Филипп 2 габсбург: как жил владелец главного замка Испании: Мир: Путешествия: Lenta.ru

Содержание

императоры, короли, министры XVI-XVIII вв.

Филипп II — затворник Эскуриала [47]

В истории Западной Европы XVI в. трудно найти другого такого правителя, который получил бы столь противоречивые, если не сказать полярно противоположные, оценки в работах историков различных стран и направлений. Если консервативные и католические авторы, как правило, приукрашивали его роль в истории Европы того времени, то либеральные и протестантские, в первую очередь английские и нидерландские (из предыдущих очерков читателю уже понятно, почему), изображали его как политическое чудовище, католического фанатика до мозга костей и мрачного изувера. В эпоху Просвещения испанского короля оценивали как воплощение мракобесия, а в эпоху романтизма — как врага свободы. И в Испании, и за ее пределами об этом монархе сложилось мнение как об одном из самых ужасных тиранов. В знаменитой «Легенде о Тиле Уленшпигеле» бельгийского писателя XIX в. Шарля де Костера читаем: «А король Филипп неизменно пребывал в злобной тоске…» Однако в XX в.

на историческую арену вышли новые политические деятели, по сравнению с которыми Филипп II уже не выглядит архитираном. И в этой связи стоит вспомнить слова крупнейшего испанского историка Рафаэля Альтамиры-и-Кревеа, относящиеся к Филиппу II: «…для правильной оценки историк должен с особой осторожностью подходить к свидетельству современников и к отбору фактов». Еще в XVI в. оценки испанского короля находились в прямой зависимости от конфессиональных и политических симпатий современников: одни резко осуждали его, а другие, наоборот, видели в нем образец монарха и христианина. До сих пор некоторые историки изображают Филиппа II как фанатика-идеалиста, каждый шаг и решение которого были результатом страстной преданности католической вере. Его частое пребывание в построенном близ Мадрида в 1563–1584 гг. мрачном и грандиозном замке-монастыре Сан-Лоренцо де Эскуриал стало чуть ли не притчей во языцех — возникла полулегенда-полуправда о затворнике Эскуриала. Конечно, основа для нее была. Филипп II и в самом деле с годами как будто отрывался от реальной жизни, скрываясь за высокими стенами дворца и упрямо пытаясь осуществить свои политические замыслы, чем дальше, тем больше расходившиеся с действительностью.
Впрочем, Генрих VIII Тюдор тоже не очень-то любил разъезжать по стране и лишь несколько раз выезжал во Францию. Да и был ли Филипп II полностью ответствен за проводимую им политику, соединявшую в себе интересы испанской короны и европейского католицизма?

Но насколько он на самом деле являлся затворником Эскуриала, что представлял собой как человек и политик и почему при всем колоссальном напряжении сил он так и не добился своих целей?

Филипп II Габсбург родился в 1527 г. в Вальядолиде. Брак его отца Карла V и португальской принцессы Изабеллы был первым звеном в цепи династических уз между португальским и австрийским домами. Изящного телосложения, с голубыми глазами на бледном лице, Филипп отличался степенностью и сдержанностью манер, что обычно производило довольно сильное впечатление на всех, кто его видел. Лицом и фигурой он был отражением своего отца, чью некрасивую внешность облагородил Тициан на своих полотнах. Так же как и у Карла, у Филиппа были толстая нижняя губа и выдвинутая нижняя челюсть, унаследованная от бургундских предков.

Сравнивая характеры отца и сына, и современники, и историки отмечали не столь привлекательный и менее подходящий для управления многоязычной империей характер Филиппа П. Если космополит Карл V, постоянно передвигавшийся по Европе, был везде как дома, то Филипп II, набожный и одновременно высокомерный и холодный, не вызывал симпатий у тех, кто с ним сталкивался. Густые волосы и голубые глаза выдавали в нем габсбургское происхождение, но ни один правитель не был более испанским, чем он. Проведший детство и юность в Кастилии, в Толедо, Филипп предпочитал назначать на посты советников испанцев: исключением был известный еще при Карле V канцлер Гранвелла. Филипп II говорил бегло только на кастильском наречии, хотя имел неплохие познания и в латыни. Вместе с тем он был убежденным и истово верующим католиком. Общаясь с людьми, он производил впечатление внимательного слушателя, а сам говорил мало и медленно, как будто взвешивая каждое слово. Глаза его останавливались прямо на собеседнике, и слабая улыбка часто появлялась на его губах.

Но, как замечали современники, от улыбки государя до кинжала расстояние было очень небольшим. В отличие от отца, Филипп II обладал в молодости относительно хорошим здоровьем и стремился его поддерживать. Он пытался избежать подагры и других болезней, которыми страдал Карл V. С этой целью он умеренно питался и по возможности избегал путешествий, после того как узнал, что врачи осуждали пристрастие Карла к изысканной пище и частым поездкам.

Филипп II был женат четыре раза: в 1543 г. он заключил первый брак с португальской инфантой Марией, от которой родился его первенец дон Карлос. Этот брак продлился недолго, так как в 1545 г. Мария умерла. В 1555 г., как читатель уже знает, по политическим соображениям он женился на Марии Тюдор, которая была старше его на десять лет. Через два года после ее смерти, в 1560 г., третьей женой испанского государя стала дочь французского короля Генриха II Елизавета Валуа, родившая ему двух дочерей и скончавшаяся в 1568 г. Проблема с престолонаследием послужила причиной вступления Филиппа в четвертый брак в 1570 г. со своей племянницей Анной Австрийской, которая была моложе его на двадцать два года и родила за шесть лет пятерых детей. Кстати, в отличие от многих других монархов и князей того времени, Филипп II был более склонен к выполнению моральных требований, выдвинутых Реформацией и Контрреформацией. Ни одна из женщин, с которыми он имел связь, не влияла на государственные дела. У него не было незаконных детей. Вообще о его связях с женщинами известно очень мало. Все свои дела, в том числе и личные, король подчинял интересам политики.

Если требовали обстоятельства, Филипп становился галантным и обходительным, обладая всеми качествами, необходимыми для соблюдения придворного этикета, что соответствовало идеалу государя эпохи Возрождения. От Карла V он перенял вкус к благородным искусствам, прежде всего к живописи и музыке. Но главным образом он любил книги по истории и военному делу. Его любимым римским автором был Тацит. На стенах залов Эскуриала висели картины, изображавшие прославившие испанское оружие битвы при Сен-Кантене, Гравелингене и Лепанто [48].

Филипп II в молодости.

Опыт государственного управления Филипп начал приобретать в возрасте шестнадцати лет, когда в 1543 г. Карл V, уезжая из Испании, чтобы вернуться туда только в 1556 г., оставил его регентом. Император дал сыну инструкции, которые тот неукоснительно выполнял не только во время регентства, но и на протяжении всего своего долгого царствования. Отец рекомендовал Филиппу служить Богу, поддерживать инквизицию, подавлять ереси, осуществлять правосудие и сохранять равновесие между советниками. Карл V также убеждал сына уделить особое внимание финансам, от которых, как он писал, зависит провал или успех любой политики. Согласно этим наставлениям, Филипп не должен был уступать ни пяди земли, которой он владеет по наследству, данному Богом. Эта политика особенно упорно проводилась в Нидерландах, которые Филипп, как и его отец, рассматривал как свое наследственное владение. Именно здесь прослеживалась преемственность в политике Карла V и Филиппа II, хотя последний вел себя в ряде ситуаций совсем иначе, чем его отец.

Кстати, собственное завещание Филиппа II в 1598 г. своему сыну составлено примерно в том же духе, что и инструкции Карла V. Отсюда следует, что Филипп уже с первых лет своего правления, сначала как регент, а затем как король, мыслил династическими и религиозными понятиями. Политика Филиппа все же не во всем была продолжением идей универсализма Карла V. На первый план вышла борьба за сохранение католицизма, оплотом которого становилась Кастилия.

Государственная машина, созданная Филиппом во второй половине XVI в., уже напоминала бюрократического монстра нового времени, хотя механизм принятия решений часто оставался еще средневековым. В огромном канцелярском наследии этого правителя не найдено планов создания универсальной всемирной монархии, но из тех принципов, которых он придерживался в своей политике, видно, что основные направления деятельности — подавление восстания в Нидерландах, отражение турецкой экспансии по меньшей мере в Западном Средиземноморье, подключение к орбите своей политики Франции и Англии — фактически способствовали этому.

Но здесь необходимо сделать несколько замечаний. Во-первых, осуществлять политику универсализма в условиях становления национальных государств было все сложнее, во-вторых, сам Филипп II не вполне соответствовал той роли, которую хотел взять на себя.

По месту рождения, воспитанию и привычкам он и в самом деле был даже не столько испанским, сколько кастильским королем. Карл V, говоривший по-испански и по-французски, что было важно в Южных Нидерландах, сохранивших наследие бургундских времен, и его брат Фердинанд II, хорошо знавший немецкий язык, меньше сталкивались с неприязнью местного населения, к тому же по характеру были более гибкими и сговорчивыми. Поэтому первый мог быть приемлемым испанцем, а второй — прекрасным австрийцем. Филипп же, начиная с юных лет, не вызывал симпатий нигде, кроме Кастилии. «Он был неприятен итальянцам, — замечал венецианский посол Сориано, — ненавистен фламандцам, одиозен в Германии». А ведь эта оценка давалась еще за 7 лет до того, как Филипп стал испанским королем, за 19 лет до вступления войск Альбы в Нидерланды и за 40 лет до «Армады» 1588 г.

, причем принадлежала посланнику государства, которому Филипп II не нанес никакого вреда! История Испании XVI–XVII вв. была одновременно и величественной, и ужасной. G одной стороны, это — огромное государство с колониями в Новом Свете, это — мощная армия, это — целый ряд крупных личностей в политике, литературе, искусстве, с другой стороны, это — инквизиция и духовный гнет, а в конце концов экономический и политический упадок. В эту эпоху в Испании возникли ростки раннего капитализма, но в результате неумелой политики правительства и своекорыстия крупной аристократии они так и не получили развития. Золото и серебро, прибывавшие из Америки, уплывали затем в итальянские банки, прежде всего в знаменитый банк Сан-Джорджо в Генуе. Огромные расходы на ведение войн против турок, в Нидерландах, против Англии и т. д. опустошали королевскую казну. Испания была государством, централизованным лишь по форме. В силу резких различий в экономическом развитии отдельных земель в ней не существовало постоянных внутренних экономических взаимосвязей.
Отсюда проистекал сепаратизм провинций. К этому нужно добавить проблемы, доставшиеся в наследство от времен Реконкисты, т. е. отвоевания земель у арабов. Из примерно 7,5 миллиона населения Испании в XVI в. 350 тысяч были потомками арабов, обращенных в христианство, и около 300 тысяч морисков. Другой особенностью испанского общества являлась многочисленность благородного сословия. Одна часть мелкого дворянства (идальгос) в поисках богатств и приключений устремилась в Новый Свет, другая же была занята характерным для себя ремеслом — войной. Тем не менее не всей испанской знати хватало дела. Следует отметить также огромную разницу в имущественном, правовом и политическом положении между крупной аристократией и основной массой дворянства, которая не обладала столь большими правами, как знатные роды, была гораздо беднее их и не допускалась к управлению государством.

Как уже отмечалось, поступавшие из американских колоний золото и серебро (ежегодная прибыль составляла 2 миллиона дукатов) часто с разрешения правительства уплывали из страны; только четверть оставалась в руках государства. Деньги расходовались преимущественно на ведение войн. «Революция цен» [49], приведшая к тому, что стоимость всех товаров в Испании возросла в 4–4,5 раза, по существу съедала все доходы испанской короны. Правительство объявило себя банкротом во время финансового кризиса 1557 г., ставшего черным днем для его заимодавцев — антверпенских банкиров, многие из которых даже к концу XVI в. так и не смогли справиться с возникшими из-за этого финансовыми проблемами.

До вступления на испанский трон Филипп был мужем царствующей английской королевы Марии Тюдор. Этот брак стал сильным козырем в политической игре Карла V против Франции и германских князей. Потерпев поражение от них в 1552 г., император, тем не менее, не сложил оружия, ибо пытался с помощью династического союза между Марией и сыном изменить соотношение сил в свою пользу. Блестяще проведя переговоры с королевой, габсбургские дипломаты сумели добиться своей цели, несмотря на сопротивление французских агентов, и летом 1554 г. Филипп прибыл в Англию. Брак, к которому так стремился Карл V, был заключен. Мария, несчастная в годы своей юности, лишенная многих сердечных привязанностей, испытывала симпатию к своему кузену Филиппу, но детей у них не было, ибо королева была старовата для рождения ребенка. К тому же она страдала болезнью сердца. Сейчас, исходя из свидетельств современников (многих удивлял ее странный режим — она никогда не ела до 1–2 часов дня), делаются предположения, что у нее была также невралгия.

После заключения брака Филипп, вопреки ожиданиям Карла, не играл никакой роли в государственной жизни английского королевства, оставшись лишь мужем своей жены: он не имел права объявлять войны и вступать в политические союзы без согласия Тайного Совета, не мог привлекать иностранцев на государственные должности в Англии, но, напротив, был обязан принимать английских дворян к себе на службу. Таким образом, фактически Филипп не имел королевских прерогатив. Столкнуть Англию с Францией ему удалось лишь в 1557 г. Однако было поздно, т.  к. надежды Карла V на поворот в европейской политике в пользу Габсбургов уже рухнули. Миссия Филиппа в Англии становилась ненужной. Репрессии, которые обрушили Мария и ее религиозный советник кардинал Реджинальд Польна протестантов, в сознании англичан нередко связывались с испанским браком Марии и с испанцами вообще, хотя Филипп вел себя в этом отношении осторожно, следуя совету Карла V, поскольку для Габсбургов главным было втянуть Англию в войну против Франции. В конце концов, 28 августа 1556 г. он, и так редко посещавший Англию, навсегда покинул ее берега.

Международные дела держали Филиппа вдали от Испании. Он был в Брюсселе, когда Карл V в 1556 г. отказался от правления в Нидерландах, а затем и от испанской короны. После битвы при Сен-Кантене (лето 1557 г.), блестяще выигранной испанцами, Филипп прибыл лично поздравлять войска. Но кампания, стоившая огромных сил и средств, завершилась в итоге безрезультатно. Денег не было. Союзники-англичане потеряли Кале, а турки напали на Балеарские острова. Мария умерла в ноябре 1558 г., а с ее смертью могли развеяться и надежды на подчинение Англии политике Габсбургов. Попытки жениться на Елизавете Тюдор не увенчались успехом. После того, в августе 1558 г., Филипп отплыл из Нидерландов и высадился в следующем месяце в Лоредо, чтобы навсегда остаться на Пиренейском полуострове. По условиям мира с Францией, заключенного в Като-Камбрези (1559), Филипп вступил в брак с дочерью французского короля Генриха II Елизаветой Валуа.

Еще в феврале 1565 г. прибытие графа Эгмонта (одного из вождей нидерландского восстания) в Мадрид показало, что назревает острый конфликт в подвластных Испании Нидерландах. С этого времени Филипп II был вынужден вести борьбу на два фронта, т. е. в Нидерландах и Западном Средиземноморье. Многие ошибки и просчеты Филиппа в голландских вопросах объясняются тем, что и 60-х гг. XVI в. он был очень занят средиземноморскими проблемами.

В это же время выявились два главных направления в политике испанского короля: борьба с еретиками, т.  е. протестантами, и борьба с турками. Но взятая Испанией на себя роль защитника католической веры от протестантов и христианства от турок неизбежно вовлекала ее в войну с французской и английской монархиями, которых совершенно не устраивали претензии Филиппа II на гегемонию в Европе.

В 1566 г. испанский король характеризовал свои заботы в письме к послу в Риме следующим образом: «Я скорее предпочту потерять все свои владения и сто жизней, если бы я их имел, чем быть господином над еретиками». Эта фраза может показаться парадоксальной. Ведь именно для того, чтобы не уступить ни одной пяди из наследственных владений, Филипп II боролся с еретиками как у себя в Испании, так и главным образом за ее пределами.

В эти же годы в Испании складывается бюрократический порядок. Филипп II, казалось, был готов до бесконечности сидеть в своем кабинете и управлять армиями и правительством, не выходя из-за письменного стола. С годами усиливалась и набожность испанского короля. Он мог по три-четыре часа в день стоять на коленях, молясь Богу, в котором видел свою опору и защиту.

Насколько деспотическим или, вернее сказать, авторитарным был режим правления Филиппа II? Утверждать, что он являлся полностью единовластным, можно лишь с оговорками. Естественно, что испанский король в известной мере зависел от министров, но не был, подобно своим преемникам, инструментом в их руках, марионеткой на троне. Как и многие монархи XVI в., в силу сложившихся обычаев и политической необходимости он был обязан использовать высшую аристократию, т. е. грандов, на наиболее важных и прибыльных должностях, назначать их в число членов высших органов власти. Главное место в системе управления занимал Государственный совет. Далее по значимости шли Инквизиция и Совет по делам финансов. Субординация Советов соблюдалась чрезвычайно строго. И все же, несмотря на участие грандов в управлении страной, Филипп II сам непосредственно принимал решения. Это означало, что практически все сколько-нибудь значимые бумаги и документы, оказавшиеся у его секретарей, должны были попасть в руки короля для наложения резолюции или подписи. Такая бюрократическая круговерть заставляла Филиппа II не только создавать огромный бюрократический аппарат, но и самому вникать во все тонкости любого вопроса. Постепенно испанский государь превратился в своего рода бюрократа на троне. Папа Пий V однажды написал Филиппу II: «Ваше величество так много времени уделяет этим занятиям, что когда приходит время исполнять решения, уже исчезает их причина». Нередко неправильная реакция монарха на какие-либо события являлась результатом задержки в поступлении информации.

Филипп II.

Филипп II был рьяным сторонником пунктуального исполнения всех принятых решений. Например, в 1578 г. он собственноручно подписал смертный приговор, вынесенный секретарю Хуану де Эскобедо по обвинению в государственной измене. Последний, как подозревал король, побуждал к измене ему дона Хуана Австрийского, незаконного сына Карла V, приходившегося, таким образом, единокровным братом испанскому королю.

При всей привычке короля контролировать принимаемые решения его отношение к грандам все же не было столь жестоким, как, скажем, у восточных деспотов, с которыми его часто сравнивали. Казалось бы, герцог Альба своей политикой в Нидерландах спровоцировал всенародное восстание, и война там затянулась; мало того, он не послушался совета самого Филиппа, и по всем нормам жизни восточных деспотий его должны были либо казнить, либо отправить в длительную ссылку. Однако с 1573 по 1579 г. Альба достаточно активно выступал на заседаниях различных советов в Мадриде и только в 1579 г. оказался под домашним арестом, и то потому, что разрешил своему сыну заключить брак, не вызвавший одобрения короля. Когда же в 1580 г. понадобилось совершить военное вторжение в Португалию, герцог Альба вновь был принят при дворе. Немилость его объясняется также тем, что Филипп II, изменив длительные привычки, решил на некоторое время передать дела управления государством в руки выдвинувшегося еще при Карле V канцлера в Нидерландах, бургундца по происхождению, кардинала Гранвеллы (настоящее имя Николя де Перрено). Гранвелла еще в 1567 г. был удален из Нидерландов, где вызвал всеобщее возмущение, и занимал различные посты в Италии. В 1579 г. ему исполнилось 62 года, и он был единственным из крупных государственных чиновников в Испании со времен Карла V, имевшим иностранное происхождение. С самого начала своего царствования Филиппу II пришлось столкнуться со многими сложными военно-политическими проблемами. Речь идет не только о войне с Францией, завершившейся миром в Като-Камбрези, о чем мы уже говорили. В первый же год самостоятельного правления Филипп II оказался в состоянии войны с папой Павлом IV. Дело дошло до того, что на одном из военных советов в Риме этот папа назвал испанского короля, претендовавшего на роль защитника католической веры и носившего громкий титул «католического короля», ни больше ни меньше как врагом христианства. Папа не хотел усиления его власти над Римом и Италией, тогда как Филипп II очень ревниво относился к своему влиянию на Апеннинском полуострове. Разногласия дошли до того, что Павел IV отлучил Карла V и Филиппа II от церкви и объявил о лишении Филиппа неаполитанской короны. Вскоре испанские войска под командованием Альбы и Марко Антонио Колонны заняли папские владения и стали угрожать Риму осадой.

Отлучение было снято с Карла (уже посмертно) и Филиппа в 1559 г., когда в Риме избрали папой ставленника иезуитов Пия IV, ориентировавшегося на Испанию.

Власть Филиппа II над церковью была более полной, чем над каким-либо другим учреждением в Испании. Испанская церковь приобрела почти полную независимость от Рима, в отличие от многих других стран Европы, без политических потрясений и конфликтов. В октябре 1572 г. папа римский утратил юрисдикцию на Пиренейском полуострове, и хозяином положения стала корона. Это опровергает мнение ряда биографов Филиппа II, утверждавших, что политика испанского короля полностью соответствовала его религиозности. Набожность вообще была свойственна испанцам того времени. Сам же Филипп рассматривал религию как чрезвычайно важную область жизни, которую нельзя оставлять во власти папы. Он боялся, что распространение Реформации и ересей будет угрожать целостности его владений, и поэтому стремился искоренить их на подвластных территориях. Его главным желанием было превращение испанской монархии в неприступную крепость, о которую бы разбивались волны лжеучений, заполнявших Европу.

Филиппа II сильно угнетала проблема престолонаследия. Его первенец, дон Карлос, сын португальской принцессы Марии, родился очень слабым ребенком. В юности его отличали раздражительность, тяжелый характер и полная непригодность к умственным занятиям. Тем не менее это не помешало немецкому императору Максимилиану II, приходившемуся испанскому королю кузеном, начать переговоры о браке между доном Карлосом и своей дочерью Анной. Габсбурги с помощью австро-испанских браков хотели сохранить династию и союз. Однако этот брак не осуществился. Герцог Альба в 1562 г. говорил: «Отсутствие здоровья у принца вместе с другими недостатками, как телесными, так и умственными, делают Его Высочество менее зрелым, чем это полагается ему по возрасту». Инфант легко приходил в бешенство по ничтожнейшему поводу, пытался нанести ранения кардиналу Эспиносе и герцогу Альбе. В приступе то ли озлобления, то ли ненависти к отцу он выразил симпатии к нидерландским повстанцам. Легенда о его любви к мачехе Елизавете Валуа появилась значительно позже и, в общем-то, не соответствует действительности, хотя и вдохновила немецкого поэта Фридриха Шиллера на создание прекрасной драмы, а итальянского композитора Джузеппе Верди — замечательной оперы.

Как бы то ни было, состояние дона Карлоса становилось все более опасным. В конце концов, Филипп II решил арестовать сына. В одиннадцать часов вечера 18 ноября 1568 г. странная процессия в составе короля, герцога Ферии, советника Луи Гомеса и других членов Королевского совета прошествовала в спальню двадцатитрехлетнего инфанта. Как только открылась дверь, министры бросились вперед и схватили кинжал и аркебуз, которые дон Карлос всегда хранил рядом с кроватью. После этого Филипп II заявил, что должен вести себя по отношению к инфанту не как отец, а как король. С тех пор дона Карлоса никто не видел. Поступок короля открыто осуждался его подданными, поскольку инфант, каковы бы ни были его поведение и характер, не совершил никакого преступления, и действия короля по отношению к нему были слишком суровы. Сам Филипп II впоследствии так оправдывался: «Это не было наказание, иначе оно имело бы свою цель, но я потерял всякую надежду увидеть моего сына в здравом рассудке». Однако не стремился ли Филипп II, прежде всего, убрать слабоумного и непригодного к государственному управлению наследника? Елизавета Валуа была молода и еще могла родить ему сына. Для Филиппа это был действительно чрезвычайно важный вопрос, ибо зачем еще он тратил столько усилий, стремясь сохранить целостность подвластных ему территорий? Однако в конечном итоге желание короля иметь наследника престола, который мог бы продолжить его дело, так и не исполнилось. Родившийся 14 июня 1578 г. сын Филипп (будущий король Филипп III) оказался ограниченным и неспособным человеком, за которого фактически правил его фаворит герцог Лерма. О втором своем сыне Филипп II говорил так: «Господь Бог, который дал мне столько владений, отказал в сыне, способном управлять ими. Боюсь, что им самим будут управлять другие!» Непреклонную жестокость проявил Филипп II при подавлении восстания морисков. Так называлось арабо-берберское население, оставшееся в Испании после падения Гранадского эмирата в 1492 г. и насильственно обращенное в христианство, но в большинстве тайно продолжавшее исповедовать ислам. Во время восстания комунерос (городских коммун) в 1520–1521 гг. мориски остались на стороне Карла V, и поэтому их не трогали, но во второй половине 60-х гг. XVI в. Филипп II начал опасаться, что они могут стать союзниками турок, и мориски подверглись жестоким преследованиям. Им запрещалось исповедовать ислам, пользоваться арабским языком и иметь арабские имена, носить старинные одежды, придерживаться своих обычаев. Поскольку королевские чиновники злоупотребляли своей властью в этом отношении, те подняли восстание. По сути дела, подавление морисков было продолжением Реконкисты, но со стороны испанского правительства репрессии имели жестокий и несправедливый характер. Испанскому дворянству были нужны земли, которые они занимали, и религиозные преследования, очевидно, были с этим тесно связаны. Выступления морисков таили в себе большую опасность для монархии, поскольку в Андалусии, где в основном проживало арабо-берберское население, находилось мало войск, а морискам могли оказать помощь берберы, алжирцы и даже турки. Восстание продолжалось три года (1568–1570) и лишь после значительных усилий королевской власти, сумевшей собрать большое войско, пошло на убыль.

Огромные массы морисков были выселены во внутренние области Испании, на Кастильское плоскогорье. Согласно данным Томаса Гонсалеса, архивиста в Симанке в конце XIX в., было изгнано 152 115 морисков. Согласно материалам кортесов 1592 г., в изгнание отправилось еще 300 тысяч человек. Страх Филиппа II перед турками дорого обошелся испанской экономике. Ведь мориски в большинстве своем были трудолюбивыми ремесленниками и крестьянами: юг Испании после их изгнания оправился от экономических потерь далеко не сразу.

Дон Карлос

Изгнание морисков из Испании

Говорить, что Филипп стремился только к защите своих владений, было бы не совсем правильно. Например, он совершенно бесцеремонно захватил Португалию. Завоевание этой страны произошло в результате острой династической ситуации, сложившейся там в конце 70-х гг. Летом 1578 г. португальский король Себастьян, племянник Филиппа II, повел свою армию в Марокко, где, потерпев поражение, пропал без вести. Тогда же возникла легенда о том, что он чудесным образом спасся и скоро предъявит права на трон. Дяде Себастьяна кардиналу Энрике было 66 лет, детей он не имел и, процарствовав до января 1580 г., умер. Филипп II, зная, что у Энрике не может быть потомства, добился от папы запрещения на его брак, хотя на этом настаивала португальская знать. Испанский король сумел добиться своего под предлогом того, что Энрике являлся папским нунцием, т. е. послом. Согласно португальским законам, Филипп II не мог стать королем Португалии, так как иностранцы исключались из числа претендентов на престол. Однако испанский король возражал, указывая, что он вовсе не иностранец в Португалии, поскольку его мать Изабелла была португальской инфантой.

В июне 1580 г. армия в 37 тысяч человек под командованием герцога Альбы вторглась в Португалию. Из Кадиса отплыл флот по направлению к Лиссабону. Претендовавший на португальский трон приор де Крату дон Антониу бежал во Францию, и с помощью французов его сторонники оборонялись на Азорских островах до июля 1582 г. , пока победа испанского флота над французским у острова Мигель не сделала их дальнейшее сопротивление бесполезным.

Условия, на которых Португалия становилась частью владений Филиппа II, в общем-то не были тяжелыми, их даже нельзя назвать захватническими в прямом смысле этого слова. В апреле 1581 г. Филипп II на заседании португальских кортесов поклялся соблюдать все законы королевства Португалия и был признан его королем. В ноябре следующего года он дал клятву признать широкий объем привилегий населения страны. Он обещал так часто, как это будет возможно, жить в своих новых владениях, а местный королевский совет сформировать по тому же образцу, что и аналогичные региональные учреждения в Испании. В целом в Португалии он вел себя достаточно миролюбиво, усвоив во многом опыт Нидерландов. Постоянную опасность для Испании, особенно значительную в 60-х гг., представляла турецкая экспансия в Западном Средиземноморье. В начале 60-х гг. у Филиппа была возможность закончить начатые ранее переговоры с турками заключением перемирия на 10 или 12 лет, но он решил вести войну в Средиземноморье всеми имеющимися у него средствами. В свете сложного финансового положения в Испании, особенно после начавшегося восстания в Нидерландах, такое решение вряд ли можно назвать разумным. Конечно, в битве при Лепанто 7 октября 1571 г. испано-папско-венецианский флот под командованием дона Хуана Австрийского одержал победу над турецкой эскадрой (кстати, в этой морской битве участвовал будущий знаменитый испанский писатель Мигель Сервантес де Сааведра, потерявший в ней руку). Но из этого успеха не удалось извлечь особых политических выгод, что сыграло на руку Порте, сумевшей восстановить флот за три года. Кроме того, Филипп II отправил дона Хуана в Тунис. Короля беспокоили честолюбивые планы сводного брата, мечтавшего завоевать Константинополь и восстановить старую Византийскую империю (причем дон Хуан пользовался в этом поддержкой папской курии). Когда в конце 1573 г. дон Хуан укрепился в Тунисе и захотел создать там свое государство, Филипп отказал ему в помощи. Тунис стал снова турецким в 1574 г., а Марокко — в 1576 г. После террора, устроенного Альбой в Нидерландах, восстание там приобрело всеобщий характер и в 1576–1577 гг. достигло апогея. Филипп II в этот период перестал активно заниматься турецкой проблемой, надеясь на передышку. Но и сама Турецкая империя уже исчерпала возможности дальнейшей территориальной экспансии.

Дон Хуан Австрийский.

Именно удержание власти в Нидерландах было главной проблемой для Филиппа: без них могло погаснуть величие Испании как мировой державы. Ведь эти земли давали в королевскую казну 2 миллиона гульденов ежегодно. И чем дальше, тем сильнее становился конфликт между испанским управлением и тягой местного дворянства и особенно буржуазии к самостоятельности. При Карле V буржуазия все же имела значительные преимущества. Император помогал ей в конкурентной борьбе с ганзейцами и англичанами, исходя из интересов своей политики в целом. При Филиппе II ситуация изменилась. Теперь интересами Нидерландов пренебрегали; например, были введены разорительные для шерстоткацкой промышленности пошлины на ввозимую испанскую шерсть, купцам был запрещен въезд в испанские колонии. Банкротство 1557 г. разорило многих нидерландских финансистов, система денежного кредита была дезорганизована. Экономические трудности неизбежно повлекли за собой острый социально-политический конфликт.

Филипп II не понимал экономических и социальных проблем Нидерландов, которые были более сложными, чем в его испанских владениях. Он ожидал значительных доходов и стремился к большему контролю над местными учреждениями и большей подчиненности местного населения в религиозных делах, тогда как его подданные в этой стране все больше проникались кальвинистскими настроениями. Еще менее понимал все это герцог Альба, ставший с 1567 г. наместником короля в Нидерландах. Как солдат, он всегда стремился к ясному военному решению. Но его в данном случае не могло быть. Однако Альба с присущим ему упрямством решил ввести казарменный режим в подвластных землях. Филиппу II он писал: «Каждого нужно заставить жить в постоянном страхе, что крыша может обрушиться на его голову». Тогдашняя правительница Нидерландов Маргарита Пармская возражала против назначения Альбы, прямо указывая, что герцога настолько ненавидят в этой стране, что «одного его появления будет достаточно, чтобы ненависть распространилась на весь испанский народ». Филипп II не послушал ее. Кроме жестоких избиений протестантов с целью их устрашения и возвращения в лоно католической церкви, Альба ввел так называемую алькабалу (однопроцентный налог с недвижимого имущества, пятипроцентный с движимости и десятипроцентный с каждой торговой сделки). В Нидерландах, где все товары проходили через руки десятков посредников, прежде чем дойти до потребителя, это означало разорение торговцев и промышленников. Советники доказывали герцогу неприемлемость такого шага. Сам Филипп II предписывал Альбе смягчить режим и объявить всеобщую амнистию. Но герцог был непреклонен и довел дело до всеобщего восстания, а вместе с ним и до ухудшения отношений с Англией. Его карьера статхаудера в Нидерландах завершилась в октябре 1574 г., когда герцога отозвали в Испанию. Филипп II даже заявил в сердцах: «Герцог украл у меня Нидерланды». Испания оказалась в конечном итоге втянутой в длительную и совершенно бесполезную войну с Республикой Соединенных Провинций, продолжение которой вызывало недовольство в самой Испании. «Почему, — протестовал один из депутатов кортесов в Мадриде в 1588 г., — мы должны платить налоги здесь для того, чтобы остановить ересь там? Кастилия не должна одна нести на себе все их бремя, в то время как другие королевства и государства будут лишь наблюдать за происходящим со стороны».

Герцог Альба.

Восстание в Нидерландах было причиной постепенного краха всей политики Филиппа II, поскольку привело к необходимости воевать с англичанами и французами, что, в конечном счете, оказалось Испании не под силу. События, разыгравшиеся в Нидерландах, прямо повели к ухудшению отношений с Англией, так как потеря нидерландского рынка отрицательно сказывалась на торговле английских купцов, и, кроме того, Англия не хотела победы Испании над повстанцами, опасаясь усиления испанской монархии и угрозы испанского вторжения в Англию. Филипп II все же не рисковал начинать войну против Англии. Его осторожность в отношениях с ней объясняется боязнью того, что полный разрыв с этой страной был бы выгоден Франции и мог ухудшить положение в Нидерландах, поскольку потребовались бы огромные расходы на войну. Король не обещал ничего конкретного Марии Стюарт, вынашивавшей планы свержения Елизаветы. Но ход событий в Нидерландах, на севере которых в результате Утрехтской унии (союза 17 провинций) 1579 г. возникла Республика Соединенных Провинций, и дальнейшее ухудшение англо-испанских отношений привели Филиппа к тому, что он все же стал склоняться на сторону Марии Стюарт. Посол испанского короля в Англии Бернардино де Мендоса развернул бурную деятельность, инспирируя действия заговорщиков. В конце концов Мендосу выслали из Англии, дипломатические отношения были прерваны, и путь к войне фактически открыт. Казнь Марии Стюарт сделала англо-испанскую войну неизбежной.

Филипп II планировал направить огромный военный флот к берегам Англии, который в Ла-Манше должен был взять на борт 17 тысяч солдат из войск Александра Пармского в Нидерландах. Предполагалось, что бюджет экспедиции составит 3 миллиона 800 тысяч дукатов. Но это оказалось не под силу испанской казне. Кроме того, благодаря деятельности английских финансовых агентов испанские векселя были собраны на иностранных биржах и предъявлены Испании. На римского папу Сикста V, решившего поддержать «первого воителя Христова» Филиппа II всеми доступными средствами, кроме денег, рассчитывать не приходилось. Папа обещал предоставить испанскому королю 1 миллион дукатов, но лишь после того, как войска Филиппа высадятся в Англии. Усилия посла Испании в Риме графа Оливареса были безуспешными. После очередного отказа он в отчаянии писал в Мадрид: «Сикст V оказался тверд, как алмаз… Легче вырвать внутренности у Его Святейшества, чем один золотой».

Предводительствовать всей экспедицией должен был дон Альваро де Басан, маркиз де Санта-Крус, герой Лепанто. Но в начале февраля 1588 г. он скоропостижно скончался в возрасте 62 лет. С ним, казалось, умерла надежда Испании на победу. Испанцы говорили потом, что если бы он командовал флотом, они бы не знали поражения. Выбор короля пал на герцога Медина-Сидонию (дон Алонсо Перес де Гусман). Это был богатейший и родовитейший феодал, владевший половиной Андалусии, но не имевший военного опыта. Король опасался, что всякое иное назначение вызовет недовольство других военачальников (во всяком случае, так считал современный историк Альтамира-и-Кревеа). В процессе подготовки экспедиции Филипп II, по своему обыкновению, вмешивался во все детали и требовал, чтобы к нему обращались буквально по мельчайшим вопросам. Но, несмотря на все тщательные приготовления, в «Армаде» оказалось много неопытных моряков, что снижало ее боеспособность.

Медина-Сидония сделал подробнейший отчет о флотилии. Может показаться странным тот факт, что испанцы предполагали опубликовать его, в то время как агенты Уолсингема [50]вели кропотливую работу по сбору соответствующей информации. И его действительно напечатали. Причем он появился в Риме, Париже, Дельфте, Кельне так быстро, что копии продавали в Амстердаме еще до выхода «Армады» из Лиссабона. Филипп II и его советники свято верили, что такая пропаганда не причинит Испании ущерба, но, напротив, деморализует врага.

Данные о числе кораблей и солдат «Армады», приводимые в разных источниках, не совсем одинаковы, хотя расхождения незначительны. Но в любом случае цифры впечатляют: не менее 130 кораблей, 7 тысяч матросов и 17 тысяч солдат, не считая армии Александра Пармского в Нидерландах. Флот состоял в основном из галеонов — тяжелых судов, имевших две палубы, а также кар-рак — средиземноморских торговых кораблей. Довольно многочисленная, «Армада», однако, была плохо вооружена. Таран и абордаж, на которые делал ставку Медина-Сидония, когда исход боя решали «испанская доблесть и толедская сталь», отходили в прошлое. Особенно остро флотилия нуждалась в кулевринах — дальнобойных орудиях. Было спешно отлито шестьдесят шесть пушек, тогда как флот нуждался не менее чем в шестистах. Однако испанское правительство рассчитывало не столько на морской бой, сколько на высадку десанта в Англии, где, случись такое, испанской армии никто не смог бы противостоять.

«Непобедимая Армада».

Что произошло с «Армадой» 1588 г., читатель уже знает [51]. Но было ли это поражение решающим в англо-испанском конфликте? В 1597 г. еще большая флотилия отправилась к берегам Англии, но ветры Ла-Манша и Северного моря разметали ее. После этих событий Испания не потеряла своих колоний. Разгром «Армады» не был началом конца испанского флота. Но Испания постепенно утрачивала свои позиции. Гибель «Армады» успокоила протестантские силы в Европе, а католики осознали, что испанское королевство отнюдь не было богоизбранным государством, призванным всегда оставаться победителем.

С еще большим рвением Филипп II стал вмешиваться во французские дела. После убийства короля Генриха III подосланным Гизами сумасшедшим монахом Жаком Клеманом в 1589 г. остался лишь один претендент на французский трон — Генрих Бурбон, который был совершенно неприемлем для испанского короля не только потому, что являлся протестантом, но и главным образом из-за того, что воцарение его на французском престоле могло означать восстановление прежней антигабсбургской политики французских королей. После военных успехов Генриха Бурбона в 1590 г. Филипп II выдвинул в качестве претендентки на французский трон свою дочь Изабеллу.

Гизы, возглавлявшие католическую партию, его тоже не очень-то устраивали, ибо никто не мог гарантировать, что они впоследствии не выступят против Испании. Но пока Филипп нуждался в их услугах.

Нидерландская медаль в память об «Армаде».

18 сентября 1590 г. Александр Пармский начал осаду Парижа. Однако непосредственное вмешательство испанской короны, принявшей участие в конфликте на стороне Гизов, способствовало лишь тому, что общественное мнение Франции стало все больше склоняться в пользу Генриха Бурбона. Филипп II для решения вопроса о престолонаследии настоял на созыве Генеральных Штатов в январе 1593 г. в Париже. На этом сословном собрании представитель короля герцог де Ферия предложил выдать Изабеллу замуж за французского принца и передать корону одному из герцогов Гизов при условии, что тот женится на испанской инфанте. Переговоры затягивались, и на их безрезультатный исход повлияло обращение Генриха Бурбона в католическую веру.

Последние годы царствования Филиппа II были мрачными и тягостными. В 90-х гг. XVI в. было уже хорошо ощутимо, что экономика Кастилии трещит по швам под тяжестью имперских авантюр. Только «Армада» 1588 г. обошлась в 10 миллионов дукатов, а в середине 90-х гг. государственные расходы ни разу не находились ниже уровня 12 миллионов дукатов. Обращение Генриха Бурбона в католическую веру разрушило планы посадить испанского ставленника на французский трон. Второе государственное финансовое банкротство 1596 г. окончательно поставило точку на французской политике Филиппа II, сделав неизбежным заключение мира с Францией в Вервене 2 мая 1598 г. Испания, по существу, уже управлялась инфантой Изабеллой и племянником короля эрцгерцогом Австрийским Альбрехтом, которые поженились в Валенсии в апреле 1599 г.

Филипп II в последние годы жизни.

Летом 1598 г. Филипп удалился в Эскуриал. Он чувствовал, что скоро умрет. В Рим был послан курьер с просьбой получить у папы отпущение грехов. 13 сентября 1598 г. Филипп II скончался в возрасте 71 года. На церемонии похорон в Строгом иерархическом порядке, заведенном покойным королем, выстроились сначала члены Королевского совета, затем совета Арагона, инквизиции, совета в Италии, Индий (т.  е. американских колоний) и т. д.

Звезда Испании еще, казалось, светилась над Европой, но это был скорее бледный отсвет прежней славы, воспоминание о былом могуществе. На горизонте уже маячили новые морские хищники — Англия и Голландия. Франция под властью Генриха IV Бурбона проводила хотя и осторожную, но все же явную антииспанскую политику.

Хладнокровный политик, Филипп II, всю жизнь пытавшийся сохранить свои наследственные владения и боровшийся за это то с Францией, то с Англией, то с нидерландскими повстанцами, то с турками, то с римским папой, в конечном итоге оказался обессиленным. Человек средних способностей, скорее бюрократ на троне, чем великий политический деятель и дипломат, Филипп II старался осуществить невыполнимую задачу: он шел наперекор естественному ходу исторических событий, тем самым истощая Испанию. Несмотря на попытки короля отстоять наследство Карла V, его держава фактически уже не была похожа на империю покойного отца, это было скорее государство, ориентированное на заокеанские колонии, тем не менее его властитель упрямо держался за старые догмы. Затворник Эскуриала, Филипп порой все же мыслил достаточно глобально, но все его замыслы в конечном счете так и не реализовывались. Ошибки проистекали не только из-за его характера. Драма Филиппа II как политика заключалась в невозможности сочетания свойственного ему провинциализма политического мышления с глобальными задачами, которые этот король ставил перед собой.

Филипп II Испанский. Внешняя политика и политика в Нидерландах

Политику Филиппа в значительной мере определяли религиозные убеждения, которые находились в постоянном взаимодействии и пересекались с государственными и властно-политическими, а также династическими интересами. Эти три взаимно переплетающиеся комплекса мотивов, по сути, определяли как внутреннюю, так и внешнюю политику короля. Империя Филиппа могла добиться впечатляющего превосходства, если надо было сконцентрировать ресурсы ее широких просторов против одного врага, но мощи Испании явно не хватало, если против Филиппа одновременно направляли свои силы несколько врагов, таких как Англия, Франция, восставшие Нидерланды, протестанты в Германии и турки. Поэтому для его внешней политики характерным было стремление как можно дальше развести потенциальных противников и зоны конфликтов. Отчасти это Филиппу II удавалось: в 1557 году он одержал важную военную победу над Францией, заключил в 1559 году Като-Камбресийский мир и на долгое время избавился от серьезного соперника, которого в последующие десятилетия к тому же лихорадили внутренние кризисы. Так Испания Филиппа смогла подняться до положения гегемона в Европе, которое утратила лишь в ходе Тридцатилетней войны. Мир 1559 года был скреплен третьим браком Филиппа — с Изабеллой Валуа Французской.

Важным направлением внешней политики Филиппа являлись отношения с австрийскими Габсбургами, в которых, несмотря на некоторые разногласия, прежде всего в итальянской и германской политике, все же преобладали элементы сотрудничества. Этой цели послужил и четвертый брак Филиппа в 1570 году с дочерью императора Максимилиана II, Анной Австрийской, который прежде всего должен был гарантировать, что при наследовании владения в Испании и Империи останутся в руках Габсбургов, так как у Филиппа все еще не было наследников. Поэтому с 1564 по 1571 год король воспитывал при своем дворе двух сыновей Максимилиана II — Эрнста и будущего императора Рудольфа II. Однако за десять лет брака Анна родила пять детей; сначала одна за другой появились на свет четыре девочки, и только потом столь долгожданный для Филиппа наследник.

Взаимодействие с австрийскими родственниками облегчило в первую очередь борьбу с турками, создав, однако, опасность войны на два фронта: в Юго-Восточной Европе и на Средиземном море. Выдающимся историческим событием стала победа Филиппа в союзе с папой и Венецией над турками в морской битве у Лепанто в 1571 году, которая, впрочем, не ликвидировала османскую угрозу. При поддержке императора Рудольфа II Филиппу удалось добиться важного успеха в Империи, когда его войска вмешались в спор об архиепископстве Кельнском и тем самым в 1583 году окончательно обеспечили закрепление на этом важном фланге Нидерландов католиков Виттельсбахов.

Величайшим внешнеполитическим успехом Филиппа было вступление в 1580 году на португальский трон. Тесные, бесконфликтные отношения с Португалией лежали в основе имперской политики Карла V и Филиппа II. Этому служили оба брака с португальскими принцессами. После смерти в 1578 году короля Себастьяна Португальского семейные связи послужили законной основой для испанских притязаний на наследование престола в этой стране, в скором времени удовлетворенные Филиппом силой оружия. Теперь он стал королем всего Иберийского полуострова, но, что еще важнее, — обширных португальских владений, прежде всего в Африке, а также в Азии и Южной Америке. Пятидесятитрехлетний Филипп таким образом поднялся на вершину своего могущества.

Внешнеполитические успехи Филиппа с середины шестидесятых годов стали блекнуть в результате бунта в Нидерландах, на родине его отца. Восстание было самым тягостным личным переживанием, причем конфронтация стала величайшим политическим провалом, вызванным, впрочем, его собственными ошибками. Конфессионально неоднородные и богатые Нидерланды имели огромное значение для экономического единства всего государства Филиппа и были крайне важны для гегемонии в Северной и Центральной Европе. Однако в силу значительного удаления они в то же время были весьма уязвимы стратегически, особенно после того, как с восьмидесятых годов врагами Испании стали ее политическая и религиозная противница, Франция, протестантские германские князья и наконец Англия, выступившая в поддержку восставших Нидерландов.

Реформаторская политика Филиппа, проникнутая современными идеями централизации государства, равно как и тяжелым духом католицизма, и касавшаяся управленческой системы и института епископства, ограничивала местные свободы и в первую очередь дворянские привилегии, чем вызвала в шестидесятых годах волнения, провоцируемые поначалу дворянством. В начале семидесятых, когда испанский наместник герцог Альба попытался осуществить цели Филиппа с провокационно чрезмерной строгостью и ввел 10-процентный налог с торговых сделок, алъкабалу, чтобы финансировать расходы на военные операции в Нидерландах за счет самой страны, страну вновь всколыхнула волна недовольства. В 1576 году, после того как взбунтовавшиеся испанские войска, не получившие из-за острого финансового кризиса в Испании жалованье, выразили свое недовольство, в частности разграблением Антверпена, восстание получило новый импульс, а теперь уже и поддержку нидерландских католиков. Несмотря на огромные финансовые и военные затраты, на драконовские меры герцога Альбы и военные успехи присланного в восьмидесятые годы наместником Алессандро Фарнезе, Филипп не смог долго сдерживать восстание в Нидерландах. В конце концов в 1581 году с помощью Франции и Англии северные провинции обрели независимость. Казалось, военному конфликту не будет конца.

Неудача Филиппа в Нидерландах тесно переплетается с провалами его английской политики и не в последнюю очередь с войной против Франции 1590 года. После смерти английской супруги, Марии (Тюдор), Филипп тщетно пытался устроить свой брак с ее сводной сестрой, новой королевой Англии, Елизаветой. После 1559 года при Елизавете Англия окончательно стала протестантской. В 1570 году папа Пий V отлучил английскую королеву от церкви. Поэтому Филипп и испанские Советы чувствовали себя обязанными вернуть Англию к старой вере. После поражения в шестидесятые годы поддержанного им католического повстанческого движения в Англии и открытых столкновений между Испанией и Англией в последующие годы, за океаном и в Нидерландах, Филипп решился на вторжение на остров. Был отправлен испанский флот, Армада, которая, однако, в 1588 году была разбита у британского побережья.

Несмотря на поражение и связанные с подобными предприятиями огромные расходы, спустя два года Филипп предпринимает военную интервенцию против Франции. Прежде всего он опасался, что после вымирания королевского дома Валу а, там утвердится гугенотское королевство Генриха IV Наваррского, и выдвинул притязания на французский трон от имени своей дочери от брака с Изабеллой Валуа. Почти до самого конца жизни вел Филипп войну во Франции, которая, разумеется, заключила мощные союзы с Англией и восставшими Нидерландами. Вервенский мир 1598 года лишь восстановил status quo 1559 года; об осуществлении притязаний на трон говорить не приходилось.

Источники:

1. Испанские короли, под ред. Бернекера В.Л.; «Феникс», Ростов-на-Дону, 1998г.

См. также:

Король, который не смеялся

 

 

Мнения

Редакция «Частного корреспондента»
Почему «Часкор» позеленел?

Мы долго пытались написать это редакционное заявление. Нам хотелось уместить в него 12 лет работы, 45 тысяч статей (и даже чуть больше), несколько редакций и бесконечность труда и сил. А еще – постараться объяснить нашим читателям происходящие изменения.

Виталий Куренной
Традиционные ценности и диалектика критики в обществе сингулярности

Статья Николая Патрушева по поводу российских ценностей интересна сама по себе, но также вызвала яркий отклик Григория Юдина, который разоблачает парадигму «ценностей», трактуя ее, видимо, как нечто сугубо российско-самобытное, а само понятие «ценность» характеризует как «протухшее». Попробую выразить тут свое отношение к этой интересной реплике, а заодно и прокомментировать характер того высказывания, по поводу которого она появилась.

Иван Засурский
Пора начать публиковать все дипломы и диссертации!

Открытое письмо президента Ассоциации интернет-издателей, члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ивана Ивановича Засурского министру науки и высшего образования Российской Федерации Валерию Николаевичу Фалькову.

Сергей Васильев, facebook.com
Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский
Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Николай Подосокорский
Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Марат Гельман
Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin
Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan. usachev
Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне «ыыы». Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Михаил Эпштейн
Симпсихоз. Душа — госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз — совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми — на психическом, а не биологическом уровне.

Лев Симкин
Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов
Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс
Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Александр Головков
Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.

Короли Испании. Испания по-русски — все о жизни в Испании

Испанский король Фердинанд II из Арагона (1479–1516) и королева Изабелла I Кастильская (умерла в 1504 году)

Открывают список королей Испании католические испанские короли. Их свадьба положила начало объединению Арагона, Кастилии и Леона, что привело к созданию современной Испании. Оба происходят из династии испанских королей Трастамара. Троюродные брат и сестра. Титул католических королей они получили от папы римского Александра VI, уроженца Испании.

Королева Хуана I (1516–1555) и испанский король Филипп I (умер в 1506 году)

Испанский король Филипп I – первый представитель династии испанских королей Габсбургов. Получил прозвище «Красивый». После его смерти испанская королева Хуана I потеряла рассудок и правила только де-юре. Фактически власть перешла к испанскому королю Карлу I.

Испанский король Карл I                 (1516–1556)

Испанский король Карл I – император Священной Римской империи. Получил в наследство огромные территории в Европе. А позже сам присоединил к империи Новую Испанию, Ломбардию, Тунис, Новую Гранаду, Перу. Остался в истории Испании королем-завоевателем. Никто из европейских монархов ни до, ни после не имел так много титулов. Последний император, официально коронованный римским папой. Король-завоеватель Испании Карл I– крупнейший государственный деятель Европы первой половины XVI века.

Король Испании Филипп II (1556–1598)

Король Испании Филипп II одновременно был королем Неаполя и Сицилии, Нидерландов и обладателем всех заморских владений Испании. В 1580 году испанский король Филипп II присоединил  Португалию и стал ее королем. При этом сам испанский король Филипп II не участвовал в военных походах, предоставив это своим генералам.

Король Испании Филипп III           (1598–1621)

Король Испании Филипп III – первый из бездарных испанских королей в истории, доведших страну до крайнего внутреннего упадка и внешнего политического бессилия. Изгнал из страны жителей мавританского происхождения и цыган. Рассказывают, что король Испании Филипп III умер, угорев у камина, пока придворные искали единственного гранда (титул приближенных испанского короля), который имел право двигать кресло короля.

Испанский король Филипп IV       (1621–1665)

Испанский король Филипп IV не имел ни желания, ни способностей к государственной деятельности, предавался удовольствиям придворной жизни. При испанском короле Филиппе IV государством фактически управляли молодые аристократы – менины (титул приближенных испанского короля). Некогда могущественная монархия быстро разрушалась изнутри и в результате неудачных войн.

Король Испании Карл II        (1665–1700)

Король Испании Карл II из-за чрезвычайной болезненности носил прозвище «околдованный». Последний представитель Габсбургов – династии, к которой принадлежали испанские короли. 

Король Испании Филипп V              (1700–1746)

Король Испании Филипп V – первый король Испании из линии Бурбонов – династии, к которой принадлежали испанские короли. На полгода отрекался от трона в пользу сына Луиса.

Король Испании Луис I               (январь 1724 – сентябрь 1724)

Король Испании Луис I – первый Бурбон, представитель новой династии, к которой принадлежали испанские короли, родившийся в Испании. Скончался через 7 месяцев после коронации от оспы.

Король Испании Фердинанд VI    (1746–1759)

 Царствование короля Испании Фердинанда VI оказалось успешным и способствовало выходу Испании из кризиса.

Король Испании Карл III                 (1759–1788)

Король Испании Карл III – представитель просвещенного абсолютизма. Провел эффективные реформы государственного управления и экономики.

Король Испании Карл IV                (1788–1808)

Король Испании Карл IV был лишен политических талантов. При нем Испания всецело подчинилась французскому влиянию, проиграв войну с Наполеоном.

Король Испании Фердинанд VII   (март 1808 – май 1808 и 1813 – 1833)

Король Испании Фердинанд VII отрекся от прав на престол под давлением Наполеона. Вновь взошел на престол, когда французы были вытеснены из Испании.

Король Испании Хосе Бонапарте (1808–1813)

Хосе Бонапарте – первый король Испании из Бонапартов,династии, к которой принадлежали испанские короли. Несмотря на отмену инквизиции и конституционную реформу, был непопулярен. За страсть к алкоголю был прозван дон Пепе Бутылка.

Изабелла II                                        (1833–1868)

Первый в истории испанских королей конституционный монарх. По ее распоряжению в Мадриде построили Королевский театр. Была свергнута и умерла в эмиграции в Париже.

Король Испании Амадей I (1870–1873)

Амадей I – единственный король Испании из Савойской династии, к которой принадлежали испанские короли. Отрекся от престола из-за социального кризиса и Второй карлистской войны, после чего в Испании провозгласили республику. Испанских королей и королев не было целый год.

Король Испании Альфонсо XII     (1874–1885)

Король Испании Альфонсо XII принял этот династический номер, хотя испанских королей, правивших единым государством, с таким именем еще не было. Номер XI носил один из кастильских испанских королей XIV века – Альфонсо Справедливый. 

Король Испании Альфонсо XIII    (1886–1931)

Женой короля Испании Альфонсо XIII стала внучка английской королевы Виктории. Во время свадьбы на новобрачных было совершено покушение. Альфонсо XIII, в отличие от других королей Испании, царствовал с самого рождения, но не до смерти. Был изгнан из страны революцией.

Король Испании Хуан Карлос I (1975–2014)

Король Испании Хуан Карлос I занял престол после кончины диктатора Франсиско Франко. Сразу после вступления на престол провел демократические реформы. Провинции при нем получили больше самостоятельности. Отрекся от престола в пользу сына.

Король Испании Филипп VI                (c 2014 года по настоящее время)

Сейчас королем Испании является Филипп VI. Король Испании Филипп VI участвовал в соревнованиях по парусному спорту на Летней олимпиаде в Барселоне. Женой короля Испании Филиппа VI стала журналистка Летисия. Сейчас король Испании Филипп VI является самым молодым монархом Европы.

Заколдованный — «ИнфоМедФармДиалог»

Рассматривая многочисленные портреты семьи, можно заметить, что помимо большой челюсти у всех у них были толстые, вывернутые нижние губы и большой нос с горбом на спинке. Как оказалось, представители всех девяти поколений династии имели различные лицевые аномалии, что позволяет говорить об аутосомно‑доминантном типе наследования. Однако если мы рассмотрим их детские портреты, то такой диспропорции ни у кого не будет.

К другим проявлениям МЭН1 относятся множественные опухоли паращитовидных желез, вызывающие первичный гиперпаратиреоз. Это наиболее частый компонент МЭН1, он возникает почти у всех пациентов, достигших возраста 50 лет.

Классическое проявление гиперпаратиреоза – кистозный остеит, который клинически характеризуется болью в костях. Кроме этого проявлением гиперпаратиреоза может быть мочекаменная болезнь, она встречается у 15–20% пациентов. Именно этим заболеванием вполне можно объяснить гематурию Карла II. Не редки и нервно‑мышечные симптомы, которые включают в себя слабость и утомляемость, кроме того, у ряда больных наблюдается так называемый нервно‑мышечный синдром, характеризующийся атрофией мышечных волокон. Можно предположить, что сложности с речью, нарушение жевания и «очень худые» ноги Карла II косвенно подтверждают этот диагноз. Гиперпаратиреоз часто сопровождают нейропсихиатрические симп­томы, включающие депрессию, п­сихоз, снижение социального взаимодействия и когнитивную дисфункцию.

У пациентов с МЭН1 могут быть опухоли, отличные от опухолей паращитовидных желез и гипофиза, а также островковых клеток поджелудочной железы. Опухоли кишечника и других внутренних органов, карциноидные опухоли тимуса или бронхов, аденомы надпочечников, другие опухоли головного мозга – полиморфизм клинической картины болезни довольно широк. Желудочно‑кишечные симптомы могли быть связаны с гастриномой, а появление эпиприступов, например, с гипогликемией – общепризнанной причиной судорожного синдрома.

Точную картину нозологической единицы заболевания Карла II еще предстоит выяснить. Многие авторы размышляли о различных болезнях, большинство из которых являются генетическими. Был предложен и синдром Клайнфельтера, и синдром ломкой Х‑хромосомы. Каким бы ни было его основное заболевание, можно предположить, что увеличение головы, позднее начало роста и отставание в умственном развитии, а также частые эпизоды рвоты были связаны с гидроцефалией. Естественно, свидетельств, позволяющих предположить определенную этиологию гидроцефалии Карла II, не сохранилось, однако если верить отчету, отправленному французскому королю Людовику XIV, то у принца можно
заподозрить герпетическую инфекцию, которую он перенес сразу после рождения.

Губа дура, или Как выродились испанские Габсбурги | Журнал «Лучик»

В мрачном и угрюмом дворце Тордесильяс мерцали факелы на стенах комнаты, где на обвешанной гобеленами кровати в Страстную Пятницу 1555 года лежала старая умирающая женщина. Это была Хуана, королева Кастилии, которая пробыла там в заключении как умалишённая целых 46 лет. Примерно через 30 лет после её смерти её молодой правнук Дон Карлос метался и корчился, когда тоже умирал в замке, куда был заключён по приказу отца, Филиппа II, из-за его психических и физических отклонений…

Карл II. Печальный итог «элитного скрещивания» Габсбургов на протяжении двух столетий

Карл II. Печальный итог «элитного скрещивания» Габсбургов на протяжении двух столетий

Столетиями в монарших семьях считалось нормой устраивать родственные браки, позволявшие титулованным династиям сосредотачивать власть в своих руках. Однако плата, которую вносили короли, понятия не имевшие о генах, была чрезмерно велика, поскольку подобные союзы нередко приводили к возникновению в роду серьезных наследственных патологий.

Пауль Струдель. Бюст короля Карла II — последнего и самого уродливого представителя династии испанских Габсбургов

Пауль Струдель. Бюст короля Карла II — последнего и самого уродливого представителя династии испанских Габсбургов

Болезнь властной особы чаще всего оборачивалась страданиями не только для её семьи, но и для народа, ведь монарх, не способный управлять страной, вёл её к экономическому и духовному упадку. Таким государством была Испания во время царствования последних Габсбургов.

Бернхард Штригель. Портрет императора Максимилиана I Габсбурга и его семьи

Бернхард Штригель. Портрет императора Максимилиана I Габсбурга и его семьи

Короли испанской ветви Дома Габсбургов правили два века (16-17). В первую половину этого времени страна испытывала величайший культурный подъём, наступил «золотой век Испании»: активно шла колонизация южноамериканских земель, процветала национальная живопись, литература и архитектура. Но уже буквально через сто лет государство оказалось в глубоком политическом кризисе. И всё — из-за кровосмешения.

Мариано Фортуни. Испанская свадьба (деталь)

Мариано Фортуни. Испанская свадьба (деталь)

Испанские Габсбурги имели характерный признак во внешности — гипертрофированную нижнюю челюсть, или так называемую «габсбургскую губу». Аномалия хорошо заметна на портретах представителей монаршей династии, как женщин, так и мужчин. Помните, у Пушкина: «все равны, как на подбор…» )))

Фердинанд II, Карл V, Филипп IV и Карл II

Фердинанд II, Карл V, Филипп IV и Карл II

Правление испанских Габсбургов началось с брака Хуаны Безумной (1479-1555), дочери католических королей Изабеллы и Фердинанда, и Филиппа I Красивого (1478-1506), который и стал первым из династии Габсбургов на испанском престоле. Вот ведь ирония судьбы: знал бы прозванный за свою внешность красавцем Филипп, к какому уродству приведут кровные браки его потомков…

Филипп I Красивый и Хуана I Безумная

Филипп I Красивый и Хуана I Безумная

Опять же, учитывая серьёзное психическое расстройство, которым страдала Хуана (после смерти обожаемого супруга она ездила с его телом по Кастилии, не давала похоронить и периодически вскрывала гроб, чтобы взглянуть на Филиппа), можно предположить повышенный риск развития психозов у потомков «благодаря» именно её генам.

Франсиско Прадилья. Хуана над гробом мужа

Франсиско Прадилья. Хуана над гробом мужа

Некоторые признаки депрессивного расстройства в мягкой форме наблюдались у сына королевы Хуаны Карла V, выдающегося европейского государственного деятеля, и её внука Филиппа ІІ в последние годы их жизни. Оба короля отличались фанатичной религиозностью и были женаты на своих кузинах.

Так, Карл V женился на португальской принцессе Изабелле, приходившейся ему двоюродной сестрой (их матери Хуана и Мария были родными сёстрами). Это был один из первых близкородственных браков в династии, в конце концов, приведших род испанских Габсбургов к физическому вырождению в 1700 году.

Тициан. Карл V — выдающийся правитель с выдающейся челюстью

Тициан. Карл V — выдающийся правитель с выдающейся челюстью

К слову, опуская кровность и политическую подоплёку этого брака, союз Карла и Изабеллы был основан на взаимной любви — явлении довольно редком по тем временам. Очевидцы утверждали, что пара на протяжении всего супружества относилась друг к другу с нежностью и уважением. В возрасте 36 лет через несколько дней после седьмых родов, осложнённых пневмонией, Изабелла умерла. Император был так убит горем, что до конца жизни (а прожил он ещё 19 лет) остался верен памяти жены, не вступая больше в брак, и носил только чёрные одежды.

Питер Пауль Рубенс. Двойной портрет Карла V и императрицы Изабеллы

Питер Пауль Рубенс. Двойной портрет Карла V и императрицы Изабеллы

Франсиско де Борха, герцог Гандии, изображённый ниже на картине в траурных одеждах, прислонился к своему рыцарю, потрясённый увиденным зрелищем — телом умершей королевы Изабеллы Португальской, у которой он служил главным советником. Человек, открывший гроб, зажимает лицо платком, спасаясь от трупной вони…

Хосе Морено Карбонеро. Обращение герцога де Гандии

Хосе Морено Карбонеро. Обращение герцога де Гандии

Предыстория такова: королева скончалась в бывшей испанской столице Толедо, однако похоронить её должны были в Гранаде. Пребывавший после смерти любимой жены в большом горе Карл V закрылся на два месяца в монастыре и беспрестанно молился, поручив перевозку тела супруги к месту погребения Франсиско де Борха.

Похоронная процессия прошла через полстраны. После того, как гроб и сопровождающие его придворные прибыли в Гранаду, следовало соблюсти одну процедуру. Монахи, занимавшиеся захоронением, потребовали, чтобы перед погребением гроб непременно открыли — нужно было засвидетельствовать отсутствие подмены тела. Этим «свидетелем» стал Франсиско де Борха…

Когда гроб открыли, и герцог увидел гниющие останки некогда прекрасной королевы (следует иметь ввиду, что Изабелла скончалась 1 мая, а в Гранаду процессия прибыла через 17 дней), он побледнел и произнёс следующие слова: «Я не могу поклясться, что это императрица, но я клянусь, что это её труп, который мы положили сюда… Я также клянусь больше не служить сеньору, который может умереть». И, выполняя своё обещание, вскоре постригся в монахи.

Та же история, только в исполнении другого художника.

Пьетро делла Веккиа. Обращение святого Франсиско Борха

Пьетро делла Веккиа. Обращение святого Франсиско Борха

Ещё одна интерпретация «освидетельствования» тела Изабеллы. Правда, художник явно «просчитался» со временем похоронной процессии в пути — за 17 дней королева успела превратиться в мумию ))) А ещё обратите внимание на недовольное лицо ангела в правом нижнем углу )))

Антонио Паломино. Обращение святого Франсиско Борха

Антонио Паломино. Обращение святого Франсиско Борха

И ещё одно творение на аналогичную тематику, на этот раз рук мексиканского художника начала 17 века — у него Изабелла Португальская уже превратилась в скелет )))

Мирон. Пребражение святого Франциско де Борха

Мирон. Пребражение святого Франциско де Борха

Но вернёмся к нашим Габсбургам )))

Родной брат Карла V Фердинанд I, император Священной Римской Империи и эрцгерцог Австрии, тоже был обладателем типичной габсбургской внешности )))

Ханц Малер. Император Фердинанд I, родной брат короля Карла V и родоначальник младшей (австрийской) ветви дома Габсбургов

Ханц Малер. Император Фердинанд I, родной брат короля Карла V и родоначальник младшей (австрийской) ветви дома Габсбургов

Если говорить о Филиппе II, сыне Карла V и Изабеллы Португальской, то король был женат четыре раза (и пережил всех своих жён): на Марии Португальской (его двоюродная сестра дважды — по отцу и по матери), на английской королеве Марии (двоюродная сестра его отца), на Елизавете Валуа и на дочери австрийского императора Анне (его собственная родная племянница по матери и дочь его двоюродного брата по отцу). Во как закрутил!

Филипп II — король Испании, имевший четыре брака, три из которых — близкородственные

Филипп II — король Испании, имевший четыре брака, три из которых — близкородственные

Для начала Филипп II по семейной традиции, как и его отец, женился на своей кузине — португальской инфанте Марии Мануэле.

Антонис Мор. Мария Португальская

Антонис Мор. Мария Португальская

Мать Карлоса умерла через несколько дней после тяжёлых родов. Мальчик родился слабым, рос болезненным и трудным для воспитания. Строение его тела было диспластичным, непропорциональным: у него был маленький рост, сколиоз, чрезмерно большая голова, узкие плечи, худые ноги. Дон Карлос начал поздно говорить, в детстве страдал заиканием и уже в более зрелом возрасте у него осталось нарушение артикуляции речи. Учёба давалась непросто, он не проявлял любознательности и интереса ни к одной из наук.

Алонсо Санчес Коэльо. Портрет дона Карлоса

Алонсо Санчес Коэльо. Портрет дона Карлоса

Вдобавок уже с раннего детства окружающим была заметна вспыльчивость и садистские наклонности Дона Карлоса. Он наслаждался зрелищем агонии животных на охоте. Порол непокорных лошадей до такой степени, что многих из них впоследствии приходилось умерщвлять. Приступы ярости, случавшиеся с инфантом, стали притчей во языцех. По слухам, принц позволял себе бродить по улицам в поисках молодых девушек, которых приказывал высечь.

Алонсо Санчес Коэльо. Дон Карлос

Алонсо Санчес Коэльо. Дон Карлос

Болезни Дона Карлоса были связаны с близкородственным династическим браком родителей — у юноши было всего четыре прадедушки и прабабушки вместо положенных восьми и только шесть прапрадедов и прапрабабок из возможных шестнадцати! Кроме того, его родители имели одинаковый коэффициент сонаследования (1/8), как если бы были наполовину братом и сестрой. Я даже составила генеалогическое древо для наглядности )))

Родословное древо Дона Карлоса

Родословное древо Дона Карлоса

В возрасте 14 лет Дон Карлос был помолвлен с французской принцессой Елизаветой Валуа. В том же году Испания и Франция по окончании многолетней войны подписали мирный договор, требовавший дополнительных скреплений, однако инфант был слишком молод, и Елизавету взял замуж сам Филипп ІІ. Новоиспечённые мачеха и пасынок были одногодками, и довольно быстро сдружились. Елизавета была одной из немногих, к кому принц испытывал привязанность.

Помните оперу «Дон Карлос» Джузеппе Верди о любовной связи Дона Карлоса и Елизаветы Валуа? Её сюжет вымышлен и не подтверждается источниками, что, впрочем, вполне логично, учитывая психически неуравновешенный характер инфанта и его физические изъяны.

Миниатюра из молитвенника Екатерины Медичи, матери Елизаветы Валуа, с изображением Филиппа II и его третьей жены Елизаветы

Миниатюра из молитвенника Екатерины Медичи, матери Елизаветы Валуа, с изображением Филиппа II и его третьей жены Елизаветы

К счастью для Испании, Дон Карлос не успел стать королём — Филипп II в своё время признал его неспособность к управлению и лишил права престолонаследия, за что инфант возненавидел отца. Им были предприняты попытки бунта, но, уяснив невозможность дворцового переворота, Дон Карлос решил бежать из страны. Королю стали известны намерения сына, он был схвачен и помещён в изолированный замок, где его держали в строгом заключении.

Хосе Мария Урия. Дон Карлос и герцог Альба

Хосе Мария Урия. Дон Карлос и герцог Альба

Спустя полгода Дон Карлос умер, причины смерти достоверно неизвестны. Большинство современных историков считает, что Карлос умер от естественных причин — во время заключения он сильно похудел, чередуя длительное голодание с тяжелыми запоями, что подорвало его и без того слабое здоровье.

Примечательно, но на картине Веласкеса инфант изображён со снятой перчаткой, словно собирался вызвать на дуэль своего обидчика, коим был его отец. И это в своё время навело исследователей на мысль о том, что Филипп II намеренно избавился от ненормального и непокорного сына…

Диего Веласкес. Инфант дон Карлос

Диего Веласкес. Инфант дон Карлос

Вопрос с женитьбой Карлоса после того, как на его невесте Елизавете Валуа женился сам Филипп, долгое время оставался открытым, хотя наиболее вероятной кандидатурой была кузина принца Анна Австрийская. Увы, в 1565 году Филипп ответил отказом отцу девушки, заявив что сын физически не готов к женитьбе. По иронии Анна стала второй невестой Дона Карлоса, которую «отбил» у инфанта его же отец.

Алонсо Санческа Коэльо. Портрет Анны Австрийской

Алонсо Санческа Коэльо. Портрет Анны Австрийской

Через несколько лет после смерти Дона Карлоса и Елизаветы Валуа Филипп II взял в жёны Анну Австрийскую, несмотря на то, что она была его родной племянницей по матери и дочерью его двоюродного брата по отцу. Именно она подарила королю нового наследника — Филиппа ІІІ, первого из неспособных Габсбургов, доведших Испанию до крайнего внутреннего упадка и внешнего политического бессилия.

Диего Веласкес. Филипп III

Диего Веласкес. Филипп III

По своему умственному и физическому развитию Филипп ІІІ отставал от сверстников. Лишь в 14 лет он лишился молочных зубов, плохо читал и писал. Однако это не помешало ему после смерти отца взойти на испанский трон. С приходом к власти Филиппа III начался заметный упадок в стране — новый правитель не разбирался в политике и государственных делах, предпочитая тратить время на балы и религиозные службы.

Он был человеком, настолько не способным принимать самостоятельные решения, что в своё время в испанских кругах ходил следующий анекдот: Филипп III якобы умер, угорев у камина, так как придворные не смогли вовремя отыскать единственного гранда, который имел право двигать кресло короля )))

По доброй семейной традиции Филипп III женился на своей австрийской родственнице Маргарите — их деды по отцовской линии, Фердинанд I и Карл V, были родными братьями. Впрочем, и по материнской линии они тоже были родственниками — оба приходились праправнуком и праправнучкой Хуане Безумной и Филиппу Красивому. После смерти жены больше Филипп III в брак не вступал.

Хуан Пантоха де ла Крус. Маргарита Австрийская

Хуан Пантоха де ла Крус. Маргарита Австрийская

За 12 лет брака Маргарита стала матерью восьмерых детей. Среди них была Анна Австрийская, вышедшая позднее замуж за Людовика XIII, и ставшая одним из главных персонажей знаменитого романа Александра Дюма «Три мушкетёра»; а также её младший брат, будущий монарх Филипп IV.

Он, подобно отцу, не имел ни охоты, ни способности к государственной деятельности. Всецело преданный удовольствиям придворной жизни, он возложил все бремя управления государством на своих приближённых. Двор утопал в роскоши, народ находился в самом бедственном положении. Некогда могущественная монархия быстро разлагалась изнутри и сотрясалась извне.

Диего Веласкес. Филипп IV

Диего Веласкес. Филипп IV

Женат Филипп IV был дважды. Первый раз на француженке Изабелле Бурбонской, дочери Генриха IV. Французские принцессы не раз приносили свежую кровь в род Габсбургов, но, к сожалению для Испании, их дети страной не правили.

Диего Веласкес. Изабелла Бурбонская

Диего Веласкес. Изабелла Бурбонская

За годы брака она родила ему восемь детей, из которых только самая младшая дочь Мария Тереза достигла совершеннолетия и стала впоследствии женой французского короля Людовика XIV (они, к слову, были двоюродными братом и сестрой по двум линиям: отец Людовика и мать Марии Терезы были родными братом и сестрой; отец Марии Терезы и мать Людовика XIV также были родными братом и сестрой). Такая Санта Барбара, что голову сломать можно во всех этих габсбургских бракосплетениях )))

Изабелла Бурбонская родила Филиппу IV наследника Бальтазара Карлоса. После долгих переговоров было достигнуто соглашение о том, что он возьмёт в жёны свою кузину Марианну Австрийскую. Однако этому не суждено было сбыться, так как неожиданно для всех 16-летний принц Бальтазар скончался от перитонита.

Хуан Батиста Мартинес дель Мазо. Бальтазар Карлос

Хуан Батиста Мартинес дель Мазо. Бальтазар Карлос

После смерти принца Филипп IV остался без прямого наследника, поскольку его первая жена, Изабелла Бурбонская, тоже умерла. Король знал, как поступают в таких случаях испанские Габсбурги, и, не долго думая, женился второй раз. Угадайте, на ком? Конечно же, на бывшей невесте сына, своей племяннице Марианне Австрийской, которая была младше супруга на 30 лет.

Диего Веласкес. Марианна Австрийская

Диего Веласкес. Марианна Австрийская

Марианна родила королю пятерых детей, однако только двое из них достигли совершеннолетия — Маргарита Тереза и наследник престола Карл II.

Маргарита Тереза — это та самая юная модель художника Веласкеса, написавшего серию детских портретов инфанты, самым известным из которых стала картина «Менины».

Диего Веласкес. Менины

Диего Веласкес. Менины

Маргарита Тереза имела слабое здоровье по причине близкородственных браков в семье. Однако таких серьёзных последствий, какие были у её младшего брата-инвалида Карла II, последнего из династии Габсбургов на испанском престоле, у неё не наблюдалось. По свидетельству современников, инфанта обладала привлекательной внешностью и живым характером (хотя, как по мне, на братца она всё-таки была похожа — ниже всё сами увидите…)

Ян Томас ван Йеперен. Императрица Маргарита Тереза

Ян Томас ван Йеперен. Императрица Маргарита Тереза

Судьба Маргариты Терезы не стала исключением в династической традиции близкородственных браков Габсбургов: инфанта вышла замуж за своего родного дядюшку Леопольда I, императора Священной Римской империи ))) Смотрите, какой симпатяга: на лицо типичные фамильные признаки Габсбургов — выпяченная нижняя губа и оттопыренный подбородок )))

Бенджамин Блок. Портрет императора Леопольда I (фрагмент)

Бенджамин Блок. Портрет императора Леопольда I (фрагмент)

Как ни странно, но, несмотря на разницу в возрасте, непривлекательную внешность императора и появившийся у императрицы зоб (изменение щитовидной железы), по свидетельствам современников, это был счастливый брак.

Изображение императора Леопольда I на монете

Изображение императора Леопольда I на монете

Маргарита Тереза звала мужа «Дядюшкой» (нем. Onkel), а он её «Гретль» (нем. Gretl). Вот она, чарующая сила Царя Эдипа, о которой говорил в своих исследованиях Зигмунд Фрейд ))) Но любовь любовью, а родственные гены дали о себе знать: из четырёх их общих детей выжила только одна дочь.

Именно инбридинг — близкородственное скрещивание — стал причиной и довольно высокой для 17 века детской смертности среди Габсбургов, превышавшей процент таковой даже по сравнению с детьми испанских крестьян.

Бюст императора Леопольда I

Бюст императора Леопольда I

Наконец мы подобрались к венцу нашего повествования )))

Младшим братом Маргариты Терезы был Карл II, ставший последним представителем дома Габсбургов на испанском престоле, и самой наглядной жертвой длительного кровосмешения.

Ниже на картине придворный художник Филиппа IV Себастьян Эррера явно следовал традиционному приукрашиванию коронованных особ в портретной живописи — иначе чем объяснить вполне симпатичное лицо юного Карла )))

Себастьян Эррера Барнуэво. Карл II и его мать Марианна Австрийская

Себастьян Эррера Барнуэво. Карл II и его мать Марианна Австрийская

А вот придворный художник Хуан Карреньо де Миранда, написавший большинство известных портретов Карла II, очевидно, был реалистом. Судите сами )))

Хуан Карреньо де Миранда. «Красавчик» Карл II

Хуан Карреньо де Миранда. «Красавчик» Карл II

С самого рождения мальчик требовал к себе повышенного внимания. Он рос крайне болезненным, страдал частыми простудами, рвотой, диареей, имел склонность к диатезу. Кроме того, Карл существенно отставал в психическом развитии, чему способствовала и крайняя гиперопека матери, из-за жалости которой он не получал никакого образования до 10 лет. Почти до четырёх лет инфант оставался на грудном вскармливании, поздно научился ходить и говорить, до 9 лет не умел читать и писать.  Он не был в состоянии чем-нибудь заняться и не развивал в себе никаких способностей, не хотел этого делать, да и просто не мог — меланхолическая летаргия составляла основу его характера. Нижняя челюсть Карла была такой выступающей, что мешала ему пережевывать пищу, а свисающий язык не давал возможности членораздельно говорить.

Хуан Карреньо де Миранда. Карл II

Хуан Карреньо де Миранда. Карл II

Через четыре года после рождения долгожданного наследника Филипп IV умер, и Карл номинально стал королем при толпе советников и королеве-регентше Марианне. Даже после достижения совершеннолетия страной фактически попеременно правили гранды и королева-мать, а также внебрачный сын Филиппа IV — Дон Хуан Австрийский Младший.

Дон Хуан Австрийский Младший — незаконнорожденный сын короля Филиппа IV и актрисы Марии Кальдерон

Дон Хуан Австрийский Младший — незаконнорожденный сын короля Филиппа IV и актрисы Марии Кальдерон

По причине своей умственной отсталости Карл редко отдавал приказы по собственной инициативе и почти никогда не выезжал за пределы собственной резиденции в Мадриде. До конца своих дней король оставался крайне инфантильным — его будни проходили в полудетских играх с дворцовыми карликами, беспокоясь только о соблюдении дворцового этикета и исполнении религиозных обрядов.

Очевидно, что испанский монарх был не в состоянии соответствовать предъявляемым к нему требованиям. «Натуру эту не могли улучшить ни премьер-министры, ни институты. Когда у корабля отсутствует руль, остается только дождаться, когда он опрокинется», — такой приговор королю и его королевству вынес герцог Монтальто. Он оказался пророческим.

Хуан Карреньо де Миранда. Карл II в облачении магистра Ордена Золотого Руна

Хуан Карреньо де Миранда. Карл II в облачении магистра Ордена Золотого Руна

Несмотря на проблемы со здоровьем, королевский титул обязывал Карла жениться, чтобы оставить после себя наследника. Он был дважды женат, но детей у него так и не появилось (и слава богу!). Королевский двор был настолько обеспокоен эти вопросом, что сделал из половой жизни Карла ІІ тему номер один для обсуждений.

Хуан Карреньо де Миранда. Карл II

Хуан Карреньо де Миранда. Карл II

Первой женой 18-летнего монарха стала Мария Луиза Орлеанская, племянница французского короля Людовика XIV. К слову, этот брак устроил Дон Хуан Австрийский Младший, что стало в дальнейшем поводом для претензий Франции в войне за Испанское наследство.

Француженку испанский двор не любил. Мария Луиза глубоко переживала бездетность и сильно растолстела за 10 лет брака, налегая на сладкое. Она умерла в 26 лет, последние годы страдала от болей в желудке и перед смертью утверждала, что её хотят отравить.

Луи Фердинанд Эль Старший. Мария Луиза Орлеанская

Луи Фердинанд Эль Старший. Мария Луиза Орлеанская

В отличие от испанской знати Карл обожал свою первую жену и после её смерти очень страдал. Все прежние развлечения — охота, бой быков, аутодафе — стали ему неприятны. Король запирался ото всех в своем кабинете или бродил с утра до ночи вокруг Эскориала. Он читал Ave или Credo, ходил с монашескими процессиями, иногда морил себя голодом, бичевал. На картине ниже религиозная церемония напоминает о том, в какую набожность Карл погрузился после смерти своей супруги.

Клаудио Коэльо. Поклонение Священной Форме

Клаудио Коэльо. Поклонение Священной Форме

Король не хотел больше жениться, однако проавстрийской партии нужна была поддержка при дворе и они подобрали Карлу в жёны Марию Анну Пфальц-Нейбургскую, чья старшая сестра Элеонора была третьей женой императора Леопольда I, того самого губастого дядюшки )))

Вторая жена Карла ІІ, Мария Анна обладала не столь чувствительной натурой, как предыдущая. Это была волевая женщина, которая пыталась бороться с матерью Карла за влияние на короля.

В. Хумер. Мария Анна Пфальц-Нейбургская

В. Хумер. Мария Анна Пфальц-Нейбургская

В 1696 году, вскоре после смерти матери, здоровье Карла II внезапно ухудшилось. Королевская чета была крайне внушаемой и суеверной, поэтому некому отцу Аргельесу, приближенному к испанской знати, не составило труда вбить им в голову идею, что монарх околдован, «чтобы разрушить его детородные органы и сделать его неспособным управлять королевством».

Лука Джордано. Карл II

Лука Джордано. Карл II

Над Карлом и Марией Анной проводились обряды экзорцизма, они хранили различные обереги от сглаза и соблюдали разнообразные ритуалы, в частности, регулярно освящали еду и питьё, а также сменили всех придворных врачей. С этого момента за Карлом ІІ прочно закрепилось прозвище Карл II Околдованный. Но ни обеты, ни паломничества, ни подношения Мадоннам не могли совершить чуда — прямого наследника испанской короны не было. Печаль короля выродилась в мрачное безумие.

Джованни Мария дель Пиане. Карл II и Мария Анна Пфальц-Нейбургская на охоте

Джованни Мария дель Пиане. Карл II и Мария Анна Пфальц-Нейбургская на охоте

К концу жизни у Карла не осталось волос на голове. Он стал плохо ходить, у него ухудшилось зрение. С ним случались припадки. Уже в конце его жизни один из современников, посещавших его, писал: «здоровье его настолько ослаблено и подорвано не по возрасту, что все опасаются думать, каков будет исход следующего приступа… У него волчий аппетит, и он целиком глотает всё, что ест, так как его нижняя челюсть настолько выступает наружу, что два ряда зубов не соприкасаются; и в компенсацию у него огромное широкое горло, так что куриный желудок или печень целиком через него проходит…».

В 1700 году Карл II скончался на 39 году жизни от апоплексического удара.

Миниатюра, изображающая короля Карла II на смертном одре

Миниатюра, изображающая короля Карла II на смертном одре

За годы номинального правления Карла II Испания из огромной процветающей империи превратилась во второсортную, практически отстающую европейскую державу. После смерти Карла в стране 14 лет продолжалась Война за испанское наследство. В итоге испанских Габсбургов сменили испанские Бурбоны в лице Филиппа V.

Один из последних прижизненных портретов Карла.

Анонимный автор. Портрет короля Карла II

Анонимный автор. Портрет короля Карла II

Карл II, «король Испании и обеих Индий», как его называли в советском фильме «Дон Сезар де Базан», в исполнении Юрия Богатырёва (символично, что это была его последняя роль…) Он располнел, и потому появлялся в ролях отнюдь не геройского, а гротескного плана, как, например, в роли последнего представителя испанского дома Габсбургов )))

Кадры из советского художественного телефильма «Дон Сезар де Базан» (2 фото)

Кадры из советского художественного телефильма «Дон Сезар де Базан» (2 фото)

Испанский Дом Габсбургов является наглядным примером возникновения наследственных заболеваний как результат редукции предков, то есть уменьшения возможного количества предков у потомка, чьи родители имеют друг с другом родственные связи.

Так, Карл II имел в родословной три брака типа «дядя – племянница» (у его отца и двух прадедов), а вместо обычных восьми прабабушек и прадедушек — всего четыре. Генетики, исследовав генеалогическое древо испанских Габсбургов, подсчитали, что за два века (1516-1700) 9 из 11 браков были заключены между двоюродными братьями и сёстрами, а также дядями и племянницами. В итоге коэффициент инбридинга Карла II достиг 0,254. Даже у детей, родившихся в результате инцеста между родными братьями и сёстрами, он на 0,04 меньше.

В. Хумер. Карл II

В. Хумер. Карл II

Если среднестатистический человек в пятом поколении может похвастаться 32 предками, то у Карла II их насчитывалось только 10, причем 8 из них вели своё начало от королевы Хуаны I Безумной…

Для наглядности – родословное древо:

Родословное древо Карла II

Родословное древо Карла II

Кстати, если взять в качестве примера более поздний исторический период, то выясняется, что король Испании Альфонсо XII Умиротворитель (1857-1885) имел только 2 прабабок и 2 прадедов. Более того, двое из них, Карл IV и Мария Луиза Пармская, были родителями его другой прабабки — Марии Изабеллы Испанской ))) история продолжается, друзья )))

Король Испании Альфонсо XII

Король Испании Альфонсо XII

Историки давно подозревали, что эта фамильная особенность Габсбургов — результат серии близкородственных браков. Теперь эти подозрения получили научное подтверждение от испанских учёных из Университета Сантьяго де Компостела, изучивших несколько десятков портретов представителей династии и составивших масштабное генеалогическое древо Габсбургов, раскинувшееся на 20 с лишним поколений и включающее в себя более 6000 человек.

Нидерландский художник. Портрет королевы Марии Венгерской, родной сестры Карла V

Нидерландский художник. Портрет королевы Марии Венгерской, родной сестры Карла V

Учёные привлекли десять практикующих челюстно-лицевых хирургов для диагностики деформаций лица на 66 портретах 15 представителей Габсбургской династии. Несмотря на различия в художественном стиле, лица на них были достаточно реалистичны. Хирурги оценивали состояние Габсбургов по 11 признаками прогнатизма (выступания челюсти вперед) нижней челюсти и семи признакам недоразвития (гипоплазии) верхней, включая объёмную нижнюю губу и нависающий кончик носа.

Фердинанд, брат императора Карла V

Фердинанд, брат императора Карла V

Врачи выставили Габсбургам баллы в зависимости от выраженности признаков. Ярче всего признаки нарушений развития челюсти проявились у потомственных Габсбургов: прогнатизм — у короля Филиппа IV (отца Карла II), а гипоплазия — у его дочери Маргариты Австрийской, его племянника Карла I, а также уже упомянутого Карла II. Анализ оценок с учётом генеалогических взаимосвязей показал, что чем теснее была родственная связь, тем к более выраженному прогнатизму она приводила.

Клаудио Коэльо. Карл II

Клаудио Коэльо. Карл II

Что касается непосредственно Карла II, испанские генетики выяснили, что 90% заболеваний короля объясняются с генетической точки зрения. Они предположили, что монарх страдал наследственной недостаточностью гормонов гипофиза, следствием которой стала задержка полового развития и бесплодие, и почечным канальцевым ацидозом, спровоцировавшим мышечную слабость. Возможно, болезни Карла усугубились с развитием опухоли гипофиза — по крайней мере, так можно объяснить резкое ухудшение здоровья за четыре года до смерти, в том числе и приступы головокружения.

Хуан Карреньо де Миранда. Карл II

Хуан Карреньо де Миранда. Карл II

Вот так близкородственные браки в буквальном смысле сГУБили некогда самую влиятельную правящую династию Европы. Частота близкородственных браков у испанских Габсбургов была такой, что привела к сокращению генофонда рода, в результате чего эта ветвь, дав миру нескольких недееспособных правителей, истощилась.

И если бы первый наследник Филиппа IV Бальтазар Карлос не умер… Но история не имеет сослагательного наклонения. Над империей, над которой, по известной призказке, «никогда не заходило солнце», из-за кровосмешения солнце, увы, зашло.

Автор: Екатерина Деева

Источник: https://ekadeeva.wordpress.com/2020/04/24/губа-дура-или-как-выродились-испански/

Читайте также:

Загадка и разгадка картины, стоившей Веласкесу жизни

Кто в действительности позировал для портрета Джоконды?

Отчего у Мальвины волосы голубые?

Об испанских королях с именем Филипп

Филиппов среди королей Испании, включая Филиппа VI (король Испании с 2014 года), было пять.

 

Хуан Карлос отрекся в 2014-м, его решение в какой-то мере пошатнуло престол и весь монархический институт правления Испании. Прошли довольно массовые демонстрации с лозунгами установления Испанской республики.


 Филипп VI (исп. Felipe VI de Borbón y Grecia, Фелипе Хуан Пабло Альфонсо де Тодос лос Сантос де Бурбон и Гресия; род. 1968, Мадрид) – текущий, пятый по счёту испанский король с данным именем.

 

 Филипп I из династии Капетингов был королем Франции и правил с 1060-го года. Первый Филипп был сыном дочери Ярослава Мудрого Анны и Генриха I.

 


 Филипп II – сын Карла V правил в Испании с середины 16-го века. Это представитель династии Габсбургов (21.05.1527 – 13.09.1598).
 

 


 Филипп III также из Габсбургов и уже король не только Испании, но и Алгарве, а также Португалии, сменил в 1598-м году на троне своего отца предыдущего Филиппа II.

 

 Следующий Филипп IV вступил на престол 31.03.1605-го года.

 

 

 

Филипп V (ранее герцог Анжуйский) начал свое правление в Испании на границе 17-го и 18-го веков (в 1700 г.). Этот испанский король стал основателем испанской ветви Бурбонов.  С тех пор до настоящего времени на троне Испании королей с именем Филипп не было.

 

 Вступление 46-летнего Филиппа VI в права монарха Испании многие восприняли, как шанс страны выйти в лидеры на европейском пространстве. Сравнительно молодой глава государства обладает всеми качествами монарха способного изменить страну и дать ей новые перспективы развития. Это очень важно в наше кризисное время. После референдума Каталонии об отделении Филипп IV записал обращение к испанцам о единстве нации.

 У короля Филиппа VI две дочери – Леонор (8 лет) и София (7 лет). Статус старшей изменился, теперь она будет именоваться наследной принцессой Астурийской.

Филипп II Испанский, супруг Марии I

супруг Марии I

Филипп II Испанский был единственным сыном габсбургского императора Карла V и его двоюродной сестры Изабеллы Португальской и родился в испанской столице Вальядолиде 21 мая. 1527.

У Филиппа было две сестры, с которыми он был близок, Иоанна и Мария Австрийские. Венецианский посол Паоло Фаголо описал его в 1563 году как «низкого роста и круглолицый, с бледно-голубыми глазами, несколько выступающей губой и розовой кожей, но в целом его внешний вид очень привлекателен.Он добавил: «Он одевается очень со вкусом, и все, что он делает, учтиво и любезно». В 1543 году Филипп женился на своей двоюродной сестре Марии Мануэле Португальской, дочери короля Португалии Иоанна III и его жены Екатерины Австрийской. умер, родив сына Дона Карлоса, принца Астурийского, 12 августа 1545 года в Вальядолиде. Физические и психологические недуги могли быть результатом инбридинга в доме Габсбургов и доме Португалии.Вместо обычных восьми прабабушек и дедушек у Карлоса было всего четыре, его родители имели такой же коэффициент общего происхождения (1/8), как если бы они были сводными братьями и сестрами.

Тридцатисемилетняя кузина Филиппа Мария Тюдор унаследовала английский престол в 1553 году после смерти своего сводного брата-протестанта Эдуарда VI. Протестантский элемент Англии предпринял несколько попыток свергнуть новую католическую королеву, что привело Марию к решению заключить союз с католической Испанией, решение, которое было непопулярным среди англичан, которым не нравилась идея иметь иностранного короля.

Дон Карлос

Английская национальная гордость не была готова поддержать испанского короля, который также был католиком, и вспыхнуло восстание под предводительством Томаса Вятта. Мария арестовала свою сводную сестру Елизавету, которую подозревала в соучастии в заговоре, и отправила ее в Тауэр, после чего пожары восстания были потушены. Испанцы не хотели позволять Филиппу уехать в Англию, пока не будет устранена угроза, исходящая от Джейн Грей. Несчастная Джейн и ее муж соответственно были обезглавлены.

Филипп Испанский должным образом прибыл в Англию и, чтобы возвысить Филиппа до того же ранга, что и Мария, его отец уступил ему Неаполитанскую корону, а также свои претензии на Иерусалимское королевство. Брак был отпразднован в июле 1554 года, Филипп был моложе своей невесты на одиннадцать лет. Филипп и Мария появились на монетах вместе, и между ними была подвешена единственная корона как символ совместного правления. Мэри, которая не знала любви после смерти матери, впервые в жизни влюбилась в возрасте тридцати семи лет.Филипп, намного моложе своей невесты, к сожалению, не ответил ей взаимностью. Отец Филиппа, Карл V, отрекся от престола в 1555 году, и Филипп стал королем Испании, Нидерландов и всех испанских владений в Италии и Америке. Филипп реактивировал испанскую инквизицию, пытаясь справиться с ростом протестантизма в Европе.

Мэри считала себя беременной, но была унижена, когда долгожданный ребенок не появился вовремя, и ей пришлось признать, что она ошибалась.Королева страдала от фантомной беременности. Филипп, никогда особенно не влюбленный в нее, вскоре после этого покинул Англию, оставив Марию одинокой и покинутой и жалко тоскующей по его возвращению.

Филипп ненадолго вернулся, чтобы заручиться поддержкой Англии в войне против Франции, которая привела к потере Кале в 1558 году, который находился в руках англичан после завоеваний Эдуарда III, что стало источником большой печали для королевы. Сообщается, что в то время она сказала: «Когда я умру и буду повержена, вы найдете Кале, написанное на моем сердце.« Мария снова считала себя беременной ребенком, который продолжит ее дело и обеспечит католическую преемственность. Это оказалось опухолью. Испании, так как она была в то время замужем за дофином Франции, нужно было избегать любой ценой. Он убедил Марию назвать Елизавету своей преемницей и выдать ее замуж за испанца. Елизавета сопротивлялась такому браку, и королева не могла, в с чистой совестью, заставь ее сделать это.Мария умерла, снова покинутая мужем, 17 ноября 1558 года либо от рака матки, либо от рака яичников.

Изабелла Клара Евгения

Не желая разрывать связь с Англией, Филипп предложил жениться на новой суверенной Англии, своей невестке Елизавете I, но его предложение было дипломатически отклонено. Филипп женился в третий раз на Елизавете Валуа, дочери короля Франции Генриха II в 1559 году. Он был очарован своей 14-летней невестой, и, несмотря на разницу в возрасте, Елизавета писала своей матери, что считает себя повезло выйти замуж за такого очаровательного принца.В браке родились две дочери: —

(i) Изабелла Клара Евгения Испанская (12 августа 1566 — 1 декабря 1633), которая вышла замуж за Альберта VII, эрцгерцога Австрии, имела троих детей, все из которых умерли в младенчестве

( ii) Екатерина Мишель Испанская (10 октября 1567 г. — 6 ноября 1597 г.) вышла замуж за Карла Эммануэля I, герцога Савойского.

Первоначально Элизабет была обручена с сыном Филиппа, Карлосом, но политические осложнения неожиданно привели к необходимости выйти замуж за Филиппа. Ее отношения с проблемным пасынком Карлосом были теплыми и дружескими.Несмотря на сообщения о его все более странном поведении, Карлос всегда был добр и нежен с Элизабет.

Сын и наследник Филиппа Дон Карлос был диким и непредсказуемым в своем поведении. Он питал сильную неприязнь к герцогу Альбе, который стал командующим войсками Филиппа в Нидерландах, должность, которая была ему обещана. Карлос также начал проявлять антипатию к своему отцу, убийство которого, по словам духовника Карлоса, он якобы обдумывал. Осенью 1567 г.Карлос готовился бежать в Нидерланды. Однако дон Хуан Австрийский, внебрачный сводный брат Филиппа, сообщил Филиппу о своих планах, и в январе 1568 года дон Карлос был арестован и помещен в одиночную камеру по приказу отца. Он умер в изоляции шесть месяцев спустя. Позже утверждалось, что он был отравлен по приказу короля Филиппа, хотя современные историки считают, что Карлос умер естественной смертью. Он очень похудел, и во время заключения у него развились расстройства пищевого поведения, чередуя самоголодание с обильными запоями.

У Элизабет случился выкидыш 3 октября 1568 года, и она умерла в тот же день вместе со своей новорожденной дочерью. После ее смерти ее мать Екатерина Медичи предложила свою младшую дочь Маргарет в качестве невесты для Филиппа, но Филипп отклонил предложение, потому что считал, что жениться на сестре умершей жены противоречит библейскому и каноническому праву. Он женился в четвертый раз на своей племяннице Анне Австрийской, дочери его сестры Марии Испанской и императора Священной Римской империи Максимилиана II, которая когда-то считалась невестой его сына Дона Карлоса.

Анна Австрийская

Говорят, что стареющий король был влюблен в свою молодую невесту, по общему мнению, это был счастливый брак, в котором родились четыре сына и четыре дочери:-

(i) Фердинанд, принц Астурийский (4 декабря 1571 — 18 октября 1578), умер молодым

(ii) Чарльз Лоуренс (12 августа 1573 — 30 июня 1575), умер молодым

(iii) Диего, принц Астурийский (15 августа 1575 — 21 ноября 1582) , умер молодым

(iv) Филипп III Испанский (3 апреля 1578 — 31 марта 1621)

(v) Мария (14 февраля 1580 — 5 августа 1583), умер молодым.

Анна Австрийская умерла от сердечной недостаточности через восемь месяцев после рождения Марии в 1580 году, а Филипп так и не женился повторно.

Филипп продолжил политику католиков Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской. Он был беспощаден в подавлении протестантизма в Испании, проявившегося в Вальядолиде и Севилье. Когда человек, приговоренный к смерти за ересь, упрекнул его в жестокости, он, как говорят, ответил: «Если бы мой собственный сын был виновен, как вы, я бы своими руками повел его на костер».В 1568 году мусульмане Гранады восстали против него и в конце концов потерпели поражение, но три года спустя, в 1570 году, в Нидерландах вспыхнуло восстание, представлявшее гораздо более серьезную угрозу.

Филипп был коронован королем Португалии в 1580 году и предпринял новую попытку восстановить контроль над северными Нидерландами. Елизавета I отправила помощь протестантам в Нидерланды. Филипп надеялся, что Мария, королева Шотландии, наследница английского престола, в конечном итоге станет королевой Англии и вернет страну в католицизм, но в феврале 1587 года Елизавета наконец подписала ей смертный приговор, и ее казнили в замке Фотерингей.

Филипп решил нанести удар по протестантке Елизавете и в июле 1588 года Испанская армада отплыла в Англию. 6 августа армада бросила якорь в Кале. В полночь восемь пожарных кораблей направились к испанским кораблям в гавани. Испанские корабли бежали в открытое море, что сделало их мишенью для англичан, многих испанских галеонов. были потоплены, а остальные направились на север. Армада обогнула Шотландию и направилась на юг, но сильный шторм отбросил многие корабли на ирландские скалы.Тысячи утонули, а тех, кому удалось добраться до суши, часто убивали англичане. Из 25 000 человек, отправившихся в Армаду, менее 10 000 благополучно вернулись домой.

Поражение испанской армады воодушевило протестантов по всей Европе. Буря, разбившая армаду, была воспринята врагами Филиппа как знамение воли Божией. Многие испанцы обвиняли в ее провале адмирала армады, но Филиппа среди них не было. Год спустя он заметил: «Это нечестие и почти богохульство — претендовать на знание воли Божией.Это происходит от греха гордыни. Даже короли, брат Николай, должны подчиняться воле Божией, не зная, что это такое. Они никогда не должны пытаться использовать его.

В 1591 году Арагон восстал против правления Филиппа. Военные кампании Филиппа создали серьезные финансовые проблемы, и к 1596 году Испания обанкротилась.

Филипп II умер от рака в возрасте 71 года в Эскориале, недалеко от Мадрида, 13 сентября 1598 года. Он умер мучительной смертью, сопровождавшейся тяжелым приступом подагры, лихорадки и водянки, которые он переносил терпеливо.В течение 52 дней состояние короля медленно ухудшалось. Почувствовав, что двигаться, чтобы помыться, было слишком больно, в его матрасе была прорезана дыра для выхода телесных жидкостей. Ему наследовал его сын Филипп III.

Родословная Филиппа II Испанского

Филиппа II Испанского

Отец: Карл V Император Священной Римской империи и король Испании

Дед по отцовской линии: Филипп I Кастильский

Прадед по отцовской линии: Максимилиан I, император Священной Римской империи

Прабабушка по отцовской линии: Мария, герцогиня Бургундская

Бабушка по отцовской линии: Иоанна Кастильская

Прадед по отцовской линии: Фердинанд II Арагонский

Прабабушка по отцовской линии: Изабелла I Кастильская

Мать: Изабелла Португальская

4 Дед по материнской линии: Мануэль I, король Португалии

Прадед по материнской линии: Фердинанд, герцог Визеу

Прабабушка по материнской линии: Беатрис Португальская

Бабушка по материнской линии: Мария Арагонская

Прадед по материнской линии: Фердинанд II Арагонский

Прабабушка по материнской линии: Изабелла I Кастильская

Филипп II: молодость и влияние

Родился в Ва lladolid 21 мая 1527 года принц был смышленым ребенком и получил всестороннее образование, что сделало его одним из самых эрудированных монархов своего времени. Он увлекся коллекционированием книг и предметов искусства, а также механических инструментов и реликвий.

В начале своей жизни Филип начал проявлять черты характера, которые позже стали более выраженными, такие как интроверсия, эмоциональная дистанцированность и крайняя религиозность. Чувство идентичности монарха, привитое ему с детства и составлявшее одну из его выдающихся черт, наполняло его отчужденностью даже по отношению к тем, кто был ему ближе всего.В его образе жизни преобладала его привязанность к ритуальной регулярности церемониала: его распорядок дня должен был соответствовать жесткому протоколу и строгому расписанию. Он придавал большое значение здоровью и чистоте.

Филип рано попал в политический центр внимания, когда его отец был еще жив. В 1543 году, в возрасте шестнадцати лет, его отец Чарльз передал ему регентство в сердце Испании, которого он боготворил.

В том же году он отпраздновал свою свадьбу с Марией Мануэлой, дочерью португальского короля Жуана III и Екатерины Испанской, одной из сестер его отца. Обоим было по шестнадцать, молодая пара приходилась двоюродными братьями и сестрами. Политической подоплекой союза было желание укрепить связи между испанской и португальской династиями. Это было связано с целью подчинения последнего независимого королевства на Пиренейском полуострове испанскому правлению, если португальский королевский дом вымрет, поскольку прадедушка и прадедушка Филиппа объединили королевства Кастилия, Арагон и Гранада.

Брак продлился всего два года, так как юная невеста умерла в 1545 году после рождения первенца, которого окрестили Карлом в честь деда.Филипп овдовел в возрасте всего восемнадцати лет. Это был опыт, который должен был повториться несколько раз на протяжении всей его жизни.

В 1548 году Филипп впервые покинул Испанию, проведя несколько лет, посещая различные территории под властью Габсбургов. Он также встречался с представителями австрийской линии династии. В отличие от большинства Габсбургов из предшествующих ему поколений, которые, как правило, получили чрезвычайно многоязычное и интернациональное воспитание, Филипп вырос в Испании с кастильским испанским языком в качестве родного и не выучил должным образом никаких других важных языков. Он очень мало говорил по-французски, по-итальянски или по-немецки. Усиленный его отчужденным характером, этот недостаток мешал общению с теми, кто не говорил по-испански, и вскоре он приобрел репутацию высокомерного человека среди своих австрийских родственников.

В Нидерландах он столкнулся с богатой культурной жизнью этих регионов, которая оставила в нем неизгладимый след. Всю оставшуюся жизнь он был страстным коллекционером произведений фламандских мастеров.

В 1554 году он отправился в Англию, чтобы жениться на своей второй жене, Марии Тюдор, известной как «Кровавая Мэри» из-за преследований некатоликов.Предысторией этого брака была надежда, что это может привести к возвращению Британии в лоно католической церкви. План состоял в том, чтобы сын, который, как надеялись, должен был произойти в результате этого союза, унаследовал не только Британию от своей матери, но и Нидерланды от своего отца, таким образом сформировав королевство, которое охватило бы Ла-Манш и вместе с Испанией окружило бы Францию.

Этот план так и не был реализован. Поддавшись давлению британской знати, Филипп был вынужден отказаться от любых претензий на совместное правление.Его брак со стареющей и болезненной английской королевой остался бездетным и превратился в отношения на расстоянии, поскольку Филипп вернулся в Нидерланды к 1555 году, чтобы принять власть после отречения своего отца.

Филипп II 1527–1598 Король Испании

Филипп II правил Испанией в то время, когда она достигла своего наивысшего могущества. Член династии Габсбургов, он руководил империей, в которую входили нации в Европе и колонии в Америке. Хотя Филиппу не удалось достичь своих внешнеполитических целей в Нидерландах и Англии, его покровительство* искусствам помогло создать в Испании золотой век.

Управление империей. Сын Карла V и Изабеллы Португальских, Филипп взял под свой контроль Испанию в качестве регента* в 1545 году, во время отсутствия отца. С 1548 по 1551 год Филипп путешествовал по Италии, Германии и Нидерландам. Поездка дала ему опыт европейской политики и знакомство с фламандской* и итальянской культурой эпохи Возрождения. Филипп был женат четыре раза — на Марии Португальской, Марии I Английской, Елизавете Валуа и Анне Австрийской.

Будучи мужем Марии I, Филипп был соправителем Англии, где жил около года после их свадьбы в 1554 году.Он покинул Англию, чтобы присоединиться к войнам своего отца против Франции. Когда Карл V отрекся* от испанского престола в 1556 году, Филипп стал королем и унаследовал империю, включавшую американские колонии, Нидерланды и несколько небольших европейских территорий.

Филипп столкнулся со многими проблемами во время своего правления. Хотя беспорядки, связанные с протестантской Реформацией*, угрожали стабильности его империи, он не решался применить силу для борьбы с ересью*. Однако он использовал всю мощь испанской инквизиции* против протестантских группировок в Испании.

Филип попытался реформировать структуру и финансы испанского правительства. У Карла V остались огромные долги, которые заставляли его сына несколько раз прекращать выплаты из королевской казны. Большая часть расходов пошла на войну и строительство кораблей в Средиземном море. Основная угроза здесь исходила от турок-османов*, которые в 1560 г. разгромили Испанию на острове Джерба ​​у побережья Северной Африки. Однако объединенные испанские и итальянские силы одержали решающую морскую победу над турками в 1571 г. в битве при Лепанто. у берегов Греции.Филипп также столкнулся с восстанием в Нидерландах, которые добивались независимости от Испании. Филипп надеялся подавить восстание жесткими мерами, но подавить восстание ему не удалось. В результате военные расходы продолжали расти.

Кризис престолонаследия заставил Филиппа вторгнуться в Португалию в 1580 году, чтобы поддержать свои претензии на португальский престол. Он основал свою столицу в Лиссабоне и правил Португалией как Филипп I до своей смерти. Затем он решил, что Англия представляет серьезную угрозу для его империи. В 1588 году он предпринял попытку морского вторжения в Англию, что привело к дорогостоящему поражению его флота, Испанской армады.Огромные расходы на управление империей истощали экономику страны на протяжении всего правления Филиппа.

Хотя иностранные дела требовали от него большого внимания, Филипп не пренебрегал государственными делами дома. Он реформировал казну и заключил налоговые соглашения с кортесами, национальным собранием Испании. Филипп также реорганизовал правительство, чтобы обеспечить более эффективное управление войной, и построил флот для Средиземного моря. Поскольку в Испании не было столицы, в 1561 году он выбрал Мадрид.

Филипп неустанно подавлял восстания в своей обширной империи.В то же время он уважал автономию разных провинций в Испании, и большинство из них оставались мирными на протяжении всего его правления. Однако в последние годы правления Филиппа напряженность в провинции Кастилия усилилась, в основном из-за противодействия повышению налогов. В 1591 году он также столкнулся с угрозой восстания в испанской провинции Арагон.

Репутация и достижения. Действия Филиппа за границей нажили ему много врагов. Его подавление восстания в Нидерландах вызвало враждебность со стороны голландцев, в то время как англичане высмеивали его за провал Армады.За границей ходили зловещие слухи о том, что Филипп убил сына и жену. Даже испанские чиновники придрались к пристрастию короля к бумажной работе.

Несмотря на множество проблем и обязанностей, связанных с управлением Испанской империей, Филипп внес существенный вклад как меценат. Он построил или восстановил великолепные дворцы и сады и поддерживал ведущих художников эпохи Возрождения по всей Европе. Филипп также приглашал к своему двору иностранных музыкантов, собирал редкие книги и рукописи, финансировал научные исследования и географические изыскания.

Филипп II был стойким католиком, но изменил законы, дискриминирующие евреев. Он также признал необходимость некоторой религиозной терпимости в Нидерландах. Он поддержал реформу католической церкви и сыграл важную роль в успехе последних сессий Тридентского собора. Тем не менее, он также последовательно выступал против церковной политики, с которой не соглашался.

( См. также Архитектура; Искусство в Испании и Португалии; Англия; Нидерланды; Османская империя; Испания.)

* patronage

Поддержка или финансовая спонсорство

* Regent

человек, который действует от имени монарха, который слишком молод или не в состоянии править

* Flemish

относящийся к Фландрии, области на побережье современной Бельгии, Франции и Нидерландов

религиозное движение, зародившееся в 1500-х годах как протест против определенных обычаев Римско-католической церкви и в конечном итоге приведшее к созданию различных протестантских церквей

учение установленной церкви

* Испанская инквизиция
901 61

суд, учрежденный испанскими монархами, который расследовал дела христиан, обвиненных в отступлении от официальной доктрины Римско-католической церкви, особенно в период 1480–1530 гг.

Империя в 1300-х годах; империя в конечном итоге включала большие территории Восточной Европы, Ближнего Востока и Северной Африки

см. цветную табличку 13, том.4

Фелипе Габсбург (1527-1598) | WikiTree БЕСПЛАТНО Семейное древо

Фелипе (Филипп II) «Рей де Эспанья, Сицилия-и-Серденья, Эль-Пруденте» Габсбург Родился в Вальядолиде, Кастилия и Леон, Испания Предки Муж Мария (Тюдор) английская — состоите в браке 25 июля 1554 г. (до 17 ноября 1558 г.) в Винчестерском соборе , Хэмпшир, Англия. Потомки Умер в Эль-Эскориал, Мадрид, Испания

Последнее изменение профиля | Создано 7 декабря 2008 г.

Эта страница была просмотрена 12 544 раз.

Предшественник
Мэри I
Король Англии и Ирландии (jure uxoris)
25 июля 1554 г. – 17 ноября 1558 г.
Преемник
Елизавета I
Предшественник
Карл I
Rey de España
16 января 1556 г. – 13 сентября 1598 г.
Преемник
Филипп III
Предшественник
Энтони или Генри
Король Португалии и Алгарви
16 апреля 1581 г. – 13 сентября 1598 г.
Преемник
Филипп II

Биография

Филипп II Габсбург известен.

Филипп II (исп. Felipe II «el Prudente») — король Испании с 1556 г. и Португалии с 1581 г. (как Филипп I, Филипе I). С 1554 года он был королем Неаполя и Сицилии, а также герцогом Милана. Во время своего брака с королевой Марией I (1554–1558 гг.) он также был королем Англии и Ирландии. С 1555 года он был лордом семнадцати провинций Нидерландов. Его империя, известная по-испански как «Филипп Благоразумный», включала территории на всех континентах, которые тогда были известны европейцам, включая его тезку Филиппинские острова.Во время его правления Испания достигла пика своего влияния и могущества. Его иногда называют Золотым веком. Выражение «империя, над которой никогда не заходит солнце» было придумано во времена Филиппа, чтобы отразить размеры его владений.

Источники

  • Королевская родословная Д. Ричардсон, 2013 г. Том. V стр. 215
  • http://en.wikipedia.org/wiki/Philip_II_of_Spain
  • Вейр, А. (1996). Дети Генриха VIII (стр. 211-212). Нью-Йорк: Книги Баллантайн.Распечатать
  • Le Portrait dans l’histoire du pays de Luxembourg , автор Raymond Weiller, издание 1983 года в сотрудничестве с Musée de l’Etat du Grand-Duché de Luxembourg.

Дополнительные инструменты генеалогии

Поиск, спонсируемый Ancestry.com

Филипп II составляет 34 градуса от Элвина Эйли, 23 градуса от Андре-Мари Ампера, 18 градусов от Брайана Бору МакСеннетига, 33 градуса от Бертольда Брехта, 25 градусов от Бенджамина Бриттена, 31 градус от Будевейна Буха, 24 градуса от Дональда Данстана, 9 градусы от Евы Экеблад, 31 градус от Гарри Гудини, 24 градуса от Нишель Николс, 14 градусов от Уильяма Уоллеса и 23 градуса от Стивена Гринвуда на нашем едином генеалогическом древе.Войдите, чтобы найти свое соединение.

Филипп II Испанский: достижения и биография — видео и стенограмма урока

Внутренние дела

Хотя Филипп официально стал королем в 1556 году, после того как его отец отрекся от всех своих престолов и ушел в отставку, он был оставлен во главе Испании несколькими годами ранее в качестве регента Карла в 1543 году в нежном возрасте 16 лет.

В то время Испания была одной из крупнейших империй, которые когда-либо знал мир. Помимо контроля над самой Испанией, король также контролировал южную Италию, Нидерланды, Мексику, большую часть Карибского бассейна и большие районы Южной Америки.Эта империя была очень богатой, но ее содержание обходилось очень дорого; Выплатить долги королевства и стать финансово обеспеченным было бы одной из целей всей жизни Филиппа, и ему так и не удалось это полностью.

Несмотря на то, что Испания была такой большой империей, в ту эпоху она была раздроблена и децентрализована. Испания была образована менее чем за столетие до этого в результате слияния Кастилии и Арагона. Оба этих меньших королевства сохранили свои собственные законы и обычаи, как и Королевство Наварра, которое было присоединено к королевству Карлом V, и Королевство Португалия, которое Филипп завоевал после того, как его король умер бездетным.Из-за этого Филиппу II часто приходилось передвигаться осторожно, чтобы не оскорбить людей, нарушив местные законы или обычаи. В результате он работал над централизацией правительства и ограничением власти местных чиновников.

Чтобы продемонстрировать свою власть, а также внести свой вклад в свою пожизненную страсть к искусству и католической церкви, Филипп приказал построить El Escorial за пределами своей новой столицы Мадрида. Это великолепное здание должно было стать не только его дворцом, но и университетом, музеем и монастырем.

Отношения с Англией

Огромное богатство и власть Филиппа сделали его при жизни главной фигурой в католической Европе. В то время многие христиане начали сомневаться в моральных основах католической церкви и протестовать против ее власти. Фактически они образовали несколько новых христианских деноминаций, таких как лютеране и кальвинисты. Это было известно как протестантская Реформация .

Поскольку он считал себя защитником католической церкви, Филипп был полон решимости бороться против протестантизма везде, где только мог.В то время одним из самых известных королевств, покинувших Церковь, была Англия, правитель которой, Генрих VIII , стал протестантом после того, как Церковь отказала ему в разводе с женой. Филипп II посвятил большую часть своей жизни попыткам вернуть Англию в лоно католиков.

Филипп обручился с дочерью и наследницей Генриха VIII, Марией I в 1554 году. Брак был в значительной степени политическим. Мария желала иметь сильного союзника-католика, который помог бы ей сохранить контроль над своим королевством, а Филипп и Карл были рады помочь и расширить влияние Габсбургов в этом процессе.Марии в то время было 37 лет, а Филиппу — на десять лет меньше. Однако союз казался стабильным. В отличие от своего отца, Мария была общепризнанной католичкой и противником протестантизма. К сожалению, Мария умерла от рака в 1558 году, не оставив наследника. Затем Филипп безуспешно пытался обручиться с сестрой своей покойной жены, Елизаветой I , которая не проявляла интереса, вероятно, из-за ее симпатии к протестантизму.

Желание Филиппа вернуть Англию католической церкви, а также добавить ее в свой собственный список территорий, стало движущей силой той эпохи. Этому не способствовало то, что английские пираты преследовали испанские корабли, воруя золото и другие припасы, отправляемые из колоний в Испанию, или то, что Елизавета открыто вступила в союз с протестантскими повстанцами в Нидерландах.

В ответ на все это в 1588 году Филипп начал Испанскую армаду , которая должна была вторгнуться в Англию, взять под контроль нацию и позволить ему править ею, раз и навсегда разгромив английских протестантов. Однако Армада столкнулась с непогодой и была разбита штормами в Ла-Манше, прежде чем потерпела поражение от сэра Фрэнсиса Дрейка .Это поражение опустошило испанский флот, но ответственность за потери взял на себя Филипп II. Он выделил средства ветеранам конфликта, а также выплатил компенсации семьям погибших в походе.

Голландское восстание

Филипп II также участвовал в конфликте с протестантскими повстанцами на своей территории в Нидерландах. Протестантизм набирал силу на территории в течение ряда лет, и протестанты на территории регулярно подвергались преследованиям и притеснениям со стороны королевского правительства. Кроме того, Филипп взимал дополнительные налоги с процветающих городов региона, чтобы помочь финансировать свои военные кампании и стабилизировать экономику Испании. Он также потребовал, чтобы он лично наблюдал за Нидерландами, несмотря на то, что Испания находилась в двухнедельном путешествии на корабле от этого региона.

Начиная с 1568 года Нидерланды восстали против Филиппа и Испании, получая помощь от других региональных протестантских правительств, включая Елизавету I Английскую. Голландцы имели преимущество на протяжении большей части конфликта: города Нидерландов были процветающими и находились так далеко от Испании.Однако 80-летняя война продлится десятилетия и поглотит преемников Филиппа II.

Наследие Филиппа

Ко времени своей смерти от рака в 1598 году Филипп II был неоднозначной фигурой в Испании и во всем мире. Хотя его считали покровителем искусств, хорошо образованным, крестоносцем католической церкви и преданным администратором, многие из его усилий увенчались лишь частичным успехом. Кроме того, его многочисленные конфликты с соседями обошлись ему невероятно дорого и еще больше нанесли ущерб неустойчивой экономике Испании.Его попытка вторжения в Англию и усилия против голландцев сделали его ненавистной фигурой в протестантском мире, и английские писатели изображали его негативно вплоть до современной эпохи.

В 20-м веке, во время и после Гражданской войны в Испании, силы Франсиско Франко пытались удержать Филиппа в положительном свете из-за его усилий по централизации королевства и борьбе за католическую веру. Однако эти усилия заставили многих противников Франко атаковать память Филиппа II.На заре 21 века были предприняты попытки пересмотреть наследие Филиппа и увидеть в нем могущественного правителя и человека своего времени.

Краткое содержание урока

Филипп II был единственным сыном Карла V , императора Священной Римской империи и первого короля Габсбургов в Испании. Став королем Испании , Филипп II стал правителем одной из крупнейших империй, которые когда-либо видел мир. В течение своей долгой жизни он пытался расширить власть Испании, централизовать правительство и защитить католическую церковь от протестантских реформаторов.Это привело его к серии длительных конфликтов, в первую очередь с Англией, в которой он безуспешно пытался завоевать страну с помощью испанской армады, и к войне с голландскими повстанцами Нидерландов.

Эти войны подорвали экономику Испании, которая и без того была слабой по сравнению со многими соседями. Несмотря на его амбиции, многие цели Филиппа были достигнуты лишь частично. Однако он был способным администратором и ученым меценатом, оставившим неизгладимый след в Испании и ее соседях.

фестивальных книг эпохи Возрождения — Габсбургские фестивали

Идиома, на которой прославляли Габсбургов, частично произошла из рыцарского бургундского мира, описанного в Хрониках Оливье де ла Марш и частично из иконографии Святого Римская империя. Пожалуй, единственные постоянные праздники Габсбургов в первой половины 16 века были двуглавыми имперскими орел, Геркулесовы столбы и личный девиз Карла, нон плюс ультра . Сам фестиваль был местом культурного обмен, посредничество и гибридность, как когда Мария Венгерская устроила турнир, который включал в себя соколиную охоту и рыцарские поединки во дворце Бинш в Германии, по мотивам испанского рыцарского романа Амадис де Гаула [0117].


Карл V (1500 -1558). Император Священной Римской империи. Париж: Бальтасар Монкорне, 1650-1660
BL 1762.a.1 vol. 2 Увеличенное изображение

Карл был монархом, который постоянно находился в движении, стремясь обеспечить через личный контакт лояльность его подданных во многих провинции, земли и государства, входившие в его империю.Он посетил Германия девять раз, Испания шесть, Италия семь, Фландрия десять, Франция четыре раза, Англия дважды. Он плавал по Средиземному морю восемь раз. и атлантическая четверка. Его потомки, трое Филипсов, которые последовали за ему (Филиппу II, III и IV), в противоположность этому ограничивались в основном на Пиренейском полуострове.

Хотя фонды Британской библиотеки небогаты Испанский материал, есть фестивальные книги, посвященные королевским заявкам. в Толедо, Валенсию и Памплону и, прежде всего, материальные невестам, которые ехали, чтобы занять место своих мужей стороны — как когда Изабель де Валуа проходила через Толедо на своем пути выйти замуж за Филиппа II или когда Маргарита Австрийская путешествовала Италия, чтобы жениться на его сыне [e.г. 0138, 0139, 0140].

Брат Карла Фердинанд, несмотря на то, что был доставлен в Испании, вдохновил бы подобный диапазон празднований в Восточной Европа как король римлян, на их исконных землях в Тироле, Венгрия, Польша и части современной Германии [0087, его коронация 0098].

Его преемники от императора Максимилиана и эрцгерцога Фердинанда Эрнсту эрцгерцогу Австрии [0137], и Фердинанд Австрийский [0152], также представлены.

По этой коллекции можно проследить развитие власти Габсбургов от имперской коронации в Аахене в 1519 г. [например. 0076, 0078, 0079], внеочередной Мадридский мир, подписанный пленным Франциском я [0083], Утверждение Карла как Императора Папой (последнее утверждение в своем роде) в Болонье в 1529 г. [e.g. 0086, 0087], Выход Филиппа на европейскую сцену и его успехи через Западную Европу из Италии в Нидерланды [e.г. 0114, 0115, 0116], его брак с Марией Тюдор, который в отчетах фестивалей вырисовывается больше чем в историографии Тюдоров [например. 0118, 0119, 01:20], Битва при Лепанто в 1571 г., в которой, как писал Сервантес, Миф о турецкой непобедимости рухнул, даже если в конце концов миф не фигурировал в османских экспансионистских устремлениях долгое время. [0132, 0133].

Отчеты о фестивалях также акцентируют внимание на историях выдающихся королевские семьи Европы, их рождения и крещения [0143], браки [0073], браки [0120], коронации [0076, 0085, 0098] и смерти, в том числе похороны Фердинанда «Католика», Карл V и Мария Тюдор, 0125, 0126], и Филипп III [0146].

Торжество, устроенное для королевского входа, дало возможность цементировать связь между сувереном и городом, но это могло также представляют собой подтверждение колониального господства. Например, Чарльз изменил отношение к Нидерландам как к королю, а не просто как герцог был прославлен при въезде в Брюгге в 1515 году. Поглощение Португалии Испанией в 1580 г. ознаменовалось триумфальным въезд Филиппа II в Лиссабон и подтвержденный Филиппом III посещение в 1619 г. Королевские входы могут также укрепить коммерческие связи и благоприятные условия торговли, например, когда английские купцы заплатили за триумфальное арка в Лиссабоне для той же записи Филиппа III [0144]. Некоторые события, например въезд Карла в Париж в 1541 г. [0109, 0110, 0111], на пути к кровавому подавлению Гента за его отказ платить еще более высокие налоги были моментами чрезвычайных дипломатических или международных сближение.Внезапное появление Чарльза, принца Уэльского, в Мадриде для заключения брака с испанской инфантой в 1623 г. было таким же неортодоксальным ходом [0148, 0149, 0150].

Однако статус фестивальной книги как исторического документа необходимо тщательно квалифицировать, осознавая, что в некоторых Например, въезд Филиппа II в Антверпен в 1549 г. события, описанные в книге , на самом деле никогда не происходили [0116].Въезд был прерван не только из-за сильного дождя, но и многих сложных архитектурных сооружений, щедро описанных в фестивальная книга так и не была создана, потому что не было было достаточно времени, чтобы сделать это.

Фестивальные книги, если не считать оговорок, могут многое рассказать нам о придворный ритуал, старшинство и этикет. Бургундский придворный этикет был завезен в дом Филиппа II в 1548 г., в частности чтобы сгладить проблемы, которые может вызвать его европейское турне. окружение и народы очень разных обычаев.Это было испытание баллотироваться за его внешне безупречное поведение в Англии, когда он женился на Марии Тюдор и смело попробовал местное пиво.

Книги фестиваля предлагают важную связь для изучения международного отношения (одна из них имеет увлекательное дело с Сулейманом Великолепным [0097]), не только потому, что они посвящены международным событиям, династическим браки, визиты послов и траур в каждом уголке империи, но и потому, что одно событие может быть рассказано в много разных языков для разных национальных аудиторий. Преимущество объединение нескольких учетных записей конкретных событий — это возможность читать их друг против друга, чтобы понять, как они реагируют аудитории, для которой они были написаны, и как они могут отражать повестка дня этой культурной среды.

Книги Фестиваля были и пропагандой, и новостями, принося в плен общественности в личные миры своих монархов и правящих элит, а для историка они открывают окно в тайный мир придворного ритуала, а также понимание культурных форм с точки зрения политические элиты раннего Нового времени выражали и прославляли их сила.Фестивальная книга, возможно, была самой ранней формой международные новости, информирующие все части империи о последних триумф, столкновение или событие, в котором участвовал их монарх. Просто потому, что мы не должны верить всему, что читаем в прессе не означает, что мы не должны читать его, чтобы быть хорошо информированными.

Расскажи мне больше:

Король Испании Филипп II

Сьюзен Флантцер © Unofficial Royalty 2019

Кредит – Википедия

Помимо того, что он был королем Испании (1555–1598), Филипп (Фелипе по-испански) был также королем Португалии (1581–1598), королем Неаполя и Сицилии (1554–1598), герцогом Миланским (1540–1598), лордом из семнадцати провинций Нидерландов (1555–1598) и jure uxoris (по праву жены) король Англии и Ирландии во время его брака с английской королевой Марией I с 1554 года до смерти Марии в 1558 году.

Родители Филиппа, император Священной Римской империи Карл V и Изабелла Португальская; Кредит — Википедия

Филипп родился 21 мая 1527 года во Дворце Пименте в Вальядолиде, тогдашней столице Испании. Он был старшим ребенком короля Испании Карла I, который также был Карлом V, императором Священной Римской империи, и Изабеллы Португальской, дочери короля Португалии Мануэля I и его второй жены Марии Арагонской. Отец Филиппа Карл был наследником трех ведущих династий Европы: Валуа Бургундского, Габсбурга Австрийского и Трастамара Испанского.Он был первым, кто правил единой Испанией. Как Габсбург, он унаследовал Австрию и другие земли в Центральной Европе, а также был избран преемником своего деда Максимилиана I на посту императора Священной Римской империи.

Крещение Филиппа II, потолок, сохранившийся в Паласио-де-Пиментель в Вальядолиде; Кредит — Википедия

Филипп был потомком короля Фердинанда I Арагонского и королевы Изабеллы I Кастильской (династия Трастамара в Испании):
Король Фердинанд I Арагонский женился на королеве Кастилии Изабелле I → Королева Кастилии Хуана I вышла замуж за Филиппа, герцога Бургундского → Чарльз V, император Священной Римской империи женился на Изабелле Португальской → Филиппе II Испанском

г.

Он также был потомком Карла Смелого, герцога Бургундского (династия Валуа Бургундского):
Карл Смелый, герцог Бургундский женился на Изабелле Бурбонской → Мария, герцогиня Бургундская вышла замуж за Максимилиана I, императора Священной Римской империи → Филипп, герцог Бургундский женился на королеве Кастилии Хуане I → Карл V, император Священной Римской империи женился на Изабелле Португальской → Филипп II Испанский

И он был потомком Фридриха II, первого императора Священной Римской империи из Дома Габсбургов (династия Габсбургов в Австрии): Фридрих III, император Священной Римской империи женился на Элеоноре Португальской → Максимилиан I, император Священной Римской империи женился на Марии, герцогине Бургундской → Филипп, герцог Бургундский женился на королеве Кастилии Хуане I → Карл V, император Священной Римской империи женился на Изабелле Португальской → Филипп II Испанский

У Филиппа было четверо братьев и сестер:

Филипп был хорошо образован и получил академическое образование, отражавшее дух эпохи Возрождения. Он изучал труды гуманистического движения, математики, науки и религии. Помимо своего родного испанского, Филипп свободно говорил на португальском и латыни, но с трудом выучил немецкий и французский языки. Он также обучался охоте, рыцарским турнирам, танцам и музыке. На протяжении всей своей жизни у Филиппа была страсть к коллекционированию произведений искусства, реликвий, механических инструментов и особенно книг. Его личная библиотека считалась крупнейшей в западном мире. Его коллекция насчитывала более 13 500 томов, включая рукописи на греческом, иврите и арабском языках.Став взрослым, Филипп проявил большой интерес к географии, картографии, архитектуре и природе.

Филипп женился четыре раза, четырежды овдовел и имел детей от трех своих жен.

Мария Мануэла; Кредит — Википедия

(1) Мария Мануэла, принцесса Португалии (1527–1545), двойная двоюродная сестра Филиппа, дочь дяди Филиппа по материнской линии, короля Португалии Жуана III, и его тети по отцовской линии Екатерины Австрийской. Они поженились в Саламанке, Испания, 12 ноября 1543 года.У Филиппа и Марии Мануэлы был один сын, и Мария умерла через четыре дня из-за осложнений при родах. Первоначально она была похоронена в Королевской часовне Гранады, но в 1549 году ее останки были перенесены в Королевский склеп монастыря Эль-Эскориал.

  • Карлос, принц Астурийский (1545–1568), умер неженатым, Карлос был психически неуравновешенным и был заключен в свои комнаты Филиппом в начале 1568 года после участия в заговоре с целью убийства Филиппа.

Филип и Мэри, Бедфордская коллекция, Вобурнское аббатство; Кредит — Википедия

(2) Королева Англии Мария I (1516–1558), некогда удаленная двоюродная сестра Филиппа, дочь короля Англии Генриха VIII и Екатерины Арагонской

В 1554 году Филипп заключил политический брак со своей двоюродной сестрой, королевой Англии Марией I.Католичке Марии было 37 лет, и было жизненно важно, чтобы она вышла замуж и произвела на свет наследника-католика, который заменит ее сестру-протестантку Елизавету. Был предложен Эдвард Кортни, 1-й граф Девон, потомок Плантагенетов. Однако Мария хотела выйти замуж за Филиппа, единственного сына двоюродного брата Марии Карла V, императора Священной Римской империи. Филипп был вдовцом и был на одиннадцать лет моложе Марии. Парламент умолял ее пересмотреть свое решение, опасаясь, что угроза брака с иностранной королевской семьей может повлиять на независимость Англии.Когда Мария настояла на том, чтобы выйти замуж за Филиппа, вспыхнуло восстание, возглавляемое Томасом Вяттом, с целью свергнуть Марию в пользу ее сводной сестры Елизаветы. Вятт двинулся на Лондон, но потерпел поражение и был казнен.

Мария и Филипп поженились в Винчестерском соборе 25 июля 1554 года. Мария настояла на том, чтобы Филипп получил титул короля и чтобы все официальные документы были подписаны на их имена. Брак не удался. Хотя Мария была влюблена в Филиппа, он находил ее отвратительной. В сентябре 1554 года Мария подумала, что беременна, и продолжала проявлять признаки беременности до июля 1555 года, когда ее живот пришел в норму. Ребёнка не было. После четырнадцати месяцев брака Филипп вернулся в Испанию в августе 1555 года. Мария была убита горем и впала в глубокую депрессию. Филипп действительно вернулся в Англию в 1557 году и был счастливо принят Марией. Филипп хотел, чтобы Англия присоединилась к Испании в войне против Франции. Мэри согласилась, и результатом стала потеря Кале, последнего оставшегося владения Англии в континентальной Европе. Филипп покинул Англию в июле 1557 года и больше никогда не вернулся. Мария сказала об этих потерях: «Когда я умру, вы найдете слова «Филипп» и «Кале», выгравированные на моем сердце.Мария умерла в 1558 году и была похоронена в Вестминстерском аббатстве в Лондоне, Англия.

Элизабет Валуа; Кредит — Википедия

(3) Елизавета Валуа (1545–1568), дочь короля Франции Генриха II и Екатерины Медичи. Они поженились по доверенности в 1559 году в соборе Нотр-Дам в Париже, Франция, а затем лично в Гвадалахаре, Испания. Филипп и Елизавета зачали пять дочерей и сына, но выжили только две дочери. Елизавета умерла 3 октября 1568 года, через несколько часов после рождения недоношенной дочери, которая также умерла и была похоронена в Королевском склепе монастыря Эль-Эскориал.

Анна Австрийская; Кредит — Википедия

(4) Анна Австрийская (1549–1580), племянница Филиппа, дочь Максимилиана II, императора Священной Римской империи, и Мария Испанская, сестра Филиппа. Они поженились по доверенности 4 мая 1570 года в Пражском соборе и лично в часовне Алькасар-де-Сеговия в Испании 14 ноября 1570 года. Это был счастливый брак, и у Филиппа и Анны было пятеро детей. Анна умерла от сердечной недостаточности 26 октября 1580 года и была похоронена в Королевском склепе монастыря Эль-Эскориал.

Филип и Анна пируют с семьей и придворными — Алонсо Санчес Коэльо; Кредит — Википедия

Физически истощенный после 40 лет правления, отец Филиппа Карл отрекся от престола в 1555 году и удалился на покой в ​​монастырь, где и умер через три года. После отречения Карла Священную Римскую империю унаследовал его младший брат Фердинанд, которому уже в 1521 г. были переданы австрийские земли. Испанская империя, включая владения в Нидерландах и Италии, досталась Филиппу.Две империи оставались союзниками до 18 века, когда испанская ветвь Дома Габсбургов вымерла.

Королевский дворец Сан-Лоренсо-де-Эль-Эскориал; Предоставлено – Turismo Madrid Consorcio Turístico из Мадрида, Испания – Monasterio EscorialЗагружено Ecemaml, CC BY 2.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=6581920

Филипп II был набожным католиком и был яростным противником протестантской Реформации. Он чувствовал необходимость навязать католицизм в странах, которыми он управлял, и насильственно отвергнуть постоянно растущий протестантизм с помощью испанской инквизиции.Это привело к многочисленным военным конфликтам с Нидерландами и с Англией, против которых он направил испанскую армаду с ее неудачной миссией в 1588 году. Благодаря огромному золоту и серебру, полученному из его американских владений, Испанская империя при Филиппе достигла апогея своего мировое господство, включая расцвет искусства и культуры. Филипп построил Королевский комплекс Сан-Лоренцо-де-Эль-Эскориал (известный как Эль-Эскориал) недалеко от Мадрида, который служил монастырем, базиликой, королевским дворцом, погребальным пантеоном, библиотекой, музеем, университетом, школой и больницей.Сегодня это по-прежнему традиционное место захоронения испанской королевской семьи. Из-за многочисленных военных конфликтов могущество Испанской империи уже к концу правления Филиппа пошло на убыль.

Король Испании Филипп II; Кредит — Википедия

К концу жизни у Филиппа пошатнулось здоровье. В 1595 году подагра причиняла ему сильные боли, делая его почти неподвижным, и для него было изготовлено специальное инвалидное кресло. Он также страдал от повторяющихся эпизодов малярии. Дочь Филиппа Изабелла Клара Евгения была для него большим утешением.Она помогала отцу с государственными делами, оформляла его документы, читала важные сообщения и переводила для него отчеты с итальянского на испанский. В течение последних трех месяцев своей жизни Филипп был прикован к постели и сильно мучился. Он умер в возрасте 71 года 13 сентября 1598 года в своих покоях в Эль-Эскориале. Филипп был похоронен в Пантеоне королей, мавзолее испанских королей, в склепе дворцовой церкви Эскориал.

Пантеон королей в Эль-Эскориале; Кредит — Википедия

Эта статья является интеллектуальной собственностью неофициальной королевской семьи и ни при каких обстоятельствах не подлежит копированию, редактированию или размещению в любой форме на другом веб-сайте.Разрешено использовать ссылку, которая ведет на неофициальную королевскую семью.

Процитированные работы

  • De.wikipedia.org. (2018). Филипп II. (Испания) . [онлайн] Доступно по адресу: https://de.wikipedia.org/wiki/Philipp_II._(Spanien) [По состоянию на 8 сентября 2018 г.].
  • En.wikipedia.org. (2018). Карл V, император Священной Римской империи . [онлайн] Доступно по адресу: https://en.wikipedia.org/wiki/Charles_V,_Holy_Roman_Emperor [По состоянию на 8 сентября 2018 г.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.