Восшествие николая 2 на престол – Глава 2 Мое замужество. – Семья Барятинских. – Смерть царя Александра III. – Восшествие на престол царя Николая II и его женитьба |  Читать онлайн, без регистрации

Николай II (Николай Второй) - биография, восхождение на престол, царствование, достижения, реформы, расстрел, смерть, семья, дети, фото и последние новости

Николай II: биография

Николай Второй – последний российский император, вошедший в историю, как самый слабовольный царь. По мнению историков, управление страной для монарха было «тяжелой обузой», но это не помешало ему внести посильный вклад в промышленно-экономическое развитие России, несмотря на то, что в стране в годы царствования Николая II активно наращивалось революционное движение, и усложнялась внешнеполитическая ситуация. В современной истории российский император упоминается эпитетами «Николай Кровавый» и «Николай Мученик», так как оценки деятельности и характера царя неоднозначны и противоречивы.

Император Николай II

Родился Николай II 18 мая 1868 года в Царском селе Российской империи в императорской семье. Для своих родителей, Александра III и Марии Федоровны, он стал старшим сыном и единственным наследником на престол, которого с самых ранних лет учили будущему делу всей его жизни. Воспитанием будущего царя с рождения занимался англичанин Карл Хис, который обучил юного Николая Александровича свободно разговаривать на английском языке.

Детство наследника царского престола прошло в стенах Гатчинского дворца под четким руководством его отца Александра III, который воспитывал своих детей в традиционном религиозном духе – он разрешал им поиграть и пошалить в меру, но при этом не позволял проявления лени в учебе, пресекая все мысли сыновей о будущем престоле.

Николай II в детстве

В 8-летнем возрасте Николай Второй начал получать общее образование в домашних условиях. Его обучение велось в рамках общего гимназического курса, но особого рвения и стремления к учебе будущий царь не проявлял. Его страстью было военное дело - уже в 5 лет он стал шефом лейб-гвардии Резервного пехотного полка и с радостью осваивал военную географию, правоведение и стратегию. Лекции будущему монарху читали лучшие ученые с мировым именем, которых лично подбирали для сына царь Александр III и его супруга Мария Федоровна.

Николай II в детстве и юности

Особенно наследник преуспел в изучении иностранных языков, поэтому помимо английского в совершенстве владел французским, немецким и датским языками. После восьми лет общей гимназической программы Николаю Второму начали преподавать необходимые высшие науки для будущего государственного деятеля, входящие в курс экономического отделения юридического университета.

В 1884 году по достижению совершеннолетия Николай II принес присягу в Зимнем дворце, после чего поступил на действительную военную службу, а через три года приступил к регулярной военной службе, за что ему было присвоено звание полковника. Полностью отдаваясь военному делу, будущий царь легко адаптировался к неудобствам армейской жизни и переносил службу в армии.

Николай II в молодости

Первое знакомство с государственными делами у наследника престола состоялось в 1889 году. Тогда он начал присутствовать на заседаниях Госсовета и Кабинета министров, на которых отец ввел его в курс дела и поделился опытом, как управлять страной. В тот же период Александр III совершил с сыном многочисленные путешествия, начавшиеся с Дольнего Востока. За последующие 9 месяцев они по морю объехали Грецию, Индию, Египет, Японию и Китай, а затем через всю Сибирь по суше вернулись в российскую столицу.

Восхождение на престол

В 1894 году после смерти Александра III Николай Второй вступил на престол и торжественно пообещал охранять самодержавие также твердо и неуклонно, как его покойный родитель. Коронация последнего русского императора состоялась в 1896 году в Москве. Эти торжественные мероприятия ознаменовались трагическими событиями на Ходынском поле, где во время раздачи царских подарков произошли массовые беспорядки, забравшие жизни тысячи граждан.

Восхождение на престол императора Николая II

Из-за массовой давки пришедший к власти монарх хотел даже отменить вечерний бал по случаю своего восхождения на престол, но позже решил, что Ходынская катастрофа является настоящим несчастьем, но не стоит того, чтобы омрачать праздник коронации. Эти события образованное общество восприняло как вызов, что стало закладкой фундамента в создание освободительного движения в России от царя-диктатора.

Коронация императора Николая II

На фоне этого императором в стране ввелась жесткая внутренняя политика, согласно которой преследовалось любое инакомыслие среди народа. В первые несколько лет царствования Николая Второго в России была проведена перепись населения, а также осуществлена денежная реформа, установившая золотой стандарт рубля. Золотой рубль Николая II приравнивался к 0,77 граммам чистого золота и был вполовину «тяжелее» марки, но в два раза «легче» доллара по курсу международных валют.

Николай II на коне

В тот же период в России были проведены «столыпинские» аграрные реформы, введено фабричное законодательство, принято несколько законов об обязательном страховании рабочих и всеобщем начальном образовании, а также отменен налоговый сбор с землевладельцев польского происхождения и отменена мера наказания, такая как ссылка в Сибирь.

В Российской империи во времена Николая Второго прошла масштабная индустриализация, повысились темпы сельскохозяйственного производства, стартовала добыча угля и нефти. При этом благодаря последнему русскому императору в России было построено более 70 тысяч километров железной дороги.

Правление и отречение от престола

Царствование Николая Второго на втором этапе проходило в годы обострения внутриполитической жизни России и довольно сложной внешнеполитической ситуации. При этом у него на первом месте стояло дальневосточное направление. Основным препятствием русского монарха к преобладанию на Дальнем Востоке была Япония, которая без предупреждения в 1904 году напала на русскую эскарду в портовом городе Порт-Артур и в связи с бездействием российского руководства нанесла поражение русской армии.

Николай II с ружьем

В результате провала русско-японской войны в стране начала стремительно развиваться революционная ситуация, а России пришлось уступить Японии южную часть Сахалина и права на Ляодунский полуостров. Именно после этого российский император потерял авторитет в интеллигентных и правящих кругах страны, которые обвиняли царя в поражении и связях с Григорием Распутиным, являвшимся неофициальным «советником» монарха, но считавшимся в обществе шарлатаном и мошенником, имеющим полное влияние над Николаем Вторым.

Григорий Распутин

Переломным моментом в биографии Николая II стала Первая Мировая война 1914 года. Тогда император всеми силами по советам Распутина старался избежать кровавой бойни, но Германия пошла войной на Россию, которая была вынуждена защищаться. В 1915 году монарх взял на себя военное командование русской армией и лично ездил по фронтам, инспектируя войсковые части. При этом он допустил ряд роковых военных ошибок, что привело к краху династии Романовых и Российской империи.

Николай II на военном совете

Война обострила внутренние проблемы страны, все военные неудачи в окружении Николая Второго возлагались именно на него. Тогда в правительстве страны начала «гнездится измена», но несмотря на это император вместе с Англией и Францией разработал план генерального наступления России, что должно было триумфально для страны к лету 1917 года закончить военное противостояние.

Николай II

Планам Николая Второго не суждено было сбыться – в конце февраля 1917 году в Петрограде начались массовые восстания против царской династии и действующего правительства, которые он изначально намеревался пресечь силовыми методами. Но военные не подчинились приказам царя, а члены свиты монарха уговаривали его отречься от престола, что якобы поможет подавить волнения. После нескольких дней мучительных размышлений Николай II решил отречься от престола в пользу своего брата, князя Михаила Александровича, который отказался принимать корону, что означало конец династии Романовых.

Расстрел Николая II и его семьи

После подписания царем манифеста об отречении Временное правительство России издало приказ об аресте царской семьи и его приближенных. Тогда многие предали императора и сбежали, поэтому разделить трагическую судьбу с монархом согласились лишь единицы близких людей из его окружения, которых вместе с царем выслали в Тобольск, откуда, якобы, семья Николая Второго должна была быть переправлена в США.

Николай II после отречения от престола

После Октябрьской революции и прихода к власти большевиков во главе с Владимиром Лениным царскую семью перевезли в Екатеринбург и заключили в «доме особого назначения». Тогда большевики начали вынашивать план судебного процесса над монархом, но Гражданская война не дала осуществить их замысел.

Комната, где расстреляли Николая Второго

Из-за этого в верхних эшелонах советской власти было принято решение расстрелять царя и его семью. В ночь с 16 на 17 июля 1918 года семья последнего русского императора была расстреляна в полуподвальном помещении дома, в котором Николай II держался в заточении. Царя, его жену и детей, а также несколько его приближенных завели в подвал под предлогом эвакуации и без объяснений в упор расстреляли, после чего жертв вывезли за пределы города, их тела сожгли при помощи керосина, а после закопали в земле.

Личная жизнь и царская семья

Личная жизнь Николая Второго, в отличии от многих других российских монархов, была эталоном высочайшей семейной добродетели. В 1889 году во время визита немецкой принцессы Алисы Гессен-Дармштадтской в Россию цесаревич Николай Александрович обратил особое внимание на девушку и попросил у отца благословения на брак с ней. Но родители были не согласны с выбором наследника, поэтому ответили сыну отказом. Это не остановило Николая II, который не терял надежды на брак с Алисой. Им помогала великая княгиня Елизавета Федоровна, сестра немецкой принцессы, устраивавшая молодым влюбленным тайную переписку.

Николай II с Александрой Федоровной

Спустя 5 лет цесаревич Николай вновь настойчиво попросил согласия отца на брак с немецкой принцессой. Александр III ввиду резко ухудшавшегося здоровья разрешил сыну жениться на Алисе, которая после миропомазания стала Александрой Федоровной. В ноябре 1894 году в Зимнем дворце состоялось венчание Николая Второго и Александры, а в 1896 году супруги приняли коронацию и официально стали правителями страны.

Помолвка Николая II и Александры Федоровны

В браке Александры Федоровны и Николая II родилось пятеро детей – 4 дочери (Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия) и единственный наследник Алексей, имевший серьезной наследственное заболевание - гемофилию, связанную с процессом свертывания крови. Болезнь цесаревича Алексея Николаевича вынудила царскую семью познакомится с широко известным в то время Григорием Распутиным, который помогал царскому наследнику бороться с приступами болезни, что позволило ему приобрести огромное влияние на Александру Федоровну и императора Николая Второго.

Николай II с женой и детьми

Историки сообщают, что семья для последнего русского императора была самым главным смыслом жизни. Большую часть времени он всегда проводил в семейном кругу, не любил светских удовольствий, особенно дорожил своим покоем, привычками, здоровьем и благосостоянием родных. При этом императору были не чужды и мирские увлечение – он с удовольствием ездил на охоту, участвовал в соревнованиях по верховой езде, с азартом катался на коньках и играл в хоккей.

Фото

24smi.org

Николай Второй. Биография. Личная жизнь. Правление Николая 2

Биография императора Николая 2 Александровича

Содержание статьи:

Николай II Александрович (род. — 6 (18) мая 1868 г., смерть — 17 июля 1918, Екатеринбург) — Император Всероссийский, из императорского дома Романовых.

Детские годы

Наследник русского престола великий князь Николай Александрович рос в атмосфере роскошного императорского двора, но в строгой и, можно сказать, спартанской обстановке. Его отец, император Александр III, и мать, датская принцесса Дагмара (императрица Мария Федоровна) принципиально не допускали никаких слабостей и сантиментов в деле воспитания детей. Для них всегда был установлен жесткий распорядок дня, с обязательными ежедневными уроками, посещениями церковных служб, непременными визитами к родственникам, обязательным участием в множестве официальных церемоний. Дети спали на простых солдатских койках с жесткими подушками, по утрам принимали холодные ванны на завтрак давали овсяную кашу.

Юность будущего императора

1887 год — Николай был произведен в штабс-капитаны и определен в лейб-гвардию Преображенского полка. Там он числился два года, исполняя вначале обязанности взводного, а затем ротного командира. Потом для приобщения к кавалерийской службе отец перевел его в лейб-гвардии Гусарский полк, где Николай принял под командование эскадрон.

Благодаря своей скромности и простоте царевич был довольно популярен среди товарищей-офицеров. 1890 год — его обучение завершилось. Отец не обременял наследника престола государственными делами. Он появлялся время от времени на заседаниях Государственного совета, но взгляд его при этом постоянно устремлялся на часы. Подобно всем офицерам гвардии, Николай много времени отдавал светской жизни, часто бывал в театре: он обожал оперу и балет.

Николай и Алиса Гессенская

Николай II в детстве и юности

Очевидно, женщины также занимали его. Но интересно, что первое серьезное чувство Николай испытал к принцессе Алисе Гессенской, которая впоследствии стала его женой. Впервые они повстречались в 1884 г. в Петербурге на свадьбе Эллы Гессенской (старшей сестры Алисы) с великим князем Сергеем Александровичем. Ей было 12 лет, ему — 16. 1889 год — Аликс провела в Петербурге 6 недель.

Позднее Николай написал: «Я мечтаю когда-нибудь жениться на Аликс Г. Я люблю ее давно, но особенно глубоко и сильно с 1889 г… Все это долгое время я не верил своему чувству, не верил, что моя заветная мечта может сбыться».

В действительности, наследнику довелось преодолеть много препятствий. Родители предлагали Николаю другие партии, но он решительно отказывался связывать себя с какой-либо другой принцессой.

Восхождение на престол

1894 год, весна — Александр III и Мария Федоровна вынуждены были уступить желанию сына. Началась подготовка к свадьбе. Но прежде чем ее успели сыграть, 20 октября 1894 г. Александр III скончался. Ни для кого смерть императора не была более значимой, чем для 26-ти летнего молодого человека, унаследовавшего его трон.

«Я увидел слезы в его глазах, — вспоминал великий князь Александр. — Он взял меня под руку и повёл вниз, в свою комнату. Мы обнялись и заплакали оба. Он не мог собраться с мыслями. Он знал, что сейчас стал императором, и тяжесть этого ужасного события сразила его… „Сандро, что я должен делать? — восклицал он патетически. — Что же должно произойти со мной, с тобой… с Аликс, с матерью, со всей Россией? Я не готов быть царем. Я никогда не хотел быть им. Я ничего не понимаю в делах правления. У меня даже нет понятия, как говорить с министрами“».

На следующий день, когда дворец был задрапирован в черное, Аликс приняла православие и с этого дня стала именоваться великой княгиней Александрой Федоровной. 7 ноября произошло торжественное погребение покойного императора в Петропавловском соборе в Петербурге, а спустя неделю состоялось бракосочетание Николая и Александры. По случаю траура не было торжественного приема и свадебного путешествия.

Личная жизнь и царская семья

1895 год, весна — Николай Второй перевез свою жену в Царское Село. Они поселились в Александровском дворце, который оставался главным домом императорской четы на протяжении 22-х лет. Все здесь было устроено согласно их вкусам и желаниям, и потому Царское всегда оставалось их излюбленным местом. Николай как правило вставал в 7, завтракал и исчезал в своем рабочем кабинете, чтобы начать работу.

По складу характера он был одиночка и предпочитал все делать сам. В 11 часов царь прерывал занятия и отправлялся гулять по парку. Когда появились дети, они неизменно сопровождали его в этих прогулках. Обед в середине дня был официальной церемониальной процедурой. Хотя императрица как правило отсутствовала, император обедал с дочерьми и членами своей свиты. Еда начиналась по русскому обычаю с молитвы.

Ни Николай, ни Александра не любили дорогих сложных блюд. Большое удовольствие он получал от борща, каши, отварной рыбы с овощами. Но любимым блюдом царя был жареный молодой поросенок с хреном, которого он запивал портвейном. После обеда Николай совершал прогулку верхом по окрестным сельским дорогам в направлении Красного Села. В 4 часа семья собиралась за чаем. Согласно этикету, введенному еще Екатериной 2, к чаю подавали только сухари, масло и английские бисквиты. Пирожные и конфеты не допускались. Прихлебывая чай, Николай бегло просматривал газеты и телеграммы. После он возвращался к своей работе, принимая между 17 и 20 часами поток посетителей.

Ровно в 20 часов все официальные встречи заканчивались, и Николай Второй мог идти ужинать. Вечером император часто сидел в семейной гостиной, читая вслух, в то время как жена и дочери рукодельничали. По его выбору это мог быть Толстой, Тургенев или его самый любимый писатель Гоголь. Однако мог быть и какой-то модный роман. Личный библиотекарь государя отбирал для него по 20 самых лучших книг в месяц со всех стран мира. Порой вместо чтения семья проводила вечера, наклеивая фотографии, сделанные придворным фотографом или ими самими, в зеленые кожаные альбомы с тисненой золотой царской монограммой.

Николай II с женой

Конец дня наступал в 23 часа с сервировкой вечернего чая. Прежде чем удалиться, император делал записи в своем дневнике, а потом принимал ванну, ложился в постель и обычно сразу засыпал. Отмечают, что в отличие от многих семей европейских монархов, русская императорская чета имела общую кровать.

1904 год, 30 июля (12 августа) — в императорской семье родился 5-й ребенок. К великой радости родителей это был мальчик. Царь написал в своем дневнике: «Великий незабвенный для нас день, в который так явно посетила нас милость Божья. В 1 час дня у Аликс родился сын, которого при молитве нарекли Алексеем».

По случаю появления наследника по всей России палили пушки, звонили колокола и развевались флаги. Однако через несколько недель императорская чета была потрясена ужасной вестью — выяснилось, что их сын болен гемофилией. Следующие годы прошли в тяжелой борьбе за жизнь и здоровье наследника. Любое кровотечение, любой укол мог привести к смерти. Мучения горячо любимого сына разрывали сердце родителей. В особенности тягостно сказалась болезнь Алексея на императрице, которая с годами начала страдать истерией, она стала мнительной и крайне религиозной.

Правление Николая Второго

Между тем Россия переживала один из наиболее бурных этапов своей истории. Посл японской войны началась первая революция, подавленная с огромным трудом. Николаю Второму пришлось согласиться на учреждение Государственной думы. Следующие 7 лет были прожиты в покое и даже при относительном процветании.

Выдвинутый императором Столыпин стал проводить свои реформы. Одно время казалось, что России удастся избежать новых социальных потрясений, но вспыхнувшая в 1914 г. Первая мировая война сделала революцию неизбежной. Сокрушительные поражения русской армии весной и летом 1915 г. вынудили Николая 2 самому возглавить войска.

С того времени он по долгу находился в Могилеве и не мог глубоко вникать в государственные дела. Александра с большим рвением взялась помогать супругу, но, кажется, больше навредила ему, чем в действительности помогла. И высшие чиновники, и великие князья, и иностранные дипломаты чувствовали приближение революции. Они пытались как могли предупредить императора. Неоднократно в эти месяцы Николаю II предлагали отстранить от дел Александру и создать правительство, к которому народ и Дума будут иметь доверие. Но все эти попытки не увенчались успехом. Император дал слово вопреки всему сохранить в России самодержавие и передать его целым и непоколебимым своему сыну; теперь, когда на него со всех сторон оказывали давление, он остался верен клятве.

Революция. Отречение от престола

1917 год, 22 февраля — так и не приняв решения о новом правительстве, Николай Второй поехал в Ставку. Сразу после его отъезда в Петрограде начались волнения. 27 февраля встревоженный император решил вернуться в столицу. По дороге на одной из станций он случайно узнал, что в Петрограде уже действует временный комитет Государственной думы, руководимый Родзянко. Тогда, посоветовавшись с генералами свиты, Николай решил пробираться в Псков. Здесь от командующего Северным фронтом генерала Рузского Николай 1 марта узнал последние потрясающие новости: весь гарнизон Петрограда и Царского Села перешел на сторону революции.

Его примеру последовали гвардия, казачий конвой и Гвардейский экипаж с великим князем Кириллом во главе. Окончательно сразили царя переговоры с командующими фронтами, предпринятые по телеграфу. Все генералы были беспощадны и единодушны: остановить революцию при помощи силы уже невозможно; во избежание гражданской войны и кровопролития император Николай 2 должен отречься от престола. После мучительных колебаний поздно вечером 2 марта Николай подписал свое отречение.

Арест

Николай 2 с женой и детьми

На следующий день он отдал приказ своему поезду ехать в Ставку, в Могилев, так как хотел напоследок попрощаться с армией. Здесь 8 марта императора арестовали и под конвоем доставили в Царское Село. С этого дня началось для него время постоянных унижений. Караул вел себя вызывающе грубо. Еще обидней было видеть предательство тех людей, которых привыкли считать самыми близкими. Почти вся прислуга и большинство фрейлин бросили дворец и императрицу. Доктор Остроградский отказался ездить к больному Алексею, заявив, что «находит дорогу слишком грязной» для дальнейших посещений.

Тем временем ситуация в державе вновь начала обостряться. Керенский, который стал к тому времени главой Временного правительства, решил, что в целях безопасности царскую семью следует отправить подальше от столицы. После долгих колебаний он отдал приказ перевезти Романовых в Тобольск. Переезд состоялся в начале августа в глубоком секрете.

В Тобольске царская семья прожила 8 месяцев. Материальное положение ее было очень стесненным. Александра писала Анне Вырубовой: «Я вяжу носки для маленького (Алексея). Он требует еще пару, так как все его в дырках… Я сейчас делаю все. Папины (царя) штаны порвались и нуждаются в штопке, и нижнее белье девочек в лохмотьях… Я стала совсем седая…» После октябрьского переворота положение узников стало еще хуже.

1918 год, апрель — семья Романовых была перевезена в Екатеринбург, их поселили в доме купца Ипатьева, которому суждено было стать их последней тюрьмой. В 5-ти верхних комнатах 2-го этажа поселилось 12 человек. В первой жили Николай, Александра и Алексей, во второй — великие княжны. Оставшиеся поделили между прислугой. На новом месте бывший император и его близкие почувствовали себя настоящими пленниками. За забором и на улице расположилась внешняя охрана из красногвардейцев. В доме всегда находилось несколько человек с револьверами.

Эту внутреннюю охрану отобрали из самых надежных большевиков и она была настроена очень враждебно. Ею командовал Александр Авдеев, именовавший императора не иначе, как «Николай Кровавый». Никто из членов царской семьи не мог уединиться, и даже до туалета великие княжны шли в сопровождении кого-нибудь из конвоиров. На завтрак подавался только черный хлеб и чай. Обед состоял из супа и котлет. Караульные часто на глазах обедавших брали руками куски из кастрюли. Одежда заключенных совсем обветшала.

4 июля Уральский Совет сместил Авдеева и его людей. На их место пришли 10 чекистов во главе с Юровским. Несмотря на то что он был гораздо вежливей Авдеева, Николай с первых дней почувствовал исходившую от него угрозу. В действительности, тучи над семьей последнего русского императора сгущались. В конце мая в Сибири, на Урале и в Поволжье вспыхнул чехословацкий мятеж. Чехи развернули успешное наступление на Екатеринбург. 12 июля Уральскому Совету было доставлено разрешение из Москвы самому решать судьбу низложенной династии. Совет постановил расстрелять всех Романовых и поручил исполнение казни Юровскому. Уже позднее белогвардейцы смогли захватить нескольких участников расстрела и с их слов восстановить во всех подробностях картину казни.

Расстрел семьи Романовых

16 июля Юровский раздал чекистам 12 револьверов и объявил, что расстрел состоится сегодня. В полночь он разбудил всех узников, велел им быстро одеться и спуститься вниз. Было объявлено, что чехи и белые приближаются к Екатеринбургу, и местный Совет вынес решение, что они должны уехать. Николай спустился по лестнице первым, неся на руках Алексея. Анастасия держала на руках спаниеля Джимми. По цокольному этажу Юровский привел их в полуподвальную комнату. Там он попросил подождать, пока не придут машины. Николай попросил стулья для сына и жены. Юровский приказал принести три стула. Кроме семьи Романовых здесь находился доктор Боткин, лакей Трупп, повар Харитонов и комнатная девушка императрицы Демидова.

Когда все собрались, Юровский вновь вошел в комнату, сопровождаемый всем отрядом ЧК с револьверами в руках. Выйдя вперед он быстро сказал: «Ввиду того, что ваши родственники продолжают наступление на Советскую Россию, Уралисполком постановил расстрелять вас».

Николай, продолжая поддерживать рукой Алексея, начал подниматься со стула. Он только успел сказать: «Что?» и тут Юровский выстрелил ему в голову. По этому сигналу чекисты стали стрельбу. Александра Федоровна, Ольга, Татьяна и Мария были убиты на месте. Боткин, Харитонов и Трупп были смертельно ранены. Демидова осталась стоять на ногах. Чекисты схватили винтовки и начали преследовать ее, чтобы добить штыками. С криками она металась от одной стены к другой и в конце концов упала, получив больше 30 ран. Собаке размозжили голову прикладом. Когда в комнате воцарилась тишина, послышалось тяжелое дыхание цесаревича, — он все еще был жив. Юровский перезарядил револьвер и два раза выстрелил мальчику в ухо. Как раз в этот момент Анастасия, которая была только без сознания, очнулась и закричала. Ее добили штыками и прикладами…

 

 

 


 

К.Рыжов

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

3 ноября-восшествие на Всероссийский престол Государя Императора Николая-II » Москва

2 ноября 1894 г. в Ливадии (Крым) скончался Государь Александр III. На российский престол вступил престолонаследник, сын Александра III Николай. Был опубликован манифест о кончине его родителя и его вступлении на престол («Правительственный вестник», 21 октября (2 ноября) 1894 , № 229, стр. 1.).

 

Также запись была занесена в месяцеслов как официально отмечаемый день восшествия на престол Николая II.

 

"Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения родной матушки-России" - эти слова Царь-Николай II засвидетельствовал и своей жизнью, и своей мученической смертью.

 

Царствование Николая II в течение всех 23 лет проходило при упорнейшем сопротивлении врагов внешних и внутренних. Они не гнушались ни провокациями, ни бунтами, ни ложью, ни убийствами. Весь богоборческий мир вел скрытую или явную войну против Православной Монархии.

 

"Дневник Его Императорского Высочества
 Великого Князя Николая Александровича,
 Божьей милостью наследника престола,
 сына и подданого Всероссийского монарха,
 защитника, государства, народа и веры.
 21 октября 1894 года. "Слез моих теченьми пустыни.. " 

 
Сего дня, 21 октября 1894 года, начну я запись в своем дневнике со слов, с которых необходимо начинается утро 21 октября для каждого достойного христианина. "Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси и, иже из глубины воздыханьми, во сто трудов уплодоносил еси, и был еси светильник вселенней.." Произносил эти слова сегодня при утренней молитве и не подозревал, что свершаться сказанные слова. В 8 часов 45 минут утра явился на доклад к матушке со слезами на глазах граф Илларион Иванович Воронцов и директор Военно-медицинской академии Виктор Васильевич Пашутин.

 

В 7 часов 45 минут при посещении государя в его палате Виктор Васильевич Пашутин зарегистрировал смерть государя от Fatica 5 Vertebra, 6 Vertebra, 8 Vertebra, 9 Vertebra, 13 Vertebra Spina Dorsale, произошедшую около 3 часов ночи. "Восстановить позвоночную жидкость нам так и не удалось, Ваше Императорское Величество, что и стало окончательно губительным для спины императора, - произнес с горечью Виктор Васильевич Пашутин: - Как доктор, я ни разу не позволил себе произнести для Вас, что "доктора бессильны", но, увы, Господь пожелал сделать нас бессильными. Спасти императора нашему медицинскому составу оказалось не под силу. Говорю о сем событии с превеличайшей горечью подданного и приношу соболезнованием Вам и Вашей семье."


На руки матушке были переданы заключения медицинской комиссии госпиталя Императорской Военно-Медицинской Академии, актировавшей в 4 часов 59 минут 21 октября 1894 года смерть Его Императорского Величества Александра III Александровича Романова, от Fatica Spina Dorsale, случившейся в ареях 5 Vertebra, 6 Vertebra, 8 Vertebra, 9 Vertebra, 13 Vertebra. Матушка сделалась словно каменной и молвила мне, что необходимо сбираться в госпиталь, чтобы создать Свидетельство об упокоении батюшки. Для сего необходимо дать распоряжение Председателю Государственного Совета Князю Боголюбскому и Председателю Кабинета Министров Князю Глинскому собрать в Госпитале Императорской Военно-медицинской академии полные составы, подлежащих им государственных органов для свидетельствования Упокоения Государя.

 

Время необходимо было выбрать с 12 до 15 часов пополудни, я предположил, что наилучшим вариантом является 15 часов пополудни. Матушка произнесла: "Хорошо, что у меня неторопливый сын" и, приняв мое решение, отдала графу Воронцову распоряжение для Министерства Императорского Двора о созыве Комитета по Личным делам императорской семьи и престолонаследию к 18 часам 21 октября 1894 года в Тронном зале Большого Императорского Дворца. После сего Граф Илларион Иванович Воронцов и Виктор Васильевич Пашутин удалились, мы же с матушкой стали сбираться в госпиталь дабы проститься с телом отца без посторонних лиц. В палате матушка предалась рыданиям и прощальным речам. К одиннадцати часам к нам присоединились Сергий с Елизаветой. К двенадцати в госпиталь прибыл граф Илларион Иванович Воронцов с фельдъегерями и стопками бумаг, в коих содержалось 87 копий утреннего заключения медицинской комиссии госпиталя и столько же копий медицинского дела батюшки, содержавшего результаты всех медицинских комиссии по обследованию батюшки, проводившихся с 18 февраля по 20 октября 1894 года. Также в стопках были принесены особые бланки Государственного совета по случаю упокоения императора, тоже в количестве 87 копий.

 

Заседании Комиссии по Свидетельствованию об Упокоении Его Императорского Величества было решено провести в стенах библиотеки Госпиталя Императорской Военно-Медицинской Академии. Было печально наблюдать за ловкостью фельдъегерей, раскладывавших бумаги с вензельными орлами, и ощущать насколько не достает батюшки, сквозь серьезность и строгость сияющего не то своими золотыми волосами, не то бюргерским довольством на заседаниях Государственного Совета.

 

Хотел было отправиться к матушке, чтобы утешить ее рыданиями, но был остановлен графом Илларионом Ивановичем Воронцовым, сообщившем мне о возможном отсутствии Министра горной промышленности князя Василия Ивановича Шемячича, находящегося в поездке по серебряным рудниками, и Министра торговли князя Александра Степановича Верейского, находящегося с делегацией на Международной торговой выставке во Франкфурте. Посему отправился к матушке уже не столько с сожалениями и успокоениями, сколь с необходимостью решить насущные государственные вопросы.


 К 15 часам в госпиталь прибыли все 85 участников Государственного Совета и Кабинета Министров. К 16 часам 45 минутам работа по заполнению особых бланком Комиссии по Упокоению Его Императорского Величества были завершены и бумаги сданы на досмотр главы Министерства Императорского Двора Иллариона Ивановича Воронцова и главы Канцелярии Его Императорского Величества князя Дмитрия Ивановича Волынского. Дмитрий Иванович пуще всех лил слезы и печаловался. "Вот уж не думал, что переживу второго императора, - ронял он слезы на реестр членов Государственного Совета, согласившихся с медицинским заключением по освидетельствованию смерти батюшки, предоставленное Госпиталем Военной-Медицинской Академией: - Что-то не то делается в березовой России, раз уж мне 88-летнему старику приходится хоронить золотоволосого красавца, которого я знал воистину славным и крепким юношей, и державным воином, и дельным отцом.

 

Вы уж постарайтесь, батюшка Николай Александрович, не уходите так скоро, как Ваш державный отче, не оставляйте Русь сиротинушкой! А я уж до конца дней своих буду корпеть тут над архивами, чтобы по силе моей помочь Вам и передать Волю и Дела былых правителей." Этими речами, признаться, я был тронут более всего! Воистину велика скорбь стариков, переживающих своих юных руководителей, которые при них вставали на ноги и при них вершили великие дела свои! Я позволил себе вольность и, присев рядом, обнял Дмитрия Ивановича. Друг мой разрыдался и измочил мой жилет на плече до нитки. Впрочем, вскоре с умилением успокоился. Да и мои глаза, признаться, были мокры.


В 17 часов скорбная процессия, состоящая из экипажей участников Государственного Совета и Кабинета Министров направилась в сторону Большого Императорского Дворца. Многие из участников скорбного утреннего совещания нашего прибыли в госпиталь Академии пешим ходом, посему и до Большого Императорского Дворца тоже отправлялись пешими. Пешком, следуя за компанией, возглавляемой князем Долгоруким, отправились и Сергий с Елизаветой. Я же оказался в экипаже матушки вкупе с графом Илларионом Ивановичем Воронцовым и юным другом моим князем Дмитрием Ивановичем Волынским. В Тронном Зале Большого Императорского Дворца было уже все подготовлено.

 

Даже не представляю, как графу Иллариону Ивановичу удалось проследить за порядками в двух столь разрозненных местах. Определенно, уставшие участники Государственного Совета и Кабинета Министров не были обойдены вниманием и прежде рассмотрения дела всех ждала кофейная пауза. В 18 же часов 45 минут приступили к рассмотрению вопросов о назначении времени похорон, уведомлению общества и иностранных держав, назначении времени миропомазания и коронации. Заседании Комитета длилось два часа пятьдесят минут. В 21 час 15 минут князь Дмитрий Иванович Волынский свидетельствовал журналистам и заинтересованным лицам подписанный 87 участниками Государственного Совета и Кабинета Министров Акт о Престолонаследовании Его Императорскому Величеству Александру III Александровичу Романову сыном и подданным Его Императорским Высочеством Великим Князем Николаем Александровичем Романовым.

 

Также журналистам и заинтересованным лицам было объявлено о назначении похорон батюшки на 24 октября в 15 часов и о моем миропомазании 3 ноября в 12 часов. Журналистские релизы, созданные скоропечатниками, граф Илларион Иванович Воронцов обещался разослать фельдегерской службой в газеты к 5 утра. Матушка, ныне утомленная, уснула в гостинной в одежде, и чем-то своими детскими чертами лица напоминает мне друга моего, князя Дмитрия Ивановича. Схожесть скорби внутренней, вероятно, способствует и схожести внешностей.

 

Закончить же сегодняшнюю запись я хочу Тропарем преподобного Илариона Псковоезерского и Гдовского, ибо иные слова не подходят к моему бдению над сном матушки и к созерцанию золотых огней ночного Санкт-Петербурга: "В молитвах бодрствуя, пресветлый храм Духа Святаго был еси, тем же и чудотворец предивный явился еси, преподобне отче наш Иларионе. О нас моли Христа Бога светом Божественнаго познания просветити ны и спасти души наша."

3rm.info

Биография императора Николая II Александровича

11:1723.12.2013

(обновлено: 11:21 23.12.2013)

16645711734

Царствование Николая II проходило в обстановке нараставшего революционного движения и усложнения внешнеполитической ситуации (Русско-японская война 1904-1905 годов; Кровавое воскресенье; революция 1905-1907 годов; Первая мировая война; Февральская революция 1917 года).

Николай II (Николай Александрович Романов), старший сын императора Александра III и императрицы Марии Федоровны, родился 18 мая (6 мая по старому стилю) 1868 года в Царском Селе (ныне город Пушкин Пушкинского района Петербурга).

Сразу же после рождения Николай был зачислен в списки нескольких гвардейских полков и назначен шефом 65-го пехотного московского полка. Детство будущего царя прошло в стенах Гатчинского дворца. Регулярные домашние занятия у Николая начались в восемь лет.

В декабре 1875 года он получил свое первое воинское звание — прапорщика, в 1880 году был произведен в подпоручики, через четыре года стал поручиком. В 1884 году Николай поступил на действительную военную службу, в июле 1887 года приступил к регулярной военной службе в Преображенском полку и был произведен в штабс-капитаны; в 1891 Николай получил звание капитана, а через год — полковника.

Для знакомства с государственными делами с мая 1889 года он начал присутствовать на заседаниях Государственного Совета и Комитета министров. В октябре 1890 года отправился в путешествие на Дальний Восток. За девять месяцев Николай посетил Грецию, Египет, Индию, Китай, Японию.

В апреле 1894 года состоялась помолвка будущего императора с принцессой Алисой Дармштадт-Гессенской, дочерью великого герцога Гессенского, внучкой английской королевы Виктории. После перехода в православие она приняла имя Александры Федоровны.

2 ноября (21 октября по старому стилю) 1894 года скончался Александр III. За несколько часов до кончины умирающий император обязал сына подписать Манифест о восшествии на престол.

Коронация Николая II состоялась 26 (14 по старому стилю) мая 1896 года. Тридцатого (18 по старому стилю) мая 1896 года во время празднества по случаю коронации Николая II в Москве на Ходынском поле произошла давка, в которой погибли более тысячи человек.

Царствование Николая II проходило в обстановке нараставшего революционного движения и усложнения внешнеполитической ситуации (Русско-японская война 1904-1905 годов; Кровавое воскресенье; революция 1905-1907 годов; Первая мировая война; Февральская революция 1917 года).

Под влиянием сильного общественного движения в пользу политических преобразований, 30 (17 по старому стилю) октября 1905 года Николай II подписал знаменитый манифест "Об усовершенствовании государственного порядка": народу даровались свободы слова, печати, личности, совести, собраний, союзов; в качестве законодательного органа создавалась Государственная Дума.

Переломным рубежом в судьбе Николая II стал 1914 год — начало Первой мировой войны. Первого августа (19 июля по старому стилю) 1914 года Германия объявила войну России. В августе 1915 года Николай II принял на себя военное командование (ранее эту должность исполнял великий князь Николай Николаевич). После царь большую часть времени проводил в ставке Верховного главнокомандующего в Могилеве.

В конце февраля 1917 года в Петрограде начались волнения, которые переросли в массовые выступления против правительства и династии. Февральская революция застала Николая II в ставке в Могилеве. Получив известие о восстании в Петрограде, он решил не идти на уступки и силой навести порядок в городе, но когда выяснился масштаб беспорядков, отказался от этой мысли, опасаясь большого кровопролития.

В полночь 15 (2 по старому стилю) марта 1917 года в салон-вагоне императорского поезда, стоявшего на путях у железнодорожного вокзала Пскова, Николай II подписал акт отречения от престола, передав власть своему брату великому князю Михаилу Александровичу, который корону не принял.

20 (7 по старому стилю) марта 1917 года Временное правительство издало приказ об аресте царя. Двадцать второго (9 по старому стилю) марта 1917 года Николай II и его семья были арестованы. Первые пять месяцев они находились под охраной в Царском Селе, в августе 1917 года их переправили в Тобольск, где Романовы провела восемь месяцев.

В начале 1918 года большевики заставили Николая снять погоны полковника (его последний воинский чин), это он воспринял как тяжелое оскорбление. В мае этого года царскую семью перевезли в Екатеринбург, где ее разместили в доме горного инженера Николая Ипатьева.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Whatsapp

Viber

Telegram

Архивное видео о жизни и смерти последней российской царской семьи.

В ночь на 17 (4 по старому) июля 1918 года Николай II, царица, пятеро их детей: дочери — Ольга (1895), Татьяна (1897), Мария (1899) и Анастасия (1901), сын — цесаревич, наследник престола Алексей (1904) и несколько приближенных (всего 11 человек), были без суда и следствия расстреляны. Расстрел произошел в небольшой комнате в нижнем этаже дома, туда жертв завели под предлогом эвакуации. Самого царя застрелил из пистолета в упор комендант Ипатьевского дома Янкель Юровский. Тела убитых вывезли за город, облили керосином, пытались сжечь, а затем закопали.

В начале 1991 года в городскую прокуратуру было подано первое заявление об обнаружении под Екатеринбургом тел, имеющих признаки насильственной смерти. После многолетних исследований останков, обнаруженных под Екатеринбургом, специальная комиссия пришла к выводу, что они действительно являются останками девяти Николая II и его семьи. В 1997 году в Петропавловском соборе Петербурга их торжественно захоронили.

В 2000 году Николай II и члены его семьи были канонизированы Русской Православной церковью.

1 октября 2008 года президиум Верховного суда Российской Федерации признал последнего русского царя Николая II и членов его семьи жертвами незаконных политических репрессий и реабилитировал их.

ria.ru

3 ноября-восшествие на Всероссийский престол Государя Императора Николая-II: dmitri_obi

2 ноября 1894 г. в Ливадии (Крым) скончался Государь Александр III. На российский престол вступил престолонаследник, сын Александра III Николай. Был опубликован манифест о кончине его родителя и его вступлении на престол («Правительственный вестник», 21 октября (2 ноября) 1894 , № 229, стр. 1.).

Также запись была занесена в месяцеслов как официально отмечаемый день восшествия на престол Николая II.

"Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения родной матушки-России" - эти слова Царь-Николай II засвидетельствовал и своей жизнью, и своей мученической смертью.

Царствование Николая II в течение всех 23 лет проходило при упорнейшем сопротивлении врагов внешних и внутренних. Они не гнушались ни провокациями, ни бунтами, ни ложью, ни убийствами. Весь богоборческий мир вел скрытую или явную войну против Православной Монархии.

"Дневник Его Императорского Высочества
Великого Князя Николая Александровича,
Божьей милостью наследника престола,
сына и подданого Всероссийского монарха,
защитника, государства, народа и веры.
21 октября 1894 года. "Слез моих теченьми пустыни.. "

Сего дня, 21 октября 1894 года, начну я запись в своем дневнике со слов, с которых необходимо начинается утро 21 октября для каждого достойного христианина. "Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси и, иже из глубины воздыханьми, во сто трудов уплодоносил еси, и был еси светильник вселенней.." Произносил эти слова сегодня при утренней молитве и не подозревал, что свершаться сказанные слова. В 8 часов 45 минут утра явился на доклад к матушке со слезами на глазах граф Илларион Иванович Воронцов и директор Военно-медицинской академии Виктор Васильевич Пашутин.

В 7 часов 45 минут при посещении государя в его палате Виктор Васильевич Пашутин зарегистрировал смерть государя от Fatica 5 Vertebra, 6 Vertebra, 8 Vertebra, 9 Vertebra, 13 Vertebra Spina Dorsale, произошедшую около 3 часов ночи. "Восстановить позвоночную жидкость нам так и не удалось, Ваше Императорское Величество, что и стало окончательно губительным для спины императора, - произнес с горечью Виктор Васильевич Пашутин: - Как доктор, я ни разу не позволил себе произнести для Вас, что "доктора бессильны", но, увы, Господь пожелал сделать нас бессильными. Спасти императора нашему медицинскому составу оказалось не под силу. Говорю о сем событии с превеличайшей горечью подданного и приношу соболезнованием Вам и Вашей семье."


На руки матушке были переданы заключения медицинской комиссии госпиталя Императорской Военно-Медицинской Академии, актировавшей в 4 часов 59 минут 21 октября 1894 года смерть Его Императорского Величества Александра III Александровича Романова, от Fatica Spina Dorsale, случившейся в ареях 5 Vertebra, 6 Vertebra, 8 Vertebra, 9 Vertebra, 13 Vertebra. Матушка сделалась словно каменной и молвила мне, что необходимо сбираться в госпиталь, чтобы создать Свидетельство об упокоении батюшки. Для сего необходимо дать распоряжение Председателю Государственного Совета Князю Боголюбскому и Председателю Кабинета Министров Князю Глинскому собрать в Госпитале Императорской Военно-медицинской академии полные составы, подлежащих им государственных органов для свидетельствования Упокоения Государя.

Время необходимо было выбрать с 12 до 15 часов пополудни, я предположил, что наилучшим вариантом является 15 часов пополудни. Матушка произнесла: "Хорошо, что у меня неторопливый сын" и, приняв мое решение, отдала графу Воронцову распоряжение для Министерства Императорского Двора о созыве Комитета по Личным делам императорской семьи и престолонаследию к 18 часам 21 октября 1894 года в Тронном зале Большого Императорского Дворца. После сего Граф Илларион Иванович Воронцов и Виктор Васильевич Пашутин удалились, мы же с матушкой стали сбираться в госпиталь дабы проститься с телом отца без посторонних лиц. В палате матушка предалась рыданиям и прощальным речам. К одиннадцати часам к нам присоединились Сергий с Елизаветой. К двенадцати в госпиталь прибыл граф Илларион Иванович Воронцов с фельдъегерями и стопками бумаг, в коих содержалось 87 копий утреннего заключения медицинской комиссии госпиталя и столько же копий медицинского дела батюшки, содержавшего результаты всех медицинских комиссии по обследованию батюшки, проводившихся с 18 февраля по 20 октября 1894 года. Также в стопках были принесены особые бланки Государственного совета по случаю упокоения императора, тоже в количестве 87 копий.

Заседании Комиссии по Свидетельствованию об Упокоении Его Императорского Величества было решено провести в стенах библиотеки Госпиталя Императорской Военно-Медицинской Академии. Было печально наблюдать за ловкостью фельдъегерей, раскладывавших бумаги с вензельными орлами, и ощущать насколько не достает батюшки, сквозь серьезность и строгость сияющего не то своими золотыми волосами, не то бюргерским довольством на заседаниях Государственного Совета.

Хотел было отправиться к матушке, чтобы утешить ее рыданиями, но был остановлен графом Илларионом Ивановичем Воронцовым, сообщившем мне о возможном отсутствии Министра горной промышленности князя Василия Ивановича Шемячича, находящегося в поездке по серебряным рудниками, и Министра торговли князя Александра Степановича Верейского, находящегося с делегацией на Международной торговой выставке во Франкфурте. Посему отправился к матушке уже не столько с сожалениями и успокоениями, сколь с необходимостью решить насущные государственные вопросы.


 К 15 часам в госпиталь прибыли все 85 участников Государственного Совета и Кабинета Министров. К 16 часам 45 минутам работа по заполнению особых бланком Комиссии по Упокоению Его Императорского Величества были завершены и бумаги сданы на досмотр главы Министерства Императорского Двора Иллариона Ивановича Воронцова и главы Канцелярии Его Императорского Величества князя Дмитрия Ивановича Волынского. Дмитрий Иванович пуще всех лил слезы и печаловался. "Вот уж не думал, что переживу второго императора, - ронял он слезы на реестр членов Государственного Совета, согласившихся с медицинским заключением по освидетельствованию смерти батюшки, предоставленное Госпиталем Военной-Медицинской Академией: - Что-то не то делается в березовой России, раз уж мне 88-летнему старику приходится хоронить золотоволосого красавца, которого я знал воистину славным и крепким юношей, и державным воином, и дельным отцом.

Вы уж постарайтесь, батюшка Николай Александрович, не уходите так скоро, как Ваш державный отче, не оставляйте Русь сиротинушкой! А я уж до конца дней своих буду корпеть тут над архивами, чтобы по силе моей помочь Вам и передать Волю и Дела былых правителей." Этими речами, признаться, я был тронут более всего! Воистину велика скорбь стариков, переживающих своих юных руководителей, которые при них вставали на ноги и при них вершили великие дела свои! Я позволил себе вольность и, присев рядом, обнял Дмитрия Ивановича. Друг мой разрыдался и измочил мой жилет на плече до нитки. Впрочем, вскоре с умилением успокоился. Да и мои глаза, признаться, были мокры.


В 17 часов скорбная процессия, состоящая из экипажей участников Государственного Совета и Кабинета Министров направилась в сторону Большого Императорского Дворца. Многие из участников скорбного утреннего совещания нашего прибыли в госпиталь Академии пешим ходом, посему и до Большого Императорского Дворца тоже отправлялись пешими. Пешком, следуя за компанией, возглавляемой князем Долгоруким, отправились и Сергий с Елизаветой. Я же оказался в экипаже матушки вкупе с графом Илларионом Ивановичем Воронцовым и юным другом моим князем Дмитрием Ивановичем Волынским. В Тронном Зале Большого Императорского Дворца было уже все подготовлено.

Даже не представляю, как графу Иллариону Ивановичу удалось проследить за порядками в двух столь разрозненных местах. Определенно, уставшие участники Государственного Совета и Кабинета Министров не были обойдены вниманием и прежде рассмотрения дела всех ждала кофейная пауза. В 18 же часов 45 минут приступили к рассмотрению вопросов о назначении времени похорон, уведомлению общества и иностранных держав, назначении времени миропомазания и коронации. Заседании Комитета длилось два часа пятьдесят минут. В 21 час 15 минут князь Дмитрий Иванович Волынский свидетельствовал журналистам и заинтересованным лицам подписанный 87 участниками Государственного Совета и Кабинета Министров Акт о Престолонаследовании Его Императорскому Величеству Александру III Александровичу Романову сыном и подданным Его Императорским Высочеством Великим Князем Николаем Александровичем Романовым.

Также журналистам и заинтересованным лицам было объявлено о назначении похорон батюшки на 24 октября в 15 часов и о моем миропомазании 3 ноября в 12 часов. Журналистские релизы, созданные скоропечатниками, граф Илларион Иванович Воронцов обещался разослать фельдегерской службой в газеты к 5 утра. Матушка, ныне утомленная, уснула в гостинной в одежде, и чем-то своими детскими чертами лица напоминает мне друга моего, князя Дмитрия Ивановича. Схожесть скорби внутренней, вероятно, способствует и схожести внешностей.

Закончить же сегодняшнюю запись я хочу Тропарем преподобного Илариона Псковоезерского и Гдовского, ибо иные слова не подходят к моему бдению над сном матушки и к созерцанию золотых огней ночного Санкт-Петербурга: "В молитвах бодрствуя, пресветлый храм Духа Святаго был еси, тем же и чудотворец предивный явился еси, преподобне отче наш Иларионе. О нас моли Христа Бога светом Божественнаго познания просветити ны и спасти души наша."http://3rm.info/publications/60072-3-noyabrya-vosshestvie-na-vserossiyskiy-prestol-gosudarya-imperatora-nikolaya-ii.html

dmitri-obi.livejournal.com

2 ноября 1894 г. - восшествие на престол Государя Императора Николая Александровича

 

МАНИФЕСТЪ

О восшествiи Его Императорскаго ВеличестваГосударя Императора НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА на Прародительскiй Престолъ Россiйской Имперiи и нераздѣльныхъ съ нею Царства Польскаго и Великаго Княжества Финляндскаго

Объявляемъ всѣмъ вѣрнымъ Нашимъ подданнымъ.

Богу Всемогущему угодно было въ неисповѣдимыхъ путяхъ Своихъ прервать драгоцѣнную жизнь горячо любимаго Родителя Нашего, Государя Императора АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА.

Тяжкая болѣзнь не уступила ни лѣченiю, ни благодатному климату Крыма и 20 Октября Онъ скончался въ Ливадiи, окруженный Августейшей Семьей Своей, на рукахъ ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВАГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ и Нашихъ.

Горя Нашего не выразить словами, но его пойметъ каждое русское сердце, и Мы вѣримъ, что не будетъ мѣста въ обширномъ Государствѣ Нашемъ, гдѣ бы не пролились горячiя слезы по Государю, безвременно отошедшему въ вѣчность и оставившему родную землю, которую Онъ любилъ всею силою Своей русской души и на благоденствiе которой онъ полагалъ всѣ помыслы Свои, не щадя ни здоровья Своего, ни жизни.

И не въ Россiи только, а далеко за ея предѣлами никогда не перестанутъ чтить память Царя, олицетворявшаго непоколебимую правду и миръ, ни разу не нарушенный во все его Царствование.

Но да будетъ святая воля Всевышняго, и да укрепитъ Насъ незыблемая вѣра въ премудрость Небеснаго Промысла, да утѣшитъ Насъ сознанiе, что скорбь Наша ― скорбь всего возлюбленнаго народа Нашего, и да не забудетъ онъ, что сила и крѣпость святой Руси ― въ ея единенiи съ Нами и въ безпрѣдельной Намъ преданности.

Мы же, въ этотъ скорбный, но торжественный часъ вступленiя Нашего на Прародительскiй Престолъ Россiйской Имперiи и нераздѣльныхъ съ нею Царства Польскаго и Великаго Княжества Финляндскаго, вспоминаемъ завѣты усопшаго Родителя Нашего и, проникшись ими, прiемлемъ священный обѣтъ передъ Лицомъ Всевышняго всегда имѣть единою цѣлью мирное преуспѣянiе, могущество и славу дорогой Россiи и устроенiе счастья всѣхъ Нашихъ вѣрноподданныхъ.

Всемогущiй Богъ, Ему же угодно было призвать Насъ къ сему великому служенiю, да поможетъ Намъ.

Вознося горячiя молитвы къ Престолу Вседержителя объ упокоенiи чистой души незабвеннаго Родителя Нашего, повелѣваемъ всѣмъ Нашимъ подданнымъ учинить присягу въ вѣрности Намъ и Наслѣднику Нашему, Его Императорскому ВысочествуВеликому Князю ГЕОРГIЮ АЛЕКСАНДРОВИЧУ, Которому быть и титуловаться Наслѣдникомъ Цесаревичемъ, доколѣ Богу угодно будетъ благословить рожденiемъ Сына предстоящiй бракъ Нашъ съ Принцессою Алисою Гессенскою.

Данъ въ Ливадiи, лѣта отъ Рождества Христова въ тысяча восемьсотъ девяносто четвертое, Царствованiя же Нашего въ первое. Октября 20-го дня.

На подлинномъ, Собственною Его Императорскаго Величества рукою подписано:

"НИКОЛАЙ".


Проповедь в день восшествия на престол Государя Имератора Николая Александровича.
(прочитана организатором и первым председателем Тамбовского Серафимовского Союза Русских Людей архиепископом Волоколамским Феодором (Поздеевским), принявшим мученическую кончину в 1937 году)

При грустных и тяжёлых событиях в нашей государственной жизни приходится нам, братие, праздновать ныне наше народное торжество, праздник нашего общественного народного самосознания. Называем нынешний день — восшествие на престол Государя Императора — праздником народного самосознания потому, что ведь около престола и в лице Государя как бы запечатлевается и выражается весь народный облик, душа целого народа, все те чаяния и идеалы, которыми живёт целая народная душа русской нации. А вот эта-то народная душа, исторически показавшая себя хранительницей мира и смирения, душа, чуждая хищнических и корыстных стремлений народов, живущих только по идеалам мира сего, и уязвляется теперь, и содрогается, и болеет, когда вместо мира и любви насильно приходится нести смерть и горе, когда эти смерть и горе коснулись уже многих сынов России и многих облекли в траур.

Мы все почти были свидетелями и видели здесь недавно, как горе и боль этой народной души отражались в сердце того, кто поставлен Богом на страже этой народной души — в сердце нашего Государя. Видели все его скорбный лик, скромный и горячо молящийся о благе и мире народном, о радости и счастии врученного ему Богом народа. Да, братие, ведь если велико и почтенно в нашем сознании, так называемое, мученичество за идею и мученики идеи окружаются обычно ореолом славы и величия, то вот это-то мученичество за христианскую идею мира и любви, за которую приходится болеть и страдать нашему возлюбленному Монарху, воистину святой и великий подвиг.

Ведь то, что без сомнения составляло и составляет заветную и святую мечту нашего Христолюбивого Государя — принести народу мир и охранить спокойное развитие внутренней народной жизни, — теперь как бы поругано и попрано, и боль от этого должна чувствоваться тем сильнее, чем более было положено силы и веры в торжество мирной идеи. Эта боль и скорбь от поругания святыни души должны, конечно, братие, чувствоваться и всеми нами в силу единства самой народной души; эта же боль и сочувствие к своему Монарху должна побудить всех сынов России к тому внутреннему единению в мыслях, в чувствах, в понимании самого блага народного, которое способно влить энергию, ободрить и сделать сильным всякую народную — общественную организацию. К этому внутреннему единению зовёт нас, конечно, всякая, но особенно нынешняя церковно-общественная молитва. Она побуждает нас стать во всеоружии молитвенной веры и любви на стражу отечества и общественного спокойствия, ибо словами св.апостола она увещает нас: Прежде всего творить молитвы, прошения, моления и благодарения за царя и за всех, иже во власти суть, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте (1 Тим. 2:1-2). Тем-то и велико христианство, что оно и чисто внешнюю юридическую организацию государственной жизни хочет проникнуть нравственным началом внутреннего единения и сделать её формой нравственного усовершенствования жизни. Тем-то и велико и сильно христианство, что оно способно так называемый долг гражданский обратить в долг совести и нравственного закона и служение благу государственному обратить в чисто нравственное служение благочестию и чистоте.

Вот почему, думается нам, ныне особенно, в день нашего народного торжества, приводя себе на память и наше христианское звание, и историческое идеалы, и характер жизни нашего народа, и те упования мира, которыми светит нам царский престол, должны мы, братие, как бы поставить себя пред лицом этих воспоминаний и спросить свою совесть: да был ли долг и служение гражданское каждого из нас действительно и на самом деле служением благочестию и чистоте?

И когда мы будем подводить годичные итоги этой своей гражданской деятельности, своего служения благу народному, то быть может и увидим, что боль народной души и пониженный тон общего настроения обусловливается не тем только, что враг посмеялся над нашими чаяниями мира (мы в этом не виноваты), а вызывается эта боль теми симптомами, которые говорят о скрытой внутренней болезни народной души. Ведь ещё вопрос, какие враги опаснее для государства и блага народного: внешние ли, хотя бы в виде японцев, поднявших оружие на Россию, или те внутренние, скрытые и потаённые, имя которым легион, разъедающие самый организм народный и сдвигающие его с исторических устоев жизни. Разумеем в данном случае, конечно, то равнодушие и беспечность, ту беспринципность и какой-то разброд нашей религиозной и общественной жизни, то преступное презрительное отношение ко всему родному, русскому народному и преклонение пред чужой мыслью и силой, которые делают возможными в нашей общественной жизни такие печальные факты, как: убийство верных слуг Государя, наветы на Церковь, дешёвый либерализм прессы, сочувствующей анархии во всех сферах жизни: нравственной, социальной, семейной и школьной.

Вот, братие, наши внутренние враги, подтачивающие нашу народную душу и организм. Они хуже и опаснее врагов внешних, ибо внешние враги — несчастье для государства и с ним можно ещё мириться и бороться, а внутренние враги уже не несчастье, а наше собственное преступление и требуют пресечения.

А может ли каждый из нас сказать по совести, что он свято исполняет свой гражданский долг в той сфере деятельности, в которой он поставлен. Не нам, конечно, отвечать на это. На это должна отвечать совесть каждого, да отвечает уже и та часть печати и общественного мнения, которая больше любит и глубже понимает свой народ.

Наша совесть и это благоразумное общественное мнение говорит нам, что мы делаем преступление, когда в семье и школе потворствуем нравственной беспринципности и безрелигиозности, не заботимся о привитии детям добрых патриотических чувств, а прививаем с ранних лет усиленное стремление к хлебу и деньгам.

Говорит наша совесть, что мы делаем преступление, когда молчим и не выражаем протеста при виде того, как разного рода злонамеренные люди увлекают за собою юношество, производят беспорядки и руководят общественным мнением. А мы видим это и ещё слепо верим, что молодые поколения наши пойдут борцами за правду.

Вот этих-то обличений нашей совести мы и должны, братие, устыдиться; должны понять, что всё это, в чем обличает нас наша совесть, есть злейший и опаснейший наш враг, что это и есть наша внутренняя болезнь, омрачающая нашу жизнь. Не страшен будет нам внешний враг, когда мы победим этого внутреннего врага и уврачуем свою внутреннюю болезнь. А уврачевать эту внутреннюю болезнь мы можем тогда только, когда каждый из нас сознает свой долг гражданский и сделает его долгом совести. Когда хождение пред Государем не будет отделять от хождения пред Богом, когда нравственный закон истины и правды будет проводить везде и всегда нелицемерно.

И вот тогда Христос победит в каждом из нас наших же внутренних врагов и изгонит из нас легионы всевозможных бесов, тогда не страшен уже будет нам Будда, теперь дерзко восставший на Господа и на Христа Его.

http://co6op.narod.ru/sermons/Feodor/f7.html

slavynka88.livejournal.com

Царствование Императора Николая II: Манифест о восшествии Государя на престол

«Богу Всемогущему угодно было в неисповедимых путях своих прервать драгоценную жизнь горячо любимого Родителя Нашего, Государя Императора Александра Александровича. Тяжкая болезнь не уступила ни лечению, ни благодатному климату Крыма, и 20 Октября Он скончался в Ливадии, окруженный Августейшей Семьей Своей, на руках Ея Императорскаго Величества Государыни Императрицы и Наших.

«Горя Нашего не выразить словами, но его поймет каждое русское сердце, и Мы верим, что не будет места в обширном Государств Нашем, где бы не пролились горячая слезы по Государю, безвременно отошедшему в вечность и оставившему родную землю, которую Он любил всею силою Своей русской души и на благоденствие которой Он полагал все помыслы Свои, не щадя ни здоровья Своего, ни жизни. И не в России только, а далеко за ее пределами никогда не перестанут чтить память Царя, олицетворившего непоколебимую правду, и мир, ни разу не нарушенный во все Его Царствование».

Этими словами начинается манифест, возвестивший России о восшествии Императора Николая II на прародительский престол.

Правление Императора Александра III, подучившего наименование Царя-Миротворца, не изобиловало внешними событиями, но оно положило глубокий отпечаток на русскую и на мировую жизнь. За эти тринадцать лет были завязаны многие узлы — и во внешней, и во внутренней политике — развязать или разрубить которые довелось Его сыну и преемнику, Государю Императору Николаю II Александровичу.

И друзья, и враги Императорской России одинаково признают, что Император Александр III значительно повысил международный вес Российской Империи а в её пределах утвердил и возвеличил значение самодержавной Царской власти. Он повел русский государственный корабль иным курсом, чем Его отец. Он не считал, что реформы 60-х и 70-х годов — безусловное благо, а старался внести в них те поправки, которые по Его мнению были необходимы для внутреннего равновесия России.

После эпохи великих реформ, после войны 1877—78 годов, этого огромного напряжения русских сил в интересах балканского славянства, — России во всяком случае была необходима передышка. Надо было освоить, «переварить» произошедшие сдвиги.

В Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете, известный русский историк, проф. В. О. Ключевский, в своем слове памяти Императора Александра III, через неделю после Его кончины, сказал:

«В царствование Императора Александра II, мы на глазах одного поколения мирно совершили в своем государственном строе ряд глубоких реформ в духе христианских правил, следовательно в духе европейских начал — таких реформ, какие стоили западной Европе вековых и часто бурных усилий, а эта Европа продолжала видеть в нас представителей монгольской косности, каких-то навязанных приемышей культурного миpa...

«Прошло 13 лет царствования Императора Александра III, и чем торопливее рука смерти спешила закрыть Его глаза, тем шире и изумленные раскрывались глаза Европы на мировое значение этого недолгого царствования. Наконец и камни возопили, органы общественного мнения Европы заговорили о России правду, и заговорили тем искреннее, чем непривычнее для них было говорить это. Оказалось по этим признаниям, что европейская цивилизация недостаточно и неосторожно обеспечила себе мирное развитие, для собственной безопасности поместилась на пороховом погребе, что горящий фитиль не раз с разных сторон приближался к этому опасному оборонительному складу и каждый раз заботливая и терпеливая рука русского Царя тихо и осторожно отводила его... Европа признала, что Царь русского народа был и государем международного мира, и этим признанием подтвердила историческое призвание России, ибо в России, по её политической организации, в воле Царя выражается мысль Его народа, и воля народа становится мыслью его Царя. Европа признала, что страна, которую она считала угрозой своей цивилизации, стояла и стоит на её страже, понимает, ценит и оберегает её основы не хуже её творцов; она признала Poccию органически необходимой частью своего культурного состава, кровным, природным членом семьи своих народов...

«Наука отведет Императору Александру III подобающее место не только в истории России и всей Европы, но и в русской историографии, скажет, что Он одержал победу в области, где всего труднее достаются эти победы, победил предрассудок народов и этим содействовал их сближению, покорил общественную совесть во имя мира и правды, увеличил количество добра в нравственном обороте человечества, ободрил и приподнял русскую историческую мысль, русское национальное самосознание, и сделал все это так тихо и молчаливо, что только теперь, когда Его уже нет, Европа поняла, чем Он был для неё».

Если профессор Ключевский, русский интеллигент и скорее «западник», останавливается больше на внешней политике Императора Александра III и видимо намекает на сближение с Францией, — о другой стороне этого царствования в сжатой и выразительной форме высказался ближайший сотрудник покойного Монарха, К. П. Победоносцев:

«Все знали, что не уступит он Русского, истерией завещанного интереса ни на Польской, ни на иных окраинах инородческого элемента, что глубоко хранит он в душе своей одну с народом веру и любовь к Церкви Православной; наконец, что он заодно с народом верует в непоколебимое значение власти самодержавной в России, и не допустит для неё, в призраке свободы, гибельного смешения языков и мнений».

В заседании французского Сената, его председатель Шалльмель-Лакур сказал в своей речи (5 ноября 1894 г.), что русский народ переживает «скорбь утраты властителя, безмерно преданного его будущему, его величию, его безопасности; русская нация под справедливой и миролюбивой властью своего императора пользовалась безопасностью, этим высшим благом общества и орудием истинного величия».

В таких же тонах отзывалась о почившем русском Царе большая часть французской печати: «Он оставляет Россию более великой, чем ее получил», писал «Journal des Debats»; a «Revue des deux Mondes» вторила словам В. О. Ключевского: «Это горе было и нашим горем; для нас оно приобрело национальный характер но почти те же чувства испытали и другие нации... Европа почувствовала, что она теряет арбитра, который всегда руководился идеей справедливости».

1894-й год — как вообще 80-е и 90-е года — относится к тому долгому периоду «затишья перед бурей» — самому долгому периоду без больших войн в новой и средневековой истории. Эта пора наложила отпечаток на всех, кто вырастал в эти годы затишья. К концу ХIХ-го века рост материального благосостояния и внешней образованности шел с возрастающим ускорением. Техника шла от изобретения к изобретению, наука от открытия к открытию. Железные дороги, пароходы уже сделали возможным «путешествие вокруг света в 80 дней»; вслед за телеграфными проволоками по всему миру уже протягивались нити телефонных проводов. Электрическое освещение быстро вытесняло газовое. Но в 1894 г. неуклюжие первые автомобили еще не могли конкурировать с изящными колясками и каретами; «живая фотография» была еще в стадии предварительных опытов; управляемые воздушные шары были только мечтой; об аппаратах тяжелее воздуха еще не слыхали. Не было изобретено радио, и не был еще открыт радий...

Почти во всех государствах наблюдался один и тот же политический процесс: рост влияния парламента, расширение избирательного права, переход власти к более левым кругам. Против этого течения, казавшегося в то время стихийным ходом «исторического прогресса», никто на Западе, в сущности, не вел реальной борьбы. Консерваторы, сами постепенно линяя и «левая», довольствовались тем, что временами замедляли темп этого развития, — 1894 г. в большинстве стран как раз застал такое замедление.

Во Франции, после убийства президента Карно и ряда бессмысленных анархических покушений, вплоть до бомбы в Палате Депутатов, и пресловутого Панамского скандала, которыми ознаменовалось начало 90-х годов в этой стране, произошел как раз небольшой сдвиг вправо. Президентом был Казимир Перье, правый республиканец, склонный к расширению президентской власти; управляло министерство Дюпюи, опиравшееся на умеренное большинство. Но «умеренными» уже в ту пору считались те, кто в 70-е годы были на крайней левой Национального Собрания; как раз незадолго перед тем — около 1890 г. — под влиянием советов папы Льва XIII, значительная часть французских католиков перешла в ряды республиканцев.

В Германии, после отставки Бисмарка, влияние Рейхстага значительно возросло; социал-демократия, постепенно завоевывая все большие города, становилась самой крупной германской партией. Консерваторы, со своей стороны, опираясь на прусский ландтаг, вели упорную борьбу с экономической политикой Вильгельма II. За недостаток энергии в борьбе с социалистами канцлер Каприви в октябре 1894 г. был заманен престарелым князем Гогенлоэ; но какой-либо заметной переменой курса от этого не получилось.

В Англии, в 1894 г. на ирландском вопросе потерпели поражение либералы, и у власти находилось «промежуточное» министерство лорда Розбери, которое скоро уступило место кабинету лорда Сольсбери, опиравшемуся на консерваторов и либералов-унюнистов (противников ирландского самоуправления). Эти унионисты, во главе с Чемберлэном, играли настолько видную роль в правительственном большинстве, что вскоре имя унюнистов вообще лет на двадцать вытеснило название консерваторов. В отличие от Германии, английское рабочее движение еще не носило политического характера, и мощные трэд-юнионы, уже устраивавшие весьма внушительные забастовки, довольствовались пока экономическими и профессиональными достижениями — встречая в этом больше поддержки у консерваторов, нежели у либералов. Этими соотношениями объясняется фраза видного английского деятеля того времени. «Все мы теперь социалисты»...

В Австрии и в Венгрии парламентское правление было ярче выражено, чем в Германии: кабинеты, не имевшие большинства, должны были уходить в отставку. С другой стороны, сам парламент противился расширению избирательного права: господствующие партии боялись утратить власть. К моменту кончины Императора Александра III в Вене правило недолговечное министерство кн. Виндишгрэца, опиравшееся на весьма разнородные элементы: на немецких либералов, на поляков, и на клерикалов.

В Италии, после периода господства левых с Джолитти во главе, после скандала с назначением в Сенат проворовавшегося директора банка Танлонго, в начале 1894 г. пришел снова к врасти старый политический деятель Криспи, один из авторов Тройственного Союза, в особых итальянских парламентских условиях игравший роль консерватора.

Хотя II-й Интернацюнал был уже основан в 1889 г. и социалистические идеи получали в Европе все большее распространение, к 1894 г. социалисты еще не представляли собою серьезной политической силы ни в одной стран, кроме Германии (где в 1893 г. они провели уже 44 депутата). Но парламентарный строй во многих малых государствах — Бельгии, Скандинавских, Балканских странах — получил еще более прямолинейное применение, чем у великих держав. Кроме России, только Турция и Черногория из европейских стран вовсе не имели в то время парламентов.

Эпоха затишья была в то же время эпохой вооруженного мира. Все великие державы, а за ними и малые, увеличивали и усовершенствовали свои вооружения. Европа, как выразился В. О. Ключевский, «для собственной безопасности поместилась на пороховом погребе». Всеобщая воинская повинность была проведена во всех главных государствах Европы, кроме островной Англии. Техника войны не отставала в своем развитии от техники мира.

Взаимное недоверие между государствами было велико. Тройственный Союз Германии, Австро-Венгрии и Италии казался наиболее мощным сочетанием держав. Но и его участники не вполне полагались друг на друга. Германия до 1890 г. еще считала нужным «перестраховаться» путем тайного договора с Россией, — и Бисмарк видел роковую ошибку в том, что Император Вильгельм II не возобновил этого договора — а с Италией не раз вступала в переговоры Франция, стремясь оторвать ее от Тройственного Союза. Англия пребывала в «великолепном одиночества». Франция таила незажившую рану своего поражения в 1870—71 г. и готова была примкнуть ко всякому противнику Германии. Жажда реванша ярко проявилась в конце 80-х годов успехами буланжизма.

Раздел Африки был в общих чертах закончен к 1890-му году, по крайней мере, на побережье. Внутрь материка, где еще оставались неисследованные области, отовсюду стремились предприимчивые колонизаторы, чтобы первыми поднять флаг своей страны и закрепить за ней «ничьи земли». Только на среднем течении Нила путь англичанам еще преграждало государство махдистов, фанатиков-мусульман, в 1885 г. одолевших и убивших при взятии Хартума английского генерала Гордона. И горная Абиссиния, на которую начинали свой поход итальянцы, готовила им неожиданно мощный отпор.

Все это были только островки — Африка, как раньше Австралия и Америка, становилась достоянием белой расы. До конца XIX-ro века преобладало убеждение, что и Азию постигнет та же участь. Англия и Россия уже сладили друг за другом через тонкий барьер слабых еще самостоятельных государств, Персии, Афганистана, полунезависимого Тибета. Ближе всего дошло до войны за все царствование Императора Александра III, когда в 1885 г. генерал Комаров под Кушкой разгромил афганцев: англичане зорко наблюдали за «воротами в Индию!» Однако острый конфликт был разрешен соглашением 1887 г.

Но на Дальнем Востоке, где еще в 1850-х годах русские без борьбы заняли принадлежавший Китаю Уссурийский край, дремавшие народы как раз зашевелились. Когда умирал Император Александр III, на берегах Желтого моря гремели пушки: маленькая Япония, усвоившая европейскую технику, одерживала свои первые победы над огромным, но еще недвижным Китаем.

В этом мире Российская Империя, с ее пространством в двадцать миллионов квадратных верст, с населением в 125 миллионов человек, занимала видное положение. Со времени Семилетней войны, а в особенности с 1812 года, военная мощь России ценилась весьма высоко в Западной Европе. Крымская война показала пределы этой мощи, но в то же время и подтвердила ее прочность. С тех пор — эпоха реформ, в том числе и в военной сфере, создала новые условия для развития русской силы.

Россию за это время начали серьезно изучать. А. Леруа-Болье на французском языке, сэр Д. Мэкензи-Уоллэс на английском, издали большие исследования о Россия 1870—80-х годов. Строение Российской Империи весьма существенно отличалось от западно-европейских условий, но иностранцы тогда уже начали понимать, что речь идет о несходных, а не об «отсталых» государственных формах.

«Российская Империя управляется на точном основании законов, от Высочайшей власти исходящих. Император есть монарх самодержавный и неограниченный» — гласили русские Основные Законы. Царю принадлежала вся полнота законодательной и исполнительной власти. Это не означало произвола: на все существенные вопросы имелись точные ответы в законах, которые подлежали исполнению, пока не было отмены. В области гражданских прав русская царская власть вообще избегала резкой ломки, считалась с правовыми навыками населения и с благоприобретенными правами, и оставляла в действии на территории Империи и кодекс Наполеона (в Царстве Польском), и Литовский статут (в Полтавской и Черниговской губерниях), и Магдебургское право (в Прибалтийском крае), и обычное право у крестьян, и всевозможные местные законы и обычаи на Кавказе, в Сибири, в Средней Азии.

Но право издавать законы нераздельно принадлежало Царю. Был Государственный Совет, из высших сановников, назначенных туда Государем; он обсуждал проекты законов; но Царь мог согласиться, по своему усмотрению, и с мнением большинства, и с мнением меньшинства, — или отвергнуть и то, и другое. Обычно для проведения важных мероприятия образовывались особый комиссия и совещания; но они имели, разумеется, только подготовительное значение.

В области исполнительной — полнота Царской власти также была неограничена. Людовик XIV, после смерти кардинала Мазарини, заявил, что хочет отныне быть сам своим первым министром. Но все pyccкие монархи были в таком же положении. Россия не знала должности первого министра. Звание канцлера, присваивавшееся иногда министру иностранных дел (последним канцлером был святейший князь А. М. Горчаков, скончавшийся в 1883 г.), давало ему чин 1-го класса по табели рангов, но не означало какого либо главенства над остальными министрами. Был Комитет Министров, у него имелся постоянный председатель (в 1894 г. им еще состоял бывший министр финансов Н. X. Бунге). Но этот Комитет был, в сущности, только своего рода междуведомственным совещанием.

Все министры и главноуправляющие отдельными частями имели у Государя свой самостоятельный доклад. Государю были также непосредственно подчинены генерал-губернаторы, а также градоначальники обеих столиц.

Это не значило, что Государь входил во все детали управления отдельными ведомствами (хотя напр. Император Александр III был «собственным министром иностранных дел». которому докладывались все «входящие» и «исходящее»; Н. К. Гирс был как бы его «товарищем министра»). Отдельные министры имели иногда большую власть и возможность широкой инициативы. Но они имели их, поскольку и пока им доверял Государь.

Для проведения в жизнь предначертаний, идущих сверху, Россия имела также многочисленный штат чиновников. Император Николай I обронил когда-то ироническую фразу о том, что Россе управляют 30.000 столоначальников. Жалобы на «бюрократию», на «средостение» были весьма распространены в русском обществе. Принято было бранить чиновников, ворчать на них. Заграницей существовало представление о чуть ли не поголовном взяточничестве русских чиновников. О нем часто судили по сатирам Гоголя или Щедрина; но карикатура, даже удачная, не может считаться портретом. В некоторых ведомствах, — напр. в полиции, — низкие оклады действительно способствовали довольно широкому распространению взятки. Другие, как напр. министерство финансов или судебное ведомство после реформы 1864 г., пользовались наоборот репутацией высокой честности. Надо впрочем признать, что одной из черт, роднивших Poccию с восточными странами, было бытовое снисходительное отношение ко многим поступкам сомнительной честности; борьба с этим явлением была психологически не легка. Некоторые группы населения, как напр. инженеры, пользовалась еще худшей репутацией, чем чиновники — весьма часто, разумеется, незаслуженной.

Зато правительственные верхи были свободны от этого недуга. Случаи, когда к злоупотреблениям оказывались причастны министры или другие представители власти, были редчайшими сенсационными исключениями.

Как бы то ни было русская администрация, даже в самых несовершенных своих частях, выполняла, несмотря на трубные условия, возложенную на нее задачу. Царская власть имела в своем распоряжении послушный и стройно организованный государственный аппарат, прилаженный к многообразным потребностям Российской Империи. Этот аппарат создавался веками, — от московских приказов — и во многом достиг высокого совершенства.

Но Русский Царь был не только главой государства: он был в то же время главою русской православной церкви, занимавшей первенствующее положение в стране. Это, конечно, не означало, чтобы Царь был вправе касаться церковных догматов; соборное устройство православной церкви исключало такое понимание прав Царя. Но по предложению Святейшего Синода, высшей церковной коллегии, назначение епископов производилось Царем; и от него же зависело (в том же порядке) пополнение состава самого Синода. Связующим звеном между церковью и государством был обер-прокурор Синода. Эта должность более четверти века занималась К. П. Победоносцевым, человеком выдающегося ума и сильной воли, учителем двух Императоров — Александра III и Николая II.

За время правления Императора Александра III проявились следующие основные тенденции власти: не огульно-отрицательное, но во всяком случае критическое отношение к тому, что именовалось «прогрессом»; и стремление придать России больше внутреннего единства, путем утверждения первенства русских элементов страны. Кроме того, одновременно проявлялись два течения, далеко не сходных, но как бы восполнявших друг друга. Одно, ставящее себе целью защиту слабых от сильных, предпочитающее широкие народные массы отделившимся от них верхам, с некоторыми уравнительными склонностями, — в терминах нашего времени можно было бы назвать «демофильским» или христианско-социальным. Это — течение, представителями которого были, наряду с другими, министр юстиции Манасеин (ушедший в отставку в 1894 г.) и К. П. Победоносцев, писавший, что «дворяне одинаково с народом подлежат обузданию». Другое течение, нашедшее себе выразителя в министре внутренних дел гр. Д. А. Толстом, стремилось к укреплению правящих сословий, к установлению известной иерархии в государстве. Первое течение, между прочим, горячо отстаивало крестьянскую общину, как своеобразную русскую форму решения социальнаго вопроса.

Русификаторская политика встречала больше сочувствия у «демофильского» течения. Наоборот, яркий представитель второго течения, известный писатель К. Н. Леонтьев выступил в 1888 г. с брошюрой «Национальная политика, как орудие всемирной революции» (в последующих изданиях слово «национальная» было заманено «племенная»), доказывая, что «движение современного политического национализма есть не что иное, как видоизмененное только в приемах распространения космополитической демократизации»

Из видных правых публицистов того времени, к первому течению примыкал М. Н. Катков, ко второму — кн. В. П. Мещерский.

Сам Император Александр III, при его глубоко русском складе ума, не сочувствовал русификаторским крайностям, и выразительно писал К. П. Победоносцеву (в 1886 г.): «Есть господа, которые думают, что они одни Pyccкие, и никто более. Уже не воображают ли они, что я Немец или Чухонец? Легко им с их балаганным патриотизмом, когда они ни за что не отвечают. Не я дам в обиду Россию».
Продолжение:
1.
Царствование Императора Николая II: русская политика Императора Александра III
2. Царствование Императора Николая II: Мощь Российской Империи
3.

Автор: Сергей Сергеевич Ольденбург
Белград 1939
От Комитета по изданию истории царствования Императора НИКОЛАЯ II.
Выпуская настоящий исторический труд С. С. Ольденбурга, Комитет по изданию Истории Царствования Императора Николая II видит в нем достойный памятник последнему Русскому Царю. Пусть по этой книге новые русские поколения знакомятся с прошлым своей Родины и с полной беспристрастностью отнесутся к Тому, Кто стоял на голову выше своих современников и Кого, увы, русские люди не сумели во время оценить и, сплотившись вокруг Трона, отстоять свою Родину от тех страшных и гибельных потрясений, свидетелями коих Господь судил нам быть.
Пусть эта книга станет настольной у каждого русского человека, считающего себя русским и болеющего о своей Родине.
Всем Высоким Покровителям, Правительствам, организациям, воинским частям и отдельным жертвователям, содействовавшим выходу Истории, глубокая благодарность, равно, как и автору, вложившему в нее столько души, труда и таланта.

allmomente.livejournal.com

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *