Сообщение о московском князе: Святой князь Дмитрий Донской: годы правления, краткая биография

Содержание

Святой князь Дмитрий Донской: годы правления, краткая биография

Дмитрий Иванович Донской (1350–1389), великий князь московский и владимирский. 

Дмитрий Донской родился 12 октября 1350 года. Сын великого князя Ивана Ивановича Красного (1326–1359). Годы правления 1359 – 1389. Некоторые исследователи биографии Дмитрия Донского считают, что он был женат дважды. О первом брачном союзе великого князя известны лишь крохи: Дмитрий Иванович женился в 12 лет, и супруга князя, скорее всего, умерла во время чумы 1364 года. Второй женой Дмитрия Донского в 1867 году стала княжна Евдокия, младшая дочь великого князя нижегородского и суздальского Дмитрия Константиновича (?–1407). В этом браке у Дмитрия Ивановича родилось 13 детей. Девять сыновей: Даниил (конец 1369 г., умер в младенчестве), великий князь московский и владимирский Василий (1371–1425),  князь звенигородский и галицкий Юрий (1374–1434), Андрей-Юрий Большой (1376 — ?), Семен (1379, умер во младенчестве), князь можайский и белозерский Андрей Меньшой (1382–?), Петр (1385–?), Иван (1375-1378 (?) – 1393, в монашестве) и Константин (1389–?). Четыре дочери:  Софья (с 1387 года замужем за Федором Ольговичем Рязанским), Мария (с 1394 года замужем за князем Семеном (Лугвением) Ольгердовичем Литовским), Анастасия (с 1397 года замужем за князем Иваном Всеволодовичем Холмским) и Анна (1388–?). 

Дмитрий Иванович стал великим князем московским в 1359 году в девятилетнем возрасте, после смерти своего отца. По его завещанию наставником и воспитателем Дмитрия стал митрополит Алексий. Большое влияние на великого князя Дмитрия Ивановича оказал и настоятель Троицкого монастыря Сергий Радонежский, с которым у него сложились близкие и доверительные отношения. Именно к Сергию Радонежскому за благословением перед Куликовской битвой пришел Дмитрий Иванович. Князь Дмитрий был глубоко верующим  человеком и всегда поддерживал православные храмы и святые обители. Дмитрий Иванович основал Николо-Угрешский монастырь, сделал щедрые пожертвования в Троицкий и московский Симонов монастыри. В годы его княжения были открыты монастыри в Москве, Серпухове, Коломне и других местах Московского княжества. 

За годы правления Дмитрия Ивановича были существенно расширены границы Московского княжества. Изменяется и облик великокняжеского престола. В 1366 году Дмитрий Иванович построил в Москве новый каменный кремль. В 1368 и 1370 годах под стенами Московского кремля потерпел поражение великий литовский князь Ольгерд. 

Великий князь Дмитрий стремился к объединению русских земель. Брачный союз с нижегородской и суздальской княжной Евдокией позволил Москве установить прочные союзные отношения с Нижним Новгородом. Союз был заключен и с Великим Новгородом. Поддерживал Дмитрия Ивановича и его двоюродный брат князь Владимир Андреевич Серпуховской. Москва стараниями великого князя Дмитрия Ивановича становится центром военно-политического союза  русских княжеств.  В 1375 году союзное войско во главе с Дмитрием Ивановичем взяло штурмом Тверь, и великий тверской князь был вынужден признать Дмитрия «братом старейшим». Вокруг великого князя московского Дмитрия Ивановича формируется круг его ближайших сторонников и помощников: бояр, воевод – московского боярства, ставшего впоследствии главной опорой великокняжеской власти.

Великий князь Дмитрий  Иванович был дальновидным политиком и стратегом. Укрепление власти и объединение русских княжество под эгидой Москвы проходило на фоне нарастающей междоусобицы и вражды среди претендентов на ханский престол в Золотой Орде. В 1374 году Дмитрий Иванович отказался от уплаты дани правителю Орды Мамаю. Это был первый шаг к открытой борьбе против золотоордынского ига. 

8 (21) сентября 1380 года – главное событие в биографии Дмитрия Донского. В этот на Куликовом поле, на берегу Непрядвы и Дона объединенное русское воинство под предводительством Дмитрия Ивановича разгромило войско Мамаевой орды. Князь Дмитрий сам сражался на поле брани и, согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», был ранен. Вскоре после битвы великого князя московского прозвали Донским. 

В 1389 году в возрасте 39 лет великий князь московский Дмитрий Иванович скончался и был похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. 

В 1988 году великий московский князь Дмитрий Иванович Донской был канонизирован Поместным собором Русской православной церкви. Память святого благоверного князя Дмитрия Ивановича Донского отмечается в день его кончины 19 мая (1 июня). 

Это была попытка кратко рассказать о Дмитрии Донском. Подробнее о герое Куликовской битвы можно узнать из современных исследований российских ученых.

Автор текста: Ирина Парамонова, журналист, автор книг по истории Тулы

Дмитрий Донской, великий князь владимирский и московский

В первые годы правления при малолетнем Дмитрии правительство возглавлял митрополит Алексий, впоследствии причисленный Русской православной церковью к лику святых.

Митрополит Алексий, опираясь на свой авторитет, на возросшую мощь Московского княжества, поддержку служилых бояр и горожан, сумел преодолеть соперников в борьбе за великое княжение — суздальско-нижегородского, рязанского и тверского князей. В 1363 году ярлык на великое княжение окончательно перешел к московским князьям. 17 января 1366 года в Коломне соглашение русских князей было скреплено женитьбой Дмитрия Ивановича на суздальской княжне Евдокии Дмитриевне.

Правительство князя Дмитрия осуществляло ряд мероприятий, направленных на централизацию государственного управления и военного дела.

При князе в 1367 году в Москве был построен первый в Северо-Восточной Руси каменный Кремль.

В 1368 и 1370 годах его войска отразили нападения на Москву литовского князя Ольгерда. Во время войны с Тверью (1368-1375) Дмитрий Донской организовал поход подвластных ему русских князей на Тверь, принудил тверского князя Михаила к признанию своего старшинства и союзу в борьбе с Золотой Ордой. В 1371 году его рать разбила под Скорнищевым рязанского князя Олега, в 1376 году Московское княжество утвердило свое влияние в Булгарии Волжско-Камской.

Дмитрий Донской первым из русских князей возглавил вооруженную борьбу против татаро-монгольского нашествия. В 1378 году на реке Воже было разгромлено войско мурзы Бегича.

В 1380 году Дмитрий Донской во главе объединенных русских сил выступил навстречу полчищам темника Золотой Орды Мамая, двигавшимся на Русь.

Приняв благословение от святого Сергия Радонежского, который отпустил на брань двух иноков Андрея Ослябю и Александра Пересвета, князь встретил Мамая на Куликовом поле, между рекой Непрядвой и Доном (ныне в Куркинском районе Тульской области).

Желая воодушевить русских воинов перед смертельной схваткой, московский князь встал в первые ряды своего войска, обменявшись доспехами с боярином Михаилом Бренком, который встал под великокняжеское знамя в тылу большого полка и впоследствии погиб. Поначалу войска Мамая добились успеха на правом фланге, но получили удар во фланг от русского засадного полка и бежали. Князя Дмитрия Ивановича нашли на поле битвы оглушенным. Он проявил незаурядный полководческий талант, за победу на Куликовом поле его стали называть Донским.

На могилах павших воинов князем был создан храм Рождества Пресвятой Богородицы, он устроил Успенский монастырь на реке Дубенке.

В 1382 году, после нападения нового хана Золотой Орды Тохтамыша на Москву, Дмитрий Донской организовал работы по восстановлению сожженного города. Он не успел собрать войска для отпора и вынужден был оставить город. Московскому князю пришлось вновь признать свою зависимость от Золотой Орды, возобновить выплату дани. Тем не менее Москва сохранила свое руководящее положение в русских землях.

19 мая 1389 года князь Дмитрий Донской скончался в Москве. Похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля.

В духовном завещании князь Дмитрий Донской впервые передал великое княжение старшему сыну Василию без санкции Золотой Орды как «свою отчину».

Несмотря на то, что и после смерти Донского Золотая Орда продолжала совершать набеги на Русь, именно его стратегия правления и его воинские победы стали переломными в многовековой истории взаимоотношений с Ордой.

После кончины князя было написано «Житие» и «Похвальное слово», текст которого вошел в состав русских летописей. Сохранились и иконографические изображения великого князя — на фреске Архангельского собора и в Грановитой палате в Московском Кремле. Память о великом князе Дмитрии особенно усиливалась в годы войн и опасностей. Так, в Великую Отечественную войну в патриотических посланиях патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия имя благоверного князя Димитрия стояло рядом с именем святого князя Александра Невского: оба князя-воина призывались в помощники страждущему Отечеству. Тогда же именем Дмитрия Донского была названа танковая колонна, созданная на средства верующих.

В 1988 году Дмитрий Донской был причислен к лику святых на Поместном соборе Русской православной церкви. День его памяти отмечается 1 июня (19 мая по старому стилю).

У князя Дмитрия Донского и княгини Евдокии родились 12 детей — восемь сыновей и четыре дочери. Восприемником (крестным отцом) у двух сыновей Дмитрия был преподобный Сергий Радонежский, у остальных наследников — другой русский святой — Димитрий Прилуцкий.

Супруга Дмитрия Донского княгиня Евдокия незадолго до кончины приняла монашеский постриг с именем Ефросиния. В Москве в Кремле она основала Вознесенский женский монастырь, разрушенный в 1929 году. Она была одной из первых великих княгинь похоронена в Вознесенском храме — усыпальнице цариц Российского государства. Великая княгиня Евдокия была причислена Русской православной церковью к лику святых с именем преподобная Ефросиния Московская.

Жизнь святых Димитрия и Евдокии была примером супружеской верности и согласия.

В июле 2015 года Священный Синод Русской православной церкви установил празднование общей памяти святых благоверных князя Димитрия Донского и княгини Евдокии 1 июня (19 мая).

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Родился великий князь владимирский и московский Дмитрий Иванович Донской

12 октября 1350 г. в Москве в семье князя Ивана Красного, внука Ивана Калиты, родился сын Дмитрий, московский и владимирский великий князь. После смерти Ивана Красного в 1359 г. фактическим верховным правителем Московского княжества при малолетнем Дмитрии стал митрополит Алексий.

В княжение Дмитрия Ивановича в 1367 г. был построен первый на Руси белокаменный Кремль в Москве. Опираясь на возросшую мощь Московского княжества, поддержку служилых бояр и горожан, князь Дмитрий преодолел сопротивление соперников в борьбе за великое княжение — суздальско-нижегородского, рязанского и тверского князей.

В 1368 и 1370 гг. московские войска отразили нападения литовского князя Ольгерда на Москву. По окончании войны с Тверью (1368-1375) Дмитрий принудил тверского князя к признанию своего старшинства и к союзу в борьбе с Золотой Ордой. В 1376 г. Московское княжество утвердило своё влияние в Волжско-Камской Булгарии, а в 1378 г. рать князя Дмитрия разбила под Скорнищевом рязанского князя Олега.

Дмитрий Иванович первым из московских князей возглавил вооружённую борьбу народа против татар. В 1378 г. на р. Воже было разгромлено татарское войско Бегича, а в 1380 г. московский князь во главе объединённых русских сил выступил навстречу полчищам татарского темника Мамая, двигавшимся на Русь. В Куликовской битве 1380 г., завершившейся разгромом ордынцев, Дмитрий Иванович проявил выдающийся полководческий талант. За эту победу он был прозван Донским.

После разорения Москвы татарским ханом Тохтамышем в 1382 г. Дмитрий организовал работы по восстановлению города. В его княжение Москва утвердила своё руководящее положение в русских землях. Дмитрий Донской впервые передал великое княжение старшему сыну Василию без санкции Золотой Орды, как «свою отчину».

За своё 30-летнее правление Дмитрий Донской сумел стать признанным главой антиордынской политики в русских землях, собирателем русских земель. Поддерживая дружеские связи с православной Византией, Дмитрий добивался признания независимости русской православной церкви от Константинополя. В его княжение в Москве были возведены Симонов и Андроников монастыри, прикрывавшие подступы к центру города. Взамен «служилого» принципа комплектации войска великий князь впервые в русской военной истории ввёл территориальный принцип его формирования. При Дмитрии Ивановиче в Москве раньше остальных русских княжеств и земель была введена чеканка серебряной монеты.

Дмитрий Иванович Донской умер в 1389 г. и был погребён в Москве в Архангельском соборе Кремля. В 1988 г. великий князь Дмитрий был канонизирован русской православной церковью.

Имя Дмитрия Донского за несколько столетий стало символом русской воинской славы. В 2002 г. был учреждён Орден «За Служение Отечеству» в память святого великого князя Дмитрия Донского и преподобного игумена Сергия Радонежского.

Лит.: Духовная грамота (первая) Дмитрия Ивановича (Донского) (ок. 1375 г.) // Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв. // Подготовлено к печати Л. В. Черепниным. М.; Л., 1950; Карамзин Н. М. Великий князь Дмитрий Иванович Донской. 1363-1389 // История государства Российского. Т. 5. Гл. 1. М., 1993. С. 7-76; Лощиц Ю. М. Дмитрий Донской. М., 1983; Рапов М. А. Дмитрий Донской. М., 2002.

См. также в Президентской библиотеке:

Иловайский Д. И. Куликовская победа Дмитрия Ивановича Донского: Исторический очерк. М., 1880;

Казадаев А. В. Историческое похвальное слово Димитрию Донскому. СПб., 1827;

Катаев И. О. Димитрий Донской и Куликовская битва: [По летописному сказанию]. Иркутск, 1863;

Михайлов И. Низверженный Мамай, или Обстоятельное описание победы, бывшей в царствование великого князя московского Димитрия Иоанновича над Мамаем, татарским ханом, и о совершенном истреблении сильного ополчения его россиянами на Куликовом поле, между рек Мечи и Дона, собранное из разных достоверных писателей Иваном Михайловым. М., 1827;

Московское княжество от смерти Дмитрия Донского до воцарения Иоанна Грозного. СПб., 1881;

Нечволодов А. Д. Сказания о русской земле: Ч. 1-4. СПб., 1913. Ч. 2. СПб., 1913;

Покровский Ф. Г. Димитрий Иоаннович Донской, великий князь Московский : историческое повествование, сочиненное Феофилактом Покровским. Тула, 1823.

Краткая биография Ивана Калита самое главное

Иван Данилович Калита – внук легендарного князя Александра Невского, князь Московский, великий князь Владимирский, один из основоположников собирания русских земель, родился около 1283-1288 гг. После убийства своего старшего брата князя Юрия Даниловича в Золотой Орде взошел на московский престол.

За время своего правления добился серьезных успехов в деле преодоления раздробленности русских земель и объединения части их вокруг Московского княжества. В 1325 году добился перехода престола митрополита в Москву, что сделало ее духовным и религиозным центром Руси. При Иване Калите были построены первые каменные храмы.

Часто посещал Золотую Орду, дарил дорогие подарки, вошел в доверие к правителю — хану Узбеку. В 1327 году умело воспользовался убийством ордынского посла в Твери и участвовал (совместно с 50-ти ордынским войском) в разгроме и опустошении Тверского княжества, основного соперника Москвы. За это получил грамоту (ярлык) на великое княжение с правом самому собирать налоги (в отличие от других русских княжеств). Это избавило почти на 40 лет подвластные ему земли от жестоких баскаков – сборщиков дани из Золотой Орды.

Значительно укрепил княжескую власть, наполнил казну деньгами (что, по всей видимости и принесло ему прозвище Калита – кошель, денежный мешок). Выкупил под свою власть города Углич, Рязань. Добился управления уделами мужей двух своих дочерей – частью Ростовского и Ярославского княжеств. Попытка подчинить Новгород не увенчалась успехом и была реализована потомками великого князя Ивана Даниловича.

Иван Калита был дважды женат, в его семье родилось семь детей. Скончался великий князь в 1340 году, передав престол своему старшему сыну – Симеону Гордому. Сын продолжал дело своего отца, а внук – Дмитрий Донской – одержал победу над ордынцами в Куликовской битве.

Интересные факты

Биография Ивана Калита о главном

Иван Калита родился по одним данным или около 1283 г., или 1 ноября 1288 г. Точных данных не сохранилось. Крестили его в честь святого Иоанна Предтечи. Наследником московского княжества он не был, хотя и родился в семье Даниила Александровича, московского князя. Его старший брат Юрий  стал московским князем в 1303 г. Сам Иван Данилович в 1296-1297 гг. представлял своего отца в одном из крупнейших городов Великом Новгороде, а в 1304 г. занимался обороной Переяславля от тверских князей, где ему удалось одержать победу только с помощью войск боярина Родиона Несторовича. В 1320 г. его брат Юрий получил от хана Золотой Орды Узбек-хана письменное повеление (ярлык) на великое княжение, а Иван стал правителем Москвы. В 1321 г. Великий князь Юрий, получив дань от Тверского княжества для передачи Орде, не отвез ее по назначению, а передал новгородским купцам для получения дополнительной прибыли. Узбек-хан за неповиновение передал великокняжеский престол Дмитрию Тверскому. В битве за возвращение себе ярлыка Юрий был убит в 1325 г. После смерти Дмитрия в 1326 г. великим князем стал его брат Александр.

Иван Данилович, став московским князем, в первую очередь добился переноса кафедры митрополита в Москву. В это же время в Твери во время восстания был убит посол Золотой Орды Чол-хан со свитой. Когда стало известно об этом, Иван уезжает к Узбек-хану. Достоверно не известно, сделал он это  по своей инициативе или по призыву. Иван Данилович получил ярлык на великое княжение и войско в 50000 человек для похода на Тверское княжество. В этом походе он объединяется с суздальцами. Александр Тверской бежал сначала в Новгород, а потом в Псков. В итоге Новгороду пришлось заплатить большую дань ордынцам, а Тверское княжество было сожжено и разграблено, а жителей Пскова митрополит отлучил от церкви. К 1328 г. великокняжеское правление было поделено между двумя князьями: Иваном Даниловичем и Александром Васильевичем Суздальским. После смерти Александра, а далее его брата Константина Калита совершает путешествие в Орду для получения ярлыка. Свое влияние Иван Данилович усиливал и династическими браками дочерей на удельных князьях. На религиозной почве в 1331 г. возникает конфликт между Новгородом и Москвой. Причиной конфликта стал отказ митрополита Феогноста от признания Арсения в качестве архиепископа новгородского. Он признал Василия. Иван затребовал у Новгорода повышенную дань, он получил отказ. Земли Новгорода подверглись вторжению, но в итоге был заключен мир. В 1336 г. Иван заключает мир с Новгородом, в результате став князем новгородским. В 1339 г. по доносу Ивана Александр Тверской с сыном был казнен по распоряжению хана. В 1340 г. принял монашеский постриг под именем Ананий, но скоро умер. Наследником стал его сын Семен, прозванный Гордым.

В своей политике Иван 1 оставался достаточно гибким, но настойчивым. Он неоднократно ездил в Золотую Орду, чем заслужил доверие хана и обеспечил спокойствие и процветание на территории Московского княжества. Твердой рукой он пресекал недовольство народа тяжелыми налогами. За свою деятельность получил прозвище «Калита», что означает кошель, сумка для денег. Но по другой версии, он постоянно при себе носил кошелек для раздачи милостыни бедным. В его правление были заложены Собор Спаса на Бору, Успенский собор, Архангельский собор, а также был отстроен Московский Кремль из дуба, но эти постройки до нашего времени не сохранились. Одним из основных итогов его правления стало расширение сферы влияние Московского княжества благодаря династическим бракам и покупки земель.

Интересные факты и даты из жизни

Иван Калита – биография, фото, личная жизнь, правление князя

Биография

Князь Московский Иван I Данилович Калита прославился в истории как дипломатичный правитель, расширивший территорию княжества. Он наладил отношения с ордынским ханом. В 2001 году Ивана Калиту возвели в лик местночтимых святых Москвы.

Князь Московский Иван Калита

Детство Ивана Калиты, родившегося в Москве, не примечательно для историков. Это был обычный юнец, росший в семье князя Данилы Александровича и супруги правителя. В детстве мальчик постоянно слышал рассказы о татарах, которые то и дело совершали набеги на Русь. Многие старцы испытывали страх. Неприятные ощущения передались маленькому Ивану, тем более еще в раннем детстве мальчик стал свидетелем захвата Москвы.

С младенчества бояре, отец рассказывали будущему правителю о происходящем в государстве. В 3 года ребенка посадили на коня и стали обучать верховой езде. Сразу же после данного обряда посага мальчика передали воспитателям-мужчинам. Учителя уделяли больше внимания основам правления, так как князь Даниил Московский хотел видеть во главе Ивана, а не старшего сына Юрия.

Князь Даниил Московский, отец Ивана Калиты

Иван Калита слыл осторожным и рассудительным юнцом в отличие от брата, отличавшегося неуживчивым, резким темпераментом. В 1303 году умирает Даниил. На престол возводят 21-летнего Юрия, а 15-летний Иван стал помощником князя. Пока старший брат находился в отъезде, Ивану пришлось отстаивать Переславль. Жесткий характер, отличная подготовка помогли выстоять, несмотря на малочисленность армии.

Дипломатические переговоры с ханами приводят к страшным последствиям. Во время поездки в Золотую Орду новоиспеченного правителя убивают. Престол переходит, как и планировал Даниил Московский, младшему сыну – Ивану Калите.

Правление

Иван Калита – необычный правитель. С первых дней князь не стал завоевывать новые территории, а начал продвигать православие. По поручению правителя из Владимира в Москву перенесли резиденцию митрополита. Таким образом, город превратился в духовную столицу Руси. Авторитетность Москвы возросла.

Москва при Иване Калите

Проблемы с делением земель начались в 1327 году, когда в Твери восстал народ, а позже убили ордынского посла. Иван Калита отправился к хану, который выдал правителю ярлык на великое княжение. Вместе с суздальцами князь отвоевал Тверь, тогда как Александр Михайлович Тверской сбежал от возможного наказания в Новгород (позже был найден в Пскове).

Через год хан Узбек принял решение разделить княжества между Иваном и Александром Васильевичем Суздальским. К Калите отошли Новгород и Кострома, а второму князю – Нижний Новгород и Городец. В 1331 году Александр Васильевич умирает, престол занимает Константин. В это время территории, подчиненные князю Суздальскому, возвращаются в состав великого княжества.

Печать Ивана Калиты

В период с 1328 по 1330 годы Иван Калита заключает два выгодных брака – дочери выходят замуж за Василия Ярославского и Константина Ростовского. Союзы выгодны для правителя, так как уделы перешли в распоряжение князя. Напряжение между Москвой и Новгородом достигло пика в 1331 году.

Конфликт начался с отказа митрополита Феогноста поставить архиепископом новгородским Арсения. Пост отдали Василию Калике. В это время Калита выказывает требования по выплате увеличенной дани. Отказ приводит в негодование правителя – князь выдвигается с войском в новгородскую землю. До военных действий не дошло, так как Иван планировал решить вопрос миром.

Карта земель Ивана Калиты

Поведение Калиты, а именно брак сына Симеона с Айгустой, дочерью Гедимина, вызывало опасение у новгородцев. Властители решили действовать: последовало приглашение Наримунта, которому отдали крепость Орешек, вотчину Ладогу, Корельск, половину Копорья. Взамен гостя править пришел Александр Наримунтович, тогда как отец остался в Литве. Поддержки от такого союза новгородцы не дождались. Наримунт не прибыл воевать против шведов и отозвал сына из земель.

Только в 1336 году, после того как в дело вмешался митрополит Феогност, между Новгородом и Калитой наступает мир. Князь Иван получает желаемую дань и звание новгородского правителя. Гедимин пытался отомстить новгородской земле за заключенный с Москвой мир, но война так и не началась.

Иван Калита

В 1337 году Александра Тверского вместе с сыном казнят. Хан принял такое решение после доноса Ивана Калиты. Вскоре князь возвращается в Москву. По распоряжению правителя с церкви святого Спаса убирают колокол и перевозят в столицу. Калита подчиняет брата Александра Михайловича.

В биографии Калиты присутствует множество завоевательных походов против неугодных князей. В 1339 году московское войско направили в Смоленск из-за нежелания платить дань Орде. Конфликт между Новгородом и Москвой вновь возрождается. Решить спор Ивану до конца жизни не удалось.

Духовная грамота Ивана Калиты

Политику Ивана Калиты называют неоднозначной. Князь на территории Московского государства возводит несколько храмов: Собор спаса на Бору, Успенский собор, Архангельский собор, церковь Иоанна Лествичника. В годы правления (с 1328 по 1340) отстраивает Калита новый Московский Кремль из дуба. Правителя отличает тяга к вере. Незадолго до смерти Иван пишет Сийское Евангелие. Сейчас писание находится в библиотеке Российской академии наук.

Современники Калиты характеризовали правителя как гибкого и настойчивого князя. Хан Орды уважал и доверял москвичу. Это помогло избавить Москву от набегов ордынцев. Благосостояние подданных росло, недовольство исчезало. Иван Данилович избавил на 40 лет княжество от разграблений и войн. Калита безжалостно расправлялся с противниками, пресекал народные волнения из-за дани.

Князь Московский Иван Калита

Иван I достиг небывалого влияния на некоторые земли, в том числе Новгород, Тверь и Псков. За годы правления князь накопил богатства, доставшиеся по наследству детям и внукам, в числе которых был Дмитрий Донской. Из признаний наследника следовало, что Калита приобретал земли в чужих княжествах.

Личная жизнь

Иван Калита сочетался брачными узами дважды. В 1319 году супругой правителя стала Елена. Исторические данные о происхождении девушки не сохранились. У них родилось четыре сына — Симеон, Даниил, Иван и Андрей. Неизвестная болезнь подкосила здоровье княжеской супруги.

Портрет Ивана Калиты

В 1332 году Елена умерла, а через год Иван вновь женился. Избранницей была Ульяна. В браке появились четыре дочери – Мария, Евдокия, Феодосия, Феотиния. Калита с личной выгодой выдал девушек замуж. Зятьям князь ставил единственное условие – распоряжаться уделами правитель будет сам.

Смерть

За несколько месяцев до смерти Иван Калита принял постриг. Предотвращая распри между сыновьями, правитель распределил имущество при жизни. Симеон Гордый стал владельцем двух третей наследства. Отец оставил его в роли покровителя младших детей. Калита на смертном одре заботился о государстве. Такое деление позволило избежать дробления Московского княжества. Смерть князя пришла в марте 1340 года. Похороны прошли в Архангельском соборе, построенном по приказу Ивана I.

Смерть Ивана Калиты

История не знает другого такого правителя, столь же ратующего за Москву. Город преобразился во время княжения Ивана Калиты. Зверских убийств оппонентов князь не совершал за годы правления, в отличие от брата. С Ивана I пошла традиция давать прозвища правителям. Калита означает кошелек или кожаную сумку для хранения монет.

Легенда

Существует легенда, в соответствии с которой князь слыл щедрым человеком.

«В лето 6837 (т. е. в 1329 г. — прим.) князь великий Иван Данилович ходил на миру в Великий Новгород и стоял в Торжке. И пришли к нему святого Спаса притворяне с чашею, 12 мужей на пир. И воскликнули 12 мужей, притворяне святого Спаса: «Бог дай многа лета великому князю Ивану Даниловичу всея Руси. Напой, накорми нищих своих». И князь великий спросил бояр и старых людей новоторжцев: «Что это за люди пришли ко мне?»

Иконы Ивана Калиты

И сказали ему мужи новоторжцы: «Это, господин, притворяне святого Спаса, а ту чашу дали им 40 калик, пришедших из Иерусалима». И князь великий посмотрел у них чашу, поставил ее на свое темя и сказал: «Что, братья, возьмете у меня вкладом в эту чашу?» Притворяне отвечали: «Чем нас пожалуешь, то и возьмем». И князь великий дал им гривну новую вклада: «А ходите ко мне во всякую неделю и берите у меня две чаши пива, третью – меду. Также ходите к наместникам моим и к посадникам и по свадьбам, а берите себе три чаши пива».

Память

В те времена правителей изображали на картинах, поэтому можно только предполагать, как бы выглядел на фото Иван Калита. Акцента на внешности современники князя не делали, а описывали характер и поведение. К примеру, Калита – расчетливый мужчина, отличался умом. Правителя называли милостивым. Калита часто подавал беднякам во время поездок по Руси. Просьбы народа старался выполнять. Одному и тому же человеку Иван I подавал несколько раз.

Иван Калита подает милостыню

В современном мире о московском правителе не забывают. К примеру, специалисты разработали уникальный автомобиль на заводе «Москвич». Транспортное средство названо «Москвич «Иван Калита». В 2006 году в Московской области впервые вручили орден Ивана Калиты, медаль ордена Ивана Калиты.

История о великом князе Московском Иване IV Васильевиче.А.М.Курбский.

© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев ([email protected])
Впервые опубликовано в сети на сайте «Российский мемуарий» (http://fershal.narod.ru)
Публикуется по изданию: А. М. Курбский «История о великом князе Московском» // УРАО, 2001
Абсолютное соответствие текста печатному изданию не гарантируется
© Золотухина Н.М., составление, вступительная статья, комментарии
© УРАО, издание

ГЛАВА I


ЮНОСТЬ ИОАННА (1534—1552)

Предисловие автора. Развод великого князя Василия III с Соломонией. Гнев его на Вассиана, Семена Курбского и Максима Грека. Рождение Иоанна. Воспитание его. Бедствия княжества. Убийство князей Ивана Вельского, Андрея Шуйского, Ивана Кубенского, Ф. и В. Воронцовых, Ф. Невежи, М. Трубецкого, Ивана Дорогобужского и Федора Овчины. Пожар Москвы. Народное возмущение. Убийство князя Юрия Глинского. Воздействие на Иоанна его духовника Сильвестра и А. Адашева. Избранная рада

Много раз обращались ко мне знатные люди и донимали меня вопросами: «Почему по воле царя, имевшего ранее славу доброго и знаменитого, не жалевшего своего здоровья и многократно защищавшего отечество в военных сражениях с врагами Креста Христова, принявшего на себя многие тяжкие беды и труды и стяжавшего ото всех добрую славу, затем приключились с нашей страной такие беды?»

Неоднократно я уклонялся от ответа, но постоянные просьбы заставили меня, хотя бы отчасти, поведать о том, что случилось и чему я был свидетелем. Я не в силах рассказывать все по порядку, так как слишком длинным было бы описание событий, повествующих о том, как в славный род русских князей под действием злых чар вселились недобрые нравы. Такие случаи известны в истории; так было в роду израильских князей, которых уловили в злые сети иноплеменники. Но оставлю исторические примеры и расскажу о нашем времени.

Известны пословицы: «Доброму началу — добрый конец» и, напротив, «Злое дело злом заканчивается». Особенно печально, когда зло исходит от наделенного высшей властью человеческого существа, отступающего от Божественных Заповедей.

Князь великий Василий замешан был во многих злых делах, нарушающих Божественные Законы (всех их невозможно перечислить в этой книжке), но одно из них достойно упоминания. Великий князь Василий прожил со своей женой Соломонией двадцать шесть лет, затем коварно и насильно постриг ее в монашество и заточил в отдаленный монастырь, находящийся в Каргопольской земле , и приказал непорочную и верную свою жену, ребро свое, заточить в темницу, где она и пребывала в глубоком унынии. Себе же в жены взял Елену, дочь Глинского. Разводу с Соломонией препятствовала церковь, ссылаясь на его незаконность, и поступок князя осуждали не только монахи, но и ближние бояре. Из монашествующих возражал великому князю Василию Бассиан (Патрикеев. — Н.Э.), пустынножительствующий старец, который приобрел большую славу своим житием (нестяжательским. — Н.Э.) и к тому же был родственником великому князю. Этот Бассиан , происходивший из литовских князей, уподобясь Иоанну Крестителю, возражал против законопреступного брака, нарушающего ветхозаветные и новозаветные традиции.

Из мирских сановников возражал против законопреступного брака Семен Курбский из рода смоленских и ярославских княжат. Семен Курбский был человек известный, причем не только в своей земле, но и за рубежом. О нем писал в своей хронике знаменитый цесарский посол Герберштейн .

Великий князь Василий не только не послушал их совета, но и жестоко с ними расправился. Вассиана, своего родственника, он повелел заточить, связав святого мужа словно злодея, и отправил в Иосифов монастырь к презлым иосифлянам, с приказом его уморить, а те, недобрых дел пота-ковники, вскоре исполнили его злую волю. Также многих мужей повелел заточить (среди них — Максим Философ, о нем будет далее рассказано) , других погубить — их имена будут в этой повести отмечены. Князя же Семена Курбского он удалил от себя и не простил до самой своей смерти.

В законопреступном сожительстве и сладострастном прелюбодеянии был зачат и рожден наш нынешний царь Иоанн (IV. — Н.Э.), и как в Слове Иоанна Златоуста о злой жене и в пророчестве Иоанна Крестителя об Иродовой лютости, так и при этом рождении у святых великих учителей смутились и затрепетали сердца, помрачилось зрение, притупился разум и пропал слух. И если уж святые учителя ужаснулись, то как подобает ужасаться мне грешному, пишущему эти строки, возвещая такую трагедию.

Ко всему этому злу добавилось еще и раннее сиротство, ибо остался Иоанн с молодых лет (всего около двух лет) без отца, а вскоре и без матери, и воспитывали его гордые бояре, которые, на беду свою и своего потомства, льстили и угождали ему во всяком наслаждении и сладострастии.

Еще в раннем возрасте творил он злые дела; о некоторых из них я здесь напишу.

Начал он с пролития крови неповинных и бессловесных животных, которых сбрасывал с высоких стремнин (крыш теремов. — Н.Э.), являя этим свое немилосердие, а между еще Соломон свидетельствовал о том, что мудрые милуют души своих скотов, а безумные бьют их нещадно . Глупые его воспитатели не препятствовали ему, а, напротив, хвалили и поощряли ко всему плохому.

Когда же Иоанну минуло пятнадцать лет, начал он губить людей. Он собрал вокруг себя детей своих родственников и детей бояр-синклитиков , стал ездить вместе с ними по дорогам и торговым площадям. Они скакали на конях и грабили и убивали всех встречных людей и творили злые разбойные дела, о которых даже и говорить стыдно, но его воспитатели-льстецы на беду свою продолжали восхвалять Иоанна. «О, какой храбрый и мужественный будет сей царь!» — говорили они.

Когда же вступил он в свое семнадцатилетие, то бояре стали подучать его мстить своим личным врагам, натравливая его то против одного, то против другого. Первым был убит Иван Вельский , высокородный человек из рода литовских князей, родственник самому королю Ягайле, храбрый и мужественный полководец.

Вскоре Иоанн приказал убить благородного князя Андрея Шуйского из рода суздальских князей , а всего через два года повелел убить еще трех великородных мужей. Он обрушил свой гнев на близкого родственника — племянника — Иоанна Кубенского из рода князей смоленских и ярославских, бывшего при Василии III земским маршалком (воеводой. — Н.Э.). Князь Иван, человек разумный и тихий, к тому времени был уже в преклонном возрасте. Вместе с ним были погублены славные мужи — Федор и Василий Воронцовы , родом из немцев, из племени князей Решских, тогда же был убит еще и Федор, прозванный Невежей, знатный и богатый землевладелец. А за два года до этого был удавлен сын князя Богдана Трубецкого, пятнадцатилетний Михаил из рода литовских князей, и еще были погублены благородные княжата: Иван Дорогобужский из рода великих князей тверских и Федор, единственный сын князя, прозванного Овчиной , из рода тарусских и оболенских княжат, которые подобно неповинным агнцам были закланы в самом нежном возрасте.

Бесчинства царя Иоанна можно сравнить с нашествием татар ногайских и царя казанского, сильного и могущественного мучителя, которому подвластны были шесть различных народов и от которого терпела Московия кровопролитие и опустошение земель на восемьдесят миль в окрестностях Москвы. От перекопского, крымского и ногайского царей вся Рязанская земля по самый берег реки Оки была опустошена, а внутри разоряема и опустошаема человеке угодниками с молодым царем, нещадно воюющим свое чество.

Иоанн своими бесчисленными злыми делами стал превосходить вышеописанные беды, и тогда Господь, решив усмирить его лютость, подал ему знак, обрушив на Москву вели кий пожар. Из-за того пожара -разразилось столь великое возмущение всего народа московского, что сам царь принужден был спрятаться со всем своим двором .

В том восстании был убит дядя царя, князь Юрий Глинский, а двор его разграблен народом, но другой его дядя, князь Михаиле Глинский, известный своими злоупотреблениями, бежал вместе со своими приспешниками.

Таким знаком Бог подал руку помощи земле христианской, дав ей возможность отдохнуть. К царю Иоанну явился протопоп (у Курбского «пресвитер». — Н.Э.), родом из Великого Новгорода , и страшным заклятием из Священного Писания угрозил царю, а также представил ему чудеса, как бы явленные от Бога (не могу сказать: истинные те чудеса были, или пугая Сильвестр царя, как пугают родители детей своих), чтобы с их помощью пресечь его буйства и умерить неистовый нрав. Подобным образом часто поступают врачи, когда им приходится, излечивая гангрену , отсекать дикое мясо до необходимых пределов. Так и Сильвестр исцеляя душу царя от проказы и исправлял его развращенный ум наставляя его на истинную стезю. Сильвестру содействовал в этом и благородный юноша Алексей Адашев , который сам был подобен ангелу и явно отличен Богом от всех других. В то время он был любим и самим царем. Эти два мужа делали много добра своей сокрушенной и опустошенной земле; царь же благосклонно, со вниманием слушал их. Юный царь ко времени их появления уже был искушен в злострастии. Будучи воспитан без отца, был самоволен и успел к тому же напиться крови не только животных, но и людей. Прежде всего они (Сильвестр и Адашев. — Н.Э.) отдалили от него тех его приспешников, которые вместе с ним зло творили, а самого царя укротили страхом перед Богом. Протопоп Сильвестр склоняя Иоанна к соблюдению постов и прилежным молитвам. Прежних льстецов и угодников он от царя отстранил, побуждая его к покаянию, привел к внутреннему очищению перед Богом и поднял его, прежде окаянного, на такую духовную высоту, которой удивлялись даже во многих окрестных странах.

Сильвестр и Адашев подобрали царю различных советников: одних — мужей разумных и добродетельных, умудренных летами и благочестием украшенных, имеющих страх перед Господом; других — среднего возраста, добрых и храбрых. Те и другие были сведущи в военных и земских делах, и царь в дружбе и приязни с ними решал все дела с общего совета. И, как вещал мудрый Соломон-царь, добрыми советниками, как город твердыми столпами, был утвержден. Пока царь любит Совет и советников, он сохраняет душу свою, если же не возлюбит сего, то может пропасть, так как управлять следует, не склоняясь к естественным бессловесным влечениям, а совместным советом и рассуждением. Назывались тогда эти советники Избранной радой, воистину по делам и название имели. Бее великое в государстве совершалось благодаря их советам, так с помощью Избранной рады вершился нелицеприятный и праведный суд, равный как для убогого, так и богатого, что бывает для государства наилучшим. Воеводами назначались искусные и храбрые мужи, и военные чины над конными и пешими полками давались тем воинам, которые мужественно сражались с врагами и в битвах руки окровавили во вражеской крови. Таких воинов награждали движимым и недвижимым имуществом, а некоторых самых искусных возводили в высшие чины. А тунеядцев, и всяких паразитов, и прихлебателей, и товарищей по трапезам, которые только шутовством кормились да те обеды хаяли, не только не жаловали, но и прогоняли, вместе со скоморохами и другими им подобными. Только мужество и храбрость почитались и вознаграждались. За мужество и храбрость одаривали по достоинству каждого человека.

Читать далее

собирание земель и формирование самодержавия • Arzamas

Как московский князь стал царем всея Руси

Автор Константин Ерусалимский

В начале сентября 1581 года войско польского короля Стефана Батория стояло под стенами Пскова и готовилось к штурму. Гонец короля принес царю Ива­ну IV Грозному необыкновенно длинное послание. Документ составлял король при помощи придворных, среди которых были и блистательные ученые. По­сла­ние представляло собой памфлет против московского тирана, против ти­рании как таковой, а вместе с тем и ультиматум и объявление войны. Царя в письме называли «фараоном», подобному египетским правителям-богам, чья власть служила образцом неограниченной деспотии. В приложении к письму, как бы отдельными файлами, были присланы три печатные книги о москов­ской тирании: «Ливония» историка Альберта Кранца, «Записки о Московии» дипломата Сигизмунда фон Герберштейна и «Описание Европейской Сарма­тии» военачальника Александра Гваньини. Нашел ли царь Иван IV что ответить на этот недипломатичный подарок? Об этом поговорим после того, как про­чувст­вуем вместе с царем Иваном, насколько болезненными были для него эти упреки.

Рост Великого княжества Владимирского и Московского не был случайным и одномоментным событием. Прямые потомки великого князя московского, а затем владимирского и московского Ивана Калиты делили между собой московский трон, а после смерти Ивана Ивановича Красного в 1358 году и вплоть до смерти последнего представителя рода, царя Федора Ивановича, в 1598 году основным принципом наследования трона был майорат: великим князем и царем становился старший сын предыдущего великого князя. Хотя принцип старшинства при занятии престола нарушался неоднократно (в част­ности, при вступлении на престол Юрия Звенигородского в 1433 году и Васи­лия III, отца царя Ивана, в 1505 году), соблюдение этого принципа выставля­лось как обязанность даже для нарушителей. В 1430-е годы Василий Москов­ский в споре за великокняжеский престол со своим дядей Юрием Галицким, несмотря на возраст, отстаивал свое первенство и главенство старшинством и майоратом. Принцип был важнее, чем завещание деда, Дмитрия Донского. Иван Грозный в завещании грозил младшему сыну Федору справедливой смертью, если тот погнушается своим уделом и захочет царства под своим старшим братом Иваном, то есть начнет конкурировать с ним за власть. Конечно, картина усложнялась, когда на трон претендовали одновременно первенцы от разных великокняжеских и царских браков, и эти осложнения видны в завещательной политике Ивана III и Ивана Грозного. Соблюсти си­стему наследования престола можно было только в том случае, если у пра­вящего монарха было мужское потомство и за власть не конкурировали удель­ные князья, то есть ближайшие родичи — потомки Калиты. Отсутствие наслед­ников оборачивалось политическими драмами. Одна из них, бесплодие, приве­ла к разводу Василия III с первой женой, Соломонией Сабуровой; еще одна — отсутствие мужского потомства — закончилась падением династии Ивана Ка­литы, московской ветви суздальских Рюриковичей, и успехом само­званца, назвавшегося Дмитрием, сыном Ивана Грозного, занявшего москов­ский трон в 1605 году.

Росту самодержавного самосознания московской власти содействовала брачная политика великих князей владимирских и московских. После Дмитрия Дон­ско­го закрепляется традиция вступать в брак или женить старших княжичей на де­вушках из иных династий, укрепляя международный статус будущего или действующего правителя. Так, московской династии удалось породниться с великими князьями тверскими, литовскими и черкасскими, с византийскими Палеологами, с потомками молдавских господарей и великих князей киевских, с литовскими Глинскими и сербскими Якшичами.

Московские правители этим не ограничивались и приписывали себе и своим женам также полностью вымышленные родословные корни. В конце второго десятилетия XVI века в Москве утвердилось представление, согласно которому Иван Калита и его правящие потомки были прямыми наследниками родного брата императора Августа — Пруса, от которого будто бы происходил основа­тель русского княжеского рода Рюрик. По матери Иван Грозный приходился внуком Василию Львовичу Глинскому, который, в свою очередь, выводил себя от Ма­мая, ордынского темника-беклярибека (то есть управляющего ордынской адми­нистрацией) и врага русских князей на Куликовом поле. Таким образом, царь Иван был убежден, что происходит по отцу и матери одновременно от двух полководцев, сразившихся между собой в 1380 году за власть в русских землях, — Дмитрия Донского и Мамая.

Русские земли, окружавшие Москву, не сразу признали первенство московских великих князей. И даже когда признавали, как правило, соседи допускали лишь свое частичное подчинение великим князьям владимирским. Внесение других русских земель в титул московских правителей было первой в истории Руси попыткой собрать воедино наследие распавшейся некогда единой Русской зем­ли. И конкурентами московских князей в новом воссоединении выступали вели­­кие князья тверские, нижегородские, литовские, рязанские. Не сдавались в борьбе за обособленность от Москвы и древние Новгород и Псков, и Яро­славль или Ростов. В 1477 году, за год до насильственного присоединения к Мос­­кве, Господин Великий Новгород направил в Москву посольство, кото­рое объявило Ивану III, что «наперед того, как и земля их стала, того не быва­ло: ни которого великого князя господарем не называли, но господином». Конеч­но, в новгородской политической традиции титул господаря возвы­шал бы мос­ков­ского правителя над самим Новгородом. Это было недопустимо.

Боролся за свою независимость и Псков. Согласно Псковской летописи, в 1510 го­ду посадники и простые жители Пскова говорят московскому послу дьяку Третьяку Долматову о великом князе московском:

«Тако у нас написано в летописцех, с прадеды и деды и со отцем его госу­дарем крестное целование с великими князьми положено, что нам псковичем от государя своего великого князя, кой ни будет на Москов­ском государьстве, и нам от него не ответит ни в Лит­ву, ни в Немцы; а нам жити по старине в добровольи».

Псковичи, в XV веке в среднем раз в два года собиравшие общие вечевые собра­ния, считали недопустимым нарушение московской властью своего «добро­волья», причем под доброй волей следует понимать именно самостоятель­ность, неза­висимость высшего управления. Летописец отстаивал «старину», в которой не было подданства, а было добровольное дипломатическое подчи­не­ние. При­ход властной администрации великого князя московского пскови­чи сравнива­ли с явлением Антихриста. Так же остро еще раньше отреагировал на поведе­ние великокняжеских дьяков в Ярославле местный летописец, один из состави­телей Ермолинской летописи. В 1463 году, согласно летописи, «в том же граде Ярославли явися новый чюдотворец, Иоанн Огафоновичь Сущей, созиратай Ярославьской земли, у кого село добро, ин отнял, а у кого деревня добра, ин отнял да отписал на великого князя ю, а кто будеть сам добр, боярин или сын боярьской, ин его самого записал, а иных его чюдес множество не мощно исписати, ни исчести, понеже бо во плоти суще цьяшос». Слово «цьяшос» — это зашифрованное тайнописью, простым кодом-литореей, слово «дьявол». Так местный ярославский летописец зашифровал свое отношение к представителю московской великокняжеской администрации.

Вотчинное право позднее не признали рязанские и северские князья. Своего дальнего родича, праправнука Дмитрия Донского северского князя, Василий III выманил из его имения и, нарушив митрополичье целование креста о непри­косно­венности, бросил в тюрьму. Последний рязанский великий князь Иван бежал в Великое княжество Литовское, а за его земли позднее боролся племян­ник князь Семен Бельский, который войной и дипломатией пытался вернуть власть в утраченных землях. Запреты удельным князьям на вступление в брак и расправы над удельными князьями в правление Василия III и Ивана Грозного, а затем и вероятное убийство царевича Дмитрия в Угличе — вере­ни­ца событий, связанных между собой борьбой за установление вотчинной дина­стической власти (смерть Дмитрия укрепляла прежде всего власть дейст­вую­ще­го прави­те­ля, царя Федора Ивановича). Великокняжеская вотчинная власть разрослась в своем господстве над другими властями внутри страны и утверди­лась в боль­шинстве восточнорусских земель, но все еще потен­циально видела врагов в лю­бых, даже косвенных, претендентах на московский трон.

Рост имперских тенденций в московской политике проявился во многих куль­турных сферах. Митрополиты с начала XIV века рассматривали Москву как свою постоянную резиденцию. Их духовная власть распространялась на все русские земли, наделяя великих князей особой священной харизмой. После того как в Москве отказались принимать митрополита-кардинала Исидора, принявшего Флорентийскую унию с Римом, московская церковь обособилась от константинопольской патриархии и в 1448 году стала автокефальной. Пер­воначально статус автокефалии означал независимость русских иерархов от Константинополя в возведении одного из своих представителей на митро­поличий престол. Вскоре московская церковь взяла на себя и решение вопроса об ортодоксии и ереси, а также о пределах церковной и царской власти в рус­ских землях. После исполнения седьмой тысячи от сотворения мира, с 1492 го­да, независимо от Константинополя и других патриархатов были отклонены и опасения, что земной мир ждет скорое крушение  В 7000 году от сотворения мира (то есть в 1492 году от Рождества Христова) на Руси ожидали Второго пришествия и конца света.. Открывалась перспек­тива для оптимистических имперских учений, и они вскоре возникли.

В 1523–1525 годах псковский старец Филофей впервые озвучил учение, соглас­но которому апокалиптическая жена (в Откровении Иоанна Богослова сим­во­лизирующая Церковь) до последних времен переселилась в Третий Рим, то есть в Москву, и если Московское царство не продлится и не устоит, то Чет­вертому Риму «не быти». Церковь могла погибнуть вместе с царством, и книж­ники задумывались, не должна ли высшая светская власть приложить усилия, чтобы не позволить этому случиться.

Радикальные сторонники нищенствующей Церкви, известные как «нестяжа­тели», отвечали именно на этот вопрос, когда выступали за полное отречение от собственности в пользу мирской власти. Однако верх в спорах о церковном имуществе взяли умеренные последователи Иосифа Волоцкого, позднее наз­ван­­ные «иосифлянами». Они видели задачу Церкви в том, чтобы помочь верую­­щим спасаться молитвой и пожертвованиями, а в экономическом бла­гополучии белого духовенства и епископов находили залог независимости Церкви от государства и равноправной симфонии власти и духовенства.

Симфония духовной и светской власти осуществлялась в правление Ивана Грозного, когда митрополит Макарий завершил работы по сбору канонических текстов и составил из них так называемые великие Четьи минеи. В 1551 году на церковно-земском соборе был утвержден комплекс из двух законодательных памятников, каждый в сто глав, — светский Судебник и церковный Стоглав. Царь на с­оборе ритуально покаялся в своих прегрешениях и выступил с вопро­сами к церковным иерархам, демонстрируя своей речью, что в от­ношениях Церкви и государства устанавливается неразрывная симфония. Уже перед смертью митрополит Макарий продолжил начатое им и Иваном IV в «на­чале царства». Из Новгорода в Москву в 1563 году пришел обычай ноше­ния митро­политом белого клобука, будто бы унаследованного новгородцами от са­мого римского папы Сильвестра I как символ верховного наместничества ие­рарха. Уже в правление царя Федора, в 1589 году, в Москве был создан отде­льный патриархат, вытеснивший Рим и поставивший себя на третье место после кон­стантинопольского и иерусалимского патриархатов в числе первых пяти цер­ковных престолов православной церкви.

Московская церковь поддержала имперские амбиции великих князей и способ­ствовала укреплению власти — даже ценой ограничения компетенции духо­вен­ства, свертывания его старинных прав (например, права на заступничество пе­ред светской властью) и собственных жертв (включая право царской власти на преследование духовенства), которых не удалось избежать, когда компе­тен­ции церкви и государства пересеклись. Автокефалия означала усиление роли великого князя московского в назначении митрополитов, а позднее, уже в XVI ве­ке, смещение и избрание митрополитов проходило при активном вме­шатель­стве светской власти. С конца XV века покаянная дисциплина Церкви требовала от священников разоблачения заговора и даже злых помыс­лов про­тив москов­ского государя. Позднее, уже в эпоху Петра I, священники были поставлены на службу светской власти и были обязаны доносить на при­хожан, если они сообщают на исповеди «слово и дело государевы», то есть доносят о заговоре на жизнь и здоровье царя и царской семьи. Церковь, поми­мо духов­ного спасе­ния, выполняла отныне и полицейские функции. В Смутное время лакуна в престолонаследии нанесла удар еще и по верховному церков­ному управле­нию: каждый претендент на московский трон держал про запас своего канди­дата на патриарший престол. Позднее Петр I после смерти патри­арха Адриана запретил избрание нового патриарха. Его место занял место­блюсти­тель, и вплоть до начала XX века функции церковного главы получил Святей­ший синод.

Учения об имперской власти были почерпнуты в русской книжной тради­ции прежде всего из церковной книжности, и светская мысль пользовалась древне­русским и европейским наследием, укрепляя свои исторические основания. В русских землях XV века повсеместно признавались два царства, сохранявшие верховенство над Русью, в том числе и над Москвой. Одно из них — древнее Ромейское (Римское), Второй Рим, то есть Византия, во главе с царствующей там династией Палеологов. Второе, посланное Богом в наказа­ние и порабоще­ние, — Орда, которую в конце XVI века вспоминали как Золо­тую Орду. Орда была кочевой империей с исконной столицей в Каракоруме, но на конец XV ве­ка фактическая столица находилась в городе Сарай на Волге. Обе империи в относительно короткий исторический промежуток рухнули, открыв для мос­ковских книжников богатый ресурс для формирования идео­логии нового цар­ства. Из этого не следует, что Византия и Орда были непосредственно «унасле­дованы» в Москве. Так, ордынское влияние сейчас уже не принято сводить к утверждению «восточного деспотизма», потому что сам этот термин крайне неточно характеризует систему монгольского владычества. В Москве тем не ме­­нее утвердились татарские системы контроля, отразив­шие­ся в быту и в экономике. Куны стало принято называть под татарским влияни­ем деньга­ми; ткани измерялись пришедшими с арабского рынка аршинами; в местном управлении все так же действовал ордынский «выход», поступавший отныне в московскую казну. После присоединения поволжских царств и Сибири Моск­ва переняла у татар систему налогообложения — ясак, — сохранявшуюся вплоть до начала XVIII века. В мужской моде к середине XVI века прочно закре­пи­лись нижние головные уборы — тафьи, против кото­рых Церковь тщетно боролась, видя в них мусульманское влияние. Великие князья были окружены подобо­стра­­­­стием подданных и обращались к ним не иначе как к «холопам». Лишь немно­гие видели в рабстве и самой холопской риторике опасность для го­су­дар­ства. Среди них — дипломат Федор Карпов и дворянин-интеллек­туал Иван Пересветов. А самый яркий пример — князь Андрей Курбский, «госу­дарев измен­­ник», всту­пив­ший позд­­нее в переписку с Иваном Грозным, который видел в эмиграции результат монгольского влияния на рус­скую власть.

Великие князья все чаще титуловались царским титулом. Но титулы господаря всея Руси и великого князя воспринимались в Москве до венчания Ивана Гроз­ного с неменьшим пиететом. Царский титул, по традиции все еще ассоциируе­мый с татарскими ханами, византийскими и германскими импера­торами, уже в конце XV века воспринимался как равный московскому, великокняже­скому титулу. Еще до того, как царский титул был официально принят на общерус­ском и международном уровне, великие князья присвоили себе ряд имперских символов. Среди них — имперский двуглавый орел, христоподоб­ный ездец-копьеносец, побеждающий змия, и символ вечного царства Христа — единорог («инорог»).

Систематической перестройке при участии и по проектам итальян­ских масте­ров подвергся Московский Кремль. После пожара 1547 года в сенях и Золотой палате Кремля были восстановлены фрески, которые изобра­жали преемствен­ность между ветхозаветными царствами, Римской империей, Русью и Москвой. Вскоре после этого в росписи Архангельского собора князья — пред­ки Ивана Гроз­ного, даже не почитаемые во святых, были изображены с нимбами над го­ло­­вами. Сам царь Иван ревниво напоминал своему боярину князю Андрею Курб­скому, что святыми признаны и сыноубийца император Константин Фла­вий, и предок Курбского — князь смоленский и ярославский Федор Ростисла­вич, почему-то однажды устроивший в Смоленске казни на Пасху (об этом собы­­тии нет никаких других сведений, кроме слов Ивана Грозного).

Второе южнославянское влияние на книжность русских земель, связанное с при­ходом на русские земли сербских, болгарских и других южнославянских книжников, привело в первой половине XV века к переработке книжности в ду­хе высокой патетики. Книги наполнились не только южнославянским орнамен­том и обильным «плетением словес», но и государственной патетикой. В сере­дине XV века Пахомий Логофет переработал Житие Сергия Радонеж­ского, превратив Сергия в духовного пособника Дмитрия Донского в победе над тата­рами. Как раз на рубеже XV–XVI веков популярность приобрело «Сказание о Мама­евом побоище», в котором все новые слуги великого князя стремились обозначить участие своих предков в победе над ордынским войском.

В начале XVI века масштабную апологию московского православия, содержа­щую критику местных еретиков, завершил «Просветитель» — сочинение Иосифа Волоцкого, видного борца с еретиками. Он был проповедником нового типа мона­стыр­­ского общежития, основанного на строгой монашеской дисци­пли­не и сов­местном накоплении и обогащении, и одновременно суровым тео­ре­тиком очи­щения Церкви. Ему принадлежит возрождение представлений писателя VI века Агапита, уподобляющих духовную власть царей божественной власти. Мысль древнего книжника заняла одно из важнейших мест в офици­альной книжности Московского царства середины XVI века.

Стефан Баторий в своем письме, с которого мы начали рассказ, упрекает Ивана Грозного в том, что тот велит своим подданным обожествлять себя. В рассу­жде­­ниях Иосифа Волоцкого монарх подобен человеку и Богу одновременно, и ответст­венность царя всегда предполагает соблюдение духовной чистоты, без чего ему грозит деградация, а христианскому государству — гибель. Cкла­дыва­ние пре­ды­сто­рии Московского царства завершилось в 1510–20-е годы появле­нием двух политических текстов — «Русского хронографа» и «Сказания о кня­зьях владимирских». Этому способствовали дипломатические успехи и осо­бен­но первое официальное титулование Василия III в грамоте, адресован­ной ему императором Максимилианом в 1514 году. Василий III готовил обряд венчания на царство, для чего была подготовлена шапка Мономаха и другие царские регалии, упомянутые в «Сказании о князьях владимирских»; Москва была украшена имперской шатровой архитектурой. Однако венчан на царство впервые был лишь его сын — Иван Грозный.

Великий князь Иван IV Васильевич унаследовал от отца не только большую страну, конкурирующую за власть на русских землях, но и непомерные амби­ции и ревнивое отношение ко всем, кого он сам считал узурпаторами верхов­ной власти. В образе царя Ивана соединилось противоречие, ставшее символом двух противоречивых тенденций. Одна из них — вера в харизму монарха и за­кон­­ной монархической власти. Вторая — своеобразный имперский феде­ра­лизм, пестрота и разобщенность разросшейся и плохо контролируемой страны.

Исследователи биографии и творчества Ивана IV Грозного в целом пришли к согласию, что гипертрофированные масштабы его самодержавия были отча­сти подготовлены преобразованиями его предшественников и уже в детстве он воспитывался и рос, осознавая свое имперское предназначение. С другой стороны, убежденность Ивана IV в своей харизме граничила с манией величия, обострявшейся из-за нереализованных планов и неудовлетворенных амбиций. Его венчание на царство и венчание с царицей Анастасией Захарьи­ной-Кошкиной впервые в русской истории создавало непреодолимую дистан­цию между верховным правителем и его родичами, независимыми русскими суве­ренами, удельными князьями и верхушкой боярства. Царский титул Ивана Грозного приблизил его к статусу высочайших монархов вселенной — визан­тийских василевсов и сменивших их султанов, монгольских ханов, ордынских царей и западнохристианских императоров. Однако уже признание царского титула натолкнулось на непреодолимые барьеры: он не был поддержан частью соседей, лишь много лет спустя утвержден по особому чину Константинополь­ским патриархатом и никогда в правление Ивана Грозного не признавался ни в Свя­щенной Римской империи, ни в Короне Польской и Великом кня­же­стве Литовском. Дипломатические усилия по признанию царского титула вносили в образ царя Ивана противоречие, которое отражалось на его само­сознании, усиливало его подозрительность и вело ко все новым придворным и международным коллизиям.

Образ царя в Москве при этом величественно высился над предками и над всем миром князей. Царь возвысился над царями и королями. Три царства — Казан­ское, Астраханское и Сибирское — вошли в его титул, расширив номинальную власть над большей частью земель бывшей Орды. В конце 1560-х годов царь расправился с последним удельным конкурентом своей власти — Владимиром Старицким, и учредил вассальное Ливонское королевство.

Харизма царя подпитывалась священными смыслами царского титула и осо­бенностей ритуала коронации (венчания на царство). Царь не просто венчался, но после этого еще и помазался на царство руками митрополита, получая «причастие святых и животворящих божественных Христовых таин». Новый статус царя требовал переосмысления царского жилища и его деяте­льности. Отныне только московский царь получал доступ к сакральным обрядам, уна­следованным, как считалось, из первых веков христианства. В Успенском собо­ре Кремля возникло царское место — молельня царя. Вскоре на Рву вырос живо­писный Покровский собор, где ежегодно за неделю до Пасхи проводилась цере­мония шествия на осляти, во время которой царь вел под уздцы лошадь митро­полита, символизирующего Христа  Шествие на осляти — православный обряд, символизировавший въезд Иисуса Христа в Иерусалим на осле (Вход Господень в Иеру­салим).. В иллюстри­рованном хронографе, Лице­вом летописном своде, подобно ветхозаветным, римским и византийским импе­раторам, Иван изображался в царском венце в отличие от всех русских князей.

Послания и авторские сочинения Ивана Грозного отразили обостренное вос­приятие им своего статуса. Он видел свою царскую миссию в том, чтобы мило­вать своих холопов, а изменников (так все чаще называли не только вероот­ступ­ников, но и политических преступников — «воров») следовало «огнем спа­сать», то есть казнить. Царь был убежден, что волен, то есть имеет полное и никем не ограниченное право, казнить и миловать своих холопов. А своими рабами он считал всех подданных, и за это звание приходилось еще побо­роть­ся, особенно «ясачным» людям-язычникам, мусульманам (пре­жде всего тата­рам) или лютеранам-немцам. «Холопство» было государевой мило­стью, а ми­лость царя имела свои границы, так как выслуга зависела от древно­сти рода и служебных достижений его представителей. Царя окружала масса служилых людей, которые должны были доказывать свою преданность госу­дарю верной службой, прежде всего военной. Возможности для военной карь­еры заметно расширились в связи с зарождением новых родов войск, например стрельцов, или новых техник ведения войн, таких как гуляй-город  Гуляй-город — передвижное полевое укре­пление, состоящее из телег с большими щитами. . Царь допускал и приближение незнатных людей, «воцаряющихся из грязи», и воз­вышение их до самых величественных назначений, даже до боярства. Царская воля огра­ничивалась на всем протяжении правления Ивана Грозного местниче­ским порядком. Местничество было системой соподчинения между царскими холо­пами по знатности, личной выслуге и государевой милости.

Царь не только манипулировал родовыми предрассудками своих холопов, но и других правителей делил по знатности, причем никто из них не был равен ему самому. Равными себе он считал только императоров и султана; «брать­ями» — крымского царя, польского и датского королей. Английских и швед­ских королей он ценил невысоко, особенно шведских: им было запрещено ве­сти прямые дипломатические отношения с Москвой и следовало обращаться не к царю, а к новгородскому наместнику. Европейские суверенные князья, татарские и ногайские мурзы и беи, как носители более низкого титула, чем великокняжеский и царский, занимали в его представлениях низшие позиции среди правителей, а советники любого ранга могли вести переговоры только с боярской думой или московскими посольскими служащими и только в пред­ставительстве от своего монарха — с самим Иваном Грозным.

Одно из культурных последствий возвышения царской власти — возник­нове­ние изощренного языка смирения, а по сути, унижения государевых чинов. Многие русские дворянские фамильные прозвища отразили подчинен­ный, зависимый статус государевых людей, их готовность смириться перед всеси­лием и гневным сарказмом государя. Например, Горбатые, Ногтевы, Немые, Щенятевы, Грязные, Неудачины, Дурасовы.

Подтверждением этого безмолвного саморазоблачения служат оскорбительные высказывания Ивана Грозного о своих подданных, хотя он не жаловал и низ­ких, с его точки зрения, монархов (например, глав Избранной рады попа Силь­вестра и Алексея Адашева называл «собаками», а королеву Елизавету Тюдор — «пошлой девицей»). Дворянство и знать были надолго порабощены военной службой и должны были терпеть опалы, государев гнев и телесные наказания.

Перемены пришли лишь во второй половине XVIII века, однако к тому времени порабощено было не только дворянство, но и все еще формально свободное в правление царя Ивана сельское и городское население. Имперский язык Ива­на Грозного стал символом своего времени, вызвал ностальгические настрое­ния сразу после смерти царя. Цари новой династии, Михаил и Алексей Рома­новы, относились к Ивану Грозному с уважением и считали себя по его первой жене Анастасии Романовне его прямыми наследниками, а Петр I даже воспри­ни­мал Ивана Грозного образцовым правителем, видя в нем своего предше­ствен­ника в построении могущественного военизированного госу­дарства и в противостоянии так называемой государственной измене.

Этим и мог бы, наверное, гордиться Иван Грозный в конце своего правления, если бы оно не закончилось чередой военных трагедий, смертью царевича Ивана, разочарованием и «смирением до зела» тяжелобольного царя. Когда он отвечал на послание Стефана Батория в сентябре 1581 года, для царя Ивана еще не все было потеряно в многолетней войне, был еще жив царевич Иван, еще не был составлен список невинно казненных (Синодик опальных). Царь отвел все обвинения польского короля в свой адрес. На упрек в египетском деспотизме он ответил, что фараоны были сильными правителями, никому даней не платили. Упрек в своем самодурстве отвел как наговоры своих измен­ников при дворе короля Стефана, того же Курбского. «Божественность» своей власти не признал: это тоже наговоры, он никому не велит назы­вать себя Богом, в помине не было в нашей стране таких ересей. А присланные книги о себе и своих предках обещал почитать.

СООБЩЕНИЕ ПРИНЦА РЕГЕНТА ОТНОСИТЕЛЬНО НАПОЛНЕНИЯ В РОССИИ. (Хансард, 18 декабря 1812 г.)

Граф Ливерпуль

сказал, что, встав, чтобы подать Обращение в ответ на самое любезное Послание его Королевского Высочества, он, вероятно, должен был счесть необходимым только переместить Обращение, оставив на то чувство, которое, как он был удовлетворен, приводило в действие подавляющее большинство этого Дома и страны. , чтобы выразить согласие в объекте, который воплощал в себе так много чувств, близких по духу и характерных для подлинных британских чувств.Понимая, однако, что где-то в другом месте было выражено враждебное отношение к цели Послания, он счел необходимым привлечь внимание Палаты к обстоятельствам, которые его породили. Правитель Франции приложил больше усилий против России, чем против любой другой державы. Он вошел в Россию с силой не менее 360 000 человек, в том числе 60 000 кавалеристов, и это в то время, когда, по разным обстоятельствам, он не мог сейчас войти. 320 Однако, одной из которых была задержка в заключении мира с турками, которые задержали большую часть русских войск в отдаленной части империи, русская армия численно уступала вторгшейся армии Франции.В этих обстоятельствах последовали совету, который был дан с разных сторон, но особенно от храброго командующего нашими армиями на полуострове, действовать в системе обороны. В соответствии с этой системой русские войска отступили, но таким образом, который породил самые оптимистичные надежды на последующие события. В ходе отступления ни один корпус не был отрезан, а отряд взят в плен, за исключением частичных столкновений. Наконец представилась возможность для наступательных операций, и последовавшие за этим события уже были известны публике.Чтобы привести в действие эту наступательную систему, были принесены величайшие жертвы. В современной войне не было примера столь великой и великодушной жертвы, как сожжение Москвы. Посмотрите на 200000 человек, которые добровольно покидают свои дома и жертвуют своими домами и имуществом, чтобы Москва лишилась жилья и стала плацдармом для врага. Однако не только в Москве приносились эти жертвы, но и сотни деревень были разрушены при приближении врага местными жителями, которые, совершив эту жертву, во многих случаях удалялись в прилегающие леса. , и вернулись с любым оружием, которое они могли раздобыть, чтобы встретить захватчиков своей страны.Во всех остальных случаях вторжения французских войск, за исключением полуострова, народ не стоял ни на что; в России они отстаивали все — движимые всеобщим духом патриотизма, они добровольно принесли величайшие жертвы, они принесли все эгоистичные соображения, все чувства простого личного удовольствия, все личные вещи на святыню своей страны . Было очевидно, что в этих жертвоприношениях и в таком состязании должны были быть перенесены многие личные страдания.Чтобы в какой-то степени облегчить это страдание, была призвана щедрость британцев — щедрость, которая была характерна для британских чувств во всех их самых горячих порывах, куда не вмешивались никакие другие соображения. Но здесь к чувству щедрости добавлялись все соображения интереса. Почему 321 Франция вторгнется в Россию? не ради вторжения в Россию, а потому, что Россия не будет присоединяться к континентальной системе; потому что правительство России не согласилось бы исключать из своих портов продукцию нашей промышленности.Таким образом, Великобритания подверглась нападению через Россию, и, если взглянуть на этот вопрос просто с коммерческой точки зрения, успехи России уже принесли нашим коммерческим интересам наибольшую выгоду. Разве рынок в 36 миллионов человек — ничего страшного? Наши коммерческие интересы уже получили материальную выгоду. Великие интересы, связанные с нашими колониями, испытали преимущество, вытекающее из повышения цен на все колониальные продукты; наши производственные интересы выиграли от возросшего спроса на продукцию их промышленности.Все торговые каналы получили новую жизнь и энергию благодаря успехам русских. Таким образом, если смотреть на вопрос с самой узкой точки зрения, то предлагаемая помощь была в высшей степени востребована — но в какой степени из других причин и других чувств? Если бы это было всего лишь сдерживание потока амбиций, захлестнувшего многие другие страны, он бы все равно добился гранта; но здесь, где британские интересы были затронуты в состязании — где британские интересы были так материально выиграны от результата — насколько больше требовалась такая помощь? Пусть не следует думать, что он был нечувствителен к лишениям и страданиям людей этой страны; но давайте вспомним, что здесь мы были освобождены от реальных бедствий войны.Посылка флотов и армий в иностранные экспедиции или налогообложение, связанное с войной, были ничем по сравнению с теми бедствиями, которые происходили из-за того, что страна фактически превращалась в театр военных действий. Мы были освобождены от этих ужасов, но давайте щедро посмотрим на тех, кто перенес все ужасы этого бедствия. Разве не важно было продемонстрировать готовность помочь страдающему народу России и тем самым укрепить союз двух держав? Своим вторжением в Россию французы своей жестокостью и кощунственным разрушением их священных зданий внушили русским отвращение, которое почувствовали бы не только те, кто сейчас существует, но и еще не родившиеся поколения.Разве это не имело значения, с помощью а … 322 созданная этой страной, чтобы исправить чувства русской нации в унисон с нашими, и тем самым укрепить союз двух правительств? В заключение благородный граф переместил Послание о согласии и упомянул, что предложенная сумма составляет 200 000 фунтов стерлингов. Высшие чины в России начали вносить взносы, на которые предназначалась эта сумма.

Амор Таулз отвечает на вопросы о своем романе «Джентльмен в Москве

».

ДЖЕНТЛЬМЕН В МОСКВЕ рассказывает историю русского аристократа, живущего под домашним арестом в роскошном отеле более тридцати лет.Как возникла идея?

За два десятилетия работы в инвестиционном бизнесе я много путешествовал по своей фирме. Каждый год я проводил недели в отелях далеких городов, встречаясь с клиентами и потенциальными клиентами. В 2009 году, приехав в свой отель в Женеве (восьмой год подряд), я узнал некоторых людей, задержавшихся в вестибюле с прошлого года. Как будто они никогда не уходили. Наверху в своей комнате я начал обдумывать идею романа, в котором человек застрял в большом отеле.Думая, что он должен быть там силой, а не по собственному желанию, я сразу же подумал о России, где домашний арест существует со времен царей. В следующие несколько дней я набросал большинство ключевых событий Джентльмен в Москве ; в течение следующих нескольких лет я построил подробный план; затем в 2013 году я уволился со своей основной работы и начал писать книгу.

Какова природа вашего увлечения Россией?

Вряд ли я русолог.Я не говорю на этом языке, я не изучал историю в школе и был в деревне всего несколько раз. Но когда мне было двадцать, я влюбился в писателей золотого века России: Гоголя, Тургенева, Толстого, Достоевского. Позже я открыл для себя дикие, изобретательные и самоуверенные стили письма авангарда России начала 20 годов, включая поэта Маяковского, танцора Нижинского, художника Малевича и режиссера Эйзенштейна. Просматривая эти работы, стало казаться, что у каждого состоявшегося художника в России есть свой манифест.Чем глубже я погружался в идиосинкразическую психологию страны, тем больше меня увлекало.

Казанский собор — идеальный символ загадочности России в советское время. Построенный в 1636 году на Красной площади в ознаменование освобождения Москвы от злоумышленников и начала правления династии Романовых, Казань была одним из старейших и наиболее почитаемых соборов России. В 1936 году большевики отметили 300- годовщину его освящения, сравняв с землей.Частично они сровняли собор, чтобы освободить Красную площадь для военных парадов, но также чтобы отметить конец христианства в России. Но Петр Барановский, архитектор, которому поручили руководить демонтажем, тайно составил подробные чертежи собора и спрятал их. Более пятидесяти лет спустя, когда коммунистическое правление подошло к концу, русские использовали рисунки Барановского, чтобы превратить церковный камень в камень.

Я нахожу увлекательным каждый аспект этой истории. Сам собор — напоминание о наследии России — древнем, гордом и благочестивом.Разрушая святыню, мы получаем представление о том, насколько безжалостным и несентиментальным может быть русский народ. Создавая его точную копию, мы видим их почти донкихотскую веру в то, что путем тщательной реставрации действия прошлого можно эффективно стереть. Но самое главное, в основе этой истории лежит одинокий человек, который, подвергаясь огромному личному риску, тщательно задокументировал то, что он разрушал, с маловероятной вероятностью того, что когда-нибудь это может быть восстановлено. Советская эпоха изобилует радикальными культурными изменениями и героями-стойкостью, которые работали изолированно, вразрез с историческим импульсом к более светлому будущему.

Это ваш второй роман, действие которого происходит в первой половине 20-го года. Век. Можете ли вы рассказать о своем интересе к этому периоду?

Мой интерес к написанию о начале двадцатого века не является ни отражением любви к истории, ни ностальгией по ушедшей эпохе. Что привлекло меня в этом периоде, так это то, что он находится недалеко от настоящего. Это достаточно близко по времени, что кажется знакомым большинству читателей, но достаточно далеко, чтобы они не поняли из первых рук, что произошло на самом деле.Это дает мне свободу исследовать узкую границу между невероятно реальным и убедительно воображаемым.

Обычно мне нравится смешивать проблески истории с полетами фантазии, пока читатель не будет точно уверен в том, что реально, а что нет. Что касается Джентльмен в Москве , например, запуск первой в мире атомной электростанции в России в 1954 году является историческим фактом, но собрание партийных лидеров, чтобы наблюдать за отключением света в Москве, — это изобретение.Точно так же маленькие медные пластинки на дне антиквариата, обозначающие их как собственность народа, являются фактом, а винные бутылки без этикеток — фикцией.

Какие исследования вы проводили для книги?

Вместо того, чтобы заниматься исследовательскими проектами, мне нравится писать в тех областях, которые уже интересны. Даже в молодости я был поклонником 1920-х и 1930-х годов, с нетерпением читал романы, смотрел фильмы и слушал музыку той эпохи.Я использовал это глубоко укоренившееся знакомство в качестве основы для изобретения моей версии Нью-Йорка 1938 года в Rules of Civility . Точно так же я решил написать Джентльмен в Москве из-за моего давнего увлечения русской литературой, культурой и историей. Большая часть фактуры романа проистекает из союза моего воображения с этим интересом. Для обоих романов, как только я закончил первый набросок, я провел некоторые прикладные исследования, чтобы уточнить детали.

Что было самым сложным при написании книги?

Первоначально я представлял, что главная проблема, поставленная книгой, заключается в том, что я запираю себя, своего героя и своих читателей в одном здании на тридцать два года.Но мой опыт написания романа в конечном итоге оказался похож на опыт графа под домашним арестом: отель продолжал открываться передо мной, открывая все новые и новые аспекты жизни.

В конце концов, геометрия романа вызвала гораздо более серьезную проблему. По сути, Джентльмен в Москве принимает форму ромба на своей стороне. С того момента, как граф проходит через вращающуюся дверь отеля, повествование постепенно разворачивается наружу. На следующих двух сотнях страниц накапливаются подробные описания людей, комнат, предметов, воспоминаний и второстепенных событий, многие из которых кажутся почти случайными.Но затем, когда книга переходит во вторую половину, повествование начинает сужаться, и все разрозненные элементы из первой половины сходятся. Битовые персонажи, мимолетные замечания, случайные объекты сливаются воедино и играют важную роль в приведении повествования к его резкому завершению.

Когда такая книга эффективна, она может доставить много неожиданного удовлетворения читателю. Проблема в том, что обилие элементов в первой половине может утомлять читателей, заставляя их так расстраиваться или скучать, что они бросают книгу.Итак, моя задача заключалась в том, чтобы сформулировать рассказ, точку зрения и язык таким образом, чтобы читатели получали удовольствие от первой части и чувствовали себя обязанными продолжить, несмотря на их неуверенность в том, к чему все идет. Удастся ли мне это сделать, решать вам.

Есть ли в книге центральная тема?

Я, конечно, надеюсь, что нет. Создавая роман, у меня нет существенного сообщения, которое я пытаюсь передать. Скорее, я надеюсь создать произведение искусства, которое, будучи удовлетворительно связным, содержит такое богатство образов, идей и личностей, что оно может вызывать различные реакции от читателя к читателю и от чтения к чтению.

По сути, я хочу собрать кучу ярких осколков стекла. Но вместо того, чтобы собирать эти осколки в мозаику с фиксированным изображением, я хочу бросить их на дно калейдоскопа, где благодаря блеску солнечного света и взаимодействию зеркал они создают замысловатую красоту, которую читатель может перенастроить. малейший поворот запястья.

Вы можете описать свой процесс?

Мой процесс написания Джентльмен в Москве был очень похож на мой процесс написания Правил вежливости .В обоих случаях я разрабатывал книгу в течение нескольких лет — в конечном итоге создав план, в котором подробно описаны настройки, события и взаимодействия персонажей, а также эволюция личностей и тем, глава за главой. Когда я буду готов начать писать, моя цель — закончить первый черновик за относительно короткий период времени. Таким образом, я написал первый черновик Правил вежливости за год и первый черновик Джентльмен в Москве за восемнадцать месяцев.

Пока я работаю над своим первым черновиком, я не делюсь своей работой.Но как только я закончил этот черновик, я в тот же день передаю его жене, редактору в Нью-Йорке, редактору в Лондоне, агенту и четырем друзьям с просьбой дать мне отзыв в течение трех недель. Затем я использую их различные отзывы, чтобы начать процесс пересмотра. Для обеих книг я трижды редактировал первоначальный черновик от начала до конца за три года.

Пока я работаю с очень подробным планом, когда работа идет хорошо, это преподносит мне множество сюрпризов. Я как раз писал сцену с буйабесом в « Джентльмен в Москве », когда, например, обнаружил, что Андрей был жонглером.Я была в процессе примерки Софии, когда обнаружила (вместе с графом), что Марина разработала платье без платья. И я был в разгаре второго или третьего наброска, когда я впервые заметил тот момент в Casablanca , когда Рик устанавливает вертикально опрокинутый бокал для коктейля.

Вы можете прокомментировать структуру книги?

Как вы могли заметить, у книги несколько необычная структура. Со дня домашнего ареста графа главы продвигаются по принципу удвоения: один день после ареста, два дня после, пять дней, десять дней, три недели, шесть недель, три месяца, шесть месяцев, один год, два года, четыре года, восемь лет и шестнадцать лет после ареста.В этой середине начинается деление принципа вдвое: повествование увеличивается до восьми лет до побега графа, четырех лет до, двух лет, одного года, шести месяцев, трех месяцев, шести недель, трех недель, десяти дней, пяти дней, двух дни, один день и, наконец, поворот вращающейся двери.

Как ни странно, эта структура аккордеона, кажется, хорошо подходит для истории, поскольку мы получаем очень подробное описание первых дней заключения; затем мы прыгаем сквозь время через эпохи, определяемые карьерой, отцовством и изменениями в политическом ландшафте; и, наконец, по мере приближения к развязке мы возвращаемся к неотложной детализации.В стороне, я думаю, что это очень верно для жизни, потому что мы вспоминаем так много событий одного года в нашем раннем взрослом возрасте, но затем внезапно вспоминаем целое десятилетие как этап нашей карьеры или нашей жизни как родителей.

Как вы относитесь к ДЖЕНТЛЬМЕНУ В МОСКВЕ в связи с ПРАВИЛАМИ ГРАЖДАНСТВА?

Когда я решал, что делать после Rules , я выбрал A Gentleman из нескольких проектов, которые я рассматривал.Оглядываясь назад, я вижу, что на мой выбор, вероятно, повлияло бессознательное желание перемен, потому что два романа — это исследование контрастов. Если первое происходит в течение одного года, то второе — тридцать два. Если первый бродит по городу, то второй находится в одном здании. Если первое — с точки зрения молодой женщины из рабочего класса, находящейся на подъеме, то второе — с точки зрения стареющего джентльмена, потерявшего все. И там, где первый практически свободен от детей и родителей, второй очень озабочен отношениями между поколениями.Последнее отличие состоит в том, что «Джентльмен в Москве» намного длиннее, чем Правила вежливости ; но у него такая же цена покрытия, так что вы получите на 50% больше слов за свои деньги!

Расскажите немного о гостинице Метрополь.

«Метрополь» — это настоящая гостиница, построенная в центре Москвы в 1905 году и принимающая гостей по сей день. Вопреки тому, что можно было ожидать, отель был настоящим оазисом свободы и роскоши в советские времена, несмотря на то, что он находился в двух шагах от Кремля и в нескольких кварталах от штаб-квартиры тайной полиции.

Поскольку «Метрополь» был одним из немногих прекрасных отелей в Москве в то время, почти все известные люди, посетившие город, либо пили, либо обедали, либо ночевали в «Метрополе». В результате у нас есть ряд свидетельств о жизни в отеле из первых рук от известных американцев, включая Джона Стейнбека, e. е. Каммингс и Лилиан Хеллман. Вы можете просмотреть эти учетные записи и прочитать краткую историю отеля в разделе Метрополь на этом веб-сайте.

Карта Москвы 1922 года из кн.Воспроизведено с любезного разрешения Алекса Колтера.

Основаны ли персонажи романа на реальных людях?

Ни один из главных героев романа не основан на исторических личностях или людях, которых я знал. Тем не менее, я присвоил свою жизнь мелочам, чтобы включить их в книгу, например, эти три примера:

Игра в наперстки, в которую граф играет с Софией, была из моего детства. Моя прабабушка была бостонским брамином и прожила до ста лет в роскошном доме.Когда мы с кузенами приходили к ней (в наших маленьких синих пиджаках), она приветствовала нас в своей гостиной. После соответствующего количества вежливого разговора она сообщала нам, что спрятала в комнате несколько наперстков и что тот, кто их найдет, получит доллар, что побуждает много суетиться.

Когда мне было десять лет, я бросил бутылку с запиской в ​​Атлантический океан в конце лета. Когда через несколько недель мы вернулись домой, на канцелярских принадлежностях New York Times меня ждало письмо.Оказалось, что мою бутылку нашел Харрисон Солсбери, главный редактор « Times » и создатель ее Op-Ed page . Мы с ним переписывались много лет, и в конце концов я встретил его во время моего первого визита в Нью-Йорк, когда мне было семнадцать. Так получилось, что Солсбери был руководителем московского бюро Times с 1949 по 1954 год. Несколько ярких деталей в Джентльмен в Москве проистекают из его мемуаров; он также играет эпизодическую роль в конце романа, и именно его шляпу и плащ граф крадет, чтобы замаскировать свой побег.

Наконец, сцена, в которой яростная Анна Урбанова отказывается поднять свою одежду, выбрасывает ее из окна на улицу, а затем робко крадется посреди ночи, чтобы забрать ее, была сцена, которая разыгрывалась между моими родители вскоре после замужества. Хотя это моя мама не собиралась забирать свою одежду, а мой отец выбросил ее в окно. Я оставлю вам угадывать, кто вышел посреди ночи, чтобы забрать их обратно.

Над чем вы сейчас работаете?

В прошлом году «Викинг / Пингвин» заключил со мной контракт на публикацию моих следующих двух романов; теперь мне просто нужно их написать. Как отмечалось выше, мне нравится тщательно проектировать свои книги, начиная процесс написания только после того, как у меня будет подробный план. Я все еще готовлю набросок своей следующей книги, но подозреваю, что она будет следовать за тремя восемнадцатилетними мальчиками на пути со Среднего Запада в Нью-Йорк в начале 1950-х годов …

Amor Towles

Нью-Йорк

мая 2016


Три наиболее часто задаваемых вопроса, которые я получаю…

В прошлом году, когда я встречался с читателями или переписывался с ними, снова и снова возникали два очень конкретных вопроса.Для читателей, которые уже дочитали книгу, вот:

Что за слова в названиях глав?

Как вы, наверное, заметили, все главы книги озаглавлены словами, начинающимися на A. Почему так? Честно говоря, у меня нет хорошего ответа. В начале работы над романом у меня возник инстинкт, что я должен следовать правилу, и я доверял этому инстинкту. Один читатель предположил, что это была моя собственная версия игры «Зут»; другой предположил, что это дань первым буквам в именах Александр и Амор; третий предположил, что это произошло потому, что книга о новых начинаниях.Все эти ответы кажутся мне превосходными!

Как граф финансировал свое пребывание в Метрополе?

Из-за стихотворения « Где это сейчас», «» у графа есть друзья в верхних рядах партии (именно поэтому он был приговорен к домашнему аресту, а не тюрьме). В советское время льготники получали жилье от государства нередко. Максиму Горькому, например, подарили особняк Степана Рябушинского, бывшего миллионера (шедевр модерна, который стоит посетить, когда вы будете в Москве).Итак, я думаю, мы можем предположить, что чердак графа предоставляется бесплатно. В начале романа граф использует свое золото на дополнительные расходы. День, когда он решает прекратить использовать золото, — это тот самый день, когда он подходит к Андрею с просьбой о работе официантом.

На последней странице книги…

На последней странице книги человек сидит в таверне. Некоторые читатели не уверены, кто этот человек. Все, что я могу вам сказать, это то, что человек, сидящий в этой таверне, описывается определенным прилагательным, которое использовалось на протяжении всего романа для описания определенного персонажа.Итак, если вы внимательно читали, вы должны знать ответ сами.

AHT

Сентябрь 2017

Иван Грозный — Средние века

Иван Грозный

Иван Васильевич или Иван IV был первым царем всея Руси и великим князем московским. Он широко известен как Иван Грозный или Иван Грозный за свой взрывной характер. Он завоевал Астраханское, Казанское и Сибирское ханства, и под его властью Россия располагала площадью более миллиарда акров.

Он основал российское государство с централизованным управлением и включил неславянские государства в свою империю. Иван также провел несколько неудачных военных кампаний против Швеции и Польши. Он был умным и способным правителем, пользовавшимся большой популярностью в массах. Однако Иван; также его запомнили приступами гнева и жестоким обращением с русской знатью во имя установления дисциплины в государстве.

Ранняя жизнь : Иван родился 3 сентября 1530 года.Его отцом был Василий III, великий князь Московский, а мать звали Елена Глинская, вторая жена Василия. Ивану было всего три года, когда его отец умер от слабого здоровья. Он был назначен великим князем Москвы в 1533 году в возрасте трех лет. Его мать исполняла обязанности регента, но она была убита в 1538 году, когда Ивану было всего восемь лет.

Следующие девять лет его жизни были трудными, так как он чувствовал, что его игнорируют и оскорбляют кланы касты воинов, именуемые «боярами». Эти семьи пытались контролировать молодого принца в своих интересах.Это вселило в сердце Ивана вечную ненависть к боярам. В 1547 году, в возрасте шестнадцати лет, Иван стал первым царем всея Руси. Приняв этот титул, он попытался донести до всех несогласных, что теперь он единоличный правитель всех территорий.

Великий пожар Москвы

Первый год царствования Ивана был омрачен Великим московским пожаром. Большая часть города была уничтожена пожаром. В первые годы своего пребывания на посту правителя России Иван следовал планам реформирования и модернизации.Эти ранние годы тоже были мирными. В эти годы Иван пересмотрел свод законов и ввел Судебник Ивана, новый свод законов.

что сделал Иван Грозный и его свершения

Он создал постоянную армию и учредил дворянский совет, названный Земским собором. В 1552 году Иван завоевал Казанское ханство, а в 1556 году вторгся в Астраханское ханство. В 1553 году Иван приказал основать Московский печатный двор — первое в России издательство.

Иван начал военную кампанию, чтобы взять под контроль Ливонию (современные Латвия и Эстония) в 1558 году.Война продолжалась много лет и, несмотря на некоторый ранний успех, закончилась поражением России против объединенной армии Швеции, Литвы и Польши. В 1560-е годы Россию постигли великие несчастья.

Войны против Польши и Швеции были проиграны, а морские торговые пути были заблокированы шведской флотилией. Голод и засуха сильно ударили по русским людям. Один из советников Ивана Андрей Курбский перешел на сторону литовцев и командовал литовской армией против русских.

Супруг Ивана Грозного

В 1563 году умерла и первая жена Ивана Анастасия, что стало для него большой личной потерей.В 1564 году он переехал в Александрову Слободу и написал письмо, в котором объявил о своем отречении. В его отсутствие бояре не могли контролировать дела государства и просили его пересмотреть свое решение.

Иван согласился при условии, что он будет иметь абсолютную власть. Затем он разделил Россию на две части. Часть на севере называлась Опричниной, и Иван обладал исключительной властью на этой территории. Вторая часть называлась Земщина и находилась под управлением Боярской думы. Иван тогда очень строго относился к дворянству России.

Как умер Иван Грозный

Иван умер 28 марта 1584 года, играя в шахматы со своим близким другом Богданом Бельским. Иван в приступе гнева сам убил своего наследника и старшего сына Ивана Ивановича в 1581 году.

В результате после его смерти ему наследовал его младший сын Федор, который был не так одарен и одарен, как его старший брат.

Иван Грозный Факты

  • Интересно, что Иван Грозный стал наследным принцем Москвы в молодом возрасте трех лет.К сожалению, большую часть своего детства он провел в тюрьме, и только после смерти матери он смог стать лидером страны.
  • Ходят слухи, что в молодости он любил мучить мелких животных и вообще баловаться. Пьянство и убийство людей, кажется, стали частью его жизни в молодом возрасте.
  • В 13 лет его первого соперника казнили.
  • Когда ему было 16 лет, в 1547 году он стал царем всея России.
  • Он был первым царем в русской истории.
  • Его первой женой была Анастасия Романовна, ставшая первым царем России
  • Он женился в 1547 году и имел шестерых детей: Анну, Марию, Дмитрия, Ивана, Евдокию и Федора.
  • К сожалению, Анна и Мария умерли, не дожив до одного года, а Евдокия — до двух.
  • Трагедия казалась недалекой, и в 1553 году в результате аварии на лодке, к сожалению, утонул старший сын Дмитрий.
  • Его жена заболела и скончалась в 1563 году, это привело к эмоциональному срыву Ивана Грозного, поскольку он был убежден, что она была отравлена ​​боярами.Некоторых из них позже замучили до смерти.
  • 15 декабря 64 г. Иван Грозный шокировал русский народ, объявив о своем отречении.
  • Русский народ умолял его вернуться, что он и сделал, но он хотел быть абсолютным монархом и иметь власть делать все, что он хочет.
  • Он был очень популярным лидером, хотя делал много ужасных вещей, которые его обожали многие люди из низшего сословия.

Разбор отчета Мюллера: Стив Бэннон

Разбор отчета Мюллера
Стив Бэннон

Топлайн

  • Стив Бэннон участвовал или знал о многочисленных контактах между командой Трампа и Россией, в том числе во время кампании и переходного периода.
  • Во время своего правления Бэннон участвовал в усилиях Трампа по сокрытию сговора и подрыву расследования, проводимого Россией, в том числе путем распространения теорий заговора, скрывающих роль Кремля в атаке на выборы 2016 года.
  • Покинув Белый дом, Бэннон стал сотрудничать с несколькими правыми политиками и движениями, которых также обвиняли в сотрудничестве с Россией и связанными с Кремлем актерами в Европе.

Ключевые факты из отчета

  • Будучи генеральным директором кампании Трампа, Стив Бэннон, похоже, участвовал в усилиях кампании по координации с WikiLeaks и извлечению выгоды из публикации электронных писем, украденных у политических оппонентов Трампа, в первую очередь путем общения с Роджером Стоуном об их освобождении.
  • Обмен данными опроса с предполагаемым сотрудником российской разведки, практика, начатая предшественником Бэннона Полом Манафортом, продолжалась и в тот период, когда Бэннон руководил кампанией Трампа. Манафорт также был в контакте с Бэнноном в течение этого периода.
  • Бэннон также сыграл ключевую роль в организации встречи на Сейшельских островах между советником Трампа Эриком Принсом и Кириллом Дмитриевым, главой находящегося под санкциями государственного Российского фонда прямых инвестиций, и впоследствии обсудил встречу с Принцем.
  • Бэннон также получил «предложение о примирении между Соединенными Штатами и Россией», которое Дмитриев подготовил вместе с аффилированным лицом Джареда Кушнера.
  • Бэннон был одним из нескольких переходных чиновников в переходном штабе Трампа в Мар-а-Лаго, когда Майкл Флинн обсуждал санкции с российским послом Сергеем Кисляком.
  • Работая в Белом доме в качестве одного из главных советников Трампа, Бэннон помогал распространять теорию заговора о том, что электронные письма DNC были переданы не Кремлем, а сотрудником DNC, дезинформация, которая с тех пор частично прослеживается до российских спецслужб.
  • После ухода из Белого дома Трампа Бэннон работал над продвижением интересов прокремлевских политиков в Европе, многие из которых замешаны в собственных скандалах, связанных с сговором или координацией действий с российским правительством.

Ключевые факты из отчета

Несмотря на свою выдающуюся роль в кампании Трампа и переходной команде, а также в администрации Трампа, Стив Бэннон в значительной степени избежал критики из-за своей роли в российском скандале.Однако более пристальный взгляд показывает, что он участвовал не только в сговоре между кампанией Трампа и Кремлем, но и в последующих попытках скрыть этот сговор.

Бэннон стал генеральным директором кампании Трампа 17 августа 2016 года. Это был тот же день, когда разведывательное сообщество провело свой первый брифинг по кампании, который, как сообщается, включал предупреждения об усилиях враждебных иностранных держав по проникновению в кампанию Трампа и советовал связаться с ФБР. ни о каких зарубежных контактах.Он руководил кампанией вместе с Келлианн Конвей, которая работала менеджером кампании Трампа. После выборов Бэннон стал главным стратегом и старшим советником Трампа до тех пор, пока не покинул Белый дом 18 августа 2017 года на фоне споров вокруг неспособности Трампа однозначно осудить белых националистов на митинге «Объединяйтесь правых» в Шарлоттсвилле.

Бэннон был первоначально назначен на замену Пола Манафорта, который ушел с поста председателя предвыборной кампании Трампа на фоне обнаружения в Украине «черной бухгалтерской книги», содержащей его имя, и последовавших за этим скандалов, связанных с предполагаемым получением им скрытых платежей от украинских профи. -Кремлевская Партия регионов.Согласно отчету Мюллера, Манафорт поддерживал связь с кампанией, в том числе через Бэннона (том 1, стр. 141).

Пока Манафорт был председателем избирательной кампании, он и его заместитель Рик Гейтс неоднократно делились данными внутренних опросов со своим давним деловым партнером, предполагаемым оперативником российской разведки Константином Килимником, с которым они ранее работали на Украине. Манафорт и Гейтс также поделились с Килимником планами кампании Трампа, направленной на верхнюю часть Среднего Запада.Согласно отчету, они сделали это при том понимании, что Килимник передаст информацию российским и украинским олигархам, с которыми они работали в своей предыдущей политической работе, в первую очередь Олегу Дерипаске. Согласно отчету Мюллера, Гейтс продолжал присылать данные опроса Килимника после того, как Манафорт покинул кампанию в августе, что означает, что он делал это в период, когда Бэннон занимал пост генерального директора кампании Трампа (Том 1, стр. 132-134, 138-). 141). (Подробнее об общении Манафорта и Гейтса с Килимником см. «Разбор отчета Мюллера: кампания Константина Килимника.”)

Бэннон также участвовал в усилиях кампании по установлению обратной связи с WikiLeaks, чтобы извлечь выгоду из предстоящих выпусков электронных писем, украденных российскими хакерами у оппонентов Трампа. Согласно отчету, Бэннон, по-видимому, присутствовал или участвовал в обсуждениях кампании Трампа в июле 2016 года об использовании предстоящих релизов WikiLeaks после первоначальной свалки документов Национального комитета Демократической партии. Хотя имя Бэннона не фигурирует в неотредактированном тексте раздела отчета, описывающего разговоры, который существенно отредактирован, он цитируется как источник информации относительно разговоров Трампа с Гейтсом и другими о «планировании коммуникационной стратегии на основе возможных публикация электронных писем Клинтон от WikiLeaks »(том 2, стр.18). Это явно подразумевает, что Бэннон принимал участие в разговорах или, по крайней мере, присутствовал в них, а затем описал их в Управлении Специального советника.

Бэннон также общался с Роджером Стоуном в тот период, когда Роджер Стоун действовал как канал связи между кампанией Трампа и WikiLeaks. Хотя кажется, что большая часть того, что говорится в отчете Мюллера о Стоуне, отредактировано из-за продолжающегося дела Стоуна в федеральном суде, обвинительный акт Стоуна и публичные отчеты документируют многочисленные разговоры между Стоуном и Бэнноном во время кампании.Сюда входят разговоры с редактором Breitbart в качестве посредника о потенциальных будущих выпусках WikiLeaks за несколько дней до того, как WikiLeaks начал публиковать электронные письма, украденные из почтового ящика председателя кампании Клинтона Джона Подесты. Бэннон также, как сообщается, является «высокопоставленным чиновником кампании Трампа», упомянутым в обвинительном заключении, который в начале октября 2016 года отправил Стоуну электронное письмо с «вопросом о статусе будущих релизов» и 7 октября после начала работы WikiLeaks отправил Стоуну текстовое сообщение, чтобы сказать «отлично». публикация электронных писем.Оба отрицали какие-либо предварительные сведения о выпусках WikiLeaks, но не выдвинули альтернативного объяснения сообщений.

Еще одна возможная связь между Бэнноном и взломанными электронными письмами возникла через Breitbart , крайне правый пропагандистский сайт, который Бэннон запускал до того, как присоединился к кампании Трампа. Хотя Бэннон якобы уступил повседневный контроль над сайтом во время работы на Трампа, просочившиеся электронные письма показывают, что он оставался в контакте с вашингтонским редактором сайта. Во время выборов Breitbart постоянно публиковал контент, поддерживающий Трампа, и подвергал сомнению отчеты о вмешательстве России, в том числе путем продвижения теорий заговора, которые Сет Рич, сотрудник DNC, убитый в Вашингтоне, округ Колумбия.C. в июле 2016 года просочился из электронной почты DNC и был убит из-за этого.

Бэннон также мог быть причастен к попыткам незаконного получения электронных писем, которые предположительно были удалены с частного почтового сервера Хиллари Клинтон. Согласно отчету, после того, как WikiLeaks впервые опубликовал документы, украденные у DNC, Трамп поручил персоналу и советникам, включая генерал-лейтенанта Майкла Флинна, найти электронные письма с сервера Клинтона. Флинн, в свою очередь, связался с давним оперативником-республиканцем Питером Смитом, который намеревался это сделать.В документе, который он разослал потенциальным спонсорам, Смит перечислил Стива Бэннона как одного из нескольких членов кампании, с которыми Смит «согласовывал свои действия» (том 1, стр. 63). Однако «Управление [специального советника] не обнаружило доказательств того, что кто-либо из перечисленных лиц инициировал или руководил усилиями Смита» (том 1, стр. 64).

В переходный период Бэннон принимал участие в двух самых громких усилиях команды Трампа по координации с Россией по вопросам внешней политики.

Во-первых, Бэннон был вовлечен в разговоры вокруг телефонных разговоров Майкла Флинна 29 декабря 2016 года с российским послом Сергеем Кисляком, во время которых они координировали свои действия, чтобы подорвать усилия администрации Обамы по наложению санкций на Россию за ее вмешательство в выборы.Пока шли телефонные разговоры, Бэннон находился в штаб-квартире переходной группы Трампа в Мар-а-Лаго в Палм-Бич, Флорида. К. Макфарланд, назначенный заместитель Флинна, с которым он разговаривал в перерывах между беседами с Кисляком, говорит, что она обсуждала санкции с Бэнноном, который «отметил, что санкции повредят их способности поддерживать хорошие отношения с Россией» (том 1, стр. 170). Макфарланд «считала, что сказала Бэннону, что Флинн должен был поговорить с Кисляком позже той же ночью» (том 1, стр.170). Бэннон также присутствовал, когда Макфарланд проинформировал Трампа о санкциях, встреча, в ходе которой, по мнению Макфарланда, «кто-то мог упомянуть избранному президенту Трампу, что Флинн разговаривал с российским послом в тот вечер» (том 1, стр. 171).

Бэннон был также одним из нескольких переходных чиновников, которые Макфарланд отправил по электронной почте о телефонных разговорах Флинна с Кисляком на следующий день (том 1, стр. 172). Флинн сообщил Управлению специального советника, что он «вспомнил, как на следующий день обсуждал санкции с Бэнноном, и что Бэннон, похоже, знал о разговоре Флинна с Кисляком» (том 1, стр.172-173). По словам Флинна, «он и Бэннон договорились, что они« остановили поезд в связи с ответом России »на санкции» (том 2, стр. 26). Бэннон «вспомнил о встрече с Флинном в тот день, но сказал, что не помнит, чтобы обсуждал с ним санкции» (том 2, стр. 26).

После того, как Трамп вступил в должность, Бэннон был на встрече, где Трамп впервые узнал о расследовании ФБР Флинна и его разговорах с Кисляком, где Трамп «сказал [советнику Белого дома Дону] МакГану, Бэннону и Прибусу не обсуждать этот вопрос ни с кем. еще в Белом доме »(том 2, с.47).

Во-вторых, Бэннон, похоже, участвовал в организации встречи 11 января 2017 года между Эриком Принсом и Кириллом Дмитриевым, главой находящегося под санкциями государственного Российского фонда прямых инвестиций на Сейшельских островах. Во время кампании Бэннон, похоже, был связующим звеном между Принцем и кампанией, периодически получая от Принца «незапрошенные политические документы по таким вопросам, как внешняя политика, торговля и вмешательство России в выборы» (том 1, стр. 149). Принц также периодически встречался с Бэнноном в переходный период для обсуждения «, среди прочего, , вопросов внешней политики и рекомендаций Принца относительно того, кого следует назначать на ключевые должности в сфере национальной безопасности» (Том 1, стр.149).

Судя по сообщениям, которыми обменивались участники, Бэннон также помог организовать встречу на Сейшельских островах в переходный период. Джордж Надер, который запланировал встречу, написал Дмитриеву, что Принс «был назначен Стивом [Бэнноном] для встречи с вами» от имени кампании Трампа (том 1, стр. 153). (И Принс, и Бэннон утверждают, что не припоминают, чтобы обсуждали такую ​​договоренность с Дмитриевым или Надером.) Согласно сообщениям, на самой встрече Принс подчеркнул свои связи с Бэнноном, сказав Дмитриеву, что «Бэннон был эффективным, если не традиционным, и что Принц предоставил Бэннону программные документы »(Том 1, стр.153). Принс сказал Дмитриеву, что он «проинформирует Бэннона о своей встрече с Дмитриевым, и что, если возникнет заинтересованность в продолжении обсуждения, Бэннон или кто-то другой из переходной группы сделает это» (том 1, стр. 154). (Подробнее о встрече Принца и Дмитриева см. «Разбор отчета Мюллера: Встреча на Сейшельских островах».)

После встречи Принс связался с Бэнноном через текстовое сообщение, что подтверждает уверенность в том, что Принс присутствовал на ней как представитель кампании Трампа.По словам Принса, по возвращении в США он назначил встречу с Бэнноном «в доме Бэннона», где он «объяснил Бэннону, что Дмитриев является главой российского суверенного фонда благосостояния и заинтересован в улучшении отношений между Соединенными Штатами и Россия »и« предоставили Бэннону контактную информацию Дмитриева. По словам Принса, Бэннон проинструктировал Принца не связываться с Дмитриевым, и у Принса сложилось впечатление, что этот вопрос не является приоритетом для Бэннона »(Том 1, стр.155-156). Бэннон отрицает, что обсуждал «с Принсом что-либо относительно Дмитриева, РФПИ или каких-либо встреч с российскими людьми или людьми, связанными с Путиным», и говорит, что он «возражал бы против того, чтобы такая встреча состоялась» (Том 1, стр. 156) . Хотя «записи провайдера показывают, что [Принс] и Бэннон обменялись десятками сообщений» за указанный период, следователи не смогли получить сообщения, поскольку ни один из телефонов не содержал никаких текстовых сообщений за этот период. Оба утверждали, что не знают, почему сообщения исчезли, и отрицали удаление каких-либо сообщений (Том 1, стр.156).

В тот же период Рик Герсон, менеджер хедж-фонда и друг Джареда Кушнера, также встречался с Дмитриевым, который «сказал Герсону, что Бэннон просил Принца о встрече с Дмитриевым» (том 1, стр. 158). Герсон и Дмитриев разработали двухстраничное предложение по улучшению отношений между США и Россией, которое Герсон предоставил Кушнеру 18 января 2017 года. Кушнер «в конечном итоге передал один экземпляр документа Бэннону, а другой Рексу Тиллерсону», которого Трамп имел. недавно назначен его государственным секретарем (том 1, стр.158). (Для получения дополнительной информации о предложении Герсона и Дмитриева см. «Разбор отчета Мюллера: российские контакты Рика Герсона».)

Бэннон был также приглашен, но не присутствовал на встрече Джареда Кушнера и Майкла Флинна 30 ноября 2016 года с послом России Сергеем Кисляком (том 1, стр. 160). Для получения дополнительной информации о встрече см. «Разбор отчета Мюллера: переходные встречи Джареда Кушнера с российскими гражданами».

Когда Бэннон был в Белом доме, он участвовал в попытках скрыть связи администрации Трампа с Россией.Это началось во время переходного периода, когда он был одним из нескольких высокопоставленных советников кампании, с которыми Хоуп Хикс консультировалась по поводу публикации заявления, отрицающего, что «какие-либо представители кампании … поддерживали связь с какими-либо иностранными организациями» во время кампании (том 2, стр. 21).

Бэннон позже будет присутствовать на нескольких встречах, которые Мюллер описывает как часть усилий Трампа по воспрепятствованию российскому расследованию. Он присутствовал на встрече с Трампом и МакГаном, на которой Трамп осудил генерального прокурора Джеффа Сешнса за то, что он отказался от участия в российском расследовании, отрицательно сравнил Сешнс с Роем Коном и заявил, что Сешнс делает недостаточно для защиты Трампа (том 2, стр.50-51). Он также присутствовал на встречах, на которых Трамп обсуждал свои планы уволить директора ФБР Джеймса Коми (том 2, стр. 64), обсуждал, принимать ли попытку Сешнса уйти в отставку в мае 2017 года (том 2, стр. 79), и приводил аргументы в пользу того, что У Мюллера был конфликт интересов, и ему нельзя позволять контролировать расследование в отношении России (Том 2, стр. 80-81).

Бэннон также участвовал в усилиях команды Трампа по сокрытию того, действительно ли Кремль украл электронные письма DNC и Podesta, и при этом выдвинул теорию заговора, связанную с российской разведкой.В марте 2017 года, более чем через пять месяцев после того, как разведывательное сообщество официально обвинило Россию во вмешательстве в выборы 2016 года, и более чем через два месяца после того, как они обвинили Россию в том, что она сделала это, чтобы помочь Трампу, Бэннон продвигал теории заговора Сета Рича в сообщениях с представителями СМИ. магазины. Расследование Майкла Исикоффа Yahoo News показало, что СВР, одно из трех основных разведывательных агентств России, сыграло ключевую роль в распространении теории заговора, распространив фальшивый разведывательный отчет, в котором утверждалось, что Рич был убит за отправку электронных писем Национального комитета Демократической партии на WikiLeaks. .Отчет Мюллера также подтверждает, что WikiLeaks сыграл роль в заговоре, несмотря на то, что он знал, что получил электронные письма от Guccifer 2.0.

С тех пор, как Бэннон покинул Белый дом в августе 2017 года, Бэннон посвятил себя продвижению ультраправых интересов в Европе. В процессе он наладил связи с несколькими политиками, вовлеченными в полемику, вызванную поддержкой российского правительства. Например, в марте 2018 года Бэннон поехал во Францию, чтобы выступить на мероприятии с Марин Ле Пен.Политическая партия Ле Пен, Национальная партия сплочения (ранее Национальный фронт), получила значительное финансирование от банка, связанного с Кремлем, и извлекла выгоду из попыток России взломать и опубликовать электронные письма ее основного оппонента незадолго до президентских выборов во Франции в 2017 году. Ле Пен также побывала в России во время своей кампании на встречу с Путиным. Бэннон также публично поддержал Маттео Сальвини, евроскептика, итальянского политика, которого иногда называют «европейским Дональдом Трампом», чьи помощники, как недавно выяснилось, присутствовали на встрече с официальными лицами, связанными с Кремлем, для обсуждения коммерческой сделки, посредством которой Кремль будет тайно финансировать деятельность Сальвини. кампания в Европарламент.До разоблачения Бэннон встретился и провел интервью с главным помощником, присутствовавшим на встрече. Среди других правых политиков, связанных с Россией, с которыми был связан Бэннон, — Виктор Орбан из Венгрии и Найджел Фарадж из Великобритании. Бэннон также был вовлечен в недавно провалившуюся попытку создать «академию» для крайне правых политиков в заброшенном итальянском монастыре. Эта попытка побудила его работать, в частности, с Алексеем Комовым, работающим на связанного с Кремлем. Российский олигарх Константин Малофеев.

Нерешенные вопросы

  • Знал ли Бэннон, что Гейтс делился данными опросов с Килимником, когда Бэннон руководил кампанией Трампа?
  • Какую роль сыграл Бэннон в разработке стратегии кампании Трампа в связи с выпуском WikiLeaks?
  • Присутствовал ли Бэннон на брифинге об иностранном вмешательстве в тот день, когда он присоединился к кампании Трампа? Присутствовал ли он на каких-либо других брифингах разведки, пока работал на Трампа?
  • Какое еще общение Бэннона со Стоуном было во время выборов?
  • Знал ли Бэннон о роли сотрудников российской разведки в распространении теории заговора Сета Рича?
  • Знал ли Бэннон о связанной с Россией деятельности различных европейских политиков, которых он поддерживал или советовал после ухода из Белого дома, или принимал в них непосредственное участие?

Секретная встреча Эрика Принса на Сейшельских островах обернулась катастрофой, говорится в отчете Мюллера

Эрик Принс — бывший морской котик, основатель Blackwater и самозванный спаситель США.С. военная кампания в Афганистане — очевидно, использовал свою тайную встречу на Сейшельских островах с российским финансовым человеком, связанным с президентом Владимиром Путиным, чтобы выступить против военного вмешательства Москвы в Ливию.

Согласно отчету специального советника Роберта Мюллера о сговоре между Трампом и Россией, опубликованному в четверг, бизнесмен Джордж Надер организовал встречу Принца с Кириллом Дмитриевым, связанным с Путиным главой Российского фонда прямых инвестиций, сказав первому, что это «подталкивало Надер, чтобы познакомить его с кем-нибудь из новой администрации.”

Несмотря на этот энтузиазм по поводу вторжения в зарождающуюся администрацию Трампа, Дмитриев, очевидно, «не был в восторге» от встречи с Принцем, пока Надер не заверил его в обратном, указав, что его сестра скоро станет министром образования!

«Этот парень [принц] назначен Стивом [Бэнноном] для встречи с вами!» — сказал Надер в текстовом сообщении принцу 9 января 2017 года, менее чем за две недели до сообщения Трампа. «Я знаю его, и у него очень хорошие связи и ему доверяет Новая команда.Его сестра [Бетси Девос] сейчас министр образования ».

Дмитриев и Принс встретились на Сейшельских островах двумя днями позже, 11 января. Согласно отчету Мюллера, встреча в основном состояла из того, что Принс сам говорил, говоря Дмитриеву, что он «предоставил Бэннону документы о политике … что он проинформирует Бэннона о своем встреча с Дмитриевым ».

Вот где все накаляется:

Принц, вероятно, имел в виду учения с боевой стрельбой, проведенные авианосцем «Адмирал Кузнецов» и его боевой группой у побережья Ливии, и последующий визит военного командующего из восточной части Ливии Халифы Хафтара.Это не самые великие события, но российское министерство обороны ранее объявило, что отзывает боевую группу Кузнецова из Средиземного моря после переговоров о временном прекращении огня в Сирии с Ираном и Турцией, а не повторно запрашивает авианосец в Ливию.

Похоже, Князь действительно склонился к собственному бахвальству — а Дмитриев, ну, совсем не воспринял браваду Князя:

Эта встреча на Сейшельских островах ранее описывалась официальными лицами США как «очевидная попытка установить канал обратной связи между Москвой и избранным президентом Дональдом Трампом.Но Принц не только ничего не добился, но и никого в команде Трампа дома, похоже, это не заботило.

Когда Принс вернулся с Сейшельских островов 12 января, он «связался с личным помощником Бэннона, чтобы назначить встречу на следующую неделю», согласно отчету Мюллера. «Несколько дней спустя Принс снова написал ей, спрашивая о расписании Бэннона».

Когда он наконец встретился с Бэнноном, новый советник Белого дома «проинструктировал Принца не связываться с Дмитриевым, и у Принца сложилось впечатление, что этот вопрос не является приоритетом для Бэннона», согласно отчету Мюллера.«Принц рассказал, что Бэннон не выглядел рассерженным, а просто относительно незаинтересованным».

Когда его спросили о встрече принца на Сейшельских островах с Бэнноном, то, согласно отчету Мюллера, «он никогда не обсуждал с принцем что-либо относительно Дмитриева, РФПИ или каких-либо встреч с российскими людьми или людьми, связанными с Путиным». «Он также заявил, что если бы Принс упомянул о такой встрече, Бэннон запомнил бы это, и Бэннон возразил бы против того, чтобы такая встреча состоялась.”

Честно говоря, похоже, что Бэннон не помнил, потому что ему было все равно. В любом случае, Принс недавно был пойман на попытке скрыть то, что кажется ложью в его более ранних показаниях перед Конгрессом. Так много для Принца, поскольку он «очень хорошо связан и пользуется доверием Новой команды».

СМОТРИ ТАКЖЕ: Не позволяйте Эрику Принсу где-либо участвовать в войне в Афганистане

Иван I и восстание Москвы

Цель обучения

  • Обозначьте ключевые моменты, которые помогли Москве стать такой могущественной, и как Иван I одержал эти крупные победы

Ключевые моменты

  • Москва до 13 века считалась небольшим торговым форпостом Владимиро-Суздальского княжества.
  • Борьба за власть и постоянные набеги на территорию Золотой Орды Монгольской империи вызвали финансовую и культурную борьбу с некогда могущественными городами, такими как Киев.
  • Иван I использовал относительное спокойствие и безопасность северного города Москвы, чтобы побудить большее население и богатство переехать туда.
  • Союзы между лидерами Золотой Орды и Иваном I спасли Москву от множества набегов и разрушений других центров, таких как Тверь.

Условия

Тверь

Город-соперник Москвы, который со временем потерял благосклонность Золотой Орды.

Великий князь Владимирский

Титул правителя этой северной провинции, в которой находилась Москва.

Москва была лишь небольшим торговым форпостом во Владимиро-Суздальском княжестве в Киевской Руси до вторжения монгольских войск в 13 веке. Однако из-за нестабильной обстановки в Золотой Орде и ловкого руководства Ивана I в критический момент 13 века Москва стала убежищем процветания во время его правления.Он также стал новым центром власти Русской православной церкви.

Иван I

Иван I (также известный как Иван Калита) родился около 1288 года в семье московского князя Даниила Александровича. Он родился во время разрухи и потрясений на Руси. Киев был захвачен вторгшимися монгольскими войсками в 1240 году, и к тому времени, когда родился Иван, большинство княжеств Руси были поглощены Золотой Ордой Монгольской империи. Он взошел на престол московского князя после смерти своего отца, а затем смерти своего старшего брата Юрия.

Иван I. Он родился около 1288 года и умер либо в 1340, либо в 1341 году, все еще сохраняя титул великого князя Владимира.

Иван I вступил в роль, которую уже расширили его предшественники. И его старший брат, и его отец захватили близлежащие земли, в том числе Коломну и Можайск. Юрий также заключил успешный союз с монгольским вождем Узбек-ханом и женился на его сестре, обеспечив большую власть и преимущества в иерархии Золотой Орды.

Иван I продолжил семейную традицию и обратился к вождям Золотой Орды с просьбой занять место великого князя Владимира.Его трое других соперников, все тверские князья, ранее получали этот титул. Однако впоследствии все они были лишены титула, и все трое начинающих принцев также в конечном итоге были убиты. Иван I, с другой стороны, получил титул от хана Мухаммада Озбега в 1328 году. Этот новый титул, который он сохранял до своей смерти около 1340 года, означал, что он мог собирать налоги с русских земель в качестве правящего князя и позиционировать свой крошечный город как крупный игрок Владимирской области.

Возвышение Москвы

В это время потрясений крошечный форпост в Москве имел множество преимуществ, которые изменили положение этого города и создали его для будущего процветания при Иване I. Три основных фактора помогли Ивану I перенести власть в этот район:

  • Он был расположен между другими крупными княжествами на востоке и западе, поэтому часто был защищен от более разрушительных вторжений.
  • Эта относительная безопасность по сравнению, например, с Твери и Рязанью, начала привлекать налогоплательщиков, которые хотели иметь безопасное место, чтобы построить дом и зарабатывать себе на жизнь.
  • Наконец, Москва была идеально расположена на торговом пути от Новгорода до Волги, что с самого начала давало ей экономическое преимущество.

Иван I также стимулировал рост Москвы, активно набирая людей для переезда в регион. Кроме того, он купил свободу людям, попавшим в плен во время обширных набегов монголов. Эти рекруты еще больше укрепили население Москвы. Наконец, он сосредоточил свое внимание на установлении мира и разгроме воров и совершающих набеги групп в регионе, создав безопасный и спокойный образный остров в шторме неурегулированных политических и военных потрясений.

Киевская Русь 1220-1240 гг. Эта карта иллюстрирует динамику власти в XIII веке, незадолго до рождения Ивана I. Сарай, столица Золотой Орды, находилась на юго-востоке, в то время как Москва (не видна на этой карте) была спрятана в северных лесах Владимира-Суздаля.

Иван I знал, что мир в его крае зависит от сохранения союза с Золотой Ордой, что он делал добросовестно. Рост благосостояния Москвы в эту эпоху также позволил ему ссужать деньги соседним княжествам.Затем эти регионы оказались в долгу перед Москвой, что укрепило ее политическое и финансовое положение.

Кроме того, несколько соседних городов и деревень были включены в состав Москвы в 1320–1330-х годах, в том числе Углич, Белозеро и Галич. Эти сдвиги постепенно превратили крошечный торговый форпост в шумный центр города в северных лесах того места, где когда-то была Киевская Русь.

Русская Православная Церковь и Центр Москвы

Иван I вложил часть нового богатства Москвы в строительство великолепного центра города и создание культовой религиозной среды.Он построил каменные церкви в центре Москвы на свое недавно обретенное состояние. Иван I также соблазнил одного из самых важных религиозных деятелей Руси, православного митрополита Петра, в город Москву. До правления Золотой Орды первоначальная Русская Православная Церковь находилась в Киеве. После долгих лет разрухи митрополит Петр перенес власть в Москву, где процветал новый культурный ренессанс. Эта идеально своевременная трансформация Москвы совпала с десятилетиями опустошения Киева, фактически снова передав власть северу.

Петр Московский и сцены из его жизни на иконе XV века. Этот религиозный лидер внес в Москву культурную мощь, перенеся туда резиденцию Русской православной церкви во время правления Ивана I.

Одним из важнейших достижений Ивана I было обращение к хану, живущему в Сарае, с просьбой назначить его сына, который станет Симеоном Гордым, наследником титула великого князя Владимира. Это соглашение представляло собой линию преемственности, которая означала, что правящий глава Москвы почти всегда будет обладать властью над Владимирским княжеством, что обеспечит Москве сильное положение на десятилетия вперед.

Источники

Замечательная карьера Симеона Бекбулатовича в качестве татарского хана, великого князя Руси и монашеского старца

Критика: исследования в истории России и Евразии 3.3 (2002) 487-499 Льюис Кэрролл, в Зазеркалье Слова несут в себе значения и коннотации, независимо от того, насколько тщательно мы пытаемся их переопределить и оградить их оговорками. Маршалл По наверняка знает об этом, когда, чтобы спровоцировать дебаты, он решает использовать взрывной термин «деспотизм» в своей атаке на то, что он называет «Гарвардской школой».«Деспотизм — не нейтральный термин. Это отрицательный дескриптор злого правительства, взбесившегося абсолютизма. Словарь американского наследия определяет это слово следующим образом:« Абсолютная власть, особенно когда она осуществляется несправедливо или жестоко ». предоставьте недружелюбный список синонимов: «а. диктатура; б. тирания; c. самодержавие; d. тоталитаризм ». Краткий Оксфордский словарь английского языка предлагает такое определение деспота:« Абсолютный правитель страны; следовательно, любой правитель, который правит абсолютно или тиранически; любой человек, обладающий тиранической властью; тиран, угнетатель.»Деспотизм — это не термин, который можно использовать с какой-либо степенью культурного релятивизма; это жесткое и быстрое осуждение жестокого, произвольного и безудержного правления. Это, безусловно, тот смысл, в котором западные путешественники По использовали этот термин как осуждение. , термин оскорбления, забивающий основную логику морального и политического превосходства западных систем. Может ли ярлык деспотизма быть полезной отправной точкой для исторического исследования? Как системный дескриптор, он скрывает гораздо больше, чем раскрывает.Подобно термину «ересь», деспотизм применяется теми, кто не принимает систему ценностей и обычаев. Списывать различные ереси, окрашивающие историю христианства, как просто еретические, чистые и простые, значило бы упустить изумительное разнообразие систем верований, особенности социальной, политической и теологической критики, реакции и выражения, проявляющиеся, в частности, времена и места. Если бы мы не могли смотреть дальше еретического бейджа, мы никогда бы не смогли понять грубую космологию «Меноккио» Карло Гинзбурга или «Монтай» Эмануэля Леруа Ладури.Списать московское правление как «деспотическое» и оставить все как есть — значило бы отказаться от наиболее интересных задач исторического исследования. Зная, что московское правление было абсолютным, тираническим и жестоким, мы могли бы восхищаться длительным успехом такой деспотической системы, как это делает По, но мы не будем продвигаться дальше к пониманию. К счастью, По слишком хороший ученый, чтобы принять схематичную плоскую карикатуру на московский деспотизм. Даже в написанной здесь полемике По, в конце концов, вынужден дистанцироваться от общепринятых определений деспотизма, «как он был изобретен курящими опиум английскими поэтами XIX века» (485).Вместо этого он предлагает замысловатую формулировку, согласно которой деспотизм — это не деспотизм, а нечто иное. Как и Шалтай-Болтай, По властно переопределяет термин, чтобы означать нечто гораздо более всеобъемлющее и намного более размытое по сравнению с его первоначальным значением. Он заключает, что московский деспотизм включал не только царя-деспота, но и его двор, армию, канцелярии, провинциальную администрацию и, что самое удивительное, всех москвичей, кроме рабов. Царь-деспот не использовал свою власть произвольно для исполнения своих личных желаний или фантазий.У царя-деспота «может быть больше возможностей действовать капризно, чем у монарха или президента, но он поступит мудро, потому что последствия серьезны» (485). Таким образом, царь-деспот, как и любой другой правитель, должен был править в сочетании с его элитой и, по сути, с сотрудничеством общества в целом. Если бы это было так, можно ли использовать термин «деспотизм»? Даже По, похоже, не уверен в этом. Вместо этого он пытается расширить этот термин, чтобы охватить многие важные идеи своих «Гарвардских школьников», признавая, что деспотизм был предметом переговоров, деликатно поддерживаемым и всеобъемлющим делом, и тем самым избавляется от этого термина и всей дискуссии о значении.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.