Термин экология кто придумал: Кто придумал термин «экология»?

Содержание

ЭКОЛОГИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ | Наука и жизнь

Продолжаем цикл статей академика Никиты Николаевича Моисеева, начатый журналом в конце прошлого года. Это раздумья ученого, его философические заметки «О необходимых чертах цивилизации будущего», опубликованные в № 12, 1997 года. В первом номере нынешнего года академик Моисеев выступил со статьей, которую он сам определил, как размышления пессимистического оптимиста «Можно ли говорить о России в будущем времени?». Этим материалом журнал открыл новую рубрику «Взгляд в XXI век». Здесь мы публикуем следующую статью, ее тема — одна из острейших проблем современного мира — защита природы и экология цивилизации.

Участок Большого барьерного рифа Австралии.

Полная противоположность рифу — пустыня. З

Пена синтетических моющих средств в одном из сточных каналов Чикаго. В отличие от мыла детергенты не подвержены разлагающему действию бактерий и сохраняются в воде в течение многих лет.

Сернистый газ, содержащийся в дыме, выбрасываемом производством, полностью уничтожил растительность на этой горе. Сейчас научились эти газы улавливать и использовать для промышленных нужд.

Добытая из земных недр вода оросила безжизненные барханы. И в пустыне Мойав вырос новый город.

Бой быков бизонов в брачный период — свидетельство того, что эти еще недавно почти полностью вымершие животные сейчас усилиями человека возродились и чувствуют себя вполне хорошо.

Рождение дисциплины

Cегодня термин «экология» стал применяться очень широко, по самым различным поводам (по делу и не по делу). И процесс этот, по-видимому, необратим. Однако чрезмерное расширение понятия «экология» и включение его в жаргон все же недопустимо. Так, например, говорят, что в городе «плохая экология». Выражение бессмысленное, ибо экология — научная дисциплина и она одна для всего человечества.

Можно говорить о плохой экологической обстановке, о неблагоприятных экологических условиях, о том, что в городе отсутствуют квалифицированные экологи, но не о плохой экологии. Это так же нелепо, как сказать, что в городе плохая арифметика или алгебра.

Я попытаюсь свести известные толкования этого слова в некую схему методологически связанных между собой понятий. И показать, что это может стать отправной позицией для вполне конкретной деятельности.

Термин «экология» возник в рамках биологии. Его автором был профессор Йенского университета Э. Геккель (1866 год). Экология первоначально рассматривалась как часть биологии, изучающая взаимодействие живых организмов, в зависимости от состояния окружающей среды. Позднее на Западе появилось понятие «экосистема», а в СССР — «биоценоз» и «биогеоценоз» (ввел академик В. Н. Сукачев). Эти термины почти идентичные.

Так вот — первоначально термин «экология» означал дисциплину, которая изучает эволюцию фиксированных экосистем. Даже теперь в курсах общей экологии основное место занимают проблемы главным образом биологического плана. И это тоже неверно, потому что крайне суживает содержание предмета. Тогда как сама жизнь существенно расширяет круг проблем, решаемых экологией.

Новые проблемы

Промышленная революция, начавшаяся в Европе в XVIII веке, внесла существенные изменения во взаимоотношения Природы и человека. До поры до времени человек, как и другие живые существа, был естественной составляющей своей экосистемы, вписывался в ее кругообороты веществ и жил по ее законам.

Начиная со времен неолитической революции, то есть с той поры, когда было изобретено земледелие, а затем и скотоводство, взаимоотношения человека и Природы стали качественно меняться. Сельскохозяйственная деятельность человека постепенно создает искусственные экосистемы, так называемые агроценозы, живущие по собственным законам: для своего поддержания они требуют постоянного целенаправленного труда человека. Без вмешательства человека они существовать не могут. Человек все больше и больше извлекает из земных недр полезных ископаемых. В результате его активности начинает меняться характер кругооборота веществ в природе, меняется характер окружающей среды. По мере того как растет население и растут потребности человека, свойства среды его обитания изменяются все больше и больше.

Людям при этом кажется, что их деятельность необходима для того, чтобы адаптироваться к условиям обитания. Но они не замечают, или не хотят замечать, что эта адаптация носит локальный характер, что далеко не всегда, улучшая на какое-то время условия жизни для себя, они при этом улучшают их для рода, племени, деревни, города, да и для самих себя в будущем. Так, например, выбросив отходы со своего двора, вы загрязняете чужой, что в конечном итоге оказывается вредным и для вас самих. Такое происходит не только в малом, но и в большом.

Однако до самого последнего времени все эти изменения происходили столь медленно, что о них никто серьезно не задумывался. Человеческая память, конечно, фиксировала крупные перемены: Европа еще в средние века была покрыта непроходимыми лесами, бескрайние ковыльные степи постепенно превращались в пашни, реки мелели, зверья и рыбы становилось меньше. И люди знали, что всему этому причина одна — Человек! Но все эти изменения происходили медленно. Явно заметными они оказывались лишь по прошествии поколений.

Ситуация стала стремительно меняться с началом промышленной революции. Главными причинами этих изменений сделались добыча и использование углеводородного топлива — угля, нефти, сланцев, газа. А затем — добыча в огромных количествах металлов и других полезных ископаемых. В кругооборот веществ в природе начали включаться вещества, запасенные былыми биосферами — находившиеся в осадочных породах и уже вышедшие из кругооборота. О появлении в биосфере этих веществ люди стали говорить как о загрязнении воды, воздуха, почвы. Интенсивность процесса такого загрязнения нарастала стремительно. Условия обитания начали зримо меняться.

Первыми этот процесс почувствовали растения и животные. Численность и, главное, разнообразие живого мира стали быстро сокращаться. Во второй половине нынешнего века процесс угнетения Природы особенно ускорился.

Меня поразило письмо к Герцену, написанное одним из жителей Москвы в шестидесятых годах прошлого столетия. Привожу его почти дословно: «Оскудела наша Москва-река. Конечно, пудового осетра и сейчас еще можно выловить, но вот стерлядочки, которой мой дед любил потчевать приезжих, уже не выловишь». Вот так! А прошло-то всего лишь столетие. На берегах реки пока еще можно увидеть рыболовов с удочками. И кое-кому удается выловить случайно выжившую плотвичку. Но она уже так пропитана «продуктами производственной деятельности человека», что ее отказывается есть даже кошка.

Перед человеком во весь рост поднялась проблема изучения влияния на его здоровье, на условия его жизни, на его будущее тех изменений природной среды, которые вызваны им самим, то есть неконтролируемой деятельностью и эгоизмом самого человека.

Промышленная экология и мониторинг

Итак, человеческая активность меняет характер окружающей среды, причем в большинстве (не всегда, но в большинстве) случаев, эти изменения оказывают негативное влияние на человека. И нетрудно понять, почему: за миллионы лет его организм приспособился к вполне определенным условиям обитания. Но в то же время любая деятельность — промышленная, сельскохозяйственная, рекреационная — источник жизни человека, основа его существования. Значит, человек неизбежно и дальше будет менять характеристики окружающей среды. А потом — искать способы приспосабливаться к ним.

Отсюда — одно из главных современных практических направлений деятельности экологии: создание таких технологий, которые в наименьшей степени влияют на окружающую среду. Технологии, обладающие этим свойством, называются экологичными. Научные (инженерные) дисциплины, которые занимаются принципами создания таких технологий, получили общее название — инженерная или промышленная экология.

По мере развития промышленности, по мере того, как люди начинают понимать, что существовать в среде, созданной из собственных отбросов, они не могут, роль этих дисциплин все время растет, и почти в каждом техническом вузе сейчас существуют кафедры промышленной экологии, ориентированные на те или иные производства.

Заметим, что отбросов, загрязняющих окружающую среду, будет тем меньше, чем лучше мы научимся использовать отходы одного производства в качестве сырья для другого. Так рождается идея «безотходных» производств. Такие производства, вернее, такие цепочки производств, решают и еще одну чрезвычайно важную задачу: они экономят те природные ресурсы, которые использует человек в своей производственной деятельности. Ведь мы живем на планете с очень ограниченным количеством полезных ископаемых. Об этом нельзя забывать!

Сегодня промышленная экология охватывает очень широкий круг проблем, причем проблем весьма различных и уже совсем не биологического плана. Тут уместнее говорить о целом ряде инженерных экологических дисциплин: экология горнодобывающей промышленности, экология энергетики, экология химических производств и т. д. Может показаться, что использование слова «экология» в сочетании с этими дисциплинами не вполне правомочно. Однако это не так. Подобные дисциплины — очень разные по своему конкретному содержанию, но они объединяются общей методологией и общей целью: предельно сократить влияние промышленной деятельности на процессы кругооборота веществ в Природе и загрязнения окружающей среды.

Одновременно с такой инженерной деятельностью возникает и проблема ее оценки, что составляет второе направление практической деятельности экологии. Для этого необходимо научиться выделять значимые параметры окружающей среды, разработать способы их измерений и создать систему норм допустимых загрязнений. Напомню, что незагрязняющих производств не может быть в принципе! Потому и родилась концепция ПДК — предельно допустимых норм концентрации вредных веществ в воздухе, в воде, в почве. ..

Это важнейшее направление деятельности принято называть экологическим мониторингом. Название не совсем удачное, поскольку слово «мониторинг» означает измерение, наблюдение. Конечно, очень важно научиться мерить те или иные характеристики окружающей среды, еще важнее свести их в систему. Но самое важное — понять, что надо мерить в первую очередь, ну и, конечно, разработать и обосновать сами нормы ПДК. Надо знать, как те или иные значения параметров биосферы влияют на здоровье человека и его практическую деятельность. И тут еще очень много нерешенных вопросов. Но нить Ариадны уже намечена — здоровье человека. Именно оно и есть конечный, Верховный судья всей деятельности экологов.

Защита Природы и экология цивилизации

Во всех цивилизациях и у всех народов издавна существует представление о необходимости бережного отношения к Природе. У одних — в большей степени, у других — в меньшей. Но то, что земля, реки, лес и обитающее в нем зверье — это непреходящая ценность, может быть, главная ценность, которой обладает Природа, человек понял давно. И заповедники возникли, вероятно, задолго до того, как появилось само слово «заповедник». Так, еще Петр Великий, который вырубил для строительства флота весь лес в Заонежье, запретил прикасаться топором к лесам, которые находятся в окрестностях водопада Кивач.

Долгое время основные практические задачи экологии сводились именно к охране окружающей среды. Но в ХХ веке этой традиционной бережливости, которая начала к тому же постепенно угасать под давлением развивающейся промышленности, уже оказалось недостаточно. Деградация Природы стала превращаться в угрозу самой жизни общества. Это привело к появлению специальных природоохранных законов, к созданию системы заповедников вроде знаменитой Аскании-Нова. Родилась, наконец, и специальная наука, изучающая возможность сохранения реликтовых участков Природы и исчезающих популяций отдельных живых видов. Постепенно люди стали понимать, что только богатство Природы, разнообразие живых видов обеспечивают жизнь и будущее самого человека. Сегодня этот принцип сделался основополагающим. Природа без человека жила миллиарды лет и теперь сможет жить без него, но человек вне полноценной биосферы существовать не может.

Перед человечеством во весь рост поднимается проблема его выживания на Земле. Под вопросом будущность нашего биологического вида. Человечеству может грозить судьба динозавров. С той лишь разницей, что исчезновение бывших властителей Земли было вызвано внешними причинами, а мы можем погибнуть от неумения разумно использовать свое могущество.

Именно эта проблема и есть центральная проблема современной науки (хотя, может быть, это и не всеми пока еще осознано).

Изучение собственного дома

Точный перевод греческого слова «экология» и означает изучение собственного дома, то есть биосферы, в которой мы живем и частью которой являемся. Для того чтобы решить проблемы выживания человечества, надо, прежде всего, знать собственный дом и научиться в нем жить! Жить долго, счастливо! А то понятие «экология», которое родилось и вошло в язык науки еще в прошлом веке, оно относилось лишь к одной из сторон жизни обитателей нашего общего дома. Классическая (точнее — биологическая) экология — лишь естественная составляющая часть той дисциплины, которую мы теперь называем экологией человека или современной экологией.

Изначальный смысл любого знания, любой научной дисциплины — постигнуть законы собственного дома, то есть того мира, той окружающей среды, от которой зависит наша общая судьба. С этой точки зрения вся совокупность наук, рожденных человеческим Разумом, есть составная часть некой общей науки о том, как человеку следует жить на Земле, чем он должен руководствоваться в своем поведении для того, чтобы не только сохранить самого себя, но и обеспечить будущее своим детям, внукам, своему народу и человечеству в целом. Экология — наука, устремленная в будущее. И она строится на принципе, что ценности будущего не менее важны, чем ценности настоящего. Это наука о том, как передать Природу, наш общий дом нашим детям и внукам, чтобы им в нем было жить лучше и удобнее, чем нам! Чтобы в нем сохранилось все необходимое для жизни людей.

Наш дом един — все в нем взаимосвязано, и надо уметь объединить знания, накопленные в разных дисциплинах, в единую целостную конструкцию, которая и есть наука о том, как человек должен жить на Земле, и которую естественно называть экологией человека или просто экологией.

Итак, экология — наука системная, она опирается на множество других дисциплин. Но это не единственное ее отличие от традиционных наук.

Физики, химики, биологи, экономисты изучают множество самых разных феноменов. Изучают ради того, чтобы понять природу самого феномена. Если угодно, из интереса, ибо человек, решая ту или иную задачу, сначала просто стремится понять, как она решается. А уж затем начинает думать о том, к чему бы приспособить изобретенное им колесо. Очень редко заранее думают о применении полученных знаний. Разве при рождении ядерной физики кто-нибудь помышлял об атомной бомбе? Или Фарадей предполагал, что его открытие приведет к тому, что планета покроется сетью электростанций? И эта отстраненность исследователя от целей исследования имеет глубочайший смысл. Он заложен самой эволюцией, если угодно, механизмом рынка. Главное познать, а дальше жизнь сама отберет то, что необходимо человеку. Ведь и развитие живого мира происходит именно так: каждая мутация существует сама по себе, она — лишь возможность развития, лишь «прощупывание путей» возможного развития. А дальше отбор делает свое дело: из бесчисленного множества мутаций отбирает только те единицы, которые оказываются для чего-то полезными. Так же и в науке: сколько невостребованных томов книг и журналов, содержащих мысли и открытия исследователей, пылятся в библиотеках. И однажды некоторые из них могут оказаться нужными.

Экология в этом совсем не похожа на традиционные дисциплины. В отличие от них она имеет вполне определенную и заранее заданную цель: такое изучение собственного дома и такое изучение возможного поведения в нем человека, которое позволило бы человеку жить в этом доме, то есть выжить на планете Земля.

В отличие от многих других наук, экология имеет многоярусную конструкцию, и каждый из этажей этого «здания» опирается на целое множество традиционных дисциплин.

Верхний этаж

В период перестройки, провозглашенной в нашей стране, мы начали говорить о необходимости избавиться от идеологии, от ее тотального диктата. Конечно, человеку для того, чтобы раскрылся его потенциал, заложенный Природой, необходима свобода поиска. Его мысль не должна быть стесненной никакими рамками: должно быть доступно видению все многообразие путей развития, чтобы иметь широкие возможности выбора. А рамки в процессе мышления, какими бы они ни были, — всегда помеха. Однако ничем не стесненной и сколь угодно революционной может быть только мысль. А действовать следует осмотрительно, опираясь на проверенные принципы. Вот почему жить без идеологии тоже нельзя, вот почему свободный выбор всегда должен опираться на мировоззрение, а оно формируется опытом многих поколений. Человек должен видеть, осознавать свое место в мире, во Вселенной. Он должен знать, что ему недоступно и запрещено — погоня за фантомами, иллюзиями, за призраками во все времена была одной из главных опасностей, подстерегающих человека.

Мы живем в доме, имя которому — биосфера. Но она, в свою очередь, лишь малая частица Великого Мироздания. Наш дом — крошечный уголок необъятного космоса. И человек обязан чувствовать себя частицей этой безграничной Вселенной. Он должен знать, что возник не в силу чьей-то потусторонней воли, а в результате развития этого бесконечно огромного мира, и как апофеоз этого развития он обрел Разум, способность предвидеть результаты своих действий и влиять на события, которые происходят вокруг него, а значит, и на то, что происходит во Вселенной! Вот эти принципы мне и хочется называть основой, фундаментом экологического мировоззрения. А значит, и основой экологии.

Любое мировоззрение имеет много источников. Это и религия, и традиции, и опыт семьи… Но все же одна из важнейших его составляющих — это конденсированный опыт всего человечества. И его мы называем НАУКОЙ.

Владимир Иванович Вернадский использовал словосочетание «эмпирическое обобщение». Этим термином он называл любое утверждение, которое не противоречит нашему прямому опыту, наблюдениям или то, которое можно вывести строгими логическими методами из других эмпирических обобщений. Так вот, в основе экологического мировоззрения лежит следующее утверждение, впервые четко сформулированное датским физиком Нильсом Бором: мы можем считать существующим лишь то, что является эмпирическим обобщением!

Только такая основа может защитить человека от неоправданных иллюзий и ложных шагов, от непродуманных и опасных действий, только она способна закрыть доступ в юные головы различным фантомам, которые на развалинах марксизма начинают путешествовать по нашей стране.

Человеку предстоит решать проблему огромной практической значимости: как выжить на оскудевающей Земле? И только трезвое рационалистическое миропредставление может служить путеводной нитью в том страшном лабиринте, куда нас загнала эволюция. И помочь справиться с теми трудностями, которые ожидают человечество.

Значит, экология начинается с мировоззрения. Я бы даже сказал больше: мировоззрение человека в современный век начинается с экологии — с экологического мышления, а воспитание и образование человека — с экологического воспитания.

Биосфера и человек в биосфере

Биосфера — это часть верхней оболочки Земли, в которой существует или способно существовать живое вещество. К биосфере принято относить атмосферу, гидросферу (моря, океаны, реки и другие водоемы) и верхнюю часть земной тверди. Биосфера не находится и никогда не находилась в состоянии равновесия. Она получает энергию Солнца и, в свою очередь, излучает определенное количество энергии в космос. Эти энергии разного свойства (качества). Получает Земля коротковолновое излучение — свет, который, трансформируясь, нагревает Землю. А в космос от Земли уходит длинноволновое тепловое излучение. И баланс этих энергий не соблюдается: Земля излучает в космос несколько меньше энергии, чем получает от Солнца. Эту разность — небольшие доли процента — и усваивает Земля, точнее, ее биосфера, которая все время накапливает энергию. Этого небольшого количества накапливаемой энергии оказывается достаточно для того, чтобы поддерживать все грандиозные процессы развития планеты. Этой энергии оказалось достаточно для того, чтобы однажды на поверхности нашей планеты вспыхнула жизнь и возникла биосфера, чтобы в процессе развития биосферы появился человек и возник Разум.

Итак, биосфера — живая развивающаяся система, система, открытая космосу — потокам его энергии и вещества.

И первая основная, практически очень важная задача экологии человека — познать механизмы развития биосферы и тех процессов, которые в ней происходят.

Это сложнейшие процессы взаимодействия атмосферы, океана, биоты — процессы принципиально неравновесные. Последнее означает, что все кругообороты веществ здесь не замкнутые: какая-то материальная субстанция непрерывно добавляется, а что-то выпадает в осадок, образуя со временем огромные толщи осадочных пород. И планета сама по себе не инертное тело. Ее недра все время выбрасывают в атмосферу и океан различные газы, прежде всего — углекисло ту и водород. Они включаются в кругооборот веществ в природе. Наконец, и сам человек, как сказал Вернадский, оказывает решающее влияние на структуру геохимических циклов — на кругооборот веществ.

Изучение биосферы, как целостной системы, получило название глобальной экологии — совершенно новое направление в науке. Существующие методы экспериментального изучения Природы для него непригодны: биосферу нельзя, как бабочку, изучать под микроскопом. Биосфера — объект уникальный, существует в единственном экземпляре. И к тому же сегодня она не такая, какой была вчера, а завтра не будет такой, как сегодня. И поэтому какие-либо эксперименты с биосферой недопустимы, просто в принципе недопустимы. Мы можем лишь наблюдать происходящее, думать, рассуждать, изучать компьютерные модели. И уж если проводить эксперименты, то только локального характера, позволяющие изучать лишь отдельные региональные особенности биосферных процессов.

Вот почему единственный путь изучения проблем глобальной экологии — это методы математического моделирования и анализ предшествующих этапов развития Природы. На этом пути уже сделаны первые значительные шаги. И за последние четверть века многое понято. А самое главное — необходимость такого изучения стала общепризнанной.

Взаимодействие биосферы и общества

Вернадский первым, еще в самом начале ХХ века, понял, что человек становится «основной геологообразующей силой планеты» и проблема взаимодействия человека и Природы должна войти в число основных фундаментальных проблем современной науки. Вернадский не случайное явление в череде замечательных отечественных естествоиспытателей. У него были учители, были предшественники и, главное, были традиции. Из учителей надо вспомнить прежде всего В. В. Докучаева, который раскрыл тайну наших южных черноземов и заложил основу почвоведения. Благодаря Докучаеву мы сегодня понимаем, что основа всей биосферы, ее связующее звено — это почвы с их микрофлорой. Та жизнь, те процессы, которые происходят в почвах, определяют все особенности круговорота веществ в природе.

Учениками и последователями Вернадского были В. Н. Сукачев, Н. В. Тимофеев-Ресовский, В. А. Ковда и многие другие. Виктору Абрамовичу Ковде принадлежит очень важная оценка роли антропогенного фактора на современном этапе эволюции биосферы. Так, он показал, что человечество производит по крайней мере в 2000 раз больше отбросов органического происхождения, чем вся остальная биосфера. Отходами или отбросами условимся называть вещества, которые надолго исключаются из биогеохимических циклов биосферы, то есть из кругооборота веществ в Природе. Другими словами, человечество кардинальным образом меняет характер функционирования основных механизмов биосферы.

Известный американский специалист в области вычислительной техники, профессор Массачусетского технологического института Джей Форрестер в конце 60-х годов разработал упрощенные методы описания динамических процессов с помощью компьютеров. Ученик Форрестера Медоуз применил эти подходы для изучения процессов изменения характеристик биосферы и человеческой активности. Свои расчеты он опубликовал в книге, которую назвал «Пределы роста».

Используя очень простые математические модели, которые никак нельзя было отнести к числу научно обоснованных, он провел расчеты, позволяющие сопоставить перспективы промышленного развития, роста населения и загрязнения окружающей среды. Несмотря на примитивность анализа (а может быть, именно благодаря этому), расчеты Медоуза и его коллег сыграли весьма важную положительную роль в становлении современного экологического мышления. Впервые на конкретных числах было показано, что человечеству уже в самом ближайшем будущем, вероятнее всего, в середине наступающего столетия, грозит глобальный экологический кризис. Это будет кризис продовольствия, кризис ресурсов, кризисная ситуация с загрязнением планеты.

Сейчас уже точно можно сказать, что расчеты Медоуза во многом ошибочны, но основные тенденции он уловил правильно. А еще важнее то, что благодаря своей простоте и наглядности результаты, полученные Медоузом, привлекли внимание мировой общественности.

По-иному развивались исследования в области глобальной экологии в Советском Союзе. В Вычислительном центре Академии наук была построена компьютерная модель, способная имитировать протекание основных биосферных процессов. Она описывала динамику крупномасштабных процессов, идущих в атмосфере, в океане, а также взаимодействие этих процессов. Специальный блок описывал динамику биоты. Важное место занимало описание энергетики атмосферы, образования облачности, выпадения осадков и т. д. Что касалось человеческой деятельности, то она была задана в форме различных сценариев. Так появлялась возможность оценить перспективы эволюции параметров биосферы в зависимости от характера деятельности человека.

Уже в конце 70-х годов с помощью подобной вычислительной системы, иными словами, на кончике пера, впервые удалось оценить так называемый «тепличный эффект». Его физический смысл достаточно прост. Некоторые газы — водяной пар, углекислота — пропускают идущий к Земле солнечный свет, и он нагревает поверхность планеты, но эти же газы экранируют длинноволновое тепловое излучение Земли.

Активная промышленная деятельность ведет к непрерывному возрастанию концентрации углекислоты в атмосфере: в ХХ веке она возросла на 20 процентов. Это служит причиной повышения средней температуры планеты, что в свою очередь меняет характер циркуляции атмосферы и распределение осадков. А эти изменения отражаются на жизнедеятельности растительного мира, меняется характер полярного и материкового оледенения — ледники начинают таять, уровень океана поднимается и т. д.

Если сохранятся современные темпы роста промышленного производства, то к тридцатым годам наступающего столетия концентрация углекислоты в атмосфере удвоится. Как все это может сказаться на продуктивности биоты — исторически сложившихся комплексов живых организмов? В 1979 году А. М. Тарко с помощью компьютерных моделей, которые к этому времени были уже разработаны в Вычислительном центре АН, впервые провел расчеты и анализ этого явления.

Оказалось, что общая продуктивность биоты практически не изменится, но произойдет перераспределение ее продуктивности по различным географическим зонам. Так, например, резко возрастет засушливость районов Средиземноморья, полупустынь и опустыненных саванн в Африке, кукурузного пояса США. Пострадает и наша степная зона. Урожаи здесь могут снизиться на 15-20, даже на 30 процентов. Зато резко возрастет продуктивность таежных зон и тех районов, которые мы называем нечерноземьем. Земледелие может продвинуться на север.

Таким образом, уже первые расчеты показывают, что производственная деятельность человека в ближайшие десятилетия, то есть при жизни нынешних поколений, может привести к значительным климатическим сдвигам. Для планеты в целом эти изменения будут отрицательными. Но для Севера Евразии, а значит, и для России, последствия парникового эффекта могут оказаться и положительными.

Однако в нынешних оценках глобальной экологической ситуации еще много дискуссионного. Окончательные выводы делать очень опасно. Так, например, по расчетам нашего вычислительного центра, к началу следующего столетия средняя температура планеты должна повыситься на 0,5-0,6 градуса. Но ведь и естественная климатическая изменчивость может колебаться в пределах плюс-минус один градус. Климатологи спорят: является ли наблюдаемое потепление результатом естественной изменчивости, или это проявление усиливающегося тепличного эффекта.

Моя позиция в данном вопросе весьма осторожная: тепличный эффект существует — это бесспорно. Учитывать его, я полагаю, безусловно надо, но говорить о неизбежности трагедии не следует. Человечество может еще очень многое предпринять и смягчить последствия происходящего.

К тому же хочется обратить внимание на то, что существует немало других крайне опасных последствий человеческой деятельности. Среди них такие непростые, как утончение озонового слоя, сокращение генетического разнообразия человеческих рас, загрязнение окружающей среды… Но и эти проблемы не должны вызывать панику. Только их ни в коем случае нельзя оставлять без внимания. Они должны быть предметом тщательного научного анализа, поскольку неизбежно станут основой для выработки стратегии промышленного развития человечества.

Опасность одного из таких процессов предвидел еще в конце XVIII века английский монах Мальтус. Он высказал гипотезу о том, что человечество растет быстрее, чем способность планеты создавать продовольственные ресурсы. Долгое время казалось, что это не совсем так — люди научились повышать эффективность сельского хозяйства.

Но в принципе Мальтус прав: любые ресурсы планеты ограничены, пищевые — прежде всего. Даже при самой совершенной технологии производства продуктов питания Земля может прокормить лишь ограниченное количество населения. Теперь этот рубеж, по-видимому, уже пройден. В последние десятилетия количество пищи, производимой в мире на душу населения, стало медленно, но неотвратимо уменьшаться. Это грозный признак, требующий незамедлительной реакции всего человечества. Подчеркиваю: не отдельных стран, а всего человечества. И думаю, что одним лишь совершенствованием технологии сельскохозяйственного производства здесь не обойтись.

Экологическое мышление и Стратегия Человечества

Человечество подошло к новому рубежу своей истории, на котором стихийное развитие производительных сил, неконтролируемый рост населения, отсутствие дисциплины индивидуального поведения могут поставить человечество, то есть биологический вид homo sapiens, на край гибели. Мы стоим перед проблемами новой организации жизни, новой организации общества, нового миропредставления. Сейчас возникло словосочетание «экологическое мышление». Оно призвано прежде всего напомнить нам, что мы дети Земли, не ее покорители, а именно дети.

Все возвращается на круги своя, и нам следует, подобно нашим далеким кроманьонским предкам, охотникам доледникового периода, снова воспринимать себя как часть окружающей Природы. Мы должны относиться к Природе, как к матери, как к собственному дому. Но есть огромное принципиальное отличие человека, принадлежащего современному обществу, от нашего доледникового предка: у нас есть знания, и мы способны ставить себе цели развития, у нас есть потенциальная возможность следовать этим целям.

Около четверти века назад я начал использовать термин «коэволюция человека и биосферы». Он означает такое поведение человечества и каждого человека в отдельности, которое способно обеспечить совместное развитие и биосферы, и человечества. Сегодняшний уровень развития науки и наших технических возможностей делает принципиально реализуемым этот режим коэволюции.

Вот только одно важное замечание, предохраняющее от разнообразных иллюзий. Сейчас часто говорят о всесилии науки. Наши знания об окружающем мире действительно невероятно расширились за последние два века, однако наши возможности остались пока еще весьма ограниченными. Мы лишены способности предвидеть развитие природных и общественных явлений на более или менее отдаленные времена. Поэтому я всегда опасаюсь широких, далеко идущих планов. В каждый конкретный период надо уметь вычленить то, что заведомо достоверно, и на это опираться в своих планах, действиях, «перестройках».

А наиболее достоверными чаще всего бывают знания о том, что именно приносит заведомый вред. Поэтому главная задача научного анализа, главная, но, конечно, далеко не единственная, — сформулировать систему запретов. Это, вероятно, было понято еще во времена нижнего палеолита нашими человекоподобными предками. Уже тогда начали возникать различные табу. Вот и нам без этого не обойтись: должна быть разработана новая система запретов и рекомендаций — как эти запреты реализовать.

Экологическая стратегия

Для того, чтобы жить в нашем общем доме, мы должны выработать не только некие общие правила поведения, если угодно — правила общежития, но и стратегию своего развития. Правила общежития носят в большинстве случаев локальный характер. Они сводятся чаще всего к разработке и внедрению малоотходных производств, к очищению окружающей среды от загрязнений, то есть — к охране Природы.

Чтобы удовлетворить этим локальным требованиям, нет необходимости в каких-либо сверхкрупных мероприятиях: все решается культурой населения, технологической и, главным образом, экологической грамотностью и дисциплиной местных чиновников.

Но тут же мы сталкиваемся и с более сложными ситуациями, когда приходится думать о благополучии не только своем, но и далеких соседей. Пример тому река, пересекающая несколько областей. В ее чистоте заинтересовано уже множество людей, и заинтересовано очень по-разному. Жители верховий не очень-то склонны заботиться о состоянии реки в ее низовьях. Поэтому, чтобы обеспечить нормальную совместную жизнь населения всего речного бассейна, уже требуются регламентации на государственном, а иногда и на межгосударственном уровне.

Пример с рекой — это тоже лишь частный случай. Ведь существуют и проблемы планетарного характера. Они требуют общечеловеческой стратегии. Для ее выработки мало одной культуры и экологической образованности. Мало и действий грамотного (что бывает чрезвычайно редко) правительства. Появляется необходимость создания общечеловеческой стратегии. Она должна охватить буквально все стороны жизнедеятельности людей. Это и новые системы промышленных технологий, которые должны быть безотходными и ресурсосберегающими. Это — и сельскохозяйственные технологии. Причем не только более совершенные обработка почв и использование удобрений. Но, как показывают труды Н. И. Вавилова и других замечательных представителей агрономической науки и растениеводства, здесь главный путь развития — это использование растений, имеющих наибольший коэффициент полезного использования солнечной энергии. То есть энергии чистой, не загрязняющей окружающую среду.

Такое кардинальное решение сельскохозяйственных задач имеет особую важность, поскольку они напрямую связаны с проблемой, которую, я убежден, неизбежно придется решать. Речь идет о численности населения планеты. Человечество уже сейчас поставлено перед необходимостью жесткой регламентации рождаемости — в разных районах Земли по-разному, но везде — ограничение.

Для того, чтобы человек и дальше вписывался в естественные циклы (кругооборот) биосферы, население планеты, при сохранении современных потребностей, должно быть уменьшено раз в десять. А это невозможно! Регламентация роста народонаселения, конечно, не даст десятикратного сокращения численности обитателей планеты. Значит, наряду с умной демографической политикой, необходимо создавать новые биогеохимические циклы, то есть новый кругооборот веществ, в который войдут прежде всего те виды растений, которые более эффективно используют чистую солнечную энергию, не приносящую планете экологический вред.

Решение проблем такого масштаба доступно только человечеству в целом. А это потребует изменения всей организации планетарного сообщества, иными словами, новой цивилизации, перестройки самого главного — тех систем ценностей, которые утверждались веками.

Принцип необходимости формирования новой цивилизации продекларирован Международным зеленым крестом — организацией, создание которой было провозглашено в 1993 году в японском городе Киото. Основной тезис — человек должен жить в согласии с Природой.

Профессор Михаил Шилин – об экологии как отдельной науке

Страна и мир 29 сентября 2020

Экологию стали понимать так широко, что она превратилась в «науку о связи всего со всем», сетовала гидробиолог, историк науки Александра Рижинашвили. Интервью с ней, руководителем сектора истории эволюционной теории и экологии СПб филиала Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН, было опубликовано в газете 2 июня 2020 года. Ученая полагает: из-за размытости и подмены понятий «профессиональная экология переживает кризис». «Я во многом согласен с Александрой Львовной, но не с этим утверждением», – откликнулся и тем самым продолжил дискуссию кандидат биологических и доктор географических наук профессор Российского государственного гидрометеорологического университета Михаил ШИЛИН. Он работал и в немецком Йенском университете, где когда-то профессорствовал Эрнст Геккель, и в американском Институте экологии, создателем и директором которого был Юджин Одум – обоих называют «отцами экологии».

ФОТО pixabay

– Мне понятна позиция Александры Львовны. Но она говорит об экологии как о биологической дисциплине. О той, начало которой в 1860-х положил молодой немецкий естествоиспытатель Эрнст Геккель, поклонник и пропагандист Дарвина, когда, переживая смерть жены, в затворничестве анализировал состояние биологической науки и придумал термин «экология». Им он обозначил связи живых организмов друг с другом и со средой обитания.

Но я убежден, что уже несколько десятилетий мы живем в другом, втором периоде развития экологии. Она давно вышла из рамок биологии и стала самостоятельной системной наукой.

Да, она охватывает все больше сфер: от утилизации мусора до атомной энергетики и занимается очень практическими вещами. Но и будучи поначалу только биологической дисциплиной, она работала на решение практических задач. К примеру, термин «биологическое сообщество» появился из бизнес-заказа: в 1860-х немецкие устрицеводы выделили грант профессору Мебиусу, чтобы он нашел способ повысить урожайность устричных ферм. И Мебиус, изучив вопрос, заявил: устрицы живут не «сами по себе», а являются частью совокупности организмов, населяющих определенную среду и с ней связанных. Так появилось понятие «биоценоз», одно из ключевых в экологии.

А другую экологическую концепцию, пищевых цепей, британский ученый Чарльз Элтон почерпнул из экономики. Фабрика производит товар, он поступает в магазин, там его покупают, используют, и завершается все его утилизацией. Элтон превратил эту экономическую цепочку в экологическую, где производителем продукта, «фабрикой» выступает природа.

К слову, и развивалась экология именно в индустриальных странах (Германии, Англии, США и России), потому что требовалось решать практические задачи, связанные с природопользованием, заболачиванием, сельским хозяйством. А после Второй мировой войны началось мощнейшее наступление на природу – восстановление хозяйств, внедрение инноваций, атомная энергетика, применение пестицидов, массовая вырубка лесов, кислотные дожди. .. Для решения таких вопросов уже недостаточно было только «биологической дисциплины».

Если отец экологии как особого направления в биологии – Эрнст Геккель (о чем упоминают все учебники), то преобразователь экологии в самостоятельную системную науку – конечно, Юджин Одум. Преобразование произошло не на пустом месте. В 1950-е в Советском Союзе и в США одновременно появились первые атомные энергетические установки. Чтобы найти способ обеспечить безопасность таких сооружений, в США был объявлен открытый конкурс. Совершенно неожиданно его победителем оказался юный выпускник биологического факультета университета Джорджии (специалистов по экологии никто тогда не готовил!) Юджин Одум, который выдвинул концепцию экологической безопасности: если речь идет о таком крупном объекте, как атомная станция, недостаточно следить за состоянием отдельных представителей биоты – деревьев, насекомых, птиц и т. д. Мало контролировать качество воды, воздуха или даже здоровье людей. То, что для человека покажется безопасным, может, например, убить насекомых или почвенных беспозвоночных. Это скажется на птицах, а далее негативный эффект дойдет и до нас, просто иным путем. Под экологической безопасностью Одум предложил понимать безопасность экосистемы в целом. Сегодня мы называем это «экосистемным подходом».

Парадоксально: Юджин Одум по заслугам вполне достоин был Нобелевской премии, но он сам себя лишил даже возможности быть выдвинутым на нее, потому что утвердил статус экологии как самостоятельной науки – а «по экологии» Нобелевская премия не вручается. Правда, он получил премию Крафорда, сопоставимую. И на эти деньги построил Институт экологии.

Конечно, Александра Львовна права в том, что в нашей стране наука экология (как, впрочем, и общая биология, и наука в целом) очень пострадала от идеологии. Вся мировая наука содрогнулась, когда в конце 1930-х «исчез» Николай Иванович Вавилов. Об основателе современного научного лесоведения Георгии Федоровиче Морозове в это же время писали: «Морозовское учение о типологии леса целиком и полностью направлено против нашего социалистического строительства».

И, например, судьба советского ученого Георгия Францевича Гаузе, работы которого очень высоко оценивают зарубежные экологи, – скорее счастливое исключение. Возможно, Гаузе спасло от репрессий то, что он вел в науке как бы двойную жизнь. Про него раньше в энциклопедиях даже писали, будто о двух разных людях. До Второй мировой войны он занимался теоретической экологией и сформулировал принцип «экологической ниши», одно из фундаментальных понятий современной науки; кстати, сейчас эту концепцию преподают и в экономических вузах, потому что и в бизнесе для преуспевания нужно найти свою нишу. А во время войны «бывший эколог» Гаузе создал два первых советских антибиотика и стал потом директором московского института антибиотиков.

Сегодня, к сожалению, финансирование в науке часто получает тот, кто громче всех кричит. И многие серьезные «тихие» проблемы остаются замаскированными. Приведу пример. В экосистеме три компонента. Первый – продуценты: скажем так, растения, производящие продукт, которым питаются остальные организмы. Второй – консументы, «потребители»: животные и в том числе человек. Третий компонент – тот, которому наука уделяет, мне кажется, непозволительно мало внимания: микроорганизмы. А ведь они разлагают органику, то есть замыкают один жизненный цикл и начинают новый.

Микроорганизмы – это и возбудители инфекционных заболеваний. И, как говорят многие микробиологи, победы медицины над микробами часто оборачиваются поражениями, потому что на место побежденного приходит «кто-то» другой, неизвестный и уже поэтому опасный.

В целом я не согласен с тем, что наука экология находится в кризисе. Да, может сложиться такое впечатление, если судить по содержанию некоторых российских научных журналов. Но это говорит о кризисе не науки, а русскоязычных научных изданий. В советские времена американцы переводили наши публикации, а авторы получали гонорар. Теперь нас переводить не надо: мы сами пишем англоязычные статьи. И, с одной стороны, мы постоянно слышим о том, что надо возрождать российские научные журналы; с другой – по приказу Минобрнауки университеты требуют от сотрудников публикации именно в иностранных журналах.

Меня не смущает то, что факультеты и кафедры экологии появляются и в технических вузах. Академик Михаил Петрович Федоров, гидроэнергетик, был одним из идеологов концепции экологического образования в технических университетах. Студентам-технарям преподают экологическую грамотность, они выходят на практику в лес, в поля, на озера и реки. Для выпускников этих кафедр есть множество рабочих мест: в Государственной экологической экспертизе Петербурга, на промышленных предприятиях. И как технари, как инженеры, они занимаются тем, что вряд ли было бы интересно «чистым биологам».

И мне нравится, что в экологию приходит что-то из других наук, в том числе точных. Мы на кафедре изучаем экологические риски, которых из-за разбалансированности климата становится все больше. И, например, изучать наводнения, землетрясения, цунами в рамках только лишь биологии – невозможно.

Может показаться, что статья про сортировку мусора «не экология», потому что «не биология». Но это именно экология! Потому что проблема может быть решена, например, с помощью тех же микроорганизмов, разлагающих мусор.

…Все в мире меняется. Язык меняется, речь, наука. И экология переросла прежние рамки. Геоэкология где впервые появилась в стране? Не на биофаке, а (одновременно!) на географическом факультете Ленинградского университета и экологическом факультете Российского гидрометеорологического университета.

Сейчас экология – одна из важнейших системных наук, именно поэтому она привлекает так много специалистов из разных сфер. И работа в ней найдется всем.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 175 (6773) от 29.09.2020 под заголовком «Пусть Нобеля и не дадут…».


Материалы рубрики

Кто придумал экологию? Зеленые страницы. Рассказы о природе.

Слово «экология» сейчас услышишь на каждом шагу. Тут вам и «плохая экология», и «экология культуры», и «экология речи». Слово вошло в наш быт, проникло чуть ли ни во все сферы современной жизни. А правильно ли это? Может быть, стоит задуматься над тем, когда и где это слово нужно употреблять?

Собственно говоря, во всех случаях под словом «экология» подразумевается некая «чистота» нашего окружения, будь то природа, культурная среда, речь. Но экология — это прежде всего наука, а наука не может быть ни плохой, ни хорошей, она может быть только объективной, если это настоящая наука, и должна объяснять те явления природы или общественные явления, которые нас окружают, с которыми мы — люди — сталкиваемся.

Вот мы и подошли поближе к понятию «экология». Это наука, наука естественная, то есть такая, которая, наряду со многими другими естественными науками, занимается изучением явлений природы, как и физика, и ботаника, и зоология, и астрономия. Но если эти науки старые, даже древние, возникшие давно, по существу, даже в античное время, то экология — наука молодая, ей всего-то чуть больше 100 лет, даже меньше. Если быть точным, 144 года. Откуда же такая точность?

И теперь самое время рассказать о том, кто ввел в научный оборот слово «экология», за которым стала формироваться и наука с таким названием. «Экологию» придумал немецкий зоолог Эрнст Геккель в 1866 году. Он много чего придумал, и многие предложенные им термины прочно вошли в современную науку. Личность Эрнста Геккеля незаурядна и представляет немалый интерес.

Родился он в 1834 году, в Потсдаме, что недалеко от Берлина, но вскоре родители перебрались в Мерзебург, где и прошло детство будущего натуралиста. Уже в гимназии Геккель увлекся изучением живой природы, особенно ему нравилась ботаника, которой он хотел посвятить жизнь. Но его отец, будучи вполне обеспеченным юристом, считал, что ботаника может быть неплохим хобби, но никак не профессией. И уж если юриспруденция не привлекает сына, пусть будет, на худой конец, врачом. И Геккель поступил в университет на медицинский факультет. Кстати сказать, и таким великим натуралистам, как Карл Линней или Чарльз Дарвин, столкнувшись с непониманием родителей, также пришлось получить поначалу медицинское образование. Геккель учился в разных университетах, у разных профессоров, но все его Учителя — именно так, — были Учителями с большой буквы, крупнейшими биологами своего времени: Шлейден, Вирхов, Кёлликер, Иоганн Мюллер, Лейдиг — создатели клеточной теории, физиологии, учения о тканях… Были среди учителей Геккеля и знаменитые зоологи.

Наконец, диплом «практического врача» получен, а душа к медицине не лежит, и Геккель на дверях своего кабинета пишет: «Приемные часы от 5 до 6 часов утра». За год у него побывало всего три пациента и, как говорил Геккель: «Ни один не умер».

Отцу пришлось смириться с желанием сына заниматься зоологией. Геккель едет в Италию на морскую биологическую станцию, где и начинается его триумфальное шествие в науку. Но об этом — в следующий раз.

Продолжение. Страница 1, страница 2



Экология и мифы, которые ее убивают

Экологические проблемы беспокоят все мировое сообщество, однако далеко не все знают, как остановить загрязнение окружающей среды. Одни думают, что бумажные стаканчики легко разлагаются, другие верят в безвредность электробусов. Редакция Т&Р в рамках спецпроекта #надоразобраться собрала самые распространенные мифы об экологии и разобралась, насколько они обоснованны.

Электробусы безопасны для окружающей среды

Электробусы становятся более популярными, например, в Москве их насчитывается уже 333. Многие уверены, что этот транспорт не наносит никакого вреда окружающей среде. Но это не так! Выбросы в атмосферу происходят не во время эксплуатации, а в процессе самого производства.

При производстве комплектующих дизельного транспорта в атмосферу выбрасывается 5,6 тонн углекислого газа, а при создании электромобиля — 8,8 тонн. Выбросы этого вещества — причина глобального потепления, которое влечет за собой вымирание некоторых видов животных, уничтожение плодородных земель. Кроме того, батарея, используемая в электробусах, трудно перерабатывается из-за того, что содержит небольшое количество лития, кобальта и никеля. Поэтому чаще всего такие батареи не утилизируются. Пока что в Европе на утилизацию идет всего 5% лития, остальное сжигается или выбрасывается на свалки.

Пластик разлагается дольше, чем стекло

Не переработанные стекло и пластик могут нанести вред окружающей среде. При этом если выкинутая пластиковая бутылка разлагается 450-500 лет, то стекло — более 1000 лет.

Однако не весь пластик гниет сотни лет. Например, биопластик, производимый из органических отходов, перерабатываемых полимеров, разлагается в течение полугода в домашнем или промышленном компосте. Биоразлагаемые полимеры обладают способностью к ускоренному разложению в природных условиях. Доля таких материалов на рынке Европы на 2020 год составляет около 5%.

Заботиться о мире и отправлять отходы на переработку нужно сейчас. По прогнозам благотворительной организации Ellen MacArthur Foundation, к 2050 году в океанах будет больше пластика, чем рыбы.

Товары с пометками «эко» и «био» всегда лучше

К сожалению, нет. Чаще всего — это маркетинговый ход для привлечения людей, следящих за экологией или своим здоровьем. У этого метода даже есть свое название «гринвошинг» — экологическое позиционирование продукта или компании без основания.

Термин «гринвошинг» придумал эколог Джей Вестервельд в 80-х. Тогда на фальшивом эко-позиционировании бренда попались несколько компаний. Так, крупная нефтяная корпорация Chevron заказала серию дорогих телевизионных и печатных рекламных роликов для демонстрации своей заботы об окружающей среде. Но вскоре выяснилось, что Chevron нарушала закон о сохранении чистого воздуха, а также загрязняла места обитания животных. Спустя 40 лет бренды все еще используют этот прием. И он действует. Так, каждый пятый россиянин считает, что товары с маркировками «био», «эко», «органик» безопасны для окружающей среды и человека.

В итоге же отметки полезны только брендам: маркировка повышает конкурентоспособность товара и открывает возможность стать востребованным на западных рынках.

Тем не менее, в мире и в России есть бренды, которые используют «эко» маркировки не для галочки. «Например, в России это «листок жизни» — единственная экомаркировка, признанная на международном уровне благодаря научному подходу к оценке продуктов, проектов и услуг на базе комплексного анализа жизненного цикла».

Бумажный пакет экологичнее пластикового

Похоже на правду, но нет. По данным Greenpeace, при производстве бумажных пакетов в атмосферу выбрасывается на 70% больше вредных веществ, чем при изготовлении пластиковых. А сброс отходов в водоемы увеличивается в 50 раз.

Бумажные пакеты могут быть экологичнее пластиковых только при одном условии: если их создали из макулатуры — бумаги и картона, которые уже были в употреблении. Пакет, изготовленный из первичной целлюлозы крайне не экологичен — процесс его производства наносит существенный вред окружающей среде. Чтобы «оправдать» выбросы, которые были при производстве одного бумажного пакета, нужно им воспользоваться минимум 12 раз.

В погоне за мнимым эко-трендом все больше ритейлеров переходит на бумажные пакеты, выдавая до 6 млн пакетов в год в каждом магазине. Это равносильно вырубке 9000 деревьев для обслуживания одной точки продаж. При этом бумажные пакеты почти невозможно переработать из-за того, что крафт легко намокает, рвется и пачкается.

Важно оценивать весь жизненный цикл товаров и, в том числе, учитывать, сколько ресурсов требуется для их производства. Если берете пакет — используйте его максимальное количество раз. Так, одноразовый пластиковый пакет может быть использован повторно до 40 раз, после чего вторично переработан. Самый экологичный вариант — носить авоськи или шопперы. Они многоразовые, их можно зашить или постирать при необходимости.

Энергосберегающие лампочки безопасны для природы

Энергосберегающие лампочки удобны для потребителя, так как служат от 2 до 20 часов. При этом не все знают об их негативной стороне — ртути. Она содержится в лампах и требует специальной утилизации: относится к 1 классу опасности вредных веществ.

Если выкинуть лампу в обычную мусорку — она легко разобьется. Тогда появятся пары ртути: они вредят как природе, так и человеку. Например, согласно исследованию американских ученых, излучение от ламп может вызывать у женщин рак груди.

Поэтому лампу нужно отнести в пункт утилизации. Сделать это легко. Например, на сайте Recyclemap.ru выберите город и найдите место, где ее можно сдать. Жители Москвы могут посмотреть официальный перечень таких предприятий.

Если пакет называется биоразлагаемым, то он экологичный

Как бы приставка «био» ни вводила в заблуждение, но биоразлагаемые пакеты нельзя полностью утилизировать. Чаще всего они производятся из оксоразлагаемых полимеров, которые просто быстрее разлагаются под воздействием ультрафиолета.

Срок разложения таких «био» пакетов в природе варьируется от 1 года до 3 лет. И пока идет процесс гниения, вместе с ним окружающая среда загрязняется микропластиком. В итоге он мигрирует по пищевой цепи и попадает в еду. Например, его частицы нашли в соли и рыбе. Некоторые химические элементы снижают качество таких пакетов, из-за чего их сложно переработать. Возможно, в будущем будут созданы полностью экологичные биопакеты, но пока что их использование нужно по возможности уменьшить до минимума.

Избежать такой ситуации можно только при соблюдении межгосударственного стандарта по утилизации оксоразлагаемых упаковок. Он гласит, что материал должен направляться на специализированный полигон для переработки.

Леса полностью обеспечивают нашу землю кислородом

Удивительно, но нет. Лес действительно производит кислород, но и сам его потребляет. И только деревья, которые еще начинают расти, вырабатывают больше кислорода, чем им требуется.

Одна из иллюстраций этого мифа — Дождевые леса Амазонии. Их часто называют «легкими планеты». Однако это не совсем так. Морские водоросли и другие водные растения — вот кто производит около 70% кислорода. Можно сказать, что наши с вами легкие — буквально в мировом океане. И приходится им сейчас нелегко. Ученые изучают, в частности, что происходит, с фитопланктоном, который погибает от потепления океанов. На его долю приходится половина кислорода на Земле. Несмотря на это, леса действительно надо беречь.

Земные леса поглощают около четверти мировых выбросов углекислого газа в мире. В основном за счет тех деревьев, которые находятся на активной стадии роста. Таким образом, посадив и сохранив больше деревьев, мы можем снизить выбросы парниковых газов, которые и способствуют нагреванию океанов и гибели планктона, вырабатывающего кислород.

Хлопок — это экологичный материал

Он кажется нам приятным на ощупь, но окружающей среде, к сожалению, вредит. Для производства 1 килограмма хлопка требуется 20 тысяч литров воды. А чтобы сделать 1 хлопковую футболку — 2,7 тысячи литров. И это много, учитывая, что примерно половина всего текстиля в мире изготовлена из хлопка.

Однако не все так однозначно. Надо учитывать весь жизненный цикл материала и тот факт, что само производство хлопка требует больших энергетических и водных ресурсов. Как раз по этой причине осушили бессточное озеро — Аральское море. Возможно, вы о нем раньше и не слышали. Однако именно его воды использовались для выращивания хлопка в Центральной Азии. ООН назвала это событие одной из самых страшных экологических катастроф на планете. Кроме того, поля с хлопком часто обрабатывают пестицидами, которые опасны для здоровья. Несмотря на это, их часто обнаруживают в близлежащих реках, располагающихся рядом с хлопковым производством. Есть, конечно, и абсолютно экологически чистый хлопок, но он не распространен и требует больших ресурсов для производства.

Большинство мусора — пластик

Звучит убедительно, но нет. Пластик — точно не основной источник загрязнения экологии. Хотя логично, почему про него часто говорят в этом контексте: пластиковые отходы не тонут, поэтому более заметны.

За год в мире выбрасывают 2 миллиарда тонн твердых бытовых отходов; на Россию приходится 70 миллионов тонн. Почти половина (44%) — это органический и пищевой мусор, 17% — бумага и картон, а пластиковые отходы составляют около 12%. В Европе и Центральной Азии доля пластикового мусора — 11,5%. Для сравнения посмотрите на страны с менее развитой экономикой. Так, в Южной Азии только 8% от всех отходов — пластик, а в Центральной Африке — 8,6%.

Лидерство по объемам пластиковых отходов вынуждает страны Европы предпринимать меры по их переработке. Так, государства, состоящие в ЕС, решили, что к 2025 году они должны обрабатывать 50% пластика.

Сортировать мусор бесполезно

Многие уверены в том, что сортировка мусора бесполезна. Зачем сортировать, если все свозят на одну свалку? Однако, это не так, существуют организации, которые занимаются его разделением.

В России ежегодно выбрасывается 55-60 млн.тонн твердых отходов — это 1-2% от всего количества мусора в стране. Мусорные полигоны занимают территорию в 4 млн.га. Некоторые мусороперерабатывающие заводы самостоятельно занимаются сортировкой отходов, однако это становится невозможным, если мусор не был разделен заранее!

Научиться бережно относиться к природе можно с помощью соблюдения принципа Zero Waste. Его суть — в уменьшении количества отходов. Это достигается с помощью их повторного использования.

Мы ежедневно сталкиваемся с fake facts, заблуждаемся и искажаем картину мира, а с некоторыми ложными установками живем всю жизнь. Пора это исправить. В нашем научно-просветительском проекте #НАДОРАЗОБРАТЬСЯ рассказываем, как защитить себя от фейков, научиться их распознавать, и развеиваем самые распространенные мифы об окружающем нас мире.

✔ Проблема экологического предпринимательства — «гринвошинг»

В середине 1980-х нефтяная компания Chevron провела рекламную кампанию под названием People Do («Люди делают»). Ролики должны были убедить общество экологических добродетелях Chevron, показывая, как она защищает бабочек и морских черепах.

Рекламные ролики были очень эффективными — в 1990 году они выиграли рекламную премию Effie и даже изучались в Гарвардской школе бизнеса. Защитники окружающей среды объявили их золотым стандартом «гринвошинга» — корпоративной практики придания своей продукции «эко»-статуса с сомнительными основаниями.

Это, говоря простым языком, любые трюки, которые приводят к тому, что у потребителя складывается ложное представление об экологичности продукта (бренда и т.д.).

Само слово «гринвошинг» придумал американский биолог и эколог-активист Джей Вестервельд (Jay Westerveld) в 1986 году. Он употребил его по отношению к отелям, призывавшим своих постояльцев отказаться от частой смены полотенец и постельного белья ради заботы об окружающей среде. Все это, посчитал Вестервельд, не приносило реальной экологической пользы, а лишь сокращало издержки на обслуживание номеров.

Около 58% «экологических» утверждений брендов содержит как минимум одну ложь, предупреждает Роспотребнадзор.

Это означает, что не всегда, когда вы читаете на упаковке слова «растительная», «натуральная», «созданная природой» и так далее — это не обязывает товар действительно быть таким. Ни в России, ни во всём мире не существует законодательно принятых определений, что эко-продукция, а что — нет. Приметы гринвошинга:

1

Например, зелёный цвет упаковки плюс надписи «фитотерапия», «природная» и т.д. ассоциируются с экологичностью и натуральностью продукта;

2

Когда на упаковке ставятся такие слова, как натуральный, Natural, БИО, растительный и т.д. Не обязательно все продукты с этими надписями — жертвы гринвошинга, но это и не значит, что если на продукте такая надпись, то его состав будет на 100% органический или натуральный;

3

Ссылка на растительные компоненты — «на основе трав», «живая косметика» и т.д;

4

Заявление об экологичности может быть правдивым, но совершенно бесполезным для потребителя. Например, на растительном масле любят писать, что оно «не содержит холестерина». Это рекламный трюк: холестерин вообще никогда не содержится в растительных маслах, он есть только в продуктах животного происхождения;

5

Сертификат «Natural Care» совершенно ничего не означает, это «сертификат», придуманный самим брендом.

Историческое природоведение – Наука – Коммерсантъ

Новая разновидность исторической науки — environmental history, которая дословно переводится как «история окружающей среды», возникла в 1960-е годы на волне природоохранного движения в США и остается прежде всего американской наукой, хотя за прошедшие годы «инвайронментальные» историки появились во многих странах, в том числе в России (у нас свою науку они называют экологической историей). Но по-прежнему для историков окружающей среды во всех странах свойственна рефлексия: заметную часть их научных трудов до сих пор составляют доказательства нужности и востребованности их науки как самостоятельной дисциплины в рамках исторической науки.

Американский разум

Сами историки-инвайронменталисты считают, что их наука очень древняя и берет начало с трудов Геродота (с которого вообще началась историческая наука), и с этим трудно поспорить: в «Истории» Геродота несложно найти пассажи, которые можно истолковать как чисто «экологические». Но современная environmental history, по всеобщему мнению занятых в ней ученых, начинается с диссертации выпускника Гарварда Родерика Нэша «Wilderness and the American Mind» («Дикая природа и американский разум»), которую он защитил в 1965 году в Висконсинском университете в Мадисоне. Спустя два года его диссертация вышла в виде книги и сейчас входит в список книг, наиболее сильно повлиявших на общественные настроения в американском обществе в ХХ веке.

Главная мысль в книге Нэша «Дикая природа и американский разум» заключалась в том, что разум американцев нуждается в перенастройке по отношению к дикой природе. Сама по себе эта мысль была в те годы не новой. Прогрессивная общественность Америки находилась под впечатлением книги Рэйчел Карсон «Безмолвная весна», в которой был продемонстрирован грандиозный масштаб необратимых негативных последствий для природы антропоцентристского отношения к ней. В эти же годы зарождалось зеленое движение, а в Европе появилось алармистское движение с лозунгом: «Все пропало!». Один из идеологов этого движения в США профессор Деннис Медоуз писал: «Человечество продолжает вести себя как самоубийца, и больше нет смысла доказывать что-либо самоубийце, готовому выпрыгнуть из окна».

На этом фоне книга молодого PhD (кандидата наук по-нашему) Родерика Нэша из Калифорнийского университета (куда его пригласили после защиты диссертации) выглядела как бочка масла, вылитая в море, чтобы усмирить его волнение. Она опубликована и на русском языке (правда, в сокращенном варианте), ее может почитать любой желающий в интернете. В ней, пожалуй, впервые понятным даже неученому народу языком рассказывалось, почему в тот самый момент, «когда природа внезапно оказалась в почете», а природоохранное движение «празднует триумф за триумфом», появилась нешуточная угроза, что «мы вот-вот зацелуем природу насмерть».

Нэш показывает, как в истории американской цивилизации менялось отношение общества к природе. Довольно долго, писал Нэш, дикая природа была для человека абсолютным злом, в фольклоре многих культур она ассоциировалась c ужасом и непредсказуемостью. «Террор» со стороны природы, неподвластной контролю со стороны человека, был главной причиной человеческой враждебности к ней. Даже античный дауншифтинг из полисов на природу, воспетый Вергилием, на самом деле не имел ничего общего с настоящей дикой природой, а скорее описывал буколический санаторий на свежем воздухе. В настоящей дикой природе тогда царил бог Пан с козлиными ногами, который сегодня может показаться забавным, если не помнить, откуда происходит выражение «панический страх».

Некоторые идолы дикой природы были почитаемыми, но и они наделялись устрашающими характеристиками, а все прочие классифицировались как демоны, вервольфы, дьяволы. В скандинавских странах, например, верили, что, когда Люцифер и его приспешники были изгнаны из рая, некоторые из них приземлились в лесах и стали лесными духами или троллями. Словом, в дикой природе царила картина, знакомая нам с детства: «Там леший бродит, русалка на ветвях сидит; там на неведомых дорожках следы невиданных зверей; избушка там на курьих ножках стоит без окон, без дверей; там лес и дол видений полны…».

Жизнь природы имеет значение

Ситуация стала меняться в Новое время. От романтического примитивизма в духе Жан-Жака Руссо и трансцендентализма Генри Торо американское общество пришло к консерватизму (не в политическом смысле этого слова, а в прямом — «консервации» природы в ее естественном виде). 1 марта 1872 года президент Грант подписал акт о создании Йеллоустонского национального парка. Вскоре появились лесные заказники по всей стране. В 1906 году национальным памятником стал Гранд-Каньон. Но затем на смену консерватизму пришла концепция утилитаризма и «разумного использования» дикой природы.

После начала Великой депрессии Америке и вовсе стало не до охраны дикой природы. На пике «нового курса» президента Рузвельта в 1930-е годы «наиболее уязвимой природу делала та аргументация, согласно которой выгода от строительства дорог является прямой и конкретной, тогда как аргументы, направленные против их строительства, были очень расплывчаты и неопределенны… Люди либо возмутятся экономическими затратами, связанными с защитой природных территорий, либо посчитают, что подобные территории должны служить в первую очередь целям оздоровления и отдыха, и поэтому там нужно строить отели и дороги»,— писал Нэш.

Защитники дикой природы, которые в те годы были в явном меньшинстве, обратились к весьма популярной сегодня тактике защиты прав меньшинств. Но тогда эта тактика не сработала. Как писал Нэш, общенациональная кампания в защиту права американцев на заповедную дикую природу «требовала значительной финансовой поддержки», а ее не было. Только в начале 1960-х годов, когда меньшинство радетелей природы в американском обществе стремительно начало расти, приближаясь к большинству, появились деньги на лоббирование билля о дикой природе в Конгрессе, где, как с иронией пишет Нэш, политики вдруг заговорили о «моральных правах дикой природы», а имена трансценденталистов XIX века Ральфа Эмерсона, Генри Торо и Джона Мюира «стали обиходными в дебатах».

3 сентября 1964 года президент Линдон Джонсон подписал закон о дикой природе, который явился «апогеем векового движения в защиту диких земель в Соединенных Штатах», а сами эти земли, согласно закону, надлежало «определить, в отличие от территорий, на которых человек и его деятельность доминируют, как ландшафт, где земля и ее природное сообщество свободны от влияния человека и на котором человек является временным посетителем». Вот тогда и появилась опасность, что «временные посетители», которые составляли практически все население Америки, «зацелуют природу насмерть».

Коммерциализация дикой природы

Дикая природа вошла в моду всерьез и надолго. Нэш писал, что «в 1940-х годах в Уайт-Маунтинз (горная гряда в штате Нью-Гемпшир.— Прим. ред.) турист с рюкзаком мог рассчитывать на встречу с таким же туристом в среднем каждые 4,5 мили. В 1970-е годы эта цифра сократилась до 73 ярдов. Ненамного лучше дело обстояло и с широко рекламировавшимися участками “дикой природы” некогда Дикого Запада. Один турист описывал свое путешествие к вершине калифорнийской горы Уитни со своим отцом 6 августа 1949 года. С гордостью они расписались в журнале на вершине высочайшего пика Калифорнии и были шестым и седьмым человеком, совершившим восхождение в том году. 23 года спустя тот же турист уже со своим сыном вновь взобрался на гору Уитни, и они были 259-м и 260-м за этот день! К счастью, они не попали туда в День труда, когда на гору взобралось 2 тыс. человек». К этому можно добавить, что в начале 1980-х желающим сплавиться по реке Колорадо в Гранд-Каньоне «некоммерческим» образом (то есть без услуг турфирм) нужно было записаться в восьмилетнюю очередь.

Несмотря на пропагандистскую «зеленую атрибутику», экспорт коммерческого подхода к дикой природы в другие страны, особенно слаборазвитые, и стал, по Нэшу, главным трендом инвайронментализма. Бернгард Гржимек, который основал исследовательский институт в Серенгети и чьи телесериалы о дикой природе Африки в 1970-е годы смотрели 35 млн европейцев, публично заявлял танзанийским властям: «Я привожу к вам туристов, в прошлом году в вашей стране побывало 60 тыс. немцев, и тем самым я помог многим тысячам марок задержаться у вас. Никто не явится в Африку, чтобы смотреть на перенаселенные деревни и кофейные плантации. Дикие животные — залог процветания».

Это и настораживало Родерика Нэша: «Одним их камней преткновения управления природой является противопоставление антропоцентризма биоцентризму. За этими словами стоит старая проблема выяснения того, должны ли парки, заповедники и охраняемые участки дикой природы служить человеку или природе». Хотя он не продолжает эту мысль, предельно понятно, что биоцентризм по отношению к природе не более чем красивая утопия и отдушина для отвода пара в свисток зеленых. Во всяком случае, вся история взаимоотношений человека и природы до сих пор свидетельствует об этом.

География истории природной среды

В 1968 году в ходе подготовки к очередному симпозиуму Организации американских историков, который должен был пройти в следующем, 1969 году в Филадельфии, один из членов оргкомитета предложил отказаться от «традиционного попурри из докладов» в пользу единой темы — критической оценки состояния американской исторической науки. Оргкомитет симпозиума пригласил ученых «разных возрастов, уровней престижа и интеллектуальных стилей» выступить с обзорными докладами по своим областям американской истории.

Сборник докладов оказался настолько интересным, что на встрече в Филадельфии историки решили его издать не в виде традиционного сборника тиражом, которого хватало только на участников симпозиума, а отдельной книгой. В 1970 году эта книга «The State of American History» («Состояние американской истории») под редакцией профессора Герберта Басса была опубликована чикагским издательством Quadrangle Books, тогда входившим в The New York Times Company, ну и, соответственно, была прорекламирована в газете The New York Times. На страницах 249–260 книги был доклад Родерика Нэша «The State of Environmental History». Так полвека назад название новой исторической науки официально вошло в научный обиход.

В 1975 году в США появилось Американское общество истории окружающей среды (American Society for Environmental History; ASEH). С 1976 года оно издает журнал Environmental Review (ныне Environmental History). Члены общества ежегодно встречаются на симпозиумах, которые собирают аудиторию в 600–700 человек, последний состоялся в прошлом году в городе Колумбусе, штат Огайо. Вступить в общество может любой желающий при условии платежа ежегодных взносов, размер которых зависит от материального благополучия претендента (для студентов — $40 в год, для имеющих годовой доход свыше $150 тыс. — $200), а заплатив один раз $1,5 тыс., можно купить пожизненное членство в ASEH.

В других странах объединения историков-инвайронменталистов стали появляться в 1980–1990-е годы. Европейский клон ASEH — European Society for Environmental History (ESEH) — провел свою первую конференцию в 1999 году. На ней с докладами выступили около 120 историков, сейчас в ESEH около 500 членов. Ведущим научно-организационным учреждением в этой области истории в Европе сейчас является университет в шотландском городе Стерлинге (некогда столице Шотландского королевства), а главным научным изданием для трудов ESEH служит издающийся с 1995 года в Кембридже журнал Environment and History.

Мафиозная и тоталитарная экология

В редколлегию этого журнала входит даже один российский ученый (из НИУ-ВШЭ), а в последнем его номере за этот год есть такая интереснейшая научная статья — «Природа мафии: Экологическая история бассейна реки Симето, Сицилия» («The Nature of Mafia: An Environmental History of the Simeto River Basin, Sicily»). На английском языке ее можно почитать интернете, там описано, как тесно с 1950-х годов интересы сицилийской мафии переплелись с экологией бассейна главной реки провинции Катания, где за 70 лет даже появился «мафиагенный ландшафт» (mafia-genic landscape), то есть «созданный мафией и служащий мафии», как его определяют авторы исследования. С их точки зрения, это очень плохой ландшафт прежде всего потому, что мафия извлекала прибыль из природы (и не только из нее, но даже из очистных сооружений, построенных мафией) в ее собственных целях.

Вообще, итальянская школа environmental history хоть и очень молодая, но выбирает неординарные темы для исследований и приходит к неординарным выводам. Например, в сравнительно недавней работе Марко Армиеро «Фашизм и природа: Введение» («Introduction: Fascism and Nature», 2014) автор цитирует речь Муссолини 1926 года: «Через десять лет, товарищи, Италия изменится до неузнаваемости! Это произойдет потому, что мы изменим ее, мы сделаем ее новой — от гор, которые мы накроем их зеленым плащом, до полей, которые будут полностью рекультивированы». При этом дуче, как считает автор статьи, «пытался реализовать сразу три различные схемы “рекультивации”»: сельскохозяйственную (bonifica agricola), человеческую (bonifica umana) и культурную (bonifica della cultura).

Насчет рекультивации человека и культуры вопрос непростой, пишет автор, но нельзя отрицать, что Муссолини создал в Италии первые национальные парки, а в целом его «биополитический проект, направленный на создание “нового итальянца”, также сформировал новую экологию болот и гор». Правда, это дорого стоило итальянскому народу: «Бедные внутренние иммигранты заплатили высокую цену за фашистский план мелиорации; …ситуация (со смертностью в мелиоративных колониях.— Прим. ред.) была настолько серьезной, что даже фашистские офицеры были вынуждены писать об этом в своих отчетах».

«Мы бросаем вызов неуместности представления о том, что экологические проблемы не имели значения во время правления Муссолини… и вносим свой вклад в существующую международную науку об экологических проблемах в нацистской Германии и других тоталитарных режимах»,— заключает автор статьи.

Но горячится он зря: отношение к экологии тоталитарных режимов — довольно давняя и популярная тема у историков, в 1980-е годы они даже нашли «зеленое крыло» в гитлеровской НСДАП, а с недавних пор в науку вошел термин «экофашизм» — это когда авторитарный режим заботится о природе в ущерб интересам людей. Правда, термина для того же самого, когда этим занимается вполне демократическое государство, ученые пока не придумали.

Экологическая история по-российски

Отечественная разновидность environmental history носит название «экологической истории». Название явно неудачное, потому что в англоязычной научной литературе ecological history означает чисто биологическую историю экосистем (например, the ecological history of Lake Erie as recorded by the phytoplankton community, или, по-русски, «экологическая история озера Эри по данным динамики фитопланктонного сообщества»), ну уж какое есть, менять его поздно.

Это тоже сравнительно молодая наука, этого века рождения. Пока она более академична и менее склонна впадать в социологию и политологию, даже занимаясь экологической историей авторитаризма (другого, увы, в отечественной истории, по сути, и не было). И держится наша экологическая наука пока в русле исторической географии, возможно, потому что у последней давние корни и традиции в российской исторической науке. Собственно, и тот исторический взгляд в науке, который американцы потом назвали environmental history, появился в советской истории еще в предвоенные годы в трудах профессора Виктора Яцунского, а в 1960-е годы его развивал Лев Гумилев.

Тогда никому не могло прийти в голову назвать это экологической историей, но если используемый в советской исторической географии термин «ландшафт» заменить на environment, то разница с тем, о чем писал Родерик Нэш, будет только чисто географическая: вместо Америки будет Евразия, а временные рамки будут гораздо шире. Достаточно почитать хотя бы статью Льва Гумилева «По поводу предмета исторической географии» в «Вестнике Ленинградского университета» (1965, №18, вып. 3), чтобы в этом убедиться.

В том, что Родерик Нэш был явно незнаком с трудами Яцунского и Гумилева, тоже нет ничего удивительного. Профессор Джорджтаунского университета Джон Макнейлл, один из отцов-основателей современной environmental history и, пожалуй, самый большой авторитет в этой науке на сегодня, в своем наиболее цитируемом его коллегами фундаментальном труде «Observations on the Nature and Culture of Environmental History» («Наблюдения над природой и культурой экологической истории», 2003) с нескрываемым сарказмом пишет: «Историки окружающей среды США являются исключительными в своем нежелании способствовать взаимодействию Америки с остальным миром, даже с ближайшими соседями. Шлейфы двуокиси серы могут пересекать границы, гуси могут летать над ними, но историки окружающей среды США не решаются последовать этому примеру. В этом отношении экологическая история США больше похожа на некоторые американские телевизионные погодные карты, где все, включая приближающиеся грозы и области высокого давления, останавливается на границе».

Больше историков хороших и разных!

Что объединяет американскую environmental history с российской экологической историей и заодно со всеми остальными национальными школами исторического природоведения, так это глубокая и неизбывная рефлексия ученых из этой области истории по поводу права на существование их науки. Не будет преувеличением сказать, что каждая вторая их научная работа или начинается с оправдания своего подхода к рассматриваемой проблеме, или вообще полностью посвящена доказательствам правомочности такого подхода.

При этом в нашей стране уже сложились довольно сильные и известные в мировом научном сообществе школы экологической истории — в Сургутском государственном педуниверситете и в РГГУ, исследования по этой науке финансируется грантами РФФИ и Фонда Потанина. Российская школа экологической истории, включая и тот период ее развития, когда она была еще частью исторической географии, теперь известна на Западе. Например, исследование экологической истории российских степей на основе работ Докучаева профессора Йоркского университета Дэвида Муна было признано лучшей исторической книгой 2013 года по версии Financial Times.

Тематика экологической истории гораздо ближе и интереснее неученому народу, чем предметы исследования многих других разделов исторической науки. Исследования экологических историков часто, даже вопреки желанию их авторов, выходят за рамки чисто академического сообщества и живо обсуждаются в СМИ и социальных медиа. Например, статья того же профессора Макнейлла «Malarial Mosquitoes Helped Defeat British in Battle that Ended Revolutionary War» («Как малярийные комары помогли победить Британию в последней битве войны за независимость США», 2010) или статья «Окружающая среда и русская колонизация территорий Казанского ханства (1552–1700 гг. )» кандидата исторических наук из Казанского (Приволжского) федерального университета Андрея Виноградова, опубликованная в 2017 году в «Вестнике Сургутского госпедуниверситета». И таких статей масса.

Тем не менее рефлексия экологических историков по поводу кажущейся им неполноценности их науки продолжается. Профессор Макнейлл считает, что тому есть три причины. Первая заключается в том, что границы, отделяющие environment history от исторической географии, нечеткие, их предмет по существу один и тот же, а различия касаются главным образом стиля и нюансов в методиках исследования. Вторая причина более прозаичная: любая новая форма истории — устрашающая перспектива и противоречит условным рефлексам (приобретенным в аспирантуре) большинства историков. По этой причине первые глобальные экологические истории мира были написаны неквалифицированными историками.

А третью причину в свое время сформулировал профессор социальной антропологии Кембриджа Эрнест Геллнер: «В академических кругах есть дисциплины со строгой теорией, которые не соответствуют действительности, и дисциплины, которые, хотя и соответствуют действительности, не имеют строгой теории. Историки вообще не разбираются в теории. В глазах многих коллег-социологов это часто кажется ограничением, хотя, несомненно, большинство историков предпочитают именно такой путь, многие стали историками как беженцы от строгой теории».

Разумеется, можно напомнить экологическим историкам, что в науке истории не одни они такие и что тушуются они зря. Достаточно вспомнить «бунт микроисториков» в 1970-е годы, которые считали, что история как наука должна рассматривать события «снизу вверх», а не наоборот, как сейчас, то есть с точки зрения простого человека прошлых эпох, а не цезарей, королей и полководцев. И вообще в последние полвека дела в исторической науке напоминают ситуацию в биологии в первой половине XIX века или в физике на рубеже прошлого и позапрошлого веков, когда классические основы этих наук плющило и корежило, как сейчас говорят, «не по-детски» в преддверии дарвинизма, релятивизма и квантовой теории. Так что есть сильное подозрение, что наука история находится сейчас накануне серьезной революции.

В такой ситуации экоисториков можно только подбодрить строками из «Послания пролетарским поэтам» Владимира Маяковского: «Я кажусь вам академиком с большим задом, один, мол, я жрец поэзий непролазных. А мне в действительности единственное надо — чтоб больше поэтов хороших и разных». И словами их коллеги, историка Марка Блока: «Хороший историк похож на людоеда из легенды. Если он чует запах человеческого мяса, он знает, что это по его части».

Ася Петухова

Без молока, одежды и цемента. Экологические тренды 2020 года, которые коснутся каждого

Прошлый год стал поворотным для глобального экологического движения. Больше 4 млн человек вышло на забастовку Fridays for Future и около 4,5 млн фотографий с хештегом #zerowaste («ноль отходов») появились в инстаграме. В июле Европу догнала рекордно высокая температура, всю вторую половину года сначала  горели леса в Сибири, потом в Амазонии и затем в Австралии. В России стали внедрять раздельный сбор отходов. Газета The Guardian заявила, что теперь будет использовать термин «кризис климата» вместо «изменение климата».

Постепенно даже те, кто не интересовался проблемами окружающей среды, оказались в эпицентре важной повестки – экология и экологическая устойчивость стали самыми актуальными темами в 2020 году. Руководительница инициативы Climate Uturn Диана Бадеян рассказывает, как в контексте осознанного природопользования будет меняться наша жизнь в самое ближайшее время.

Еда не будет прежней

Реклама на Forbes

Люди выбрасывают почти половину продуктов питания в мире. При этом пищевая промышленность расходует значительные ресурсы планеты: животноводство – причина выброса 20% парниковых газов, а на килограмм говядины нужно 15 000 литров воды. Половину свободной ото льда земли занимают места выгона скота и пахотные территории, которые загрязняют почвы пестицидами и химическими удобрениями. Бум на моментальную доставку еды увеличивает спрос на одноразовый пластик, который попадает в воду и убивает живые организмы. Очевидно, что бесконечно это продолжаться не может.

В ответ на эти вызовы в моду входит диета, основанная преимущественно на растительной пище (plant-based diet), и этот рынок эксперты уже сегодня оценивают в $12 млрд. Несмотря на то что количество веганов продолжает расти, популярными становятся и менее агрессивные ограничения. Так, Пол Маккартни запустил проект Meatless Monday — движение за отказ от мяса в определенный день. Немало людей выбирают флекситарианство — преимущественно растительную диету, изредка разрешающую мясо.

На этом фоне продажи коровьего молока в США упали на $1 млрд в прошлом году, в то время как рынок растительного молока оценили в $21 млрд — и он продолжит расти по экспоненте. Потребители начинают плавно переходить на искусственное мясо. Уже сейчас 30% американцев и около 39% европейцев предпочитают продуктам животного происхождения экоальтернативу. В 2017 году объем рынка заменителей мяса оценили в $4,1 млрд., а уже к 2026 году цифра увеличится вдвое. Успех компаний Beyond Meat и Impossible Foods, производящих растительное мясо нового поколения, запустил конкуретную гонку, в которую уже включились Nestle, Tyson Foods, Kellog и Kroger.

Полный отказ от ископаемого топлива, за который выступают все экоактивисты мира, отразится на одноразовой упаковке еды. Развитие получит биоэкономика и исследования по альтернативам пластикам. Мы увидим все больше материалов из возобновляемых ресурсов и альтернативных решений с многоразовой тарой.

Устойчивость станет новым черным  

Каждый год модная индустрия производит 80 млрд предметов одежды — это в четыре раза больше, чем в начале нулевых. Только в США почти 12 млрд вещей заканчивают свой год на свалке.Пока индустрия моды остается одной из наименее устойчивых — ей вменяют социальное неравенство условий труда, негуманное отношение к животным, загрязнение воды во время выращивания хлопка и выбросы СО2 во время производства синтетических тканей. 10% углекислого газа, которые влияют на изменение климата, генерирует индустрия моды (для сравнения — авиаперевозки выбрасывают только 3%).

Но глобальный тренд на прозрачность данных и «медленная мода» заставляют производителей раскрывать информацию о том, как они изготавливают ткани. Чтобы избавиться от ископаемого топлива, производителям придется придумывать безопасные ткани из переработанных материалов. Наиболее активную позицию заняли бренды Nike, Reebok, Adidas, Timberland, которые уже производят обувь с меньшим экологическим следом и работают над их улучшением. Буквально на днях Nike выпустил новую экологичную капсулу.

Производители будут вынуждены вкладываться в разработки водосберегающих систем производства. Сильнее всего загрязняет воду выращивание растений, их обработка и покраска, а 16% всех пестицидов в мире идут на производство хлопка. Появится больше инновационных тканей (таких как лиоцелл/тенсел), для изготовления которых используют целлюлозу из возобновляющихся лесов. Такие материалы разлагаются, требуют меньше воды и химикатов.

Быстро изменить ситуацию будет непросто: если верить нашумевшему документальному фильму The True Cost («Реальная цена»), каждый шестой человек в мире так или иначе занят в индустрии моды. Но технологии будут развиваться на благо планеты: виртуальные примерочные помогут сократить лишние покупки и выхлопы от транспорта, а 3D-визуализация позволит создавать дизайн без расходов на лишнее производство.

Производство зациклится (в хорошем смысле) 

90% сырья становятся отходами еще до того, как вещь покинула фабрику, а 80% произведенных продуктов попадают на свалки в первые же полгода своего существования. Вскоре мы увидим больше решений замкнутого цикла без потери ресурсов в разных индустриях — не только на уровне упаковки, но и всей цепи производства. Производители будут закладывать повторное использование ресурса в дизайн продукта, для того чтобы поддерживать уже купленный товар, а не производить новый.

Например, бренд Patagonia с известной рекламной кампанией Don’t buy this jacket («Не покупай эту куртку») показывает покупателю полный экологический след одежды и зарабатывает на ремонте изделий, а более нишевые бренды Pure waste и Tonle используют для своей одежды ткани, оставшиеся от больших производств. В то же время Timberland сотрудничает с производителем шин, который отдает свою изношенную продукцию на переработку, а полученная резиновая крошка становится подошвой для ботинок. Датский стартап VIGGA продает подписку на детскую одежду: за небольшую ежемесячную плату родители получают набор из 20 вещей очень высокого качества, а когда они становятся малы, комплект возвращается и после химчистки передается другой семье. Сервисы аренды одежды будут идти за покупателем и становиться более привычными, как, например, Rent the Runway, который подписал партнерское соглашение с сетью отелей W.

Будет много экохайпа из ничего

Тренд на экологичность продолжит расти: 73% миллениалов уже готовы платить больше за более устойчивые продукты, а чем выше будет на них спрос, тем активнее под него начнут подстраиваться производители. Но для того чтобы кардинально изменить производство в соответствии с экологическими стандартами, нужно время. Поэтому мы увидим много псевдорешений: от ничего не значащих упоминаний слов «эко», «зеленый», «натуральный» на упаковке до внедрения одного экологичного продукта в совсем «неустойчивую» линейку.

Coca-Cola — один из трех самых больших загрязнителей мира пластиком вместе с Nestle и PepsiCo — утверждает, что к 2030 году будет перерабатывать весь пластик. Правда, компания не уточняет, что речь идет не о ее продукции, а о любом пластике в объемах, эквивалентных произведенному ими, — то есть снижать объемы собственного производства они не планируют. В дополнение к этому компания отказывается делать бутылки из переработанного или альтернативного сырья. Nestle в своей рекламе утверждает, что использует ответственно собранный какао, в то время как экоактивисты настаивают, что выращивание какао в Западной Африке опустошает леса и загрязняет воды химикатами. Volkswagen заплатил $4,3 млрд во время дизельного скандала: машины были запрограммировали так, чтобы во время тестов EPA (Агентство по охране окружающей среды США) показывать меньший объем выхлопов, но как только автомобили выезжали на дорогу, этот показатель увеличивался в 40 раз.

Реклама на Forbes

В 2019 году медиа стали писать на тему экологии намного чаще. The Guardian выпустила экологический манифест. Тема догнала и блогеров, но чаще всего их разговор пока сводится к мусору и пластику, будто отказ от пакета — уже достаточная мера для экоиндульгенции. На самом деле, нам нужно комплексное просвещение и понимание полной картины мира. С другой стороны, все больше активистов и экологов будут смотреть на проблему глубже и давить на финансовые организации и правительства, которые поддерживают добычу ископаемого топлива.

Города позеленеют  во всех смыслах

На производство электроэнергии из ископаемого топлива приходится до 25% парниковых газов. В 2015 году 195 стран одобрили Парижское соглашение, призванное не позволять средней температуре на планете расти выше 2˚С по отношению к показателям доиндустриальной эпохи. В первую очередь страны должны предотвращать выброс парниковых газов, в частности углекислого газа, основной источник которого — производство угля, нефти, газа.

Сегодня возобновляемая энергия начинает вытеснять ископаемое топливо. «Чистая» энергия поступает из неисчерпаемых природных запасов — таких как солнце и ветер. Ее стоимость уменьшается с каждым годом, и уже 11% энергии в США можно назвать устойчивыми. Используется множество технологий, от солнечных батарей на крышах домов до ветряных электростанций на воде. Технологические компании переходят на возобновляемые источники энергии, Facebook планирует сократить выбросы СО2 на 75% в 2020 году.

Производство цемента — еще один существенный фактор выбросов СО2. Как пишет Билл Гейтс в своем блоге, к 2060 году в мире появится 2 трл квадратных метров новых зданий — это как строить по одному Нью-Йорку каждый месяц на протяжении 40 лет. Мы не можем позволить себе строить их из бетона. Поэтому города станут флагманами борьбы с изменением климата — именно в них будут вводить новые технологии в строительстве, энергоэффективности и очищении воды. Вместе с ними начнет адаптироваться и прогрессивное законодательство. В Армении, например, ввоз электрокаров освобождается от НДС, а мэрия Еревана не взимает плату за парковку электромобилей. Новый мэр Парижа взяла курс на кардинальное озеленение города. Копенгаген собирается стать углеродно нейтральным уже к 2025 году. Амстердам планирует сократить 55% выбросов углекислого газа к 2030 году. В Стокгольме уже более 80% энергии для отопления поступает от ветра и солнца, а к 2030 году вся Швеция может полностью перейти на возобновляемые источники. Можно надеяться, что это только начало.

Реклама на Forbes

ИСТОРИЯ ЭКОЛОГИИ

Экологическая история Индии

Том 36 в издании Tulika Books, серия Нью-Дели, Народная история Индии , Человек и окружающая среда: экологическая история Индии Ирфан Хабиб только что был опубликован.

«В последние десятилетия растет интерес к вопросам, касающимся экологии, особенно под влиянием дебатов об изменении климата. Сфера экологии, конечно, намного шире, чем только климат, и включает, кроме того, не только человеческие отношения со всеми видами животных и растений, а также с теми условиями человеческого общества (материальными и интеллектуальными), которые влияют на нашу реакцию на возможности и проблемы, создаваемые природой.Именно с учетом этого более широкого смысла история экологии была рассмотрена в этом сборнике.

Подготовленный по схеме «Народная история Индии », эти тома стремятся соответствовать подходу, стилю и условностям, которым следовали предыдущие тома серии. Были предоставлены обширные выдержки из источников; и есть специальные заметки по экологии, климатологии, зооархеологии, естественной истории и лесному хозяйству. Читатель может найти в библиографическом примечании, приложенном к каждой главе, полезное руководство для дальнейшего чтения; примечания, однако, не ставят своей целью изложить весь исходный материал, который был исследован для этой книги. «


Ирфан Хабиб, заслуженный профессор истории мусульманского университета Алигарха, много писал по вопросам истории. Он является главным редактором серии «Народная история Индии», автором пяти ее томов (включая настоящий) и соавтором двух.

История экологии

Термин экология был впервые использован немецким зоологом Эрнстом Геккелем (1869), однако эта наука берет свое начало в других науках, таких как биология, геология и эволюция, среди прочих.

Ламарк со своей теорией эволюции предположил, что окружающая среда находится в постоянном преобразовании, в результате чего учреждения нуждаются в изменениях и прилагают усилия для достижения этого, и это механизм эволюции, одна из основных основ экологии с учетом взаимосвязей организмов и их среды обитания.

С другой стороны, меняются и развиваются не только органы, но и земная кора. Английский геолог Чарльз Лайель обнаружил, что земная кора является результатом постепенных изменений на протяжении всей истории планеты. Предоставление возможности трансформации экосистем и их функций.

Современная экология фактически имела свои принципы с развитием теории дарвиновской эволюции. Он отметил, что окружающая среда постоянно меняется, поэтому лучшими адаптациями являются те, кто выживает благодаря механизму естественного отбора. Подчеркивая важность взаимодействия организмов с окружающей их средой.

Читать далее…

Экология — это исследование живых систем Земли и их взаимодействия.Это не энвайронментализм, а социальное и политическое движение. Экология — одна из самых сложных наук и очень новая. Таким образом, мы находимся только в начале нашего понимания того, как реагируют системы окружающей среды и как изменение одного элемента может повлиять на всю систему или один организм в этой системе.

Вот хронология экологии как науки:

  • конец 1700-х годов Антуан Лавуазье, химик, открыл кислород и углерод и их важность для живых существ
  • 1852 Роберт Ангус Смит связал кислотные дожди с загрязнением воздуха
  • 1869 Эрнст Геккель вводит термин экология
  • 1875 — Эдуард Сьюз определяет биосферу
  • 1879 Впервые описан симбиоз
  • Изучен и описан камуфляж животных конца 1800-х годов
  • 1900 Генри Чендлер Коулз изучает экологическую сукцессию
  • 1915 Основание Экологического общества Америки
  • 1927 Чарльз Элтон делает концепцию пищевых цепей и сетей частью экологии
  • 1933 Альдо Леопольд пишет Game Management , начиная с дисциплины управления дикой природой
  • 1935 Кризис Пыльной чаши переориентирует экологию на практические методы землепользования
  • 1935 Артур Тинсли определяет экосистему
  • 1940-е годы Рут Патрик изучала взаимозависимость организмов, особенно пресноводных экосистем. Она разработала методы измерения состояния ручья.
  • 1950-е гг. Люди впервые осознают вредное воздействие загрязнения на экологические системы и на людей.
  • 1951 г. Основана организация по охране природы.
  • 1953 Юджин Одум, Говард Одум написал первый учебник по экологии, и экология становится университетским курсом.
  • 1970-е годы Идея Gaia Джеймса Лавлока о том, что вся Земля представляет собой одно живое существо и обеспечит собственное выживание, даже если люди уничтожат себя
  • 1972 Гарольд Харви обнаружил и изучил воздействие кислотных дождей на озера.
  • 1978 г. Основание биологии сохранения как дисциплина, направленная на управление окружающей средой
  • 1980-е годы Ученые обнаружили дыру в озоне над Антарктидой
  • 1980-е годы Значительное сокращение загрязнения воды благодаря новым методам очистки сточных вод.
  • 1980-е годы Снижение загрязнения воздуха в городах благодаря использованию неэтилированного газа и каталитических нейтрализаторов в автомобилях

Экология обычно называют новой наукой, получившей известность только во второй половине 20 века. Точнее, есть согласие, что экология возникла как отдельная дисциплина на рубеже 20-го века и что она приобрела известность в обществе в 1960-х годах из-за широко распространенной озабоченности состоянием окружающей среды [1] . Тем не менее, экологическое мышление на определенном уровне существует уже давно, и принципы экологии развивались постепенно, тесно переплетаясь с развитием других биологических дисциплин. Таким образом, одним из первых экологов мог быть Аристотель или, возможно, его ученик Теофраст, оба из которых интересовались многими видами животных.Теофраст описал взаимоотношения между животными и между животными и окружающей их средой еще в 4 веке до нашей эры (Ramalay, 1940).

18-19 века ~ Экологический ропот

Ботаническая география и Александр фон Гумбольдт

На протяжении 18-го и начала 19-го веков великие морские державы, такие как Великобритания, Испания и Португалия, организовали множество мировых исследовательских экспедиций для развития морской торговли с другими странами, открытия новых природных ресурсов и их каталогизации. .В начале 18 века было известно около двадцати тысяч видов растений по сравнению с сорока тысячами в начале XIX века и почти 400 тысячами сегодня.

К этим экспедициям присоединились многие ученые, в том числе ботаники, например, немецкий исследователь Александр фон Гумбольдт. Гумбольдта часто считают отцом экологии. Он был первым, кто занялся изучением взаимоотношений между организмами и окружающей их средой. Он выявил существующие связи между наблюдаемыми видами растений и климатом и описал зоны растительности, используя широту и высоту, — дисциплину, теперь известную как геоботаника.

В 1804 году, например, он сообщил о впечатляющем количестве видов, особенно растений, для которых он пытался объяснить их географическое распространение с помощью геологических данных. Одним из самых известных произведений Гумбольдта был «Идея географии растений» (1805).

Читать далее…

Краткое введение в историю экологии | Американский учитель биологии

В своем превосходном историческом обзоре развития экологии Роберт Макинтош (1985) отметил, что полиморфная природа экологии как науки способствует возникновению разнообразных и даже противоречивых мнений о происхождении экологии. Далее он отмечает, что экология — это «скорее куст с множеством стеблей и рассредоточенным подвоем, чем дерево с одним четко очерченным стволом и корнями». Эта ботаническая метафора соответствует модели основополагающего философа науки Томаса Куна (1970), который предположил, что развивающаяся научная дисциплина может представлять собой слияние нескольких отдельных стволов, у которых отсутствует общий исходный подвой.

По сути, предшественники экологии, безусловно, простираются до истоков самого человечества.Наши человеческие предки должны были знать об окружающей их среде, иначе Homo sapiens не выжили бы. Сознательные наблюдения людей за окружающей их природой можно проследить до древних цивилизаций, особенно в вопросах сельского хозяйства и аквакультуры. Но, как и в случае возникновения различных наук, более формальное и систематическое изучение окружающей среды началось в Греции в третьем и четвертом веках до нашей эры, в естественнонаучных трудах Аристотеля и, в частности, его ученика и преемника. в качестве главы лицея Теофраст.Эти сочинения положили начало периоду великих натуралистов, который достиг своего апогея в 18-19 веках в работах Бюффона, Линнея, Реомюра, Дарвина, фон Гумбольдта и других. В мастерстве лучших из этих естествоиспытателей примечательны их внимательное отношение к деталям, точность измерения и записи информации, распознавание и интерпретация переменных, осведомленность и сомнения в отношении предыдущего вклада в теорию, а также разработка новых инструментов анализа.Ниже приводятся несколько отрывков из произведений первых естествоиспытателей.

Экология — происхождение — семестр, Геккель, животные и университет

Бесспорным источником термина экология является выдающийся немецкий зоолог Эрнст Геккель (1834–1919), придумавший его в 1866 году. Хорошо вернуться к расширенному определению Геккеля в 1869 году, переведенному Алли и другими:

Под экологией мы понимаем совокупность знаний об экономии природы — исследование всех отношений животного как с его неорганической, так и с его органической средой; включая, прежде всего, его дружеские и враждебные отношения с теми животными и растениями, с которыми он прямо или косвенно соприкасается, — одним словом, экология — это изучение всех тех сложных взаимосвязей, которые Дарвин назвал условиями борьбы за существование. (Аллее, 1949)

Определение Геккеля иллюстрирует продолжающуюся тенденцию различать экологию животных и растений. Его акцент на дарвиновской эволюции был поддержан многочисленными ранними экологами, а позднее историками и сохраняется как эволюционная экология.

Термин экология редко появлялся в научной литературе до 1890-х годов. В 1893 году президент Британской ассоциации развития науки охарактеризовал экологию как раздел биологии, равный морфологии и физиологии и, безусловно, наиболее привлекательный.Также в 1893 г. Ботанический конгресс, большое собрание профессиональных ботаников, официально приняло термин «экология». Кафедра экологической ботаники была открыта в Уппсальском университете в Швеции в 1897 году, а в 1904 году немецкий географ растений Оскар Друде описал внезапное признание экологии в своем выступлении на Конгрессе искусств и наук на Всемирной выставке в Санкт-Петербурге. Луи. Чарльз Э. Бесси, видный американский ботаник, заметил в 1902 году, что экология стала модой — небольшое преувеличение, поскольку «мода» в основном ограничивалась в Америке несколькими университетами и государственными учреждениями Среднего Запада. Первый названный учебник экологии был опубликован на датском языке датским ботаником Йоханнесом Евгениусом Бюлов Уормингом в 1895 году; и первая докторская степень по экологии в Соединенных Штатах была предоставлена ​​Генри Чендлеру Коулзу в 1898 году Чикагским университетом за его работу над дюнами озера Мичиган.

Определение экологии и истории — педагогические науки

Экология обычно называют новой наукой, получившей известность только во второй половине 20 века.Точнее, существует согласие, что экология возникла как отдельная дисциплина на рубеже 20-го века и приобрела известность в обществе в 1960-х годах из-за широко распространенной озабоченности состоянием окружающей среды. существует уже давно, и принципы экологии развивались постепенно, тесно переплетаясь с развитием других биологических дисциплин. Таким образом, одним из первых экологов мог быть Аристотель или, возможно, его ученик Теофраст, оба из которых интересовались многими видами животных. Теофраст описал взаимоотношения между животными и между животными и окружающей их средой еще в 4 веке до нашей эры (Ramalay, 1940).

Экология — научное исследование распределения и численности живых организмов и того, как на распределение и численность влияют взаимодействия между организмами и окружающей их средой. Окружающая среда организма включает в себя как физические свойства, которые можно описать как сумму местных абиотических факторов, таких как солнечная изоляция, климат и геология, так и других организмов, которые разделяют его среду обитания, также называемую экологической наукой .

Экологию можно рассматривать как подотрасль науки об окружающей среде, с которой ее часто путают. Хотя обе являются междисциплинарными науками, которые сосредоточены на взаимодействиях популяций организмов, наука об окружающей среде также рассматривает взаимодействия чисто физических параметров, которые не связаны с биологическими системами. Экологию также путают с защитой окружающей среды, которая фокусируется на антропогенном ущербе окружающей среде. Аналогичным образом, термин «экологический» или «экологический» используется как синоним «экологически чистый».”

18-19 века ~ Экологический ропот
Ботаническая география и Александр фон Гумбольдт

На протяжении 18-го и начала 19-го веков великие морские державы, такие как Великобритания, Испания и Португалия, организовали множество мировых исследовательских экспедиций для развития морской торговли с другими странами, открытия новых природных ресурсов и их каталогизации. . В начале 18 века было известно около двадцати тысяч видов растений по сравнению с сорока тысячами в начале XIX века и почти 400 тысячами сегодня.

К этим экспедициям присоединились многие ученые, в том числе ботаники, например, немецкий исследователь Александр фон Гумбольдт. Гумбольдта часто считают отцом экологии. Он был первым, кто занялся изучением взаимоотношений между организмами и окружающей их средой. Он выявил существующие связи между наблюдаемыми видами растений и климатом и описал зоны растительности, используя широту и высоту, — дисциплину, теперь известную как геоботаника.

В 1804 году, например, он сообщил о впечатляющем количестве видов, особенно растений, для которых он пытался объяснить их географическое распространение с помощью геологических данных.Одной из известных работ Гумбольдта была «Идея географии растений» (1805).

Среди других важных ботаников того времени был Эме Бонплан.

В 1856 году на экспериментальной станции в Ротамстеде был организован эксперимент по парковой траве, чтобы проверить влияние удобрений и навоза на урожай сена.

Понятие биоценоза: Уоллес и Мебиус

Альфред Рассел Уоллес , современник и конкурент Дарвина, был первым, кто предложил «географию» видов животных.В то время несколько авторов признали, что виды не являются независимыми друг от друга, и сгруппировали их в виды растений, виды животных, а позже — в сообщества живых существ или биоценозов. Первое использование этого термина обычно приписывается Карлу Мёбиусу в 1877 году, но уже в 1825 году французский натуралист Адольф Дюро де ла Маль использовал термин societé , обозначающий совокупность растительных особей разных видов.

Утепление и основы экологии как дисциплина

В то время как Darwin был сосредоточен исключительно на соревнованиях как силе отбора, Eugen Warming разработал новую дисциплину, которая учитывала абиотические факторы, такие как засуха, огонь, соль, холод и т. Д., столь же серьезно, как биотические факторы в сборке биотических сообществ. Биогеография до потепления носила преимущественно описательный характер — фаунистический или флористический. Целью Уорминга было через изучение морфологии и анатомии организмов (растений), то есть адаптации, объяснить, почему вид существует в определенном наборе условий окружающей среды. Более того, цель новой дисциплины заключалась в том, чтобы объяснить, почему виды, населяющие похожие среды обитания, испытывая аналогичные опасности, решают проблемы одинаковыми способами, несмотря на то, что они часто имеют совершенно разное филогенетическое происхождение. Основываясь на своих личных наблюдениях в бразильском серрадо, в Дании, норвежском Финнмарке и Гренландии, Уорминг прочитал первый университетский курс экологической географии растений. На основе своих лекций он написал книгу «Plantesamfund», которая была немедленно переведена на немецкий, польский и русский, а затем на английский как «Oecology of Plants» . Благодаря немецкому изданию книга оказала огромное влияние на британских и североамериканских ученых, таких как Артур Тэнсли, Генри Чендлер Коулз и Фредерик Клементс.

Дарвинизм и экология

Часто считается, что корни научной экологии восходят к Дарвину. Это утверждение может показаться убедительным на первый взгляд, поскольку О происхождении видов полон наблюдений и предложенных механизмов, которые четко укладываются в рамки современной экологии (например, цепочка от кошки к клеверу — экологический каскад). ) и потому, что термин экология был введен в употребление в 1866 году убежденным сторонником дарвинизма Эрнстом Геккелем . Однако Дарвин никогда не использовал это слово в своих работах после этого года, даже в своих самых «экологических» произведениях, таких как предисловие к английскому изданию книги Германа Мюллера «Оплодотворение цветов » (1883 г.) или в своем собственном трактате о дождевых червях. образование плесени в лесных почвах (Образование плесени овощей под действием червей, 1881). Более того, пионеры, основавшие экологию как научную дисциплину, такие как Eugen Warming, A. F. W. Schimper, Gaston Bonnier, F.А. Форель, S.A. Forbes и Карл Мёбиус почти не ссылались на идеи Дарвина в своих работах. Это было явно не из-за незнания или потому, что работы Дарвина не были широко распространены, а потому, что экология с самого начала была связана с отношениями между морфологией и физиологией организма с одной стороны и окружающей средой с другой, в основном абиотической средой, следовательно, экологическим отбором. С другой стороны, дарвиновская концепция естественного отбора была сосредоточена в первую очередь на конкуренции. Механизмам, отличным от конкуренции, которые он описал, в первую очередь расхождению характеров, которые могут уменьшить конкуренцию, и его заявление о том, что «борьба», как он его использовал, было метафорическим и, следовательно, включало экологический отбор, в «Происхождении» уделялось меньше внимания, чем конкуренции. Несмотря на то, что в большинстве случаев Дарвин изображал его как неагрессивного отшельника, который позволял другим сражаться в своих битвах, Дарвин всю жизнь оставался человеком, почти одержимым идеями соревнования, борьбы и завоеваний — со всеми формами человеческого контакта как противостояния.

Начало 20 века ~ Развитие экологической мысли
Биосфера — Эдуард Зюсс, Генри Чендлер Коулз и Владимир Вернадский

К 19 веку экология процветала благодаря новым открытиям в химии Lavoisier и de Saussure , особенно азотному циклу. Наблюдая за тем фактом, что жизнь развивалась только в строгих пределах каждого отсека, составляющего атмосферу, гидросферу и литосферу, австрийский геолог Эдуард Зюсс в 1875 году предложил термин биосфера. Зюсс предложил название биосфера для условий, способствующих развитию жизни, таких как те, которые существуют на Земле, которые включают флору, фауну, минералы, круговорот веществ и так далее.

В 1920-е годы Владимир И. Вернадский , русский геолог, перебравшийся во Францию, подробно изложил идею биосферы в своей работе «Биосфера» (1926) и описал фундаментальные принципы биогеохимических циклов. Таким образом, он переопределил биосферу как сумму всех экосистем.

Первые сообщения об экологическом ущербе были нанесены в 18 веке, так как рост колоний вызвал вырубку лесов.С 19 века, когда произошла промышленная революция, росло все больше и больше насущных опасений по поводу воздействия человеческой деятельности на окружающую среду. Термин эколог используется с конца 19 века.

Экосистема: Артур Тэнсли

В XIX веке ботаническая география и зоогеография составили основу биогеографии. Эта наука, изучающая среды обитания видов, стремится объяснить причины присутствия определенных видов в данном месте.

Это было в 1935 году, когда Артур Тэнсли , британский эколог, ввел термин «экосистема», интерактивная система, установленная между биоценозом (группой живых существ) и их биотопом, окружающей средой, в которой они живут. Таким образом, экология стала наукой об экосистемах.

Концепция экосистемы Тэнсли была принята энергичным и влиятельным преподавателем биологии Юджином Одумом. Вместе со своим братом Говардом Одумом Юджин П. Одум написал учебник, по которому (начиная с 1953 года) обучалось не одно поколение биологов и экологов Северной Америки.

Экологическая преемственность — Генри Чендлер Коулз

На рубеже 20-го века, Генри Чендлер Коулз был одним из основателей нового исследования «динамической экологии» , проводя свое исследование экологической сукцессии в дюнах Индианы, песчаных дюнах на южной оконечности озера. Мичиган. Здесь Коулз обнаружил доказательства экологической преемственности растительности и почвы в зависимости от возраста. Коулз хорошо знал корни этой концепции и своих (изначальных) предшественников.Таким образом, он приписывает первое использование этого слова французскому натуралисту Адольфу Дюро де ла Малле , который описал развитие растительности после вырубки леса, а первое всестороннее исследование сукцессионных процессов — финскому ботанику Рагнару Халту (1885).

Хронология экологов

Список основателей, новаторов и их значительный вклад в экологию, начиная с романтизма и далее.
Примечательная фигура Срок службы Основной вклад и цитирование
Антони ван Левенгук 1632-1723 Первый, кто разработал концепцию пищевых цепочек
Карл Линней 1707–1778 Влиятельный естествоиспытатель, изобретатель науки об экономии природы
Александр Гумбольдт 1769–1859 Впервые описал экологический градиент увеличения широтного биоразнообразия к тропикам в 1807 г.
Чарльз Дарвин 1809–1882 Основоположник эволюции путем естественного отбора, основоположник экологических исследований почв
Герберт Спенсер 1820–1903 Один из основоположников социальной экологии, придумал фразу «выживание сильнейших».
Карл Мёбиус 1825-1908 Впервые разработала концепцию экологического сообщества, биоценоза или живого сообщества
Эрнст Геккель 1834-1919 Придумал термин «экология», популяризировал исследовательские связи между экологией и эволюцией
Виктор Хенсен 1835-1924 Изобретен термин «планктон», разработаны количественные и статистические показатели продуктивности морей
Евгений Утепление 1841-1924 Ранний основатель экологической географии растений
Эллен Суоллоу Ричардс 1842–1911 Пионер и педагог, связавший экологию города со здоровьем человека
Стивен Форбс 1844–1930 Ранний основоположник энтомологии и экологических концепций в 1887 году
Вито Вольтерра 1860-1940 Создал независимые математические модели популяций примерно в то же время, что и Альфред Дж. Лотка.
Владимир Вернадский 1869-1939 Основал концепцию биосферы
Генри К. Коулз 1869-1939 Новаторские исследования и концептуальные разработки в исследованиях экологической сукцессии
Ян Кристиан Смэтс 1870-1950 Термин холизм введен в употребление в 1926 году в книге Холизм и эволюция.
Артур Г. Тэнсли 1871–1955 Первый, кто ввел термин экосистема в 1936 году, и известный исследователь
Чарльз Кристофер Адамс 1873-1955 Эколог животных, биогеограф, автор первой американской книги по экологии животных в 1913 году, основатель экологической энергетики
Фридрих Ратцель 1844–1904 Немецкий географ, который впервые ввел термин биогеография в 1891 году.
Фредерик Клементс 1874-1945 Автор первой влиятельной американской книги по экологии в 1905 году
Виктор Эрнест Шелфорд 1877-1968 Основатель физиологической экологии, пионер концепций пищевой сети и биома, основание The Nature Conservancy
Альфред Дж. Лотка 1880-1949 Первый разработчик математических моделей популяций, объясняющих трофические взаимодействия (хищник-жертва) с помощью логистического уравнения
Генри Глисон 1882-1975 Первопроходец в области экологии, количественный теоретик, автор и основатель индивидуалистической концепции экологии
Чарльз С.Элтон 1900–1991 «Отец» экологии животных, пионер концепции пищевой сети и ниши и автор влиятельного Экология животных текст
Г. Эвелин Хатчинсон 1903–1991 Лимнолог и концептуально продвинули концепцию ниши
Юджин П. Одум 1913-2002 Соучредитель концепций экосистемной экологии и экологической термодинамики
Ховард Т.Odum 1924–2002 Соучредитель концепций экосистемной экологии и экологической термодинамики
Роберт Макартур 1930–1972 Соучредитель теории островной биогеографии и новатор методов экологической статистики
Источник:
https://en. wikipedia.org/wiki/Ecology

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

История концепции экосистемы в экологии

Больше, чем сумма частей

Распродано

Концепция экосистемы — идея о том, что флора и фауна взаимодействуют с окружающей средой, образуя экологический комплекс, — долгое время занимала центральное место в общественном восприятии экологии и в повышении осведомленности о деградации окружающей среды.В этой книге выдающийся эколог объясняет концепцию экосистемы, прослеживая ее эволюцию, описывая, как многочисленные американские и европейские исследователи внесли свой вклад в ее эволюцию, и обсуждает стремительный рост исследований экосистем.

Голли рассматривает развитие концепции экосистемы в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков и обсуждает появление термина экосистема английским экологом сэром Артуром Джорджем Тэнсли в 1935 году. Затем он рассматривает, как американский эколог Раймонд Линдеман применил эту концепцию. к небольшому озеру в Миннесоте и показал, как биота и окружающая среда озера взаимодействуют посредством обмена энергией.Голли описывает, как основополагающий учебник по экологии, написанный Юджином П. Одумом, помог популяризировать концепцию экосистемы и как многие другие ученые исследовали ее принципы и опубликовали свои результаты. Он рассказывает о том, как экосистемные исследования доминировали в экологии в 1960-х годах и стали ключевым элементом исследований биомов Международной биологической программы в Соединенных Штатах — программы, нацеленной на «улучшение человечества», в частности, посредством сохранения, генетики человека и улучшения использования биомов. природные ресурсы; как изучение экосистем водосбора в Хаббард-Брук, Нью-Гэмпшир, проложило новые пути в исследованиях экосистем, определив пределы системы естественным образом; и как текущие исследования используют концепцию экосистемы. На всем протяжении Голли показывает, как концепция экосистемы формировалась на международном уровне как в результате развития других дисциплин, так и в результате действий отдельных лиц и политики.

Фрэнк Б. Голли — профессор-исследователь экологии, профессор зоологии и профессор экологического дизайна в Университете Джорджии в Афинах. Он был президентом Экологического общества Америки, Международной ассоциации экологии и Международного общества тропической экологии.

«Этот типично американский научный рассказ о развитии центральной концепции экологии представлен с большой ясностью и научностью.Как изложение концепции, лежащей в основе человеческого существования и устремлений, эта книга предназначена для всего человечества », — д-р Томас Э. Лавджой, помощник министра иностранных дел, Смитсоновский институт

.

«Эта книга является значительным дополнением к скудной литературе по истории экологии, как из-за предмета, так и из-за вдумчивого и знающего подхода Голли. » — Эмили В. Б. Рассел, Университет Рутгерса

«Исторический отчет Голли увлекателен и эффективен.. . . Он дает нам историческую перспективу и дает рекомендации, чтобы сделать будущие исследования более эффективными », — Клайд Э. Гулден, Science

«Сильная сторона книги — это беспристрастная оценка исследователей и некоторых из крупнейших исследовательских программ в области экологии. Читатели найдут превосходный отчет о том, как развивались важные идеи, и задумаются о том, чего можно достичь благодаря работе всей жизни … [Голли] делает убедительные выводы. аргумент в пользу необходимости сравнительных данных, которые могут предоставить только большие [исследовательские] группы.Экология экосистемы слишком долго действовала в мире сновидений с небольшим количеством гипотез и еще меньшим количеством данных. Ясные уроки из этой книги заключаются в том, что для экосистем мы не сможем легко выиграть ни гипотезы, ни данные ». — Стюарт Л. Пимм, Nature

«Личная, проницательная и научная история, прослеживающая идею экосистем … Отличная и легко читаемая книга.» — Л.Б. Слободкин, Тенденции в экологии и эволюции

«Отличное обсуждение сходства и различий во взглядах многих экологов двадцатого века.»—Фрэнк Т. Кусерк, Science Books and Films

«Книга будет очевидным интересом для экологов экосистем, но книга также является быстрой и полезной историей для тех, кто не прошел обучение в учреждениях с экосистемными программами.» — Экология

«Это важное дополнение к недавним книгам по истории экологии … Точка зрения Голли ценна тем, что обеспечивает значительную глубину анализа, особенно в отношении Международной биологической программы.. . . Помимо экологической истории, в нем содержится много информации об отношениях между правительством США и спонсорством и финансированием научных исследований в течение большей части периода после Второй мировой войны ». — Нэнси Слэк, Journal of the History of Biology

«Это чрезвычайно интересная книга, написанная одним из поборников экологии. Для человека, который тридцать лет назад пережил бурные дни Международной биологической программы, каждая глава качает адреналин и мчится пальцами к стопке карточек с запросами на перепечатку. .Для новичков в этом деле это просто необходимо — стартовая площадка для любой исследовательской карьеры в области экологии. Я обнаружил, что наиболее увлекательными являются примечания к главе, полные ретроспективного анализа и заполненные вопросами, которые все еще ждут ответа. Я советую прочитать их еще раз, прежде чем переходить к последней главе, которая переполнена новыми проблемами. Хотел бы я снова стать аспирантом », — Дэвид Беллами, New Science

ISBN: 9780300055467
Дата публикации: 29 декабря 1993 г.

272 страницы, 6 1/4 x 9 1/2

«Древо жизни» пустило корни 150 лет назад

Когда тысячи ученых и политиков собираются в Мексике в этом месяце на саммит COP13 по биоразнообразию (см. Www.cbd.int/cop2016), мы должны воспользоваться моментом, чтобы отметить самую раннюю модель биоразнообразия «дерево жизни».

Предоставлено: Эрнст Геккель (1834–1919) / Wikimedia Commons

Чарльз Дарвин опубликовал идею дерева жизни в О происхождении видов в 1859 году. Семь лет спустя немецкий зоолог Эрнст Геккель тщательно разработал гораздо более исчерпывающий дерево ( на фото ). Это отражало богатство видов на Земле в контексте эволюции — концепцию, которую он назвал филогенией ( Общая морфология организмов ; 1866).

Корень дерева символизирует общего изначального предка, от которого произошли все другие формы. Геккель разработал свое дерево более чем на 1000 страниц, основываясь на палеонтологических, эмбриологических и системных данных — предшественниках филогенетических деревьев современной биологии.

Он также ввел термин экология («oecologie»), описывая его как «всю науку об отношениях организма к окружающей среде, включая, в широком смысле, все« условия существования »».

Идеи Геккеля были предвестниками таких открытий, как открытие эколога Сантьяго Соливереса и его коллег, которые продемонстрировали, что многофункциональность экосистемы зависит от высокого видового богатства ( Nature 536 , 456–459; 2016).

Информация об авторе

Место работы

  1. Университет Фридриха Шиллера, Йена, Германия

    Уве Хоссфельд и Георгий С. Левит

  2. Университет ИТМО, Санкт-Петербург, Россия

    Уве Хоссфельд и Георгий С. Левит

Авторы
  1. Уве Хоссфельд
  2. Георгий С. Левит

Автор, ответственный за переписку

Георгий Сергеевич Левит.

Об этой статье

Цитируйте эту статью

Hossfeld, U., Levit, G. «Древо жизни» пустило корни 150 лет назад. Природа 540, 38 (2016). https://doi.org/10.1038/540038a

Скачать цитату

Поделиться этой статьей

Все, с кем вы поделитесь следующей ссылкой, смогут прочитать это содержание:

Получить ссылку для совместного использования

Извините, ссылка для совместного использования в настоящее время отсутствует доступно для этой статьи.

Предоставлено инициативой по обмену контентом Springer Nature SharedIt

Что такое социальная экология? — Вопросы социальной работы

{"admissionsEmail": "admissions @ msw.usc.edu "," degreeOffering ":" usc-msw "," featureFlags ": {" formType ":" STANDARD "}," fields ": [{" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Что лучше всего описывает вас? "," MountPoint ": 1," name ":" which_best_describes_you "," required ": true," type ": 3," value ": {" defaultOption ":" "," options ": [{" label ":" Я начинаю свою карьеру "," value ":" Я начинаю свою карьеру "}, {" label ":" Я хочу продвигать свою карьеру "," value ":" Я хочу для продвижения по карьерной лестнице "}]}}, {" hidden ": true," label ":" "," name ":" no_klondike_gdpr_setting "," required ": true," type ": 15," value ": {" text ":" never "}}, {" hidden ": false," mountPoint ": 2," name ":" "," type ": 7," value ": {" text ":" Ваши личные данные будут используется, как описано в нашем [--link: https: // msw. usc.edu/legal/privacy-policy/iciousполитика конфиденциальности [ссылка -]. Вы можете отказаться от получения сообщений в любое время. "}}]," grouping ":" usc-msw "," id ": 472," inferredFields ": {" country ":" country_name "}," programsOfStudy ":" 5deaba1f-798b-447a-a425-9a3e483b93b3, 5deaba1e-7f34-4dd4-9156-09380c861e2f "," опубликовано ":" 2021-06-30T19: 56: 29.897Z "," screen ": [{" allFields ": [0, 1]," условно ": {} , "out": {"0": ["$ next", [{"data": "$ valid"}]]}}], "version": "1.0.1"} {"admissionsEmail": "admissions @ msw.usc.edu "," degreeOffering ":" usc-msw "," featureFlags ": {" formType ":" STANDARD "}," fields ": [{" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Вы военнослужащий? "," MountPoint ": 1," name ":" military_affiliated "," required ": true," type ": 2," value ": {" defaultOption ":" " , "options": [{"label": "Да", "value": "true"}, {"label": "Нет", "value": "false"}]}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "Какой у вас законченный уровень образования?", "mountPoint": 1, "name": "level_of_education", "required": true, "type": 3 , "value": {"defaultOption": "", "options": [{"label": "High School", "value": "High School"}, {"label": "Associate \ u0027s", " value ":" Associates "}, {" label ":" Бакалавр \ u0027s в процессе "," value ":" Bachelors in progress "}, {" label ":" Bachelor \ u0027s "," value ":" Bachelors " }, {"label": "Ведущие \ u0027s в процессе", "value": "Masters in progress"}, {"label": "Master \ u0027s", "value": "Masters"}, {"label" : "Doctorate", "value": "Doctorate"}]}}, {"helpText": "", " hidden ": false," label ":" У вас есть BSW или вы зарегистрированы в программе BSW? "," mountPoint ": 1," name ":" bsw "," required ": true," type ": 3, "значение": {"defaultOption": "", "параметры": [{"ярлык": "Да", "значение": "Да"}, {"ярлык": "Нет", "значение": "Нет"}]}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "Какой у вас был средний балл в бакалавриате?", "MountPoint": 1, "name": "posed_gpa_range "," required ": true," type ": 3," value ": {" defaultOption ":" "," options ": [{" label ":" 4. 00 и выше "," value ":" 4.00 и выше "}, {" label ":" 3.99 - 3.50 "," value ":" 3.99 - 3.50 "}, {" label ":" 3.49 - 3.00 "," value ":" 3.49 - 3.00 "}, {" label ":" 2.99 - 2.50 "," value ":" 2.99 - 2.50 "}, {" label ":" 2.49 и ниже "," value ":" 2.49 и ниже "}]}}, {" helpText ":" "," hidden ": true," label ":" Степень интереса "," mountPoint ": 1," name ":" степень "," required ": false, "type": 3, "value": {"defaultOption": "MSW", "options": [{"label": "DSW", "value": "DSW"}, {"label": "MSW" , "value": "MSW"}]}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "State", "mountPoint": 1, "name": "state", " required ": true," type ": 5," value ": {}}, {" helpText ":" "," hidden ": true," label ":" Страна проживания "," mountPoint ": 1," name ":" country "," required ": false," type ": 6," value ": {}}, {" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Zip "," mountPoint ": 1," name ":" zip_code "," required ": true," type ": 0," value ": {" text ":" "}}, {" conditionallyRendered ": true," helpText ": "", "скрытый": false, "label": "Телефон", "mountP oint ": 1," name ":" phone "," required ": true," type ": 0," value ": {" text ":" "}}, {" conditionallyRendered ": true," helpText ": "", "hidden": false, "label": "Маркетинговое согласие в США \ u00f0 \ u009f \ u0087 \ u00ba \ u00f0 \ u009f \ u0087 \ u00b8", "mountPoint": 1, "name": "lead_share_opt_in", " required ": true," type ": 11," value ": {" checkboxText ":" Свяжитесь со мной по поводу этих образовательных программ. "," defaultChecked ": true," defaultRadio ":" none "," disclaimer ":" Технологический партнер школы социальной работы USC Suzanne Dworak-Peck, 2U, Inc. и ее семейство компаний, работают с несколькими университетами. предлагать образовательные программы по социальной работе и в других областях. "," format ":" checkbox "," optInValue ":" USC Marketing "," smsHiddenConsent ": false}}, {" conditionallyRendered ": true," helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Маркетинговое согласие GDPR \ u00f0 \ u009f \ u0087 \ u00aa \ u00f0 \ u009f \ u0087 \ u00ba "," mountPoint ": 1," name ":" lead_share_opt_in "," обязательно ": true," type ": 8," value ": {" отказ от ответственности ":" Эти личные данные собираются и обрабатываются [--link: https: // 2u.com target: blank] 2U, Inc., [ссылка--] Технологический партнер Школы социальной работы Сюзанны Дворак-Пек USC. "," leadShareOptIn ": {" email ":" Пожалуйста, напишите мне об этих образовательных программах. " , "leadShareValue": "Маркетинг USC", "phone": "", "sms": "", "text": "Технологический партнер Школы социальной работы Сюзанны Дворак-Пек USC, [--link: https: //2u. com target: blank] 2U, Inc. и ее группа компаний [ссылка--] работают с несколькими университетами, предлагая образовательные программы в области социальной работы и других областях."}," retailOptIn ": {" email ":" Email: "," phone ":" Phone: "," sms ":" "," text ":" Да, я хочу получать дополнительную информацию о USC Suzanne Dworak -Peck School of Social Work. Свяжитесь со мной через: "}}}, {" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Фамилия "," mountPoint ": 1," name ":" last_name "," required " : true, "type": 0, "value": {"text": ""}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "Имя", "mountPoint": 1, "name": "first_name", "required": true, "type": 0, "value": {"text": ""}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "Электронная почта", "mountPoint": 1, "name": "email", "required": true, "type": 0, "value": {"text": ""}}, {" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Что лучше всего описывает вас? "," mountPoint ": 1," name ":" which_best_describes_you "," required ": true," type ": 3, "value": {"defaultOption": "", "options": [{"label": "Я начинаю свою карьеру", "value": "Я начинаю свою карьеру"}, {"label": "Я хочу продвинуть свою карьеру "," value ":" Я хочу продвинуть свою карьеру "}]}}, {" helpText ":" "," hidden ": true," label ":" leadource "," mountPoint ": 1, «name»: «lead_source», «required»: false, «type»: 3, «value»: {«defaultOption»: «OnlineMSWProgramsSite», «op tions ": [{" label ":" OnlineMSWProgramsSite "," value ":" OnlineMSWProgramsSite "}]}}, {" hidden ": true," label ":" "," name ":" no_klondike_gdpr_setting "," required " : true, "type": 15, "value": {"text": "never"}}, {"hidden": false, "mountPoint": 2, "name": "", "type": 7, "value": {"text": "Ваши личные данные будут использоваться, как описано в нашем [--link: https: // msw. usc.edu/legal/privacy-policy/iciousполитика конфиденциальности [ссылка -]. Вы можете отказаться от получения сообщений в любое время. "}}]," grouping ":" usc-msw "," id ": 472," inferredFields ": {" country ":" country_name "}," programsOfStudy ":" 5deaba1f-798b-447a-a425-9a3e483b93b3, 5deaba1e-7f34-4dd4-9156-09380c861e2f "," опубликовано ":" 2021-06-30T19: 56: 29.897Z "," screen ": [{" allFields ": [14, 16]," условно ": {} , "out": {"1": ["$ next", [{"data": "$ valid"}]]}}, {"allFields": [1, 3, 2, 0], "conditional" : {}, "out": {"3": ["$ next", [{"data": "$ valid"}]]}}, {"allFields": [5, 7, 6, 8, 4 , 15, 9, 10, 17], "условный": {"10": [1, "", [{"данные": "состояние.no_klondike_gdpr_setting "}, {" data ":" always "}, {" op ": 0}, {" data ":" state.no_klondike_gdpr_setting "}, {" data ":" geo "}, {" op ": 0 }, {"data": "state.no_klondike_carmen_sandiego_region"}, {"data": "eu"}, {"op": 0}, {"op": 7}, {"op": 8}]], "8": [3, "", [{"data": "state.no_klondike_carmen_sandiego_region"}, {"data": "eu"}, {"op": 0}]], "9": [1, "", [{"data": "state.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.