История возникновения экономики как науки: История развития экономической науки

Содержание

История развития экономической науки

Замечание 1

Экономическая наука развивалась в течение длительного периода времени, начиная с древнегреческой и древнеримской исторической эпохи и заканчивая современным этапом развития экономической мысли. При этом разрозненные экономические представления о хозяйственной деятельности постепенно сменились современными строгими концепциями, систематическими знаниями, объясняющими особенности развития субъектов микро- и макро-экономики.

Зарождение экономической науки

Экономическая наука изначально возникла в Древней Греции как наука о домашнем хозяйстве («экономика» от греч. «oikos» – дом, хозяйство, «nomos» – учение, закон), поскольку хозяйство в Древней Греции было в основном натуральным, и экономика того периода воспринималась в большей степени как домоводство. Впервые упоминания экономики как науки были отмечены в трудах древнегреческих философов Аристотеля и Ксенофонта в 5 веке до н.э.

В средневековье интерес экономистов был направлен на хозяйство в уже больших масштабах. Помимо экономики отдельного домашнего хозяйства, экономическая наука охватывала уже и национальное хозяйство, став более систематизированной. Ученые-экономисты представляли экономику как науку о богатстве стран, объясняющую причины появления этого богатства.

Замечание 2

В XVII веке во Франции появился термин «политическая экономия» (от греч. «politicos» – государственный, общественный и уже известного «oikonomia»), изначавший «искусство государственного управления хозяйством».

Развитие экономической науки

За весь период развития экономической мысли можно выделить ряд направлений экономической мысли таких как меркантилизм, физиократизм, классицизм и неоклассицизм, кейнсианство.

Экономические взгляды каждого из направлений существенно различались. Представители разных теорий по-разному объясняли причины богатства стран и называли разные источники этого богатства, оправдывали вмешательство государства в экономику, либо поддерживали невмешательство и т.д.

Готовые работы на аналогичную тему

Меркантилисты, в том числе Т. Ман, А. Монкретьен и другие (XVI-XVIII века) считали, что богатство страны обусловлено объемами объемов золотых запасов и степени развития торговли, поэтому они поддерживали экспорт товаров как источник богатства.

Физиократы (вторая половина XVIII века), ярким представителем которых является Ф. Кенэ, основным источником богатства страны считали сельское хозяйство («физиократизм» в переводе с древнегреческого – «власть природы»). Они считали, что именно в сельском хозяйстве создается дополнительный продукт, образующий богатство страны, а прочие отрасли лишь пользуются плодами сельского хозяйства.

Классицизм (конец XVII века – XIX век), основоположником которого является А. Смит, объяснял внутренние зависимости товарно- капиталистического общества и существо прибавочной стоимости. Классики придерживались трудовой теории стоимости и в основе анализа рассматривали наиболее общие, сущностные формы общественного производства. Кроме того, они поддерживали невмешательство государства в экономику.

Неоклассицизм (конец XIX-XX века) в лице А. Маршалла, А. Пигу, Л. Вальраса и других являлись сторонниками свободной конкуренции как естественной силы регулирования экономики.

Кейнсианство (XX век) поддерживало активное участие государства в экономике страны, что стало следствием Великой депрессии, показавшей несостоятельность экономической мысли того времени. Экономическое учение было названо так в честь его основоположника – Дж. М. Кейнса.

В 1970-80-х годах XX века взгляды неоклассиков вновь стали популярны в связи с чрезмерным участием государства в экономическом развитии страны, замедлившим темпы общественного производства. В настоящее время это учение остается актуальным.

История и философия науки (Экономика)

2020 год

Цель дисциплины:
Целью дисциплины является ознакомление с историей изучения мировоззренческих и общетеоретических оснований научной методологии и особенностей ее применения в социогуманитарном знании; формирование у слушателей навыков работы с источниками в сфере философии экономики, а также критического анализа достижений в данной области.
В задачи дисциплины входит раскрытие общих закономерностей возникновения и развития науки, основных этапов и методов научного исследования, особенностей их использования в исследовательской, аналитической и педагогической деятельности экономиста, обладающего компетенциями в сфере международных отношений.

Краткое содержание:
Содержание курса составляет изучение основных теоретико-методологических проблем и подходов, существующих в современной философии науки в связи с развитием научного знания в целом и экономического знания в частности.
Общие проблемы философии науки

Предмет и метод философии науки. Историческое развитие знания: анализ методологических подходов. Структура научного знания и его соотношение с другими видами знания. Типы рациональности. Рационализм и иррационализм. Место науки в современной культуре. Наука как социальный институт. Наука и образование.

Философские проблемы социогуманитарного знания
Специфика социально-гуманитарного знания. Аксиологическая и антропологическая составляющие социально-гуманитарного знания. Пространство и время в современной философии и науке. Проблема истинности в современном социально-гуманитарном знании. Коммуникативный характер социально-гуманитарного знания. Объяснение, понимание, интерпретация. Социокультурные детерминанты научной методологии. Роль социально-гуманитарного знания в современном обществе.

Философия экономики: сущность, цель, основные исторические этапы
Философия экономики в системе философии науки. Периодизация, основные исторические этапы. Специфика научности в экономике. Междисциплинарные возможности экономической науки. Перспективы развития экономического знания в контексте современных общественных проблем. Классическая, неклассическая и постнеклассическая наука в контексте экономического знания. Информация, техника и технология в социально-экономическом и философском измерениях. Современные теории научного знания о его возможностях и лимитах. Философия экономики в России.

История возникновения экономической науки

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

  1. История возникновения и развития экономической науки
  2. Особенности развития экономической науки в ХХ веке

Заключение

Библиографический список

Введение

Любая наука в исследовании своего предмета использует ряд приемов и способов познания, т.е. применяет определенные методы. Набор этих методов в каждой науке складывается свой. Это связано, прежде всего, с особенностями предмета науки. Однако, несмотря на большие различия в объектах и предметах исследований наук можно выделить наиболее общие подходы, позволяющие получить истинные научные знания о любом предмете. Разработкой такой научной методологии познания занимается философия, как система идей и взглядов на мир и на место в нем человека.

В результате многовековой эволюции в философии четко обозначились два основных общепринятых подхода: материализм и идеализм, которые по-разному отвечают на главный вопрос мироздания — что первично: материя или дух? Важным в методологии является также ответ на вопрос: изменяется мир или нет? Сторонники теории развития мира (диалектики) распространяют этот принцип не только на природу, но и на общество. Современное научное знание базируется на диалектическом методе, основы которого заложены еще древними греками и развиты в научную систему выдающимся немецким философом Гегелем. Диалектический метод сводится к тому, что научное познание должно проникнуть в суть процессов и явлений, в их взаимосвязь, познать причины и источники развития.

1. История возникновения и развития экономической науки

Попытки обобщения опыта хозяйствования, в виде определенной экономической мысли, можно найти еще в глубокой древности. Но формирование теории экономики, т.е. совокупности взаимосвязанных и достоверных знаний о природе и закономерностях экономических процессов в обществе, намечается только в XVI-XVII вв.

С момента своего появления экономическая теория была наукой о богатстве, которая пыталась объяснить, по выражению великого английского экономиста А. Смита, «природу и причины богатства народов». Появившееся название науки — «политическая экономия» — отражало государственный уровень обобщения хозяйственной практики. На этом этапе экономическая теория больше всего сосредоточивалась на материальной стороне богатства, пытаясь определиться прежде всего с его видами (сначала богатством объявлялись деньги, потом запасы орудий труда, земля, продукт), а потом и с его источниками (сначала — обмен, внешняя торговля, потом — труд в материальном производстве). Такой подход к предмету экономической теории во многом объясняется «младенчеством» самой науки, а также сложностью и многогранностью экономической деятельности.

Однако, уже к середине XIX в. экономистам, пытающимся уйти от простого описания видимости экономических явлений к их скрытой сущности, становится ясно, что сфера, порождающая общественное богатство, т.е. сфера материального производства двойственна по своей природе — это и процесс взаимодействия людей с элементами природы, и процесс взаимодействия людей между собой. Общественная сторона производственной деятельности людей складывается в систему производственных отношений (по поводу собственно производства, распределения, обмена и потребления материальных и духовных благ). Марксисты предлагали считать ее предметом политической экономии. Но были и другие мнения. Так, английский экономист А. Маршалл в конце XIX в. предложил в качестве предмета для экономической теории исследование той сферы индивидуальных и общественных действий, которая теснейшим образом связана с созданием и использованием материальных основ благосостояния. В XX в. большинство экономистов предлагают определять экономическую теорию как науку об использовании людьми редких или ограниченных производительных ресурсов (земля, труд, капитал и т.п.) для производства товаров и распределения их между членами общества в целях потребления.

Если подвести итог сказанному, то экономической науке, видимо, можно дать следующее определение. Экономическая наука, изучает использование ограниченных ресурсов для удовлетворения многообразных потребностей людей, живущих в определенном обществе. Предметом экономической науки является хозяйственная деятельность людей и отношения, которые складываются между ними в процессе производства, распределения, обмена и потребления благ, а также деятельность государственных структур, направленная на эффективное функционирование цикла «производство — потребление».

Главная особенность экономической науки состоит в том, что она находится «на стыке» технических и общественных наук, поскольку изучает общественные законы материального производства. Развитие такого сложного объекта, как общественное производство, невозможно без использования достижений как технических и естественных, так и общественных наук. На начальных этапах развития производства использовались в основном опыт и интуиция, и уже затем появляются собственно научные знания, обобщающие практику.

Экономическая деятельность является важнейшей и одной из самых давних сфер жизни людей. Как только человек начал использовать природные ресурсы и появились новые формы производства, люди неизбежно стали задумываться об их наиболее рациональном применении. Уже первобытные люди, по-видимому, обладали какими-то зачатками хозяйственных знаний. Хотя очень долго экономическая мысль была фрагментарной, не выделялась в особую область знаний и выражалась в основном в форме религиозных верований, мифов, легенд и сказаний. В них пытались описать хозяйственный опыт, дать советы или рекомендовать правила экономического поведения.

Первыми из дошедших до нас системно изложенных экономических суждений являются, видимо, взгляды древнегреческих философов Ксенофонта, Платона и Аристотеля (V — IV в. до н.э.). Они пытались не только обобщить практику современного им хозяйствования, но и поставить уже сугубо теоретические вопросы. Так, из высказываний Аристотеля видно, что его интересовали два вопроса: первый — о достойном использовании имущества и второй — о справедливом обмене продуктов. Однако еще очень долго, вплоть до эпохи позднего средневековья, экономическая мысль, так сказать, «растворялась» в философских, правовых, медицинских знаниях и религиозных проповедях.

В качестве самостоятельной области знаний об экономической науке можно говорить, начиная лишь с XVI-XVIII вв. И первые попытки теоретически, т.е. в виде определенной системы взглядов, описать хозяйственную деятельность связаны с идеями школы меркантилистов. Меркантилизм как теория широко распространился в Европе и прошел два этапа в своем развитии. Среди самых известных меркантилистов надо назвать англичан Т. Мена и У. Стаффорда, французов Ф. Кольбера и А. Монкретьена, итальянца А. Скаруффи, испанца Серру, русских А. Ордын-Нащокина и И. Посошкова. Меркантилисты отражали идеологию нарождающейся буржуазии в эпоху первоначального накопления капитала, поэтому попытались исследовать проблему — что есть богатство общества и как его можно увеличить. Отвечая на этот вопрос, они приходят к выводу, что богатство — это деньги (золото и серебро), а источником его получения считали прежде всего внешнюю торговлю. Поэтому меркантилисты сосредоточились на изучении уже чисто экономических явлений: внешней торговли и торгового баланса, денег и уровня процента. Идеи меркантилизма стали основой и экономической политики, которая сводилась к мерам протекционизма и проводилась практически всеми странами. Однако меркантилизм не стал научной теорией, поскольку изучал внешние хозяйственные формы, ограничиваясь описанием видимости их проявления.

Подлинно научной теорией политическая экономия (этот термин для экономических знаний ввел в научный оборот меркантилист А. Монкретьен, издав в 1615 г. «Трактат о политической экономии») становится в трудах и идеях представителей классической школы буржуазной политэкономии, которая складывается в XVII-XVIII вв.. Наиболее известными из них были У. Петти (1623-1687 г.), Ф. Кенэ (1694-1774 г.), А. Смит (1723-1790 г.), Д. Рикардо (1772-1823 г.). Их заслуга состояла прежде всего в том, что они первыми и действительно с научной позиции, применив методологию логической абстракции, рассматривали развитие общества как закономерный процесс, с присущими ему внутренними законами, поэтому они старались проникнуть в сущность экономических процессов и явлений, а не ограничивались только их внешним описанием. Несомненной заслугой классиков буржуазной политэкономии, является перенесение исследования происхождения богатства из сферы обмена в сферу производства. И хотя этот вопрос рассматривался у классиков по-разному (так, школа физиократов во главе с Ф. Кенэ в качестве создающей богатство отрасли рассматривала только сельскохозяйственное производство), но все они правильно определяют главную сферу обогащения — материальное производство. Это объективно отражало интересы усиления экономического и политического господства буржуазии, которая тогда несла с собой новые, прогрессивные отношения.

Но, пожалуй, главным достижением классической буржуазной политэкономии стала разработка трудовой теории стоимости. Исследуя источники богатства, которое у классиков отождествлялось с капиталом, они приходят к выводу, что единственным источником богатства является человеческий труд. Хотя путь к этому выводу был долгим и непростым, но в конце концов в наиболее законченном виде трудовая теория стоимости утверждается в трудах Д. Рикардо. Правда, он практически не исследует характер труда, создающего стоимость товара, но это стало предметом изучения для экономистов следующего поколения.

И, наконец, еще одной величайшей заслугой классиков (особенно
А. Смита) стало то, что они научно раскрыли роль рынка как сложной системы организации общественного хозяйства. А. Смит выделил механизм конкуренции, дал ему образное название «невидимой руки», незримо управляющей поведением всех экономических агентов.

Дальнейшее развитие политической экономии шло сложными и различными путями. В первой половине XIX в. многое из того, что дали классики было забыто или бездоказательно отвергнуто буржуазными экономистами. К. Маркс (и его последователи) характеризовал этот период как вульгаризацию, т.е. упрощение теории классической школы, и относил к разряду «вульгарных» таких экономистов, как Т. Мальтус (1766-1834 г.), Дж. Милль (1773-1836 г.), Ж-Б. Сэй (1767-1832 г.), Ф. Бастиа (1801-1850 г.), Ф. Лист (1789-1846 г.), Г. Кэри (1793-1879 г.), экономистов «исторической» школы в Германии. Почти все они считали себя продолжателями идей классиков, хотя фактически все опирались на ошибочные положения теории А. Смита и Д. Рикардо. Так, например, Т. Мальтус прославился своей знаменитой «теорией народонаселения», которая базировалась на упрощенном понимании теории «убывающего плодородия почвы», а Ж-Б. Сэй стал автором популярной до сих пор теории «трех факторов производства», которая объясняла стоимость товара не одним только трудом, а еще и капиталом и землей, и опиралась на знаменитую «догму» А. Смита. Ярким примером упрощения подходов классиков стала «национальная система политической экономии» Ф. Листа, где он пытался противопоставить попыткам классиков найти универсальные законы развития капиталистической экономики, идею исключительности национальных экономик, а значит и невозможности выработки единой универсальной экономической теории.

Некоторые элементы теории классиков попытались развить в середине XIX в. представители пролетарской политэкономии К. Маркс (1818-1883 г.), и Ф. Энгельс (1820-1895 г.). В их работах дана своеобразная трактовка многих принципиальных проблем экономической теории — предмета и метода исследований, системы экономических и классовых отношений буржуазии и пролетариата, закономерностей перехода от одной экономической системы к другой.

К. Маркс провел исследование товарного производства вообще и его капиталистической формы с тем, чтобы раскрыть сущность капиталистической системы хозяйствования и определить исторические границы ее развития.

Развитие буржуазной политэкономии во второй половине XIX в. во многом шло под знаком идейной борьбы с марксизмом. Буржуазные экономисты вынуждены были искать прежде всего новые методологические подходы, на которых можно было строить новые теории, реально противостоящие логически выдержанной, стройной, доказательной экономической теории К. Маркса. Главным результатом таких поисков стало создание нескольких новых теорий на базе новой методологии — маржинализма. Они дали в конце XIX в. начало практически всем современным экономическим школам Запада.

Начало маржинальной экономической теории обычно связывают с трудами представителей «австрийской» школы К. Менгера (1840-1921 г.), Ф. Визера (1851-1926 г.) и Е. Бем-Баверка (1851-1914 г.), которые попытались создать новую теорию стоимости на основе предельной полезности благ. Согласно последней их ценность определяется ограниченностью, редкостью и пользой, которую может принести последний экземпляр товарного запаса. Таким образом, в объяснение проблемы стоимости (а значит, и цены) закладывались субъективные и психологические оценки полезности блага со стороны индивидуального потребителя. На основе этого экономисты «американской» школы во главе с Д. Кларком (1847-1938 г.) создают теорию (популярную и сейчас) «предельной производительности факторов производства», согласно которой с последовательным увеличением фактора (при неизменности других) его производительность падает. Таким образом они пытались объяснить динамику прибыли, ренты, процента и зарплаты, системы распределения доходов. Еще одним заметным явлением этого периода стали идеи «кембриджской» школы, возглавляемой А. Маршаллом (1842-1924 г.). Его считают «отцом» современной экономической науки за то, что он попытался создать «чистую» экономическую теорию, свободную от какой-либо идеологии, нейтральную в классовом отношении. Он впервые предложил уйти даже от термина «политическая экономия» в обозначении экономической теории и применил для этого более нейтральный термин «экономикс». Эта попытка оказалась удачной. И, кроме того, А. Маршалл вывел «синтетическую» теорию рыночной цены, которая объединила теории издержек производства, предельной полезности и спроса и предложения, воздержания и производительности факторов.

2. Особенности развития экономической науки в ХХ веке

Развитие экономической теории в XX в. было противоречивым, как и развитие самой капиталистической системы хозяйства. Исторические и экономические катаклизмы XX в. отразились и на идеях экономистов

Самыми значительными по объему и результатам исследований, на наш взгляд, являются:

1) кейнсианство;

2) неоклассическое направление;

3) институционализм.

Кейнсианство возникло в 30-е г. как попытка найти выход из тяжелейшего мирового экономического кризиса 1929-1933 г. и связано с идеями выдающегося экономиста Д.М. Кейнса (1883-1946 г.) Суть его идей можно свести к обоснованию необходимости вмешательства государства в экономику с целью стабилизации капиталистического хозяйства на макроэкономическом уровне. В отличие от своих предшественников, Д. Кейнс разработал макроэкономический метод исследования при помощи совокупных величин. Основным фактором, определяющим развитие экономики, Д. Кейнс считал «эффективный спрос», который у него складывался из совокупного потребления и инвестиций. Этот основной фактор и должен регулироваться государством через кредитно-денежную и бюджетную политику, поскольку стихийный рыночный механизм самостоятельно этого делать не может. При этом решающую роль он отводил стимулированию частных инвестиций. Эта теория «регулируемого капитализма» быстро завоевала авторитет, имела множество последователей, широко использовалась на практике большинством развитых стран вплоть до 70-х г. Наиболее известными последователями Д. Кейнса, среди которых есть и лауреаты Нобелевской премии, являются Р. Харрод, А. Хансен, Е. Домар, Д. Хикс, Дж. Робинсон, П. Самуэльсон и др. Они попытались на основе кейнсианской доктрины разработать теории экономической динамики и роста, цикличности роста и распределения доходов.

Противоположной экономической доктрины придерживаются представители неоклассического течения. Они полагают, что капитализм с его стихийным рыночным механизмом способен сам регулировать экономику, устанавливать равновесие между спросом и предложением, производством и потреблением. Вмешательство государства в этот механизм может допускаться только в минимальных размерах. Поэтому неоклассики отстаивают принципы свободы предпринимательства и рынка.

В своем развитии неоклассические идеи прошли несколько этапов и вылились в несколько модификаций. Главными из них являются следующие:

  1. американский монетаризм (М. Фридман, Д. Лейндлер и др.) Ее последователи считают главной «пружиной» рыночного механизма деньги и предлагают сводить воздействие государства на экономику лишь к поддержанию постоянных темпов роста денежной массы в обращении;
  2. «экономика предложения» (А. Лаффер, М. Эванс и др.). Ее сторонники исходят из того, что для оздоровления капиталистической экономики необходимо ориентироваться не на спрос, а на предложение факторов производства. Для чего необходимо активно стимулировать частных инвесторов через снижение налогов и предоставление льгот частным корпорациям;
  3. теория «социального рыночного хозяйства» (В. Ойкен, Л. Эрхард и др.). Ее представители сводят вмешательство государства к созданию и поддержанию конкурентной среды на рынке через антимонопольную политику, обеспечение устойчивости денег и поддержание «социального мира» в обществе. Начиная с 70-х г. экономическую политику, основанную на идеях неоклассиков, проводят практически все развитые и многие развивающиеся страны.

Институционализм как особое течение оформился в 20-30 г. и стал базой буржуазного реформизма. Его наиболее видными представителями стали американские экономисты Т. Веблен, Д. Коммонс, У. Митчелл, У. Ростоу; Д. Белл, Д. Гэлбрэйт; Р. Арон, Я. Тинберген и др. У институционалистов нет единой теоретической концепции, объединяет их методология междисциплинарного анализа экономики и построение теорий на основе исходных категорий — «институтов». В зависимости от того, на анализе каких «институтов» строятся рассуждения, в рамках этого течения можно выделить несколько основных школ и направлений. Среди них большая группа теорий «трансформации капитализма», «индустриального и постиндустриального общества», «конвергенции», «народного капитализма», эконометрика и др. Все они исходят из того, что путем «социального диалога», на основе совершенствования законодательства, создания смешанной экономики, буржуазной демократии и индикативного планирования можно преодолеть противоречия капитализма и достичь нового общества высокого уровня потребления и социальной гармонии.

Развитие марксистской политэкономии в XX в. тоже было крайне противоречиво. В начале века трудами ученых-марксистов Г.В. Плеханова, В.И. Ленина, Н.И. Бухарина, Р. Люксембург и др. был сделан заметный шаг вперед в анализе процессов воспроизводства общественного капитала, развития капитализма в сельском хозяйстве, создана теория империализма и переходного периода от капитализма к социализму, заложены основы политической экономии социализма. И первые годы советской власти были отмечены «всплеском» интереса к экономическим исследованиям, проблемам построения экономики нового типа. В это время проявился талант таких выдающихся русских экономистов, как А. Чаянов, Н. Кондратьев, С. Струмилин, В. Немчинов, Г. Сокольников, А. Гастев и др. Однако уже в 30-х г., в связи с формированием культа личности Сталина, развитие теории марксизма фактически остановилось в силу крайней идеологизации, политизации и догматизма как самой хозяйственной системы, так и экономических исследований. Вследствие чего советская политическая экономия превращается в предмет, описывающий «пороки капитализма» и «преимущества социализма».

Заключение

Все развитие экономической науки с 90-х гг. ХIХ в. (когда в «сражении методов» австрийский маржинализм победил немецкую историческую школу политической экономии, а Маршалл в Англии обосновал создание «чистой» экономики в виде «economics») до сегодняшнего дня представляет собой тенденцию превратить экономическую науку в позитивистскую науку, наполненную «объективными» математическими методами, в некую «социальную инженерию», которая работает только для обслуживания самого «экономического механизма». Ни кейнсианство в 30-е гг., ни новая институциональная экономика в 70-е гг. не смогли переломить эту тенденцию «деполитизации» экономики. В России эта тенденция несколько запоздала по «объективным» причинам, но в 80-х гг. ХХ столетия положение дел исправилось, и политическая экономия была окончательно «выставлена за дверь» в университетах и экономических институтах. Естественно, что постепенно другие науки стали занимать место политической экономии в объяснении социальности экономики — это экономическая социология (о чем проницательно заметил Шумпетер еще в 40-е гг. ХХ в), экономическая психология, экономическая антропология. Но экономической науке удобно их не замечать, что и делается, или противопоставлять — будто бы, у всех у них разный предмет.

Библиографический список

  1. Ананьин О.И., Одинцова М.И. Методология экономической науки: современные тенденции и проблемы // Истоки. Вып. 4. М.: ГУ ВШЭ, 2000
  2. Автономов В.С. Модель человека в экономической науке. СПб., 1998. Гл. 4
  3. Алле М. Современная экономическая наука и факты // THESIS. 1994. Т.2, вып. 4.
  4. Баумоль У. Чего не знал Альфред Маршалл: вклад XX столетия в экономическую теорию // Вопросы экономики. 2001. №2.
  5. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Дело, 1994. Гл. 17.

Экономика и стратегическое развитие | УГНТУ

    Оглавление    Наименование кафедры

Экономика и стратегическое развитие

 

 

 

Определить языкАзербайджанскийАлбанскийАмхарскийАнглийскийАрабскийАрмянскийАфрикаансБаскскийБелорусскийБенгальскийБирманскийБолгарскийБоснийскийВаллийскийВенгерскийВьетнамскийГавайскийГаитянскийГалисийскийГолландскийГреческийГрузинскийГуджаратиДатскийЗулуИвритИгбоИдишИндонезийскийИрландскийИсландскийИспанскийИтальянскийЙорубаКазахскийКаннадаКаталанскийКиргизскийКитайский ТрадКитайский УпрКорейскийКорсиканскийКурманджиКхмерскийКхосаЛаосскийЛатинскийЛатышскийЛитовскийЛюксембургскийМакедонскийМалагасийскийМалайскийМалаяламМальтийскийМаориМаратхиМонгольскийНемецкийНепальскийНорвежскийПанджабиПерсидскийПольскийПортугальскийПуштуРумынскийРусскийСамоанскийСебуанскийСербскийСесотоСингальскийСиндхиСловацкийСловенскийСомалийскийСуахилиСунданскийТаджикскийТайскийТамильскийТелугуТурецкийУзбекскийУкраинскийУрдуФилиппинскийФинскийФранцузскийФризскийХаусаХиндиХмонгХорватскийЧеваЧешскийШведскийШонаШотландский (гэльский)ЭсперантоЭстонскийЯванскийЯпонский

 

АзербайджанскийАлбанскийАмхарскийАнглийскийАрабскийАрмянскийАфрикаансБаскскийБелорусскийБенгальскийБирманскийБолгарскийБоснийскийВаллийскийВенгерскийВьетнамскийГавайскийГаитянскийГалисийскийГолландскийГреческийГрузинскийГуджаратиДатскийЗулуИвритИгбоИдишИндонезийскийИрландскийИсландскийИспанскийИтальянскийЙорубаКазахскийКаннадаКаталанскийКиргизскийКитайский ТрадКитайский УпрКорейскийКорсиканскийКурманджиКхмерскийКхосаЛаосскийЛатинскийЛатышскийЛитовскийЛюксембургскийМакедонскийМалагасийскийМалайскийМалаяламМальтийскийМаориМаратхиМонгольскийНемецкийНепальскийНорвежскийПанджабиПерсидскийПольскийПортугальскийПуштуРумынскийРусскийСамоанскийСебуанскийСербскийСесотоСингальскийСиндхиСловацкийСловенскийСомалийскийСуахилиСунданскийТаджикскийТайскийТамильскийТелугуТурецкийУзбекскийУкраинскийУрдуФилиппинскийФинскийФранцузскийФризскийХаусаХиндиХмонгХорватскийЧеваЧешскийШведскийШонаШотландский (гэльский)ЭсперантоЭстонскийЯванскийЯпонский

 

 

 

 

 

 

 

 

Звуковая функция ограничена 200 символами

 

    Контакты

Адрес: 450064, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Космонавтов, 8, ауд. 3-305

Телефон: (347) 243-15-58

Е-mail: [email protected]

    Положение о факультете (филиале, институте, кафедре)    Руководство

Ильвир Ильдусович Фазрахманов — заведующий кафедрой, кандидат экономических наук, доцент

 

 

 

 

Определить языкАзербайджанскийАлбанскийАмхарскийАнглийскийАрабскийАрмянскийАфрикаансБаскскийБелорусскийБенгальскийБирманскийБолгарскийБоснийскийВаллийскийВенгерскийВьетнамскийГавайскийГаитянскийГалисийскийГолландскийГреческийГрузинскийГуджаратиДатскийЗулуИвритИгбоИдишИндонезийскийИрландскийИсландскийИспанскийИтальянскийЙорубаКазахскийКаннадаКаталанскийКиргизскийКитайский ТрадКитайский УпрКорейскийКорсиканскийКурманджиКхмерскийКхосаЛаосскийЛатинскийЛатышскийЛитовскийЛюксембургскийМакедонскийМалагасийскийМалайскийМалаяламМальтийскийМаориМаратхиМонгольскийНемецкийНепальскийНорвежскийПанджабиПерсидскийПольскийПортугальскийПуштуРумынскийРусскийСамоанскийСебуанскийСербскийСесотоСингальскийСиндхиСловацкийСловенскийСомалийскийСуахилиСунданскийТаджикскийТайскийТамильскийТелугуТурецкийУзбекскийУкраинскийУрдуФилиппинскийФинскийФранцузскийФризскийХаусаХиндиХмонгХорватскийЧеваЧешскийШведскийШонаШотландский (гэльский)ЭсперантоЭстонскийЯванскийЯпонский

 

АзербайджанскийАлбанскийАмхарскийАнглийскийАрабскийАрмянскийАфрикаансБаскскийБелорусскийБенгальскийБирманскийБолгарскийБоснийскийВаллийскийВенгерскийВьетнамскийГавайскийГаитянскийГалисийскийГолландскийГреческийГрузинскийГуджаратиДатскийЗулуИвритИгбоИдишИндонезийскийИрландскийИсландскийИспанскийИтальянскийЙорубаКазахскийКаннадаКаталанскийКиргизскийКитайский ТрадКитайский УпрКорейскийКорсиканскийКурманджиКхмерскийКхосаЛаосскийЛатинскийЛатышскийЛитовскийЛюксембургскийМакедонскийМалагасийскийМалайскийМалаяламМальтийскийМаориМаратхиМонгольскийНемецкийНепальскийНорвежскийПанджабиПерсидскийПольскийПортугальскийПуштуРумынскийРусскийСамоанскийСебуанскийСербскийСесотоСингальскийСиндхиСловацкийСловенскийСомалийскийСуахилиСунданскийТаджикскийТайскийТамильскийТелугуТурецкийУзбекскийУкраинскийУрдуФилиппинскийФинскийФранцузскийФризскийХаусаХиндиХмонгХорватскийЧеваЧешскийШведскийШонаШотландский (гэльский)ЭсперантоЭстонскийЯванскийЯпонский

 

 

 

 

 

 

 

 

Звуковая функция ограничена 200 символами

    Заместители

Юлия Павловна Васильева — заместитель заведующего кафедрой, кандидат экономических наук, доцент

    Кадровый состав кафедры
Фамилия, Имя, ОтчествоЗанимаемая должностьУровень образования — КвалификацияУченая степеньУченое званиеДополнительная информация
Баркова Екатерина Евгеньевнаассистентвысшее — магистратура — магистр; высшее — инженер-менеджерРасписание
Васильева Юлия Павловнадоцент, кандидат науквысшее профессиональное — экономисткандидат наукдоцентРасписание
Гайсина Альбина Венеровнастарший преподавательвысшее профессиональное — экономистРасписание
Гималетдинова Эльвира Рудольфовнадоцент, кандидат науквысшее профессиональное — преподавателькандидат наукдоцентРасписание
Карачурина Гузель Гизаровнадоцент, кандидат науквысшее профессиональное — географ, преподавателькандидат наукдоцентРасписание
Малых Ольга Евгеньевнапрофессор, доктор науквысшее — экономистдоктор наукпрофессорРасписание
Смолягин Игорь Владимировичдоцентвысшее — магистрРасписание
Фазрахманов Ильвир Ильдусовичдоцент, кандидат науквысшее — Экономисткандидат наукдоцентРасписание
Фазрахманов Ильвир Ильдусовичзаведующий кафедрой, кандидат науквысшее — Экономисткандидат наукдоцентРасписание
Хисамутдинов Ирек Ахметовичпрофессор, кандидат науквысшее профессиональное — инженер-экономисткандидат наукдоцентРасписание
Ходковская Юлия Викторовнадоцент, кандидат науквысшее — экономисткандидат наукдоцентРасписание
    История кафедры

Кафедра экономики и стратегического развития (до 2021 года носившая название экономической теории, до 1993 г. — политической экономии) сформировалась как самостоятельное структурное подразделение в 1953 году. До этого времени преподаватели дисциплины «Политэкономия» работали в составе кафедры Марксизма-Ленинизма. Первым преподавателем политэкономии в институте был О.Б. Сулейманов. После создания кафедры «Политическая экономия», в ее штат вошли: зав. кафедрой И.П. Юфряков, Н.Ф. Акманов, О.Б. Сулейманов, В.А. Бугров, Н.Ф. Стреженова.
С 1962 до 1980 года кафедру возглавляла Суфия Миргалимовна Китабова, которая внесла огромный вклад в дальнейшее развитие кафедры. В этот период был  сформирован стабильный и работоспособный коллектив, основной костяк которого проработал до начала 90-х годов. В 60-е годы на кафедре начали работать Е.М. Бугера. Р.Н. Байков, А.П. Жидкова, М.В. Крючков, Н.П. Малова, Л.Ф. Радзюкевич, М.М. Савиных, М.Г. Султанов, Ю.С. Петухов. Именно это поколение преподавателей заложило базовые традиции и авторитет кафедры, атмосферу уважения и товарищеских отношений, дружелюбия и взаимопонимания, позволяющую решать самые сложные задачи в обучении, подготовке и воспитании студенческой молодежи. В 70-е годы на кафедру пришли Б.В. Зайцев, В.А. Власов, В.П. Василенко, Р.М. Газизов, Г.Г. Шафиков, Л.И. Бондаренко, В.В. Бирюков, Л.Ф. Первакова. Они являлись более молодым поколением специалистов, которые привнесли свежесть, энергетику и новизну в образовательную, исследовательскую и общественную работу членов кафедры.
С 1980 до 1986 года кафедру возглавлял Юрий Серафимович Петухов, а с 1986 до 1994 года — Валентин Александрович Власов. Это руководители, получившие научную подготовку в известных экономических школах страны. В целом, период их работы, характеризовался направленностью на сохранение и преумножение образовательных, исследовательских и воспитательных функций и традиций кафедры, сохранение ее авторитета и кадрового потенциала. В 80-е годы пополнили ряды членов кафедры и активно включились в ее работу Т.К. Пономарева, И.А Хисамутдинов, Л.Н. Раскина, В.Ш. Вахитов, Н.З. Нурмухаметова, Г.Г. Лебединская, И.Т. Шакиров.
С 1994 года по 2016 год кафедру возглавлял Ирек Ахметович Хисамутдинов. Произошедшие в начале 90-х годов перестроечные процессы в жизни общества, потребовали кардинальных изменений по всем направлениям деятельности кафедры, которые были успешно решены и заложили основу для динамичного развития кафедры на годы вперед. В конце 90-х и начале 2000-х на кафедру пришли Р.Ф. Кабиров, Г.Ф. Фатхлисламова, Г.Г. Карачурина, А.Д. Нагуманова, Г.Ф. Галиева, И.Ш. Хисаева, Э.Р. Гималетдинова. Несколько позже — А.В. Золотухина, Е.В. Лицкевич, Ю.П. Васильева, А.В. Гайсина, А.З. Харисова.
На данном этапе деятельности кафедры произошли глубокие и системные позитивные изменения по всем направлениям ее деятельности. Кафедра превратилась из монодисциплинарной в полидисциплинарную вузовскую структуру с возрастанием преподавания экономических курсов до 15 дисциплин. В области учебно-методической работы за 20 лет, было издано более 30 учебников и учебных пособий, более 200 профильных и специализированных учебно-методических печатных и электронных разработок, ставших востребованными и популярными среди студентов. Опубликовано более 10 монографий, свыше 120 статей в журналах ВАК и «Scopus». Кафедра была организатором крупных научных мероприятий, всероссийского и международного уровней, с привлечением и участием депутатов ГД,  Госсобрания РБ, членов правительства, известных российских и зарубежных ученых. Кафедра также перешла к практике успешного ежегодного проведения мероприятий различного характера, существенно повышающих эффективность учебного процесса.

Большим событием в научной деятельности кафедры стала организация подготовки в начале 2000-х годов специалистов высшей научной квалификации в аспирантуре и через соискательство. Под научным руководством И.А. Хисамутдинова  подготовлено более 5 кандидатов наук.
В 2015 году кафедра вошла в состав Института нефтегазового бизнеса и подготовила учебный план по приему магистров по программе «Мировая экономика и международный нефтегазовый бизнес».
В июле 2016 года заведующей кафедрой была избрана Динара Рустемовна Пескова.
С 2016 года в системе организации образовательного процесса УГНТУ кафедра экономической теории является выпускающей кафедрой по направлению подготовки 38.04.01 Экономика, магистерская программа: «Мировая экономика и международный нефтегазовый бизнес». Кафедра активно развивает международное сотрудничество, взаимодействует с зарубежными высшими учебными заведениями Финляндии, Великобритании, Индии, Азербайджана, Казахстана, Беларуси.
В декабре 2018 года состоялся первый выпуск магистров по направлению Экономика. В 2019 году был осуществлен прием по направлению 38.04.01 Менеджмент, магистерская программа Социальное предпринимательство. Осуществлен набор на двойные дипломы по направлению 38.04.01 Экономика, магистерская программа: «Мировая экономика и международный нефтегазовый бизнес».
С сентября 2019 года кафедрой руководит Ильвир Ильдусович Фазрахманов.
На сегодняшний день на кафедре сложилась деловая и творческая атмосфера, которая позволяет ставить качественно новые задачи по дальнейшему совершенствованию учебной, учебно-методической и научно-исследовательской работы.
    Образовательная деятельность
Кафедра является выпускающей по следующим направлениям магистратуры:

Программа двойных дипломов магистерской подготовки
38.04.01 ЭКОНОМИКА «МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЙ НЕФТЕГАЗОВЫЙ БИЗНЕС» (МЭК071, очная форма)
38.04.01 ЭКОНОМИКА, «МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЙ НЕФТЕГАЗОВЫЙ БИЗНЕС» (Внешнеэкономическая деятельность предприятий)(МЭК072, заочная)

О ПРОГРАММЕ
Программа магистратуры 38.04.01 Экономика, «Мировая экономика и международный нефтегазовый бизнес» (очная форма обучения) реализуется на кафедре «Экономика и стратегическое развитие» Института нефтегазового бизнеса с 2016 года.
Целью программы является подготовка специалистов высшей квалификации, обладающих системным видением всей цепочки нефтегазового комплекса и необходимыми компетенциями экономистов в сфере международного нефтегазового бизнеса.
Дисциплины ведут преподаватели кафедры экономики и стратегического развития Института нефтегазового бизнеса, высококвалифицированные специалисты Государственного комитета Республики Башкортостан по внешнеэкономическим связям, Центра поддержки экспорта РБ, Корпорации развития Республики Башкортостан.
ОБУЧЕНИЕ
Программа предлагает глубокое и всестороннее изучение экономических аспектов международного нефтегазового бизнеса, таких как:
— Мировая экономика и международные экономические отношения;
— Экономика предприятий мирового нефтегазового комплекса;
— Основы международного нефтегазового бизнеса;
— Международный стратегический менеджмент и маркетинг;
— Управление эффективностью;
— Мировые финансовые рынки;
— Экономическая оценка международных проектов;
— Практика экспортной деятельности.
ТРУДОУСТРОЙСТВО
Основным направлением профессиональной деятельности выпускников программы является Внешнеэкономическая деятельность предприятия. Выпускник может претендовать на такие должности как: заместитель руководителя компании по внешнеэкономической деятельности (ВЭД), руководитель международного отдела (отдела ВЭД), специалисты и руководители аналитических, экономических отделов, контроллинговых служб в российских компаниях, осуществляющих международные деловые операции или внешнеэкономическую деятельность, специалист (консультант, менеджер) по ВЭД; эксперт по ВЭД.
КОНТАКТЫ
Научный руководитель программы – доцент кафедры ЭиСР, кандидат экономических наук, Васильева Юлия Павловна.
Электронная почта:
[email protected]

Программа двойных дипломов магистерской подготовки 38.04.01 ЭКОНОМИКА, «ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНАЯ ЭКОНОМИКА» (МЭК14)
О ПРОГРАММЕ
Программа магистратуры «Энергоэффективная экономика» реализуется на кафедре экономики и стратегического развития Института нефтегазового бизнеса с 2021 года. Программа разработана совместно с крупнейшими «игроками» электроэнергетического рынка региона, такими как Башкирская электросетевая компания, Энергетическая сбытовая компания Башкортостана.
Магистерская программа направлена на получение знаний, умений и навыков по использованию энергосберегающих технологий и оборудования, обеспечению энергоносителями отраслей экономики, управлению экономической энергоэффективностью, снижению негативного воздействия энергетического сектора на окружающую природную среду. Особое внимание уделяется изучению специфики финансово-экономических отношений в энергетическом секторе, включая  переработку и использование топливно-энергетических ресурсов.
Программа формирует представление о функционировании современной мировой энергетической системы и дает знания, необходимые для анализа и оценки деятельности компаний электроэнергетического сектора и принятия управленческих решений, определяющих развитие бизнеса на региональном и российской уровнях.
ОБУЧЕНИЕ
Магистры, успешно освоившие программу «Энергоэффективная экономика» получают профессиональные компетенции в области методов оптимизации в электроэнергетике, основ энергосбережения и энергоэффективности, получают знания и навыки в области управления энергоресурсами, энергетического менеджмента и сервиса, энергоаудита и др.
Профильные дисциплины:
— Управление изменениями;
— Основы энергосбережения и энергоэффективности
— Национальные энергетические стратегии;
— Энергосбытовая деятельность;
— Энергосберегающие мероприятия в промышленности;
— Основы энергоаудита объектов;
— Оценка и управление бизнесом/
ТРУДОУСТРОЙСТВО
Выпускники могут претендовать на работу в экономических, финансовых отделах ведущих российских и международных энергетических компаний, в профильных городских комитетах и других государственных учреждениях сферы энергетики.
КОНТАКТЫ
Руководитель магистерской программы: к.э.н., доцент, заведующий кафедрой экономики и стратегического развития Ильвир Ильдусович Фазрахманов.
Электронная почта: [email protected]

Программа магистерской подготовки 38.04.02 «МЕНЕДЖМЕНТ», «СОЦИАЛЬНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО» (МЭК17)
О ПРОГРАММЕ
Магистерская программа «Социальное предпринимательство» основана на государственном стандарте по направлению «Менеджмент» и дополнена темами, связанными с социальным эффектом, корпоративной ответственностью, ценностями устойчивого развития. Программа направлена на получение знаний предпринимательской деятельности, нацеленной не только на получение прибыли, но и на решение социальных проблем, формах и правовых основах ее функционирования; возможностях развития социальных инноваций как одного из инструментов решения социальных проблем; особенностях и ресурсах развития бизнеса в социальной сфере.
Ведется активное сотрудничество с Центром инноваций социальной сферы Республики Башкортостан.
ОБУЧЕНИЕ
 Процесс обучения направлен на выработку соответствующих академических и прикладных компетенций: на повышение устойчивости деятельности малого и среднего бизнеса, инновационных навыков в социальной сфере.
В результате обучения по данной программе магистр:
— организует прибыльный бизнес;
— находит инновационные идеи, формирует команду, ориентированную на успех, подбирать эффективную бизнес-модель, создает оригинальный продукт или услугу и выходит с ними на новые рынки;
— знает как повысить эффективность бизнеса;
— получает доступ к финансовой поддержке государства;
— увеличивает свой человеческий и социальный капитал;
Основные дисциплины:
— Управление социальным предприятием и проектом;
— Социальные инновации и предпринимательская деятельность;
— Финансирование социального предпринимательства;
— Государственно-частное партнерство в социальном предпринимательстве.
ТРУДОУСТРОЙСТВО
Магистр может рассчитывать на такие должности как руководитель (эксперт) структурных подразделений крупных государственных и частных компаний, связанных с разработкой и реализацией проектов социальной направленности или организовать собственный свой бизнес в области социального предпринимательства и др.КОНТАКТЫ
Руководитель магистерской программы: д.э.н., профессор кафедры экономики и стратегического развития Ольга Евгеньевна Малых
Электронная почта: [email protected]

Программа магистерской подготовки 38.04.01 ЭКОНОМИКА, «ЭКОНОМИКА В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ» (МЭК23)
О ПРОГРАММЕ
Программа магистратуры «Экономика в области образования и науки» реализуется на кафедре экономики и стратегического развития Института нефтегазового бизнеса с 2021 года. Особенностью программы можно считать то, что, осуществляется практико-ориентированное обучение, обучение через проектную деятельность, деловые игры, использование  кейсов, реализация проектов в учебных заведениях, предоставляемые высококлассным преподавательским составом.
Получаемые разносторонние знания нашими выпускниками, начиная с микроэкономики продвинутого уровня, далее по мировой экономике, рынку ценных бумаг, дают уникальную возможность быть всесторонне подготовленным к анализу финансовых рынков с целью эффективного вложения личных финансов, так и финансового консультирования. Это дает широкие возможности в условиях современной экономической нестабильности – работать как в государственных структурах, так и самостоятельно на финансовых рынках.
Благодаря взаимовыгодному сотрудничеству с ведущими ВУЗами, предприятиями-партнерами программа будет корректироваться с учетом изменения текущей экономической обстановки в стране и мире, так и новыми научными открытиями в области экономики.
ОБУЧЕНИЕ
Профильные дисциплины магистерской программы «Экономика в области образования и науки» — «микро-», «макроэкономика (продвинутый уровень)», «Российская экономическая модель», «мировая экономика и международные экономические отношения», «методика преподавания экономических дисциплин», «предпринимательство и инновационное развитие бизнеса», «экономическая психология», «рынок ценных бумаг», «деньги, банки и кредит»  и т.д.
ТРУДОУСТРОЙСТВО
Овладевая знаниями широкого профиля как педагогико-психологическими, так и финансово-экономическими, ориентированные на формирование специалиста в области науки и образования, у выпускников имеется возможность работать в учреждениях общего (основного), среднего профессионального, высшего образования, научно-исследовательских учреждениях, экономических и аналитических службах организаций различных отраслей, сфер и форм собственности.
КОНТАКТЫ
Руководитель магистерской программы: к.э.н., доцент кафедры экономики и стратегического развития Эльвира Рудольфовна Гималетдинова.
Электронная почта: [email protected]

    • Перечень преподаваемых дисциплин

«Основы рыночной экономики»
«Основы фундаментальной экономической науки»
«Экономическая теория»
«Экономика»
«Мировая экономика и международные экономические отношения»
«Экономика мирового нефтегазового комплекса»
«Основы международного нефтегазового бизнеса»
«Национальные энергетические стратегии»
«Экономическая оценка международных проектов»
«Основы фундаментальной экономической науки»
«Современные проблемы развития науки, техники и технологии (нефтегазовые техника и технологии)»
«Мировая экономика и мировое хозяйство»
«Международный стратегический менеджмент и маркетинг»
«Управление эффективностью»
«Методы анализа в профессиональной деятельности»
«Международная нефтегазовая логистика»
«Государственно-частное партнерство в нефтегазовом комплексе»
«Методы анализа в профессиональной деятельности»
«Стратегическое развитие и проектное управление»
«Техника ведения деловых переговоров»
«Основы фундаментальной экономической науки»
«Управление социальным предприятием и проектом»
«Социальные инновации и предпринимательская деятельность»
«Бизнес-планирование в социальном предпринимательстве»
«Государственно-частное партнерство в социальной сфере»
«Маркетинг в социальном предпринимательстве»
«Социальная экономика»
«Организационное поведение на социальном предприятии»
«Приоритетные направления развития управленческой науки»
«Финансирование социального предпринимательства»

    Научно-исследовательская деятельность    • Научно-методические труды и публикации

Наиболее значимые публикации:

Монографии:
— Малых О.Е., Полянская И.К., Амирханова Л.Р., Бикметов Е.Ю., Рябкин С.В., Вольская Т.Е., Хмелевская С.А., Вашаломидзе Е.В., Богатырева М.Р., Макарова Е.А., Герасимова Э.Б., Валитов Р.Р., Гришин К.Е., Маликов Р.И., Пескова Д.Р. Социальное предпринимательство как тренд социального развития хозяйственных систем : монография / Уфа: Изд-во УГНТУ, 2019.
— Гайсина А.В., Нусратуллин В.К. Постформационная трансформация социально-экономических систем / Монография. – Уфа: АЭТЕРНА, 2018. – 190с.
— Акимов А. А., Ануфриева Е.М., Бадеева Е.А., Ходковская Ю. В. Глобализация и институциональная модернизация экономики России: теория и практика: монография / Москва: Прометей, 2019.

Статьи в ведущих зарубежных изданиях на иностранных языках, индексируемых Scopus, WoS и др. зарубежных изданиях:
— Пескова Д. Р., Ходковская Ю. В., Чариков В. С., Шарафутдинов Р. Б. Development of business environment of oil and gas companies in digital economy / The European Proceedings of Social & Behavioural Sciences. — 2019. — Vol. LVII: international Scientific Conference «Global Challenges and Prospects of the Modern Economic Development» GCPMED 2018. — С. 1205-1212.
— Малых О. Е., Полянская И. К. Climatic Aspects Of Global Economy Transformation: Increase Of Regions And Municipalities’ Impact / The European Proceedings of Social & Behavioural Sciences. — 2019. — Vol. LVII: international Scientific Conference «Global Challenges and Prospects of the Modern Economic Development» GCPMED 2018. — С. 1769-1776.
— Нусратуллин И.В., Нусратуллин В.К., Гайсина А.В., Хабибуллин Р.Г. Reflexive management based on non-equilibrium interpretation of economic system evolution / The European Proceedings of Social & Behavioural Sciences. — 2019. — Vol. LVIII: International Scientific Conference «Social and Cultural Transformations in the Context of Modern Globalism» SCTCMG 2018. — Ст.164. — С. 1415-1421.
— Пескова Д. Р., Васильева Ю.П., Назарова У.А., Шарифьянова З.Ф. World and Russian fuel and energy market development perspectives and drivers / E3S Web of Conferences: International Scientific and Technical Conference Smart Energy Systems 2019 (SES-2019). — 2019. — Vol. 121. — Ст.04017.
— Пескова Д. Р., Ходковская Ю. В., Назаров М. А. The Driver of Development and Transformation of Global Oil and Gas Business in Digital Economy’s Conditions / SHS Web of Conferences. — 2019. — Vol. 62: Problems of Enterprise Development: Theory and Practice 2018. — Ст.03005.
— Малых О. Е., Коновалова М. Е., Кузьмина О. Ю., Михайлов А. М., The problem of energy saving and its solution in the conditions of formation of a new model of economic development /Advances in Intelligent Systems and Computing. — 2020. — Vol. 908: Conference on Digital Transformation of the Economy: Challenges, Trends and New Opportunities, 2018; Samara; RF; 29-31 May 2018. — С. 79-87. — DOI 10.1007/978-3-030-11367-4_7
— Васильева Ю.П., Мусина Д.Р., Орлова Д. Р., Фазрахманов И. И. Distribution Of Natural Oil Rent In The Russian Economy / European Proceedings of Social and Behavioural Sciences: 18th International Scientific Conference “Problems of Enterprise Development: Theory and Practice” (PEDTR 2019). — 2020. — Vol. 82. — С. 440-449. — DOI 10.15405/epsbs.2020.04.57
— Пескова Д. Р., Ходковская Ю. В., Назаров М. А. WOP in Education, Social Sciences and Psychology: 4th International Conference on Economics, Management Engineering and Education Technology (ICEMEET 2020)/ Francis Academic Press. — 2020. — Vol. 60. — С. 862-870. — DOI 10.15405/epsbs.2020.03.124
— Богатырева, Марина, Малых О. Е., Бибарсова А. А. Human Capital Mobility As A Factor In The Competitiveness Of Labor / European Proceedings of Social and Behavioural Sciences: International Scientific Conference «Social and Cultural Transformations in the Context of Modern Globalism», dedicated to the 80th anniversary of Turkayev H.V., 27-29 February, 2020, Kh. I. Ibragimov Complex Research Institute, Grozny, Russia. — 2020. — Vol. 92. — С. 166-172. — DOI 10.15405/epsbs.2020.10.05.23
— Манолов Г., Орлова Д., Ходковская Ю. В., Баркова Е. Е., Назаров М.A Smart specialization strategy for sustainable development of regions / E3S Web of Conferences: First Conference on Sustainable Development: Industrial Future of Territories (IFT 2020). — 2020. — Vol. 208. — Ст.08009. — DOI 10.1051/e3sconf/202020808009

Статьи ВАК:
— Ходковская Ю.В., Стояльцева А.А. Барьеры и эффекты внедрения цифровых технологий в нефтегазовый бизнес / Экономика и управление: научно-практический журнал. 2018. № 6 (144). С.27-32.
— Пономарева Т.К., Васильева Ю.П. Мировые цены на нефть и их влияние на денежно-кредитную политику России / Евразийский юридический журнал. 2018. № 1 (116). С.376-377.
— Гайсина А.В. Направления постформационной трансформации экономики и общества / Евразийский юридический журнал. N 4 (119) 2018. С. 392-395.
— Гималетдинова Э.Р., Гвана Ф.Б., Карачурина Г.Г. Развитие нефтяной промышленности Нигерии / Вестник экономики и менеджмента.- 2017-№3.- С.47-54.
— Ходковская Ю.В., Фомина Е.А. Ресурсное управление бизнес-проектами в нефтегазовой отрасли РФ / Экономика и управление: научно-практический журнал №4 (142) 2018.
— Васильева Ю.П., Пескова Д.Р., Пономарева Т.К. Роль топливно-энергетического сектора в развитии национальной экономики / Нефтегазовое дело: науч.-технич. Журнал УГНТУ. 2017. Т.15. № 2.- С.209-215.
— Пескова Д.Р., Старухина Е.Г. Россия в системе мирового хозяйства: факторы повышения конкурентоспособности в условиях глобализации / Вестник УГНТУ. 2017. № 4. С. 24-30.
— Сергеева О.Ю., Ходковская Ю. В. Российский рынок труда в цифровой экономике / European Social Science Journal . — 2018. — № 4. — С. 8-12.
— Ходковская Ю.В., Бурляков М. П., Караболатов Б. К. Цифровые технологии как фактор роста конкурентоспособности и эффективности нефтегазового бизнеса / Евразийский юридический журнал. — 2018. — № 12 (127). — С. 474-476.
— Малых О. Е., Полянская И. К. Социальная безопасность как элемент долгосрочной стратегии социального развития / Социально-трудовые исследования. — 2019. — № 1. — С. 134-144.
— Пескова Д. Р., Васильева Ю.П., Шарафутдинов Р. Б. Проблемы цифровизации компаний международного нефтегазового бизнеса/ Фундаментальные исследования. — 2019. — № 6. — С. 126-131.
— Пескова Д. Р., Васильева Ю.П., Косымбаева Д. А. Анализ влияния мирового экономического кризиса 2008-2009 гг. на казахстанский нефтегазовый бизнес / Евразийский юридический журнал. — 2019. — № 5 (132). — С. 372-374.
— Харисова А. З., Карачурина Г.Г., Шарафуллина Р.Р. Модернизация социально-экономического состояния России: новая экономика / Евразийский юридический журнал. — 2019. — № 9. — С. 395-396.
— Ходковская Ю. В., Стояльцева А. А., Косымбаева Д. А. К вопросу оценки нереализованного потенциала цифровых технологий в нефтегазовом бизнесе / Евразийский юридический журнал. — 2019. — № 10 (137). — С. 420-422.
— Абдуллин, Айдар Риватович, Фазрахманов И.И., Фаррахетдинова А.Р. Экономические теоремы и экономический либерализм Людвига фон Мизеса (часть 1) / Экономика и предпринимательство. — 2020. — № 2 (115). — С. 1189-1196. — DOI 10.34925/EIP.2020.115.2.239
— Ходковская, Юлия Викторовна, Остапчук Д. А., Хасанов Р.Р. Инновации в эпоху цифровых преобразований / Евразийский юридический журнал. — 2020. — № 3 (142). — С. 400-402
— Васильева, Юлия Павловна, Суннатов Х. К., Пономарева Т. К. ОПЕК и ее влияние на мировой рынок нефти / Евразийский юридический журнал. — 2020. — № 3 (142). — С. 355-356
— Васильева Ю.П., Карачурина Г.Г. Мировой энергетический рынок координатах COVID-19 /Экономика и управление. — 2020. — № 4. — С. 6-11. — DOI 10.34773/EU.2020.4.1
— Гималетдинова, Эльвира Рудольфовна, Сунаева Г.Г. Использование художественных средств в преподавании экономической теории (раздел «Микроэкономика») / Вестник УГНТУ. Наука, образование, экономика. Сер.: Экономика. — 2020. — № 2. — С. 144-150

    Связь с производством

Кафедра ведет активную работу с АО «Корпорация развития Республики Башкортостан».

    • Базовые кафедры

Кафедра «Стратегическое развитие региона» создана в 2020 году на базе АО «Корпорация развития Республики Башкортостан».
АО «Корпорация развития Республики Башкортостан» — является институтом развития инвестиционной деятельности в регионе, основной целью которого является сопровождение инвестиционных проектов, реализуемых на территории Республики Башкортостан, от стадии инвестиционного намерения до запуска объекта в эксплуатацию. 

Цель создания кафедры «Стратегическое развитие региона» – объединение научно-инновационного потенциала УГНТУ и опыта координации и сопровождения инвестиционных проектов в Республике Башкортостан в деле совершенствования подготовки высококомпетентных кадров в области экономики.
Задачи кафедры:
— привлечение ведущих специалистов Корпорации развития Республики Башкортостан в качестве преподавателей специализированных дисциплин;
— проведение практик магистрами направления МЭК07п Мировая экономика и международный нефтегазовый бизнес, МЭК14п Международная экономика, МЭК17п Социальное предпринимательство;
— организация и проведение стажировок преподавателями Института нефтегазового бизнеса;
— организация и проведение совместных семинаров, научно-практических конференций.

    Фотогалерея

Сотрудники кафедра на мероприятии, посвященном 50-летнему юбилею Института нефтегазового бизнеса (декабрь 2019 г.)

Защита диссертаций магистрантами кафедры (декабрь 2019 г.) В музее УГНТУ (февраль 2020 г.)


Лекцию ведет управляющий Башкирским отделением Сбербанк России Мансуров М.М. (март 2020 г.)


Первая встреча с магистрами поступившими на программу Мировая экономика и международный нефтегазовый бизнес (сентябрь 2020 г.)


Состав кафедры в октябре 2020 года: Фазрахманов И.И., Гайсина А.В., Гималетдинова Э.Р., Карачурина Г.Г., Васильева Ю.П., Баркова Е.Е., Ходковская Ю.В., Хисамутдинов И.А.


Первая встреча с магистрами поступившими на программу Социальное предпринимательство (сентябрь 2020 г.)


Доцент Смолягин И.В. выступает на форуме по социальному предпринимательству (октябрь, 2020 г.)

Страница не найдена

  • Образование
    • Общий

      • Словарь
      • Экономика
      • Корпоративные финансы
      • Рот ИРА
      • Акции
      • Паевые инвестиционные фонды
      • ETFs
      • 401 (к)
    • Инвестирование / Торговля

      • Основы инвестирования
      • Фундаментальный анализ
      • Управление портфелем
      • Основы трейдинга
      • Технический анализ
      • Управление рисками
  • Рынки
    • Новости

      • Новости компании
      • Новости рынков
      • Торговые новости
      • Политические новости
      • Тенденции
    • Популярные акции

      • Яблоко (AAPL)
      • Тесла (TSLA)
      • Amazon (AMZN)
      • AMD (AMD)
      • Facebook (FB)
      • Netflix (NFLX)
  • Симулятор
  • Твои деньги
    • Личные финансы

      • Управление благосостоянием
      • Бюджетирование / экономия
      • Банковское дело
      • Кредитные карты
      • Домовладение
      • Пенсионное планирование
      • Налоги
      • Страхование
    • Обзоры и рейтинги

      • Лучшие онлайн-брокеры
      • Лучшие сберегательные счета
      • Лучшие домашние гарантии
      • Лучшие кредитные карты
      • Лучшие личные займы
      • Лучшие студенческие ссуды
      • Лучшее страхование жизни
      • Лучшее автострахование
  • Советники
    • Ваша практика

      • Управление практикой
      • Продолжая образование
      • Карьера финансового консультанта
      • Инвестопедия 100
    • Управление благосостоянием

      • Портфолио Строительство
      • Финансовое планирование
  • Академия
    • Популярные курсы

      • Инвестирование для начинающих
      • Станьте дневным трейдером
      • Торговля для начинающих
      • Технический анализ
    • Курсы по темам

      • Все курсы
      • Курсы трейдинга
      • Курсы инвестирования
      • Финансовые профессиональные курсы

Представлять на рассмотрение

Извините, страница, которую вы ищете, недоступна.Вы можете найти то, что ищете, используя наше меню или параметры поиска.

дом
  • О нас
  • Условия эксплуатации
  • Словарь
  • Редакционная политика
  • Рекламировать
  • Новости
  • Политика конфиденциальности
  • Связаться с нами
  • Карьера
  • Уведомление о конфиденциальности Калифорнии
  • #
  • А
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • грамм
  • ЧАС
  • я
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • О
  • п
  • Q
  • р
  • S
  • Т
  • U
  • V
  • W
  • Икс
  • Y
  • Z
Investopedia является частью издательской семьи Dotdash.

Страница не найдена

  • Образование
    • Общий

      • Словарь
      • Экономика
      • Корпоративные финансы
      • Рот ИРА
      • Акции
      • Паевые инвестиционные фонды
      • ETFs
      • 401 (к)
    • Инвестирование / Торговля

      • Основы инвестирования
      • Фундаментальный анализ
      • Управление портфелем
      • Основы трейдинга
      • Технический анализ
      • Управление рисками
  • Рынки
    • Новости

      • Новости компании
      • Новости рынков
      • Торговые новости
      • Политические новости
      • Тенденции
    • Популярные акции

      • Яблоко (AAPL)
      • Тесла (TSLA)
      • Amazon (AMZN)
      • AMD (AMD)
      • Facebook (FB)
      • Netflix (NFLX)
  • Симулятор
  • Твои деньги
    • Личные финансы

      • Управление благосостоянием
      • Бюджетирование / экономия
      • Банковское дело
      • Кредитные карты
      • Домовладение
      • Пенсионное планирование
      • Налоги
      • Страхование
    • Обзоры и рейтинги

      • Лучшие онлайн-брокеры
      • Лучшие сберегательные счета
      • Лучшие домашние гарантии
      • Лучшие кредитные карты
      • Лучшие личные займы
      • Лучшие студенческие ссуды
      • Лучшее страхование жизни
      • Лучшее автострахование
  • Советники
    • Ваша практика

      • Управление практикой
      • Продолжая образование
      • Карьера финансового консультанта
      • Инвестопедия 100
    • Управление благосостоянием

      • Портфолио Строительство
      • Финансовое планирование
  • Академия
    • Популярные курсы

      • Инвестирование для начинающих
      • Станьте дневным трейдером
      • Торговля для начинающих
      • Технический анализ
    • Курсы по темам

      • Все курсы
      • Курсы трейдинга
      • Курсы инвестирования
      • Финансовые профессиональные курсы

Представлять на рассмотрение

Извините, страница, которую вы ищете, недоступна.Вы можете найти то, что ищете, используя наше меню или параметры поиска.

дом
  • О нас
  • Условия эксплуатации
  • Словарь
  • Редакционная политика
  • Рекламировать
  • Новости
  • Политика конфиденциальности
  • Связаться с нами
  • Карьера
  • Уведомление о конфиденциальности Калифорнии
  • #
  • А
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • грамм
  • ЧАС
  • я
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • О
  • п
  • Q
  • р
  • S
  • Т
  • U
  • V
  • W
  • Икс
  • Y
  • Z
Investopedia является частью издательской семьи Dotdash.

Расцвет политической экономии как науки

Обзор эпистемологических идей, которые вдохновляли экономистов-классиков: методологические принципы Бэкона, Декарта, Гоббса, Ньютона, Локка, Юма, Стюарта, Гершеля и Уэвелла.

Классическая эпоха экономики была отмечена большим интересом к научной методологии. Более того, это была эпоха, когда наука и философия еще не были отдельными дисциплинами, а образованные люди были эрудитами.Экономисты-классики прекрасно понимали, что необходимо разработать подходящие методы, прежде чем совокупность знаний можно будет считать философскими или научными. Они не формулировали свои методологические взгляды на пустом месте, а опирались на богатую коллекцию философских идей. Следовательно, вопросы методологии были в центре развития политической экономии как науки. Классическая эра экономики началась при Адаме Смите, когда политическая экономия понималась как неотъемлемая часть более широкой системы социальной философии; к концу он появился через J.С. Милля как «отдельная наука», хотя одна все еще неразрывно связана с другими социальными науками и этикой. «Возвышение политической экономии как науки» начинается с обзора эпистемологических идей, вдохновлявших экономистов-классиков: методологических принципов Бэкона, Декарта, Гоббса, Ньютона, Локка, Юма, Стюарта, Гершеля и Уэвелла. Эти принципы оказали влияние не только на развитие политической экономии, но и на подъем социальной науки в целом. Затем автор исследует науку в Британии восемнадцатого и девятнадцатого веков, уделяя особое внимание важнейшей концепции индукции.Заложив необходимую основу, она переходит к истории и анализу методологий четырех экономистов-философов — Адама Смита, Роберта Мальтуса, Дэвида Рикардо и Дж. С. Милля — выбранных за их историческое значение как основателей экономики и за общий шотландский интеллектуал. происхождение. Заключительные замечания помещают классическую методологию в более широкую историческую перспективу.

Исторические корни экономического развития

Структурированная аннотация

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Традиционно в исследованиях современного экономического развития использовался преимущественно антиисторический подход.Изучение прошлого было отнесено к отдельной области экономической истории, и связи между историческими факторами и нынешними экономическими результатами устанавливались редко. В последние десятилетия в экономической науке наблюдается стремительно растущий объем исследований, которые рассматривают историческую перспективу при попытке понять современные проблемы, связанные с глобальной бедностью и сравнительным развитием.

ПРОДВИЖЕНИЯ

Обычно исследования такого рода начинаются со сбора новых данных, часто из архивных источников, которые измеряют аспекты интересующего исторического эпизода.Затем эти данные связываются с интересующими нас современными результатами, сопоставленными по группам населения, обществам или местам, чтобы проверить, оказывает ли исторический фактор причинный эффект на изучаемые современные факторы. Статистический анализ проводится с изучением различий между людьми, этническими группами или странами и с использованием эмпирических методов (таких как инструментальные переменные, прерывность регрессии, разница в различиях или естественные эксперименты), которые направлены на различение причинно-следственных связей от простой корреляции.Установив важность исторического фактора или эпизода для сегодняшних результатов, затем предпринимается попытка понять точные причинные механизмы, которые объясняют наблюдаемую взаимосвязь. Обычно это требует сбора дополнительных данных и дополнительного статистического анализа, а также интеграции исторической литературы и описательных данных.

Комплекс эмпирических исследований, проведенных за последние два десятилетия, показал, что значительная часть изменений в экономическом процветании, которые мы наблюдаем в сегодняшнем мире, имеет свои корни в прошлом.Было показано, что исторические события, такие как европейская экспансия по всему миру в XVI веке и позже, сформировали последующие пути развития. Теперь ясно, что невозможно полностью понять современное экономическое развитие, не понимая его исторических корней.

ПЕРСПЕКТИВЫ

Распространенная реакция на вывод о том, что история важна для современных результатов, заключается в том, что это оставляет мало места для политики. Если природа современного мира во многом определяется историческими процессами, какова роль политики? Я объясняю, почему такая точка зрения, хотя и естественна, неверна.

Помимо более полного понимания процесса экономического развития, выводы из литературы также важны для размышлений о политике, которая помогает решать проблемы, связанные с продвижением вперед глобального развития. Это важный следующий шаг для литературы. Недавние исследования начали решать эту следующую проблему.

Я проиллюстрирую это, приведя примеры исследований, направленных на лучшее понимание истоков недоверия в западной медицине.Это недоверие, которое присутствует во всем мире, привело к недостаточному использованию медицинских услуг, что привело к ухудшению здоровья и более высокой смертности. Исследования изучили исторические корни такого недоверия, показав, как оно определялось плохой медицинской практикой в ​​прошлом. Затем я обсуждаю примеры, в которых идеи, полученные в результате исторического анализа, используются для улучшения разработки, реализации и эффективности политик. Эти примеры иллюстрируют более общий момент: значительные выгоды можно получить из исследований, направленных на лучшее понимание того, как можно использовать местную историю и контекст для разработки более эффективной политики.

Карта, показывающая Эпоху Великих географических открытий, исторический период, который способствовал истокам огромных различий в экономическом процветании, которые мы наблюдаем сегодня.

ИЗОБРАЖЕНИЕ ПРЕДОСТАВЛЕНО БИБЛИОТЕКАМИ ТЕХАСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В ОСТИНЕ

The Rise of the Platform Economy

Мартин Кенни, Джон Зисман

Применение больших данных, новых алгоритмов и облачных вычислений изменит характер работы и структуру экономики.Но точный характер этого изменения будет определяться нашим социальным, политическим и деловым выбором.

Возникает цифровая платформенная экономика. Такие компании, как Amazon, Etsy, Facebook, Google, Salesforce и Uber, создают онлайн-структуры, которые позволяют осуществлять широкий спектр человеческой деятельности. Это открывает путь к радикальным изменениям в том, как мы работаем, общаемся, создаем ценность в экономике и конкурируем за полученную прибыль. Их эффекты отчетливы и поддаются определению, хотя, конечно, не единственная часть стремительно реорганизуемой мировой экономики.Как показала работа Майкла Кусумано, Аннабель Гавер и Питера Эванса, эти цифровые платформы представляют собой многосторонние цифровые структуры, которые формируют условия, на которых участники взаимодействуют друг с другом. Первоначальная мощная трансформация услуг в сфере информационных технологий (ИТ) возникла с появлением Интернета и отчасти была стратегическим ответом на острую ценовую конкуренцию между производителями относительно схожих продуктов. Преобразование ИТ-сервисов, как утверждали наши коллеги Стюарт Фельдман, Кенджи Кушида, Джонатан Мюррей и Нильс Кристиан Нильсен в других дискуссиях, было основано на применении массива вычислимых алгоритмов к бесчисленным действиям, от потребления и досуга до услуг и изготовление.Перенос этих алгоритмов в облако, где к ним можно легко получить доступ, создал инфраструктуру, в которой и вне которой работают целые рынки и экосистемы, основанные на платформах. Платформы и облако, являющиеся неотъемлемой частью того, что было названо «третьей глобализацией», меняют конфигурацию самой глобализации.

Эти цифровые платформы разнообразны по функциям и структуре. Google и Facebook — это цифровые платформы, которые предлагают поиск и социальные сети, но они также предоставляют инфраструктуру, на которой построены другие платформы.Amazon — это торговая площадка, как и Etsy и eBay. Amazon Web Services предоставляет инфраструктуру и инструменты, с помощью которых другие могут создавать еще больше платформ. Airbnb и Uber используют эти недавно доступные облачные инструменты, чтобы добиться глубоких изменений в различных существующих компаниях. Вместе они провоцируют реорганизацию самых разных рынков, рабочих соглашений и, в конечном итоге, создание и захват стоимости.

Эта новая экономика, основанная на цифровых технологиях, получила множество названий, связанных с некоторыми из ее предполагаемых атрибутов.То, как мы маркируем эту трансформацию, имеет значение, потому что ярлыки влияют на то, как мы изучаем, используем и регулируем эти цифровые платформы. Его сторонники назвали это креативной экономикой или экономикой совместного использования, в то время как те, кто менее убежден в ее благотворности, назвали ее гиг-экономикой, прекариатом или экономикой 1099, сосредоточив внимание на ее влиянии на работников и на том, как они получают компенсацию. И эти ярлыки очень разнообразны. Рассмотрим общую экономику. Примеры включают Uber и Airbnb, которые очень далеки от видения Википедии с ее коллективным построением знаний; от Napster, который делился музыкой независимо от того, было ли это законным; или из созданий программного обеспечения с открытым исходным кодом, такого как Linux и Apache.Несмотря на привлекательный лейбл и предпринимательские успехи, Uber, Airbnb и Facebook не основаны на «обмене информацией»; скорее, они монетизируют человеческие усилия и потребительские активы. Действительно, преимущество компаний, основанных на платформе, часто основывается на арбитраже между практикой, принятой фирмами, занимающимися платформами, и правилами, по которым работают известные компании, которые предназначены для защиты клиентов, сообществ, работников и рынков. Lyft и Airbnb — это предпринимательские инициативы, которые способствуют превращению потребительских товаров, таких как автомобили и квартиры, в товары, которые можно монетизировать.Этот «обмен» имеет более чем мимолетное сходство с производственной экономикой, существовавшей до заводов, когда компании отправляли материалы людям для сборки таких предметов, как обувь, одежда или огнестрельное оружие, в их домах. В нынешнем проявлении выпуска оператор платформы имеет беспрецедентный контроль над компенсацией и организацией работы, при этом все еще претендуя на роль посредника. С другой стороны, быстрорастущие магазины приложений для мобильных телефонов и платформы пользовательского контента, такие как YouTube и Instagram, структурированы как отрасли цифровой консигнации, заимствуя то, как художники продают свои работы через галереи.

Мы находимся в процессе реорганизации нашей экономики, в ходе которой владельцы платформ, по-видимому, развивают власть, которая может быть даже более грозной, чем та, которая была у владельцев фабрик во время ранней промышленной революции.

Мы предпочитаем термин «платформенная экономика» или «цифровая платформенная экономика», более нейтральный термин, охватывающий растущее число операций с цифровой поддержкой в ​​бизнесе, политике и социальном взаимодействии. Если промышленная революция была организована вокруг фабрики, то сегодняшние изменения организованы вокруг этих цифровых платформ, в общих чертах.Действительно, мы находимся в процессе реорганизации нашей экономики, при которой владельцы платформ, по-видимому, развивают власть, которая может быть даже более внушительной, чем власть владельцев фабрик в период ранней промышленной революции. Распространение этикеток — это просто отражение признания того, что платформы уже имеют серьезные последствия для общества, рынков и фирм, и что нам неясно их динамика и направления. Что бы мы ни называли трансформацией, последствия драматичны.

Утопия или антиутопия

Дебаты о влиянии платформенной экономики являются продолжением дискуссии, которая началась в первые дни ИТ-революции, когда такие деятели, как Роберт Нойс, Билл Гейтс и Стив Джобс, заявили, что они создают будущее, которое откроет новые горизонты. мир к новым возможностям и перспективам. Оптимистов по-прежнему много, и Сан-Франциско сейчас переживает, возможно, самую большую золотую лихорадку, когда инвесторы, предприниматели и специалисты по обработке данных яростно работают над созданием «подрывных» новых предприятий.Для инвесторов, оптимистов по своей природе, вопрос заключается в том, как создавать платформы, привлекать пользователей, а затем извлекать выгоду из развивающейся экосистемы. Независимо от платформы, все они основаны на мобилизации людей на внесение вклада. Будь то Google, монетизирующий наши поисковые запросы, Facebook, монетизирующий наши социальные сети, LinkedIn, монетизирующий наши профессиональные сети, или Uber, монетизирующий наши автомобили, все они зависят от оцифровки деятельности человека, создающей ценность.

Оптимистическая версия возникающей технико-экономической системы предполагает, что общество может быть восстановлено, если производители станут прототипами предпринимателей, способных работать по гибкому графику и извлекать выгоду из этих платформ.И это, безусловно, будет иметь место для многих. Точно так же утописты утверждают, что платформы, такие как сервисы каршеринга Uber и Lyft, могут раскрыть коммерческую ценность недостаточно используемых личных активов; другие платформы, такие как Airbnb, продвигают идею о том, что свободные комнаты в доме или квартире могут стать источником дохода, независимо от того, технически это гостиничные номера или нет. Защитники считают, что все это может происходить для большего общественного блага без негативных последствий. Но можем ли мы действительно предвидеть все последствия этих новых экономических договоренностей? Например, платформенные предприятия, подбирающие работников и задачи, могут сделать рынки труда более эффективными, но если они станут повсеместными и организуют значительную часть работы, они в то же время могут создать фрагментированные графики работы и повысить уровень неполной занятости. без льгот, связанных с трудоустройством, которые ранее характеризовали большую часть полной занятости на основе работодателя.На данный момент неясно, вводят ли эти цифровые платформы просто цифровых посредников или на самом деле увеличивают объем работы или контрактной работы.

Даже когда цифровая эра развернулась в своей утопической фазе в 1970-х годах, были скептики, опасавшиеся, что новые технологии приведут к непредвиденным и нежелательным последствиям. Пожалуй, самым дальновидным был роман Курта Воннегута 1952 года « Player Piano », в котором даже отчасти сыграл роль великий математик Норберт Вайнер.Воннегут предвидел цифровое будущее материального изобилия — хотя и цифровое будущее машин, построенных на лампах, а не на полупроводниках — с радикальным социальным разделением между высоко квалифицированной и творчески занятой элитой и низшим классом. Его антиутопическое видение теперь находит полное выражение в страхе, что цифровые машины, искусственный интеллект, роботы и тому подобное вытеснят работу для огромной части населения. Билл Дэвидоу, когда-то работавший в Intel, а затем в своей собственной венчурной компании в Кремниевой долине, выразил это в своей статье Harvard Business Review «Что происходит с обществом, когда роботы заменяют рабочих?» Экономисты Массачусетского технологического института Эрик Бриньолфссон и Эндрю Макафи исследуют эту тенденцию более подробно в своей книге The Second Machine Age .

Влияние на занятость и характер работы, безусловно, является одним из элементов оценки того, будет ли у нас утопия или антиутопия. На наш взгляд, этот результат еще не определен. Как общество, мы должны будем сделать выбор в отношении развертывания новых технологий, выбор, который будет иметь решающее значение для формирования окончательного воздействия. На самом деле возникает вопрос: какой будет баланс между рабочими местами, создаваемыми по мере того, как цифровая волна пронизывает нашу экономику и общество, и какие рабочие будут вытеснены? Конечно, можно каталогизировать существующую работу, особенно рутинную, которая, вероятно, будет заменена или перенастроена цифровыми инструментами, и, возможно, как некоторые пытались, оценить количество таких существующих рабочих мест, которые будут оцифрованы.Напротив, новые виды работ, которые создаются сейчас, и существующие рабочие места, которые будут пересмотрены и реорганизованы в будущем, труднее прогнозировать, поэтому мы можем только строить догадки. Алгоритмы и базы данных автоматизируют некоторые виды работы, но даже когда это происходит, появляются другие возможности создания ценности. Появятся новые продукты и услуги, а также новые производственные и сервисные процессы, которые, вероятно, потребуют значительного количества дизайна и творчества, а также будут основаны на алгоритмах.Некоторые из первых признаков новой или преобразованной работы можно перечислить, но, конечно, не исчерпывающе подсчитать.

Кроме того, в будущем существующие рабочие места будут пересмотрены и реорганизованы. Характер некоторых существующих работ — насколько много или мало, мы не можем знать — будет пересмотрен, но не устранен цифровыми технологиями. Uber, Airbnb, TaskRabbit, Handy и другие платформенные компании трансформируют отрасли, соединяя «производителей» с клиентами по-новому. В некоторых случаях это вытесняет или угрожает существующим, часто регулируемым, поставщикам услуг, таким как такси и отели.В других случаях это формализация ранее менее организованной или организованной на местном уровне работы. Тем не менее, другие платформы, такие как магазины приложений и YouTube, создают совершенно новую деятельность по созданию ценности, которая формализует то, что можно рассматривать как ненадежную карьеру, например продюсер YouTube или разработчик приложений для смартфонов. Наконец, существующие организации создают новые отделы цифрового маркетинга и маркетинга в социальных сетях и создают рабочие места. В этих случаях вопрос заключается в том, какая система контроля и сбора ценностей будет действовать.Наше мнение не обязательно состоит в том, что работы будет меньше, но что для растущего числа рабочих мест отношения с работодателем будут более неустойчивыми, чем когда-либо. Эти изменения вряд ли приведут к появлению общества без рабочих. Одна из возможностей — это общество, в котором преобладание работы и создания ценности рассредоточено более, чем когда-либо прежде, даже если владельцы платформ централизуют транзакции и фиксируют их ценность.

В самом деле, мы можем, если правила политики не закрепят положение нового действующего президента, увидим еще один раунд инноваций и создания рабочих мест.Использование цифровой автоматизации представляет собой классическую дилемму: все, что можно охарактеризовать в достаточной степени, чтобы стать вычислимым, можно скопировать, как в другом месте утверждал наш коллега Нильс Кристиан Нильсен. В этот момент потребуется еще один раунд инноваций и воображения. Может ли автоматизация внедрять инновации? Скорее всего, чтобы быть конкурентоспособными, потребуется, чтобы команды людей и цифровые инструменты работали вместе. Тест Тьюринга мог бы установить, что цифровая машина может имитировать интеллект, но тест не устанавливает сознание и не рассматривает, отличается ли человеческое сознание во всем его разнообразии фундаментальным образом от современных алгоритмических инструментов.

Дискуссия по поводу созданных или уничтоженных рабочих мест полезна и заслуживает продолжения, но мы должны четко понимать, что ей нет конца, и окончательного ответа не будет. На данный момент есть только индикаторы и следы, указывающие на результат. И этот результат, мы подчеркиваем и повторяем, будет зависеть от выбора в отношении развертывания технологий, который включает предпринимательскую инициативу, корпоративные стратегии и государственную политику. Как и при обсуждении того, что называется Интернетом вещей или цифровой реорганизацией производства, в нашем исследовании с коллегами из Исследовательского института финской экономики мы обнаруживаем существенные различия между национальными акцентами и инвестициями.Политика Германии направлена ​​на поддержание своей конкурентоспособности в производстве, основанном на навыках и структуре малых и средних компаний, даже по мере того, как основы производства развиваются. Похоже, что США делают упор на разработку и применение высокотехнологичного сложного инструментария для аэрокосмических и военных приложений. Что касается потребителей, некоторые сообщества просто запретили Uber и Lyft, тогда как другие приветствовали это. Мы задаемся вопросом, какие сообщества с наибольшей вероятностью станут источниками и бенефициарами развивающейся платформенной экономики? Кто, скорее всего, будет смущен?

Хотя технологии могут и не определять наше будущее, они определяют выбор, который необходимо сделать, и вопросы, на которые необходимо ответить.Станет ли платформенная экономика и предполагаемая реорганизация катализатором экономического роста и роста производительности за счет нового поколения предпринимателей? Или реорганизация, основанная на алгоритмах, сконцентрирует практически все доходы в руках тех, кто создает платформы? Вызовет ли это волну возможностей для предпринимательства, высвободит невообразимое творчество, освободит рабочих от тяжелого рабочего графика или вызовет лавину обездоленных рабочих, которые пытаются зарабатывать на жизнь выступлениями и временными контрактами? Если мы не исследуем эти технологические траектории, мы рискуем стать невольными жертвами их результатов.Какие вопросы мы должны задать?

Ключевые технологии

Алгоритмическая революция и облачные вычисления — основы платформенной экономики. Но вычислительная мощность — это только начало истории. Эта вычислительная мощность преобразуется в экономические инструменты с использованием алгоритмов, работающих с исходным материалом данных. Уровень программного обеспечения, который простирается и переплетается с экономикой, представляет собой ткань алгоритмов. Этот программный уровень, эта алгоритмическая ткань, расширяется, чтобы охватить производство, положив начало Интернету вещей, Интернету всего или Промышленному Интернету с его подразумеваемыми сетями сенсорных сетей.Без преувеличения можно сказать, что раньше программное обеспечение было встроено в вещи, но теперь вещи — как услуги, так и физические объекты — вплетены в программные сетевые структуры. Этот программный уровень увеличивает доступность и снижает стоимость доступа к цифровым инструментам и традиционным инструментам, доступ к которым осуществляется и контролируется цифровыми процессами. Более того, расходы снижаются за счет использования программного обеспечения с открытым исходным кодом, облачных хранилищ и вычислений, а также физических пространств, таких как предоставляемые TechShops, которые позволяют людям работать с передовым оборудованием промышленного масштаба.Помимо прочего, это, безусловно, снижает стоимость входа для новичков.

Облачные вычисления основаны на виртуализации и абстракции вычислительных процессов. Один из нас (Zysman) исследовал характер, появление и развертывание облачных вычислений в работе с Джонатаном Мюрреем, Кенджи Кушида, Патриком Скаглией и Риком МакГиром. Хотя детали того, как это работает, не имеют значения для этого эссе, последствия имеют значение. Для поставщиков облачных услуг масштаб имеет огромное значение.Для пользователей — частных лиц, малых и средних предприятий, стартапов и корпораций — следствием этого является радикальное снижение стоимости вычислительных ресурсов и инструментов информационных и коммуникационных технологий, радикальное сокращение препятствий для использования. Пользователи могут арендовать ресурсы по мере необходимости, вместо того, чтобы владеть или строить целые вычислительные системы. Вычисления, а также приложения и платформы, которые они облегчают, теперь доступны как операционные расходы, а не как капитальные.

Цифровые платформы представляют собой сложную смесь программного обеспечения, оборудования, операций и сетей.Ключевым аспектом является то, что они предоставляют набор общих методов, технологий и интерфейсов широкому кругу пользователей, которые могут создавать то, что они хотят, на стабильной основе. Android и IOS — это платформы. Хотя они несколько ограничивают приложения, которые можно создавать или продавать, в целом они открыты для разработчиков приложений. Android также является платформой для оборудования (производителей телефонов и других устройств), потому что открыт код, а не только интерфейсы. Действительно, платформы могут расти на платформах. Многие современные фирмы-разработчики интернет-платформ используют Amazon Web Services.Многие из этих платформ привлекают множество других участников, которые, будучи достаточно богатыми, могут привести к формированию экосистемы. Например, в случае магазинов приложений появляются дополнительные предприятия. AppAnnie — это компания, которая оценивает доход от приложений; есть рекламные агентства, которые анализируют покупку рекламы на YouTube; TubeMogul классифицирует «звезд» YouTube и измеряет их охват; и появилось множество агентств, которые развивают новых пользователей YouTube. Эти «дополнения» являются мощными союзниками в создании и поддержании привязки к главной платформе.Конечно, создание платформы — это работа, но сами платформы затем генерируют или организуют работу других, предоставляя цифровые места для соединений, которые организуют работу и другие действия.

Более широкое определение платформы, как отмечалось ранее, — это такое определение, в котором социальные и экономические взаимодействия опосредуются онлайн, часто приложениями. Например, Uber, насколько нам известно, еще не предоставляет платформу, на которой другие могут создавать предприятия, такие как организация парка доставки пиццы.Тем не менее, как алгоритмическую структуру, обеспечивающую цифровой рынок и потенциально экосистему, хотя и контролируемую ею, Uber следует рассматривать как фирму, управляющую платформой.

Цифровые платформы, которым способствуют ключевые технологии, такие как облако, включая цифровые рынки, такие как Amazon, и интернет-компании, такие как Google и Facebook, реструктурируют все больше секторов экономики. Обсуждение осложняется тем, что, как уже отмечалось, еще нет четкого определения цифровых платформ, которое позволяет нам точно указать, что входит в категорию, а что нет.Термин «платформа» просто указывает на набор онлайн-цифровых механизмов, алгоритмы которых служат для организации и структурирования экономической и социальной деятельности. В мире информационных технологий этот термин означает набор общих методов, технологий и интерфейсов, открытых для широкого круга пользователей, которые могут создавать то, что они хотят, на стабильной основе. В более широком смысле этот термин, используемый нами в этом эссе, также указывает на набор цифровых структур для социальных и рыночных взаимодействий.

Помимо предположений, несмотря на то, что существует обширная и появляющаяся литература, на данный момент нет реальной теории влияния этих разнообразных платформ на экономику в целом.Чтобы ощутить масштабы рынка и регулирующее влияние слабо обозначенной платформенной экономики, давайте рассмотрим некоторые из наиболее заметных типов цифровых платформ.

  • Платформы для платформ. В некотором смысле Интернет сам по себе является фундаментальной платформой, а Google — ее каталогизатором. Как мы показали на примере Брайана Пона и Тимо Сеппалы, iOS от Apple и Android от Google — это платформы операционных систем для смартфонов, на которых построены огромные экосистемы. Кроме того, есть предприятия, которые предоставляют инфраструктуру и инструменты для отдыха.Например, Amazon Web Services, Microsoft Azure и Google Cloud Platform облегчают создание облачных сервисов — инструментов, с помощью которых создаются другие платформы. В некотором смысле, как замечает Стюарт Фельдман, «платформы полностью опущены».
  • Платформы, которые делают цифровые инструменты доступными в Интернете и поддерживают создание других платформ и торговых площадок. Например, GitHub становится хранилищем всех видов программ с открытым исходным кодом. Это значительно снижает стоимость программных инструментов и строительных блоков.Более того, инструменты и программное обеспечение, такие как поддержка продаж, человеческие ресурсы и бухгалтерский учет, которые ранее продавались или сдавались в аренду такими компаниями, как Oracle и ADP, теперь доступны в облаке от таких компаний, как Zenefits, Job Rooster и Wonolo. Zenefits предлагает малым предприятиям бесплатную онлайн-торговую площадку с инструментами управления персоналом и, таким образом, устраняет посредников у местного брокера по страхованию льгот. Zenefits зарабатывает деньги на комиссионных от фирм, стремящихся обеспечить страхование малых предприятий, пользующихся его услугами.Если бы Zenefits стала доминирующей платформой в области предоставления профессиональных инструментов бэк-офиса малым предприятиям, огромное количество бизнес-данных, которые ей пришлось бы анализировать, позволило бы ей создавать и другие сервисы. В качестве побочного эффекта Zenefits, как он теперь признает и предпринимает шаги по исправлению, поставил под угрозу регулирующую роль государственных страховых комиссий. Наконец, благодаря блокировке, которую он сможет достичь, он сможет изменять условия предоставления услуг с помощью своего кода, тем самым предоставляя ему огромные потенциальные возможности.
  • Платформы опосредующие работы. Платформы служат посредником в работе различными способами. Некоторые платформы трансформируют работу ранее независимых профессионалов. Например, LinkedIn вторгается в сферу охоты за головами и расширяет возможности отдела кадров, продавая доступ к информации, свободно предоставляемой участниками. Другие платформы, такие как Amazon Mechanical Turk, которая позволяет компаниям краудсорсинг выполнения конкретных задач, требующих человеческого суждения, представляют собой современную форму системы выдачи результатов.Другие веб-сайты, такие как UpWork и Innocentives, создали аналогичные глобальные биржи виртуального труда. Важно отметить, что неясно, изменят ли эти платформы количество контрактников или рабочих; или только изменить механизмы посредничества и функционирования рынка труда.
  • Торговые площадки. Безусловно, наиболее широко признанными онлайн-платформами — теми, на которых широко обсуждается понятие платформенной экономики — являются Amazon, eBay и Etsy, а также множество других.
  • Сервисные площадки. Airbnb и Lyft — классические примеры. Существует также бесконечное множество финансовых платформ, от сайтов для финансирования проектов, таких как Kickstarter или Indiegogo, до платформ, которые намереваются вытеснить традиционные финансовые учреждения, таких как AngelsList для венчурного капитала и Zopa и Rate Setter для однорангового кредитования. . Transfergo и Transferwise создают платформы для упрощения глобальных денежных переводов.

Во всех этих примерах во всех категориях наиболее очевидны алгоритмические основы онлайн-активности.Например, Lyft алгоритмически связывает водителей с клиентами. Алгоритмы объединяют программное обеспечение для картографирования, дорожные условия в реальном времени и наличие водителей для оценки стоимости. Водители проходят онлайн-проверку, которая, конечно же, работает только с учетом имеющихся у них данных. Оплата производится с помощью информации о кредитной карте, которая хранится в файле.

Экономические последствия

Что мы действительно знаем, так это то, что эти платформы во многих случаях нарушают существующую организацию экономической деятельности, сбрасывая входные барьеры, изменяя логику создания ценности и получения ценности, играя регулирующий арбитраж, переупаковывая работу или изменяя положение в экономической системе.В качестве отправной точки для обсуждения мы можем задать следующие вопросы о каждой платформе или типе платформы.

Как создается стоимость? Платформенная экономика включает в себя совершенно новый набор экономических отношений, зависящих от Интернета, вычислений и данных. Экосистема, создаваемая каждой платформой, является источником ценности и устанавливает условия, на которых пользователи могут участвовать.

Кто получает ценность? Действительно, каково распределение рисков и вознаграждений для пользователей платформы? Существует множество механизмов, влияющих на распределение прибыли.Некоторые платформы позволяют владельцу «облагать налогом» все транзакции, тогда как другие монетизируют свои услуги с помощью рекламы. Платформы могут преобразовывать работу, ранее выполнявшуюся традиционными сотрудниками, в задачи, выполняемые подрядчиками, грузоотправителями или работниками по принципу оплаты за услугу, или создавать совершенно новые категории работы. Есть еще то, что Джина Нефф называет «венчурными работниками», то есть люди, которые работают в фирмах-платформах. Они получают высокую заработную плату, и, если фирма успешна, стоимость платформы капитализируется на фондовом рынке, что приводит к значительному богатству непосредственных сотрудников и предпринимателей фирмы.Если фирма дает сбой или терпит неудачу, эти люди должны найти новую работу.

Также растет когорта так называемых «мини-предпринимателей», а другие — «консигнационных работников», которые предоставляют товары — обычно, но не обязательно «виртуально», для таких платформ, как магазины приложений, YouTube или Amazon Self-Publishing. . Хотя подавляющее большинство из них безуспешны или малоприбыльны, некоторые могут быть чрезвычайно успешными, и, несмотря на то, что это явление еще не изучено, оно явно создает много новых возможностей для предпринимательства.В некоторых случаях, особенно в приложениях, те, кто занимается консигнационной экономикой, иногда становятся настолько большими, что венчурные капиталисты вкладывают средства в предпринимателя / фирму, а сотрудники превращаются в венчурную рабочую силу. Некоторые из этих приложений могут сами стать платформами. Иными словами, модель консигнации имеет значительные преимущества для участников, но она сопряжена с высоким риском.

Кто владеет платформой или контролирует ее? Ответ зависит от платформы, и различия важны. Распределение преимуществ значительно отличается, например, на следующих платформах: Википедия, где сеть управляется согласованным набором правил; платформа Датского сельскохозяйственного кооператива, в которой участники-собственники знают друг друга и существуют четкие границы между внутренними собственниками и другими лицами; и Uber, в котором платформа принадлежит небольшой группе предпринимателей и их венчурных капиталистов и где стоимость в конечном итоге будет капитализирована за счет продажи контрольного пакета акций путем приобретения или размещения акций.

Как работа упаковывается и создается ценность, и какой процент работы теперь организован этими радикально новыми способами? Что происходит с организационными формами работы? Конечно, некоторые сотрудники, например, нанятые в Microsoft, Google, LinkedIn и Facebook, сохраняют традиционные трудовые отношения. Хотя эти фирмы рассчитывают на продолжительный рабочий день, они также обеспечивают значительную гибкость расписания, а также различные бесплатные продукты питания, напитки, транспорт и другие преимущества, которые могут сделать их корпоративным раем.Для сравнения: те, кто получает работу в качестве подрядов, консигнаций или контрактов через цифровые платформы, имеют совершенно другой опыт. Хотя они контролируют свое рабочее время, они редко получают какие-либо другие выплаты сотрудникам. Концептуально, если не буквально, Uber превращает сотрудников таксомоторных компаний или бывших владельцев медальонов в подрядчиков, чей доступ к доходам осуществляется через платформу Uber, при этом правительство не участвует в уравнении для установления тарифов. Это подрядчики, мини-предприниматели, сотрудники по имени, или что-то еще? Кроме того, какова подходящая категория занятости для людей, которые надеются стать одним из победителей, создавая приложения, видео на YouTube или самостоятельно публикуя книги на Amazon? В этих действиях существует степенной закон доходности, по которому несколько крупных победителей получают вознаграждение в виде рекламы, платежей за размещение продукта, гонорара за личное присутствие и даже кампаний краудфандинга, в то время как очень длинный хвост производителей создает большую часть доходов. отправленный контент без денежного возврата.

Многие сейчас обеспокоены тем, что вместо того, чтобы создавать новый источник производительности, мы узакониваем новую форму выпуска продукции. Могут ли водители Uber быть хозрасчетными подрядчиками в экономике 1099, а не стабильными работниками в экономике занятости, или они просто чрезвычайно уязвимые рабочие-гиганты? И в более широком смысле, как спрашивает Рут Коллиер, каковы будут последствия для массовой политики и политических структур? Создаем ли мы гибкость рынка труда или прекариат, похожий на киберизованное аббатство Даунтон, изобилующий небольшой элитой, состоящей из владельцев платформ и нового значительного низшего класса?

Делаем выбор

Какого рода экономику и общество мы создадим при переходе к цифровым платформам и сопутствующей реорганизации значительных частей мировой экономики? И что немаловажно, какой у нас будет выбор?

Прежде чем мы перейдем к длинному списку вопросов, каждая из которых вызывает множество вопросов и дебатов, необходимо отметить два момента.Во-первых, Ларри Лессиг заявил, что код есть закон; то есть код представляет собой обязательные ограничения на поведение. Алгоритмы и платформы структурируют и ограничивают поведение; закон, описанный в книгах, часто трудно применить или обеспечить в цифровом мире, где действие возможно только в том случае, если оно соответствует рамкам, выраженным в коде, который формирует и направляет поведение. Рассмотрим борьбу между Министерством юстиции и Apple; ордер не имеет смысла, если он не может быть выполнен в коде; для реализации ордера необходимо изменить код.

Платформенные предприниматели все больше полагают, что, обладая преимуществом первопроходца, они могут фактически переделать существующий закон, создав на своих платформах новые практики, которые, по сути, устанавливают новые нормы поведения. В Кремниевой долине часто говорят: «Не спрашивайте разрешения; просить прощения », как, возможно, было в случае с« исправлением »Volkswagen для« чистых »дизельных двигателей. Конечно, это вызывает две группы вопросов. Во-первых, кто пишет код и чьи значения выражаются в коде? Авторы кода, взяв в качестве примера Uber, уже изменили социальное поведение.Правительственные правила будут влиять на то, как внедряются новые технологии, и на их последствия, но в платформенной экономике правительственные решения могут ограничиваться «фактами» в программном обеспечении.

Во-вторых, хотя общественная политика, безусловно, важна, корпоративные стратегии также имеют далеко идущие последствия. Рассматривают ли компании работников только как затраты, которые нужно сдерживать, или как активы — даже в эпоху алгоритмов, данных и роботов, — которые необходимо развивать и продвигать? И что не менее важно, связаны ли эти активы напрямую с фирмой? Кто должен нести расходы по их сохранению и обновлению?

Признавая ограничения кода и центральную роль выбора компании в формировании результатов, будущее нашей платформы, характер рынка и установленная социальная логика будут зависеть от множества вариантов политики.Какие рыночные и социальные правила подходят для платформенной экономики и общества?

Наши старые ярлыки и категории, а не только старые правила, приходят в беспорядок. Для начала разберемся с фирмой. В конце девятнадцатого века корпорация возникла как средство управления экономической деятельностью и организации рынков. Мы предполагаем, что в двадцать первом веке эти функции возьмет на себя облачная платформа. Возьмем, к примеру, Google, гиганта платформенной экономики, у которого, несмотря на его доходы в 2014 году в размере 66 миллиардов долларов, всего 50 000 сотрудников.В Uber всего около 1500 сотрудников, и это уже глобальный бизнес. Какие политические и политические вопросы возникают, когда организаторами экономической деятельности выступают относительно небольшие фирмы, а не такие крупные организации, как Ford Motor Company, General Electric или General Motors, которым также требуются сложные сети поставщиков и распределения?

Очевидно, что платформы открывают множество возможностей для предпринимательства. Некоторые предприниматели, такие как Робин Чейз из Zipcar, предвидели альтернативную социальную, а не только экономическую модель, потому что использование цифрового каршеринга может значительно снизить стимул к владению автомобилем.Если эта модель получит широкое распространение, это может привести к падению общего спроса на производство автомобилей. Это может или не может нарушить работу Hertz (Zipcar был продан Avis), но это может сильно повлиять на автопроизводителей. Действительно, автопроизводители отреагировали на это, установив партнерские отношения с Uber и Lyft. Другими словами, такие «совместные» решения могут иметь непредвиденные последствия для целых рыночных экосистем, что к своему ужасу обнаруживают энциклопедии и книгоиздатели.

Но многие платформы по самой своей природе оказываются рынками, где победитель получает все, на которых выживают только одна или две компании, а владелец платформы может присвоить щедрую часть всей стоимости, создаваемой всеми пользователями платформы. .Однако более важным является то, что по мере централизации власти владелец платформы может стать виртуальным монополистом. В этом случае владелец платформы может сжать сообщество платформы — водителей или клиентов Lyft или Uber, поставщиков контента, грузоотправителей, клиентов, по сути, любого из участников экосистемы, которые играют важную роль в создании ценности в первую очередь. место. Возможно, конкуренция между платформами в аналогичной области, например, Uber и Lyft, может приглушить последствия наличия власти внутри платформы.В любом случае монопольное положение или даже сильная олигополия могут препятствовать или резко ограничивать дальнейшие предпринимательские усилия.

Действительно, соответствующие рыночные правила для конкуренции / антимонопольного законодательства, рынка труда и интеллектуальной собственности среди многих других становится все труднее определять и законодательно закреплять. Политические и политические интересы игроков, даже победителей, далеки от единообразия. Рассмотрим такие области, как антимонопольная политика, в которой Европейская комиссия провела битву с У.S. технологические компании; интеллектуальная собственность, где интересы компаний, занимающихся информационными и коммуникационными технологиями, и компаний, занимающихся платформами, менее согласованы, чем может показаться на первый взгляд; сетевая политика, в которой такие операторы, как AT&T, радикально отличаются от интересов Netflix или Google; и политика на рынке труда. Действительно, операторы беспроводной связи объявили, что они начнут блокировать рекламу на смартфонах, тем самым напрямую атакуя бизнес-модели Google и Facebook. Как мы показали с Брайаном Поном, неспокойная среда в экосистеме смартфонов ведет к сложным конкурентным стратегиям, имеющим технические, социальные и политические последствия.

Вопрос результатов выходит за рамки вопроса о том, порождают ли цифровые платформы предпринимателей или монополистов. Нам нужно задаться вопросом, не предвещает ли общество, организованное вокруг владельцев платформ, обслуживающих мини-предпринимателей, подрядчиков и гигантов, еще большее неравенство в обществе. Зависит ли ответ от характера платформ или от политики и политики платформенной экономики?

Вопросы предпринимательства и организации труда, которые мы обсуждали ранее, тесно взаимосвязаны.Политика, которую мы принимаем сейчас, может определить баланс, который будет достигнут позже. Если мы хотим, чтобы дух предпринимательства проник в мир платформ, тогда нам нужны предприниматели, идущие на риск, независимо от того, формируют ли они платформы или стремятся к преимуществам в качестве подрядчиков или грузоотправителей внутри них. Но что побуждает к риску? Страх или уверенность в том, что, если игра не удастся, всегда можно будет снова сыграть? Точно так же, если мы хотим, чтобы работники приняли новые условия, как мы можем гарантировать им, что, если они согласятся на гибкость, они будут не жертвами, а скорее бенефициарами создаваемых все больших социальных ценностей и богатства? Все исследования внедрения технологий показали, что те, кто считает себя жертвами, будут сопротивляться; если они считают, что получат выгоду, они могут помочь облегчить переход.Конечно, самая большая группа состоит из тех, кто находится в середине, которые присоединяются к платформенной экономике, потому что у них нет выбора и они не чувствуют себя вправе сопротивляться.

Уравновешивание необходимости поддерживать инициативу и смягчать последствия значительных социально-экономических преобразований приводит нас к сосредоточению внимания на социальной политике, а не только на рыночной политике. Социальная политика, иногда называемая благосостоянием, определяет риски, на которые идут работники и предприниматели, и их оценку того, поддерживать или противостоять изменениям.В Соединенных Штатах такие выплаты, как пенсии и медицинское страхование (последнее до принятия Закона о доступном медицинском обслуживании), были жестко привязаны к занятости. Потеряйте работу, потеряйте защиту. Дебаты в США часто предполагают, что расширенные меры защиты социального обеспечения ослабляют инициативу, указывая на Европу как на пример того, как инвестиции в социальную защиту ограничивают экономический динамизм. Помимо того, действительно ли так было когда-либо в Европе, вопрос заключается в том, будет ли социальная защита по своей сути препятствовать инициативе сейчас.На наш взгляд, реальная проблема заключается не в самом факте защиты — и действительно, мы считаем, что содействие социальной и экономической адаптации путем облегчения бремени перемещенных лиц является одновременно социальной обязанностью и экономической необходимостью, — а тем, как оплачивается социальная политика и организовано.

Формирующаяся платформенная экономика с расширением контрактной работы и постоянной занятости побудила многих взглянуть на скандинавскую модель социальной политики. Датская гибкая модель безопасности предполагает, что социальная защита может смазывать двигатели перемен.Проще говоря, многие социальные льготы в этой модели связаны с гражданством, а понятие гибкой безопасности дает работодателям широкие права корректировать свою рабочую силу по мере необходимости, при этом обеспечивая работникам социальную защиту в виде обучения, трудоустройства и базового дохода. Конечно, это не панацея, и действительно, скандинавы сами открывают свои двери и активно обсуждают характер своей социальной политики. Но мы должны подумать о том, может ли устранение негативных рисков предпринимательских усилий при обеспечении гибкости рабочих с более широкими сетями социальной защиты, поскольку социальные права могут сделать платформенную экономику источником устойчивого роста.Какие гарантии социальной безопасности мы хотим дать тем, кто рискует?

Дебаты по поводу политики не будут прямыми или простыми. Как и во всех экономических преобразованиях, сбои будут создавать победителей и проигравших. Кто будет решать, как распределять результаты повышения производительности? Реальность такова, что победители и проигравшие на рынках зависят от того, кто может участвовать и на каких условиях. Нет рынков и нет рыночных платформ без правил, но что произойдет с политикой, если владельцы платформ не будут оспаривать важные рыночные правила? Многие политические битвы будут вестись из-за этих правил, и эти битвы будут частью определения рынка и общества в эпоху платформ.Политические баталии вспыхнут из-за защиты сообществ, клиентов и рабочих, поскольку рынки будут разрушены. Некоторые из этих споров будут касаться бизнес-моделей, играющих в политический арбитраж, в то время как другие могут быть связаны с правилами для консигнационных платформ. В любом случае, сколько будет случаев сбоев? Следует ли нам рассматривать эти сбои как создание потока жизнеспособных предпринимательских возможностей или как подрыв безопасности трудовых отношений для многих? Могут ли они создать новые источники дохода и разумно оплачиваемую работу? Может ли политика поощрять такие механизмы на рынке труда, которые способствуют инновациям, обеспечивают защиту работников, являются эффективными и способствуют достойной и устойчивой жизни граждан? Есть ли в мире платформ Генри Форд, который признает, что каждому участнику экосистемы требуется разумный доход, чтобы покупать его продукты? Это будет непростой процесс.Реорганизация экономики вокруг платформ неизбежно изменит саму конфигурацию групп интересов, которые влияют на то, как закон пытается формировать код. В общем, эти битвы, часто проводимые изолированно друг от друга, будут переплетаться, чтобы изменить наши сообщества и социальную жизнь, как показал Хосе ван Джик, а также характер рынков и рыночной конкуренции.

В эпоху платформ будущее остается открытым. Ответы на важные вопросы пока неизвестны.Ответы зависят от нашего выбора, а не только от технологии. Например, будут ли облачные технологии и вызванная ими реорганизация экономики на основе платформ способствовать росту производительности, на котором происходит устойчивое повышение реальных доходов? Эти реорганизации уничтожат рабочие места или снизят требуемый уровень квалификации?

Технологии — облако, большие данные, алгоритмы и платформы — не будут определять наше будущее. Как мы развернем и используем эти технологии, будет. Когда мы смотрим на историю инноваций, таких как электрические сети, центры обработки вызовов и принятие технологических стандартов, мы обнаруживаем, что рыночные и социальные результаты использования новых технологий различаются в разных странах.Когда мы начинаем технологический путь, он ограничивает наш выбор, но технология в первую очередь не определяет, по какой именно траектории мы будем следовать.

Мы будем делать выбор в изначально изменчивой и постоянно меняющейся среде, в какой-то мере сформированной непредсказуемыми техническими изменениями и социальной реакцией на эти изменения. В конечном итоге результаты будут зависеть от того, как мы считаем, что рынки должны быть структурированы — кто выиграет, а кто сможет конкурировать; как мы вводим новшества; что мы ценим в обществе; как мы защищаем наши сообщества, наших сотрудников, клиентов и пользователей этих технологий; и как мы направляем огромные возможности, созданные этими социотехническими изменениями.Наша задача — избежать антиутопии и создать если не утопию, то, по крайней мере, мир, приносящий еще большую пользу сообществам и гражданам.

Центр связывает экономику и общество для изучения меняющегося мира

Как его директор-основатель 20 лет назад Виктор Ни и не предполагал, что Центр изучения экономики и общества (CSES) проявит интерес к технологической экономике Нью-Йорка. В городе почти не о чем было говорить — наравне с Филадельфией, и немного больше по сравнению с финансовыми услугами, недвижимостью или туризмом.

Теперь Нью-Йорк претендует на то, чтобы стать второй по величине технологической экономикой страны после Кремниевой долины, а развитие региональной экономики знаний является одним из нескольких основных направлений исследований Лаборатории экономической социологии центра, поддерживаемой аспирантами и ассистентами бакалавриата.

Работа является одним из многих междисциплинарных проектов, на которых сосредоточен центр, объединяя дисциплины от социологии до экономики и информатики, чтобы лучше понять экономические рынки и экономические действия.

«Это исследование объединяет экономическую социологию с большими данными, связывая это с более классическими методами исследования социальных наук», — сказал Ни, профессор Фрэнк и Роза Роудс с факультета социологии Колледжа искусств и наук. «Так что это захватывающий проект, и мы добиваемся в нем значительных успехов».

Ни в этом году возобновил лидерство в CSES, что, по его словам, подчеркнуло сильные стороны Корнелла в экономической социологии, которая неизменно является одной из высокорейтинговых областей университета.По словам Ни, стипендия лаборатории экономической социологии центра по смешанным методам расширяет социологический подход к изучению экономической жизни.

«В любых усилиях, связанных с междисциплинарным исследованием, у вас появляется больше возможностей для продуктивной интеллектуальной торговли, которая продвигает эту область вперед», — сказал он. «Мы продолжаем нашу традицию обучения в аспирантуре и бакалавриате в этой гибридной области экономической социологии».

Ни надеется расширить охват и влияние Центра за счет виртуального доступа к его сериям семинаров и коллоквиумов. Этот сдвиг был вызван пандемией и в дальнейшем вдохновлен идеей покойного социолога Роберта Мертона об «университете без стен».”

Изучаемые экономики знаний, в том числе Лос-Анджелес, извлекли выгоду из смещения акцента технологической экономики с аппаратного обеспечения на программное обеспечение и приложения, что облегчило для не-инженеров разработку революционных идей и возглавление технологических стартапов, сказал Ни.

В Нью-Йорке, например, только 10% технических специалистов имеют инженерное образование, сказал он. Центр исследований также изучил гендерные аспекты в управлении технологиями на высшем уровне, обнаружив, что растет число женщин, но они чаще отвечают за маркетинг и коммуникационные функции, чем за технологии.

В рамках другого исследовательского проекта рабочая группа изучает источники огромного миллиардного богатства. По словам Ни, ключевые вопросы заключаются в том, что объясняет, почему в настоящее время мировая экономика зарабатывает такое огромное богатство и почему оно быстро растет даже во время пандемии?

«На протяжении всей истории человечества огромные богатства принадлежали правителям — фараонам Египта, императорам Китая, Монгольской империи, королю Англии — потому что они могли присвоить себе богатство», — сказал Ни. «Что необычно в этом периоде, так это то, что большая часть большого богатства создается самодельными предпринимателями, а не за счет наследства, и они так быстро растут как в численности, так и в размере своего богатства.”

Подумайте о таких именах, как Маск, Безос, Цукерберг или Джобс, сказал Ни, но и о многих других: набор данных Лаборатории экономической социологии о 4432 миллиардерах показывает, что значительное число проживает в странах с развивающейся экономикой, таких как Китай и Индия, причем Китай занимает второе место после США по количеству миллиардеров. миллиардеры. По словам Ни, эти две страны не могут быть более разными в политическом плане, но похожи друг на друга с точки зрения создания огромного богатства, при этом небольшая часть этих состояний была нажита благодаря политическим связям.

Ни, автор книги «Капитализм снизу: рынки и институциональные изменения в Китае» вместе с Соней Оппер, профессором Университета Боккони в Италии, более десяти лет изучал возникновение современного рационально-правового капитализма в Китае. текущий проект CSES.Коммунистическая партия Китая могла экспроприировать богатство с помощью налогов или национализации, сказал Ни, но вместо этого поощряла частное предпринимательство и позволяла процветать огромным богатствам.

«Это загадка, и я не думаю, что у какой-либо дисциплины есть ответ на этот вопрос», — сказал Ни. «Мы живем в другом мире».

Duke University Press — История политической экономии

Редакция:
Департамент экономики
Duke University
Box

  • Дарем, NC 27708-0097
    919-684-3936
    919-681-7869 (факс)
    надежда @ econ.duke.edu

    Редактор:
    Кевин Д. Гувер, Университет Дьюка

    Помощники редактора:
    Брюс Дж. Колдуэлл, Университет Дьюка
    Нил Де Марчи, Университет Дьюка
    Дженнифер Джун, Университет Дьюка
    Стивен Г. Медема, Университет Дьюка
    Э. Рой Вайнтрауб, Университет Дьюка

    Редактор рецензии на книгу:
    Стивен Г. Медема

    Управляющий редактор:
    Клод Мисукевич

    Консультативный совет:
    Спенсер Данцхаф Киффер
    Тиль Дюппе
    Пол Эриксон
    Эвелин Форгет
    Марион Фуркад
    Харальд Хагеманн
    Янн Жиро
    Верена Хальсмайер
    Д.Уэйд Хэндс
    Стефан Колев
    Харро Маас
    Тьяго Мата
    Стивен Г. Медема
    Леонидас Монтес
    Мэри Морган
    Гай Нума
    Натали Сигот
    Том Стейплфорд
    Джордж Тавлас
    Кристина Тере
    Кейт Трайб

    История политической экономии использует одинарный слепой процесс судейства. Пожалуйста, укажите свое имя и место работы (если оно у вас есть) на первой странице вашего доклада. Бумаги должны быть через два интервала, использовать обычный шрифт с 12 пунктами, например Times New Roman, и иметь поля по всему периметру в один дюйм.По возможности документы следует подавать в формате Word, а не в формате PDF. Исключение составляют статьи, составленные в LaTeX, которые могут быть отправлены на рецензирование в формате PDF (исходные файлы потребуются только после принятия). Пожалуйста, отправьте свой доклад по электронной почте на адрес [email protected] Включите сообщение, которое объявляет название статьи, идентифицирует ее как отправку и кратко описывает ее содержание. Будут рассмотрены только оригинальные, неопубликованные статьи. Пожалуйста, не предлагайте одновременно свою статью другому изданию.Изображения должны быть отсканированы с разрешением не менее 300 dpi и шириной 4,25 дюйма и отправлены в виде графического файла TIFF или EPS. Ожидается, что авторы подпишут договор о публикации в качестве предварительного условия публикации. Сохраните копию соглашения о публикации для своих записей, поскольку в ней объясняются ваши права как автора статьи, включая права на переиздание. При подготовке рукописи к окончательной подаче обратитесь к семнадцатому изданию The Chicago Manual of Style по вопросам стиля и к полному руководству по стилю журнала.

    проиндексировано / проиндексировано следующим образом: ABI / INFORM Collection, ABI / INFORM Global (американская бизнес-информация), ABI / INFORM Research (американская бизнес-информация), Academic OneFile, Advanced Placement Government and Social Studies, Advanced Placement Source, America: History and Life, ArticleFirst, Bibliography of Asian Studies (Online), Biography Index: Past and Present (HW Wilson), Book Review Digest Plus (HW Wilson), Book Review Index Plus, Business & Company ProFile ASAP, Business asAP, Business ASAP Международный, Business Collection, Business Insights: Essentials, Business Insights: Global, Business Premium Collection, Business Source Alumni Edition, Business Source Complete, Business Source Corporate, Business Source Corporate Plus, Business Source Elite, Business Source Premier, Business, Economics and Theory Сборник, Сборник уголовного правосудия, Текущие тезисы, Текущее содержание, Философский индекс Дитриха, EconLit — Ovid, EconLit — ProQuest, Electron ic Collections Online, Expanded Academic ASAP, General Business File ASAP, General OneFile, Historical Abstracts (Online), Humanities & Social Sciences Index Retrospective: 1907-1984 (H.W. Wilson), Humanities Source, Humanities Source Ultimate, IBZ — Internationale Bibliographie der Geistes- und Sozialwissenschaftlichen Zeitschriftenliteratur, InfoTrac Custom, International Bibliography of the Social Sciences, Core, Internationale Bibliography der Rezensionen Geistesseratnschaftlichen (Left) , Источник библиотеки и информатики, OmniFile Full Text Mega (HW Wilson), Архив PAIS, Справочный центр по поэзии и рассказам, Полная политическая наука, База данных по политологии, Политический сборник, Профессиональный ABI / INFORM Complete, Профессиональный ProQuest Central, ProQuest 5000, ProQuest 5000 International, ProQuest Central, Индекс по связям с общественностью, PubMed, Научная библиотека, Библиографии Российской академии наук, Scopus, База данных по социальным наукам, Премиум-коллекция по социальным наукам, Рефераты по социальным наукам (H.W. Wilson), Social Sciences Citation Index, Social Sciences Full Text (HW Wilson), Social Sciences Index Retrospective: 1907-1983 (HW Wilson), SocINDEX, SocINDEX with Full Text, TOC Premier (Table of Contents), Ulrichsweb, Web наук, Рефераты по всемирной политической науке, Core.

    Тарифы

    Объявление по электронной почте о проблеме — 726px X 75px: 200 долларов США

    Ч / Б половина страницы — 4,125 дюйма x 3,25 дюйма: 225 долл. США

    Реклама на веб-сайтах — 300 пикселей X 250 пикселей: 250 долларов США

    Полная страница Ч / Б — 4.125 «X 7»: 300 долларов США


    Даты закрытия

    августа 2022 г. (54: 4) — закрытие 03.05.2022 г.

    Октябрь 2022 г. (54: 5) — Закрытие 01.07.2022 г.

    апреля 2022 г. (54: 2) — закрытие 22.12.2021 г.

    июнь 2022 (54: 3) — закрытие 03.07.2022

    Дополнительную рекламную информацию можно найти в нашем каталоге расценок на рекламу.

    Чтобы зарезервировать объявление или отправить иллюстрацию, отправьте электронное письмо по адресу [email protected] Никакой прошивки не требуется. Укажите, в каком журнале Duke University Press должно быть размещено ваше объявление.

    Инструкции индивидуального доступа

    Чтобы активировать онлайн-доступ к своей подписке, следуйте этим инструкциям:

    1. Перейдите на read.dukeupress.edu/my-account/register. (Не обращайте внимания на сообщение «У вас уже есть учетная запись Duke University Press?», Если ваша предыдущая учетная запись была создана до 20 ноября 2017 года.)

    2. Заполните форму, чтобы активировать доступ. Введите свой номер клиента. Вы можете найти свой номер клиента на почтовом ярлыке журнала или в уведомлении о продлении.Если вы не можете найти свой номер клиента, обратитесь в службу поддержки.

    3. Нажмите «Зарегистрироваться». Теперь у вас должен быть доступ к вашему журналу.

    .
  • Author: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *