Община в древней руси называлась – 3.Крестьянская община в Древней Руси,связанная круговой порукой, называлась:А)мир б)вервь в)вече г)клан4.Установите соответствие между категориями

Что такое община в Древней Руси?

Историки, исследующие, что такое община в Древней Руси, выделяют два вида таких социальных групп – городскую и сельскую. В них проживало большинство населения восточнославянского государства.

Сельские общины

Сельские жители в Древней Руси занимались рыбным и звериным промыслом и, конечно, возделыванием земли. Жители отдаленных хуторов и деревень объединялись, чтобы было проще выращивать богатый урожай, а также платить налоги князьям. Что такое община, если использовать лексику того времени? Это вервь. Не стоит путать это понятие с местом, где строят корабли. Верви получили название благодаря веревкам, с помощью которых размежевывалась земля.

Это и есть ответ на вопрос о том, что такое община. Одна вервь могла включать в себя несколько поселков. В среднем расстояние между общинами составляло около 30 километров.

Общее пользование землей было нормой для всех средневековых стран, в которых было много угодий, но состояние сельского хозяйства оставалось на достаточно примитивном уровне (простой инвентарь и т. д.) В то же время система общин была удобна для княжеской власти. Сборщикам налогов (мытарям, тиунам) было гораздо проще взаимодействовать с большой группой крестьян, чем с несколькими семействами по отдельности.

Отличительные черты

Важной отличительной чертой славянской общины являлась принадлежность к той или иной территории. Такой обычай наглядно демонстрирует важность местности, а не рода (как это было у других народов того времени). Чтобы понять, что такое община, достаточно взглянуть на названия племенных союзов восточных славян. Поляне получили свое имя из-за того, что жили в полях, древляне селились в глухих лесах, в чащах деревьев и т. д.

Все историки, исследовавшие, что такое община в Средневековье, подчеркивали важность территориального признака, схожего с принципом, принятым у племенных союзов.

Равноправие членов верви

Второстепенность важности рода не позволяла выдвинуться вперед различным семейным кланам. Даже постепенное обогащение общин и повышение производительности труда внутри них не приводили к усилению неравенства. Блага распределялись приблизительно поровну между всеми членами верви.

Такой уклад жизни сохранялся у славян на протяжении нескольких столетий. Именно из-за этого русский народ всегда подозрительно и неодобрительно относился к алчным стяжателям, для которых богатство было превыше всего. Сплоченность и умеренность в быту – вот что такое община.

Отношения внутри общины

Вышеописанные отношения в деревне были крайне устойчивыми. Они не позволяли развиться «капитализму» на селе, когда каждый зарабатывал для себя. Напротив, суровый климат большей части территории Руси вынуждал членов верви жить бок-о-бок и заботиться друг о друге в случае неурожая.

Жизнь крестьянина полностью зависела от того, сколько он выращивал сельскохозяйственных продуктов. Если преждевременные холода или война сводили на нет результаты его труда, то вервь приходила на помощь такому пострадавшему труженику. Для сравнения: в Европе сельскохозяйственные отношения складывались иначе. Например, в средневековой Англии всегда существовал класс обедневших крестьян – пауперов.

Борьба с боярами

До XIV века сплоченность крестьян не давала феодалам заполучить все сельскохозяйственные угодья страны. Эта важная черта рассматриваемой нами социальной группы еще раз наглядно показывает, что такое община в истории Средних веков и какова ее значимость. Пока на Руси сохранялся старый порядок, европейский капитализм разорил много индивидуальных хозяйств.

Западные крестьяне не могли создать крепкую общину, которая защищала бы их интересы, из-за преобладания родовых отношений в деревне. Все это приводило к тому, что разбогатевшие феодалы постепенно закрепостили всех бедняков. В Древней Руси этого не случилось именно из-за сплоченности вервей. Даже в самые тяжелые времена государство не ограничивало свободу крестьян. В крайнем случае повышался продуктовый налог, отчисления которого шли в центр (например, в Киев или Владимир). А вот в Европе в это время уже повсеместно были распространены обязательные работы в поместье феодалов. Так богачи эксплуатировали бесплатный труд крестьян, все сильнее увеличивая разницу между состоятельными и бедными.

Поддержка князей

Помимо всего прочего, крестьянская община на Руси также защищалась княжеской властью. Правители уделов раздавали землю своим вассалом за военную службу, в то время как в Европе большие участки покупались богатыми баронами и графами. Королевская власть там была ослаблена и не могла противостоять этому естественному процессу. На Руси же князья, не желая ослаблять собственные позиции, давали вассалам (боярам) ограниченные участки земли.

Рюриковичи также не позволяли своим подчиненным завладеть крестьянскими общинами, сохраняя баланс в деревне, от которой зависело пропитание всего государства. Нормы отношений между сельчанами и боярами были закреплены в «Русской правде» — своде славянских законов, принятом при Ярославе Мудром. В этом документе говорилось о верховном праве князя судить феодалов за произвол, учиненный в отношении общины.

Людины и смерды

Параллельное существование свободного и несвободного крестьянства – это еще один фактор, помогающий определить, что такое община в Древней Руси. Это отличие между сельскими жителями даже закрепилось в языке. Свободные крестьяне назывались людинами, а зависимые – смердами. Последние были фактической собственностью князя – они работали на его земле и несли трудовую повинность в его пользу.

«Русская правда» юридически закрепляла неравноправное положение общинников (за их убийство налагался штраф в 40 гривен) и смердов (штраф за лишение жизни равнялся 5 гривнам). Уголовные преступления также наказывались княжеским судом. Итак, давайте теперь, с учетом данного фактора, попробуем сформулировать, что такое община в древней Руси. Определение обязательно будет подразумевать свободных крестьян, живших заметно лучше смердов, пребывавших вне общины.

Городская община

Средневековый русский город — это еще одна социальная среда, без изучения которой сложно определить, что такое община. По истории эту тему проходят в 6 классе. Ребятам важно знать, что крупные поселения появились на землях восточных славян в IX веке. Они отличались от обычных сел защитными укреплениями, необходимыми для обороны от вражеских армий и кочевников. Власть таких городов распространялась на окружающие территории. Они назывались «землями» или «волостями».

На заре славянской государственности городская община обязательно управлялась с помощью вече – народного собрания. Право голоса имел каждый посетитель такого мероприятия. Поэтому неудивительно, что Древняя Русь и сейчас считается демократической страной, где решение народа часто стояло выше княжеской воли. Особенно заметным был этот принцип в Великом Новгороде, где вече оставалось центром политической жизни вплоть до 1478 года, когда вся республика была присоединена к Московскому государству.

Но народные сходы имели и свои недостатки. Разношерстность интересов и отсутствие четкой системы подсчета голосов приводили к возникновению острых споров и даже городских беспорядков. Часто подобные ситуации вели к анархии. Поэтому присутствие князя, который мог бы выступать арбитром между противостоящими сторонами, также было важно для спокойствия жителей. Так или иначе, в каждом конкретном случае решение принималось за счет достижения компромисса между несогласными членами городской общины.

Важность вече

Единоличная власть князя была особенно важна для города, когда речь шла о военных походах. Когда дело доходило до управления ратью, не могло существовать нескольких мнений — это разрушило бы армию. Поэтому в этом вопросе каждый князь обладал авторитетом, здесь было очень важно сохранение сакральности власти.

Когда единое Древнерусское государство распалось на несколько уделов, мелкие князья стали испытывать затруднения в отношениях как с армией, так и с городской общиной. Показателен пример все того же Новгорода, откуда в 1136 году был изгнан Всеволод. Вече обвинило его в трусости и бегстве с поля боя во время войны против Юрия Долгорукого. Конфликт привел к тому, что княжеская власть в городе окончательно оказалась под контролем аристократии и народного собрания.

Схожая политическая архитектура была в соседнем Пскове. Там князья не наследовали титул от отца к сыну, а избирались жителями. Так в Пскове в XIII веке у власти оказался Довмонт – литовец по происхождению, добившийся признания горожан благодаря своей храбрости и честности.

fb.ru

Что такое община в Древней Руси?

Историки, исследующие, что такое община в Древней Руси, выделяют два вида таких социальных групп – городскую и сельскую. В них проживало большинство населения восточнославянского государства.

Сельские общины

Сельские жители в Древней Руси занимались рыбным и звериным промыслом и, конечно, возделыванием земли. Жители отдаленных хуторов и деревень объединялись, чтобы было проще выращивать богатый урожай, а также платить налоги князьям. Что такое община, если использовать лексику того времени? Это вервь. Не стоит путать это понятие с местом, где строят корабли. Верви получили название благодаря веревкам, с помощью которых размежевывалась земля.

Это и есть ответ на вопрос о том, что такое община. Одна вервь могла включать в себя несколько поселков. В среднем расстояние между общинами составляло около 30 километров.

Общее пользование землей было нормой для всех средневековых стран, в которых было много угодий, но состояние сельского хозяйства оставалось на достаточно примитивном уровне (простой инвентарь и т. д.) В то же время система общин была удобна для княжеской власти. Сборщикам налогов (мытарям, тиунам) было гораздо проще взаимодействовать с большой группой крестьян, чем с несколькими семействами по отдельности.

Отличительные черты

Важной отличительной чертой славянской общины являлась принадлежность к той или иной территории. Такой обычай наглядно демонстрирует важность местности, а не рода (как это было у других народов того времени). Чтобы понять, что такое община, достаточно взглянуть на названия племенных союзов восточных славян. Поляне получили свое имя из-за того, что жили в полях, древляне селились в глухих лесах, в чащах деревьев и т. д.

Все историки, исследовавшие, что такое община в Средневековье, подчеркивали важность территориального признака, схожего с принципом, принятым у племенных союзов.

Равноправие членов верви

Второстепенность важности рода не позволяла выдвинуться вперед различным семейным кланам. Даже постепенное обогащение общин и повышение производительности труда внутри них не приводили к усилению неравенства. Блага распределялись приблизительно поровну между всеми членами верви.

Такой уклад жизни сохранялся у славян на протяжении нескольких столетий. Именно из-за этого русский народ всегда подозрительно и неодобрительно относился к алчным стяжателям, для которых богатство было превыше всего. Сплоченность и умеренность в быту – вот что такое община.

Отношения внутри общины

Вышеописанные отношения в деревне были крайне устойчивыми. Они не позволяли развиться «капитализму» на селе, когда каждый зарабатывал для себя. Напротив, суровый климат большей части территории Руси вынуждал членов верви жить бок-о-бок и заботиться друг о друге в случае неурожая.

Жизнь крестьянина полностью зависела от того, сколько он выращивал сельскохозяйственных продуктов. Если преждевременные холода или война сводили на нет результаты его труда, то вервь приходила на помощь такому пострадавшему труженику. Для сравнения: в Европе сельскохозяйственные отношения складывались иначе. Например, в средневековой Англии всегда существовал класс обедневших крестьян – пауперов.

Борьба с боярами

До XIV века сплоченность крестьян не давала феодалам заполучить все сельскохозяйственные угодья страны. Эта важная черта рассматриваемой нами социальной группы еще раз наглядно показывает, что такое община в истории Средних веков и какова ее значимость. Пока на Руси сохранялся старый порядок, европейский капитализм разорил много индивидуальных хозяйств.

Западные крестьяне не могли создать крепкую общину, которая защищала бы их интересы, из-за преобладания родовых отношений в деревне. Все это приводило к тому, что разбогатевшие феодалы постепенно закрепостили всех бедняков. В Древней Руси этого не случилось именно из-за сплоченности вервей. Даже в самые тяжелые времена государство не ограничивало свободу крестьян. В крайнем случае повышался продуктовый налог, отчисления которого шли в центр (например, в Киев или Владимир). А вот в Европе в это время уже повсеместно были распространены обязательные работы в поместье феодалов. Так богачи эксплуатировали бесплатный труд крестьян, все сильнее увеличивая разницу между состоятельными и бедными.

Поддержка князей

Помимо всего прочего, крестьянская община на Руси также защищалась княжеской властью. Правители уделов раздавали землю своим вассалом за военную службу, в то время как в Европе большие участки покупались богатыми баронами и графами. Королевская власть там была ослаблена и не могла противостоять этому естественному процессу. На Руси же князья, не желая ослаблять собственные позиции, давали вассалам (боярам) ограниченные участки земли.

Рюриковичи также не позволяли своим подчиненным завладеть крестьянскими общинами, сохраняя баланс в деревне, от которой зависело пропитание всего государства. Нормы отношений между сельчанами и боярами были закреплены в «Русской правде» — своде славянских законов, принятом при Ярославе Мудром. В этом документе говорилось о верховном праве князя судить феодалов за произвол, учиненный в отношении общины.

Людины и смерды

Параллельное существование свободного и несвободного крестьянства – это еще один фактор, помогающий определить, что такое община в Древней Руси. Это отличие между сельскими жителями даже закрепилось в языке. Свободные крестьяне назывались людинами, а зависимые – смердами. Последние были фактической собственностью князя – они работали на его земле и несли трудовую повинность в его пользу.

«Русская правда» юридически закрепляла неравноправное положение общинников (за их убийство налагался штраф в 40 гривен) и смердов (штраф за лишение жизни равнялся 5 гривнам). Уголовные преступления также наказывались княжеским судом. Итак, давайте теперь, с учетом данного фактора, попробуем сформулировать, что такое община в древней Руси. Определение обязательно будет подразумевать свободных крестьян, живших заметно лучше смердов, пребывавших вне общины.

Городская община

Средневековый русский город — это еще одна социальная среда, без изучения которой сложно определить, что такое община. По истории эту тему проходят в 6 классе. Ребятам важно знать, что крупные поселения появились на землях восточных славян в IX веке. Они отличались от обычных сел защитными укреплениями, необходимыми для обороны от вражеских армий и кочевников. Власть таких городов распространялась на окружающие территории. Они назывались «землями» или «волостями».

На заре славянской государственности городская община обязательно управлялась с помощью вече – народного собрания. Право голоса имел каждый посетитель такого мероприятия. Поэтому неудивительно, что Древняя Русь и сейчас считается демократической страной, где решение народа часто стояло выше княжеской воли. Особенно заметным был этот принцип в Великом Новгороде, где вече оставалось центром политической жизни вплоть до 1478 года, когда вся республика была присоединена к Московскому государству.

Но народные сходы имели и свои недостатки. Разношерстность интересов и отсутствие четкой системы подсчета голосов приводили к возникновению острых споров и даже городских беспорядков. Часто подобные ситуации вели к анархии. Поэтому присутствие князя, который мог бы выступать арбитром между противостоящими сторонами, также было важно для спокойствия жителей. Так или иначе, в каждом конкретном случае решение принималось за счет достижения компромисса между несогласными членами городской общины.

Важность вече

Единоличная власть князя была особенно важна для города, когда речь шла о военных походах. Когда дело доходило до управления ратью, не могло существовать нескольких мнений — это разрушило бы армию. Поэтому в этом вопросе каждый князь обладал авторитетом, здесь было очень важно сохранение сакральности власти.

Когда единое Древнерусское государство распалось на несколько уделов, мелкие князья стали испытывать затруднения в отношениях как с армией, так и с городской общиной. Показателен пример все того же Новгорода, откуда в 1136 году был изгнан Всеволод. Вече обвинило его в трусости и бегстве с поля боя во время войны против Юрия Долгорукого. Конфликт привел к тому, что княжеская власть в городе окончательно оказалась под контролем аристократии и народного собрания.

Схожая политическая архитектура была в соседнем Пскове. Там князья не наследовали титул от отца к сыну, а избирались жителями. Так в Пскове в XIII веке у власти оказался Довмонт – литовец по происхождению, добившийся признания горожан благодаря своей храбрости и честности.

autogear.ru

ГОРОДСКАЯ ОБЩИНА ДРЕВНЕЙ РУСИ

Подруга год назад улетела в Латинскую Америку на ПМЖ. Обеспеченные москвичи, уезжали, как принято, с воплями: ненавижу Россию, кровавый режим, кругом одна бездарность и серость.

Сначала они восхищались, но прошло время,и тон изменился. А вчера я получила от неё и вовсе отчаянное письмо о «прелестях» местной жизни. И, признаюсь честно, мстительно хихикала, сидя в той самой «безнадёжной России». Что же там было?

Она жалуется: ей надо ассимилироваться, друзей заводить местных, а она не может, потому что уже вторая нянька (у неё трёхгодовалый сын) постоянно сообщает — «Маньяна!». Или «Лялювия!». Если с «лялювией» она может согласиться, то «маньяна» ее уже окончательно допекла.

«Маньяна», если кто не знает — по-испански «завтра», а «ля лювия» — дождь. Вот на эти два непреодолимых обстоятельства постоянно ссылаются няньки из местных, объясняя, почему они сегодня, хотя и договорились, хотя и она рассчитывала, не придут. Неместные няньки тоже есть, но и стоят они там как паровоз, потому что у них в арсенале пара языков, помимо местного варианта испанского, а маньяны нет. И дождь их не так истерически пугает.

«Предлагаю уже по верхней планке зарплаты для местной няньки, и все равно: исправно приходит неделю, а на вторую у нее начинается маньяна и лялювия! Я вообще представить себе не могла, что можно тупо заявить на работе — я завтра приду, ведь сегодня дождь!» — матерные слова из цитаты вырезаны.

Ржала я как конь.

Я-то думала, это только в России так: вызываешь грузчиков из крупной, прошу заметить, компании, грузчики приезжают бухие, смотрят на твое пианино и говорят «Извините, мы не можем это поднять. И вообще нам дурно сегодня. Мы уезжаем». Но, в отличие от Латинской Америки, предложи нашим грузчикам тыщу сверху или даже бутылку — и пианино они запихнут хоть в машину, хоть в туалет — «куда скажешь, хозяйка!».

Потом вспомнила другого своего знакомого. Он эмигрировал в Израиль. Когда в последний раз выходил на связь, жаловался, что сломался холодильник. После подачи заявления на мастера — ждал его две недели, напоминая о себе бесчисленными звонками и питаясь фаст-фудом. Наконец-то после угроз пришел мастер, очень обаятельный, и с бесконечными извинениями починил холодильник. Там сломалась деталь «А».

Через сутки холодильник снова перестал работать. Был вызван новый мастер. Он порылся во внутренностях агрегата и сообщил, что первый мастер исправил деталь «А», но сломал хрень «Б», и теперь этот холодильник чинить будут примерно месяц. Знакомый сел на пол, выпил теплой водки и с ностальгией вспомнил Россию, где мастера можно было вызвать «Завтра в интервале с 12:00 до 14:00». Да, эта сволочь могла и в 17.00 прийти, но зато чинила всё сразу!

Я обожаю этот момент.

Момент, когда вчерашний восторженный эмигрант, поливающий помоями Родину, внезапно начинает прозревать и понимает, что, во-первых, он не очень-то нужен той стране, в которую он приехал. А во-вторых, что рая нигде нет. В Европе или Америке тебе придется работать так, как и в Москве не снилось. В Германии ты станешь более-менее обеспеченным бюргером лет в 55, и то если ты ценный специалист и тебе повезло.

В Израиле ты сначала становишься посудомойкой и только со временем сможешь рассчитывать на более-менее приличное место. А в Египте тебя тянет блевать от вечного «Иншалла!» (все по воле Аллаха, но на самом деле оно означает – да хрен его знает!): «— Дорогой таксист, вы приедете завтра в 11 чтоб к 12 мы были в аэропорту? — Иншалла!», «— Если я закажу у вас этот торт, он будет готов к 13.00 завтра? Он нужен точно к этому времени, придут гости. — Иншалла!».

Про то, что особенности местного менталитета, подчас непонятные и бесящие, придется принять, адаптироваться и прогнуться — тоже понятно не всем. В конце концов, в своей стране мы можем заставить работать других: мы знаем, куда звонить, на что давить, чем угрожать. Пост, опять же, можно в ЖЖ накатать, и компания прибежит сама извиняться. В общем, дерьмо, но очень привычное дерьмо — такое, понятное и родное, не то, что в другой стране.

Хорошо только там, где нас нет.
Тем временем где-то в Латинской Америке плачет хорошенькая эмигрантка.
Установщик кондиционеров уже неделю твердит «Маньяна», а за окном 40+.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь
(на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

historicaldis.ru

Городская община Древней Руси


Древнерусская государственность, сложившаяся в ХI-ХIII вв., носила общинный характер. Общество еще не знало сословного и классового разделения, глубоких социальных антагонизмов, подавляющее большинство его членов составляли лично свободные и полноправные граждане, объединявшиеся в городские и сельские общины.


 


Государство являло собой слаженную систему соподчиненных общин, где можно выделить три основные звена: община старшего города, общины подчиненных ей младших городов или пригородов, сельские общины.


Образующаяся на основе этой иерархии территориально-политическая структура в древнерусских источниках именуется «земля» или «волость». Каждая такая земля получает свое название от города: Киев — Киевская земля, Новгород — Новгородская земля, Смоленск — Смоленская земля и т.д. — Поэтому такие образования квалифицируются как города-земли или города-государства, обладающие всеми признаками и атрибутами внутреннего суверенитета.


Верховным органом власти общины старшего города, как и волости в целом, было вече — народное собрание, в котором участвовали все свободные и полноправные граждане из числа жителей города и прилегающей сельской округи.


Участвовать в вечевых мероприятиях было не обязанностью, а правом граждан, которым они могли пользоваться по своему усмотрению. Этим правом обладали не все свободные жители, а только главы больших семей, «мужи», как их именуют древнерусские источники: на вече они принимали решения за себя и за своих «детей», физически вполне взрослых, но не достигших еще гражданского полноправия.


Вечевые постановления принимались консенсусом, хотя и достигавшимся нередко в ходе острой борьбы и столкновения различных мнений. Никакого подсчета отдельных голосов, поданных в пользу того или иного решения, не производилось, необходимо было общее согласие веча для того, чтобы решение вступило в силу. Иначе и быть не могло, ведь при характерной для того времени неразвитости аппарата государственного принуждения любое принятое постановление могло быть исполнено лишь при условии согласия с ним и поддержки подавляющего большинства простых граждан.


Важную роль в ходе вечевых прений играли общинные лидеры-бояре, силой личного авторитета и умением убеждать или отстаивать свою правоту, и увлекали за собой рядовых вечников, апеллируя к общим интересам земли, в сознании древнерусских людей стоявшим выше любых индивидуальных или групповых интересов. При этом окончательное решение оставалось за рядовыми участниками вечевого собрания, что указывает на демократический характер древнерусского веча. Народ принимал самое непосредственное и деятельное участие как в приглашении князей на княжение, так и в изгнании их из волости.


Решению вече старшего города подчинялись жители пригородов. На вече в старший город прибывали иногда и делегаты из пригородов. Компетенция вече ничем не была ограничена, собравшиеся на нем граждане могли рассматривать и принимать решения по любому вопросу, имеющему общественно-важное значение.


Вече ведало вопросами войны и мира, распоряжалось княжескими столами, финансовыми и земельными ресурсами волости, объявляло денежные сборы с волостного населения, входило в обсуждение законодательства, смещало неугодных представителей назначаемой князьями администрации.


Вторым институтом государственной власти в Древней Руси был князь. Его общественное положение раскрывается двояко. Князь — представитель знати, в кругу которой он — первый среди равных. Это обстоятельство, разумеется, накладывало свой отпечаток на его правительственную деятельность: князь не был свободен от интересов и запросов социальных верхов. Но бесспорно и другое — в княжеской политике находили выражение нужды простого народа, что объясняется отсутствием антагонистических противоречий, общинным характером социального устройства. Князь и знать еще не превратились в особое сословие, отгороженное от рядовых общинников. Знатные выступали в качестве лидеров и правителей, но власть они пока получали из рук народа.


Князь и городская община составляли части единого социально-политического организма. Князь не мог обойтись без общины, как и она без него. Об этом свидетельствуют выполняемые князем общественно необходимые функции. Искони ему принадлежит роль верховного военного предводителя, и в этом качестве его некому заменить, поскольку земское войско, как и любая военная организация, строится на принципе единоначалия, и только князь в глазах простых людей обладает достаточным авторитетом и сакральной силой, чтобы ее возглавить. То же самое следует сказать и о других властных функциях князя — законодательной, судебной, административной, дипломатической, столь же необходимых для нормальной жизнедеятельности общественного организма, требовавших постоянного личного участия правителя.


Такой же прочной и неразрывной была обратная связь князя со своими подданными, городской общиной. Приобретение стола и успех правительственной деятельности князя в первую очередь зависели от поддержки общины, обеспечить которую было его важной заботой. Община принимала князя, заключая с ним «ряд» — договор — «на всей своей воле», нарушение условий такого договора со стороны князя влекло к его изгнанию.


Другим важнейшим ограничением возможного произвола княжеской власти была военная мощь городской общины, земского войска, объединявшего в своих рядах все боеспособное население волости. Без согласия общины, веча, князь не мог провести мобилизацию войска, что делало его бессильным перед лицом внешне- и внутриполитических угроз. В Древней Руси действовал и институт общенародного (вечевого) суда над князем: допустившим злоупотребления, а тем более совершившим преступные деяния — его могли лишить власти, заключить под стражу и даже предать смертной казни.


Как видим, княжеская власть в древнерусский период весьма далека от монархической, князь не монарх, а высший исполнительный орган городской вечевой общины. В своей деятельности он опирается на дружину, объединявшую его ближайших сподвижников и слуг. Из числа дружинников князь производит назначения на военные и административные должности руководимого им аппарата государственного управления. За действия «княжих мужей» последний отвечает, как за свои собственные поступки.


Третьим институтом общинной государственности является боярская дума («совет»), приходящая на смену старейшин родоплеменной эпохи. Боярская дума не имеет четко зафиксированного статуса в писаном праве, однако обычай требовал от князя обязательного согласования своих действий с боярами, «лучшими мужами», отказ от «думы» с которыми вызывал резкое недовольство общины и мог послужить основанием для лишения князя власти. Боярская дума формировалась из наиболее влиятельных представителей городской общины, земских бояр. Вот почему так часто боярские «советы» совпадают с принимаемыми следом вечевыми решениями, а князь, не нашедший поддержки бояр, как правило, не находит ее и на вече.


В целом политический строй Древней Руси можно характеризовать как демократический. Города — земли домонгольского периода — это вечевые республики, где в делах государственной власти и управления участвовали самые широкие общественные силы. Древнерусская демократия не знает представительных форм и носит непосредственный характер. Вече — верховный орган власти — не являлось парламентом, состоящим из наделенных соответствующими полномочиями народных представителей. Каждый полноправный гражданин, свободный общинник имел право и возможность непосредственно участвовать в политической жизни и своим голосом на вече оказывать влияние на все важнейшие государственные решения. Последнее, впрочем, нуждается в некотором уточнении.


Особенностью древнерусской государственности является тот факт, что носителем публичной власти выступала община старшего города, в ее руках концентрировалась принудительная власть по отношению к жителям пригородов и волости в целом. Решение столичной вечевой общины было обязательным для всех волошан — такой порядок распространялся на все важнейшие сферы общественной жизни — политическую, административную, судебную, финансовую, военную. «Новгородцы же изначала и смоляне, и киевляне, и полочане, и все волости как на думу на веча сходятся, на что же старейшие сдумают, на том пригороды станут», — читаем в летописи.


Подчиненное положение пригородов и их административная зависимость от старшего города выражались в том, что пригородам приходилось принимать от города посадников. Посадник принадлежал к числу высших должностных лиц государства, помимо распорядительных функций, он, судя по всему, выполнял еще определенные полицейские обязанности. Являясь людьми пришлыми и не будучи подотчетными местному населению, посадники нередко допускали злоупотребления, произвол и насилие. Доведенные до крайности жители сурово расправлялись с такими правителями, что в свою очередь приводило к обострению отношений пригорода со старшим городом.


Высшими должностными лицами были также тысяцкие и воевода. Их связь с земской общиной гораздо прочнее. Тысяцкий и воевода не только осуществляли руководство военными силами общины, но и являются выразителями политических интересов земли вне зависимости от того, происходили они сами из княжеско-дружинной или земско-общинной среды. Принадлежность к земской военной организации и опора на ее силы обеспечивает названным деятелям высокую степень самостоятельности и независимости в отношениях с князьями как в военной, так и в политической сфере. Если община («людье») принимает решение заменить неугодного правителя другим, более популярным, то ее лидеры — воевода и тысяцкий, — в конечном счете, действуют в полном соответствии с таким решением: тайно от князя связываются с его соперником, сообщают ему о симпатии горожан. Призывают к решительным действиям и от имени общины обещают поддержку в нужный момент.


Положение воеводы и тысяцкого напрямую не зависит от перемен, происходящих на княжеском столе. Они остаются на своих местах даже в тех случаях, когда сменяются князья из враждующих между собой династий при том, что воевода, к примеру, мог участвовать в боевых действиях против тех князей, кто со временем занимал стол в его земле.


При всем сходстве статуса и роли тысяцкий и воевода — не одно и тоже. Соотношение между ними можно определить так: если каждый тысяцкий — воевода, то не каждый воевода — тысяцкий. Последний обладает целым рядом дополнительных полномочий и в делах общественной жизни приобретает более важное значение.


Прежде всего, привлекает внимание чрезвычайно высокое общественное положение тысяцкого, близкое к положению князя. Иногда источники даже называют тысяцкого князем, распоряжающимся боярами, «сущими под ним». Имеются также данные о том, что не только бояре, но и непосредственно князья могли «держать тысячу». По правлению тысяцких (так же, как и князей) в ряде случаев ведется счет времени летописцем, связывающим с их именами те или иные события. Наряду с князьями тысяцкие участвуют в выработке законов, по которым живет община, им также принадлежит право суда по некоторым делам, разнообразные представительские функции.


Власть воеводы и тысяцкого распространялась и на подчиненные старшему городу пригороды. Во время проведенных военных действий, когда земля испытывала непосредственную вражескую угрозу, эта власть приобретала чрезвычайный характер. Столичный воевода своей волей мог отменить решение веча пригорода, если таковое шло вразрез с интересами общины старшего города и ставило под вопрос территориальную целостность земли. Подобно посаднику, воевода и тысяцкий со своей стороны заботятся о сохранении единства земли и всячески пресекают сепаратистские устремления мятежных пригородов.


По мере экономического и политического усиления, роста числа жителей, укрепления военной организации, пригороды начинают тяготиться зависимостью от старших городов. С особой силой этот процесс разворачивается, начиная с середины XII в., когда он получает повсеместное распространение. Борьба старших городов с усиливающимися пригородами становится главным содержанием внутри волостной жизни, в ней участвуют самые широкие общественные силы, — по сути дела эта борьба носит характер межобщинного столкновения. Результат может быть двояким: либо единая прежде волость делится на несколько новых самостоятельных городов-государств, либо значение старшего города переходит к взявшему верх пригороду.


Описанная нами модель государственного устройства не является чем-то особенным, свойственным лишь древнерусскому обществу механизмом. Как показывают новейшие исследования, она довольно часто встречается в мировой истории и в дальнейшем уступает место иным, более многообразным формам государственной организации, складывающимся в соответствии с конкретно-историческими условиями. Ближайшими историческими аналогами древнерусских городов — государств можно считать древнегреческие полисы и древневосточные номы.


Игорь Яковлевич ФРОЯНОВ 

Loading…

www.rusobschina.ru

Общество Древней Руси

Системауправления.

Центральное место в системе управления Русским государством занима л князь. Он был главным правите­лем и высшим судьей, предводителем войска. По отдельным об­ластям киевский князь рассылал в качестве наместников своих сыновей. Каждый такой удельный князь был полноправным пра­вителем своей земли, однако часть доходов с нее должен был посылать в Киев.

Князь Владимир и его сыновья правили пр и помощи своих дружин. Дружинники делились на старших и младших. Старшие дружинники — бояре — были советниками князя, с ними он обсуждал все свои действия по управлению страной. Так возникла Боярская дума.

При принятии важнейших решений Владимир советовался так­же со «старцами градскими», т.е. с выборными главами народно­го самоуправления в городах. Эти «старцы», очевидно, избира­лись на вечах. Без поддержки веча князь не мог совершить ни одно серьезное действие. В дальнейшем роль веча еще больше возраста­ла. Вече центральных городов отдельных земель стало призывать на правление и изгонять князей.

Социальная структура общества. С XI в. на Руси начинает скла­дываться новая социальная структура, характерная для раннесредневекового общества.

В качестве платы за службу князья стали раздавать своим боя­рам земли с крестьянами. Такие земельные владения — вотчины— передававших по наследству от отца к сыну. Помимо получения земли от княжеской власти, по мнению некоторых историков, существовал и другой источник формирования слоя бояр-вотчин­ников. Предполагается, что значительная (а возможно, и подавля­ющая) часть боярства происходила из среды местной племенной

знати.

На землях бояр трудились зависимые от землевладельца кре­стьяне. Древнерусские источники сохранили названия различных

категорий зависимого населения: рядовичи (заключивши е с зем­левладельцем договор — ряд — об условиях их работы на него), закупы (трудившихся за долг — купу — взятый у землевладельца). Споры среди исследователей вызывает истолкование со циально­го статуса смердов. Некоторые считают, что это название лично свободных крестьян, другие полагают, что они находились в за­висимости от землевладельцев. Очевидно, содержание этого тер­мина менялось в зависимости от исторического периода и регио­на.

Основная масса сельского населения Руси называлась людьми. Они жили вне вотчин и несли повинности только в пользу госу­дарства.

В самом приниженном положении находись холопы ~ рабы, в основном из числа военнопленных. Прослойка холопов была до­вольно значительна, их труд использовался в княжеских ремес­ленных мастерских, были и холопы, «посаженные на землю» и занимавшиеся сельским хозяйством. Широко была распростране­на торговля рабами: захваченных в плен русские князья продава­ли в Византию, восточные страны. Однако значение рабского тру­да в экономике в целом было невелико.

Правление Ярослава Мудрого и его сыновей. Великий князь Владимир Святославич умер в 10!5 г. Между его сыновьями нача­лась борьба за киевский престол. Приемный сын Владимира Святополк (сын его брата Ярополка) убил трех сводных братьев Бо­риса, Глеба и Святослава. В борьбе за киевское княжение Святополк опирался па помощь польского короля и все же он потерпел поражение от Ярослава Владимировича, который окончател ьно утвердился в Киеве в 1019 г. А в 1036 г. после смерти еще одного соперника — брата Мстислава Ярослав объединил всю Русь.

Ярослав пел частые войны с Польшей, с литовскими и при­балтийскими племенами. В 1036 г. Под стенами Киева он наголову разгромил печенегов и покончил с их набегами. Авторитет князя был очень высок во всей Европе, о чем говорят браки его детей с правителями многих стран. Не спрашивая разрешения Константи­нополя, Ярослав добился избрания собором (съездом) священ­ников первого митрополита из русских — Илариона.

Ярослав основа.1! многие города (Ярославль, Юрьев и др.), стро­ил храмы (крупнейший на Руси Софийский собор в Киеве), его сын Владимир возвел Софийский собор в Новгороде. Ярослав покровительствовал просвещению и сам отличался образованно­стью — отсюда его прозвище Мудрый. При нем появилась первая Часть Русской Правды — Устав Ярослава, первый письменный закон на Руси.

Перед смертью в 1054 г. Ярослав разделил государств о между сыновьями. Изяслав получил Киев, Святослав — Чернигов, Все­волод — Переславль. В 1068 г. братья потерпели поражение от нового грозного врага — половцев, перекочевавших в середине XI в. в степи к югу от Руси. Узнав о поражении князей, киевляне восстали, изгнали Изяслава. Правда, вскоре Святослав победил половцев, а Изяслав вернулся в Киев.

При братьях Ярославичах в 1072 г. была составлена основная часть Русской Правды. Закон детально регламентировал положение раз­личных слоен населения, а также наказания за преступления.

13 107.3 г. между братьями начались усобицы. Святослав при под­держке Всеволода нагнал Изяслава и сам сел в Киеве. Однако вскоре он умер. Сын Святослава Олег с помощью половцев начал борьбу с другими князьями. С этою времени междоусобные вой­ны князей стали почти непрерывными. Они сопровождались на­бегами половцев. Результатом было разорение южной Руси, отток ее населения на север и запал.

Владимир Мономах.

В холе княжеских усобиц и борьбы с половцами широкую известность приобрел переяславский князь Владимир Мономах, сын Всеволода Ярославича. Он явился ини­циатором проведения съездов князей, на которых были предпри­няты попытки урегулирования меж княжеские отношений и со­хранения единства Руси перед липом половцев.

Особенно важными стали решения съезда в Любеке в 1097 г. На нем определили, что князья становятся наследственными владель­цами своих земель и не должны стремиться захватить владения родственников («каждый да держит отчиму свою»). П равда, Киев продолжал оставаться яблоком раздора, так как считался владе­нием старшего в ролу- По мере разветвления княжеской дина­стии определить бесспорное старшинство стало невозможно.

В Любеке было решено совместно выступать против половцев. В начале ХН в. Владимир Мономах не раз добивался организации общерусских походов в степь. Половцы потерпели несколько со­крушительных поражений. Особенно крупными были походы I 10З ч 1111 гг., когда дружины князей 1ромилп поселения половцев далеко от границ Руси.

В результате деятельности Владимира Мономаха образовалась своеобразная федерация княжеств. Номинальным главой ее был великий князь киевский. Однако правивший в Киеве двоюродный брат Мономаха Святополк Изяславич не пользовался влиянием как среди других князей, так и » самом Киеве, где его считали покровителем грабивших народ ростовщиков. После смерти Святополка в 1113 г. в Киеве вспыхнуло восстание против ростовщи­ков. На вече киевляне призвали на княжение Владимира Монома­ха. Новый великий князь ввел дополнительные статьи в Русскую Правду, облегчавшие положение людей, попавших в кабалу к

ростовщикам.

В правление Владимира Мономаха федерация княжеств стала больше походить на единое государство. Князья беспрекословно подчинялись воле киевского князя. Продолжая борьбу с половцами. Мономах на время обеспечил безопасность южных рубежей страны.

Владимир Мономах умер в 1125 г. Ему наследовал старший сын Мстислав, которого летопись называет Великим. До своей смерти в 1132 г. ему удавалось сохранить положение, существовавшее при его отце. Однако после 1132 г. остановить распад Руси стало уже невозможно.

Похожие статьи:

poznayka.org

Городская община древней Руси

И. Фроянов

Древнерусская государственность, сложившаяся в ХI-ХIII вв., носила общинный характер. Общество еще не знало сословного и классового разделения, глубоких социальных антагонизмов, подавляющее большинство его членов составляли лично свободные и полноправные граждане, объединявшиеся в городские и сельские общины. Государство являло собой слаженную систему соподчиненных общин, где можно выделить три основные звена: община старшего города, общины подчиненных ей младших городов или пригородов, сельские общины.

Образующаяся на основе этой иерархии территориально-политическая структура в древнерусских источниках именуется «земля» или «волость». Каждая такая земля получает свое название от города: Киев — Киевская земля, Новгород — Новгородская земля, Смоленск — Смоленская земля и т.д. — Поэтому такие образования квалифицируются как города-земли или города-государства, обладающие всеми признаками и атрибутами внутреннего суверенитета.

Верховным органом власти общины старшего города, как и волости в целом, было вече — народное собрание, в котором участвовали все свободные и полноправные граждане из числа жителей города и прилегающей сельской округи.

Участвовать в вечевых мероприятиях было не обязанностью, а правом граждан, которым они могли пользоваться по своему усмотрению. Этим правом обладали не все свободные жители, а только главы больших семей, «мужи», как их именуют древнерусские источники: на вече они принимали решения за себя и за своих «детей», физически вполне взрослых, но не достигших еще гражданского полноправия.

Вечевые постановления принимались консенсусом, хотя и достигавшимся нередко в ходе острой борьбы и столкновения различных мнений. Никакого подсчета отдельных голосов, поданных в пользу того или иного решения, не производилось, необходимо было общее согласие веча для того, чтобы решение вступило в силу. Иначе и быть не могло, ведь при характерной для того времени неразвитости аппарата государственного принуждения любое принятое постановление могло быть исполнено лишь при условии согласия с ним и поддержки подавляющего большинства простых граждан.

Важную роль в ходе вечевых прений играли общинные лидеры-бояре, силой личного авторитета и умением убеждать или отстаивать свою правоту, и увлекали за собой рядовых вечников, апеллируя к общим интересам земли, в сознании древнерусских людей стоявшим выше любых индивидуальных или групповых интересов. При этом окончательное решение оставалось за рядовыми участниками вечевого собрания, что указывает на демократический характер древнерусского веча. Народ принимал самое непосредственное и деятельное участие как в приглашении князей на княжение, так и в изгнании их из волости.

Решению вече старшего города подчинялись жители пригородов. На вече в старший город прибывали иногда и делегаты из пригородов. Компетенция вече ничем не была ограничена, собравшиеся на нем граждане могли рассматривать и принимать решения по любому вопросу, имеющему общественно-важное значение.

Вече ведало вопросами войны и мира, распоряжалось княжескими столами, финансовыми и земельными ресурсами волости, объявляло денежные сборы с волостного населения, входило в обсуждение законодательства, смещало неугодных представителей назначаемой князьями администрации.

Вторым институтом государственной власти в Древней Руси был князь. Его общественное положение раскрывается двояко. Князь — представитель знати, в кругу которой он — первый среди равных. Это обстоятельство, разумеется, накладывало свой отпечаток на его правительственную деятельность: князь не был свободен от интересов и запросов социальных верхов. Но бесспорно и другое — в княжеской политике находили выражение нужды простого народа, что объясняется отсутствием антагонистических противоречий, общинным характером социального устройства. Князь и знать еще не превратились в особое сословие, отгороженное от рядовых общинников. Знатные выступали в качестве лидеров и правителей, но власть они пока получали из рук народа.

Князь и городская община составляли части единого социально-политического организма. Князь не мог обойтись без общины, как и она без него. Об этом свидетельствуют выполняемые князем общественно необходимые функции. Искони ему принадлежит роль верховного военного предводителя, и в этом качестве его некому заменить, поскольку земское войско, как и любая военная организация, строится на принципе единоначалия, и только князь в глазах простых людей обладает достаточным авторитетом и сакральной силой, чтобы ее возглавить. То же самое следует сказать и о других властных функциях князя — законодательной, судебной, административной, дипломатической, столь же необходимых для нормальной жизнедеятельности общественного организма, требовавших постоянного личного участия правителя.

Такой же прочной и неразрывной была обратная связь князя со своими подданными, городской общиной. Приобретение стола и успех правительственной деятельности князя в первую очередь зависели от поддержки общины, обеспечить которую было его важной заботой. Община принимала князя, заключая с ним «ряд» — договор — «на всей своей воле», нарушение условий такого договора со стороны князя влекло к его изгнанию.

Другим важнейшим ограничением возможного произвола княжеской власти была военная мощь городской общины, земского войска, объединявшего в своих рядах все боеспособное население волости. Без согласия общины, веча, князь не мог провести мобилизацию войска, что делало его бессильным перед лицом внешне- и внутриполитических угроз. В Древней Руси действовал и институт общенародного (вечевого) суда над князем: допустившим злоупотребления, а тем более совершившим преступные деяния — его могли лишить власти, заключить под стражу и даже предать смертной казни.

Как видим, княжеская власть в древнерусский период весьма далека от монархической, князь не монарх, а высший исполнительный орган городской вечевой общины. В своей деятельности он опирается на дружину, объединявшую его ближайших сподвижников и слуг. Из числа дружинников князь производит назначения на военные и административные должности руководимого им аппарата государственного управления. За действия «княжих мужей» последний отвечает, как за свои собственные поступки.

Третьим институтом общинной государственности является боярская дума («совет»), приходящая на смену старейшин родоплеменной эпохи. Боярская дума не имеет четко зафиксированного статуса в писаном праве, однако обычай требовал от князя обязательного согласования своих действий с боярами, «лучшими мужами», отказ от «думы» с которыми вызывал резкое недовольство общины и мог послужить основанием для лишения князя власти. Боярская дума формировалась из наиболее влиятельных представителей городской общины, земских бояр. Вот почему так часто боярские «советы» совпадают с принимаемыми следом вечевыми решениями, а князь, не нашедший поддержки бояр, как правило, не находит ее и на вече.

В целом политический строй Древней Руси можно характеризовать как демократический. Города — земли домонгольского периода — это вечевые республики, где в делах государственной власти и управления участвовали самые широкие общественные силы. Древнерусская демократия не знает представительных форм и носит непосредственный характер. Вече — верховный орган власти — не являлось парламентом, состоящим из наделенных соответствующими полномочиями народных представителей. Каждый полноправный гражданин, свободный общинник имел право и возможность непосредственно участвовать в политической жизни и своим голосом на вече оказывать влияние на все важнейшие государственные решения. Последнее, впрочем, нуждается в некотором уточнении.

Особенностью древнерусской государственности является тот факт, что носителем публичной власти выступала община старшего города, в ее руках концентрировалась принудительная власть по отношению к жителям пригородов и волости в целом. Решение столичной вечевой общины было обязательным для всех волошан — такой порядок распространялся на все важнейшие сферы общественной жизни — политическую, административную, судебную, финансовую, военную. «Новгородцы же изначала и смоляне, и киевляне, и полочане, и все волости как на думу на веча сходятся, на что же старейшие сдумают, на том пригороды станут», — читаем в летописи.

Подчиненное положение пригородов и их административная зависимость от старшего города выражались в том, что пригородам приходилось принимать от города посадников. Посадник принадлежал к числу высших должностных лиц государства, помимо распорядительных функций, он, судя по всему, выполнял еще определенные полицейские обязанности. Являясь людьми пришлыми и не будучи подотчетными местному населению, посадники нередко допускали злоупотребления, произвол и насилие. Доведенные до крайности жители сурово расправлялись с такими правителями, что в свою очередь приводило к обострению отношений пригорода со старшим городом.

Высшими должностными лицами были также тысяцкие и воевода. Их связь с земской общиной гораздо прочнее. Тысяцкий и воевода не только осуществляли руководство военными силами общины, но и являются выразителями политических интересов земли вне зависимости от того, происходили они сами из княжеско-дружинной или земско-общинной среды. Принадлежность к земской военной организации и опора на ее силы обеспечивает названным деятелям высокую степень самостоятельности и независимости в отношениях с князьями как в военной, так и в политической сфере. Если община («людье») принимает решение заменить неугодного правителя другим, более популярным, то ее лидеры — воевода и тысяцкий, — в конечном счете, действуют в полном соответствии с таким решением: тайно от князя связываются с его соперником, сообщают ему о симпатии горожан. Призывают к решительным действиям и от имени общины обещают поддержку в нужный момент.

mirznanii.com

Шпаргалка — Городская община древней Руси

И. Фроянов

Древнерусская государственность, сложившаяся в ХI-ХIII вв., носила общинный характер. Общество еще не знало сословного и классового разделения, глубоких социальных антагонизмов, подавляющее большинство его членов составляли лично свободные и полноправные граждане, объединявшиеся в городские и сельские общины. Государство являло собой слаженную систему соподчиненных общин, где можно выделить три основные звена: община старшего города, общины подчиненных ей младших городов или пригородов, сельские общины.

Образующаяся на основе этой иерархии территориально-политическая структура в древнерусских источниках именуется «земля» или «волость». Каждая такая земля получает свое название от города: Киев — Киевская земля, Новгород — Новгородская земля, Смоленск — Смоленская земля и т.д. — Поэтому такие образования квалифицируются как города-земли или города-государства, обладающие всеми признаками и атрибутами внутреннего суверенитета.

Верховным органом власти общины старшего города, как и волости в целом, было вече — народное собрание, в котором участвовали все свободные и полноправные граждане из числа жителей города и прилегающей сельской округи.

Участвовать в вечевых мероприятиях было не обязанностью, а правом граждан, которым они могли пользоваться по своему усмотрению. Этим правом обладали не все свободные жители, а только главы больших семей, «мужи», как их именуют древнерусские источники: на вече они принимали решения за себя и за своих «детей», физически вполне взрослых, но не достигших еще гражданского полноправия.

Вечевые постановления принимались консенсусом, хотя и достигавшимся нередко в ходе острой борьбы и столкновения различных мнений. Никакого подсчета отдельных голосов, поданных в пользу того или иного решения, не производилось, необходимо было общее согласие веча для того, чтобы решение вступило в силу. Иначе и быть не могло, ведь при характерной для того времени неразвитости аппарата государственного принуждения любое принятое постановление могло быть исполнено лишь при условии согласия с ним и поддержки подавляющего большинства простых граждан.

Важную роль в ходе вечевых прений играли общинные лидеры-бояре, силой личного авторитета и умением убеждать или отстаивать свою правоту, и увлекали за собой рядовых вечников, апеллируя к общим интересам земли, в сознании древнерусских людей стоявшим выше любых индивидуальных или групповых интересов. При этом окончательное решение оставалось за рядовыми участниками вечевого собрания, что указывает на демократический характер древнерусского веча. Народ принимал самое непосредственное и деятельное участие как в приглашении князей на княжение, так и в изгнании их из волости.

Решению вече старшего города подчинялись жители пригородов. На вече в старший город прибывали иногда и делегаты из пригородов. Компетенция вече ничем не была ограничена, собравшиеся на нем граждане могли рассматривать и принимать решения по любому вопросу, имеющему общественно-важное значение.

Вече ведало вопросами войны и мира, распоряжалось княжескими столами, финансовыми и земельными ресурсами волости, объявляло денежные сборы с волостного населения, входило в обсуждение законодательства, смещало неугодных представителей назначаемой князьями администрации.

Вторым институтом государственной власти в Древней Руси был князь. Его общественное положение раскрывается двояко. Князь — представитель знати, в кругу которой он — первый среди равных. Это обстоятельство, разумеется, накладывало свой отпечаток на его правительственную деятельность: князь не был свободен от интересов и запросов социальных верхов. Но бесспорно и другое — в княжеской политике находили выражение нужды простого народа, что объясняется отсутствием антагонистических противоречий, общинным характером социального устройства. Князь и знать еще не превратились в особое сословие, отгороженное от рядовых общинников. Знатные выступали в качестве лидеров и правителей, но власть они пока получали из рук народа.

Князь и городская община составляли части единого социально-политического организма. Князь не мог обойтись без общины, как и она без него. Об этом свидетельствуют выполняемые князем общественно необходимые функции. Искони ему принадлежит роль верховного военного предводителя, и в этом качестве его некому заменить, поскольку земское войско, как и любая военная организация, строится на принципе единоначалия, и только князь в глазах простых людей обладает достаточным авторитетом и сакральной силой, чтобы ее возглавить. То же самое следует сказать и о других властных функциях князя — законодательной, судебной, административной, дипломатической, столь же необходимых для нормальной жизнедеятельности общественного организма, требовавших постоянного личного участия правителя.

Такой же прочной и неразрывной была обратная связь князя со своими подданными, городской общиной. Приобретение стола и успех правительственной деятельности князя в первую очередь зависели от поддержки общины, обеспечить которую было его важной заботой. Община принимала князя, заключая с ним «ряд» — договор — «на всей своей воле», нарушение условий такого договора со стороны князя влекло к его изгнанию.

Другим важнейшим ограничением возможного произвола княжеской власти была военная мощь городской общины, земского войска, объединявшего в своих рядах все боеспособное население волости. Без согласия общины, веча, князь не мог провести мобилизацию войска, что делало его бессильным перед лицом внешне- и внутриполитических угроз. В Древней Руси действовал и институт общенародного (вечевого) суда над князем: допустившим злоупотребления, а тем более совершившим преступные деяния — его могли лишить власти, заключить под стражу и даже предать смертной казни.

Как видим, княжеская власть в древнерусский период весьма далека от монархической, князь не монарх, а высший исполнительный орган городской вечевой общины. В своей деятельности он опирается на дружину, объединявшую его ближайших сподвижников и слуг. Из числа дружинников князь производит назначения на военные и административные должности руководимого им аппарата государственного управления. За действия «княжих мужей» последний отвечает, как за свои собственные поступки.

Третьим институтом общинной государственности является боярская дума («совет»), приходящая на смену старейшин родоплеменной эпохи. Боярская дума не имеет четко зафиксированного статуса в писаном праве, однако обычай требовал от князя обязательного согласования своих действий с боярами, «лучшими мужами», отказ от «думы» с которыми вызывал резкое недовольство общины и мог послужить основанием для лишения князя власти. Боярская дума формировалась из наиболее влиятельных представителей городской общины, земских бояр. Вот почему так часто боярские «советы» совпадают с принимаемыми следом вечевыми решениями, а князь, не нашедший поддержки бояр, как правило, не находит ее и на вече.

В целом политический строй Древней Руси можно характеризовать как демократический. Города — земли домонгольского периода — это вечевые республики, где в делах государственной власти и управления участвовали самые широкие общественные силы. Древнерусская демократия не знает представительных форм и носит непосредственный характер. Вече — верховный орган власти — не являлось парламентом, состоящим из наделенных соответствующими полномочиями народных представителей. Каждый полноправный гражданин, свободный общинник имел право и возможность непосредственно участвовать в политической жизни и своим голосом на вече оказывать влияние на все важнейшие государственные решения. Последнее, впрочем, нуждается в некотором уточнении.

Особенностью древнерусской государственности является тот факт, что носителем публичной власти выступала община старшего города, в ее руках концентрировалась принудительная власть по отношению к жителям пригородов и волости в целом. Решение столичной вечевой общины было обязательным для всех волошан — такой порядок распространялся на все важнейшие сферы общественной жизни — политическую, административную, судебную, финансовую, военную. «Новгородцы же изначала и смоляне, и киевляне, и полочане, и все волости как на думу на веча сходятся, на что же старейшие сдумают, на том пригороды станут», — читаем в летописи.

Подчиненное положение пригородов и их административная зависимость от старшего города выражались в том, что пригородам приходилось принимать от города посадников. Посадник принадлежал к числу высших должностных лиц государства, помимо распорядительных функций, он, судя по всему, выполнял еще определенные полицейские обязанности. Являясь людьми пришлыми и не будучи подотчетными местному населению, посадники нередко допускали злоупотребления, произвол и насилие. Доведенные до крайности жители сурово расправлялись с такими правителями, что в свою очередь приводило к обострению отношений пригорода со старшим городом.

Высшими должностными лицами были также тысяцкие и воевода. Их связь с земской общиной гораздо прочнее. Тысяцкий и воевода не только осуществляли руководство военными силами общины, но и являются выразителями политических интересов земли вне зависимости от того, происходили они сами из княжеско-дружинной или земско-общинной среды. Принадлежность к земской военной организации и опора на ее силы обеспечивает названным деятелям высокую степень самостоятельности и независимости в отношениях с князьями как в военной, так и в политической сфере. Если община («людье») принимает решение заменить неугодного правителя другим, более популярным, то ее лидеры — воевода и тысяцкий, — в конечном счете, действуют в полном соответствии с таким решением: тайно от князя связываются с его соперником, сообщают ему о симпатии горожан. Призывают к решительным действиям и от имени общины обещают поддержку в нужный момент.

Положение воеводы и тысяцкого напрямую не зависит от перемен, происходящих на княжеском столе. Они остаются на своих местах даже в тех случаях, когда сменяются князья из враждующих между собой династий при том, что воевода, к примеру, мог участвовать в боевых действиях против тех князей, кто со временем занимал стол в его земле.

При всем сходстве статуса и роли тысяцкий и воевода — не одно и тоже. Соотношение между ними можно определить так: если каждый тысяцкий — воевода, то не каждый воевода — тысяцкий. Последний обладает целым рядом дополнительных полномочий и в делах общественной жизни приобретает более важное значение.

Прежде всего, привлекает внимание чрезвычайно высокое общественное положение тысяцкого, близкое к положению князя. Иногда источники даже называют тысяцкого князем, распоряжающимся боярами, «сущими под ним». Имеются также данные о том, что не только бояре, но и непосредственно князья могли «держать тысячу». По правлению тысяцких (так же, как и князей) в ряде случаев ведется счет времени летописцем, связывающим с их именами те или иные события. Наряду с князьями тысяцкие участвуют в выработке законов, по которым живет община, им также принадлежит право суда по некоторым делам, разнообразные представительские функции.

Власть воеводы и тысяцкого распространялась и на подчиненные старшему городу пригороды. Во время проведенных военных действий, когда земля испытывала непосредственную вражескую угрозу, эта власть приобретала чрезвычайный характер. Столичный воевода своей волей мог отменить решение веча пригорода, если таковое шло вразрез с интересами общины старшего города и ставило под вопрос территориальную целостность земли. Подобно посаднику, воевода и тысяцкий со своей стороны заботятся о сохранении единства земли и всячески пресекают сепаратистские устремления мятежных пригородов.

По мере экономического и политического усиления, роста числа жителей, укрепления военной организации, пригороды начинают тяготиться зависимостью от старших городов. С особой силой этот процесс разворачивается, начиная с середины XII в., когда он получает повсеместное распространение. Борьба старших городов с усиливающимися пригородами становится главным содержанием внутри волостной жизни, в ней участвуют самые широкие общественные силы, — по сути дела эта борьба носит характер межобщинного столкновения. Результат может быть двояким: либо единая прежде волость делится на несколько новых самостоятельных городов-государств, либо значение старшего города переходит к взявшему верх пригороду.

Описанная нами модель государственного устройства не является чем-то особенным, свойственным лишь древнерусскому обществу механизмом. Как показывают новейшие исследования, она довольно часто встречается в мировой истории и в дальнейшем уступает место иным, более многообразным формам государственной организации, складывающимся в соответствии с конкретно-историческими условиями. Ближайшими историческими аналогами древнерусских городов — государств можно считать древнегреческие полисы и древневосточные номы.

www.ronl.ru

Author: alexxlab

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о