Аргументы из произведения судьба человека: Аргументы к ЕГЭ по рассказу М.Шолохова «Судьба человека»

Содержание

Аргументы к ЕГЭ по рассказу М.Шолохова «Судьба человека»

Проблема Пример
1)Проблема ужаса войны В рассказе М.А. Шолохова «Судьба человека» эта проблема раскрывается на образе Андрея Соколова, который был строителем, человеком мирной профессии. На войне он стал одним из бойцов, частью войска. Война перечёркнула жизнь героя, как и жизнь всей страны. Он остался без семьи: жены, дочерей и сына. Все уничтожила война. Весь путь унижений, испытаний, лагерей – это борьба человека и бесчеловечной машины, которая загубила миллионы невинных жизней.
2)Проблема патриотизма В рассказе М. Шолохова «Судьба человека» получили развитие идеи великой ненависти мирных советских людей к войне, к фашистам «за все то, что причинили они Родине», и в то же время – великой любви к Родине, к народу, которая хранится в сердцах солдат. Автор показывает красоту души и силу характера русского человека, который жизнью жертвует ради Отечества.
3)Проблема любви, счастья Ах, как любил свою жену герой рассказа М.Шолохова «Судьба человека», как ценил свое маленькое семейное счастье, где было трое детей! В это и был смысл его жизни – жить ради любимой женщины и дорогих детей! Но посмотрите, как судьба все переворачивает, оставляя его одиноким. Но выдюжит Соколов, не сломается, а счастье обретет в маленькой семье, где главным человеком станет усыновленный Ванюша. Жизненный смысл есть! Он заключается в счастье сына!
4)Проблема нравственности Война для героя рассказа М.А. Шолохова «Судьба человека» Андрея Соколова — это не только бесчеловечная машина, уничтожающая всё живое, но и испытание на человеческое достоинство. В лагере он впервые убивает человека, не немца, а русского, со словами: «Да какой же он свой?». Это и испытание потерей «своего». Попытка бегства оказывается неудачной, так как таким способом из-под власти уйти нельзя. Сцена в комендантской, когда он не стал пить за победу Германии, а сказал о том, что думал, доказывает, что герой – это человек, для которого в этой ситуации высшее благо – смерть. Этот поступок вызывает уважение даже у врага — садиста-коменданта. Сила человеческого духа побеждает! Герой остаётся жив.
5)Проблема чести и достоинства русского солдата Через много испытаний, которые он выдерживает, пришлось пройти герою рассказа М.А. Шолохова «Судьба человека» . Не предав в комендантской чести русского солдата, он не теряет достоинства и перед своими товарищами. «Как будем харчи делить?» – спрашивает его сосед по нарам, а у самого голос дрожит. «Всем поровну»,– ответил Соколов. Дождались рассвета. Хлеб и сало резали суровой ниткой. Досталось каждому хлеба по кусочку со спичечную коробку. Такое нравственное поведение в тяжкие годы испытаний достойно уважения.
6)Проблема силы духа Сила духа помогает Андрею Соколову, герою рассказа М. Шолохова, сохранить в себе человеческое достоинство. Сначала детдом, затем война. После бегства Соколов попадает не в лагерь, а в стрелковую часть. И тут ещё одно испытание – весть о смерти жены Ирины и дочерей. А в День Победы Соколов теряет своего сына. Самое большое, что даёт ему судьба, – это увидеть мёртвого сына перед тем, как похоронить его в чужой земле. Сколько же нужно силы, чтобы сжать в комок эту щемящую боль! Но герой делает это и продолжает жить!
7)Проблема милосердия, смысла жизни Проблему милосердия поднимает М. Шолохов и в рассказе «Судьба человека». В первый же послевоенный год Андрей Соколов возвращается к мирной профессии и случайно встречает маленького мальчика Ваню. У героя появляется цель, появляется человек, ради которого стоит жить. Да и Ваня тянется к Соколову, обретает в нём отца. Не смогла война уничтожить человеческое в человеке, не сломала его.
8)Проблема семьи Семья для Андрея Соколова была тем нравственным стержнем, который составляет суть человека. Он горячо любил жену, детей, а война отняла у него все. Но герой не сломался, он вновь создал маленькую семью, усыновив Ванюшу. Теперь есть ради кого жить и трудиться.
9)Проблема роли книги в жизни человека, роли искусства Считаю, что каждый должен прочитать рассказ М.Шолохова «Судьба человека», потому что он учит нравственной стойкости, патриотизму, жизненной осмысленности, силе духа. Это настольная книга для молодого человека, воспитывающая его и наставляющая на путь истинный.
10)Проблема воспитания Убежден, что Андрей Соколов, прошедший ад Великой Отечественной войны, достойно воспитает мальчика Ванюшу, которого он усыновил. Нравственно стойкий человек, гуманный, целеустремленный, разовьет в сыне самые лучшие мужские качества, и вырастет из мальчика достойный гражданин, настоящий человек.
11)Проблема исторической памяти М. Шолохов в рассказе «Наука ненависти» с потрясающей детальностью показывает читателю ужасы войны, чтобы напомнить людям о той цене, которую заплатила наша страна за Победу, за счастливую, мирную жизнь детей и внуков. Страшные картины изнасилованной и убитой девочки и зверски порубленных на куски красноармейцев — это напоминание о том, чего забывать нельзя.
12)Проблема трусости, предательства А вот Андрей Соколов в рассказе М.Шолохова на предательство не способен, потому что не трус. Он отказался в лагере пить за победу фашистской Германии. Такое поведение вызывает уважение.
13) Проблема героизма Я считаю героической жизнь Андрея Соколова из рассказа М.Шолохова «Судьба человека». Судите сами: он потерял всю семью (жену и троих детей), прошел ад Великой Отечественной войны, но остался человеком, способным на великий нравственный поступок – усыновление сироты Ванюши. Все потеряв, начинает жизнь сначала! Это героизм, величайший нравственный подвиг!
14) Проблема одиночества В рассказе М.А.Шолохов «Судьба человека» Андрей Соколов потерял на войне всю семью: от бомбёжки погибли жена и дочери, разрушен дом, в День Победы погиб старший сын. Герой очень одинок, но одинок и мальчик-сирота Ваня, который остался без родителей. У него нет ни семьи, ни дома. И эти два человека объединились в семью, чтобы попытаться быть счастливыми!
15) Проблема войны и мира. Войне, ужасу потерь, разрухи и голода М.Шолохов в рассказе «Судьба человека» противопоставляет мир детей и семьи. Мы видим, что Андрей Соколов, потеряв всех родных, усыновляет сироту Ванюшу и начинает жизнь с чистого листа. Так хочется верить, что у этой маленькой семьи все получится, рядом с надежным отцовским плечом вырастет настоящий человек – Иван Соколов!

Аргументы для сочинения 9.3 из книги «Судьба человека» (ОГЭ по русскому языку)

Название рассказа одновременно и очень простое и вместе с тем очень емкое. В нем ведется речь о судьбе конкретного человека — солдата Андрея Соколова, но это и пронзительная история о ставшей уже далекой, но всегда волнующей теме: человек на Второй Мировой Войне. Этот небольшой по объему рассказ превращается в эпопею, в гимн несокрушимой воли, человечности, доброты и мужества на фоне совершенно чудовищных событий на войне, в тылу, в плену, и затрагивает он уже не судьбу одного человека, а судьбу целого поколения. Многомудрый Литрекон представляет аргументы из книги «Судьба человека» для сочинения 9.3. Вы найдете литературные примеры по большинству известных тем экзаменационных сочинений.

Целеустремленность 

  1. В самом начале рассказа мы видим Андрея Соколова совсем еще молодого, но уже перенесшего гибель родителей, голод, одиночество. Однако он не унывает, работает, учится, бросает вызов судьбе. Герой заводит свою семью, пытаясь дать тепло такой же одинокой девушке, как он сам — сироте Ирине, ставшей его женой, и принести радость и довольство своим детям. Ради этого Андрей работает, не жалея сил, и достигает успеха, получив жилье и заведя хозяйство. До войны он приобрёл все, о чем мечтал, правда, только лишь для того, чтобы война все это отняла.
  2. Пример целеустремленности можно найти в рассказе «Судьба человека». С первого дня пребывания в плену Соколов мечтал сбежать, да все не представлялся удобный случай. Один раз ему показалось, что вот он, спасительный билет домой! В то время он был в Познанском лагере. Послали его и других пленных в ближайший лес рыть могилы для погибших пленных. Соколов заметил, что двое его охранников за едой, а третий задремал. Он бросил лопату и через кусты в лес. Он сбежал довольно далеко от лагеря, но его все же разыскали с помощью поисковых собак, которые порядком покусали героя. Ободранного в крови его доставили в лагерь, где он целый месяц отсидел в карцере. Однако, остался жив. За два года плена объездил почти всю Германию и везде искал возможность для побега. И вот его назначили шофером и отправили на задание. Рассчитав свои силы, он снова попробовал бежать, но на этот раз успешно! Победу обуславливает именно целеустремленность.

Великодушие и доброта

  1. Великодушие играет особую роль на войне. Только ему по силам предотвратить бессмысленные потери. Так, когда Андрей Соколов попал в плен, он был сильно ранен и едва держался на ногах. И в это время к Андрею тихонько подошел один пленный. Спросил, где болит, и представился военврачом. Он вправил вывихнутую руку Андрея и пошел дальше опрашивать пленных. «Вот что значит настоящий доктор! Он и в плену и в потемках свое великое дело делал» — рассказывал Соколов попутчику. 
  2. Великодушие может спасти человека от одиночества и горя, ведь оно приближает нас к людям и развеивает мрачные думы. Так, главный герой рассказа «Судьба человека», Андрей Соколов обрел новую семью благодаря своей доброта. Оказавшись в Урюпинске, он работал дальнобойщиком. После рейса всегда заглядывал в придорожную чайную. Там и заприметил малыша. Он был лет 5-6 –ти, оборван, грязен, и только голубые как небо глазенки печально глядели на мир. Соколов не понял, как это произошло, но он уже скучал по ребенку, и каждый раз радовался, когда встречал его у чайной. Как-то в очередной раз, увидя его у чайной, позвал: «Ванюшка, иди сюда, покатаю, а потом пообедаем». Мальчик так и вскинулся: «Откуда ты знаешь, что меня Ваней звать?». Залез в машину и все смотрел на Андрея и вздыхал. По его словам, отец погиб на фронте, а маму убило бомбой в поезде. «Закипела тут во мне горючая слеза, и сразу я решил»: Не бывать тому, чтобы нам порознь пропадать! Возьму его к себе в дети» — подумал герой. Он выдал себя за отца Вани и с тех пор заботился о нем. Доброта помогла не только Ване, но и самому Андрею, ведь он смог выйти из своего одиночества и начать жизнь заново.

Взаимовыручка

  1. На войне очень важно поддерживать друг друга, ведь через испытания проще проходить сообща и рука об руку. Это подтверждает пример из рассказа «Судьба человека». Андрей Соколов был вызван к коменданту лагеря за резкие высказывания против действий администрации. Но там русский солдат не стал унижаться, а продемонстрировал достоинство и смелость. За проявленную храбрость отпустил комендант Соколова и дал ему со стола небольшую буханку хлеба и кусок сала. Еле-еле пленник добрался до своих, свалился в беспамятстве, а, когда очнулся, все рассказал товарищам, и поделили они эту краюху хлеба и сало – ниткой. Каждому досталось по небольшой крошке, но даже такая мелочь поддержала бойцов и придала им решимости достойно сносить испытания, чтобы дожить до освобождения и поесть сала вдоволь. Только взаимовыручка спасала их от отчаяния.
  2. В тяжелые времена крайне важно сплотиться с согражданами и выстоять под градом ударов судьбы. Это доказывает пример из рассказа «Судьба человека», где главный герой принимает решение взять на себя заботу о сироте. Разговаривая с ребенком и узнав его печальную историю, герой наклонился к нему и спросил, знает ли Ваня, кто он? В ответ на отрицательный жест Соколов выдал себя за отца мальчика. Услышав это,  малыш кинулся на шею Андрея с криком: «Папка родненький! Я знал! Я знал, что ты меня найдешь! Все равно найдешь! Я так долго ждал, когда ты меня найдешь!». Этот крик радости положил начало новой жизни солдата и ребенка. Они теперь были не одиноки и шли плечом к плечу, чтобы радоваться мирному небу. Они выручили друг друга, став одной семьей: мальчик спасся от голода и беспризорности, а Андрей — от тоски по погибшим родственникам и одиночества.

Героизм

  1. Героизм проявляется в безграничной преданности родине, когда мы не отрекаемся от нее даже с риском для жизни. Такой пример описал и М.А. Шолохов. Из-за критики в адрес руководства трудового лагеря военнопленного Соколова вызвали в штаб. За столом собралось все лагерное начальство. Пьют, закусывают. Один из них уточнил, такие ли слова говорил пленный. Андрей подтвердил. Вначале комендант решил лично его расстрелять, затем передумал, налил ему стакан шнапса, взял кусочек хлеба, положил на него кусочек сала, протянул Соколову со словами: «Выпей за победу немецкого оружия». Солдат отказался, рискуя погибнуть. Он храбро выдержал испытание, не унизился, поэтому его пощадили и даже наградили едой. Его героизм заключается в сохранении патриотизма и достоинства даже в минуты ужасных испытаний.
  2. Героизм советских солдат сделал мечту о победе явью. Один из таких примеров описал М.А. Шолохов в рассказе «Судьба человека». Решив бежать из плена, русский солдат продумал, как взять с собой ценного пленного и помочь родной стране. В прифронтовой зоне он оглушил немецкого инженера и увез его на передовую. Тут он попал в самое пекло: сзади фашисты стреляют, а спереди свои — пытаются машину остановить. Ветровое стекло пробили, радиатор пробили, бегут к машине. Он выпрыгнул из машины, упал на землю, а дышать нечем. Первым подбежал к нему молодой боец, с криком: «Что, фриц, заблудился?». Рванул тогда Соколов с себя мундир и пилотку. И воскликнул: «Сынок, да какой же я фриц, если я из Воронежа». Андрей предложил ему развязать в машине привязанного майора, взять у него портфель, а его отвести к командиру. Командир при всех офицерах обнял его и сказал: «Спасибо тебе, солдат, за дорогой гостинец, какой привез от немцев. Твой майор с его портфелем нам дороже двадцати «языков». Буду ходатайствовать перед командованием о представлении тебя к правительственной награде». Поступок Андрея был настоящим подвигом, ведь он похитил инженера, рискуя жизнью.

Подвиг

  1. Война требует от человека не только смелости, но и готовности к подвигу. Герою рассказа «Судьба человека» не раз приходилось идти на отчаянный шаг, чтобы отстаивать интересы родной страны. Например, в сорок четвертом году он работал на шахтах в Рурской области, но хотел убежать из плена, чтобы снова пойти на фронт. В один из дней дневную смену выстроили, и приезжий чин спросил через переводчика, есть ли среди пленных шофёры. Так Соколова определили возить на немца-инженера в чине майора армии. Недели две возил он майора из Потсдама в Берлин и обратно, а когда послали его в прифронтовую полосу на строительство оборонительных рубежей, тут Соколов окончательно решил сбежать, да не просто так, а захватив с собой инженера. На этот раз он хорошо подготовился. Все предусмотрел, даже немецкий мундир и пилотку. По дороге он маленько пришиб майора и привязал его, чтобы не свалился при быстрой езде, а сам на большой скорости повёл машину туда, где идет бой. Рискуя жизнью, он прорвался к своим и привез им ценного пленника. Это и есть подвиг, из сотен таких сформировалась победа.
  2. Настоящие подвиги бывают не только на войне. Даже в мирное время человек может проявить героизм и самоотдачу. Так, главный герой рассказа «Судьба человека» взял на себя огромную ответственность, решив усыновить беспризорного ребенка после войны. Андрей жил скромно и сам нуждался в помощи, ведь потерял на войне и дом, и всю семью. Однако он решился сделать еще одно доброе и отважное дело — дать сироте шанс вырасти в семье и стать достойным человеком. «Два осиротевших человека, две песчинки, заброшенные в чужие края военным ураганом невиданной силы… Что — то ждет их впереди? И хотелось бы думать, что этот русский человек, человек несгибаемой воли, выдержит и около отцовского плеча вырастет тот, который, повзрослев, сможет все вытерпеть, все преодолеть на своем пути, если к этому позовет его Родина» — так заключает свое повествование автор, уважая выбор своего героя.

Патриотизм

Человек, который любит родину по-настоящему, никогда от нее не отречется. Так, главный герой рассказа «Судьба человека» рискнул своей жизнью, но все равно не выполнил приказ коменданта лагеря военнопленных. Андрей не выпил за победу нацистов, хоть за отказ ему и грозила смерть. Тогда комендант заявил, чтобы он выпил за свою погибель. Разозлился Андрей, однако стакан взял и выпил до дна. Тот предложил ему закуску, а Андрей решил перед смертью напиться и заявил, что после первой не закусывает. Немцам стало интересно. Комендант налил ему второй стакан, последовал тот же ответ, ему налили третий, он его выпил и откусил маленький кусочек хлеба. После этого комендант стал очень серьезный, безоружный, подошел к Соколову и сказал: «Вот что, Соколов, ты — настоящий русский солдат. Ты храбрый солдат. Я — тоже солдат и уважаю достойных противников. Стрелять я тебя не буду». Даже враги признавали величие русского патриотизма, который наши солдаты не теряли даже под страхом смерти.

Война

  1. Война — это жестокое время, когда ценность человеческой жизни падает ниже уровня животного. Когда Андрея Соколова захватили в плен, с него, раненого, содрали с него одежду, сапоги и погнали на запад, не думая, дойдет он или нет. Вскоре он оказался в колонне с другими пленными. Сопровождающие издевались над пленными, били без зазрения совести, а тех, кто падал — пристреливали. Андрею не дали упасть, подхватили его и затолкали вглубь колонны. Ночевать загнали в церковь с разбитым куполом. Лил сильный дождь и не было ни одного сухого местечка. В таких условиях находились тогда тысячи людей, и все они стали жертвами бездумного кровопролития, ведь, даже если они выживали, последствия такого содержания пагубно отражались на их здоровье.
  2. Война отнимает у человека все самое дорогое, что у него есть. Так, главный герой рассказа «Судьба человека» вернулся из плена и получил отпуск за подвиг — взятие в плен немецкого инженера. Из госпиталя Андрей написал письмо жене, надеясь на скорый ответ. Через три недели получил письмо из Воронежа, от соседа. Он написал, что еще в первые годы войны немцы бомбили авиазавод, и один снаряд упал прямо на дом Соколовых. В это время в доме была жена и обе дочери. От дома осталась только воронка. Сына Анатолия в доме не было. Через неделю Соколов был в Воронеже, на месте своего дома увидел воронку, заполненную водой, поросшую бурьяном. От такого зрелища солдат отчаялся, ведь все эти годы плена стремился лишь к своей семье, которой теперь не было. Да, войну советские солдаты вскоре выиграли, но воронка в душе Андрея осталась незаживающей раной.

Мечта

Мечта является главным стимулом к жизни и преодолению препятствий. Так, главный герой рассказа «Судьба человека», потерявший почти всю семью в ходе войны, вернулся в свою дивизию, где получил весточку от сына, который тоже сражался с врагом. Андрей узнал, что его сын во время войны поступил в артиллерийское училище. И вновь у Соколова возникла надежда на то, что война вскоре закончится, вернутся они в свои родные места. Сын женится, пойдут детки, он будет опять в кругу семьи среди любящих людей. Оказалось, что отец и сын шли к Берлину разными путями, находятся совсем близко друг от друга. Опять Андрей жил надеждой на скорую встречу. Но ровно 9 мая под Берлином сын Анатолий был убит немецким снайпером, и мечта увидеть сына оборвалась и лишила героя смысла жизни. Лишь новая надежда, появившаяся после встречи с сиротой Ванечкой, вернула Андрею желание жить.

Сознательность

  1. На войне людям приходится принимать непростые, но единственно правильные решения, от которых зависят жизни других бойцов. Так, Андрей Соколов был вынужден стать орудием правосудия в рядах соотечественников. Нашелся среди пленных доносчик. Он заявил молоденькому комиссару, что на перекличке выдаст его, ведь враги обещали привелегии тем, кто шел на сотрудничество с ними. Соколов не мог допустить такой подлости и придушил предателя, чтобы спасти жизни честных людей. Он проявил сознательность, предотвратив другие жертвы.
  2. Сознательность — это ощущение своего нравственного долга перед семьей, родиной и самим собой. Это качество есть у Андрея Соколова, героя рассказа «Судьба человека». Оглядываясь на все то, что пришлось перенести главному герою, читатель поражается его внутренней силе, душевной теплоте. Увидев бедного осиротевшего ребенка, который жил, где придется и кормился тем, кто что подаст, Соколов нашел в себе неизрасходованный запас душевных сил, теплоты на то, чтобы начать все с начала, согреть маленького Ванюшку и постараться построить для него новый счастливый мир. На своем жизненном пути Андрей претерпел многочисленные трудности, видел горе, перенес потери самых дорогих и любимых людей. Но он не озлобился на весь мир, не очерствел, а остался добрым, человечным, способным воспринять чужую боль, сохранив способность помочь тем, кому еще труднее. Это и есть проявление сознательности, ведь все это время герой думал не о себе, а о том, что было ему дорого: родине и семье.

Любовь

Силу любви проверяет на прочность война. Когда оккупанты напали на СССР, уже на третий день после начала боев, Андрею пришла повестка из военкомата. И буквально на следующий день мобилизованных отправляли на фронт. Провожала Андрея вся семья. Дети как могли крепились, а жена Ирина не могла прийти в себя о горя: «Командиры объявляют посадку, а она упала мне на грудь, руки на моей шее сцепила и вся дрожит, будто подрубленное дерево…». Она чувствовала, что они расстаются навсегда, и предчувствие сбылось. Однако даже несмотря на разлуку и горе, Андрей и Ирина сохраняли верность друг другу, пока их не разлучила смерть.

Сила духа

  1. Превратности судьбы Андрея Соколова заставляют нас, современных людей, живущих в довольстве, пересмотреть свои жизненные установки и понять, сила духа позволяет преодолеть любые трудности. Судьба с детских лет была сурова к Андрею. Семья сильно бедствовала. В гражданскую войну он воевал в рядах Красной Армии в дивизии Киквидзе. В 1922 году подался на Кубань, работал на кулаков. Семья Андрея — его отец, мать и сестренка, оставшиеся в воронежской области, умерли с голоду. Он остался совершенно один, но не пал духом, а продолжил бороться за жизнь. Через год вернулся в Воронеж, работал вначале плотником, затем слесарем на заводе. Через год женился и стал заботиться о супруге и детях. Эти годы были самыми счастливыми в его жизни. Но ведь он не достиг бы того, что получил, если опустил руки и перестал идти к цели. Именно сила духа позволила ему вырваться из нищеты и завести семью.
  2. Находясь на передовой, в первые годы войны, когда на долю защитников выпала очень суровая доля — отступать, Соколов не сгибается, не отчаивается, верит в будущие победы. Он понимает, что трудно не только бойцам на фронтах, но и женщинам и детям в тылу, когда они, работая почти круглосуточно, приближали будущие победы. Думая об этом, герой старается выполнить свой долг честно и работает водителем даже под градом пуль и снарядов. Сила духа позволяет ему держаться стойко не терять самообладание. Именно поэтому ему удалось не только пережить вражеский плен, но и сбежать оттуда, прихватив важного заложника. Так, обычный водитель выполнил задание разведчика и принес неоценимую пользу своей стране.

Счастье

Для большинства людей счастье заключается в мирной семейной жизни. Так, Андрей Соколов чувствовал себя счастливым, когда женился. Его супруга была сиротой из детдома. Она оказалась очень любящей, спокойной, доброй, понимающей. В семье всегда царили мир и покой. Жена Ирина умела очень тактично улаживать любые семейные конфликты. У них родилось трое детей – две дочери и сын Анатолий. В двадцать девятом году Андрея увлекли машины, он окончил автошколу и сел за баранку грузовой. Родители души не чаяли в детях. Дети росли умные, трудолюбивые, радовали родителей своими успехами. Сыну особенно хорошо удавалась математика, он получал награды и похвальные грамоты. За десять лет семья скопила немножко денег и перед войной построила небольшой домишко из двух комнат, с кладовкой и коридорчиком. Им отвели участок в шесть соток вблизи авиазавода. Жена купила двух коз. Андрей был счастлив, имея все это, ведь семья стала для него неиссякаемым источником радости. Да, он жил скромно, но это не мешало ему наслаждаться жизнью и любовью.

Правда

Самое тяжелое испытание для человека — необходимость выбирать между горькой правдой и успокоительной ложью. Так и Андрею Соколову было трудно решить, что лучше: успокоить родных или написать правду? Вспоминать первые месяцы и годы войны бывшему солдату было очень трудно, письма из дома он получал часто, а сам писал редко. Не хотелось писать бодреньких писем, когда на фронтах не все ладится, когда идет отступление. Однако и в таких условиях Андрей пытался успокоить домашних, уверяя их, что несмотря на то, что сейчас армия отступает, обязательно за этим последует мобилизация сил, и СССР обязательно даст отпор врагам. Андрею не нравилось, когда солдаты писали семьям жалостливые письма. Он понимал, что не легко тогда было всем, и хотел найти баланс между жестокой правдой и ложными надеждами, не желая обманывать или же пугать близких.

Смелость

  1. Соколов — мужественный и бесстрашный человек. Он не сгибается перед врагом, не прячется за чужие спины, дерзко отвечает за сказанные в бараке слова. Вечером среди своих Соколов бросил такую горькую фразу: «Им по четыре кубометра выработки надо, а на могилу каждому из нас и одного кубометра через глаза хватит». К сожалению, кто-то из своих донес немцам слова Андрея. И вечером он был вызван в комендантскую, где охотно выпил за собственную смерть, но не стал поднимать бокал за победу врага. Оценив его смелость, комендант передумал его расстреливать и наградил едой. Соколов перед лицом неминуемой гибели находит в себе силы не дрогнуть, не унизиться перед врагом. Даже ненавидящие его нацисты не могли не оценить его мужества.
  2. Отвага часто находит свое применение в стрессовых ситуациях. Именно тогда человек вынужден отважиться на смелый поступок. Так, в рассказе «Судьба человека» главный герой решился на побег из трудового лагеря. Соколов — настоящий патриот своей Родины, поэтому он не только мечтал сам вырваться из плена, но и задумал и осуществил похищение немецкого майора. Соколов оглушил пленника и поехал, рассчитывая появиться в гуще сражения, чтобы перейти на свою сторону. Так и произошло: Андрея едва не убили, но ему удалось проскользнуть к соотечественникам. Ценой невероятного риска он выполнил свой долг, защитив интересы отечества, и сбежал от врага.

Одиночество

Одиночество — это одно из самых тяжелых испытаний, с которыми приходится сталкиваться человеку. На долю Андрея Соколова выпали очень трагичные обстоятельства. Погибает от попадания снаряда в дом его семья — жена и дочери. Он находит в себе силы радоваться тому, что у него есть старший сын, с которым он мечтает начать новую счастливую жизнь. Но судьба приготовила для солдата еще один сокрушительный удар. В самый день победы, девятого мая, под Берлином, от руки снайпера погибает его единственный сын Анатолий. Андрей Соколов остается совершенно один: «Похоронил я в чужой, немецкой земле последнюю свою радость и надежду, ударила батарея моего сына, провожая своего командира в далекий путь, и словно что — то во мне оборвалось…». В одиночестве герой не видел смысла жизни и обрел его лишь тогда, когда взял на воспитание сироту Ванечку.

Автор: Олеся Шавердова

Нравственная сила русского человека (по рассказу М. Шолохова Судьба человека)

  • Сочинения
  • По литературе
  • Шолохов
  • по рассказу Шолохова Судьба человека

Произведение “Судьба Человека” Шолохова наполнено трагическими событиями, свойственными времени Второй Мировой Войны, которые показывают все ужасы и несправедливость войны. Вместе с главным героем, солдатом на поле брани, мы проходим через все испытания предоставляемые судьбой, но по итогу остаемся практически ни с чем. Это произведение отчасти о несгибаемой воле русского человека, о его стрессоустойчивости и храбрости.

В произведении повествуется о временах Великой Отечественной Войны. Нас знакомят с Андреем Соколовым, мобилизованным в ряды армии. В родном городе у него остаются жена и две дочери, что придает ему ещё большей мотивации для победы. Но впервые же месяцы войны его тяжело ранят и забирают в плен фашистские захватчики. В плену он знакомится с немецким концлагерем, со всеми его ужасами, и отвратными вещами. Однако благодаря своей воле и храбрости ему удается избежать расстрела и вернуться к своим на фронт. Вскоре его ожидает ещё одно испытание.

В недолгом фронтовом отпуске вернувшись в свой родной город, он узнаёт о смерти своей семьи под немецкими бомбами. Единственным близким человеком ему приходится его сын офицер, тоже сражающийся за честь страны на передовой. Но как мы знаем, реальный мир бывает очень жесток, и практически всегда непростительно несправедлив. После победы в войне Андрей узнает о гибели сына в последний день войны. Разбитый и подавленный он отправляется жить далеко от своего родного города, однако, это ещё не все испытания, уготовленные на его долю судьбой. Работая в чужих местах. Встречая там мальчика сироту, он берёт его под свою опеку. Так и заканчивается история Андрея Соколова.

Произведение даёт нам понять, насколько ужасна была война, и что она принесла людям, жившим в ту эпоху. Изо всех сил стараясь выжить и вернуться к своей семье, Андрей получает лишь разочарование и нестерпимую душевную боль от потери любимых. Это показывает всю несправедливость и ужас ВОВ. Но благодаря таким произведениям, мы учимся на прошлых ошибках, стараясь не совершать их в будущем. Именно это пытается донести Шолохов. Старайтесь не наступать на одни и те же грабли дважды.

Вариант 2

После прочтения рассказа Михаила Александровича Шолохова “Судьба Человека ” ощущаются непередаваемые впечатления. Этот рассказ основан на реальных событиях. Однажды, А. М. Шолохов встретил Андрея Соколова с маленьким мальчиком и тот поведал писателю свою историю. Из неё исходит, что Соколов человек с сильным характером и просто стальной силой воли.

Андрей очень любил свою семью и был рад своей жизни, но когда наступила война мужчина пошел на войну. Он жил мыслями о родном доме, о семье. Это помонало ему не сломаться и сохранять силу воли, чтобы не сдаться, не отступиться от прежних убеждений.

Соколов был очень патриотичным человеком. Когда он впервые оказался в тылу врага, то нечаянно услышал разговор двух своих собратьев по несчастью. Один из них хотел сдать другого. Андрей не выдержал этого и убил его. Первый раз в жизни, убив человека. Потому что он не мог отступиться от своих моральных ценностей.

У Андрея Соколова была очень сложная судьба. Сначала погибла любимая жена с дочерями, потом и сын, с которым Андрей так хотел встретиться. В день победы над фашизмом мужчина остался один. Больше у него не было никого. Тогда Соколов решился на главный поступок в его жизни. Он приютил мальчика, такого же потрёпанного войной, как и сам Андрей.

Также Андрей очень добрый человек, даже тогда когда он был голоден и его чуть не убили, но за храбрость дали хлеб с салом, Соколов, после того, как выспался, поделил сало и хлеб со всеми товарищами по несчастью. То есть он думал не только о своих потребностях. Нет, он знал, что все точно так же хотят есть и у всех есть свой груз на душе, который они несут на себе.

Всё это говорит о сложной судьбе обычного человека, который смог преодолеть все трудности и в конце все же получить “вознаграждение” от судьбы — Ваню, “нового” сына, новую жизнь и новые возможности. Этот рассказ о храбрости, о силе воли, о милосердии, о настоящей любви и искренней преданности общему делу.

Сочинения

Судьба человека Шолохова — это произведение, где автор раскрывает на примере жизни героя тему судьбы человека. В работе автор показал жизнь героя, которому пришлось пережить годы войны.

Написал Шолохов свою работу быстро, а в ее основу лег рассказ одного человека, прототипа главного героя, который поделился своей историей из жизни. Эта история стала его исповедью, о которой не смог молчать писатель. Вот он и подарил миру произведение, где рассказал о пережитых страданиях, о непобедимости простого солдата, в чьем характере проявляются истинные русские черты. Мы же напишем сочинение на тему Судьба человека, которое поможет ученикам написать свою итоговую работу по литературе.

Судьба человека краткое сочинение рассуждение

М. А. Шолохов написал рассказ в 1956 году. Начинается произведение встречей автора с героем рассказа Соколовым. Это был человек, глаза которого словно засыпанные пеплом, наполнены смертной тоской. И Соколов увидел собеседника, которому захотелось излить душу и он рассказал о своей судьбе. При этом мы видим, что в судьбе одного героя отразилась судьба всего народа.

Прочитав произведение, хочется отметить, что это был обычный человек трудяга. Ему пришлось жить в период гражданской войны, пережил он и голодные двадцатые. После осел в Воронеже, встретил жену и мечтал о семье, где будет много детей. Но, пришла война и разрушила все его планы.

Отправился на фронт и Соколов. Однако попадает в плен к фашистам. Пришлось хлебнуть ему горькой судьбы, живя за колючей проволокой концлагеря. Слушая его рассказ о нечеловеческих условиях, в которых жили пленные, мы понимаем всю жестокость врага. Признается Соколов в своей исповеди и в убийстве человека. На врага, своего. Но своим его трудно назвать, ведь тот пошел на предательство. Даже истощенный голодом Соколов, думает прежде всего не о себе, а о своих товарищах, неся еду и разделяя ее пополам со своими товарищами.

Нашему герою удалось пережить плен, он вернулся домой. Только его никто не встречает. На месте его дома — теперь воронка от бомбы. Война не только принесла ему тяжелые испытания пленом, но и одиночество, боль, забрав навсегда жену, дом, надежду на счастье. Отстояв право на свободную жизнь, выборов независимость Родины, наш герой теряет сразу все.

Поражает то, что несмотря ни на что, этот человек не сломлен, не ожесточен, его добрая натура продолжала в нем жить и дальше. Да, он не может понять, за что судьба с ним так жестока, за что такие муки, но живая душа все равно стремится к жизни. И вот судьба, словно смилостивившись над ним, послала встречу с маленьким мальчиком, у которого война забрала родных и близких. Два одиночества встретились, чтобы воссоединиться. Соколов усыновил ребенка, подарив ему всю свою теплоту. И здесь мы видим истинное проявление человечности.

Шолохов Судьба человека: герои произведения

Главным героем рассказа Шолохова является Андрей Соколов — это добрый, умный и гуманный человек, который имел безграничную любовь к Родине и был привязан всей душой к родному краю. Этого человека не сломала война, не ожесточила, а его душа не очерствела. Он сумел выдержать все тяготы военного времени, сохранив отзывчивость души и свое человеческое достоинство. По одноименному рассказу Шолохова был снят фильм.

Сочинение на тему: «Судьба человека» М. Шолохова

5 (100%) 2 votes

Сочинение рассуждение на тему Судьба человека

В этом мире есть люди, которые склонны к фатализму. Они считают весь мир полностью предопределенным, в частности, собственную судьбу. Такое мировоззрение также есть у некоторых религиозных людей, которые считают любое событие данным, так сказать, свыше.

Если придерживаться таких взглядов, то кажется и делать ничего не нужно, ведь любые события происходят сами собой. Чему быть – того не миновать – так говорят фаталисты и для этих людей судьба человека представляется просто написанной книгой, которую сам человек просто, так сказать, читает и в этом и заключается опыт проживания.

Есть и другие люди, которые, если следовать приведенному сравнению, считают каждого человека автором своей собственной книги. Те, кто не придерживается фатализма, полагаются только на собственные усилия и полагают себя владельцами судьбы. Этот взгляд в какой-то степени может считаться более творческим и активным.

Однако, если посмотреть детально, то воззрения фаталистов и не фаталистов особенно не различаются в практическом уровне. Кому-то фаталисты могут казаться такими обреченными людьми, которые ничего не хотят делать, ведь каждое событие предначертано. При этом ситуация выглядит совсем не таким образом, так как кому-то предначертано быть простым человеком и ничего особенного не совершать, а кому-то – быть героем и совершать великие подвиги.

Подобным образом и люди, которые не считают судьбу предначертанной, могут проявлять личную инициативу и усилия или не проявлять. Соответственно, от этого будет зависеть, скажем так, насыщенность судьбы.

Поэтому, на мой взгляд, не существует значительного отличия какой именно концепции придерживаться. В любом варианте есть нечто ценное, а судьба всегда наполнена различными событиями и внутренним содержанием. Этот личный опыт, дорожка судьбы является действительно чем-то подобным книге, которая доступна только самому человеку, обладателю этой книги.

Наверное, нужно уметь быть и талантливым читателем и талантливым писателем. Ведь иногда люди не полностью понимают знаки, написанные для них судьбою, а иногда не хватает таланта, для того чтобы написать нечто действительно достойное человека.

Аргументы: Смелость и трусость в повести «Судьба человека»

В своем произведении «Судьба человека» М. Шолохов затронул тему трусости и смелости. Он показал, какого человека можно назвать храбрым, а какого – слабым и неспособным на подвиги. Отвага – важная черта характера, которая во многом формирует судьбу. Смел тот, кто может побороть свои страхи, преодолеть самого себя. А трус не способен взять вверх над своими фобиями, колебаниями, сомнениями, не может постоять за себя. Это духовное бессилие зачастую оборачивается трагедией, причем не только для него, но и для того, кто находится рядом с ним и нуждается в его защите. Писатель создал предельно понятные образы, которые демонстрируют и то, и другое.

  1. Андрей Соколов был обычным, непримечательным советским гражданином с привычным набором ценностей и добродетелей: семья, честный труд на рабочем месте, воспитание детей. В этом тихом мужчине никто не мог бы заподозрить героизма, пока он ходил на работу и жил, как все. Только война показала его истинное лицо: он оказался настоящим храбрецом, способным на риск и самопожертвование ради Родины. Не думая о себе, он бросался в бой и яростно сражался за родную землю. Яркий пример автор описал, находясь со своим героем на поле брани: когда гаубичная батарея нуждалась в снарядах, солдат пошел на выручку своим товарищам с криком: «Какой разговор! Я должен проскочить!». Он победил свой страх смерти, самый могущественный из всех ужасов, заставляющих человека отступить, и стал смельчаком, которым родина может гордиться.
  2. Храбрость проявляется не только в поле боя, но и в случаях, когда давление на личность оказывается не физическое, а психологическое. Тогда тоже нужно проявить мужество и стойкость, подавляя те страхи, на которых паразитирует противник, пытаясь добиться своего. Такая ситуация была у Андрея Соколова в плену: пока другие падали духом и сдавались, наш герой проявлял удивительную выдержку и храбрость в поисках способа сбежать от врага. Например, когда русских военнопленных погнали на задание (вырыть могилы для умерших собратьев), он воспользовался безалаберностью охраны и улизнул от своих стражей. За попытку бегства ему грозила немедленная расправа, но Андрей был смел и напорист, поэтому лагерная жизнь не сломила его волю. Свобода была для него дороже, чем сомнительная безопасность в рабстве. За день изнеможённый, но не сломленный солдат преодолел путь в 40 километров. Для такого подвига нужно феноменальное напряжение воли, называемое отвагой.
  3. Крыжнев, пленный рядовой солдат, проявил на войне трусость, которая обернулась невероятной подлостью с его стороны. Попав в руки к жестокому и кровожадному врагу, он испугался опасностей и лишений плена. Его страх подпитывался напряженной атмосферой, ведь немцы уже начали «чистку» в русских рядах. Они пытались выяснить, кто подлежит расстрелу на месте по национальному или партийному признаку. И тут герой решил воспользоваться моментом и заручиться благожелательностью хозяев положения, предав своих товарищей и выдав командира. В разговоре с ним стало ясно, что он руководствуется известным девизом трусов и эгоистов: своя рубашка ближе к телу. То есть ради себя он способен на все: предать, обмануть, убить. Страх полностью контролировал его, так что от такого «защитника» подвигов ждать не пришлось. Однако его расчетливая трусость не привела ни к чему хорошему: его же однополчане отвернулись от него, он был убит.
  4. Настоящее мужество было описано автором в сцене допроса Соколова. Мюллеру доложили, что он является неким неформальным лидером лагерного сообщества и создает оппозиционные настроения в коллективе. В частности, доносчик дословно воспроизвел фразу Андрея: «Им по четыре кубометра выработки надо, а на могилу каждому из нас и одного кубометра через глаза хватит». За подобные афоризмы герою грозил расстрел, и по этому поводу его вызвали к коменданту. Вместо того чтобы испугаться, он собрался и продемонстрировал редкую выдержку, достойно взглянув в лицо приближающейся гибели. Солдат резко и коротко отвечал на вопросы, не реагировал на провокации, отказался пить за победу Рейха. Его храбрость вызвала у врага смешанные чувства, и вопреки ожиданиям он был помилован. Таким образом, настоящая смелость всегда вызывает уважение и сулит обладателю авторитетность.

Автор: Наталья Тихомирова
Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Суть: о чём рассказ?

Рассказ «Судьба человека» начинается с того, как автор во время поездки по югу послевоенной России встречается с шофёром Андреем Соколовым и маленьким мальчиком Иваном. Соколов рассказывает историю своей жизни.

Ещё до войны Соколов имел семью, жену, сына и двух дочерей, и жил простой рабочей жизнью.

В сорок первом году Соколов был призван в РККА шофёром и попал в плен, везя снаряды для артиллерийской батареи. Пройдя через концентрационный лагерь, герой бежит из плена, прихватив с собой важного немецкого офицера.

Вернувшись домой, Сколов узнаёт, что его жена и дочери погибли, а сын – Анатолий, ушёл на фронт. Через некоторое время он узнаёт, что его сын командует батарей.

Спустя некоторое время Андрей участвует в захвате Берлина, уже в день победы он узнаёт, что его сын убит немецким снайпером.

Война отняла у Соколова всё, ради чего он жил. Однако, встретив сироту Ивана, чьи родители погибли во время войны, главный герой берёт его под свою опеку и находит в себе силы жить дальше.

Сочинение по теме «Судьба человека» М.Шолохов

Рецензия на экранизацию «Судьба человека» по мотивам повести М.Шолохова «Судьба человека»

«Судьба человека» — это произведение о трагедии и героизме человечества в годы Великой войны. Таких произведений было написано множество. Режиссер фильма С.Бондарчук, сумел показать эту трагедию в своем фильме через характеры героев. Главный герой, Андрей Соколов, показан в фильме, как человек, который любит свою жизнь, и который хочет выжить, несмотря ни на что. Он прошел и плен, и колючий мир концлагеря. Во время войны он потерял все: и семью, и родной кров, но, несмотря на все это остался человеком мужественным, с жаждой жизни. Андрей Соколов предстает перед зрителем (или читателем) как образец мужества, у которого могучая воля.

Пересмотрев несколько раз экранизацию, открываешь для себя все больше мелочей. Обращаешь внимание на мелкие детали, начинаешь глубже переосмысливать суть происходящего в кадре. По-другому выглядят и сами герои. Самоотверженные и свободолюбивые советские люди не сдались, находясь в нечеловеческих условиях фашистского плена. Все герои, и не только Андрей Соколов, являлись символом мужества и непобедимости народа. Таким героем можно считать и мальчишку Ванюшу. Это ребенок, потерявший на войне все и всех. («Где же твой отец, Ваня? – «Отец погиб на фронте», «А где же твоя мама?» — « А маму убило бомбой»). «И никого у него родных нет» и «ночует он, где придется». Но, несмотря на это, Ванюша остается ребенком, который еще во что-то верит, на что-то надеется. Он не озлобился на весь мир, не ропщет на свою судьбу, а только верит в свое светлое будущее. Это показывает сцена, в которой Андрей говорит ему: «Я твой отец!», и пусть это будет ложь, но мальчик, позабыв обо всем своем прошлом, с радостью кричал: «Папка, папка, я знал, что ты вернешься!». По этой сцене можно говорить о том, что не только взрослому поколению пришлось пройти все тяготы войны, но и детишкам, потерявшим на этой войне и свое детство, и своих родных, но до последнего верящих в светлое будущее. Таким предстал передо мной Ванюша.

Режиссер фильма «живо», правдоподобно сумел показать подвиг народа во время войны. И этот подвиг бессмертен. В своем фильме С.Бондарчук показал какой неугасаемой жаждой жизни живут люди того времени. Каким мужеством обладает каждый персонаж. В картине также ярко выражена любовь и человечность, которая сохранилась в сердцах каждого человека.

В фильме есть сцены, которые показывают суровую, жестокую правду жизни. Таких сцен очень мало, но и без них кино не стало бы таким правдоподобным. К таким сценам можно отнести сцену, когда Андрей Соколов, ночью, душит будущего предателя. Эти сцены в фильме показывают и обратную сторону медали. Они показывают, что не только сила, мужество и волевой дух присущ русскому человеку, но и то, что люди, дабы уберечь себя, спасти свою шкуру, могут «вздрогнуть» перед всем ужасом, в котором они находятся. И единственный выход у таких людей, это сдать своего товарища, «подвести его под монастырь». Но, слава Богу, таких людей оказалось намного меньше, чем тех, кто «за друга под пули вставал».

Конечно, в фильме показана не вся правда войны. Есть и некоторые «кляпы», но это уже мелочи. То, что режиссер хотелось донести до зрителя, (как мне кажется) он донес. И этот фильм (я считаю) нужно смотреть всем: и школьникам, и студентам, и даже взрослому поколению. Потому что этот фильм – памятник прошлому, о котором ни одно поколение не должно забывать.

В завершении хотелось бы сказать, что этот фильм, еще раз доказывает жизненную истину — «цените то, что имеете». Он учит нас быть такими же добрыми, с горячими сердцами людьми, готовыми на любой подвиг ради своей страны, ради своего народа. Учит любить и уважать старшее поколение.

Главный герой рассказа «Судьба человека» М. Шолохова, Андрей Соколов, воевал за спасение своей Родины и всего человечества от фашизма, теряя родных и товарищей. Он перенес тяжелейшие испытания на фронте. На героя обрушились известия о трагической гибели жены, двух дочерей, сына. Но Андрей Соколов – русский солдат несгибаемой воли, вытерпевший все! Он нашел в себе силы, чтобы совершить не только военный, но и нравственный подвиг, усыновив мальчика, у которого война отобрала родителей. Солдат в страшных условиях войны, под натиском вражеской силы остался человеком и не сломался. В этом и заключается настоящий подвиг. Только благодаря таким людям наша страна одержала победу в очень нелегкой борьбе с фашизмом.

Рита Осянина, Женя Комелькова, Лиза Бричкина, Соня Гурвич, Галя Четвертак и старшина Васков, главные герои повести Б. Васильева «А зори здесь тихие…», проявили настоящее мужество, героизм, нравственную выдержку, сражаясь за Родину. Они не раз могли сохранить себе жизнь, нужно было лишь чуть-чуть отступиться от собственной совести. Однако герои были уверены: нельзя отступать, нужно бороться до конца: «Не отдавать немцу ни клочка … Как ни тяжело, как ни безнадежно — держать…». Это слова истинного патриота. Все персонажи повести показаны действующими, борющимися, гибнущими во имя спасения Родины. Именно такие люди выковывали победу нашей страны в тылу, сопротивлялись захватчикам в плену и в оккупации, воевали на фронте.

Всем известно бессмертное произведение Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке». В основе драматической истории – реальные факты биографии летчика- истребителя Алексея Мересьева. Сбитый в бою над оккупированной территорией, он три недели пробирался по застепененным лесам, пока не попал к партизанам. Потеряв обе ноги, герой впоследствии проявляет удивительную силу характера и пополняет счет воздушных побед над врагом.

Л.Н. Толстой. «Война и мир». Одна из центральных проблем романа – истинный и ложный патриотизм. Любимые герои Толстого не говорят высоких слов о любви к родине, они во имя её совершают поступки: Наташа Ростова, не раздумывая, уговаривает мать отдать подводы раненым под Бородино, Князь Андрей Болконский получает смертельное ранение на Бородинском поле. Подлинный патриотизм, по мнению Толстого, в простых русских людях, солдатах, которые в минуту смертельной опасности отдают жизнь за Родину.

В повести «Сотников» В.Быкова, рассказывается, о двух партизанах, которые попадают в плен к немцам во время второй мировой войны. Один из партизан предаёт родину и соглашается сотрудничать с немцами. Второй же партизан, Сотников, отказывается предавать родину и выбирает смерть. В этом рассказе Сотников показан настоящим патриотом, который не смог предать родную страну, даже под страхом смерти.

Ю. Бондарев. «Горячий снег» (батарея лейтенанта Кузнецова).

М. Ю. Лермонтов. «Бородино».

А. Ахматова. Стихотворение «Не с теми я, кто бросил землю…», «Мне голос был…»

В годы Великой Отечественной войны было написано немало лирических и лиро- эпических поэм. Наиболее значительным произведением военных лет по праву стала «Книга про бойца» А. Твардовского «Василий Теркин». Эту книгу можно назвать поэтической энциклопедией Отечественной войны. Она выделяется особой полнотой и вместе с тем глубиной изображения народно-освободительной борьбы. Бедствия и страдания, подвиги и окопный быт достоверно изображены. Сложная внутренняя жизнь, помыслы и раздумья, чувства и переживания героя поэмы Василия Теркина, «русского труженика-солдата», олицетворяют собой весь народ.

Темой любви к родине пронизано творчество С.Есенина: «Но более всего Любовь к родному краю Меня томила, мучила и жгла». Всей душой желая помочь Отчизне в тяжелое время, поэт пишет поэму «Русь», в которой слышится глас народного гнева. Есенин полностью раскрывает тему любви к Отчизне: «Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!» Я скажу: «Не надо рая, Дайте родину мою»». Лирика А.Блока наполнена совершенно особенной любовью к России. Он говорил о своей родине с бесконечной нежностью, его стихотворения полны искренней надежды, что его судьба и судьба России неразделимы: «Россия, нищая Россия, Мне избы серые твои, твои мне песни ветровые, как слезы первые любви!..».

М. Шолохов «Они сражались за Родину».

С. Есенин. Стихотворение «Гой ты, Русь, моя родная…»

Популярные сочинения

  • Сочинение по картине Русь подмосковная Щербакова (8 класс)
    Картина Бориса Щербакова под названием Русь подмосковная невероятно светлая и красивая. На ней показана вся красота русской природы. Чтобы показать всю красоту природы, художник изобразил загородную местность
  • Анализ драмы Фауст Гёте
    «Фауст» — главное произведение Гете, плод всей его жизни. Автор создавал его более 60 лет, а напечатана пьеса была уже после смерти писателя, в 1808 году.
  • Сочинение Моя семья — моя гордость
    Семья имеет первостепенное значение в определении характера и будущего ребенка. Именно в семье закладываются те базовые вещи, которые будут способствовать дальнейшему ходу событий в жизни ребенка

Судьба человека на войне | Сочинение по литературе | Русулитка

Много книг написано о Великой Отечественной войне. Романы Ю. Бондарева, К. Симонова, произведения Б. Васильева, В. Быкова, В. Курочкина и многих других писателей повествуют о крупных сражениях, поражениях и победах, о борьбе с врагами в тылу и на оккупированной территории и, конечно же, о судьбах миллионов людей во время войны.

Рассказ М. Шолохова так и называется: «Судьба человека». Главный герой произведения, Андрей Соколов, — один из миллионов солдат, сражавшихся за свою Родину.

До войны жизнь его была обычной: работа, дом, семья, свои трудности и радости. В сорок первом, простившись с семьёй, ушёл воевать. Свою военную работу выполнял честно, за спины других не прятался, два раза был ранен. А потом – плен.

Андрей Соколов из тех солдат, которые не смиряются со своим положением и даже в плену ведут себя достойно. Из его рассказа о себе мы узнаём, что не раз он пытался бежать, вернуться на фронт, чтобы продолжать борьбу с врагом.

Герою рассказа присущи такие качества, как мужество и стойкость. Даже перед лицом смерти он держится достойно. Когда в лагере для пленных его вызвали к коменданту, фашисты предложили ему выпить за победу немецкого оружия. Андрей Соколов отказался, но выпил за свою погибель. Даже немцы с уважением отнеслись к советскому солдату, который держался мужественно перед лицом смерти. Автор подчёркивает в своём герое такие черты, как воля к жизни, любовь к Родине, непримиримость к её врагам.

Андрею Соколову всё же удаётся бежать из плена. Он возил немецкого офицера и, когда выдался удобный случай, направил машину к той стороне фронта, где находились наши войска. Солдат вернулся в строй и дошёл до Берлина.

Судьба героя рассказа – это судьба миллионов людей, которые потеряли во время Великой Отечественной войны своих близких. Ещё на фронте получил Соколов известие, что в его дом попала бомба, вся семья его погибла. А в последний день войны потерял он самое дорогое, что осталось, – своего сына, который пал смертью храбрых возле Берлина.

Шолохов, описывая своего героя, говорит, что «глаза его словно присыпаны пеплом». Андрей Соколов потерял во время войны своих близких. Жизнь замерла в его душе. Но судьба дарит ему надежду на возрождение. Мальчика, сироту, который тоже остался один на белом свете (отец погиб на фронте, мать – под бомбёжкой) назвал он своим сыном. В конце рассказа читатель вместе с автором задумывается о том, что ждёт двух осиротевших людей впереди, и верит, «что этот русский человек, человек несгибаемой воли, выдюжит и около отцовского плеча вырастет тот, … кто сможет всё вытерпеть, всё преодолеть на своём пути, если к этому позовёт его Родина».

Почему автор назвал свой рассказ не «Судьба Андрея Соколова», а «Судьба человека»? Я думаю, потому, что в образе главного героя отразились судьбы миллионов людей нашей страны, за которыми видны и через которые показаны огромные события в жизни народа. Писатель в малом показывает большое, в отдельной судьбе – отражение процессов народной истории.

Вернуться к списку: Сочинение по литературе

Аргументы к сочинениям по русскому языку. ПРОБЛЕМА о ВОЙНЕ

«Судьба человека»

Проблемы мужества – это основная идея рассказа Михаила Шолохова «Судьба человека». Самоотверженность и мужество – это основные понятия, которые характеризуют главного героя Андрея Соколова. Наш персонаж способен переступить через все препятствия, которые ему уготовила судьба, пронести свой крест с высоко поднятой головой. Эти качества он показывает не только во время военной службы, но и в плену. Казалось, что самое страшное уже позади, но беда не приходит одна, впереди еще одно очень тяжелое испытание – смерть родных ему людей. Теперь в Андрее говорит самоотверженность, он собрал свои последние силы в кулак и посетил то самое место, где когда-то была тихая и семейная жизнь.

«А зори здесь тихие»

Проблема мужества и стойкости отражена и в таком произведении, как повесть Васильева. Только здесь эти качества приписываются хрупким и нежным созданиям – девушкам. Это произведение рассказывает о том, что русские женщины тоже могут быть настоящими героями, сражаться на равнее с мужчинами и отстаивать свои интересы даже в таких глобальных смыслах. Автор повествует о нелегкой судьбе нескольких совершенно не похожих друг на друга женщин, которых свела вместе большая беда – Великая Отечественная война. Хоть и жизнь раньше складывалась их по-разному, но конец был у всех один – смерть при выполнении боевого задания.

Повесть о настоящем человеке.

Проблема мужества, аргументы которой есть во множестве произведений о войне, встречается и в «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого. В произведении идет речь о тяжелой судьбе летчика, который очень сильно любил небо. Для него полет – это смысл жизни, как крылья для птицы. Но их ему подрезали немецким истребителем. Несмотря на свои травмы, Мересьев очень долго полз по лесу, у него не было ни воды, ни еды. Он преодолел эту трудность, но впереди его ждали еще. Он лишился ног, ему предстояло научиться пользоваться протезами, но этот человек был настолько силен духом, что научился даже танцевать на них. Несмотря на большое количество препятствий, Мересьев снова обрел крылья. Героизму и самоотверженности героя можно только завидовать.

Аргументы. М.А. Шолохов «Судьба человека» (начало рассказа) | Школьные сочинения

Отношения между мужем и женой

Андрей Соколов был счастлив, что ему попалась такая жена. Смирная, умная, веселая, понимающая. Он вспоминает, что, бывало, и грубил ей. Но потом просил прощения. Так в семье у них было всегда взаимопонимание. Жена старалась ему угодить во всем. Она умела поддержать его настроение, чтобы он не злоупотреблял спиртным.

Смысл жизни

Смыслом жизни Андрея Соколова до войны была семья: жена Ирина, сын Анатолий и дочери Настя и Ольга. Он работал не покладая рук, старался для семьи, не злоупотреблял алкоголем, увлекся машинами, изучил автодело. Гордился сыном, который развивал математические способности.

Непроходящее чувство вины и раскаяние

С огромным трудом рассказывал Андрей Соколов историю прощания с семьей, когда он уходил на фронт. Жена не переставала плакать и говорить, что видятся они в последний раз. Муж рассердился, оттолкнул ее и возмутился от того, что она раньше времени его хоронит. Андрей чувствовал себя виноватым потому, что оттолкнул жену. Он говорил, что сам себя он никогда за то не простит. Внутреннее волнение во время разговора было видно через дрожание рук, подбородка, губ. Так мужчина раскаялся в том, что во время прощания с семьей он больше был сосредоточен на своих чувствах и на предчувствия жены не обратил внимание.

Поведение мужчины-солдата. Солдатское достоинство

Андрей Соколов не любил писать письма, а тем более жаловаться на тяжести фронтовой жизни. Он не мог терпеть таких мужчин, которые писали семьям о трудностях, о том, что их могут убить в любое время. Он считал, что женщинам и детишкам и так было нелегко. Но они выстояли, не согнулись!

Жалостное письмо могло негативно подействовать на «трудящуюся женщину». Соколов считал, что настоящий мужчина должен все вытерпеть и не жалобиться, должен, если «нужда позвала», сохранять солдатское достоинство.

Чувство товарищества среди советских пленных

Батарея была без снарядов. Соколов должен был срочно и быстро доставить их. Но его сильно контузило, и он попал в плен.

Когда немецкие автоматчики повели его, то около колонны пленных немец ударил его автоматом по голове. Если бы Андрей упал, то его бы пристрелили. Но его подхватили бойцы и потом вели под руки. Так советские солдаты проявляли чувство товарищества, заботясь друг о друге.

Чувство долга. Проявление заботы

Пленные ночевали в церкви с разбитым куполом. Ночью шел дождь. Все вымокли. Один военврач предложил помощь Соколову и вправил ему руку. А потом пошел дальше, спрашивая о том, есть ли раненые и не нужна ли помощь. Настоящий врач и в плену «свое великое дело делал».

Предательство

Андрей Соколов услышал разговор между двумя солдатами. Один говорил другому о том, что когда немцы будут выяснять, есть ли среди пленных командиры и коммунисты, тот он отвечать за другого не собирается и укажет на него. И хотя солдат просил его не выдавать, Крыжнев сказал ему, что своя рубашка ближе к телу. Тяжело было Соколову от такой «подлючности». И решил он защитить взводного – задушить предателя. Впервые Андрей Соколов убил человека. Так ему стало плохо, что даже захотелось руки помыть, словно он не человека, а «гада ползучего душил».

Свежая публикация 12.11.2020. Что сближает людей? Для итогового сочинения

Свежая публикация 13.01.2021. О каких событиях людям нельзя забывать? Для итогового сочинения

Свежая публикация 18.01.2021. Кого можно назвать «белой вороной»? Для итогового сочинения

Свежая публикация 20.01.2021. Сочинение ЕГЭ. «Обед прошел легко, весело…» Н.Я. Москвин. Какова роль отца в жизни детей?

Свежая публикация 22.01.2021. «Никто не вечен в мире, все уйдет, Но вечно имя доброе живет» Саади. Итоговое сочинение

Свежая публикация 24.01.2021. «Он упал на заборонованную мякоть огородной земли…» В. Быков. Сочинение ЕГЭ. В чем проявлялось стремление советских солдат победить врага?

Свежая публикация 26.01.2021. В каких случаях нужно избегать конфликтов? Для итогового сочинения

Свежая публикация 31.01.2021. Что отличает ведущего человека от ведомого? Для итогового сочинения

Свежая публикация 03.02.2021. «Что такое вообще храбрость?» В. Некрасов. Для сочинения ЕГЭ. Проблема проявления храбрости

«Надежда и отчаяние» — аргумент о роли надежды («Судьба человека») EgeFox

Аргумент о надежде по расскау Шолохова «Судьба человека»

Подходящие темы                             

Роль надежды в жизни человека

Какую роль играет надежда в сложные периоды жизни?

Роль надежды в годы ВОВ

Потерять надежду – значит сдаться

Возможные тезисы

Без надежды человек теряет смысл жизни

Для человека очень важно иметь надежду в трудные моменты — она придает жизни смысл

Сильные люди никогда не теряют надежды

Надежда придает человеку жизненные силы

Аргумент

Ярким примером того, насколько порой важно иметь надежду на лучшее, может послужить рассказ М. А. Шолохова «Судьба человека». У Соколова было всё, о чём можно было мечтать: он жил счастливой семейной жизнью.  Однако реальность непостоянна. Начавшаяся Великая Отечественная Война нарушила идиллию, и Андрей отправился на фронт.

Воевал герой недолго — в сорок втором году, спасая товарищей, сам угодил в плен.  Пришлось там Андрею вынести нелюдские муки. Пленных били за любой неверный шаг и просто без причины, морили голодом и заставляли работать до потери сознания. Проще было сдаться и умереть, но Соколов вытерпел все. Огонек жизни в нем поддерживала надежда вновь увидеть семью. Каждую ночь он мысленно разговаривал с женой и детьми, обещая вернуться. Осознавал ли пленный, что его шансы ничтожно малы? Безусловно. Но всё же Андрей не отчаивался и два года стиснув зубы переносил все тяготы, выжидая удобный случай, и ему удалось сбежать.

Тогда он еще не знал, что его жена и дочери погибли. Однако, именно надежда на лучшее спасла Соколова в плену и помогла ему выжить.

Оцените статью:

Фатализм (Стэнфордская энциклопедия философии)

Классический аргумент в пользу фатализма встречается у Аристотеля (384–322 до н. Э.): De Interpretatione , глава 9. Он обращается к вопросу необходимо ли в отношении всех вопросов, чтобы утверждение или отрицание истинно или ложно.

То, что он говорит, можно представить в качестве аргумента в следующем линий.

Предположим, что (i) p истинно или p ложно и (ii) не -p верно или нет -p неверно.

Тогда p верно или нет -p верно.

Теперь предположим, что в 1900 году один человек сказал, что морское сражение займет место на 01.01.21, а другой говорит, что морской бой не состоится место 01.01.2100.

Тогда либо то, что говорит первый, правда, либо то, что второй человек говорит верно.

Но в таком случае либо в 1900 году необходимо, чтобы морское сражение происходит 1 января 2100 года, или необходимо в 1900 году, чтобы никто не происходить.

Но дата предсказаний не имеет значения, и это не имеет значения. делается ли вообще какое-либо предсказание.

Таким образом, всегда необходимо, чтобы морское сражение происходило на 01.01.2100, или что морской бой не состоится 01.01.2100.

Но этот аргумент, очевидно, можно обобщить.

Итак, все, что происходит, происходит по необходимости.

Прежде всего, мы должны четко понимать, что подразумевается под «необходимостью». здесь.Речь идет не о логической необходимости. Это скорее неизбежность. Когда говорят о морском сражении 01.01.2100 быть необходимым в определенный день, имеется в виду, что в этот день ничто не может помешать морскому сражению 01.01.2100. В в частности, никто не в силах предотвратить это. Теперь Аристотель принимает что «что есть, обязательно есть, когда есть; а то, что не обязательно, обязательно нет, когда это не так ». Итак, он соглашается с тем, что если морское сражение на самом деле происходит 01.01.2100, затем 01.01.2100 (в этом смысл) происходящий по необходимости.Ничто не может остановить это, потому что это происходит. Что, по-видимому, устанавливает этот аргумент, однако, если морское сражение состоится 01.01.2100, не только тогда необходимо, чтобы морское сражение произошло 1 января 2100 года, но это было всегда необходимо. Никто не мог этого предотвратить. И то же самое относится ко всему, что может случиться. Так, в частности, никто никогда имеет право делать что угодно, кроме того, что они на самом деле делают.

Итак, что-то не так с аргументом?

Ну, конечно, есть ход, который, кажется, требует некоторых объяснение: переход от истины к необходимости.Почему это должно следовать из того факта, что в 1900 году было верно, что морское сражение потребует место на 01.01.2100, что надо было, что должно? Это выглядит, действительно, подозрительно похоже на ошибочный ход от «По необходимости, если это правда, морское сражение происходит 01.01.2100, морское сражение занимает место 01.01.21 »на« Если правда, что морское сражение происходит на 01.01.2100, морской бой по необходимости состоится 01.01.2100 ». Но такие подозрения, вероятно, необоснованны. Более вероятно, что переезд вызывает определенную форму теории истины соответствия: если что кто-то говорит, что в определенное время верно, тогда состояние мира в это время должно быть таким, чтобы это стало правдой.Но с тех пор, что есть, обязательно, когда это произойдет, состояние мира будет необходимо. Итак, все, что правда, обязательно верно.

Однако даже если этот решающий ход не основывается на простом заблуждение, идея о том, что истина того, что кто-то говорит, определяется состояние мира в то время вызывает сомнения. Мы вернемся к эта точка.

1.1 Решение Аристотеля

Сначала мы должны обратить внимание на решение Аристотеля. Аристотель не сомневается что не все, что происходит, происходит по необходимости.Он принимает действительно (19a23–5): «Что есть, обязательно есть, когда оно есть; и что нет, обязательно нет, когда это не так ». Но он продолжает говорить: «Но не все, что есть, обязательно есть; и не все, что нет, обязательно нет ». Так каково его решение? Вот это должно быть сказал, что существует более одного взгляда. (Аристотель, Категории и De Interpretatione , 137–42). На одной По мнению, он отвергает переход от истины к необходимости. Это действительно может быть правильный ход, но в дальнейшем я буду считать, что Аристотель на самом деле предлагает другое решение, которое справедливо или ошибочно я буду называть это «аристотелевским решением».На этом его решение состоит в том, чтобы отрицать необходимость того, чтобы утверждение или отрицание истинно или ложно, когда это относится к вещи, которые не происходят по необходимости. То есть его решение не то же самое и то, что сказал первый человек в 1900 году («Будет морское сражение 01.01.21 »), ни то, что сказал второй человек (« Там не будет морского боя 01.01.2100. ») было правдой. Что каждый человек сказанное на самом деле не было ни правдой, ни ложью. Таким образом, мы можем представить Аристотелевское решение как решение, отвергающее закон двухвалентности:

Закон двухвалентности: каждое предложение либо истинно, либо ложный.

Это должно быть отклонено, в частности, в отношении таких предложений. как: «01.01.2100 будет морское сражение»; то есть по отношению к предложения о будущих контингентах, о том, в чем нет необходимости ни невозможно. (Поскольку мнение, что Аристотель не отвергает закон бивалентности см. Whitaker 1996.)

Хотя Аристотель прямо не говорит об этом, кажется, что он также согласны с тем, что если морское сражение состоится 01.01.2100, то какой то, что сказал первый человек, будет правдой, а если нет, то что за второй человек сказал тогда будет правдой.Таким образом, мы можем представить Аристотелевское решение содержит следующее:

Некоторые утверждения иногда верны, а не на другие.

Есть ли возражения против этого решения?

Одно возражение состоит в том, что решение требует отказа. закона исключенного третьего в дополнение к закону двухвалентности. Верно то, что это подразумевает отказ от одной формы закон:

LEM1: в случае любого предложения, p , либо p верно или нет — p верно.

Но другая форма закона:

LEM2: в случае любого предложения, p , либо р или нет — р .

Означает ли это отказ от этого? Можно подумать, что это так, на основания того, что « p » эквивалентно « п верно». Итак, LEM1 и LEM2 стоят или падают вместе. Или можно подумать так: « p или q ”может быть истинным, только если либо p истинно или q верно (или оба верны).Но, где p — это предположение о будущем контингенте неверно, случайное положение вещей наступает или нет; и его отрицание истинно; так что дизъюнкция « p или not- p ”не соответствует действительности.

Однако на самом деле это не то, что, по-видимому, считал Аристотель. уже думал. Он говорит (19a28–32):

Все обязательно есть или нет, и будет или будет не быть; но нельзя разделить и сказать, что одно или другое необходимо.Я имею в виду, например: нужно или нет завтра будет морское сражение; но это не обязательно для морского боя должно состояться завтра, и ни один не состоится.

Итак, если предположить, что он согласился бы с тем, что «будет или завтра не будет морского боя »эквивалентно« будет завтра морское сражение или завтра морского боя не будет », — сказал он. похоже, принял бы LEM2. Как это могло произойти? Хорошо что перестает быть правдой, что завтра будет морское сражение, это то, что пока нет ничего, чтобы определить, что это правда.Но есть что-то, чтобы определить, будет или не будет морской бой завтра; по природе вещей должно происходить одно или другое. Так что теперь правда, что завтра будет морской бой или будет не будет завтра морского сражения.

Это предполагает принятие следующего правила для определения истинность сложных суждений, некоторые из составляющих которых ни правда, ни ложь. Каждый по очереди рассматривает каждый из возможных способов в котором все может обернуться, и выясняет, какую истинную ценность сложное предложение тогда имело бы.Если это окажется правдой в в каждом случае это правда; если во всех случаях оно оказывается ложным, оно ложно; в противном случае это ни правда, ни ложь. (ван Фраассен 1966)

Конечно, это не полностью бесплатная линия. Отдельно от тот факт, что это означает, что « p » и « p » верно »не являются взаимозаменяемыми, они также создают проблемы для правдивой функциональности. Мы обычно думаем о «Или», «и» и «не» как истинно-функциональный. Другими словами, мы думаем, что истинностные ценности « p или q », « p » и q »и« не p »определены значениями истинности « p » и « q ».Но если мы примем аристотелевское решение, и принять изложенный только что способ определения истинной ценности сложное предложение, например, «или» не будет правда функционал. В некоторых случаях « p или q » будет истинным, когда ни p , ни q не истинно (когда, для Например, « q » равно «not- p »), а в некоторых случаях не будет (если, скажем, « p » «Завтра будет морской бой» и « q » — «будет футбольный матч. завтра»).(Если представить себе, что есть третий истинность, неопределенность, скажем, в дополнение к истине и лжи, положение будет такое, когда р и q оба неопределенные, иногда « p или q » верно, а иногда и неопределенно.). Аналогично « p и q ”будет ложным в одном случае и неопределенным в Другие.

Однако это возражение может показаться не слишком актуальным по сравнению с угроза фатализма.Если принять отсутствие эквивалентности между « p » и « p верно» и отказ истинности функциональности для «или» и «И» были единственной альтернативой принятию фатализма, большинству людей было бы легче принять эти теоретические странности, если странности они есть.

Но есть еще одно возражение против аристотелевского решения, которое усложняет принятие — то, как мы относимся к голым предсказаниям. Если кто-то сказал в 1972 году: «Красный ром в следующий раз выиграет Grand National год », конечно, думали мы, он был прав.Не то, что в 1973 году, но прямо в 1972 году. То есть, конечно, то, что он сказал, было правдой, когда он сказал это; не только позже. Конечно, мы не знали бы в 1972 году. что то, что он сказал, было правдой; и, по-видимому, он этого не сделал. И конечно могли бы мы предположить, что в этом победа; Мы, естественно, полагаем, что все это случайность. Но, конечно, это возражение против аристотелевского решения также является возражение против аргумента в пользу фатализма, основанного на предположение о двухвалентности.Мы фактически отвергаем идею о том, что если то, что кто-то говорит в то время, верно в это время, то состояние мир в то время должен определить, что это правда. Что нам кажется будьте вполне готовы принять вместо этого идею, что за сказанное чтобы быть правдой, достаточно, чтобы состояние мира когда-нибудь будет таким, чтобы определить, что это правда.

Есть еще одна проблема, связанная с теорией истины. Кажется, что здесь возникает аргумент Аристотеля.Если теория действительно что истинность сказанного зависит от состояния мира в время высказывания, не вызывает ли это проблемы для утверждений о прошлое? Предположим, кто-то говорит, что на этом месте стоял динозавр миллионы лет назад. Чтобы это было правдой, должно существовать нынешнее состояние мир быть таким, чтобы определить, что это такое? Некоторые люди действительно думал об этом; и они думали, что, как и некоторые предложения то, что не было правдой, стало правдой, поэтому и некоторые, которые были правдой, перестают быть правдой.(Лукасевич 1967) Но это даже дальше от того, что мы естественно склонны сказать. Более привлекательная альтернатива, если мы хотел бы сохранить что-то вроде этой теории истины, значит сказать что то, что произошло в прошлом, считается частью настоящего состояния мир, потому что прошлое, как и настоящее, необходимо. Но это не понятно, почему этого должно быть достаточно, чтобы сделать его частью настоящего состояние мира. Возможно, лучше было бы просто взглянуть что что-то истинно только тогда, когда это необходимо в то время.Но тогда нам понадобится аргумент в пользу этой позиции, которая за пределами простой мысли, что сказанное становится правдой благодаря тому, что мир в то время, как это сказано.

Стоит отметить и другие решения, которые тесно связаны к аристотелевскому решению, но избегайте некоторых проблем.

1.2 Сопутствующие решения

1. (до 1967 г.). Можно согласиться с Аристотелем, что «будет быть морским сражением завтра »не соответствует действительности, даже если окажется, что идет морской бой; но вместо того, чтобы сказать, что это не правда ни ложно, можно сказать, что это ложно.Более того, можно сказать что отрицание: «Морского сражения не будет. завтра »верно. Тогда мы могли бы сохранить закон двухвалентности, и эквивалент между « p » и « п верно». Мы бы эффективно лечили « p » как эквивалент «необходимо что р ». И мы, несомненно, будем различать «Завтра не будет морского боя», где это отрицание «завтра будет морское сражение» и «Завтра морского боя не будет», что, как и «Завтра будет морской бой» — ложно.Можно даже сказать, что «завтра морского боя не будет» — это двусмысленный; это может быть эквивалентно «не обязательно, чтобы завтра будет морской бой »или это может быть эквивалентно «Необходимо, чтобы не было морского боя. завтра». Конечно, в пользу этой точки зрения можно сохраняют закон двухвалентности, а также истинностную функциональность «Или» и «и». Но был бы тяжелый цена, которую нужно заплатить. Теперь мы должны сказать, что человек сказал о Red Ром был фальшивым.

2. (Lucas 1986) Можно использовать различие Райхенбаха. между моментом высказывания предложения, временем ориентир и время события. (Райхенбах 1947) Один мог бы тогда сказать, что истинность сказанного зависит не от состояния мира во время произнесения, но от состояния мир на момент ориентира. Тогда можно сказать, что ориентир высказывания в 1972 г. «Красный ром победит». Великий национальный следующий год »- это 1973, а не 1972 год.Значит это было правда. (В то время как, если бы кто-то сказал: «Красный ром выиграет Grand National в следующем году », использование слова« собирается » а не «воля», возможно, означало, что точкой отсчета было время произнесения, а не время произнесения Гранд Нэшнл в следующем году. То, что было сказано, не было бы правда.)

3. (Tooley 1997) Можно было одновременно различать истину, что зависит от состояния мира в данный момент, и правда simpliciter , чего нет.Тогда можно было бы допустить, что предсказание о Red Rum сбылось, поскольку мы говорим о правда simpliciter . Также, где правда симплицитер был в споре, мы могли бы сохранить закон двухвалентности и эквивалентности между « p » и « p » правда».

1.3 Отказ от теории истины

Но, наконец, мы не должны забывать об этом, даже если мы хотим сохранить теория соответствия истины, мы можем отвергнуть идею, что истина зависит от состояния мира на момент произнесения предложение или даже состояние мира во время ориентир.Можно сказать, что это зависит от состояния мира во время упомянутого события; или, в более общем смысле, что это зависит от состояния мира в указанное время, если таковое имеется (Вестфаль, 2006 г.). Однако решение, которое мы предпочитаем, скорее всего, будет связано с нашим взглядом на природу времени.

1.4 A-теории и B-теории времени

Согласно B-теории времени прошлое, настоящее или будущее события просто вопрос отношений; это просто вопрос того, что это происходит в время, которое раньше, или одновременно, или позже, чем некоторые время, которое принимается за точку отсчета — время, в которое я у меня такая мысль, скажем.С другой стороны, в A-теории это время (или это событие) сейчас является абсолютным (если временным) фактом об этом. Но, кроме того, B-теория обычно утверждает, что все времени равно реальных , тогда как, как правило, A-теория будет придерживаться либо того, что реальны только настоящее и прошлое (тип 1), либо что только настоящее реально (тип 2). Итак, согласно B-теории, может быть фактами будущего, чтобы делать предположения о будущем правдой; но на Теория типа 1, предположение о будущем может стать правдой только фактами настоящего и прошлого вместе с вневременными фактами; и на А-теория типа 2, суждения как о будущем, так и о прошлое, может быть осуществлено только фактами настоящего вместе с неподвластные времени факты.И, очевидно, для любого типа A-теории существует предложение может быть истинным в один момент, но неверным в другой, в зависимости от того, какие факты существуют в то время. (Для более полного Описание A-теории и B-теории см. в разделе 5 записи о время.)

Предположим, что мы придерживаемся соответствующего взгляда на истину и что мы поддерживаем версию А-теории времени, которая гласит, что существуют нет будущих фактов. В этом случае нас, естественно, привлечет Аристотелевское решение. Если, с другой стороны, мы будем придерживаться версии B-теория, которая допускает наличие будущих фактов, мы будем естественно отклонить это решение.

1.5 Правда и фатализм

Проблема Аристотеля, казалось, возникла в результате теории истина, согласно которой, если утверждение истинно одновременно, существует быть состоянием мира в то время, которое делает это правдой. Тем не мение, Утверждалось, что если каждое значимое утверждение истинно или ложь (раз и навсегда), уже одно это подразумевает фатализм; очень того факта, что утверждение истинно, достаточно, чтобы сделать то, что оно описывает неизбежно (Taylor 1983, глава 6). Предположим, например, что Джон побрился однажды утром.Тогда утверждение: «Джон побрился в то утро». правда. Но, как утверждают, это означает, что Иоанн не обладал властью не бриться; потому что обладать такой властью означало бы иметь власть сделать истинное утверждение ложным. Но такой силы нет ни у кого; ни у кого нет когда-либо удавалось сделать истинное утверждение ложным.

Теперь последнее утверждение, безусловно, верно, если предположить, что значимые утверждения имеют только одно значение истинности. Никто никогда не привели к ситуации, в которой утверждение, которое было правдой, ложный; то есть ситуация, в которой (а) есть утверждение, которое было правдой и (б) это утверждение теперь ложно.Однако чтобы иметь способность сделать истинное утверждение ложным, нужно иметь власть вызвать такую ​​ситуацию. Достаточно того, что (а) там должно быть утверждением, которое истинно, и что у одного есть власть просто вызвать ситуацию, в которой (б) это утверждение (и всегда было) false вместо . Итак, чтобы у Иоанна была сила сделать ложным истинное утверждение: «Джон побрился в то утро», это достаточно, чтобы у него была власть не бриться вместо бритье.Конечно, он не использовал эту власть; но в отсутствие каких-либо других аргументов об обратном, по-видимому, он мог сделано; в этом случае он бы сказал: «Иоанн побрился тем утром — ложь, а не правда. Итак, похоже, что есть непросто перейти от истины к фатализму.

Диодор Кронос (конец 4 — начало 3 вв. До н. Э.) Спорил за фатализм, известный как «Главный аргумент». Его вывод был, «Возможное — это то, что есть или будет».Мы знаем предпосылки, но, к сожалению, мы не знаем промежуточных шаги. Предположения были такими: (1) «Все, что было в прошлом и правда, необходимо », (2)« Невозможное не следует из возможный». (Нил и Нил 1962, 119)

Я не буду пытаться реконструировать ход спора, но рассмотрим аргумент, который мог бы быть схожим, который отстаивает фатализм на основании необходимости прошлого. В аргумент идет:

Необходимо то, что верно в отношении прошлого.

Предположим, что 01.01.21 происходит морское сражение.

Тогда в 1900 году было правдой, что на море должно было произойти морское сражение. 01.01.2100.

Значит, в прошлом было правдой, что на море должно было произойти морское сражение. 01.01.2100.

Так что необходимо, чтобы 1 января 2100 г. был морской бой.

Следовательно, если будет морской бой 01.01.2100, необходимо что будет морское сражение 01.01.2100 (и невозможно, чтобы там не должно быть).

Что-то не так с этим аргументом?

2.1 Аристотелевское решение

Конечно, мы могли бы возразить этому аргументу аристотелевским возражением. Мы можем отрицать, что если морское сражение произойдет 01.01.2100, это было правдой. в 1900 году состоится морское сражение.

2.2 Раствор Оккамиста

Мы также можем подвергнуть сомнению либо первую предпосылку, либо заявку из этого.

Необходимо ли то, что верно в отношении прошлого? Ну конечно очень хорошо все думают, что то, что произошло в прошлом, нельзя отменить.В прошлое не может быть изменено. Ибо, если бы кто-то должен был уничтожить прошлое, это будет означать, что то, что произошло, не произошло; или на по крайней мере, что это было правдой, что что-то произошло, а потом было неправда, что так случилось. Большинство людей (но не такое большое большинство) также думают, что что-то другое невозможно, а именно повлиять на то, что произошло в прошлом или послужило причиной того, что что-то произошло в прошлом. (Это, конечно, не то же самое, что изменить прошлое. вызвал что-то, что произошло, никто не мог бы что то, чего не произошло, произошло.) Но одно дело думаю, что нельзя утверждать, что было морское сражение вчера, и совсем другое дело думать, что это невозможно Вчера правда, что завтра будет морской бой.

Это можно было бы назвать оккамистским решением проблемы. Какие Оккам (c1285–1347) говорит:

Некоторые предложения касаются настоящего, как в отношении их формулировки и их предмет ( secundum vocem et secundum rem ). Что касается таких [предложений], это повсеместно правда, что каждое истинное суждение о настоящем имеет [соответствующее к нему] необходимое о прошлом … Другие предложения о настоящего только в отношении их формулировок и равнозначно о будущее, поскольку их истинность зависит от предположений о будущее.(Оккам, Предопределение, Божье предвидение и будущее Контингенты , 46–7)

В духе этого можно сказать, что некоторые положения о прошлое действительно (по крайней мере частично) о будущем. И в этих случаях они не нужны. И затем мы можем применить это к «это было правда, в 1900 году должно было произойти морское сражение 1 января 2100 года ». Это мы можно сказать, это (частично) действительно около 1/1/2100.

Предложения, которые таким образом устно относятся к одному разу, т , но на самом деле (частично) о более позднем времени, часто говорят для выражения «мягких фактов» около т .К сожалению, этого нет в все ясно, как уточнить понятие мягкого факта. Можно, например, сказать, что если предложение о т логически влечет за собой предположение о более позднем времени, выражает мягкое факт о т. . Но если это правильный аккаунт, кажется, что многие предложения, выражающие неубедительные факты о прошлом, будут необходимо, даже если они частично о будущем. Например, предложение, которое объединяет некоторые правдоподобно необходимые предложения о прошлое с законом природы о том, что в этих обстоятельствах что-то в будущем, казалось бы, повлечет за собой что-то о будущем; но поскольку это соединение двух правдоподобных необходимые предложения, он кажется необходимым сам.

Однако кажется, что есть одна разновидность суждений, которая предположительно выражает некий мягкий факт о прошлом, но очень правдоподобно не обязательно, а именно предложение, которое эквивалентно соединение, где один из союзов вполне правдоподобно связан с будущее, и где другой конъюнкт не влечет его. И, если Аристотелевское решение неверно, наш пример, кажется, отвечает этим требованиям. В предположение, «в 1900 году действительно было морское сражение на 1 января 2100 г. «правдоподобно эквивалентно» было такое время, как 1900 г. и 01.01.21 состоится морской бой.”И это предложение не будет быть необходимо, если нет необходимости в морском сражении на 01.01.2100.

Обратите внимание, что это не показывает, что фаталист ошибается. Это могло бы Тем не менее, предположение, что будет морское сражение на 01.01.2100 надо. Но похоже, что это аргумент не показывает, что фатализм правильный. Положение кажется как бы то ни было, либо аргумент не работает, потому что аристотелевцы решение правильное, или аргумент не работает, потому что в отсутствие независимого основания полагать, что утверждение, что 01.01.2100 будет морской бой необходим, у нас нет оснований предположить, что утверждение «в 1900 г. быть морским сражением 1/1/2100 »- необходимое предложение.

Ричард Тейлор утверждает, что некоторые общепринятые предположения дают доказательство фатализма. (Тейлор 1962) Предположения таковы:

1. Любое утверждение, которое либо истинно, либо если не истинно, ложный.

2. Если какое-либо положение дел достаточно для, хотя по логике не связано с возникновением какого-либо другого состояния одновременно или в любой другой раз, то первое не может произойти без второго происходит также.

3.Если возникновение какого-либо состояния необходимо для того, логически не связанное с возникновением какого-либо другого условия в в то же время или в любое другое время, то последнее не может произойти без бывшая встреча также.

4. Если одного условия или набора условий достаточно для (обеспечивает) другой, то другой необходим (существенен) для него, и и наоборот, если необходимо одно условие или набор условий (существенно) для другого, тогда этого другого достаточно для (обеспечивает) Это.

5. Ни один агент не может выполнять какое-либо действие, если оно отсутствует, в в то же время или в любое другое время, какое-то условие, необходимое для наступление этого акта.

6. Время само по себе «неэффективно»; то есть простое прохождение время не увеличивает и не уменьшает возможности чего-либо, а в в частности, это не увеличивает и не уменьшает возможности агента или способности.

Затем он приводит аргумент, чтобы показать (во что верит большинство из нас), что либо я не в силах прочитать заголовок о том, что был вчерашний морской бой или не в моих силах прочитать заголовок говоря, что вчера не было морского боя, во всяком случае, если мы некоторые очевидные предположения о связи между заголовками и что произошло.Разрешение S быть актом чтения заголовка что был морской бой, и S ′ будет актом чтение заголовка о том, что морского боя не было; и позволяя P и P ′ — предположения, что и не было такого сражения, утверждают:

Если P верно, то делать это не в моих силах. S ′ (если P истинно, то существует или было не имея необходимого условия для выполнения S ′, условие, а именно, что вчера не было морского боя).

Но если P ′ верно, то это не в моих силах. S (по той же причине).

Но либо P верно, либо P ′ верно

Так что либо сделать S не в моих силах, либо do S ′.

Аргумент, как он утверждает, верен, учитывая шесть предпосылок.

Но предположим, продолжает его аргумент, мы позволяем O и O ′ быть актом приказа морского боя и актом не приказывая морского боя, и Q и Q ′ будут предположения о том, что такой битвы будет и не будет; и мы заменить O и O ′ на S и S ′, и Q и Q ′ для P и P ′, и «завтра» для «Вчера» в приведенном выше аргументе, то (если мы очевидные предположения о связи между тем, что мы заказываем, и тем, что случается) у нас есть параллельный аргумент:

Если Q верно, то делать это не в моих силах. O ′ (поскольку, если Q истинно, то существует или будет быть, не имея необходимого условия для выполнения O ′, условие, а именно отсутствие завтрашнего морского боя).

Но если Q ′ истинно, то это не в моих силах. O (по аналогичной причине).

Но либо Q верно, либо Q ′ верно

Так что либо сделать O не в моих силах, либо сделать это не в моих силах. do O ′.

И этот аргумент кажется столь же разумным. И, видимо, это может быть обобщить, чтобы прийти к фаталистическому выводу, что это никогда не в наших способность делать что-либо, кроме того, что мы на самом деле делаем.

Есть ли возражения против его аргумента?

Что ж, можно определенно возразить против предположения 6 на том основании, что что действительно кажется, что время делает разница в моих силах вызвать или предотвратить морское сражение на определенный день. До конца дня у меня может быть сила, но после день, у меня нет. Однако предпосылка 6 на самом деле не кажется играют значительную роль в параллельных аргументах. Так что не может быть полная история.

3.1 Аристотелевское решение

Возражение, которое предлагает сам Тейлор, является аристотелевским: мы отвергаем предпосылку 1 (а также предпосылку 6, поскольку мы принять идею о том, что предложение может не быть ни истинным, ни ложным когда-то и становились правдой или ложью позже в результате простого Течение времени). Нам также, вероятно, потребуется внести поправки в предположение 5, чтобы не было отсутствия необходимого условия за действие, которое было проблематичным, но наличие условия чего было достаточно для неисполнения акта.

Это единственное возражение? Должны ли мы принять аристотелевское решение если мы хотим избежать фаталистического заключения?

3.2 Условия питания

Кажется, что есть альтернатива аристотелевскому решению: потому что предположение Тейлора 5 кажется сомнительным. Симптомом этого является что он, кажется, слишком легко приводит к фаталистическому заключению. Для предположим, что я не выполняю действие S (что бы это ни было), тогда немедленно следует, что отсутствует необходимое условие для мое выполнение S , а именно возникновение S .Так что если предположение 5 верное, из этого сразу следует, что у меня никогда не было способность совершать любое действие, которое я на самом деле не совершаю. Из конечно, это не означает, что этот вывод неверен; но это достаточно, чтобы поставить под сомнение исходную предпосылку. А также можно предположить, что не только это предположение неверно, но и что это кажется правдой, потому что его легко спутать с другим, гораздо более правдоподобное предположение (эквивалент PEP5 Хаскера; см. Hasker 1989, 115):

5 ′.Ни один агент не может совершить какое-либо действие, если в нем отсутствуют в то же время или в любое другое время, какое-то условие, которое необходимо для совершения этого деяния , и который не в его власти принести около .

И если мы заменим это предположение Тейлора 5, параллельный аргумент больше не работает.

Кажется возможным ответить на доводы в пользу фатализма, которые мы рассмотрели до сих пор, не обращаясь к аристотелевцам решение.Мы можем отвергнуть теорию истины, которая имеет решающее значение для Аргумент Аристотеля; мы можем отвергнуть идею о том, что все утверждения, которые о прошлом необходимы; мы можем отклонить версию Тейлора о условия власти. И мы можем сделать это, не подвергая сомнению идея о том, что мы не можем повлиять на прошлое, за исключением, во всяком случае, довольно нечеткое собрание случаев, к которым Оккам привлекает нашу внимание. Однако фаталист может утверждать, что у нас есть нет веских причин для того, чтобы проводить различие между воздействием на прошлое и влияет на будущее.Итак, если мы признаем, что не можем повлиять прошлое, мы также должны признать, что мы не можем повлиять на будущее. Из конечно, это обоюдоострый. Мы также можем прийти к выводу, при отсутствии уважительной причины для проведения различия, поскольку мы можем повлиять на будущее, мы также можем повлиять на прошлое; или, если это кажется возмутительным, мы могли бы повлиять на прошлое, если бы законы природы не помешать нам в этом.

Это возражение фаталиста, несомненно, верно в одном. Если мы не можем повлиять на прошлое, было бы хорошо знать , почему мы не можем.Один из возможных ответов — это то, что Теоретик времени может сказать, что существует фундаментальная онтологическое различие между будущим с одной стороны и настоящее и прошлое, с другой стороны, что состоит в том, что настоящее и прошлое реальны или актуальны, а будущее нет. И это это факт, что будущее не является реальным или актуальным, что означает, что он открыт, на него может повлиять то, что происходит сейчас; и это факт что настоящее и прошлое реальны или актуальны, что означает, что они не может повлиять на то, что происходит сейчас.(Лукас 1989a, Тули 1997).

Такие учетные записи, как мы отметили выше, похоже, поддерживают Аристотелевское решение. Но это не единственные счета. На некоторых счетов нет такой фундаментальной онтологической разницы между будущее, настоящее и прошлое; невозможность повлиять прошлое заключается не в том, что с течением времени ограничение на то, что может быть вызвано, а скорее на то, что это направление причинно-следственной связи, определяющее направление время.(Swinburne 1994, Mellor 1981 и 1998). невозможность — это просто фундаментальный метафизический факт, который не открыт для дальнейшего анализа или объяснения.

Конечно, возможно, что фаталистический вызов разница между будущим и настоящим и прошлым не может быть успешно встретились. Например, можно утверждать: (а) что единственный успешным ответом будет тот, который апеллирует к фундаментальным онтологическое различие между будущим, настоящим и прошлым, но что (б) на самом деле такого различия нет.(Шанкс 1994; обсуждается в Oaklander 1998) Но, как мы уже отметили, даже если это вызов не может быть решен, это не показывает, что фаталист верный. Остается возможность, что мы в принципе можем повлиять на мимо.

Проблема, о которой много говорили философы, по крайней мере, со времен Августина (354–430), является ли божественное всеведение совместим со свободой воли, и в частности с нашей властью делать что-то другое, чем мы.

Один из аргументов в пользу этой несовместимости принадлежит Пайку.(Щука 1965)

Предположим, что быть всеведущим означает быть непогрешимым, и полагая, что p тогда и только тогда, когда это правда, что п. .

Давайте также предположим, что Бог существовал в 1900 году и что всеведение это часть его сущности.

Теперь предположим, что Джонс косил лужайку 1 января 2000 года.

Затем в 1900 году Бог поверил, что Джонс подстригает свой газон. 01.01.2000.

Мог ли Джонс воздержаться от стрижки лужайки?

Нет.Потому что это означало бы либо (1), что у него была власть сделать что-то, что привело бы к тому, что у Бога было ложное убеждение в 1900 году, или (2) что у него была власть сделать что-то, что привели к тому, что в 1900 году Бог не верил, что Джонс косит его газон 01.01.2000, или (3) что у него была власть что-то сделать что привело бы к тому, что Бога не существовало в 1900 году. каждая из этих альтернатив невозможна.

Есть ли возражения против этого аргумента?

Естественно, можно было бы возразить против некоторых предположений. о существовании и природе Бога.Я вернусь к ним.

Прежде всего мы должны заметить, что аргумент зависит от определенного принцип о власти, который очень похож на правдоподобный измененный версия предположения Тейлора 5:

Если в S может сделать что-то, что привести к тому, что p , и p влечет за собой p , и q ложно, значит, S может что-то сделать что привело бы к тому, что q .

Это кажется правдоподобным. Однако можно было бы избежать всякого упоминания вызвать, и перефразировать аргумент в условия контрфактов. Так что вместо этого можно было бы сказать: «… означают либо (1), что у него была сила действовать так, чтобы Бог имел ложная вера в 1900 г. или… »(Fischer 1989, 8–11). аргумент кажется по крайней мере столь же правдоподобным, если перефразировать его таким образом.

5.1 Решение Аристотеля

Можно было бы возразить против вывода, что Бог верил в 1900 году, что Джонс косил бы свой газон 01.01.2000 на том основании, что предложения о будущие контингенты не соответствуют действительности.Итак, если Бог всеведущ в пути Предполагается, что он не будет придерживаться этой веры.

5.2 Решение Оккамиста

Ответ Оккама на проблему божественного предвидения состоял в том, чтобы призвать разница между предложениями, которые действительно о прошлом (те, которые выражают «неопровержимые» факты о прошлом) и те, которые вербально о прошлом, но которые на самом деле частично о будущее (те, которые выражают «мягкие» факты о мимо). Решающим моментом было то, что даже если кому-то не хватало сил сделать что-то несовместимое с неопровержимым фактом о прошлом, можно иметь власть сделать что-то несовместимое с мягким фактом о мимо.Чтобы такое решение работало в случае проблемы, поставленной Аргумент Пайка необходимо было бы показать или, во всяком случае, сделать вероятно, что одна из альтернатив, упомянутых выше, на самом деле открыты для Джонса, потому что то, что он будет делать, будет несовместимо с мягким фактом о прошлом, а не с твердым фактом. В однако сложность этой стратегии состоит в том, чтобы дать отчет о мягких факты о прошлом или, по крайней мере, разновидности мягких фактов о прошлое, которое удовлетворяет двум условиям: (1) делает верным, что в одном из дела, которые привел бы Джонс, были бы непоследовательными с мягким фактом правильного сорта, а также (2) он таков, что он правдоподобных (во всяком случае, до каких-либо фаталистических доказательств наоборот), что в случае мягких фактов такого рода принцип возможно позднее осуществить то, что несовместимы с ними.(Введение в книгу Фишера 1989 г. и многие из статьи в нем имеют отношение к этим вопросам.)

Достаточно легко дать отчет о неубедительных фактах, которые не соответствуют действительности, видимо, чтобы выполнить второе условие. Например, мы можем сказать, что предложение выражает мягкий факт о времени, если оно влечет за собой предложение о другом времени. По этому критерию «Бог непогрешимо верит в 1900 году, что Джонс косит газон 1 января 2100 года », выражает мягкий факт, потому что он влечет за собой, что Джонс косит газон 1 января 2100 года.Но вряд ли можно сказать, что по этой причине проблем нет. о том, что у Джонса есть право воздерживаться от стрижки газона, поскольку воздержание несовместимо с просто мягким фактом. Сказать, что предположение о Боге влечет за собой, что Джонс косит лужайку, означает эта проблема. Само по себе это вряд ли может быть решением. Если бы это было мы могли бы решить аргумент в пользу фатализма, основанный на причинно-следственных связях. детерминизм, просто указав, что, если детерминизм верен, Тот факт, что Джонс будет стричь газон, вытекает из предположения о начальные условия и законы природы, так что последние являются просто мягкий факт.

Это также, как мы видели в связи с логическим фатализмом, легко достаточно, чтобы очертить разновидности мягких фактов о прошлом, которые соответствует второму условию. Примером может служить предложение, которое эквивалентно соединению «Джонс косит газон 01.01.2000» с любым предложением о прошлом , что не влечет за собой этого. Но трудно понять, как это разновидности мягких фактов могут удовлетворить первое условие.

Конечно, перспективы решения были бы удовлетворительными. если бы можно было сделать правдоподобным, что в некоторых случаях это в способности людей делать то, что несовместимо с достоверных фактов о прошлом, а не только мягких фактов.Но взять этот подход, по сути, состоит в том, чтобы отказаться от идеи Оккамиста решение и перейти к следующему решению.

5,3 Влияние на прошлое

Одно из возможных решений — предположить, что второй альтернативой Пайка является возможно, без всякой апелляции к мягкости фактов. Согласно этому решение, в некоторых случаях люди могут делать то, что несовместимы с реальными фактами о прошлом, даже если они неопровержимые факты. То есть в некоторых случаях люди могут влияют на прошлое.В частности, предполагается, что у Джонса был сила сделать что-то, что привело бы к тому, что Бог сделал не верили в 1900, что он будет стричь газон. (Энглин 1986) правдоподобность такого решения будет во многом зависеть от силы аргументы в пользу невозможности повлиять на прошлое.

Некоторые из таких аргументов стремятся просто продемонстрировать это. невозможность без дальнейших объяснений. И это можно утверждать, что большинство аргументов такого рода, которые все убедительные включают апелляцию к очевидной невозможности того, чтобы событие может предотвратить его собственное возникновение, и к немного меньшему очевидная невозможность того, что событие может повлечь за собой вхождение.Но в ответ на такие аргументы можно утверждать, что этих невозможностей недостаточно, чтобы исключить возможность это одно событие может привести к более раннему событию, пока мир организован так, чтобы избежать этих невозможных результатов. Если так, то это не так ясно, почему Бог не должен был так организовать это. И в частности это непонятно, почему Бог не должен был так организовать вещи, что это мы можем делать то, что влияет на его убеждения.

Однако, как мы видели, другие аргументы в пользу невозможности влияющих на прошлое, пойти дальше и включить объяснение невозможность.Успешная защита от теологического фатализма, который апеллировал к возможности повлиять на прошлое придется иметь дело с этими дополнительными проблемами.

5,4 Боэтианский раствор

Боэций (c480–524) предложил решение проблемы, которое, по сути, отрицал предположение о существовании Бога в 1900 году или верил чему-либо в 1900 г. (Боэций, Утешение философии , Книга V) С этой точки зрения Бог находится вне времени; он безвременно вечен. Томас Фома Аквинский (1225–1274 гг.) Также предложил это решение.(Фома Аквинский, Сумма Theologica , статья 13) Решение заключается в том, что Конечно, если знание Бога не временное, то нет причин почему Джонс не должен иметь силы, чтобы осуществить это, Бог знает что он воздерживается от стрижки газона 01.01.2000 вместо того, чтобы знать что он косит газон, поскольку обладание этой силой не требуют силы повлиять на прошлое.

Может возникнуть ряд проблем относительно того, мог ли личный Бог быть вне времени, и как, если вообще, он мог иметь отношение к временному миру, но стоит отметить одну конкретную проблему.Проблема в том, что, хотя это решение не апеллирует к возможности повлиять на прошлого, это может быть уязвимо для некоторых соображений, которые сказал бы против такой возможности. Предположим, что мы не можем повлиять на прошлое, и что объяснение этой неспособности состоит в том, что в то время как будущее не реально, не актуально, прошлое и настоящее реальный и актуальный. Тогда казалось бы, что мы не сможем повлиять вневременные убеждения Бога, потому что, не будучи будущими, они были бы такими же реальны, как и любые прошлые убеждения.(Адамс 1987, 1135; Загзебски 1991, 61) Или вместо этого предположим, что объяснение нашей неспособности повлиять на Прошлое состоит в том, что если наши действия что-то приводят, это само по себе составляют то, что наше действие предшествует тому, что было осуществлено. Тогда может показаться, что идея о том, что мы можем осуществить вневременной вера должна быть отвергнута; сам факт, что вера была вызванный, сделает это позже, чем то, что вызвало это, и так что не вне времени. (Хотя, возможно, было бы какое-то логическое место, для точки зрения, что, в то время как это было верно для временных событий, если они были вызваны, они должны быть позже, чем то, что привело их о, это не относилось к событиям в целом.)

Конечно, такие соображения не должны быть фатальными для боэтианца. решение, потому что мнение, что будущее нереально, и мнение, что временной порядок определяется причинным порядком, оба спорный. Однако, похоже, это означает, что меньше комнату, чем можно было бы предположить для успеха решения, если бы невозможно повлиять на прошлое. (Rice 2006)

Стоит отметить еще одну потенциальную неловкость для боэтианца. решение.Если действительно невозможно повлиять на прошлое, то, даже если Боэтовское решение означало бы, что Бог мог знать, что Джонс косить газон 01.01.2000, не ставя под угрозу способность Джонса воздержаться, он не мог на основании этого знания вызвать события в мире до 01.01.2000, которые он бы не принес о том, воздержался ли Джонс; потому что если бы он это сделал, это означало бы, что У Джонса была сила действовать так, чтобы все было по-другому. до 01.01.2000; то есть он мог бы повлиять на мимо.

5.5 Природа познания Бога

Аргумент Пайка основан на предположении, что всеведение Бога предполагает имея убеждения. Но это может быть подвергнуто сомнению. (Alston 1986) Вместо его знания, в частности о наших действиях, можно рассматривать как расселевские ознакомительные знания; то есть состоящий из простого когнитивного отношение между знающим и тем, что известно. (Рассел 1912, Глава 5) По идее, хотя у человека знакомство знания рождает убеждения, Бог имеет только познавательное отношение к тому, что он знает, без каких-либо последующих убеждений.Кажется, это был путь Об этом подумали Боэций и Аквинский. (Боэций, Утешение Философия , книга V, проза 6; Фомы Аквинского, Summa Theologica , Статья 13)

.

Как этот взгляд на знание Бога повлияет на вопрос о влечет ли за собой божественное всеведение фатализм?

И Боэций, и Аквинский считали Бога вне времени, но это точка зрения на знание Бога может также быть объединена с точкой зрения, что он внутри времени. В таком случае кажется, что можно было бы принять мнение Оккамиста о том, как его знания в 1900 году могли быть в зависимости от того, что делает Джонс 1 января 2000 года.Конечно это выглядит так, как будто «Богу было известно в 1900 году о том, что Джонс косил газон 1 января 2000 года». частично около 01.01.2000. И, учитывая, что это осознание должно быть простым отношением, не может быть и речи о проведении анализа предложение, которое представляет его как соединение предложений каждый из которых, кажется, выражает факты, которые ни от чего не зависят Джонс может. Однако следует заметить, что та же неловкость могла возникают в связи с Богом использования своих знаний, как возникло для решения Боэта. Если невозможно повлиять на прошлого, то Бог не мог использовать свое знание о том, что Джонс подстригите газон 01.01.2000, чтобы что-то сделать до этой даты, если Джонс мог воздержаться от стрижки.

Конечно, нет причин, по которым это описание природы Бога знания не следует сочетать с представлением о том, что будущее нереально. В таком случае Бог не узнает о том, что Джонс скашивает газон до 01.01.2000, потому что еще не было фактов для его нужно знать.Но это не поставило бы под угрозу его всеведение, поскольку, по-видимому, с учетом знания всеведение было бы вопрос знания всех фактов.

В этом отношении учетную запись также можно объединить с представлением что Бог вне времени и мнение, что будущее нереально — при условии, что эти два взгляда действительно совместимый. В таком случае до 01.01.2000 было бы неверно, что Бог вечно знает, что Джонс косит лужайку, но будет правдой на 01.01.2000 и позже.Конечно, вневременное существо не может измениться, но это не повлечет за собой изменение в Боге, а просто изменение в к чему он имеет отношение. (Число 10 не меняется, когда я говорю о нем.)

5.6 Должен ли Бог быть всеведущим?

Конечно, угроза фатализма, когда она исходит от существования Бога, можно предотвратить, отрицая существование Бога. Но это также могло быть предотвращено отрицанием того, что Бога следует считать всеведущим — во всяком случае, если всеведение предполагает безошибочное знание все факты.Можно утверждать, что совершенство Бога не требует безошибочное знание всех фактов, но самое большее такое знание все факты, которые могли быть известны безошибочно. Итак, если это логически невозможно для кого-то иметь безошибочное знание того, что Джонс будет косить лужайку, и, чтобы Джонс мог воздержаться, это Бог не несовершенен, если ему не хватает такого знания. (Суинберн 1977, 172–8). Можно также возразить, что нет необходимости приписывать безошибочное знание для Бога вообще.(Лукас 1986 и 1989b)

Некоторые философы, особенно Луис де Молина (1535–1600) и Элвин Плантинга, считали, что Богу известно не только то, что будут делать настоящие люди. свободно делать в будущем, но то, что каждое возможное свободное существо свободно делали в каждом наборе возможных обстоятельств, если полностью специфический; и что он имел это знание при создании. (Действие свободен в требуемом смысле, если не определен причинно и не предопределено Богом.) набор обстоятельств (как возможных, так и фактических) обычно называемые «контрфактами свободы», а знание Бога из них называется «средним знанием».(Молина, он) Божественное Предвидение (Часть IV Конкордии) ; Плантинга 1974, IX))

Если бы знание Богом реальных будущих действий стало бы фаталистическая угроза, его среднее знание не могло быть менее опасным, поскольку, обладая средними знаниями, он будет знать актуальные действия на основании его знания обстоятельств. На самом деле это кажется, что это более опасно.

Конечно, одним из способов избежать угрозы было бы отрицать, что есть вообще какие-то факты о том, что люди сделали бы свободно при обстоятельствах, которые фактически не возникли; могут быть факты о том, что они могли сделать, или о том, что они, скорее всего, сделано; но не то, что они сделали бы .(Адамс 1977; Хаскер 1989, 20–9). Действительно, это кажется вполне правдоподобным, если мы действительно думаем действий людей как неопределенные. Это может помочь нам увидеть это, если мы подумайте о подбрасывании монеты. Предположим, что монета брошена на какой-то случай, и он спускается головами; и предположим, что мы затем спрашиваем, снова упал бы, если бы мы снова бросили его точно в те же обстоятельства. Это кажется правдоподобным, если подумать, как это приземлился, был не определен, правильный ответ заключается в том, что он мог упал головой, и он мог бы упасть решкой, но это не тот случай, что он упал бы головами, ни тот случай, когда он упали хвосты.

Таким образом, одним из решений фаталистической угрозы, исходящей от среднего знания, является сродни аристотелевскому решению. Поскольку нет фактов релевантный вид, Бог не может знать о них. Но, потому что там таких фактов нет, Бог не знает, как свободные существа могут свободное действие не препятствует его всеведению.

Есть ли другие решения?

Трудно понять, как это могло быть. В случае фактического действия, решения зависели от предложения способов, которыми он мог бы Джонс мог сделать что-то, что привело бы к что некоторые факты о Боге были другими; то есть они зависел от демонстрации того, как некоторые факты о Боге могут зависеть от того, Джонс сделал.В случае среднего знания мы знаем, как такое зависимость должна действовать; он должен был бы действовать посредством Бог знает контрфакты свободы. Итак, могла ли правда контрфакты свободы, связанные с Джонсом, должны зависеть от его действия? Кажется, что они не могли быть, потому что факты, которые делают правда, они были доступны Богу при творении, прежде чем он решил создавать что-либо, не говоря уже о Джонсе. Итак, факты, такие как решение Бога, должно быть, онтологически предшествовал любому поступку Джонса.Так кажется, что это не могло быть в силах Джонса действовать так, чтобы на самом деле истинная противоположность свободы, относящаяся к нему, не имела бы было правдой. (Hasker 1989, 39–52; см. Сборник Hasker et al. 2000). сочинений по среднему знанию.)

Аристотель упоминает в качестве следствия вывода, что все такое случается, случается по необходимости, что «не было бы необходимости намеренно или для беспокойства (думая, что если мы это сделаем, это будет случится, но если мы этого не сделаем, этого не будет).»(Аристотель, De Interpretatione , 18b31–3)

Эта мысль была изложена в так называемом «праздном Аргумент »(Bobzien 1998, раздел 5). Это было так:

Если вам суждено вылечиться от этой болезни, тогда, независимо от того, консультируетесь ли вы с врачом или не консультируетесь доктор вы поправитесь.

Но также, если суждено тебе не выздороветь от этого болезнь, то, независимо от того, консультируетесь ли вы с врачом или нет обратитесь к врачу, вы не поправитесь.

Но либо вам суждено выздороветь от этой болезни, либо суждено, что ты не поправишься.

Поэтому обращаться к врачу бесполезно.

Мысль, по-видимому, в том, что это бесполезно, потому что то, что вы делаете не будет иметь никакого эффекта. Если так, то ответ Хрисиппа (c280-c206 До н.э.) на этот аргумент кажется совершенно правильным. (Bobzien 1998, 5.2) вывод не следует, потому что, возможно, вам было суждено выздоровеет в результате посещения врача.Соответствующий ответ было бы в равной степени подходящим, если бы мы заменили «необходимо» на «Обреченный».

Некоторые версии аргумента опускают «так суждено». (Bobzien 1998, 189). Само собой разумеется, что соответствующая версия Ответ Хрисиппа касается этих версий аргумента.

Это не означает, что фатализм вообще не представляет проблемы. за рациональность обдумывания. Это просто сказать, что холостой ход Аргумент не показывает, что он создает проблему.

Есть ряд аргументов в пользу фатализма, и кажется, что один способ противостоять всем им — принять аристотелевскую решение или что-то подобное. Было бы здорово, если бы это можно было сделать выяснилось, что это было единственное решение, так что судьба фатализма была неразрывно связано с судьбой аристотелевского решения. Но это не кажется, что это так, за исключением, возможно, предположения, что всеведущий Бог существует по отношению к среднему знанию. Но даже тогда решение является лишь плохим отношением к аристотелевской теории. решение.

Так что вполне возможно, что и фатализм, и аристотелевское решение не правы. И это, конечно, всегда возможно, несмотря на все сказал, что фатализм правильный.

Пять аргументов за свободу воли

Источник: Дж. Крюгер

Я с легкостью перенесу то, что уготовила мне судьба. Я прекрасно знаю, что никакая сила не устоит против Необходимости. — Связанный Прометей

Человек осужден на свободу; потому что однажды брошенный в мир, он несет ответственность за все, что делает .- Сартр, Жан-Поль

Если вы думаете, как Сартр, что у вас есть свобода воли, как вы могли бы это продемонстрировать? Рассмотрим эти пять аргументов (и еще несколько).

Во-первых, вы можете отклонить вызов, заявив, что он выглядит диковинным. Опыт свободы воли настолько укоренился в сознании, что было бы глупо пытаться продемонстрировать это. Пытаться продемонстрировать способность к свободе воли было бы так же странно, как пытаться доказать, что вы видите красный цвет, глядя на розу.

Это не лучший ответ. Нет альтернативы тому, чтобы рассматривать розу как красную, чтобы вы не испортили физический ввод или структуру вашей системы восприятия. Однако есть альтернативы представлению о том, что ваше поведение вызвано беспричинной волей. Есть необходимости (то есть совокупность естественных причинных сил в игре) и шанс (случайные вариации, не сводимые к причинам). Поскольку мы моделируем все, что изучаем, как продукт некоторой комбинации необходимости и случайности, мы будем подходить к человеческому опыту и поведению таким же образом.Необходимость и случай повсюду; они исчерпывающие в наших усилиях по объяснению явлений. Доктрина свободы воли отрицает это. Он претендует на особую область человеческого поведения, которая не занята ни необходимостью, ни случайностью. Таким образом, аналогия с видением красного в розе и свободой воли неуместна. Если бы было ясно, что субъективный опыт свободы воли не может быть иллюзией, то все, в чем мы субъективно уверены, не могло бы быть иллюзией. Но ведь иллюзии ведь возможны?

Во-вторых, вы можете последовать примеру Джона Сирла (2013) и объявить, что вы поднимете руку, а затем сделаете это. Вуаля . Раскрылась свобода воли! Или есть? Выявлена ​​ваша способность планировать и реализовывать поведение. Ваше сознательное понимание этого плана не подлежит сомнению, и на самом деле оно может быть частью причинно-следственной цепи. Я предположил, что это может быть (Krueger, 2004), отвечая на утверждение Дэна Вегнера (2002) о том, что сознательная воля не только не свободна, но даже не является частью причинной цепи, ведущей к поведению. Ваша воля поднять руку свободна в том смысле, что ее не сковывают кандалы или скобы.Иногда воля может быть свободна от вмешательства других; и это должно быть приятной новостью. Но воля не свободна от всех предшествующих условий и причин. Еще раз подумайте о своем сознательном решении поднять руку. Тот факт, что ваше сознательное осознавание — по определению — начинается с появления сознательного ментального содержания, не доказывает, что не существует бессознательного и причинно релевантного ментального содержания, подготавливающего сознательный опыт. Отсутствие сознания не доказывает отсутствия ума.

Можно сформулировать это так: вашу способность действовать, исходя из свободной воли , легко спутать с вашей способностью действовать по воле (т. Е. Действовать с помощью воли ). Многие животные, кроме человека, могут действовать по своей воле или без нее. Собака, бегущая за палкой, хочет получить палку. Больная собака, подергивающаяся в припадке, не хочет дергаться. Вы можете настаивать на отождествлении свободы воли с добровольным действием, но тогда вы просто говорите о и , а не о о свободе воли в либертарианском смысле, то есть о воле, которая возникает беспричинно в уме.

В-третьих, вы можете рассмотреть простую задачу выбора, например, возможность выпить пино или каберне. Вы выбираете пино и риторически спрашиваете: «Как это было бесплатно?» Обратите внимание, что это версия аргумента Серла. У Сирла был выбор: поднять руку или не поднимать. Утверждение, что вы могли выбрать каберне, ничего не доказывает — потому что вы не выбрали его. Ветер с востока мог сказать, что он мог дуть с запада, но это не так. Сказать «Я мог бы выбрать другой» не имеет доказательной силы, потому что возникает вопрос, на который предполагается ответить.Он пытается доказать свободу воли, утверждая ее реальность; он пытается опровергнуть детерминизм, утверждая его ложность. А теперь представьте, что это долгая ночь, и у вас есть много возможностей выпить пино или кэб, и вы делаете это в непредсказуемом порядке. Вам удалось выполнить важное условие свободы воли, но непредсказуемость также является определяющим условием случайности. Ваша случайная прогулка по открытому бару была произвольной? Случай побеждает, потому что мы уже знаем, что это особенность Вселенной. Свободной воле все еще нужно занять нишу.

В-четвертых, некоторые религии (например, иудаизм и католицизм) настаивают на свободе воли как на основе морали. Бог дал человеку свободную волю, чтобы он мог отвернуться от своих злых наклонностей и обратиться к своим добрым наклонностям. В современной психологии Рой Баумейстер (2008) отстаивает эту точку зрения. Он предполагает, что ваша свободная воля сияет, когда вы сопротивляетесь искушению и делаете то, что отвечает вашим долгосрочным интересам (спасение) или интересам группы (конформизм, послушание). Этот взгляд апеллирует к интуиции.Вы чувствуете желание выпить еще стакан пино, а затем — после некоторой внутренней борьбы — заявляете, что остановитесь, потому что вам нужно ехать домой или у вас плохая печень. Кажется — и часто это изображается так, — что вы одержали победу над собой. Это конечно ерунда. Обе склонности — пить и не пить — являются мотивами вашей психологической системы. Последний мотив основан на страхе (например, перед осуждением или болезнью других), тогда как первый основан на желании (например,г., для кайфа). Когда вы тем или иным образом прерываете конфликт подхода и избегания, вы открываете себе, какая воля сильнее. Вы не узнаете, выиграла ли битва «свободная воля».

Религиозный аргумент («сопротивляться искушению») интересным образом пересекается с вопросом предсказуемости. Предположим, вы свободны и побеждаете все искушения. Ваше поведение теперь совершенно предсказуемо, поскольку оно неизменно социально желательно. Как может совершенно предсказуемый человек быть свободным? Это вопрос, который способствовал мнению Ницше о том, что христианская мораль является моралью рабов, и утверждению Достоевского о том, что стремление человека к свободе настолько велико, что в конечном итоге он будет действовать саморазрушающим образом, чтобы не оказаться порабощенным условностями и предсказуемостью.Человек Достоевского все еще несвободен в либертарианском смысле, потому что его ненависть к полной рациональности сама по себе является волей, исходящей из глубин.

В-пятых, вы можете риторически спросить, что случилось бы с вами и миром, если бы у вас не было той свободы воли, которая, как вы думаете, у вас есть. Те, кто поднимает этот вопрос, подразумевают, что свобода воли стоит между вами и полной анархией. Без свободы воли вы бы бродили по улицам, насиловали, грабили и сжигали. Какие доказательства этому? Есть данные, свидетельствующие о том, что люди больше обманывают, если их вдохновляют идеи детерминизма (Vohs & Schooler, 2008), но это далеко от разрушения общественного порядка, о котором думают энтузиасты свободной воли (тиражирование этого открытия пришло под вопросом; Open Science Collaboration, 2015).Это клише — думать, что без свободы воли не может быть ответственности и наказания. На самом деле, наказание имеет больше смысла, если вы можете приписать поступок предпочтениям, наклонностям или позиции (устойчивой воле) внутри преступника, чем если бы вы полагали, что преступник мог поступить иначе — и в следующий раз действовать иначе. Сама идея сдерживания требует отказа от свободы воли; страх наказания — серьезная причина хорошего поведения.

А потом еще немного. Кен Миллер, биолог, который считает, что эволюция породила свободную волю и что эта свободная воля теперь может отвергнуть логику самой эволюции (см. Krueger, 2018), признал в беседе с теистом, что вера в свободную волю может быть иллюзией, но если так, то это самореализация. Признаюсь (я не был тем теистом за столом), что я не смог понять логику этого аргумента. Опять же, это был круглый стол, и было немного пино.

Некоторые утверждали, что любое скептическое обсуждение свободы воли доказывает ее существование.Но те, кто спорят бесплатно, также будут чувствовать, что они делают это по доброй воле. Другими словами, любой, кто обсуждает эту тему, вносит свой вклад в дело по доброй воле. Таким образом, возникает вопрос о свободе воли и разоряется скептическое воображение. Версия этого аргумента состоит в том, что скептики пытаются убедить других в своей позиции, и подразумевается, что убеждение предоставляется только аудиторией, свободно решившей принять сообщение. Убеждение работает по-разному, что подтвердит беглый взгляд на учебник социальной психологии; Дело в том, что когда коммуникатор вызывает изменение отношения к получателям сообщения, у нас есть хороший случай для причинной истории.

Кен Миллер предположил, что само существование науки, то есть поиск понимания необходимости и случайности в природе, возможно только в том случае, если ученые участвуют в исследованиях по своей свободной воле. Таким образом, науку нельзя понимать с точки зрения необходимости и случайности. Отсюда следует, что наука не может изучать сама себя. Следовательно, наука не может постичь себя, а значит, мы не можем ее понять.

Если вы думаете, что обладаете свободой воли, вы не можете дать последовательный набор объяснений своему собственному поведению.Сказать, что «Я выбрал пино» — вполне понятное утверждение, если обратиться к завещанию. Ваше желание пино больше, чем желание такси, и это может быть так по множеству психологических причин и причин, которые можно исследовать. Сказать: «У меня не было предпочтений, которые могли бы повлиять на мой выбор; я тогда свободно создал такое предпочтение в данный момент», — ничего не объясняет. Если вы действительно посмотрите на себя в этом направлении, скажите нам: кто вы?

Тест Тьюринга профессора Ллойда. Любое отрицание свободы воли встречает решительное и искреннее сопротивление (см. Некоторые комментарии).Почему? Одна из причин заключается в том, что люди приходят в ужас от воображаемой перспективы потери моральной основы. Но есть более прямая психологическая причина. Если свобода воли является психологической иллюзией наравне с оптической иллюзией, такой как иллюзии Понцо или Поггендорфа, тогда никакие рациональные разговоры не изменят само иллюзорное восприятие (Sloman, 1996). Ллойд (2012), развивая идеи, представленные Геделем, Поппером и Тьюрингом, показывает, что психология принятия решений человеком делает необходимой иллюзию свободы воли (см. Также его записанную на пленку лекцию).Ллойд использует квантовую вероятность и рекурсивное мышление. Аргумент можно резюмировать следующим образом: пока вы сидите и пытаетесь принять решение (например, что заказать на ужин), ваш мозг / разум работает, чтобы найти решение. Если это не очень простое решение, например, потому что вы всегда заказываете одно и то же и знаете это, ваш мозг / разум должен выполнять вычисления. По определению решение принимается только тогда, когда все эти операции выполнены. Следовательно, и опять же по необходимости, вы и ваш мозг / разум не можете предсказать окончательный результат.Если бы вы могли, был бы более быстрый способ принять решение, но мы уже предполагаем, что выбирается самый быстрый маршрут. Другими словами, если вы должны запустить (в своем мозгу / разуме) симуляцию активности вашего мозга / разума, то эта симуляция должна содержать себя, что раскрывает рекурсивный характер этой попытки и ее непреодолимость. Можно сказать, что разум, пытающийся представить себя, попадает в одну из версий парадокса Рассела (набор не может содержать себя).

Теперь, когда вы принимаете решение, у вас создается точное впечатление, что вы не могли предвидеть его результат.Вы должны были выполнять работу по принятию решений. Это точное ощущение непредсказуемости влечет за собой неточный вывод о свободе, то есть идею о том, что решение могло быть другим. Однако процесс принятия решений полностью объяснялся необходимостью или, возможно, квантовой случайностью, но его нельзя предсказать без обмана, то есть без нарушения его собственных предположений. Короче говоря, Ллойд показывает, что воля несвободна, но должна восприниматься как таковая.

Есть заминка, и профессор Ллойд разбирается в ней в приложении.Здесь он вспоминает, как он снова и снова внимательно изучал меню своего любимого заведения в Санта-Фе только для того, чтобы каждый раз заказывать одно и то же блюдо из куриного релленоса. Проблема здесь в том, что ему не удалось создать представление о стабильном предпочтении. Некоторые люди это делают, и они заходят в ресторан, прося «как обычно». Любопытно, что жена Ллойда смогла посчитать и предсказать выбор мужа. Важно отметить, что она не моделировала его мысленные процессы принятия решений, а извлекала исторические данные о результате.Мудрый муж садится в ресторане и спрашивает жену: «Дорогая, а что я буду есть?»

Звонит нейропсихолог . Я хочу дать последнее слово Эльхонону Голдбергу, который в своей книге о творчестве 2018 года заявляет, что «я чувствовал, что увлечение предметом сознания как среди нейробиологов, так и среди широкой публики было эпистемологическим отговоркой, которая в основном представляет нежелание полностью отказаться от картезианского дуализма; это сознание было замаскированной душой; и что «как и многие недавние новообращенные мы продолжаем тайно почитать старых богов — бога души в облике сознания» (стр.64). То же самое для бога свободы воли.

ЖЕНСКАЯ СУДЬБА В АРГУМЕНТАХ НЕОБХОДИМА

Допустим, для аргументации, что вы очень хорошо умеете рассуждать, а также выражать себя. Вы должны выиграть больше, чем ваша доля дебатов и разногласий, верно?

Нет, если вы женщина.

После 10-летнего изучения того, как спорят мужчины и женщины, британский психолог Элизабет Мейпстон ​​пришла к выводу, что самый важный фактор в том, кто побеждает, — это не то, что вы говорите, а ваш пол.

Исследование состояло из дневникового исследования, в котором более 700 человек в Великобритании и Северной Америке вели дневники, в которых они записывали детали каждого аргумента, который у них был. Фокус-группы и интервью расширили информацию из дневников.

«Я был удивлен и подавлен», — сказал Мапстон. «Я ожидал, что смогу показать, что на самом деле не было различий между мужчинами и женщинами. Я обнаружил, что ужасно важно, кем был другой человек в споре, и особенно важно, какого пола был другой человек.«

Mapstone была особенно шокирована тем, что она назвала« культурными стереотипами », которые мужчины и женщины использовали в своих дневниках аргументов.

« Когда я проанализировал то, что говорили люди, волосы у меня на затылке начали вставать дыбом. Мужчины говорили: «Но, конечно, она позволяла своим эмоциям бежать вместе с ней, она просто занимала эмоциональную позицию, с ней нельзя было спорить».

«Женщины утверждали, что они вели себя рационально, хладнокровно и логично, и что если они не смогли донести свою точку зрения, то это вина мужчины, потому что он на самом деле не слушал, ему было все равно, он не хочу знать.Когда я осмотрел мужчин дальше, стало ясно, что они действительно не хотели знать, они даже не пытались понять ».

Mapstone обнаружила, что женщины используют всевозможные стратегии, чтобы избежать стереотипов: они понижают высоту голоса, контролируют движения рук, выпрямляют позу. Несмотря на все это, Mapstone обнаружила, что на работе и дома женщин «считают и описывают как неразумные и эмоциональные».

Отчет об исследовании Mapstone был опубликован в Британском журнале социальной психологии.

Розалинд Майлз, историк-феминистка из Бристольского университета и автор книги «Женская история мира», согласилась с исследованием Mapstone.

«Преобладание пола в нашем мышлении настолько велико, что любой человек сначала воспринимается как женщина или мужчина, прежде чем он откроет рот. Глубокая мысль, которую мужчины имеют о женщинах, заключается в том, что они имеют дело с низшим видом», — сказала она. .

«Мужчинам не нужно спорить или обсуждать с женщинами.Они просто объявляют, что хотят делать. Они высказывают свою точку зрения и раздражаются, когда женщины протестуют. Женщины проигрывают, потому что не получают преимуществ от правильного аргумента. Мужчины лишают их возможности по-настоящему аргументировать свою точку зрения ».

Майлз утверждал, что многие женщины также находятся в невыгодном положении из-за отсутствия возможности научиться искусству спора.

« Женщин учат уступать мужчинам. Их учат молчать, пока говорят мужчины. Репетиторы-мужчины предпочитают агрессивные дебаты в мужском стиле.Они думают, что это показывает интеллектуальную быстроту и превосходство. Женщин все это не беспокоит ».

Мапстон ​​в своей исследовательской работе указала, что этот мужской стиль аргументации, восходящий ко временам Платона и Аристотеля, является способом обсуждения, используемым как в публичных, так и в частных беседах.

«Этот гладиаторский подход к спорам — важная часть нашей идеологии, действующей не только в зале суда, но и в политике, парламенте, в ходе избирательных кампаний, в газетах, на телевидении и радио», — написала она.

Майлз согласился с тем, что женщины, которые пытаются соревноваться с мужчинами, находятся в невыгодном положении. Она приписывала это врожденному женскому отвращению к соревнованиям.

«У мужчин есть завоевательная фантазия; успех не придет, если вы не нападаете, не побеждаете и не спорите. Женщины в глубине души думают, что если мы хорошие, то нам не нужно защищать свою позицию. В результате женщины находятся в невыгодном положении в дебатах. Они никогда не учились делать это в формальном смысле. В школе их учат откладывать, молчать и выглядеть мудрыми.А с точки зрения темперамента и личного характера женщины не хотят, чтобы им на руки попадали «.

Майлз сказал, что унизительный юмор — одна из стратегий, которые мужчины используют, чтобы сохранить контроль над ситуацией и выиграть спор.

» Многие мужчины в споре используют исключительно мужской юмор. Между мужчинами принято издевательство как способ положить конец ссоре. Это валюта, которую они используют вместо эмоций. Женщины не враждебны. Для мужчин издевательство во время дебатов — это способ унизить кого-то. Это выигрывает очко, заставляя их оппонента выглядеть глупо », — сказала она.«Если женщины не хотят выигрывать в законном споре, насколько меньше они хотят выиграть, унижая другого человека?»

Дебора Таннен, профессор лингвистики Джорджтаунского университета в Вашингтоне и автор книги «Говоря от девяти до пяти», исследовала некоторые из причин, по которым женщины проигрывают в спорах.

«Объяснением может служить то, что потеря аргументации может быть менее значимой для женщин. У них может быть больше импульса к разрешению спора и восстановлению гармонии, и они часто менее неохотно говорят:« Мне очень жаль », — она сказал.

«Часто женщины действуют по ритуалу, когда один человек приносит свои извинения и берет на себя часть вины, чтобы другой человек мог извиниться и взять на себя другую часть вины. Женщины на самом деле не думают, что это их вина, но они могут сказать в любом случае, ожидая, что это послужит поводом для извинений другого человека. Если женщина спорит с мужчиной, который не работает в рамках того же ритуала, женщина проиграет спор.

«Разговорные ритуалы похожи на качели.Женщины часто могут чувствовать, что они попадают в нижнюю часть качелей, не зная, как они туда попали. Это действия другого человека, — продолжил Таннен. — С другой стороны, мужчины очень осторожны, чтобы избежать позиции «один вниз». На собственном опыте они узнают, что другие мужчины воспользуются ими, если они сделают себя уязвимыми ».

Майлз сказал, что невыгодное положение женщин в спорах является центральным фактором отсутствия у них власти и низкого статуса в обществе.

« Только кажется, что женщины все контролируют. на рабочем месте.У нас было 10 000 лет мужского доминирования и 20 лет законодательства о равных возможностях, — сказала она. — В Великобритании женщины по-прежнему зарабатывают три четверти заработной платы мужчин. В количественном отношении женщины преобладают во всем мире, и тем не менее они составляют меньшинство в правительстве ».

Мапстоун, которая работает над книгой о своем исследовании, завершила свой доклад рекомендациями о том, как женщины могут более эффективно спорить.

«Надеюсь, мы сможем понять, что происходит.. . что нами управляют бессознательные убеждения, которые не соответствуют действительности. Неправда, что все мужчины — крутые разумные существа, и неправда, что все женщины — нежные, теплые и заботливые создания.

«Я считаю, что если бы мы могли понять, что мы делаем, мы смогли бы развить изменения, внесенные обществом в отношения между мужчинами и женщинами. Тогда женщины могли бы указать на то, что они разумные существа, а также быть теплыми людьми, и что они хотели бы быть и тем, и другим.

Судьба Шовена теперь в руках присяжных после заключительных аргументов

«Пусть это будет радовать суд. Дамы и господа присяжные, доброе утро. Я думаю, что видеодоказательства будут очень полезны и значимы для вас, потому что вы можете увидеть это сами, без разговоров с юристами, адвокатов, адвокатов. Вы можете увидеть это сами ». «Пожалуйста. Пожалуйста. Я не могу дышать. Пожалуйста, чувак. Пожалуйста, помогите мне. Пожалуйста. Я вот-вот умру в этой штуке». «О мой Бог.» «Что он сказал?» «Он сказал, что я скоро умру.О мой Бог.» «Наблюдая за судом над Джорджем Флойдом, я заметил различия и важность отснятого материала». «Этот угол…» «Когда убили Стефона, у нас были только офицерские кадры. У нас была только их точка зрения ». «Эй, покажи руки». «Вы знаете, когда моего сына убили на платформе, снимали несколько прохожих. И если бы не камеры, нас бы здесь даже не было, потому что они, вероятно, сказали бы, что это оправдано ». «Братан, поставь ноги ему на голову, мужик.Вы становитесь ему на шею коленом. «Он старается изо всех сил». «Ага.» «Я не могу дышать.» «Немного больше. Прямо здесь.» «Я не смотрю запись инцидента с моим отцом, потому что это пытка». «Вы видите, как офицеры наносят ему множество ударов по телу?» «Да.» «К его рукам, к его туловищу, к его ногам». «Вот 30 лет спустя, ничего не изменилось». «Теперь кому вы собираетесь верить? Подсудимые или своими глазами? » «Я наблюдаю за делом Джорджа Флойда со своей лучшей подругой Тиффани у нее дома». «О, черт возьми». «Вот это да.«И он все еще у него на шее». «Сегодня я впервые посмотрел все видео Джорджа Флойда, и это определенно заставило меня подумать о том, как мой отец умолял о своей жизни и кричал». «Проверьте его пульс. Проверьте его пульс. «Его дочь была того же возраста, что и я, когда избили моего отца». «Меня зовут Лора Дене Кинг. Я средний ребенок Родни Глена Кинга. «Мир увидел видеокассету». «Мы думали, что видео демонстрирует чрезмерную силу и ненужную силу». «С этой видеозаписью, если бы у них было два глаза и они не были слепыми, вы бы увидели, что это была чрезмерная сила.«Защита пыталась смягчить воздействие ленты, рассекая ее кадр за кадром, чтобы показать, что Кинг представляет угрозу для офицеров». «Он издал, как медведь, крик, как раненое животное. Если бы он схватил моего офицера, это было бы мертвой хваткой. Если бы он схватил оружие, у него было бы множество целей ». «Он ведь никого не хватал во время этих событий?» «Нет, сэр, он этого не сделал». «Он не мог ходить. У него было 50 переломов костей. Его череп был навсегда сломан.У него было необратимое повреждение мозга. После этого мой отец уже не был прежним. Знаете, и все считали его нормальным. Думаю, если бы это случилось с кем-нибудь, они бы больше никогда не были нормальными ». «Это влияет не только на человека, с которым произошло. Это также влияет на всех тех, кто его смотрит. Все они затронуты навсегда ». «Я отчаянно хотел помочь». «Я был просто взволнован, и я пошел к афроамериканцу, который стоял там на обочине. И я подумал, что они не собираются им помогать.» «О мой Бог.» «Этот человек, он был свидетелем того, как другой афроамериканец лишился жизни. Девятилетний оратор на суде ». «Доброе утро, [неразборчиво]». «Доброе утро.» «Какой из них вы?» «Так случилось, что я шел по улице. Она никогда не забудет этого до конца своей жизни ». «В конечном итоге вы разместили свое видео в социальных сетях, верно?» «Верный.» «И это стало вирусным?» «Верный.» «Это изменило твою жизнь, верно?» «Девушка, которая снимала Джорджа Флойда, тот факт, что она ничего не может сделать, чтобы спасти его жизнь.«Прошли ночи, я не спал, извиняясь и извиняясь перед Джорджем Флойдом за то, что ничего не сделал». «Это то, что будет преследовать ее, как Джорджа Холлидея, снявшего видео моего отца». «Без Джорджа Холлидея эти четыре офицера могли бы не предстать перед судом». «Он просто хотел протестировать свою новую камеру. Мол, дай мне взять — он стоял, дрожа, в ужасе. И он до сих пор страдает, потому что так поступил ». «Чем он мог заслужить это?» «Если бы я сегодня увидел дочь Джорджа Флойда, я бы хотел что-то сказать.Но это непросто. Это совсем непросто. Потому что я уверен, что она смотрела эту видеозапись. И это то, что каждый день остается в твоей голове, как и видеокассета моего отца. «Для присяжных впереди трудное решение, зная, что оправдание четырех офицеров может воспламенить этот город». «Не виновен в…» Пение: «Нет справедливости, нет мира. Нет справедливости, нет мира.» «И ущерб городу Лос-Анджелес исчисляется миллиардами долларов». «Вот что я говорю. Полиция, они не платят ни цента за этот процесс.Итак, мы с мамой наблюдали за судом над Джорджем Флойдом. И это вызвало столько воспоминаний о деле моего сына Оскара. Последняя фотография Оскара в его мобильном телефоне была с офицером, который стрелял в него «. «Меня зовут Ванда Джонсон. Я мать Оскара Гранта ». «Грант был ранен в спину, когда лежал лицом вниз на платформе вокзала». «Он был безоружен». «27-летний офицер сказал, что думал, что он вытащил свой электрошокер…» «- но вместо этого случайно вытащил свой пистолет». «И инцидент был заснят на видео мобильного телефона.«Видео говорит само за себя. И жюри увидит это и примет правильное решение ». «Мы знали, что нам будет очень сложно выиграть в судебных системах, потому что судебная система не предназначена для всех в обществе». «По мере того, как ситуация развивалась, толпа начала расти и расти». «Боже мой, тот же сценарий, который они использовали для того, что случилось с Оскаром, они использовали то же самое для Джорджа Флойда. О, там была толпа разъяренных бандитов ». «Они были за ними. Через дорогу люди кричали.«Мы не знаем, собирались ли они на нас напасть. Я подумал о молодом человеке, дающем показания по делу Джорджа Флойда. «Ты злился все больше и больше». «Вызов полиции по поводу полиции». «Служба экстренной помощи, по какому адресу находится экстренная служба?» «Как заставить кого-нибудь исследовать тех, с кем они работают? Конечно, вы обнаружите, что они поверят людям, с которыми работают, быстрее, чем гражданам, подавшим жалобу ». «Вы хотите поговорить с этими сержантами?» «Да, я бы хотел.Он не отвечал. Он не сопротивлялся аресту или чему-то в этом роде ». «Хорошо, одну секунду». «Убийцы, братан. Вы все просто убийцы, братан. «Вы знаете, когда мы собирались судить Оскара присяжных, они задавали вопросы вроде:« Вы знаете кого-нибудь, кто попал в тюрьму? Вы знаете кого-нибудь, кто сталкивался с полицией? »И как только человек это сказал, они бы вычеркнули его из присяжных, верно? Наличие присяжных, состоящих из разных слоев общества, может помочь в принятии решения о виновности или невиновности.«27-летний офицер…» «- не признал себя виновным по обвинению в убийстве». «Суд над ним был перенесен в Лос-Анджелес из-за опасений по поводу расовой напряженности и пристального внимания СМИ». «Все, давайте просто помолимся одну минуту». «Отец Бог, мы приходим к Тебе и твоему сыну по имени Иисус Христос. Отец, мы просим людей, которые это видят: «Каждый раз, когда я прихожу в дом своей мамы, мне напоминают, что здесь убили моего сына». «Меня зовут Секетт Кларк. Я мать Стефона Кларка. «22-летний Стефон Кларк был смертельно ранен во время бегства от полиции.«Кларк был замечен уклоняющимся от властей после того, как якобы разбил окно машины». «В него восемь раз выстрелили на заднем дворе своей бабушки». «Полиция, очевидно, подумала, что он держал в руках пистолет, а теперь говорит, что это был мобильный телефон». «Из страха за свою жизнь они стреляли из служебного оружия». «А после инцидента офицеры иногда вручную отключали нательные камеры». «Двигайся сюда». «Когда мы наблюдали за судом над Джорджем Флойдом, я пригласил определенных членов своей семьи, потому что вы не можете обратиться к чему-либо в обществе, городе или стране, пока не обратитесь к этому дома с семьей.«Когда мистер Флойд был в беде, мистер Шовен не помогал ему, не помогал ему». «Так вот как они оставили моего мальчика там. Они надели на него наручники после того, как он умер ». «Чрезмерная сила.» «Чрезмерная сила и смертельная сила после смерти. Я чувствовал себя опечаленным, тяжелым, истощенным. 400 лет назад я чувствовал себя рабом. Просто слышать, как он мертв, видеть, как он мертв. А затем обернуться и услышать попытку защиты упомянуть тот факт, что нам не следует сосредотачиваться на… — 9 минут и 29 секунд — »« — которые потребовались, чтобы убить Джорджа Флойда.Но мы должны сосредоточиться на том, что происходило перед этим. На мой взгляд, все, что не имеет прямого отношения к убийству Джорджа Флойда, не имеет отношения к делу ». «Его рост от 6 до 6 с половиной футов. Вы не знали, что он принимал героин. Г-н Флойд действительно использовал поддельную 20-долларовую купюру для покупки пачки сигарет. Мистер Флойд заткнул себе рот наркотиками ». «Папа уже мертв. Джордж Флойд уже мертв ». «Верно. Верно.» «Итак, теперь вы воскрешаете его, чтобы убить его снова». «По сути.» «Опорочить его, чтобы оправдать проступки ваших офицеров, напомнило мне в точности то, что окружной прокурор сделал со Стефоном.«Обследование мобильного телефона выявило случай домашнего насилия, произошедший с матерью его детей. Тексты и телефонные звонки, свидетельствующие о том, что он искал наркотики, и фотография его руки, держащей 10 таблеток ксанакса ». «То, что было в его мобильном телефоне, не имеет ничего общего с действиями полицейских во время его убийства. Мне кажется, что это горько-сладкая вещь происходит, наблюдая за судом над Джорджем Флойдом. Потому что я оптимистично настроен в том, что это справедливость в отношении смерти моего сына.«Возможно, нас здесь не будет. Они его поймают. Они его поймают. «Было ли совершено преступление? Ответ на этот вопрос — нет. И, как следствие, мы не будем привлекать этих офицеров к уголовной ответственности, связанной с убийством или применением силы Стефоном Кларком ». «14 апреля 1991 года: Кинг борется с эмоциональными и физическими шрамами. Так что это, по сути, фотоальбом газетных статей моего отца с тех пор, как он был в новостях. Годы, годы, годы. Вы бросаете кого-то волкам и ожидаете, что они будут нормальными.Знаешь, после этого не бывает ничего нормального. А потом, можете ли вы представить, сколько есть Родни Кингов, которых никогда не снимали на видео? Их много «. «Я бы молился и надеялся, что суд над Оскаром будет транслироваться по телевидению, потому что Америка действительно должна посмотреть в зеркало и спросить:« Со всеми ли люди обращаются одинаково? »« Было чрезмерное применение силы против Джорджа Флойда — »« Мы Мы не сосредоточены на видеозаписи, его токсикологии, его сердечном состоянии. Мы сосредоточены на том факте, что несколько человек были свидетелями убийства этого человека.«Вы можете увидеть это собственными глазами. Это безумие.» «Люди не понимают, что это значит для вашей семьи. Это больше, чем просто суд и этот офицер. Мы никогда их больше не увидим. Нам никогда не удастся снова почувствовать их запах и снова поцеловать. Наша жизнь полностью затронута навсегда ».

Достоверность и сила аргументов

Как мы определяем, действителен ли аргумент? Как мы определяем, является ли аргумент сильным? Сначала нам нужно решить, дедуктивный он или недедуктивный.

При оценке аргументов у нас есть два основных вопроса:
  1. Достаточно ли логически обосновано предположение для вывода?
  2. Верны ли посылки?
В этом сегменте мы обсудим, как ответить на первый вопрос.Как мы уже упоминали, ответ на этот вопрос зависит от того, является ли аргумент дедуктивным или недедуктивным. Действительность применима к дедуктивным аргументам, сила относится к недедуктивным аргументам. Начнем с дедуктивных аргументов и обоснованности.
  • Определение : Действительный аргумент — это дедуктивный аргумент, который успешно обеспечивает решающую логическую поддержку.
Действительный аргумент, таким образом, является дедуктивным аргументом — аргументом, который пытается убедительно обосновать свой вывод, — который оказывается успешным.
  • Определение : Недействительный аргумент — это дедуктивный аргумент, который не может обеспечить убедительную поддержку.
В случае дедуктивных аргументов вы отвечаете «да» на вопрос «Обеспечивают ли посылки достаточное логическое обоснование вывода?» если аргумент действителен, и вы отвечаете «нет» в противном случае. Возьмите следующий дедуктивный аргумент:

Джинсы Патрика синие, следовательно, джинсы Патрика цветные.

Возможно ли, чтобы посылка была верной, а вывод — ложным? Если у меня джинсы синие, значит, у них есть цвет.Если у них есть цвет, значит они цветные. Следовательно, посылка (джинсы Патрика синие) не может быть истинной, а вывод (джинсы Патрика цветные) ложным. Следовательно, аргумент верен.

Как насчет этого?

Если бросить кубик, либо выпадет шесть, либо нет. Таким образом, шанс выпадения шести кубиков составляет 50%.

Некоторые так считают, но это неверный аргумент. Какова вероятность выпадения шести кубиков? Всего шесть граней, и кости, скорее всего, выпадут на любую из них.Поскольку шесть отображается только на одной грани, есть только один шанс из шести, что кубик выпадет на шесть. И каждый шестой намного меньше 50%. Таким образом, посылка аргумента может быть истинной, а вывод — ложным.

Аргументы могут быть действительными, даже если они не соответствуют действительности:

Если в холле есть лиловый слон, то я гигантская индейка. В холле есть фиолетовый слон. Следовательно, я гигантская индейка.

Этот аргумент бессмыслен, но действителен.Если бы посылки были верны, заключение гарантированно было бы верным. Здесь нужно быть осторожным. «Действительный» не обязательно означает «хорошо» или «плохо». Это просто означает успех в установлении убедительных аргументов в пользу его заключения. Конечно, посылки этого аргумента ложны. Но утверждение, что аргумент верен, не означает утверждение, что посылки верны. Валидность заключается в том, чтобы успешно обеспечить убедительное обоснование вывода, если бы посылки были верны.

Что касается недедуктивных аргументов, мы не говорим о достоверных и недействительных аргументах, мы говорим о сильных и слабых аргументах.

  • Определение : Сильный аргумент — это недедуктивный аргумент, который успешно обеспечивает вероятное, но не окончательное логическое обоснование своего вывода. Слабый аргумент — это недедуктивный аргумент, который не может обеспечить вероятную поддержку своего вывода.

Если аргумент слабый, лучше бросить монетку, чтобы узнать, верен ли вывод, а это отнюдь не поможет обосновать вывод.Таким образом, если вывод маловероятен, когда посылки верны, то аргумент слаб. Игра закончена.

Но как нам решить, когда аргумент сильный, а не слабый?

Ответ на этот вопрос контекстный. Я как лектор придерживаюсь очень строгих стандартов. Я очень педантичен и буду указывать на каждую вашу ошибку. Моя цель — сделать так, чтобы вы учились на своих ошибках. Но если я сделаю это, когда буду на вечеринке с друзьями, я не буду очень популярен, не так ли? Мне нужно изменить свои стандарты там.Когда я в суде, мне нужны строгие стандарты, вне всяких разумных сомнений. Так что доказать, что аргумент в суде силен, довольно сложно. Мы хотим свести к минимуму ошибки, которые делаем.

Давайте попробуем на нескольких примерах. Сильный или слабый?

97% вегетарианцев здоровы. Мэдисон — вегетарианка. Следовательно, Мэдисон, вероятно, здорова.

Если предположения верны, каковы шансы, что Мэдисон здорова? 97%! Может, она и не была. Она может быть среди 3% нездоровых, но это маловероятно.Так что, если посылки верны, весьма вероятно, что верным будет и вывод, но он может быть ложным. Следовательно, этот аргумент силен.

Отец Бейли — водопроводчик, поэтому у отца Бейли есть фургон.

4,8

416 отзывов

Думаю, этот тоже силен.Вот мои рассуждения. Работа водопроводчика — это такая работа, которая требует, чтобы вы носились с инструментами, грязными и грязными инструментами и всем остальным, и вы не хотите класть их в красивую маленькую машину; вам нужно пространство. По моему опыту, у сантехников обычно есть фургоны. Так что было бы разумно ожидать, что у отца Бейли будет фургон, если он сантехник.

© Патрик Жирар, Оклендский университет

6 Аргументы в пользу большего равенства между мужчинами и женщинами в сфере труда

Опубликовано 22 сентября 2017 г.

Повышение гендерного равенства на рабочем месте может принести компаниям много преимуществ.Вы хотите, чтобы ваш работодатель продвигал гендерное равенство на работе? Мы приводим 6 веских аргументов, которые помогут вам убедить вас в том, почему в вашей компании должно быть больше равенства между мужчинами и женщинами.

Что происходит с гендерным равенством и каково положение женщин на предприятии сегодня?

Несмотря на то, что на их долю приходится примерно половина рабочей силы в Соединенных Штатах и ​​в мире, женщины по-прежнему редко встречаются среди генеральных директоров крупнейших организаций. По данным Catalyst, по состоянию на 1 января 2019 года всего на должностях генерального директора Fortune 500 было всего 73 женщины, а в списке Fortune 500 2018 года только 24 женщины (4.8%) были генеральными директорами. Кроме того, по оценкам, только 24% женщин занимают руководящие должности во всем мире.

В то же время, согласно отчету Всемирного экономического форума, экономический гендерный разрыв сократился всего на 3% в период с 2007 по 2017 год, и потребуется 118 лет, чтобы полностью ликвидировать этот разрыв. Между тем, гендерные квоты в советах директоров и руководящих должностях вызвали очень противоречивые дискуссии. Тем не менее, некоторые компании и страны внедряют механизмы, чтобы попытаться сократить разрыв.

Некоторые решения проще других, но в целом, похоже, нет разумных аргументов в пользу того, что на рабочих местах должно быть больше разнообразия и равенства. Тем не менее, может быть трудно добиться прогресса в этой области. Вот пять неопровержимых аргументов, чтобы убедить вашего работодателя или отдел кадров добиваться большего гендерного равенства на вашем рабочем месте.

Аргумент о гендерном равенстве № 1: он улучшает эффективность работы организации и благополучие на работе

Исследование Credit Suisse показывает взаимосвязь между рабочей средой, где присутствует гендерное равенство, и более высокой производительностью организации.Фактически, гендерное равенство на рабочем месте (и разнообразие в целом) могло бы обеспечить более глобальное и целостное представление о проблемах, с которыми сталкиваются компании. Как следствие, могут быть найдены более эффективные решения для решения этих проблем. Другое исследование показывает, что компании, в которых более 10% женщин-менеджеров, имеют доход в среднем на 41% выше, чем компании, в которых только 5%.

Качество жизни на работе также может улучшиться, когда в правление компании будет входить больше женщин. Согласно исследованию, проведенному в Соединенных Штатах, в среднем как мужчины, так и женщины-служащие проявляют больше энтузиазма и привержены работе, когда женщина является их непосредственным руководителем.В целом женщины выглядят так, будто при определенных обстоятельствах они могли бы стать лучшими менеджерами. Они склонны поощрять своих коллег к работе и лучше следить за их успехами. Фактически, сотрудники с женщинами-руководителями в 1,26 раза чаще, чем те, которыми руководят мужчины, говорят, что их развитие поощряется в компании. И это, вероятно, создаст захватывающую и более мотивирующую среду.

Аргумент гендерного равенства № 2: Он упрощает понимание и ориентацию на потребителей

Сегодня компании по-прежнему очень мужественны на всех уровнях: от директоров до менеджеров, менеджеров по маркетингу, дизайнеров… И все же, когда дело доходит до покупки продукции компании, женщины — это те, кто больше всего покупает и использует предметы домашнего обихода.В развитых странах от 70% до 85% ежедневных покупок совершается женщинами. Да, женщины обладают исключительной властью принимать решения, поскольку они принимают решение относительно 68% покупок автомобилей, 93% покупок агропродовольственных товаров и 92% отпусков и развлекательных мероприятий. Кажется, что мужчины просто согласны…

Однако 91% женщин считают, что бизнес-маркетинг и дизайн продуктов не адаптированы к их потребностям. Чтобы лучше ориентироваться на потребности этих потребителей, необходимо отказаться от чрезмерно мужской схемы компании.Вовлечение женщин означает потенциально лучшее понимание потребностей потребителей и лучшее понимание того, какие продукты создавать и проектировать. Следовательно, это может привести к более глобальному видению рынка закупок и увеличению продаж.

Аргумент о гендерном равенстве № 3 — Привлечение и удержание талантов улучшает

47% менеджеров считают, что улучшение гендерного равенства также является способом привлечения лучших женских талантов. Подумайте о том, что почти 60% выпускников магистратуры — женщины; их большинство почти во всех учебных программах.Они составляют 65% выпускников юридических или политических наук, 62% выпускников медицинских вузов и около 60% выпускников экономических, управленческих или естественных наук. Следовательно, улучшение гендерного равенства упростит набор этих молодых талантов, поскольку они будут ощущать более высокую справедливость и равные шансы на карьерный рост и продвижение по службе.

Кроме того, поколение Y особенно внимательно относится к этим вопросам, и молодые сотрудники все чаще придают значение гендерному равенству в поисках работы.В то же время исследование Дэвида Каплана также показывает, что справедливая рабочая среда, в которой уважается разнообразие, побуждает сотрудников сохранять свои рабочие места. Это означает, что большее гендерное равенство предполагает меньшую текучесть кадров в организации. В результате сокращаются расходы, поскольку не нужно тратить время и деньги на новые процессы набора, отбора и адаптации новых сотрудников.

Аргумент о гендерном равенстве № 4 — Корпоративная репутация повышается

Более высокое гендерное равенство в компаниях также связано с имиджем и брендингом работодателя.Гендерное равенство все чаще рассматривается как важный фактор репутации бренда. Более того, известно, что самые молодые потребители все больше придают значение вопросам разнообразия. Бренд, который проводит активную политику разнообразия на рабочем месте, улучшит свой имидж и, возможно, привлечет этих потребителей к их рыночным долям.

Для многих людей репутация и этика бренда являются более важными критериями при покупке, чем цена продукции. При обращении к работодателям важно помнить об этом аргументе.

Аргумент гендерного равенства № 5 — Снижение нормативных рисков

Повышение гендерного равенства на рабочем месте также является нормативным вопросом: в прошлом году почти 1500 французских компаний были подвергнуты официальному уведомлению, поскольку они не смогли внедрить план улучшения разнообразия своей рабочей силы, а 47 были подвергнуты юридическим или финансовым санкциям. Кроме того, были примеры, когда на рабочих местах приходилось выплачивать сотрудникам-женщинам компенсацию за их более низкий заработок, чем у их коллег-мужчин.

Учитывая растущий общественный спрос на гендерное равенство, нормативно-правовая среда может быть ужесточена на этом уровне в ближайшие годы. Это еще одна причина, по которой все компании должны взять на себя инициативу и добиться паритета как в отношении рабочих мест, так и заработной платы.

Аргумент о гендерном равенстве № 6 — Он способствует инновациям, особенно в (технических) стартапах

Согласно данным Innovate Europe: Competing for Global Innovation Leadership, , разнообразие мировоззрений и знаний будет способствовать появлению более разнообразных и ориентированных на пользователя идей и решений.Согласно этому отчету, необходимость создания инновационных экосистем для новых технологий может служить оправданием для изменения старых моделей и поощрения разнообразия. Авторы также говорят, что: «особенно важно иметь разнообразные команды новаторов — не только для использования всех источников потенциального творчества, но и потому, что новые технологии могут отражать неосознанные предубеждения команд, которые их разрабатывают».

В то же время исследования, подобные тем, что проводились в Мичиганском университете, также утверждают, что группы разнородных решателей проблем могут превзойти группы тех, кто решает проблемы с высокими способностями.Женщины и представители меньшинств улучшают решение проблем, потому что они делятся своими различными точками зрения и уникальным опытом.

Не сомневайтесь! Этих 6 аргументов достаточно, чтобы убедить вашего начальника и дальше улучшать гендерное равенство на вашем рабочем месте.

Изображение предоставлено: женский менеджмент на Shutterstock, женский офис на Shutterstock, потребитель на Shutterstock, оценка сотрудников на Shutterstock, разработка идей на Shutterstock и нормативная работа на Shutterstock

Речь в Пеории, 16 октября 1854 г.

В этой речи Авраам Линкольн объяснил свои возражения против Закона Канзаса-Небраски и воскресил свою политическую карьеру.В своей речи Линкольн подверг критике суверенитет народа. Спрашивается, как народный суверенитет может заменить Закон о Северо-Западе и Компромисс штата Миссури. Линкольн отверг аргументы, что климат и география не позволят рабству в Канзасе и Небраске. Самое главное, Линкольн напал на мораль самого рабства. Линкольн утверждал, что рабы были людьми, а не животными, и, следовательно, обладали определенными естественными правами. «Если негр — мужчина, то почему моя древняя вера учит меня, что« все люди созданы равными »; и что не может быть никакого морального права в связи с тем, что один человек делает другого рабом.«

Источник: Нили, Марк Э. мл. 1982 г. Энциклопедия Авраама Линкольна . Нью-Йорк: Da Capo Press, Inc.

Пеория, Иллинойс: 16 октября 1854 г.

Отмена Миссурийского компромисса и правильность его восстановления составляют предмет того, что я собираюсь сказать.

Поскольку я желаю представить свой собственный взгляд на этот предмет, мои замечания не будут, в частности, ответом судье Дугласу; тем не менее, по мере того, как я продолжу, основные моменты, которые он представил, возникнут и получат такое уважительное внимание, какое я смогу им уделить.

Я хочу далее сказать, что я не собираюсь подвергать сомнению патриотизм или атаковать мотивы какого-либо человека или класса людей; скорее, чтобы строго ограничиться очевидными достоинствами вопроса.

Я также хочу быть не ниже национального на всех должностях, которые я могу занять; и всякий раз, когда я выступаю на том основании, которое другие считали или могут считать узким, частичным и опасным для Союза, я надеюсь указать причину, которая покажется достаточной, по крайней мере для некоторых, почему я думаю иначе.

И, поскольку этот предмет является не чем иным, как неотъемлемой частью более широкого общего вопроса о домашнем рабстве, я хочу СДЕЛАТЬ и СОХРАНИТЬ различие между СУЩЕСТВУЮЩИМ институтом и его РАСШИРЕНИЕ таким широким и таким ясным. , что ни один честный человек не может меня неправильно понять, и ни один нечестный человек, успешно исказивший меня.

Чтобы [получить?] Ясное представление о том, что такое «Миссурийский компромисс», возможно, будет уместна краткая история предшествующих родственных предметов.Когда мы устанавливали свою независимость, мы не владели страной, к которой применяется этот компромисс, и не претендовали на нее. На самом деле, строго говоря, тогда конфедерация вообще не владела страной; соответственно, государства владели страной в своих пределах; и некоторые из них владели территорией за пределами строгих государственных границ. Таким образом, Вирджиния владела северо-западной территорией — страной, из которой с тех пор образовалась основная часть Огайо, вся Индиана, весь Иллинойс, весь Мичиган и весь Висконсин. Она также владела (возможно, в ее тогдашних пределах) тем, что с тех пор превратилось в штат Кентукки.Таким образом, Северной Каролине принадлежало то, что сейчас является штатом Теннесси; и Южная Каролина и Джорджия, в отдельных частях, владели тем, что сейчас называется Миссисипи и Алабама. Я думаю, что Коннектикуту принадлежала небольшая оставшаяся часть Огайо — там же, где сейчас посылают Гиддингов в Конгресс и побеждают все творения в производстве сыра. Эти территории вместе с самими штатами составляли всю страну, в отношении которой конфедерация заявляла права на какую-либо юрисдикцию. Тогда мы жили в соответствии со статьями Конфедерации, которые через несколько лет были отменены Конституцией.Ставился вопрос о передаче этих территорий в ведение государственного управления. Г-н Джефферсон, автор Декларации независимости и главный деятель революции; затем делегат Конгресса; впоследствии дважды президент; кто был, есть и, возможно, останется самым выдающимся политиком в нашей истории; Вирджинец по рождению и постоянному месту жительства, а также рабовладелец; задумал воспользоваться этим случаем, чтобы предотвратить проникновение рабства на северо-западную территорию.Он убедил законодательный орган Вирджинии принять его взгляды и уступить территорию, сделав запрет рабства на ней условием своего поступка. Конгресс принял уступку с условием; и в первом Постановлении (которым тогда были названы акты Конгресса) об управлении территорией, при условии, что рабство никогда не должно допускаться на ней. Это знаменитое постановление 87 года, о котором так часто говорят. С тех пор, в течение шестидесяти одного года, и до тех пор, пока в 1848 году последний кусок этой территории не вошел в состав Союза в качестве штата Висконсин, все стороны действовали в полном подчинении этому постановлению.Это то, что Джефферсон предвидел и задумал — счастливый дом, в котором обитают миллионы свободных, белых, процветающих людей, и среди них нет рабов.

Таким образом, с автором Декларации независимости зародилась политика запрещения рабства на новой территории. Таким образом, вдали от конституции, в чистом свежем, свободном дыхании революции, штат Вирджиния и Национальный конгресс осуществили эту политику на практике. Таким образом, на протяжении шестидесяти с лишним лучших лет республики эта политика неуклонно работала на благо своего великого успеха.Таким образом, в этих пяти штатах и ​​пяти миллионах свободных и предприимчивых людей перед нами богатые плоды этой политики.

Но теперь нас озаряет новый свет. Теперь конгресс заявляет, что этого никогда не должно было быть; и тому подобное никогда не должно повториться. Им грубо нарушается священное право на самоуправление! Мы даже находим некоторых мужчин, которые делали свой первый вздох и каждый второй вздох в своей жизни под этим самым ограничением, теперь живут в страхе абсолютного удушья, если им будет ограничено «священное право» привозить рабов в Небраску.Об этой совершенной свободе, о которой они вздыхают — о свободе делать рабов других людей — Джефферсон никогда не думал; их собственный отец никогда не думал; они никогда не думали о себе год назад. Какая удача для них, что они не сразу осознали свои огромные страдания! О, как трудно с уважением относиться к таким нападкам на все, что мы когда-либо считали священным.

Но вернемся к истории. В 1803 году мы купили то, что тогда называлось Луизианой во Франции. В него вошли нынешние штаты Луизиана, Арканзас, Миссури и Айова; также территория Миннесоты, и настоящее яблоко раздора, Канзас и Небраска.Рабство уже существовало среди французов в Новом Орлеане; и, в некоторой степени, в Сент-Луисе. В 1812 году Луизиана вошла в состав Союза как рабовладельческий штат без каких-либо споров. В 1818 или 1919 году в штате Миссури появились признаки желания вернуться в рабство. Этому сопротивлялись северные члены Конгресса; и таким образом началась первая великая агитация за рабство в стране. Этот спор длился несколько месяцев и стал очень злым и волнующим; Палата представителей неуклонно голосует за запрет рабства в штате Миссури, а Сенат — так же твердо против.Свободно высказывались угрозы распада Союза; и самые способные общественные деятели того времени были серьезно встревожены. В конце концов был достигнут компромисс, в котором, как и все компромиссы, обе стороны что-то дали. Это был закон, принятый 6 марта 1820 года, который предусматривал, что штат Миссури может войти в состав Союза с рабством , но что на всей оставшейся части территории, купленной Францией, которая лежит к северу от 36 градусов и 30 минут. северной широты рабство никогда не должно быть разрешено.Это положение закона является Компромиссом штата Миссури . Исключая рабство к северу от линии, используется тот же язык, что и в Постановлении 1987 года. Это напрямую относилось к Айове, Миннесоте, и к нынешнему яблоку раздора — Канзасу и Небраске. Должно или не должно быть рабство к югу от этой линии, в законе ничего не сказано; но Арканзас составлял основную оставшуюся часть к югу от линии; и с тех пор он был признан рабовладельческим государством без серьезных споров.Совсем недавно Айова, к северу от линии, стала свободным штатом без разногласий. Еще позже в Миннесоте, к северу от границы, существовала безоговорочная территориальная организация. Техас в основном к югу от линии и к западу от Арканзаса; хотя первоначально он был куплен у Франции, в 1819 году был продан Испании в соответствии с нашим договором о приобретении Флориды. Таким образом, он стал частью Мексики. Мексика произвела революцию и стала независимой от Испании. Американские граждане начали быстро селиться со своими рабами в южной части Техаса.Вскоре они произвели революцию против Мексики и создали собственное независимое правительство, приняв конституцию с рабством, сильно напоминающую конституции наших рабовладельческих штатов. Еще одним быстрым шагом Техас, претендующий на границу гораздо дальше на запад, чем когда мы расстались с ней в 1819 году, был возвращен в Соединенные Штаты и принят в Союз как рабовладельческий штат. В то время в северной части Техаса было мало или совсем не было поселений, значительная часть которых лежала к северу от линии Миссури; и в резолюциях, допускающих ее в Союз, ограничение штата Миссури было прямо распространено на запад через ее территорию.Это было в 1845 году, всего девять лет назад.

Так возник Компромисс штата Миссури; и, таким образом, он соблюдался вплоть до 1845 года. И даже четыре года спустя, в 1849 году, наш уважаемый сенатор в публичном обращении высказался по этому поводу следующим образом:

«Миссурийский компромисс действовал на практике около четверти века и получил одобрение и одобрение людей всех партий во всех частях Союза. вопрос, и гармонизировал и успокоил всю страну.Она дала Генри Клею, как ее выдающемуся защитнику, гордое прозвище « великий тихоокеанец» , и этим титулом и за эту службу его политические друзья неоднократно призывали людей сплотиться под его знаменем в качестве президента. кандидат, как человек, проявивший патриотизм и способность подавлять нечестивую и изменническую агитацию и сохранять Союз. Он не знал, что какой-либо человек или какая-либо партия из какой-либо части Союза когда-либо выдвигала возражения против г.Клэю, что он был великим поборником компромисса Миссури. Напротив, противники г-на Клея предприняли попытку доказать, что он не имел права на исключительную заслугу этой великой патриотической меры и что эта честь в равной степени причиталась не только ему, но и другим за обеспечение его принятие — что оно зародилось в сердцах всех патриотов, которые желали сохранить и увековечить благословения нашего славного Союза — происхождение, подобное конституции Соединенных Штатов, задуманной в том же духе братской привязанности и рассчитанный на то, чтобы навсегда устранить единственную опасность, которая, казалось, в какой-то отдаленный день грозила разорвать социальные узы союза.Все свидетельства общественного мнения того дня, казалось, указывали на то, что этот Компромисс был канонизирован в сердцах американского народа как священная вещь, которую никакая безжалостная рука не осмелится потревожить ».

Я не читаю этот отрывок, чтобы вовлечь судью Дугласа в противоречие. Если он впоследствии подумал, что ошибался, это было правильным для него изменить. Я привожу это только для того, чтобы показать высокую оценку компромисса с Миссури всеми сторонами вплоть до 1849 года.

Но, возвращаясь немного назад, наша война с Мексикой разразилась в 1846 году. Когда Конгресс собирался закрыть эту сессию, президент Полк попросил их передать два миллиона долларов под его контроль, чтобы он мог использовать их в перерыв, если он будет сочтен возможным и целесообразным, для заключения мирного договора с Мексикой и приобретения некоторой части ее территории. С этой целью был должным образом внесен законопроект, который быстро продвигался в Палате представителей, когда член по имени Дэвид Уилмот, демократ из Пенсильвании, внес поправку, «при условии, что на любой территории, приобретенной таким образом, рабства никогда не будет.«

Это источник широко известного «Wilmot Proviso». Это вызвало сильную дрожь; но он прилип, как воск, был внесен в законопроект, и законопроект прошел вместе с ним через Палату. Сенат, однако, объявил перерыв, не приняв окончательного решения по нему, и поэтому на время были потеряны как ассигнования, так и оговорки. Война продолжалась, и на следующем заседании президент возобновил просьбу об ассигнованиях, увеличив сумму, я думаю, до трех миллионов. Снова пришла оговорка; и победил меру.Конгресс снова прервался, и война продолжалась. В декабре 1847 г. собрался новый съезд. В тот семестр я был в нижней палате. «Wilmot Proviso» или его принцип постоянно возникали в той или иной форме, и я думаю, что осмелюсь сказать, что голосовал за него по крайней мере сорок раз; в течение короткого периода времени я был там. Сенат, однако, держал это под контролем, и это так и не стало законом. Весной 1848 г. был заключен мирный договор с Мексикой; благодаря чему мы получили ту часть ее страны, которая сейчас составляет территории Нью-Мексико и Юты, а теперь — штат Калифорния.По этому договору Wilmot Proviso потерпел поражение в той мере, в какой оно было задумано, как условие приобретения территории. Однако его друзья все еще были полны решимости найти способ удержать рабство от проникновения в новую страну. Это новое приобретение лежало прямо к западу от нашей старой покупки во Франции и простиралось на запад до Тихого океана — и было расположено так, что, если линия Миссури будет продлена прямо на запад, новая страна будет разделена такой протяженной линией, оставив некоторые на север и некоторые на юг от него.По предложению судьи Дугласа Сенат принял законопроект или его положение о расширении границы штата Миссури. Люди Proviso в Палате представителей, включая меня, проголосовали против, потому что косвенно южная часть была отдана в рабство, в то время как мы стремились получить всех бесплатно.

Осенью 1848 года в Калифорнии были обнаружены золотые прииски. Это привлекло к нему людей с беспрецедентной быстротой, так что на заседании нового конгресса в декабре 1849 г. или вскоре после этого она уже имела население почти в сто тысяч человек, созвала конвент, сформировала конституцию штата, за исключением рабства, и стучался для принятия в Союз.Мужчины Proviso, конечно, были за то, чтобы впустить ее, но Сенат, всегда верный другой стороне, не согласился с ее допуском. И там стояла Калифорния, удерживая из Союза, потому что она не позволила рабству проникнуть в своих границ. Возможно, при всех обстоятельствах это было не так. Были и другие споры, связанные с общим вопросом рабства, которые также нуждались в корректировке. Юг требовал более эффективного закона о беглых рабах. Север требовал отмены своеобразного вида работорговли в округе Колумбия, в связи с чем, вид из окон Капитолия, временно содержался своего рода конюшня с негритянской ливреей, где собирались толпы негров. и, наконец, доставленные на южные рынки, точно так же, как стада лошадей, открыто содержались в течение пятидесяти лет.Юте и Нью-Мексико нужны территориальные правительства; Другой вопрос, следует ли в них запрещать рабство или нет. Неопределенная западная граница Техаса должна была быть урегулирована. Она получила рабское состояние; и, следовательно, чем дальше на Запад рабовладельцы могли раздвинуть ее границы, тем больше рабов они охраняли. И чем дальше на восток противники рабства могли раздвинуть границу, тем меньше рабов было закреплено. Таким образом, это был такой же вопрос рабства, как и любой другой.

Все эти точки нуждаются в корректировке; и все они были задержаны, возможно, мудро, чтобы помочь им приспособиться друг к другу. Союз теперь, как и в 1820 году, находился в опасности; и преданность Союзу по праву склоняла людей к некоторой уступке в тех пунктах, где ничто другое не могло их так склонить. Наконец компромисс был достигнут. На юге действует новый закон о беглых рабах; а Север получил Калифорнию (лучшую часть нашего приобретения у Мексики) как свободный штат. Юг получил положение о том, что Нью-Мексико и Юта, если они будут признаны штатами, могут войти в рабство или без рабства по своему усмотрению; а север добился отмены работорговли в округе Колумбия.Север получил западную границу Техаса, а оттуда дальше на восток, чем желал юг; но, в свою очередь, они дали Техасу десять миллионов долларов, чтобы заплатить ее старые долги. Это компромисс 1850 года.

Накануне президентских выборов 1852 года каждая из великих политических партий, демократы и виги, собрались на съезд и приняли резолюции, одобряющие компромисс 50-го года; как «окончательность», окончательное урегулирование, насколько эти стороны могли сделать так, всех агитаций за рабство.До этого, в 1851 году, Законодательное собрание Иллинойса одобрило его.

В течение этого длительного периода времени Небраска оставалась практически необитаемой страной, но теперь в нее начали происходить эмиграция и заселение. Он примерно на треть меньше нынешних Соединенных Штатов, и его важность, о которой так долго забывают, начинает проявляться в поле зрения. Ограничение рабства Миссурийским Компромиссом прямо относится к нему; фактически, был впервые сделан и с тех пор поддерживается специально для него.В 1853 году законопроект о придании ему территориального управления был принят Палатой представителей и в руках судьи Дугласа не прошел через Сенат только из-за нехватки времени. Этот законопроект не содержал отмены «Миссурийского компромисса». Действительно, когда на него напали из-за того, что он не содержал такой отмены, судья Дуглас защищал его в его существующей форме. 4 января 1854 года судья Дуглас вносит новый законопроект о предоставлении территориального управления Небраски. Он сопровождает этот законопроект отчетом, в котором, наконец, он прямо рекомендует, чтобы Компромисс штата Миссури не был ни подтвержден, ни отменен.

Вскоре законопроект изменяется таким образом, что вместо одной территории выделяются две территории; называя Южный Канзас.

Кроме того, примерно через месяц после внесения законопроекта, по собственной инициативе судьи, в него вносятся поправки, объявляющие Компромисс штата Миссури недействительным и недействительным; и, по сути, что люди, которые приезжают и поселяются там, могут установить рабство или исключить его, как они сочтут нужным. В таком виде законопроект прошел обе ветви конгресса и стал законом.

Это отмена Миссурийского компромисса.Приведенная выше история может быть не совсем точной в каждом конкретном случае; но я уверен, что этого достаточно, для всех тех применений, которые я попытаюсь извлечь из него, и в нем мы имеем перед собой главный материал, позволяющий нам правильно судить о том, правильна ли отмена Компромисса с Миссури.

Я думаю и постараюсь показать, что это неправильно; неправильно по своему прямому эффекту, допуская рабство в Канзасе и Небраске, и неверно в своем предполагаемом принципе, позволяя ему распространиться на все остальные части большого мира, где можно найти людей, склонных принять его.

Этот декларирует безразличие , но как я должен думать, скрытого рвения, реального рвения по распространению рабства я не могу не ненавидеть. Я ненавижу это из-за чудовищной несправедливости самого рабства. Я ненавижу его, потому что он лишает наш республиканский пример его справедливого влияния в мире — позволяет врагам свободных институтов с правдоподобием насмехаться над нами как лицемерами — заставляет настоящих друзей свободы сомневаться в нашей искренности, и особенно потому что это заставляет так много действительно хороших людей между нами вести открытую войну с фундаментальными принципами гражданской свободы — критикуя Декларацию независимости и настаивая на том, что нет никакого правильного принципа действия, кроме личного интереса .

Прежде чем продолжить, позвольте мне сказать, что я не имею никаких предубеждений по отношению к южанам. Они такие, какими мы были бы в их ситуации. Если бы рабство среди них не существовало, они бы не стали его вводить. Если бы он действительно существовал среди нас, мы не должны немедленно отказываться от него. Я верю в это в массах севера и юга. Несомненно, с обеих сторон есть люди, которые ни при каких обстоятельствах не будут держать рабов; и другие, которые с радостью заново представили бы рабство, если бы его не существовало.Мы знаем, что некоторые южане действительно освобождают своих рабов, идут на север и становятся первоклассными аболиционистами; в то время как некоторые северные идут на юг и становятся самыми жестокими рабовладельцами.

Когда южане говорят нам, что они не более ответственны за происхождение рабства, чем мы; Я признаю факт. Когда говорят, что учреждение существует; и что от него очень трудно избавиться каким-либо удовлетворительным образом, я могу понять и оценить это высказывание. Я, конечно, не буду винить их за то, что они не делают того, что я не должен знать, как делать сам.Если бы мне была дана вся земная власть, я бы не знал, что делать с существующим институтом. Моим первым побуждением было бы освободить всех рабов и отправить их в Либерию — на их родную землю. Но мгновенное размышление убедило бы меня в том, что какие бы большие надежды (а я думаю, что они есть) ни были в этом, в конечном счете, их внезапное исполнение невозможно. Если бы они все приземлились там за один день, все они бы погибли в следующие десять дней; и в мире нет излишков отгрузки и излишков денег, достаточных для того, чтобы перевезти их туда много раз за десять дней.Что тогда? Освободить их всех и оставить их среди нас в качестве подчиненных? Совершенно очевидно, что это улучшает их состояние? Я думаю, что ни в коем случае не стал бы держать никого в рабстве; однако суть недостаточно ясна для меня, чтобы осуждать людей. Что дальше? Освободить их и сделать их политически и социально равными нам? Мои собственные чувства не признают этого; и если бы я хотел, мы хорошо знаем, что большинство белых людей этого не сделает. Соответствует ли это чувство справедливости и здравому суждению — это не единственный вопрос, если действительно, оно является его частью.Нельзя игнорировать универсальное чувство, будь то хорошее или необоснованное. Таким образом, мы не можем сделать их равными. Мне действительно кажется, что можно принять системы постепенного освобождения; но за их опоздание я не берусь судить наших южных братьев.

Когда они напоминают нам о своих конституционных правах, я признаю их не неохотно, а полностью и справедливо; и я бы дал им любой закон о возвращении их беглецов, который из-за своей строгости не должен приводить свободного человека в рабство с большей вероятностью, чем наши обычные уголовные законы предписывают повесить невиновного.

Но все это; по моему мнению, это не больше оправдание для разрешения рабству проникнуть на нашу собственную свободную территорию, чем для возрождения африканской работорговли по закону. Закон, запрещающий ввоз рабов из Африки ; и то, что так долго запрещало ввозить их с в Небраска, едва ли можно отличить по какому-либо моральному принципу; и отмена первого могла найти столь же правдоподобные оправдания, как и отмена второго.

Аргументы, которыми оправдывается отмена компромисса с Миссури, заключаются в следующем:

Во-первых, стране Небраска необходимо территориальное правительство.

Во-вторых, общественность различными способами отвергала его и требовала отмены; и поэтому теперь не следует на это жаловаться.

И, наконец, отмена устанавливает принцип, который по сути является правильным.

Я попытаюсь ответить на каждый из них по очереди. Во-первых, тогда, если эта страна нуждалась в территориальной организации, разве не могла бы она иметь ее без отмены или с ее отменой? Айова и Миннесота, к которым применялось ограничение штата Миссури, имели, без его отмены, каждая по очереди территориальные организации.И даже год назад законопроект для самой Небраски был в шаге от принятия, без пункта об отмене; и это в руках тех же людей, которые сейчас выступают за отмену. Почему же тогда нет необходимости в отмене? Но еще позже, когда этот самый законопроект впервые был внесен, отмены он не содержал. Но, говорят они, поскольку общественность требовала или, скорее, приказала отменить, отмена должна была сопровождать организацию, когда бы это ни происходило.

Теперь я отрицаю, что публика когда-либо требовала чего-либо подобного — когда-либо отвергала Миссурийский Компромисс — когда-либо требовала его отмены.Я это отрицаю и требую доказательств. Я считаю, что не утверждается, что какое-либо такое указание когда-либо давалось в явной форме. Сказано только, что было сделано в принципе . Поддержка Wilmot Proviso — это первый упомянутый факт, чтобы доказать, что ограничение штата Миссури было аннулировано в соответствии с принципом , а вторым является отказ продлить линию штата Миссури на страну, полученную у Мексики. Они достаточно похожи, чтобы лечить их вместе. Один заключался в том, чтобы исключить шансы рабства из целых новых приобретений единовременно; а другой заключался в отказе от его деления, в результате чего одна половина должна была быть предоставлена ​​этим шансам.То, было ли это отказом от линии Миссури в соответствии с принципом , зависит от того, содержал ли закон штата Миссури какой-либо принцип , требующий, чтобы линия была продлена на страну, полученную у Мексики. Я утверждаю, что это не так. Я настаиваю на том, что в нем не было общего принципа, но он был во всех смыслах конкретным. То, что его условия ограничивают его страной, купленной во Франции, неоспоримо и бесспорно. У него не могло быть никаких принципов, кроме намерений тех, кто его создал.Они не собирались продлевать линию до страны, которой не владели. Если они намеревались его расширить, в случае приобретения дополнительной территории, почему они этого не сказали? Было так же легко сказать, что «во всей стране к западу от Миссисипи, которой мы сейчас владеем, или в будущем мы можем приобрести , рабства никогда не будет», как сказать то, что они сказали; и они бы сказали это, если бы имели ввиду. Намерение продлить действие закона не только не упоминается в законе, но и не упоминается ни в одной современной истории.И сам закон, и история времени не имеют ничего общего с любым принципом расширения; и ни по известным правилам толкования статутов и контрактов, ни по здравому смыслу нельзя вывести какой-либо такой принцип .

Еще один факт, демонстрирующий особый характер закона штата Миссури — показывающий, что он имел в виду не больше, чем он выражал — показывающий, что линия не задумывалась как универсальная разделительная линия между свободной и рабской территорией, нынешней и будущей — к северу от которого рабство никогда не могло перейти — это тот факт, что по тому самому закону штат Миссури стал рабовладельческим штатом, к северу от линии.Если в этом законе содержится какой-либо перспективный принцип , необходимо изучить весь закон, чтобы выяснить, что такое принцип . И согласно этому правилу юг мог бы справедливо утверждать, что, поскольку они получили одно рабовладельческое государство к северу от линии в начале действия закона, они имеют право на то, чтобы другое время от времени отдавалось им севернее от нее — время от времени в неопределенном продлении линии на запад. Это демонстрирует абсурдность попытки вывести предполагаемый принцип из линии компромисса Миссури.

Когда мы голосовали за Wilmot Proviso, мы голосовали за сохранение рабства из всего приобретения штата Миссури [мексиканский?]; и мы мало думали, что голосуем таким образом, чтобы впустить в Небраска, находясь на расстоянии нескольких сотен миль. Когда мы голосовали против продления линии Миссури, мы мало думали, что голосуем за уничтожение старой линии, существовавшей на тот момент почти тридцать лет. Утверждать, что таким образом мы отказались от компромисса с Миссури, не менее абсурдно, чем утверждать, что, поскольку мы до сих пор отказывались от приобретения Кубы, мы, таким образом, в принципе , отказались от наших прежних приобретений и решили бросить их вне Союза! Не менее абсурдно, чем было бы сказать, что, поскольку я, возможно, отказался построить пристройку к своему дому, я решил разрушить существующий дом! И если я поймаю, что вы поджигаете мой дом, вы обернитесь ко мне и скажете, что Я УКАЗЫВАЛ вас сделать это! Однако наиболее убедительный аргумент в пользу того, что, голосуя за Уилмотское Соглашение и голосуя против РАСШИРЕНИЯ линии Миссури, мы никогда не думали нарушать первоначальный Компромисс штата Миссури, содержится в фактах, которые существовали тогда и все еще это неорганизованный участок прекрасной страны, почти такой же большой, как штат Миссури, расположенный непосредственно к западу от Арканзаса и к югу от линии компромисса Миссури; и что мы никогда не пытались запретить рабство в этом отношении.Желаю на это особого внимания. Он примыкает к исходной линии Компромисса Миссури своей северной границей; и, следовательно, является частью страны, в которую, в силу этого компромисса, разрешено проникнуть рабству. С тех пор он лежал открытым и все еще лежит. И, тем не менее, никогда не было предпринято никаких усилий, чтобы отвоевать его у юга. Во всей нашей борьбе за запрещение рабства в пределах наших мексиканских приобретений мы ни разу и пальцем не пошевелили, чтобы запретить его, как этот трактат.Разве это не окончательный вывод, что мы всегда считали Миссурийский компромисс священным делом; даже когда против нас самих, а также когда за нас?

Сенатор Дуглас иногда говорит, что сама линия Миссури была, в принципе , только продолжением линии Постановления 1987 года, то есть продолжением реки Огайо. Я думаю, что это достаточно слабо на первый взгляд. Однако я замечу, что, как видно на карте, линия штата Миссури проходит намного южнее, чем Пейдж, штат Огайо; и что, если бы наш сенатор, предлагая продление своего срока, придерживался принципа бега на юг, возможно, он не был бы так легко отклонен.

Но далее говорится, что компромиссы 50-го года и их ратификация обеими политическими партиями в 52-м году установили новый принцип , который требовал отмены компромисса с Миссури. Я снова это отрицаю. Я это отрицаю и требую доказательств. Я уже полностью изложил, в чем заключаются компромиссы 50-го года. Конкретная часть этих мер, в отношении которых делается вывод о фактической отмене компромисса в Миссури (поскольку признается, что они ничего об этом не содержат в явных выражениях), является положение в законах Юты и Нью-Мексико, которое разрешает им когда они стремятся вступить в Союз в качестве штатов, приходить с рабством или без него, как они сочтут нужным.Теперь я настаиваю на том, что это положение было сделано для Юты и Нью-Мексико, а не для других мест. Он имел не более прямое отношение к Небраске, чем к территориям Луны. Но, по их словам, он имел ссылку на Небраску, в принципе . Покажи нам. Север согласился с этим положением не потому, что считал его правильным; но потому что они получили компенсацию — заплатили за это. В то же время они включили Калифорнию в Союз как свободный штат. Это была лучшая часть всего, за что они боролись согласно Wilmot Proviso.Также им удалось несколько сузить ареал рабства в поселении на границе Техаса. Кроме того, они добились отмены работорговли в округе Колумбия. Для всех этих желанных целей Север мог позволить себе что-то дать; и они уступили югу провизию Юты и Нью-Мексико. Я не имею в виду, что весь Север или даже большинство уступили, когда был принят закон; но при добавлении к голосованию Юга уступил достаточно, чтобы выдержать эту меру. Теперь можно сделать вид, что принцип этого соглашения требует, чтобы мы разрешили применение того же положения к Небраске, без какого-либо эквивалента ? Дайте нам еще одно свободное государство; отодвиньте границу Техаса еще дальше, сделайте нам еще один шаг к уничтожению рабства в Округе, и вы представите нам похожий случай.Но попросите нас не напрасно повторять то, за что вы заплатили в первую очередь. Если захочешь снова, заплати еще раз. Это принцип компромиссов 50-го года, если у них действительно были какие-то принципы, выходящие за рамки их конкретных условий — это была система эквивалентов.

Опять же, если Конгресс в то время предполагал, что все будущие территории, когда они будут приняты в качестве штатов, войдут в рабство или без него, по их собственному выбору, почему он этого не сказал? Все знают, что с таким универсальным положением законопроекты не могли быть приняты.Значит, они — могут ли они — установить принцип вопреки их собственному намерению? Более того, если они намеревались установить принцип, согласно которому, где бы ни находился контроль Конгресса, людям следует предоставить право делать то, что они считают нужным, с рабством, почему они не разрешили народу округа Колумбия при их усыновлении отменить рабство внутри страны? эти пределы? Я лично знаю, что это не осталось незамеченным, потому что об этом не думали. Об этом часто говорили члены Конгресса и граждане Вашингтона шесть лет назад; и я слышал, что никто не выразил сомнений в том, что система постепенной эмансипации с компенсацией собственникам встретит одобрение подавляющего большинства белых людей округа.Но без действия Конгресса они ничего не могли сказать; и Конгресс сказал « нет ». В мерах 1850 года Конгресс прямо затронул тему рабства в округе. Если они тогда устанавливали принцип , позволяющий людям делать с рабством все, что им заблагорассудится, почему они не применили к этим людям принцип ?

Опять же, утверждается, что Постановлениями Законодательного собрания Иллинойса, принятыми в 1851 году, требовалось отменить компромисс штата Миссури.Я тоже это отрицаю. Что бы ни было выработано критикой языка этих резолюций, люди никогда не понимали их как нечто большее, чем одобрение компромиссов 1850 года; и освобождение наших сенаторов от голосования за Wilmot Proviso. Все люди являются живыми свидетелями того, что это было их точкой зрения. Наконец, задается вопрос: «Если мы не намеревались применить положение Юты и Нью-Мексико ко всем будущим территориям, что мы имели в виду, когда в 1852 году одобрили компромиссы 50-го года?»

Для себя я могу ответить на этот вопрос проще всего.Я не хотел просить об отмене или изменении закона о беглых рабах. Я не хотел просить об отмене рабства в округе Колумбия. Я имел в виду не сопротивляться допуску Юты и Нью-Мексико, даже если они попросят войти в качестве рабовладельческих штатов. Я ничего не имел в виду о дополнительных территориях, потому что, как я понял, тогда у нас не было территории, характер рабства которой еще не был установлен. Что касается Небраски, то я считал, что ее характер закреплен компромиссом в Миссури на тридцать лет — столь же неизменным, как и характер моего собственного дома в Иллинойсе.Что касается новых приобретений, я сказал: «Достаточно зла на день». Когда мы заводим новые знакомства, [приобретения?], Мы, как и прежде, будем пытаться как-то с ними справиться. Это мой ответ. Это то, что я имел в виду и сказал; и я призываю людей сказать, каждый за себя, не было ли это также универсальным значением свободных государств.

А теперь, в свою очередь, позвольте мне задать несколько вопросов. Если по каким-либо причинам или по всем этим причинам Миссурийский компромисс был отдан приказом, то почему это приказание не было выполнено раньше? Почему отмена не была включена в законопроект штата Небраска 1853 года? Почему он не был включен в первоначальный закон 1854 года? Почему в сопроводительном отчете такая отмена была охарактеризована как отклонение от курса, принятого в 1850 году? и его дальнейшее упущение рекомендуется?

Мне известно, что судья Дуглас теперь утверждает, что последующая прямая отмена не является существенным изменением законопроекта.Мне этот аргумент кажется прекрасным. Это как бы утверждать, что белое и черное неотличны. Однако он признает, что в законопроекте произошли буквальные изменения; и что он сделал это изменение из уважения к другим сенаторам, которые не поддержали бы закон без него. Это доказывает, что другие сенаторы считали изменение существенным; и что судья считал, что их мнения заслуживают внимания. Его собственное мнение, поэтому, кажется, не имеет прочной основы даже в его собственном уме — и я полагаю, что мир верит и будет продолжать верить, что именно на основе этого изменения возникло все это волнение.

Тогда я прихожу к выводу, что общественность никогда не требовала отмены компромисса с Миссури.

Теперь я подхожу к рассмотрению того, является ли отмена с ее общепризнанным принципом правильной по сути. Я настаиваю на том, что это не так. Возьмем частный случай. Между сторонниками и противниками рабства возник спор по поводу его установления в стране, которую мы купили у Франции. Южная, а затем лучшая часть покупки, уже находилась в рабовладельческом государстве. Спор был улажен, также позволив Миссури в качестве рабовладельческого штата; но с условием, что во всей оставшейся части покупки, к северу от определенной линии, никогда не должно быть рабства.О том, что делать с оставшейся частью к югу от линии, ничего не было сказано; но, возможно, справедливым следствием было то, что он должен прийти с рабством, если он того пожелает. Южная часть, за исключением упомянутой ранее, впоследствии действительно вошла в рабство, как штат Арканзас. Все эти годы, начиная с 1820 года, северная часть оставалась пустыней. Наконец в нем начались и поселения. Со временем Айова стала свободным штатом, а Миннесота получила территориальное правительство без снятия ограничения на рабство.Наконец, должна была быть организована единственная оставшаяся часть, к северу от линии, Канзас и Небраска; и предлагается и проводится, чтобы стереть старую разделительную линию, существовавшую в течение тридцати четырех лет, и открыть всю эту страну для введения рабства. Это, на мой взгляд, явно несправедливо. После гневной и опасной полемики стороны подружились, разделив яблоко раздора. Одна сторона сначала присваивает свою долю, не имея возможности помешать ей владеть ею; а затем забирает долю у другой стороны.Это как если бы двое голодающих разделили свой единственный хлеб; тот поспешно проглотил свою половину, а затем схватил вторую половину, как только подносил ее ко рту!

Позвольте мне здесь отбросить главный аргумент, чтобы отметить то, что я считаю скорее второстепенным. Утверждается, что рабство не перейдет в Канзас и Небраску, в любом случае . Это паллиатив — колыбельная . У меня есть некоторая надежда, что этого не произойдет; но давайте не будем слишком уверены. Что касается климата, взгляд на карту показывает, что есть пять рабовладельческих штатов — Делавэр, Мэриленд, Вирджиния, Кентукки и Миссури — а также округ Колумбия, все к северу от линии компромисса Миссури.Результаты переписи 1850 года показывают, что в них насчитывается 867 276 рабов, что составляет более четверти всех рабов в стране.

Значит, не климат избавит эти территории от рабства. Есть ли что-нибудь в своеобразной природе страны? Миссури примыкает к этим территориям по всей ее западной границе, и рабство уже есть в каждом из ее западных округов. Я даже слышал, как говорится, что в северо-западном графстве Миссури больше рабов по сравнению с белыми, чем в любом графстве штата.Рабство охватило всю старую западную границу государства, и когда совсем недавно часть этой границы на северо-западе была перемещена немного дальше на запад, рабство последовало довольно далеко до новой границы. Теперь, когда ограничение снято, что помешает ему продвинуться дальше? Климата не будет. Никакой особенности страны не будет — ничего в природе не будет. Помешает ли расположение людей? Те, кто ближе всего к месту происшествия, все поддерживают расширение.Противников этого янки может быть больше; но, говоря военным языком, поле битвы находится слишком далеко от их базы операций .

Но говорят, что сейчас в Небраске нет закона и закона о рабстве; и что в таком случае, взяв раба туда, действует его свобода. Это — это хорошего книжного права; но это не правило реальной практики. Где бы ни было рабство, оно впервые было введено без закона. Самые старые законы, которые мы находим относительно этого, не являются законами, вводящими его; но регулирует это, как уже существующую вещь.Белый человек сейчас увозит своего раба в Небраску; кто сообщит негру, что он свободен? Кто приведет его в суд, чтобы проверить вопрос о его свободе? Не зная о своем правовом освобождении, он продолжает рубить, колоть и пахать. Приводятся и другие, и они идут по тому же пути. Наконец, если когда-нибудь придет время для голосования по вопросу о рабстве, этот институт уже существует в стране и не может быть устранен. Факты его присутствия и трудности с удалением позволят проголосовать в его пользу.Не допускайте его до тех пор, пока не будет проведено голосование, и голосование за него не может быть получено среди населения из сорока тысяч человек на земле, которое было объединено обычными мотивами эмиграции и переселения. Привоз рабов в страну одновременно с белыми на начальных этапах урегулирования — вот точная ставка, на которую играли и выиграли в этой мере Небраски.

Нам задают вопрос: «Если рабы войдут, несмотря на то, что общий принцип закона освобождает их, почему бы им в равной степени не пойти против позитивного статутного права? — войти, даже если бы ограничения Миссури сохранялись?» Я отвечаю, потому что во втором случае нужен гораздо более смелый человек, чтобы рискнуть со своей собственностью, чем в первом, — потому что положительное постановление Конгресса известно и уважается всеми или почти всеми; в то время как негативный принцип, согласно которому закон не является законом , является свободным законом, мало известен, кроме как среди юристов.У нас есть некоторый опыт в этом практическом различии. Несмотря на Постановление 87 года, несколько негров были доставлены в Иллинойс и содержались в состоянии квази-рабства; Однако этого недостаточно для того, чтобы люди проголосовали за институт, когда они пришли к формированию конституции. Но в соседней стране Миссури, где не было постановлений 87-го года — не было ограничений — их перевозили десять, а то и сто раз быстрее и фактически превращали штат в рабовладельческий. Это факт — голый факт.

Другой аргумент КОЛЫБНОЙ состоит в том, что перемещение рабов в новые страны не увеличивает их количество — не делает никого из рабов, который в противном случае был бы свободен. В этом есть доля правды, и я рад этому, но это [не] СОВЕРШЕННО правда. Африканская работорговля еще не подавлена ​​эффективно; и если мы сделаем разумный вывод для белых людей среди нас, которые являются иностранцами, и потомков иностранцев, прибывающих сюда с 1808 года, мы обнаружим, что рост черного населения опережает рост белого населения до необъяснимой степени. за исключением предположения, что некоторые из них тоже прибыли из Африки.Если это так, то открытие новых стран для этого учреждения увеличивает спрос на рабов и увеличивает их цену, что фактически делает рабов свободных людей, заставляя их привозить их из Африки и продавать в рабство. .

Но, как бы то ни было, мы знаем, что открытие новых стран для рабства имеет тенденцию к увековечиванию этого института, как и УДЕРЖАТЬ в рабстве людей, которые в противном случае были бы свободными. Этот результат нам не нравится, и мы не несем никаких юридических обязательств по подавлению своих чувств в этом отношении.

Говорят, что равная справедливость для юга требует от нас согласия на распространение рабства на новые страны. То есть, поскольку вы не возражаете против того, чтобы я отвез свою свинью в Небраску, я не должен возражать против того, чтобы вы забрали своего раба. Я признаю, что это совершенно логично, если нет разницы между свиньями и неграми. Но в то время как вы таким образом требуете, чтобы я отрицал человечность негров, я хочу спросить, были ли вы, жители юга, когда-либо готовы сделать такое же? Любезно предусмотрено, что из всех тех, кто приходит в этот мир, лишь небольшой процент являются прирожденными тиранами.В рабовладельческих штатах этот процент не больше, чем в свободных. Подавляющее большинство, как на юге, так и на севере, испытывают человеческие симпатии, от которых они не могут избавиться не больше, чем от своей чувствительности к физической боли. Эти симпатии в недрах южных людей проявляются во многих отношениях, в их понимании неправильности рабства и их осознании того, что, в конце концов, в негре есть человечность. Если они это отрицают, позвольте мне задать им несколько простых вопросов. В 1820 году вы почти единогласно присоединились к северу, объявив африканское рабство пиратством и приложив к нему смертную казнь.Зачем ты это сделал? Если вы не чувствовали, что это неправильно, почему вы присоединились к тому, чтобы повесить за это мужчин? Практика сводилась к привозу диких негров из Африки для продажи тем, кто их покупал. Но вы никогда не думали о повешении людей за ловлю и продажу диких лошадей, диких буйволов или диких медведей.

Опять же, среди вас есть крадущийся человек из класса местных тиранов, известный как «РАБОТНИК». Он следит за вашими потребностями и подползает к вам, чтобы купить вашего раба по спекулятивной цене.Если вы ничего не можете с этим поделать, вы продаете ему; но если вы можете помочь, вы прогоните его от своей двери. Вы его совершенно презираете. Вы не узнаете в нем друга или даже честного человека. Ваши дети не должны играть с ним; они могут свободно развлечься с маленькими неграми, но не с «детьми работорговца». Если вы вынуждены иметь с ним дело, вы пытаетесь выполнить работу, даже не прикасаясь к нему. Вы обычно беретесь за руки с мужчинами, которых встречаете; но с торговцем рабами вы избегаете церемонии — инстинктивно избегаете змеиного контакта.Если он разбогатеет и уйдет из бизнеса, вы все равно будете помнить его, и по-прежнему сохраняете запрет на отсутствие половых сношений для него и его семьи. Теперь почему это? Вы не так относитесь к человеку, торгующему кукурузой, скотом или табаком.

И еще раз; в Соединенных Штатах и ​​на территориях, включая округ Колумбия, 433 643 свободных чернокожих. При цене 500 долларов на человека они стоят более двухсот миллионов долларов. Как так получается, что такое огромное количество собственности обходится без владельцев? Мы не видим вольных лошадей или вольного рогатого скота на свободе.Как это? Все эти свободные черные являются потомками рабов или сами были рабами, и теперь они были бы рабами, если бы не ЧТО-ТО, что подействовало на их белых хозяев, побуждая их огромными денежными жертвами освободить их. Что это ЧТО-ТО? Есть ли ошибка? Во всех этих случаях ваше чувство справедливости и человеческое сочувствие постоянно говорят вам, что бедный негр имеет какое-то естественное право на самого себя — что те, кто отрицают это и делают из него всего лишь товар, заслуживают пинок, презрения и смерть.

А теперь, почему вы просите нас отрицать человечность раба? и оценивать его только как равного кабану? Зачем просить нас делать то, чего вы не сделаете сами? Зачем просить нас сделать для ничего , что двести миллионов долларов не могли вас побудить сделать?

Но один важный аргумент в поддержку отмены Миссурийского компромисса еще впереди. Этот аргумент — «священное право на самоуправление». Похоже, наш уважаемый сенатор с большим трудом добился того, чтобы его противники, даже в Сенате, справедливо встретились с ним по этому аргументу — некий поэт сказал

«Глупцы врываются туда, куда ангелы боятся ступить.«

В страхе, что меня сочли одним из глупцов этой цитаты, я встречаю аргумент — я врываюсь и беру того быка за рога.

Надеюсь, я понимаю и действительно оцениваю право на самоуправление. Моя вера в положение о том, что каждый человек должен поступать именно так, как ему заблагорассудится, со всем, что принадлежит ему, лежит в основе чувства справедливости, которое есть во мне. Я распространяю принципы на сообщества мужчин, а также на отдельных людей. Я так распространяю это, потому что это политически мудро, а также естественно справедливо; политически мудро, чтобы спасти нас от крикливых вопросов по вопросам, которые нас не касаются.Здесь или в Вашингтоне я бы не стал утруждать себя устричными законами Вирджинии или клюквенными законами Индианы.

Доктрина самоуправления верна — абсолютно и вечно правильна — но она не имеет справедливого применения, как здесь пытались. Или, может быть, я лучше скажу, что будет ли у него такое справедливое применение, зависит от того, является ли негр , а не , или — это человек. Если он , а не человек, почему в этом случае тот, кто является человеком, может в порядке самоуправления делать с ним все, что ему заблагорассудится.Но если негр — это человека, разве это не до такой степени, полное уничтожение самоуправления, если сказать, что он тоже не должен управлять сам ? Когда белый человек управляет собой, это самоуправление; но когда он управляет самим собой, а также управляет другими людьми, это на больше , чем самоуправление — это деспотизм. Если негр — это человек , почему тогда моя древняя вера учит меня, что «все люди созданы равными»; и что не может быть никакого морального права в связи с тем, что один человек делает другого рабом.

Судья Дуглас часто с горькой иронией и сарказмом перефразирует наш аргумент, говоря: «Белые люди Небраски достаточно хороши, чтобы управлять собой, , но они недостаточно хороши, чтобы управлять несколькими несчастными неграми !!»

Что ж, я не сомневаюсь, что жители Небраски были и останутся такими же хорошими, как в среднем люди в других местах. Я не говорю об обратном. Что я действительно говорю, так это то, что ни один человек не достаточно хорош, чтобы управлять другим человеком без согласия этого другого .Я говорю, что это ведущий принцип — якорь американского республиканизма. В нашей Декларации независимости написано:

.

«Мы считаем самоочевидными эти истины: все люди созданы равными; что они наделены своим Создателем определенными неотъемлемыми правами; что среди них есть жизнь, свобода и стремление к счастью. Чтобы гарантировать эти права, правительства установлены среди людей, ПОЛУЧАЮЩИЕ ИХ СПРАВЕДЛИВЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ ИЗ СОГЛАСИЯ УПРАВЛЯЮЩИХ «.

Я процитировал так много сейчас, чтобы показать, что, согласно нашей древней вере, справедливая власть правительства проистекает из согласия управляемых.Теперь отношения хозяев и рабов — PRO TANTO — полное нарушение этого принципа. Хозяин не только управляет рабом без его согласия; но он управляет им с помощью набора правил, совершенно отличных от тех, которые он устанавливает для себя. Позвольте ВСЕМ управляемым равный голос в правительстве, и только самоуправление.

Пусть не будет сказано, что я борюсь за установление политического и социального равенства между белыми и черными. Я уже говорил об обратном.Я сейчас не оспариваю аргумент НЕОБХОДИМОСТИ, проистекающий из того факта, что черные уже находятся среди нас; но я борюсь с тем, что выдвигается как МОРАЛЬНЫЙ аргумент, позволяющий забрать их туда, где они никогда не были, — возражаю против РАСШИРЕНИЯ плохой вещи, которая там, где она уже существует, мы должны по необходимости управлять так, как нам лучше всего. жестяная банка.

В поддержку своего применения доктрины самоуправления сенатор Дуглас попытался использовать мнения и примеры наших отцов-революционеров.Я рад, что он это сделал. Я люблю чувства тех стариков; и будут счастливы придерживаться их мнения. Он показывает нам, что, когда колонии планировали отделиться от Великобритании и создать новое правительство для себя, несколько штатов проинструктировали своих делегатов принять меры, ПРЕДОСТАВЛЯЕМЫЕ КАЖДОМУ ГОСУДАРСТВУ ДОЛЖНО БЫТЬ РАЗРЕШЕНО РЕГУЛИРОВАТЬ СВОЮ ВНУТРЕННЮЮ СТРАНИЦУ ПРОБЛЕМЫ СОБСТВЕННЫМ. Я не цитирую; но это по сути. Это было правильно. Я не вижу в этом ничего предосудительного.Я также думаю, что это могло иметь отношение к существованию среди них рабства. Не стану отрицать, что это было. Но было ли это в связи с переносом рабства в НОВЫЕ СТРАНЫ? Вот в чем вопрос; и мы позволим самим отцам ответить на это.

Это то же поколение людей, и в основном те же люди того поколения, которые провозгласили этот принцип — которые провозгласили независимость — которые вели революционную войну через — которые впоследствии создали конституцию, по которой мы все еще живем — эти же люди приняли постановление 1987 года, провозгласившее, что рабство никогда не должно распространяться на северо-западную территорию.Я не сомневаюсь, что судья Дуглас считает, что в этом они были очень непоследовательны. Это вопрос дискриминации между ними и им. Но не осталось ни пяди основания для того, чтобы утверждать, что их мнения — их пример — их авторитет — на его стороне в этом споре.

Опять же, разве Небраска — это территория, а не часть нас? Разве мы не владеем страной? И если мы откажемся от контроля над ним, не откажемся ли мы от права на самоуправление? Это часть нас самих. Если вы говорите, что мы не будем контролировать это, потому что это ТОЛЬКО часть, то же самое верно и для любой другой части; и когда все части исчезли, что стало с целым? Что же тогда от нас осталось? Какая польза от сектора государственного управления, когда ему нечего [управлять]?

Но вы говорите, что этот вопрос следует оставить жителям Небраски, потому что они особенно заинтересованы.Если это правило, вы должны предоставить каждому самому самому решать, будут ли у него рабы. Какое моральное право имеет тридцать один гражданин Небраски, чтобы сказать, что тридцать второй не должен держать рабов, чем люди тридцати одного штата, чтобы сказать, что рабство вообще не должно переходить в тридцать второй штат?

Но если для жителей Небраски это священное право брать и держать там рабов, то также и их священное право покупать их там, где они могут купить их дешевле; и это, несомненно, будет на побережье Африки; при условии, что вы дадите согласие не вешать их, чтобы пойти туда и купить.Вы должны снять и это ограничение из священного права на самоуправление. Я знаю, что вы говорите, что вывоз рабов из Штатов Небраска не делает рабами свободных людей; но африканский работорговец может сказать то же самое. Он не ловит вольных негров и не привозит их сюда. Он находит их уже рабами в руках их черных похитителей и честно покупает их по цене около красного хлопкового платка за голову. Это очень дешево и является большим ограничением священного права на самоуправление — вешать людей за участие в этой прибыльной торговле!

Еще одно важное возражение против такого применения права на самоуправление состоит в том, что оно позволяет первым НЕСКОЛЬКОМУ, лишить последующих МНОГИХ, свободного осуществления права на самоуправление.Первые несколько могут попасть в рабство ВХОДИТ, а последующие многие не могут легко избавиться от него. Насколько распространено замечание сейчас в рабовладельческих штатах: «Если бы мы только избавились от наших рабов, насколько было бы лучше для нас». На самом деле они лишены привилегии управлять собой, как они это делали бы вначале действиями очень немногих. То же самое было верно для всей нации в то время, когда была сформирована наша конституция.

Пойдет ли рабство в Небраску или другие новые территории, не является вопросом исключительной заботы людей, которые могут туда попасть.Весь народ заинтересован в том, чтобы эти территории были использованы наилучшим образом. Мы хотим, чтобы они стали домами свободных белых людей. Этого они не могут быть в значительной степени, если в них посадят рабство. Рабские государства — это места, откуда бедные белые люди могут удалиться; ТО не снимать. Новые свободные государства — это места, куда бедные люди могут отправиться и улучшить свое положение. Для этого нации нужны эти территории.

Еще дальше; между рабовладельческим и свободным государствами существуют конституционные отношения, унижающие достоинство последних.У нас есть юридические обязательства поймать и вернуть им их беглых рабов — своего рода грязная, неприятная работа, которую, как я считаю, по общему правилу рабовладельцы не выполняют друг за друга. С другой стороны, в области контроля со стороны правительства — управления делами партнерства — они имеют большое преимущество перед нами. Согласно конституции, в каждом штате есть два сенатора, каждый из которых имеет несколько представителей; пропорционально количеству его людей — и каждый имеет количество президентских выборщиков, равное целому количеству его сенаторов и представителей вместе взятых.Но при определении количества людей для этой цели пять рабов считаются равными трем белым. Рабы не голосуют; они только подсчитываются и используются таким образом, чтобы усилить влияние голосов белых людей. Практический эффект от этого более точно показывает сравнение штатов Южная Каролина и Мэн. Южная Каролина имеет шесть представителей, и штат Мэн тоже; В Южной Каролине восемь президентских выборщиков, как и в штате Мэн. Пока это точное равенство; и, конечно, они равны в сенаторах, у каждого по два.Таким образом, в контроле со стороны правительства два государства точно равны. Но как они в числе своих белых людей? В штате Мэн — 581 813 человек, а в Южной Каролине — 274 567 человек. В штате Мэн вдвое больше, чем в Южной Каролине, и больше 32 679 человек. Таким образом, каждый белый мужчина в Южной Каролине более чем двойник любого человека в штате Мэн. Это все потому, что в Южной Каролине, помимо свободных людей, проживает 384 984 раба. Южный Каролинец имеет точно такое же преимущество перед белыми в любом другом свободном штате, а также в штате Мэн.Он больше, чем двойник любого из нас в этой толпе. Все граждане рабовладельческих государств имеют такое же преимущество, но не в одинаковой степени, над гражданами свободных; и это абсолютная истина, без исключения, что нет избирателя ни в каком рабовладельческом государстве, но который имеет больше законной власти в правительстве, чем любой избиратель в любом свободном государстве. Примеров точного равенства не существует; а недостаток против нас всю главу. В совокупности этот принцип дает рабовладельческим штатам в нынешнем Конгрессе двадцать дополнительных представителей, что на семь больше, чем все большинство, которым они приняли закон о Небраске.

Все это явно несправедливо; но я не упоминаю об этом, чтобы жаловаться на это, поскольку это уже решено. Это в конституции; и я не по этой причине или по какой-либо другой причине предлагаю разрушать, изменять или игнорировать конституцию. Я стою за это справедливо, полностью и твердо.

Но когда мне говорят, я должен предоставить ДРУГИМ ЛЮДЯМ сказать, нужно ли заводить новых партнеров и привлекать их в фирму на тех же унижающих достоинство условиях по отношению ко мне. Я уважительно возражаю.Я настаиваю на том, что буду ли я цельным человеком или только его половиной по сравнению с другими — это вопрос, который меня в некоторой степени волнует; и тот, который ни один другой мужчина не может иметь священное право решать за меня. Если я ошибаюсь в этом — если это действительно священное право на самоуправление человека, который отправится в Небраску, решать, будет ли он РАВНЫМ со мной или ДВОЙНЫМ со мной, то после того, как он будет воспользовавшись этим правом и тем самым уменьшив меня до еще меньшей доли человека, чем я уже являюсь, я бы хотел, чтобы какой-нибудь джентльмен, глубоко сведущий в тайнах священных прав, снабдил себя микроскопом и выглянул повсюду, и узнай, если сможет, что стало с моими священными правами! Они наверняка будут слишком маленькими для обнаружения невооруженным глазом.

Наконец, я настаиваю на том, что если есть ЧТО, что ВЕСЬ НАРОД должен никогда не доверять никому, кроме своих, то это сохранение и вечность их собственных свобод и институтов. И если они подумают, как я, что распространение рабства подвергает их опасности больше, чем какие-либо или все другие причины, то насколько неприемлемо для них самих, если они передадут этот вопрос, а вместе с ним и судьбу своей страны, на рассмотрение просто набита людьми, одержимыми лишь временными корыстными интересами.Если бы этот вопрос о расширении рабства был несущественным — вопросом, не имеющим силы причинять вред — его можно было бы таким образом отложить в сторону. Но, поскольку он является огромным опасным Бегемотом, разве сильная хватка народа ослабнет на него, чтобы доверить его в руки таких слабых хранителей?

Я покончил с этим могущественным аргументом самоуправления. Давай, святое! Иди с миром.

Но Небраска считается большой мерой по спасению Союза. Что ж, я тоже иду за спасение Союза.Как бы я ни ненавидел рабство, я бы согласился на его расширение, а не на распад Союза, точно так же, как я согласился бы на любое ВЕЛИКОЕ зло, чтобы избежать БОЛЬШОГО зла. Но когда я иду в «Спасение Союза», я должен верить, по крайней мере, в то, что средства, которые я использую, имеют некоторую адаптацию до конца. На мой взгляд, в Небраске такой адаптации нет.

«В нем нет вкуса к спасению».

Это, скорее, обострение единственной вещи, которая когда-либо подвергала опасности Союз. Когда он дошел до нас, все было тихо и спокойно.Нация надеялась на формирование новых связей Союза; и казалось, что впереди нас ждал долгий путь мира и процветания. Во всем диапазоне возможностей мне не кажется, что было что-то, что могло бы возродить агитацию за рабство, кроме самого проекта отмены компромисса в Миссури. На каждом сантиметре территории, которой мы владели, уже было определенное решение вопроса о рабстве, и все стороны обязались его соблюдать. Действительно, на континенте не было необитаемой страны, которую мы могли бы приобрести; если не считать некоторых крайних северных регионов, о которых вообще не может быть и речи.В таком состоянии сам гений Раздора едва ли мог изобрести способ снова получить [поставить?] Нас за уши, кроме как повернуть назад и разрушить мирные меры прошлого. Советы этого гения, кажется, победили, компромисс Миссури был отменен; И вот мы находимся в эпицентре новой агитации за рабство, такой, я думаю, такой, какой мы никогда раньше не видели.

Кто за это отвечает? Это те, кто сопротивляется мере; или те, кто беспричинно выдвинул его вперед и протолкнул, имея основание знать, и, фактически, зная, что он должен и будет встречать такое сопротивление? Автор не мог не ожидать, что это будет рассматриваться как мера расширения рабства, усугубляемого грубым нарушением веры.Спорите сколько угодно и долго, это голый ФРОНТ и АСПЕКТ меры. И в этом плане это не могло не вызвать волнения. Рабство основано на эгоизме человеческой природы — противодействие ему — в его любви к справедливости. Эти принципы представляют собой вечный антагонизм; и когда они вступают в столкновение так яростно, как расширение рабства приносит им, потрясения, муки и конвульсии должны следовать непрестанно. Отмените компромисс Миссури — отмените все компромиссы — отмените декларацию независимости — отмените всю прошлую историю, вы все равно не можете отменить человеческую природу.Это все еще будет изобилием человеческого сердца, что распространение рабства неверно; и от избытка сердца его уста будут продолжать говорить.

Структура законопроекта Небраски также очень своеобразна. Народ должен сам решать вопрос о рабстве; но КОГДА они должны решить; или КАК они должны решать; или же, когда вопрос будет однажды решен, останется ли он таковым, или он будет подвергнут неопределенной череде новых судебных разбирательств, закон не говорит: «Будет ли это решено первой дюжиной поселенцев, которые прибудут туда?» или ждать прихода сотни? Будет ли это решено народным голосованием? или голосование законодательного органа? или вообще любым голосованием? На эти вопросы закон не дает ответа.В этом есть загадка; потому что, когда член предложил предоставить законодательному органу явные полномочия по исключению рабства, это было отвергнуто сторонниками законопроекта. Об этом стоит помнить. Некоторые янки с востока отправляют эмигрантов в Небраску, чтобы исключить из нее рабство; и, насколько я могу судить, они ожидают, что вопрос так или иначе будет решен путем голосования. Но и миссурийцы не спят. Они находятся в двух шагах от спорной территории. Они проводят собрания и принимают резолюции, в которых нет ни малейшего упоминания о голосовании.Они решают, что рабство уже существует на территории; что еще пойдет туда; что они, оставаясь в Миссури, будут его защищать; и что аболиционисты будут повешены или изгнаны. Во всем этом достаточно ясно видны луковичные ножи и шестизарядные винтовки; но ни разу не увидела урну для голосования. И действительно, что из этого должно получиться? Каждая партия ВНУТРИ, имея многочисленных и решительных БЕЗ сторонников, разве не вероятно, что поединок дойдет до драки и кровопролития? Может ли быть более подходящее изобретение, чтобы вызвать столкновения и насилие в вопросе рабства, чем этот проект в Небраске? Я не утверждаю и не считаю, что это было задумано Конгрессом; но если бы они буквально сформировали кольцо и поместили в него чемпионов, чтобы бороться с противоречием, вероятность того, что битва закончится, не больше, чем она есть.И если эта битва начнется, будет ли она очень мирной, чтобы спасти Союз? Разве первая капля пролитой крови не станет настоящим звоном Союза?

Компромисс Миссури должен быть восстановлен. Ради Союза его надо восстановить. Мы должны избрать Палату представителей, которая проголосует за его восстановление. Если каким-либо образом мы этого не делаем, что из этого следует? Рабство может быть установлено или не установлено в Небраске. Но независимо от того, будет это или нет, мы отвергнем — исключим из советов Нации — ДУХ КОМПРОМИССА; ибо кто после этого когда-либо поверит в национальный компромисс? Дух взаимной уступки — тот дух, который первым дал нам конституцию и который трижды спас Союз, — мы задушим и отбросим от нас навсегда.А что нам взамен? Юг ликовал от торжества и искушался на крайности; Север, преданный, как они думают, думающий о зле и жаждущий мести. Одна сторона провоцирует; другой возмущен. Один будет насмехаться, другой — сопротивляться; один соглашается [агрессии?], другой отвечает. Уже сейчас некоторые на Севере бросают вызов всем конституционным ограничениям, сопротивляются исполнению закона о беглых рабах и даже угрожают институту рабства в штатах, где оно существует.

Уже некоторые на Юге заявляют о конституционном праве брать и удерживать рабов в свободных штатах — требуют возрождения работорговли; и потребовать договора с Великобританией, по которому беглые рабы могут быть возвращены из Канады.Пока их немного с обеих сторон. Для сторонников Союза — серьезный вопрос, будет ли окончательное разрушение Миссурийского компромисса, а вместе с ним и дух всех компромиссов, придаст смелости и озлоблению каждого из них и фатально увеличит их количество.

Но восстановить компромисс, и что тогда? Тем самым мы восстанавливаем национальную веру, национальное доверие, национальное чувство братства. Тем самым мы восстанавливаем дух уступки и компромисса — дух, который никогда не подводил нас в прошлых опасностях и которому можно безопасно доверять в будущем.Юг должен присоединиться к этому. Мир нации им так же дороги, как и нам. В воспоминаниях о прошлом и надеждах на будущее они разделяют столько же, сколько и мы. Это было бы с их стороны великим поступком — великим по духу и большим по своему эффекту. Это стоило бы народу столетней покупки мира и процветания. И какие жертвы они принесут? Они только сдают нам то, что давным-давно дали нам на рассмотрение; то, чего они сейчас не просили, не боролись и не заботились; то, что им навязали, к их собственному изумлению не меньше, чем к нашему.

Но говорят, что мы не можем его восстановить; что, хотя мы избираем всех членов нижней палаты, Сенат по-прежнему против нас. Совершенно верно, что среди сенаторов, которые приняли законопроект Небраски, большинство всего Сената сохранят свои места, несмотря на выборы в этом и следующем году. Но если на этих выборах их несколько избирательных округов ясно выразят свою волю против Небраски, проигнорируют ли эти сенаторы их волю? Неужели они не подчинятся и не уступят место тем, кто будет?

Но даже если мы технически не сможем восстановить компромисс, все равно будет здорово провести всенародное голосование в пользу восстановления.Моральный вес такого голосования нельзя оценить слишком высоко. Авторы Небраски совершенно не удовлетворены разрушением компромисса — одобрение этого ПРИНЦИПА, как они объявляют, является великой целью. Для них только Небраска — дело незначительное — они особенно желают установить принцип для БУДУЩЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ.

Это будущее предназначено для насаждения рабства повсюду в мире, и местная и неорганизованная оппозиция не может этому помешать. Теперь, если вы хотите поддержать их — если вы хотите установить этот принцип — сделайте это.Я пожалею об этом; но это твое право. Напротив, если вы выступаете против этого принципа — не намерены оказывать ему такое одобрение — не позволяйте никаким уговорам или софизме отвлекать вас от прямого голосования против него.

Некоторые люди, в основном виги, осуждающие отмену Миссурийского компромисса, тем не менее не решаются пойти на его восстановление, чтобы не оказаться в компании аболиционистов. Позволят ли они мне, как старому вигу, с юмором сказать им, что я считаю это очень глупым? Встаньте со всеми, кто стоит ВПРАВО.Встаньте с ним, пока он прав, и РАЗБИРАЙТЕСЬ с ним, когда он ошибается. Встаньте вместе с аболиционистом в восстановлении компромисса Миссури; и стоять ПРОТИВ него, когда он пытается отменить закон о беглых рабах. В последнем случае вы стоите на стороне южных раскольников. Что из этого? ты все еще прав. В обоих случаях вы правы. В обоих случаях вы выступаете против [разоблачаете?] Опасные крайности. В обоих случаях вы стоите на среднем уровне и держите корабль ровно и устойчиво. В обоих вы являетесь национальным и ни чем иным образом национальным.Это старая добрая земля вигов. Покинуть такую ​​землю из-за какой-либо компании — значит быть меньше, чем виг, меньше, чем человек, меньше, чем американец.

Я особенно возражаю против НОВОЙ позиции, которую общепризнанный принцип этого закона штата Небраска придает рабству в политической сфере. Я возражаю против этого, потому что это предполагает, что МОРАЛЬНОЕ ПРАВО может быть в порабощении одного человека другим. Я возражаю против этого, как от опасной забавы для некоторых [свободных?] Людей — печальное свидетельство того, что, чувствуя процветание, мы правильно забываем — эту свободу, как принцип, мы перестали уважать.Я возражаю против этого, потому что отцы республики сторонились и отвергли его. Аргумент «необходимости» был единственным аргументом, который они когда-либо допускали в пользу рабства; и так далеко, и только настолько далеко, насколько он унес их, они когда-либо заходили. Они нашли институт, существующий среди нас, и ничем не могли им помочь; и они возложили вину на британского короля за то, что он разрешил его введение. ДО принятия конституции они запретили ее введение в северо-западную территорию — единственную страну, которой мы владели, а затем свободную от нее.При разработке и принятии конституции они запретили даже упоминать слово «раб» или «рабство» во всем документе. В положении о спасении беглецов раб назван «ЛИЦОМ, ПРИВЛЕЧЕННЫМ ДЛЯ СЛУЖБЫ ИЛИ ТРУДА». В этом запрете на отмену африканской работорговли на двадцать лет эта торговля называется «миграция или ввоз таких лиц, как любое из СЕЙЧАС СУЩЕСТВУЮЩИХ государств, сочтет правильным признать» и т. Д. Это единственные положения, относящиеся к рабству.Таким образом, это скрыто в конституции, точно так же, как больной человек прячет жировик или рак, которые он не смеет сразу вырезать, чтобы не истечь кровью; с обещанием, тем не менее, что резка может начаться в конце заданного времени. Меньшего, чем это, наши отцы не могли сделать; и СЕЙЧАС [БОЛЬШЕ?] они НЕ БЫЛИ делать. Необходимость загнала их так далеко, и дальше они не пошли. Но это еще не все. Самый ранний Конгресс, согласно конституции, придерживался того же взгляда на рабство. Они ограждали и ограничили его до самых узких рамок необходимости.

В 1794 году они запретили выездную работорговлю, то есть вывоз рабов ИЗ Соединенных Штатов для продажи.

В 1798 году они запретили ввоз рабов из Африки НА территорию Миссисипи — эту территорию, которая тогда включала в себя нынешние штаты Миссисипи и Алабама. Прошло ДЕСЯТЬ ЛЕТ, прежде чем у них появилась власть делать то же самое, что и в отношении штатов, существовавших на момент принятия конституции.

В 1800 году они запретили АМЕРИКАНСКИМ ГРАЖДАНАМ торговать рабами между зарубежными странами, например, из Африки в Бразилию.

В 1803 году они приняли закон в поддержку одного или двух государственных законов, ограничивающих внутреннюю работорговлю.

В 1807 году в явной спешке они приняли закон, почти за год вперед, чтобы вступить в силу в первый день 1808 года — в самый первый день, разрешенный конституцией, — запрещающий африканскую работорговлю за счет крупных денежных и материальных средств. телесные наказания.

В 1820 году, посчитав эти положения недействительными, они объявили торговое пиратство и приложили к нему крайнюю меру наказания — смерть.Пока все это проходило в системе государственного управления, пять или шесть из первоначальных рабовладельческих штатов приняли системы постепенной эмансипации; и из-за чего институт быстро вымирал в этих пределах.

Таким образом, мы видим, что очевидным, безошибочным духом того времени по отношению к рабству была враждебность к ПРИНЦИПУ и терпимость ТОЛЬКО ПО НЕОБХОДИМОСТИ.

Но СЕЙЧАС это должно быть преобразовано в «священное право». Небраска выдвигает его, ставит на большой путь к расширению и вечности; и, похлопывая его по спине, говорит ему: «Иди, и Бог ускорит тебя.«Отныне он должен быть главной жемчужиной нации — самим номинальным главой государственного корабля. Постепенно, но неуклонно, по мере продвижения человека к могиле, мы отказываемся от СТАРОГО ради НОВОЙ веры. Около восьмидесяти лет назад мы начали с заявления, что все люди созданы равными, но теперь с этого начала мы дошли до другого заявления, что для ОДНИХ мужчин порабощение ДРУГИХ является «священным правом на самоуправление». не могут стоять вместе, они противоположны Богу и маммоне, и кто держится одного, тот должен презирать другое.Когда Петтит, в связи с его поддержкой законопроекта Небраски, назвал Декларацию независимости «самоочевидной ложью», он сделал только то, что последовательность и искренность требуют от всех других мужчин Небраски. Из сорока с лишним сенаторов Небраски, которые присутствовали и слушали его, никто не упрекнул его. Мне также неизвестно, чтобы какая-либо газета Небраски или какой-либо оратор Небраски во всей стране когда-либо когда-либо упрекали его. Если бы это было сказано среди людей Марион, хотя они были южанами, что стало бы с человеком, который сказал это? Если бы это было сказано людям, схватившим Андре, человек, который это сказал, вероятно, был бы повешен раньше, чем Андре.Если бы это было сказано в старом Индепенденс-холле семьдесят восемь лет назад, тот самый привратник задушил бы человека и вытолкнул его на улицу.

Пусть никто не обманывается. Дух семидесяти шести и дух Небраски — полнейшие противоречия; а первые быстро вытесняются вторыми.

Соотечественники — американцы на юге, а также на севере, неужели мы не будем пытаться это арестовать? Либеральная партия во всем мире уже выражает опасения, «что единственный ретроградный институт в Америке подрывает принципы прогресса и фатально нарушает самую благородную политическую систему, которую когда-либо видел мир.«Это не насмешка врагов, а предупреждение друзей. Вполне безопасно ли игнорировать это — презирать его? Нет ли опасности для самой свободы в отказе от самой ранней практики и первого предписания нашей древней веры. «В нашей жадной погоне за прибылью от негров давайте остерегаться, чтобы не« отменить и не разорвать на куски »даже хартию свободы белого человека.

Наша республиканская одежда испачкана и запачкана в пыли. Давайте очистим его. Давайте перевернем и вымоем его до белого цвета в духе, если не крови Революции.Давайте повернем рабство от его требований «морального права» обратно к его существующим законным правам и его аргументам о «необходимости». Давайте вернем его в то положение, которое дали ему наши отцы; и пусть там покоится с миром. Давайте повторно примем Декларацию независимости, а вместе с ней — методы и политику, которые ей соответствуют. Пусть север и юг — пусть все американцы — пусть все любители свободы повсюду — присоединятся к великой и доброй работе. Если мы сделаем это, мы не только спасем Союз; но мы так сохраним его, чтобы сделать и сохранить его вечно достойным спасения.Мы так его спасем, что последующие миллионы свободных счастливых людей во всем мире восстанут и назовут нас благословенными до последних поколений.

В Спрингфилде, двенадцать дней назад, где я говорил существенно так же, как и здесь, судья Дуглас ответил мне — и, поскольку он будет отвечать мне здесь, я попытаюсь предвосхитить его, обратив внимание на некоторые моменты, которые он оттуда.

Он начал с заявления, что я все время предполагал, что принцип законопроекта Небраски будет иметь эффект расширения рабства.Он отрицал, что это было НАЗНАЧЕНИЕМ или что этот ЭФФЕКТ последует.

Я не буду повторять аргументы по этому поводу. В то, что это было намерение, мир верил с самого начала и будет продолжать верить. Это было СЧЕТНОСТЬЮ вещи; и друзья, и враги сразу же признали его таковым. Теперь это выражение нельзя изменить аргументами. Вы можете легко спорить о цвете кожи негров. Подобно «окровавленной руке», вы можете мыть ее и вымывать, красный свидетель вины все еще прилипает и ужасно смотрит на вас.

Затем он говорит, что вмешательство Конгресса никогда не предотвращало рабство, где бы то ни было — что оно не предотвратило его на северо-западной территории, теперь [и?] В Иллинойсе, — что фактически Иллинойс вошел в Союз в качестве раба. Заявите — что принцип законопроекта Небраски вытеснил его из Иллинойса, из нескольких старых штатов, отовсюду.

Теперь это просто сплетня. Если постановление 1987 г. не запрещало рабство на северо-западной территории, как же так получилось, что северо-западный берег реки Огайо полностью свободен от него; в то время как юго-восточный берег, находящийся менее чем в миле от нас, почти на всем протяжении реки полностью покрыт ею?

Если это постановление не удерживало его от Иллинойса, в чем заключалась разница между Иллинойсом и Миссури? Они лежат бок о бок, река Миссисипи только разделяет их; в то время как их ранние поселения находились на той же широте.Между 1810 и 1820 годами количество рабов в Миссури УВЕЛИЧИЛОСЬ 7 211; в то время как в Иллинойсе, за те же десять лет, они УМЕНЬШЛИСЬ на 51. Это видно из результатов переписи. Почти все эти десять лет оба были территориями, а не государствами. В течение этого времени постановление запрещает рабство в Иллинойсе; и НИЧТО не запрещает ему поехать в Миссури. Он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО попал в штат Миссури, а НЕ в Иллинойс. Это факт. Можно ли сомневаться в причине этого?

Но, по его словам, Иллинойс вошел в состав Союза как рабовладельческий штат.Молчание, пожалуй, было бы лучшим ответом на это вопиющее противоречие известной истории страны. На каких фактах основано это смелое утверждение? Когда мы впервые приобрели страну, еще в 1787 году, в ней находилось несколько рабов, которых держали французские жители в Каскасии. Территориальное законодательство допускало нескольких негров из рабовладельческих штатов в качестве наемных слуг. Через год после принятия первой конституции штата их было целиком — как вы думаете? всего 117 — в то время как общее количество свободного населения составляло 55 094 — около 470 человек к одному.Исходя из этого состояния фактов, люди сформулировали свою конституцию, запрещающую дальнейшее введение рабства, с своего рода гарантией для владельцев нескольких наемных слуг, давая свободу их детям родиться после этого и не упоминая ни о каком предполагаемый раб на всю жизнь. Исходя из этого небольшого вопроса, судья выдвигает аргумент, что Иллинойс вошел в Союз как рабовладельческий штат. Пусть факты станут ответом на аргумент.

Принципы законопроекта Небраски, говорит он, изгнали рабство из Иллинойса? Принцип этого законопроекта сначала привнес его сюда — то есть, он появился первым, потому что не было закона, препятствующего этому — сначала появился до того, как мы стали владеть страной; и, обнаружив его здесь, и имея постановление от 87 года, предотвращающее его увеличение, наши люди боролись и, наконец, избавились от него, как могли.

Но принцип законопроекта Небраски отменил рабство в некоторых старых штатах. Что ж, это правда, что некоторые из старых штатов в последней четверти прошлого века действительно приняли системы постепенной эмансипации, в результате чего этот институт окончательно исчез в их пределах; но МОЖЕТ или НЕ МОЖЕТ быть правдой, что принцип законопроекта Небраски был причиной, которая привела к принятию этих мер. Прошло более пятидесяти лет с тех пор, как последнее из этих государств приняло свою систему эмансипации.Если Небраска Билл является настоящим автором этих благотворительных работ, то весьма прискорбно, что он на столь долгое время перестал работать вместе. Разве нет причин подозревать, что именно принцип РЕВОЛЮЦИИ, а не принцип законопроекта Небраски, привел к эмансипации в этих старых штатах? Предоставьте это людям тех старых освободившихся штатов, и я совершенно уверен, что они решат, что ни это, ни какие-либо другие хорошие вещи никогда не делались и никогда не выйдут из законопроекта Небраски.

В ходе моей основной аргументации судья Дуглас прервал меня, сказав, что принцип [закона] Небраски очень стар; что она возникла, когда Бог создал человека и поставил перед ним добро и зло, позволив ему выбирать самому, будучи ответственным за выбор, который он должен сделать. В то время я думал, что это просто шутка; и я ответил соответственно. Но в своем ответе мне он возобновил это как серьезный аргумент. Если серьезно, то факты этого утверждения не соответствуют действительности.Бог не ставил добро и зло перед человеком, говоря ему сделать свой выбор. Напротив, он сказал ему, что есть одно дерево, плоды которого он не должен есть под страхом верной смерти. Вряд ли мне следует желать столь строгого запрета рабства в Небраске.

Но этот аргумент поражает меня как немалый примечательность в другом — в его сильном сходстве со старым аргументом в пользу «божественного права королей». Согласно последнему, король должен поступать со своими белыми подданными, как ему заблагорассудится, будучи ответственным только перед Богом.Согласно первому, белый человек должен поступать со своими черными рабами, как ему заблагорассудится, будучи ответственным только перед Богом. Эти две вещи совершенно одинаковы; и вполне естественно, что они находят аналогичные аргументы в свою поддержку.

Я утверждал, что применение принципа самоуправления, как это утверждалось, потребует возрождения африканской работорговли — что нельзя привести никаких аргументов в пользу права человека везти рабов в Небраску, что не могло быть столь же хорошо сделано в пользу его права привозить их с побережья Африки.Судья ответил, что конституция требует пресечения иностранной работорговли; но не требует запрета рабства на территориях. На самом деле это ошибка. Конституция НЕ требует действий Конгресса ни в том, ни в другом случае; и он УПОЛНОМОЧИВАЕТ это в обоих. Так что разницы между корпусами по-прежнему нет.

В отношении того, что я сказал, преимущество рабовладельческих штатов над свободными в вопросе представительства, судья ответил, что мы, в свободных штатах, считаем пять свободных негров пятью белыми людьми, в то время как в рабовладельческих штатах они считают пять рабов только тремя белыми; и что преимущество, наконец, было на стороне свободных государств.

Так вот, в рабовладельческих штатах, как и мы, считают свободных негров; и так получилось, что кроме своих рабов, у них столько же свободных негров, сколько у нас, и тридцать три тысячи больше. Таким образом, их свободные негры более чем уравновешивают наших; и их преимущество перед нами, благодаря их рабам, все еще остается, как я сказал.

В ответ на мой аргумент, что компромиссные меры 1850 г. были системой эквивалентов; и что положения ни по одному из них не могли быть справедливо перенесены на другие субъекты, без соответствующего эквивалента, перенесенного с ним, судья категорически отрицал, что эти меры имели какую-либо связь или зависимость друг от друга.Это просто отчаяние. Если у них нет связи, почему о них всегда говорят в связи? Почему он так говорил о них тысячу раз? Почему он постоянно называл их СЕРИЕЙ мер? Почему все называют их компромиссом? Почему Калифорния была исключена из Союза шесть или семь месяцев, если это было не из-за ее связи с другими мерами? Ведущее определение Уэбстера глагола «идти на компромисс» — это «улаживать и улаживать разногласия по взаимному соглашению с уступками в требованиях сторон».»Это точно отражает популярное понимание слова» компромисс «. Еще до того, как судья сообщил нам, мы знали, что эти меры были приняты отдельно и в разных законопроектах; и что никакие два из них не были приняты голосами точно таких же членов. Но мы также знаем, и он знает, что никто из них не мог бы пройти через обе ветви Конгресса, если бы не понимали, что другие должны были пройти также. При таком понимании каждый получил голоса, которые он не мог бы получить никаким другим способом. Этот факт придает мерам их истинный характер, и именно всеобщее знание этого факта дало им название компромисса, столь выразительное для этого истинного характера.

Я спросил: «Если, перенося положения законов Юты и Нью-Мексико в Небраску, вы могли бы снять другие возражения, как вы можете оставить Небраску« совершенно свободной », чтобы ввести рабство ДО того, как она сформирует конституцию — во время ее территориального владения. правительство? — в то время как законы Юты и Нью-Мексико разрешают это только КОГДА они формируют конституции и принимаются в Союз? » На это судья Дуглас ответил, что законы Юты и Нью-Мексико также разрешили это ПРЕЖДЕ; и чтобы доказать это, он зачитал из одного из их законов следующее: «Законодательная власть указанной территории распространяется на всех законных субъектов законодательства в соответствии с конституцией Соединенных Штатов и положениями этого закона.«

Теперь, читая это, можно понять, что по этому поводу нет ничего выраженного; но предполагается, что власть подразумевается просто для общего положения «всех законных субъектов законодательства». В ответ на это я настаиваю, в качестве юридической нормы построения, а также в качестве простой популярной точки зрения на этот вопрос, что положение EXPRESS для Юты и Нью-Мексико, вступающих в рабство, если они выберут, когда они будут формировать конституции, является ИСКЛЮЧЕНИЕ всех подразумеваемых авторитетов по одному и тому же вопросу — что Конгресс, четко имея в виду эту тему, когда они сделали четкое положение, они выразили в ней ВСЕ свое значение по этому вопросу.

Судья намекнул, что я счел удобным забыть о территориальном законе Вашингтона, принятом в 1853 году. Это было подразделение штата Орегон, организовавшее северную часть как территорию Вашингтона. Он утверждал, что этим актом было отменено постановление 87 года, ранее существовавшее в Орегоне; что почти все члены Конгресса проголосовали за него, начиная с HR, Чарльза Аллена из Массачусетса, и заканчивая Ричардом Йейтсом из Иллинойса; и что он не мог понять, как те, кто сейчас выступает против законопроекта Небраски, проголосовали так тогда, если только это было не потому, что это было слишком рано после того, как обе великие политические партии ратифицировали компромиссы 1850 года, и ратификация, следовательно, слишком свежа, чтобы быть затем отвергнут.

Так вот, я уже видел акт Вашингтона раньше; и с тех пор я внимательно его изучил; и я утверждаю, что в нем нет отмены указа 87 года или какого-либо запрета на рабство. Выражаясь определенно, во всем законе нет абсолютно ничего, что могло бы заставить читателя ДУМАТЬ о предмете. На мой взгляд, он в равной степени свободен от всего, из чего такая отмена может подразумеваться по закону; но, как бы то ни было, неужели люди теперь попадают в ловушку юридического подтекста, извлеченного из скрытого языка, введенного, возможно, с самой целью заманить их в ловушку? Я искренне желаю, чтобы каждый человек мог полностью прочитать этот закон, внимательно следя за каждым предложением и каждой строкой, чтобы отменить постановление 87 года или что-либо подобное.

Еще один пункт по Вашингтонскому акту. Если он должен был быть смоделирован по образцу актов Юты и Нью-Мексико, как настаивает судья Дуглас, почему он не был включен в него, как в них, что Вашингтон должен был прийти с рабством или без него, как она может выбрать при усыновлении? ее конституции? В нем нет такого положения; и я бросаю вызов изобретательности человека, чтобы объяснить причину упущения, за исключением того, что оно не было направлено на соблюдение законов Юты и Нью-Мексико в отношении вопроса о рабстве.

Закон о Вашингтоне не только существенно отличается от законов Юты и Нью-Мексико; но закон Небраски существенно отличается от обоих. Благодаря последнему акту люди получают « полную свободу » решать свои собственные домашние дела и т. Д .; но во всех первых все их законы должны быть представлены в Конгресс, и в случае отклонения должны быть аннулированы. Закон Вашингтона идет еще дальше; он категорически запрещает территориальному законодательству [законодательному органу?], используя очень строгие и осторожные формулировки, учреждение банков или заимствование денег на веру территории.Неужели это священное право на самоуправление, которое мы так хвастаем? Нет, сэр, законопроект Небраски не находит модели в актах 50-го года или в законе Вашингтона. Он не находит модели ни в одном законе от Адама до сегодняшнего дня. Как говорит Филлипс о Наполеоне, поступок в Небраске грандиозен, мрачен и своеобразен; окутанный уединением собственной оригинальности; без модели и без тени на земле.

В ходе своего ответа сенатор Дуглас заметил, по сути, что он всегда считал, что это правительство было создано для белых, а не для негров.Собственно говоря, я тоже так думаю. Но в этом замечании судьи есть значение, которое, как я думаю, является ключом к большой ошибке (если есть такая ошибка), которую он допустил в этой мере Небраски. Это показывает, что у судьи не очень яркое впечатление, что негр — человек; и, следовательно, не имеет представления о том, что в законодательстве о нем может быть какой-либо моральный вопрос. По его мнению, вопрос о том, будет ли новая страна рабской или свободной, столь же безразличен, как и вопрос о том, будет ли его сосед засаживать свою ферму табаком или загонять ее крупным рогатым скотом.Независимо от того, верна эта точка зрения или нет, совершенно очевидно, что большая часть человечества придерживается совершенно другой точки зрения. Они считают рабство большим моральным злом; и их чувства против него не мимолетны, а вечны. Это лежит в основе их чувства справедливости; и с этим нельзя шутить. Это великий и прочный элемент народных действий, и, я думаю, ни один государственный деятель не может спокойно игнорировать его.

Наш сенатор также возражает, что те, кто противостоит ему в этой мере, не полностью согласны друг с другом.Он напоминает мне, что в моей твердой приверженности конституционным правам рабовладельческих штатов я сильно отличаюсь от других, которые сотрудничают со мной в противодействии законопроекту Небраски; и он говорит, что было бы нечестно противостоять ему таким разнообразием способов. Ему следует помнить, что он застал нас врасплох — поразил — этой мерой. Мы были потрясены и ошеломлены; и мы пошатнулись и упали в полном замешательстве. Но каждый бой мы поднимались, хватаясь за то, что он мог дотянуться первым: косу, вилы, рубящий топор или нож мясника.Мы ударили по направлению звука; и мы быстро приближаемся к нему. Он не должен думать, чтобы отвлечь нас от нашей цели, показывая нам, что наша тренировка, наша одежда и наше оружие не совсем совершенны и единообразны. Когда буря утихнет, он обнаружит, что мы все еще американцы; не менее, чем прежде, предан делу сохранения Союза и процветания страны.

Наконец, Судья призывает против меня память о Клэе и Вебстере. Они были великими людьми; и люди великие дела.Но где я напал на них? Ибо что это за их давний враг, который теперь получит выгоду, решив защищать их от меня, их давнего друга? Я выступаю против отмены компромисса в Миссури; они когда-нибудь пошли на это? Они пошли на компромисс 1850 года; я когда-нибудь шел против них? Они были очень преданы Союзу; в малой степени моих способностей, разве я был еще меньше? Клей и Вебстер были мертвы до того, как возник этот вопрос; Каким авторитетом наш сенатор скажет, что они поддержат его сторону, если будут живы? Мистер.Клей был лидером в достижении компромисса в Миссури; очень ли вероятно, что, если бы он был теперь жив, он возглавил бы его взлом? Правда в том, что некоторая поддержка со стороны вигов теперь необходима судье, и поэтому теперь упоминаются имена Клея и Вебстера. Его старые друзья покинули его в таком количестве, что осталось слишком мало жить. Он пришел к своим, и свои не приняли его, и вот! он обращается к язычникам.

Несколько слов об отчаянном предположении судьи о том, что компромиссы 50-го года не связаны друг с другом; что Иллинойс вошел в Союз как рабовладельческий штат, и некоторые другие подобные.Это не что иное, как смелое отрицание истории страны. Если мы не знаем, что Компромиссы 50-го года зависели друг от друга; если мы не знаем, что Иллинойс вошел в Союз как свободный штат — мы ничего не знаем. Если мы не знаем этих вещей, мы не знаем, что у нас когда-либо была революционная война или такой вождь, как Вашингтон. Отрицать эти вещи — значит отрицать наши национальные аксиомы или догмы, по крайней мере; и это кладет конец всем спорам. Если человек встанет и будет утверждать, и повторять, и повторно утверждать, что два и два не составляют четыре, я не знаю ничего, что могло бы его остановить.Я думаю, что могу ответить судье, пока он не покидает помещения; но когда он улетает от них, я не могу доводить аргумент в соответствие материнской кляпе, и фактически закрываю им рот.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.