Откуда пришло к нам егэ: История Единого государственного экзамена в России, история ЕГЭ

Содержание

Кто изобрёл ЕГЭ? | Обучение

От соискателей работы не потребовали предъявить какие-либо дипломы, рекомендательные письма или заполнить обычные анкеты. Вместо этого их попросили ответить на 163 вопроса (почему именно такое число — неизвестно). Вопросы были самые разные…

Какой материк больше — Австралия или Гренландия?
Из какого дерева делают бочки для керосина?
Какую машину изобрёл Джеймс Уатт?
Какая гора — самая высокая в мире?
И т.д.

Томас Эдисон
Фото: ru.wikipedia.org

Из 718 человек, откликнувшихся на объявление, только 57 правильно ответили на более чем 70% вопросов (это был «проходной балл»), и только 32 из них — на 92% и более. Эдисон проверил на вопроснике также своих сотрудников, и те из них, кто не ответил на 70% вопросов, были уволены.

Хотя претендентов на работу просили о вопросах никому не говорить, известие о них просочилось в СМИ. Проверять свои знания бросились многие читатели газет и журналов, их стали задавать, как каверзные, известным людям и знаменитостям. Пришлось Эдисону разработать новый вопросник. Дело получило широкую огласку, вопросники-тесты вошли в моду.

Позже американский психолог К. Бригем разработал тесты для школьников, основные принципы составления которых нашли применение во многих странах, но особенно широко (хотя и не сразу) — в США. Печальные последствия этого для США достаточно известны: многие ученики кончают школу, не умея читать и писать. Но американцы не унывают — закупают мозги за рубежом, предпочитая страны, где обходятся без тестирования, особенно те, где образование организовано по советскому образцу. Так как сейчас ЕГЭ стал обязателен в России, видимо, скоро отток кадров из России в США иссякнет.

Альберт Эйнштейн не смог сдать ЕГЭ
Фото: ru.wikipedia.org

Когда общеизвестный физик и математик А. Эйнштейн посетил США, газетчики, конечно же, попросили его высказаться по поводу вопросника Эдисона. Эйнштейн ответил, что ему незачем держать в памяти, например, величину скорости звука (кстати, а многие ли читатели ШЖ её помнят?), если о ней можно узнать в справочниках (сейчас бы он сказал — в Интернете). Из этого случая родился анекдот, актуальный и сейчас.

«При встрече с Эйнштейном Эдисон показал ему свой вопросник. Ознакомившись, Эйнштейн с огорчением отметил, что ему не удалось бы устроиться работать к Эдисону».

Для поддержания имиджа тестирования, весьма подмоченного качеством общедоступного среднего образования в США, в Америке тиражируется такой случай, сделанный легендой (один из вариантов американской мечты).

В 1929 году Эдисон «с группой товарищей» объявили общеамериканский конкурс на звание «самого умного школьника Америки» (слямзили, наверное, с нашего телеконкурса «Умники и умницы»). Из множества участников, 49 из которых вышли в финал, победил 16-летний школьник У. Хьюстон. За свою победу он получил стипендию для продолжения образования в Массачусетском технологическом институте (вот жмоты, дали только одну стипендию; наше ТВ куда щедрее). Впоследствии У. Хьюстон стал одним из руководителей НАСА.

Я. Перельман
Фото: ru.wikipedia.org

В общем, ставь крестики в клеточки теста и станешь президентом. Интересно, что наш известный популяризатор науки Я. И. Перельман перевёл и издал отдельной книжкой физические и математические задачи из этого конкурса. В предисловии он написал, что «особой замысловатостью они не отличаются и для наших школьников последних классов вполне посильны».

Вообще-то, впервые в той форме, в которой ЕГЭ пытаются проводить у нас, его начали использовать во Франции в 1967 году. Дело в том, что после освобождения бывших французских колоний там осталось много граждан Франции, доступ которым к высшему образованию во Франции закрылся. Чтобы помочь соотечественникам, французские власти решили вместо вступительных экзаменов проводить ЕГЭ на местах (в смысле — в бывших колониях), а лучших сразу же зачислять в вузы.

Эксперимент длился 3 года и с треском провалился, потому что уровень высшего образования во Франции резко снизился. За Францией тот же печальный путь прошли и США (внедряли, кстати, как это ни странно, французы). И сейчас тестирование повсеместно — только один из пунктов допуска к вступительным экзаменам, а в США для поступления в колледж без экзамена надо представить ещё огромный перечень всяких других документов.

В заключение хотелось бы сказать: зря Эдисон изобрёл ЕГЭ. Это, видимо, такое же его малополезное изобретение, как постоянный ток. И очень странно, что ЕГЭ пытаются внедрить у нас, зная заведомо, что оно везде провалилось. В такой форме, как у нас, ЕГЭ ни в одной стране мира не существует! Те, кто с упорством, достойным лучшего применения, настырно пробивают ЕГЭ, на мой взгляд, преследуют две главные цели.

Странно, что ЕГЭ внедрили у нас, зная заведомо, что оно везде провалилось
Фото: Depositphotos
  • Первая (явная) — добиться из госбюджета огромных инвестиций и права их «распределять».
  • Вторая (тайная) — окончательно развалить наше, пока ещё лучшее в мире, качество образования.

Тем огромным средствам, которые тратятся на ЕГЭ, можно найти гораздо лучшее применение: отремонтировать школы, повысить зарплату учителям, увеличить средства на питание младших школьников и т. д. Но это, видимо, не входит в число приоритетов тех, кто даёт и тратит наши денежки.

Что думают про ЕГЭ независимые эксперты? / Хабр

Конечно, каждый может рассуждать на тему правильности введения единого государственного экзамена, но не все могут подойти к этому вопросу с профессиональной точки зрения, а именно не каждый является учителем или профессором. Я понимаю, что копипастить плохо, но мне бы очень хотелось выложить статью

И.Ф. Шарыгина

, который высказал своё мнение на счёт государственных тестов. А также ниже я расположил другой копипаст «Что думает про ЕГЭ министр образования

Фурсенко

». Не сочтите эту тему, как не относящуюся к ИТ, ведь всё, что делается у нас в образовании, может повлиять на будущих ИТшников.

Слова И.Ф. Шарыгин

Вступление

Прежде всего, хочу заметить, что я не являюсь противником тестов вообще.

Бесспорно, тесты дают нам вполне эффективный инструмент, который может (и, конечно, должен) быть использован в учебном процессе, в том числе и для итоговой оценки знаний. Более того, я могу много сказать в защиту тестов. Но в данном случае не это является целью настоящей записки. Я хочу обратить внимание на те разрушительные последствия для нашего образования, которые могут иметь место, если тесты станут основным, а тем более единственным инструментом для оценки знаний школьников, особенно, когда на основе этой оценки будут приниматься важные для школьников или учителей решения: выдача диплома, зачисление в учебное заведение и т.п.

Но сначала общее замечание. Я считаю, что сегодня, вопреки расхожему мнению, самое неудобное время для проведения решительных реформ в сфере образования. А их, реформ, нынче намечено немало, и почти все они являются глобальными. Тут и двенадцатилетнее обучение, и стандарты, и тестирование, и альтернативное обучение и бог знает, что еще.
Такое обилие реформ в сфере образования за раз может позволить себе далеко не всякая очень богатая страна, каковой мы не являемся. А ведь наше образование (советского периода) было далеко не худшим в мире, а математическое и вовсе, по общему признанию, было даже лучшим в мире.
Кроме того, при любом реформировании, при любой существенной перестройке системы, даже по самым лучшим планам и схемам вначале происходит значительное ухудшение качества работы перестраиваемой системы. Возникают серьезные внутренние противоречия, преодоление которых требует значительных материальных и моральных затрат.
Сегодня главная цель в образовании, по моему убеждению, — это его развитие, а где-то и восстановление на основе традиционных подходов.

Конкретно о тестировании

Неадекватность тестовой оценки

Одним из достоинств тестирования, по общему мнению, является объективность полученной оценки, ее независимость от того, кто проводит тестирование. Но, к сожалению, эта оценка, если мы собираемся использовать ее как оценку знания учащегося, содержит систематическую ошибку. Причем речь идет об идеальном, в природе не существующем, наподобие идеального газа, тестировании. Дело в том, что есть достаточно многочисленные категории учащихся, которые в силу некоторых психических особенностей плохо соответствуют тестовой методике и получают заниженные оценки (соответственно, есть и такие, чьи тестовые оценки завышены). Сюда относятся, прежде всего, нередкие в России (и, кстати, среди ученых) «тугодумы», а также так называемые «тестофобы», испытывающие панический страх перед самой процедурой тестирования. По оценкам экспертов (см. например, диссертационную работу Е. Б. Федорова) не более 50% учащихся (в России) попадают в «область адекватности» тестовых технологий. Похоже, что в США этот процент значительно выше.

Возможно, что одной из причин здесь является длительное использование тестов для самых разных целей.

Выработались привычка и навыки. Но главная причина я считаю, в том, что тесты хорошо соответствуют национальному характеру, американскому менталитету (а вследствие этого уже и постоянное и длительное использование тестов). Но если так, то тестовая методика может потерять свою нейтральность и аполитичность и стать инструментом переделки национального менталитета (о такой цели, кстати, в открытую заявляли некоторые из реформаторов).

Может, в этом и состоит незаявленная цель реформ в нашем образовании?

Главным вопросом математического образования в России всегда был вопрос: «Почему?» — в то время как для американского образования таким был вопрос: «Как?». И именно на этот вопрос мы и отвечаем при тестировании.

Подмена учебных целей

Утверждение, что целью изучения предмета, отдельных тем является получение твердых знаний и умений в рамках соответствующей программы, есть и банальность, и даже тавтология. Но все же это верное, как почти всякая банальность, утверждение.

Школа располагает различными инструментами, позволяющими установить, сколь хорошо достигнута эта цель учащимися. И только действуя всеми этими инструментами в комплексе, мы можем нужным образом управлять процессом обучения. Здесь особенно важен инструмент, с помощью которого проводится итоговый контроль, различные виды отбора учащихся. Реальная школа, хотим мы этого или не хотим (говорят, что не хотим), всегда подменяет учебную цель: ею становится именно итоговый контроль.

При переходе на всеобщее тестирование очень быстро основной целью для учителя станет подготовка к сдаче теста. Не заставят себя ждать и соответствующие методики, да они уже есть, позволяющие, не изучая по-настоящему предмет, готовить школьников к сдаче теста.

Единый же тест для поступления в вузы приведет к полному уничтожению математики в старших классах, а затем и в самих вузах.

Сужение содержания учебного предмета

Есть предметы, содержание которых плохо охватывается системой тестов. Да и внутри самого предмета одни разделы и умения легко проверяются с помощью тестирования, а другие — с трудом.

Хорошо известно, что «самыми тестируемыми» из математических умений являются арифметические — умения выполнять четыре действия арифметики. На эти темы составлено и составляется много тестов, среди которых встречаются и вполне приличные. Но почти нет тестов, проверяющих умение рассуждать, логически мыслить. За пределами возможностей тестовых технологий оказывается практически вся геометрия. Понятно, что широкое внедрение тестов просто вытеснит некоторые весьма важные разделы элементарной математики из школьных программ. Кстати, именно это уже произошло в США. Там из школьных программ практически исчезла геометрия, а на уроках математики не учат рассуждать.

Данные международных исследований

В рамках одной международной программы (TIMSS) было проведено сравнительное обследование уроков математики в 8-х классах трех стран: США, Германии и Японии. Математические рассуждения встречались: в Японии в 53% просмотренных уроков, в Германии — в 20%, в США — в 0%. Геометрия изучается в США всего в течение 2 лет. Замечу кстати, что отставание по программе в США по сравнению с Японией и Германией для детей 13-15 лет составляет 2 года. Добавлю также в этот пункт, что тесты вбивают в головы учеников ошибочный и даже вредный и для математического развития, и «по жизни» силлогизм: верный ответ — верное решение.

Отчуждение профессионалов

Одной из самых больших опасностей, связанных с применением тестовых технологий, является вытеснение из образовательного процесса высококвалифицированных специалистов. Происходит это поэтапно. Вначале отпадает надобность в них на этапе проверки. С помощью тестов начальство получило возможность реализовать свою давнюю мечту: провести экзамен по математике без участия математиков.

«Вы нам дайте тесты, сообщите ответы, а далее мы сами разберемся». Понятно, что самые классные специалисты не станут (и не стали, как показывает международный, да и небольшой российский опыт) принимать участие в этой профанации (забавно, что у нас в стране от процесса создания официальных, выпускаемых от имени государства математических тестов отстранены и математики и специалисты именно по тестам). На следующем этапе уже само начальство, увидев достаточно примитивные тесты, начинает вмешиваться и в процесс составления самих тестов. Именно это, по свидетельству Джерри Беккера, произошло в Калифорнии, где в последние годы развернулась настоящая математическая тестовая война. Так, один из тестов, предложенных математиками, был отвергнут комиссией при губернаторе штата. В частности, в нем были найдены математические ошибки (?). Например, авторы теста на вопрос: «делится ли произведение 36x45 на 30» давали утвердительный ответ. По мнению членов комиссии этот ответ неверен, поскольку ни один из сомножителей на 30 не делится!

Снижение квалификации учителя

Использование готовых тестов существенно облегчает работу учителя. В принципе, это хорошо. Учитель освобождается от части рутинной работы, появляется свободное время и т.д. Но при этом возникают другие проблемы и, в частности, проблема поддержания (не говоря уж о повышении) уровня профессиональной (предметной) квалификации. Проверка тестовых заданий и контрольных работ происходит в автоматическом режиме и не дает никакой профессиональной нагрузки. Само учебное пространство, охватываемое тестами, как уже было сказано, составляет лишь часть учебного предмета (здесь речь идет именно о математике). И если учитель не будет использовать специальные и дополнительные средства для своего профессионального развития, просто для «поддержания спортивной формы», он почти неизбежно начнет деградировать.

Более того, система обучения, ориентированная исключительно на использование тестовых технологий, не только не нуждается в хорошо математически подготовленных учителях, но просто отторгает их.

Не буду говорить ничего плохого о подготовке учительских кадров в России (хотя, по мнению многих специалистов, уровень их подготовки в последнее время значительно снизился), а приведу примеры, показывающие уровень подготовки учителей в США.

В 1999-ом году в США вышла книга Липинга Ма, в которой сравнивается математическая подготовка учителей в Китае и США. Вот одно из исследований.

Были выбраны две группы — в Китае и США — учителей начальной школы, которым были заданы одинаковые вопросы. При этом по формальным признакам учителя из США имели более высокую квалификацию — у всех было высшее образование, а у некоторых — степень магистра, в то время как китайские учителя имели образование на уровне педагогического техникума (в нашем понимании). Учителя из Китая показали, по мнению автора, вполне нормальный уровень владения математикой, и о них я не буду говорить. Учителя же из США продемонстрировали полное отсутствие математической грамотности. Например, менее 50% смогли правильно выполнить действие: (1 3/4):(1/2).

Более 90% сочли верным утверждение, что с увеличением периметра фигуры (в частности, прямоугольника) возрастает его площадь. Лишь один смог построить контрпример. По свидетельству Георга Малати (Финляндия) менее 1% учителей математики США смогли объяснить, что прямоугольный треугольник с гипотенузой 8 дюймов и высотой на гипотенузу, равной 5 дюймам, не существует (вопрос об определении площади такого треугольника входил в один важный тест в течение нескольких лет, при этом никто, включая составителей теста, долгое время не обращал внимания на то, что такой треугольник невозможен).

Тесты, рынок, коррупция

Тесты — наиболее рыночная из всех существующих учебных технологий, а возможно, единственная истинно рыночная технология. Даже создание высококачественных тестов можно поставить на поток, хотя для этого все же требуются хорошие профессионалы и процесс их создания не так уж и дешев, а следовательно, выгоден. Но в том-то и дело, что рыночные отношения очень быстро выталкивают из процесса создания массовых тестов грамотных профессионалов, а точнее, они просто не допускаются к этой деятельности. Все разнообразие тестов сводится к одной, наиболее примитивной разновидности — тестам с выбором ответа. В результате, рынок заполняется откровенной халтурой, а потребитель привыкает к потреблению этой халтуры.

Производство тестов в США уже давно стало весьма доходным бизнесом. Существуют компании с серьезными капиталами и немалыми доходами, специализирующиеся на производстве тестов. Похоже, это уже имеет место и у нас. Конкурировать с этим бизнесом в сфере образования по прибыльности может разве что компьютерные технологии, но по совсем другим причинам (не буду углубляться в эту тему). Но, к сожалению, компьютеризация и тесты вовсе не конкуренты, а наоборот, союзники. Из всех образовательных технологий тесты наиболее приспособлены к компьютерной реализации.

Компьютеризация и «тестиризация» образуют весьма агрессивный сплав, способный не только поглотить бульшую часть ассигнований, идущих на образование (у нас), но и дополнительно залезть в карманы налогоплательщиков (платное тестирование, торговля тестами, программами и т.д.) А там, где большие деньги и низкая квалификация создают условия для коррупции, не может не возникнуть коррупция.

И не о России только с ее патологической склонностью к коррупции идет речь. США вовсе не исключение. В последнее время в США разразился ряд крупных скандалов, связанных с большим числом ошибок, допущенных при итоговом тестировании школьников. Об этом говорится, в частности, в публикациях в газетах «Нью-Йорк Таймс» от 15 и 17 сентября 1999 г. и «Вашингтон пост» от 20 сентября 1999 г. Суть скандалов в том, что многие школьники вследствие плохо подобранных тестов и неверной методики, используемой при обработке результатов тестирования, получили заниженные оценки и были отправлены в летние школы или даже оставлены на второй год. (Должны быть и школьники, получившие завышенные оценки, но об этом в упомянутых заметках ничего не говорится.) Число таких школьников в Нью-Йорке находится, по мнению большинства экспертов, в интервале от 2000 до 3000 (речь идет о 1999-м годе).

Некоторые эксперты называют значительно большие числа. Компания, проводившая тестирование, потребовала с городских властей Нью-Йорка в 1999 году за свои услуги $3,3 миллиона. В 1998 году она получила $2 миллиона.

По мнению специалистов, подобные явления имели место и в других штатах, но там заинтересованные компании сумели это скрыть. Власти Нью-Йорка считают также, что серьезные ошибки при проведении итогового тестирования допускались и ранее, но не предавались гласности.

На мой взгляд, в этих примерах четко видны признаки наличия коррумпированности в системе образования США.

В «Советском энциклопедическом словаре» написано, что «коррупция — преступление, заключающееся в прямом использовании должностным лицом прав, связанных с его должностью, в целях личного обогащения». А поскольку «Демократический (или капиталистический) словарь» еще не вышел, буду исходить из этого определения.

По мнению западных экспертов, российское общество сегодня необычайно коррумпировано и занимает по этому показателю одно из последних мест в мире. (Позади, кажется, только Нигерия.) Впрочем, мы и сами это видим: в целях личного обогащения используют свои служебные возможности почти все работающие россияне. Правда, далеко не у всех эти возможности имеются.

Но почему-то западные эксперты выводят за рамки коррупции деятельность чиновника, получающего официально очень большое денежное вознаграждение и скрывающего различные нарушения со стороны компании, в которой он работает. Такая коррупция, а это есть, по моему убеждению, одна из разновидностей коррупции, достаточно часто встречается в так называемых цивилизованных странах, список которых мы всегда начинаем с США, и особенно опасна в образовании и медицине. И именно в этих сферах она наиболее распространена. В Интернете 8 ноября 1999 г. появилась статья Джонатана Фокса. Ее название (дословно) — «Поджаривание нашей молодежи.» (grilling означает поджаривание, а также допрос с пристрастием). После заголовка следует: «Индустрия по подготовке к сдаче SAT теста начинается с детского сада. Маленький бланк с кружочками — это большие деньги.» (SAT тесты используются для оценки знаний выпускников школ, при поступлении в университеты).

Судя по статье, подготовка к сдаче тестов и сама сдача тестов в Америке — бизнес, о каком наши репетиторы и приемные комиссии вузов не могут и мечтать. (Похоже, общий ежегодный доход тестовых компаний достигает нескольких миллиардов долларов.) Правда, участие в этом бизнесе принимают люди, никакого отношения к математике (большая часть статьи посвящена именно тестам по математике) не имеющие. В статье упоминается, например, некий Каплан, который вложил 25 миллионов долларов в создание системы тестов для школьников третьего класса. Эти тесты, естественно, за плату можно будет вскоре сдавать в Интернет.

Вывод

Вывод очевиден: введение тестирования в качестве основного инструмента для итоговой оценки знаний школьников, для отбора при поступлении в различные учебные заведения, создание специализированных центров (компаний) по производству тестов, пользующихся официальной поддержкой, резко ухудшит качество нашего образования, создаст благоприятные условия для развития новых и опасных видов коррупции. Тесты опасны также кажущейся простотой изготовления и способностью к быстрому «размножению». Начав плодиться, они быстро образуют злокачественную опухоль в образовании, в математическом в первую очередь, с неизбежным и скорым для образования летальным исходом.

Справедливости ради следует все же заметить, что опасны не столь сами тесты, сколько рыночные механизмы, с помощью которых сегодня пытаются управлять образованием. Под их воздействием любая система испытаний и отбора быстро сползает на границу области применимости: тестирование сводится к наиболее примитивной форме с выбором ответа на идиотские вопросы из идиотского же набора вариантов, а традиционный экзамен составляется из громоздких и математически безвкусных заданий, сдать его без специального дорогостоящего натаскивания невозможно.

P.S.

Все примеры относятся к американской системе образования, поскольку именно США являются мировым лидером в использовании тестовых технологий в образовании и наши апологеты тестов неизменно ее приводят в качестве образца, которому надо подражать. Изучая американскую периодику последнего полугодия (включая и начало 2000 года), можно сделать вывод, что в Америке сегодня развернулась настоящая антитестовая кампания. (Статья в «Лос-Анжелес таймс» от 18 января 2000 года называется «Тестирование уничтожает обучение».)

Мы же, наоборот, воспылали вдруг необычайной любовью ко всяким тестам. Похоже, американские тестовые компании, теряя рынок у себя, хотят выйти на рынки других стран.

Из приведенных примеров можно увидеть также, что проблемы образования и даже конкретно математического образования очень волнуют американское общество и широко обсуждаются на страницах самых авторитетных изданий. И здесь мы можем только позавидовать американским педагогам и ученым.

Член Исполкома Международной комиссии по математическому образованию (EC ICMI)
Шарыгин Игорь Федорович

Слова А. А. Фурсенко

На заседании коллегии Минобрнауки на тему «Об итогах проведения единого государственного экзамена в 2008 году и планах его организации в 2009 году» глава ведомства Андрей Фурсенко заявил, что ЕГЭ в России прижился: «ЕГЭ – это лучший инструмент оценки знаний учеников. Назад пути нет. ЕГЭ будет реализован в том виде, в котором это было прописано в законе».

Мои слова

На мой взгяд Шарыгин предоставл весомые аргументы, чтобы усомниться в полезности ЕГЭ и нашего Министерства образования. Я уже писал, что я думаю о Российском образовании

здесь

, поэтому повторяться не буду. Спасибо за внимание.

А что Вы думаете про ЕГЭ?

100 баллов для жизни

  • Исполнилось десять лет введению обязательного ЕГЭ в российских школах. Ни одна реформа в образовании не вызывала столько споров.
  • Некоторые эксперты полагают, что ЕГЭ отвечает потребностям времени, и он уже укоренился в российском обществе.
  • Одной из целей ЕГЭ было искоренение коррупции при сдаче экзаменов. Она не достигнута: коррупция просто приняла другие формы.
  • Современная российская школа не учит детей творчеству, состраданию, ответственности за общее дело, осознанию своей значимости в общественных процессах.

Сергей Медведев: Будущее наступило в 2009 году для сотен тысяч школьников. С этого года обязательным стал Единой госэкзамен. Пожалуй, ни одна реформа образования не вызывала столько споров и до сих пор не является таким яблоком раздора. Удалось ли добиться поставленных целей, дать равные шансы выпускникам из далеких регионов, искоренить коррупцию? Каковы итоги десятилетия ЕГЭ?

Корреспондент: За десять лет полномасштабного введения ЕГЭ общество до сих пор не пришло к единому мнению, и разногласия не собираются утихать. Автором идеи Единого государственного экзамена в России стал Владимир Филиппов, возглавлявший Министерство образования: именно он начал масштабную реформу. По планам, ЕГЭ должен был уничтожить коррупцию в школах и вузах. Для этой цели были выбраны тесты, которые можно было бы проверять автоматизированно.

Формальные причины введения – значительные различия в требованиях вузов, объективная оценка знаний и недоступность крупных учебных заведений для абитуриентов из отдаленных регионов. Система казалась идеальной, учитывая то, что ее аналоги были в большинстве развитых стран мира. Однако неоднократно происходили и сбои, в новостях то и дело появлялись истории о разных нарушениях: то в Ростовской области учителя решали задания за учеников, то в Дагестане родители под окнами школ пересылали ответы будущим абитуриентам, немало проблем принесли и постоянные сливы ответов в сеть.

К 2014 году в школах появились видеокамеры, а сами задания составляли отдельно для каждого часового пояса

К 2014 году в школах появились видеокамеры, а сами задания составляли отдельно для каждого часового пояса. По словам представителей Рособрнадзора, количество нарушений снижалось из года в год. После 2015 года у иностранных языков появилась устная часть, тестовые вопросы почти убрали из ЕГЭ, математику разделили на базовую и профильную – более актуальную для тех, кто поступает в технические вузы. Тогда же допуском к экзамену сделали итоговое сочинение для одиннадцатиклассников, а сканы работ начали публиковать в интернете. Новшеством стали онлайн-камеры в аудиториях и металлодетекторы – чтобы школьники не смогли пронести сотовые телефоны и шпаргалки.

Сергей Медведев: У нас в гостях Ольга Брюханова, учитель русского языка и литературы Лицея Высшей школы экономики, и Александр Снегуров, историк, заслуженный учитель РФ, кандидат психологических наук.

Оглядываясь на десятилетие, как вы считаете, стакан "наполовину полон" или "наполовину пуст"? Удалось ли добиться поставленных целей?

Александр Снегуров: Сначала из стакана все выпили, а потом заново налили, и оказалось, что налита не половина, а, может быть, четверть. Я выступал против внедрения этого экзамена еще на этапах эксперимента в начале 2000-х годов. С 2001 года в разных регионах эту методику стали тестировать и в 2009 уже внедрили по всей стране. Я без всяких сомнений могу заявить, что поставленные цели не были достигнуты. Но этот экзамен сейчас отвечает тем запросам, которые сформировались в обществе в связи с естественным ходом истории и развития общественной жизни. Сейчас он уже укоренился. И даже если рассуждать о его отмене, то это нельзя делать спонтанно и быстро – это должен быть долгий продуманный путь. Другое дело, что постоянные преобразования этого экзамена рождают лихорадочность, нагоняют эмоции, неврозы, психозы. Надо как-то ввести его в фазу стабилизации.

Сергей Медведев: Те корректировки, которые происходили, по-моему, были достаточно адекватны. В частности, отменили "угадайку": выбрать ответ из четырех вариантов.

Ольга Брюханова: ЕГЭ, в сущности, отвечает потребностям времени. Он играет определенную роль в формировании мотивации наших детей к обучению, в том, чтобы независимая экспертная комиссия относительно объективно и беспристрастно могла выявить те образовательные результаты, к которым приходит ребенок, за исключением элементов случайности или погрешности.

ЕГЭ живет своей жизнью, он корректируется в нужную сторону. Я говорю, в частности, про русский язык и литературу. Нельзя сказать, что это сложные экзамены. Они проявляют основную картину понимания предмета ребенком. Но те изменения, которые происходят конкретно в предметах, те меры Рособрнадзора, которые вводятся, так или иначе организуют эту процедуру, делая ее действительно объективной и правильной.

Сергей Медведев: Вы считаете, что это адекватная оценка знаний?

Ольга Брюханова: Оценка адекватная. ЕГЭ состоит из таких навыков, как умение правильно писать, произносить слова и строить грамматические и речевые конструкции. К сожалению, наш формат не предполагает творчества, развития креативного мышления. Экзамен по литературе – это не творческий, а ученический экзамен, где ребенок должен показать свои знания, умение работать с информацией и отвечать на поставленный вопрос. Эта задачу не творческого, репродуктивного уровня ЕГЭ хотели решить, введя итоговое сочинение, но, на мой взгляд, оно не выполнило своей миссии. Я иногда провожу экспертизу городских сочинений и с горечью констатирую: дети подсаживаются на краткие содержания произведений, мы видим в этих работах пересказ пересказов. Есть мотивированные школьники и хорошие школы, есть отдельные регионы с качественным образованием. А есть регионы с очень сложным экономическим положением, где качество образования невысоко, и ЕГЭ там другого уровня.

Еще одна важная проблема, пожалуй, даже геополитическая и политическая – мы не видим сводки ЕГЭ по регионам. Все-таки равными возможностями дети у нас не обладают.

Сергей Медведев: Это заявлялось в качестве главной цели ЕГЭ – уравнять шансы детей из больших городов и из удаленных регионов. С вашей точки зрения, за эти десять лет эти весы как-то выровнялись? Количество поступивших в ВШЭ из разных российских регионов за десять лет очень сильно выросло.

Александр Снегуров

Александр Снегуров: Эти данные не отражают всей картины. Я считаю, что этого не произошло. Говорилось, что крупные города: Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Омск, Саратов, – концентрируют в своих вузах жителей этих же городов или их ближайшего окружения. А сейчас многие люди из регионов уезжают учиться в Москву и Санкт-Петербург. Сейчас, кстати, моя ученица находится в экспедиции от Высшей школы экономики, работает экспертом-аналитиком в Магадане, на Колыме. Сотрудники и студенты магаданского университета сожалеют о том, что хорошие и мотивированные студенты утекают из этого региона. Если они попадают в ВШЭ, то дают для нее хорошую статистику, а для того региона и того вуза – плохую.

Сергей Медведев: Это уже проблема не ЕГЭ, а вообще устройства российской жизни, распределения бюджетных ресурсов.

Александр Снегуров: Налицо переплетение с общим комплексом социально-экономических и политических проблем. А ЕГЭ встроен в эту достаточно плохо функционирующую систему. Эта система не отработана, она приняла на себя грехи общей обстановки. Теперь уже неясно, что в ЕГЭ от самой негодной процедуры, а что воспринято от среды.

Сергей Медведев: Вы говорите о проблемных регионах. Как это может повлиять на саму оценку, ведь задания ЕГЭ общие для всей России?

Ольга Брюханова: Задания те же самые. С чем был связан вопрос введения видеонаблюдения и жесткого контроля? Я московский эксперт и знаю, что у нас всегда был жесткий контроль. Дело чести руководителя пункта приема экзамена – вывести человека, который неправильно что-то делает: это его репутация. Некоторые регионы, в частности Северный Кавказ, Дальний Восток, удаленные от городов места, действительно делали не очень честные шаги. Дети, может быть, не виноваты, но и знания там не очень высокие. Я была на одной учительской конференции в Махачкале после того, как вводилось жесткое видеонаблюдение: дети пошли более сильные, потому что жесткий контроль сыграл положительную роль. Все-таки наши дети отличаются по качеству образования, даже центр Москвы по мотивации детей отличается от окраин города.

Александр Снегуров: Это подтверждение того, что не произошло демократизации, того, на что это было нацелено: равные возможности…

Сергей Медведев: Коррупционность экзаменационной процедуры стала меньше за эти десять лет?

10–11-й классы – вот где как раз группируется коррупционная составляющая

Александр Снегуров: Коррупционная составляющая в целом в стране за эти годы возросла, и как же она уменьшится в этом сегменте? Просто это приобрело какие-то иные формы, может быть, более искусные или более уродливые. Теперь же появился такой буферный интервал между обучением до девятого класса и поступлением в вуз. 10–11-й классы – вот где как раз группируется коррупционная составляющая. Масса репетиторов кинулась в эту область.

Сергей Медведев: 10–11-й классы превращаются в натаскивание людей на ЕГЭ. Это достаточно абстрактная процедура, оторванная от реального знания, которое пригодится в дальнейшем.

Александр Снегуров: Это еще один инструмент для роста коррупции. Программа не изучается, а в 10–11-м классе нужно изучить очень многое, что соответствует новому уровню формирования мировоззрения. Как раз на этом очень важном педагогическом этапе происходят тренировочные процедуры.

Сергей Медведев: С другой стороны, все-таки через ЕГЭ проникает какое-то знание.

Ольга Брюханова: Этот экзамен массовый, и мы должны выдумать такую форму проверки знаний, чтобы вся страна сдала и не оказалась у разбитого корыта.

Сергей Медведев: Где же здесь золотая середина? Натаска на ЕГЭ уводит людей от реального знания, и как тогда проверять?

Александр Снегуров: Человек многое узнает через ЕГЭ, а какие-то маршруты этих карт специфические, они почему-то минуют общую эрудицию человека, хотя, казалось бы, это должно включаться в вопросы.

Сергей Медведев: Я тоже как преподаватель ВШЭ вижу огромный дефицит фонового знания, базовой культуры, литературы, музыки, живописи, каких-то вещей, которые для нашего поколения были самоочевидны. Они как-то проникали с общим потоком культуры независимо от образовательного ценза.

А школа вообще может дать стобалльное знание, или без репетитора и специальной подготовки не обойтись?

Ольга Брюханова: Смотря какая школа. Есть школы, куда дети поступают по конкурсу, где мотивированная среда и преподаватели работают на определенном уровне с высочайшими требованиями, с высоким уровнем заданий. Школа может дать стобалльников, но тут очень трудно с профильными предметами, они требуют дополнительной подготовки. Поэтому мы все-таки немного лукавим, когда говорим: у всех детей равные возможности. Те дети, которые имеют возможность ходить на курсы или иметь репетиторов, оказываются в гораздо более выигрышной ситуации.

Сергей Медведев: И в советское время было невозможно поступить в хороший вуз без репетитора. Репетиторство – это некоторое паразитическое сословие вокруг ЕГЭ или это действительно агенты передачи знаний?

Александр Снегуров: На сегодняшнем этапе это спасительный инструмент для российской педагогики, потому что в силу разных причин в большинстве образовательных учреждений нашей страны педагоги не дают достаточного уровня знаний. Репетиторы порой не только тренируют, но и дают базовые представления, которые ребенок должен иметь уже в 5–6-м классе, а он благодаря репетитору приобретает их в 8–9-м классе. Так что функции школы постепенно переместились в эту сферу. Многие дети уже не хотят обучаться в школе, им интереснее с репетиторами. Репетитор – это человек, который вводит в область знаний в принципе, а не только в узкий коридор поступления в вуз.

Сергей Медведев: Вся эта кутерьма 10–11-го класса, подготовка к поступлению, высокие баллы ЕГЭ – нужно ли оно? Может быть, это что-то постсоветское, российское? В Швейцарии феноменально низкий процент людей с высшим образованием. Там практически нет школьных учителей с высшим образованием. Имея высшее образование, ты моментально получаешь огромные карьерные преимущества.

Ольга Брюханова

Ольга Брюханова: Наверное, это нечто постсоветское: тогда развалилась система профессионального образования, мы потеряли определенные профессиональные ориентиры. Высшее образование хоть как-то повышает интеллектуальный потенциал нации, другое дело, насколько оно качественное. Одна моя коллега, уйдя из высшей школы, отработав там 25 лет, сказала: я чувствую, что мои знания рутинные. Мой ребенок, ученик или студент, может знать гораздо больше, выуживая эту информацию из интернета. Дети хотят развиваться, но зачастую среда не дает им этого потенциала. Современные дети скучают в школе, им нужен индивидуальный подход, наставничество, нужно, чтобы двигались за их образовательными потребностями. К сожалению, та индивидуализация образования, о которой мы говорим, в средней школе дается с трудом: все-таки школа массовая. Репетиторы помогают вытягивать из ребенка интерес к определенному предмету.

Я считаю, что не нужно такого обилия вузов при низком уровне образования в целом. Эти баллы не нужны, потому что зацикленность на них вызывает раздражение, контрасты, конкуренцию не в той области, в какой она требуется. Идет битва за иллюзии.

Сергей Медведев: Что для вас важнее – предмет или компетенция?

Ольга Брюханова: Предмет с компетенцией. Компетенции отталкиваются от предметного материала. От знаний формируется и умение владеть этими знаниями, выход на освоение нового материала. Надо развивать у детей интерес, пресловутую мотивацию к тому, чтобы расти и двигаться. Зачастую дети лишены интереса, школа гасит его иногда на этапе начальной школы, не говоря уже о средней. Пожалуй, ЕГЭ только подстегивает детей к тому, чтобы учиться. Не все учителя готовы делать так, чтобы детям было действительно интересно учиться. Тут возникает вопрос профессиональной компетенции учителя и системы подготовки педагогических кадров, и учебных материалов, и готовности учительского сословия открываться новым технологиям.

Учителя – сословие статичное, консервативное, ригидное. Я нежно люблю своих коллег, но вижу, насколько им тяжело даются разные новшества. Нам нужны мобильные, открытые к диалогу и к самосовершенствованию учителя. Тут возникает социальный фактор: кто идет в эту профессию, кем становится учитель, когда он попадает в зависимость от нагрузки, от отношения администрации. Дело, на мой взгляд, в личности учителя.

Сергей Медведев: Александр, в вашем предмете – истории – что важнее: чтобы человек знал некий набор дат и лиц или умение сопоставить разные исторические эпохи, померить нынешнюю ситуацию в России эпохой Ивана Грозного, например?

Александр Снегуров: Системное видение, историческое сознание. Конечно, без знания определенных лиц и фактов не обойтись, но не стоит в них упираться. Я всегда говорю ученику: если ты забыл какие-то даты, ты можешь уточнить это в справочнике или в интернете. Мы проверяем память? Нет, так не должно быть. Фактологически они подготовлены, но системные причинно-следственные, аналитические выводы и сопоставления находятся на очень плохом уровне.

Сергей Медведев: ЕГЭ это каким-то образом оценивает или все это вообще проходит мимо – критическое, креативное мышление?

Александр Снегуров: Принцип, который я 33-й год пытаюсь внедрить, это проблемность видения ситуации. Да, ЕГЭ затрагивает какой-то сегмент этого общего поля моих усилий. Например, дается какой-то тезис, и ученику предлагается привести аргументы в его подтверждение и опровержение. Но все равно ЕГЭ – особый пакет каких-то предъявлений, к которому не приводит обучение в школе.

Сергей Медведев: Ольга, как вы формулируете свою сверхзадачу как учителя русского языка и литературы? С чем ваш выпускник должен выйти из школы?

Ольга Брюханова: Лет пять назад я бы сказала: это формирование определенных навыков, связанных с владением материалом, осознание своей культурной идентичности, разговор о национальном богатстве слова, русского языка. Я даже пыталась придумать механизмы социокультурной адаптации детей, социализации в широком смысле слова. Но потом я опустила руки: сколько бы я ни пыжилась иногда с музеями, театрами, разговорами, с какого-то рода творчеством, очень часто среда, семья, гены берут свое. На данный момент я вижу своей задачей поддержку интересных, развитых, мотивированных и творческих детей, помощь в их самореализации. Я помогаю, в частности, оттачивать их речь. Поскольку наши дети сейчас обделены коммуникацией в широком смысле этого слова, находятся в шорах виртуальной реальности, мы пытаемся с ними говорить, чтобы им легче было жить.

Сергей Медведев: Еще одна вещь, которую не могу не поддержать: обучение общественной, эмоциональной жизни, эмпатии, тому, чего так не хватает в современном обществе.

Александр Снегуров: Я работаю и с учениками начальной и средней школы, и с абитуриентами. Я вижу, насколько востребовано воспитание эмоций и укрепление нравственной конструкции, которая потом будет помогать усвоению знаний. В области истории это тоже очень важно: факты без нравственного прочтения сухи. В начальной школе открытость, способность к эмпатии на высоком уровне, она дана от природы, ее нужно поддерживать. А потом, уже к 5–6-му классу идет некоторая заглушка, ребенок со своей широкой гаммой чувств и представлений как-то усыхает. Потом, в 9–10-м классе у некоторых может быть возрождение этого, а у кого-то оно не наступает. Кстати, здесь так же важна роль репетитора: это может произойти в общении с ним. Ведь у некоторых педагоги сформировали такое представление о себе в плане самооценки и самореализации, что ребенок говорит о себе: я дебил, я урод. И тут же к этому состоянию подкатывает вагон с вопросами ЕГЭ.

Это подготовка винтиков для будущей корпоративной системы, офисных работников, менеджеров

Сергей Медведев: Это подготовка винтиков для будущей корпоративной системы, офисных работников, менеджеров. Он этим винтиком катится из школы через ЕГЭ, а затем уже встраивается в корпорацию.

Ольга Брюханова: Я пытаюсь залезать к детям в душу через литературу. Насколько ты эмоционально, внятно, душевно будешь говорить о произведении, настолько оно и откликнется. Дети – прагматики, рационалисты, заточенные под конкретные цифры и конкретную выгоду. Мы живем в обществе потребления, и, пожалуй, дети чутче всего это сканируют. Дети, рожденные в 2000 годах, уже четко все понимают: а нужно ли действительно иметь высокие баллы, а насколько важно мне учиться, я же и так сдам?

Сергей Медведев: Вопрос: а зачем мне надо это знать? Но знание обладает абсолютной ценностью: знать нужно потому, что это есть.

А что вы думаете о современном цифровом поколении, поколении Гугла, которое моментально может загрузить любую информацию из сети, которое интегрировано в рынок: как они изменились, какие они ученики?

Ольга Брюханова: Я – мама этого поколения, у меня сын-выпускник. Каждое поколение родителей отрабатывает какие-то свои неотработанные вещи вместе с детьми. Я вижу причину в формировании нынешних детей и в родителях тоже. Мы очень стараемся, мы заточены на успех, мы тревожны, пережив определенные социальные катаклизмы, и хотим от всего уберечь наших детей. Но эти дети иногда отстраняются от нас, они более мудры, больше заточены на открытость миру, менее консервативны, способны на критическое мышление. Они очень мобильны и обучаемы, быстро усваивают информацию – и это не только в освоении гаджетов, но и в освоении новых течений в музыке или новых произведений литературы. Они более открыты ко всему новому, легко общаются с разного рода блоками информации. Но долго концентрироваться на определенной задаче или целях они не могут, им всегда нужна мотивация.

Может быть, это мое советское воспитание, но мне немножко жалко, что они лишены такой ценности, как коллективизм, эмпатия, умение сострадать. На своей странице в "ВКонтакте" я расположила один пост Нюты Федермессер, где она очень эмоционально говорит о необходимости паллиативной помощи. Дети очень живо отозвались на предыдущий пост, в котором сказано, что если ребенка удаляют с государственного экзамена, то ему два-три года не дают пересдавать. А на этот пост живо откликнулись только двое. Душа не отвечает, нет чувства коллективизма и ответственности за общее дело, осознания своей значимости в социальных процессах, и очень жалко.

Сергей Медведев: Как вы считаете, в школе нужны экзамены, оценки? Может быть, это ненужный стресс?

Александр Снегуров: Цивилизация должна привести к отмене оценок. По крайней мере, в ближайшей перспективе вполне возможно было бы аттестовывать ребенка по школьным контрольным работам, а потом эти баллы участвовали бы в рассмотрении его кандидатуры на поступление в вуз.

Сергей Медведев: Остается уповать на прогресс и цивилизацию. Пока что прогресс идет слишком медленно. Мы желаем всем выпускникам и абитуриентам максимального успеха, желаем им набрать те самые заветные сто баллов!

ЕГЭ, или Спринт во взрослую жизнь

496 |

ЕГЭ в нашем обществе существует уже более десяти лет, выросло целое поколение, полностью обучавшееся под знаком единого экзамена. Пришло время подвести некоторые промежуточные итоги: стал ли Единый госэкзамен благом или проклятием системы российского образования. Об этом рассуждает наш корреспондент Екатерина Климович.

- Я встаю в семь утра, а ложусь где-то в час, - рассказывает ученица 11 "Б" класса лицея №106 Элина Сунагатова. - В школе семь уроков, потом репетиция танцев для последнего звонка и выпускного. Возвращаюсь домой часа в четыре, ем и немного отдыхаю - в основном листаю соцсети. Затем начинаю заниматься: поскольку учусь в математическом классе, мне нужно в течение недели решить один вариант ЕГЭ по математике, физике и по русскому - чтобы самой быть спокойной. Это просто тренинг, как у спортсмена. Решение одного варианта по математике (19 заданий) может занимать до четырех часов.
Еще нужно как-то успевать и спортом заниматься - иначе все время сидишь, позвоночник искривляется - так что три раза в неделю хожу на фитнес. Ну а потом еще и школьная домашняя работа есть… Тем не менее я так все организовала, что в субботу к урокам вообще не притрагиваюсь.
- Они еще умудряются ездить на вузовские олимпиады, - добавляет учитель.
- По воскресеньям, в основном в феврале-марте и в каникулы.
- А кем ты хочешь быть, Элина?
- Инженером. Хочу поступить на разработку и эксплуатацию нефтяных месторождений.
А мне кажется, эта девушка не потеряется и во многих других профессиях. Вообще 11 класс для любого подростка, думающего о поступлении в вуз и дальнейшей жизни, - хоть раньше, до ЕГЭ, хоть сейчас - как финишная прямая, разбег перед финальным прыжком - экзаменом и переходом во взрослую жизнь. И он подразумевает не только трудности, но и ощущение широты своих возможностей, и сладкое предвкушение: что там, за горизонтом? Конечно, это только про тех, кто любит учиться и работать.
Стал ли этот финиш в 11 классе тяжелее с введением ЕГЭ - ведь немало тех, кто до сих пор высказывается за его отмену? Например, глава РАН Александр Сергеев считает, что он препятствует научному подходу к предметам. А что думают по этому поводу сами школьники, учителя и преподаватели вузов, куда поступают по единому госэкзамену? Все это мы и решили выяснить.

«Коровьевские штуки» русского языка
Сегодня в 11-м классе черниковской школы №98 - урок по «Мастеру и Маргарите». Ребята разделили между собой несколько тем для презентаций - и правда, одна интересней другой! В самом деле, почему Воланда - дьявола - и его свиту мы воспринимаем скорее как друзей и союзников, а вот к москвичам, над которыми они издеваются, - никакого сострадания? Ну а какое сострадание может быть к карьеристу Берлиозу, который распоряжается дачами в Переделкино и творческими месяцами в Ялте (и считает себя в полном праве делать это благодаря своим литературно-редакторским талантам и верному политическому чутью). К похожему выводу приходят и ученики: да описанные москвичи страшнее воландовской свиты! И вполне заслужили «коровьевские штуки».
Следующий урок - русский - как раз по моему вопросу. Повторяют правописание предлогов и союзов. А это сегодня и многим взрослым бы не помешало. Все ли помнят, как правильно - «в течение» или «в течении»? Лично заверяю - далеко не все! Словом, полезно для всех, а для тех, кто собирается сдавать ЕГЭ, - прописано в программе. Вот мы и видим, какие подходы к словесности и госэкзамену по ней применяет режиссер всего этого действа - учитель русского языка и литературы школы №98 Людмила Вагина.
- А давайте вспомним, что было раньше - до ЕГЭ, - говорит она. - По русскому языку был устный экзамен - по желанию. Одно время в 10-11 классах его вообще отменили, и мы уходили с оценкой в 9-м, а выпускным экзаменом и по русскому, и по литературе было сочинение. И давайте прямо скажем: сочинение на пяти-семи страницах - это как картина маслом. Такие дано писать не каждому.
Потом одумались: русский вернули. Затем, когда появился ЕГЭ, мы почувствовали себя очень неуютно - и в какой-то момент литература вообще отошла на второй план: экзамен по ней был выборочным. Здесь действительно была большая опасность - уйти исключительно в прорабатывание правил. Я на этом никогда не зацикливалась, потому что убеждена: литература ни в коем случае не должна быть в ущербе, если ребенок не начитается ее в школе - потом уже вряд ли восполнит этот пробел. А как использовать все это на экзамене по русскому? В нем есть сочинение по прочитанному тексту, где надо сформулировать проблему, поставленную автором, высказать собственную позицию и привести два примера из литературы. Так что текст, который ты хорошо знаешь и любишь, очень даже может пригодиться.
Небольшое сочинение (150-300 слов) оценивается по многим критериям: грамотность, орфография, пунктуация, логика, речевое богатство, поднятые проблемы, литературные примеры. Но главное - не это. Тексты и сочинения - о любви, ответственности, совести, они проверяют и личные качества выпускника. Пусть меня сочтут романтиком - я убеждена, что мы воспитываем душу!
Что касается ЕГЭ по русскому в целом - он систематизирует знания. Все пройденное к 10-11 классу становится таким большим облаком в голове ученика, а тут сама структура экзамена предполагает повторение определенных тем - в соответствии с программой. И я убеждена: ребенок, спокойно, на четверку усваивающий ее, способен хорошо сдать ЕГЭ без всяких дополнительных занятий и репетиторов - от 60 баллов и выше. У нас средний балл по школе в прошлом году был - 77. А пятерка начинается с 71.
- ЕГЭ - просто форма проверки знаний, - считает учитель русского языка и литературы 106-го лицея Гузель Леонова. - И к видеокамерам, и к металлоискателям надо относиться так: создаются условия для объективной проверки, равные для всех. И тогда стресса будет намного меньше.
- Обычно ЕГЭ обвиняют в натаскивании на определенные виды заданий. Есть опасность скатиться в это? И как ее избежать?
- Работать системно с пятого класса. Все должно нарабатываться по чуть-чуть. Например, мы регулярно выполняем задания по культуре речи: скажем, как правильно - килограмм или килограммов? Почему этим надо заниматься только в 11 классе перед ЕГЭ? С пятого же класса изучаем не только орфографию и пунктуацию, прививая функциональную грамотность, но и учим работе с текстом и на русском, и на литературе. Ученик должен говорить и писать на каждом уроке, а не только склонять по падежам. Мини-ответы, мини-сочинения на любые темы. И когда все это в системе, а не разово, спонтанно, в авральном режиме - у ребенка ситуация успеха, страха нет. А когда он в 11 классе видит задания ЕГЭ в первый раз - у меня вопрос: а чем занимались на уроках русского до этого?
И сделать так, чтобы ученики уложились в отведенное для экзамена время - три с половиной часа - тоже моя работа. Элина, сколько времени я отвожу на одно задание? Вы знаете, что к концу мая должны укладываться в минуту. Тогда больше останется на сочинение.
Ну а если системы нет - тогда будет действительно натаскивание. Вы понимаете, чем оно опасно? Ребенок приучен к одному виду задания, но его могут переформулировать - и он в ступоре. А когда он знает, что, как и почему, хоть как переформулируй - он знает, что от него требуется.
Я знаю, что у нас в городе очень много учителей, которые размышляют именно так. И поэтому в Уфе русский сдается успешно.

История как единство противоположностей
- Мы с учениками подняли статистику: до ЕГЭ количество детей из разных регионов России, которые обучались в лучших вузах страны, составляло 30 процентов. А после его введения - 70 %. Неслабый аргумент «за»? - говорит учитель истории того же лицея Ольга Васильева. - Кроме того, не я одна отмечаю: тесты как таковые сейчас уже ушли. На моем предмете самое большое количество баллов можно заработать на историческом сочинении: дается промежуток времени, и нужно описать не менее четырех исторических событий и двух исторических лиц, которые активно проявили себя в этот период. Например, вам достался период между 1700 и 1705 годами - сразу вспоминаем, что в 1703-м был основан Петербург…
- Есть сведения, что с 2020 года ЕГЭ по истории станет обязательным. Вы сторонник этого?
- Ввиду катастрофического положения со знанием истории у нас в стране я - за. Но считаю, что этот ЕГЭ тоже нужно будет разделить на базовый и профильный. Знать историю своей страны необходимо, но в такие глубины, какие требуются от поступающих на профильные факультеты, входить обязаны не все. И прежде чем все это вводить, нужно подготовить учителей, которые могли бы научить детей критическому мышлению.

Первое испытание инженера, или «угадайка» закончилась
Теперь возьмемся за естественные науки. Со времен знакомства с биографией Исаака Ньютона они перестали быть для меня чем-то чужим и непонятным, что дало свои плоды - интерес к науке и хорошие оценки. Смогла бы я их заработать на нынешних экзаменах?
- Если вы забыли формулу нахождения молярной массы газов, то можно вспомнить закон Авогадро из 8 класса…
На уроке химии, которую когда-то, кажется, я неплохо знала, обнаружилось, что с тех пор она стала для меня китайской грамотой.
- Мы делали анализ ошибок, допущенных в пробном ЕГЭ, - объяснила мне учитель химии Наталья Черкасская. - Что касается ЕГЭ в целом, я - за. Это объективность, равные возможности для поступления.
К тому же в последние годы он несколько поменялся. Раньше задания были составлены таким образом, что, даже если не знаешь, можно было угадать - один ответ из четырех отличался от остальных. А сейчас может быть и два, и три правильных ответа - и нужно указать все. И очень много заданий, связанных с применением этих знаний. Теперь уже никак не скажешь, что это «угадайка» или натаскивание. Кроме этого, естественно, есть задачи, которые нужно решить, и теоретическая часть: свойства, получение, применение веществ, техника безопасности. Тут выбрать правильный ответ можно только в том случае, если ты это учил.
- А нагрузка на детей не стала больше?
- По-моему, нет, разве что в моральном плане: один из главных вопросов - сумеешь ли поступить на бюджет.
И в связи с этим у меня есть предложение. Почему бы не организовать центры тестирования отдельно от институтов и школ? Куда ребенок мог бы прийти в свободное время и попробовать решить пробный ЕГЭ. Путь пишет хоть пять раз - так он будет чувствовать себя уверенней потом на настоящем экзамене. А в школе мы пишем только в каникулы, в определенное время - это не очень удобно для ребят.
- Это одна из самых справедливых форм экзамена, -высказались по поводу обсуждаемого предмета и сами ученики 11 «В». - Один минус - со слов выпускников, тех, кто уже сдавал: варианты могут быть неравнозначными: кому-то попадется легкий, другому - наоборот. Еще хотелось бы, чтобы можно было подавать апелляцию к первой части ЕГЭ по химии. Она проверяется компьютером. Он что-нибудь не так сосканировал, не так понял - и вот у тебя ошибка, и ничего не докажешь.

«ЕГЭ заставляет знать хоть что-то»
- Я сторонник ЕГЭ. Сегодня требования ко всем школам, для поступления в любой вуз унифицированы, и это прекрасно, - уверен учитель математики гимназии №93 Александр Столяров. - А раньше как было? В один вуз требовалось одно, в другой - немного другое. А еще я помню, как в начале 2000-х годов у меня призер республиканской олимпиады по математике не мог набрать необходимого количества баллов для поступления на бюджет. Тогда только открылись коммерческие отделения… Там был тест из 30 вопросов, каждый - нормальная олимпиадная задача. Он решил 14 - и не прошел.
Вообще ЕГЭ по математике - это не тест, как думают некоторые. Первая часть - 12 задач с открытым ответом - полученным числом. Вторая часть - семь традиционных задач, которые проверяются людьми. И еще в задачах с 13 по 19 человек должен показать и то, как получается ответ: расписать все рассуждения и преобразования.
В чем обычно ЕГЭ обвиняют? Мы примерно знаем, какие будут типы заданий (правда, их довольно много), а некоторые разделы математики - например, вектора - точно не пригодятся. А что, раньше по-другому было?
Возможно, для вузов высокого уровня - МГУ, МФТИ - это экзамен, который оценивает недостаточно объективно и строго. По крайней мере так считает ректор МГУ Виктор Садовничий - ярый противник ЕГЭ. Но фактически это не мешает ему набирать талантливых студентов: большинство поступает по олимпиадам - есть список олимпиад, которые вузы засчитывают при поступлении. И большинство моих учеников так поступают.
Но возьмем обычного среднего ученика, который не мечтает о МГУ, МФТИ и СПбГУ, а хочет просто получить приличный аттестат. О чем говорили 11-классники до ЕГЭ? «Что наденем на выпускной». Ну, не все, конечно, но половина детей просто не училась. Я даже проводил небольшие эксперименты: подходил к ребятам из других школ и задавал элементарные вопросы, предлагал решить простое квадратное уравнение. И они не могли! А сейчас хотя бы какой-то минимум должны освоить.
- Не слишком ли низки требования базового экзамена?
- Лучше такие знания - на уровне слабенькой троечки - чем никаких. Есть дети, которые и этот экзамен не могут сдать.
Я не считаю, что сегодня абитуриенты стали хуже из-за ЕГЭ. Объективные причины - то, что в 90-е годы большая прослойка хороших, крепких учителей из школы ушла, в вузах перестали заниматься педагогическими кадрами, государство не интересовалось учебным процессом в школах. И сегодня в нашей гимназии множество призеров республиканских олимпиад, есть и призеры всероссийских - но никаких материальных преференций гимназия за это не получает. И многие ли молодые талантливые выпускники вузов пойдут работать в школу?

«Хотелось бы делать больше проектов…»
Свое мнение об испытании, к которому они готовятся, высказали и ученики 11 «Б», которых мне удалось застать на уроке физики.
- Да, там есть задачи, для которых можно запомнить алгоритм решения - и идти по нему, не слишком вникая в суть. Хотя к третьей части это не относится.
- Тем не менее вещь, подобная ЕГЭ, действительно необходима: он дает шанс тем, кто не обладает большими способностями, но учится, старается, получить высшее образование, - считает Елисей Вишнев. - В то же время он требует знаний, которые для многих не-
обязательны. По-моему, человеку, который поступает на ядерную физику, необязательно знать, что такое синтаксический параллелизм, и иметь богатый читательский опыт. А у нас ЕГЭ так устроен, что баллы по русскому и по физике учитываются одинаково.
- Нам жить с русским языком. Множество людей, которые сегодня занимают уважаемые должности, говорят по-русски с ошибками.
- А вы, Елисей, уже твердо решили стать физиком-ядерщиком?
- Нет. Выбираю между компьютерной безопасностью и программной инженерией.
- Я и за ЕГЭ, и немного в сомнениях, - говорит учитель физики Татьяна Жиляева. - Не представляю другой формы проверки знаний по всей стране. Как, наверное, отметили многие, сейчас практически нет тестовой части. Зато есть, например, задача качественного характера: там нет расчетов, а просто нужно объяснить явление с точки зрения законов физики. Но все-таки приходится решать много расчетных задач. А хочется еще готовить различные проекты, изучать физику прямо на жизненных примерах - экологических ситуациях, технологических... Конечно, мы об этом говорим, но углубляться времени нет.
- К нам один раз пришел выпускник московского вуза и предложил сделать робота, - вспоминает Александр Кирсанов. - Мы согласились и сделали, причем плюс был еще и в том, что это была не только физика, но и прикладная информатика: мы и программировали его сами. И заняли второе место на всероссийской конференции. Было очень интересно. Но мы этим занимались в 10-м классе, когда ЕГЭ еще не был так близко.

Любителям космоса - преференции
А напоследок мы решили расспросить тех, кто готовит школьников к учебе в вузе вне школ, а главное - тех, кто потом работает с ними в вузе.
Николай Криони, ректор Уфимского государственного авиационного технического университета:
- Я среди тех, кто поддерживает ЕГЭ. Полагаю, что сегодня альтернативы этой форме экзамена нет. Твердый стратегический паритет - одинаковые критерии для всех школ, возможность поступать в несколько вузов по всей стране, оптимизация процедуры поступления - без вступительных экзаменов - все это очень важные шаги вперед. Рейтинг поступающих в Авиационный бывает готов практически сразу после подачи документов, что позволяет ребятам оценить свои шансы поступить на выбранную специальность.
Конечно, есть у меня и критические замечания, связанные прежде всего с трансформацией главной цели обучения в школе. Целью стала успешная сдача ЕГЭ, которая подменила получение разносторонних знаний, развитие и воспитание личности, нравственных ценностей.
Если обучение в школе сводится к тренингу формата экзамена, то студенту крайне сложно учиться в вузе. К сожалению, процент отчисляемых за неуспеваемость в учебе в нашем университете высок - более 10 %. И мы вынуждены проводить контроль остаточных знаний для поступивших. По результатам такого мониторинга предлагаем пройти дополнительные курсы по разделам математики, физики. Бесплатно! Для высокотехнологичных отраслей, а мы связаны именно с такими отраслями, архиважно готовить хороших специалистов.
Именно поэтому целесообразным было бы введение дополнительных вступительных испытаний на некоторые специальности. Особенно актуально раскрыть творческие способности студента. Хорошим инструментом для выявления креативного потенциала ребят служат наши многочисленные олимпиады. Призерам профильных олимпиад (Международная олимпиада по истории авиации и воздухоплавания имени А. Можайского, олимпиада на Кубок имени Гагарина) мы даем преференцию в 10 дополнительных баллов.
Следует отметить, что сам формат государственного экзамена совершенствуется. Сегодня в нем есть разделы, требующие развернутых письменных ответов. И сочинение снова появилось. Языковая грамотность - важный показатель культурного уровня любого человека, независимо от его специальности. Я хорошо помню проверку пригодности на должность в нашем вузе, которую практиковал Рыфат Рахматуллович Мавлютов, когда был ректором Уфимского авиационного института: отдельная комната, чистый лист бумаги, ручка - и напиши грамотный текст на любую тему.
Следует сохранять лучшее, например, советскую систему письменных ответов, а не только перебор вариантов, совершенствовать формат экзамена. Но это всё равно будет ЕГЭ. Двигаться нужно только вперед!
- И тогда мы совместим воспитание научного мировоззрения и объективную оценку знаний?
- Думаю, да.

«На первом плане - знание формата»
В БГПУ регулярно проводятся пробные ОГЭ и ЕГЭ по всем общеобразовательным предметам: по русскому языку и литературе - в Центре подготовки к ГИА и ЕГЭ Института филологического образования и межкультурных коммуникаций, по остальным - в Центре общеразвивающих программ Института дополнительного образования. Своим мнением об экзаменах и абитуриентах с нами поделился руководитель Центра общеразвивающих программ Иван Осколков:
- К сожалению, ЕГЭ и ОГЭ, как и любой экзамен, не всегда объективен. В данном случае очень важным аспектом подготовки является знание его формата. Возьмём, к примеру, экзамен по английскому: даже ребята, достаточно хорошо говорящие на языке, прошедшие зарубежные стажировки, могут сдать с плохими баллами, потому как недостаточно знакомы с процедурой его проведения. При этом часто абитуриенты, которые сдали ЕГЭ хорошо, в процессе учебы идут далеко не в первых рядах.
Зачастую к нам на репетиционные экзамены приходят для того, чтобы просто ощутить соответствующую атмосферу. Ребятам бывает достаточно пройти через это: многие даже не приходят потом за результатами. Во многом для этого к нам записываются и на программы по подготовке к ЕГЭ и ОГЭ. В год мы вместе с Центром на ИФОМК подготавливаем более 5000 детей со всей республики.
- Не секрет, что задания экзаменов каждый год усложняются. Зачем?
- Это естественно, что их изменяют, модифицируют, ведь все варианты предыдущих лет доступны в Интернете. Получается, без усложнения модифицировать нельзя.
Системе ЕГЭ сопутствует ещё один немаловажный досадный факт: в погоне за бюджетными местами абитуриенты зачастую вынуждены выбирать те специальности, на которые они могут претендовать по сумме баллов ЕГЭ, но, к сожалению, без учёта своих профессиональных предпочтений. Помочь лучше определиться с выбором будущей профессии, а значит, правильно выбрать тот или иной экзамен и серьезней отнестись к подготовке - это задача и родителей, и школьной психологической службы. На том же Западе, откуда к нам ЕГЭ и пришло, принято, чтобы молодой человек сначала нашел работу, начал содержать себя - и уже потом он решит, чем хочет заниматься и, возможно, сам будет оплачивать учебу.


Автор: Екатерина КЛИМОВИЧ.
Образование ЕГЭ

Ярославцев напугал залитый кровью подъезд: что произошло | 08.09.21

8 сентября — Всемирный день физического терапевта. Накануне праздника корреспондент «Яркуба» посетила физиотерапевтическое отделение Клинической больницы имени Н. А. Семашко, где жители региона проходят реабилитацию после инфаркта, инсульта и коронавирусной инфекции.

В период пандемии COVID-19 профессия врача-физиотерапевта оказалась незаменимой. К сожалению, после перенесенной инфекции у людей разного возраста встречаются неврологические и физиологические осложнения. В больнице имени Семашко пациентам дают возможность вернуться к полноценной жизни. Здесь проводятся программы для лечения заболеваний сердечно-сосудистой и нервной систем, опорно-двигательного аппарата, желудочно-кишечного тракта. Для каждого комплекс процедур подбирается индивидуально. По ОМС пациенты получают услуги врача лечебной физкультуры, гастроэнтеролога, травматолога-ортопеда, логопеда и клинического психолога. Каждый из специалистов обладает документально подтвержденными навыками физиотерапевта или гирудотерапевта.

Физиотерапевты из Ярославля рассказали, как восстанавливают пациентов после COVID-19

Больница имени Н. А. Семашко славится собственным минеральным источником. Сегодня он применяется для лечения и профилактики различных заболеваний. Вода поступает из скважины глубиной 250 метров, по составу она является хлоридно-сульфатно-натриевой с повышенным содержанием магния и брома. Пациенты учреждения принимают минеральную воду внутрь и в виде ванн.

Физиотерапевты из Ярославля рассказали, как восстанавливают пациентов после COVID-19

Кроме того, в стенах больницы используют сульфидно-иловые грязи из донных отложений озера Горькое Алтайского края.

— Грязи оказывают благоприятное воздействие на опорно-двигательный аппарат, — рассказала заведующая физиотерапевтическим кабинетом, врач гастроэнтеролог Елена Борисова. — Мы вводим их в организм методом электрофореза. То есть грязь наносится на область сустава, после чего покрывается прокладкой аппарата гальванизации. Под действием электрического тока грязи преодолевают кожный барьер и попадают на суставные поверхности.

Физиотерапевты из Ярославля рассказали, как восстанавливают пациентов после COVID-19

Физиотерапевты из Ярославля рассказали, как восстанавливают пациентов после COVID-19

Также ярославская больница славится самым большим в области отделением теплолечения, где используется озокерит. Природные смолы, из которых изготавливается компресс, восстанавливают функции конечностей и бронхов.

Физиотерапевты из Ярославля рассказали, как восстанавливают пациентов после COVID-19

Леонид Егоров проводит процедуры гирудотерапии. Это метод воздействия на организм медицинских пиявок. Курс процедур способен помочь при борьбе с осложнениями тяжелых заболеваний.

Физиотерапевты из Ярославля рассказали, как восстанавливают пациентов после COVID-19

В физиотерапевтическое отделение Клинической больницы имени Н. А. Семашко направляются жители региона и соседних областей. Заведующая Физиотерапевтической поликлиникой, врач-невролог Ирина Галочкина призывает приступать к реабилитации сразу после двухнедельной адаптации после коронавирусной инфекции. Курс процедур направлен на восстановление нервной и сердечно-сосудистых систем, интеллектуальных способностей, а также устранение синдрома раздраженного кишечника и других осложнений.

Физиотерапевты из Ярославля рассказали, как восстанавливают пациентов после COVID-19

Чтобы пройти реабилитацию в отделении физиотерапии, необходимо предоставить направление от терапевта, отрицательный результат ПЦР-теста, полис ОМС. С актуальным перечнем документов можно ознакомиться в регистратуре по телефону 8 (4852) 59-41-24.

Читайте другие материалы: Онколог назвал самое распространенное среди ярославцев онкологическое заболевание

Эхо Москвы в Перми - Воспоминания об учителях. Пермяки отвечают на вопросы ЕГЭ по истории

22:00, 04 октября 2007

Вячеслав Дегтярников:
Здравствуй, Пермь! Мы сегодня посвящаем «Разворот» Дню учителя. Сейчас попытаемся вместе с вами сдать экзамен по истории, вернее, ЕГЭ по истории.

Роман Попов:
И вообще поговорить про ЕГЭ, про то, что должны делать учителя: воспитывать или просто читать предметы…

В.Д.:
Нет, вот все-таки давай попытаемся…

Р.П.:
Мы начнем с ЕГЭ.

В.Д.:
Зададим восемь вопросов, попробуем на них ответить.

Р.П.:
Давай.

В.Д.:
На самом деле ВЦИОМ - Всероссийский центр изучения общественного мнения – провел очередной опрос, по которому выяснилось, что лишь 2% взрослых россиян сдали бы экзамен по истории на «отлично». Значит, изначально ВЦИОМ спрашивал вообще, какой интерес к истории проявляют жители России. Так вот, значит, 7% интересуются, читают книги по истории, смотрят исторические фильмы, посещают музеи. Треть опрошенных – это 32% - интересуются время от времени. Не проявляют интерес к этой теме 54% респондентов. Среди них 36% опрошенных отмечают, что в школе, институте интересовались отечественной историей, теперь у них просто на это нет времени и особого желания. 18% никогда не интересовались историей страны. Значит, респонденты, которые старше 60-ти, они, в общем, чаще интересуются этой тематикой – таких 12%. Молодые – всего 5-8% интересуются историей страны. Ну что ж, давайте попробуем поотвечать на те вопросы, которые задавал ВЦИОМ россиянам. Это вопросы, взятые, значит, из демонстрационного варианта ЕГЭ 2007-го года по истории для 11-х классов школы. Телефон прямого эфира 261-88-67. Эфирное ICQ 404-582-017. Призы не раздаем, просто попытаемся ответить. Тебя будем экзаменовать?

Р.П.:
Давай.

В.Д.:
Значит, спрашивал ВЦИОМ, что в XVI - начале XVIII века называлось «приказами»? Это рассылаемые царём указы, это органы центрального управления или это решения Земского собора или распоряжения Боярской думы. Как ты считаешь? И заодно наших радиослушателей попробуем поэкзаменовать.

Р.П.:
Нам пишут по ICQ: «Решения Земского собора». Так же нам по ICQ отмечается… знаешь кто, наш старый друг с тобою, Олег Коневских. Он пишет нам: «Очень многие журналисты окончили педагогические вузы. Особенно много среди наших коллег историков. Теперь, кстати, большинство продолжает учительскую работу, лишь косвенно натаскивая молодых репортеров и публицистов во время практики». У нас есть телефонный звонок.

В.Д.:
Слушаем вас. Здравствуйте.

Слушатель:
Доброе утро. Ну, приказы – это, конечно, органы управления, аналог нынешних министерств.

В.Д.:
Отлично. Вы, в общем, попали в небольшинство, к сожалению, россиян. Так ответили 23%. 27% россиян посчитали, что это рассылаемые царем указы.

Р.П.:
Как вас зовут?

Слушатель:
Владимир.

Р.П.:
Владимир, и раз уж вы нам дозвонились, давайте узнаем у вас следующий момент. Для вас День учителя – это вообще считается каким-то знаковым днем, памятным, может быть? Вы вообще помните, что сегодня День учителя?

Слушатель:
Ну вот, к сожалению, только сейчас вспомнил. Ну, в принципе, да, конечно. Но я довольно давно школу окончил, в 73-м году. Учителя разные были. Некоторые – даже сейчас и не помнишь, как звали, а некоторые, особенно, кстати говоря, учительница истории, которая, ну, к сожалению, я тоже уже забыл, как ее зовут, но она учила нас где-то в 5-6 классе. Причем рассказывала настолько интересно, что когда звенел звонок, мы отказывались уходить из класса. Вот это я хорошо помню.

Р.П.:
Ясно, ясно, Владимир, спасибо вам большое…

Слушатель:
Можно еще небольшое замечание?

В.Д.:
Конечно.

Слушатель:
Вот знаете, меня всегда поражало, как наше общество не усваивает, что ли, уроки истории. Вот я помню, когда началась перестройка, сколько ведь писали в толстых журналах, выступали публицисты, то есть, казалось бы, всю эту нашу советскую историю осветили буквально до мельчайших деталей. И вот проходит с того времени лет 15, и сейчас, например, в откликах на какие-нибудь фильмы, там типа вот Солженицына поставили «В круге первом», люди поражаются: ах, как нам открыты глаза, и прочее. Так это же было все известно. Получается так, что у нашего народа в одно ухо влетает, а в другое вылетает. К сожалению, так.

В.Д.:
Ну, это совпадает, опять-таки, с данными ВЦИОМа. Там ведь, мы же сказали только что, что 54% россиян вообще не проявляют интереса к теме отечественной истории.

Слушатель:
Ну, тогда все пылали.

В.Д.:
Ну, видимо, не все. Может быть, нам это просто казалось. Спасибо, Владимир, за ваш звонок. Продолжаем некий урок истории, некий экзамен по ЕГЭ, опираясь на данные ВЦИОМа. И опять-таки задаю вопрос. В каком веке Россия была провозглашена империей? – спросил ВЦИОМ у россиян. Варианты ответа: 16-й, 17-й, 18-й, 19-й.

Р.П.:
Здравствуйте. Алло.

Слушатель:
Здравствуйте.

В.Д.:
Как вы считаете?

Слушатель:
В 18-м веке.

Р.П.:
В 18-м веке. Может быть, вспомните…

Слушатель:
1721 год.

Р.П.:
Отлично.

В.Д.:
Вот вы попали в большинство, на самом деле. Так ответили 28% россиян. 24% россиян посчитали, что это 17-й век.

Р.П.:
Как вас зовут?

Слушатель:
Михаил.

Р.П.:
Давайте, расскажите немножко. Вас что-то связывает с Днем учителя?

Слушатель:
Ну, я в школе учился.

Р.П.:
Ну, это понятно, как и всех. Может быть, вспомните своих учителей?

Слушатель:
Ну да, в принципе, я помню учителей нескольких. Вот первого учителя, конечно, потом учителей истории в основном, потому что я ей интересуюсь. Ну, и классных руководителей некоторых.

В.Д.:
Михаил, скажите, вот самое яркое впечатления о школе позитивное и самое яркое негативное?

Слушатель:
Так, ну… Их много как бы было. Вот самое яркое, значит, 1-ое сентября в первый раз…

В.Д.:
Это позитивное?

Слушатель:
И выпускной вечер.

В.Д.:
Это позитивное или негативное?

Слушатель:
Это позитивное.

В.Д.:
А негативные навскидку, прямо вот не думая?

Слушатель:
Нет, не скажу. Они были, конечно, но как бы не настолько яркие.

В.Д.:
То есть, не остались в памяти?

Слушатель:
Нет, они остались, но я предпочитаю не вспоминать.

В.Д.:
Хорошо. Спасибо, Михаил, за звонок. Продолжаем идти по опросу ВЦИОМа. Следующий вопрос, который задавали россиянам, вот по опросу ВЦИОМа. Освобождение крестьян от крепостной зависимости относится к царствованию: Николая I, Николая II, Александра II или Александра III? Вот такой вопрос задал ВЦИОМ россиянам. И соответственно, мы задаем его вам, уважаемые земляки, дорогие радиослушатели «Эха Москвы». Может, попытаемся тоже ответить.

Р.П.:
Вот тут меня удивляет знаешь что, я смотрю сейчас на статистику, я виду, что большинство опрошенных ответили все-таки правильно, и это, наверное, хорошо.

В.Д.:
Посмотри, сколько ответили правильно и сколько затруднились ответить.

Р.П.:
Вот это вот меня и пугает, что пункт «затруднились ответить» ровно такой же, как и количество правильных ответов. У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте. Алло.

Слушатель:
Доброе утро. Меня зовут Ольга.

В.Д.:
Ольга, итак, освобождение крестьян от крепостной зависимости относится к царствованию ...

Слушатель:
Александра II.

В.Д.:
Александра II, это помните. С вами согласилось 34% россиян.

Р.П.:
Ну, а затруднились ответить 33% россиян, что, собственно говоря, примерно поровну получается. Ольга, расскажите немного о своих учителях.

Слушатель:
Наверное, я бы ничего хорошего о своих учителях не рассказала. Наверное, в силу того, что учительская профессия оплачивается плохо, но стабильно из государственной казны, в школы идут (нет, это только мое мнение) идет всякий сброд, который считает, что для работы с детьми ничего не нужно, кроме педагогического образования. И мои впечатления о моих учителях, которые учили меня, это были большей частью мерзкие, скучные тетки, по-другому не назовешь. Нет, на самом деле были вполне вменяемые учителя, которых я, допустим, сейчас вспоминаю с удовольствием. Но в основном ничего хорошего об учителях мне на ум не приходит. Я очень надеюсь, что когда будет учиться, допустим, мой сын, у меня будет больше, скажем так, рычагов давления, управления, чтобы обезопасить его от влияния такого вот учительского сброда.

Р.П.:
Ну скажите, ведь благодаря каким-то учителям вы помните про Александра II?

Слушатель:
А, да, у нас была замечательная преподавательница истории, Вера Вячеславовна, она сейчас учитель 133-й школы, если не ошибаюсь. Вот. Ей я передаю просто пламенный привет, ее поздравляю.

В.Д.:
Спасибо, Ольга, за ваш звонок. Все-таки не все негативное есть, оказывается, и в вашем школьном воспитании. Были и позитивные моменты. Следующий вопрос ВЦИОМа, я сразу к нему перехожу. В XIX в. представителей общественной мысли, отрицавших культурные, духовные ценности предшествующих поколений и современного им общества, выступавших против пережитков крепостного права, называли, – спросил ВЦИОМ, – диссидентами, еретиками, раскольниками или нигилистами? Есть уже, видимо, ответ. Здравствуйте.

Слушатель:
Добрый день. Здравствуйте. Это Бессонов Алексей Борисович. Вы знаете, вот учителем Александра Македонского…

Р.П.:
Нет, Алексей Борисович, стоп. Мы вам задаем вопрос по истории. Слушайте внимательно. Слава, повтори.

В.Д.:
В XIX в. представителей общественной мысли, отрицавших культурные, духовные ценности предшествующих поколений и современного им общества, выступавших против пережитков крепостного права, называли: диссидентами, еретиками, раскольниками или нигилистами?

Слушатель:
Нигилисты, конечно.

Р.П.:
Нигилисты.

В.Д.:
Таких, как вы, россиян оказалось 33%, которые так ответили. При этом опять-таки 32%...

Р.П.:
Затруднились ответить.

В.Д.:
Не вспомнили, как называли… Почему нигилистов называли нигилистами.

Р.П.:
А теперь, Алексей Борисович, собственно, вам слово.

В.Д.:
Видимо «Отцы и дети» им не знакомы.

Слушатель:
Так вот, учителем Александра Македонского был Аристотель, автор «Формальной логики». Карамзин, автор «Государства российского», воспитывал, так сказать, русскую императорскую семью и так сказать и так далее. Я к чему это хочу сказать? Что вот действительно, уверяю вас, что ну, к сожалению, вот то, что мы пережили в 90-ые годы, страшные годы, но на самом деле все, конечно, закладывается в человека в школе. Поэтому это очень важная профессия.

В.Д.:
Вот, хотелось бы у вас спросить: самое яркое позитивное впечатление от школы и негативное впечатление от вашей школы.

Слушатель:
Ну, я вырос в таком рабочем районе, очень так сказать… Нет, нормальная была школа, очень достаточно, надо сказать, приличная и так сказать возились с нами и так далее. Но вот мой процесс формирования он прошел в армии. То есть я вот, так сказать, полностью сформировался, может быть, и получили и положительные, и отрицательные качества именно в армии, вот поэтому я думаю, что это там.

В.Д.:
Ладно, спасибо огромное Алексей Борисович. Значит, продолжаем, и как раз к армии переходим. Следующий вопрос ВЦИОМа звучал так… Это не вопрос ВЦИОМа, конечно же, это варианты демонстрационного ЕГЭ за 2007-ой год по истории.

Р.П.:
Нет, ну задавали-то ведь люди из ВЦИОМа на улицах?

В.Д.:
Ну да, задавали люди из ВЦИОМа. В результате отступления русских войск в начале Отечественной войны 18-го года, что случилось: Наполеон разбил русские войска…

Р.П.:
812-го года.

В.Д.:
Да, 812-го. Я так и сказал.

Р.П.:
Ты сказал 18-го.

В.Д.:
18-го? Извиняйте.

Р.П.:
1812-го года, конечно.

В.Д.:
Наполеон разбил русские армии по отдельности, французская армии захватила Киев - варианты ответа, - французская армия подошла к Санкт-Петербургу, русским армиям удалось соединиться под Смоленском. Более сложный такой вопросик.

Р.П.:
Да ничего сложного в этом вопросе нет. В результате отступления русских войск в начале Отечественной войны 1812-го года.

В.Д.:
Что случилось: Наполеон разбил русские армии по отдельности, французская армия захватила Киев, французская армия подошла к Санкт-Петербургу, русским армиям удалось соединиться под Смоленском?

Р.П.:
У нас есть телефонный звонок.

В.Д.:
Да, слушаем вас, здравствуйте. Так что же случилось?

Слушатель:
Алло. Здравствуйте. Русским армиям удалось соединиться под Смоленском.

Р.П.:
Отлично, отлично.

В.Д.:
Как вас зовут?

Слушатель:
Ирина.

В.Д.:
Ирина, ну, таких как вы оказалось действительно очень много, 43% россиян.

Слушатель:
Я рада.

В.Д.:
Вот, а затруднились ответить 33%.

Р.П.:
А вообще очень хорошо, что наши слушатели, дозваниваясь, отвечают с первого раза, отвечают правильно. По крайне мере это говорит об интеллектуальном уровне наших слушателей. Потому что вот такие вопросы - это же базовые вопросы, они очень просты. На них должен ответить любой взрослый человек. Это такие основополагающие понятия. Ирин, давайте немножечко повспоминаем школу, вашу школу. Какие у вас есть впечатления от ваше школы, ощущения, каких учителей запомнили?

Слушатель:
Ну, на самом деле моё самое яркое воспоминание, наверное, как и у многих, это первое сентября. Правда оно случилось не в Перми, а на Рязанщине, где я пошла в первый класс. А вот что касается вообще моих воспоминаний об учителях, я, наверное, соглашусь с девушкой, которая звонила перед этим, о большинстве мерзких теток, к сожалению.

В.Д.:
Ну, ладно. Спасибо, конечно, за звонок. Р.П. Нет, почему же, почему же, почему же. Давайте так… Вот сейчас нам звонила Ольга, да, она, в принципе, обосновала свою точку зрения про большинство мерзких теток, она сказала. Давайте расскажите вы немножечко.

Слушатель:
Ну, я, в принципе, тоже могу это обосновать. Мне кажется просто, что к ученикам нужно относиться с большим уважением. И учитель должен быть заинтересован в детях, давать им больше, чем он знает. На самом деле, ведь важно не научить ребёнка, не дать ему какую-то информацию, а заинтересовать его, чтобы он сам дальше мог думать, искать то, что ему нужно. Вот мне кажется, по крайней мере, в моей школе больше были заинтересованы в том, чтобы дети не шалили и отвечали на вопросы, которые им задают.

Р.П.:
Ну и тем не менее, наверняка, у вас есть впечатления об учителях, которые выпадали из этого общего ряда? Или нет?

Слушатель:
Нет, к сожалению.

Р.П.:
То есть у вас все учителя вот были примерно такими же? Большинство мерзких теток?

Слушатель:
Да, к сожалению. К сожалению это так.

В.Д.:
Переходим к следующему вопросу…

Р.П.:
Подожди, можно я зачитаю несколько сообщений по ICQ, они всё равно приходят. «А моя классная руководительница танцевала в балете «Толстых» Панфилова. Её креативный подход к обучению дал свой результат. Класс был дружен и сплочен. Учились хорошо». Это сообщение по ICQ. Оппонируют с нашими телефонными, скажем так, слушателями, наши Интернет-слушатели. «В таком случае родители должны воспитывать уважение к учителю».

В.Д.:
Понятно.

Р.П.:
То есть для того, видимо, чтобы не было ощущения большинства мерзких теток. Я даже не буду сейчас спорить. Следующий вопрос.

В.Д.:
В общем, дальше, идём дальше по опросу, который проводил ВЦИОМ. Я задаю следующий вопрос нашим радиослушателям, попытаемся тоже на него ответить все вместе. Переход в собственность государства земли, промышленных предприятий, банка, транспорта и так далее, осуществленный в советской России в 1917-18-ом году называется: национализацией, приватизацией, социализацией или инвентаризацией.

Р.П.:
Но вот тут меня, конечно…

В.Д.:
Ну тут чем ближе мы подходим…

Р.П.:
Да, тут цифры меня уже начинают радовать.

В.Д.:
…подходим к нашей современной истории, тем лучше отвечают.

Р.П.:
Причем я даже могу пояснить почему. Все дело в том, что вот эти пункты, о которых сейчас идёт речь, вот эти исторические периоды, они изучались уже, естественно, в более старших классах.

В.Д.:
Да и лучше память просто.

Р.П.:
Поэтому крепче запоминались, внимательнее человек сидел на уроке. Д и в конце концов, вот я могу ручаться как минимум за себя, чем ближе исторический период к современности, тем мне было, например, интереснее учить историю. Мне было интереснее, все-таки история недавняя.

В.Д.:
Давай ещё раз телефон нашего прямого эфира напомню 261-88-67.

Р.П.:
Если вы не знаете, что такое национализация, приватизация, социализация или инвентаризация, в общем-то, это, собственно, ваш…

В.Д.:
Ну что, ты отвечай тогда, раз наши радиослушатели растерялись.

Р.П.:
Дело в том, что я не верю, что наши радиослушатели растерялись, потому как даже по данным ВЦИОМа, хотя в последнее время меньше всего я им верю, тут 53% людей…

В.Д.:
53%, да, ответили правильно. Ладно, проскочим этот вопрос.

Р.П.:
Хорошо.

В.Д.:
действительно, все это называлось, естественно, национализацией. Таковых россиян, которые знают это, было 53 %. И затруднились ответить почему-то 18. Странно.

Р.П.:
У нас тем не менее появился телефонный звонок. Усеем его сейчас принять. Здравствуйте. Алло.

В.Д.:
Нет телефонного звонка.

Р.П.:
Хорошо. Слав, давай не будем пока задавать следующий вопрос. Предлагаю подвести некие промежуточные итоги. У нас впереди еще несколько вопросов от демонстрационного курса ЕГЭ 2007-го года по истории, которые задавал ВЦИОМ. Пока подводим промежуточные итоги. Смотрите, вот такая у нас штука получается. У нас как минимум две слушательницы заявили, что об учителях у них впечатления, как такие… Большинство мерзких теток. Да? Это поставим в кавычки. Тем не менее, у нас были люди, которые звонили и поздравляли каких-то отдельных учителей, вспоминали отдельных учителей, вспоминали яркие моменты. Вот по этому поводу мне хочется сейчас задать вам вопрос на размышление. Смотрите, неужели у нас среди учителей действительно есть какая-то масса, которая оставляет негативное ощущение, да, негативные впечатления. И люди яркие, люди, личности, выделяющиеся из этой массы, запоминаются на всю жизнь. Только ли из-за этого? То есть у нас что, непрофессиональные учителя что ли? У нас они не умеют работать? Я в это, например, не совсем верю. Но тем не менее, вашей реакции ждем…

В.Д.:
А я пока зачитаю сообщения, которые нам приходят на эфирное ICQ. «У нас в 135-й школе был просто мировой дядька. Мог вести абсолютно любой предмет, хоть гуманитарный, хоть физику с химией. Очень интересный. До сих пор поминаю, какой огромный интеллект потерял наш колледж. Сейчас он, кажется, в Уральской академии наук. Поздравления Юрию Сергеевичу Егорову», - пишут нам радиослушатели. Так… Следующее сообщение: «Не всех учителей получается воспитывать – встречаются садисты». Вот такое сообщение пришло на эфирное ICQ. «Всегда так бывает и будет, - это, видимо, вот продолжение нашего разговора о том, что встречаются не всегда хорошие учителя. - Среди людей толпы середняков и единицы выдающихся. Моя теща работала учителем в 50-е годы – все так же было. Я сам школьник 70-х – 80-х годов прошлого века. Тоже единицы учителей запоминаются. Остальные – ремесленники. Сейчас у сына школа… - ну, видимо года учебы в школе – 95-й – 2005-й. Все то же самое. Учителей с большой буквы единицы. И все это называется человечество. Общая масса – среднесдельны, суперподонки и сверхчеловеки единичны», Вот такие сообщения. Есть уже телефонный звонок. Здравствуйте. Алло.

Слушатель:
Алло.

В.Д.:
Здравствуйте. Можно я тоже сначала вам вопрос из ВЦИОМа задам, а затем уже продолжим с вами беседу? Как вас зовут?

Слушатель:
Меня зовут Лариса Николаевна.

В.Д.:
Лариса Николаевна, вот мы тут…

Слушатель:
Вы знаете, вот я попрошу прощения у вас. Я бы хотела по-другому сказать. Меня возмутили вот такие ответы людей, которые не помнили своих учителей, хотя они закончили школу совсем недавно. Это о чем-то говорит. И говорит о нехорошем…

В.Д.:
Лариса Николаевна, давайте немножечко по нашим правилам играть, так приходится делать.

Слушатель:
Вы знаете, я очень пожилой человек – не надо мне задавать вопросов. Я хочу поздравить учителей и сказать, что я закончила школу в 1949 году. Я помню по имени всех своих преподавателей. И больше того – во они мне дали такие знания, что когда учился мой внук и я ему помогала, он даже мне задал вопрос: «Бабушка, откуда ты это все знаешь?» Я сказала: «Ведь я училась в школе». А вот недавно смотрела передачу, какие сейчас нравы в школе. Девочки дерутся! Это же ужасно! Ну какими они станут преподавателями, если они когда-то закончат педагогический. Какими они станут матерями… Это кошмар. Вот на нравственность надо как-то обратить внимание.

Р.П.:
Да, Лариса Николаевна. К сожалению, вы правы. Но об этом говорил еще Сократ. Вы правы, но Сократ тоже был прав, понимаете. Это, по-моему, в каждом поколении кто-то может это сказать: с тоскою я гляжу… Или например: o tempora, о mores. Или: господи, какие же у нас дети пошли! Так на протяжении тысячелетий, понимаете?

В.Д.:
Продолжаем мы все-таки обсуждать вот эту тему, которую начали, это вопрос ВЦИОМа. Напоминаю, по опроснику ВЦИОМа получилось, что лишь 2% взрослых россиян сдали бы ЕГЭ по истории на «отлично». И там несколько вопросов задавали, во ВЦИОМе, вопросы были взяты из демонстрационного варианта ЕГЭ за 2007-й год по истории России для 11-х классов. Есть уже телефонный звонок. Алло. Здравствуйте.

Слушатель:
Здравствуйте.

В.Д.:
давайте я вам тоже попытаюсь вопрос задать из ВЦИОМа, а потом продолжим беседу. Как вас зовут?

Слушатель:
Меня зовут Николай Иосифович.

В.Д.:
Николай Иосифович, вот такой вопрос задавал ВЦИОМ. Коллективизация в СССР привела к: созданию системы крупных агрогородов, объединению индивидуальных крестьянских хозяйств, развитию фермерского хозяйства, возрождению крестьянской общины?

Слушатель:
Ну, по-моему, привела к созданию вот именно таких объединений крестьянских, типа колхозов.

В.Д.:
ну, вы, конечно, абсолютно правы. Таких, как вы, оказалось 57% россиян.

Р.П.:
И это не может не радовать, честное слово. Чем ближе к нашему времени – тем больше правильных ответов.

В.Д.:
Затруднились ответить 19.

Слушатель:
А я-то как раз далеко – я 50 лет скоро вот будет, как школу кончил.

В.Д.:
Николай Иосифович, ваши ощущения, впечатления от школы, хотя это было, конечно же, далеко. Понятно, 50 лет – это много.

Слушатель:
Вот у меня, значит, к сожалению, самые отрицательные впечатления о школе – самое начало. И, может быть, от первой учительнице у меня отрицательное. Дело в том, что это, значит, было под Сталинградом в послевоенные годы. Так оказалось, что мне никто не мог помочь, значит, в знаниях, никаких тогда детских садиков там тогда не было. И вот еще болезнь у меня была, значит, на стыке как раз, вот долго там, больше месяца первой и второй четверти. Я, в общем, с двойки на тройку перебивался. И вот первая учительница… У меня осталось о ней мнение отрицательное. А вот вторая была, слава богу, со второго класса пришла к нам, вот я ее сейчас помню – Валентина Александровна Воронкова. Она вот, так сказать, нашла ко мне и к другим двоечникам подход. И я в четвертом классе был уже отличник и школу кончил в конце концов с золотой медалью. Хорошее, приятное отношение у меня вот… А в старших классах была у нас классная руководительница – она еще жива, Фаина Филипповна. Я желаю ей здоровья, всего хорошего, доброго здоровья главное. Вот такие у меня впечатления.

Р.П.:
Ясно. Спасибо вам большое. Слав, если ты не против, несколько сообщений по ICQ. Можно?

В.Д.:
Я никогда не против.

Р.П.:
«Села решать с ребенком алгебру за 8-й класс – поняла, что ничего не понимаю, хотя в школе по алгебре была пятерка. Учителя помню хорошо – алгебру не помню совсем». «Всем учителям не возможно быть выдающимися, - так же пишут нам. – Даже (неразборчиво) из педа могут стать со временем профессионалами. За 5-10 лет трудно не выучить свой предмет. А то, что в школу идут такие – они просто не могут найти другую работу. Все же помимо низкой заработной платы эта работа очень нервная, и коллектив молодых плохо принимает. Я рад, что моя жена (красный диплом, умничка) ушла через год из Дягилевской гимназии, где она работала». Это все сообщения по ICQ.

В.Д.:
Последний вопрос ВЦИОМа у нас остался. Я его задаю…

Р.П.:
Подожди, еще одно сообщение: «У женщин-учительниц нет чувства юмора. Это немаловажно. Именно пожилые учителя так называемой сталинской закалки лучше и профессиональнее, нежели дамы среднего возраста. Моя первая учительница – тогда ей было около 30-ти – прямо на уроке ела сосиски перед классом, а нам делала замечания, если мы доставали из портфелей яблоки. Вот такое лицемерие». Это пишут нам по ICQ.

В.Д.:
Разные есть воспоминания о школе. У меня они тоже разные, но больше хороших, конечно. Новое положение было включено в Конституцию СССР, принятую в 1977-м году. Это какое положение? – спрашивает ВЦИОМ. – Это осуждение культа личности Сталина, построение за двадцать лет коммунистического общества, введение принципа разделения властей и построение в СССР развитого социализма. Вот на этот вопрос просил ВЦИОМ ответить. Есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель:
Алло. Людмила Терентьевна.

В.Д.:
Людмила Терентьевна, давайте попробуем ответить на вопрос ВЦИОМа, какое положение было включено в Конституцию СССР, принятую в 1977 году?

Слушатель:
Вы знаете, я бы хотела учителей поблагодарить.

В.Д.:
Давайте вначале на вопрос ответим, а дальше вот…

Слушатель:
ну, я, наверное, не смогу ответить, потому что у меня в голове поздравления к учителям.

В.Д.:
Ясно. Очень жаль. Вы отнеслись к 34% россиян, которые затруднились ответить на этот вопрос. Но я пока правильного ответа давать не буду. А давайте ваши поздравления учителям.

Слушатель:
Так, у нас выпуск 57-го года. Школа №21. Мы до сих пор собираемся классом…

В.Д.:
Мы с вами одну школу закончили – я тоже 21-ю.

Слушатель:
Вот видите! И до сих пор мы собираемся, и всегда вспоминаем наших прекрасных учителей. Учителя были замечательные. Но их уже многих нет, поэтому хочется поздравить даже теперь молодых, начинающих учителей, чтобы все им было гладко на их пути.

Р.П.:
Ясно. Спасибо вам большое. Слав, давай по быстрому правильный ответ, еще пара сообщений по ICQ и завершаем уже.

В.Д.:
Даю правильный ответ… Тут, кстати, очень интересно. Ты говорил, что чем ближе к нашему времени, тем больше правильно отвечают. Так вот тут сколько затруднилось ответить, столько же правильно ответило. То есть новое положение было включено в Конституцию СССР, принятую в 1977 году. Вот, наверное, Алексей Борисович Бессонов хорошо бы ответил на этот вопрос…

Р.П.:
Естественно, он любит Конституцию 77-го.

В.Д.:
Это построение в СССР развитого социализма. Вот это был один из пунктиков, который включен в брежневскую Конституцию 77-го года.

Р.П.:
Воспоминание об учителе: «Наша учительница по черчению мыла голову в тазике в лаборантской, предварительно задав нам самостоятельную работу. Дверь в лаборантскую открылась случайно», - это сообщение по ICQ. И последнее сообщение, которым вот просто можно подводить итоги темы. Супер! Это про учителей вообще про всех, про все эти истории: «Кто же нас выучил-то!», а, понимаете… Так вот всех тех, кто нас выучил, всех тех мы поздравляем с праздником, с Днем учителя, с вашим профессиональным. Мы поздравляем тех, кто собирается работать на этой тяжелейшей ниве, ей богу. Мы поздравляем всех тех, кто остается в памяти, всех тех, кто может остаться в памяти, в перспективе, в памяти своих учеников. Понимаете, самое главное, чтобы через пять, десять, пятнадцать, двадцать лет про вас вспоминали с благодарностью, вас не относили к массе бездарных теток, а говорили: да, вот этого человека я буду помнить всю жизнь, потому что это учитель, учитель с большой буквы. Просто есть такая профессия…

В.Д.:
Всех с Днем учителя, кто имеет отношение к этой профессии. Всего доброго.

Р.П.:
Вячеслав Дегтярников, Роман Попов, это был «Утренний разворот» на «Эхе».

родственники погибших в сбитом «Боинге» выступили в суде

«Я держала два ящичка, внутри которых были кости»

Первой из родственников погибших выступила Риа ван дер Штейен. Она потеряла в катастрофе своего отца и его жену. Известие об их гибели Риа получила по телефону, но сначала отказывалась верить в это. «После звонка была паника, потом долгое ожидание, потом надежда, что это все не так, что это просто звонок и скоро они вернутся домой», — рассказывает ван дер Штейен. 

Она долго не могла получить тело отца — следствие не нашло останков, по которым можно было бы опознать его. Это произошло только через несколько месяцев после крушения — в конце ноября 2014 года. «Ко мне пришел офицер по связям с семьями и сказал, что отца опознали. Все, что они нашли — это маленькая косточка из его руки, хотя он был шести футов росту», — говорит ван дер Штейен.

Риа ван дер Штейен. Фото: скриншот с заседания суда в Гааге

В августе 2015 года Риа пошла получать останки отца и его жены. «Я увидела два ящичка, внутри которых были маленькие кости. Я не знаю, как долго я там стояла. Я держала их и не могла принять, что это мой отец и его жена. Мы забрали их останки с собой и кремировали», — рассказывает ван дер Штейен. По ее словам, она много раз прощалась с отцом — когда она получила новость о крушении, когда ей сказали, что отца смогли опознать, когда она кремировала его останки.

Вскоре ей пришлось прощаться еще раз. Ван дер Штейен рассказывает, как смотрела видео с камер из аэропорта, откуда вылетали ее отец с женой. «Я отмотала много часов и наконец нашла их. Они прошли через гейт и буквально через секунду исчезли из моего поля зрения — чтобы исчезнуть из жизни навсегда. Я знаю, это безумие, но я сотни раз пересматривала эти кадры, чтобы увидеть, что они обернутся и попрощаются», — говорит она. 

Риа ван дер Штейен говорит, что гордилась отцом. Он работал с газом и электричеством, хорошо разбирался в технике, любил что-то делать руками. Он был сильным и молчаливым, но когда он встретил свою будущую жену, которая стала для Рии второй матерью, очень изменился и начал новую жизнь. В их доме часто бывали друзья, а у отца, замечает Риа, появились огоньки в глазах, и он хотел всегда быть со своей женой. «Я первая из родственников, кто получил право рассказать свою историю, но таких историй тысячи, — говорит Риа. — Я полна ненависти и гнева и страха, что мы не добьемся справедливости. И я не смогу попрощаться, пока ответственные за это не понесут наказания», — добавляет она. 

Отец Рии ван дер Штейен и его жена. Фото: скриншот с заседания суда в Гааге

«Я надеюсь оставить это позади и знать, что виновные наказаны»

После Рии суд выслушал двоих родственников погибших из Австралии. У Ванессы и Джеймса Ризк при крушении «Боинга» погибли родители, которые возвращались из отпуска. Ванесса рассказывает, что ей позвонила подруга семьи и сказала включить новости. «Эта картина горящих обломков в поле подсолнухов останется со мной навсегда», — говорит Ванесса. Она набирала папин номер, но тот не отвечал, хотя всего за несколько часов до этого звонил сказать, что они идут на посадку в самолет.

По словам Ванессы, после этого ее мир перевернулся. Она рассказывает о пяти тяжелых неделях, последовавших за этим, в течение которых они с братом получали бесконечные звонки от следствия, СМИ, друзей, родственников и читали новости в соцсетях. Ванесса говорит, что до сих пор не смирилась с тем, что их с братом ограбили, лишив времени с родителями. «Я все еще не могу поверить, что мои близкие стали жертвой политического конфликта в другой стране, к которому они вообще не имели отношения», — говорит Ванесса. 

Ее брат Джеймс добавляет, что его часто спрашивают, как проходит суд, но он постоянно отвечает, что следствие еще идет. «Мы можем никогда не узнать правды, почему родители погибли, а Россия так и будет все отрицать», — говорит он. Джеймсу был 21 год, когда его родители погибли. 

После него выступил Сандер Эссерс, у которого в катастрофе погибли четверо близких — брат Петер, его жена и двое их детей — 17-летний Валентайн и 19-летняя Эмма. Он рассказал, что его брат всегда много работал, а в 2013 году вышел на пенсию и мечтал о путешествии в Бразилию морем вместе с внуками. Он купил яхту и был готов отправиться в путешествие, но сначала хотел в отпуск с семьей. Эссерс рассказывает, что его брат считал самолет одним из самых безопасных средств передвижения и обычно не боялся летать.

Сандер Эссерс (в первом ряду, второй справа). Фото: скриншот с заседания суда в Гааге

«Но он знал, что они будут лететь над Восточной Украиной и был встревожен этим. В итоге его самые страшные опасения сбылись, и я не могу перестать думать, что он мог это осознать в те несколько секунд после удара», — рассказывает Эссерс. Сам он после того, как в 2007 году его сократили в университете, хотел начать карьеру комедийного актера, но в 2014, по словам Эссерса, стало уже не до карьеры и не до шуток. Он говорит, что по украинским законам не имеет права на компенсацию, но главное для него — расследование фактов и установление людей, которые причастны к катастрофе. Он хочет, чтобы справедливость восторжествовала и из этой трагедии можно было извлечь уроки.

Следующим в суде выступил Роберт ван Ханинген, у которого в катастрофе погибли брат Эрик, его жена Тина и их сын. Эрик, как рассказывает его брат, работал финансовым экспертом в банке ING. Они очень любили путешествовать, а когда возвращались, у них всегда было много историй. Роберт ван Ханинген вспоминает газету с фотографиями сепаратистов после катастрофы. «Когда я увидел ее, я закричал „убийцы“ и порвал газету», — рассказывает он. Роберт считает, что «Боинг» сбили специально, и не важно, целились в него или нет. Те, кто запускал ракеты, по его мнению, знали, что рядом может быть гражданский самолет.

Роберт рассказывает, что он постоянно думает о катастрофе и не может сконцентрироваться. Его жена потеряла работу, а 11-летний сын был в шоке и на протяжении двух лет у него были проблемы в школе. «Мы никогда этого не забудем. Эта катастрофа навсегда останется с нами», — говорит Роберт.

Роберт ван Ханинген. Фото: скриншот с заседания суда в Гааге

По словам Роберта, его брат хотел бы для преступников наказания — «око за око, зуб за зуб». Но сам Роберт и его жена верят в диалог и говорят, что, если обвиняемые понесут наказание, они готовы их простить. Роберт и его жена написали письмо мэру и жителям села Грабово, в окрестностях которого упал «Боинг», чтобы выразить им сочувствие и понимание, потому что, по его словам, невозможно забыть падающие с неба тела. Но наказать виновных, по его мнению, необходимо, чтобы соблюдались принципы справедливости. «Я надеюсь однажды оставить эту трагедию с Mh27 позади и знать, что виновные наказаны», — заканчивает ван Ханинген. 

«Она мертва уже дольше, чем была жива»

Еще одно свидетельство от родственников погибших в суде зачитала их представительница. «Нам пришлось смириться с реальностью, что наш сын, его жена и их дети были убиты. Мы похоронили четыре гроба, а через несколько месяцев нам пришлось хоронить еще одну часть тела Роба. Мы не нашли сил высказаться и попросили сделать это нашего представителя», — зачитала защита. 

Затем в суде выступил Петер ван дер Мейер. Он потерял в катастрофе трех дочерей — Бенте, Флер и Софи — и их мать. «Моя жизнь была разрушена. Когда я узнал об этом, я кричал, мое сердце остановилось», — рассказывает ван дер Мейер.

Peter van der Meer dnes promluvil u soudu, protože chce spravedlnost a aby jeho dcery nebyly zapomenuty. Po sestřelu ruským BUKem přišel o tři dcery ve věku 7, 10 a 12 let. https://t.co/Xw4i8cpDpm pic.twitter.com/pOfcR5rOTk

— Vojtěch Gibiš (@VojtechGibis) September 6, 2021

Первая неделя после катастрофы, по его словам, была адом. Его дочерей долго не могли опознать, и ван дер Мейер боялся, что они так и останутся неопознанными. Но наконец его пригласили на опознание. Он поехал вместе со своей матерью. «Первым мы открыли гроб Бенте, она лучше всех сохранилась. Флер немного распухла, ногу Софи ели черви, но я видел только своих дочерей», — говорит ван дер Мейер. Он рассказывает, что устроил дочерям пышные похороны, на которые позвал их одноклассников. С тех пор он отмечает только дни рождения дочерей. По его словам, в прошлом году он перестал отмечать день святого Николая, «потому что это детский праздник, а у меня больше нет детей». «Сегодня им было бы 14, 17 и 19. Бенте уже мертва дольше, чем была жива», — говорит ван дер Мейер.

Следующий выступающий Мартейн Мартенс потерял шестерых близких. В катастрофе погибли его сестра Николь, ее муж и четверо его племянников. По его словам, первое время после катастрофы было очень тяжело. «Мы стояли перед сложным выбором, что делать — кремировать или захоронить? Но мы не знали, получим ли все тела», — говорит Мартенс. Он рассказывает, как смотрел видео из аэропорта, видел свою сестру, махавшую рукой остальным у гейта, и осознавал, что все эти пассажиры на видео теперь мертвы. «Я не знаю, каким будет наказание, но я знаю, что никому никогда не пожелаю того, что пережили родственники погибших в этой катастрофе», — заключает Мартенс.

Последней на заседании выступила Фийке Мейер, потерявшая в катастрофе сестру — ее звали Саша, ей было 24 года. Саша летела рейсом Mh27 вместе со своим молодым человеком. Фийке рассказывает, что на фотографиях место крушения выглядело как поле боя. «Я никогда не забуду реакцию своих родителей», — говорит она. По ее словам, ей вместе с отцом пришлось дважды ездить в крематорий за останками сестры. Она очень хотела ее увидеть, но им выдали только закрытый гроб, прядь волос и ожерелье. «Сейчас я живу счастливой жизнью. Но моя потеря всегда остается со мной, и ужас в том, что это приходится осознавать в любое время», — говорит Фийке Мейер.

Суд ищет свидетелей и три дня на приговор

Процесс по сбитому «Боингу» возобновился после двухмесячного перерыва. В конце июня суд закончил слушать обвинение, которое подробно пересказывало ход следствия, а затем предоставил слово защите россиянина Олега Пулатова. Адвокаты подали множество ходатайств, запросив в том числе полный доступ к материалам дела и отметив, что их возможности уступают возможностям обвинения. Некоторые из ходатайств суд принял к рассмотрению.

Во время перерыва, последовавшего за этим, объединенная следственная группа (JIT) по делу «Боинга» обратилась к жителям Курской области, которые могли быть свидетелями транспортировки «Бука», и военным с просьбой поделиться любыми документами и материалами, которые могли бы помочь следствию.

Следствию недостает информации о том, кто принимал решение о применении «Бука» в Украине и кто входил в состав расчета зенитно-ракетного комплекса «Бук». «По информации объединенной следственной группы, ЗРК „Бук“ был доставлен 53-й зенитной ракетной бригадой из Курска, и поэтому ответы следует искать там», — говорится в обращении. Получив эти данные, следствие надеется «представить полную картину произошедшего с тем, чтобы родственники погибших смогли, наконец, обрести покой, получив ответы на оставшиеся вопросы».

Следующее заседание состоится 7 сентября — на нем продолжатся выступления родственников погибших. Некоторые из родственников будут выступать и позже, в ноябре — после того, как суд изложит предварительные выводы по делу. Затем планируются выступления обвинения и защиты, которые завершатся к июню 2022 года. 

На вынесение вердикта суд отвел три дня, поскольку, как отметил судья, решение в этом деле невозможно вынести быстро. Первый день назначен на 22 сентября, следующий — на 17 ноября и последний — на 15 декабря 2022 года. 

Фото на превью: Peter Dejong / AP

Крушение «Боинга» Mh27 в Донецкой области все материалы по теме (218) ⟶

Краткая история экзаменов

Доктор Стефани Кенни, декан по делам студентов

Знаете ли вы, что письменные экзамены стали частью западной образовательной системы только в конце 16 века? Это правда. На самом деле они возникли в Китае! Миллионы американцев каждый день сдают экзамены, если предположить, что они всегда были ключевой частью нашей школьной системы, но это далеко от истины.

Средневековые университеты

Западная традиция образования, наилучшим примером которой является университетская система в средние века, сильно отличалась от системы экзаменов и курсовых работ, которые мы знаем сегодня. Эта система была фактически адаптирована из греко-римской модели, в которой дискуссии считались лучшей формой обучения.

Поступление в университет основывалось в основном на рекомендации, а не на квалификации, поэтому некоторые из старейших европейских и американских университетов до сих пор имеют репутацию кумовства и классицизма.

Учителя должны были произвести впечатление на учеников, прежде чем они подойдут к ним, чтобы предложить им шанс получить свою степень, прочитав лекцию или устроив дебаты, известные как disputatio .

Эта система оставалась системой вплоть до 17 века, и элементы этого все еще можно увидеть в процессе получения докторской степени, когда после того, как студент представит свою диссертацию, он будет приглашен для защиты своей докторской степени в «живом голосе». (Лат. «Живым голосом») или устный экзамен.

Китайская бюрократия

В Китае гораздо более систематизированная имперская государственная служба ввела экзаменационные требования с первого века нашей эры. Эти испытания были заведомо трудными, и мы можем предположить, что они должны были подготовить будущих бюрократов к трудностям управления такой большой и заведомо раздробленной страной.

Чтобы помочь будущим абитуриентам, были созданы академии для преподавания предмета, который будет входить в состав экзамена, который имел гораздо больше общего с сегодняшними университетами, чем в европейских.

Иезуиты

В конце 16 века священник-иезуит по имени Маттео Риччи был отправлен в Китай и, в конце концов, поднялся до очень высокого положения в ордене. Сами иезуиты очень интересовались образованием и, впечатленные соревновательным и меритократическим характером китайской экзаменационной системы и яркими отчетами, присланными Риччи, приняли ее сами.

Когда начался 18 век и абсолютисты-реформаторы пытались покончить с элитарными аристократическими гражданскими службами, которые доминировали в Европе, иезуиты обратились к этому.Начиная с Пруссии, а затем распространившись по всей Европе в течение следующего столетия, бюрократы теперь должны были сдавать экзамены.

Поскольку университеты в основном рассматривались как подготовительные школы для аристократических детей, желающих поступить на государственную службу, они также заявили о введении вступительных экзаменов, начиная с немецкого Abitur , который по-прежнему является квалификацией, необходимой для поступления в университет.

США

Многие университеты Лиги плюща в США очень сильно походили на своих предшественников в Европе и поэтому приняли концепцию вступительных экзаменов.Первоначально это также был способ не допустить тех, кто считался социально непригодным, и содержал вопросы по греческому и латинскому языкам, традиционно преподаваемым для высших классов, и на них.

По мере того, как классовая система начала распадаться, а университеты начали расширять диапазон приема, они начали искать что-то, что измеряло бы потенциал, независимо от того, из какого штата или школы они пришли. Это в конечном итоге привело к тому, что они рассмотрели психометрические исследования, ведущие к созданию SAT.

Современные испытания

Преобладающей формой тестирования во всем мире сегодня остается одиночный тест с высокими ставками по окончании средней школы. Азиатские страны славятся давлением, которое испытывают эти тесты: gaokao в Китае, корейский suneung и японский center , подвергают выпускников школам, но в большинстве европейских стран есть аналог, от французского бакалавра до британские A-level.

Осознавая проблемы, связанные с тем, что школьники подвергаются такому стрессу, многие страны продолжают искать альтернативу.Однако проблема в том, что никто не придумал вариант, который измеряет академическое мастерство или потенциал, не будучи внутренне связанным с привилегиями. Результаты экзаменов, независимо от их недостатков, обеспечивают прозрачность результатов и более справедливый вид.

Стремление к вдохновляющему совершенству

Здесь, в Northwest Career College, мы стремимся предоставить нашим студентам наилучшие условия, чтобы они могли воспользоваться преимуществами предлагаемых нами отличных курсов.В дополнение к нашему центру тестирования Pearson VUE мы также предлагаем утренние, дневные, вечерние, онлайн-уроки и смешанные уроки, чтобы учесть ваш рабочий и семейный график в Лас-Вегасе. Кроме того, у нас есть опытная команда службы поддержки карьеры, которая поможет вам найти лучшую возможность трудоустройства для вашей новой карьеры. Позвоните нам сегодня по телефону (702) 403-1592 , чтобы узнать больше о том, что мы можем вам предложить!

Автор:

Доктор Стефани Кенни,

Студенческий декан

Кто изобрел экзамены? - Происхождение экзаменов, История

Кто изобрел экзамены? Этот вопрос, должно быть, приходил в голову почти каждому студенту в тот или иной момент, возможно, при подготовке к предстоящему экзамену.Человек, ответственный за создание экзаменов на практике, должно быть, вызвал гнев тысяч нервных студентов по всему миру.

Какими бы ни были настроения обеспокоенных студентов, мы не можем отрицать важность проведения экзаменов для установления стандартов в учебных заведениях и руководящих органах. Мы рассмотрим второе значение этого слова, которое часто используется в академических и государственных учреждениях.

Содержание

Краткая история происхождения экзаменов

Слово «экспертиза» может означать две вещи.Это может означать глубокое наблюдение, осмотр или изучение определенного предмета или явления. Эти «экзамены» обычно проводят исследователи, ученые и ученые из различных дисциплин. Другое значение слова «экзамен» представляет собой формальный тест, в ходе которого оцениваются знания, понимание или умение человека по конкретному предмету.

Академические или правительственные учреждения проводят эти «экзамены» в качестве проверочного теста на соответствие кандидата требованиям:

  • Право на место в образовательном или государственном учреждении
  • Перейдите на следующий класс / уровень академического учреждения.

Несколько ключевых моментов в истории указывают на экзамены, что означает оценку в правительственных или академических учреждениях.

Популярные экзамены в Индии следующие:

  1. Банковские экзамены
  2. Экзамены PSC
  3. Конкурсные экзамены
  4. Экзамены LIC

Древний Китай и Императорская экзаменационная система

Согласно историческим данным, экзамены как понятие придумали еще в Древнем Китае. Династия Суй ввела так называемую Имперскую экзаменационную систему или «Имперский экзамен» в 605 году нашей эры для набора кандидатов на определенные государственные посты.Эта система была введена для отбора людей по заслугам, а не по рождению. Кандидаты, если они будут квалифицированы, станут частью престижной группы правительственных чиновников под руководством императора Яна Суйского.

Династия Тан ввела концепцию письменных экзаменов для отбора кандидатов при императрице У Цзэтянь. Вдобавок она внесла реформы в имперское обозрение, в котором члены элитной бюрократии происходили из скромных людей. При императрице Цзетян экзамены на государственную службу проводились для получения должностей в армии и императорском дворце.

Конфуцианская система Imperial Review была отменена только в 1905 году при династии Цин. 2 сентября 1905 года императорский престол приказал отменить систему экзаменов, тем самым обозначив конец конфуцианства как официальной государственной идеологии.

Экзамен по государственной службе Ее Величества

Рост Британской империи в 18 веке привел к огромному росту таких институтов, как Управление работ и Военно-морское управление. Однако в 19 веке становилось все более очевидным, что эти системы не работают, поскольку персонал назначается патронажем или покупателем.

Колледж Ост-Индской компании был основан Ост-Индской компанией под руководством Чарльза Гранта с обучением администраторов. Британские официальные лица, наблюдавшие за Имперской экзаменационной системой в Китае, рекомендовали создать это учреждение. Идея заключалась в замене патронажа экзаменами по отбору государственных служащих.

В 1855 году была создана комиссия по гражданской службе, чтобы положить конец патронажу и контролировать открытый набор государственных служащих.

Кембриджский экзамен

Исторический университет, являющийся одним из самых известных и востребованных учебных заведений во всем мире, отвечает за введение экзаменов в школах по всей Англии.

В конце 19 века школы по всей Англии обратились в университеты Кембриджа и Оксфорда с просьбой выпустить стандартизированные тесты для учеников мужского пола по всей стране. Это произошло в 1858 году, и мальчики могли только сдавать экзамен.

14 декабря 1958 года для учащихся были проведены первые кембриджские экзамены для прохождения теста в школах или церквях (среди других мест, где оно проводилось). Предметы были похожи на сегодняшние планы учебных заведений по таким предметам, как английский, математика, история, география, латынь, немецкий и французский.

Очень похоже на то, как сегодня проводятся экзамены, эти экзамены проводились и контролировались наблюдателями, которые ездили из Кембриджа в различные части страны, где проводились тесты.

Генри А. Фишель

Различные источники указывают на Генри А. Фишеля как на «человека, который изобрел экзамены». Однако, поскольку информация, доступная на этом рисунке, довольно расплывчата, лучше отнестись к этой информации с долей скепсиса.

Генри А.Фишель был уважаемым профессором языков и культур Ближнего Востока в Университете Индианы. Ему приписывают начало программы иудаики и факультета религиоведения Университета Индианы.

Кто ввел экзамены в Индии?

«Каутилья Арташастра» - это трактат, который Чанакья или Вишнугупта заложил в период Маурьев в 313 году до нашей эры. Историки оспаривают идентичность Каутильи, некоторые утверждают, что и Чанакья, и Вишнугупта были одними и теми же людьми, в то время как большинство отвергают это утверждение.Kautilya Arthashastra - это самый ранний известный документ, в котором изложены требования, необходимые для назначения государственных служащих.

Фактическое введение экзаменов в Индии произошло в 1853 году. До 1853 года государственные служащие в Индии назначались директорами Ост-Индской компании на основе номинаций. Парламент Англии отменил систему выдвижения кандидатур в 1853 году. С этого момента было решено, что отбор государственных служащих будет проводиться посредством конкурсных экзаменов, независимо от расы.Экзамены проводились только в Лондоне в августе каждого года, и кандидаты должны были сдать обязательный экзамен по верховой езде как часть экзамена.

После падения Ост-Индской компании британская государственная служба взяла на себя регулирующие функции упавшей британской акционерной компании. Однако только после появления первых националистов, также известных как умеренные, экзамены на государственную службу в Индии проводились одновременно в Англии и Индии.Это было достигнуто путем проведения социальных реформ, таких как назначение Комиссии по государственной службе (PSC) и постановление Палаты общин.

Кто изобрел экзамены? Генри или Генри

Если следовать историческим ссылкам, экзамены были изобретены в конце 19 века Генри Фишелем, американским бизнесменом и филантропом. Кроме того, некоторые эксперты приписывают изобретение стандартизированных оценок другому эксперту с таким же именем, то есть Генри Фишелю.Он был профессором религиоведения в Университете Индианы в начале 20 века.

Как изменились школьные экзамены за последние 150 лет?

14 февраля 2008

В Англии посещение школы не было обязательным до конца 19 века. Первые государственные экзамены в школах были введены в 1858 году по требованию самих школ как способ оценки успеваемости своих учеников. Школы обращались в университеты, такие как Кембридж и Оксфорд, и просили их подготовить экзамены, чтобы мальчики могли сдавать «местные» по месту жительства.Официально девочкам не разрешалось участвовать в государственных экзаменах до 1867 года.

Синдикат местных экзаменов Кембриджского университета - теперь известный как Cambridge Assessment - был официально учрежден 11 февраля 1858 года. Его первый экзамен состоялся 14 декабря 1858 года. экзамены: младший (для учащихся до 16 лет) и старший (для учащихся до 18 лет), и они проходили в местных «центрах» - школах или любых подходящих местах, таких как церкви или сельские залы.

Тем:
Предметы не сильно отличались от тех, которые изучаются сегодня студентами. В 1858 году студенты сдали экзамены по: английскому языку и литературе, истории, географии, геологии, греческому, латинскому, французскому, немецкому, физическим наукам, политической экономии и английскому праву, зоологии, математике, химии, арифметике, рисованию, музыке и религиозным знаниям. (если их родители не возражали).

Сегодня предметы, изучаемые в GCSE, в значительной степени регулируются законодательными требованиями национальных учебных программ в Англии, Северной Ирландии и Уэльсе.Подавляющее большинство студентов сдают экзамен GCSE по трем основным предметам - английскому, математике и естественным наукам (а также валлийскому в Уэльсе). Другие популярные предметы: дизайн и технологии, история и французский язык.

Экспертов:
В 1860-х годах председательствующие экзаменаторы ездили из Кембриджа в экзаменационные центры, обычно поездом, в академической одежде и неся запертый ящик с контрольными листами.

Сегодня экзаменационные работы отправляются в школы перед экзаменом.Экзамены теперь контролируют наблюдатели, назначаемые школами. Заполненные экзаменационные работы отправляются соответствующему экзаменатору для оценки. Многие сценарии экзаменов распространяются в электронном виде.

С появлением «электронного тестирования» бумаги могут однажды уйти в прошлое. OCR - часть Cambridge Assessment Group - запустила первый в истории полностью электронный экзамен GCSE по экологическим и наземным наукам в 2006 году.

Расписание экзаменов:
Первые школьные экзамены проводились в течение шести или семи дней подряд утром, днем ​​и вечером.

Сегодня экзамены A Level и GCSE в Великобритании проводятся в течение двух месяцев в начале лета, чтобы охватить десятки тысяч комбинаций предметов.

Экзамены:
Контрольные работы для наших первых экзаменов, которые до сих пор хранятся в библиотеке Кембриджского университета, дают захватывающее представление о том, что люди в 1850-х годах считали важным для студентов.

В 1850-х годах студенты должны были выучивать большие объемы информации наизусть.Предполагалось, что они будут рисовать по памяти карты рек, береговой линии и горных хребтов определенной страны или перечислять имена королей и королев и рассказывать о знаменательных событиях из периодов английской истории.

Эндрю Уоттс, директор Cambridge Assessment Network и бывший учитель, сказал: «В ранних статьях Синдиката по истории, географии, науке и Священным Писаниям вопрос за вопросом требуют вспомнить факты, часто из определенных книг или периодов истории. , или разделы Библии.

«Это отражает взгляд на образованного человека как на собирателя знаний. Что неудивительно в то время, когда открывались новые миры знаний. Подумайте о Чарльзе Дарвине, который провел пять лет над «Биглем», собирая факты о животных и растениях. Его «Происхождение видов» было опубликовано всего через год после начала местных экзаменов Кембриджа.

Экзаменаторы стремились получить подробные и точные знания, и они не стали бы извиняться за «тренировку памяти» студентов.Но они также поспешили поощрить студентов не просто вдавить факты, чтобы пройти. Однако в экзаменационной системе давление, требующее выполнения, создавало свою собственную динамику. В отчетах экзаменаторов началось разочарование по поводу того, что студенты не продемонстрировали, что они действительно понимают то, чему они научились.

С годами мы научились ставить большее количество более гибких экзаменационных вопросов и заданий, которые сегодня позволяют учащимся продемонстрировать свою способность анализировать информацию и применять свои знания и понимание.”

Примеры 1858 экзаменационных вопросов:

  • Получите сумму сорок шесть умножить на семь тысяч двадцать, семнадцать умножить на один миллион и один и тридцать три умножить на тридцать три.
  • Назовите королев и детей Генриха VIII по порядку. На каком основании он развелся со своей первой женой?
  • Какими тремя способами был искушаем наш Господь в пустыне?


Комментарии к экзаменам 1858

Прокомментировали экзаменаторы:
«Их ответы, даже если они были точными, демонстрировали общую единообразие выражения, что, казалось, подразумевало, что перед учениками были поставлены скудные справочники, чтобы они« вставали », и что их инструкторы предприняли небольшую попытку вызвать интерес у учеников. собственными вопросами или замечаниями.

«Было мало признаков знакомства с лучшими работами по элементарной математике».

В первом годовом отчете Синдиката, опубликованном в 1859 году, говорилось:

«Общий тон отчета экзаменаторов может кому-то показаться несколько неблагоприятным для работы кандидатов. Но следует помнить, что большинство кандидатов были моложе шестнадцати лет, вероятно, неиспользованных для письменных экзаменов ».

«Есть много возможностей для поощрения и учителей, и учеников пройти даже этот первый экзамен Университета в рамках новой системы, и мы считаем, что благодаря стимулу открытого конкурса и стандарту регулярно признаваемых экзаменов, внимательности и способностям. получит более четкое направление и более открытое вознаграждение.”

Оценка сегодня и в будущем:

Сегодня более 900 000 студентов ежегодно сдают экзамены GCSE и A Level, предоставляемые несколькими экзаменационными комиссиями в Англии, Уэльсе и Северной Ирландии.

Оценка должна, в лучшем случае, поддерживать обучение, фокусировать усилия учащихся, мотивировать их и вознаграждать их достижения. Эти амбиции не изменились за 150 лет истории Cambridge Assessment на сегодняшний день, но способ сдачи экзаменов, несомненно, изменился. Например, в будущем поддержка и проведение оценки с помощью цифровых средств будет играть все более важную роль в экзаменах.

Миллионы кандидатов по всему миру сдают квалификации, предоставленные Cambridge Assessment через его три экзаменационные комиссии: OCR, Cambridge International Examinations и Cambridge English.

Празднование 150-летия:

  • Уроки стиля 1858: Вы, возможно, видели недавнее освещение в средствах массовой информации учеников по всей стране, сдавших экзамены в стиле 1858 года, когда их посетил наш «викторианский учитель». Ученикам Бристольской гимназии, школы Уорика и школы друзей Саффрон Уолден был дан особый урок - с использованием наших оригинальных экзаменационных вопросов 1858 года.
  • Архивная выставка: письма о подкупе, отчеты экспертов 150-летней давности, рассказы очевидцев о невзгодах во время Первой и Второй мировых войн и прошлые экзаменационные вопросы представлены на онлайн-выставке - из архива Cambridge Assessment - теперь доступны для просмотра на этом сайте.
  • Памятная книга: Cambridge Assessment также выпустила специальную книгу «Examining the World», в которой рассказывается об образовании за последние полтора столетия. В книге рассказывается, как мы стали ведущим мировым авторитетом в области оценивания, проводя экзамены для миллионов учащихся по всему миру.Examining the World публикуется издательством Cambridge University Press и доступно на сайте www.cambridge.org.

Узнайте больше о праздновании 150-летия нашей компании

Краткая история стандартизированных тестов

В 1845 году у пионера образования Горация Манна возникла идея. Он предложил детям Бостонской государственной школы вместо ежегодных устных экзаменов подтверждать свои знания письменными тестами. По словам Кэрол Дж. Галлахер, которая написала об истории стандартизированных тестов в статье для Educational Psychology Review за 2003 год, цель Манна заключалась в том, чтобы найти и воспроизвести лучшие методы обучения, чтобы все дети могли иметь равные возможности.

Движение по стандартизированному тестированию не получило широкого распространения до недавнего времени, но оно компенсировало медленный старт последних десятилетий и стало центральным в том, как работает наша образовательная система.

Стандартизированные тесты занимают центральное место в современном среднем и высшем образовании. Как мы здесь оказались?

В отличие от экзамена Манна, многие из первых широко принятых стандартизированных школьных тестов были разработаны не для измерения успеваемости, а для измерения способностей. Тесты интеллекта и аналогичные оценки, получившие известность в начале двадцатого века, обладали аурой научной объективности.Армейские альфа- и бета-тесты, разработанные во время Первой мировой войны для сортировки солдат по их умственным способностям, стали образцом для школ.

Тестирование обещало способ выявить детей, которые могут заниматься великими делами, не тратя ресурсы на «медлительных детей». Это сопровождалось ростом академической активности, направленной на то, чтобы студенты выбирали карьерный путь, который они сочтут подходящим. Самая важная проверка способностей, Комиссия по вступительным экзаменам в колледж, позже переименованная в SAT (Scholastic Aptitude Test), началась в 1920-х годах.

В 1960-х годах федеральное правительство начало проводить новые тесты достижений, предназначенные для оценки методов обучения и школ. Вес, придаваемый этим тестам, рос за десятилетия, поскольку холодная война и глобализирующаяся экономика привлекли внимание к тому, как школы выпускают квалифицированную рабочую силу.

Большой вопрос о стандартизированных тестах заключается в том, помогают ли они студентам из неблагополучных семей или вредят им. В статье для Ежегодного обзора социологии за 2008 год Эрик Гродский, Джон Роберт Уоррен и Эрика Фелтс рассматривают сложную взаимосвязь между тестированием и социальным неравенством.

Некоторые сторонники тестирования продвигали его, по крайней мере частично, как противоядие от жестких классовых структур. SAT, например, был разработан частично для того, чтобы превратить лучшие колледжи в места для умных молодых людей из всех слоев общества , а не только для детей элиты. Но современные критики отмечают, что результаты стандартизированных тестов в значительной степени отражают социально-экономические привилегии. Отчасти это связано с тем, что богатые дети с посредственными результатами могут получить свои результаты на дорогих частных курсах подготовки к экзаменам.Кроме того, различия в результатах тестирования учащихся разного происхождения могут быть связаны с целым рядом проблем - от недоедания в раннем детстве до различий в ресурсах, доступных в местных школах.

Гродский, Уоррен и Фелтс утверждают, что тесты не обязательно создают еще большее социальное расслоение. Вместо этого они в основном, кажется, отражают академические преимущества, которые связаны с социально-экономическими привилегиями среди американских детей. Но, конечно же, это свидетельство того, что, несмотря на надежды Горация Манна на стандартизованные тесты, равные возможности для всех детей до сих пор не стали реальностью.

Ресурсы

JSTOR - это электронная библиотека для ученых, исследователей и студентов. Читатели JSTOR Daily могут бесплатно получить доступ к оригинальным исследованиям наших статей на JSTOR.

Автор: Кэрол Дж. Галлахер,

Обзор педагогической психологии, Vol. 15, № 1 (март 2003 г.), стр. 83-99

Springer

Авторы: Эрик Гродский, Джон Роберт Уоррен и Эрика Фелтс

Ежегодный обзор социологии, Том.34 (2008), стр. 385-404

Годовые обзоры

Краткая история стандартизированного тестирования

ФРАНСИС МИЛЛЕР

Учащиеся старших классов сдают первый в истории экзамен по Национальной программе стипендий

По всей территории США студенты достают карандаши №2, готовые выдержать напряженные четыре часа кипения ответов во время проведения экзамена ACT 12 декабря. Ожидается, что в этом учебном году этот тест пройдут около 1,5 миллиона учеников.Стандартизированные тесты были бедствием студенческой жизни в Америке более 50 лет, но справедливо сказать, что они более напряженные и повсеместные, чем когда-либо прежде. ACT и его аналог, SAT, стали одним из важнейших определяющих факторов при приеме в колледж, особенно в элитных школах. По крайней мере, абитуриенты этого года должны быть знакомы с форматом уже сейчас: студенты в США сдают больше стандартизированных тестов, чем когда-либо прежде, и в возрасте задолго до того, как манит колледж.(См. Изображения эволюции общежития колледжа.)

Самая ранняя запись стандартизированного тестирования поступила из Китая, где претендентам на работу в правительстве приходилось сдавать экзамены, проверяющие их знания конфуцианской философии и поэзии. В западном мире экзаменаторы обычно предпочитали писать эссе - традиция, восходящая к близости древних греков к сократовскому методу. Но по мере того, как промышленная революция (и последовавшее за ней прогрессивное движение начала 1800-х годов) забрала детей школьного возраста с ферм и фабрик и поместила их за парты, стандартизированные экзамены стали простым способом быстро проверить большое количество учеников.

В 1905 году французский психолог Альфред Бине начал разработку стандартизированного теста интеллекта, работы, которая в конечном итоге будет включена в версию современного теста IQ, получившего название теста интеллекта Стэнфорда-Бине. К началу Первой мировой войны стандартизированное тестирование было стандартной практикой: тесты на способности, называемые армейскими ментальными тестами, проводились для назначения американских военнослужащих на работу во время войны. Но поначалу аттестация производилась вручную, что затрудняло задачу стандартизированного тестирования - скорейшую массовую оценку.Потребовалось время до 1936 года, чтобы разработать первый автоматический тестовый сканер, простейший компьютер, названный IBM 805. Он использовал электрический ток для обнаружения отметок, сделанных специальными карандашами на тестах, что привело к повсеместному набору ответов. (Современные оптические сканеры предпочитают использовать простые карандаши № 2, поскольку их более темный грифель наиболее удобен для сканирования.)

На сегодняшний день тесты SAT и ACT являются, безусловно, самыми известными стандартизированными тестами. Первым был SAT, основанный в 1926 году как тест на школьные способности Советом колледжей, некоммерческой группой университетов и других образовательных организаций.Первоначальный тест длился 90 минут и состоял из 315 вопросов, проверяющих знание словарного запаса и базовой математики, и даже включал раннюю итерацию знаменитых аналогий с заполнением пробелов (например, blue: sky :: ____: grass). Тест расширился и к 1930 году принял уже знакомую форму с отдельными вербальными и математическими тестами. К концу Второй мировой войны тест был принят достаточным количеством университетов, и он стал стандартным обрядом перехода для выпускников средней школы, поступающих в колледж. Он оставался в основном неизменным (за исключением случайной настройки) до 2005 года, когда аналогии были отменены и был добавлен раздел письма.(Этот раздел оценивается отдельно от вербального теста, повышая неуловимый идеальный результат SAT с 1600 до 2400.) (Подробнее о версиях SAT.)

В 1959 году профессор образования в Университете Айовы по имени Эверетт Франклин Линдквист (который позже стал пионером первого поколения оптических сканеров и разработкой теста GED) разработал ACT в качестве конкурента SAT. Первоначально аббревиатура от American College Testing, экзамен включал раздел, который помогал студентам пройти курс обучения, задавая вопросы об их интересах.В дополнение к математике, чтению и английскому языку, ACT оценивает учащихся на предмет их знания научных фактов и принципов; тест оценивается по шкале от 0 до 36. И ACT, и SAT нашли свою нишу: ACT более широко применяется на Среднем Западе и Юге, в то время как школы на побережье отдают предпочтение SAT. Учащиеся проявляют склонность к тому или иному тесту: SAT ориентирован на проверку логики, в то время как ACT считается скорее проверкой накопленных знаний. Общее у тестов одно: их названия больше не имеют официального значения.Десятилетия назад всякое притворство букв как аббревиатуры было отброшено. Теперь они просто ACT и SAT.

В 21 веке, однако, SAT и ACT являются лишь частью набора тестов, с которыми студенты могут столкнуться перед поступлением в колледж. Совет колледжа также предлагает тесты SAT II, ​​предназначенные для отдельных предметов, от биологии до географии. Марафонские четырехчасовые экзамены Advanced Placement, которые некоторые университеты принимают для студентов, которые хотят отказаться от вводных занятий на уровне колледжа, остаются популярными: почти 350 000 сдали U.S. история AP тест в прошлом году, самый популярный предметный тест из предложенных. Есть также PSAT, который сдается в младшем классе как подготовка к полноценному SAT и как оценка желанной стипендии за заслуги перед национальными заслугами. И мы по-прежнему охватываем только среднюю школу - одним из основных критических замечаний по поводу реформы образования, принятой президентом Джорджем Бушем в 2001 г. «Ни одного ребенка, не оставленного без внимания», было расширение стандартизированного тестирования, утвержденного государством, как средства оценки успеваемости в школе. Теперь большинство учеников также проходят тестирование каждый год в начальной школе.Это означает, что к тому времени, когда они закончат обучение в колледже - где эссе, эксперимент и тематическое исследование по-прежнему правят, - отсрочка от заполнения пузырей и временные ограничения действительно приветствуются.

См. Фотографии молодых американцев.

Дистанционные экзамены и оценки

Советы по сдаче экзаменов и альтернативной оценке

Информация о COVID-19 по всему университету: дистанционные экзамены и оценки

Экзамены под наблюдением

Традиционные временные обследования под наблюдением возможны с использованием инструментов, доступных в Canvas и Sakai, и инструментов удаленного контроля, таких как Respondus Monitor.Однако удаленное обследование под наблюдением имеет ряд недостатков:

  1. Они часто доставляют учащимся еще больший стресс, чем личные экзамены под наблюдением, что может негативно повлиять на успеваемость учащихся.
  2. Они требуют тщательного планирования и настройки со стороны преподавателя и ученика, а инструменты удаленного контроля могут генерировать множество «ложных срабатываний», которые инструктор должен проверить после экзамена.
  3. Не все студенты имеют доступ к соответствующей технологии для использования инструментов удаленного контроля; инструкторам придется позаботиться о таких учениках.
  4. Техническая инфраструктура служб удаленного контроля ранее не использовалась в таком масштабе, поэтому при планировании необходимо предусмотреть, что делать, если служба контроля выйдет из строя во время экзамена.
  5. Учащиеся могут беспокоиться о конфиденциальности в связи с записью стороннего удаленного наблюдения. В отличие от случаев, когда студенты соглашаются на использование таких систем при регистрации на онлайн-курсы, во время экстренного дистанционного обучения у студентов нет альтернативы дистанционному обучению, и их среда прохождения тестирования может не благоприятствовать услугам удаленного контроля.
  6. С момента перехода к дистанционному обучению мы регулярно получаем сообщения о том, что учащиеся находят системы дистанционного контроля относительно легко обходными.

По этим причинам мы рекомендуем по возможности использовать альтернативные временным обследованиям под наблюдением экзамены. Крупные курсы, основанные на очных экзаменах, должны рассматривать экзамены с открытой книгой или частые оценки с низкими ставками в качестве альтернативных стратегий оценивания, которые относительно легко оценивать. Подробные сведения и советы см. В разделах ниже.

Альтернативы экзаменам под наблюдением

Ваши учебные цели - отличная отправная точка при рассмотрении альтернативных оценок: что, по вашему мнению, студенты смогут делать к концу вашего курса, и каким образом они могут продемонстрировать свои знания?

10 альтернатив экзаменам

Карен Харрис из Rutgers ’Teaching and Learning With Technology выступила с докладом об альтернативных оценках, который включал превосходный список из 10 предложенных альтернатив экзаменам, которые можно согласовать с различными предметами и целями.

Ниже приводится краткий список ее предложений:

  1. Серия викторин: предлагает учащимся невысокую возможность продемонстрировать уровень владения материалом и предоставить вам текущую информацию о том, как учащиеся понимают. Было также показано, что частые контрольные вопросы укрепляют понимание учащимися. И Canvas, и Sakai могут рандомизировать вопросы в викторинах, что затрудняет читерство.
  2. Вопросы викторины, разработанные учащимися: вопросов викторины укрепляют и демонстрируют понимание учащимися материала.Это задание можно оформить как совместную групповую деятельность.
  3. Открытая книга, экзамены на дом: По многим дисциплинам уже существует традиция сдачи экзаменов на дом, как правило, с использованием более концептуальных или прикладных вопросов, которые студенты не могут быстро найти в учебнике.
  4. Профессиональные презентации или демонстрации: учащихся могут создавать аудиовизуальные презентации, используя различные средства массовой информации, PowerPoint, prezi и другие инструменты.
  5. Аннотированная антология или библиография: этот проект дает учащимся возможность выбора работ при одновременной оценке их способностей более высокого порядка оценивать источники, сравнивать различные точки зрения и предоставлять обоснования для своего выбора.
  6. Информационный бюллетень: учащихся создают одностраничный информационный бюллетень по теме. Студенты должны выбрать соответствующие факты и объяснить их ясно и кратко.
  7. Работа с коллегами и самопроверкой: они позволяют личному размышлению об обучении и взаимном обучении, которые укрепляют и углубляют понимание. Студенты действительно нуждаются в инструкциях по предоставлению конструктивной обратной связи. Целевые рубрики, излагающие ожидания от работы студентов, очень полезны.
  8. E-Portfolio: выбранный студентом портфель работ семестра. Студенты собирают свои лучшие или репрезентативные работы за семестр, составляя критическое введение к портфолио и краткое введение к каждому произведению.
  9. Нетрадиционная работа или проект: творческие задания работают лучше всего, когда они имеют некоторую «реальную» актуальность и предлагают учащимся некоторый выбор в формате подачи.
  10. Групповой проект: групповые проекты требуют от учащихся продемонстрировать владение предметом и развить свои способности к общению и совместной работе.Крайне важно четко сформулировать критерии оценки и схему выставления оценок, а также обеспечить четкие и ясные ожидания для каждого члена команды.

Специальные советы по оцениванию по открытой книге по количественным курсам

STEM и другие количественные курсы сталкиваются с особой проблемой при создании эффективных онлайн-экзаменов, отчасти из-за того, что их так легко обмануть, а отчасти из-за того, что так много вопросов являются вычислительными. Джо Гуаданьи составил этот совет из отдела математики:

  • Задавайте более концептуальные вопросы (например,г., «каков следующий шаг в этой проблеме?», «сформулируйте определение…», «объясните, почему эта гипотеза в теореме необходима»).
  • Попросите учащихся определить ошибку в доказательстве или вычислении (это особенно эффективно, так как по ней нельзя погуглить).
  • Удалите вопросы с множественным выбором и заполнением в пользу вопросов с указанием всех работ, когда учащиеся должны сканировать и загружать свои работы.
  • Если вы используете задачи из учебника, меняйте не только числа, но и названия (напр.ж., от Джона к Алисе) и сценария (например, втягивание лодки, чтобы выпустить воздушный змей). Причина этого в том, что в популярных учебниках многие проблемы, вероятно, уже решены в Интернете где-то, например, на Chegg.
  • Используйте буквы и переменные вместо определенных чисел.
  • При рандомизации экзамена не следует просто рандомизировать числа. Также рандомизируйте отдельные части проблемы. Например, одна версия может иметь проблему типа «максимизировать объем коробки с учетом ее площади поверхности», тогда как другая версия может иметь «минимизацию площади поверхности коробки с учетом ее объема».(Номера могут быть одинаковыми для двух версий.)
  • Избегайте вопросов, состоящих только из простых вычислений. Например, вместо того, чтобы «вычислить этот интеграл», предложите студентам какое-нибудь приложение, в котором они также должны установить правильный интеграл. Хорошими альтернативами являются «написать интегральное выражение, равное вероятности того, что ...» или «написать тройной интеграл, равный массе области». Существуют онлайн-калькуляторы, которые не только решат многие вычислительные задачи, но и дадут пошаговые решения.Добавление большего количества слов и приложений к проблеме затрудняет обман, а также проверяет реальную цель обучения: знают ли студенты, как применять основные принципы? (В конце концов, каждый может использовать калькулятор, но только если вы знаете, что хотите вычислить.)

Ресурсы для написания экзаменов с несколькими вариантами ответов

Экзамены с несколькими вариантами ответов часто необходимы на курсах с большим количеством учащихся. Эти ресурсы предоставляют информацию о написании эффективных экзаменов с несколькими вариантами ответов:

Чтобы обсудить стратегии для вашего конкретного курса, свяжитесь с нами. Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов.У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или конструктор инструкций в TLT.

Для получения документации о выполнении различных оценок с помощью инструментов, доступных в Canvas или Sakai, перейдите по ссылкам в разделе «Оценка обучения учащихся» на главной странице Keep Teaching.

Другие идеи

На этих сайтах представлено много других идей, альтернативных традиционным выпускным экзаменам:

Новый дизайн сертификации учителей

| Техасское агентство образования

Содержание педагогических оценок

Следующие ниже оценки содержания будут обновлены, чтобы включать в себя педагогику расширенного содержания, которая будет оцениваться как с помощью вопросов с множественным выбором, так и с помощью построенных ответов.Приведенные ниже даты представляют текущую контрольную дату. Любые изменения будут внесены на этот сайт. Указанные даты являются запланированными датами запуска - могут быть изменены на более позднюю дату.

Все новые оценки будут иметь тестовые среды, выпущенные примерно за 12-18 месяцев до запланированной даты запуска на этом веб-сайте.

1 января 2021 г.

6 сентября 2021 г.
  • Школьный советник - 252
    • Текущий экзамен № 152 будет доступен до 5 сентября 2021 г.
    • Новое первое администрирование № 252 будет 6 сентября 2021 г., оценка результатов - 1 октября 2021 г.
    • New School Counselor (252) В документе с часто задаваемыми вопросами об экзамене можно найти сроки и другие часто задаваемые вопросы, связанные с запуском экзамена, требованиями программы и ресурсами для подготовки кандидатов.
  • Педагогика подготовки кадров в торговле и промышленности и профессиональные обязанности 6-12 - 370
    • Текущий экзамен № 270 будет доступен до 5 сентября 2021 г.
    • новая администрация № 370 - 6 сентября 2021 г., оценка результатов - 1 октября 2021 г.
    • Новый документ PPR для T&I (370) Exam FAQ доступен для рассмотрения сроков и других часто задаваемых вопросов, связанных с запуском экзамена, требованиями программы и ресурсами для подготовки кандидатов.

1 января 2022 г.

  • 4-8 ЭЛАР - 217
    • Текущий экзамен № 117 будет доступен до 31 декабря 2021 г.
    • новая администрация № 217 начнется 1 января 2022 г., результаты будут представлены 21 января 2022 г.
    • Доступен новый информационный одностраничный модуль ELAR 4-8 (217), в котором указаны сроки и другие часто задаваемые вопросы, связанные с запуском экзамена, требованиями программы и ресурсами для подготовки кандидатов.

Сентябрь 2022 г. - Точная дата подлежит определению

  • AAFCS - Американская ассоциация семейных потребительских наук
    • Семейство и потребительские науки Composite
    • Гостиничный бизнес, питание и пищевые науки
    • Исследования человеческого развития и семьи

Не ранее января 2023 г. - точные даты уточняются. Утвержденные новые или обновленные схемы экзаменов будут размещены в Интернете, как только они станут доступны.

  • 7-12 ЭЛАР - 331
  • Здоровье EC-12
  • Физическое воспитание EC-12

Добавление нового поля сертификата

  • Свидетельство о дошкольном образовании 3 класса
    • Для получения информации, материалов и обновленных таблиц выравнивания отправьте электронное письмо назначенному специалисту программы.

edTPA

edTPA в настоящее время рассматривается на государственном уровне в качестве лицензионного требования.

PACT (Pre-Admission Content Test)

Кандидаты

Pre-Admission Content Test (PACT) будут сдавать новую серию экзаменов, начиная с 27 января 2020 года. Регистрация и запись на эти новые экзамены TX PACT доступны в Pearson. Кандидаты, поступающие на программу подготовки, которая требует сдачи экзамена PACT, должны набрать проходной балл на соответствующем сертификационном экзамене по новому содержанию, соответствующему каждой области сертификата.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *