Ницше философия – Ницше: философия жизни. Ницше — основоположник философии жизни :: SYL.ru

Содержание

основные понятия и специфические черты

Имя немецкого философа Фридриха Ницше является одним из самых известных в мире. Его основные идеи проникнуты духом нигилизма и жесткой отрезвляющей критики современного положения в науке и мировоззрении. Краткая философия Ницше включает в себя несколько основных пунктов. Начать следует с упоминания источников воззрений мыслителя, а именно с метафизики Шопенгауэра и закона Дарвина о борьбе за существование. Хотя эти теории и оказали влияние на идеи Ницше, он подверг их серьезной критике в своих работах. Тем не менее идея борьбы сильнейших и слабейших за существование в этом мире привела к тому, что он проникся стремлением создать некий идеал человека - так называемого "сверхчеловека". Философия жизни Ницше, кратко говоря, включает положения, которые описаны далее.

Философия жизни

С точки зрения философа, жизнь дается познающему субъекту в виде единственной реальности, которая существует для определенного человека. Если выделить основную идею, краткая философия Ницше отрицает отождествление разума и жизни. Всем известное утверждение "мыслю, следовательно существую" подвергается жесткой критике. Жизнь понимается в первую очередь как постоянная борьба противостоящих сил. Здесь на первый план выходит понятие воли, а именно воли к ней.

Воля к власти

По сути, к описанию этого явления сводится вся зрелая философия Ницше. Краткое содержание этой идеи можно изложить в следующем. Воля к власти представляет собой не банальное стремление к господству, к командованию. Это сущность жизни. Это творческая, активная, деятельная природа составляющих существование сил. Ницше утверждал волю как основу мира. Поскольку все мироздание представляет собой хаос, череду случайностей и беспорядок, именно она (а не разум) является причиной всего. В связи с идеями о воле к власти, в трудах Ницше появляется "сверхчеловек".

Сверхчеловек

Он предстает как некий идеал, отправная точка, вокруг которой центрируется краткая философия Ницше. Поскольку все нормы, идеалы и правила - это не более чем фикция, созданная христианством (насаждающим рабскую мораль и идеализацию слабости и страдания), сверхчеловек сокрушает их на своем пути. С этой точки зрения, отвергается идея бога как порождения трусливых и слабых. Вообще, краткая философия Ницше рассматривает идею христианства как насаждение рабского мировоззрения с целью сделать сильных слабыми, а слабых возвести в идеал. Сверхчеловек, олицетворяющий волю к власти, призван уничтожить всю эту ложь и болезненность мира. Христианские идеи рассматриваются как враждебные жизни, как отрицающие ее.

Истинное бытие

Фридрих Ницше яростно критиковал противопоставление некоего "истинного" эмпирическому. Якобы должен существовать некий лучший мир, противоположный тому, в котором живет человек. Согласно Ницше, отрицание правильности реальности приводит к отрицанию жизни, к декадансу. Сюда же следует отнести понятие абсолютного бытия. Его нет, есть лишь вечный круговорот жизни, бесчисленное повторение всего того, что уже имело место быть.

fb.ru

Философия Ницше

Ницше был многосторонним, его труды можно разделить на несколько идей:

1) Воля к власти.

2) Смерть бог.

3) Нигилизм.

4) Переоценка ценностей.

5) Сверхчеловек.

Философия Ницше кратко упоминает теории, являющиеся почвой для его размышлений, таких как теория эволюции и естественного отбора Дарвина и метафизика Шопенгауэра. Не смотря на огромное влияние этих теорий на труды Ницше, в своих размышлениях он безжалостно критикует их. Тем не менее, естественный отбор и борьба за выживание, в которой выживают сильнейшие, привела к желанию философа создать некий идеал человека.

Основные идеи работ Ницше:

Зрелую философию Ницше кратко можно изложить в его стремлении к власти и господству. Это было его главной жизненной целью, смыслом существования. Воля для философа являлась основой мира, который состоит из случайностей и наполненный хаосом и беспорядком. Воля к власти привела к мысли о создании «сверхчеловека».

Философ считает, что жизнь является отдельной и уникальной для каждого человека реальностью. Он не отождествляет понятия разума и жизни и жестко критикует выражения и учения, касающиеся мыслей как показателя к существованию человека. Ницше представляет жизнь как постоянную борьбу, и поэтому главным качеством человека в ней выступает воля.

Философия Ницше кратко освещает проблемы бытия. Он считает, что нельзя противопоставить истинное и эмпирическое. Отрицание реальности мира способствует отрицанию реальности человеческой жизни и декадансу. Он утверждает, что абсолютного бытия нет, и не могло быть. Существует лишь круговорот жизни, постоянный повтор того, что уже когда-то было.

Ницше яростно критикует абсолютно все: науку, религию, нравственность, разум. Он считает, что большая часть человечества жалкие, неразумные, неполноценные, люди, единственным способом управления которыми является война.

Смыслом жизни должна являться только воля к власти, а разум не имеет такого значительного места в мире. Также он агрессивно настроен в отношении к женщинам. Философ их отождествлял с кошками и птицами, а также с коровами. Женщина должна вдохновлять мужчину, а мужчина при этом держать женщину в строгости, порой с помощью физических наказаний. Не смотря на это, у философа имеются множество положительных работ об искусстве и здоровье.

Кто такой сверхчеловек, по мнению Ницше? Конечно же, это человек, обладающий огромной волей. Это человек, управляющий не только своей судьбой, но и судьбами других. Сверхчеловек это носитель, новых ценностей, норм, моральных установок. Сверхчеловек должен быть лишён: общепринятых моральных норм, милосердия, у него свой, новый взгляд на мир. Сверхчеловеком можно назвать только, того, кто будет лишён совести, ведь именно она управляет внутренним миром человека. У совести нет срока давности, она может свести с ума, довести до самоубийства. Сверхчеловек должен быть свободен от её оков. 

Рассмотрим подробнее теорию сверхчеловека.

Идея сверхчеловека в произведении «Так говорил Заратустра»

«Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого» - впервые изданная в 1885 году, одна из самых спорных и известных философских книг. Изначально книга состояла из трёх отдельных частей, написанных в течение нескольких лет. Ницше намеревался написать ещё три части, но закончил только одну -- четвёртую. После смерти Ницше книга «Так говорил Заратустра» была опубликована в одном томе.

В книге повествуется о судьбе и учении бродячего философа, взявшего себе имя Заратустра в честь древнеперсидского пророка Зороастра (Заратуштры). Через его речи и действия Ницше высказывает свои мысли. Одной из центральных идей романа является мысль о том, что человек -- промежуточная ступень в превращении обезьяны в сверхчеловека: «Человек -- это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком. Канат над бездной». Философ, важной темой которого является декаданс, также подчеркивает то, что человечество пришло в упадок, исчерпало себя: «Человек есть то, что должно превзойти».

В противовес сверхчеловеку автор создает образ Последнего человека, о котором в своей речи к толпе Заратустра рассказывает на площади. Он соединяет в себе все негативные, по мнению писателя черты: он не знает что такое любовь, творение устремление, он приспособленец, живет дольше всех, неистребим, но «делает все маленьким». Забыв о высших идеалах, он, остановившись в развитии, думает что нашел уже счастье. Для него труд не средство достижения цели, а лишь развлечение, да и то в меру, чтоб не утомиться. Он объединяется в стадо, желая равенства и презирая чувствующих иначе. Толпа радуется словам Заратустры и просит сделать их похожими на последнего человека, что дает нам понять, что, по мнению Ницше, весь мир стремится к неверным целям, руководствуется ложными идеалами. Заратустра в своих речах называет своих противников лишними людьми, посредственностью. Еще одной их ложной добродетелью является крепкий сон, которому подчиняется все их жизнь. Именно из него происходит их умеренность и ровность в желаниях, а не из соображений долга.

Сверхчеловек, напротив, должен гармонично сочетать в себе физическое совершенство, высокие интеллектуальные качества ради того чтобы обновить человечество, воплотив идею вечного возвращения Ницше, которая выражается в цикличности бытия. Сверхчеловек должен обладать, прежде всего, несокрушимой волей. С ее помощью он преодолеет все трудности и построит новый мир. Но сверхчеловек скорее гений или бунтарь, чем правитель или герой. Он разрушитель старых ценностей. Заратустра призывает «разбить старые скрижали, ибо Бог мертв». Ради достижения своей цели сверхчеловек может пренебречь общепринятой моралью («Нет истины, все позволено»), поскольку его разум не должен быть ничем задурманен. Придерживаясь прагматического подхода, Ницше дал ему право быть «по ту сторону добра и зла». Но афоризм «падающего подтолкни» происходит не отсюда. Его не следует понимать в том упрощенном смысле, что не стоит помогать ближним. Так как автор испытал на себе влияние дарвинизма, он уверен, что самая действенная помощь ближнему - дать ему возможность достигнуть крайности, в которой можно будет положиться только на свои инстинкты выживания, чтобы оттуда возродиться, или погибнуть. В этом проявляется вера Ницше в жизнь, в ее способность самовозрождения и сопротивления всему роковому («То, что не убивает нас, делает нас сильнее»).

Сравнивая великого человека и последнего, автор проводит параллель к разнице алмаза и древесного угля. Они ведь суть одно и то же, состоят из углерода, но алмаз тверд и несгибаем, как воля стремящихся к пришествию сверхчеловека, а уголь мягкий и рассыпчатый, так как последний человек слаб и безволен. Завершая сравнение, Ницше горюет о том, что даже великие люди все еще слишком похожи на людей, то есть человек стоит в самом начале своего пути к обновлению.

Обновление должно произойти с помощью трех превращений. Первое превращение Верблюд. Он символ стойкости и выносливости. Человек должен противопоставить эти качества духу времени, выдержать все испытания, не сдавшись, не превратившись в маленького человека. Второе превращение Лев. Своей силой и яростью человек должен разрушить старые устои и традиции, а не разрушив старого, не получить нового. («Беззаботными, насмешливыми, сильными - такими хочет нас видеть мудрость, она женщина и всегда любит только воина»). Последнее превращение Ребенок. Он символ невинности, забвения, нового начинания, начального движения, так как Лев разрушитель не способен созидать, ему на смену приходит Ребенок.

Ницше провозглашает свободу смерти, лозунгом которой является слоган «Умри вовремя». Это подразумевает то, что смерть, как часть жизни, тоже должна быть подчинена цели. Человек должен ей управлять, он имеет на это право. То есть для Ницше Бог уже не владеет монополией на жизнь, ибо Бог умер. А человек подчиняя смерть идее сверхчеловека, на одре благословит клятвы больших людей быть верными своей цели.

Сверхчеловек освобождается не только от морали и религии, но и от авторитетов. Даже таких сильных как пророк сверхчеловека - Заратустра, который учит своих последователей: потеряйте меня и найдите самого себя. То есть каждый человек должен найти самого себя, принять себя.

Поиску себя мешают традиции, институты общества… Автор объявляет священников врагами сверхчеловека, ибо они проповедники медленной смерти, они служат мертвому Богу и они лживы («Когда заповеди были особенно священны - на свете было больше всего грабежей и убийств»). С ними рядом стоят добрые и праведные. Это довольные и сострадательные горожане, «чья тетива разучилась дрожать и им не стать стрелами тоски». Они никогда не смогут стать мостом над пропастью, так как они довольны тем, что имеют. Аристократия тоже подвергается жесткой критике, поскольку кто как не они должны вести людей в светлое будущее, а они погрязли в пороках, в блуде и лжи, в корысти и лени.

В отличие от аристократии, Ницше возвышает простого крестьянина, который способен на перемены. У него есть воля и этим он силен. В подтверждение этой мысли, автор рассказывает нам о пастухе, в рот к которому заползла змея пока он спал, он откусил ей голову и отбросил прочь по подсказке Заратустры, таким образом, выжив. Этим Ницше обозначает главную свою идею: слушай Заратустру и будешь жить.

studfiles.net

Фридрих Ницше: биография и философия (кратко)

Творчество Фридриха Ницше, всемирно известного немецкого философа, до сих пор вызывает много споров. Некоторые считают его «отцом» и теоретиком расовой теории, а кто-то преклоняется перед его выдающимися исследованиями в области этической философии. Чтобы составить свое собственное представление о достижениях и умозаключениях этого незаурядного человека, следует внимательно изучить его биографию и становление мировоззрения, позволяющего делать собственные выводы.

Детские годы

В 1844 году в небольшом провинциальном городке Восточной Пруссии на свет появился будущий ученый – Фридрих Ницше. До настоящего времени точно не известны предки философа: одна точка зрения – его предки имели польские корни и фамилию Ницке, другая – немецкие и баварские корни, имена и происхождение. Некоторые исследователи считают, что свое польское происхождение Ницше просто нафантазировал, чтобы покрыть свое происхождение флером таинственности и  возбудить интерес вокруг своего происхождения.

Но очень хорошо известно, что оба его дедушки (и по стороне матери, и отца) были лютеранскими священнослужителями, ровно, как и его отец. Но уже в пятилетнем возрасте мальчик остался на воспитании у матери из-за преждевременной смерти отца. Кроме того, на воспитание ребенка оказала огромное влияние его сестра, с которой Фридрих был очень близок. В семье царило взаимопонимание и горячая привязанность друг к другу, но уже в то время  ребенок показывал незаурядный ум и желание отличаться от всех и быть особенным во всех отношениях. Может быть, именно эта его мечта и заставляла действовать не так, как того ожидают окружающие.

Классическое образование

В возрасте 14 лет юноша отправился на учебу в классическую гимназию города Пфорта, которая славилась преподаванием античных языков и истории, и кроме того классической литературы.

Изучая языки и литературу, будущий философ добился огромных успехов, но всегда имел проблемы с математикой. Он много читал, увлекался музыкой и сам пытался писать, пока его произведения еще незрелые, но он, увлекаясь германскими поэтами, пытается им подражать.

В 1862 году выпускник гимназии отправляется в центральный университет города Бонна и поступает на кафедру теологии и философии. С детства он чувствовал сильную тягу к изучению истории религии и мечтал пойти по следам своего отца и стать пастором – проповедником.

Неизвестно, к сожалению или к счастью, но во времена студенчества взгляды Ницше кардинально изменились, и он стал воинствующим атеистом. Кроме этого у него не сложились доверительные отношения ни с однокурсниками, ни с преподавательским составом Боннского университета и Фридрих перевелся на учебу в Лейпциг, где сразу же был оценен по заслугам и его пригласили  преподавателем греческого языка.  Под влиянием своего учителя  Ричли, он дал согласие на эту службу ещё будучи студентом. Через весьма непродолжительное время Фридрих сдал экзамен и получил звание профессора филологии и место преподавателя в Базеле. Но его не удовлетворяла эта работа, поскольку он никогда не видел себя только преподавателем и профессором.

Формирование убеждений

Именно в юные годы человек жадно впитывает все, что возбуждает его интерес и с легкостью учится всему новому. Так, и будущий великий философ в молодости испытал несколько серьезных потрясений, которые повлияли на формирование его убеждений и становление  философских взглядов. В 1868 году молодой человек познакомился со знаменитым немецким композитором Вагнером. Несомненно, еще до знакомства с ним Ницше знал и любил, даже просто был очарован музыкой Вагнера, но знакомство потрясло его до глубины души. В течение трех лет их знакомство переросло в горячую дружбу, поскольку было очень много связывающих этих незаурядных людей интересов. Но постепенно эта дружба стала сходить на нет, а после опубликования Фридрихом книги «Человеческое, слишком человеческое» была разорвана. В этой книге композитор увидел признаки душевного заболевания философа.

Другое сильнейшее потрясение Ницше испытал, прочитав книгу А.Шопенгаура «Мир как воля и представление». Вообще скрупулёзное изучение трудов Шопенгауэра может перевернуть незрелые еще взгляды на мир, недаром его называют «отцом вселенского пессимизма». Именно такое впечатление и произвела эта книга на Ницше.

Молодого человека поразило умение Шопенгауэра сказать людям правду в лицо, не оглядываясь на социальные законы и условности. Ницше с детства мечтал выделяться из толпы и рушить устои, поэтому  книга философа произвела эффект разорвавшейся бомбы. Именно этот труд заставил Ницше стать философом и публиковать свои взгляды, смело бросая людям в лицо, настоящую правду, от которой они трусливо прячутся.

Во время франко-прусской войны (1870-1871 гг) Ницше работал санитаром и видел много грязи и крови, но это, как ни странно, не отвратило его от насилия, а наоборот, заставило думать, что любые войны необходимы как оздоравливающе общество процессы, и поскольку люди алчны и жестоки по своей природе, то во время войны утоляют жажду крови и само общество становится здоровее и спокойнее.

Состояние здоровья Ницше

С самого детства будущий философ не мог похвастаться хорошим здоровьем (кроме того, сказалось наследство психически больного отца), его плохое зрение и физическая слабость частенько подводили молодого человека и не давали возможности засиживаться подолгу за работой. Интенсивная учеба в университете привела к тому, что у юноши начались сильнейшие мигрени, бессонница, головокружения и тошнота. Все это в свою очередь привело к снижению жизненного тонуса и появлению затяжного депрессивного состояния.

В более зрелом возрасте он заразился от женщины легкого поведения  нейросифилисом, который в то время еще не могли полностью излечивать. В тридцатилетнем возрасте здоровье еще более пошатнулось: стало резко падать зрение, изматывающие головные боли и хроническая усталость привели к крайнему истощению психики.

В 1879 году из-за проблем со здоровьем Ницше пришлось  уволиться из университета и серьезно взяться за лечение. В это же самое время его учение полностью оформилось, и  творческий труд стал более продуктивным.

Любовь на жизненном пути

Личную и интимную жизнь философа никак нельзя назвать счастливой. В ранней юности у него были сексуальные отношения с сестрой, с которой он даже хотел создать семью. Опять же в юности он пережил насилие со стороны  женщины, много старше него самого, что надолго отвратило юношу от секса и любви.

Достаточно долгие отношения у него были с женщинами легкого поведения. Но поскольку философ ценил в женщине не сексуальность, а интеллект и образование, то и наладить длительные отношения, перерастающие в крепкие узы, ему было очень трудно.

Философ сам признавался, что только дважды в своей жизни он делал предложение женщинам, но в обоих случаях получил отказ. Довольно долгое время он был влюблен в жену Вагнера, затем сильно увлекся врачом – психотерапевтом Лу Саломе.

Какое-то время они жили  гражданским браком, и именно под воздействием их связи Ницше написал первую часть нашумевшей книги «Так говорил Заратустра».

Апогей творчества

После своего раннего ухода на пенсию Ницше всерьез взялся за философию. Именно в последующие десять лет он пишет 11 своих самых значительных книг, полностью изменивших западную философию. За четыре последующих года он создал самую известную  книгу «Так говорил Заратустра».

Этот труд нельзя назвать философским, в обычном и привычном смысле этого слова, в книге содержатся изречения,  поэзия, отвлеченные яркие идеи, нетривиальные размышления о жизни в обществе. В течение двух лет после ее выхода в свет, Ницше стал самым известным человеком не только в своей стране, но и за рубежом.

Последняя книга философа «Воля к власти», работа над которой продолжалась более пяти лет, увидела свет уже после смерти философа с помощью его сестры Элизабет.

Философское учение Ницше

Взгляды Фридриха Ницше можно назвать все отрицающими и крайне радикальными. Став воинствующим атеистом, он критиков христианскую основу общества и христианскую мораль. Хорошо им изученную культуру Древней Греции, он считал идеалом человеческого существования, а дальнейшее развитие общества характеризовал как регресс.

Его философское видение мира, обрисованное в книге «Философия жизни», объясняет, что каждая человеческая жизнь уникальна и неповторима. Причем любой человеческий индивид ценен именно с точки зрения своего собственного, жизненного опыта, полученного эмпирическим путем. Главным человеческим качеством он считал волю, поскольку только воля может заставить человека выполнять любые приказания мозга (разума).

С самого начала человеческой цивилизации люди борются за выживание и в этой борьбе выживают только наиболее достойные, т.е. сильнейшие. Так и возникла идея о Сверхчеловеке, стоящем «По ту сторону добра и зла», над законом, над моралью. Эта идея является основополагающей в творчестве Ницше, именно из нее и почерпнули фашисты свою расовую теорию.

Смысл жизни в понимании Ницше

Главным философским вопросом является: в чем смысл жизни человека? Для чего человечество пришло в этот мир? Какова цель исторического процесса?

В своих трудах Ницше полностью отрицает существование смысла жизни, он отрицает христианскую мораль и доказывает, что церковь обманывает людей, навязывая им ложные концепции счастья и выдуманные цели в жизни.

Жизнь одна и она реальна на земле здесь и сейчас, нельзя обещать награду за хорошее поведение в мере ином, который не существует. ОН считал, что церковь заставляет людей делать то, что им вовсе не свойственно, а даже противно разрушительной человеческой природе. Если же понять, что Бога попросту нет, то человеку придется самому нести ответственность за любые свои поступки, не перекладывая их на пресловутую «Божью волю».

Именно в этот случае и проявится человек: как величайшее создание природы или человек – животное, агрессивное и жестокое. Кроме этого, каждый мужчина должен стремиться к власти и победе любой ценой, только из-за данного ему природой желания доминировать.

Объяснение концепции Сверхчеловека

В своей главной книге «Так говорил Заратустра» Ницше формулирует идею о Сверхчеловеке, который должен появиться в результате эволюционного процесса в борьбе за лидерство. Этот человек рушит все устои и законы, он не ведает иллюзий и милосердия, его главная цель – власть над всем миром.

В противовес Сверхчеловеку появляется – последний человек. Как тут не вспомнить Родиона Раскольникова и его: «Тварь я дрожащая или право имею?»  Этот последний человек не борется и не стремится к лидерству, он выбрал для себя удобное, животное существование: ест, спит и размножается, множа себе подобных последних людей, способных лишь подчиняться приказам сверхчеловека.

Именно потому, что мир заполнен такими ненужными истории и прогрессу людьми, войны и есть благо, очищающее пространство для новых людей, новой расы.

Поэтому концепция Ницше и была положительно принята Гитлером и ему подобными и положена в основу расовой теории. По этим причинам труды философа были под запретом в СССР.

Влияние философии Ницше на мировую культуру

Сегодня труды Ницше  уже не вызывают такого яростного неприятия, как в начале ХХ века.  Порой с ним дискутируют, порой задумываются, но равнодушным к его идеям быть просто невозможно.  Под влиянием  этих философских взглядов  Томас Манн написал роман «Доктор Фаустус», и развивалась философская мысль О.Шпеглера, и его труд «Закат цивилизации» явно продиктован трактовкой мировоззренческих взглядов Ницше.

Последние годы жизни

Упорный умственный труд пошатнул и без того слабое здоровье философа. Кроме того, наследственная склонность к психическому заболеванию могла проявить себя в любой момент.

В 1898 году, увиденная философом  публичная сцена жестокого издевательства над лошадью, спровоцировала неожиданно начавшийся приступ душевного заболевания.  Медики не могли предложить другого выхода и отправили его на лечение в психиатрическую лечебницу. Несколько месяцев философ находился в палате с мягкими стенами, чтобы не повредить себе конечности из-за вспышек агрессии.

Но в результате лечения он стал более спокойным и уравновешенным. Тогда врачи позволили забрать его домой, где за них самоотверженно  присматривала престарелая мать.

Но спустя несколько месяцев она умерла, и заботы о тяжелобольном человеке легли на плечи сестры Элизабет. Перенеся два апоплексических удара, Фридрих Ницше умер 25 августа 1900 года в возрасте 55 лет.

Похоронен он в родном городе Реккене в могильном склепе, принадлежавшем его семье.

germanexpert.ru

Философия Фридриха Ницше

Произведения Ф. Ницше(1844-1900) написаны в блестящей афористической литературной форме. По содержанию и социально-философской направленности их можно разделить на три группы. В общих чертах они соответствуют и трем этапам эволюции взглядов их автора. Ранние работы посвящены проблемам культуры и написаны явно под сильным влиянием А. Шопенгауэра. Это "Происхождение трагедии из духа музыки", "Философия в трагическую эпоху Греции" и "Несвоевременные размышления". Вторая группа, в которую входят "Человеческое, слишком человеческое", "Утренние зори", "Веселая наука", характеризуются отходом от идей Шопенгауэра в пользу "переоценки всех ценностей". Третья группа произведений включает "Так говорил Заратустра", "По ту сторону добра и зла", "Генеология морали", "Антихрист", "Сумерки кумиров", "Эссе Hоmо" и "Воля к власти" (наброски). В них систематически – насколько это позволяет литературно-афористическая манера – излагается философская концепция Ницше, центральное место в которой занимают наряду с понятиями "воля к власти" и "сверхчеловек" идеи "вечного возвращения" и "нигилизма".

Несмотря на определенные изменения в содержании произведений названного последовательного ряда, в них, по существу, идет развитие основной идеи, а именно концепции "воли к власти" как основы всякой жизни, всего общественного и культурного процесса. Уже в "Происхождении трагедии", где искусство как форма мышления, форма восприятия и отражения человеком мира рассматривается пока еще в шопенгауэровском духе, как проявление воли или, говоря шире, "жизни", имеет место противопоставление "жизненного" искусства, символизируемого образом Диониса (бог Веселья и пробуждения), интеллектуальному отношению к жизни (символизируемому образом Аполлона), разложению и умерщвлению жизни в "теории". Первым представителем мыслящей "теории" Ницше считал Сократа. Мысль о роковой противоположности "жизни" и "разума" становится, практически, центральным моментом всей полемики Ницше с представителями научного познания.

Развитая в "Несвоевременных размышлениях", "Об истине и лжи во внеморальном смысле" и "Науке и мудрости в борьбе", эта противоположность "жизни" и "разума" (науки) становится основой ницшеанской теории познания – гносеологии иррационализма и релятивизма.

Уже в первых произведениях Ницше важную роль играет установка философа – "радикальный аристократизм, видящий в великих людях цель истории и связанный с ним дуализм господ и рабов". "Согласно этому мы должны понять, – писал Ницше, – установить как сурово звучащую истину, что рабство принадлежит к сущности культуры. Здесь – источник той ярости, которую всегда питали коммунисты и социалисты, а также их бесцветные потомки, белая раса "либералов", к искусству и к классической древности". Как подойти к подобным высказываниям Ницше, правомерно ли не видеть здесь идеологию? Это не праздный вопрос. Он встает для каждого, кто знакомится с идеями Ницше в первозданном виде и кто читает прошлых и современных интерпретаторов ницшеанства. Но с определенностью можно сказать, что при анализе творчества Ницше немаловажную роль играет мировоззрение исследователя. С позиций того или иного мировоззрения творчество Ницше можно понять и как самый высокий гуманизм и как самое рациональное учение.

Рассмотрим основные идеи ницшеанства. В его онтологии привлекает прежде всего волюнтаризм – учение о воле как первооснове всего существующего. Волюнтаризм, как мы видели ранее, не был открытием Ницше. Последний заимствовал эту теорию непосредственно у А. Шопенгауэра, в творчестве которого видел в начале своего философского пути образец философского мышления. Ницше писал, что он принадлежал к тем читателям Шопенгауэра, которые, прочитав первую страницу, вполне уверены, что они прочитают все страницы. Шопенгауэр был им не столько прочитан, сколько вчитан в жизнь и судьбу, вплоть до катастрофических изменений в ее темпе и ритме. Но с другой стороны, Ницше, во-первых, заменил шопенгауэровский монистический волюнтаризм плюрализмом воль, признанием множества конкурирующих и сталкивающихся в непримиримой борьбе "центров" духовных сил. Во-вторых, отверг другую важнейшую идею Шопенгауэра – учение об отказе от воли, самоотречении, аскетизме как намеренном сокрушении воли путем отказа от приятного и взыскания неприятного, добровольной жизни покаяния и самобичевания ради непрестанного умерщвления воли. Шопенгауэр видел в отказе от "воли к жизни" "средство спасения".

Отказу Шопенгауэра от "воли к жизни" Ницше противопоставил утверждение в жизни "воли к власти". Он считал, что жизнь стремится к максимуму чувства власти. В этих двух посылках, содержащихся в одном и том же афоризме, обнаруживается полная расплывчатость понятия "жизнь" у Ницше: оно представляет собой обобщение биологических, социологических и психологических элементов. И Ницше умело пользуется этим условным обобщением для того, чтобы преодолеть противоположность идеализма и материализма в понимании сущности бытия и его субстанциональной основы. Жизнь лежит "по ту сторону" противоположности материи и духа, считает он. И коль скоро это так, то естественно, что это понятие выступает как конечное понятие, "феномен" нашего познания и не поддается ни дальнейшему изменению, ни дальнейшему анализу.

Этими рассуждениями Ницше предвосхищает дальнейшую эволюцию "философии жизни". И вызвано это скорее всего тем, что в реальном процессе знания и понимания мира и его конкретных систем преодолеть противоположность материализма и идеализма и выйти на нечто среднее невозможно. То же произошло и с ним: ведь если "жизнь" есть не что иное, как воля к власти, то и философия, основанная на этом понятии, есть, конечно же, идеализм волюнтаристского, скорее субъективного толка. К тому же она соединяет психологизм с социоморфизмом, так как "воля к власти" превращается чуть ли не в космическую силу, по крайней мере в содержание всех органических явлений, становится очевидным ординарность этого приема, свойственного идеализму, какую бы форму он ни приобретал. "Чтобы понять, – пишет Ницше в "Воле к власти", – что такое "жизнь" и какой род стремления и напряжения она представляет, эта формула должна в одинаковой мере относится как к древу и растению, так и к животному... Из-за чего деревья первобытного леса борются друг с другом?... Из-за власти".

Нередко утверждают, что, формируя концепцию воли к власти, Ницше заимствовал некоторые положения дарвинизма как учения о выживании наиболее приспособленных к борьбе за существование. В этом утверждении есть доля правды, хотя есть основания полагать, что Ницше заимствовал не столько сам дарвинизм, сколько социал-дарвинизм, особенно его мальтузианские элементы. Собственно же дарвиновскую теорию эволюции жизни он отвергает, считая, что в этом направлении больше сделали немецкие натурфилософы начала ХIХ в. и Ламарк. Дарвиновская же редакция теории происхождения жизни и ее эволюции лишь затруднила дальнейшее признание этой теории. Однако более важный аспект в отношении Ницше к дарвинизму определяется его социальной позицией. "Наиболее приспособленные", – утверждает Ницше в "Воле к власти", – это как раз не "наилучшие", а "средние", "посредственные". В жизни "наиболее сильные и счастливые оказываются слишком слабыми, когда им противостоят организованные стадные инстинкты, боязливость слабых, численное превосходство". И если дарвинизм склонен видеть в эволюции исторический прогресс, то Ницше видит противоположное – регресс и декаданс, порожденный и постоянно порождаемый "культурой" упадок "высшего типа" человека.

Отрицание им развития прежде всего выливается в форму отрицания прогресса в смысле совершенствования органических видов. "Что виды представляют собой прогресс – это самое неразумное утверждение в мире... До сих пор не удостоверено ни одним фактом, что высшие организмы развились из низших" (85. С.48). За этим утверждением следует обобщение, ради которого, собственно, и критиковалась теория развития: "Первое положение: человек как вид не прогрессирует. Правда, достигаются более высокие типы, но они не сохраняются. Уровень вида не подымается. Второе положение: человек как вид не представляет прогресса в сравнении с каким-нибудь иным животным. Весь животный и растительный мир не развивается от низшего к высшему..." (85. С.49).

Ясно, что такой взгляд на развитие и перспективу человека и человечества представляет собой подмену проблемы социального прогресса биологической проблемой; в то же время отрицание развития в обществе под видом отрицания биологического прогресса человеческого рода является, по сути, своеобразной экстраполяцией на все человечество того факта, что традиционное классовое общество фактически не имеет стимулов поступательного развития.

Не случайно, что понятия "прогресс" и "развитие" Ницше заменяет "становлением" в релятивистском смысле слова. Нет "бытия", есть лишь "становление" – эта неоднократно повторяемая мысль Ницше выражает отрицание им не только "бытия", но и возможных законов и закономерностей его развития.

Критически относясь к любой, в том числе механистической, физической картине мира, основанной на принципе пространственного перемещения атомов, Ницше даже позволяет себе отбросить как "субъективную фикцию" само понятие “атом”. В лучшем случае он допускает, что атом есть выражение дискретности "воли к власти", благодаря которой и существует центральная сила мира, обеспечивающая его единство. Понятие движения отвергается Ницше на том основании, что оно – "перевод мира "воли к власти" на язык видимого мира – мира для глаз и т.д. и т.п., вплоть до притяжения и отталкивания в механическом смысле как "фикции", слова, не имеющие смысла, если к ним не присоединены воля и намерение, "воля к...".

На этой основе Ницше строит и свою теорию познания. Идеалистический характер его гносеологии обусловлен уже тем, что Ницше исходит из отрицания объективного существования, характера мира, "вещи в себе". Собственно, он опровергает лишь представление о вещи в себе как безусловной реальности, в том числе и в смысле вещи, никак не соотносящейся с другими. Отсюда он делает вывод, что "сущность вещи есть только мнение о вещи".

В этом мире, где нет никакого постоянства и устойчивости "вещей", само познание обречено оставаться лишь средством полезной для субъекта выработки фикций, которые позволяют ему выжить и осуществить свою "волю к власти". Познание работает как орудие власти, утверждает Ницше. Поэтому оно, во-первых, не простирается далее того, что нужно для осуществления этой воли, а во-вторых, направлено не на познание мира как таковое, а на овладение им. Наконец, истина как цель познания может быть понята лишь как "полезное заблуждение".

Выдвигая эти положения, Ницше хочет "сомкнуть" познание и жизнь, но это для него означает, что надо лишь показать, какие инстинкты действовали за кулисами у всех этих чистых теоретиков, что двигало ими в жизни. Общественная теоретическая практика как основа и критерий истины его теорией познания исключается. Само же познание оказывается слепой игрой инстинктов и желаний, осуществлением не "воли к истине", а "воли к власти". "Чем доказывается истина? Чувством повышенной власти – полезностью – неизбежностью – короче, выгодами... Для чего познавать: почему бы не обманываться. Чего всегда хотели – не истины, а веры. Вера же создается с помощью совершенно иных, противоположных средств, чем методика исследования: она даже исключает последнюю" (85. Т.2. С.20).

Но как же быть в таком случае с мышлением, с логикой? Гносеологический идеализм и релятивизм Ницше и здесь накладывает свой отпечаток: логика, утверждает он, связана с допущением существования абсолютно тождественных случаев. Но таковых не бывает, поскольку иначе пришлось бы допустить, причем во всей вечности – существование абсолютно равных друг другу причин возникновения этих случаев. Поэтому аксиомы логики – это лишь фикции. Фактически логика имеет значение (как арифметика и геометрия) лишь по отношению к вымышленным сущностям, то есть тем, которые мы создали. Логика есть попытка понять действительный мир по некоторой нами созданной схеме сущего, вернее, сделать его более доступным формулировке, вычислению и т.п. Исходя из этого Ницше утверждает, что мир вовсе не адекватен логическим законам, как и они миру. Считать, например, что закон противоречия есть реальный закон, значит впасть в логический круг: ведь он есть в то же время и средство для того, чтобы мы сначала могли создать себе само понятие действительности.

Ницше здесь отчасти прав, так как неверно утверждать, что общепринятые формально-логические законы абсолютно адекватны действительности. Но когда Ницше утверждает, что законы логики – это "формулы для неизменного" (тогда как "становящийся мир" абсолютно не поддается формулировке, потому что этот мир "себе противоречащий", а потому – "ложный"), он, по существу, отрицает возможность всякого развития самой логики, становления новых методов и средств познания. Ницше предпочитает дискредитировать логику как таковую, а с ней и разумное познание в целом.

Этот вывод Ницше наполняет в определенном смысле социальным аспектом. Логика, считает он, есть нечто всеобщее, а потому "среднее", она нивелирует познаваемое. В одном из афоризмов "Веселой науки" Ницше развивает мысль о том, что человек научился сознавать себя лишь в качестве социального животного, ссылаясь при этом на Аристотеля, Маркса. Поэтому, по Ницше, сознание не принадлежит собственно индивидуальному существованию человека, более того, оно принадлежит скорее тому, что в нем относится к общественной и стадной природе. Будучи выражением "стадной полезности", сознание лишает наши безгранично индивидуальные, личные, ни с чем не сравнимые возможности и поступки их подлинной ценности, с этой индивидуальностью только и связанной. Природа животного сознания влечет за собой тот факт, что мир поверхностей и знаков, обобщенный, опошленный мир, что все, что осознается, тем самым становится плоским, жидким, относительно тупым, общим законом, признаком стада, что со всяким осознанием связана порча в самой основе, извращение, измельчание, обобщение. Наконец, прогрессирующее сознание – опасность; и тот, кто живет среди наиболее сознательных европейцев, знает даже, что оно – болезнь.

Таким образом, начав с определений сознания как явления общественного, он превращает его в "животное" свойство. А ведь из социального характера сознания и познания следует как раз не животная, а человеческая его характеристика, следует не "пошлая и стадная его полезность", а ее объективная истинность. В сложном практическом взаимодействии общественных потребностей и индивидуальной творческой деятельности отдельных людей рождается истинное знание. Выводы Ницше, понимал он это или нет, объективно обусловили познавательную концепцию экзистенциализма.

"Воля к власти" – это не только определенное мировоззрение, названное ницшеанством; это не только в определенном смысле оригинальная идеалистическая гносеология; это и критерий значимости явлений общественной жизни. Именно в этой последней роли она выступает в ницшеанской концепции познания, истории, нравственности, трактовки судеб человечества. "Что хорошо? – Все, что повышает чувство воли, волю к власти, саму власть в человеке. Что дурно? – Все, что происходит из слабости", – так выражает эту мысль Ницше в "Антихристе". Способствует ли познание как рациональная деятельность повышению "воли к власти"? Нет, так как доминирование интеллекта парализует волю к власти, подменяя деятельность резонированием. Мораль подрывает волю к власти, проповедуя любовь к ближнему, следовательно, ее следует отбросить. Воля к власти – основа права сильного. Демократия, "масса", "слишком многие" составляют оппозицию ей. "Право сильного" – основа власти мужчины над женщиной, "женское" принижает волю к власти, а потому всякое стремление к равенству прав полов есть признак упадка. Эти ходы мыслей неоднократно повторяются у Ницше, резюмируясь в конечном счете в понятия "переоценки ценностей" и "сверхчеловека".

Мораль, определяющими понятиями которой всегда были "добро" и "зло", возникает, по мнению Ницше, как реализация чувства превосходства одних людей, "аристократов", "господ", над другими – "рабами", "низшими". Выдвинув этот тезис, Ницше натолкнулся на действительно классовое содержание морали и открыто встал на позицию защиты морали "аристократов", провозгласив принципы "господской морали" исходными и "естественными" принципами распознания "добра" и "зла". Доказательством этого служит ему этимология моральных терминов, например, "плохой" со словом "простой", простолюдин. Если понятия "знатный", "благородный" в сословном смысле превратились постепенно в понятие "добра", то параллельно с этим шло превращение понятия "плебейское" в понятие "зла". Но Ницше не желает видеть исторической смены содержания моральных категорий. Ницше не видит в морали и общечеловеческих ценностей. Для него мораль – только "восстание рабов" и наличие "вечной противоположности "господской" и "рабской" морали. Но ведь при всей общности морали господствующих классов различных эпох мораль, например, рабовладельцев отлична от морали буржуа. Точно так же моменты значительного сходства между моральными воззрениями угнетенных классов на протяжении всей истории антагонистических обществ существуют и качественные отличия морали раба, крепостного крестьянина и пролетария ХХ в. Не учитывая реального различия, Ницше проводит мысль о "восстании рабов в морали" в смысле своеобразной перманентной "духовной мести" угнетенных, проходящей через всю историю. Начало этой "мести" связано с возникновением у евреев, этого "теоретического народа", первой "переоценки ценностей". "Аристократическое уравнение ценности (хороший – знатный – могучий – прекрасный – счастливый – любимый богом) евреи сумели последовательно вывернуть наизнанку. Именно "только одни несчастные – хорошие; бедные, бессильные, низкие – одни хорошие; только страждущие, терпящие лишения, больные, уродливые благочестивы, блаженны, только для них блаженство. Зато вы, вы знатные и могущественные, вы – на вечные времена злые, жестокие, похотливые, ненасытные, безбожные, и вы навеки будете несчастными, проклятыми и отверженными", – пишет он в "Генеологии морали".

Почти цитируя Нагорную проповедь И. Христа, Ницше таким образом стремится осудить христианскую мораль. Но он не желает видеть ни того, что даже в первоначальном христианстве немаловажное значение, значительное место занимали противоположные мотивы – мотивы подчинения здесь, в земной жизни, рабов господам, ни того, что христианская мораль волей церкви поставлена на службу господствующему классу. Христианскую мораль, обещающую людям блаженство в потустороннем мире ценой примирения с угнетением и унижением в этом мире, он изображает как искренний, определяющий будто бы всю ее сущность и содержание бунтарский гнев. Христианской "морали рабов" Ницше противопоставляет возрождающуюся "мораль господ" Она исходит из якобы прирожденного неравенства людей, из того, что "высший" человек ответственен за свои действия только перед равным себе, но совершенно свободен в поступках по отношению к "низшим". Горе слабому! – таков общий смысл новой "переоценки ценностей".

В основе "морали господ" лежат, по Ницше, следующие положения. Во-первых, "ценность жизни" есть единственная безусловная ценность, и она совпадает с уровнем "воли к власти". Во-вторых, существует природное неравенство людей, обусловленное различиями их "жизненных сил и воли к власти"; в-третьих, "сильный" человек, прирожденный аристократ, абсолютно свободен и не связывает себя никакими морально-правовыми нормами. Это "сверхчеловек" как субъект "морали господ". Ницше в "Генеологии морали" определяет такой тип человека следующим образом: "Это люди, которые проявляют себя по отношению друг к другу столь снисходительными, сдержанными, нежными, гордыми и дружелюбными, – по отношению к внешнему миру, там, где начинается чужое, чужие, они немногим лучше необузданных диких зверей. Здесь они наслаждаются свободой от всякого социального принуждения, они на диком просторе вознаграждают себя за напряжение, созданное долгим умиротворением, которое обусловлено мирным сожительством. Они возвращаются к невинной совести хищного зверя, как торжествующие чудовища, которые идут с ужасной смены убийств, поджогов, насилия, погрома с гордостью и душевным равновесием... уверенные, что поэты будут надолго теперь иметь тему для творчества и прославления. В основе всех этих рас нельзя не увидеть хищного зверя, великолепную жадно ищущую добычи и победы белокурую бестию".

В каких же слоях и расах видит Ницше свой идеал? Он видит прообраз "сверхчеловека" в римском, арабском, германском, японском дворянстве, в гомеровских героях, в скандинавских викингах. Ницше усматривает свой идеал человека в Цезарях, Макиавелли, Цезаре Борджия, Наполеоне. Примечательна особенность "высшей расы" – врожденное благородство, "аристократичность", которых не хватает нынешним "господам фабрикантам и крупным торговым деятелям", чтобы автоматически обеспечить себе господство. Ведь "массы", как пишет Ницше, готовы повиноваться, если их глава доказывает им свое право на господство всей своей аристократической внешностью. Отсутствие аристократического облика у господ наводит "массу" на мысль, что только случай и судьба возвышают одного человека над другим. А коль так, то "попытаем и мы однажды счастья и случай! Бросим и мы жребий! – и начинается социализм", – так в "Веселой науке" Ницше "шутит" с "массой" (скорее высмеивает ее), с ее возможностями и желаниями изменить свое положение, изменив социальный строй.

"Сверхчеловек" в то же время есть высший биологический тип, который относится к человеку, как последний относится к обезьяне. Ницше не связывает возникновение "сверхчеловека" с какой-либо человеческой расой настоящего времени. Так, современные немцы, по его мнению, имеют очень мало общего с древними германцами, воплощавшими в себе тип "сверхчеловека". "Сверхчеловека" надо вырастить, но Ницше не дает для этого никаких "евгенических" рецептов. Он выступает здесь скорее как "пророк", предвещающий приход "новых господ мира", нового вождя, мифологический образ которого с художественным мастерством рисует Ницше в книге "Так говорил Заратустра".

С идеей "сверхчеловека" во многом было связано отношение Ницше к религии. С детства он отличался религиозностью: "В двенадцать лет узрел я бога в его блеске", – писал он. Но он не был удовлетворен ходячей религиозной проповедью, а потому необходимость отказаться от веры в бога была для него чрезвычайно болезненной. В психологическом плане этим объясняется сложность отношения Ницше к религии. С одной стороны, Ницше считал необходимостью размежеваться с ней за "самую печальную необходимость жизни". С другой – он считал своими главными врагами, по мерке которых человек может оценить самого себя – "христианство, мораль, истину". И на место христианской религии Ницше ставил миф о сверхчеловеке. Красота сверхчеловека являлась теперь ему как тень. Так что ему теперь боги?

Конечно, в этих противоречиво-эмоциональных, не вполне ясных высказываниях еще не виден подлинный смысл отношения Ницше к религии. Здесь лишь пока решительный отказ его от христианства, которое для него было религиозной "моралью рабов". Более определенное отношение Ницше к религии мы находим в "Веселой науке": "Где бог? – воскликнул он. – Я скажу вам! Мы его убили – вы и я! Мы все его убийцы!... Бог умер! И это мы его умертвили..." Этот философский взгляд, тезис – не новый в истории философии. Он встречается у Канта, Гегеля, Фейербаха и означает, что религия исчерпала себя и не в состоянии ответить разумно (а не эмоционально) на главные вопросы времени. Да и Ницше в одном из афоризмов "Веселой науки" говорит, что смысл формулы "бог умер" состоит в том, что "вера в христианство, в христианского бога перестала заслуживать доверия". Но в отличие от Л.Фейербаха, утверждавшего в "Сущности христианства", что ныне уже нельзя придерживаться религиозной идеологии, которая и прежде всегда была ложной, как она ложна и теперь, Ницше отвергает старого бога христианской морали лишь как высшую санкцию последней. В одном из набросков к "Заратустре" он писал: "Вы называете это саморазложением бога; однако это только его линька: – он сбрасывает свою моральную шкуру! И вы скоро его должны увидеть вновь, но по ту сторону добра и зла" (85. Т.4. С.211).

Скорее всего смысл тезиса "бог умер" у Ницше иной: "Бог умер – да здравствует бог!". И если трудно допустить, что Ницше верит в реальность одного из традиционных образов божества, то можно с уверенностью сказать, что он полностью осознал реальное значение мифа как способа овладения сознанием людей и попытался в своих произведениях осуществить проповедь Нового мифа – мифа о "сверхчеловеке".

studfiles.net

Философия Фридриха Ницше

Произведения Ф. Ницше(1844-1900) написаны в блестящей афористической литературной форме. По содержанию и социально-философской направленности их можно разделить на три группы. В общих чертах они соответствуют и трем этапам эволюции взглядов их автора. Ранние работы посвящены проблемам культуры и написаны явно под сильным влиянием А. Шопенгауэра. Это "Происхождение трагедии из духа музыки", "Философия в трагическую эпоху Греции" и "Несвоевременные размышления". Вторая группа, в которую входят "Человеческое, слишком человеческое", "Утренние зори", "Веселая наука", характеризуются отходом от идей Шопенгауэра в пользу "переоценки всех ценностей". Третья группа произведений включает "Так говорил Заратустра", "По ту сторону добра и зла", "Генеология морали", "Антихрист", "Сумерки кумиров", "Эссе Hоmо" и "Воля к власти" (наброски). В них систематически – насколько это позволяет литературно-афористическая манера – излагается философская концепция Ницше, центральное место в которой занимают наряду с понятиями "воля к власти" и "сверхчеловек" идеи "вечного возвращения" и "нигилизма".

Несмотря на определенные изменения в содержании произведений названного последовательного ряда, в них, по существу, идет развитие основной идеи, а именно концепции "воли к власти" как основы всякой жизни, всего общественного и культурного процесса. Уже в "Происхождении трагедии", где искусство как форма мышления, форма восприятия и отражения человеком мира рассматривается пока еще в шопенгауэровском духе, как проявление воли или, говоря шире, "жизни", имеет место противопоставление "жизненного" искусства, символизируемого образом Диониса (бог Веселья и пробуждения), интеллектуальному отношению к жизни (символизируемому образом Аполлона), разложению и умерщвлению жизни в "теории". Первым представителем мыслящей "теории" Ницше считал Сократа. Мысль о роковой противоположности "жизни" и "разума" становится, практически, центральным моментом всей полемики Ницше с представителями научного познания.

Развитая в "Несвоевременных размышлениях", "Об истине и лжи во внеморальном смысле" и "Науке и мудрости в борьбе", эта противоположность "жизни" и "разума" (науки) становится основой ницшеанской теории познания – гносеологии иррационализма и релятивизма.

Уже в первых произведениях Ницше важную роль играет установка философа – "радикальный аристократизм, видящий в великих людях цель истории и связанный с ним дуализм господ и рабов". "Согласно этому мы должны понять, – писал Ницше, – установить как сурово звучащую истину, что рабство принадлежит к сущности культуры. Здесь – источник той ярости, которую всегда питали коммунисты и социалисты, а также их бесцветные потомки, белая раса "либералов", к искусству и к классической древности". Как подойти к подобным высказываниям Ницше, правомерно ли не видеть здесь идеологию? Это не праздный вопрос. Он встает для каждого, кто знакомится с идеями Ницше в первозданном виде и кто читает прошлых и современных интерпретаторов ницшеанства. Но с определенностью можно сказать, что при анализе творчества Ницше немаловажную роль играет мировоззрение исследователя. С позиций того или иного мировоззрения творчество Ницше можно понять и как самый высокий гуманизм и как самое рациональное учение.

Рассмотрим основные идеи ницшеанства. В его онтологии привлекает прежде всего волюнтаризм – учение о воле как первооснове всего существующего. Волюнтаризм, как мы видели ранее, не был открытием Ницше. Последний заимствовал эту теорию непосредственно у А. Шопенгауэра, в творчестве которого видел в начале своего философского пути образец философского мышления. Ницше писал, что он принадлежал к тем читателям Шопенгауэра, которые, прочитав первую страницу, вполне уверены, что они прочитают все страницы. Шопенгауэр был им не столько прочитан, сколько вчитан в жизнь и судьбу, вплоть до катастрофических изменений в ее темпе и ритме. Но с другой стороны, Ницше, во-первых, заменил шопенгауэровский монистический волюнтаризм плюрализмом воль, признанием множества конкурирующих и сталкивающихся в непримиримой борьбе "центров" духовных сил. Во-вторых, отверг другую важнейшую идею Шопенгауэра – учение об отказе от воли, самоотречении, аскетизме как намеренном сокрушении воли путем отказа от приятного и взыскания неприятного, добровольной жизни покаяния и самобичевания ради непрестанного умерщвления воли. Шопенгауэр видел в отказе от "воли к жизни" "средство спасения".

Отказу Шопенгауэра от "воли к жизни" Ницше противопоставил утверждение в жизни "воли к власти". Он считал, что жизнь стремится к максимуму чувства власти. В этих двух посылках, содержащихся в одном и том же афоризме, обнаруживается полная расплывчатость понятия "жизнь" у Ницше: оно представляет собой обобщение биологических, социологических и психологических элементов. И Ницше умело пользуется этим условным обобщением для того, чтобы преодолеть противоположность идеализма и материализма в понимании сущности бытия и его субстанциональной основы. Жизнь лежит "по ту сторону" противоположности материи и духа, считает он. И коль скоро это так, то естественно, что это понятие выступает как конечное понятие, "феномен" нашего познания и не поддается ни дальнейшему изменению, ни дальнейшему анализу.

Этими рассуждениями Ницше предвосхищает дальнейшую эволюцию "философии жизни". И вызвано это скорее всего тем, что в реальном процессе знания и понимания мира и его конкретных систем преодолеть противоположность материализма и идеализма и выйти на нечто среднее невозможно. То же произошло и с ним: ведь если "жизнь" есть не что иное, как воля к власти, то и философия, основанная на этом понятии, есть, конечно же, идеализм волюнтаристского, скорее субъективного толка. К тому же она соединяет психологизм с социоморфизмом, так как "воля к власти" превращается чуть ли не в космическую силу, по крайней мере в содержание всех органических явлений, становится очевидным ординарность этого приема, свойственного идеализму, какую бы форму он ни приобретал. "Чтобы понять, – пишет Ницше в "Воле к власти", – что такое "жизнь" и какой род стремления и напряжения она представляет, эта формула должна в одинаковой мере относится как к древу и растению, так и к животному... Из-за чего деревья первобытного леса борются друг с другом?... Из-за власти".

Нередко утверждают, что, формируя концепцию воли к власти, Ницше заимствовал некоторые положения дарвинизма как учения о выживании наиболее приспособленных к борьбе за существование. В этом утверждении есть доля правды, хотя есть основания полагать, что Ницше заимствовал не столько сам дарвинизм, сколько социал-дарвинизм, особенно его мальтузианские элементы. Собственно же дарвиновскую теорию эволюции жизни он отвергает, считая, что в этом направлении больше сделали немецкие натурфилософы начала ХIХ в. и Ламарк. Дарвиновская же редакция теории происхождения жизни и ее эволюции лишь затруднила дальнейшее признание этой теории. Однако более важный аспект в отношении Ницше к дарвинизму определяется его социальной позицией. "Наиболее приспособленные", – утверждает Ницше в "Воле к власти", – это как раз не "наилучшие", а "средние", "посредственные". В жизни "наиболее сильные и счастливые оказываются слишком слабыми, когда им противостоят организованные стадные инстинкты, боязливость слабых, численное превосходство". И если дарвинизм склонен видеть в эволюции исторический прогресс, то Ницше видит противоположное – регресс и декаданс, порожденный и постоянно порождаемый "культурой" упадок "высшего типа" человека.

Отрицание им развития прежде всего выливается в форму отрицания прогресса в смысле совершенствования органических видов. "Что виды представляют собой прогресс – это самое неразумное утверждение в мире... До сих пор не удостоверено ни одним фактом, что высшие организмы развились из низших" (85. С.48). За этим утверждением следует обобщение, ради которого, собственно, и критиковалась теория развития: "Первое положение: человек как вид не прогрессирует. Правда, достигаются более высокие типы, но они не сохраняются. Уровень вида не подымается. Второе положение: человек как вид не представляет прогресса в сравнении с каким-нибудь иным животным. Весь животный и растительный мир не развивается от низшего к высшему..." (85. С.49).

Ясно, что такой взгляд на развитие и перспективу человека и человечества представляет собой подмену проблемы социального прогресса биологической проблемой; в то же время отрицание развития в обществе под видом отрицания биологического прогресса человеческого рода является, по сути, своеобразной экстраполяцией на все человечество того факта, что традиционное классовое общество фактически не имеет стимулов поступательного развития.

Не случайно, что понятия "прогресс" и "развитие" Ницше заменяет "становлением" в релятивистском смысле слова. Нет "бытия", есть лишь "становление" – эта неоднократно повторяемая мысль Ницше выражает отрицание им не только "бытия", но и возможных законов и закономерностей его развития.

Критически относясь к любой, в том числе механистической, физической картине мира, основанной на принципе пространственного перемещения атомов, Ницше даже позволяет себе отбросить как "субъективную фикцию" само понятие “атом”. В лучшем случае он допускает, что атом есть выражение дискретности "воли к власти", благодаря которой и существует центральная сила мира, обеспечивающая его единство. Понятие движения отвергается Ницше на том основании, что оно – "перевод мира "воли к власти" на язык видимого мира – мира для глаз и т.д. и т.п., вплоть до притяжения и отталкивания в механическом смысле как "фикции", слова, не имеющие смысла, если к ним не присоединены воля и намерение, "воля к...".

На этой основе Ницше строит и свою теорию познания. Идеалистический характер его гносеологии обусловлен уже тем, что Ницше исходит из отрицания объективного существования, характера мира, "вещи в себе". Собственно, он опровергает лишь представление о вещи в себе как безусловной реальности, в том числе и в смысле вещи, никак не соотносящейся с другими. Отсюда он делает вывод, что "сущность вещи есть только мнение о вещи".

В этом мире, где нет никакого постоянства и устойчивости "вещей", само познание обречено оставаться лишь средством полезной для субъекта выработки фикций, которые позволяют ему выжить и осуществить свою "волю к власти". Познание работает как орудие власти, утверждает Ницше. Поэтому оно, во-первых, не простирается далее того, что нужно для осуществления этой воли, а во-вторых, направлено не на познание мира как таковое, а на овладение им. Наконец, истина как цель познания может быть понята лишь как "полезное заблуждение".

Выдвигая эти положения, Ницше хочет "сомкнуть" познание и жизнь, но это для него означает, что надо лишь показать, какие инстинкты действовали за кулисами у всех этих чистых теоретиков, что двигало ими в жизни. Общественная теоретическая практика как основа и критерий истины его теорией познания исключается. Само же познание оказывается слепой игрой инстинктов и желаний, осуществлением не "воли к истине", а "воли к власти". "Чем доказывается истина? Чувством повышенной власти – полезностью – неизбежностью – короче, выгодами... Для чего познавать: почему бы не обманываться. Чего всегда хотели – не истины, а веры. Вера же создается с помощью совершенно иных, противоположных средств, чем методика исследования: она даже исключает последнюю" (85. Т.2. С.20).

Но как же быть в таком случае с мышлением, с логикой? Гносеологический идеализм и релятивизм Ницше и здесь накладывает свой отпечаток: логика, утверждает он, связана с допущением существования абсолютно тождественных случаев. Но таковых не бывает, поскольку иначе пришлось бы допустить, причем во всей вечности – существование абсолютно равных друг другу причин возникновения этих случаев. Поэтому аксиомы логики – это лишь фикции. Фактически логика имеет значение (как арифметика и геометрия) лишь по отношению к вымышленным сущностям, то есть тем, которые мы создали. Логика есть попытка понять действительный мир по некоторой нами созданной схеме сущего, вернее, сделать его более доступным формулировке, вычислению и т.п. Исходя из этого Ницше утверждает, что мир вовсе не адекватен логическим законам, как и они миру. Считать, например, что закон противоречия есть реальный закон, значит впасть в логический круг: ведь он есть в то же время и средство для того, чтобы мы сначала могли создать себе само понятие действительности.

Ницше здесь отчасти прав, так как неверно утверждать, что общепринятые формально-логические законы абсолютно адекватны действительности. Но когда Ницше утверждает, что законы логики – это "формулы для неизменного" (тогда как "становящийся мир" абсолютно не поддается формулировке, потому что этот мир "себе противоречащий", а потому – "ложный"), он, по существу, отрицает возможность всякого развития самой логики, становления новых методов и средств познания. Ницше предпочитает дискредитировать логику как таковую, а с ней и разумное познание в целом.

Этот вывод Ницше наполняет в определенном смысле социальным аспектом. Логика, считает он, есть нечто всеобщее, а потому "среднее", она нивелирует познаваемое. В одном из афоризмов "Веселой науки" Ницше развивает мысль о том, что человек научился сознавать себя лишь в качестве социального животного, ссылаясь при этом на Аристотеля, Маркса. Поэтому, по Ницше, сознание не принадлежит собственно индивидуальному существованию человека, более того, оно принадлежит скорее тому, что в нем относится к общественной и стадной природе. Будучи выражением "стадной полезности", сознание лишает наши безгранично индивидуальные, личные, ни с чем не сравнимые возможности и поступки их подлинной ценности, с этой индивидуальностью только и связанной. Природа животного сознания влечет за собой тот факт, что мир поверхностей и знаков, обобщенный, опошленный мир, что все, что осознается, тем самым становится плоским, жидким, относительно тупым, общим законом, признаком стада, что со всяким осознанием связана порча в самой основе, извращение, измельчание, обобщение. Наконец, прогрессирующее сознание – опасность; и тот, кто живет среди наиболее сознательных европейцев, знает даже, что оно – болезнь.

Таким образом, начав с определений сознания как явления общественного, он превращает его в "животное" свойство. А ведь из социального характера сознания и познания следует как раз не животная, а человеческая его характеристика, следует не "пошлая и стадная его полезность", а ее объективная истинность. В сложном практическом взаимодействии общественных потребностей и индивидуальной творческой деятельности отдельных людей рождается истинное знание. Выводы Ницше, понимал он это или нет, объективно обусловили познавательную концепцию экзистенциализма.

"Воля к власти" – это не только определенное мировоззрение, названное ницшеанством; это не только в определенном смысле оригинальная идеалистическая гносеология; это и критерий значимости явлений общественной жизни. Именно в этой последней роли она выступает в ницшеанской концепции познания, истории, нравственности, трактовки судеб человечества. "Что хорошо? – Все, что повышает чувство воли, волю к власти, саму власть в человеке. Что дурно? – Все, что происходит из слабости", – так выражает эту мысль Ницше в "Антихристе". Способствует ли познание как рациональная деятельность повышению "воли к власти"? Нет, так как доминирование интеллекта парализует волю к власти, подменяя деятельность резонированием. Мораль подрывает волю к власти, проповедуя любовь к ближнему, следовательно, ее следует отбросить. Воля к власти – основа права сильного. Демократия, "масса", "слишком многие" составляют оппозицию ей. "Право сильного" – основа власти мужчины над женщиной, "женское" принижает волю к власти, а потому всякое стремление к равенству прав полов есть признак упадка. Эти ходы мыслей неоднократно повторяются у Ницше, резюмируясь в конечном счете в понятия "переоценки ценностей" и "сверхчеловека".

Мораль, определяющими понятиями которой всегда были "добро" и "зло", возникает, по мнению Ницше, как реализация чувства превосходства одних людей, "аристократов", "господ", над другими – "рабами", "низшими". Выдвинув этот тезис, Ницше натолкнулся на действительно классовое содержание морали и открыто встал на позицию защиты морали "аристократов", провозгласив принципы "господской морали" исходными и "естественными" принципами распознания "добра" и "зла". Доказательством этого служит ему этимология моральных терминов, например, "плохой" со словом "простой", простолюдин. Если понятия "знатный", "благородный" в сословном смысле превратились постепенно в понятие "добра", то параллельно с этим шло превращение понятия "плебейское" в понятие "зла". Но Ницше не желает видеть исторической смены содержания моральных категорий. Ницше не видит в морали и общечеловеческих ценностей. Для него мораль – только "восстание рабов" и наличие "вечной противоположности "господской" и "рабской" морали. Но ведь при всей общности морали господствующих классов различных эпох мораль, например, рабовладельцев отлична от морали буржуа. Точно так же моменты значительного сходства между моральными воззрениями угнетенных классов на протяжении всей истории антагонистических обществ существуют и качественные отличия морали раба, крепостного крестьянина и пролетария ХХ в. Не учитывая реального различия, Ницше проводит мысль о "восстании рабов в морали" в смысле своеобразной перманентной "духовной мести" угнетенных, проходящей через всю историю. Начало этой "мести" связано с возникновением у евреев, этого "теоретического народа", первой "переоценки ценностей". "Аристократическое уравнение ценности (хороший – знатный – могучий – прекрасный – счастливый – любимый богом) евреи сумели последовательно вывернуть наизнанку. Именно "только одни несчастные – хорошие; бедные, бессильные, низкие – одни хорошие; только страждущие, терпящие лишения, больные, уродливые благочестивы, блаженны, только для них блаженство. Зато вы, вы знатные и могущественные, вы – на вечные времена злые, жестокие, похотливые, ненасытные, безбожные, и вы навеки будете несчастными, проклятыми и отверженными", – пишет он в "Генеологии морали".

Почти цитируя Нагорную проповедь И. Христа, Ницше таким образом стремится осудить христианскую мораль. Но он не желает видеть ни того, что даже в первоначальном христианстве немаловажное значение, значительное место занимали противоположные мотивы – мотивы подчинения здесь, в земной жизни, рабов господам, ни того, что христианская мораль волей церкви поставлена на службу господствующему классу. Христианскую мораль, обещающую людям блаженство в потустороннем мире ценой примирения с угнетением и унижением в этом мире, он изображает как искренний, определяющий будто бы всю ее сущность и содержание бунтарский гнев. Христианской "морали рабов" Ницше противопоставляет возрождающуюся "мораль господ" Она исходит из якобы прирожденного неравенства людей, из того, что "высший" человек ответственен за свои действия только перед равным себе, но совершенно свободен в поступках по отношению к "низшим". Горе слабому! – таков общий смысл новой "переоценки ценностей".

В основе "морали господ" лежат, по Ницше, следующие положения. Во-первых, "ценность жизни" есть единственная безусловная ценность, и она совпадает с уровнем "воли к власти". Во-вторых, существует природное неравенство людей, обусловленное различиями их "жизненных сил и воли к власти"; в-третьих, "сильный" человек, прирожденный аристократ, абсолютно свободен и не связывает себя никакими морально-правовыми нормами. Это "сверхчеловек" как субъект "морали господ". Ницше в "Генеологии морали" определяет такой тип человека следующим образом: "Это люди, которые проявляют себя по отношению друг к другу столь снисходительными, сдержанными, нежными, гордыми и дружелюбными, – по отношению к внешнему миру, там, где начинается чужое, чужие, они немногим лучше необузданных диких зверей. Здесь они наслаждаются свободой от всякого социального принуждения, они на диком просторе вознаграждают себя за напряжение, созданное долгим умиротворением, которое обусловлено мирным сожительством. Они возвращаются к невинной совести хищного зверя, как торжествующие чудовища, которые идут с ужасной смены убийств, поджогов, насилия, погрома с гордостью и душевным равновесием... уверенные, что поэты будут надолго теперь иметь тему для творчества и прославления. В основе всех этих рас нельзя не увидеть хищного зверя, великолепную жадно ищущую добычи и победы белокурую бестию".

В каких же слоях и расах видит Ницше свой идеал? Он видит прообраз "сверхчеловека" в римском, арабском, германском, японском дворянстве, в гомеровских героях, в скандинавских викингах. Ницше усматривает свой идеал человека в Цезарях, Макиавелли, Цезаре Борджия, Наполеоне. Примечательна особенность "высшей расы" – врожденное благородство, "аристократичность", которых не хватает нынешним "господам фабрикантам и крупным торговым деятелям", чтобы автоматически обеспечить себе господство. Ведь "массы", как пишет Ницше, готовы повиноваться, если их глава доказывает им свое право на господство всей своей аристократической внешностью. Отсутствие аристократического облика у господ наводит "массу" на мысль, что только случай и судьба возвышают одного человека над другим. А коль так, то "попытаем и мы однажды счастья и случай! Бросим и мы жребий! – и начинается социализм", – так в "Веселой науке" Ницше "шутит" с "массой" (скорее высмеивает ее), с ее возможностями и желаниями изменить свое положение, изменив социальный строй.

"Сверхчеловек" в то же время есть высший биологический тип, который относится к человеку, как последний относится к обезьяне. Ницше не связывает возникновение "сверхчеловека" с какой-либо человеческой расой настоящего времени. Так, современные немцы, по его мнению, имеют очень мало общего с древними германцами, воплощавшими в себе тип "сверхчеловека". "Сверхчеловека" надо вырастить, но Ницше не дает для этого никаких "евгенических" рецептов. Он выступает здесь скорее как "пророк", предвещающий приход "новых господ мира", нового вождя, мифологический образ которого с художественным мастерством рисует Ницше в книге "Так говорил Заратустра".

С идеей "сверхчеловека" во многом было связано отношение Ницше к религии. С детства он отличался религиозностью: "В двенадцать лет узрел я бога в его блеске", – писал он. Но он не был удовлетворен ходячей религиозной проповедью, а потому необходимость отказаться от веры в бога была для него чрезвычайно болезненной. В психологическом плане этим объясняется сложность отношения Ницше к религии. С одной стороны, Ницше считал необходимостью размежеваться с ней за "самую печальную необходимость жизни". С другой – он считал своими главными врагами, по мерке которых человек может оценить самого себя – "христианство, мораль, истину". И на место христианской религии Ницше ставил миф о сверхчеловеке. Красота сверхчеловека являлась теперь ему как тень. Так что ему теперь боги?

Конечно, в этих противоречиво-эмоциональных, не вполне ясных высказываниях еще не виден подлинный смысл отношения Ницше к религии. Здесь лишь пока решительный отказ его от христианства, которое для него было религиозной "моралью рабов". Более определенное отношение Ницше к религии мы находим в "Веселой науке": "Где бог? – воскликнул он. – Я скажу вам! Мы его убили – вы и я! Мы все его убийцы!... Бог умер! И это мы его умертвили..." Этот философский взгляд, тезис – не новый в истории философии. Он встречается у Канта, Гегеля, Фейербаха и означает, что религия исчерпала себя и не в состоянии ответить разумно (а не эмоционально) на главные вопросы времени. Да и Ницше в одном из афоризмов "Веселой науки" говорит, что смысл формулы "бог умер" состоит в том, что "вера в христианство, в христианского бога перестала заслуживать доверия". Но в отличие от Л.Фейербаха, утверждавшего в "Сущности христианства", что ныне уже нельзя придерживаться религиозной идеологии, которая и прежде всегда была ложной, как она ложна и теперь, Ницше отвергает старого бога христианской морали лишь как высшую санкцию последней. В одном из набросков к "Заратустре" он писал: "Вы называете это саморазложением бога; однако это только его линька: – он сбрасывает свою моральную шкуру! И вы скоро его должны увидеть вновь, но по ту сторону добра и зла" (85. Т.4. С.211).

Скорее всего смысл тезиса "бог умер" у Ницше иной: "Бог умер – да здравствует бог!". И если трудно допустить, что Ницше верит в реальность одного из традиционных образов божества, то можно с уверенностью сказать, что он полностью осознал реальное значение мифа как способа овладения сознанием людей и попытался в своих произведениях осуществить проповедь Нового мифа – мифа о "сверхчеловеке".

studfiles.net

Иррациональная философия Фридриха Ницше

Фридрих Ницше – немецкий философ-иррационалист, родился в Германии, изучал классическую филологию в Бонне и Лейпциге, работал в Базельском университете. С 1879 года он прекращает преподавание и странствует по Швейцарии, Италии, Франции, создав в эти годы свои лучшие произведения. Последние десять лет ХIХ века он живет, утратив душевное равновесие, и умирает в Германии, так и не узнав об успехе своих книг.

Творчество Ницше знаменует собой переход от философии ХIХ века к философии ХХ века, когда философская проблематика обращается к человеческой индивидуальности, проблеме человеческого существования, смыслу человеческой жизни, проблеме переоценки ценностей в связи с новыми историческими реалиями. Согласно Ницше, ни мораль, построенная на рационалистической основе, ни христианская мораль, которые до сих пор господствовали в Европе, не оправдали себя, поэтому необходимо исследовать саму проблему морали и подвергнуть пересмотру существующие нравственные ценности.

Ницше выражает свои идеи в оригинальной литературной форме, не давая строгих определений, не создавая законченной рациональной системы; его философия пронизана нигилизмом – отрицанием всего, часто ради самого отрицания, а также не лишена противоречий.

Главные сочинения Фридриха Ницше

  • «Человеческое, слишком человеческое» (1878)
  • «Веселая наука» (1882)
  • «Так говорил Заратустра» (1885)
  • «По ту сторону добра и зла» (1886)
  • «Генеалогия морали» (1887)
  • «Сумерки богов» (1888)
  • «Антихрист» (1888)
  • «Воля к власти» (1989)

Философия Ницше

Дионисийское и аполлоновское начала в культуре

Следует отметить, что огромное влияние на творчество Ницше, особенно на ранних его этапах, оказала книга Артура Шопенгауэра «Мир как воля и представление». Вслед за ним Ницше воспринимает жизнь как жестокую и слепую иррациональность. Противостоять этому и идти по пути утверждения жизни, по его мнению, можно только посредством искусства. В этой связи Ницше обращается к анализу греческой цивилизации и противопоставляет ее современному немецкому обществу. Именно греки, осознавая опасность и необъяснимость жизни, преобразовывали мир и человеческую жизнь с помощью искусства, в котором смешивались две тенденции: дионисийская и аполлоновская.

Первая из них связана с богом Дионисом, который символизирует инстинкт, страсть, гармонию с природой, буйство творческой энергии. По мнению Ницше, сначала в древнегреческой жизни преобладал «дионисийский» дух, но постепенно к нему присоединились «аполлоновские» черты – самообладание, умеренность, рациональность, связанные с богом Аполлоном. Величие Греции, ее подлинная культура состояли в гармоничном сочетании этих двух начал, но когда начинает преобладать «аполлоновский» дух, нарастают разрушительные тенденции в культуре, и это совпадает с распространением христианства в Европе.

Отталкиваясь от этих идей, Ницше весьма критично оценивает современную немецкую культуру, в которой преобладают знания и науки. По мнению философа, она нуждается в притоке жизненных сил, которые могут преодолеть диктат благоразумия и христианской морали, овладевшие Западной цивилизацией.

Критика современной морали и провозглашение «смерти Бога»

Ницше считает, что европейский человек знает и признает только известные ему христианские ценности, не подозревая о существовании других. Но, как он пишет, это – «только один вид человеческой морали, кроме которого, до которого и после которого возможны многие другие, прежде всего высшие «морали». В работе «По ту сторону добра и зла» философ подчеркивает, что существуют разные виды морали, но самое главное их различие заключается в подразделении на «мораль рабов» и «мораль господ». Следует отметить, что понятия рабов и господ у Ницше не отражают принадлежности к определенному социальному слою, это – тип человека, состояние его духа.

По мнению Ницше, «мораль рабов» сформировалась, прежде всего, под воздействием христианской религии и обладает следующими чертами: - претендует на единую, всеобщую и абсолютную моральную систему; - отражает мораль стада, толпы, общества; - направлена на усреднение всех людей и нивелировку личности; - поддерживает слабых, больных, неудачников; - превозносит культ посредственности, слабости и серости; - является лживой и лицемерной.

Эти «моральные ценности», по мнению философа, исчерпали себя, и он предлагает выход, обращаясь к идее «смерти Бога». Устами героя «Веселой науки» он провозглашает: «Бог умер! Он останется мертвым! И мы его убили!». Тем самым Ницше хочет показать, что человек отказывается от мира сверхъестественного и связанных с ним идеалов, а также от тех моральных ценностей, которые всегда были в основе западной цивилизации. При этом Ницше не старается доказать или опровергнуть бытие Бога, но хочет освободить людей от мысли, что они полностью зависят от Бога. Вера – это самообман, и от нее надо отказаться, так как она является признаком слабости и трусости.

Несмотря на это, Христа Ницше называет «самым благородным человеком», «символом креста, самым возвышенным из существовавших». Философ проводит различие между Христом и христианством, которое исказило его учение. Он пишет: «Христианская церковь ничего не оставила нетронутым, всякую ценность обесценила, любую истину превратила в ложь, а честь – в позор». Поэтому, по мнению Ницше, и настало время для переоценки ценностей и замены коллективной морали на индивидуальную.

Идея переоценки ценностей и появление сверхчеловека

Два типа морали одновременно всегда существовали в развитых цивилизациях, их элементы можно обнаружить даже в одном человеке. Они могли бы сосуществовать и дальше, если бы «рабы» не навязывали свои нравственные установки всем, и пример тому – христианство.

В традиционной морали Ницше видит «мораль рабов и побежденных слабаков, восставших против всего благородно красивого и аристократического». Поэтому, согласно Ницше, настало время переоценки ценностей, и пришла пора вернуться к аристократической традиции, которую в человеческой истории символизировал лишь один господствующий класс – воинов-аристократов. Такую мораль философ называет «моралью господ», носителем которой является господин, аристократ - это определенный тип высокого и благородного человека. Хотя Ницше не дает четкого определения «морали господ», но в своих произведениях он определяет черты человека, по которым ее можно распознать. Это – благородство, ответственность, правдивость, бесстрашие, «…благосклонное охранение и защита того, чего не понимают и на что клевещут, – будь это Бог, будь это дьявол, – склонность и привычка к великой справедливости, искусство повелевания, широта воли, спокойное око, которое редко удивляется, редко устремляет свой взор к небу, редко любит…».

Следовать этой высшей морали может новый тип человека – сверхчеловек, появление которого и связано с переоценкой ценностей. В работе «Так говорил Заратустра» Ницше подробно развивает идею сверхчеловека. Он пишет: «Я учу вас о сверхчеловеке. Человек – это то, что дóлжно преодолеть… Сверхчеловек – соль земли». «Человек – это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, – канат над пропастью». Но сверхчеловек еще не родился, а процесс превращения человека в сверхчеловека не может произойти путем естественного отбора. Для этого необходима смелость отдельных индивидов, которые смогут разломать старые скрижали, переоценить все старые ценности и создать новые. Они-то и укажут направление и цель для высшего человека, станут стимулом, побуждением для возможного рождения сверхчеловека.

Воля к власти

В основе всех стремлений человека, согласно Ницше, лежит воля к власти, жизнь есть борьба за собственное господство, за вершины власти. Философ пишет: «жизнь есть просто воля к власти». Если перед богом уравниваются и выдающиеся, и посредственные люди, то в реальной жизни индивиды всегда будут различаться, в том числе и по своим способностям и талантам, и каждый из них будет стремиться утвердить свою власть, так как воля к власти пронизывает все существо человека и вообще всего живого на земле.

Поэтому, по мнению Ницше, посредственности также всегда будут стремиться к власти, но для общества это необходимо, так как «высокая культура может существовать только на широкой основе, на крепко и здраво консолидированной посредственности». Это означает, что задачей масс является создание условий, основы для возможного появления нового типа человека – сверхчеловека. Но он не может появиться, если высшие индивиды не наберутся смелости сломать старые скрижали, чтобы переоценить все ценности, и создать новые на основе собственной воли к власти. Эти новые нравственные ценности будут целью для высшего человека и смогут реализоваться в будущем в сверхчеловеке.

Итак, Ницше в своих произведениях дает критический, во многом глубокий анализ западной культуры и считает, что ей присущи такие черты, как самообман людей и следование их христианству в его современном истолковании как единственной и абсолютной системе ценностей. Он считает, что возрождение лучших черт европейской цивилизации может быть связано с переоценкой ценностей и созданием новой индивидуальной морали, носителями которой могут быть благородные, аристократические люди, которые и откроют эру человеческого творчества.

Такая позиция Ницше была обусловлена положением человека в европейском обществе, когда движение масс определяло историю – отсюда потеря человека, его слова, его силы. Ницше как художественная натура болезненно реагировал на действительность и полагал, что массы уничтожают позицию отдельной личности. Он считал необходимым спасение человека, выдвигая идею сильной личности – сверхчеловека. В этом привлекательность и необычайная популярность идей Ницше и в прошлом, и в настоящем – всегда, когда «толпа» или любые общественные формы довлеют над личностью. При этом философ совершенно не принимал современную ему действительность, и абсолютизация отрицания пороков окружающего его мира доходила у него до глобального отрицания всего существующего.

 

  • < Назад
  • Вперёд >

www.solecity.ru

Философия Ницше как демонстрация серьезных исторических перемен

Философские взгляды известных мыслителей - настоящее достояние человечества. Каждый философ раскрыл своё понимание бытия, и у нас, современных людей, есть уникальная возможность взглянуть на мир чужими глазами и решить для себя, согласиться с выводами того или иного известного человека или нет. Главное, чтобы то, что мы примем на заметку, было полезным для нас руководством к действию. В качестве примера может выступить философия Фридриха Ницше.

Именно в его работах мы можем найти одну из таких позитивных идей. Чтобы лучше понимать суть философской мысли Ницше, выразим её наиболее узнаваемыми сегодня словами: «наша жизнь есть то, что мы думаем о ней» (Марк Аврелий), «каждое событие в нашей жизни нейтрально, только мы придаем ему определенное значение» (Николай Козлов, современный психолог). Воспринимая эти суждения как истину, человек легче справляется со сложными ситуациями, и жизнь становиться интереснее. Просто потому, что мы этого хотим.

И действительно, стоит ли искать невидимых связей и скрытого смысла, если их нет. Зачем винить в своих бедах провидение, божественный замысел или невидимый всеобщий разум? Наша судьба является результатом наших действий, желаний, нашего отношения к ней. Мы можем влиять лишь на мир, который нас окружает, который подчиняется нашей воле, и только на него. Философия Ницше дает облегчение после понимания его идей. Весь негатив от прошлого опыта и неприятных воспоминаний отступает. И только после этого человек способен воспринять дальнейший ход мыслей философа: его рассуждения о сверхчеловеке.

В 19 веке философия Ницше являлась шокирующим, нелогичным потоком рассуждений. Но, несмотря на это, она принесла с собой несколько интересных понятий, раскрывающих сущность человеческой натуры: переоценка духовных ценностей, понимание разума, процесса мышления. Благодаря этому его последователи провозглашали смелые идеи о том, что бога нет, что философия – тупиковая ветвь развития науки. И всё это делалось во имя серьезных изменений: ради рождения сверхчеловека с иными взглядами на мир.

Фридрих Ницше оставил свой след в истории, повлияв на развитие искусства и литературы конца 19 - начала 20 века. Он запомнился современникам как бунтарь, инакомыслящий. Именно так он себя и преподносил людям, пытаясь обратить внимание окружающих на исторические перемены в человеческих ценностях. В те времена признать, что нет ничего сверхъестественного или божественного ещё никто не мог, но уже никто не верил в существование высших сил.

В наши дни каждый волен решать, во что ему верить, какое место отдать себе в этом мире: выступать творцом своей судьбы или отдаться во власть богу, высшему разуму. Философия Ницше поможет увидеть проблему глубже: от решения каждого живущего на Земле зависит общее направление развития человечества. В этом суть его идей о сверхчеловеке. Перейдёт ли наше общество на новый этап развития или разделится в своих мнениях и взглядах на небольшие группировки?..

Главное, сделав выбор в пользу ответственности за свою судьбу, сохранить всё человечное, что дает нам вера – мораль, заповеди, духовные ценности. Философия Ницше подчеркивает трагизм исторической ситуации: сделав шаг на путь к разуму и ответственности, человечество теряет духовность. В наш век каждый предоставлен себе, а средства массовой информации пропагандируют то чудеса сверхъестественного, а то приземленность бытовых споров и конфликтов. И порой совершенно неясно, в каком направлении движется наше общество: к торжеству разума или к неиссякаемому источнику веры.

Так, философские взгляды Ницше по сей день находят отклик в сердцах людей, изучающих интереснейшую из наук. Они по-прежнему актуальны, поднимают вечные вопросы, вызывают желание переоценить свой взгляд на мир и на самого себя…

fb.ru

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *