Функциональный подход: Функциональный подход к управлению | Real Business Solutions, LLC

Содержание

Функциональный подход к управлению | Real Business Solutions, LLC

Функциональный подход к управлению — это традиционное делегирование полномочий и определенной ответственности через функции, т.е. такие «подсистемы» организации, которые можно выделить по схожести проводимых работ. Фактически, это привычные всем управления, департаменты и отделы (институты, факультеты и кафедры, если рассматривать систему образования) — производство, логистика, продажи, финансы и персонал, маркетинг и т.д., которые можно (при необходимости) разделить на подфункции и т.д., поставив во главе каждого подразделения функционального руководителя, с которого и будет спрос по всем задачам данного направления.

Для управления регулярной деятельностью этот подход применяется практически повсеместно, т.к. привычен для всех сотрудников (от топ-менеджмента до рядовых исполнителей) и не вызывает никаких сложностей в иерархии организации. Естественно, что каждый функциональный руководитель заинтересован в максимальной эффективности именно своего подразделения, однако, если все будут стремиться к этому (при функциональном подходе), то далеко не каждая компания сможет нормально функционировать, ведь совокупный Бизнес-процесс может быть далек от оптимального при максимальной эффективности каждого из участников. Наглядным примером производства, не лучшим образом подходящего для применения функционального подхода, является производство фломастеров. Согласитесь, куда как проще и быстрее производить их одного цвета — оптимально для производственников, а вот продавцам нужна максимально широкая гамма цветов. Соответственно, и тем, и другим приходится «договариваться», находить «золотую середину» между количеством и числом цветов. И таких примеров можно привести достаточно много. Этого достаточно, чтобы заявить о том, что функциональный подход работает далеко не всегда.

Рассмотрим следующий вариант — проектный подход к управлению. Как понятно из названия, этот вариант подходит для каких-то индивидуальных задач, исполнение которых требует привлечение специалистов самого разного профиля (кросс-функциональная команда), один из которых и назначается руководителем проекта, т.е. лицом, ответственным за его своевременное исполнение. Также (при необходимости) назначается главный инженер проекта. Логично предположить, что участники проектной команды попадают под «двойное» управление: со стороны назначенного руководителя проекта и своего традиционного функционального руководителя, которого никто не отменял. Получается некая матричная организационная структура, возникающая из-за одновременного применения двух подходов к управлению. Исключением могут являться проектные организации, для которых индивидуальные задачи — самое обычное дело, однако и здесь, несмотря на «стабильный» функционал главных инженеров и руководителей проектов, общий подход к системе управления не меняется.

Третий вариант, на котором сегодня хотелось бы акцентировать самое пристальное внимание —

процессный подход к управлению, т.е. делегирование как полномочий, так и ответственности через Бизнес-процессы. В данном случае под Бизнес-процессом понимается многократно повторяющаяся (устойчивая) деятельность по «преобразованию» ресурсов (или Входов) в результаты (Выходы). Соответственно, выделяется проблемный Бизнес-процесс (чуть Выше мы приводили пример производства фломастеров) и его участники, один из них назначается Владельцем процесса, именно ему и делегируются полномочия и ответственность, связанные с управлением данным Бизнес-процессом. Естественно, что при этом также возникает матричная орг. структура, т.к. участник Бизнес-процесса одновременно подчиняется функциональному руководителю и Владельцу процесса, а при участии в проектной деятельности — еще и руководителю проекта. В чем «изюминка»? А в том, что речь идет о настройке некоторой не оптимальности подпроцессов («страшный сон» приверженцев функционального метода управления), которая приведет к достижению максимальной оптимальности всего Бизнес-процесса (а не каждой из отдельных его частей).

Для процессного подхода к управлению характерно наличие пяти подсистем, на каждой из которых мы сейчас и акцентируем внимание.

Выделенный бизнес-процесс — сам объект управления с определением границ системы, т.е. «проблема», требующая решения. Сюда входят не только потребляемые ресурсы и результаты, которые необходимо получить, но и подсистемы (отделы), без прямого участия которых решения задачи не получится, а также внешнее окружение. В качестве примера можно привести кондитерское производство для ресторана (особенно если продукция реализуется розничным покупателям, а не только клиентам заведения) или отделение поддержки «1С» для компании, занимающейся ИТ-аутсорсингом широкого профиля. Соответственно, если «границы» будут заданы слишком «узко», то решение проблем будет невозможно в рамках выделенного Бизнес-процесса, а если слишком «широко», то придется разбираться с массой попутных задач, к которым наш Бизнес-процесс не имеет никакого отношения.

KPI (ключевые показатели эффективности) — инструменты управления любыми Бизнес-процессами, которые можно условно разделить на два типа: показатели производительности (результативности) и эффективности. Первые измеряют умение создавать качественный результат для потребителя в срок и в необходимом количестве, т.е. «делать правильные вещи». А второй — достигать результата, оптимально расходуя ресурсы, т.е. «делать вещи правильно». Совершенно естественно, что Результативность и Эффективность противоречат друг другу, поэтому необходимо использовать какую-то «золотую середину», получая достаточное качество в обмен на разумное количество затраченных ресурсов. При этом для любого Бизнес-процесса можно определить критерии совершенно не вдаваясь в подробности самого процесса, достаточно зафиксировать границы процесса и получить общее представление о нем, чтобы решить «что» и «как» измеряем. А вот с целевым значением пресловутой «золотой середины» все значительно сложнее, т.к. необходимо досконально изучить Бизнес-процесс, включая уровень автоматизации, квалификацию исполнителей, технологии и последовательность работ и т.д., чтобы понять, какое значение будет оптимальным для системы.

Владелец Бизнес-процесса — участник этого самого процесса, ответственный за результативность и эффективность и обладающий полномочиями для их достижения.

  • Логично, что он должен быть как можно ближе к результату, т.е. Выходу Бизнес-процесса, т.к. в этом случае он будет намного лучше понимать нужны потребителя. Это и есть первый критерий для выбора Владельца Бизнес-процесса.
  • Вторым критерием выбора Владельца является оптимальность использования ресурсов, поэтому важно не только то, сколько ресурсов потребляется под руководством данного участника, но и насколько эффективно они используются.
  • К третьему критерию можно отнести формальный уровень в иерархии функциональной системы управления, т.к. трения, в любом случае, неизбежны, особенно на фоне традиционного авторитарного стиля управления. А разбиение Бизнес-процессов по границам ответственности функциональных подразделений и, соответственно, назначение функциональных руководителей Владельцами никак не решает кросс-функциональные проблемы, ради чего, собственно, и необходимо использование процессного подхода в управлении.
  • Четвертым критерием является общая менеджерская квалификация потенциального Владельца, ведь ему предстоит управлять «разношерстной» многофункциональной командой. Без знаний и навыков в сфере управления Владелец просто не сможет «заставить» коллектив приносить требуемый результат.

Регламент Бизнес-процесса — это четвертая подсистема, документ, который отвечает на такие вопросы как:

  • какова цель деятельности Бизнес-процесса?
  • где находятся границы процесса: начало и конец, участники, а также расположение именно этого процесса в схеме всех используемых процессов системы?
  • каковы границы применения данного Регламента?
  • кто Владелец Бизнес-процесса?
  • какие KPI планируется использовать для планирования и контроля?
  • насколько подробно описан Бизнес-процесс (необходим подробный документ)?
  • каков порядок внесения изменений в настоящий Регламент?

Система мотивации — это пятая и последняя подсистема, основная задача которой понятна из названия: мотивировать участников процесса достигать целевые значения KPI, причем показатели мотивации могут быть выбраны не только из KPI Бизнес-процесс, для которого внедряется процессный подход, но и для более широкого Бизнес-процесса. Самый простой пример — «Подбор персонала». Вакансия появилась, кандидатов рассмотрели, выбранный вышел на работу. Казалось бы, результат получен, поэтому Результативность выполнена. Однако, если расширить границы до «Подбор и адаптация персонала», то Результативность можно оценивать по факту прохождения адаптации в коллективе и ее успешности (качества), а не просто по факту «закрытия» вакансии. Вот только для этого потребуется не только качественная система мониторинга, но и проведение анализа причин отклонений, чтобы произвести действительно качественную коррекцию.

Обратите внимание на тот факт, что разработка и внедрение процессного подхода к управлению — задача непростая и весьма трудоемкая, поэтому мы рекомендуем использовать его только для наиболее проблемных Бизнес-процессов, не забывая соотнести ожидаемый результат с себестоимостью внедрения данного подхода. Кроме того, в процессе описания и анализа «проблемного» Бизнес-процесса Вы организуете обмен информацией между участниками, практически «мозговой штурм», что приведет к единству в понимании Бизнес-процесса. А это, в свою очередь, позволит решить солидную часть проблем системного и поведенческого характера, поэтому даже если Вы внедрите не все подсистемы Бизнес-процесса, Результативность и Эффективность системы управления серьезно возрастут. А ведь именно для этого его и внедряют, не так ли?

Функциональный подход к управлению. Схема. Таблица

Одной из важнейших составляющих успешного функционирования фирмы является определение подхода к управлению предприятием. Существует несколько систем, каждая из которых характеризуется методами и структурой руководства.

Понятие управления предприятием

Управление предприятием представляет собой комплекс мероприятий, направленных на обеспечение успешного функционирования фирмы. Оно включает в себя:

Пройдите наш авторский курс по выбору акций на фондовом рынке → обучающий курс
  • распределение обязанностей;
  • контроль над выполнением функций;
  • надзор за соблюдением требований действующего законодательства;
  • разработку плана по руководству.

Общая структура управления предприятием представляет собой элементы руководства, на вершине которых стоит главный орган, осуществляющий контроль.

Подходы к управлению компанией

Система менеджмента различает несколько подходов к управлению компанией: структурный, функциональный, процессный, проектный и интегрированный:

Подход Особенности Недостатки подхода
Структурный Применяется иерархический вид управления, когда подчинение осуществляется в соответствии со строгой иерархией. К основным недостаткам подхода относят слабую коммуникацию и заторможенность обмена срочной информацией.
Функциональный Самый распространенный вариант управления предприятием, основанный на наделении отделов определенными функциями. Главным минусом такого подхода является чрезмерная перегруженность отделов работой.
Процессный Метод напоминает функциональный подход, но отличается от него тем, что структурные подразделения разделены не по функциям, а по процессам. Подобный подход имеет минимум недостатков. К таковым можно отнести, например, тот факт, что в отделах отсутствуют лица, отвечающие за оперативный обмен информацией между подразделениями.
Проектный Данный подход ориентирован на выполнение определенных проектов. То есть, каждая группа сотрудников отвечает за реализацию того или иного бизнес-плана. Компании приходится нанимать большой штат сотрудников, выполняющих схожие функции.
Интегрированный Объединяет в себе два или несколько подходов к управлению. Сложен в применении на практике.

Важно! Зачастую компании используют функциональный вид управления предприятием, когда каждый отдел выполняют определенные задачи и ответственен за их успешную реализацию.

Функциональный подход к управлению

Функциональный подход к управлению отличается тем, что каждое структурное подразделение отвечает за выполнение определенных функций. Подобный вариант руководства характерен для предприятий с классическим укладом. Все дело в том, что функциональный подход – это одна из первых, введенных еще при СССР, систем, которая заключается в соблюдении строгой иерархии.

На практике, сотрудников не интересует, что происходит в других подразделениях. Они отвечают за работу своего отдела и не обращают внимания на функционирование других. Именно поэтому функциональный подход в некоторых случаях может быть неэффективным. Ведь успех деятельности предприятия напрямую зависит от слаженной работы всего коллектива, а не отдельных частей фирмы.

В связи с этим, функциональный подход к управлению немного видоизменяется. Структурные подразделения расширяются и наделяются новыми обязанностями.

Структура и суть функционального подхода к управлению

Суть функционального подхода к управлению предприятием заключается в распределении задач между определенными отделами. Например, одно структурное подразделение отвечает за производство, другое – за реализацию, третье – за маркетинг, четвертое – за финансы, и так далее.

При таком подходе каждый сотрудник хорошо знаком со своей работой и выполняет ее в автоматизированном режиме. Однако ему трудно приспосабливаться к изменяющимся условиям.

Функциональная структура характеризуется тоталитарным режимом. Отделы обязаны выполнять обязанности, которыми их наделил руководитель. Инициатива здесь приветствуется слабо.

Схема функционального управления

Функциональная структура имеет следующую схему:

  1. Во главе компании стоит руководитель, который отдает приказы главам подразделений и контролирует деятельность всей компании.
  2. Директора отделов делегируют задачи между исполнителями и управляют процессом их выполнения. В дальнейшем они отчитываются перед руководителем.
  3. Исполнители выполняют возложенные на них функции.

При такой системе исполнители мало заинтересованы в качественной работе других отделов. Их главная задача – выполнить свои поручения по общепринятой методике.

Несмотря на устоявшийся уклад подхода, он является часто применяемым. Однако в связи с видоизменением рынка, руководителям приходится подстраивать структуру под свою компанию. Например, схема расширяется путем утверждения новых подразделений, отвечающих за сбор и оперативную систематизацию информации.

Различают такие виды модифицированного функционального подхода управления, как штабный и проектный (процессный).

Пример

В качестве примера функционального подхода к управлению построим схему компании по производству мягких игрушек. Во главе компании стоит руководитель, который отвечает за деятельность всего предприятия. Он отдает приказы главам таких отделов, как:

  • производственный;
  • сбытовой;
  • маркетинговый;
  • экономический;
  • бухгалтерия.

Первое структурное подразделение отвечает за производство продукции и рациональность использования ресурсов. Отдел сбыта обеспечивает бесперебойную поставку продукции клиентам. Маркетинговый отдел занимается привлечением новых покупателей. Экономическое структурное подразделение анализирует финансовое положение компании и разрабатывает методы повышения эффективности его работы. Бухгалтерия занимается финансовой отчетностью и расчетами.

Функционально-штабный подход к управлению компанией

Функционально-штабный подход к управлению предприятием характеризуется тем, что  классическая система дополняется отделом, отвечающим за сбор и систематизацию информации. Если структурные подразделения выполняют лишь определенные функции, то новая группа будет собирать документацию о результатах деятельности отделов, анализировать ее и отчитываться перед руководством. На основании данных отчетов глава компании принимает решения и разрабатывает новый план задач.

Пример

В качестве примера функционально-штабного подхода к управлению, построим схему ранее исследуемой компании по производству мягких игрушек, дополнив ее одним органом. То есть, прежняя структура расширяется на один отдел, который будет заниматься сбором и систематизацией информации, поступающей от других структурных подразделений. Глава данного отдела отчитывается лично перед руководителем и находится в его прямом подчинении.

Проектно-функциональный подход к управлению компанией

Отличительной особенностью проектно-функционального подхода к управлению компанией является то, что отделы, наделенные определенными функциями, выполняют задачи в отношении сразу нескольких проектов.

Пример

В качестве примера проектно-функционального подхода к управлению построим схему компании по производству мягких игрушек, таких как музыкальные, объемные, сувенирные. Ее основа останется прежней. Во главе стоит руководитель, которые распределяет задачи между отделами. Директора подразделений делегируют функции между сотрудниками. Если при функциональном подходе каждый отдел отвечал только за выполнение каких-либо функций, то теперь они обязаны обеспечивать реализацию проектов.

Производственный процесс обеспечивает изготовление разных игрушек. Каждый вид продукции может изготавливать определенный круг работников. То есть, подразделение делится на 3 цеха:

  • по производству музыкальных игрушек;
  • по изготовлению объемных изделий;
  • по производству сувенирных безделушек.

Важно! При производстве нескольких видов продукции компания не может использовать классическую систему подхода к управлению, так как изготовление разных товаров невозможно в одном отделе.

Достоинства и недостатки

Функциональный подход к управлению компанией и его модификации имеют свои недостатки и достоинства:

№ п.п. Преимущества Недостатки
1 Каждый работник знает свои задачи и оперативно их выполняет Слабая реакция на изменения в компании
2 Нет необходимости проводить переобучение персонала Низкой уровень коммуникации между отделами
3 Легко определить ответственное лицо Персонал ориентирован не на клиента, а на руководителя
4 Присутствует жесткий тоталитарный режим, что помогает контролировать работу на всех уровнях Отсутствие инициативы
5 Рост конкуренции между отделами

Функциональная структура управления подходит компаниям с устоявшейся системой, когда руководитель сам четко знает, каких результатов он хочет добиться.

Альтернативный функциональному подход к управлению: процессный

Альтернативным функциональному подходу управления является процессный режим. Его схема напоминает структуру классического типа руководства, но отличается от нее тем, что каждый отдел ориентирован на конечный результат.

То есть, структурные подразделения по-прежнему выполняют определенные функции, но обязаны следить за осуществлением важных бизнес-процессов. Например, если компании необходимо повысить уровень продаж, за это отвечает не только отдел маркетинга, но и другие группы сотрудников, участвующих в производстве, планировании затрат и других службах.

Такой вид управления считается более оптимальным, так как все работники нацелены получить максимум от затрат труда и ориентированы на клиента.

Оцените качество статьи. Нам важно ваше мнение:

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД — это… Что такое ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД?

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД.

Способ представления языкового материала и формирования речевых навыков и умений на занятиях, при котором содержание высказывания первично и определяет характер представления лексико-грамматического материала. Основной характеристикой такого подхода является использование речевых функций и понятий, с помощью которых осуществляется коммуникация и реализуются речевые интенции обучаемых. В отличие от формального (структурного) подхода, в соответствии с которым изложение лексико-грамматического материала в виде моделей предложения воспроизводит последовательность подачи материала формальных грамматик, при функциональном подходе материал дается в соответствии с коммуникативными функциями (просьба, предложение, несогласие и др.), отражающими коммуникативное намерение говорящего, и в этой связи вводятся языковые структуры, с помощью которых данные функции могут быть реализованы в процессе общения. Большинство коммуникативных учебников для изучающих иностранные языки опираются на идеи функционального подхода к обучению.

Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам). — М.: Издательство ИКАР. Э. Г. Азимов, А. Н. Щукин. 2009.

  • ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ТИПЫ ТЕКСТОВ
  • ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ОТБОРУ И ПОДАЧЕ ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА

Смотреть что такое «ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД» в других словарях:

  • функциональный подход — 3.162 функциональный подход (functional approach): Подход к модели предприятия, позволяющий осуществить представление и модификацию процессов предприятия, их функциональных характеристик, поведения, входных и выходных параметров. Источник …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ОТБОРУ И ПОДАЧЕ ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА — ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ОТБОРУ И ПОДАЧЕ ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА. То же, что принцип функциональности …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • Функциональный подход к анализу системы — [functional ap­proach] в отличие от генетического изучение реального действия, функционирования системы. Основными понятиями такого анализа считаются два: процесс функционирования и закон функционирования. Процесс, или режим, функционирования… …   Экономико-математический словарь

  • функциональный подход к анализу системы — В отличие от генетического изучение реального действия, функционирования системы. Основными понятиями такого анализа считаются два: процесс функционирования и закон функционирования. Процесс, или режим, функционирования показывает изменение… …   Справочник технического переводчика

  • Структурно-функциональный подход — теоретико методологическое направление в социологии, исходящее из приоритета системного видения социальной реальности, установления ее структуры и изучения функциональной связи составляющих эту структуру элементов …   Социология: словарь

  • функциональный орган — Этимология. Происходит от лат. functio исполнение. Автор. А.А.Ухтомский. Категория. Система функциональных взаимоотношений индивида и окружающей среды. Специфика. Складывается прижизненно и основан на определенном динамическом морфологическом… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ПОДХОД В УПРАВЛЕНИИ, ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ — подход, основанный на изучении функций системы, то есть алгоритма поведения системы. Под функциями понимаются свойства системы, приводящие к достижению цели. Применяется при анализе и проектировании систем управления …   Большой экономический словарь

  • СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ — функциональный подход, функционализм один из наиболее развитых и детально (от метатеории до эмпирических исследований) разработанных подходов в социогуманитарном знании 20 в., задающий принципы исследования социокультурных явлений и процессов (на …   Социология: Энциклопедия

  • Диагностический подход в современной социальной работе. — Исторически функциональный подход возник в теории и практике американской социальной работы как альтернатива предшествующему диагностическому подходу. Если диагностический подход у теоретиков ассоциируется с использованием фрейдовской модели… …   Словарь-справочник по социальной работе

  • АНАЛИЗ ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ В СОЦИОЛОГИИ — один из основных методологич. подходов в современном обществоведении; сущность А.ф. состоит в выделении элементов соц. взаимодействия, подлежащих исследованию, и определении их места и роли в нек рой связи, определенность к рой влечет за собой ее …   Российская социологическая энциклопедия

Книги

  • Японский язык для всех. Функциональный подход к ежедневному общению, Сусуму Нагара,Яэко Наканиси,Ацуо Игути,Наоко Тино,Акико Симомура,Хисае Екобаяси,Еити Ямаура,Синъити Хаяси,Нобуко Хаяси,Акира Сайто. Этот учебник является новым уникальным курсом, предназначенным как для преподавания в учебных группах, так и для самостоятельного изучения японского языка. Курс содержит диалоги, обиходные… Подробнее  Купить за 899 грн (только Украина)
  • Жемчужины проектирования алгоритмов. Функциональный подход, Ричард Бёрд. В этой книге Ричард Берд представляет принципиально новый подход к проектированию алгоритмов, а именно проектирование посредством формального вывода. Основное содержание книги разделено на 30… Подробнее  Купить за 399 руб электронная книга
  • Оценка качества перевода. Коммуникативно-функциональный подход. Монография, Сдобников Вадим Витальевич. В монографии рассматривается проблема оценки качества перевода с точки зрения коммуникативно-функционального подхода, противопоставляемого традиционному текстоцентрическому подходу.… Подробнее  Купить за 360 грн (только Украина)
Другие книги по запросу «ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД» >>

определение, сущность и интересные факты

Функциональный подход предлагает рассматривать любой предмет или явление с точки зрения его функций. Он помогает «зреть в корень», не отвлекаясь на несущественные детали и рационально применять имеющиеся ресурсы.

Что такое функция

Существует множество определений понятия «функция». Рассмотрим некоторые из них:

  1. Свойство какой-либо системы, её определяющее и появляющееся раньше аргумента. (Например, дерево гнётся, потому что дует ветер, а не ветер дует, потому что дерево гнётся).
  2. Роль, отводимая различным структурам и процессам для поддержания целостности системы, частью которой они являются.
  3. Внешнее проявление свойств предметов.
  4. Деятельность или обязанность, работа (например, органов организма).
  5. Совокупность операций, с помощью которых осуществляется деятельность. (Ум – это функция (по Канту), то есть он работает через операции познания и действий).
  6. Сопоставление элементов определённого класса, отношение двух величин ( х и у в математике).
  7. «Существование, мыслимое в действии» (Гёте).

Каждое определение функции находит отражение в одном из подходов к одноимённому методу. Поэтому разные науки трактуют определение функционального подхода по-своему.

Функциональный метод в науке

Функциональный подход отличается комплексностью, относительной простотой и понятностью, именно поэтому он применяется в различных дисциплинах:

  • В биологии. С его помощью постороена теория организмического множества. Ещё одним примером может послужить теория высшей нервной деятельности И. П. Павлова и другие теории, описывающие функциональные системы организма.
  • В социологии. Этот подход является одним из основополагающих и тем или иным образом присутствует в каждой концепции. Выделяя элементы социального взаимодействия, которые подвергаются изучению, социологи рассматривают их значения (функции) через призму различных подходов.
  • В кибернетике. Теоретический базис кибернетики – теория автоматов – построен именно на основе функционального подхода. Любое устройство рассматривается как чёрный ящик, о содержимом которого ничего неизвестно, оно раскрывается в процессе изучения задач и функций, которые решает.
  • В языкознании. Функционально-семантический подход в изучении языков предполагает изучение новых слов через понятия (функции).
  • В экономике. На функциональную сущность общественных и экономических процессов указывали К. Маркс и Ф. Энгельс, рассматривая товарные отношения через набор функций.

Главная особенность функционального подхода в различных науках – ориентация на внешние проявления. Не принимается во внимание сущность процесса или явления.

Подход к управлению

Функциональный подход очень распространён в менеджменте. Поэтому имеет смысл остановиться более подробно именно на этом варианте его использования. Он очень удобен в применении, так как почти все предприятия страны имеют чёткую управленческую структуру.

Немного о подходах к управлению

Методология управления предполагает наличие целей, законов, принципов, методов и функций, а также технологий и практики управления. Выделяется более десятка подходов к управлению производством:

  • Административный. Он заключается в регламентации обязанностей и прав, нормативов, затрат и т. п.
  • Воспроизводственный. Ориентирован на удовлетворение запросов потребителей посредством постоянного возобновления производства товаров или услуг с минимальными затратами.
  • Динамический. Рассматривает объект управления через призму ретроспективного и перспективного его анализа
  • Интеграционный. Имеет целью усиление взаимосвязей между элементами системы управления.
  • Количественный. Предполагает переход от качественных к количественным оценкам с помощью инженерных и математических расчётов, оценок экспертов и т. п.
  • Комплексный. Считает необходимым учёт технических, экологических, экономических, социальных, экономических, политических и других аспектов менеджмента.
  • Маркетинговый. Предусматривает ориентацию на запросы потребителя при решении любой задачи.
  • Нормативный. Устанавливает нормативы управления по всем подсистемам.
  • Поведенческий. Направлен на оказании помощи работникам в осознании их возможностей, что повышает эффективность деятельности организации за счёт осознания собственной ценности каждым сотрудником.
  • Процессный. Рассматривает функции менеджмента как процесс управления, в котором все элементы взаимосвязаны.
  • Системный. Предполагает, что любая система управления является совокупностью взаимосвязанных элементов.
  • Ситуационный. Говорит о том, что методы управления могут изменяться в зависимости от ситуации.
  • Функциональный. Сущность функционального метода заключается в подходе к объекту управления как к совокупности работ, которые он выполняет.

Сопоставление функционального и процессного подходов

Такие подходы к управлению, как функциональный и процессный, часто подвергаются сравнению, ведь они подходят к нему с двух противоположных сторон. Первый рассматривает его в статике, через задачи организации, а второй – в динамике, через процессы, в ней происходящие.

Хотя процессный подход многие и считают более качественным, оценка деятельности организации с его помощью очень сложна, как и оценка любого динамического процесса.

Что касается оценки через набор функций, здесь всё намного проще и понятнее, всё можно буквально «разложить по полочкам» и найти такие, осуществление которых крайне необходимо, и те, которыми можно пренебречь. Главное, чтобы их анализ производился на основе целей и задач компании.

Применение в менеджменте

Мы уже отмечали, что функциональный подход к управлению означает представление деятельности организации в виде набора конкретно определённых задач.

Эти функции закрепляются за определёнными подразделениями компании. Для реализации тех или иных задач управления требуется создать отработанный механизм реализации работ, закреплённых за каждым подразделением.

Получается, функциональный подход к системе менеджмента представляет собой делегирование полномочий через задачи, которые обязаны выполнять определённые отделы организации (например, в системе образования это кафедры, институты, факультеты, а в бизнес-компании это отделы по производству, логистике, персоналу и т. д.). Во главе каждого подразделения стоит функциональный руководитель, который и отвечает за работу всего отдела.

Функции могут быть разделены на подфункции, тогда в отделе появляется несколько подразделений, которые занимаются их реализацией. Таким образом, организация будет представлять собой разветвлённую систему подразделений, выполняющих свои чётко определённые задачи (соответственно, управление реализуется с помощью системно–функционального подхода).

Преимущества

Рассматриваемый подход часто используется в менеджменте благодаря своим немногочисленным, но весомым плюсам.

Достоинствами функционального подхода являются:

  • сохранение принципа единоначалия;
  • понятные условия работы;
  • стабильность и прозрачность.

Недостатки

Функциональный подход часто подвергается критике, ведь он имеет немало недостатков, среди которых:

  • нацеленность подразделений на достижение внутренних целей, а не общей цели компании;
  • нездоровая конкуренция между подразделениями;
  • длительное принятие решений из-за сложной и обширной структуры;
  • плохая приспособляемость к изменениям;
  • малая гибкость и приспособляемость к изменению ситуации.

Это интересно

Напоследок хотелось бы привести примеры неожиданного использования функционального метода и поделиться некоторыми интересными фактами о нём:

  • Функциональный подход в дизайне предполагает использование удобной, а не просто красивой мебели или иных предметов интерьера. Главным девизом современных дизайнеров интерьера становиться такой: «Красота и удобство в одном флаконе».
  • Функциональный подход к воспитанию, напротив, имеет отрицательную оценку, ведь он предполагает формальную работу с воспитанниками: бессистемную погоню за количеством охватываемых направлений, бесконечное назидание и словесное воздействие, пассивный настрой воспитанников и формальное усвоение норм морали и нравственности, отсутствие в их головах связи между поведением и его осознанием.
  • Применение метода в кулинарии означает использование лишь тех продуктов, которые полезны для здоровья и в то же время могут использоваться в самых разных формах. (Первое место по функциональности занимает молоко, ведь его возможно употреблять и в «сыром» виде, и в виде молочных продуктов (сыр, творог, сметана, кефир и т. п.), и готовить из него супы, выпечку и ещё множество блюд).
  • Функциональный подход активно используют некоторые фитнес-тренеры. Они предлагают тренинг только для тех групп мышц, которые пригодятся их клиентам в жизни: перетаскивать тяжёлые сумки, носить на руках ребёнка, мыть полы, перепрыгивать через лужи, подниматься по лестнице и т. п. Тренированное тело быстрее приспосабливается к нагрузкам.

Функциональный подход — это отнюдь не «давно забытое прошлое». Он с успехом используется в современной науке и незримо присутствует в нашей повседневной жизни.

4.4. Функциональный подход

Функция — это целенаправленная деятельность, способ поведе­ния элементов в активной системе. Результаты действия каждого эле­мента в системе суммируются и приводят к целесообразному резуль­тату в целом. Соответствие этому общему результирующему воздей­ствию данного элемента и есть его соответствие системе, целому. По­этому «функцию в системном ее понимании можно определить как такое отношение части к целому, при котором само существование или какой-либо вид проявления части обеспечивает существование или какую-либо форму проявления целого» (Сетров М. И. Основы функциональной теории организации. — Л., 1972. — С. 31).

Как видно, функция характеризует активную, кибернетическую систему. Активная система — система организованной природы (растение, животное, человек, человеко-машинные, технико-технологические объекты и др.), обладающая целесообразно упорядоченной структурой и достигающая в процессе функционирования какой-то цели.

Функциональный подход ориентирует исследователя на выявле­ние особенностей, законов и закономерностей функционирования систем, абстрагируясь от их субстратно-структурной основы. К нача­лу формирования функционального подхода можно отнести исполь­зование метода чисто функционального исследования под термином «черного ящика». «Черный ящик» — это системы, структура и внут­ренние процессы которых неизвестны или очень сложны. Отвлекаясь от содержания «черного ящика», акцентируют внимание на задаче обнаружения функциональных зависимостей между входными и вы­ходными параметрами системы в процессе ввода на вход заранее за­данных воздействий (сигналов).

В наиболее общем виде функциональный подход решает круг задач, который обусловлен совокупностью отношений и связей между изучаемым объектом, как некоторой целостностью, и окружающей средой. Сюда, например, можно отнести:

во-первых, проблемы адаптации и равновесия систем. В биологии здесь решают вопросы приспособления организмов к условиям существования и дальнейшей акклиматизации популяций с изменени­ем наследственности. В социальной адаптации рассматривают взаи­модействие личности или социальной группы с социальной средой, в ходе которого согласовываются требования и ожидания его участни­ков. Наиболее важный компонент социальной адаптации — это согла­сование самооценок и претензий субъекта с его возможностями и с реальностью социальной среды. Адаптация технических объектов связана с созданием адаптивных систем, т.е. систем автоматического управления, которые сохраняют работоспособность в условиях не­предвиденного изменения свойств управляемого объекта, цели управ­ления или условий окружающей среды путем смены алгоритма функ­ционирования или поиска оптимальных состояний;

во-вторых, проблемы передачи информации; проблемы управле­ния; комплекса проблем, решаемых в рамках теории автоматов; задачи построения моделей принятия решений, проблемы оптимизaции функционирования систем и др. (см., например: Кочергин А. Н. Научное познание: формы, методы, подходы. — М., 1991).

В процессе становления функциональный подход установил и выделил ряд принципов на которые он опирается при анализе специ­фики активных систем. К таким концептуальным средствам относят­ся: принцип единства объекта и среды; принцип функциональной замкнутости, включая принцип обратной связи; принцип иерархично­сти систем; принцип целевого управления и др. (см.: Марков Ю. Г, Функциональный подход в современном научном познании. — Новосибирск, 1982).

Функциональный подход, функционализм, функциональный анализ наиболее развиты в самых организованных — социальных системах и подсистемах.

Функциональный подход в социологии — один из основных методологических подходов в современном обществоведении. Его сущность состоит в выделении элементов социального взаимодействия подлежащих исследованию, и определении их места и значения (функции) в некоторой связи, качественная определенность которой делает необходимым ее системное рассмотрение. Функциональный подход ориентирует исследователя на выяснение функций одних об­щественных явлений по отношению к другим в рамках данного об­щества. Так, детально анализируются функции государства, права, искусства, идеологии и т.д., а также базиса и надстройки; экономиче­ских, социальных, политических отношений; социально­-экономических, политических и культурных институтов и т.п. Иссле­дуя эти функциональные отношения, ученые стремятся уяснить соци­альные механизмы и способы их воспроизводства, повторяемости, самоподдержания.

Функциональный подход в техносфере широко развертывается и конкретизируется в теории и методологии научно-технического твор­чества. Его логика и методология хорошо просматриваются в поня­тийном аппарате: техническая функция, функциональный элемент, формулировка функций, функциональное строение технических сис­тем, функциональная структура, потоковая функциональная структу­ра, функциональная модель объекта, закон соответствия между функ­цией и структурой, функциональные критерии технических систем, функциональный анализ, функционально оправданные затраты, функционально-стоимостный анализ, законы и закономерности тех­нических систем и др. (см.: Техническое творчество: теория, методо­логия, практика. Энциклопедический словарь-справочник. — М., 1995).

Функциональный подход к управлению организацией. Достоинства и недостатки функционального подхода. Методология управления бизнес-процессами (bpm).

Функциональное управление

При функциональном (иерархическом) подходе к организации управления перед каждой структурной единицей организации (сотрудник, отдел, управление) закреплен ряд функций, описана область ответственности, сформулированы критерии успешной и неуспешной деятельности. При этом, как правило, горизонтальные связи между структурными единицами слабы, а вертикальные, включая линию «начальник-подчиненный», — сильны. Подчиненный отвечает только за порученные ему функции и, возможно, за деятельность своего подразделения в целом. Функции и результаты работы параллельных структурных единиц его не очень интересуют.

Основными недостатками функционального подхода к управлению организацией, вытекающими из отсутствия нацеленности на конечный результат, признаны высокие накладные расходы, длительные сроки выработки управленческих решений, риск потери клиентов.

Достоинства ФП:

  1. Начальник всегда прав => быстрая реакция на указания выполнение

  2. «Установил и пользуйся» — быстрый запуск организации в работу

  3. «Твори и пробуй» — поощрение креатива

  4. Ясно выраженная ответственность => для продвижения по карьерной лестнице достаточно эмоционального фактора

BPM-управление бизнес-процессами это моделирования, выполнения, управления и оптимизации бизнес-процессов.

Задачи BPM:

  1. Получение знаний по отлаживанию и документированию различных видов организаций

  2. Знание по идентификации и классификации

  3. Установление характеристик качества бизнес процессов

  4. Модифицированию прежнего менеджмента

  5. Создание информационной поддержки для принятия обосновоных решений, в деятельности компании.

  1. Понятие «организации». Виды организаций, их различия Процессный подход к управлению организацией. Понятие бизнес-модели. Особенности процессно-ориентированной организации.

Организация— социально техническое экономическая система, группа людей стремящееся к достижение общих целей

Функционирование – совместная деятельность

Организация состоит:

Неформальная организация— спонтанно возникающая группа людей, достаточно регулярно вступающих во взаимодействие друг с другом.

Формальные:

Формальная организация— организация, обладающая правом юридического лица, цели деятельности которой закреплены в учредительных документах, а функционирование — в нормативных актах, соглашениях и положениях, регламентирующих права и ответственность каждого из участников организации.

Формальные организацииподразделяются на коммерческие и некоммерческие организации.

Коммерческие организации— организации, деятельность которых направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Некоммерческие организации— организации, не имеющие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и не распределяющие полученную прибыль между участниками организации.

.

Процессный подход к управлению

Управление процесс информативного взаимодействия субъекта управления (СУ) и объекта управления (ОУ), побуждающий совершить некоторое действие на достижение целей субъекта

Схема управления:

Деятельность любой организации представляет собой непрерывный процесс, поэтому если рассматривать фирму как систему процессов. Процессный подход является одним из возможных аспектов оптимизации бизнеса. Система, построенная на процессах должны отражать суть изучаемой деятельности и развитие предприятие.

Процессный подход рассматривает управление как не прерывную серию взаимосвязяных управленческих функций:

  • Планирование действий

  • Организация действий

  • Мотивация действий

  • Координация действий

  • Контроль действий

А также дополнительные связующие процессы: коммуникация и принятие решений.

Процессно-ориентировочная организация – это организация которая может обеспечить внутри себя условия непрерывного процесса производиться товаров и услуг, включая обеспечение контроля и качества результатов по этапам процесса, при взаимодействии подразделений и сотрудников.

Условия непрерывности – возможность организации замены оборудования и сотрудников без создания критической ситуации.

Бизнес-модель— компактное упрощённое представление о бизнесе, предназначенное для целостного представления и анализа деятельности всей системы взаимосвязанных бизнес-процессов бизнеса

Особенности процессно-ориентированной организации:

  • Наличие бизнес моделей.

  • Организованная система управления информации

  • Разработка чётко установленного порядка в разработке ведении документации.

  • Организация имеет иерархию уровней управлений

  1. Уровень стратегического управления (принятие решений с перспективой на 3-5 лет)

  2. Уровень управлению эффективности производится (1-1,5 лет)

  3. Операционная деятельность. -Операционное управление (планирование в рамках календарного месяца) -Оперативное управление (текущего месяца)

  4. Управление реального времени (то что сейчас)

  • Дает возможность определить показатели и критерии оценки результативности, управления на каждом этапе управленческой цепочки.

Что дает процессная ориентация:

  • Сокращение времени выполнения процессов за счет регламентации и автоматизации

  • Увеличение качества выпускаемой продукции или оказания услуг

  • Введено управление на основе показателей

  • Гибкость, (готовность к переменам содруников)

Функциональный подход и его применение в редакционно-издательском процессе Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 655.527

Петровичева Л. И., доцент; Богданович Е. Н., ассистент

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД И ЕГО ПРИМЕНЕНИЕ В РЕДАКЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКОМ ПРОЦЕССЕ

Scientific perspective of the function approach use as the methodological base of editingpublishing knowledge is represented in the article. The functional approach allows escheat problems of understanding of the text the reader. From the point of view of the functional approach the text (as a book part) can be considered in system «the book — the reader» to investigate its problem internal struk-rounds taking into account understanding the reader of product, and also achievement of necessary result of reading according to objects in view and problems.

Results of scientific researches of internal structure of the text of the book (certain type) from a position of the functional approach (presented in the form of concrete ways of activity) allow the editor to cope with the purpose set as before it: to define, how product will influence the reader in whole and in details.

Введение. Книговедение давно осознало себя как науку о книге и книжном деле, изучающую закономерности создания, редактирования, развития и функционирования книги в обществе. Система книгоиздательского и редакционно-изда-тельского знания входит в структуру книговедения (является частью системы книговедения).

Понимание того, что теория и практика редактирования является частью книговедения, отражено в более ранних интерпретациях понятия книговедения А. М. Ловягиным, Н. М. Лисовским, М. Н. Куфаевым, В. Н. Ляховым и др.) [1]. Редакци-онно-издательское дело всегда понималось как часть системы книжного дела. Но как справедливо утверждают книговеды, наблюдался разрыв теории и практики редакционно-издательского знания. Оно развивалось преимущественно в практической плоскости, что приводило к неизбежным проблемам редакционно-издательской деятельности. Так, в первой половине XX в. (начиная с 20-х гг.) к редактированию литературы по определенной тематике привлекались специалисты соответствующих областей знаний. Отсутствие у них профессионального опыта редакторской обработки текста создавало значительные трудности, ибо они анализировали не структуру и форму произведения, а только его содержание.

Основная часть. Необходимость формирования и развития теоретических основ редактирования в 60-е гг. XX в. была предложена Н. М. Сикорским, основоположником этого научного направления. В статье «Некоторые вопросы советского книгоиздательства на современном этапе» он не только обратил внимание на значимость разработки проблем теории и практики редактирования, но и указал направление ее развития. Н. М. Сикорский отметил, что теория и практика редактирования — это важная составная часть книговедения [2, с. 15]. По его мнению, изучение проблем теории редактирования с позиции книговедения может помочь практике книгоиздательского дела.

Н. М. Сикорский указал, что в ходе редакторского анализа нельзя не учитывать возможное воздействие произведения на конкретного читателя.

В данном случае речь идет о «многообразных коммуникативных функциях, которые будущая книга выполнит тем успешнее, чем точнее будут поняты читателем не только основная мысль, концепция автора, но и каждое утверждение, определение, оценка, даже мотивы высказывания» [3, с. 180]. Для того чтобы редактор анализировал текст в таком разрезе, ему нужно опираться на соответствующие теоретические разработки. Методологической основой для таких исследований и явился функциональный подход, что показано в работах многих книговедов. Именно применение функционального подхода, заключающегося в исследовании книги с позиции читательского восприятия, позволяет развиваться редакционно-издателъскому знанию на всех уровнях (методологическом, теоретическом, методическом). Только с позиции функционального подхода возможно исследование функций книги во взаимодействии с читателем, изучение читателя, изучение процесса чтения и его результатов.

Значительная роль в формировании методологических установок науки о книге и книжном деле, в том числе и редактирования, принадлежит функциональной школе в книговедении. Ее представители К. Гломбевский, И. Е. Баренбаум, А. И. Барсук, Н. М. Сикорский, Н. П. Лавров, Л. И. Петровичева, К. Мигонь, Г. Н. Швецова-Водка рассматривали функциональный подход как основной во всех отраслях книжного дела [2, 4-12].

Именно функциональный подход во многом определил общий характер развития книговедения как науки во второй половине XX в. Сегодня он трактуется как методология книговедения и объединяющий стержень всей комплексной науки о книге. Теоретическое обоснование функционального подхода как объединяющего начала для частных книговедческих дисциплин было дано в работах ведущих польских и советских книговедов К. Гломбевского, К. Мигоня, Н. М. Сикорского, И. Е. Баренбаума, А. И. Барсука, Л. И. Петровичевой.

И. Е. Баренбаум подчеркнул, что «изучение функций книги, ее типов, читательских интересов составляет сердцевину функционального подхода в книговедении, так же как и требование системности,

рассмотрения книги как определенной системы всех ее внутренних и внешних элементов, в связи с ее содержанием и читательским адресом» [6, с. 127].

Л. И. Петровичева в своих работах показала, что функциональный подход в книговедении заключается в изучении книги с позиции реального, потенциального или предполагаемого читателя и обязательно во взаимодействии с ним.

Функциональный подход «ставит во главу угла изучение целей, задач, условий бытования и функционирования изучаемых объектов и явлений действительности» (И. Е. Баренбаум). Ю. Г. Марков, определяя место рассматриваемого подхода в научном познании, пишет, что он является не столько способом обойти внутреннюю сложность объекта исследования, сколько средством «для выявления существенных сторон этого объекта, его особой природы, истоки которой надлежит искать в сфере отношений объект — среда».

А. И. Барсук в статье «О книговедении как о комплексной науке» четко сформулировал, что «книговедческое изучение литературы отличается функциональной направленностью». И. Е. Баренбаум уточнил, что «функциональный подход определяется функциональной природой самих явлений» [6].

Об этом же написал известный польский книговед К. Гломбевский. Он определил основную исследовательскую цель книговедения как «роль книги в обществе» [4]. «Книгу как явление, — добавляет ученый, — следует анализировать прежде всего с точки зрения ее функциональной оправданности, ее коммуникативности» [4]. «Принимая функции книги как основной закон интерпретации, мы сможем понять суть всех процессов, связанных с изготовлением, распространением и использованием книги» [4]. Ученый обращает внимание на то, что исходя из функциональной концепции науки о книге «при анализе процесса использования книги исследователь выделит в качестве главной проблемы аспекты отношения читателя к читаемому тексту.» [4].

И. Е. Баренбаум отметил, что в книговедении использование функционального подхода обязательно, это обусловлено его «системным характером, сложносоставным объектом и предметом», изучением соотношения «объекта (книга — книжное дело) и среды (читатель, общество), преимущественно со стороны функций, внешнего аспекта, «отвлекаясь от его внутреннего содержания» [6, с. 126].

Функциональное книговедческое изучение направлено прежде всего на выяснение читательского и целевого назначения книги, на соответствие им содержания и оформления издания. Функциональное книговедческое изучение книги требует одновременного знания содержания произведения, особенностей его оформления, знания потребителей этого произведения. Именно функциональный подход позволяет книговедению выполнить свою основную задачу — изучить закономерности развития

коммуникационных процессов в обществе (взаимодействие книги и читателя) [10].

Вместе с тем ученые Н. М. Сикорский, И. Е. Баренбаум, А. Э. Мильчин, Н. П. Лавров, Н. А. Колодяжная и другие уже указали на необходимость применения именно функционального подхода в редакционно-издательском деле как книговедческой методологической основы его развития.

Произведение должно быть ориентировано на конкретного читателя с учетом социально-демографических, социально-психологических и других факторов потребителя книги. Однако в большинстве работ по редактированию основное внимание уделялось разработке вопросов стилистического использования языковых средств. В практике редактирования нашли применение именно лингвистические, литературоведческие, логические методы, привлеченные из некниговедческих дисциплин.

Очевидно, что этого не достаточно для достижения практической цели редакторского анализа, состоящей в том, чтобы усовершенствовать произведение, а затем издание таким образом, чтобы в нем были реализованы и функции книги, и функции чтения. Ученые считают, что в процессе редакцион-но-издательской деятельности необходимо приспособить авторский текст к нуждам читателя.

«Важнейшее слагаемое книги — ее содержание, определяющее ту функцию, которую книга играет в жизни человека и общества. Однако степень общественного воздействие книги в большей степени зависит от читателя, чем от интеллектуальных и материальных свойств издания, поскольку в процессе чтения мы включаем в свое сознание «субстанцию» прочитанного и тем самым воспринимаем содержание книги. Следовательно, книга не может существовать вне читателя» (Л. И. Петровичева). Редакционно-издательское знание призвано содействовать «осуществлению и воплощению динамики взаимоотношений» книги и читателя.

Книговедение исследует книгу как явление, а не события, описываемые в ней. В сферу книговедческих исследований входят процессы, которые определяют структуру, а также реальную (или потенциальную) функцию книги. Следовательно, книговед анализирует не столько экономические и технические процессы подготовки издания, сколько их результаты и адресат книги — читателя. Именно для него, читателя, книги пишут, редактируют, иллюстрируют, издают, рекламируют, фондируют, собирают и т. д. [9, 10].

Неслучайно в последние годы так остро встал вопрос о читателе. Читатель — основной объект книговедения и его новой науки «читателеведе-ния». Читателеведение носит интеграционный характер [9, 10]. Проблема читателя и чтения рассматривалась еще в трудах Н. А. Рубакина, который изучал тип читателя в социальном и

психологическом плане, подчеркивая, что тип читателя определяется совокупностью наиболее легко переживаемых психологических переживаний во время чтения. Продолжила разработку вопросов изучения чтения с точки зрения психолого-педагогических признаков Н. И. Куликова. Ученый выделила три типа чтения: ознакомительное, поисковое, аналитическое. С этих же позиций читатель рассматривается в работах Л. И. Петровичевой, Ю. П. Мелентьевой, И. А. Шом-раковой [8-11, 13] и др. Ученые в основу своей классификации положили следующие социально-психологические показатели: потребность и привычка в чтении, периодичность и круг чтения, требования к книге, мотивы выбора, цели чтения, манера и тип чтения, результативность и эффективность чтения [9, 10].

Заключение. Таким образом, именно функциональный подход позволяет изучать проблемы понимания текста читателем. С точки зрения функционального подхода текст (как часть книги) можно рассматривать в системе «книга — читатель», исследовать проблему его внутренней структуры с учетом понимания читателем произведения, а также достижения необходимого результата чтения в соответствии с поставленными целями и задачами.

Именно результаты научных исследований внутренней структуры текста книги (определенного типа) с позиции функционального подхода (представленные в виде конкретных путей деятельности) позволяют редактору достичь поставленной перед ним цели: определить, как произведение будет воздействовать на читателя в целом и в деталях. Это поможет выяснить, вправе ли рассчитывать издательство (редакци-онно-издательская группа), исходя из авторского замысла и общественного, социально-функционального назначения издания, на общественную ценность произведения, а также выявить его недостатки, резервы усиления достоинств, чтобы помочь автору сделать творение более совершенным [14, с. 145].

Литература

1. Ловягин, А. М. Основы книговедения (популярный очерк) / А. М. Ловягин. — Л.: Культурно-просветительское кооперативное товарищество «Начатки знаний», 1926.

2. Сикорский, Н. М. Некоторые вопросы советского книгоиздательства на современном этапе /

Н. М. Сикорский // Книга: исслед. и материалы. -М.: Книга, 1960. — Сб. 2. — С. 15.

3. Сикорский, Н. М. Теория и практика редактирования: учеб. для вузов по спец. «Журналистика» / Н. М. Сикорский. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Высш. школа, 1980. — 328 с.

4. Гломбевский, К. Функциональная концепция науки о книге / К. Гломбевский // Проблемы общей теории книговедения. — М., 1978. — С. 35.

5. Баренбаум, И. Е. Система «книга — читатель» и некоторые актуальные задачи советского книговедения / И. Е. Баренбаум // Актуальные проблемы книговедения. — М., 1976. — С. 17-27.

6. Баренбаум, И. Е. Функциональный подход и его применение в книговедении / И. Е. Баренбаум // Книга и социальный прогресс. — М.: Наука. — 1986. — С. 122-131.

7. Барсук, А. И. Вопросы общей теории книговедения / А. И. Барсук // Книга: исслед. и материалы. -М.: Книга, 1971. — Сб. 22. — С. 5-41.

8. Петровичева, Л И Советский крестьянин-чтатель / Л. И. Петровичева. — Минск: Беларусь, 1981.

9. Петровичева, Л. И. Основные социально-психологические показатели, формирующие тип читателя / Л. И. Петровичева // Труды Б! ТУ. Сер. IX, Издат. дело и полиграфия. — 2002. -Вып. X. — С. 19-23.

10. Петровичева, Л. И. Книговедение: учебн. пособие: в 2 ч. / Л. И. Петровичева, 3. М. Клецкая. -Минск: БГТУ, 2004. — Ч. 1: Книга; Ч 2: Читатель.

11. Мелентьева, Ю. П. Феномен чтения: поиск сущности // Чтение как стратегия жизни: материалы Междунар. науч.-практ. конф., Москва, 14 дек. 2006 г. / сост. М. А. Ермолаева, Ю. П. Мелентьева, Ю. А. Самарин; отв. ред. Б. В. Ленский. — М., 2006. — С. 7-13.

12. Швецова-Водка, Г. И. Функциональная сущность и свойства книги // Книга: исслед. и материалы. — М.: Книга, 1995. — Сб. 71. — С. 69-96.

13. Шомракова, И. А. Крестьянский читатель 20-х годов / И. А. Шомракова // История русского читателя. — Вып. 2. — Л., 1976. — С. 123.

14. Краткий терминологический словарь-справочник по курсам «Книговедение», «Библиография» / авт.-сост. Л. И. Петровичева, 3. М. Клецкая. — Минск: БГТУ, 2004. — 225 с.

15. Мильчин, А. Э. Редакторский анализ как прогностический процесс. Общее понятие редакторского анализа / А. Э. Мильчин // Книга: исслед. и материалы. — М.: Книга, 1974. — Сб. 34. — С. 24-35.

Поступила 30.12.2008.

Функциональный подход | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Показатель


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Функциональный подход считается второй парадигмой психологии. Эта идея фокусируется на функции психических процессов, которые связаны с сознанием. (Gordon, 1995) Этот подход был разработан Уильямом Джеймсом в 1980 году. Джеймс был первым американским психологом и написал первый общий учебник по психологии.В этом подходе он рассуждал, что ментальный акт сознания должен быть важной биологической функцией (Schacter et al., 2011). Он также отметил, что психологи должны понять эти функции, чтобы они могли обнаружить, как работает психический процесс. Эта идея была альтернативным подходом к структурализму, который был первой парадигмой (Gordon, 1995).

См. Также []

  • Функционализм

Список литературы []

  • Гордон О. (1995).Уильям Джеймс и функционализм. Получено с http://www.psych.utah.edu/gordon/Classes/Psy4905Docs/PsychHistory/Cards/James.html
  • .
  • Шактер, Д. С., Гилберт, Д. Т., и Вегнер, Д. М. (2011). Психология: 2-е издание. Нью-Йорк: стоит.
На этой странице используется лицензионный контент из Википедии Creative Commons (просмотреть авторов).

Границы | Динамический и функциональный подход к памяти человека в мозге: клиническая нейропсихологическая перспектива

Представления памяти

Нейропсихология — это дисциплина на стыке нейробиологии, когнитивной и клинической психологии, изучающая взаимоотношения между разумом и мозгом.Различные концепции способствовали пониманию того, как работает память, путем определения процессов и лежащих в их основе анатомических структур. В то время как когнитивная психология рассматривает когнитивные процессы, разлагая их на модульные подсистемы (Fodor, 1986), исследования в области нейробиологии определили динамические изменения мозга как функциональную поддержку следов памяти (Nader, 2003). Вопрос о том, разделено ли познание (и особенно память) на определенные системы, соответствующие выделенным структурам мозга, или оно представлено различными и множественными процессами в целостной и динамической организации функций мозга, часто обсуждался (Shallice, 1988). .В области клинической нейропсихологии процессы памяти, скорее всего, рассматриваются как результат согласованной деятельности различных подсистем. Эта концепция памяти в нескольких системах, которые различаются структурно и функционально, поощряется наблюдением двойной диссоциации когнитивных расстройств. Например, при такой концепции у одного может быть избирательный дефицит, затрагивающий только конкретную подсистему памяти, в то время как у другого человека может наблюдаться обратная картина. Наблюдение такой двойной диссоциации рассматривалось как аргумент в пользу предположения о независимости различных подсистем памяти (Tulving, 1985).Предыдущие концепции памяти, подобные тем, которые предложили функционалисты (Craik and Lockhart, 1972; Nairne, Pandeirada, 2010), все еще остаются в цикле исследований.

Структурная модель Тулвинга (Tulving, 1972, 1995, 2002), известная в настоящее время как модель SPI (последовательный-параллельный-независимый; для последовательного кодирования, параллельного хранения и независимого поиска; Tulving, 1995), вероятно, является наиболее влиятельной моделью памяти. как в исследовательской, так и в клинической областях. Он описывает память как несколько систем, которые отличаются структурно и функционально.Эпизодическая память позволяет путешествовать из прошлого в будущее и запоминать событие (что) и его контекст (Tulving, 2002). Семантическая память содержит общие факты о мире, а система перцептивного представления (PRS) допускает эффекты прайминга. Первоначально эти различия были основаны на различных типах информации, обрабатываемой разными системами (например: информация с уникальными пространственно-временными контекстами для эпизодической памяти и фактами и концепциями для семантической памяти). Однако позже Тулвинг (2002) подчеркивал уровень сознания (опыт запоминания), связанный с каждой системой памяти: автономное сознание для эпизодической памяти, ноэтическое сознание для семантической памяти и аноэтическое сознание для процедурной памяти.Более того, первоначально различные системы памяти рассматривались как относительно независимые, но в свете более поздних открытий, Tulving (2005) предполагает существование возможных взаимодействий между системами памяти (например, семантическая память и эпизодическая память рассматриваются как высоко интерактивные и взаимодополняющие системы).

Структурное разделение человеческой памяти подверглось сомнению в связи с современными знаниями, которые защищают концепцию уникальной структурированной памяти как параллельных психических процессов, широко распределенных по мозгу.Помимо опровержения существования множественных систем, они также подчеркивают динамическую, конструктивную и адаптивную природу памяти. Напомним, что в соответствии с классической структурной моделью памяти во время консолидации (процесса стабилизации информации в памяти) вновь усвоенная информация является хрупкой и неустойчивой с возможностью нарушения. Однако после завершения консолидации память для информации считается более или менее постоянной, более устойчивой к помехам и с большей вероятностью будет восстановлена ​​позже (Lane et al., 2015). И наоборот, в более динамичной концепции памяти консолидация не приводит к появлению в памяти представлений, которые являются неизменяемыми записями о событии. Вместо этого предполагается, что течение времени и повторяющиеся воспоминания делают ранее консолидированную информацию снова нестабильной и подверженной постоянным модификациям и повторному объединению.

Например, Надел и Москович (1997) предложили теорию памяти (теория множественных следов), которая рассматривает динамическую связь между извлечением и повторным уплотнением.В отличие от классической модели структурной памяти, структура теории множественных следов (МТТ) утверждает, что гиппокамп остается критически вовлеченным в старые эпизодические воспоминания, и что со временем его участие даже увеличивается. Точно так же след памяти (инграмма) будет расширяться с каждой активацией и реактивацией памяти. Таким образом, повторяющаяся совместная активация между разными неокортикальными модулями будет постепенно связывать эти отдельные модули. Создание следов, связанных общими элементами, облегчает извлечение знаний, связанных с общим опытом.Этот механизм появляется либо путем усиления существующих связей, либо путем создания новых узлов или нейронных единиц. Таким образом, взаимодействие между областями мозга и процессами памяти носит временный характер. Следы памяти, таким образом, претерпевают различные преобразования с течением времени: первые могут быть повторно активированы, новые могут быть встроены в систему кодирования и интегрированы в существующую сеть. Такая интеграция может происходить, следуя схемам консолидации в неокортексе (Tse et al., 2007). Информация в конечном итоге может отличаться от исходной и вызвать забывчивость, помехи и другие проблемы (искажения), связанные с восстановлением.Таким образом, реактивация памяти может быть усилена определенным воспроизведением или расширением нейронных следов, но также может привести к нестабильности следа, чтобы позволить реорганизацию и перестройку для включения новой информации (Nadel and Hardt, 2011; Nadel et al., 2012; Moscovitch и др., 2016). Представление о памяти как об изменяющейся организации в форме следов, которые отражают динамическую реальность мозга в клубке других когнитивных функций, хорошо известно в области исследований. Однако такая концепция еще не достигла своих основных результатов в динамическом контексте клинических исследований памяти.

Вопросы типичного клинического исследования памяти

На подготовку клинических психологов большое влияние оказала модель ученый-практик (Baker and Benjamin, 2000). В идеале клиницистов поощряют переводить результаты исследований в клинически значимую информацию, чтобы клиническая практика соответствовала последним данным. Однако в действительности существует разрыв между исследованиями и клинической практикой (Beutler et al., 1995). Это, несомненно, верно при рассмотрении области исследования памяти.В клинической практике преобладает установление связей между дефицитом определенной системы памяти и определенными структурами мозга. Это может быть связано (почти исключительно) с тренировкой структуры / дефицита и с тем фактом, что в клинической области пациенты обычно проходят структурные исследования мозга и редко функциональные динамические исследования (то есть поиск сложной мозговой сети памяти). При проведении нейропсихологической оценки клиницисты сталкиваются со многими реальными переменными.Фактически, динамические модели памяти имеют ограниченное влияние на практику врачей (Nadel et al., 2000; Moscovitch et al., 2005; Barsalou, 2008; Moyal-Sharrock, 2009; Eustache et al., 2016) и на наши знаний нет никаких эмпирических данных о пользе внедрения такой концепции в клиническую практику. С нашей точки зрения, проблема не в том, что практикующие уделяют мало внимания результатам исследований, а отчасти из-за продолжающихся дебатов среди исследователей, защищающих ту или иную концепцию памяти (Moyal-Sharrock, 2009; Nairne and Pandeirada, 2010).Дискуссия действительно важна, но может не иметь прямого отношения к реальной практике, где основной целью клиницистов является улучшение помощи.

Структуралистские модели интересны уровнями описания и значимы для практиков по-разному, например, с моделью SPI нейропсихологическое различие между формами деменции можно увидеть в разделении систем памяти с избирательным сохранением и потерей памяти. навыки (Де Дейн и Д’Хуг, 2003). Однако эти модели теряют свою описательную силу, когда дело доходит до нейрофункционального картирования.Чтобы проиллюстрировать наше утверждение, давайте возьмем в качестве примера концепцию функций кодирования и поиска. Модель SPI определяет получение данных из различных систем как независимое. Другими словами, на кодирование информации на уровне представления не влияет поиск информации на другом уровне и наоборот. С интеллектуальной точки зрения, эта концепция не поддерживается. Действительно, многие исследования в настоящее время поддерживают более интегрированный и высоко интерактивный взгляд на представление памяти в мозге.Поток нейронной информации от подчиненных систем к вышестоящим системам обработки информации (т. Е. Восприятие / кодирование) постоянно прогнозируется влиянием потомков на основе прошлого опыта (т. Е. Восстановления), который сам находится под влиянием качества / количества информации от нижние системы (Friston, 2005; Gagnepain, 2011). Таким образом, применяя строгий структурный анализ памяти, клинические нейропсихологи могут упустить из виду динамическую природу памяти, тем самым пренебрегая также ее адаптивной ролью.

Совершенно очевидно, что в различных областях исследований памяти, таких как нейробиология, когнитивная психология и клиническая нейропсихология, основное внимание исследователей уделяется в основном тому, «как» вещи запоминаются, и менее вероятно, что «почему» конкретная информация с большей вероятностью запомнится. запомнить, чем другой (Nairne, Pandeirada, 2010). Хотя интерес к проблеме «почему» можно увидеть в нескольких областях, таких как память для отличительной информации (Hunt and Worthen, 2006), преобладает структурно-множественный системный подход.

Структурный подход позволяет нам отвечать на такие вопросы, как «Что вы видели по телевизору или Где находится Эйфелева башня?» Большинство тестов памяти, используемых клиническими нейропсихологами, также сосредоточены на воспроизведении информации в ответ на вопрос «Что или где». Например, тест на выборочное напоминание со свободными подсказками (Buschke, 1984), который почти систематически используется в центрах памяти (по крайней мере, во Франции), требует от испытуемого вспомнить 16 ранее представленных слов. Изучая способность человека находить слова (ответ на вопрос «Что?»), Врач может получить информацию о том, «как» та или иная система памяти эффективна или нет.В случае проблем с памятью при кодировании, хранении или извлечении прошлой информации врач может предложить различные вспомогательные средства для конкретного шага в зависимости от характера проблемы (Кодирование? Извлечение…?) Или конкретной системы памяти (Де Дейн и Д’Хуге , 2003).

Однако, как отмечают функционалисты (Nairne and Pandeirada, 2008, 2010), прошлое невозможно пережить снова или, по крайней мере, точно так же. Таким образом, исследование «Как» информация запоминается без рассмотрения «Почему», с нашей точки зрения, является редуцирующим.При оценке памяти клиницисты также должны обращать внимание на то, «почему» информация сохраняется или забывается. События, происходящие в нашей среде, не имеют такого же веса. Некоторые из них более характерны, чем другие. Отличительная природа события также может иметь разную природу (эмоциональную, визуальную, …) и может варьироваться от человека к человеку и даже у одного человека в разные моменты из-за различных факторов (эмоциональные связи, культурные факторы, мотивация …) (Хант и Уортен, 2006).Принимая во внимание этот аспект, клинические нейропсихологи могут лучше понять своих пациентов и предложить более индивидуальный подход. Более того, рассматривая вместе «как» и «почему», такая интегративная перспектива памяти может также способствовать пониманию динамической природы «где» в мозгу что-то происходит.

Призыв к более динамичному, функциональному и интегративному подходу к памяти в клинической практике

В настоящей работе объясняется, почему полагаться исключительно на определенную концепцию памяти (т.е., структурный) может классифицировать клинических нейропсихологов при уходе за пациентами. Извлекая клинически значимую информацию в различных концепциях памяти, мы также поощряем практикующих врачей применять более динамичный и интегративный подход, который мог бы быть более клинически значимым.

Нейробиологические модели помещают память в динамическую реальность мозга в клубок когнитивных функций, участвующих в конкретной задаче. Предполагается, что взаимодействие между областями мозга и процессами памяти осуществляется в соответствии с поведением и окружающей средой и, таким образом, может изменяться (Nadel et al., 2000; Москович и др., 2005, 2016). С этой точки зрения, забывание происходит не только из-за недостатка (или доступа) к системе памяти в мозгу. Это явление также можно объяснить с точки зрения дефолта или ошибок активации трассировки, которые могут быть следствием широкого спектра факторов (личных, эмоциональных, социальных…). Однако эта концепция практически отсутствует в клинической практике. При оценке памяти слишком редко учитывается динамический характер организации и реорганизации памяти (которая может быть адаптивной реакцией).Более того, различные инструменты, такие как широко используемый тест выборочного напоминания Free и Cued (Buschke, 1984), не предназначены для учета естественной динамической природы памяти в контексте реального нарушения памяти. «Почему пациент, страдающий болезнью Альцгеймера, все еще помнит это конкретное слово, человека, задачу… недели спустя?» «Почему такое воссоздание или искажение памяти?» «Почему профиль его или ее памяти отличается от профиля другого пациента с тем же заболеванием?»

Хотя учет количества вспоминаемых слов в данном тесте важен, полагаться только на этот индикатор слишком мало для функций памяти «Как».В самом деле, «как» и «почему» информация кодируется или извлекается, оба должны рассматриваться вместе, если мы стремимся рассмотреть уникальность нашего пациента. Более того, признавая, что определенные области мозга особенно вовлечены в память, необходимо также помнить о динамической природе того, «где» это происходит в мозге.

Преимущество динамической концепции памяти можно увидеть в других областях психологии (таких как поведенческая терапия, когнитивно-поведенческая терапия, психодинамическая психотерапия и терапия, ориентированная на эмоции), где такая концепция является центральным элементом в обеспечении терапевтических изменений.Точнее, утверждается, что реактивация старых воспоминаний для включения новых эмоциональных переживаний посредством процесса реконсолидации имеет важное значение в процессе терапевтических изменений (Lane et al., 2015). Аналогичным образом, в области клинической нейропсихологии взаимодействие эмоций с памятью является важным фактором наряду с другими переменными, например, некоторыми из них: социальными, культурными и, конечно же, типом патологии (органические и / или психологические нарушения).

Как указывалось ранее, насколько нам известно, в настоящее время нет эмпирических данных о преимуществах внедрения концепций динамической и интегративной памяти в клиническую практику.Что касается оценки памяти, мы полагаем, что такая концепция может в дополнение к количественным данным, которые представляют собой «как запоминать» (количество отозванных элементов, количество ошибок…), также может способствовать рассмотрению ценной качественной информации, такой как тип помехи, характер искажений, конфабуляция, мотивация, беспокойство во время тестирования и т. д. Действительно, более динамичная концепция памяти, в которой также проявляется интерес к вопросу «Почему запоминание», может иметь то преимущество, что нейропсихологи получают более персонализированную интерпретацию профиля памяти, выходящую за рамки типичного различия между нормальным и патологическим на основе результатов тестов.Этот более точный анализ профиля памяти возможен, потому что память в динамической концепции воспринимается не как достоверные записи прошлого, а как нечто гибкое, контекстно связанное и подверженное модификациям, вызванным личным опытом, включая сам контекст нейропсихологической оценки. Однако для использования возможностей, предлагаемых такой концепцией памяти, необходимо создать новые тесты памяти. Существующие инструменты, такие как широко используемый тест выборочного напоминания Free и Cued (Buschke, 1984), не предназначены для учета естественной динамической природы памяти.Интересный вариант заключается в создании тестов памяти с элементами, созданными самими пациентами на основе их личного опыта (Noel et al., 2014).

Целью нейропсихологической оценки является не только описание когнитивных и поведенческих эффектов повреждения мозга (например, выявление проблем с памятью после нарушения гиппокампа). Он также помогает понять функциональные последствия того или иного повреждения головного мозга (забвение лекарств, имя внуков…) и обеспечить возможное исправление (например, тренировку по извлечению с интервалом).С нашей точки зрения, принятие более динамичной концепции памяти также представляет интерес с точки зрения реабилитации. В качестве конкретного примера рассмотрим случай пациента, у которого проблемы с памятью из-за травм головного мозга. В отличие от мультисистемных моделей, динамические и интегративные концепции постулируют существование интегрированной структуры памяти, к которой можно получить доступ различными способами. Таким образом, было бы интересно предложить метакогнитивное обучение или другие методы, которые могли бы помочь пациенту найти наиболее эффективный способ входа в интегрированную структуру памяти или задействования ее.Более того, рассматривая память как адаптивную функцию, которая может обновляться в свете нового опыта или изменений, мы считаем, что можно было бы эффективно работать над осознанием дефицита. Действительно, как и в процессе изменения различных психотерапевтических методов, клинический нейропсихолог может заставить пациента интегрировать информацию о его / ее фактическом состоянии через процесс реактивации старых воспоминаний, чтобы включить новую информацию через процесс реконсолидации (Lane et al. , 2015).

Современная тенденция в клинической нейропсихологии состоит в том, чтобы способствовать более тесному взаимодействию между клиническим нейропсихологом и пациентом с целью выяснения аспектов психологической жизни пациента, не охватываемых стандартными методами.Как указывалось выше, динамическая, функциональная и интегративная концепция могла бы хорошо вписаться в этот зарождающийся совместный подход.

Заключение

Репрезентация памяти в мозгу остается нерешенной проблемой, вызывающей давние фундаментальные споры между исследователями. Обсуждение теорий имеет большое значение и является оплотом против догматизма. В области исследований знания о памяти очень динамичны и продолжают развиваться. Текущие средства, имеющиеся в нашем распоряжении для исследования памяти (такие как техника нейровизуализации), также существенно изменили и изменили традиционную структурную концепцию памяти.Появились более интегративные и динамические концепции памяти, которые оживили дискуссию о репрезентации памяти в мозге. Что касается клинической нейропсихологии, то в настоящее время структурный подход к памяти остается доминирующим. Хотя этот подход доказал свою эффективность, в частности, при диагностике заболеваний (таких как болезнь Альцгеймера), тем не менее, он имеет различные ограничения, как указывалось ранее. Представление о памяти как об изменяющейся организации в форме следов, которая отражает динамическую реальность мозга в клубке других когнитивных функций, хорошо известно в области исследований.Хотя такая концепция еще не достигла вехи в динамическом контексте клинического исследования памяти, в настоящей перспективной статье мы выдвигаем ее потенциальную клиническую пользу. Поэтому мы призываем исследователей и клиницистов проверить в области клинической нейропсихологии полезность и объяснительную силу более динамичного и функционального представления памяти в мозге, чтобы более объективно продемонстрировать ее достоверность вне цикла исследований.

Авторские взносы

Ю.Г .: написание статьи и проработка идей.MH: Разработка идеи и проверка всей рукописи. ФК: Разработка идеи и проверка всей рукописи. VQ: Координатор рукописи и проработки идей.

Финансирование

Сборы за

статей были поддержаны программой Bonus Qualité Recherche (BQR) Университета Пикардии Жюля Верна.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Бейтлер, Л. Е., Уильямс, Р. Е., Уэйкфилд, П. Дж., И Энтвистл, С. Р. (1995). Соединяя перспективы ученых и практиков в клинической психологии. Am. Psychol. 50, 984. DOI: 10.1037 / 0003-066x.50.12.984

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крейк, Ф. И. М., и Локхарт, Р. С. (1972). Уровни обработки: основа для исследования памяти. J. Вербальное обучение вербальному поведению. 11, 671–684.DOI: 10.1016 / S0022-5371 (72) 80001-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Де Дейн, П. П., и Д’Хуг, Р. (2003). Память: основные понятия, расстройства и лечение. Лёвен: Акко (Лёвен).

Google Scholar

Юсташ Ф., Виард А. и Дегранж Б. (2016). Модель MNESIS: системы и процессы памяти, идентичность и мышление будущего. Neuropsychologia 87, 96–109. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2016.05.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гагнепайн, П.(2011). Vers une refinition des systèmes de mémoire fondée sur la connectivité cérébrale. Rev. Neuropsychol. 3, 112–119. DOI: 10.3917 / rne.032.0112

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хант Р. Р. и Уортен Дж. Б. (2006). Самобытность и память. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford Universitary Press. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780195169669.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лейн, Р. Д., Райан, Л., Надел, Л., и Гринберг, Л.(2015). Реконсолидация памяти, эмоциональное возбуждение и процесс изменений в психотерапии: новые идеи науки о мозге. Behav. Brain Sci. 38: e1. DOI: 10.1017 / S0140525X14000041

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Москович, М., Кабеза, Р., Винокур, Г., и Надель, Л. (2016). Эпизодическая память и не только: трансформация гиппокампа и неокортекса. Annu. Rev. Psychol. 67, 105–134. DOI: 10.1146 / annurev-psycho-113011-143733

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Москович, М., Розенбаум, Р.С., Гилбоа, А., Аддис, Д.Р., Вестмакотт, Р., Грейди, К. и др. (2005). Функциональная нейроанатомия удаленной эпизодической, семантической и пространственной памяти: единый учет, основанный на теории множественных следов. J. Anat. 207, 35–66. DOI: 10.1111 / j.1469-7580.2005.00421.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мойал-Шаррок, Д. (2009). Витгенштейн и дебаты о памяти. New Ideas Psychol. 27, 213–227. DOI: 10.1016 / j.newideapsych.2008.04.015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Надель, Л., Хупбах, А., Гомес, Р., и Ньюман-Смит, К. (2012). Формирование, закрепление и трансформация памяти. Neurosci. Biobehav. Ред. 36, 1640–1645. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2012.03.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Надель, Л., и Москович, М. (1997). Консолидация памяти, ретроградная амнезия и гиппокампальный комплекс. Curr. Opin. Neurobiol. 7, 217–227. DOI: 10.1016 / S0959-4388 (97) 80010-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Надел Л., Самсонович А., Райан Л. и Москович М. (2000). Теория множественных следов человеческой памяти: результаты вычислений, нейровизуализации и нейропсихологии. Гиппокамп 10, 352–368. DOI: 10.1002 / 1098-1063 (2000) 10: 4 <352 :: AID-HIPO2> 3.0.CO; 2-D

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нэрн, Дж. С., и Пандейрада, Дж.Н. С. (2010). Адаптивная память: критерий природы и функционалистская повестка дня. Am. J. Psychol. 123, 381–390. DOI: 10.5406 / amerjpsyc.123.4.0381

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ноэль, М., Думес, К., Речер, К., Луят, М., и Дюжарден, С. (2014). Оценка вербальной эпизодической памяти с помощью нового теста памяти с заданиями по собственной инициативе (тест MAI). Гериатр. Psychol. Neuropsychiatr. Vieil. 12, 440–447. DOI: 10.1684 / pnv.2014.0503

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шаллис, Т.(1988). От нейропсихологии к психической структуре. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO9780511526817

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цзе Д., Лэнгстон Р. Ф., Какеяма М., Бетус И., Спунер П. А., Вуд Е. Р. и др. (2007). Схемы и консолидация памяти. Science 316, 76–82. DOI: 10.1126 / science.1135935

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тулвинг, Э. (1972). «Эпизодическая и семантическая память», в Организация и память , ред.Талвинг и У. Дональдсон (Нью-Йорк: Academic Press), 382–402.

Google Scholar

Тулвинг, Э. (1995). «Организация памяти: Quo vadis?» В The Cognitive Neurosciences , ed. М. С. Газзанига (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 839–853.

Google Scholar

Тулвинг, Э. (2002). Эпизодическая память: от ума к мозгу. Annu. Rev. Psychol. 53, 1–25. DOI: 10.1146 / annurev.psych.53.100901.135114

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тульвинг, Э.(2005). «Эпизодическая память и автоноэз: уникально человеческие?» В Недостающее звено в познании: истоки самосознания, , ред. Х. С. Террас и Дж. Меткалф (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета).

Google Scholar

границ | Функциональный подход к анализу движений и выявлению ошибок в спорте и физической культуре

Подготовка к работе: ошибки производительности и функциональная структура

Когда дело доходит до выявления ошибок в спорте и физическом воспитании, со стороны учителя или тренера требуется хорошо обоснованное представление о том, какое выступление считается ошибкой, а какое — нет.Таким образом, возникает вопрос, как можно подкрепить эту идею. В связи с этим представляется полезным различать, в первую очередь, ошибки в принятии решений от ошибок, связанных с движением как средством претворения решения в жизнь. Неудача может быть результатом обоих, потому что хорошее осознание плохого решения в такой же степени бесполезно, как и плохое осознание хорошего решения. Далее будут рассмотрены только ошибки производительности второго типа, а это означает, что преследуемая точка зрения будет меньше укореняться в психологии принятия решений, а больше в научно-исследовательских рамках двигательного контроля и обучения.Следовательно, для рассматриваемого вопроса объем может быть сужен таким образом, чтобы независимо от качества принятия решений со стороны учителя или тренера требовалось обоснованное представление о том, какая двигательная активность считается определяющей. погрешность и каких моторных характеристик нет.

Как должно стать очевидным из следующего текста, функциональный подход к анализу движений представляет собой ценный инструмент для практиков, которые сталкиваются именно с этой проблемой идентификации ошибок.Соответствующие обсуждения основаны на десятилетиях работы в области немецкой спортивной науки, проведенной третьим автором. Однако в данной статье функциональный подход впервые представлен международной аудитории. Кроме того, подход будет обогащен связями, установленными между исходной точкой анализа движущихся задач и механизмами, лежащими в основе генерации движений на уровне моторного контроля. Следовательно, с точки зрения моторного контроля, этот документ также следует понимать как вклад в установление связи психологических структур внутреннего контроля с достижением целей в физическом, внешнем мире.

При выявлении ошибок в работе двигателя, к сожалению, лишь в редких случаях эта задача оказывается тривиальной. Выявить ошибку легко, если, например, нарушаются четко определенные правила, например, в прыжках в длину на легкой атлетике, линия фола на конце доски пересекает прыгун или, в теннисе, это происходит при подаче. не попал в сервисную коробку. Однако даже в тех случаях, когда ошибки легко обнаруживаются, от тренера ожидается обратная связь, которая не имеет прямого отношения к этим ошибкам, потому что советы в форме «ударить по доске» или «ударить по ящику» явно не помогают.Вместо этого задача тренера — определить основную причину ошибки. Эту причину редко можно найти за пределами сферы влияния спортсмена, как, например, непредсказуемый шквал при полетах на лыжах или «невозможный» рывок соперника в пляжном волейболе. Однако в подавляющем большинстве случаев ошибка вызвана самим спортсменом. Следовательно, тренер должен искать причины, по которым конкретное действие было пропущено, например, не ударяя по доске или ящику для подачи.Такие связанные со спортсменом причины могут быть найдены в неоптимальном выполнении, например, последних шагов перед прыжком или в недостаточной высоте подбрасывания мяча для подачи.

Следовательно, даже в этих тривиальных примерах необходимо идентифицировать ошибки выполнения в отношении двигательной активности спортсмена. Само собой разумеется, то же самое верно, если правила не нарушены, но результирующая производительность не приводит к желаемому результату, что означает, что прыжок был допустимым, но недостаточно длинным для достижения лучшего ранга или что подача попала в цель. ящик для обслуживания, но может быть легко возвращен противником.Если в этих случаях неудовлетворительный результат не может быть отнесен на счет текущих ограничений в физическом или координационном отношении, полученное выступление должно быть засчитано как недостижение и, следовательно, как ошибка, допущенная самим спортсменом. Следовательно, тренер снова отвечает за поиск первопричины ошибки.

Обычно ошибку можно определить как отклонение от определенной цели. Таким образом, учителю или тренеру необходимо получить доступ к двум видам показателей: фактическому значению, определяемому движениями, поскольку они фактически выполняются спортсменом, и желаемому значению, определяемому как соответствующие движения, как они оптимально выглядят.Здесь следует подчеркнуть, что значения и часто нелегко собрать. В этом отношении анализ фактических результатов сам по себе может быть сложной задачей, особенно в спорте, где движения выполняются с высокой скоростью, как в фехтовании или прыжках с трамплина. В тех случаях, когда тренер полагается исключительно на собственное восприятие, тренеру может быть полезно неоднократно сосредотачиваться на важнейших аспектах движения спортсмена, что может поддерживаться выбором оптимального угла наблюдения или предварительным определением восприятия. -Улучшение стратегии взгляда.Кроме того, тренер может применить видеотехнологию или, если возможно, рассчитывать на более сложные измерения, полученные на основе биомеханического анализа. Однако, поскольку в этой статье основное внимание уделяется концептуальному пониманию ошибок движения, а не их диагностике на техническом уровне, мы хотим на данный момент предположить, что доступ к фактическому значению перемещения не является проблемой. Тогда общая проблема идентификации ошибок сводится к наличию желаемого значения.

Что касается определения желаемых ценностей, в спортивной практике можно использовать два подхода.Первый подход основан на показателях спортсменов высокого уровня и, следовательно, на идее о том, что максимальная производительность обязательно сопровождается высочайшим уровнем знаний, связанных с движением. Следовательно, в учебниках по спортивной дидактике приемы часто иллюстрируются серией фотографий, сделанных международным чемпионом, чтобы дать читателю представление о том, как в идеале должно выполняться соответствующее движение.

Однако этот подход заражен рядом проблем.Во-первых, даже в спорте высшего уровня элитные спортсмены значительно различаются в деталях своих движений. На экспертном уровне эти индивидуальные особенности обычно называют «личным стилем». На этом этапе для рассматриваемой темы возникает вопрос о том, как отличить друг от друга особенности, связанные со стилем, и признаки, не связанные со стилем, если описание выполняемых движений, как предполагалось выше, является единственной основой для определения. желаемого значения. Во-вторых, имеет смысл предположить, что особенности стиля связаны в основном с различиями спортсменов в их физическом или физиологическом состоянии.Следовательно, в баскетболе, например, для спортсменов с разным ростом, массой или силой мышц ног следует ожидать, что желаемые значения для прыжка в перерыв также будут отличаться. По-видимому, эта проблема еще больше усугубляется, если сравнивать друг с другом спортсменов разного уровня подготовки, например, взрослого, высокого, хорошо подготовленного спортсмена высшего уровня, изображенного в серии картинок из учебника, с молодым, маленьким и слабым школьником, которому необходимо Совет учителя по изучению баскетбольного простоя.В тех случаях — которые абсолютно типичны для физического воспитания, а также для спортивной практики ниже верхнего порога — кажется сомнительным, следует ли вообще рассматривать простые иллюстрации и описания выступлений элитных спортсменов как полезные.

Второй подход, который, на наш взгляд, является лучшим подходом к выявлению ошибок движения, можно назвать «функциональным», поскольку желаемые значения основаны не на движениях экспертов, а на функциях, которые выполняются движением или определенными части движения.Таким образом, этот подход направлен на более глубокое понимание задачи, с которой сталкивается спортсмен, пытаясь найти ответы на вопрос, для чего полезна определенная характеристика движения. Эта цель, в свою очередь, подразумевает переориентацию от выполняемых движений к фокусировке на индивидуальных целях, к достижению которых исполнитель стремится посредством соответствующих движений. Следовательно, с функциональной точки зрения движения можно рассматривать как более или менее функциональные в отношении достижения желаемых целей.По этой причине определяющую черту функционального подхода можно найти в императиве связать характеристики движения с целями. Следовательно, описание характеристики движения обычно комбинируется с придаточным предложением, начинающимся со слов «для того, чтобы», которое дает получателю объяснение, по какой причине соответствующий аспект движения особенно полезен.

Как показано в таблице 1 на нескольких примерах из легкой атлетики, биомеханическая перспектива имеет особое эвристическое значение, когда дело доходит до функционального обоснования характеристик движения.Похоже, что это так, поскольку движения обычно отмечены позиционными изменениями физических тел в пространстве с течением времени. В этой связи функциональные обоснования могут относиться к оптимизации траектории ускорения, передаче энергии между частями тела, использованию принципа действие-противодействие, а также к ряду других.

Таблица 1. Биомеханически обоснованные характеристики спортивных движений .

Однако обратите внимание, что функциональный подход к спецификации желаемых значений не ограничивается обоснованиями, полученными с биомеханической точки зрения.Вместо этого, как показано в Таблице 2, с помощью ряда примеров из разных видов спорта, разумные функциональные объяснения также могут быть получены с анатомической, физиологической, координационной, перцептивной, ментальной или тактической точек зрения на выполняемое движение, и то же самое может быть верным для другие области, которые явно не рассматриваются в Таблице 2. Причина такого рода функциональных обоснований может быть найдена в том факте, что, хотя движения, в конце концов, определяются биомеханическими показателями, эти движения реализуются с помощью систем тела посредством человек-исполнитель, который должен контролировать действия на основе перцептивно-моторных способностей и психологических компетенций.Таким образом, может оказаться, что биомеханические ограничения «перезаписываются» небиомеханическими эффектами, которые оказываются более решающими для достижения оптимальных моторных характеристик.

Таблица 2. Небиомеханически обоснованные характеристики спортивных движений .

Примеры, перечисленные в таблице 2, также полезны для объяснения еще двух особенностей функционального подхода к анализу движения. Во-первых, пример силовой тренировки показывает, что ключевые функции не обязательно ограничиваются эффектами, которые возникают сразу же в результате выполнения движения, но могут также относиться к последствиям в далеком будущем.Во-вторых, как показано на примере прыжков с трамплина, предполагаемые эффекты движения не обязательно относятся к эффектам, которые достигаются посредством движения, но могут также относиться к самому движению. Такая связность цели действия с движением особенно заметна в видах спорта, которые оцениваются судьями. Помимо трамплина и хай-дайвинга, типичные примеры такого совпадения можно найти в гимнастике, фигурном катании, синхронном плавании, выездке или соревновательных танцах.Соответственно, в гимнастике, например, вытянутые стопы не являются функциональными по отношению к успешному выполнению передней шкалы, основная причина растяжения стоп, скорее, связана с тем фактом, что выполнение этого критерия является предпосылкой для достижения высоких оценок. . Следовательно, те аспекты движения, которые связаны с оценкой движений, также должны быть приняты как «для» обоснования, чтобы охватить весь мир спорта функциональным подходом к анализу движений.

Анализ функционального движения: ограничения, под-действия, модальности и функциональные назначения

Подход к функциональному анализу движений восходит к Ульриху Гёнеру, который первоначально опубликовал эту концепцию в 1970-х годах (Göhner, 1974, 1979) и усовершенствовал ее в последующие десятилетия (Göhner, 1992). В его нынешней форме подход лучше всего обозначается как «функциональный анализ движений, ориентированный на действие», потому что не само движение, а действующий спортсмен является отправной точкой для анализа (Göhner, 2013).Следовательно, движения понимаются как решение задач, которые ставятся перед спортсменом.

Вкратце, функциональный анализ движения можно разбить на четыре этапа: (а) рассмотрение ограничений, которые влияют на выполняемую задачу движения, (б) определение под-действий, лежащих в основе наблюдаемого движения, (в) определение, если необходимо, этих под-действий путем определения модальностей для оптимального выполнения соответствующей части движения и (d) приписывание функциональных назначений под-действиям и модальностям, чтобы выполнить полное функциональное понимание движения.Далее эти шаги будут рассмотрены более подробно.

Ограничения

Если движения понимаются в первую очередь как средство решения двигательных задач, то первый логический шаг функционального анализа относится к сбору знаний обо всех характеристиках, которые в значительной степени определяют задачу. Как показано на Рисунке 1, эти характеристики могут быть присвоены ограничениям, касающимся целей и правил движения, а также относительно специфики окружающей среды, перемещаемого объекта, поддерживающих устройств или самого спортсмена.

Цели необходимо учитывать, потому что задачи движения могут быть определены исключительно как задачи для того, кто намеревается достичь определенной цели, связанной с движением. Таким образом, если цель лыжника заключалась в максимальном контроле над лыжами, следует ожидать совершенно другого движения, чем у лыжника, который просто любит познавать природу и, таким образом, стремится к минимуму усилий. В первом случае функциональна ярко выраженная окантовка лыжников, во втором случае из-за повышенного усилия выполнение столь ярко выраженного движения нефункционально.Общие цели в спорте относятся к минимизации времени (например, лыжный слалом), максимизации дистанции (например, толкание ядра), оптимизации ударов (например, фехтование), минимизации ошибок (например, гимнастика) и максимизации сложности (например, фигурное катание). Помимо этих целей, сосредоточенных на сравнении результатов между спортсменами или командами, другие общие цели в спорте связаны с достижениями, такими как выполнение сложных навыков (например, акробатика), поддержание сложных состояний (например, серфинг) или выполнение задач, связанных с моторикой ( е.г., пеший туризм). Наконец, цели также могут быть довольно неспецифичными для конкретной ситуации, как в случае с целями, касающимися фитнеса, здоровья, благополучия или поддержания связи.

• В большинстве случаев правила официально определены соответствующей международной ассоциацией. Однако следует иметь в виду, что, по крайней мере, в неформальной, неофициальной обстановке правила могут быть согласованы, поскольку это, например, довольно распространенное явление при игнорировании официальных мер поля или правила «вне игры» в игре детей в футбол.Кроме того, правила могут быть изменены не только в неформальной обстановке, но и официально, поскольку это стало правдой для техники сальто в прыжках в длину на легкой атлетике, которая была соблюдена до тех пор, пока не была явно запрещена комиссией по правилам. Таким образом, выполнение сальто через фазу полета прыжка в длину может, с биомеханической точки зрения, быть лучшим решением задачи по максимальному увеличению перпендикулярного расстояния от стартовой доски до ближайшего перерыва в зоне приземления, как только эта техника была запрещена, решение больше не работало.

• Специфика среды особенно важен при занятиях спортом на открытом воздухе. Например, во многих водных видах спорта время, необходимое для преодоления заранее определенной дистанции, должно быть минимизировано. Следовательно, вода как специфическая спортивная среда для выполнения задачи является предпосылкой для плавания, гребли на каноэ, гребли и т. Д .; однако из-за повышенного сопротивления воды по сравнению с воздухом среда также служит особым ограничением, поскольку колебания скорости наказываются гораздо сильнее.Сопоставимые особенности можно найти в других видах спорта на открытом воздухе, которые проводятся на снегу (например, скоростной спуск), на льду (например, бобслей), в воздухе (например, прыжки с парашютом) или в других конкретных условиях (например, в парках). Кроме того, в ряде видов спорта возрастающие потребности и непредсказуемо меняющиеся условия (например, рафтинг) являются основным стимулом для спортсмена, в то время как в других видах спорта воздействие окружающей среды сводится к минимуму, как это справедливо для стандартизированных видов спорта в закрытых помещениях, таких как гимнастика. , плавание, гандбол или дзюдо.

• Особенности объекта , довольно тривиально, имеют решающее значение, когда объекты задействованы в двигательной задаче. В этом отношении, например, при метании диска, из-за особого качества полета диска, важно освободить диск с определенным вращением и под определенным углом по отношению к горизонтальной плоскости. В свою очередь, физические характеристики объекта определяют, может ли конкретное движение претендовать на функциональность или нет. Совершенно очевидно, что то же самое верно для мячей, дротиков, дисков для фрисби и, в двух словах, боеприпасов для пневматических винтовок, для всех видов спорта, в которых объект должен быть перемещен как можно дальше, или как можно точнее, или как можно ближе к заранее определенной цели. или кривая полета, насколько это возможно.Менее очевидно, что это также может быть противник, которого нужно переместить, как это бывает в борьбе, в перетягивании каната или в боксе, когда он стремится к нокауту. Еще менее очевидно, что очень часто объект совпадает с вызывающим движение субъектом, то есть с самим спортсменом.

• Во многих видах спорта спортсмена поддерживают специальные устройства , которые необходимы для успешного выполнения решаемой задачи. Следовательно, в лыжном спорте, автомобильных гонках или теннисе, например, общая результативность определяется не только самим спортсменом, но и вспомогательным материалом, а также степенью способности спортсмена адаптировать свои движения к определенная специфика лыж, автомобиля или ракетки.В таких случаях при определении функционально оптимальных решений задач также необходимо учитывать специфику поддерживающих устройств.

• Наконец, движения функционально ограничены атрибутами самого спортсмена . В связи с этим, например, рост спортсмена, его или ее координационные способности, особенности силы мышц ног, а также другие факторы, связанные со спортсменом, могут привести к различным оптимальным двигательным решениям поставленной задачи.Кроме того, функциональный анализ должен также учитывать, должно ли движение выполняться с товарищем по команде (например, синхронный прыжок на батуте или бальные танцы), против соперника (например, настольный теннис или борьба) или без какого-либо взаимодействия с другими людьми (например, , катание на горных велосипедах или ходьба).

Рис. 1. Ограничения, влияющие на определение желаемой ценности спортивной техники .

Поддействие

После более глубокого понимания поставленной задачи с учетом роли ограничений на втором этапе функционального анализа будут рассмотрены решения задач, которые обычно выполняются в спортивной практике.На этом этапе, в связи с тем, что функции определяются определенными целями, которые должны быть достигнуты посредством движений, спортсмен не только вступает в игру как ограничение, как объяснено выше; Спортсмен скорее рассматривается как актер, стремящийся к желаемому результату. По этой причине второй этап функционального анализа связан с вопросом о том, какие вспомогательные действия выполняются спортсменами для достижения поставленной общей цели.

Во-первых, общая цель действий должна быть определена на уровне среднего размера зерна.Это означает, что нецелесообразно искать цели на большом или высоком уровне «победа в матче» или «поддержание здоровья», а также нет смысла искать цели на малом или низком уровне «поднять правую ногу». для следующего шага »или« сгибая руки, чтобы подготовиться к пасу снизу ». Цель высокого уровня недостаточно конкретна, чтобы быть связанной с определенными движениями, в то время как для низкого уровня цель не связана с действием, которое может стоять отдельно как значимая единица. Вместо этого основные цели должны относиться, с одной стороны, к конкретным частям наблюдаемого моторного поведения, которые, с другой стороны, все еще имеют смысл, если рассматривать их изолированно.На языке спортивной практики этим критериям обычно соответствуют части, которые называются «техниками». Примерами действий в таком понимании могут быть техника скольжения в толкании ядра в легкой атлетике, техника с переворотом в плавании, техника с выпуклым отжимом на длинной руке в художественной гимнастике или техника глубоких спиралей в параплане. Во всех этих случаях методы характеризуются четко определенными начальными состояниями, четко определенными конечными состояниями и четко определенными промежуточными траекториями движения.Кроме того, эти методы сопровождаются значимыми общими целями в приведенных выше примерах: максимизировать дистанцию, минимизировать время, необходимое для изменения направления плавания, выполнить движение опоры в оптимальной форме и потерять высоту полета так быстро, как возможный.

В постоянно выполняемых спортивных задачах может быть немного сложнее определить базовые единицы для функционального анализа; однако в этих видах спорта имеет смысл свести анализ к одному циклу движения, что означает, например, в беге, с момента отрыва правой ступни от земли до момента, когда правая ступня отрывается от земли в следующий раз. или, в лыжном спорте, с момента начала поворота вправо до момента следующего поворота вправо.

Помимо определения общих целей действий, с функциональной точки зрения, также имеет смысл разбить функциональный анализ на подмеры, которые являются подчиненными по отношению к общему действию, но, тем не менее, вносят важный вклад в достижение цели. желаемый результат. Опять же, эти под-действия должны быть связаны с определенными подцелями, чтобы соответствовать функциональной структуре. Однако подцели не обязательно должны быть напрямую связаны с общей целью; вместо этого промежуточная цель также может быть определена в отношении оптимального выполнения другого вспомогательного действия, которое, в свою очередь, непосредственно касается общей цели действия.В спорте эти вспомогательные функции обычно можно найти на подготовительной фазе движения, например, при приближении к прыжку в длину, при замахе назад при ударе в гольф или в подъеме центра масс тела в начале. переднобедренного круга на перекладине в гимнастике. Во всех этих случаях цели вспомогательного под-действия направлены на оптимизацию начального состояния соответствующего основного под-действия, которое, в свою очередь, напрямую связано с общей целью действия.

После определения функционально определенных (основных и вспомогательных) под-действий, второй этап функционального анализа движения приводит к «эскизу действия», то есть к структуре, связанной с техникой, которая охватывает все важные под-действия.На Рисунке 2 такой набросок действий изображен на примере техники прыжка в высоту фосбери-флопа. Рисунок состоит из девяти «моментальных снимков» (1–9) последовательности движений, которые иллюстрируют функционально идентифицируемые под-действия «разгон по прямой» (1–2), «подъезд по кривой» (3–5), «сделать -выкл »(5–6),« восходящий »(7),« зазор штанги »(8) и« приземление »(9).

Рис. 2. Эскиз флоп-флопа Фосбери (рисунки 1–9), иллюстрирующий под-действия «прямой разбег» (1–2), «заход на посадку по кривой» (3–5), «отрыв». (5–6), «подъем» (7), «зазор штанги» (8) и «приземление» (9) .

Модальности

С функциональной точки зрения, это не только имеет решающее значение для оптимальной производительности выполнения действий, но и для более мелкой зернистости, под-действий; Кроме того, очень важно выполнять эти действия и подпрограммы определенным образом. Например, в прыжках в гимнастике разбег должен выполняться с постоянным ускорением, чтобы оптимальная скорость передвижения была достигнута непосредственно перед последним шагом на трамплин, потому что в противном случае энергия, которая может быть вложена в прыжок, будет увеличиваться. потерянный.Другим примером может быть удар в бадминтоне, который требует не только движения руки против волана, которое сопровождается пронацией предплечья для дальнейшего увеличения скорости ракетки; вместо этого пронация предплечья должна выполняться взрывно и в последний возможный момент времени, чтобы избежать увеличения сопротивления воздуха из-за ракетки, обращенной вперед. Наконец, при выполнении сваливания на В-образной линии в параплане, что означает преднамеренное быстрое снижение путем вытягивания определенных линий крыла вниз и, таким образом, деформации его формы, эти стропы не только необходимо отпускать в определенный момент времени; вместо этого их нужно отпускать симметрично и осторожно, чтобы крыло не стреляло вперед и, что еще хуже, несимметрично.

В ориентированном на действие подходе к функциональному анализу движений Гёнера (2013) эти спецификации действий или под-действий обозначены как «модальности». При представлении концепции модальностей на фосбери-флопе, которая уже использовалась на рисунке 2 для иллюстрации этапа определения под-действий, нужно, среди прочего, потребовать от спортсмена ускоряться на 5–7 шагов по прямой. разбег, наклоны на трех этапах криволинейного подхода, отталкивание ногой дальше от перекладины, позволяет свободной ноге опускаться во время фазы подъема, изменяется с дугообразного на L-образное положение для зазора со штангой и наконец, приземляется на округлую спину.

Функциональные назначения

Как уже должно было стать очевидным из описаний, кредо функционального подхода к анализу движений основывается на идее, что движения, связанные с действием, а также спецификации, связанные с модальностями, не должны пониматься как простые физические процессы, определенные в пространстве. и время, но следует подходить с точки зрения акцента на действиях, под-действиях и модальностях, которые определяются их функцией в отношении достижения определенных целей или подцелей.Следовательно, назначение функций определяется не столько наблюдаемым движением, сколько поиском назначаемых функций, который в обратном порядке управляет структурированием наблюдаемых движений. Следовательно, когда дело доходит до идентификации действий, под-действий и модальностей, соответствующее функциональное назначение должно быть уже — и по крайней мере неявно — присутствовать, поскольку в противном случае эти шаги просто не могли бы быть предприняты. Тем не менее, как только действия, под-действия и модальности действий были успешно идентифицированы на основе, возможно, неявных функциональных назначений, имеет смысл завершить функциональный анализ, сделав соответствующие назначения явными.Это означает, что в конце функционального анализа должна быть возможность добавить предложение «для того, чтобы» к каждому действию, под действию и модальности, поскольку, если такая спецификация не может быть добавлена, кажется сомнительным, что соответствующий элемент может фактически претендовать на функциональность по отношению к поставленной цели.

В таблицах 1, 2 читателю уже был предоставлен ряд примеров того, как эти утверждения «для того, чтобы» должны быть выражены и как соответствующая функция может быть получена из различных областей, таких как биомеханика, физиология и т. Д.Далее этап присваивания будет дополнительно проиллюстрирован путем добавления требуемых операторов к модальностям, которые уже были набросаны выше для под-действий фосбери-флопа, как показано на рисунке 2:

• Прямой разбег (1–2) состоит из 5–7 прямых шагов с увеличивающейся скоростью , чтобы достичь индивидуального оптимума для преобразования в оптимальную скорость вертикального взлета, поскольку спортивная практика показывает, что в этом Таким образом, оптимальная скорость достигается наиболее легко и надежно.

• Подход по кривой (3–5) сопровождается наклоном в сторону от перекладины , чтобы создавал центробежную силу, которая после завершения наклона последним шагом толкает спортсмена через перекладину.

• Отрыв (5–6) сопровождается поворотом по диагонали свободной ноги для того, чтобы произвел вращение всего тела и, таким образом, подготовил оптимальное положение с зазором назад над штангой.

• Фаза подъема (7) в конце сопровождается опусканием свободной ноги для того, чтобы достичь оптимальной подготовки к последующему положению клиренса.

• При превышении зазора между перекладинами (8) положение дуги изменяется на L-положение , чтобы максимально использовал максимальную высоту центра масс тела, потому что в обоих положениях текущая часть тела, освобождающая стержень от перекладины, является , за счет других частей тела, которые активно опускаются вниз и располагаются как можно выше.

• Само собой разумеется, что положение приземления (9) больше не влияет на общие прыжковые характеристики; тем не менее, округлая спина важна для предотвращения травм шеи .

По завершении присвоения функций действиям, под-действиям и модальностям был завершен функциональный анализ текущего движения. Для еще более глубокого понимания процедуры, а также для более глубокого понимания того, как функциональный анализ движений может способствовать идентификации альтернативных решений задач, в Приложении A дополнительных материалов функциональный анализ удара в гольф разработан в еще подробнее.

От анализа задач к управлению двигателем: формирование поведения, модульные контроллеры и явные концепции

Прежде чем обсуждать вопрос о том, как принятие функциональной основы может поддержать занятия спортом и физическим воспитанием, было бы полезно разграничить представленный здесь подход из связанных понятий, которые можно найти в литературе по науке о движении.В этом отношении можно выделить три теоретические связи: первая связана с формированием наблюдаемого поведения; второй относится к уровню когнитивного моторного контроля; а третий связан с психологическим уровнем четкой постановки цели.

Ограничения и формирование поведения

С точки зрения динамической системы движения не являются продуктом жестких, централизованно хранимых сущностей, таких как «моторные программы» (например, Schmidt, 1975). Вместо этого предполагается, что умелое поведение является результатом многомерных взаимодействий внутри и между действующим лицом и окружающей средой.Следуя этой идее, движения концептуализируются как феномен возникновения динамической системы. Следовательно, роль моторного контроля сводится к тому, чтобы вносить вклад в самоорганизованное «формирование» наблюдаемого моторного поведения в ходе действия.

Сходство между динамическим системным подходом к управлению моторикой и функциональным анализом движений связано со строгим установлением приоритета цели действия над самим движением. На основе такой расстановки приоритетов неудивительно, что, например, опытных кузнецов отличает поразительное постоянство траектории рабочей точки молота, которую невозможно предсказать из довольно изменчивой кинематики углов шарниров.Следовательно, показатель, связанный с целью, демонстрирует меньшую вариативность, чем показатель, связанный с движением, несмотря на то, что, в конце концов, степень достижения цели полностью определяется наблюдаемым движением. Это явление постоянства было впервые эмпирически описано Дрилом (1933), членом группы Клемма лейпцигской школы гештальт-психологии; Бернштейн (1947/1996) назвал ее «функциональной эквивалентностью» в своей знаменитой статье о «ловкости и ее развитии».

Когда суть поведенческой инвариантности относится к цели действия, которая, в свою очередь, может быть достигнута с помощью множества функционально эквивалентных движений, возникает вопрос: какие влияния способствуют процессу возникновения определенного движения? На этот вопрос отвечает (Newell, 1989) с помощью таксономии связанных с действием ограничений (см. Также Newell and Jordan, 2007; обзор Van der Kamp et al., 1996). В исходной схеме (Newell, 1989) ограничения классифицируются на ограничения задачи (например, инструкции тренера), ограничения среды (например, особенности игровой площадки) и ограничения организма (например, мышечная сила спортсмена). На основе такого понимания моторного контроля Bril et al. (2012) предполагают, что для развития моторных навыков при использовании определенных инструментов функциональные параметры, не зависящие от актера (например, при ударе молотком), все больше согласовываются с контрольными параметрами, которые находятся под контролем актера. (в молотке, эл.g., скорость при ударе). Считается, что параметры движения (при ударе, например, кинематика суставов), в свою очередь, возникают из этой координации с учетом регулирующих параметров (при ударе, например, мышечного усилия), чтобы сформировать оптимальный вариант движения в пространстве функционально эквивалентных решения задач. На эмпирическом уровне Parry et al. (2014) смогли показать, что способность к использованию инструмента на самом деле, по-видимому, определяется этой функциональной динамикой, а не процессом внутренней оптимизации в отношении спецификации кинетических профилей суставов.

При сравнении перспективы динамической системы с предлагаемым здесь функциональным подходом к анализу движений, помимо функции акцентирования внимания на целях, а не на движениях, идея о том, что оптимальные решения задач задаются ограничениями, может быть обнаружена в обеих теоретических рамках (см. Рисунок 1; в подход, основанный на анализе движений, первоначально названный Гёнером, 1979 г., «ablaufrelevante Bezugsgrundlagen»). Точнее, функциональные ограничения, связанные с целями и правилами, по-видимому, тесно связаны с ограничениями задач Ньюэлла, функциональными ограничениями, связанными с окружающей средой, объектами и устройствами, с ограничениями среды Ньюэлла, а функциональные ограничения, связанные со спортсменами, с организменными ограничениями Ньюэлла.Следовательно, при оценке фундаментального импульса этих двух концепций основная идея о том, что сущность не дана как таковая, а возникает в результате воздействия на переменные, действительно идентична.

В то же время, однако, эти две концепции различаются еще в одном важном отношении. Это различие проистекает из соответствующего фокуса интереса, который заключается в появлении наблюдаемых паттернов движения в теории динамических систем и в дифференциации подлежащих достижению (под-) целей в случае Гёнера (2013).Точнее, Гёнера (2013) в основном интересует решаемая задача, что означает, в первую очередь, независимость от актера и его или ее возможностей выполнить соответствующее движение. Это, само собой разумеется, не означает, что Гёнер (2013) отрицает существование актера, который, в конце концов, отвечает за решение задачи, поскольку по основным причинам задача не может рассматриваться без актера. . Тем не менее, для Гёнера (2013) задача как таковая, как она представляется для всех людей (или, по крайней мере, для определенной подгруппы людей), представляет большой интерес во взаимозависимости взаимосвязи цели и ограничивающих факторов.Следовательно, с одной стороны, как объяснено выше, функциональный подход к анализу движений, кажется, достаточно хорошо вписывается в структуру динамической системы управления моторикой; с другой стороны, подход следует рассматривать как фундаментально нейтральный в отношении конкретных концепций для объяснения управления моторикой и координации человека — в отношении перспективы динамической системы, а также теоретических концепций, которые будут обсуждаться ниже. .

Внутренние модели и модульные контроллеры

Как объяснялось ранее, функциональный подход к анализу движений может быть лучше связан с динамической системой, чем со структурой моторных программ, поскольку, с первой точки зрения, цель действия имеет приоритет над движением, тогда как противоположное верно с точки зрения теории движения. последний.Однако лежащее в основе противоречие между действиями и двигательными взглядами на управление движением (Meijer and Roth, 1988) можно трактовать двумя совершенно разными способами. С одной стороны, можно сосредоточить внимание на различиях во взглядах на роль появления и предписания, тем самым раздувая пламя старых противоречий. С другой стороны, с когнитивно-моторной точки зрения, можно оценить тот факт, что потребность во внутренних репрезентациях — хотя и не исчезает — значительно уменьшается, если значительная часть движения возникает из динамических взаимодействий.Это означало бы, что когнитивный вклад в скоординированное двигательное поведение ограничивается фиксацией целей и предоставлением субстрата, необходимого для выполнения решающих вычислений для генерации соответствующих эфферентных команд.

В этом отношении за последние десятилетия в когнитивной ветви науки о движениях можно было наблюдать заметные изменения от предписывающих моделей, таких как теория схем Шмидта (1975), к концептуализации моторного контроля, основанной на вере в то, что движения являются контролируется с точки зрения ожидания эффектов действия.Эмпирически эта точка зрения может быть подтверждена множеством исследований, например, Kunde (2001), который смог показать, что при выборе времени реакции с двумя вариантами ответов задачи разной интенсивности (принудительное или мягкое нажатие на клавишу ответа ) инициируются быстрее, если в результате нажатия клавиши возникает совместимый (сильный / громкий, тихий / тихий), а не несовместимый (принудительный / тихий, тихий / громкий) слуховой эффект. Таким образом, можно было продемонстрировать, что эффект действия был учтен уже на этапе генерации движения.Очевидно, что эта переориентация от двигательных программ, связанных с движением, к ожиданию эффекта действия явно сдвигает основную идею когнитивного моторного контроля в сторону целенаправленности, которая является определяющей для функционального подхода к анализу движений.

В современной науке о движении идея моторного контроля, связанного с эффектами, обычно связана с идеомоторным принципом , который охарактеризован Kunde et al. (2004, стр. 88) как «радикальный в том смысле, что он считает действия исчерпывающими с точки зрения их референций, и, таким образом, нет другого способа намеренно выбрать и / или инициировать действие, кроме как предвидя его сенсорные эффекты.Идео-моторный принцип можно проследить до Джеймса (1981/1890) и его возрождения Гринвальдом (1970), а в последнее время — Принцем (1987), который смог доказать, что из-за проблем отображения между изолированными в противном случае коды восприятия и действий, планирование движения обязательно происходит с точки зрения воспринимаемых эффектов действия. В семействе теорий контроля моторики, связанных с эффектами, вычислительно-когнитивная концепция внутренних моделей , вероятно, стала наиболее распространенной в международной науке о движении (например.г., Wolpert et al., 1995; для адаптации к вопросам спорта: Hossner, 2004; Schiebl, 2008). В этой концепции ожидание эффекта реализуется внутренним предсказателем , так называемой прямой моделью , а генерация команд движения выполняется внутренним контроллером , так называемой обратной моделью . Предполагается, что контроллер структурирован в процессе обучения с учетом ожидаемых эффектов, которые могут быть получены от предсказателя.В переводе на язык функционального подхода к анализу движения это будет означать, что действие или под-действие относится к внутренне воспринимаемому состоянию, которое, в свою очередь, может быть приравнено к выходу внутреннего предсказателя и входу контроллера соответственно. . Следовательно, движения будут контролироваться с точки зрения ожидания их последствий.

Что касается деталей работы контроллера, можно выделить два варианта концепции внутренней модели: целостный, основанный на единой комбинации предсказателя и контроллера, которая концептуально будет отвечать за совокупность процессов управления двигателем, и модульный вариант с несколькими пары моделей, которые считаются ответственными за достижение определенных аспектов поставленной задачи (Wolpert and Kawato, 1998).Согласно Фодору (1983), эти модульные подструктуры будут использоваться лучше всего, если они будут работать в «инкапсулированной информационной» манере. Эмпирически Thoroughman и Shadmehr (2000) смогли показать, что хватательные движения — то есть движения, которые определяются единственной целью — производятся адаптивной комбинацией «моторных примитивов», которые в данном контексте можно понять. как функциональные модули. С функциональной точки зрения анализа движений такая модульная концепция особенно привлекательна, когда достижение цели или подцели требует комбинации элементов движения, которые можно функционально отделить друг от друга.При выполнении флоп-флопа, например, отталкивание требует (а) сильного разгибания колена прыгающей ноги, что сопровождается (б) диагональным махом свободной ноги, а также (в) оптимально скоординированной рукой. качать. В процессе обучения спортсмен может воспринимать эти элементы как фундаментальные «строительные блоки» для успешного достижения промежуточной цели «взлет» (Hossner, 1995). Следовательно, можно ожидать, что связанная с подцелями микроструктура, полученная в результате анализа функциональной задачи, напрямую отражается в модульной архитектуре, которая усваивается спортсменом на уровне моторного контроля.Конечно, такое индивидуальное соответствие не обязательно должно разрабатываться; однако, если кто-то готов принять гипотезу соответствия, функциональный анализ движений обеспечит плодотворную отправную точку для идентификации модульных компонентов, которые на самом деле являются ответственными за контроль конкретных аспектов сложного двигательного поведения.

Контроль действий и явные концепции

К обсуждению взаимосвязи между функциональным анализом движений и архитектурами управления двигателем следует добавить один важный момент.Этот момент относится к тому факту, что обсуждаемые до сих пор модульные структуры принципиально нейтральны в отношении различия между явными и неявными процессами. Следовательно, идея архитектуры когнитивного управления с модулями, которые отражают мир, поскольку он функционально разделен поведенческой доступностью человеческого агента, считается работающей независимо от какого-либо явного осознания того, что происходит внутри модулей (для перцептивных модулей, см. Fodor, 1983). Таким образом, архитектура внутреннего моторного контроля будет относиться к знанию, которое идеально соответствует утверждению Мэджилла (1998) о том, что «знание — это больше, чем мы можем говорить.”

Тем не менее, следует также признать, что есть также знания, связанные с движением, о которых мы определенно можем говорить , то есть знание, которое в данном контексте относится к явному представлению действий, под-действий и модальностей как а также к функциям, которые могут быть назначены этим объектам. Например, в задачах балансировки, вероятно, совершенно невозможно сознательно получить доступ к тому, как несколько функциональных подсистем работают и взаимодействуют, чтобы предотвратить падение актера с бревна.Однако, как хорошо известно из спортивной практики, эффективность балансировки может быть улучшена довольно легко и эффективно, если следовать явной стратегии фиксации взгляда на выделенной точке на стене. С одной стороны, это улучшение можно отнести к работе и взаимодействию определенных модульных структур управления, которые фактически обеспечивают сбалансированное положение тела; с другой стороны, без всякого сомнения, закрепление взгляда может быть достигнуто с помощью процесса, который управляется сознательным осознанием или, по крайней мере, сопровождается сознательным осознанием.Следовательно, также может быть интересно идентифицировать явные процессы, которые можно рассматривать как корреляты структур управления моторикой, которые, в свою очередь, могут отражать функциональность поведенчески доступного мира, поскольку он может быть структурирован с помощью функционального анализа движений.

В связи с этим такая структурная модель на уровне контроля действий была предложена Шаком (2004, 2010). Эта модель основана на идентификации так называемых «базовых концепций действия», которые понимаются как «когнитивные компиляции элементов движения и поз тела, которые разделяют функции при достижении целей действия» (Schack, 2012, P.205). Методологически эти базовые концепции действий являются производными от применения метода, называемого «структурный размерный анализ ментального представления», который основан на масштабировании расстояния между выбранными репрезентативными концепциями, последующем структурном анализе с помощью иерархического кластерного анализа, а также анализа размерностей. установленного представления, и, наконец, анализ инвариантности выявленных кластерных решений (подробнее см. Schack, 2004). Поскольку начальный этап этой процедуры основан на оценках, данных спортсменами относительно субъективно воспринимаемой функциональной близости между парными комбинациями концепций действий, мы хотели бы называть окончательно полученные ментальные репрезентации явными репрезентациями, не обязательно в том смысле, что производная структура может быть явно вызвана и воспроизведена, но этот метод нацелен на сознательно оцениваемые знания, поскольку в противном случае оценка близости была бы невозможна.Сам Шак (2004, с. 408) приписывает результирующую иерархическую структуру основных концепций действия уровню ментального представления (III), который находится ниже уровня ментального контроля (IV), но выше уровня сенсомоторного представления (II) и уровень сенсомоторного управления (I). Что касается гипотетической взаимозависимости между этими уровнями, Хайнен (2005) смог эмпирически показать для художественно-гимнастических упражнений, а также для навыков волейбола, что структура ментальных репрезентаций, полученных таким образом, на самом деле коррелирует с некоторыми кинематическими особенностями наблюдаемых движений.

Таким образом, с точки зрения, разработанной здесь, а также на основе представительной концепции, предложенной Schack (2004), «одним важным шагом для дальнейших исследований в науке о движениях могло бы стать выполнение систематического поиска путей между биомеханическими аспектами и функциональными единицами. организации движения »(Schack, 2004, с. 428). На наш взгляд, функциональный подход к анализу движений кажется идеальным кандидатом для удовлетворения этого требования. Поэтому неудивительно, что соответствующая ссылка на Göhner (1979) была сделана самими членами группы Schack (e.г., Хайнен, 2005; Bläsing and Schack, 2012). На наш взгляд, взаимосвязь между уровнями, обсуждаемыми здесь, была бы довольно косвенной, поскольку она основана на (а) согласовании функционально производных требований задачи со структурой пространства управляющих параметров со стороны исполнителя, (б) и внутренняя модуляризация этого пространства параметров в соответствии с разделяемыми функциями, которые служат достижению промежуточной цели или общей цели задачи, и (c) явное переописание этой структуры на уровне явных ментальных представлений.

Как уже говорилось ранее, для уровня появления динамической системы, а также для уровня модульного управления, связанного с эффектами, не обязательно должно быть верно, что явная структура в терминах иерархически организованных базовых концепций действий соответствует структурам, которые предполагаются. на уровне моторного контроля или полученные с помощью функционального анализа движений. Однако до тех пор, пока базовые концепции действия в достаточной мере отличаются от под-действий, вытекающих из функционального анализа движений, функциональный подход может также служить ценной эвристикой для идентификации явных ментальных репрезентаций и наоборот.

Функциональное мышление в спорте: частичная практика, функциональная эквивалентность, технические новшества, личный стиль и основные причины двигательных ошибок

Для методологии спорта и физического воспитания, во-первых, Гёнер (2013) подчеркивает полезность функционального анализа движений, когда речь идет о сегментации движений с целью облегчения обучения сложным двигательным навыкам. В связи с этим можно сделать вывод, что движения следует разделять тогда и только тогда, когда полученные части имеют смысл с функциональной точки зрения, то есть тогда и только тогда, когда они отражают определенные функции, которые, в свою очередь, связаны с определенными подцели.Кроме того, при использовании метода детали возникает вопрос, можно ли в достаточной степени гарантировать исходное функциональное состояние для определенной детали механизма. Если это не так, учитель или тренер должен позаботиться о том, чтобы из-за изоляции отсутствующая предыдущая функция была должным образом заменена. Наконец, при выделении частей движения учащийся может столкнуться с приобретением единиц, которые относятся к вспомогательным под-действиям, подразумевая, что учащийся предположительно будет стремиться к достижению подцели, которая может субъективно не соответствовать общей цели движения.Чтобы обойти эту проблему, Гёнер (1975a, b) предлагает воздержаться от изолированной практики вспомогательных под-действий, а начать с под-действий, которые напрямую связаны с конечной целью движения. Следовательно, вспомогательные под-действия должны быть изначально заменены использованием соответствующих средств (в гимнастике, например, физическое руководство со стороны учителя), которые, из-за чрезмерного обучения, можно было бы постепенно устранять. Таким образом, общая цель движения будет направлять ученика с самого начала методически упорядоченной серии упражнений и будет присутствовать на протяжении всего курса обучения.

Помимо этих последствий для организации частичной практики, функциональный подход к анализу движений, кажется, имеет особую ценность для практикующего, когда он или она, как ожидается, предоставит учащемуся расширенную обратную связь, потому что ошибки, как разъясняется во введении к этой статье , можно определить как отклонения фактического значения техники от желаемого. Если это желаемое значение определяется на основе функционального анализа, внимание учителя или тренера больше не направляется на вопрос о том, отклоняется ли наблюдаемое движение от движений, производимых спортсменами высокого уровня; вместо этого акцент делается на вопросе, удовлетворяются ли функционально определенные требования наблюдаемым движением или нет.

Последствия этой переориентации от пространственно-временных «идеальных» движений к выполняемым функциям могут быть весьма радикальными. В баскетболе, например, определенная техника броска может претендовать на превосходство над другими, когда локоть направлен точно в направлении кольца. Функциональная причина этого превосходства связана с тем фактом, что при броске одной рукой сверху движение должно контролироваться только в плоскости результирующей кривой мяча.Реализовано ли это уменьшение степеней свободы из исходного положения с мячом над головой или из исходного положения с мячом перед туловищем, функционально не имеет большого значения. Следовательно, хотя второй из упомянутых приемов менее распространен в баскетболе высшего уровня, этот вариант не следует рассматривать как ошибку. Вместо этого следует признать существование двух функционально эквивалентных решений задач.

Количество оптимальных решений задач обычно увеличивается, если принять во внимание ограничения, связанные с окружающей средой и спортсменами.В этом отношении можно констатировать, что техника броска одной рукой становится нефункциональной, как только расстояние между игроком и корзиной превышает определенный порог, связанный с силой. По этой причине даже в баскетболе НБА можно наблюдать двуручные броски, в частности, когда владение мячом меняется после отскока в защите, и остается только второе игровое время. В этих случаях игрок вынужден стрелять на очень большое расстояние, в то время как, по крайней мере, для средних игроков, мышечной силы, которую можно вложить в стандартную технику броска, недостаточно для достижения скорости мяча, необходимой для покрытия всего расстояние.Та же самая проблема возникнет, если не высокоуровневый игрок будет перегружен дальним броском, а маленький ребенок, который находится рядом с корзиной, но чья сила руки, тем не менее, недостаточна для успешного выполнения классического броска. бросок руками. В этих случаях, опять же, бросок двумя руками — или бросок из-под руки, который позволил бы мячу ускориться еще лучше — следует рассматривать не как ошибку, а как функционально оптимальное решение задачи.

Этот вид функционального мышления представляет особую ценность также для технических тренировок в спорте высшего уровня, для которого характерна проблема, заключающаяся в том, что существует лишь небольшое количество спортсменов, которые могут быть взяты за образец для подражания.Следовательно, в спорте высших достижений функциональный анализ должен опираться даже не на наблюдаемые движения, а на функции, которые связаны с выполняемой задачей. Хорошим примером использования именно такого подхода является эволюция техники прыжков с трамплина на высшем уровне. Поскольку кажется функционально целесообразным поддерживать прыжок с трамплина за счет взмаха обеих рук вверх, в первой половине двадцатого века именно такой взмах рук производился лучшими спортсменами, приводя к полету с вытянутыми вперед обеими руками. .Однако тщательный функциональный анализ должен включать тот факт, что расстояние прыжка также зависит от аэродинамической эффективности, которая, напротив, может быть оптимизирована путем удерживания рук назад близко к телу. Тот факт, что современные прыгуны с трамплина предпочитают позу, изображенную на втором рисунке, тем самым полностью отказываясь от преимуществ взмаха руками вверх, указывает на тот факт, что оптимизация аэродинамики биомеханически важнее, чем поддержка при взлете движениями рук.Следовательно, технические инновации в спорте высшего уровня, по-видимому, требуют от тренеров, которые посвятили бы себя глубокому пониманию функциональной структуры движений, которые необходимо оптимизировать.

Еще одно следствие функционального подхода в контексте идентификации ошибок относится к тому факту, что части движения, которые позволяют выполнять функциональные назначения, могут отличаться от других частей, поскольку такое назначение кажется невозможным. В этих случаях, в первую очередь, ошибки могут быть идентифицированы только в отношении функционально определенных подподействий.Что касается частей механизма без функционального назначения, следует различать две категории. Первая категория относится к частям, которые с функциональной точки зрения совершенно не нужны. Это касается, например, обширной подготовки палки для катания по глубокому снегу. Всякий раз, когда учитель или тренер наблюдает за необязательными частями движения, эти части также следует рассматривать как ошибку, поскольку, в примере с лыжами, чрезмерно широкие движения рук увеличивают риск потери равновесия и, таким образом, являются потенциальной причиной последующих ошибок.Однако необязательные движения следует рассматривать как ошибки в слабом смысле, в результате чего эти детали не должны привлекать внимание учителя или тренера. Ко второй категории частей без функционального назначения относятся движения или позы конечностей тела, не задействованные в достижении текущих целей. Например, в фехтовании на рапирах, которое определяется уменьшением целевой области до туловища, свободная рука имеет определенное значение для сохранения равновесия; однако до тех пор, пока эта промежуточная цель достигнута, огромное количество различных положений рук и кистей будет идеально выполнять эту функцию.В таких случаях учитель или тренер не должен корректировать индивидуальное решение спортсмена, а рассматривать его или ее конкретную осанку как вопрос личного стиля.

Наконец, в контексте выявления ошибок в физическом воспитании и спорте, функциональный анализ движений указывает на тот факт, что наблюдаемые движения обычно являются результатом реализации ряда взаимодействующих под-действий, которые сложным образом переплетаются. Как подробно описано ранее, эти под-действия определяются начальным и конечным состояниями.Поскольку конечные состояния предыдущих под-действий регулярно определяют начальные состояния последующих под-действий, можно сделать вывод, что ошибки, которые наблюдаются в какой-то момент движения, не нужно приписывать текущему выполняемому под-действию; вместо этого основная причина может быть найдена в предыдущем под действии. Само собой разумеется, что если ожидается, что обнаруженная ошибка будет последующей ошибкой, обучающемуся следует предоставить расширенную обратную связь относительно фактической причины ошибки. Однако со стороны учителя выполнение этого требования требует хорошо развитого понимания функциональных взаимосвязей в рассматриваемой двигательной задаче.

Подводя итог, в спортивной практике помогает функциональный подход к анализу движений:

• для выявления существования более чем одного решения задачи, которое может претендовать на функциональную эквивалентность;

• отличать функционально эквивалентные решения задач от вариантов, которые превосходят определенные ограничения, связанные с окружающей средой или спортсменом;

• собрать, особенно в спорте высших достижений, компетенцию для решения проблемы желаемых технических ценностей инновационным способом;

• сосредоточить внимание учителя или тренера на тех частях движения, которые имеют решающее значение для достижения общей цели движения;

• различать части механизма с функциональным назначением и без;

• предоставлять обучающемуся корректирующую обратную связь по движущимся частям без функционального назначения только в случаях общих пагубных последствий;

• относиться к частям механизма без функционального назначения и без высокой вероятности общего вреда как к личному стилю, который можно не исправлять; и

• для отслеживания наблюдаемой ошибки до ее основной причины и предоставления обратной связи по фактической, а не по последующей ошибке.

Таким образом, представляется целесообразным распространить функциональную основу анализа движений в мире спортивной практики и сделать функциональное мышление доступным для учителей и тренеров на каждом уровне производительности от обучения начинающих физическому воспитанию до проведения технических тренировок на высшем уровне. -уровневый спорт.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/article/10.3389/fpsyg.2015.01339

Список литературы

Бернштейн, Н. А. (1947/1996). «О ловкости и ее развитии», в «Ловкость и ее развитие» , ред. М. Л. Латаш, М. Т. Турви (Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум), 1–235.

Блейзинг Б. и Шак Т. (2012). Мысленное представление параметров пространственного движения в танце. Spat. Cogn. Comput. 12, 111–131. DOI: 10.1080 / 13875868.2011.626095

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брил Б., Смаерс Дж., Стил Дж., Резин Р., Нонака Т., Дитрих Г. и др. (2012). Функциональное мастерство ударных технологий при растрескивании орехов и отслаивании камней: экспериментальные данные и значение для человеческого мозга. Philos. Пер. R. Soc. Биол. 367, 59–74. DOI: 10.1098 / rstb.2011.0147

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Дрель, Р.(1933). Der Hammerschlag [Удар молотка]. Neue Psychol. Stud. 9, 142–163.

PubMed Аннотация

Фодор Дж. (1983). Модульность разума: очерк факультетской психологии . Кембридж, Массачусетс: MITPress.

Google Scholar

Гёнер, У. (1974). Zur Strukturanalyse sportmotorischer fertigkeiten. Sportwissenschaft 4, 115–135. DOI: 10.1007 / BF03178832

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Göhner, U.(1975a). Lehren nach funktionsphasen. Теоретико-грюндлегунг [Обучение на основе функциональных фаз. Теоретические основы. Sportunterricht 24, 4–8.

Гёнер, У. (1975b). Lehren nach funktionsphasen. Praktische konsequenzen [Обучение на основе функциональных фаз. Практические следствия. Sportunterricht 24, 45–50.

Гёнер, У. (1979). Bewegungsanalyse im Sport [Анализ движений в спорте] . Шорндорф: Хофманн.

Göhner, U.(1992). Einführung in die Bewegungslehre des Sports. Часть 1: Die Sportlichen Bewegungen [Введение в науку о движении в спорте. Часть 1. Движения в спорте. Шорндорф: Хофманн.

Гёнер, У. (2013). Sportliche Bewegungen erfolgreich analysieren [Достижение анализа движений в спорте] . Тюбинген: Eigenverlag.

Хайнен, Т. (2005). Mentale Repräsentationen und Kinematik von Bewegungen: Ein interdisziplinärer Ansatz zur Analyze Strukturfunktionaler Zusammenhänge der Bewegungsorganisation [Ментальные репрезентации и кинематика движений: междисциплинарный структурный подход к межорганизационному анализу .Нордерштедт: Дипломика.

Hossner, E.-J. (1995). Module der Motorik [Модули двигателя] . Шорндорф: Хофманн.

Hossner, E.-J. (2004). Bewegende Ereignisse [Движущиеся события] . Шорндорф: Хофманн.

Джеймс, У. (1981/1890). Принципы психологии . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Kunde, W., Koch, I., and Hoffmann, J. (2004). Ожидаемые эффекты действия влияют на выбор, запуск и выполнение действий. Q. J. Exp. Psychol. 57А, 87–106. DOI: 10.1080 / 02724980343000143

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мэджилл Р. А. (1998). Знания — это больше, чем мы можем говорить: неявное обучение в приобретении двигательных навыков. Res. В. Упражнение. Спорт 69, 104–110. DOI: 10.1080 / 02701367.1998.10607676

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мейер, О. Г., и Рот, К. (1988). (Ред.). Сложное двигательное поведение.Полемика о моторных действиях . Амстердам: Эльзевир.

Google Scholar

Ньюэлл, К. М., Джордан, К. (2007). «Ограничения задач и организация движения: общий язык», в Ecological Task Analysis and Movement , ред. W. E. Davis и G. D. Broadhead (Champaign, IL: Human Kinetics), 5–23.

Парри Р., Дитрих Г. и Брил Б. (2014). Способность использовать инструмент зависит от понимания функциональной динамики, а не от конкретных профилей совместного вклада. Фронт. Psychol. 5: 306. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00306

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Prinz, W. (1987). «Идеомоторное действие», в Perspectives on Perception and Action , ред. Х. Хойер и А. Ф. Сандерс (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум), 47–76.

Шак, Т. (2010). Die Kognitive Architektur Menschlicher Bewegungen [Когнитивная архитектура человеческих движений] . Ахен: Мейер и Мейер.

Шак, Т. (2012). «Измерение ментальных представлений», в Измерение в спорте и психологии физических упражнений , редакторы Г. Тененбаум, Р. К. Эклунд и А. Камата (Шампейн, Иллинойс: Human Kinetics), 203–214.

Google Scholar

Шибль, Ф. (2008). Силовая обратная связь в Besonderer Berücksichtigung Interner Modelle [Силовая обратная связь в особом рассмотрении внутренних моделей] . Франкфурт-на-Майне: Питер Ланг.

Ван дер Камп, Дж., Верейкен Б. и Савелсберг Г. (1996). Физические и информационные ограничения в координации и управлении движением человека. Corpus Psyche Soc . 3, 102–118.

PubMed Аннотация

Функциональный подход к любопытству поиска объяснений

https://doi.org/10.1016/j.cogpsych.2020.101276 Получение прав и контента

Основные моменты

Любопытство поиска объяснений (ESC) — это побуждающее состояние поиск объяснения.

ESC предсказывается ожиданиями относительно обучения и будущей полезности.

Эти ожидания предсказывают ESC, выходящие за рамки текущих убеждений (новизна, неожиданность).

Предикторы кластера ESC в соответствии с текущими представлениями и ожидаемым обучением / экспортом.

Предсказатели ESC могут отличаться от предикторов любопытства, связанного с поиском фактов.

Abstract

Почему некоторые (и только некоторые) наблюдения побуждают людей спрашивать «почему?» Мы предлагаем функциональный подход к «любопытству в поисках объяснений» (ESC): состоянию, которое побуждает людей искать объяснения.Если ESC имеет тенденцию побуждать к поиску объяснений, когда это, вероятно, будет полезно, мы можем использовать предыдущую работу по функциональным последствиям поиска объяснений, чтобы вывести «перспективные» возможные триггеры ESC — те, которые касаются ожиданий относительно последующих последствий преследования. поиск объяснения. В трех исследованиях (N = 867) мы проверяли гипотезы, полученные на основе этого функционального подхода. В исследованиях 1–3 мы обнаружили, что ESC наиболее сильно предсказывается ожиданиями относительно будущего обучения и будущей полезности.Мы также обнаружили, что суждения о новизне, неожиданности и информационном пробеле предсказывают ESC, что согласуется с предыдущими исследованиями любопытства; однако роль перспективных соображений не сводится к этим факторам. В исследованиях 2–3 мы обнаруживаем, что предикторы ESC образуют три кластера: ожидания в отношении обучения (о цели объяснения), ожидания в отношении экспорта (в другие случаи и будущие контексты) и ретроспективные соображения (связанные с взаимосвязь между целью объяснения и предшествующим знанием).Кроме того, эти кластеры согласованы между наборами стимулов, которые исследуют ESC, но не интересуются любопытством. Эти результаты показывают, что любопытство в поисках объяснений возникает систематическим образом и что люди не только чувствительны к совпадению или несоответствию между данным стимулом и их нынешними или прежними убеждениями, но и к тому, как они ожидают, что объяснение этого стимула улучшится. их эпистемологическое состояние.

Ключевые слова

Объяснение

Любопытство

Исследование

Причинная атрибуция

Вопрос-ответ

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

© 2020 Авторы.Опубликовано Elsevier Inc.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Что такое функциональный и процессный подходы?

Что такое функциональный подход?

Организации (компании) — это сложные системы, которые нужно как-то деконструировать, чтобы ими можно было управлять. Распространенный способ декомпозиции компании — иерархическое разделение ее на функциональные отделы (например, продажи и производство). Такой подход можно назвать «функциональным» (рис. 1).

Рисунок 1

В случае функционального подхода компания фактически иерархически разделена на «дочерние компании», каждая из которых выполняет определенную функцию (например, продажи и производство). Это дает несколько преимуществ, поскольку разделяет большую систему на более мелкие, более специализированные и более простые в управлении (поскольку они менее сложные).

Главный недостаток функционального подхода состоит в том, что для достижения определенного результата компании необходимо действовать как единое целое.Другими словами, различные функциональные отделы должны эффективно и действенно взаимодействовать и сотрудничать. Однако, поскольку каждый организационный отдел обычно управляется вертикально (т. Е. Сверху вниз), обязанности будут непрозрачно разделены между отдельными функциональными подразделениями.

Следовательно, проблемам, возникающим на интерфейсах между отделами, часто уделяется меньше внимания, чем краткосрочным целям самих отделов. Это приводит к незначительным улучшениям или к отсутствию улучшений в аспектах работы с клиентами, поскольку действия обычно сосредоточены на функциях отдела, а не на тех, которые приносят пользу организации в целом.

Также стоит иметь в виду, что конечные клиенты и их требования не всегда видны всем отделам (т. Е. Отдел продаж обычно контактирует с клиентами, а производство — нет).

Что такое процессный подход?

В отличие от функционального подхода, «процессный» подход не разделяет компанию на более мелкие концепции (нисходящий подход), а вместо этого определяет способы (то есть процессы), с помощью которых разрабатываются определенные услуги или продукты.Это означает, что процессный подход объединяет различные организационные функции для достижения определенного результата.

Графически процессный подход чаще всего представляется как горизонтальное сечение организационных функций (рис. 2).

Рисунок 2

Каждая организация запускает множество процессов, которые обычно делятся на управленческие, производственные и вспомогательные. Применение системы организационных процессов вместе с идентификацией, взаимодействием и управлением этими процессами можно назвать «процессным» подходом.

Процессы управляются как «Система» путем создания сети процессов и понимания их взаимодействия. Последовательное функционирование этой сети обычно называют «системным» подходом к управлению.

Процессный подход — это распространенный способ повышения эффективности организации.

Какие преимущества дает процессный подход?

Процессный подход предлагает несколько преимуществ по сравнению с традиционным функциональным подходом:

  1. Он ориентирован на эффективную интеграцию, согласование и связывание процессов и организационных функций для достижения запланированных целей и задач.
  2. Это позволяет организации сосредоточиться на повышении своей эффективности и результативности, сосредоточив внимание на конечных продуктах и ​​потребителях.
  3. Он обеспечивает и способствует стабильной производительности за счет четко определенных рабочих процессов, которые, в свою очередь, обеспечивают клиентам уверенность в качестве и возможностях организации.
  4. Он способствует беспрепятственному и прозрачному потоку операций и информации внутри организации.
  5. Он рассматривает процессы как ценные активы и фокусируется на постоянном улучшении выполнения процессов и их результатов.
  6. Это способствует снижению затрат и сокращению времени цикла за счет постоянного улучшения и эффективного использования ресурсов.
  7. Он способствует вовлечению и расширению прав и возможностей людей, а также разъяснению их обязанностей, а также сводит к минимуму риск потенциальных конфликтов.

Роль BPMN в процессном подходе:

BPMN играет центральную роль в процессном подходе, поскольку позволяет нам визуально представлять бизнес-процессы стандартизированным способом.Это достигается путем связывания различных типов активов организации в поток действий, которые достигают общей цели, например, предоставление продукта или услуги клиенту.

Во-вторых, многие инструменты BPMN поддерживают моделирование и анализ процессов из диаграмм BPMN, которые можно использовать для улучшения процессов и эффективности организации.

Наконец, BPMN является исполняемой, что означает, что определенные бизнес-процессы могут выполняться на машинах процессов, что позволяет автоматизировать организационные процессы.

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ТЕОРИИ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ — Контекст массовой коммуникации

ПОЧЕТОВ: КОММУНИКАЦИОННЫЙ КАПТОН
ВЕСНА 2001 РАБОТА ПО ТЕОРИИ

МАССА КОНТЕКСТ СВЯЗИ
Нажмите Здесь, чтобы вернуться к странице контекста массовых коммуникаций

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ТЕОРИИ МАССОВОЙ СВЯЗИ

Пояснение теории:

Там пять функциональных подходов, которые СМИ обслуживают пользователей: наблюдение, корреляция, передача, развлечения и мобилизация

Теоретики: Гарольд Ласуэлл и Чарльз Райт

Дата: 1948, г. 1960 г.

Первичный Статей:

Ласвелл, H (1948). Структура и функции коммуникации и общества: сообщение идей. Нью-Йорк: Институт религии и Социальные исследования, 203-243.
Райт, У. Р. (1960). Функциональный анализ и массовые коммуникации. На публике Opinion Quarterl у, (24), 610-613.

Физическое лицо Толкования:

СМИ выполняют множество функций для нашего общества. Пять элементов теоретики, вместе взятые, описывают использование СМИ аудиторией.Наблюдение означает, что СМИ предоставляют новости и информацию. Корреляция означает, что СМИ представляют нам информацию после того, как они выбирают, интерпретируют, и критиковать это. Функция культурной трансляции означает, что средства массовой информации отражает наши собственные убеждения, ценности и нормы. СМИ также развлекают нас наше свободное время и дает возможность отвлечься от повседневной жизни. Под мобилизацией понимается функциям СМИ по продвижению интереса общества, особенно во времена кризиса.

Метатеоретический Предположения:

Онтологический Предположения:

Это Теория предполагает, что у людей есть определенная свобода воли.Они могут использовать средства массовой информации для различных функций, но они должны использовать его для чего-нибудь. Люди могут выбирать, за чем смотреть по любым причинам, даже если это просто шум.

Эпистемологический Предположения:

знания универсальны, и одна истина заключается в том, что массовые коммуникации функционируют как часть нашего общества. Это главный источник наблюдения, развлечений, корреляция, передача и мобилизация.

Аксиологический Предположения:

Это теория объективна и нейтральна по отношению к ценностям.Неважно, какой человек собирается смотреть телевизор, потому что все смотрят его не зря.

Критика: Научный Теория

Пояснительная Мощность: Он объясняет, как наше общество использует средства массовой информации и средства массовой информации.

Прогнозирующий Мощность: Он предсказывает, что люди будет использовать носитель для определенных функций.

Экономия: Это прост, потому что у аудитории есть потребность, и средства массовой информации удовлетворяют эту потребность.

Опровержимость: Теория может оказаться ложной, если СМИ станут нефункциональными или нефункциональными.

Внутренний Согласованность: Теория имеет смысл в том, что есть несколько функций СМИ, и они не конфликтуют друг с другом. Некоторые люди может использовать носитель для более чем одной функции в разное время.

Эвристика Провокационность: Есть ли причина, по которой СМИ не работают? Делает СМИ сейчас выполняют те же функции, что и 30 лет назад?

Организация Мощность: Мы знаем, что у людей есть потребности, поэтому ищем способы удовлетворить эти потребности.Эта теория определяет, как СМИ вписываются в это уравнение.

Пример:

Вы у меня был очень долгий день в школе и на работе. У тебя есть десять вещей, чтобы сделайте на этой неделе, прежде чем идти домой к родителям, которые убеждены, что ты просто притворяешься занятым. Вы не можете найти никого, кто бы работал на вас, и ваши учителя хотят, чтобы все было идеально и сейчас. Ты включаешь телевизор на ваше любимое шоу и полчаса вас развлекают и вы не беспокойтесь.СМИ работали, чтобы развлечь вас и успокоить ваших забот (временно).

Актуально Исследования:

Чесборо, Дж. У. (1984). Медиа-реальность: эпистемологические функции СМИ в культурных системах. Критические исследования в области массовой коммуникации n, 1, 111-130.
Мюллер, М. (1995). Почему коммуникационная политика проходит через «массовые коммуникации»: Политическая экономия как недостающее звено. Критические исследования в области массовых коммуникаций, 12, 457-472.
Цайлер, Б. (1993). Журналист как интерпретирующие сообщества. Критический Исследования в области массовых коммуникаций, 10, 219-237.

Расположение в восьми (8) учебниках первичной теории коммуникации:

Андерсон, Р., Росс, В. (1998). Вопросы общения: Практическое введение в теорию (2-е изд.). Нью-Йорк: Издательство Св. Мартина. НЕТ

Краган, Дж. Ф. и Шилдс, округ Колумбия (1998). Понимание общения теория: Коммуникативные силы для человеческого действия .Бостон, Массачусетс: Аллин & Бекон. N / A

Гриффин, Э. (2000). Первый взгляд на теорию коммуникации (4-е изд.). Бостон, Массачусетс: Макгроу-Хилл. N / A

Гриффин, Э. (1997). Первый взгляд на теорию коммуникации (3-е изд.). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. Нет данных.

Инфанте, Д. А., Рансер, А. С., и Вомак, Д. Ф. (1997). Здание теория коммуникации (3-е изд.). Проспект Хайтс, Иллинойс: Waveland Press. С. 363-365.

Литтлджон, С.W. (1999). Теории человеческого общения (6-е изд). Бельмонт, Калифорния: Уодсворт. С. 338-339.

Уэст Р. и Тернер Л. Х. (2000). Введение в теорию коммуникации: Анализ и применение . Маунтин-Вью, Калифорния: Мэйфилд. N / A

Вуд, Дж. Т. (1997). Коммуникационные теории в действии: введение . Бельмонт, Калифорния: Уодсворт. N / A

Функциональный подход к уходу

Функциональная медицина — это индивидуальный и комплексный подход к здравоохранению, который включает понимание профилактики, лечения и коренных причин сложных хронических заболеваний.Функциональная медицина опирается на интегративные, холистические, традиционные и натуропатические модели, чтобы предложить наиболее полный и эффективный подход к здравоохранению в 21 веке.

Термин «функциональная медицина» — относительно новый термин. Текущие исследования показывают нам, что ряд изменяемых факторов ежедневно увеличивает риски для нашего здоровья. Сообщество здравоохранения узнает, что, когда биологические системы выходят из равновесия и испытывают недостаток основных жиров, минералов, питательных веществ или химикатов, организм перестает функционировать, что приводит к заболеваниям.

Аллопатический подход к использованию фармацевтических препаратов для лечения или подавления симптомов у каждого пациента терпит неудачу. Вот почему пациенты склоняются к более альтернативным подходам к здоровью. Дополнительные измерения функциональной медицины позволяют ZenlifeMD глубже проникать в многочисленные сложности тела в нашем естественном мире. Необходимо принимать во внимание связь разума, тела и духа, чтобы полностью оценить здоровье пациента, независимо от того, какой вид лечения вы используете.Функциональную медицину часто путают с такими терминами, как холистическая, интегративная и натуральная медицина. Многие используют эти термины как синонимы, но они совершенно разные.

Что такое функциональная медицина?

Функциональная медицина фокусируется на самых последних научных исследованиях, касающихся того, как ваша генетика, окружающая среда и образ жизни взаимодействуют как единая система для диагностики и лечения заболеваний. Это эволюция медицины, которая лучше отвечает потребностям здравоохранения 21 века.Цель — сдвиг в мышлении, при котором мы переходим от лечения болезни (с ориентацией на заболевание) к лечению человека, у которого есть болезнь (с ориентацией на пациента). Функциональная медицина обращается ко всему человеку, а не к изолированному набору симптомов. Подавление симптомов используется только как временное решение, а поиск первопричины обеспечивает оптимальное здоровье пациента. Практики функциональной медицины проводят время со своими пациентами, изучают их историю здоровья и изучают взаимодействие между генетическими факторами, факторами окружающей среды и образом жизни.Они способствуют возникновению долгосрочных проблем со здоровьем и сложных хронических заболеваний. Таким образом, функциональная медицина поддерживает уникальное выражение здоровья и жизненной силы каждого человека.

Зачем нам функциональная медицина?

В нашем обществе наблюдается более высокий уровень

людей, страдающих комплексными хроническими заболеваниями; такие как диабет, болезни сердца, рак, проблемы с психическим здоровьем и аутоиммунные расстройства, такие как ревматоидный артрит.

Неотложная помощь, которую оказывают большинство врачей, непродолжительна и не решает основную проблему. Врачи применяют определенные предписанные методы лечения, такие как лекарства или хирургическое вмешательство, которые нацелены на непосредственную проблему.

К сожалению, при таком подходе к лечению отсутствуют надлежащая методология и инструменты для профилактики и лечения заболеваний. В большинстве случаев они не принимают во внимание уникальный генетический состав каждого человека или факторы образа жизни.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *