Рынок в раннее новое время: Сочинение «Покупатели и продавцы на рынке Европы в раннее новое время»

Содержание

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СТРАН ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ В РАННЕЕ НОВОЕ ВРЕМЯ

В раннее новое время в европейской экономике аграрная сфера производства по-прежнему резко преобладала над промышленностью; несмотря на ряд технических открытий, ручной труд господствовал повсеместно. В этих условиях особое значение приобретали такие факторы экономики, как рабочая сила, масштабы рынка труда, уровень профессионализма каждого работника. Заметное ЕОЗдсйствие на развитие экономики в эту эпоху оказывали демографические процессы.

Народонаселение Европы за два столетия — с середины XV в. до середины XVII в. — увеличилось почти вдвое. Особенно устойчииым был прирост населения в XVI в.: по приблизительным подсчетам, с 1500 до 1600 г. число жителей европейских стран выросло с 80—100 миллионов человек до почти 180 миллионов.

Наибольшей плотностью населения отличались Нидерланды, Италия и ряд западных областей Германии. Так, в Ломбардии на один квадратный километр приходилось от 80 до 200 человек, в Тоскане — от

50 до 80 жителей. Очень высокой была плотность населения в городах :ггих областей, чему способствовала иммиграция в них сельских жителей. Население Неаполя, Палермо, Рима, Флоренции, Лондона, Лиссабона, Парижа, Лиона, Брюсселя, Антверпена, Гамбурга, Праги, других крупных городов резко выросло, порой почти вдвое, в крупнейших городах оно достигало 100 и более тысяч, в то время как в маленьких составляло не более полутора тысяч человек. Миграционные процессы были первоначально локальными, но к концу XVI в. они нередко выходили за пределы отдельных стран и приобретали общеевропейские масштабы. Их стимулировали разные причины — демографические (всплеск-рождаемости и др.), хозяйственные, политические и особенно религиозные, связанные с гонениями па инаковерующих и военными конфликтами (в эпоху Реформации и Контрреформации). Миграция населения, с одной стороны, ускоряла обмен производственным опытом, технологическими усовершенствованиями и навыками как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. С другой стороны, миграция оборачивалась многими бедами для людей, выбивая их из привычной жизненной колеи.
Источники энергии. Двигатели. Главные условия экономического прогресса в раннее новое время — накопление производственного опыта, углубление общественного разделения труда, совершенствование орудий труда и улучшение технологии производства. Немалую роль в поступательном развитии экономики играли виды энергии и методы ее использования. Основными видами энергии, как и в средние века, оставались труд человека, сила животных, воды и ветра. Источниками тепловой энергии были древесина, древесный и каменный уголь, торф. В эту эпоху инженерная мысль направляла усилия к тому, чтобы совершенствовать традиционные и изобретать новые приспособления для использования основных источников механической энергии — силы воды и ветра. Ветряные мельницы стали строить с приспособлениями для вращения корпуса башни или ее шлема, изменялся наклон их крыльев, что позволяло улавливать меняющий направление ветер. Усовершенствовались и водяные мельницы: увеличился вдвое диаметр вертикального водоналивного колеса (он достигал порой
10
метров), а погруженное в водяной поток горизонтальное колесо обрело лопасти. Все это повышало энергетическую мощность мельниц. Их стали применять не только в мукомольном деле и суконном производстве, как прежде, но и на лесопилках, для измельчения и обогащения руды, приготовления бумажной массы, в кузнечном деле.

Важным фактором технического прогресса стало изобретение системы передачи энергии и использование для этого механизмов, известных в древности, но почти забытых в средние века (ворот, насос, подъемный кран и др.). Это коснулось прежде всего горного дела: здесь начали использовать механизмы для откачки воды из глубоких шахт и штолен (они достигали от 300 до 800 метров глубины). Воду откачивали насосами, помпами, которые приводил в движение конный привод или водяное колесо, а иногда ветряная мельница. Для подъема руды из шахт начали применять ворот, разительно повысивший производительность труда: ворот могли обслуживать всего два человека, тогда как прежде на подъеме руды обычно было занято несколько сотен рабочих. Появились вагонетки на деревянных рельсах для доставки руды к домнам, Во всех передающих энергию механизмах широко использовались разного рода винты. В

XVI в. их конструкция заметно улучшилась, кроме того, изготовлять их стали не из дерева, а из металла, что значительно повысило их прочность.

Металлургия и металлообработка. Весьма значительными были технические сдвиги в металлургии. Здесь активно использовали водяное колесо — им приводили в движение тяжелые молоты, которыми обрабатывали железо. Подлинным переворотом в металлургии стало усовершенствование изобретенной в XV в. доменной печи заменила традиционный горн. В доменных печах, где температура была значительно выше, чем в горне, сначала выплавляли чугун из руды, а затем из чугуна железо. К тому же в домнах стали использовать в качестве топлива не древесный уголь, а каменный, поскольку он давал более высокую температуру горения. Это делило процесс плавки более эффективным, улучшалось и качество мы плавленного металла. Усовершенствовалась и технология плавки металлов (железа, стали, серебра, меди, свинца), создавались новые виды сплавов. Еще одно важное техническое новшество в металлургии — использование валков для обработки железа. Валки применяли в прокате, при изготовлении проволоки, для тиснения на металле.

Углублялся процесс географической специализации промышленного производства. Выплавка меди, серебра, цинка, свинца еще и предшествующие столетия сосредоточилась преимущественно в ряде районов Германии, Тироле, Венгрии. Получаемый в этих районах металл экспортировался во многие страны Европы и за ее пределы. Главными центрами разработки железорудных месторождений и выплавки железа стали Восточные Альпы, Франция, Англия, Швеция.

Кардинальные изменения произошли в оружейном производстве с усовершенствованием огнестрельного оружия. В

XVI в. пушки уже отливали, а не клепали. В большом количестве производился порох, более совершенным стал и способ его изготовления. Оружейная промышленность, в частности отливка пушек и изготовление ружей, находилась в ведении правителей государств или городских нластей и была территориально разбросанной. В Италии насчитывалось более десятка городов, производивших оружие: Венеция, Генуя, Бергамо, Милан, Феррара, Сьена, Лукка, Неаполь и другие. В Германии оружейным делом занимались многие имперские и вольные города. Свои центры производства оружия сложились в Англии (Лондон), Франции (Лион), Испании (Малага), Швеции. В XVI в.

на изготовление артиллерийского оружия шла преимущественно бронза, а с конца века и особенно в первые десятилетия XVII в.

пушки стали отливать из чугуна. В этот период центры изготовления вооружения из чугуна и железа возникли в Голландии, Испании, Италии, Швеции, Дании. В практике военного дела получило распространение индивидуальное огнестрельное оружие — аркебузы. Одновременно сокращалось и видоизменялось производство рыцарского снаряжения (лат, шлемов и т.д.).

Многообразные железные изделия — их производство неуклонно возрастало — предназначались не только для военного дела, но и для хозяйства (ножи, серпы, косы, колеса и др.). Гвозди, изготовление которых стимулировалось развитием кораблестроения, стали широко использовать и в хозяйственных нуждах.

Текстильное производство. Значительная динамика отмечена в раннее новое время в текстильной промышленности: появились новые отрасли (изготовление смешанных тканей), в сукноделии и шелкоткачестве создавались новые виды тканей, старые центры текстильной промышленности сменялись новыми. Так, в Нидерландах сукноделие бурно развивалось в ряде небольших городов, а традиционные средоточия производства высококачественных сукон — Ипр, Гент, Брюгге — утратили свое лидерство. В Англии, которая раньше только вывозила шерсть, сукноделие быстро росло, его центры переместились к концу

XVI в. с Восточного побережья на Западное. В Германии основная масса сукноделов ушла из городов Среднего и Нижнего Рейна в южные области страны, Эльзас и Швейцарию. Изменениям в географии текстильной промышленности способствовали как стремление приблизить производство к источникам сырья (нередко новые виды сукон были ориентированы на местную породу овец), так и миграция населения, которую подтолкнули Реформация и религиозные войны. В то же время активизация морской торговли стимулировала в ряде стран использование привозного сукна.

В текстильном производстве важным новшеством стал горизонтальный ткацкий станок с челноками новой конструкции. В конце XV в. появилась колесная прялка («самопрялка»): прядильщик вращал колесо, благодаря которому мог не только прясть нить, но и наматывать ее. В Англии с начала XVI в. распространилась колесная прялка с педалью, значительно облегчавшая и ускорявшая труд прядильщика. Улучшалась конструкция разного вида гребней, которые использовались для расчесывания шерсти. Совершенствовалась и технология текстильного производства — появились новые методы окраски тканей и закрепления краски.

Среди отраслей этой промышленности самым технологически передовым стало уже в XVI в. изготовление разнообразных шелковых тканей, не имевшее, как правило, цеховой организации. Из Италии, где его центрами были Лукка, Флоренция, Генуя, Венеция, шелкоделие еще в XV в. распространялось во Францию (Лион), Фландрию (Брюссель), Германию (Кёльн), Швейцарию (Цюрих). В Лионе и Париже возникло гобеленное производство и изготовление шелковых шнуров. В Базеле и Нюрнберге начали производить шелковую пряжу с золотой и серебряной нитью. Новой отраслью шелкоделия стало плетение кружев, центры которого сложились в Брюсселе, Париже, Венеции. Бархат, атлас и парча — их потребителями было по преимуществу дворянство — изготовлялись во всех крупных европейских странах — во Франции, Испании, Германии, Англии, Нидерландах и, традиционно, в Италии.

Новые отрасли промышленности. В XVI — первой половине XVII в. активно развивались как традиционные отрасли промышленности — добыча руды, металлургия, текстильное производство, судостроение, так и возникшие сравнительно недавно — типографское дело, мыловарение, изготовление веревок и канатов и др. Вышло за пределы Венеции сложившееся там еще в средние века стеклоделие. Это сложное ручное производство начали осваивать в XVI в. во Франции и Нидерландах. В стеклодувном деле коренной сдвиг произошел, как и в металлургии, в связи с применением в исчах каменного угля с более высокой температурой горения. Это позволило получать прозрачное стекло — его использовали прежде всего для окон — и изготовлять высококачественные зеркала. Научились делать и шлифовать линзы, которые в конце XVI в. стали применять в телескопах, микроскопах и очках.

Размаху печатного дела способствовало использование винтовоm пресса и отдельных типографских литер в наборной кассе. Так, в Антверпене во второй половине XVI в. работали 22 печатных пресса, их обслуживали от 30 до 100 работников. Эти прессы принадлежали компании Плантена. Всего в Нидерландах в этот период действовали 2659 прессов с тысячью наемных рабочих. Эти типографии ныпускали свыше 4000 наименований книг. Крупные центры книгоиздательского дела сложились в Венеции, Лионе, Париже, Базеле.

О масштабах книгоиздания в Европе свидетельствовали регулярные международные книжные ярмарки в Лионе, Лейпциге, Франкфурте.

Уже к началу XVI в. типографии существовали в 12 странах (Италии, Франции, Германии, Англии, Испании, Нидерландах, Швеции и др.). Огромную роль в прогрессе многих отраслей промышленности сыграло издание книг по горному и литейному делу, о производстве стекла, о разного рода механизмах и т.д.

Новой отраслью стало приборостроение, складывавшееся на основе часового дела (особенно быстро — с XVI в., после распространения пружинных часов).

Ремесло. Технические изобретения и технологические нововведения, хотя и не изменили абсолютного преобладания ручного труда, способствовали значительному ускорению экономического разпития Европы в раннее новое время. Однако главной формой производства товаров массового потребления — одежды, обуви, утвари и т.п. оставалось ремесло. Определяющей линией его развития, наряду с совершенствованием орудий производства, было разделение труда, происходившее в течение многих веков, и вычленение все новых отраслей ремесла. В XVI в. их насчитывалось более ста, при этом число их не всегда совпадало с числом цехов. В первые десятилетия XVII в. количество самостоятельных видов ремесленного производства продолжало расти. Разделение труда углублялось и в рамках отдельных отраслей ремесла: множились технологические операции, которые, как правило, упрощались, облегчая работнику овладение той или иной специальностью. Разделение труда в целом значительно повышало производительность ремесленного производства и создавало условия для механизации технологических звеньев. Оно становилось наглядным и географически: в Европе возникали зоны, в которых жители специализировались на определенном виде ремесла. Так, в Чехии и Силезии широко возделывали лен и изготовляли льняную нить и ткани. В Северной Италии специализировались на производстве хлопчатобумажных тканей и бумазеи. В Англии и Фландрии сложились районы с преобладанием сукноделия. Специализация ремесленных областей оказывала влияние на миграционные процессы в Европе. Миграции способствовали также ограничения, которые вводили городские цехи, в частности текстильные, на деятельность сельских ремесленников, а также религиозно-политические факторы (гонения на протестантов и др.).

Запретительная политика цехов-монополистов была характерна для многих европейских стран, но она все же не смогла остановить развитие вширь деревенского ремесла, ориентированного на рынок и приобретавшего в раннее новое время все более значительные масштабы. Этот процесс был связан с таким важным экономическим фактором, как рост активности торгового капитала, который происходил в новых условиях — усиливавшегося во многих странах обезземеливания крестьянства. Хотя обедневшие крестьяне в массе своей сохраняли связь с землей, пусть незначительную, они были вынуждены, чтобы выжить в новой, крайне неблагоприятной для них ситуации, заниматься для подработки сезонным ремеслом, организатором которого чаще всего выступало купечество.

Процесс развития сельского ремесла в Европе, набиравший силу в раннее новое время и ставший его характерной приметой, не только стимулировал товарное производство и обращение в границах отдельных государств, но и подготавливал складывание мирового рынка. Свободное от корпоративных уз и более выгодное, чем городское (из-за дешевизны рабочей силы), деревенское ремесло было важным дополнением цехового ремесла в общем русле тех прогрессивных перемен, которые привели к формированию в экономике раннекапиталистического уклада. Именно в ремесле, как городском, так и сельском, связанном с экспортной торговлей, возникали новые формы организации производства — простая кооперация, мануфактура, когда купец обеспечивал ремесленников сырьем и осуществлял сбыт готовой продукции. Эти новые тенденции подчас обозначают, несколько расширительно, термином «протоиндутриализация».

Раннее новое время породило особые формы социальной организации ремесленников, прежде всего подмастерьев, которые в условиях «замыкания» цехов утрачивали перспективу стать самостоятельными мастерами, превращаясь в «вечных подмастерьев», по сути — наемных рабочих. В XVI в. множились разного рода «братства» (товарищества) ремесленников — портных, красильщиков, шляпников, обувщиков, слесарей и т.д. Создавались межобщинные и даже общенациональные профессиональные объединения. Братстна вели разностороннюю деятельность — религиозную, благотворительную, финансовую (имели общую кассу), занимались организацией досуга своих членов. Одна из главных целей, которую они преследовали особенно настойчиво, состояла в защите экономических и социальных интересов членов братств от допускающих произвол мастеров, от несправедливых действий цеховых старшин и незаконных акций городских властей.

Братства выражали интересы квалифицированных рабочих многих городских ремесел: профессиональная организация позволяла им оказывать нажим на предпринимателей, сопротивляться высоким нормам эксплуатации, требовать справедливой заработной платы, не допускать найма работников, не имеющих должной квалификации. По пути социальной организации пытались идти и сельские ремесленники, хотя это и не всегда им удавалось — городские ремесленники имели больше опыта в самоорганизации и нередко копировали в братствах деятельность цехов, отстаивавших интересы мастеров.

Торговый капитал в ремесле и промышленности. Отличительные черты промышленного развития Европы в раннее новое время — все более массовый характер производства, рост его товарности, расширение рынка сбыта, что создавало условия для активного проникновения в сферу ремесла и промышленности торгового капитала, а отчасти становилось и следствием этого процесса. Проникновение торгового (купеческого) капитала в сферу ремесла и промышленности — процесс длительный, в экономике ряда стран Европы он наметился еще в XIV—XV вв. Неуклонно развиваясь, он вылился в подчинение ремесла торговому капиталу, и это стало наиболее распространенной формой хозяйственных отношений и в городе, и в деревне. Происходило расширение функций торгового капитала — в раннее новое время объектом его применения были уже не только торговля и банковское дело, но и организация промышленного производства. Именно торговый капитал выступал в эту эпоху инициатором нововведений в организации производства, ориентированного на рынок, причем с тенденцией расширения экспорта продукции в другие страны.

Роль купца заключалась в следующем: он закупал сырье и доставлял его в промышленные центры, продавал его ремесленникам, выступал посредником в движении полуфабриката от одного специалиста к другому (от ткача к красильщику, от горных рабочих к металлургам и т.д.), скупал готовую продукцию и реализовывал товар на рынке. Так возникала рассеянная мануфактура. Организаторская деятельность купца или купеческой компании экономила время на изготовление единицы продукции, что повышало производительность труда в отрасли. Новая организация производства способствовала экономическому прогрессу, особенно в тех случаях, когда купеческий капитал осуществлял все перечисленные функции, полностью освобождая ремесленника от необходимости тратить время на закупку сырья, продажу полуфабриката или готовой продукции. Но именно это обстоятельство ставило ремесленника в полную зависимость от купца, ибо последний нередко выступал в роли кредитора, снабжающего его в долг сырьем или полуфабрикатом и устанавливавшего на них свою цену. Финансовая зависимость ремесленников от купцов — а с ними рука об руку действовали и ростовщики — вела к постепенной утрате самостоятельными производителями прав собственности на мастерскую, орудия производства и превращению их по сути в наемных рабочих. Экспроприация городских и сельских ремесленников, пауперизация основной массы производителей — процесс, неизменно сопутствовавший проникновению торгового капитала в сферу ремесла и промышленности.

Наиболее глубоким и широкомасштабным было внедрение торгового капитала в горное дело, металлургию, текстильное и книжное производства. Подчинение ремесла торговому капиталу происходило как вне рамок цеха, особенно в сельской местности, так и внутри него — в роли предпринимателей здесь выступали не только купцы, но и разбогатевшие мастера. Новые методы организации производства порождали изменения в социальном статусе его контрагентов: купец и мастер превращались в предпринимателей раннекапиталистического типа, а ремесленники формировали среду лишенных собственности наемных рабочих, пред пролетариата.

В разных странах Европы подчинение ремесла купеческому капиталу имело свои особенности. Формирование раннекапиталистического уклада в европейской экономике шло разными путями и достигало неодинакового уровня, но в его основе лежали функции организации в единое целое всех звеньев производственного процесса в той или иной отрасли и кредитование его капиталом (закупка сырья и оплата труда ремесленников). Наиболее четкий характер формирование раннего капитализма приобрело в Англии XVI — мерной половины XVII в. Торговцы-скупщики осуществляли здесь предпринимательскую деятельность во всех отраслях промышленности. Так, в сукноделии они объединяли в единый производственный цикл работу всех ремесленников, занятых частичными операциями. На примере Англии хорошо видна и эволюция процесса подчинения ремесла купеческому капиталу: если в XV в. в сукноделии скупщики занимались лишь сбытом готовой продукции, то в первой половине XVI в. они все чаще стали переходить к контролю :ui всем производственным процессом. Купец нередко выступал ;|дссь кредитором ремесленников или предоставлял им орудия производства.

Наиболее благоприятные условия для возникновения раннекапиталистического уклада в форме рассеянной мануфактуры складывались в Англии в сельской местности, где под влиянием огораживаний и усиления мобилизации (купли-продажи, дарений, залогов и т.д.) земельной собственности далеко зашел процесс расслоения и пауперизации крестьянства, что создавало рынок дешевой рабочей силы для сукноделия и других отраслей производства. Помогала расширению предпринимательства и близость сырьевой базы — в английском сукноделии использовалась, как правило, местная шерсть. И не случайно овцеводство превратилось в XVI в. в одно из ведущих направлений аграрного производства в Англии.

Раннекапиталистическое предпринимательство интенсивно развивалось и в Нидерландах. Наряду с традиционными суконщиками, занимавшимися лишь поставкой шерсти и сбытом сукон преимущественно на внутреннем рынке, действовали купцы-предприниматели, которые контролировали все этапы изготовления шерстяных тканей, предназначавшихся на экспорт. Крупные экспортные компании вкладывали капиталы не только в сукноделие, но также в льноткачество и изготовление ковров. Торговый капитал широко внедрился в рыболовный промысел — весьма развитую область экономики Нидерландов.

Городские цехи системой всевозможных запретов создавали преграды для роста раннекапиталистического предпринимательства, но таких препятствий не было в деревнях, поэтому именно в сельской местности часто возникали рассеянные мануфактуры в текстильном производстве. Более широкие возможности для предпринимательства нового типа предоставляло шелкоделие, которое изначально было в Нидерландах внецеховым. Но даже там, где долго сохранялась цеховая система, например в судостроении, в конце XVI — начале XVII в. заметно возрастала роль торгового капитала.

Цех не мог оказаться непреодолимой преградой для проникновения купеческого капитала в ту или иную отрасль ремесла. Так, в Швейцарии купцы-раздатчики широко внедрились в производство бумазеи, ориентированное на экспорт, что привело к послаблениям в цеховой регламентации. А в Аугсбурге в середине XVI в. купцы заключили договор с цехом ткачей на поставку грубой бумазейной ткани, предоставив ему кредит на покупку сырья. В итоге ткачи-ремесленники оказались в жесткой зависимости от купцов-предпринимателей в рамках традиционного цеха.

Спаянность цеховой системы с торгово-промышленным предпринимательством была характерна и для Италии, особенно для сукноделия Флоренции. В значительной мере именно эта спаянность не позволила элементам раннего капитализма, появившимся здесь еще в XIV—XV вв., сложиться в прочный, поступательно развивающийся экономический уклад. В XVI — начале XVII в. в текстильной промышленности Италии более свободно развивалось производство шелковых тканей, не имевшее в отличие от сукноделия жестких цеховых традиций.

Особый путь предпринимательства наметился в горном деле и металлургии. Главные европейские центры этой сферы промышленности сложились в Германии и Чехии. Так, во Фрайберге (Саксония) в середине XVI в. было 46 плавилен по выплавке серебра, которое поставлялось немецкими купцами во многие страны Европы. Однако в связи с массовым ввозом в Европу дешевого американского серебра эта отрасль горно-металлургического дела Германии оказалась в кризисе. Чтобы выстоять в условиях ухудшающейся рыночной конъюнктуры, немецкие компании, занимавшиеся добычей и выплавкой серебра, начали объединяться, укрупняя производство и снижая тем самым себестоимость продукции. Главной силой в активизации этого процесса выступали купцы: они взаимодействовали и с княжеской (регальной) администрацией, и с паевыми товариществами, и с городскими магистратами. Эти меры не дали, однако, оптимального результата: к концу XVI в. производство серебра в Саксонских рудных горах резко сократилось, многие рудники оказались заброшенными. Одна из причин упадка этой отрасли заключалась в том, что значительная часть прибыли присваивалась курфюрстами, имевшими регальные права на рудники, поэтому существенно снизить издержки производства не представлялось возможным. Наличие регальных прав сказывалось и на развитии предпринимательства в других отраслях горного дела Германии. В XVI в. регальные права на горнодобычу и выплавку металла неуклонно расширялись. В то же время права паевых товариществ, участниками которых были и немецкие купцы, все больше ограничивались; все это тормозило предпринимательство раннекапиталистичеекого типа. Феодальная система в виде регальных прав оказалась в конечном итоге самым серьезным тормозом для развития раннего капитализма в горнорудной промышленности Германии. Сказалось па его судьбах и то обстоятельство, что крупное немецкое купечестно (компании Фуггеров, Вельзеров, Имхофов и др.), державшее в своих руках горнорудную промышленность страны, активно занималось торгово-ростовщи ческой деятельностью в международном масштабе и не было заинтересовано в радикальном техническом переоснащении рудников и плавилен в целях повышения конкурентоспособности производимого в Германии металла — оно имело иные источники громадных прибылей, в том числе торговые монополии и государственные займы.

Мануфактура. Подчинение ремесла и промышленности торговому капиталу, ориентированному на получение прибыли, влекло за собой поиски новых, более рентабельных форм организации производства. Такой формой раннекапиталистического предпринимательства стала мануфактура, основанная в целом на ручном труде, но максимально специализированном. Экономическую базу мануфактуры составляла собственность предпринимателя на орудия производства, организация и контроль за процессом изготовления продукции и ее сбытом, использование наемного труда работников.

Раннее новое время отмечено многообразием видов мануфактуры — в зависимости от характера самого производства и степени охвата его капиталом. Мануфактуры были трех типов — рассеянная, смешанная и централизованная. Теоретически производительность труда повышалась от первого типа мануфактур к третьему, как повышалась в таком же порядке и степень проникновения предпринимателя в процесс производства, но историческая практика вносила свои коррективы.

Рассеянная мануфактура фактически возникала в тех видах ремесла, где предприниматель, купец или цеховой мастер, только раздачей сырья и полуфабрикатов и скупкой продукции ставил в полную зависимость от себя всех вовлеченных в производственный процесс специализированных ремесленников, лишавшихся часто прав собственности на орудия производства, но продолжавших трудиться у себя дома. Чаще всего такие мануфактуры складывались в текстильном деле, прежде всего в сукноделии: промывка и первичная обработка шерсти, прядение, ткачество, окраска ткани, ее отделка — все эти производственные фазы во многих странах осуществлялись трудом ремесленников «различных специальностей в их собственных помещениях (мастерские могли быть арендованы у богатых горожан-домовладельцев или у цеха) или принадлежащих цеху — бассейны для промывки шерсти, прессы для вытягивания сукон и др. Наемные агенты — их нередко по традиции называли подмастерьями — предпринимателя или компании, объединявшей капиталы нескольких участников, осуществляли посреднические функции в организации всего технологического процесса. Нормы труда и его оплата устанавливались предпринимателем и свидетельствовали о высокой степени эксплуатации ремесленников, особенно в сельской местности (чаще всего это были прядильщики и ткачи).

Число вовлеченных в одну рассеянную мануфактуру работников доходило до нескольких сотен. Так, в Англии в сукнодельческих рассеянных мануфактурах было занято от 200 до 500 ремесленников, трудившихся в своих мастерских. Кроме текстильного, рассеянные мануфактуры возникали в кожевенном деле, производстве веревок и канатов, в изготовлении предметов роскоши, в стеклоделии и других сферах ремесла. Рассеянная мануфактура не меняла традиционного характера ремесленного производства — оно оставалось мелким, ручным, с мало изменившимся инструментарием. Предприниматель получал прибыль за счет небольшого удешевления продукта, так как на его изготовление затрачивалось в целом меньше времени, чем прежде, когда ремесленники были связаны с рынком полуфабрикатов и готовой продукции. Однако главным источником прибыли была высокая норма эксплуатации труда. В сельской местности этому способствовало наличие у работников земли, приусадебного хозяйства, поэтому средств на воспроизводство рабочей силы требовалось меньше.

Более глубокой эволюции производства в рассеянной мануфактуре мешали цеховые установления: регламентация как технологии, так и объема производимой каждым ремесленником продукции.

Он не мог произвольно экспериментировать в своей специальности, не имел права увеличить, к примеру, число ткацких станков в своей мастерской или нанять больше подмастерьев.

Экономически более эффективной оказывалась смешанная мануфактура, когда часть производственных операций производилась в мастерской предпринимателя. В сукноделии Флоренции в XV— XVI вв. в мастерской шерстяника наемные рабочие очищали и расчесывали шерсть, а также разглаживали готовую ткань и занимались ее окончательной отделкой. Остальные операции производились в мастерских ремесленников, связь между которыми осуществляли агенты компании шерстяников.

В часовом деле детали часового механизма изготовляли ремесленники у себя дома, а сборку деталей производили в мастерской предпринимателя. Последний был более свободен в проявлении технологической инициативы и порой нарушал цеховое законодательство, которое касалось объема продукции и числа подмастерьев.

Еще свободнее предприниматель вел себя, когда создавал производство в деревне. Смешанные мануфактуры складывались не только в текстильном деле, особенно в шелковом производстве, но и в новых отраслях промышленности, не скованных узами цеха, — в изготовлении бумаги, книгопечатании и других.

Самой эффективной формой раннекапиталистического предпринимательства стала централизованная мануфактура, когда весь технологический цикл осуществлялся под одной крышей трудом пиемных рабочих, лишенных собственности на орудия производства — их приобретал предприниматель, который единолично, без всякой оглядки на цех устанавливал норму труда и его оплату. В централизованных мануфактурах (их было несравненно меньше, чем смешанных и тем более рассеянных, поскольку требовались значительные вложения капитала) чаще осуществлялись технические и технологические усовершенствования, хотя и в них преобладал ручной груд, а разделение и все более мелкое дробление операций было главной линией повышения рентабельности производства. В целом производительность труда в централизованных мануфактурах была кыше, чем в других видах раннекапиталистического предпринимательства: она достигалась с помощью максимально дробного, до простейших операций, разделения труда, а также за счет улучшения технологии производства и орудий труда. Ярким примером жизнестойкости централизованной мануфактуры и совершенства ее организации стали типографии — в XVI в. во многих европейских странах их насчитывалось по нескольку десятков.

Три рассмотренные вида мануфактуры в реальной жизни той эпохи встречались в виде множества разнообразных переходных форм и с характерными для отдельных стран особенностями (о чем подробнее сказано в других главах учебника). Здесь же отметим общую закономерность развития раннекапиталистического предпринимательства: оно сформировалось как один из экономических укладов, наиболее прогрессивный, но в раннее новое время еще не изменивший в целом традиционный облик хозяйственной жизни Европы.

Мануфактура быстрее возникала в тех отраслях промышленности, где было необходимо дорогостоящее оборудование и сложная техника, или там, где процесс производства четко и легко разбивался на отдельные операции, а также где был широкий, особенно экспортный, рынок. Это — горное дело, кораблестроение, металлургия, металлообработка, изготовление пороха, производство бумаги, книгопечатание. В этих отраслях производства она оказывалась и более подготовленной, и более эффективной. Мануфактуры, отличавшиеся высокой степенью эксплуатации рабочих, быстро обогащали предпринимателей, особенно купцов, имевших выход на мировые рынки. Мануфактуры стали наряду с крупномасштабной международной торговлей, банковским делом и другими факторами европейской жизни важным источником первоначального накопления капитала. В складывании раннекапиталистического уклада особенно заметной была роль крупного торгового капитала. Так, в Нюрнберге в середине XVI в. 21 отрасль ремесленного производства была охвачена мануфактурой — все они работали на экспорт. Швеция во второй половине XVI в. стала одним из главных поставщиков на мировой рынок железа, стали, оружия, изготовление которых было основано на раннекапиталистических началах. Мануфактурное производство оставалось одной из главных форм экономического развития Европы не только на протяжении XVI в., но и позже, почти до конца следующего столетия, вплоть до начала промышленного переворота.
Торговля и банковское дело. В XIV—XV вв. в организации и теории торговли и банковского дела лидировали итальянцы; в последующие столетия их опыт активно перенимали купцы и финансисты других стран. Изобретенная в Италии система финансового учета торговых операций — двойная бухгалтерия — и родившаяся там практика выдачи векселей прочно вошли с конца XV в., и особенно в XVI в., в торговое и банковское дело ведущих стран Европы. Итальянские торговые компании и их зарубежные филиалы нередко становились школой, куда, к примеру, немецкие купцы посылали учиться своих сыновей. Осмыслялся и национальный опыт коммерции, которая в каждой стране обогащалась все новыми и более совершенными формами. Эволюция торгового дела была особенно заметной в международной, в том числе океанической, торговле. Масштабы ее возрастали в связи с географическими открытиями, а к началу XVII в. в общих чертах сложился и мировой рынок.

В Англии, уверенно набиравшей торговую мощь в XVI в., сформировались два типа заморских торговых компаний. Первый тип — так называемая «регулируемая компания», все участники которой вели торговлю самостоятельно, не объединяя капитал, но строго придерживаясь общих правил. Такими были Восточная (Балтийская), Русская (Московская), Левантийская компании. Ко второму типу относились акционерные компании — Ост-Индская, Африканская и другие, — где все члены вели торговлю сообща, а прибыль распределяли в соответствии с долей паевого участия. Каждая английская компания получала королевскую хартию, определявшую в числе прочего географическую зону ее торговли.
         

Деятельность крупных компаний Нидерландов — Ост-Индской, Прибалтийской, Московской, Левантийской — достигла большого размаха в первой половине XVII в. Их отличала система мелкого паевого участия и монополия на торговлю тем или иным товаром. В Германии, как и в Италии, компании были формой частного, преимущественно семейного предпринимательства. В крупных немецких городах в XVI в. насчитывалось по нескольку десятков таких компаний. Самые могущественные торговые дома занимались экспортно-импортными операциями международного масштаоа и нередко подчиняли своим интересам политику магистратов (Аугсбурга, Нюрнберга и других городов). Члены немецких компаний, подобно итальянским, заключали договор сроком от 3 до 15 лет, иногда продлевая его. Деловые решения в них принимались большинством голосов. В некоторых компаниях складывалась система централизованного управления, не способствовавшая проявлению свободной инициативы их членов. Существовали и торговые товарищества равноправных участников, когда каждый мог делать то, что служило процветанию компании.

Немецкие компании обычно пользовались правом монопольной торговли и разного рода привилегиями (разрешение на провоз товара, освобождение от пошлин и др.). Главными предметами их торговли были ткани — льняное полотно и бумазея, металлы и металлоизделия, пряности. В торговле тканями немецкие купцы испытывали острую конкуренцию с нидерландскими, английскими, итальянскими торговцами текстилем, поэтому с целью усиления позиций на международных рынках они создавали объединения из нескольких своих компаний. Во второй половине XVI в., когда начал складываться мировой рынок, стала постепенно разрушаться система монопольных цен, прибыли немецких и многих других компаний заметно уменьшились.

В раннее новое время сложилась практика сочетания разных сфер помещения капитала: торговля дополнялась банковскими операциями (кредитными, депозитными и прочими), промышленным предпринимательством, ростовщичеством, наконец приобретением рент, сеньорий, разнообразных земельных владений.

В первой половине XVII в. распространенным явлением стали биржевые спекуляции. Складывались и мировые центры финансовой деятельности — в Антверпене, Амстердаме, Генуе, Лионе, Безансоне. В Антверпене в середине XVI в. находились конторы всех крупных европейских торгово-банковских компаний. Они все чаще использовали систему векселей (переводные и обменные операции в условиях существования множества монетных систем) и безналичных платежей. В Антверпене, Лионе, Севилье возникли специальные вексельные банки.
Стали обычными и депозитные операции — краткосрочные займы купцов и банкиров друг другу, часто от ярмарки к ярмарке. Большой размах в банковском деле получили спекулятивные операции — использовалась разница в вексельных и денежных курсах. Процентные ставки повышались до 25% и более.

Весьма прибыльными, но и сопряженными с большим риском были долгосрочные займы правителям — они обеспечивались высоким процентом, предоставлением на откуп налогов, рсгальных прав, закладом недвижимости. Так, займы императора Карла V у Фуггеров и Вельзеров обеспечивались доходами испанских духовно-рыцарских орденов. В 1523 г. ордена Алькантара, Калатрава и Сантьяго де Компостела были подчинены короне, и Карл V в качестве великого магистра имел часть их доходов. За первую половину XVI в. долги испанской короны Фуггерам выросли до двух миллионов гульденов.

Во второй половине XVI — первые десятилетия XVII в. нередко происходили государственные банкротства — в Испании, Франции, Португалии, они серьезно подорвали кредит немецких и других торгово-банковских компаний.

Сельское хозяйство. Сельским хозяйством в раннее новое время по-прежнему занималось подавляющее большинство населения Европы. Эта главная сфера экономики оставалась мало подверженной изменениям как в агрикультуре, так и в наборе инвентаря. В методах землепользования можно отметить переход в ряде районов зернового хозяйства к многополью и травосеянию по пару, а также более частое, чем в предшествующие столетия, применение удобрений. Множились виды железного сельскохозяйственного инвентаря, вытеснявшего деревянные орудия. В организации производства кардинальных сдвигов не было — оно оставалось мелким, индивидуальным, основанным на ручном труде с традиционным использованием тяги животных — лошадей и быков.

И все же под влиянием расширявшихся рыночных отношений сельский ландшафт начал меняться: во многих районах сокращались посевы зерна, но возрастали размеры площадей, занятых под сады и огороды, увеличивались масштабы возделывания технических культур — льна, конопли, красителей (вайды, марены, шафрана). Интенсификация методов хозяйствования была заметнее в виноградарстве, садоводстве, чем в хлебопашестве, она происходила главным образом под влиянием требований городского или внешнего рынков (например, экспортная торговля вином). Продовольственные запросы горожан заметно воздействовали на расширение огородных культур. В рацион западноевропейского горожанина теперь входили, помимо традиционных овощных культур, картофель, помидоры, цветная капуста, артишоки, спаржа.

Происходила эволюция поземельных отношений: разные формы феодального держания хотя и не исчезли (порой менялся лишь юридический статус землепользователя), но уступали место свободной срочной аренде с тенденцией к сокращению ее сроков, характерной для многих стран. В этом были непосредственно заинтересованы земельные собственники, поскольку малый срок — от 3 до 5 лет — позволял чаще менять условия аренды и повышать плату за землю, приводя ее в соответствие с изменяющейся рыночной конъюнктурой.

Средний слой крестьянства, состоявший преимущественно из нично свободных арендаторов сравнительно небольших участков (смли, все чаще ориентировал свое хозяйство на связь с рынком.

‘ )то выразилось, в частности, в отказе от землепашества и переходе к интенсивному садоводству, виноградарству, разведению технических культур. Для этого слоя характерно использование наряду с семейным наемного труда.

Крестьянская беднота, хотя и имела небольшое приусадебное хозяйство, не всегда обеспеченное рабочим скотом, главный источник существования видела в заработной плате, нанимаясь к богатым соседям, городским земельным собственникам, фермерам. Из массы бедняков формировался сельский предпролетариат, вовлекавшийся и в организуемое предпринимателями деревенское ремесло.

Складывалась и прослойка фермерства — крупных арендаторов (или собственников) земли, к обработке которой привлекались батраки. Фермерские хозяйства обычно носили товарный характер, в них чаще встречались новые методы интенсификации труда и продиктованная рыночными условиями специализация. Фермерами становились как выходцы из зажиточных крестьян, так и горожане, переключавшиеся на сельскохозяйственное предпринимательство.

Ранекапиталистические отношения начали проникать и в деревенскую экономику, но их удельный вес в сельском хозяйстве был невелик.
 
Рыночные отношения вовлекли в свою сферу и животноводство.

Рост сукноделия вызвал расширение овцеводства в Англии, Испании, Франции, Германии, Южной Италии, не только снабжавших шерстью местный рынок, но и в большом количестве экспортировавших ее. Более широкий международный характер, чем прежде, приобретала торговля скотом и продуктами животноводства. Одним из главных поставщиков такого товара в страны Центральной Европы были Венгрия и некоторые районы Германии. В Венгрии купцы скупали скот у мелких владельцев и перегоняли его на крупные ярмарки за пределами страны. Возникали товарищества купцовскототорговцев. В Ломбардии на фермерской основе развивалось молочное хозяйство, ориентированное на широкий сбыт продукции.

Большинство местных сельскохозяйственных рынков было привязано не только к традиционным, временным и постоянным ярмаркам, но и к возникавшим новым рыночным местечкам, еще более прочно связывавшим большие и малые города с деревенской округой. Разрастались масштабы городской торговли сельскохозяйственной продукцией — мясом, молоком, зерном, овощами, фруктами. Большое распространение в ряде стран получила торговля горожан-«коробейников», разносчиков ремесленных товаров, проникавших в самые отдаленные сельские районы. Ускорение процессов обмена между городом и деревней, а также между отдельными областями и регионами — характерная примета раннего нового времени. Рост товарооборота стимулировал развитие транспортной системы, прокладывание новых торговых путей как местного, так и международного масштаба.

Транспорт. В межрегиональной торговле, а с началом Великих географических открытий и межконтинентальной, резко возрастала роль морского транспорта, появились новые типы кораблей. В Италии и Португалии начали строить каравеллы, отличавшиеся большей грузоподъемностью и маневренностью. В судостроении решалась две проблемы — увеличение грузоподъемности кораблей и установка на них орудий. Усиление вооружения судов диктовалось разгулом пиратства в XVI в. на главных торговых маршрутах в Северном, Балтийском и Средиземном морях. Самыми мощными и большими на Балтике были корабли, строившиеся в Любеке, — трехпалубные, с орудиями на каждой палубе. Судостроители Италии (в Венеции и Генуе), Испании (в Кадисе и Малаге), Португалии (в Лиссабоне и Порту), Англии, Голландии, Скандинавии стремились не только увеличить скорость морских судов и их грузоподъемность, но и обеспечить надежную защиту от пиратов.

В раннее новое время на морских просторах курсировали два типа судов — парусные и гребные, причем первые постепенно вытесняли традиционные галеи. В первые десятилетия XVII в. лидерами в европейском судостроении стали зеландцы и голландцы — их суда были более совершенными и дешевыми. Корабли, строившиеся в Республике Соединенных провинций (куда входили Голландия и Зеландия), охотно покупали Англия, Франция и некоторые другие страны. Оптимальным типом торгового судна стал «флойте» — его начали строить в конце XVI в. в Голландии. Разработанные голландцами принципы кораблестроения заимствовали ганзейцы, испанцы, португальцы. В Средиземном море курсировали суда, во многом сохранявшие конструктивные принципы прежних времен, а основу военного флота нередко составляли галеи. Серьезными достижениями было отмечено искусство мореходства, чему способствовали новые шаги в морской картографии. Улучшились навигационные приборы, с помощью которых определялось положение небесных светил. Еще в XV в, немецким ученым Региомонтаном были созданы более точные астрономические таблицы.

Совершенствовалось и картографирование сухопутных дорог.

Важным достижением стала публикация в 1554 г. карты Европы, созданной Меркатором. Возникли новые типы экипажей, колеса которых теперь имели металлические спицы. Появились новые многочисленные «итинерарии» (путеводители), облегчавшие путешествия.

Первоначальное накопление капитала. Генезис капитализма.

Н исторически длительном процессе утверждения капиталистичеt кото способа производства раннее новое время было эпохой складывания предпосылок капитализма и становления раннекапиталитического уклада в экономике феодального общества. Одна из главных сторон этого процесса — первоначальное накопление капитила в различных его формах — торгового, банковско-ростовщичеiKoro и промышленного — в условиях более высокого, чем в средние иска, уровня производства и обмена. В раннее новое время товарное обращение быстро перерастало локальные и национальные рамки, приобретая широкий международный размах. Первоначальному накоплению дали мощный импульс Великие географические открытия и связанное с ними освоение новых земель и торговых путей, что ускорило складывание мирового рынка. В XVI — первой половине XVII в. неуклонно возрастало производство на экспорт товаров массового потребления, торговля ими европейских стран приобретала куда более значительные, чем прежде, масштабы. Торговля с колониями, в которой норма прибыли была особенно велика, ускоряла формирование крупного купеческого капитала.

Существенное воздействие на экономическое развитие Европы оказала так называемая «революция цен» (своеобразный механизм обесценивания денег) — повышение цен на продовольствие, вызванное увеличением массы денег, находившихся в обращении. С освоением американских колоний, богатых залежами драгоценных металлов, и грабежом сокровищ индейцев начался приток в Европу дешевого золота и серебра — низкая их себестоимость была связана с использованием на рудниках почти дарового труда местного населения. Длившаяся многие десятилетия «революция цен» приводила к обогащению самых разных слоев европейского общества в зависимости от экономической и политической ситуации в той или иной стране. Так, в Англии от нее выиграли преимущественно новое дворянство и фермеры, в Испании — гранды, в Германии — крупное купечество.

Накоплению капиталов в сфере торговли благоприятствовала система монополий, сложившаяся еще в предшествующие столетия.

И ряде стран требования рядового купечества ввести свободную торговлю и решительно бороться с монополиями на торговлю отдельными видами товаров оказались в целом тщетными. Монополии нередко насаждались или активно поддерживались королевской властью. Так было в Испании, Англии, Франции. Процесс первоначального накопления ускорялся и благодаря значительной разнице в ценах на многие «колониальные» товары. Так, продажная цена на привозимые из Индонезии, Индии, Аравии пряности в сто и более раз превышала их стоимость на месте производства. В первоначальном накоплении немалую роль играл и такой важный экономический фактор эпохи, как наличие дешевой рабочей силы в условиях массовой пауперизации крестьянства и городских ремесленников.

Особенно дешевым был женский и детский труд, широкое использование которого стало характерной и весьма печальной приметой времени.

В банковско-ростовщической сфере накопление капитала имело свои многочисленные источники — государственные и крупные частные займы, система откупов на сбор налогов, ростовщическое кредитование ремесленников (займы под залог мастерской, станков, инвентаря) и в особенно широком масштабе — финансирование под высокие проценты крестьянства. Денежная зависимость арендаторов и других категорий держателей земли от ростовщика углубляла дифференциацию в их среде, это способствовало пополнению рынка свободной рабочей силы и в то же время вело к значительному обогащению заимодавцев.

Промышленный капитал в раннее новое время еще только начинал складываться как самостоятельная финансовая сфера, чаще он был одной из функций торгово-банковского капитала. В новых формах организации промышленности, прежде всего в мануфактурах, создавались благоприятные условия для первоначального накопления. Росту прибыли здесь способствовали: повышение производительности труда, немалую роль в которой играли технические усовершенствования и улучшение технологии производства; отсутствие конкуренции на рынке рабочей силы; наконец, проводившаяся в ряде стран протекционистская политика власти.

Когда в деятельности отдельных купеческих домов, компаний, кланов сочетались все функции капитала, то создавались условия для образования огромных для той эпохи, подчас миллионных, состояний. Наличие крупных капиталов было важным, но не единственным условием активизации процесса генезиса капитализма. К тому же далеко не всегда накопленные в торгово-банковской сфере крупные денежные массы устремлялись в промышленность, в предпринимательство раннекапиталистического типа. Более надежным, как и прежде, оставалось вложение капитала в земельную собственность и прочую недвижимость. Нередко богатое купечество тратило огромные суммы на приобретение дворянских титулов и званий, на покупку выгодных должностей в государственном аппарате, а также на поддержание пышного, престижного образа жизни. Все это в немалой мере определило замедленность процесса генезиса капитализма и даже обратимость раннего капитализма в ряде стран (в Испании, Италии, Германии).

Помимо накопления капитала, другим важным экономическим условием генезиса капитализма было наличие рынка свободной нагмной рабочей силы. В раннее новое время такой рынок активно формировался за счет пауперизации крестьянства и городских ремесленников. Лишенные средств производства, выбитые из привычной жизненной колеи, бедняки были вынуждены продавать свой труд предпринимателю на выгодных для него условиях. Законы против бродяжничества (в Англии, Франции) принуждали к труду нищих и бродяг, насильственно вовлекая их в сферу раннекапиталистического производства и делая их объектом особенно жестокой эксплуатации. Социально разнородная масса бедного люда была, как правило, лишена всякой правовой защищенности и обречена на жалкое, полунищенское существование даже в тех случаях, когда добровольно или по принуждению получала работу на мануфактурах. Генезис капитализма сопровождался небывалой интенсификацией труда и высокой нормой эксплуатации наемных работников (низкая заработная плата, продолжительный рабочий день, использование труда женщин и детей, которым платили меньше за равный с мужчинами труд).

Одной из главных исторических предпосылок генезиса капитализма был высокий уровень разделения общественного труда, а также технические сдвиги в ведущих отраслях промышленности, что сделало возможным организацию мануфактурного производства.

Поступательный характер генезиса капитализма, его необратимость во многом зависели и от широты экспорта производимых товаров массового спроса. Так, немалую их часть начали поглощать колонии, что подтолкнуло производство одежды, утвари и других товаров в странах Европы.

В раннее новое время раннекапиталистический уклад сложился или начал складываться в большинстве стран Европы. Динамика его развития активно влияла и на традиционные формы феодального производства, побуждая к изменениям в цеховом ремесле, арендных отношениях, свободном мелкотоварном хозяйстве. Ранний капитализм обозначил главную линию экономического прогресса в Европе в последующие столетия.

Ответ § 5. Европейское общество в раннее Новое время

1. Установите соответствие между термином и его значением: к каждому элементу, данному в первом столбце, подберите элемент из второго столбца. Будьте внимательны: элементов в первом столбце больше, чем во втором.

Значение термина Термин

А) Владелец промышленного и другого предприятия

Б) Человек, бравший на откуп чбор какой-либо пошлины или налога

В) Крестьянин, получивший землю во временное пользование

Г) Сельскохозяйственный наемный работник

Д) Крестьянин-предприниматель, использующий наемный труд и технику

Е) Английский дворянин, хозяйство которого было ориентировано на рынок

Ж) Бедняк, нанимавшийся на временную работу

1) откупщик

2) буржуа

3) фермер

4) батрак

5) джентри

6) арендатор

А Б В Г Д Е Ж
2 1 6 4 3 5

2. Найдите в матрице четыре понятия. Какое понятие из представленных является обобщающим для всех остальных? Запишите его.

  • Ответ: Купец, откупщик, банкир, предприниматель (обобщающее понятие).

3. Прочитайте и определите, верны ли следующие суждения. В случае если суждение неправильно, запишите его, исправив ошибки.

1) Дворяне часто залезали в долги, разорялись, уже не могли вести достойный образ жизни. 2) В процессе расслоения в городе и деревне выделился слой разбогатевших собственников. 3) Крестьянство получило право распоряжения своим земельным наделом. 4) Предприимчивые дворяне меняли порядки в своих владениях, занимались торговлей и финансовыми операциями. 5) Большая часть ремесленников и крестьян, сохранив самостоятельность, смогли создать денежные накопления.

  • Ответ: Верны 2, 4, 5. 1) Дворяне хоть и разорялись, но могли вести достойный образ жизни для своего сословия. 3) Крестьянство не получало такого права.

4. Если вы сумеете найти первый кружок, то, следуя по линии, соединяющей кружки, сможете прочитать понятие, связанное с предпринимательством в дворянской среде. Запишите его и дайте определение. Письменно выполните задание. Составьте два предложения, содержащие информацию об этом понятии.

  • Ответ: Огораживание — это сгон крестьян английскими дворянами с их наделов и превращение этих земель в пастбища для овец. 1) Комиссия по расследованию дел об огораживании. 2) Какие последствия для английских крестьян имели огораживания?

 


Trojden | Европейское общество в раннее Новое время: Юдовская А. Я.

Назовите слои населения, жившие в европейской деревне в XIV-XV вв. Каким было имущественное и правовое положение крестьян? Что являлось источником существования для дворянства? Охарактеризуйте городское население и его занятия в эпоху Средневековья.

Рост предпринимательской деятельности, развитие капиталистического хозяйственного уклада меняли состав и занятия европейского населения.

Предприниматели-капиталисты Нового времени. С развитием предпринимательской деятельности увеличились численность и богатство капиталистических предпринимателей. Они имели своё дело в торговле, промышленности или банковской сфере. Позже, в XIX в., их назовут буржуазией. Само слово «буржуа» появилось во Франции ещё в XII в., так называли почтенных граждан города, владеющих собственностью и ведущих достойную жизнь.

Верхушку предпринимателей к середине XVII в. составляли купцы, ведущие международную торговлю, крупные банкиры и откупщики. Откупщики брали на откуп сбор какой-либо пошлины или налога, они выплачивали вперёд в казну определённую сумму денег, а затем сами собирали налоги и распоряжались собранными денежными средствами.

Вот пример могущественного семейства банкиров Кастанье в эпоху французского короля Людовика XV. Современник писал: «Одни были сборщиками тальи в Каркассоне, другие — управляющими Ост-Индской компании (речь идёт о французской компании. — Авт.), их сыновья и племянники, прежде чем стать министрами, заседали в Тулузском парламенте. В Каркассоне работали мануфактуры Кастанье. В Париже существовал банк Кастанье… В Амстердаме находился банк Кастанье». Они снабжали деньгами закупщиков оружия и давали деньги на организацию колониальных экспедиций.

Крестьянская Европа. Как и в период Средневековья, в начале Нового времени число городских жителей росло медленно и основная масса населения Западной Европы (9/10) по-прежнему жила в деревне и занималась сельским хозяйством.

Английская крестьянка едет на рынок. Иллюстрация 1623—1625 гг.

С веками менялось и положение крестьян. Если в Средневековье крестьяне в основном были лично зависимы, то к началу Нового времени, с разрушением сеньориальных отношений, в своём подавляющем большинстве они стали лично свободны.

Правда, под влиянием революции цен, уменьшившей доходы дворян, в германских землях пытались лишить крестьян личной свободы и заставить их работать на барщине, но в целом для Западной Европы время крепостничества прошло.

В 1676 г. проповедник в Верхней Австрии так прославлял своё время: «Возблагодарим Бога: нет теперь больше в округе крепостных, и всякий сегодня может и должен служить, где пожелает!»

С развитием товарно-денежного хозяйства многие сеньоры позволяли крестьянам выкупать у них свою личную свободу, однако по обычаю считалось, что земля оставалась в собственности бывшего господина и крестьянин ею пользовался, но не мог распоряжаться (продать, купить без его согласия). Крестьянин получал землю во временное держание, в аренду. За пользование землёй полагалось нести в пользу господина различные повинности, денежные и натуральные. Чтобы получить необходимые деньги, крестьянину всё чаще приходилось обращаться к рынку — продавать свои продукты, а ещё нужны были деньги для уплаты налогов государству и церкви.

Дух предпринимательства подчинял себе и зажиточных крестьян. Они опутывали долгами и разоряли своих менее удачливых соседей, скупали их наделы в общинных полях, использовали наёмных работников — батраков. В их хозяйствах применялись усовершенствованные орудия труда — двухколёсные плуги, сеялки, молотилки. Таких крестьян, использовавших наёмный труд и технику, называют фермерами. В деревне произошло имущественное расслоение: одни крестьяне богатели, другие разорялись.

В целом же в Европе ещё в XVIII в. большинство крестьян обрабатывали землю примитивными орудиями труда, так как железо было дорогим. Пахали сохой, поле боронили и засевали, жатва производилась серпами.

В деревне царили суеверия. Пахать не начинали, пока поле троекратно не обходили вокруг с хлебом и зажжённой свечой. Семена просеивали на волчьей шкуре, проделав в ней обязательно — не больше и не меньше — тринадцать дыр.

Возможно, что испытания, посланные судьбой, выработали у крестьян такие свойства характера, как умение приспосабливаться к обстоятельствам, медлительность в принятии решений, боязнь любых нововведений, упорство в поисках средств существования. Крестьяне Северной Европы, например, были также рудокопами, ткачами, перевозчиками, занимались выплавкой железа и каботажным плаванием, шли в подёнщики. Без дополнительного дохода выжить было невозможно.

Новое дворянство. Дух предпринимательства затронул и некоторую часть дворянства. Этот процесс можно рассмотреть на примере Англии, где с конца XV в. начались огораживания и всё больше землевладельцев, в основном представителей мелкого и среднего дворянства, вели хозяйство по-новому: превращали пахотные земли в пастбища, для чего захватывали общинные земли; сгоняли арендаторов с их наделов, а для работы нанимали батраков. В условиях оскудения части дворянства (одно из последствий революции цен) продажа шерсти давала возможность разбогатеть. Иностранные путешественники отмечали, что в начале XVII в. треть английской территории занимали пастбища, что стада овец, насчитывавшие тысячи, а то и десятки тысяч голов, бесконечной чередой тянулись по обеим сторонам дороги, простиравшейся от Лондона на север.

Кроме шерсти, эти дворяне также поставляли на рынок мясо, молочные продукты, хлеб и другие продукты питания. Таких дворян стали называть новыми дворянами или джентри. Применяя наёмный труд, они превращались в сельских предпринимателей-капиталистов.

Это изменило и их стиль жизни. Они поддерживали тесные отношения с городскими предпринимателями, вместе с купцами занимались торговлей, вступали с ними в родственные отношения. Стремление к обогащению было столь велико, что попытки королевской власти остановить процесс огораживания ни к чему не привели.

Однако оставалось и старое дворянство (чаще всего это были крупные землевладельцы-аристократы), не желавшее перемен и старавшееся сохранить свои привилегии.

Меняльная контора. Голландский эстамп. 1708 г.

Определите, представители каких слоёв пришли в меняльную контору. Придумайте диалог между менялой и его клиентом. Зачем меняле нужны весы?

Неоднородно было дворянство и во Франции. Существовало старинное родовое дворянство, живущее за счёт доходов от поместий, от службы при дворе и в армии. Короли не жалели для них подарков и пенсий. И всё же были обедневшие семьи из числа тех, кто не служил при дворе, а земли своего домена распродал давно. Их называли «воздушными» дворянами — ведь больше им ничего не принадлежало. Были и дворяне неродовитые, купившие себе дворянские титулы.

Несколько позже, чем в Англии, деловая активность охватила некоторые слои французского дворянства. В XVIII в. среди этих людей можно было видеть пайщиков торговых компаний, откупщиков, предпринимателей, участников создания колониальных поселений.

«Люди с дорожной обочины». Росло богатство, но рядом с ним росла и бедность. Тяжёлым было положение наёмных работников: чаще всего они попадали в разряд бедноты. Их зарплата была невелика, а причин для того, чтобы впасть в нищету, много: болезни, потеря работы, уменьшение заработной платы, смерть одного из супругов…

Бездомные бродяги. Англия. Начало XVII в.

Мы можем рассмотреть положение наёмных работников на примере рабочих парижских мануфактур, где трудились мужчины, женщины и дети. Женщинам платили в 2 раза меньше, чем мужчинам, детям — ещё меньше. Заработная плата уменьшалась и в связи с тем, что в Париже было 37 праздников, помимо воскресений и понедельников, когда тоже не работали. Рабочий день продолжался от восхода до заката солнца, широко применялись всевозможные штрафы и вычеты из зарплаты. Рабочие зачастую должны были жить на самих мануфактурах, за ворота которых они могли выходить только в праздничный день и только для посещения богослужения в ближайшей церкви.

Вместе с тем в раннее Новое время ещё существовала некоторая благотворительность. Своим беднякам город старался помочь, о них пытались заботиться, разрешали просить милостыню у церквей и на рынках. Бедняка жалели, но не презирали, потому что разорение, выгонявшее человека под открытое небо, угрожало всем.

Но если бедняк был чужаком, для него существовал один путь — бродяжничество и нищенство. Жизнь таких людей была адом, зрелище они представляли страшное — толпы грязных оборванцев, покрытых язвами. В городах боялись бродяг, изгоняли их за ворота, но они входили в другие, и совсем избавиться от них было невозможно. Их косили болезни, смерть шла за ними по пятам, однако меньше бродяг и нищих всё равно не становилось.

В XVI в., когда появилась потребность в наёмном труде, толпы бродяг на дорогах вызывали у предпринимателей ненависть. Они видели в них только бездельников, которые могли бы стать дешёвой рабочей силой.

Власти принимали законы о нищенстве, запрещали собирать милостыню на городских улицах. За нарушение — суровая кара. В Германии, в городе Кёльне, бродяга, трижды пойманный за попрошайничество, приговаривался к повешению. В XVI в. в Англии издали такие жестокие законы против бродяг, что народ назвал их «кровавыми»: каждый желающий имел право насильно превратить бродягу в своего работника. Сбежавшего, но пойманного бродягу клеймили.

Был ли выход из такого положения? Каждый искал свой. Некоторые объединялись в банды, занимавшиеся грабежом, пиратством. Другие шли наёмниками на военную службу или нанимались в слуги. Но в слуги шли без охоты, ведь слуга себе не хозяин, днём и ночью он при господине. К тому же слуги были полностью бесправны. Слуга не выбирал себе хозяина — выбирали его. Если же он сам оставлял работу или его увольняли, то попадал в разряд бродяг. Когда на улице хватали девушку, не имеющую работы, ей выстригали волосы на голове и подвергали порке, мужчин же отправляли на галеры.

Зарождающееся капиталистическое хозяйство изменило состав европейского общества, положение и занятия различных слоёв населения. Увеличивается общее количество и богатство предпринимателей-капиталистов, втягивается в предпринимательскую деятельность дворянство, работники освобождаются от личной зависимости.

1. Выпишите термины: а) обозначающие новые занятия; б) обозначающие новые слои населения. 2. Как развитие предпринимательской деятельности повлияло на состав общества в городе и деревне? 3. Сравните положение европейских крестьян в начале Нового времени с положением крестьян в эпоху Средневековья. Какие изменения отражены на иллюстрации «Английская крестьянка» на с. 51 учебника? 4. За счёт каких социальных групп шло формирование буржуазии и наёмных рабочих?

1. Обсудите в классе, существовала ли связь между Великими географическими открытиями и рождением капитализма. 2. Какие слои населения не смогли улучшить своё материальное положение в раннее Новое время? Подумайте почему. 3. Поработайте в парах. Дайте оценку процессу огораживаний. Один из вас должен подобрать доказательства (факты, доводы) в пользу про ведения огораживаний, а другой — против этого процесса. Сделайте вывод.

Комиссия по расследованию дел об огораживании. 1517 г.

(На основе королевской грамоты)

В прошлые времена некоторые из наших подданных, не думая ни о Боге, ни о благе нашего королевства, ни о его защите, окружили изгородями и канавами некоторые деревни, хутора и другие места в Английском королевстве, где жили и из года в год прилежно занимались земледелием многие из наших подданных, выгнали и выбросили их из домов, деревень и хуторов, а также принадлежащие к ним поля и земли обратили в пастбище для разведения овечьих стад и другого скота для своей личной выгоды… Вследствие этого деревни, хутора и другие места не только приведены в запустение, но и дома… в них так разорены, что теперь не остаётся от них и следа, и наши подданные, которые там жили и занимались земледелием, доведены до праздности, мачехи добродетелей… и земледелие и скотоводство… прекратились и совсем исчезли в этих местах, и освящённые там церкви и капеллы разорены…

Какие последствия для английских крестьян имели огораживания? Как оценивают авторы документа процесс огораживаний? Чем можно объяснить такую оценку королевских чиновников?

И дворянам случалось бедствовать

Современники писали о дворянах, которым приходилось самим обрабатывать поле или заниматься ремеслом. Так, представитель одного из древних, но обедневших родов в Оверни (провинция во Франции. Авт.) шевалье де Ирад вынужден был заниматься ремеслом угольщика. Он добывал древесный уголь и сам же развозил его для продажи. Шевалье нагружал на осла корзину с углём, а также вешал ему на шею свою шпагу. Прибыв к городской заставе, дворянин надевал шпагу и совершал торжественный въезд в город, держа руку на эфесе почётного оружия.

Собрание провинциальных штатов становилось праздником для этой разорившейся знати — тогда можно было на парадных обедах вознаградить себя за долгие дни питания всухомятку, по-крестьянски.



Опубликованные материалы на сайте СМИ «Солнечный свет». Статья Европейское общество в раннее новое время. Автор: Куделина Ольга Викторовна.

Цели:  — Способствовать осознанию учащимися многообразия форм в обществе взаимоотношений людей через изучение социальной структуры европейского общества Нового времени.

Задачи урока:

      — сформировать знания об основных формах  социального взаимодействия в обществе в эпоху Раннего нового времени в XVI XVIII вв.;

      — Способствовать развитию у учащихся анализировать содержащуюся в различных источниках информацию о формах взаимодействия в обществе в эпоху Раннего нового времени .

      — продолжить развитие умения анализировать факты, устанавливать причинно-следственные связи.

Оборудование: компьютер, презентация, мультимедийная установка

                                       Ход урока.

1. Орг. начало урока.

2. Проверка домашнего задания

         Проверка д/з по теме: « Дух предпринимательства преобразует экономику»

                   Ответьте  только «да или нет»

1. В эпоху нового времени о роли рынка в жизни общества говорила пословица: « Лучше иметь друзей на рынке, чем монеты в сундуке» ( да)

2. В возникших лавках, располагавшихся на первых этажах, свои изделия продавали ремесленники ( нет)

3. Активно практиковалась торговля вразнос ( да)

4. После Великих географических открытий центрами мировой торговли стали Франция и Англия ( нет)

5. « Ворота Европы» так называли город Венецию ( нет)

6. Торговые компании  возникли в из-за риска, который сопутствовал купцам, принимавшим участие в заморской торговле ( да)

7. Первоначально торговые компании были семейным товариществом ( да)

8. Приметой нового времени было то, что некоторые крупные компании, занимавшиеся международной торговлей, добивались для себя права на монополию ( да)

9. Ост-Индская  компания обладала исключительным правом ввозить в страну хлопок ( нет)

10. Практически все слои населения были охвачены духом предпринимательства                ( да)

11. Биржа- это место, где могли встречаться банкиры, купцы, заказчики для заключения сделки ( да)

12. В период Нового времени существовали только государственные банки ( нет)

13. Централизованная мануфактура характеризовалась тем, что работники выполняли свою операцию, находясь у себя дома. ( нет)

14. В первую очередь наиболее успешно развивались мануфактуры в областях экономики( да)

15. Создание мануфактур с разделением труда свело роль работника к выполнению простых однообразных операций. ( да)

 

3. Сообщение темы и целей урока.

 План урока:

1. Буржуазия Нового времени.
2. Крестьянская Европа.
3. Новое дворянство.

4. « Люди с дорожной обочины»

 

4. Изучение нового материала

 — Давайте вспомним, какие слои населения жили в европейской деревне в XIV – XV веках?

— Каким было имущественное и правовое положение крестьян?

—  Что служило источником существования для дворян?

 

— Происходящие изменения, рост предпринимательской деятельности, развитие капиталистического хозяйства меняли состав и занятия европейского населения

                              1. Буржуазия Нового времени.

— С развитием предпринимательства увеличивается численность и богатство буржуазии.

-Само слово «буржуа» появилось во Франции еще в XII в., так называли почтенных граждан города, владеющих собственностью и ведущих достойную жизнь. Позднее название «буржуазия» закрепилось за предпринимателями-капиталистами, имевшими свое дело в торговле, промышленности или банковской сфере.

«Буржуа» -(Франция, XII век) – почтенные граждане города, владеющие собственностью и ведущие достойную жизнь. 
— Верхушку буржуазии к середине XVII в. Составляли купцы, ведущие международную торговлю, крупные банкиры и откупщики.

Буржуазия (XVII в.) — предприниматели, имевшие свое дело в торговле, промышленности или банковской сфере. 

— Кто такие откупщики? Это люди, которые брали на откуп сбор налога или пошлины, выплачивая вперёд в казну определённую сумму, а затем сами собирали налоги и распоряжались собранными денежными средствами.

 Откупщик – человек, бравший на откуп сбор какой-либо пошлины или налога.

Талья – главный налог во Франции 

                              2. Крестьянская Европа.

— Как и в период Средневековья, в начале Нового времени число городских жителей росло медленно и основная масса населения Западной Европы (9/10) по-прежнему жила в деревне и занималась сельским хозяйством.

— С веками менялось и положение крестьян. Если в Средневековье крестьяне в основном были лично зависимы, то к началу Нового времени, с разрушением феодальных отношений, в своем подавляющем большинстве они стали лично свободны.

 

— С развитием товарно-денежного хозяйства многие сеньоры позволяли крестьянам выкупать у них свою личную свободу

— Скажите. Достаточно ли было крестьянам получить свободу?  Что им нужно было для того, чтобы вести своё хозяйство? — земля

— Была ли она у европейских крестьян? — нет 

 —  земля оставалась в собственности хозяев.

— Как помещик воспользоваться таким правом? — сдать в аренду крестьянам, но заставить их нести повинности, как денежные, так и натуральные

— Дух предпринимательства подчинял себе и зажиточных крестьян. Они опутывали долгами и разоряли своих менее удачливых соседей, скупали их наделы в общинных полях, использовали для работы наемных работников — батраков. В их хозяйствах применялись усовершенствованные орудия труда — двухколесные плуги, сеялки, молотилки. Таких крестьян, использовавших наемный труд и технику, называют фермерами. В деревне произошло имущественное расслоение: одни крестьяне богатели, другие разорялись.

 — В целом в Европе и в XVIII веке большинство крестьян обрабатывали землю примитивными орудиями труда ( соха, серп, борона)

— В деревне царили суеверия: пахать не начинали, пока поле троекратно не обходили вокруг с хлебом и зажжённой свечой. Семена просеивали на волчьей шкуре, проделав в ней 13 дыр.

 — Всё это наложило на крестьян такие свойства, как умение приспосабливаться, медлительность в принятии решений, боязнь любых нововведений. Без дополнительного дохода выжить было невозможно.

                               3. Новое дворянство.

— Дух предпринимательства затронул и некоторую часть дворянства. Этот процесс можно рассмотреть на примере Англии, где с конца XV в. начались огораживания и все больше землевладельцев, в основном представителей мелкого и среднего дворянства, вели хозяйство по-новому: превращали пахотные земли в пастбища, для чего захватывали общинные земли; сгоняли арендаторов с их наделов, а для работы нанимали батраков. В условиях оскудения части дворянства продажа шерсти давала возможность разбогатеть.

 — Кроме шерсти, эти дворяне также поставляли на рынок мясо, молочные продукты, хлеб и другие продукты питания. Таких дворян стали называть новыми дворянами, или джентри. Применяя наемный труд, они превращались в сельских предпринимателей-капиталистов. Это изменило и их стиль жизни. Они поддерживали тесные отношения с городскими предпринимателями, вместе с купцами занимались торговлей. Вступая с ними в родственные отношения.

 — Однако оставалось и старое дворянство (чаще всего это были крупные землевладельцы-аристократы), не желавшее перемен и старавшееся сохранить свои привилегии. Многие из них разорялись и шли в армию (вспомните Д’артаньяна из трех мушкетеров А. Дюма).

 — во Франции дворянство было неоднородным:

                              1) существовало старинное родовое дворянство

                              2) были и обедневшие семьи, которые при дворе не служили, земли свои давно распродали. Их называли « воздушные»

 

                              4. « Люди с дорожной обочины»

—  Росло богатство, но рядом с ним росла и бедность. Тяжелым было положение наемных работников: чаще всего они попадали в разряд бедноты. Зарплата была невелика, а причин для того, чтобы впасть в нищету, много: болезни, потеря работы, уменьшение заработной платы, смерть одного из супругов…

 — Женщинам платили в два раза меньше, чем мужчинам, детям — еще меньше.                  Рабочий день продолжался от восхода до заката солнца, широко применялись всевозможные штрафы и вычеты из зарплаты.

 — Вместе с тем в раннее Новое время еще существовала некоторая благотворительность. Своим беднякам город старался помочь.

 

— Но если бедняк был чужаком, для него существовал один путь — бродяжничество и нищенство. Жизнь таких людей была адом, зрелище они представляли страшное — толпы грязных оборванцев, покрытых язвами.

В XVI в., когда появилась потребность в наемном труде, толпы бродяг на дорогах вызывали у предпринимателей ненависть. Они видели в них только бездельников, которые могли бы стать дешевой рабочей силой.

Власти принимали законы о нищенстве, запрещали собирать милостыню на городских улицах. За нарушение — суровая кара.

 

— В Германии, в городе Кельне, бродяга, трижды пойманный за попрошайничество, приговаривался к повешению. В XVI в. в Англии издали такие жестокие законы против бродяг, что народ назвал их «кровавыми»: каждый желающий имел право насильно превратить бродягу в своего работника. Сбежавшего, но пойманного бродягу клеймили. Был ли выход из такого положения? Каждый искал свой. Некоторые объединялись в банды, занимавшиеся грабежом, пиратством. Другие шли наемниками на военную службу или нанимались в слуги.

Когда на улице хватали девушку, не имеющую работы, ей выстригали волосы на голове и подвергали порке, мужчин же отправляли на галеры.

 — Давайте прочитаем вывод на стр. 55

 5. Подведение итога урока.

                        Вопросы на стр. 55

 6. Домашнее задание:

                        Параграф 5,6,  вопросы на стр. 55, Подготовить сообщения по темам:1.«Питание европейцев в Новое время (XVI-XVIII в.в.)» 2.«Гигиена европейцев в Новое время (XVI-XVIII в.в.)» 

Таблица по истории 7 класс Европейское общество в раннее Новое время

Изображения обложек учебников приведены на страницах данного сайта исключительно в качестве иллюстративного материала (ст. 1274 п. 1 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации)

Издательство: Ксеноксс

Вид УМК: таблицы

Серия: Домашняя работа

На данной странице представлено детальное решение задания Европейское общество в раннее Новое время по истории для учеников 7 классa автор(ы)

Европейское общество в раннее Новое время

1. Буржуазия Нового времени Развитие предпринимательской деятельности увеличивало численность и богатство буржуазии. Верхушку буржуазии к середине XVII в. составляли купцы, ведущие международную торговлю, крупные банкиры и откупщики. откупщики брали на откуп сбор какой-либо пошлины или налога. Они выплачивали вперёд в казну определённую сумму денег, а затем сами собирали налоги и распоряжались собранными денежными средствами.
2. Крестьянская Европа С веками менялось и положение крестьян. Если в Средневековье крестьяне в основном были лично зависимы, то к Началу нового времени, с разрушением феодальных отношений, в своём подавляющем большинстве они стали лично свободны. Под влиянием революции цен, уменьшившей доходы дворян, в германских землях пытались лишить крестьян личной свободы и заставить их работать на барщине, но в целом для Западной Европы время крепостничества прошло. С развитием товарно-денежного хозяйства многие сеньоры позволяли крестьянам выкупать у них свою личную свободу, однако по обычаю считалось, что земля оставалась в собственности бывшего господина, и крестьянин ею пользуется, но не может распоряжаться. Дух предпринимательства подчинял себе и зажиточных крестьян. Они опутывали долгами и разоряли своих менее удачливых соседей, скупали их наделы в общинных полях, использовали для работы наёмных работников – батраков. В целом же в Европе ещё и в XVII в. большинство крестьян обрабатывали землю примитивными орудиями труда, так как железо было дорогим.
3. Новое дворянство Дух предпринимательства затронул и некоторую часть дворянства. Этот процесс можно рассмотреть на примере Англии, где с конца XV в. начались огораживания, и всё больше землевладельцев вели хозяйство по-новому. В начале XVII в. треть территории Англии занимали пастбища. «Новые дворяне» или «Джентри» – дворяне, поставлявшие на рынок дорогие продукты питания. Применяя наёмный труд, они превращались в сельских предпринимателей-капиталистов. «Воздушные» феодалы – феодалы, которым ничего больше не принадлежало. Несколько позже, чем в Англии, деловая активность охватила некоторые слои французского дворянства. В XVIII в. среди них можно было видеть пайщиков торговых компаний, откупщиков, предпринимателей, участников создания колониальных поселений.
4. «Люди с дорожной обочины» Росло богатство, но рядом с ним и бедность. В XVI в., когда появилась потребность в наёмном труде, толпы бродяг на дорогах вызывали у предпринимателей ненависть. В XVI в. в Англии издавали такие жестокие законы против бродяг, что народ назвал их «кровавыми». Каждый желающий имел право насильно превратить бродягу в своего работника. Сбежавшего, но не пойманного бродягу клеймили.

Европейское общество в раннее Новое время

Капиталисты-предприниматели Численность и их богатства увеличились. Они имели своё дело в торговле, промышленности или банковской сфере. В XIX веке их назвали «буржуазией»
Крестьяне Лично свободны. Крестьян, использовавших наёмный труд и технику, называют фермерами. Умение приспосабливаться к обстоятельствам и др. Крестьяне Северной Европы были рудокопами
Новое дворянство Началось огораживание, и всё больше земледельцев вели хозяйство по-новому. Новых дворян называли джентри. Применяя наёмный труд, они превращались в сельских предпринимателей-капиталистов
Беднота Зарплата была невелика. Женщинам платили в 2 раза меньше, чем мужчинам, а детям ещё меньше. Город пытался помочь беднякам. Власть запрещала собирать милостыню

Рис. 1. Таблица по истории 7 класс Европейское общество в раннее Новое время

Add

Новыe решебники

Похожие решебники по истории 7 класс

© 2021Copyright. Все права защищены. Правообладатель SIA Ksenokss.
Адрес: 1069, Курземес проспект 106/45, Рига, Латвия.
Тел.: +371 29-851-888 E-mail: [email protected]

обзор литературы и источников – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ББК 63.alism.

В настоящее время в свете современных событий у многих исследователей в области истории возобновляется интерес к истории морского пиратства.

Хронологические рамки исследования составляет период правления династий Тюдоров и Стюартов (1485-1688 гг.). Это период раннего Нового времени -эпоха значительных перемен в экономико-социальной, религиозной, культурной сферах.

Англия в данную эпоху прошла свой путь модернизации, оказавшей серьезное влияние на европейскую модернизацию. Важным фактором развития Англии в ранее Новое время, наряду с другими факторами, стало пиратство, оказавшее влияние на процесс модернизации, трансформацию политических, социальноэкономических и культурных отношений, становление колониализма.

Пиратство было не только одним из неотъемлемых явлений, сопровождающих процесс перехода к капитализму и его формирование в Англии, но и, по своей сути, являлось главным инструментом политической и социально-экономической конфронтации между государствами на мировой арене. Исследование истории пиратства представляется важным для понимания сути процесса первоначального накопления капитала в Англии и решения спорных вопросов в истории пиратства. Современники событий и историки недостаточное внимание уделяли роли пиратства в социальном протесте. Социально-психологические корни пиратства — этот самый интересный и один из самых малоизученных вопросов в современной истории пиратства, который важен для понимания различных сторон пиратства.

Целью статьи является комплексное исследование и анализ источников по истории английского пиратства в период XVI-XVII вв., изданных в сборниках документов, которые обычно использовались историками фрагментарно. Другой целью является попытка выявить круг проблем, сложившихся в отечественной и зарубежной историографии при оценке английского пиратства. Историография английского пиратства в период раннего нового времени занимает особое место в комплексе проблем международных отношений XVI-XVII вв.

Отечественные историки Д.Н. Копелев, И.В. Мо-жейко, В.Е Тарле, В.В. Штокмар, М.М. Яброва и другие [1-6] рассматривали английское пиратство в раннее Новое время как часть процесса первоначального накопления капитала.

По мнению историков, рост внешней торговли и увеличение на море числа торговых судов являлись прямым условием для активизации пиратской деятельности. Историки отмечали, что основными причинами развития внешней торговли стало увеличение населения Земли, расселявшегося вблизи океанов, морей, озер и рек, значительно возросший суммарный экономический продукт, создаваемый в мире, существенный рост внутренней и внешней торговли как необходимого условия развития экономики мира и обеспечения народонаселения Земли средствами существования.

Зарубежные историки П. Герхард, УДж. Хоскинс, Ф.Р. Стоктон, Д. Уилсон, У Вуд [7-11] считали, что широкое распространение английского пиратства в раннее Новое время стало следствием кризиса феодальных отношений, проявившимся в развитии новых международных отношений и борьбой за новые рынки сбыта.

Их точка зрения состоит в том, что Испания, стремящаяся к мировому господству, тормозила развитие Англии, а подчас и угрожала ее независимости, в экономической, политической или религиозной сферах. Их вывод состоит в том, что пиратство стало порождением острой политической и экономической конкурентной борьбы между Испанией, с одной стороны, и Англией и Францией — с другой.

Проблему трансформации пиратства в эпоху раннего нового времени рассматривали Б. Барбур, А. Барнс, К. Хэмшир, УМ. Уоллес и др. [12-15]. Историки сходились во мнении, что все действия пиратов в Вест-Индии в войне против Испании сводились к «протесту обделенного купечества» или же выделяли патриотические начала в их деятельности.

Таким образом, в исторической науке английское пиратство являлось одним из показателей процесса первоначального накопления капитала в Англии и новых международных отношений в раннее Новое время.

При этом как в западной, так и в отечественной историографической традиции, проблемы английского пиратства часто рассматривалась в эмансипирующем

история

свете, т.е. пираты были предвестниками или «зари капитализма», или «века Реформации и Национального утверждения».

Источниковую базу исследования представляют следующие группы материалов. Прежде всего это сборники документов, Р. Хаклюйта, Дж.Ф. Джеймсона, П. Эдвардса, мемуары Яна Хёйгена Ван Линс-хотена и др.

Из эпистолярных источников представляют интерес сочинения А.О. Эксквемелина, У. Рэли, Ф. Дрейка и Ф. Архенгольца, памфлет У. Рэли, трактат Р. Хокинса, приводящих немало сведений по истории английского пиратства в период раннего Нового времени. Это акты, инструкции, каперские свидетельства, межгосударственные соглашения, донесения послов и губернаторов колоний, отчеты известных пиратов и др. Данные источники представляют также немалый историко-географический интерес. Основная часть документов и источников издана на английском языке и на русский язык не переведена.

В первую очередь следует упомянуть издания Р. Хаклюйта-младшего, которые являются основными источниками сведений о морских плаваниях и путешествиях англичан XVI в. Самая знаменитая его работа: «Главнейшие плавания, путешествия, странствия и открытия английской нации, сделанные морем и сушей в отдаленнейшие части земли в последние 1600 лет», коллекция отчетов об английском пиратстве, а также документов, относящихся к экономическому развитию Англии. Впервые работа Р. Хаклюйта была издана в 1589 г., в 1598-1600 гг. она вышла снова, уже в трех томах, и много раз переиздавалась с конца XVI в. [16].

В истории английского пиратства второй половины XVI в. выделяется пиратская деятельность Фрэнсиса Дрейка, о которой вспоминал его племянник в работе «Вокруг Света», в которой привел интересный материал по истории этого пирата [17].

Важную роль в истории английского пиратства в XVI в. сыграла семья Хокинсов. Поэтому большую ценность имеют изданные Хаклюйтовским обществом сборники документов, посвященные Хокинсам. Особенный интерес представляют «Наблюдения» Р. Хокинса, трактат, который не только отражает ход плавания в Тихий океан, но и мысли автора по многих вопросам о кораблестроении, дисциплине на корабле, отношениях с испанцами [18-19].

Двухтомный труд голландского путешественника Яна Хёйгена Ван Линсхотена о его путешествиях и жизни в Ост-Индии был впервые издан на английском языке в 1598 г. и вызвал в Англии большой интерес к Востоку. Работа представляет собой описания тех мест, где побывал Ван Линсхотен, историю, географию, торговлю. Она особенно интересна тем, что в ней содержатся сведения об экспедициях английских мореплавателей, с которыми встречался Ван Линсхо-

тен, и о деятельности английских пиратов на Азорских островах [20].

Работы пирата Уолтера Рэли относятся к классике английской литературы XVI в., но историкам они интересны не менее, чем литераторам. Ценность памфлета У. Рэли «Правдивый рассказ о сражении при Азорских островах» состоит не столько в пересказе фактов, сколько в отображении настроений английского общества в начале 1590-х гг. в отношении войны с Испанией. Не менее любопытно его «Открытие обширной, богатой и прекрасной Гвианской Империи», первый в истории труд, где описаны географические особенности бассейна Ориноко, его природная среда, и путешествие самого сэра Уолтера [21; 22, с. 25].

История пиратских рейдов второй половины XVI в. англичанина Мартина Фробишера очень показательна, так как он являлся первым из европейцев, чьи географические открытия послужили основой для последующих проектов пиратских экспедиций. Наиболее полное собрание документов по этому вопросу содержится в двухтомнике «Три плавания Мартина Фробишера в поисках прохода в Катай и Индию через северо-запад», изданном С. Стефанссоном и Э. МакКаскилл. Во введении к сборнику подробно изложена биография и пиратская деятельность М. Фробишера [23].

Сборник документов Ф. Эдвардса «Последние плавания» также важен для понимания целей английского пиратства, так как в документах содержится информация о последней экспедиции английского пирата Томаса Кавендиша, второго англичанина, совершившего кругосветное плавание и закрепившего успех пирата Френсиса Дрейка. Коллекция предлагает свидетельства нескольких очевидцев событий и комментарий С. Перчеса, собирателя документов XVII в., сопровожденные историей плавания Т. Кавендиша и его анализом [24].

Важным источником по истории пиратства в XVII в. является сборник документов Дж.Ф. Джеймсона, в котором рассматривается деятельность приватирства и пиратства в колониальный период. В сборнике автором собраны документы, написанные в XVП-XVШ вв. на английском, французском, датском и других языках и впервые опубликован в 1906 г. [25].

Особую ценность по истории английского пиратства представляет наиболее известный источник, написанный А. О. Эксквемелином «Пираты Америки», вышедший впервые в 1678 г. (и выдержавшие с тех пор около 60 изданий на многих языках мира). «Пираты Америки» остаются главным источником информации о деятельности английского пиратства Нового Света второй половины XVII в. Впервые в нашей стране источник вышел в 1968 г. в переводе В. Аронова [26].

Сочинение Ф. Архенгольца «История морских разбойников Средиземного моря и Океана» — одно из немногих, которое относится к научной литературе о пиратах и является важным источником информации

по истории английского пиратства. Работа «составляет самое полное и по возможности достоверное описание морского пиратства» [27].

Большая коллекция исторических документов по истории пиратства находится на интернет-сайте piratedocuments.com. Среди документов на сайте представлены государственные акты, поручения, доклады, отчеты и письма, а также различные инструкции,

каперские лицензии и свидетельства участников пиратских рейдов в период с XIV по XVIII в.

Приведенные источники являются важными и актуальными для изучения истории английского пиратства в раннее Новое время. Они помогают понять становление государств периода в данную эпоху, в развитии которых сыграло важную роль английское пиратство.

Библиографический список

1. Копелев, Д.Н. Золотая эпоха морского разбоя / Д.Н. Копелев. — М., 1997.

2. Можейко, И.В. Пираты, корсары, рейдеры / И.В. Можейко. — М., 1991.

3. Тарле, Е.В. Очерки истории колониальной политики западноевропейских государств / Е.В. Тарле. — М. ; Л., 1965.

4. Штокмар, В.В. Очерки по истории Англии XVI века / В.В. Штокмар. — Л., 1957.

5. Яброва, М.М. Из истории английских колонизаторских экспедиций во 2-й пол. XVI в. / М.М. Яброва // Уч. зап. Саратовского ун-та. — 1956. — Т. 27.

6. Яброва, М.М. Очерки истории колониальной экспансии Англии в эпоху первоначального накопления / М.М. Яброва. — Саратов, 1966.

7. Герхард, П. Пираты Новой Испании / П. Герхард. -М., 2004.

8. Hoskins, W.G. Devon / W.G. Hoskins. — L., 1954.

9. Stockton, F.R. Buccaneers and Pirates of Our Coasts / F.R. Stockton. — N.Y., 1898.

10. Wilson, D. The World Encompassed. Drake’s Great Voyage 1577-1580 / D. Wilson. — L., 1977.

11. Wood, W. Elizabethan Sea-Dogs. A Chronicle of Drake and His Companions / W. Wood. — Yale, 1918.

12. Barbour, V. Privateers and Pirates of the West Indies / V. Barbour // The American Historical Review. April 1911. -Vol. 16. — №3.

13. Burns, A. History of the British West Indies / A. Burns

— L., 1954.

14. Hamshere, C. The British in the Caribbean / C. Ham-shere. — L., 1972.

15. Wallace, W.M. Sir Walter Raleigh / W.M. Wallace. -Princeton, 1959.

16. Hakluyt, R. Principal Navigations, Voyages, Traffics and Discoveries of the English Nation, Made by Sea or Over Land to the Most Remote and Farthest Distant Quarters of the Earth at Any Time Within the Compass of These 1600 Years / R. Hakluyt.- L., 1907. — V. 1-3.

17. Drake, F. The World Encompassed by Sir Francis Drake, Being His Next Voyage to That to Nombre de Dios. Collated with an Unpublished Manuscript of Francis Fletcher, Chaplain to the Expedition / F. Drake. — L., 1865.

18. Markham, С. R. The Hawkins Voyages During the Reign of Henry VIII, Queen Elizabeth and James I / C.R. Markham

— L., 1878.

19. Hawkins, R. The Observations of Sir Richard Hawkins, Knight, in His Voyage into the South Sea in the Year 1593 / R. Hawkins. — L., 1847.

20. Van Linschoten, J. H. The Voyage of John Huygen van Linschoten to the East Indies / J. H. Van Linschoten. — L., 1885. — V. 1-2.

21. Ralegh, W. Selected Writings / W. Ralegh. — L., 1986.

22. Дридзо, А.Д. Уолтер Рэли и его книга «Открытие Гвианы» / А.Д. Дридзо // Рэли У Открытие обширной, богатой и прекрасной Гвианской империи. — М., 1963.

23. The Three Voyages of Martin Frobisher in Search of a Passage to Cathay and India by the North-West // Ed. by Stefans-son, V., McCaskill, E. — L., 1938. — V. 1-2.

24. Last Voyages // Ed. by Edwards P. — Oxford, 1988.

25. Privateering and Piracy in the Colonial Period: Illustrative Documents // Ed. by Jameson, J.F. — N. Y, 1923.

26. Эксквемелин, А.О. Пираты Америки / А.О. Экскве-мелин. — М., 1968.

27. Архенгольц, Ф. История морских разбойников Средиземного моря и Океана / Ф. Архенгольц. — М., 1991.

Тест по истории Европейское общество в раннее Новое время 7 класс

Тест по истории Европейское общество в раннее Новое время для учащихся 7 класса с ответами. Тест включает в себя 2 варианта, в каждом по 8 заданий.

1 вариант

1. Буржуа — это

1) почетный гражданин города, владеющий собственностью
2) крупный землевладелец
3) ученый-изобретатель, внедряющий свои идеи в произ­водство
4) любой горожанин

2. Отношения крестьянина и землевладельца строились на обязанности крестьянина

1) выкупить свою свободу
2) выплачивать постепенно полную стоимость земли, на ко­торой он живет, ее хозяину
3) выплачивать оброк исключительно в натуральной форме
4) выплачивать как натуральный, так и денежный оброк

3. Для отношений внутри крестьянской общины было характерно

1) сильное имущественное расслоение
2) применение бесплатной рабочей силы своих богатых односельчан
3) сохранение общинных традиций всеобщего равенства
4) массовое изгнание из деревенской среды фермеров

4. Новые дворяне (джентри) не поставляли на рынок

1) молоко
2) каменный уголь
3) шерсть
4) мясо

5. Один из способов борьбы с массовым бродяжничеством

1) увольнение домашних слуг
2) обязательное подаяние милостыни
3) законы о принудительном трудоустройстве бродяг
4) введение новых штрафов на мануфактурах

6. С развитием мануфактур появилась такая категория населения, как

1) бродяги
2) зависимые крестьяне
3) наемные работники
4) торговцы

7. Установите соответствие между орудиями труда и тем, кому они принадлежат: фермеру или обычному крестьянину.

Орудия труда

А) соха
Б) двухколесный плуг
В) борона
Г) молотилка
Д) серп
Е) сеялка

Категория крестьян

1) фермер
2) крестьянин

8. Запишите слово (термин), о котором идет речь.

Крестьян, использовавших наемный труд и технику, называли __________.

2 вариант

1. Для положения крестьян в начале Нового времени в Европе характерно

1) сохранение крепостного состояния
2) преобладание лично зависимого состояния
3) появление имущественного расслоения среди крестьян
4) преобладание лично свободного состояния

2. Землевладельцы разрешали крестьянам выкупать у них

1) только личную свободу
2) землю и личную свободу
3) только землю
4) только хозяйственные постройки и дома

3. Для крестьянского хозяйства в раннее Новое время в Европе характерно

1) усиление натурального характера оброка
2) увеличение объемов барщины
3) увеличение продаж своей продукции на рынке
4) уплата налогов государству в натуральной форме

4. Что из перечисленного характерно для политики огораживаний?

1) превращение пахотных земель в пастбищные
2) вооруженный захват землевладельцами общинных зе­мель
3) массовая продажа земель
4) найм батраков для обработки пахотных угодий

5. О тяжелом материальном положении промышленных рабо­чих в XVI-XVII вв. свидетельствует

1) развитая система откупов
2) рост количества и размера штрафов на предприятиях
3) широкое применение наемного труда
4) появление фермеров

6. Права работников мануфактур были абсолютно не защи­щены. Об этом свидетельствует

1) более высокий уровень зарплат на мануфактурах по сравнению с оплатой труда сельских работников
2) развитая система штрафов
3) большое количество выходных и праздничных дней
4) ограничение рабочего дня 12 часами

7. Установите соответствие между образом жизни обычного дворянина-землевладельца и джентри.

Образ жизни

А) устанавливали тесные контакты с предпринимателями
Б) жили за счет доходов от поместий
В) несли придворную службу
Г) занимались торговлей
Д) считали возможным нести только военную службу

Дворяне

1) дворяне-землевладельцы
2) новые дворяне (джентри)

8. Запишите слово (термин), о котором идет речь.

Сгон крестьян английскими дворянами с их наделов и пре­вращение этой земли в пастбища для скота — это __________.

Ответы на тест по истории Европейское общество в раннее Новое время
1 вариант
1-1
2-4
3-1
4-2
5-3
6-3
7-212121
8. фермер
2 вариант
1-3
2-1
3-3
4-1
5-2
6-2
7-21121
8. огораживание

Возрождение рыночных ценностей раннего Нового времени

Страница из

Дата: 4 ноября 2021 г.

Раздел:
(стр.103) Глава четвертая Возрождение рыночных ценностей раннего Нового времени
Источник:
Торговые пространства
Автор (ы):

Эмма Харт

Издатель:
University of Chicago Press

DOI: 10.7208 / chicago / 9780226659954.00 .0005

Глава четвертая документирует воссоздание традиционных европейских рыночных практик и мест в колониальной Америке восемнадцатого века.Часто обычные способы управления становились популярными, так что белые люди могли регулировать черных и индийских торговцев. Тем не менее, многие белые торговцы не повиновались этим новым правилам. Поскольку частная выгода и общественное благо работали бок о бок в колониальной торговле, ожесточенные европейские дебаты между двумя способами организации рынка потеряли свое внимание на обширном американском ландшафте. Огромное разнообразие колониальных маркетинговых пространств создало спектр способов, которыми могла бы вестись торговля внутри них. При экономическом росте и относительном достатке, характерных для дореволюционной эпохи, часто не было особых стимулов для примирения конкурирующих сил, организующих колониальный внутренний маркетинг.

Ключевые слова: рынки, разносчики, общее благо, индийская торговля, справедливая торговля

Для получения стипендии

University Press Online требуется подписка или покупка для доступа к полному тексту книг в рамках службы. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш Часто задаваемые вопросы, и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста, связаться с нами .

Рынки и рост в Европе раннего Нового времени

Автор (ы): Бейтман, Виктория Н.
Рецензент (и): Перссон, Карл Гуннар

Издатель EH.Нетто (июнь 2013 г.)

Виктория Н. Бейтман, Рынки и рост в Европе раннего Нового времени . Лондон: Пикеринг и Чатто, 2012. xiii + 252 стр. 99 долл. США (в твердом переплете), ISBN: 978-1-84893-258-6.

Проверено для EH.Net Карлом Гуннаром Перссоном, факультет экономики Копенгагенского университета.

Эта книга представляет собой обширную докторскую диссертацию. диссертация, которая направлена ​​на то, чтобы обратиться к более широкой аудитории с некоторыми важными вопросами, касающимися взаимосвязи между уровнем рыночной интеграции и экономическим ростом.Главный вопрос заключается в том, является ли высокий уровень рыночной интеграции необходимым и достаточным условием для ускорения экономического роста.

Первая глава? Рынки в истории: обзор? прослеживает долгую историю рыночной интеграции и может быть подходящим в качестве учебника для студентов бакалавриата, посвященных развитию европейского рынка. Читателю-специалисту придется дождаться более существенных результатов в следующих главах.

Бейтман следует традиции исследований рыночной интеграции, рассматривая конвергенцию цен, волатильность цен и скорость корректировки цен до некоторой равновесной разницы в ценах между рынками.Ее внимание уделяется как? Внутри страны? и? между страной? интеграция и, как и многие исследователи до нее, она в основном, но не исключительно, изучает интеграцию зернового рынка. Результаты не так уж удивительны или новы. В конце концов, в последние пятнадцать лет или около того был значительный интерес к рыночной интеграции. В недавней обзорной статье Джованни Федерико («Сколько мы знаем об интеграции рынка в Европе?» Economic History Review , 2012) перечислено более сотни статей, большинство из которых были опубликованы за последние двадцать лет.? Новым и похвальным является широта охвата и подробное обсуждение различий в историческом опыте различных экономик Европы. Бейтман старается не только представить статистические результаты, но и обсудить их по странам и периодам. Тем самым абстрактные числа приобретают исторический контекст и оттенок.

На протяжении всей книги язык и представление доступны и в основном не являются техническими. Однако иногда читатель задается вопросом, как именно выполняются измерения.Чуть больше точности в прилагаемых приложениях поможет амбициозному читателю повторить результаты.

Целью оценок рыночной интеграции является их использование для оценки причинно-следственной связи с экономическим ростом. Ее вердикт состоит в том, что рынки были достаточно хорошо интегрированы как внутри стран, так и между странами задолго до промышленной революции. В главе 6 дается формальный тест для исследования показателей рыночной интеграции и различных оценок экономического развития, таких как рост, реальная заработная плата и урбанизация.Конечно, существуют серьезные методологические проблемы, связанные с такого рода тестами из-за эндогенности. Более того, имеющиеся у нас оценки переменных, связанных с ростом, по странам были очень шаткими до промышленной революции. Другими словами, это проект с высокой степенью риска, у которого мало шансов дать сильные и убедительные результаты. Бейтман пытается решить проблему эндогенности, применяя метод инструментальных переменных, но он не обсуждается и не исследуется подробно.

Вывод, однако, правдоподобен и обнадеживает.Для экономического роста необходим критический уровень рыночной интеграции, но этого недостаточно для обеспечения современного экономического роста. Затем вызываются обычные подозреваемые в содействии процессу роста: индустриальное просвещение (мокир), промышленная революция (де Фрис)? и, что более спорно, сильное государство.

Во многих работах о ранней современной и доиндустриальной экономике сильное государство ошибочно считалось государством-хищником. Однако государство может быть сильным и конституционно ограниченным.? В таком случае это может иметь важное значение для установления предсказуемых правил игры, которые помогают торговле, рыночной интеграции и инвестициям.

В последней главе, озаглавленной? Выводы и последствия для экономической политики и современности? у автора возникает соблазн дать, подчас слишком далеко идущие, рекомендации для развивающихся стран. Некоторые из этих рекомендаций вовсе не спорны, но другие действительно не основаны на результатах, продемонстрированных исследованием Бейтмана. Она предполагает, что «свободная торговля не гарантирует экономического роста.? Возникает вопрос: а в чем же противоречие? На самом деле, насколько мне известно, никто действительно не проводил исследования последствий меркантилистской торговой политики для роста и распределения до 1800 года. Это правда, что умеренные тарифы практиковались во многих европейских экономиках в девятнадцатом веке без видимых негативных последствий для роста. . Однако проблема возникает, когда тарифы становятся общими и чрезмерно высокими.

Виктория Бейтман приложила усилия, чтобы преобразовать и популяризировать докторскую степень.Докторскую диссертацию в легко доступный текст. Части книги представляют интерес для исследователей рыночной интеграции и были бы еще интереснее, если бы приложения были немного более конкретными и подробными. Некоторые из повествовательных глав можно было бы использовать при обучении в бакалавриате.

Карл Гуннар Перссон — автор книги Экономическая история Европы: знания, институты и рост, с 600 по настоящее время, , Cambridge University Press, 2010. Расширенное и исправленное издание выйдет в 2014 году.

Авторские права (c) 2013, EH.Net. Все права защищены. Эта работа может быть скопирована для некоммерческих образовательных целей, если будет дана должная ссылка на автора и список. За другими разрешениями обращайтесь к администратору EH.Net ([email protected]). Опубликовано EH.Net (июнь 2013 г.). Все обзоры EH.Net архивируются по адресу http://www.eh.net/BookReview

.
Субъекты: Сельское хозяйство, природные ресурсы и добывающая промышленность
Международная и внутренняя торговля и отношения
Рынки и учреждения
Географическая зона: Европа
Период времени (s): 16 век
17 век
18 век

По запросу: Написание статей для рынка ранней современной Англии: 9780804738569: Бейкер, Дэвид: Книги

«По мере того как феодальный мир отступал, а средний класс становился все более и более могущественным, эпоха Возрождения все больше и больше принимала материализм и мир торговли.. . Дэвид Дж. Бейкер в книге « On Demand » блестяще демонстрирует, как взаимодействовали и обсуждались новые отмеченные операции и укоренившиеся моральные принципы »- Bibliotheque d’humanisme et renaissance

« Идея пьесы как рыночного товара и как ответ к растущей потребительской культуре. . . исследован в главе о Troilus и Cressida из превосходной монографии Дэвида Дж. Бейкера, On Demand: Writing for the Market in Early Modern England .. . Все аргументы Бейкера являются ценными, и его чтение представляет собой увлекательный и проницательный вклад в изучение Троила и Крессиды »- Year’s Work in English Studies

« On Demand представляет нам свежий, ясный и понятный. убедительное объяснение того, что это значило и каково было жить и писать в переходный момент английской социально-экономической истории. Вполне возможно, что это самый подробный анализ этого промежуточного момента, который нам был дан на сегодняшний день.»- Теодор Лейнванд — Мэрилендский университет

» Предлагая свежие чтения произведений, как знакомых, так и относительно неизвестных, Бейкер ловко переплетает литературные, исторические и экономические нити вместе, чтобы создать культурный и литературный образец, который является почти полностью новым. . . Настоятельно рекомендуется ». — A. Castaldo — Choice

« On Demand — очень проницательная и провокационная работа. Это более убедительно аргументировано и тщательно исследовано, чем самые последние литературные исследования, которые обращаются к экономике семнадцатого века, и вносит значительный вклад в наше понимание ранней современной литературы и культуры.»- Роберт Маркли — Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн

» В дополнение к его тщательному и часто хорошо детализированному описанию развивающейся английской рыночной экономики и вопросов, связанных с привычками и экономическим поведением, которые ей сопутствуют, Бейкер представляет подробное и проницательный читатель литературы. . . Он предлагает новые идеи и вопросы по потребительской практике; что еще более важно, это может вызвать новые вопросы о социальных и экономических условиях в ранней современной Англии и их представлении в некоторых важных литературных текстах.»- Барбара Коррелл — Renaissance Quarterly

Дэвид Дж. Бейкер — профессор Питера Г. Фиаласа кафедры английского языка и сравнительной литературы в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл. Он является автором книги Между народами: Шекспир, Спенсер, Марвелл и вопрос Великобритании (Стэнфорд, 2002).

Современное рыночное здание «fast casual of the future» | Взгляд сверху

Роб Макколган, генеральный директор и соучредитель Modern Market Eatery, обсуждает, как его финансовый опыт в сочетании с инженерным образованием соучредителя Энтони Пильякампо привел к созданию более масштабируемой модели fast casual.

Роб Макколган, генеральный директор Modern Market Eatery. Предоставлено

Роб Макколган, генеральный директор Modern Market Eatery

В прошлом году, когда правительство закрыло работу и многие рестораны пытались найти решения, Modern Market Eatery не почувствовала паники.

Хотя мы знали задолго до пандемии, что инвестиции в технологии будут полезны для создания очень удобного формата, отвечающего требованиям современной закусочной, мы никогда не думали, что когда-нибудь это станет нашим основным каналом продаж на месяцы.Теперь мы видим окупаемость наших ранних инвестиций, поскольку мы продолжали обслуживать наших гостей без перерывов с самого начала пандемии.

Наши проприетарные интеграции, такие как кухни с технологией и удобные цифровые инструменты для заказа, предоставили доступ к нашему составленному с нуля меню из экологически чистых источников с натуральными ингредиентами в удобном, быстром и доступном формате. Все заказы поступают на нашу кухню с цифровым управлением, которая может соответствовать изменяющемуся спросу, обеспечиваемому несколькими каналами заказов — и все во имя более быстрой еды, которая является более качественной едой.

Несмотря на проблемы, вызванные пандемией, наша концепция fast casual продолжает оставаться неизменной. Мы полагаем, что это не только инновации, но и неизменное стремление сделать процесс приготовления с нуля быстрым, повторяемым и прибыльным, не забывая при этом о важности гостеприимства. Это то, что мы подчеркиваем с самого начала с каждым членом команды и потенциальным кандидатом на франшизу, поскольку это супердержава современного рынка!

Технологии не важнее гостеприимства
В то время как операционная эффективность, экологически чистые продукты, приготовление пищи, культура и экономика имеют решающее значение для нашей модели, еще одним столпом современного рынка является незабываемое впечатление от ужина в наших ресторанах.Наш гостевой опыт универсален и не имеет себе равных.

Будь то заказ в одном из наших красивых ресторанов или с iPhone, наши блюда красиво описаны и представлены. Ужин в каждом из наших ресторанов Modern Market — это незабываемые впечатления, которых ждут наши гости. С нашими открытыми кухнями клиенты могут наблюдать за тем, как их еда готовится с нуля, что дает им возможность насладиться свежим фермерским опытом, которым они могут наслаждаться со своей семьей и друзьями. У нас разумные цены, еда доставляется быстро, а все наше меню можно персонализировать и удовлетворить практически любые диетические потребности.Наша цель — изменить представления наших гостей о том, какой может быть быстрая еда.

Трудно поверить, что это было чуть более десяти лет назад, когда мой соучредитель Энтони Пильякампо и я решили войти в ресторанную индустрию с целеустремленностью и страстью. Не обращая внимания на недостаток опыта в этой сфере, мы были голодны и полны решимости изменить ресторанный ландшафт, предлагая людям чистую, сытную и вкусную еду по разумной цене.

Благодаря моему финансовому образованию, а также опыту Энтони в области дизайна и инжиниринга, мы действительно заново изобретаем, что значит подавать более быструю и качественную еду из кухни, вкладывая столько же усилий в разработку нашей модели для современного оператора, как и для современного закусочная.

За прошедшие годы мы модернизировали стандартные кухонные процессы. Мы продолжаем приспосабливаться к изменениям и совершенствовать наши системы и методы, чтобы предоставлять то, что, как мы знаем, хотят сегодняшние потребители: доступные, полезные, свежие продукты по низкой цене. Мы не считаем, что вкус, скорость и качество исключают друг друга.

Планирование на будущее
Если концепции fast casual хотят поддерживать в долгосрочной перспективе, они должны продолжать гордиться тем, что становятся лучше во всем, что они делают.В Modern Market мы постоянно пересматриваем все направления бизнеса, чтобы продолжать предлагать гостям качественные услуги и еду, которую они знают и любят, от найма и обучения нашей команды и поиска лучших ингредиентов до совершенствования операций и внедрения новых линий продуктов и каналов продаж. Мы никогда не хотим довольствоваться «достаточно хорошим» — наша миссия — революционизировать представления клиентов и их ожидания относительно того, каким может быть фаст-фуд.

Мы твердо убеждены в том, что более быстрое питание должно быстро превращаться в более качественное.Раньше еда вне дома была удовольствием, но сегодня это удобно, а фаст-фуд — необходимость в силу природы нашей современной и хаотичной жизни. Часто питание вне дома требует еды, которая не только лучше для вас, но и дает положительный опыт, который снижает стресс на работе и в жизни. Modern Market был разработан с учетом всего этого — чтобы быть кухонным столом для миллениалов и всех поколений с вкусной, здоровой и доступной едой, подаваемой в красивой обстановке, удовлетворяя практически любые диетические требования.

Положительный опыт начинается с того, как мы тренируемся, будь то наши лицензированные или франчайзинговые партнеры или ценные члены команды. Мы потратили много времени на изучение публичных компаний, чтобы понять, что делает их отличными и почему. Это было очень важно, когда мы пошли по пути франчайзинга. При этом мы использовали свои собственные передовые методы.

Прежде всего, это фундамент сильной миссии, видения и ценностей, которых придерживаются все сверху вниз. Точно так же, как мы нанимаем только тех членов команды, которые соответствуют нашим ценностям, то же самое можно сказать и о найме франчайзи, состоящих из нескольких подразделений.Даже при наличии необходимого опыта и финансовой квалификации крайне важно, чтобы наши партнеры соответствовали нашим основным ценностям, чтобы стать частью франчайзинговой системы Modern Market.

Речь идет о числах
Мы также маниакально маниакально относимся к экономике. С самого начала мы знали, что нам нужна правильная маржа, чтобы быть прибыльными. Чтобы удовлетворить потребности как современной закусочной, так и современного оператора, мы разработали операции, которые позволяют нам предлагать гостям здоровую пищу по фиксированной цене, быстро и в пути.

Несмотря на то, что мы используем качественные, экологически чистые ингредиенты без каких-либо искусственных ингредиентов и консервантов, мы сохраняем наши себестоимости на низком уровне. Это достигается с помощью технологий и тщательного обучения членов команды, что ведет к общей эффективности и делает нас масштабируемыми. Мы очень гордимся тем, как наша команда отреагировала все это время и насколько хорошо опыт современного рынка перенесен на цифровые платформы и платформы доставки.

Пережив рецессию перед открытием нашего первого ресторана Modern Market и выйдя из этой пандемии, мы уверены, что сможем пережить все.Мы с нетерпением ждем возможности расширения за счет франчайзи с несколькими подразделениями и обеспечения доступа к здоровой и питательной пище в как можно большем количестве сообществ. Мы уверены, что будущее быстрого питания — за здоровым.

Рост рыночного общества в Англии, 1066-1800

Кристиан Эйзенберг


Перевод с немецкого Деборы Коэн

176 страниц, 12 иллюстраций, 5 таблиц, библиог., Индекс

ISBN 978-1-78238-258-4 135,00 $ / 99 £.00 / Hb / Опубликовано (декабрь 2013 г.)

ISBN 978-1-78533-217-3 29,95 долл. США / 23,95 долл. США / Pb / Опубликовано (март 2016 г.)

eISBN 978-1-78238-259-1 Электронная книга


Hb Купить печатную книгу Hb Pb Купить печатную книгу Pb Просмотр корзиныВаша страна: Россия — изменить Купите электронную книгу! $ 34,95 Запросить копию для проверки или экзамена (в цифровом формате) Рекомендовать в вашу библиотеку Доступно в GOBI®

Обзоры

«… эта монография, плавно переведенная с немецкого языка и с полезной библиографией, должна привлечь академических читателей от студентов до преподавателей… Настоятельно рекомендуется.” • Выбор

«Айзенберг заслуживает похвалы за изложение четкого повествования, которое могло бы помочь сформировать будущие исследования как историков, так и социологов… Тем не менее, несмотря на обширный характер повествования Айзенберга, оно будет интересно историкам экономического развития всех периодов. и социологам, изучающим сегодняшнее «рыночное общество» … книга может служить хорошим трамплином для плодотворных научных дебатов ». • Журнал современной истории

«В целом это впечатляющий синтез, в котором основные события и сложные факты представлены кратко и по существу.Было ли развитие Англии столь же исключительным или же другие регионы Европы выявили ранние черты коммерческой культуры, еще предстоит выяснить в ходе дальнейших исследований ». • Archiv für Sozialgeschichte online

«Увлекательная книга, которая предлагает прочную основу и множество идей для новых исследований». • Sehepunkte

«[Это исследование] на зависть лаконично и дает читателям обзор основных событий, произошедших в период становления рыночного общества с 11 века до начала 19 века.Больше, чем какая-либо другая книга по этой теме, которую я знаю, она напрямую затрагивает основные подходы и теоретиков социальных наук прошлого и настоящего. Наконец, он связывает коммерческие изменения с законом, институтами и социальной иерархией ». • Франк Трентманн , Биркбек Колледж

«Требуется немалое мужество, чтобы описать путь Англии к рыночной экономике от норманнского завоевания до начала промышленной революции в такой тонкой книге. Может быть, для решения такой сложной задачи нужна точка зрения хорошо информированного постороннего….Особую ценность для англоязычных читателей представляет тот факт, что автор представляет недавнее немецкоязычное исследование Британии, которое обычно игнорируется. И не менее интересны откровенные сравнения автора с континентальной Европой, особенно с Германией ». • Willibald Steinmetz , Университет Билефельда

Описание

Сосредоточившись на Англии, это исследование реконструирует многовековой процесс коммерциализации, положивший начало современному рыночному обществу.Он показывает, как возникли определенные типы рынков (например, рынки недвижимости, труда, капитала и культуры) и как сформировались социальные отношения, опосредованные рынками. В книге рассказывается о создании таких институтов, как Банк Англии, Фондовая биржа и Лондонский Ллойд, а также о том, как англичане справлялись с неопределенностью и рисками, связанными с рыночными операциями. Кристиан Эйзенберг показывает, что создание рыночного общества и современного капитализма в Англии происходило в условиях, совершенно отличных от тех, что были на европейском континенте.Кроме того, она демонстрирует, что как процесс коммерциализация бизнеса, общества и культуры в Англии не привела непосредственно к индустриальному обществу, как предполагалось ранее, а скорее к экономике услуг.

Кристиан Эйзенберг — профессор британской истории в Центре британских исследований Университета Гумбольдта в Берлине. Ее интересы лежат в области сравнительной социальной и культурной истории Германии и Великобритании XIX и XX веков.На международном уровне она известна своей работой по распространению современного спорта.

Предмет: История (общая) История: Средневековье / Раннее Новое время История: 18-19 века
Область: Европа Коды предметов

LC: HF3505 .E58413 2014

BL: YC.2014.a.2684

BISAC:
HIS015000 ИСТОРИЯ / Европа / Великобритания;
BUS023000 БИЗНЕС и ЭКОНОМИКА / Экономическая история

BIC:
HBJD1 История Великобритании и Ирландии;
KCZ Экономическая история

Содержание

Развернуть ToC

Список таблиц
Список иллюстраций
Предисловие
Предисловие к переводу

Введение: Англия и процесс коммерциализации

Глава 1.Средневековые основы рыночного обмена

  • Учреждения и право
  • Социальная структура, мобильность и социальные отношения

Глава 2. Рост и укрепление биржевого рынка в период раннего Нового времени

  • Импульсы к коммерциализации: рост населения, аграрная революция и урбанизация
  • Взаимные эффекты между торговлей и промышленностью
  • Централизованное производство
  • Городские промыслы
  • Сельская протоиндустрия
  • Концентрация власти: финансовая революция восемнадцатого века

Глава 3.Встроенность рыночной биржи

  • Создание доверия
  • Факты, новости и периодичность
  • Игры, спекуляции и культура торговли

Выводы: коммерциализация как исторический процесс

  • Английское рыночное общество в 1800 году: механизмы регулирования и направления развития
  • Движущие силы, зависимость от пути и потенциал развития: перспективы долгосрочного европейского сравнения

Библиография
Изображение кредита
Индекс

В начало

некоторые свидетельства из Италии шестнадцатого века

Автор

Abstract

В последние десятилетия историки показали, что современный рынок уходит корнями в институциональную систему, созданную в европейских городах со времен средневековья.Такой подход выводит нас за рамки обычного противостояния между рынком и обществом или между публичным и частным рынком. Действительно, в средневековье и раннее Новое время рынок был частью более широкого институционального дизайна гражданской жизни, который имел базовую концептуальную систему отсчета в понятии общего блага, характерную для таких органических и иерархических обществ. В данной статье исследуется процесс построения рынка в средневековье и раннее Новое время. Сначала я проанализировал роль рынка в этих обществах, а затем сосредоточился на случае предоставления продуктов питания: ключевом элементе неписаного древнего пакта между правителями и людьми, основанного на гарантии существования.В качестве основы для исследования я использовал документы XVI века о Виченце, городке средних размеров в Венецианской республике. Они очень ясно показывают, что в целом рыночное и ценовое регулирование не было результатом произвольного вмешательства государственных органов; Напротив, это был результат переговорного процесса, который я называю гражданским торгом. Этот процесс включал — в той или иной степени — государственные органы, землевладельцев, торговцев и гильдии, а также жителей города, стремление к общему благу на практике являлось вопросом баланса между различными потребностями и интересами.Современная экономическая и социальная государственная политика во многих аспектах является наследием институциональной системы, созданной в средневековье и раннее Новое время: знание этих истоков полезно в нынешних дебатах относительно экономического и социального развития, как обсуждается в конце. бумаги. Авторское право Springer-Verlag 2012

Предлагаемое цитирование

  • Лука Клеричи, 2012. « Рынок, гражданские добродетели и гражданские торги в средневековье и раннее Новое время: некоторые свидетельства из Италии шестнадцатого века ,» Международное обозрение экономики, Springer; экономика счастья и межличностные отношения (НАСЛЕДНИКИ), т.59 (4), страницы 459-475, декабрь.
  • Обозначение: RePEc: spr: inrvec: v: 59: y: 2012: i: 4: p: 459-475
    DOI: 10.1007 / s12232-012-0148-y

    Скачать полный текст от издателя

    Поскольку доступ к этому документу ограничен, вы можете поискать его другую версию.

    Подробнее об этом товаре

    Ключевые слова

    Маркет; Средневековье и раннее Новое время; Экономическая этика; Регулирование рынка и цен; Справедливая цена; Гражданский торг; A13; B11; N70; N73; N90; N93; Z10; Z13;
    Все эти ключевые слова.

    Классификация JEL:

    • A13 — Общая экономика и преподавание — — Общая экономика — — — Отношение экономики к социальным ценностям
    • B11 — Школы экономической мысли и методологии — — История экономической мысли до 1925 года — — — Доклассический (древний, средневековый, меркантилистский, физиократический)
    • N70 — Экономическая история — — Экономическая история: транспорт, международная и внутренняя торговля, энергия и другие услуги — — — Общие, международные или сравнительные
    • N73 — Экономическая история — — Экономическая история: транспорт, международная и внутренняя торговля, энергия и другие услуги — — — Европа: до 1913 года
    • N90 — Экономическая история — — Региональная и городская история — — — Общая, международная или сравнительная
    • N93 — Экономическая история — — Региональная и городская история — — — Европа: до 1913 года
    • Z10 — Другие специальные темы — — Экономика культуры — — — Общие
    • Z13 — Другие специальные темы — — Экономика культуры — — — Экономическая социология; Экономическая антропология; Язык; Социально-экономическая стратификация

    Статистика

    Доступ и загрузка статистики

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами.Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления укажите дескриптор этого элемента: RePEc: spr: inrvec: v: 59: y: 2012: i: 4: p: 459-475 . См. Общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, заголовка, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь:. Общие контактные данные провайдера: http://www.springer.com .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь.Это позволяет привязать ваш профиль к этому элементу. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    У нас нет библиографических ссылок на этот товар. Вы можете помочь добавить их, используя эту форму .

    Если вам известно об отсутствующих элементах, цитирующих этот элемент, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылочного элемента. Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, поскольку там могут быть некоторые цитаты, ожидающие подтверждения.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: Sonal Shukla или Springer Nature Abstracting and Indexing (адрес электронной почты указан ниже). Общие контактные данные провайдера: http://www.springer.com .

    Обратите внимание, что исправления могут занять пару недель, чтобы отфильтровать различные сервисы RePEc.

    Modern Market Eatery использует инновации, чтобы лучше обслуживать клиентов и расширяться в 2020 году

    Автор: Modern Market Eatery | 1 раз 617 прочтений

    Франшиза «Здоровая, готовка с нуля» Используемые технологии и тенденции к успешному открытию заведений и удовлетворению потребностей гостей

    25 февраля 2021 г. // Франчайзинг.com // DENVER — Modern Market Eatery, оператору ресторанов быстрого питания и франчайзеру, стремящемуся сделать сытные блюда доступными, удобными и вкусными, потребовалось 2020 г., чтобы создать всеобъемлющий, лучший в своем классе уровень обслуживания клиентов, во многом благодаря ускоренному нововведения в бэк-оф-хаусе и меню.

    Хотя COVID-19 привел к очевидным неудачам, Modern Market стал лидером в создании мира, в котором качественная и питательная еда так же удобна, как и фастфуд. Успех был обусловлен прежде всего концептуальными инновациями, запатентованными технологиями, а также ценообразованием и эффективностью труда.

    Представляем новые бренды

    Мало того, что франшиза расширила свое присутствие в штате Колорадо, где был основан ресторан, за счет нового прототипа ресторана, Modern Market также недавно представила две новые кулинарные концепции.

    Первый, пилот-испытатель кухни-призрака в Темпе, штат Аризона, расширил присутствие бренда и возможности доставки на новый рынок. Вторая, концепция виртуальной пиццы для гурманов, Honest Pizza Co., начала предлагать доставку с использованием существующей кухонной инфраструктуры в установленных местах ресторанов Modern Market.Концепция быстро добилась успеха и в первом квартале будет распространяться на большее количество локаций.

    Встреча гостей там, где они стремительно растут продаж за пределами офиса

    Помимо растущего присутствия, Modern Market также по-прежнему уделяет большое внимание растущим предпочтениям гостей в отношении обедов за пределами помещения, и ведущие соучредители Энтони Пильякампо и Роб Макколган стремятся ускорить реализацию доставки, еды на вынос и проезда. варианты самовывоза.

    Франшиза удовлетворила это изменение в запросах потребителей за счет внедрения инновационных технологий — идея, которая была в ходу до пандемии — и меню, которое хорошо распространяется при доставке.Лучше всего это было продемонстрировано на впечатляющем 187-процентном росте продаж за пределами помещений, заказываемых в цифровом виде и в аналогичных магазинах на Modern Market

    по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

    «События 2020 года и ускоренный переход к цифровым заказам предоставили нам уникальную возможность провести глубокий анализ каждого канала для обеспечения прибыльности», — сказал Пильякампо, который до открытия первого современного рынка работал инженером по продукту. Его инженерные навыки сыграли большую роль в быстрых инновациях и успехе Modern Market в 2020 году.

    Пильякампо добавил: «Мы знали, что нам по-прежнему необходимо обеспечивать нашу высококачественную еду и первоклассное гостеприимство, но встречать наших гостей там, где им удобно — по телефону или дома. Инициатива привела к выработке стратегии ценообразования, чтобы сделать многие из наших заказов сторонних поставщиков столь же прибыльными, как если бы гость делал заказы непосредственно с нашего веб-сайта. Мы даже увидели увеличение среднего чека более чем на 19% по сравнению с предыдущим годом ».

    Создание более эффективной рабочей силы Модель

    Были также оценены модели труда

    , которые позволили Modern Market изменить порядок подбора персонала в ресторанах, повысив производительность до уровней, превышающих уровень до коронавируса.Это позволило Modern Market использовать свою запатентованную белковую программу и ингредиенты из экологически чистых источников, чтобы предлагать коробки для бакалейных товаров, семейные обеды, наборы для еды, кварты и пинты сторон, а также заправки, приготовленные в царапинах, все из которых можно было доставить или забрать у тротуара.

    «Пандемия ударила по очень многим людям и предприятиям, но как компания мы видели в ней возможность максимизировать эффективность», — сказал МакКолган, генеральный директор Modern Market, который до открытия первого Modern Market в 2009 году работал в финансы в Goldman Sachs.Он использовал свой финансовый опыт, чтобы помочь бренду добиться успеха в неблагоприятный год.

    «Мы добились значительного снижения себестоимости по сравнению с прошлым годом», — добавил МакКолган.

    Будущее развитие за счет франчайзинга

    Modern Market надеется на продолжение инноваций и общий рост за счет франчайзинга в 2021 году и в последующий период. Бренд надеется получить импульс роста на текущих рынках, таких как Остин, Даллас и Феникс; смежные рынки, включая Альбукерке, Лас-Вегас, Оклахома-Сити, Солт-Лейк-Сити, Хьюстон, Сан-Антонио; и области с сильным потенциалом развития для бренда — включая более крупные прямые доступ к памяти и нетрадиционные места проведения, такие как аэропорты, университеты и больницы.

    О Modern Market Eatery

    Более быстрая еда может быть лучшей едой. Эта идея привела к созданию Modern Market Eatery в Боулдере, штат Колорадо, в 2009 году. С тех пор бренд ставит перед собой задачу взращивать счастье изнутри, позволяя легко есть чистую, полезную и вкусную еду. Бренд делает это, готовя с нуля в каждом ресторане, используя чистые, экологически безопасные и этично выращенные ингредиенты, и отказываясь от консервантов, антибиотиков и всего искусственного.

    В меню преобладают свежие салаты, зерновые тарелки, тосты сэндвичей, пицца из кирпичной печи и лимонады, приготовленные вручную. Имея почти 30 мест в Колорадо, Техасе и Аризоне, а также международный аэропорт Денвера и кампус в Нотр-Дам, Modern Market быстро растет, чтобы поставлять здоровую пищу большему количеству сообществ.

    Author: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *