему легко; он был одарен широким умом, замечательными дипломатическими талантами и неутомимой энергией. Его противники часто жаловались на его лживость, коварство, предательские выходки и т. п. Во время малолетства его опекуном был папа Иннокентий III, который старался сохранить для него хоть сицилийские владения, ибо в Германии кипела борьба между двумя претендентами на корону и шансы Фридриха были крайне ничтожны. Сделавшись, после смерти Иннокентия, самостоятельным правителем Сицилии, он упрочил свое владычество на этом острове, усмирив арабов, которые несколько раз против него восставали. Он основал университет в Неаполе и всячески стремился привлечь в Неаполь, в Палермо, в Салерно прославленных ученых. При этом он проявлял полнейшую терпимость относительно вероисповедания приглашаемого ученого: в его университетах преподавали, наряду с христианами, и арабы, и евреи. Папа Григорий IX и другие клерикальные враги Фридриха подозревали его в неверии, в ереси, даже в тайной принадлежности к магометанству.

В 1212 г. Фридрих (еще при поддержке и дружбе папы) начал борьбу с Оттоном, узурпировавшим императорскую корону, и в 1215 г. мог считать свое положение на германском престоле вполне упроченным. Папа помогал ему в Германии только потому, что Фридрих торжественно обязался отказаться от Сицилии в пользу своего сына Генриха, едва лишь утвердится на германском престоле. Но умер Иннокентий — и Фридрих не думал исполнить обещанного. Дав раньше обет отправиться в крестовый поход, Фридрих, несмотря на все просьбы, угрозы и увещания папы (Гонория III), в поход не отправлялся, а ограничивался, преимущественно для отвода глаз, торжественными приготовлениями. В 1225 г. он женился на дочери иерусалимского короля Иоланте и этим явно предрешал судьбу королевства иерусалимского, в случае удачи будущего похода. Тогда же Фридрих поссорился с ломбардскими городами, которые со времен Фридриха Барбароссы успели отвыкнуть от подчинения империи. В этот затруднительный для Фридриха момент (в 1227 г.) умер Гонорий III и на его место был выбран Григорий IX, который, под условием немедленного начатия крестового похода, употребил все свое влияние для успокоения ломбардских городов. Фридрих отплыл с крестоносным воинством из Бриндизи, но через несколько дней вернулся, под предлогом болезни. Спустя неделю после возвращения он был проклят и отлучен папой от церкви. В ответ Фридрих обнародовал резкий памфлет против Григория, а его приверженцы вскоре принудили папу бежать из Рима.

В 1228 г. Фридрих отправился, наконец, в Святую землю. Этот Шестой Крестовый поход увенчался успехом: в начале 1229 г. Фридриху удалось надеть на себя иерусалимскую корону, заключить мир с египетским султаном Камилем и уехать из Св. Земли, оставив там своего наместника. Едва он возвратился в Италию, ему пришлось оборонять Сицилию с оружием в руках от папы и его союзников. Успешно исполнив эту задачу, Фридрих счел для себя удобным заключить с папой мир. Фридрих и его канцлер Пьетро а Винеа кодифицировали так называемые «сицилийские конституции», которые устанавливали правильный гражданский правопорядок и имели вполне определенную тенденцию: ограничить власть феодалов и, путем создания сложного и централизованного правительственного механизма, усилить королевскую власть, сделать ее не только юридически, но и фактически самодержавной. «Конституции» появились в свет в 1231 г., и имели непосредственным своим результатом некоторое улучшение в финансовых средствах Фридриха; впрочем, финансовые принципы «конституции» — слабая их сторона, ибо Фридрих, главным образом, имел в виду текущие запросы и нужды фиска, а не экономическое процветание населения.

Фридрих II и султан Камиль. Миниатюра XIV века

 

Невзирая на наружное примирение с императором, папа прилагал все усилия, чтобы выдвинуть против Фридриха нового врага. Сын Фридриха, Генрих, под влиянием папы, решил воспользоваться (в середине 30-х гг. XIII в.) тем, что отец, уезжая в Италию, назначил его своим наместником в Германии и поднял открытый мятеж против Фридриха. Император явился (в 1235 г.) в Германию, и сын очутился почти совсем одиноким в начатой им необдуманно борьбе. Он должен был смириться, Фридрих засадил его в тюрьму, потом перевел в другую, затем еще дальше, в третью, и Генрих, не выдержав всех этих мытарств, умер. Успеху Фридриха в борьбе с сыном способствовало, кроме значительных денежных средств, еще и то обстоятельство, что он на предшествующих сеймах чрезвычайно предупредительно отнесся ко всем важнейшим притязаниям духовных и светских германских феодалов. Хорошие отношения в Германии были для него необходимы ввиду вражды с папой в Италии, а одной из сильных сторон ума Фридриха было отчетливое представление об истинных размерах своих сил: быть самодержавным и в Италии, и в Германии для него было невозможно, и он сознательно жертвовал размерами своей власти в Германии, чтобы развязать себе руки в Сицилии и в отношениях к Риму. Расширяя рамки феодального произвола в прямой ущерб росту и свободе германских городов, Фридрих в то же время стремился вырвать с корнем всякие начатки муниципальной самостоятельности. В Германии достигнуть этого (по крайней мере на время) было нетрудно, так как исполнителями (и, конечно, весьма ревностными) императорских декретов относительно городов были имперские князья и феодалы; но в Ломбардии он натолкнулся на упорное сопротивление. Ломбардская лига вступила с императором в вооруженную борьбу, длившуюся, с перерывами, до конца его жизни.

Сначала успех был на стороне императора, но потом счастье изменило ему. Борьба затягивалась и потому, что папа деятельно помогал лиге. В 1239 г. Григорий IΧ вновь отлучил Фридриха от церкви. Через месяц после отлучения Фридрих обнародовал свой ответ, в виде приглашения кардиналам созвать вселенский собор для разбирательства между ним и папой. Он обратился и к светским государям христианского мира, указывая, что папа — естественный враг их всех, ибо имеет притязание всех их подчинить своей власти. Борьба между Фридрихом и папой кипела во всех концах Европы; оба вербовали себе сторонников и союзников, оба устами своих приверженцев возводили друг на друга самые тяжкие обвинения. Папа называл Фридриха «медведем», «леопардом», богохульником, сыном Вельзевула и т. д.; Фридрих не оставался в долгу. В 1241 г. папа созвал собор в Риме, но Энцио (талантливейший и любимый сын Фридриха) перехватил на море корабли с епископами, ехавшими в Рим, — и собор не состоялся. Это было последним торжеством Фридриха над Григорием IX, который спустя 4 месяца скончался.

Тем не менее борьба с папством продолжалась. В начале 40-х гг. XIII в. Фридрих сделал несколько попыток помириться с Римом, но ничего из этого не вышло: опираясь на поддержку Ломбардии, папская курия была чрезвычайно неуступчива. Войска Фридриха, под начальством Эццелино, опустошили Ломбардию; сам император вел борьбу на юге, из своего сицилийского королевства. Иннокентий IV (выбранный папою в 1243 г.) созвал в Лионе собор против Фридриха, но Фридрих туда не явился, а послал своего адвоката, юриста Таддео ди Суесса. Дело окончилось подтверждением проклятия против Фридриха. Иннокентий оказался чрезвычайно деятельным противником; он успешно интриговал против императора даже в среде императорских приближенных; Винеа изменил Фридриху, который засадил его в тюрьму. Дела Фридриха все ухудшались. Французский король Людовик Святой дважды (в 1245—46 гг.) пробовал уговорить Иннокентия быть поуступчивее, но безуспешно. Даже в Германии началось сильное брожение против императора, несмотря на все его старания сохранить там полный мир. В Ломбардии Фридрих терпел поражения за поражениями: в 1248 г. жители Пармы овладели Витторией, крепостью Фридриха, и императорское войско испытало страшный урон; болонцы взяли в плен сына Фридриха, Энцио. Несмотря на все эти тяжелые обстоятельства, Фридрих не смирялся. Сицилия — главный источник его военных средств, — волновалась, жалуясь на полное истощение, ввиду бесконечных войн императора. Фридрих виселицами и конфискациями успевал усмирять волнения. Время от времени счастье склонялось в Ломбардии на его сторону; тогда побежденные не ждали (и не получали) никакой пощады; ни пол, ни возраст не щадились.

В 1250 г. Фридрих заболел и слег. Он твердо готовился к смерти, отдавал последние деловые приказания и умер вполне спокойно. Безумная радость овладела Римом, когда пришло известие о смерти Фридриха; впечатление от этого события было сильно во всей Европе (косвенно это доказывается появлением нескольких самозванцев). Живой, разносторонний, образованный Фридрих напоминает больше человека нового времени, нежели своего деда Фридриха Барбароссу, с которым его сравнивали современники. Физически он был также крепок, как и умственно, но разврат и беспокойная жизнь рано свели его в могилу.

Е. Т.

 

Энциклопедия Брокгауз-Ефрон

Читать «Фридрих II Гогенштауфен» — Вист Эрнст — Страница 1

Эрнст Вис

Фридрих II Гогенштауфен

«Я», обреченное на одиночество

Фридрих II заклеймен папой, как «изверг, исполненный кощунств, с медвежьими лапами и львиной пастью, другими же членами подобный леопарду… яростно разевающему рот для хулы имени Господнего…» И далее святой отец уточняет, дабы не оставить никаких сомнений: «…Взгляните же на изверга с головы до пят, Фридриха, так называемого императора».

Фридрих II видит себя совершенно другим: «Джези (его родной город), благородный город марки, сиятельное начало Нашего происхождения, где Наша божественная мать произвела Нас на свет… и Наш Вифлеем, земля и место рождения цезаря… И ты, Вифлеем, город марки, не самый малый среди княжеств нашего рода: ведь из тебя вышел герцог, князь Римской империи…»

Его главный панегирист, Николай Барийский, так оценивает его: «О удивительный господин, смиренный и величественный, всегда явленный и неизреченный, о радость для князей, о ликование для народов, никто не был таким смиренным и никто не был таким величественным, как он. Он — выдающееся благородство, образец для всего земного круга, краса и гордость человеческого рода, светоч общества и начало всякой справедливости… Привлекательный видом, святой духом, кратко говоря — помазанник во всем. Кто мне позволит глядеть на его ангелоподобный облик, кто мне позволит внимать его мудрости, превосходящей любой разум?..»

Что происходит в душе человека, удостаиваемого самых страшных проклятий от одних и наивысшего восхваления от других?

Что случилось с человеком, провозгласившим себя сыном Божественной Матери, а родной город — Вифлеемом?

Ответ следует искать в истории юности Фридриха II.

Что творится в душе ребенка, едва достигшего сознательного возраста, но уже слышащего о пророчествах и сивиллиных изречениях — якобы он «последний император, или даже сам антихрист», средоточие самых непредставимых для христианского Запада вещей?

Знал ли он о сне матери, будто она родит пылающий пожар, факел для Западной Европы? Наверняка ему известно и предсказание аббата Иоахима из Фиоре, что его мать, императрица Констанция, «понесет от демона».

Что происходит в душе ребенка, когда собственная мать отдает его другой женщине, хотя ему всего несколько недель от роду? Когда его, трехлетнего, поспешно привозят в далекий Палермо и там, на праздничной церемонии, коронуют и провозглашают королем Сицилии?

Немного позднее умирает его мать, императрица, так и не успев дать ребенку почувствовать материнскую любовь. Отца, Генриха VI, которого мальчик видел дважды — при рождении и при крещении, он никогда не воспринимал как реальное лицо, хотя в полной мере унаследовал его планы о мировом господстве.

Мальчик прекрасно осознавал, что никто не испытывал к нему чувства любви. Окружавшие его люди, обуреваемые властолюбием, желали лишь править, используя его имя, проклиная его и обогащая себя с беспредельным эгоизмом; Фридрих понимал: его удел — быть объектом для окружающих людей.

Тот, на чью долю выпадает такое, не может стремиться к развитию отношений с другими людьми. Он сосредоточен на самом себе, загнан в собственное «Я». Его эго становится для него вселенной, обязанной своим существованием лишь его собственной самости. Исходя из этого эгоцентризма он издает собственные «священные законы» и дает указание служащим поступать согласно его «выгоде и полезности». «Соmmodum et utilitas» [1]действительно является сентенцией и девизом этого императора, считающегося величайшим правителем Средневековья.

Фридрих Ницше включает его в ряд «тех завораживающих, непостижимых и невообразимых, тех загадочных людей, предназначенных для победы и соблазна», каковыми, по его мнению, являлись Алкивиад, Цезарь, Леонардо да Винчи, а также Фридрих II.

В действительности же жизнь, прожитая с бескомпромиссным эгоизмом, являет собой мрачную, но тем не менее захватывающую драму, чьи действия интересно еще раз разыграть.

Прародители

Деяния норманнов и мечта Штауфенов

Фридрих II был по месту рождения итальянцем, а по происхождению — норманном и немцем, как определяет его Г. Вольф во введении к сборнику «Stupor mundi». [2]Однако это верно в соответствии с представлениями периода образования национальных государств XVIII или XIX века. Человек эпохи Средневековья не ощущал себя немцем, итальянцем, французом или англичанином. Он жил не для своей нации, а для славы собственных имени и рода. Потомство высшей аристократии Европы с ее слишком многосложной брачной политикой невозможно было бы подвести под шаблон какой-либо нации.

Дед Фридриха II, героический и гениальный норманн король Рожер II (1130—1154 гг.), был женат третьим браком на Беатрисе фон Ретель (1130/5—1185 гг.), женщине из высшей лотарингской аристократии. Их дочь Констанция (ум. в 1198 г.) вышла замуж за Генриха VI (1169— 1197 гг.), сына немецкого императора Фридриха Барбароссы (1152—1190 гг.) от брака с Беатрисой Бургундской (1144—1184 гг.). Когда император Генрих VI женился на норманнке Констанции, в их единственном сыне Фридрихе II соединилась норманнская, швабская, лотарингская и бургундская кровь — наследие различных наклонностей, темпераментов и пороков. Правда, при всем том предки Фридриха II имели один общий признак — они являлись образцовыми представителями германской касты завоевателей, добившейся владычества над Западной Европой.

Вся Европа с удивлением наблюдала за мощью государственного строительства, начатого бывшими викингами, морскими разбойниками, получившими от короля западных франков Рудольфа (923—936 гг.) землю для заселения на северной окраине государства западных франков.

Эти воинственные «нордмэннер», [3]вскоре прозванные норманнами, под предводительством герцога Ролло (ум. в 927 г.) и его потомков создали дисциплинированную и с точки зрения эффективности управления хорошо организованную административную структуру: герцогство Нормандия.

Отсюда герцог Вильгельм Завоеватель (1066— 1087 гг.) отправился в Англию, разбил противников в битве при Гастингсе в 1066 году и был в праздник Рождества коронован королем Англии. Ему удавалось править страной, несмотря на многочисленные восстания, жестоко им подавляемые. В 1086 году он провел полную перепись своих владений. Королевские комиссары определили земельные владения графств и их урожайность, подсчитали дома, мельницы, леса, поголовье скота и т.д. и составили двухтомную книгу «Domsday Book» (обширную и подробную инвентаризацию островного королевства) — убедительный пример государственного и управленческого искусства норманнов.

В Южной Италии и Сицилии, так же как и в Норманнском герцогстве и в королевстве норманов — Англии, норманны проявили себя не только как уникальные воины, но и как созидатели, способные к рациональному государственному планированию. И это происходило в совершенно чуждом им мире, чьи культуру и язык они не понимали. Еще более удивительной казалась их способность к восприятию и ассимиляции чужого, их наивная готовность перенимать незнакомые структуры, которые они сочли подходящими для себя.

Поначалу военные действия солдат-норманнов, сражавшихся в Апулии на стороне папы или за лангобардских князей, одним словом, за всех, кто им платил, и против всех, еще не имели никакого политического направления. Но ситуация поменялась с появлением сыновей Танкреда д’Отвилля, Вильгельма Железная Рука (ум. в 1045 г.), Дрого и Гумфрида, сначала состоявших на службе у Византии, но потом вознамерившихся создать собственное государство. Уже через шесть лет Вильгельма Железная Рука норманны в Мелфи избрали полководцем. После его смерти титул и должность перешли к обоим его братьям — Дрого (ум. в 1051 г.) и Гумфриду (ум. в 1056г.)

Фридрих Второй Гогенштауфен. Вечная борьба с Папой Римским

Он был покровителем наук, реформатором и жестоким тираном. Фридрих II Гогенштауфен, король и император Священной Римской империи, был исключительной фигурой и человеком, полным противоречий. Он родился и вырос в многонациональной Сицилии. Фридрих считал себя преемником римских императоров и правителем по милости Божьей — идея, которая не могла не противоречить притязаниям Папы на абсолютную власть. Фридрих вел ожесточенную битву за сохранение своей власти с пятью разными папами. Его несколько раз отлучали от церкви и заклеймили еретиком. Фридрих прибегнул к жестокому насилию, чтобы защитить свое превосходство.

Культура
Ошибка в расписании

Четверг 11:05

Фридрих Второй Гогенштауфен. Вечная борьба с Папой Римским

Канал «Культура»


В это время была передача:

Ваше сообщение будет рассмотрено в ближайшее время. Спасибо!

Он был покровителем наук, реформатором и жестоким тираном. Фридрих II Гогенштауфен, король и император Священной Римской империи, был исключительной фигурой и человеком, полным противоречий. Он родился и вырос в многонациональной Сицилии. Фридрих считал себя преемником римских императоров и правителем по милости Божьей — идея, которая не могла не противоречить притязаниям Папы на абсолютную власть. Фридрих вел ожесточенную битву за сохранение своей власти с пятью разными папами. Его несколько раз отлучали от церкви и заклеймили еретиком.

Фридрих прибегнул к жестокому насилию, чтобы защитить свое превосходство.

Продолжительность

55 минут

Режиссер

Маркус Ауге

ФРИДРИХ II ГОГЕНШТАУФЕН

 

Фридрих II Гогенштауфен — одна из ярчайших фигур европейского Средневековья.

Он родился на исходе XII в., в 1194 г. Когда Фридриху было три года, умер его отец, Генрих VI, император Священной Римской империи и германский король, завещав престол сыну. Но, несмотря на то что в жилах ребёнка текла кровь великого деда Фридриха I Барбароссы — германского императора, прославившегося своей воинственностью и жестокостью, мало кто видел в малыше будущего главу могущественного государства. Фридриха прозвали «апулийским мальчиком», благо заботливая мать Констанция Сицилийская укрыла и воспитывала ребёнка на юге Италии, в Апулии. По завещанию мужа Констанция должна была стать регентшей государства и опекуншей малолетнего короля.

Но, презрев завещание императора, большинство немецких князей, поддерживающих династию Гогенштауфенов, избрали королём дядю Фридриха — Филиппа Швабского, а антиштауфеновски настроенная часть князей поддержала притязания на престол Оттона Вельфа. На германском престоле оказались уже три короля. К подрастающему в Неаполе Фридриху никто не относился всерьёз, а между Филиппом и Оттоном началась ожесточённая борьба за первенство.

Фридриха пока не волновали династические споры. На мальчика свалилось новое горе - смерть матери. Согласно её воле, его новым опекуном и регентом в Сицилийском королевстве (важной части Священной Римской империи, состоящей из острова Сицилия и Южной Италии) стал Папа Римский Иннокентий III.

Иннокентий III стремился к установлению папского господства над всем христианским миром. Он с удовлетворением наблюдал за династической смутой в Германии и стремился разжечь её ещё больше. Когда короли-противники обращались к Папе как арбитру в их споре за престол, он поддерживал то одного, то другого. Ослабление монархической власти в Священной Римской империи освобождало папство от давних и опасных соперников, какими долгое время были германские императоры. Юный Фридрих ни в коей мере пока не представлял такой угрозы Риму.

Иннокентий III внимательно оберегал наследственные сицилийские владения Фридриха от внешних посягательств. С помощью Папы рано проявивший способности к учению юноша получил прекрасное образование. Фридрих мужал, общение с энергичным и волевым Иннокентием помогало ему обрести уверенность в своих силах. Возможно, именно от этого мудрого наставника унаследовал молодой Гогенштауфен искусство тонкой дипломатической интриги и политического лавирования, которым прославился позднее. Тем временем с переменным успехом продолжалась борьба за престол между старыми противниками; Филиппом Швабским и Оттоном Вельфом. Увлечённые этой борьбой, они и не замечали, как под крылом могущественного римского первосвященника набирается сил законный наследник германского престола. После гибели Филиппа Оттон в 1209 г. успел даже короноваться в Риме, пообещав Папе не оспаривать его влияния в Италии. Нарушив эти обещания, новоявленный император подписал себе приговор. Иннокентий III отлучил коронованного им Оттона от Церкви и провозгласил германским королём своего юного подопечного — Фридриха Гогенштауфена. «Any-лийский мальчик» вышел на политическую арену. Началось триумфальное восхождение Фридриха к вершинам власти. Помимо Папы у юноши появились новые помощники. Главным из них был французский король Филипп II Август. Он побудил генуэзских банкиров ссудить будущего императора деньгами. Так у Фридриха появились средства для борьбы с узурпировавшим императорскую корону Оттоном. Деньги французского короля и влияние могущественного Римского Папы сделали своё дело. Когда Фридрих Гогенштауфен с небольшим войском появился в Южной Германии, на его сторону один за другим стали переходить церковные и светские феодалы. В декабре 1212 г. собрание князей во Франкфурте в присутствии представителей Папы и французского короля торжественно избрало 18-летнего юношу римским королём. Он был коронован в Майнце архиепископом Зигфридом.

Однако в европейской политике всё было взаимосвязано. Окончательный исход борьбы за германский престол и судьба Фридриха зависели от того, кто одержит победу в давно начавшейся войне — Англия или Франция. Французский король Филипп II Август боролся с английским монархом Иоанном I Безземельным, стремясь включить в состав Франции английские владения на её территории. Политическое будущее Оттона Вельфа было тесно связано с возможными успехами английского короля. Франция, естественно, поддерживала противника Оттона (не случайно Филипп II помогал Фридриху деньгами). Всё решилось в 1214 г. в битве при Буви-не. Оттон сражался на стороне англичан и разделил с ними полное поражение. Неудачник бежал с поля боя, потеряв боевой штандарт императора с позолоченным орлом. Другая потеря была намного горше: политическое влияние Оттона в Германии сошло на нет. Молодой Гогенштауфен в 1215 г. был ещё раз торжественно коронован, теперь уже в Ахене.

Когда в 1216 г. Иннокентий III скончался, Фридрих уже особенно не нуждался в чьём-либо покровительстве. Почувствовавший вкус к власти, полный честолюбивых замыслов, он был готов к самостоятельным действиям. В 1220 г. преемник Иннокентия III Папа Гонорий III короновал Фридриха в Риме. Фридрих II Гогенштауфен стал полноправным императором Священной Римской империи.

История этого государства началась в 962 г., когда германский король Оттон I короновался в Риме, надеясь возродить величие древнеримской державы. Стремление к этому величию, к господству над всей Европой сохранили и последующие германские короли — государи воссозданной ипе-рии. Оно заставляло их раз за разом снаряжать военные походы в Италию, толкало на борьбу с папством, с итальянскими городами, с независимыми феодалами - со всеми, кто стоял на пути. Империя потерпела крах в середине XIII в., хотя формально просуществовала до начала XIX столетия.

К моменту вступления на престол Фридриха II лучшие времена Священной Римской империи были уже позади. Кризис, разразившийся в связи с династической смутой, показал рыхлость и искусственность этого государственного образования, неспособность его решать насущные политические задачи. Особенно плачевным было положение в самой Германии, где зарвавшиеся князья готовы были подняться против любого монарха, посягнувшего на их права и свободы. Но в глазах Фридриха Германия уже не была центром империи. В качестве главной её части он рассматривал Италию и Сицилийское королевство, завоёванное отцом Фридриха незадолго до смерти. Именно сюда перенёс молодой император центр тяжести своей политики. Ещё при жизни Иннокентия III он обещал Папе после укрепления на германском престоле передать Сицилию своему сыну Генриху (Иннокентий III явно опасался чрезмерного усиления Священной Римской империи и пытался предотвратить его). Теперь Фридрих будто забыл о своём обещании. Впрочем, сам Иннокентий учил своего подопечного гибкости в политике.

В начале своего царствования Фридрих II старался сохранять добрые отношения с римскими Папами. «Возлюбленный духовный отец» — Иннокентий III - благословил Гогенштауфена на германский престол. За это Фридрих клятвенно обещал ему сохранить папский сюзеренитет (верховенство) над Сицилийским королевством и рядом областей в Центральной Италии, расширить права духовенства и искоренить ереси на подвластной территории. Из всех этих обещаний выполнено было, пожалуй, лишь последнее. Это не помешало Фридриху повторить все эти обещания в 1220 г. Папе Гонорию III, чтобы тот короновал его императорской короной. Он окончательно умилостивил Папу, торжественно поклявшись не позже чем через год отправиться в крестовый поход. На самом деле император был совершенно равнодушен к движению крестоносцев, не ведущему к усилению императорского господства. К тому же Фридриху был чужд религиозный фанатизм (гонения на еретиков были

лишь данью Риму). Учитывая неотложные дела в Сицилийском королевстве и в Италии, Фридрих старался избежать похода во что бы то ни стало. Папа же, наоборот, стремился отправить Гогенштауфена в далёкую Палестину, чтобы ослабить его влияние в Италии. В 1225 г. после долгих просьб, угроз и увещеваний Гонория III Фридрих был вынужден заключить с ним соглашение, по которому не позже августа 1227 г. был обязан выставить тысячный отряд рыцарей и снарядить флотилию для переброски крестоносцев в Святую землю. В случае нарушения обещания Фридриха ожидало отлучение от Церкви.

В том же году Гогенштауфен женился на дочери иерусалимского короля Изабелле, обеспечив в случае удачи крестового похода пополнение своей коллекции ещё одним венцом. Династические браки вообще были одним из излюбленных политических приёмов Фридриха II. Позднее он женился на сестре английского короля Генриха III, с политическим расчётом устраивал и браки своих сыновей.

Первые разногласия с папством совпали с ухудшением отношений Фридриха с североитальянскими городами. Как и во времена Фридриха I Барбароссы, папство и Ломбардская лига (союз городов) стали сближаться перед лицом общего потенциального врага, стремящегося усилить свои позиции в Италии, — Фридриха II.

В 1226 г. ломбардские города возобновили свой прежний союз и свою военную организацию. В ответ на это Фридрих II объявил о лишении городов привилегий, полученных ими по Констанцскому мирному договору (1183 г.). Дело шло к войне, а император не располагал достаточными военными силами. В этот затруднительный для Фридриха момент умер Гонорий III, и на его место был выбран Папа Григорий IX, потребовавший немедленного начала крестового похода и обещавший за это употребить всё своё влияние для успокоения ломбардских городов. Война с Ломбардской лигой была отсрочена, а Фридрих в 1227 г. отплыл из Бриндизи в поход на Иерусалим. Но через несколько дней император неожиданно вернулся из-за болезни, и начатый поход расстроился. Папа не стал выслушивать объяснений посланцев Фридриха и отлучил его от Церкви. В ответ император обнародовал резкий памфлет против Григория, а его приверженцы принудили Папу временно бежать из Рима.

Желая снять с себя папское проклятие, Фридрих II в 1228 г. вновь отправился в Святую землю. Со сравнительно небольшими силами ему удалось добиться того, чего не могли достигнуть огромные армии крестоносцев со времени 1-го крестового похода. Фридрих показал себя разумным военачальником и блестящим дипломатом, способным на нетрадиционные решения. Казалось, за что бы ни брался Фридрих, всегда ему сопутствовал успех. Иерусалим был освобождён, император надел на себя ещё и иерусалимскую корону, заключил мир с египетским султаном и уехал из Святой земли, оставив там своего наместника. Однако в Европе победителя ждала отнюдь не триумфальная встреча. Раздражённый успехами своего противника, Григорий IX объявил крестовый поход пиратским предприятием, а освобождение Иерусалима нечестивой сделкой. Одновременно вероломный Папа подстрекал подданных Сицилийского королевства к выступлениям против Фридриха и отправил папские войска в Южную Италию.

Защитив с оружием в руках Сицилийское королевство от папских притязаний, Фридрих II заключил в 1230 г. договор с Григорием IX, означавший временное затишье в их вражде.

На фоне активных действий императора в Италии его германская политика выглядела слишком бледно. С тех пор как Фридрих покинул страну в 1220 г., отправившись за императорской короной в Рим, он ещё только два раза (в течение 30 лет!) удосужился побывать в Германии. В глазах его — полунемца-полуитальянца — Германия была лишь периферией империи. Желая развязать себе руки для бурной итальянской политики, Фридрих II стремился умиротворить германских князей, чтобы они и прочие феодалы не предпочли ему какого-либо другого кандидата в императоры. Если его дед Фридрих I Барбаросса шёл на уступки отдельным немецким князьям, сталкивая их между собой, то Фридрих II шёл навстречу всем князьям как особому сословию. Он наделял их верховными государственными правами, становился на сторону германских князей в их споре с городами.

Вероятно, реально оценивающий свои силы Фридрих понимал невозможность быть самодержцем одновременно и в Италии, и в Германии. Он сознательно жертвовал размерами своей власти в Германии, чтобы сконцентрироваться на укреплении позиций в Сицилийском королевстве и борьбе в Северной и Центральной Италии. Подобное отношение к немецким делам позволяло сохранять в Германии относительно спокойную обстановку. Но оно способствовало усилению территориальной раздробленности страны, уничтожало надежды на централизацию. Гибкой и осторожной политикой в Германии Фридрих смог предотвратить возможные политические потрясения, но скорый крах Священной Римской империи сделался ещё более неизбежным.

В 1235 г. Фридрих пережил личную драму. Открытый мятеж против императора поднял его сын Генрих, правивший от имени отца в Германии. Нити заговора тянулись в Рим. Сыновний мятеж был легко подавлен. Генрих хотел лишь вырваться из-под опеки отца и не мог прельстить немецких князей чем-нибудь таким, что застави-ло бы их перейти на его сторону и отвернуться от Фридриха.

В 1236 г. Фридрих вновь решил покончить с вольностями ломбардских городов и, получив военную поддержку немецких князей, направился в Северную Италию. Первое время императору сопутствовал успех. В 1237 г. в битве при Корте-ново он нанёс сильное поражение союзным войскам. Но города не хотели сдаваться, и лига отвергла требование о безусловном подчинении. Военное счастье изменило Фридриху. После неудачной трёхмесячной осады города Брешия императорское войско было вынуждено отступить. В борьбу на стороне ломбардских городов открыто вступил Папа Григорий IX. После того как Фридрих назначил своего побочного сына Энцио, который был женат на наследнице Сардинии, королём Сардинии и тем самым нарушил сюзеренитет Рима, Папа в 1239 г. вновь отлучил императора от Церкви и призвал к сопротивлению его власти.

Фридрих I обратился к светским государям христианского мира, указывая на то, что Папа — естественный враг их, ибо имеет притязание всех подчинить своей власти. Борьба между императором и Папой кипела во всех концах Европы, оба вербовали себе сторонников и союзников, оба устами своих приверженцев возводили друг на друга самые тяжёлые обвинения. Папа называл Фридриха медведем, леопардом, богохульником, сыном Вельзевула. Император не оставался в долгу. В 1241 г. Папа созвал в Риме собор для осуждения Фридриха, но Энцио, талантливейший и любимый сын Фридриха, перехватил на море корабли с епископами, ехавшими в Рим, и собор не состоялся. Войска императора подступили к Риму, опустошая его окрестности; агенты Фридриха готовили почву для вступления в город. Но Григорий IX внезапно умер. Полтора года папский престол пустовал, и снять отлучение от Церкви, к чему стремился Гогенштауфен, было невозможно.

Несмотря на готовность Фридриха пойти на серьёзные уступки папству, новый Папа Иннокентий IV занял по отношению к императору ещё более жёсткую позицию, чем его предшественник. Созванный Иннокентием IV в 1245 г. в Лионе Вселенский собор почти единодушно поддержал Папу и вынес постановление об отлучении уже многократно отлучённого Фридриха Н от Церкви и лишении его всех званий и почестей. Император обвинялся не только в посягательстве на права папства и Церкви, но, более того в еретичестве и склонности к магометанству.

Но проклятый император и не думал смириться, обычное спокойное расположение духа не изменило ему. Антиштауфеновская папская агитация давала свои плоды. Священная Римская империя, сохранению и усилению которой посвятил свою жизнь Фридрих II, трещала по швам. Гогенштауфен едва успевал латать дыры. Заволновалась знать в Германии. Часть князей избрала антикороля- Генриха Распе. Вновь разгорелась война с Ломбардской лигой, и опять не в пользу Фридриха — его войско проиграло сражение под Пармой.

Однако 56-летний император не думал унывать. Неудачи лишь подстёгивали его неутомимую, деятельную натуру. Фридрих II жаждал реванша — готовил поход на Лион, чтобы отомстить Папе, собирал силы для новой большой войны с Ломбардской лигой, грозил немецким князьям-отступникам.

Но в 1250 г. император внезапно умер. Весть о смерти Фридриха привела его противников в безумный восторг. Кипучая деятельность императора поддерживала Священную Римскую империю. С кончиной Фридриха крушение её стало неотвратимым. Папство торжествовало. Германия вступила в полосу смут.

В европейской истории Фридрих II Гогенштауфен несомненно остаётся среди наиболее ярких действующих лиц. За рутиной государственных дел, тонким кружевом дипломатических ходов, напряжением военных походов и яркой помпезностью придворной жизни явственно видны их сильный характер, ясный ум и живая душа.

 

Фридрих Гогенштауфен (1122-1190) | WikiTree БЕСПЛАТНО Семейное древо

Фридрих (Фридрих I Барбаросса) «Император Священной Римской империи» Гогенштауфен Родился в Хагенау, герцогство Швабия, Священная Римская империя Предки Потомки Умер в Река Салеф, Анатолия, Малая Азия, Турция Последнее изменение профиля | Создано 27 апреля 2012 г. | Последнее существенное изменение: 25 января 2022 г.

К этой странице обращались 10 913 раз.

Биография

Фридрих I Барбаросса, император Священной Римской империи

Barbarossa в переводе с итальянского означает «рыжая борода»; на немецком языке он был известен как «Кайзер Ротбарт», что имеет то же значение. [1]

Рождение и родители

Фридрих родился в середине декабря 1122 года в Хагенау, герцогство Швабия, Королевство Германия. Его родителями были Фридрих II, герцог Швабии и Юдифь Баварская. [1]

Браки и дети

Перед тем, как отправиться в Крестовый поход, в марте 1147 года Фридрих женился сначала на Аделаиде Вобургской, дочери Дипольда III.У них не было совместных детей, и этот брак был расторгнут по причине кровного родства. [1]
Фридрих женился второй раз на Беатриче Бургундской, дочери и наследнице Рено III, 9 июня 1156 года в Вюрцбурге. У них были следующие дети: [1]
  • Беатрис, родилась около 1162/3 г., умерла в 1174/1179 г., вышла замуж за Гийома II, графа Шалонского.
  • Фридрих V, герцог Швабии, родился 16 июля 1164 г., умер 8 ноября 1170 г.
  • Генрих VI, император Священной Римской империи, родился в ноябре 1165 г., умер 28 сентября 1197 г.
  • Конрад, родился в феврале 1167 г., умер 20 января 1191 г., позже был переименован в Фридриха VI, герцога Швабии, после смерти старшего брата.
  • дочь (возможно, по имени Гизела), родилась в октябре/ноябре 1168 г., умерла в конце 1184 г., была обручена, но умерла незамужней.
  • Оттон I, граф Бургундский, родился в июне/июле 1170 г., умер 13 января 1200 г.
  • Конрад II, герцог Швабии и Ротенбурга, родился в феврале/марте 1172 г., умер 15 августа 1196 г.
  • Рено, родился в октябре/ноябре 1173 г., умер до апреля 1174 г. или вскоре после октября 1178 г.
  • Вильгельм, родился в июне/июле 1175 г. , умер вскоре после октября 1178 г.
  • Филипп, родился в феврале/марте 1177 г., умер 21 июня 1208 г.Он был королем Германии в 1198 году.
  • Агнес, родилась в начале 1179 г., умерла 8 октября 1184 г., была обручена, но умерла незамужней.

Смерть

10 июня 1190 года он утонул возле замка Силифке в реке Салеф [1] в Анатолии (Малая Азия — ныне Турция), в возрасте 68 лет, возглавляя войска, возвращавшиеся из Третьего крестового похода. Его люди с трудом доставили его тело домой. [2] На летней жаре он начал таять. [2] Излишне говорить…. он так и не вернулся, и его части похоронены в трех церквях.

Титулы

  • Герцог Швабии 1147–1152 (как Фридрих III), унаследованный от своего отца, умершего в апреле 1147 года. Фридрих присоединился ко Второму крестовому походу вскоре после смерти своего отца. [1]
  • Holy Roman Emperor 1155-1190 [1]
  • избранный царь Германии 4 марта 1152 [1]
  • коронованный король Италии 24 апреля 1155 [1]
  • коронован из Бургундии 30 июня 1178 [1]
Фридрих I, Барбаросса, император Священной Римской империи провел свою жизнь, выступая против папства. [2] Он навсегда связан с антипапой Виктором IV. [2]

Барбарросса Сэкс Рим

Выдержка из Абсолютных Монархов :
«Сам собор Святого Петра, окруженный опорными пунктами и наспех вырытыми окопами. Он продержался еще восемь дней; это было только тогда, когда осаждающие подожгли передний двор, разрушив большой портик, так любовно восстановленный Иннокентием II и, наконец, срубив огромные порталы самой базилики, что обороняющийся гарнизон сдался.Никогда еще не было такого осквернения самой святыни в Европе. Даже в девятом веке сарацинские пираты довольствовались тем, что сдирали с дверей серебряные панели; они никогда не проникали в здание. На этот раз, по словам современника Оттона Святого Власия, немцы оставили мраморные полы нефа, усыпанные мертвыми и умирающими, а сам главный алтарь был залит кровью. И на этот раз возмущение было делом рук не неверных варваров, а императора западного христианского мира.
Собор Святого Петра пал 29 июля 1167 года. На следующий день у того же главного алтаря антипапа Пасхалий отслужил мессу, а затем возложил на Фридриха, которого папа Адриан короновал двенадцать лет назад, золотой венец Роман Патриций — преднамеренный жест неповиновения сенату и народу Рима. Еще через два дня он возглавил императорскую коронацию императрицы Беатриче, рядом с которой стоял ее муж. У папы Александра не было альтернативы; переодевшись простым пилигримом, он выскользнул из города и направился к побережью, где был обнаружен — к счастью, друзьями — через три дня сидящим на берегу и ожидающим корабля.Его спасли и доставили в безопасное место в Беневенто».

Источники

  1. 1.0 1.0 1.1 1.2 1.3 1.4 1.5 1.6 1.7 1,8 1.8 1.9 Wikipedia: Фредерик I, Holy Roman Emperor
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 Норвич, Джон Джулиус (2011). Абсолютные монархи: история папства. Случайный дом. Электронная почта

Дополнительные инструменты генеалогии

Поиск, спонсируемый Ancestry.ком

Фридрих I Барбаросса находится в 27 градусах от Майкла Адая, в 11 градусах от Каролуса Магнуса Каролингов, в 28 градусах от Шер Боно, в 32 градусах от Сидони-Габриэль Колетт, в 7 градусах от Родриго де Вивар, в 45 градусах от Жанны-Клод Дена де Гильбон, 30 градусов от Уолтера Либераче, 19 градусов от Покахонтас Рольфе, 31 градуса от принца Нельсона, 23 градусов от Уильяма Госсета, 28 градусов от Лесли Лоусон и 30 градусов от Сьюзи Офицер на нашем едином фамильном древе. Войдите, чтобы найти свое соединение.

Фредерик Гогенштауфен (1194 — 1250)

По его просьбе папа Григорий IX освободил Белу от присяги, которую он дал императору Священной Римской империи во время монгольского нашествия 21 августа 1245 года. Вскоре после этого герцог Фридрих II Австрийский, который не отказался от своих претензий на западные графства. Венгерское королевство предприняло наступление на Венгрию. Хотя, он мог разбить венгерские войска в битве у реки Лейта, но погиб в бою.С его смертью мужская линия Дома Бабенбергов вымерла, и началась борьба за власть над Австрией и Штирией

.

Фридрих II (26 декабря 1194 г. — 13 декабря 1250 г.) из династии Гогенштауфенов был претендентом на титул короля римлян с 1212 г. и беспрепятственным держателем этой монархии с 1215 г. Таким образом, он был королем Германии. , Италии и Бургундии. Он также был королем Сицилии по наследству своей матери. Он был императором Священной Римской империи (императором римлян) с момента его папской коронации в 1220 году до своей смерти.Его первоначальный титул был королем Сицилии, который он носил как Фридрих I с 1198 года до своей смерти. Другими его королевскими титулами, полученными за короткий период его жизни, были король Кипра и Иерусалима в силу брака и его связи с Шестым крестовым походом.

Ссылки:

Предшественник: Оттон IV Преемник: Генрих VII
* Король Германии (формально король римлян) Царствование 1212–1220 Коронация 9 декабря 1212 г. (Майнц) 25 июля 1215 г. (Ахенто От IV) Преемник: Генрих (VII)
* Король Сицилии Правление 1198–1250 Коронация 3 сентября 1198 г. (Палермо) Коронация 18 марта 1229 г. (Иерусалим) Предшественник: Иоланда Преемник: Конрад II



http://fmg.ac/Projects/MedLands/ГЕРМАНИЯ,%20Kings.htm#FriedrichIIGer…

КОНСТАНТИН РОДЖЕР ФРИДРИХ фон Штауфен , сын императора ГЕНРИХА VI и его жены Констанции Сицилийской (Иези, Анкона, 26 декабря 1194 г. — Кастель-Фьорентино близ Лучеры, Фоджа, 13 декабря 1250 г., но 25 февраля 1251 г., собор Палермо). Он был избран королем Германии в Вюрцбурге 25 декабря 1196 года. Он сменил своего отца в 1197 году как ФЕДЕРИГО I Король Сицилии под регентством своей матери, коронованный 17 мая 1198 года в соборе Палермо.Он объявил себя совершеннолетним 26 декабря 1208 года. Император Оттон IV вторгся в Неаполь, стал хозяином континентальной Сицилии к 1211 году и готовился вторгнуться на остров Сицилия при поддержке Пизы, когда Фридрих был снова избран ФРИДРИХ II королем Германии 5 декабря 1212 г. во Франкфурте-на-Майне, коронован в Майнце 9 декабря 1212 г. и в Аахене 25 июля 1215 г. Он был коронован как император ФРИДРИХ II в Риме 22 ноября 1220 г. Он объявил себя ФРИДРИХ королем Иерусалима в Бриндизи 9 ноября 1225 г. .Он заменил Эда де Монбельяра на посту регента Иерусалима Фомой Акино, графом Асеррским, в 1226 году[627]. Он отплыл из Бриндизи 8 сентября 1227 г. в Иерусалим, но заболел в Отранто, где из-за болезни был высажен на берег Людвиг IV Ландграф из Тюрингии, и отложил свое путешествие, пока выздоравливал[628]. Он снова отправился в Бриндизи 28 июня 1228 г., хотя его вторая жена тем временем умерла, что поставило под сомнение его право на Иерусалимское королевство, и высадился на Кипре в июле 1228 г.[629]. Он уехал с Кипра в Акко 3 сентября 1228 г. и после длительных переговоров 18 февраля 1229 г. подписал десятилетний мирный договор с султаном аль-Камилем, по которому город Иерусалим был возвращен Иерусалимскому королевству[630].Он совершил свой церемониальный въезд в Иерусалим 17 марта 1229 года и короновал себя королем на следующий день в храме Гроба Господня, а затем отплыл обратно в Европу из Акры 1 мая 1229 года после назначения Эда де Монбельяра констеблем Иерусалима и Балианом Сидона и Гарнье немецкий как baillies. Он высадился в Бриндизи 10 июня 1229 г.[631]. Фридрих был отлучен от церкви и низложен как император 17 июля 1245 года папой Иннокентием IV. Он умер от дизентерии. Его смерть описана Матфеем Парисом, который указывает дату, но не место, и приводит подробности своего завещания[632].В Historia Sicula Бартоломео ди Неокастро записана смерть в декабре 1250 года «in festo beate Lucie virginis» «dominus Fridericus secundus…Romanorum…imperator» и его захоронение «в majori ecclesia Panormitana»[633].

  • м во-первых (Мессина 5 или 15 августа 1209 г. или Палермо 19 августа 1209 г.) как ее второй муж, инфанта донья КОНСТАНЦА де Арагон, вдова ИМРЕ короля Венгрии, дочери дона АЛЬФОНСО II «Эль Касто» короля Арагона и его жены Инфанта донья Санча де Кастилья (1179 г. — Катания, 23 июня 1222 г., собор Палермо)….
  • м во-вторых (по доверенности, Акко, август 1225 г., собор Бриндизи, 9 ноября 1225 г.) ИЗАБЕЛЬ [Иоланда] де Бриенна, королева Иерусалима, дочь ЖАНА де Бриенна, короля Иерусалима, и его первой жены Марии ди Монферрато, королевы Иерусалима (1211 — Андрия, Бари 25 апреля или 5 мая 1228 г. , собор Бур-Бари). …
  • 90 059 м, в-третьих (обручение в Лондоне, февраль 1235 г., Вормсский собор, 15 или 20 июля 1235 г.) ИЗАБЕЛЛА Английская, дочь короля Англии ИОАННА и его второй жены Изабель Ктс д’Ангулем (1214 г. — Фоджа близ Неаполя, 1 декабря 1241 г., Бур-Бари).
  • Госпожа (1): — . В «Gesta Imperatorum et Pontificum» Томаса Туски мать «Фредерикуса» упоминается как «nobili comitissa quo in regno Sicilie erat heres» [654], но первая любовница императора Фридриха не была установлена ​​более точно.
  • Хозяйка (2): [АДЕЛЬХЕЙД фон Урслинген, дочь —]. …
  • [Любовница (3): РУТИНА фон Байльштейн-Вольфзельден, жена ГОТФРИДА [II] графа фон Лёвенштейна [Кальв], дочь [БЕРТХОЛЬДА графа фон Байльштейна и его жены Адельхайд фон Бонфельд]….
  • Госпожа (4): —. Бенуа-Мешен говорит, что мать дочери императора Катарины была «une femme appartenant à la lignée des ducs de Spolète», но не приводит соответствующего источника[659]. Может возникнуть некоторая путаница с предполагаемой матерью Энцио, которая, согласно тому же источнику, была «де ла Maison de Spolète» (см. Выше).
  • [Хозяйка (5): —. Никаких указаний на личность матери предполагаемого сына императора Генриха обнаружено не было.]
  • Хозяйка (6): МАРИЯ [Матильда], из Антиохии….
  • Хозяйка (7): —. Ее имя неизвестно.
  • Хозяйка (8): [МАННА, племянница — архиепископа Мессины, дочь —. Бенуа-Мешен говорит, что матерью Риккардо Конте ди Кьети была «сборка-т-иль, le fils de Manna, une nièce de l’archévêque de Messine», но не цитирует соответствующий источник[663].]
  • Хозяйка (9): —. Ее имя неизвестно.
  • Госпожа (10): —. Ее имя неизвестно.
  • Госпожа (11): —. Ее имя неизвестно.
  • Любовница (12): БЬЯНКА Ланча, дочь МАНФРЕДО [II] Ланча Маркезе ди Буска и его жены Бьянки «Малетта» — (-[1233/34]).

Слуга двух господ: тевтонские рыцари между папой и императором

Пока папство и императоры Священной Римской империи были в согласии друг с другом, тевтонские рыцари имели хорошие возможности для получения покровительства от обоих. Однако ситуация резко изменилась, когда Фридрих II поссорился с папой Григорием IX.В этом коротком эссе рассказывается о тевтонских рыцарях во время борьбы за власть между папой и императорами Гогенштауфенами.

Когда десять лет неустанных усилий Сальцы по мобилизации поддержки нового крестового похода наконец принесли плоды в виде того, что впоследствии стало известно как Шестой крестовый поход, Фридрих II и папа Григорий IX столкнулись. Разгневанный неспособностью Гогенштауфенов вовремя отправиться в крестовый поход, папа отлучил императора от церкви. Фридрих II продемонстрировал свое презрение к папе, все равно начав крестовый поход (хотя и на год позже, чем было обещано).

Крестовый поход Фридриха II поставил не только Тевтонских рыцарей, но и другие военные ордена, а также рыцарей и баронов Утремера в крайне затруднительное положение. Все, кто был серьезно или кровно заинтересован в возвращении Иерусалима и других частей Святой Земли, приветствовали крестовый поход под предводительством могущественного и богатого монарха. Они возлагали огромные надежды на Фридриха Гогенштауфена, который теперь был не только монархом-крестоносцем, но и титулярным королем (или, по крайней мере, регентом) Иерусалима по праву своей жены.(Хотя его жена тем временем умерла от последствий родов в возрасте 15 лет, она оставила живого сына Конрада; Фредерик, как его единственный оставшийся в живых родитель, имел серьезные права на роль регента своего маленького сына.)

Изначально никто не хотел, чтобы отлучение помешало их общему интересу вернуть святые места и укрепить жизнеспособность ослабленного королевства. Так приветствовали императора Священной Римской империи. Действительно, несмотря на его абсолютистские попытки незаконно захватить собственность как у местных баронов, так и у тамплиеров, воинствующие ордена и воины Утремера поддержали крестовый поход Фридриха.Тевтонские рыцари ничем не отличались от других.

То есть до тех пор, пока император не пошел за всеми спинами, чтобы заключить сделку с султаном аль-Камилем. Хотя на первый взгляд его договор был успешным, он также содержал пункты, которые были совершенно неприемлемы для жителей Утремера, тамплиеров и госпитальеров. Самым главным недостатком «договора» императора с аль-Камилем было то, что, хотя султан имел физический контроль над Иерусалимом на момент заключения договора, он не имел законного права распоряжаться им; он принадлежал его племяннику, который немедленно осудил и заявил о своем намерении снова принять Иерусалим для ислама.

Не менее пагубным для полезности договора было и то, что это было, по сути, перемирие, а не мирный договор: оно длилось всего десять лет, и христианам было запрещено тем временем укреплять город или окрестности. По сути, Иерусалим не был возвращен под христианский контроль, а был просто отдан в аренду христианам (при условии, что они смогут отбиваться от племянника аль-Камиля, не имея никаких укреплений) на десять лет. Тот факт, что Храмовая гора, которая раньше была штаб-квартирой тамплиеров, осталась под контролем мусульман, лишь усугубил ситуацию.

С этим личным договором между Гогенштауфенами и аль-Камилем, заключенным в тайне без совета — а тем более без согласия — лордов и епископов Утремера или магистров воинствующих орденов, Фридрих II потерял доверие, популярность и поддержку в Утремер. Отношения между Императором и Тамплиерами настолько испортились, что Император осадил цитадель Тамплиеров в Акко на пять дней. Госпитальер не избежал и гнева императора: по возвращении на Сицилию Фридрих тут же конфисковал все имущество как тамплиеров, так и госпитальеров.Тем временем простые жители Утремера отправили Фридриха II домой, забросав его потрохами по пути в порт, чтобы отправиться в обратный путь.

Только тевтонские рыцари остались верными Фридриху Гогенштауфену. По уважительной причине. У них не было обширной сети поместий от Шотландии до Утремера, как у старых воинствующих орденов; их владения были сосредоточены на территориях Гогенштауфенов. Конфискация поместий на Сицилии и в Священной Римской империи была нежелательна, но не нанесла ущерба тамплиерам и госпитальерам; для тевтонских рыцарей подобная конфискация была бы близка к уничтожению Ордена.

Однако, делая то, что они должны, чтобы сохранить расположение Императора, они навлекли на себя гнев папы. 17 августа 1229 года, узнав от иерусалимского патриарха, что Герман фон Зальца перевел и произнес апологетическую речь Фридриха о его отношениях с папством во время «церемонии коронования» в храме Гроба Господня, папа Григорий IX разделся догола. тевтонских рыцарей их независимости, подчиняя их рыцарям-госпитальерам. Более того, их поддержка непопулярного самодержавного Фридриха II стоила тевтонским рыцарям народной поддержки и среди простых людей.К 1231 году папа Григорий почувствовал себя обязанным издать документ, осуждающий нападения на тевтонских рыцарей как мирян, так и духовенства.

Герман фон Зальца, однако, был непревзойденным дипломатом. Он использовал свои навыки, чтобы восстановить расположение папы, способствуя сближению между папством и Священной Римской империей. Уже к 1230 году разрыв между папой и императором Священной Римской империи был (временно) устранен, и папа снова защищал тевтонских рыцарей от их врагов (см. Выше).Больше нет упоминаний о контроле госпитальеров, и независимость тевтонских рыцарей была тихо восстановлена.

Когда между императором и папой вспыхнул новый конфликт, Герман фон Зальца был единственным человеком, которому доверяли оба антагониста. Ему было поручено попытаться найти средства примирения между ними. Таким образом, в конце концов, Сальса преуспел в, казалось бы, невыполнимой задаче служить двум господам, папе и императору, к удовлетворению обоих.

Его преемник даже не пытался.Конрад фон Тюрингия был на 100% человеком императора. Он также был двоюродным братом Фридриха II, так что, возможно, у него не было особого выбора. Однако его преданность Гогенштауфенам снова вызвала неприязнь папы к тевтонским рыцарям. Это, в свою очередь, привело к тому, что орден еще раз лишился многих своих привилегий и снова по папскому указу был подчинен Госпиталю. Последний, однако, похоже, потерял интерес к фактическому захвату власти. Вместо этого госпиталь объединился с имперскими силами в Леванте, в результате чего тамплиеры вскоре атаковали как госпитальеров, так и тевтонских рыцарей в Акко. Тамплиеры были возмущены тем, что имперские власти, поддерживаемые госпитальерами и тевтонскими рыцарями, выступали за перемирие с султаном Египта, а тамплиеры и местные бароны предпочитали мир с султаном Дамаска. (Два султана все еще не в ладах друг с другом.)

Конрад умер в течение двух лет, и вскоре за ним последовали люди, которые поочередно искали примирения с папой или снова присоединялись к имперской партии. В результате к 1249 году «[тевтонские рыцари] отдалились как от папства, так и от империи и разделились между собой.(Мортон, стр. 105). За одиннадцать лет после смерти Зальцы Орден также потерпел серьезные неудачи в Пруссии и Ливонии, а также огромные потери при сокрушительном поражении франков при Ла-Форби в 1244 году. В 1249 году их ждало еще одно крупное поражение: Мансура. И снова тевтонские рыцари, как и тамплиеры и госпитальеры, понесли тяжелые потери.

Возможно, именно это разрушило внутреннюю сплоченность Ордена. Между 1249 и 1253 годами целых четыре разных человека называли себя «мастерами» тевтонских рыцарей, по крайней мере двое одновременно. Кроме того, письма западным правителям свидетельствуют о том, что тевтонские рыцари не получали помощи от своих владений на Западе, потому что войны между папством и империей препятствовали поступлению к ним припасов, а ресурсы, которые Орден мог наскрести, были были перенаправлены в Пруссию и Ливонию из-за надвигающегося монгольского нашествия.

Тевтонские рыцари достигли надира.

Основной источник: Мортон, Николас. Тевтонские рыцари на Святой Земле, 1190-1291 гг.Бойделл Пресс, 2009.

.

https://www.defenderofjerusalem.com/teutonic-knights-2.html


ПРИМЕЧАНИЕ. В соответствующем периоде истории около восьми веков назад ― приобретение Иерусалима легендарным императором Священной Римской империи Фридрихом II в разгар крестовых походов произошло мирным и дипломатическим путем.

Энциклопедия | Бесплатный полнотекстовый | Фридрих II Гогенштауфенский (1208–1250)

26 декабря 1208 г., когда Фридрих II начал править самостоятельно, он продолжал использовать быков и тюленей, приготовленных в период регентства в качестве короля Сицилии. На первых висят золотые быки диаметром 55 мм (о быках как о короле Сицилии см.: [13] (том 1, стр. 27–30, изображения № 27,3–4), [14] (с. 40), [5] (с. 302)), а второе — висящие красные сургучные печати размерами от 35 × 45 до 40 × 53 мм, помещенные в деревянный ящик диаметром 60 мм. (о печатях как король Сицилии см.: [13] (том 1, стр. 27–30, изображения № 27,1–2 и 27,5), [15] (том 1, стр. 29– 31, карточки № 43 и 45), [14] (стр. 25–27), [16] (стр.118–120), [8] (карта II.4, стр. 325–326), [17] (том 2, стр. 26, карточка II.A.7 В. Рёделя)). Оба этих типа представляют короля, сидящего на троне, хотя одежда и символы власти совершенно разные: первая группа отличается от быков норманнских предшественников и сопоставима с более континентальными европейскими моделями; вместо этого вторая группа более или менее следует печатям предшественников Вильгельма II и Констанции Отвильской (об этом см.: [12] (стр. 87)). Однако и эти быки, и тюлени вскоре были заменены другими видами.Действительно, с декабря 1212 года Фридрих II начал использовать быков и тюленей как король римлян, а с 22 ноября 1220 года он использовал быков и тюленей как император Священной Римской империи (использовался до своей смерти 13 декабря 1250 года). Оба быка сделаны из золота и имеют диаметр примерно 62 и 42 мм соответственно; с одной стороны они изображают короля, сидящего на троне, а с другой — городское сооружение (предположительно, символическое изображение Рима) или своего рода географическую карту Южной Италии (предположительно, символическое изображение Рима). Сицилийское королевство) (о быках как царе римлян см.: [13] (Том 1, стр.27–30, фото нет. 28,2–5), [15] (Том 1, с. 31–34, карточки № 47 и 49), [8] (карточка III.2, с. 330–331). О быках как императоре Священной Римской империи см.: [13] (том 1, стр. 27–30, изображения № 30,2–5 и 30,6–7), [15] (том 1, стр. 35). , карточка № 51), [5] (стр. 302), [17] (том 2, стр. 27–28, карточка II.A.9 В. Рёделя)). Обе печати сделаны из красного воска и имеют диаметр примерно 85 и 90 мм соответственно; опять же, они представляют царя сидящим на троне (на печати как царя римлян, см.: [13] (т. 1, с.27–30, фото нет. 27,6–7 и 28,1), [15] (Том 1, стр. 31–33, карточки № 46 и 48), [14] (стр. 28–29), [8] (карточка II. 5, стр. 326–327 и карточка III.1, стр. 329), [17] (том 2, стр. 27, карточка II.A.8 В. Рёделя). О печати в виде императора Священной Римской империи см.: [13] (том 1, стр. 27–30, изображения № 29,1–5 и 30,1), [15] (том 1, стр. 34, карточка № 50), [14] (с. 30), [16] (с. 128), [8] (карта III.15, с. 346–347)). изменения в соответствии с различными титулами Фридриха II как короля Сицилии (REX SICILIE), короля римлян (ROMANORVM REX), короля Иерусалима (REX IERVSALEM) и императора Священной Римской империи (ROMANORVM IMPERATOR), но во всех артефактах изображения правителя схожи (лишь с некоторыми незначительными изменениями) и следуют одной и той же иконографической традиции (см., например, рис. 1).В частности, Фридрих II восседает на троне со спинкой. У него, вероятно, длинные волосы и бритое лицо, он носит длинную тунику (на одном экземпляре туника явно вышита орлами), широкий плащ, длинный лилийный скипетр, крестоцветный глобус и корону с боковыми отростками. Корона может быть низкой с двумя скрещенными арками (Bügelkrone) или высокой и квадратной формы (Plattenkrone). Последний тип, вероятно, представляет собой Reichskrone Священной Римской империи. Эти иконографические элементы отличаются от образной традиции нормандских королей Сицилии и следуют немецким образцам, в частности, быкам и тюленям швабских предшественников (деда Фридриха I Барбароссы, отца Генриха VI и дяди Филиппа Швабского).Очевидно, этот образ представляет Фридриха II как германского императора, а не как короля Сицилии, но этот выбор, похоже, не имеет определенного политического или пропагандистского значения. Предположительно, это связано с достигнутым новым статусом и вытекающей из этого необходимостью принятия адекватных новых культурных референций в репрезентации фигуры правителя (об этом см.: [18], [12] (стр. 87–89) с более подробной информацией). и библиографические ссылки).

Император Швабии Фридрих II Гогенштауфен, король Сицилии


Указатель журналов

Лучшее на Сицилии

Искусство и Культура

Мода

Еда и вино

История и общество

О нас США

Путешествия Часто задаваемые вопросы

Контакты

Карта Сицилии


В общий с Римом, Веной и Аахеном, Палермо — вечный хозяин гробницы императоров Священной Римской империи — Гогенштауфенов Генриха VI и его сына Фридрих II . Этим объясняется неизменный интерес немецких посетителей к отображались в сторону этого сицилийского города на протяжении веков. Конечно Гёте и Вагнер тоже останавливались в сицилийской столице, но для швабского Семья фон Гогенштауфен Палермо была чем-то большим, чем просто (хотя и увлекательным) пункт остановки, а скорее важная резиденция правительства, источник богатства и лояльная база операций для их имперских амбиций. Перед погружением глубже в жизнь Фридриха II важно понять как случилось, что Сицилия попала под прямое и личное правление средневековых немецкие правители.Рассмотрим (хотя бы вкратце) события, которые ему предшествовали.

За несколько лет до того, как норманны завоевали Англию, их братья отправились на юг и вторглись в земли южной Италии, захватив Сицилию от местных мавров (сарацинов) в десятилетнем конфликте, начавшемся с завоевания Мессины в 1061 году, вытеснив нескольких мусульманских эмиров в своего рода мини-крестового похода. Блестящие лидеры этой банды северных рыцарей были Робер и Роже де Отвиль. Сын Роджера, Роджер II, в конце концов был коронован как первый король Сицилии.

Король Роджер оказался способным и эффективным администратором. К 1140 году он смог реорганизовать правительство острова, приступить к замечательному строительная программа и поощрение одаренных людей из разных традиций и даже религии, чтобы внести свою мудрость и опыт в обогащение своего двора, создавая мультикультурную среду, мало чем отличающуюся от сегодняшнего Лондона. или Нью-Йорк. Подражая восточным привычкам, Рожер II набрал силу в своими руками и правил Сицилией и южной Италией как доброжелательный деспот в византийской традиции, отличая его форму правления от у норманнов в Англии.

После его смерти в 1154 году Рожеру II наследовал его сын Вильгельм I, чей политика часто встречала сопротивление со стороны укоренившихся норманнских вассалов. В 1166 г., Вильгельм «Плохой» умер, и ему наследовал его маленький сын. Вильгельм II «Добрый» под регентством. В 1189 году, в тридцать шесть лет, этот государь умер, и ему наследовала его тетя Констанция, дочь Рожера II и жена могущественного центральноевропейского правителя Генриха VI из швабской династии фон Гогенштауфенов.

После долгих потрясений и интриг (частично спровоцированных Танкредом, ублюдком внук Роджера II), Генрих VI, император Священной Римской империи и сын великого Барбароссы, был коронован королем Сицилии по праву брака в соборе Палермо на Рождество 1194 года.В Апулии, на материке, ранее бездетные Констанция родила в 40 лет (при многочисленных свидетелях) сына окрестили Фредериком Роджером.

Генриха не любили на Сицилии, но императорская чета сумела победить своих врагов и заручиться поддержкой знати и Папы. Они установили свою власть и власть своего сына над непокорными, но все же очень богатое королевство Сицилия, охватывавшее всю южную Италию, а также большую часть северной Италии и центральной Европы.Жизнь и правление Генриха однако на Сицилии были недолго, и в 1197 году Фридрих сменил своего отца, с Констанцией в качестве регента. Он был коронован в мае 1198 года, и его мать умерла. позже в том же году. Папа Иннокентий III был его опекуном и защитником. будущее казалось безопасным.

О его детстве в Палермо, в то время городе изумительных сады и красивая нормандско-арабская архитектура. Он научился социальному выживанию но и уважение к различным народам и религиям (христианским, мусульманским, иудейским), приобретение хороших знаний арабского, греческого, латинского, итальянского, сицилийского, немецкого и нормандский французский.В Палермо, рассказывают нам истории, Фредерик мог слушать и учиться у вернувшихся моряков и купцов из экзотических чужих земель и таможни на юг и восток. Он мог учиться у ученых, философов, историки, ремесленники, летописцы, астрологи и дрессировщики (есть был большим зоопарком «чужих» зверей), и он культивировал страсть для соколиной охоты, о которой он написал руководство.

В 1209 году, в возрасте 15 лет, он женился на Констанции Арагонской, которая много лет его старший. Фактически, она часто служила его «регентом» или «наместником» во время его длительного отсутствия на Сицилии.

Долгое правление Фридриха привело его в самое сердце Германии, чтобы укротить его мятежных вассалов и в Святую Землю в крестовый поход. Подробная информация о международные интриги и конфликты, охватившие Западную Европу и Фридриха II в первые десятилетия тринадцатого века можно оставить биографам. и ученых. (См. страницу книги.) Мы будем придерживаться общих сведений об управлении и обществе при императоре, который нуждался в прочной и надежной базе для операций во внешних силовых играх той эпохи.Что может быть лучше, чем богатый, но независимый остров, относительно легко защищаемый и трудно вторгающийся, с природными и человеческие ресурсы, которые могли бы защищать и продвигать интересы амбициозного правитель?

Тем не менее, чтобы использовать эту ключевую цитадель, имперскому королю нужно было сильное правительство, даже абсолютная монархия. Его «божественное» помазание и миссия не нравилась другой средневековой власти, папству. Его личные религиозные убеждения неоднозначны, а некоторые историки даже подозревают что Фридрих II был деистом.

Фредерик заручился поддержкой некоторых из величайших юридических умов эпохи для кодирования и сбора прежних норманнских, арабских и византийских законов в установить твердую и упорядоченную процедуру для юридических конфликтов. город Мелфи. был хозяином этого усилия, так называемых конституций Мельфи. В конце концов, назначенные королевской властью судьи (юстициары) вытеснили местные аристократы в осуществлении правосудия. Сельское хозяйство, валюта и была также организована новая профессиональная армия, отвечающая потребностям эффективного государство.Ежегодные налоги взимались с определенных видов деятельности и сырья, в то время как государство взяло на себя единоличное производство некоторых других, таких как железо, шелк и, прежде всего, соль.

Проницательных счетоводов и счетоводов из Генуи пригласили для администрирования налоговый доход короля, отсюда и отвращение южных итальянцев к генуэзской «алчности». и деловая хватка, которая сохраняется и по сей день. При Фридрихе II феодализм на Сицилии существовало как сложное учреждение, которое, если не совсем просвещенное, отражало улучшение по сравнению с более ранними модели.

Но Фредерик не забыл свое материковое королевство. В 1221 году он основал большой светский (нецерковный) центр обучения в Неаполе, который даже сегодня функционирует как университет, носящий его имя. Он также нашел время для похода через северную Италию в Германию, сердце Священной Римской империи, напомнить своим вассалам об их феодальном долге; большинство из них никогда не встречали своих молодых Император. Крепко владея своим королевством, Фридрих II мог противостоять другие силы эпохи с решимостью и мастерством.Его таланты заработали коренастый, рыжеволосый монарх по прозвищу stupor mundi, «самый чудо света». Имея в виду его гарем, другие называли его «христианином». султан.»

Папы хотели, чтобы Фридрих возглавил священный крестовый поход против мусульман. на Ближнем Востоке, чтобы освободить Иерусалим и восстановить христианское правление на восточных берегах Средиземного моря. Какое-то время Фредерик ловко избежал этого папского навязывания (у него были достаточно трудности с некоторыми из мусульман в своем царстве), но к 1227 году он уже не мог откладывать это Миссия, прибывшая в Палестину в 1229 г.Он получил правление Святой Земли не воинской доблестью и кровопролитием, а умелым убеждением и тонкая дипломатия. Его методы нравились не всем в Риме.

В следующем году Фридрих был коронован королем Иерусалима в церкви. Гроба Господня как единственный император Священной Римской империи, удостоенный такой чести. Этот Шестой крестовый поход можно считать зенитом политической деятельности Фридриха. жизнь. «Ступор мунди» действительно.

Но жизнь Фридриха фон Гогенштауфена была гораздо больше.Он взрастил интерес к поэзии и литературе; сицилийский язык процветал в его суд. Соколиная охота, экология и эффективное правительство — вот лишь некоторые из его навязчивые идеи. Его мужество и решимость перед лицом сопротивления Папы к его политике также укрепит его имидж. Монарх с интеллектуалом страсть была такой же редкостью в тринадцатом веке, как и сегодня.

После многих лет конфликтов, лихорадочной деятельности и постоянных путешествий Фредерик II заболел лихорадкой в ​​декабре 1250 г. в Апулии, на родине его рождение.Он умер незадолго до своего пятьдесят шестого дня рождения и был похоронен в собор его любимого города Палермо, где он покоится сегодня рядом с матерью, отцом и женой.

90 024 Последовали мелкие династические сражения за власть и короткая война за независимость (Сицилийская вечерня), но никогда больше Сицилия не достигнет той славы, процветания и подлинной независимости, которыми она наслаждалась при этот самый необычный из государей.

Об авторе: Профессор Инсерра ранее писал о других темы, относящиеся к истории и классической музыке.

Гогенштауфен — Энциклопедия Нового Света

Герб династии Гогенштауфенов

Hohenstaufen (или Staufer(s) ) были династией королей Германии, многие из которых также были коронованы императором Священной Римской империи и герцогом Швабии. Династию можно датировать с 1138 по 1266 год. В 1194 году Гогенштауфены также стали королями Сицилии. Имя собственное, взятое из их замка в Швабии, — Штауфен. Поэтому династию иногда также называют швабской династией по происхождению семьи.Гогенштауфены дали стабильность значительному региону Европы на протяжении значительного периода средневековой истории. Города становились все более важными и начали заменять монастыри в качестве центров обучения, что привело к демократизации знаний. Несмотря на ослабление централизованной власти, последовавшее за смертью Фридриха II (1250 г.), Германия продолжала территориально расширяться, закладывая основы для своего превращения в девятнадцатом веке в главную континентальную европейскую державу. Во время Второй мировой войны Ваффен-СС назвали танковую дивизию СС Hohenstaufen в честь этой семьи.Некоторые из Гогенштауфенов были втянуты в соперничество с папством за то, кто был выше Папы или Императора. Как императоры Священной Римской империи, Гогенштауфенам наследовали Габсбурги, которые в течение следующих шести столетий стали, в результате брака, а не завоевания, правителями более половины Европы.

Постановление в Германии

Генеалогическое древо императоров Гогенштауфенов, включая их отношение к последующим династиям 90 024 Когда последний мужчина из Салианской династии, Генрих V, император Священной Римской империи, умер, не оставив наследника, возникли разногласия по поводу престолонаследия. Фредерик и Конрад, два нынешних штауфена мужского пола, были внуками Генриха IV, императора Священной Римской империи, и племянниками Генриха V. После смерти вмешавшегося короля и императора Лотаря II в 1137 году Конрад, первый правитель Хоненштауфенов, стал Конрадом III. Германии.

Второй из правителей Гогенштауфенов, Фридрих I (годы правления 1152–1190), также известный как Фридрих Барбаросса из-за своей рыжей бороды, на протяжении всего своего правления боролся за восстановление власти и престижа немецкой монархии. Поскольку немецкие герцоги стали сильнее как во время, так и после спора об инвеституре по поводу того, кто имел право назначать людей на церковные привилегии (дворяне или Папа), и поскольку королевский доступ к ресурсам церкви в Германии был сильно ограничен, Фридрих был вынужден отправиться в Италию, чтобы найти финансы, необходимые для восстановления королевской власти в Германии.Вскоре он был коронован императором в Италии, но десятилетия войн на полуострове не дали результатов, и большая часть его карьеры была потрачена на борьбу за утверждение верховенства императора над властью пап. Папство и процветающие города-государства северной Италии были традиционными врагами, но страх перед имперским господством заставил их объединиться для борьбы с Фридрихом. Под умелым руководством Папы Александра III альянс потерпел множество поражений, но в конечном итоге смог лишить императора полной победы в Италии.Фридрих вернулся в Германию старым и озлобленным. Он победил одного известного противника и члена семьи Вельфов, саксонского Генриха Льва, но его надежды на восстановление власти и престижа его семьи и монархии, казалось, вряд ли оправдались к концу его жизни.

г. За время длительного пребывания Фридриха в Италии немецкие князья окрепли и начали успешную колонизацию славянских земель. Предложения о снижении налогов и поместных пошлин побудили многих немцев поселиться на востоке, поскольку коренные жители этого района были убиты или изгнаны.Из-за этой колонизации империя увеличилась в размерах и стала включать Померанию, Силезию, Богемию и Моравию. Ускорение экономической жизни в Германии увеличило количество городов и придало им большее значение. Также в этот период замки и дворы заменили монастыри как центры культуры. Выросшая из этой придворной культуры, немецкая средневековая литература достигла своего пика в лирической любовной поэзии, Миннезанг, и в повествовательных эпических поэмах, таких как Тристан, Парсифаль и Песнь о Нибелунгах.

Фридрих умер в 1190 году во время крестового похода, и ему наследовал его сын Генрих VI (годы правления 1190-97). Избранный королем еще до смерти отца, Генрих отправился в Рим, чтобы стать императором. Смерть в семье его жены дала ему владение Сицилией, источником огромного богатства. Генриху не удалось сделать королевскую и имперскую преемственность наследственной, но в 1196 году ему удалось получить обещание, что его малолетний сын Фридрих получит немецкую корону. Столкнувшись с трудностями в Италии и будучи уверенным, что позже он осуществит свои желания в Германии, Генрих вернулся на юг, где казалось, что он может объединить полуостров под именем Гогенштауфен.Однако после ряда военных побед он умер естественной смертью на Сицилии в 1197 году.

Поскольку избрание трехлетнего Фридриха немецким королем могло затруднить упорядоченное правление, вместо него был выбран дядя мальчика, Филипп. Другие фракции избрали кандидата Вельфа Оттона IV контркоролем, и началась долгая гражданская война. Филипп был близок к победе, когда его убил родственник в 1208 году. Оттон IV, в свою очередь, потерпел поражение от французов в битве при Бувине в 1214 году.Фридрих вернулся в Германию в 1212 году из Сицилии, где он вырос, и стал королем и императором Священной Римской империи в 1215 году. Будучи Фридрихом II (годы правления 1215–1250), он мало времени проводил в Германии, потому что его главные заботы лежали в Италии. где он хотел восстановить власть Священной Римской империи. Фридрих пошел на значительные уступки немецкой знати, такие как те, которые были изложены в имперском статуте 1232 года, который сделал князей фактически независимыми правителями на своих территориях. Духовенство также стало более могущественным.Хотя Фридрих был одним из самых энергичных, изобретательных и способных правителей Средневековья, он не сделал ничего, чтобы объединить разрозненные силы в Германии. Таким образом, его наследие заключалось в том, что местные правители имели больше власти после его правления, чем до него. Несмотря на отлучение от церкви, он не только возглавил 6-й крестовый поход, но и вел переговоры о возвращении Иерусалима крестоносцам, претендуя на титул «царь Иерусалима».

Ко времени смерти Фридриха II (1250 г.) в Германии было мало централизованной власти.Великое Междуцарствие (1256–1273 гг.), период анархии, когда не было императора, а немецкие князья соперничали за личное превосходство, последовало за смертью сына Фридриха Конрада IV в 1254 г. За этот короткий период немецкой знати удалось лишить многих власти от уже ослабленной монархии. Однако вместо того, чтобы создавать суверенные государства, многие дворяне стремились заботиться о своих семьях. Их многочисленные наследники создавали все более и более мелкие поместья. Сформировался также преимущественно свободный класс чиновников, многие из которых со временем приобрели наследственные права на административные и юридические должности. Эти тенденции усугубили политическую раздробленность Германии.

Несмотря на политический хаос периода Гогенштауфенов, население выросло примерно с 8 миллионов в 1200 году до примерно 14 миллионов в 1300 году, а количество городов увеличилось в десять раз. Наиболее сильно урбанизированные районы Германии располагались на юге и западе. Города часто приобретали определенную степень независимости, но многие из них подчинялись местным правителям или императору. Колонизация востока также продолжалась в тринадцатом веке, в первую очередь благодаря усилиям рыцарей Тевтонского ордена, общества воинов-монахов.Немецкие купцы также начали активно торговать на Балтике.

Соперничество с папством

Правление Фридриха I было отмечено соперничеством с папством. Папа Евгений III отказался подтвердить его избрание императором Священной Римской империи, пока он не поклялся, что не будет заключать мир ни с какими врагами церкви. В конце концов он был коронован императором папой Адрианом IV. После смерти папы Александра III он поддержал антипапу Виктора IV. Александр отказался признать верховенство Императора, настаивая на том, что папство обладает высшей политической, а также духовной властью.В центре борьбы стоял вопрос о том, следует ли считать императорскую или папскую власть «всеобщей». С папством Папы Григория VIII отношения между Папой и Императором улучшились, поскольку внимание переключилось с Европы на Святую Землю, где крестоносцы подверглись нападению. Сам Фридейк принял клятву крестового похода и умер по пути в Палестину 10 июня 1190 года.

Фридрих II, император Священной Римской империи (1212–1250) и король Сицилии (1198–1250), также был втянут в полемику с папством, опять же по вопросу о верховенстве, и хотя он возглавил Шестой крестовый поход (1228–1229) и был коронован королем Иерусалима (обеспеченный договором с Аль-Камилем из Египта), в то время он был отлучен от церкви.Фридрих пользовался поддержкой миноритов и других, таких как эгалитаристы Иоахимиты. Минориты и Иоахимиты были в то время среди тех, кто выступал за бедность, в то время как Папа отверг идею о том, что Христос и апостолы были бедны. Термин «духовные» обычно применялся к членам лобби, выступающего за бедность и против богатства. Если Христос был беден, то как можно было оправдать богатство и образ жизни Папы, кардиналов и высшего духовенства? Спиритуалы хотели, чтобы Фридрих разрушил светскую власть папства.

Члены семьи Гогенштауфен

Герб Гогенштауфенов Сицилии

Императоры Священной Римской империи и короли Германии

  • Конрад III, король 1138-1152
  • Фридрих I Барбаросса, король 1152-1190 гг., император после 1155 г.
  • Генрих VI, король 1190-1197 гг., император после 1191 г.
  • Филипп Швабский, король 1198-1208
  • Фридрих II, король 1208-1250 гг., император после 1220 г.
  • Генрих (VII), король 1220-1235 (при его отце Фридрихе II)
  • Конрад IV, король 1237-1254 (до 1250 при его отце Фридрихе II)

Как и первый правящий Гогенштауфен, Конрад III, а также последний, Конрад IV, так и не был коронован императором. Через 20 лет (Междуцарствие 1254-1273) первый Габсбург был избран королем.

Короли Сицилии

Примечание. Некоторые из следующих королей уже перечислены выше как немецкие короли .

  • Генрих VI 1194-1197
  • Фредерик 1198-1250
    • Генрих (VII) 1212–1217 (номинальный король при отце)
  • Конрад 1250-1254
  • (Конрадин 1254-1258/1268)
  • Манфред 1258-1266

Герцоги Швабии

Примечание: некоторые из следующих герцогов уже перечислены выше как немецкие короли

  • Фридрих I, герцог Швабии (Фридрих) (г.1079-1105)
  • Фридрих II, герцог Швабии (годы правления 1105-1147)
  • Фридрих I, император Священной Римской империи (Фридрих III Швабский) (годы правления 1147-1152) Король в 1152 году и император Священной Римской империи в 1155 году
  • Фридрих IV, герцог Швабии (годы правления 1152-1167)
  • Фридрих V, герцог Швабии (годы правления 1167-1170)
  • Фридрих VI, герцог Швабии (годы правления 1170-1191)
  • Конрад II, герцог Швабии (годы правления 1191-1196)
  • Филипп Швабский (годы правления 1196-1208) Король в 1198 году
  • Фридрих II, император Священной Римской империи (г. 1212-1216) Король в 1212 году и император Священной Римской империи в 1220 году
  • Генрих (VII) Германский (годы правления 1216-1235), король 1220-1235
  • Конрад IV (годы правления 1235-1254) Король в 1237 году
  • Conrad V (Conradin) (r. 1254-1268)

Ссылки

Ссылки ISBN поддерживают NWE за счет реферальных сборов

  • Бальцани, Уго. Папы и Гогенштауфены. Лондон: Лонгманс, Грин и Ко, 1909
  • Хампе, Карл. Германия при императорах Салиане и Гогенштауфене. Тотова, Нью-Джерси: Роуман и Литтлфилд, 1974. ISBN 9780874711738
  • Ван Клив, Томас Кертис. Император Фридрих II Гогенштауфен, immutator mundi. Оксфорд: Clarendon Press, 1972. ISBN 9780198225133

Кредиты

New World Encyclopedia авторы и редакторы переписали и дополнили статью Wikipedia в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3. 0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с надлежащим указанием авторства. Упоминание должно осуществляться в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на авторов New World Encyclopedia , так и на самоотверженных добровольных участников Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних вкладов википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в New World Encyclopedia :

Примечание. На использование отдельных изображений, которые лицензируются отдельно, могут распространяться некоторые ограничения.

Инаугурация и политическая литургия в империи Гогенштауфенов, 1138–1215 гг. * | История Германии

Аннотация

Движение за григорианскую реформу в целом и события в Каноссе в 1077 году в частности запятнали блеск сакрального царствования в Империи. В этом повествовании используются литургические и материальные источники, чтобы продемонстрировать, в какой степени образ царствования в империи Гогенштауфенов по-прежнему укоренен в библейской и литургической почве.В статье основное внимание уделяется ритуалу инаугурации и проводится различие между королевскими и императорскими церемониями. Это делает очевидным, что, хотя ученые были правы, подчеркивая, в какой степени папские изменения в императорском обряде подорвали литургические ассоциации с имперским саном, имперская литургия, разработанная папской курией в Риме, оказала незначительное влияние на литургию царской инаугурации. используется в Аахене. Напротив, немецкие монархи продолжали активно использовать инаугурационную литургию, чтобы подчеркнуть, перед лицом папского порицания, божественную природу своего правления.

I: Введение

В важном эссе о ритуалах и королевской сакральности в XII веке Джеффри Козиол заметил, что «при всей радикальной десакрализации королевской власти Григорием VII в Империи, во Франции и Англии церковное реформаторское движение оказало минимальное влияние на политическую литургию» . 1 Может показаться нелогичным начинать эссе, посвященное высшей средневековой Империи, с цитаты из исследования, которое преимущественно касается Англии и Франции и лишь вскользь упоминает об Империи.Однако утверждение Козиола указывает на связь между литургией и сакральным царством, а также обращает внимание на сравнительный контекст, в котором задумывалось настоящее исследование. Более того, в англоязычных исследованиях широко распространено предположение о том, что полемика об инвеституре оказала большее влияние на политическую литургию немецких монархов, чем на их коллег в Англии и Франции, и это мнение пытается развеять это эссе. С этой целью будет подвергнуто сомнению предположение о том, что королевская власть в Империи была радикально десакрализирована.Для этого будет проведено различие между королевской и императорской инаугурацией, важное различие, которое традиционно было довольно размытым.

Средневековые комментаторы из-за пределов Империи обратили внимание на тот факт, что немецкие монархи подвергались не одной инаугурации. Летописец XII века Ральф де Дичето, архидиакон Миддлсекса, а затем настоятель собора Святого Павла в Лондоне, записал инаугурацию Фридриха Барбароссы королем Бургундии в Арле в 1178 году.Он продолжил обсуждение четырех разных народов, которыми правил Барбаросса, и четырех корон, соответствующих этим народам. 2 В следующем столетии Мэтью Пэрис, монах-бенедиктинец из Сент-Олбанса в Хартфордшире, рассказал миф о том, что германские императоры были коронованы серебряной короной как короли Германии, железной короной как короли Италии и золотой короной как императоры. 3 С целью внесения ясности здесь будут рассматриваться только королевская инаугурация в Германском королевстве и имперская коронация в Риме.Эти два обряда были неразрывно связаны. Вильгельм Бретонский, капеллан французского короля Филиппа Августа, объяснил, что император должен сначала быть коронован королем в Аахене, месте упокоения Карла Великого, прежде чем он сможет получить императорскую корону в Риме, и что эта практика соблюдается так, как если бы она священный закон. 4 Хотя эта связь сохранилась далеко за пределами временных рамок, рассматриваемых в данной статье, изменчивые отношения и родство между двумя обрядами при правителях Гогенштауфенов указывают на реальную разницу в представлении политической власти в королевском и имперском контексте.

Это целенаправленное исследование королевских и имперских инаугураций в Империи было основано на ряде более широких дебатов в исторической науке, которые будут кратко описаны здесь. В дополнение к продолжающимся дискуссиям о значении событий в Каноссе, которые иногда рассматриваются как обозначающие «демистификацию» мира, на любое исследование инаугурации в Империи неизбежно оказывает влияние интенсивное изучение роли ритуалов в средневековой политической культуре. Гердом Альтхоффом и его сторонниками. 5 Многие из наиболее важных эссе Альтоффа были объединены в сборник под названием Inszenierte Herrschaft , что означает «инсценированное» или даже «инсценированное» правление. 6 В основе этого исследования лежит идея о том, что немецкие короли стремились управлять своим имиджем и укреплять свою политическую власть в начале своего правления посредством ритуала инаугурации. Важность символического поведения и общения, а также дебаты о Каноссе были опосредованы для англоязычной аудитории Тимоти Рейтером.Рейтер пытался оспорить предположение о том, что Германия с ее королями-императорами каким-то образом сильно отличается от Англии и Франции, но также предостерег от того, чтобы не видеть вообще никакой разницы между тремя территориями. 7 Рассматривая немецкую королевскую инаугурацию в европейском контексте, настоящее исследование стремится выделить общие черты, которые могут улучшить наше понимание различий между королевскими и имперскими ритуалами в Империи.

Удивительно, но, учитывая распространенность антропологических подходов в современных немецкоязычных исторических исследованиях, ритуал королевской коронации в средневековый период не изучался как таковой в последние десятилетия. 8 Исключением является чрезвычайно подробное исследование немецких ритуалов коронации Андреаса Бюттнера, которое, однако, сосредоточено на периоде позднего средневековья. 9 Причины такого сравнительного пренебрежения двояки. Во-первых, ритуальный подход вызвал широкие кросс-культурные антропологические исследования. 10 Королевская инаугурация высокого средневековья находит лишь мимолетное упоминание в таких культурных сравнениях. Вторая причина – проблема источников. Хотя историки согласны с тем, что королевская инаугурация имела беспрецедентное значение как ритуал, источники ее на удивление неуловимы.Нарративные тексты довольно сдержанны до четырнадцатого века, как недавно подчеркнула Аннет Кенель. 11 Знаменитое описание инаугурации Оттона I, сделанное Видукиндом из Корвея, исключительно подробно и, согласно консенсусу современных ученых, в любом случае является конструкцией. 12 Вместо подробных отчетов о каждом аспекте церемонии хроники и летописи часто содержат только беглые отчеты, информируя читателя о том, кто был коронован, где, когда и кем. Достаточное количество информации для создания «обширного описания» появляется редко. Когда это так, историки должны прислушаться к предупреждению Филиппа Бюка о том, что «письменные источники, в которых историки находят ритуалы, часто могут быть направлены на затемнение первоначального значения ритуального действия и служат скорее полемике, чем консенсусу». 13

Другое основное хранилище свидетельств, литургические тексты, содержит больше деталей, но его использование может быть весьма проблематичным. В контексте сравнения царских и императорских обрядов дополнительная трудность заключается в реальной разнице в количестве и качестве свидетельств.Не случайно имперские тексты доступны в аккуратном современном издании, а царские тексты — нет. 14 Что еще хуже, повествование и литургические свидетельства редко дополняют друг друга. Средневековые свидетельства и современная научная мода, не говоря уже о сбивающем с толку множестве ритуалов коронации, записанных в средневековых источниках, таким образом, сговорились отвлечь ученых от попыток общего изучения высокосредневековой королевской инаугурации в Империи. 15 Такое исследование выходит за рамки этой статьи, которая вместо этого сопоставляет королевские и имперские свидетельства в попытке продемонстрировать, что изменения в имперской инаугурации не обязательно изменили королевские обряды.Бумага состоит из трех основных частей. В первом разделе через призму повествовательных описаний оцениваются королевские и императорские инаугурации Фридриха Барбароссы. Во втором сегменте рассматриваются литургические тексты для царской и императорской инаугурации. Обсудив более широкие проблемы использования литургических текстов для попытки воссоздать реальную историческую церемонию инаугурации и различия между королевскими и имперскими литургическими свидетельствами, обсуждение берет два элемента обряда и подвергает их тщательному изучению.В заключительной части эссе исследование расширяется, чтобы коснуться инаугураций, как королевских, так и имперских, других немецких правителей в период между королевской инаугурацией Конрада III в 1138 году и инаугурацией Фридриха II в 1215 году, с особым акцентом. на императорской инаугурации Генриха VI в 1191 году.

II: Королевские и императорские инаугурации Фридриха Барбароссы

Наиболее подробное описание инаугурации Фридриха Барбароссы на престол содержится в биографическом труде его дяди Оттона Фрайзингского. 16 Отто рассказывает, что Фридриха привели в церковь епископы, что он был коронован как часть церемонии и что после этого он сел на трон Карла Великого. Оттон не дает подробного описания происходящего и опускает многие дополнительные ритуалы, которые вместе с помазанием и коронацией составляли бы инаугурацию. В заключение он заявляет, что нельзя обходить молчанием тот факт, что

в тот же день и в той же церкви избранный епископ Мюнстера (также по имени Фридрих) был рукоположен теми же епископами, которые рукоположили короля.Таким образом, считалось, что Высочайший Царь и Священник действительно участвовали в нынешнем ликовании: и это было знамением, что в одной церкви однажды узрели помазание двух лиц, которые одни только сакраментально помазаны по установлению Нового и Ветхого Завета и по праву называются помазанниками Христа Господа. 17

Мы не должны предполагать, что описание Оттона является чистой гиперболой, но вместо этого должны понимать, что сам день с его двойным освящением был тщательно срежиссированным использованием литургии в политических целях.Аудитория должна была сделать вывод, который излагает для нас Оттон: что сам Христос одобрял царствование Фридриха Барбароссы. То, как Барбаросса манипулировал этим литургическим событием, чтобы подчеркнуть сакральность своей королевской власти, является примером «политической литургии», феномена, который находится в центре внимания данного исследования.

Отто приводит еще одну подробность о инаугурации Фридриха, рассказывая, что это произошло «в то воскресенье, когда поется Laetare Jerusalem». 18 Немецкие ученые давно признали, что резонансы и отсылки, содержащиеся в литургических пиршествах, являются свойством литургии, которое короли стремились использовать. 19 Фридрих Барбаросса не был исключением, и этот факт становится очевидным, если мы вернемся к относительной хронологии средневекового периода. Предшественник Фридриха на посту короля, Конрад III, был рукоположен в воскресенье, 13 марта 1138 года, а его сын Генри Беренгар, умерший раньше него, был коронован как соправитель в воскресенье, 30 марта 1147 года.Подобно воскресенью 9 марта, дню инаугурации Барбароссы в Аахене в 1152 году, 13 и 30 марта были воскресеньями, в которые пели Лаэтаре Иерусалим в 1138 и 1147 годах соответственно. В проницательной статье Вернер Гёц, признавая, что все три немецких монарха были коронованы в один и тот же литургический день, попытался использовать этот факт, чтобы объяснить скорость, с которой был коронован Фридрих Барбаросса после смерти Конрада, утверждая, что 9 марта 1152 г. королевское посвящение еще до смерти Конрада. 20 Он предполагает, что точно так же, как Конрад возвысил своего сына Генриха до королевской власти в рамках подготовки к его отсутствию в Германии во время Второго крестового похода, Конрад стремился возвысить нового соправителя, чтобы править Германией, пока он путешествовал в Рим, чтобы обеспечить себе императорскую корону в конце 1152 года. 21 После неожиданной смерти короля Фридриху пришлось быстро отреагировать, чтобы заручиться поддержкой. Тем временем дата королевских выборов приближалась к воскресенью Лаэтаре, дню, который, как утверждает Гёз, уже был назначен для хиротонии в Аахене, что потребовало спешки из Франкфурта в Ахен, поскольку это было бы воспринято как дурное предзнаменование для нового короля, если бы это произошло. традиционная дата не использовалась. 22 Вместо этой негативной интерпретации можно было бы возразить, что, будучи коронованным в те же литургические дни, что и Конрад III и Генрих Беренгар, Фридрих стремился придать своей инаугурации позитивный оттенок и подчеркнуть свою легитимность и тесную связь с его дядя и двоюродный брат. В конце концов, он был избран королем раньше другого кузена, Фридриха Ротенбургского. 23

То, что Конрад III был коронован в Лаэтарское воскресенье, возможно, было в большей степени случайностью, чем намерением.После смерти бывшего противника Конрада Лотаря III в декабре 1137 года архиепископ Альберо Трирский и его сторонники избрали принца Штауфена на собрании в Кобленце в марте следующего года, за одиннадцать недель до ранее назначенной даты королевских выборов. 24 Историки спорят о степени влияния папы на этот акт, но все согласны с тем, что цель Альберо состояла в том, чтобы предотвратить престолонаследие наследника Лотара, Генриха Гордого. Альберо протолкнул выборы, и на следующей неделе Конрад был коронован. 25 Кобленц ближе к Ахену, чем к Франкфурту, и между избранием Конрада и его инаугурацией был шестидневный разрыв, а не пять дней между избранием и рукоположением Барбароссы, однако впечатление поспешности в случае Конрада так же очевидно, как и в случае с Барбароссой. Мотивация этого кажется очевидной. Чтобы план Альберо осуществился, у сторонников Генриха Гордого не было времени на реакцию. Выборы потенциально могли быть оспорены, но как только король был инаугурирован в Аахене папским легатом, а другие князья поставлены перед свершившимся фактом, инакомыслие, вероятно, было ограничено.Установление антикороля было немалым шагом, и, как заметил Ульрих Шмидт, дворяне, казалось, были вполне готовы узаконить переворот Конрада после этого события. 26 Важно отметить, что воскресенье Лаэтаре является четвертым воскресеньем Великого поста и, таким образом, приходится точно на середину периода поста. Это единственное воскресенье Великого поста, когда эти обряды ослабляются, и, по всей вероятности, это единственное воскресенье в период поста, когда считалось возможным провести пышную церемонию инаугурации. 27 Если это так, то из этого следует, что если бы Конрад III не был рукоположен 13 марта, его инаугурация не состоялась бы до пасхального воскресенья, то есть через три недели. К 3 апреля, дате, на которую в 1138 году выпало пасхальное воскресенье, оппозиция упреждающим выборам могла иметь шанс объединиться. Это был риск, к которому Конрад и его сторонники не были готовы пойти.

Даже если прагматизм был главным соображением при первоначальном выборе литургического дня для инаугурации Конрада, его последующее использование им этого дня для коронации своего сына демонстрирует, что немецкие короли осознавали потенциал литургического календаря, чтобы окутать свои инаугурации мистическая аура. Участие Конрада III и Фридриха Барбароссы во Втором крестовом походе помогает объяснить непреходящую привлекательность Лаэтарского воскресенья. Готовясь к своему крестовому походу на Святую Землю, Конрад возвел на трон своего сына, и, также выбрав Лаэтаре Сандей для своей инаугурации, Барбаросса вернулся в тот же день для другого важного события своего правления: суда 1188 года в Майнце во время что он принял Крест. Это был способ связать крестовый поход с его инаугурацией, связь, которую Фридрих II еще более явно установил в 1215 году.Уместность принятия Креста в воскресенье, названное по его вступлению «Радуйся, Иерусалим», едва ли могла быть более очевидной. В 1250 году Генрих III Английский должен был установить точно такую ​​же связь. 28 Более того, теолог двенадцатого века Герхо из Райхерсберга сообщил, что вступление «Laetare Jerusalem» было включено в литургию, совершаемую в Иерусалиме на празднике, посвященном взятию Святого города в 1099 году, что делает очевидным потенциал связи между содержание литургии и крестовых походов. 29 В 1188 году Фридрих хотел, чтобы Иерусалим снова возрадовался в ожидании своего освобождения от его рук. Однако вместо того, чтобы омывать Иерусалим «рекой мира», описанной в Исаии 66:10, из которой было взято начало для Воскресенья Лаэтара, Фридрих должен был найти свой собственный вечный покой в ​​реке Салефе, прежде чем он смог освободить Святой город.

Учитывая литургическое соответствие дня взятия Креста, поучительно посмотреть, как суд 1188 года в Майнце описывается в двух современных повествовательных источниках.В продолжении «Анналов Цветтля» описывается суд, состоявшийся в Майнце в Лаэтарское воскресенье ( dominica Letare Ierusalem ), на который стекались все верующие и на котором император «присутствовал, но не руководил; он был не на месте повелевающего, а на месте ободряющего». 30 Вернер Гёц истолковал слово «место» ( loco ) буквально и предположил, что трон Барбароссы при этом дворе остался вакантным. 31 Можем ли мы зайти так далеко, остается вопрос: кто же тогда был главным при дворе в Майнце в 1188 году? Леттльские летописи не дают явного ответа на этот вопрос, и нам необходимо обратиться к другому источнику, на этот раз к кельнским летописям. Описание двора, написанное у святого Пантелеимона, показывает, что собрание называлось судом Иисуса Христа ( curia Ihesu Christi ). 32 Подразумевается, что сам Христос занимал руководящую должность. Его присутствие, как и на инаугурации Фридриха Барбароссы, продемонстрировало Его одобрение царствования Барбароссы. 33 В своих описаниях двора Барбароссы в Майнце, в котором также принимали участие два его сына, эти два нарративных источника дают нам представление о том, как литургические резонансы могли использоваться немецким монархом.Независимо от того, остался ли трон пустым, как предположил Гёз, суд в Майнце в 1188 году, очевидно, был искусным образцом литургически-политического театра. По скудным источникам невозможно составить полную картину события, но даже по следам это видно.

Увидев, как Барбаросса использовал литургию в контексте королевской инаугурации, необходимо рассмотреть его императорскую инаугурацию в 1155 году. Сохранились два относительно подробных описания событий, приведших к инаугурации Барбароссы, и оба включают краткие описания церемонии. зажатый между описаниями бурной политики Рима и Италии. 34 Одна работа имперского сторонника Оттона Фрайзингского и папского помощника кардинала Босо, который включил в свою жизнь события Папы Адриана IV. Оттон не дает подробностей о самой церемонии, сосредоточив внимание на поведении римлян. Он рассказывает, что папа отправился с кардиналами и духовенством в ожидании прибытия Барбароссы и что избранный император вошел в Леонинский город из Монте-Марио через золотые ворота. Затем он хвалит имперскую армию, прежде чем сделать набросок инаугурации.Папа встретил Фридриха на ступенях церкви и провел его к могиле святого Петра. После того, как месса была отслужена, король получил корону империи с соответствующим благословением, и позже его приветствовали с большой радостью. 35 Как это часто бывает в описаниях инаугураций в этот период, повествование Оттона представляет собой лишь сжатую версию церемонии, и он не упоминает многие другие ритуалы, например, помазание и вручение знаков отличия, которые, несомненно, также произошло.

Счет кардинала Босо более обширен. 36 Он также упоминает, что Фредерик подошел к ступеням собора Святого Петра, хотя, по словам Босо, папа не ждал, чтобы приветствовать его на ступенях, а уже был внутри церкви. Прежде чем войти, Фредерик должен был сначала раздеться и облачиться в торжественное платье. В церкви Санта-Мария-ин-Турри избранный император сделал обычную исповедь папе, который затем оставил его там и отправился один к алтарю святого Петра.Барбаросса следовал процессией, останавливаясь перед серебряными дверями и снова в роте внутри церкви, чтобы принять молитвы от двух епископов. Он остановился перед гробом апостола, перед которым третий епископ помазал его и произнес еще одну молитву. Во время последовавшей мессы Фридрих был коронован, а также получил от папы меч и скипетр. Босо завершает свое описание комментарием, что «германцы так громко и сильно восклицали хвалу и радость, что считалось, будто с неба только что упала ужасная молния». 37 Этими словами Босо выдает антиимперский уклон, очевидный на протяжении всей его биографии Адриана, но этого самого по себе недостаточно, чтобы оправдать отказ от его описания церемонии.

Конечно, две версии событий не полностью совпадают, и, учитывая разные политические убеждения их авторов, мы не ожидаем, что они будут такими. Они расходятся в своих деталях, но эти несоответствия больше связаны с тем, что Отто упускает детали, чем с несогласием с тем, что произошло.Оба описания также встроены в гораздо более длинные нарративы, в которых они выполняют свою функцию. Показательно, что более подробная версия Босо следует сразу после его рассказа о разногласиях, вызванных первоначальным отказом Барбароссы держать для него стремя Адриана, когда он садился на лошадь в Сутри, событие, которое не упоминается в Gesta Friderici . 38 Выбор слов Бозо для описания исповедания Фридрихом папе очень важен. Он записывает, что Фредерик «публично предоставил ему обычную профессию и полную безопасность, как это содержится в Ордо ». 39 Ссылка относится к литургическому ордену для инаугурации, но, к разочарованию историка, хотя описание Босо содержит много деталей, найденных в сохранившихся литургических текстах, оно не соответствует содержанию ни одного из сохранившихся текстов. Ссылка кардинала на ordo поднимает еще одну проблему. Как подчеркивал Ричард Джексон, попытки связать конкретный номер ordo с исторической инаугурацией на основе описаний в других источниках всегда опасны. 40 Хотя Босо, доверенное лицо папы, вероятно, был лучше информирован, чем большинство, его отчет не является отчетом нейтрального наблюдателя. Когда мы обратимся к самим литургическим текстам, мы увидим, что детали в описании Босо отражают более широкий интерес папской курии к тонкостям литургии имперской инаугурации.

III: Инаугурационная литургия: Миропомазание и пение

хвалебных

Литургические тексты как для королевской, так и для императорской инаугурации были составлены из набора молитв, которые в значительной степени опирались на библейские образы и по большей части датировались каролингским периодом, если не ранее.Между этими двумя ритуалами существует явное сходство, и ряд молитв появляется как в королевских, так и в императорских обрядах. В одном имперском ordo , известном как Cencius II, который датируется второй половиной двенадцатого века, рубрика говорит нам, что священнослужитель должен произносить молитву « deus inenarrabilis auctor mundi » и т. д. точно так же, как и в помазании царь», разъясняя, что императорское и царское помазание являются сопутствующими ритуалами. 41 Изменения в королевских и императорских инаугурационных литургиях можно найти в рубриках, а не в этих общих молитвенных формулах. 42 Глядя на рубрики, можно увидеть разницу между развитием литургических текстов для инаугурации в королевском и имперском контексте. В качестве примера изменения рубрик мы можем начать с самого начала с исходных рубрик.

Сборник литургических текстов, который стал известен как Романо-германский Папский (PRG), содержит три версии обряда инаугурации царя: краткую редакцию и два варианта более длинной редакции. 43 Как показал Генри Паркс, эти инаугурационные тексты, да и весь ПРГ, иллюстрируют проблематичный характер литургических текстов и современных попыток их редактирования. 44 Хотя было бы неразумно приводить аргументы в пользу точной формы королевской церемонии инаугурации на основе текстов PRG, они, безусловно, представляют литургические тексты для королевской инаугурации, циркулирующие в Империи. Кроме того, наводит на размышления тот факт, что королевские тексты менее точно определены. Две версии королевского обряда инаугурации в PRG имеют общую начальную рубрику: «здесь начинается приказ о благословении короля, когда он только что возведен в королевство духовенством и народом». 45 Третий просто сообщает читателю, что это «порядок, в котором следует рукополагать короля». 46 Эти начальные рубрики очень тесно связаны с теми, которые встречаются в обрядах инаугурации в Англии и Франции, как и содержание самих литургий. Не уточняется, к какому «царству» принадлежат царь, духовенство и народ. Общий характер этих первоначальных рубрик отражает неточный характер царских литургий в целом. Эти тексты являются скелетными текстами. Они не являются законченными текстами, такими как «Порядок служения» современной свадебной церемонии, в которой литургические леса были дополнены гимнами и чтениями из других источников, а представляют собой схему, требующую раскраски.

Хотя расплывчатые тексты в PRG — единственные тексты королевской инаугурации, сохранившиеся с рассматриваемого здесь периода, сохранилось гораздо больше итераций императорского обряда инаугурации. 47 Ордо , известное как Ценций I, датируется ок.1100 г., начинается общим образом, сравнимым с приведенными выше королевскими текстами: «Здесь начинается приказ о благословении императора, когда он получает корону». 48 Как и в случае с текстами PRG, общая исходная рубрика отражает остальную часть текста, которую также можно охарактеризовать как скелетную по своей природе. Он обеспечивает основу для церемонии, но не определяет все, что должно было произойти. Поучительно сравнить эту первоначальную рубрику с рубрикой из ordo , известной как Ценций II, датируемой второй половиной XII века. Литургия открывается словами: «Здесь начинается римский порядок благословения императора, когда он принимает корону от сеньора папы в соборе св. Апостола Петра перед алтарем св. Маврикия». 49 Опять же, начальная рубрика отражает характер текста в целом. В этом тексте к костям добавлена ​​плоть. Это уже не скелет, а текст, в котором определена каждая грань литургии. Три дополнения к исходной рубрике имеют большое значение.Литургия описывается как «римская», и подчеркивается тот факт, что папа венчает императора. Даже ссылка на алтарь св. Мориса не лишена смысла. В более ранних императорских литургиях император был коронован перед алтарем Святого Петра, и перенос этой церемонии в боковую часовню является признаком попыток папы принизить статус императорской инаугурации. 50

Не может быть никаких сомнений в том, что папская курия стремилась принизить положение императора в литургии имперской инаугурации, в которой епископ Рима все больше играл ведущую роль. Многочисленные повторения имперских указов делают это очевидным. 51 Их растущая специфичность эффективно срежиссировала это понижение в должности. Однако папская курия могла осуществлять значительно меньший контроль над тем, что происходило в Аахене, и не случайно королевские литургии оставались расплывчатыми и неконкретными. Сравнение всех элементов, включенных в эти богослужебные тексты, выходит за рамки данной статьи. Вместо этого исследуются два аспекта церемонии инаугурации, которые традиционно рассматривались как свидетельство десакрализации политической власти в Империи: миропомазание, неотъемлемая часть как королевской, так и императорской инаугурации, и пение похвалы .Это исследование показывает, что то, что мы знаем об имперском контексте, не следует принимать за царский ритуал.

В 1204 году Иннокентий III (1198–1216) отправил письмо архиепископу Трново, примасу Болгарии, в котором обсуждал помазание в Римской церкви. В нем он очертил различия между царским и епископским помазанием и использовал эти расхождения для доказательства превосходства епископов над царями: 52

глава епископа освящена миром, а рука князя помазана елеем. Это показывает степень различия между властью епископа и властью князя. 53

Как заметил Карл Эрдманн, здесь на карту поставлено два вопроса: во-первых, тип используемого масла и, во-вторых, помазанная часть тела. 54 Обращаясь к литургическим текстам, мы должны помнить оба эти момента.

В обоих императорских указах , рассмотренных до сих пор, Ценций I и Ценций II, предписывается помазать императора «маслом экзорцизма». 55 То же описание масла, которым епископ Остии помазывал императора, содержится в так называемом Штауфене Ordo конца двенадцатого века и Ordo Римской курии. , составленный в начале XIII в. 56 Постановления для королевской инаугурации, содержащиеся в PRG, описывают, что король был помазан «освященным маслом». 57 Таким образом, литургические тексты подтверждают утверждение Иннокентия III о том, что монархи были помазаны елеем, а не миром.Эрдманн утверждал, что различие между различными типами масла и елей не было столь четким, как предполагает заявление Иннокентия III. 58 Его точка зрения, однако, была опровергнута Вальтером Ульманном, который подчеркнул, что существует три типа масла, используемого в литургическом контексте, что такие различия должны быть признаны и что существует качественное различие между «маслом изгнания нечистой силы» ( oleum exorcitatum ), также известный как «елей оглашенных» ( oleum catechumenorum ) и миро. 59

Хотя Ульманн мог быть прав в том, что эти различия существовали, остается спорным, отражают ли литургические тексты королевской инаугурации эту точность. Масло, которое должно использоваться для царского помазания, описывается как «освященное масло» ( oleum Santificatum ) в текстах PRG, а в сопутствующем обряде инаугурации царицы используемое масло описывается просто как «святое» ( oleum sacrum ). Отсутствие точности в словах, используемых для описания масла в этих немецких королевских текстах, полностью соответствует тому факту, что они представляли собой лишь схему церемонии. Более того, язык, используемый для описания масла, аналогичен тем, которые можно найти в королевских указах из Англии и Франции того же периода. 60 Это важный момент, потому что мы знаем из других свидетельств, что, несмотря на то, что литургические тексты предписывают использование масла, короли в Англии и Франции на самом деле были помазаны миром. Вполне вероятно, что немецкие короли тоже. Опись регалий 1246 года, хранящаяся в замке Трифельс, содержит дразнящую ссылку на бальзам ( den balsam ). 61 Бальзам смешивался с маслом для изготовления миро и стоил значительно дороже масла, с которым его смешивали. Трудно себе представить, чтобы немецкие короли, явно имевшие доступ к миропомазанию, не стремились использовать его на своих королевских инаугурациях. Хотя мы не можем быть точны в этом вопросе, это отсутствие определенности указывает на тот факт, что королевская и имперская практика не может просто считаться одинаковой.

Это еще более очевидно во втором элементе помазания: части тела, которая была помазана. Здесь имперские тексты снова отражают утверждение Иннокентия. Император описывается как помазанный на правой руке и между плечами во всех имперских литургиях этого периода. В этом случае королевские тексты в рамках PRG демонстрируют значительное расхождение с имперской практикой. Царь помазан не только на голове, груди и локтях, что прямо противоречит утверждению Иннокентия, но дополнительно, в некоторых рукописях, на руках. 62 Учитывая трудности работы с литургическими текстами и особенно проблемы с компиляцией PRG, можно обоснованно задаться вопросом, действительно ли ритуал помазания, описанный в царской литургии, отражает практику двенадцатого и начала тринадцатого века.Это кажется вероятным. Первая немецкая королевская литургия инаугурации, которую можно относительно уверенно датировать, — это так называемый Аахенский Орден от 1325 года. 63 Этот текст для царской инаугурации также включает в себя помазание головы, груди, локтей и рук, давая понять, что помазание головы немецких королей по-прежнему предполагалось в литургических текстах до четырнадцатого века. 64 В Англии и Франции короли продолжали получать помазание на голову. В то время как заявление Иннокентия может быть доказано верным в контексте имперской инаугурации и, безусловно, демонстрирует явное принижение имперской литургии, этого нельзя сказать о инаугурациях немецких королевских особ в Аахене.

Изменения в форме laudes , исполняемых в рамках имперской инаугурации, также рассматривались как пример успешного папского подрыва имперской сакральности. Пение 90 591 похвалы 90 592 , тип праздничного возгласа, не ограничивалось королевской и императорской инаугурацией. Их часто пели на других церковных праздниках, о чем свидетельствуют их рукописные рубрики, и они даже не требовали присутствия правителя. Частота, с которой они пелись, важна, потому что она объясняет, почему, в общем и целом, 90 591 laudes 90 592 не передавались как часть инаугурации 90 591 ordo 90 592; империя. 65 Вместо этого laudes текста обычно размещались отдельно, либо в другой рукописи, например, в тропере, либо в той же рукописи в виде особой песни, часто на форзацах. Лишь изредка, начиная с одиннадцатого века, они встречаются как часть обычной рождественской или пасхальной литургии. Впервые они появляются в обряде инаугурации в двенадцатом веке, а не в ordo для королевской или императорской коронации. Вместо этого это литургия коронации папы. 66 Вскоре после этого мы находим laudes , включенных в ordo для имперской инаугурации, исходящий от папской курии, демонстрируя желание папы определить все детали церемонии. Путем сравнения двух 90 591 laudes 90 592 двенадцатого века, найденных в последовательных имперских 90 591 ordines 90 592, эта папская программа становится явной. Однако, как мы увидим, то, что произошло в имперском контексте, не может быть автоматически распространено на немецкую королевскую литургию.

Ордо , известное как Ценций II, датируемое второй половиной двенадцатого века, является первым имперским текстом инаугурации, включающим laudes .Их ставят после коронации императора и императрицы. Мы узнаем, что они также пелись после церемонии возле собора Святого Петра и в Сан-Лоренцо-фуори-ле-Мура, 67 , предположительно с использованием того же текста, который звучит следующим образом:

Exaudi Christe

Domino nostro C. a Deo decreto summo папская и всеобщая биография (x3)

Exaudi Christe

Domino nostro a Deo coronato magno et pacifico imperatori vita et victoria (x3)

Exaudi Christe

Domine nostre.N. eius coniugi perfectissime imperatrici vita (x3)

Exaudi Christe

Exercitui romano et theutonico vita et victoria (x3)

Salvator mundi Resp: Tu illos adiuva (x3)

Sancta Maria Respu)

Санкт-Михаэль Ответ: Туиллос адьюва (x3)

Санкт-Габриэль Ответ: Туиллос адьюва (x3)

Санкт-Рафаэль Ответ: Туиллос адьюва (x3)

Санкт-Петре Ответ: Туиллос адьюва 90 (x25) Sancte Paule Resp: Tu illos adiuva (x3)

Sancte Iohannes Resp: Tu illos adiuva (x3)

Sancte Gregori Resp: Tu illos adiuva (x3)

Sancte Maurici Resp: Tu illos adiuva (x3)

Ответ: Tu illos adiuva (x3)

Christus vincit, Christus regnat, Christus imperat (x3)

Spes nostra Ответ: Christus vincit

Salus nostra Ответ: Christus vincit

Victoria nostra Ответ: Christus vincit 4 Honor5 4 : Крис tus vincit

Gloria nostra Респ: Christus vincit

Murus noster inexpugnabilis Респ: Christus vincit

Laus nostra Респ: Christus vincit

Triumphus noster Респ: Christus vincit

4 68

Эти похвалы начинаются с поиска небесной помощи для папы, императора, императрицы и «римско-германской» армии у Христа, Спасителя мира, и ряда святых. В первой половине пения следует отметить две вещи. Во-первых, в одном и том же тексте прославляются и папа, и император. Во-вторых, император описывается как «коронованный Богом» ( a deo coronatus ). Эта формулировка имеет важное значение, поскольку, помимо намека на коронацию, которая имела место в церемонии, непосредственно предшествующей аккламации, эта же фраза используется для описания святых.Святые заслуживают этого описания за то, что получили мученический венец, напоминая нам, что коронация не должна рассматриваться просто как светский противовес помазанию. Затем пение продолжается восклицанием: «Христос побеждает, Христос царствует, Христос повелевает». Этот триколон, по признанию Канторовича, является «самой яркой чертой» laudes , «которая пропитывает всю песню». 69 Именно этот триколон отличает laudes от списка святых.Вместо покаянного духа литании песнопение Christus vincit наполняет laudes ликующим характером. 70 Затем песнопение продолжает прославлять Христа, который описывается, среди прочего, как «наша надежда» и «наша слава». На каждое восклицание следует ответ: «Христос побеждает».

Контраст между этим текстом и laudes , содержащимся в Staufen Ordo , который датируется концом двенадцатого века, давно признан и чрезвычайно разителен: 71

Exaudi Christe

Domino N.

invictissimo Romanorum imperatori et semper augusto salus et victoria (x3)

Salvator mundi Ответ: Tu illum adiuva (x3)

Sancta Maria Ответ: Tu illum adiuva (x2)

Sancte Michael, Sancte Gabriel, Sancte

,

, Sancte Raphael,

Iohannes Baptista

Sancte Petre, Sancte Paule, Sancte Andrea,

Sancte Stephane, Sancte Laurenti, Sancte Vincenti,

Sancte Silvester, Sancte Leo, Sancte Gregori,

Sancte Benedicte, Sancte Basili, Sancte Saba,

Sancta Agnes , Санкта-Сесилия, Санкта-Лючия.

Kyrieleyson Ответ: Christeleyson

Kyrieleyson. 72

Император больше не описывается как коронованный Богом, а вместо этого имеет стиль « semper augustus », как древнеримский император. 73 Триколон Christus vincit полностью уничтожен; Христос больше не правит через императора. Повторяющийся ответ Christus vincit также отошел на второй план, и вместо этого список святых имеет больше характеристик покаянной ектении.Пожалуй, самое главное, что Папа Римский перестал получать признание в 90 591 похвалах 90 592. Его отсутствие не подразумевает имперскую независимость, а является признаком развития особого laudes papales за прославление папы. Х.Э.Дж. Каудри прокомментировал, что «своей исключительной концентрацией либо на папе, либо на императоре эти высокие средневековые laudes иллюстрируют постгригорианское напряжение между sacerdotium и regnum как составными элементами христианского общества». 74 Они, безусловно, иллюстрируют постгригорианскую напряженность между папой и императором, но прежде чем делать общие выводы, необходимо рассмотреть неимперские laudes .

laudes , содержащиеся в ordo Cencius II, в котором провозглашались и император, и папа, а также пение Christus vincit , очень тесно связаны с laudes текстами, найденными в Англии и Франции в двенадцатом веке. веке (и ранее), не говоря уже о других странах Латинской Европы.Однако известно, что почти нет рукописных копий laudes этого типа, которые были скопированы в Империи после 1100 года. 75 Этот факт был истолкован как свидетельство десакрализации немецкой королевской власти, а Каудри связал их исчезновение со спором об инвеституре. 76 Однако есть одно исключение: текст из Аквилеи, резиденции епископа на Адриатическом побережье между Триестом и Венецией. Этот текст может быть датирован периодом между 1145 и 1153 годами, поскольку папой провозглашен Евгений III (1145–1153).Хотя имя императора в этих похвалах не указано, патриарх Аквилеи назван Пелегрин, младший сын Ульриха I, герцога Каринтии, который был патриархом с 1130 года. Из-за геополитического положения Аквилеи ее патриархом часто был был втянут в напряженные имперско-папские отношения того периода. 77 Со смертью Пелегрина в 1161 году прежние тесные отношения между патриархом и императором разрушились. Барбаросса назначил Ульриха Треффенского новым патриархом, но, поскольку он отказался принять хиротонию от рук антипапы, он передал свою верность Александру III (1159–1181). 78 Хотя текст из Аквилеи является единственным свидетелем копирования формы laudes , в которой император и папа провозглашаются вместе в двенадцатом веке, его сохранение не заслуживает того, чтобы его помещали в сноску, поскольку он находится в кабинете Канторовича. 79 Наоборот, это должно служить нам напоминанием о том, что контроль папы над передачей литургии был не таким жестким, как иногда воображают, особенно в период, когда лояльность епископов могла, как в Аквилее, колебаться между папой и императором.

Имея это в виду, стоит рассмотреть, как было передано laudes текстов. Часто написанные на форзацах и, вероятно, также на свитках, сами тексты, несомненно, часто становились жертвами повреждения или переплета. С нынешним распространением проектов оцифровки средневековых библиотек возможно появление новых текстов. laudes из Аквилеи известны только благодаря изучению обрядов этой церкви в восемнадцатом веке, что указывает на важность случайности в сохранении этих текстов. 80 В любом случае, если мы сравним ситуацию с Англией, где от двенадцатого века сохранился только один laudes текст, интегрированный в копию королевского ordo в рукописи, находящейся сейчас в Тринити-колледже, Кембридж, и только два из тринадцатого века, оба в одном и том же вустерском антифонарии, очевидно, что выживание этих laudes текстов крайне редко. 81 Редкость их выживания мало что говорит нам о том, как часто они цитировались.В Англии, несмотря на нехватку сохранившихся формул laudes , мы знаем из платежей королевским капелланам, зарегистрированных в канцелярии и казначейских списках, что laudes читались очень часто, определенно несколько раз в год в знаменательные литургические дни.

Для Империи также существуют свидетельства вне литургических манускриптов, которые предполагают, что laudes не были неизвестны в королевском контексте на рубеже двенадцатого и тринадцатого веков.В рамках королевской инаугурации, помимо коронации и миропомазания, королю был вручен ряд предметов регалий. Выдающимся среди этих предметов был меч, поэтому гравировка на гарде оружия, известного как меч Святого Мориса, представляет большой интерес (рис. 1). 82 Лезвие этого меча имеет длину почти метр и ширину у основания четыре с половиной сантиметра. Дизайн лезвия с выемкой посередине был в моде во второй половине двенадцатого века.Навершие имеет форму гриба, стиль, который был распространен с одиннадцатого по тринадцатый век. Однако гравировка на навершии позволяет более точно датировать меч. На одной стороне изображен имперский орел, а на другой — щит, разделенный надвое, на котором слева изображена половина орла, а справа — три шагающих льва. Это герб правителя Вельфа Оттона IV, меч датируется периодом между 1198 и 1215 годами. На навершии с обеих сторон имеется надпись + BENEDICTVS.DO(MINV)S. ДЭ(В)С. QVI. ДОКЕТ . MANV(S). Эта надпись взята из Псалма 143:1 и намекает на победу Давида над Голиафом: «Благословен Господь, Бог мой, научающий руки мои войне и персты мои войне».

Рисунок 1:

Reichsschwert Reichsschwert (так называемый Меч Святого Мориса)

Источник: KHM-MUALSVERBAND

Рисунок 1:

Reichsschwert

(так называемый Меч Святого Мориса)

Источник: KHM-Museumsverband

Орнамент на гарде меча дает соблазнительное представление о языке королевских литургических церемоний начала XIII века.На гарде выгравированы обе стороны, причем на одной стороне изображено оружие Welf с надписью + C(H)RITVS. ВИНСИТ . С(Х)РИСТВ. ВОССТАНОВИТЬ . ХРИСТОС (VS) ИНПЕРАТИВНЫЙ. На стороне с изображением королевского герба есть укороченная версия этого триколона: + C(H)RITVS. ВИНСИТ . С(Х)РИСТВ. РЕЙНАТ. Выше было подчеркнуто значение этого триумфального триколона и его последующего удаления из laudes , включенных в Staufen Ordo . Необычное написание триколона может указывать на место происхождения меча, возможно, во Франции. 83 Более важным для нас является место его вероятного церемониального использования: Ахен. Тот факт, что определяющий триколон laudes , отсутствующий в laudes в Staufen Ordo , был выгравирован на гарде меча, принадлежавшего немецкому королю, значительно позже последней сохранившейся рукописной копии текста. 84 Надпись на карауле свидетельствует о том, что немецкие короли могли продолжать использовать laudes , чтобы ассоциировать свое правление с победоносным Христом.Это также предполагает, что в королевском контексте laudes не постигла та же участь, что и в контексте имперских церемоний инаугурации.

В то время как имперские литургии явно стремились свести к минимуму сакральность императора, имеющиеся у нас литургические свидетельства о королевской инаугурации не подразумевают распространения этого низведения до царской литургии. Конечно, трудно привести убедительные аргументы в пользу формы королевской инаугурации в Аахене на основании литургических свидетельств двенадцатого и тринадцатого веков.Однако показательным является тот факт, что царские литургии оставались туманными и неточными, в то время как императорский литургический обряд становился все более конкретным и фиксированным. Это показывает, что королевские литургии не подвергались тем же процессам, что и те, которые сочинялись при папском дворе для использования при инаугурации императора. Утверждение, что папа стремился десакрализовать власть императора посредством контроля над литургическими текстами, поднимает вопрос о связи между литургией и сакральностью. Как указал Карл Лейзер, объясняя, почему у него были опасения по поводу использования слова «сакральный» для описания царствования оттонов, у этого слова есть несколько слоев, которые имеют как христианские, так и дохристианские ассоциации. 85 Не приводя доводов в пользу германской преемственности, Лейзер справедливо подчеркивал актуальность концепций, заимствованных из социальной антропологии, включая харизму королевского рода и его происхождение. 86 Для Лейзера помазание само по себе не могло объяснить сверхъестественную ауру оттонских императоров. 87 В течение полутора веков после Каноссы, однако, оспаривалось именно помазание и связанная с ним идея царской власти как церковно санкционированного и возвышенного института.Это царство стало видимым через литургию; именно по этой причине оспаривался контроль над литургией и литургическими ритуалами.

IV: Литургический ритуал и поздние правители Гогенштауфенов

При обсуждении королевской и императорской инаугурации Фридриха Барбароссы внимание было обращено на литургический день, когда Фридрих получил королевское елеопомазание: Лаэтарское воскресенье. Манипуляции Барбароссы с резонансами воскресенья Лаэтаре — особенно яркий пример потенциала христианского календаря облачать правление Гогенштауфенов в литургические одежды.Как видно из таблицы 1, преемники Барбароссы, где это было возможно, также стремились использовать литургический календарь при назначении дня своей королевской инаугурации, причем четыре из шести инаугурационных коронаций между 1169 и 1215 годами происходили в знаменательные литургические дни. 88 Барбаросса организовал коронацию своего сына и преемника Генриха VI в праздник Успения Богородицы. 89 После смерти Генриха в 1197 году и двойных выборов в следующем году Оттон поспешил взять под свой контроль Ахен и был торжественно открыт в восьмое воскресенье после Пятидесятницы.Его инаугурация в сравнительно незначительный литургический день, возможно, может быть истолкована как признак ненадежных политических обстоятельств. Побежденный в Аахене, Филипп Швабский выбрал для своей инаугурации в Майнце Рождество Богородицы. Как только он вырвал контроль над городом Карла Великого у Оттона, его вторая инаугурация состоялась на Богоявление, еще один благоприятный праздник. 90

Таблица 1:

Даты вступления в должность короля Германии 1138–1215

Конрад III 13.3,1138 воскресенье Laetare воскресенье
Генри Berengar 30.3.1147 воскресенье Laetare воскресенье
Фридрих I 9.3.1152 воскресенье Laetare Воскресенье
Генрих VI 15.8.1169 15.8.1169 Пятница Успение девы
Отто IV
Отто IV 12.7.1198 Воскресенье 8th После PenteCost
Philip of Swabia 8.9,1198 вторник Рождества Богородицы
6.1.1205 четверг Epiphany
Фредерик II 9.12.1212 Воскресенье 2 Адвента
25.7.1215 Суббота Апостол Джеймс
Conrad III 13.3.1138 Воскресенье Laetare Sunday
Генри Беренгар 30.3,1147 воскресенье Laetare воскресенье
Фридрих I 9.3.1152 Воскресенье Laetare Воскресенье
Генрих VI 15.8.1169 Пятница Успения Богородицы
Отто IV 12.7.1155 12.7.1198 12.7.1198 Воскресенье 8 по пятидесятнике
Philip of Swabia 8.9.1198 вторник Рождество Virgine
6.1,1205 четверг Epiphany
Фредерик II 9.12.1212 воскресенье второй Адвента
25.7.1215 субботу Апостол Джеймс
Таблица 1:

Даты королевской открытия как немецкий король 1138-1215

Conrad III 13.3.1138 13.3.1138 Воскресенье Laetare Sunday
Генри Беренгар 30.3,1147 воскресенье Laetare воскресенье
Фридрих I 9.3.1152 Воскресенье Laetare Воскресенье
Генрих VI 15.8.1169 Пятница Успения Богородицы
Отто IV 12.7.1155 12.7.1198 12.7.1198 Воскресенье 8 по пятидесятнике
Philip of Swabia 8.9.1198 вторник Рождество Virgine
6.1,1205 четверг Epiphany
Фредерик II 9.12.1212 воскресенье второго Адвента
25.7.1215 субботу Апостол Джеймс
1 6.1.120555 1 25.7.1215
Conrad III 13.3.1138 13.3.1138 Воскресенье Laetare Sunday
Генри Беренгар 30.3.1147 Воскресенье Laetare Sunday
Frederick I 9.3,1152 воскресенье Laetare Воскресенье
Генрих VI 15.8.1169 Пятница Успения Богородицы
Отто IV 12.7.1198 Воскресенье 8 Пятидесятнице
Philip of Swabia 8.9.1198 8.9.1198 Вторник Рождество 15
6.1.1205 Четверг Epiphany
Frederick II 9.12.1212 Воскресенье 2-й в Пришествии
Суббота Apostle James

После убийства Филиппа в 1208 году Будущий Фредерик II начал толкать его претензию на немецкий трон. В 1212 году он был коронован в Майнце во второе воскресенье Адвента. Получив контроль над Аахеном в 1215 году, он выбрал праздник святого апостола Иакова для своей второй инаугурации в качестве немецкого короля. При этом он показал себя не меньшим знатоком литургического театра, чем его дед и тезка.Райнер Льежский рассказывает, что Фридрих в великой славе вошел в Аахен на бдении святого Иакова, а на следующий день был посвящен и коронован архиепископом Майнца. После мессы Фридрих также принял крест. Следующие два дня он провел в коронационной церкви, слушая проповеди крестового похода. Во второй из этих двух дней он также наблюдал за перенесением тела Карла Великого, канонизированного во времена правления его деда, в новую святыню. 91 Райнер описывает, как святилище было изготовлено из золота и серебра жителями Аахена, и что Фредерик сначала снял свой плащ, прежде чем схватить молоток и забить последние гвозди. 92 Выбор праздника Святого Иакова для инаугурации и связанных с ней ритуалов не случаен. Связь между Карлом Великим, крестовыми походами и инаугурацией Фридриха II способствовала возвышению положения короля, чья победа над своим противником из Вельфа, Оттоном IV, не была неизбежной. Связав эти три ритуала, инаугурацию, принятие креста и перенесение мощей святого императора со святым Иаковом, по просьбе которого Карл Великий сражался с мусульманами в Испании, упорядочив их по отношению к его празднику, добавил еще один слой к интерпретация. 93

В то время как резонансы литургического календаря продолжали использоваться при организации королевских инаугураций, снова можно увидеть четкую разницу между королевским и имперским опытом. Со времени возведения Карла Великого (768–814) на императорский пост в 800 г. и до императорской хиротонии Генриха III (1039–1056) в 1046 г., обе из которых происходили в день Рождества, императоры часто посвящались в самые знаменательные церковные праздники с дальнейшим освящением Рождества, три в Пасхальное воскресенье и по одному в Пятидесятницу, Сретение и Вознесение. 94 Став императором в пасхальное воскресенье 1084 года, Генрих IV продолжил эту традицию. Примечательно, однако, что он не был рукоположен своим противником Григорием VII, у которого он просил прощения за семь лет до этого в Каноссе. Вместо этого Генрих получил императорскую корону от антипапы Климента III (1080–1100), которого он противопоставил Григорию. Ни один из преемников Генриха Салиан или Гогенштауфенов не был бы коронован императором в столь же важные литургические дни. Это связано с тем, что, в отличие от королевской инаугурации, имперская инаугурация требовала участия папы.Король не имел права сам определять дату своей имперской коронации, даже если в случае Генриха V (1105–1125) он похитил папу, чтобы обеспечить его согласие. 95 Постгригорианские папы больше не желали способствовать установлению связей между имперской властью и литургическим календарем. На самом деле Григорий VII и его преемники были полны решимости использовать такие пиры в своих интересах. Рождество 1075 года, когда Григорий VII проходил через Рим в короне, представляет собой первое свидетельство ношения короны папой, а Liber Politicus каноника Бенедикта, датируемое ок.1140 г., перечисляет восемнадцать праздников и праздников, когда папа должен был носить свою корону. 96 Ношение короны в Риме на большом церковном празднике теперь было прерогативой только пап.

В период 1138–1215 гг. было одно исключение из этого правила, и это событие, имперская инаугурация Генриха VI, завершит это расследование. Генрих VI получил императорскую корону в пасхальный понедельник 1191 года. Примечательно, что это был день после рукоположения самого Папы Целестина III (1191–1198).Генрих какое-то время вел переговоры с Климентом III (1187–1191) относительно своей имперской инаугурации. Когда Климент III умер в марте 1191 года, Генрих уже отправился в путь в Рим. Чтобы противостоять угрозе вмешательства императора в папские выборы, коллегия кардиналов, хотя и разделенная фракциями, объединилась вокруг кардинала-дьякона Санта-Мария-ин-Космедин. 97 Таковы обстоятельства, при которых папская хиротония и императорская инаугурация происходили в последующие дни.Точные детали императорской церемонии трудно распутать. Путаница, кажется, возникла, когда папа протянул державу во время церемонии. ЯВЛЯЕТСЯ. Интерпретация Робинсона о том, что Генрих удалился, чтобы посоветоваться со своими советниками, прежде чем принять это церемониальное новшество, заслуживает доверия, а действия Генриха демонстрируют тот факт, что короли Гогенштауфенов знали об опасностях ритуала задолго до того, как Филипп Бюк напомнил современным историкам об их потенциальных ловушках. 98 Во время письменных переговоров с Климентом III об обеспечении императорской инаугурации Генриха и он, и его отец Фридрих Барбаросса подчеркивали необходимость проведения традиционной церемонии. 99

Относительно полное описание имперской инаугурации Генриха VI можно найти в « Liber ad honorem Augusti » Петра Эболи, написанном в 1196 году и сохранившемся в единственной иллюстрированной рукописи, тесно связанной с императором Гогенштауфеном и его канцлером. Конрад. 100 Отчет об открытии является частью двухстраничного разворота с текстом на левой странице и изображением на всю страницу справа ( рис. 2 ). Изображение, составленное из нескольких последовательных сцен, ясно показывает, что инаугурация состоит из ряда различных ритуалов.Петр не упоминает державу, хотя Генрих изображен едущим в Рим перед церемонией ее держания, и его описание не согласуется ни с одним сохранившимся литургическим текстом инаугурации императора. Недавние редакторы Liber справедливо подчеркивают, что это не рассказ очевидца, и можно подумать, что он требует слишком многого от латинской поэмы, написанной элегическими куплетами, чтобы предоставить историкам неопровержимые факты, которых они так жаждут. 101 Кёльцер и Стэхли предполагают, что описание основано на королевской, а не на императорской церемонии, и возможно, что Петр, писавший в Палермо, черпал вдохновение из инаугурации королей Сицилии, которая проходила в тамошнем соборе. 102 Сам Генрих был коронован там на Рождество 1194 года, всего за несколько лет до публикации этой роскошной рукописи. Однако следует отметить, что в любом случае ни письменное описание, ни изображение не согласуются в точности с царскими литургиями. Вместо того, чтобы предполагать, что Петр просто спроецировал царский церемониал в имперский контекст, мы могли бы вместо этого предположить, что он взял элементы как из королевских, так и из императорских церемоний. То, что инаугурация состоялась в Риме и при участии Целестины III, становится очевидным в словах и образах.Передача меча и жезла или скипетра характерна как для царских, так и для императорских литургий. Дарение кольца встречается на королевских литургиях, а иногда и на императорских литургиях. В ordo Cencius II, например, второй половины двенадцатого века, императору дается кольцо после того, как он был помазан, но до того, как он получил меч. 103

Рисунок 2:

Императорская инаугурация Генриха VI из Liber ad honorem Augusti Петра Эболийского

Источник: Burgerbibliothek Bern, Cod.120 II, ф. 105r

Рисунок 2:

Императорская инаугурация Генриха VI из Liber ad honorem Augusti Петра Эболийского

Источник: Burgerbibliothek Bern, Cod. 120 II, ф. 105r

Обращение Петра к помазанию олицетворяет это смешение царских и имперских элементов:

Сначала папа умащает обе руки святым миром,

, чтобы он мог, как победитель, принести то или иное завещание.

Освящая руки и помазывая плечи и грудь

он говорит: «Бог помазывает тебя как Помазанника Господня. 104

На изображении император изображен помазанным сначала на руках, а затем на руках. Если мы сравним письменное и визуальное изображение Петра с царскими и императорскими литургическими текстами, становится ясно, что его описание не соответствует в точности ни тому, ни другому, а также не соответствует высказыванию Иннокентия III 1204 года. Как обсуждалось выше, в царских литургиях царю сначала, в некоторых обрядах, помазывают руки, а затем голову, грудь, плечи и локти.Помазание рук не встречается в императорской литургии, которая включает в себя помазание правой руки и между плечами. То, что Петр не упоминает о помазании головы, возможно, свидетельствует о том, что он знал, что ему не место в императорской церемонии, хотя его знание, похоже, не распространяется на тот факт, что император был помазан епископом Остии, а не папой. сам.

И слово, и изображение подчеркивают использование миро. Из этого мы не можем заключить, что миро использовалось при императорской инаугурации Генриха.Новопосвященный папа и его кардиналы, несомненно, не позволили бы использовать святое миро в 1191 году. Однако в пристрастном описании инаугурации неудивительно, что мы находим утверждение, что император был помазан Богом как Christus domini. и использовалось это миро. Стихотворение Петра и сопровождающая его иллюстрация указывают на простой момент. Правители Гогенштауфенов не довольствовались своим литургическим понижением в должности в имперском обряде. Выбор языка также важен.Император «помазан Богом», что перекликается с языком традиционных laudes , в которых он описывается как «коронованный Богом», и ясно указывает, что его власть проистекает непосредственно от Бога, а не от папы. Он становится «Помазанником Господним».

В: Вывод

Изменения в laudes и в ритуале миропомазания на императорской церемонии инаугурации, безусловно, свидетельствуют о попытках папы принизить положение императора.Это всего лишь два примера. Тщательное изучение текстов об инаугурации императора, выходящее за рамки этой статьи, раскрывает множество других событий, которые, взятые вместе, явно вызваны одним и тем же импульсом: возвысить папскую власть за счет у германских императоров. 105 Как и в случае с двумя примерами, подробно рассмотренными в этом эссе, выбранными из-за выдающегося положения, отданного им в науке, нельзя показать, что эти другие изменения оказали какое-либо влияние на литургию, использовавшуюся за пределами Рима.Папы, безусловно, обеспечили понижение статуса императора на церемонии имперской инаугурации, на которой они председательствовали. Однако то, что у нас есть литургические свидетельства королевской инаугурации, не указывает на распространение этого понижения до королевской литургии в Империи Гогенштауфенов. Действительно, обрывки повествования, визуальные и материальные свидетельства активно говорят против этого.

Следует отметить, что в королевском литургическом церемониале есть церковное измерение, которое невозможно было затронуть в этом эссе, в котором, для удобства, исключительное влияние было возложено на самих королей Гогенштауфенов.В действительности вспомогательный состав высокопоставленных церковников оставался неотъемлемой частью попыток королей Гогенштауфенов проецировать свою власть посредством литургического ритуала, и их участие, несомненно, указано в нарративных источниках. В своем исследовании политической литургии во Франции и Англии Джеффри Козиол предположил, что прелаты «более склонны оспаривать свои собственные права на первенство в королевских церемониях, чем оспаривать святость, присуждаемую церемониями». 106 Кажется вероятным, что это наблюдение справедливо как для Империи, так и для двух других королевств.Напротив, имперская инаугурация была театральной постановкой, в которой два главных актера делили сцену и боролись за внимание. Со времен Григория VII сценарий был переписан. Папа закрепил за собой ведущую роль, а император был вынужден согласиться на роль второго плана. Однако в Аахене центр внимания продолжал падать на нового короля, который максимально использовал эту возможность, чтобы излучать свою святость. Об этом свидетельствуют слова, начертанные на гарде так называемого меча св. Маврикия: Христос побеждает, Христос царствует, Христос повелевает.Мы должны распознать здесь игру слов. Христос, о котором идет речь, — немецкий король, которому вручили меч сразу после того, как он был помазан как Christus domini , почти наверняка на голове и со святым миром. Ибо короли Гогенштауфенов и Вельфов не упускали возможности использовать резонансы литургии для укрепления своей власти. Как и у их коллег Плантагенетов и Капетингов, у них оставалось литургическое царство.

© Автор 2016.Опубликовано Oxford University Press от имени Немецкого исторического общества.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа цитируется правильно.

Фридрих II — Энциклопедия всемирной истории1215-1250 н.э.), Иерусалим (годы правления 1225-1228 н.э.), а также безраздельно правил как император Священной Римской империи (годы правления 1220-1250 н.э.). Он родился в Ези в 1194 году нашей эры, но провел свое детство в Палермо. Он принадлежал к династии Гогенштауфенов (1079-1268 гг. н.э.) Швабии, которая правила Священной Римской империей с 1138 г. н.э. по 1268 г. н.э. Его жизнь прошла в борьбе за динамику власти со средневековой церковью, хотя ему не удалось подчинить себе папство, более поздние европейские правители пошли по его стопам и добьются успеха. Однако он наиболее известен своим участием в Шестом крестовом походе (1228–1229 гг. Н. Э.), Который вернул Иерусалим владениям крестоносцев через мирное соглашение с султаном Египта Айюбидом аль-Камилем, но его усилия остались неоцененными.Папство использовало религиозную пропаганду, чтобы проповедовать крестовый поход против него, но он умер естественной смертью в 1250 г. н.э. Он также основал Неаполитанский университет в 1224 году н.э., первый государственный университет в средневековой Европе.

Ранняя жизнь

Его отец умер в 1197 году н.э., когда ему было всего три года, и в следующем году он был коронован как король Сицилии, а его мать была регентом.

Фридрих II был единственным сыном Генриха VI (короля Германии, годы правления 1169-1197 гг. н.э., императора Священной Римской империи, годы правления1191-1197 н.э.) и Констанция (1154-1198 н.э.), дочь Рожера II (1130-1154 н.э.), норманнского короля Сицилии. Другим его дедом был легендарный немецкий император Фридрих I Барбаросса (годы правления 1152–1190 гг.). Он родился в Ези, Италия, в 1194 году н.э. и провел большую часть своей жизни при дворе Палермо на Сицилии. Его отец умер в 1197 году н.э., когда ему было всего три года, и в следующем году он был коронован как король Сицилии, а его мать была регентом. Констанция оттолкнула немецких лордов, служивших под началом его отца, чтобы укрепить свою власть.Ее главным соперником был Марквард (ум. 1202 г. н.э.), немецкий лорд, претендовавший на регентство молодого государя, но был сослан.

Констанс умерла после правления чуть больше года. В своем завещании она оставила молодого Фридриха под опекой Папы Иннокентия III (1160–1216 гг. Н. Э.). Этот шаг был мотивирован не только ее набожной католической верой, но и практической причиной; она должна была обеспечить, чтобы положение ее сына, который был несовершеннолетним, оставалось неприкосновенным. Однако участие папы оказалось неэффективным в защите Сицилии от Маркварда, который захватил владения Фридриха, но умер несколько лет спустя.Немецкий капитан Палермо, Вильгельм Каппароне, затем вступил во владение, но был свергнут в 1206 году н.э. Вальтером Палеарским, бывшим канцлером Королевства Сицилия.

Рождение Фридриха II

Сибестер (общественное достояние)

Восхождение к власти

Фридрих уволил своего опекуна в 1208 году н.э. и теперь стремился восстановить контроль над Сицилией. В 1209 году н.э. Иннокентий III устроил Фредерику, которому в то время было 14 лет, женитьбу на 30-летней испанской принцессе Констанции Арагонской (л.1179-1222 гг. н.э.). Этот брак был политическим шагом и позволил Фридриху обзавестись значительной армией, которую он использовал, чтобы укрепить свою власть над Сицилией. Констанция также родила первого сына Фридриха, Генриха VII (1211–1242 гг. Н. Э.). Его королева консультировала его по важным вопросам государства, и, как говорят, после ее смерти в 1222 году н.э. Фридрих возложил свою корону на ее статую в знак признания ее заслуг.

Король Сицилии также имел право управлять владениями своего отца: Священной Римской империей.Империя (962-1806 гг. н.э.) охватывала Германию, Сардинию и часть Северной Италии и служила защитником католической церкви.

Священная Римская империя в 13 веке н.э.

Альфатон (CC BY-SA)

Дядя Фридриха Филипп Швабский (годы правления 1198-1208 н.э.) стал королем Германии после смерти Генриха VI. С его претензиями соперничал антикороль Оттон Брауншвейгский (годы правления 1209–1215 н.э., позже Оттон IV). Папа был убежден, что последний сохранит империю на севере отдельно от Сицилии, и оказал ему свою поддержку.Филипп Швабский был убит (1208 г. н.э.) немецким лордом, который пришел в ярость из-за того, что его отвергли как жениха его дочери. Путь Отто был свободен; с полной церемонией он был коронован в 1209 г. н.э. Вскоре после коронации он бросил вызов папской власти и отправился покорять Сицилию. Хотя Оттон был императором, именно Папа делал императоров, и он также мог отлучать от церкви тех, кто бросал ему вызов.

Любите историю?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

Это освободило подданных Оттона от их клятв и подвергло его землю нападениям соперничающих европейских держав.Филипп Август (годы правления 1180–1223 гг. Н. Э.), Король Франции, воспользовался ситуацией и вторгся во владения Оттона. У Отто были тесные связи с англичанами, и французский король не хотел, чтобы его враги одержали верх. Фридрих отправился в Германию в 1212 году нашей эры и, заключив союз с Филиппом, он должным образом наказал силы Оттона и был избран королем Германии во Франкфурте в 1215 году нашей эры. После смерти Оттона в 1218 году н.э. претензии Фридриха не оспаривались.

Консолидация власти

Папа Иннокентий III умер в 1216 году н.э., и ему наследовал Гонорий III (л.1150-1227 гг. н.э.). Новый папа потребовал, чтобы император отплатил папе за его доброту, и Фридрих согласился отделить Сицилию от земель Священной Римской империи и возглавить крестовый поход на Святую Землю. Папская область не могла допустить, чтобы земли на севере и юге объединились под одним лицом, подвергая папскую территорию вторжению с обеих сторон.

Монета императора Священной Римской империи Фридриха II

Британский музей (Авторское право)

Укрепив свою власть в Германии, Фридрих покинул страну под властью своего сына Генриха VII (г.1220-1235 гг. н.э.). По его настоянию Фридрих был коронован с полной церемонией как император Священной Римской империи в 1220 году н.э. в Риме Гонорием. Его первым действием в качестве императора Священной Римской империи было принятие свода законов под названием Constitutio in Basilica Beati Petri (Заявление в базилике Святого Петра) для защиты папских интересов на Сицилии. Он ввел несколько законодательных актов для укрепления королевской власти, а ассизы Капуи (1220 г. н.э.) и Мессины (1221 г. н.э.) позволили императору осуществлять полный контроль над своей империей на юге.

Он убедил Папу, что Сицилия жизненно важна для поддержки крестового похода, поэтому он не уступил ее, и он был слишком занят, чтобы присоединиться к армиям Пятого крестового похода (1218-1221 гг. н.э.), когда они покинули Европу. Тем временем Фредерик приступил к стабилизации и прославлению своего королевства; он даже основал первый государственный университет в средневековой Европе, Неаполитанский университет в 1224 году нашей эры. Когда Сицилия была приведена в порядок, а коллаборационисты самозванцев разгромлены, Фридрих мог вздохнуть с облегчением.

Трения с католической церковью

Чтобы еще больше возбудить интерес Фридриха к Святой Земле, Папа устроил для него брак с дочерью-подростком короля Иоанна Иерусалимского (годы правления 1210–1215 н.э., также известного как Иоанн Бриеннский): Иоланды Бриеннской (род. 1212 г.). -1228 г. н.э., также известная как Изабелла II Иерусалимская). Иерусалим не находился под властью крестоносцев, но престол короля сохранялся, как и надежда на то, что священный город будет отвоеван. Король Иоанн предложил руку своей любимой дочери при условии, что Фридрих не будет претендовать на иерусалимский престол, пока жив Иоанн.Пара поженилась в 1225 году нашей эры в Бриндизи, Южная Италия. По мнению некоторых историков (хотя другие не согласны), Фридрих нарушил свое обещание, и с королевой плохо обращались, как описывает историк Гарольд Лэмб: 90 025

Не прошло и недели, как Джон нашел свою дочь без присмотра и плачущую в замке Бриндизи. Что она вынесла от руки Фридриха, так и не было известно… На следующий день Фредерик неожиданно потребовал от него отдать скипетр своего королевства… (210)

Терпение Папы было на исходе, и Фридрих, ныне король Иерусалима (ок.1225-1228 н.э.), отправился в Святую Землю в 1227 н.э., но заболел малярией и был вынужден вернуться. Он выздоровел, но отложил свой отъезд, чтобы дождаться рождения ребенка Иоланды, мальчика. Королева в возрасте 17 лет умерла в 1228 г. н.э., родив сына Конрада (1228-1254 гг. н.э.). Фридрих больше не мог претендовать на звание короля Иерусалима, но продолжал это делать.

Папа Гонорий III умер в 1227 г. н.э., а его преемник Григорий IX (ум. 1241 г. н.э.) не был столь терпелив. Он выдвинул ряд обвинений против Фредерика (включая его неспособность выполнить свои клятвы крестоносца).Папа не только отлучил императора от церкви, но и отказался допустить в свое присутствие имперских посланников; такие оскорбления побудили императора ответить тем же.

Фридрих II

Иоанн де Капуа (Общественное достояние)

Фридрих провозгласил, что средневековая церковь отклонилась от принципов своих основателей, они потворствовали мирским богатствам и власти вместо того, чтобы стремиться к бедности и преданности Богу, и объявил, что Папа был «волк в овечьей шкуре».Отлученный от церкви король, решивший исправить свою ошибку, отправился в Святую Землю в 1228 году н. э.

Фредерик и аль-Камиль: Шестой крестовый поход (1228-1229 гг. н.э.)

Фридрих открыл канал связи с Айюбидским султаном Египта аль-Камилем (годы правления 1218-1238 гг. н.э.) с 1226 г. н.э. Этот человек был племянником великого Саладина (1137–1193 гг. н. э.), который в 1187 г. н. э. обеспечил исламу Иерусалим; однако он был готов отдать то, за что сражались и умирали его предки.Аль-Камилю нужно было распространить свою власть за пределы Египта на земли, которые когда-то были объединены под властью Саладина. Ему нужно было избавить себя от войны с крестоносцами, чтобы сразиться со своим братом аль-Муаззамом (годы правления 1218–1227 н.э.), султаном Дамаска.

Иерусалим снова захвачен Саладином

Ян Люйкен (Общественное достояние)

Фридрих тоже нуждался в мире, так как его владения на западе оказались под все большей угрозой после его отлучения от церкви. Они договорились о бескровной передаче Иерусалима Фридриху.Однако брат султана аль-Муаззам умер, и аль-Камиль больше не нуждался во Фридрихе, и поэтому последний обманул султана, заставив его думать, что имперская армия сокрушит его силы, если он нарушит обещание, и аль-Камиль свернулся.

18 февраля 1229 г. между императором Священной Римской империи и султаном Египта был подписан Яффский договор. Иерусалим, Вифлеем, Назарет и часть левантийского побережья оказались в руках европейцев вместе с паломническим маршрутом в Яффо. Взамен Фредерик пообещал мусульманам свободный проход и владение Храмовой горой и мечетью Аль-Акса; городские стены, которые были снесены заранее, не должны были восстанавливаться.Фридрих бесцеремонно короновал себя в Гробе Господнем и таким образом закончил свое путешествие в Святую Землю. Вскоре он вернулся в свои владения на западе, которым угрожала ужасная угроза со стороны Григория IX и Иоанна Бриеннского.

Фридрих II и Аль-Камиль

Неизвестный художник (общественное достояние)

Возвращение Императора

Фредерик помчался обратно в свои владения, чтобы наказать незваных гостей. В его отсутствие Папа послал армии, чтобы вторгнуться на его земли.По возвращении в 1229 году н.э. Фридрих разбил папскую армию, но не пытался атаковать папские владения в Италии. Первая фаза войны закончилась в 1230 году н.э. договором Чепрано, подписанным между Грегори и Фридрихом. Император еще больше усилил свой контроль над королевством Сицилия и расширил централизованную власть над королевством посредством Конституции Мельфи (1231 г. н.э.).

В Германии его отсутствие привело к проблемам. Генрих VII отталкивал немецких князей и даже искал поддержки в негерманских городах.Это изменение в политике угрожало контролю Гогенштауфенов над Германией, и когда Генрих отказался исправиться, Фридрих сделал свой ход. Император привнес в Германию только свое влияние в 1235 году н.э., и этого оказалось достаточно. Генрих, видя, что его сторонники покинули его и что его восстание угасло, умолял о пощаде. Император отобрал у сына все титулы и власть и приговорил его к тюремному заключению; он умер в 1242 г. н.э. Другой сын Фридриха, Конрад IV (годы правления 1237-1254 гг. н. э.), был избран новым королем Германии, а два года спустя его также провозгласили королем римлян (1239 г. н. э.) в Вене.

Война с папством возобновлена ​​

Боевые действия с Папой возобновились из-за небольшого спора о землях в Ломбардии. Лангобарды при поддержке Папы сопротивлялись власти Фридриха, но их силы потерпели сокрушительное поражение в битве при Кортенуове (1237 г. н.э.). Затем император получил известие в 1239 году н.э., что он снова был отлучен от церкви.

Битва при Кортенуове

Неизвестный художник (Общественное достояние)

В Северной Италии он изгнал сторонников папы и отдал регион под управление своего незаконнорожденного сына Энцо.Он сам продолжал завоевывать Рим. Папа созвал собор в Риме; прелаты из Франции, Испании, Англии и Северной Италии находились в пути на генуэзских кораблях, когда флот подвергся нападению имперской армады. Морское сражение, которое позже было названо битвой при Джильо (1241 г. н.э.), стало решающим триумфом империи. Рим был в пределах досягаемости Фридриха, но по воле судьбы Григорий внезапно умер (1241 г. н.э.). Кардиналы Рима отложили папские выборы до тех пор, пока Фридрих не отступил. Если бы он хотел, он мог бы разграбить Рим, но его война шла с папской властью, а не с христианством.

Хотя папство яростно выступало против Фридриха, оно демонстрировало шокирующее пренебрежение монгольской угрозой, быстро наступающей на Европу, и реальным делом крестоносцев в Египте. Монголы поднялись из степей Азии в начале 13 века н.э., и после всеобщего сопротивления в Азии они начали свое наступление на Восточную Европу в 1236 году н.э. Они разгромили европейскую конфедерацию в битве при Легнице (1241 г. н.э.) и понесли серьезные потери в Польше и Венгрии с 1241 по 1242 г. н.э.Монгольские эмиссары подошли к Фридриху, требуя его подчинения их верховному лидеру Угедей-хану (годы правления 1229–1241 гг. Н. Э.), Но Фридрих проигнорировал их. Зная тактику ведения войны монголами, Фридрих строго-настрого запретил своим подчиненным вступать с ними в открытый бой. Вместо этого он приказал им накапливать ресурсы и удерживать замки и другие крепости. После многих бесплодных набегов монголы были вынуждены повернуть назад в 1242 г. н.э., когда до них дошло известие о смерти их вождя.

Папа Иннокентий IV (л.в. 1195-1254 гг. н.э.) начал свое пребывание в должности в 1243 г. н.э. Как и Грегори, он тоже выступал за использование лицензированного насилия и призывал к «крестовому походу против Штауфенов». Он отлучил от церкви и низложил императора в 1245 г. н.э.; Фредерик ответил:

Я еще не потерял свою корону, ни папа, ни совет не отнимут ее у меня без кровавой войны! (Абулафия, 375)

Иннокентий спровоцировал восстание против Конрада IV в Германии в 1246 году н.э. Первоначально это восстание было успешным, но впоследствии поддерживаемые папой воюющие стороны потерпели поражение.Фридрих также укрепил свои позиции в Германии, приобретя герцогство Австрийское. На итальянском фронте Фридрих использовал дипломатию, и, заключив брачный союз с маркизом Монфератто через своего незаконнорожденного сына Манфреда, Фредерик нашел еще одного союзника.

Папа проповедовал крестовый поход против Фридриха под предлогом защиты Рима, центра христианской веры, от «мусульманолюбивого» императора, желавшего уничтожить христианство. Его заклеймили как еретика и антихриста, что побудило многих его врагов поднять против него оружие.Все эти обвинения были удобными предлогами, которые Папа использовал, чтобы скрыть свои настоящие причины. Иннокентий разыскивается:

  • Высшая власть над императором Священной Римской империи, которого Папа мог благословить и свергнуть по своему желанию.
  • Папский контроль над Сицилией вместо того, чтобы передать ее кому-то, кто держал власть и на севере.
  • Высшая власть над монархами Европы.
  • Сделать Фредерика примером, чтобы удержать других от подражания ему.

Этот крестовый поход был описан Давидом Абулафией как «первая крупномасштабная попытка использовать крестовый поход как инструмент для поражения политических врагов папства в Европе» (386).

Фридрих II был отлучен от церкви Папой Иннокентием IV

Неизвестный художник (общественное достояние)

Было организовано несколько заговоров против императора, некоторые преступники были пойманы и подвергнуты ужасным наказаниям, другие бежали в Рим. Подстрекаемые Иннокентием владениям Фридриха в Германии и Италии угрожали ренегаты. Лангобарды снова восстали, и силы Фридриха столкнулись с многочисленными неудачами в Италии. Битва при Парме (1248 г. н.э.) и битва при Фоссальте (1249 г. н.э.) потерпели сокрушительное поражение, хотя вторжение на Сицилию было сорвано в битве при Чинголи (1250 г. н.э.).

Смерть и наследие

Не крестовый поход папы победил Фридриха, а его недуг. Прежде чем у него появился шанс вернуть утраченные позиции, он умер от дизентерии в 1250 году н.э. в Кастель-Фьорентино, в Апулии, на юге Италии. Похоронен в соборе Палермо. Трон перешел к его единственному живому законному сыну Конраду IV, но новый король умер всего четыре года спустя в 1254 году н.э., оставив трон своему сыну Конрадину (годы правления 1254-1268 н.э.), также известному как Конрад V.Он продолжал сопротивляться Папе, но в конце концов потерпел поражение и был казнен в 1268 году нашей эры.

Могила императора Священной Римской империи Фридриха II

© José Luiz Bernardes Ribeiro (CC BY-SA)

Фредерик навсегда останется в анналах истории под своим прозвищем Stupor Mundi Чудо света.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.